Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Кто живет в ист энде: Кто живет в ист — энде

Содержание

Ист–энд. Лондон

Ист–энд

Даже сравнительно беглое ознакомление только с главными достопримечательностями Лондона требует много усилий и времени. Памятники древности, выдающиеся сооружения и целые архитектурные ансамбли, первоклассные произведения искусства, превосходные парки, площади и сверкающие, шумные центральные улицы — всюду много удивительного, заслуживающего пристального внимания. Однако, как ни поразительны Тауэр и Сити, Вестминстер и Вест–энд, всего этого явно недостаточно для того, чтобы сказать, что знакомство с огромной столицей британских островов состоялось. Необходимо собственными глазами увидеть ещё один важнейший лондонский район, где нет древних соборов и поражающих воображение дворцов, почти нет зелени и великолепных площадей, но зато есть много другого интересного и поучительного, дающего богатую пищу для размышлений и позволяющего увидеть Лондон как бы в другом ракурсе. Речь идёт о восточной части города, о «восточном конце» — Ист–энде. Знакомство с ним даст не только новые, отличные от ранее испытанных впечатления, но и позволит совершенно по–другому понять и оценить увиденное в деловом Сити и богатом Вест–энде.

Словом, не побывав в Ист–энде, ещё нельзя считать, что вы видели Лондон.

Ист–энд — это необыкновенно большой промышленный и рабочий район к востоку от Сити, возникший вокруг доков и многих предприятий с ними связанных. Среди округов, относящихся к собственно Ист–энду, выделяются Поплар и Степни — наиболее старые промышленные районы Лондона. Само собой разумеется, это не означает, что все или почти все промышленные предприятия сосредоточены только лишь в Ист–энде. Их достаточно много и в других частях города, а люди, работающие на этих предприятиях, рассеяны на огромной территории. Вот почему и бытуют два понятия, выраженные одним названием Ист–энд — рабочие округа в районе доков как понятие географическое и весь трудовой Лондон с точки зрения социальной.

История Ист–энда уходит корнями в далёкое прошлое Лондона. Бурное промышленное развитие Англии в XVI веке превратило Лондон в крупнейший торговый центр, через который, прежде всего благодаря Темзе, шёл сбыт большинства производимых в стране товаров.

Все это требовало создания огромного торгового флота. Строилось большое число военных судов как для защиты торговых кораблей, так и для морских операций в войнах, которые велись в это время. После разгрома в 1588 году «Непобедимой Армады» Англия, вытеснив с морей свою бывшую соперницу Испанию, ещё больше расширила строительство флота. Первый, сухой док был создан в 1599 году в Ротерхите. Через несколько лет, в 1612–1614 годах, в Блэкуолле появляются доки Ост–Индской компании. Вокруг них, на северном берегу Темзы, начинает расти рабочий район Поплар. Интенсивное строительство доков в период промышленного переворота приводит к возникновению района Степни.

Транспортировка, погрузка и выгрузка товаров, конечно, требовали огромного числа рабочих рук. Однако в ещё большем количестве рабочих нуждались сами доки, а также связанные со строительством и оснасткой кораблей многочисленные канатные, ткацкие и другие мастерские. В Лондон хлынуло огромное количество ремесленников. Это были и согнанные огораживаниями со своих земель крестьяне и сельские ремесленники, мастеровые из Фландрии, Франции и других стран, гонимые за свои религиозные убеждения и искавшие в протестантской, «веротерпимой» Англии убежища.

Историки отмечают почти катастрофический рост населения города. Если в 1530 году в Лондоне жило около пятидесяти тысяч человек и из них только тридцать пять тысяч в Сити, то к 1605 году столица насчитывала уже около двухсот двадцати пяти тысяч жителей. Старый город, конечно, не мог вместить весь этот человеческий поток, да, собственно, и не хотел этого делать. Сити ревниво оберегал свои привилегии, и многочисленные правительственные указы запрещали селиться сначала ближе двух километров от стен Сити, а затем эту дистанцию ещё больше увеличили. Хотя принимавшиеся законы не всегда оказывались действенными, тем не менее огромное число людей было поставлено в исключительно тяжёлые жизненные условия. Обитая в неблагоустроенных кварталах, они в своём большинстве оказывались в кабале у хозяев, потому что по английским законам того времени бездомных и не имевших работы людей ждали наказания и тюрьмы или дома для бедных, мало отличавшиеся от тюрьмы.

На улицах Ист–энда

Так в XVI веке неподалёку от Сити, главным образом к востоку от него, начинает складываться Ист–энд, имя которого станет нарицательным для всего трудового Лондона.

Особенно много строилось в Ист–энде различного рода промышленных предприятий в XVIII веке. И если докеры селились поблизости от доков, причалов и пристаней, то рабочие, занятые на этих предприятиях, естественно, старались найти себе жильё также неподалёку от места работы. Даже сейчас, спустя двести лет, в эпоху высокого развития техники, транспортная проблема для многомиллионного Лондона с его необыкновенно большой территорией — одна из острейших. А в ту пору иметь работу для простого рабочего означало и жить тут же, недалеко от места работы. Вот почему один из самых первых и важных признаков, определяющих лицо сегодняшнего Ист–энда, это чередование и постоянное совмещение в одних и тех же кварталах предприятий и жилых домов. Вряд ли нуждается в комментариях, сколь печально такое соседство для жителей Ист–энда.

В своей массе Ист–энд малоэтажен. Многие километры улиц застроены двухэтажными кирпичными, почерневшими от копоти и гари, совершенно одинаковыми домами. Их унылое однообразие в десятках кварталов не может не угнетать.

Есть и немало многоквартирных домов с сырыми дворами–колодцами, открытыми железными галереями, которые служат не только входом в квартиры, но и обычным местом сушки белья. Почти все кварталы Ист–энда полностью лишены зелени, и это в городе, который славится своими огромными и действительно великолепными парками, находящимися в центре. Отсутствие садов и скверов ещё больше ухудшает условия существования населения Ист-энда, лишает его отдыха и радости, делает эти районы тоскливыми, особенно в пору дождей и туманов или в засушливые, жаркие летние дни.

Дома Ист-энда

В Ист–энде всегда селилось много эмигрантов. Характерный для всего района признак — наличие многих кварталов, почти сплошь заселённых выходцами из какой?нибудь одной страны. Эти кварталы обычно живут своим собственным укладом, сохраняя обычаи и нравы, язык и религию своего народа. Только чаще всего эти колонии эмигрантов живут ещё в более худших условиях, скученно и намного беднее других обитателей Ист–энда.

О трущобах Ист–энда говорят и пишут в самой Англии достаточно много. Но необходимо отметить, что кварталы трущоб, где ютится беднота и низкооплачиваемые рабочие и служащие, находятся не только в Ист–энде, но и во многих других районах города. Когда в 1830–1850–х годах в жизнь Лондона вторглись железные дороги, их вокзалы и депо строились в разных частях города, включая и центральные районы. В непосредственной близости от квартала Блумсбери с его Британским музеем были построены в 1836–1849 годах Юстон–стейшн, в 1851 году — Кингс-кросс, в 1868–1879 годах — Сент–Пэнкрасс, а в 1850 году немногим севернее Гайд–парка возникает вокзал Пэддингтон. Так же как докеры и рабочие Ист–энда, железнодорожные рабочие и служащие селились рядом с местом своей работы и жили в таких же, как в Ист–энде, неблагоустроенных домах, нередко в глубине «благополучных» кварталов, под прикрытием их парадных фасадов. Так трущобные кварталы стали появляться и к западу от Сити. Один из худших трущобных районов, Сент–Джайлз, описанный Фридрихом Энгельсом в книге «Положение рабочего класса в Англии», находился в самом центре Вест–энда, поблизости от респектабельных Оксфорд–стрит и Риджент–стрит.

Интересно, что ещё столетием раньше выдающийся английский художник Уильям Хогарт неоднократно избирал именно Сент–Джайлз местом действия своих обличительных гравюр. Об этом же районе писал Ч. Диккенс в «Холодном доме».

Новое строительство в Ист-энде

Многочисленные выступления в печати передовой интеллигенции, доклады комиссий, протесты различных организаций и самих жителей привлекли в середине XIX века внимание к положению в трущобных районах Ист–энда и других кварталах.

Первые робкие попытки улучшить жилищные условия лондонских рабочих носили чисто филантропический характер. На частные средства в Сент–Пэнкрассе в 1840–1850 годах, а затем и в Бетнал–грин были выстроены многочисленные кирпичные дома для рабочих, с характерными открытыми галереями, опоясывавшими каждый этаж со стороны двора, на которые вели наружные железные лестницы. Таких зданий немало ещё сохранилось в современном Лондоне. Мгновенно перенаселённые, они превращались в ещё худшие трущобы, сырые и тёмные.

Появились и такого рода филантропические «усовершенствования», как Колумбия–маркет — рынок в районе Бетнал–грин. Это кирпичное здание в неоготическом духе, со стрельчатыми окнами, башенками, украшенное нравоучительными надписями, вроде: «будь трезвым», «говори правду» и т. п. В те же 1840–е годы для бедного населения Ист–энда в его северной части был разбит Виктория–парк, до сих пор оставшийся единственным крупным участком зелени в огромном Ист–энде. В 1875 году поблизости от парка был открыт филиал Музея Виктории и Альберта, так называемый Музей Бетнал–грин, в котором большая часть экспозиции посвящена художественным ремёслам, в том числе и местного производства. Нужно иметь в виду, что в этот период передовая интеллигенция возлагала большие надежды на то, что обучение художественным ремёслам и их возрождение смогут вернуть рабочим радость труда. Все эти прекраснодушные филантропические начинания были, конечно, бессильны улучшить положение жителей Ист–энда и существенно изменить их условия жизни.

Церковь на ул. Бердетт-роуд в Степни

К другим мерам, проведённым в середине XIX века с целью оздоровления трущобных районов, относится прорезка новых улиц. Характерно, что эти меры прежде всего, однако, коснулись не Ист–энда, а запущенных, трущобных участков в западном Лондоне. Через Сент–Джайлз провели Шафтсбери–авеню и Чэринг-кросс–роуд. В двух шагах от здания парламента и аббатства проложили улицу Виктории.

Что же касается Ист–энда, то расчистка здесь шла и продолжает идти на редкость медленными темпами. С 1890–х годов лондонский муниципалитет предпринимает строительство квартирных домов, но темпы работ были очень медленны, особенно до второй мировой войны. Несколько расширилась эта деятельность в послевоенное время. Строительство, ведущееся муниципалитетом, широко рекламируется. Так, например, квартал Лэнсбери в округе Поплар был представлен как экспонат на национальной выставке «Фестиваль Британии» в 1951 году. Высокие пятнадцатиэтажные здания сочетаются здесь с шестиэтажными и маленькими двухэтажными домами с привычным для англичан расположением квартир в двух уровнях.

Но такие показательные участки в Ист–энде единичны и, кроме того, как говорят сами англичане, они чаще бывают более удачны в стадии архитектурных макетов, нежели в натуре. На практике же застройка часто ведётся хаотически, без должного учёта характера местности и существующего окружения. За последнее десятилетие в Ист–энде появилось несколько интересных по своему архитектурному решению зданий. Одно из них — церковь на улице Бердетт–роуд в Степни, представляющая собой кирпичный глухой куб со своеобразным куполом, по форме напоминающим кристалл, верхние грани которого — крыша, а боковые — стекла, дающие основное освещение интерьера. Выделяется также здание лесосклада на Парнелл–роуд в округе Поплар (1961). Облицованное деревом, оно особенно примечательно своими деревянными перекрытиями, в форме нескольких гиперболических параболоидов. Другими словами — здание имеет ряд следующих друг за другом перекрытий в форме квадратов, два угла которых по диагонали приподняты вверх, а образовавшееся под ними пространство застеклено.

Таким образом, решение проблемы верхнего освещения, необходимого для складского помещения, получило здесь определённое художественное выражение.

На главных улицах Ист–энда, конечно, встречаются и хорошие магазины, здесь есть десятки кинотеатров. Художественные выставки, которые устраивает Уайтчэпельская галерея, привлекают внимание всего Лондона. В Ист–энде рождались новые и интересные искания и в области театра: театральный коллектив «Юнити» тому пример. Однако для такого огромного района, какой занимает трудовой Ист–энд с его многомиллионным населением, все это бесконечно мало, можно сказать, капля в море, по сравнению с тем, что имеет в несколько раз меньший Вест–энд.

В Ист–энде нет архитектурных сооружений, способных поразить своей древностью или чистотой стиля, нет больших музеев, содержащих художественные ценности, — гордость и подлинное сокровище трудового Ист–энда, а вместе с тем и всего города, это всемирно известные доки и порт. Причалы лондонского порта протянулись по Темзе на много километров буквально от границ Сити и почти до устья реки. Их общая протяжённость достигает 60 километров. Этот порт, по сути дела, уникален. Он доступен для морских судов с большой осадкой, благодаря сложной системе доков–шлюзов, в которых поддерживается небходимый уровень воды в те часы, когда во время морских отливов мелеет Темза. Общая водная поверхность этих доков — 250 гектаров. В лондонском порту на Темзе сейчас корабли не строят. Здесь есть только судоремонтные доки. Основное назначение всех этих многочисленных доков — разгрузка товаров. Всюду колоссальное нагромождение складов. На самой Темзе стоит множество подъёмных кранов, расположено большое число причалов, а значительное число прибывающих судов разгружается при помощи специальных барж–лихтеров. Напоминающие какой?то фантастически сложный лабиринт, доки пропускают почти половину всего импорта страны. Это один из крупнейших портов мира.

Темза у Тауэрского моста

От первых скромных доков конца XVI — начала XVII века не осталось и следа. Самые старые доки нынешнего лондонского порта — Вест–Индские, открытые в 1802 году. Самые новые и самые отдалённые от города — доки в Тилбери, предназначенные для разгрузки крупных океанских судов и пассажирских лайнеров. Ближе всего к Тауэрскому мосту расположены доки св. Екатерины. Выстроенные в 1820–1828 годах инженером Телфордом, они считаются одним из лучших образцов английской промышленной архитектуры начала XIX века. Эти доки невелики, в них заходят лишь небольшие морские суда. Зато крупнейшие причалы лондонского порта, принадлежащие докам королевы Виктории и Альберта, сооружённые во второй половине XIX века, с присоединёнными к ним в 1921 году причалами доков короля Георга V, составляют около 20 километров.

Горы зёрна и мясных туш, тюки шерсти и гигантские штабеля брёвен и досок, заморские фрукты и специи — чего только не увидишь на складах и причалах лондонского порта, который лондонцы с удовольствием показывают гостям своего города как достопримечательность.

В лондонских доках

Славен Ист–энд и весь трудовой Лондон и своими революционными традициями. Его история тесно связана с международным рабочим движением. В Лондоне долгие годы жил и работал Карл Маркс, находили себе убежище многие деятели русской революционной демократии, не раз приезжал сюда и трудился здесь В. И. Ленин. Особенно много мемориальных мест, говорящих об этом, находится в северных рабочих районах Лондона.

На Джадд–стрит, около Брунсвик–сквер, в квартале, соседнем с Блумсбери, находилась знаменитая Вольная русская типография, основанная А. И. Герценом ещё в 1853 году. Через посредство изданий этой типографии Герцен хотел «громко говорить из Европы с Россией», разоблачать крепостничество и тиранию, вести пропаганду социалистических идей. В 1855 году А. И. Герцен выпустил первую книжку сборника «Полярная звезда», издание которой затем осуществлялось в Лондоне почти ежегодно до 1862 года. Здесь в 1857 году впервые начал издаваться «Колокол», получивший огромную известность и большое влияние среди русской интеллигенции. «Колокол» выходил раз, а затем, с 1865 года, два раза в месяц. Большинство экземпляров переправлялось в Россию, но его можно было купить и в Лондоне у книготорговца Трюбнера, на Патерностер–роу у собора св. Павла. (Патерностер-роу, этот известнейший в старом Лондоне центр книжной торговли, фактически перестал существовать в результате разрушений, причинённых этому району второй мировой войной.) Кроме того, «Колокол» продавался в книжной лавке Тхоржевского на Руперт-стрит, поблизости от Трафальгарской площади.

Здесь же, в Лондоне, было напечатано первое издание «Манифеста Коммунистической партии», провозгласившего великий интернациональный лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», а в 1864 году было основано Международное товарищество рабочих — I Интернационал. Учредительный манифест I Интернационала и почти все его важнейшие документы были написаны К. Марксом. Генеральный Совет Интернационала также находился в Лондоне с 1864 до 1872 года.

Более тридцати лет своей жизни провёл в Лондоне Карл Маркс. До наших дней сохранились три дома, в которых он жил в разные годы. В доме № 4 по Андерсон–стрит Маркс поселился со своей семьёй, когда приехал в Лондон в 1849 году. Здесь он прожил недолго. Для семьи Маркса это был период особенно тяжёлых материальных лишений. Не имея денег для уплаты за помещение, семья вынуждена была оставить квартиру. С 1850 года Карл Маркс жил на Дин–стрит, в районе Сохо, в доме N2 28 по нынешней нумерации. В этом доме им были написаны «Восемнадцатое брюмера», статьи в «Нью–Йорк дейли трибюн», была проделана огромная подготовительная работа для «Капитала». В августе 1967 года Советом Большого Лондона здесь была установлена мемориальная доска.

Лоренс Брэдшоу. Памятник на могиле Карла Маркса

В 1856 году семья Маркса переселилась в небольшой домик на Графтон–террас, в Кентиш–таун, — северной части Лондона, в то время носившей ещё относительно сельский характер. Во всяком случае, от Графтон–террас было недалеко до Хэмстед-хис, великолепного парка, в котором Карл Маркс любил бывать, ещё живя на Дин–стрит в Сохо. Хэмстед–хис издавна был и остаётся в настоящее время подлинно народным парком Лондона. Сотни простых лондонцев, истинных «коккни», собираются сюда по праздникам. Это традиционное место весёлых народных гуляний, с ярмаркой, каруселями, различными зрелищами, которые устраиваются здесь в дни так называемых бэнк–холидей — «банковских праздников». Неподалёку от Графтон–террас, на Мейтленд-парк–роуд, раньше находился ещё один дом, связанный с именем Маркса, единственный, где в прошлом была установлена мемориальная доска. Это здание, в котором К. Маркс прожил последние годы своей жизни и где умер, было разрушено фашистской бомбой во время второй мировой войны.

Прах Карла Маркса покоится на близлежащем Хайгейтском кладбище. 14 марта 1956 года здесь состоялось торжественное открытие памятника, созданного на средства рабочих всех стран. Бронзовый бюст Карла Маркса (скульптор Лоренс Брэдшоу) поднят на высокий прямоугольный пьедестал из светло–серого корнуэльского гранита. В центре пьедестала — мемориальная плита, которая была первоначально установлена на могиле К. Маркса ещё Энгельсом. Над ней надпись по–английски: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Ниже мемориальной плиты на камне высечены слова К. Маркса: «Философы лишь разным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Имя Карла Маркса носит рабочая библиотека, расположенная у северных границ Сити, на улице Клеркенуэлл–грин, в квартале Смитфилд, давно вошедшем в историю Лондона. Именно здесь в 1381 году лорд–мэром Лондона был предательски убит вождь восставшего английского крестьянства Уот Тайлер.

Скромное двухэтажное здание библиотеки, открытой в 1933 году, в пятидесятую годовщину со дня смерти К. Маркса, нынче хранит свыше десяти тысяч книг, газеты, журналы, документы, связанные с историей английского и международного рабочего движения. Среди подборок газет особенно почётное место занимает «Искра». Это тем более знаменательно, что в одной из комнат этого здания, позже приобретённого английскими трудящимися для организации «Мемориальной библиотеки Маркса», В. И. Ленин редактировал материалы для газеты «Искра». Здесь была установлена мемориальная доска с надписью: «Ленин, основатель первого социалистического государства СССР, редактировал «Искру» в этой комнате в 1902–1903 годах». Над мемориальной доской — первый номер «Искры», а рядом известный портрет В. И. Ленина в его кремлёвском кабинете с номером «Правды» в руках. Печаталась «Искра» в этом же доме, в типографии, в которой английский социалист Гарри Квелч выпускал еженедельную газету «Юнити».

В Лондоне существует много мест, связанных с памятью В. И. Ленина.

Читальный зал библиотеки Британского музея. Н. К. Крупская писала в своих воспоминаниях о том, что Владимир Ильич половину времени проводил в Британском музее, когда они жили в Лондоне в 1902–1903 годах. В мае 1908 года Ленин работал в этом же зале над материалами к своему труду «Материализм и эмпириокритицизм».

Библиотека им. Карла Маркса

Сами улицы Лондона. Владимир Ильич любил совершать по ним путешествия на империале двухэтажных лондонских автобусов или пешком, изучая жизнь города с её противоречиями, находя в нём, как пишет Надежда Константиновна, «две нации».

В 1903 году Ленин руководил заключительной частью II съезда РСДРП, перенесённого в Лондон из Брюсселя. В 1905 году в Лондоне состоялся III съезд РСДРП, а в 1907 году — V съезд РСДРП. Он проходил в северных кварталах Лондона, в округе Ислингтон, в помещении церкви Братства.

Ист-Энд/The East End — Районы Лондона

Исторически, этот район является антиподом Вест-Энда. Еще в учебниках по английскому было принято писать, Вест-Энд — центр богачей и развлечений, а Ист-Энд (расположен к востоку от Сити/the City) — промышленный центр, район трущоб бедняков, рабочих и иммигрантов. Но с 80-х годов Ист-Енд начал набирать популярность у состоятельной публики. В бывших промышленных зданиях, доках появились пабы и рестораны, ставшие одними из самых модных в Лондоне. В районе Доклендс/Docklands (добраться можно по ветке метро Docklands Light Railway) расположились дорогие квартиры с выходом на Темзу, а рядом новый финансовый центр Canary Warf с офисами мировых компаний, разместившихся в небоскребах. Правда, в отличии от другого ценра бизнеса — Сити/the City, Canary Warf не замирает на ночь. Ночная жизнь здесь также активна как и финансовая.

Улицы Хокстон/Hoxton и Ливерпуль/Liverpool — одни из самых «продвинутых» в Лондоне. Здесь проживают художники, артисты, находятся картинные галереи, модные кафе, рестораны. Хотя выглядят эти места все равно довольно хмуро. 

Да, не смотря на все изменения Ист-Энд — это Ист-Энд. Здесь живет огромное количество эмигрантов (легальных и нелегальных), иногда в абсолютно неприемлемых условия. Это также район контрастов. Так рядом с финансовым центром Canary Warf расположен индийский квартал (через дорогу за кинотеатром Odeon), попадая куда, с трудом понимаешь, в какой стране находишься — в Индии или все-таки еще в Англии. Многие переселенцы из других стран сделали Ист-Энд своим домом. 

Знамениты рынки Ист-Энда. Например рынок на улице Петтикоут Лейн/ Petticoat Lane Market (открыт в воскресенье) специализируется на продаже одежды и обуви. Качество очень разное, но можно найти интересные вещи и по недорогим ценам. На рынке Спайталфилдс/Spitalfields Market можно купить одежду (ретро и современную), изделия антиквариата, продукты. 

Традиционно, того, кто родился в Ист-Энде, называют кокни/cockney, хотя по более строгому определению кокни — это тот, кто родился под звоны колоколов церкви St. Mary-le-Bow в Сити. Сейчас кокни также называют акцент, на котором говорят жители Лондона. Для него характерно изменение некоторых звуков или их отбрасывание, например hi будет звучать как /i:/, head как /ed/.Особенности языка кокни замечательно показаны в пьесе «Пигмалион» Б.Шоу и мюзикле «Моя прекрасная леди».

В Ист-Энде также расположены: музей Докландс/Docklands Museum, Национальный музей детства/National museum of Childhood (в самой бедной части Лондона Bethnal Green), галереи современных художников на Hoxton Square, галерея Вайтчэпл/Whitechapel Art Gallery.

Сетка Ист-Энд.: steamlondon_rpg — LiveJournal


Район Ист-энд.

Набор в Ист-Энд закрыт. Вакантна только 1 роль «Длинный Том».

 

 

Приют св. Моники.

Белла и Берта

Смотрительницы приюта.. Неразлучные сиамские сестрички постарели,  взялись за воспитание детей. Мерзкие, сварливые бабы.

Фалька и Дашыч

Рэйчел

«Маленькая взрослая», самая старшая воспитанница приюта. Может постоять за себя.

Старлайт

Денис

Наглый, говорливый пацан.

Чаян

Санни

Как говорят в Ист-Энде «Крошка Санни может придумать такое, до чего Билли Бом не в жизни не додумается, если в петле окажется». А Билли, вы уж поверьте, знатный умелец отбрехаться…

Дада

Лок

Старый помощник Беллы и Берты. В свободное время он пьет не просыхая, приглядывает за детишками. Мастер рассказать всяких баек.

Джерри

 

 

Фабрика Форальбергов.

Завод часов, игрушек, тонких механизмов и других полезных мелочей.

Несколько лет назад Ганс Форальберг полностью перевел завод на автоматоны и уволил всех работников. С тех пор никому толком неизвестно, что там происходит. А Лондон по-прежнему нуждается в продукции завода, и завод не разочаровывает Лондон.

Ганс Форальберг

Гениальный изобретатель, человек с причудами. Несмотря на собственное богатство уже много лет живет Ист-Энде и крайне редко выходит за ворота фабрики.

Роль обсуждается

Оскар

Странное изобретение Ганса. Оно умеет говорить и подавать кофе. Никто его толком не видел.

Дальет

Анна Форальберг

«Мама» Ганса, друг Ганса, сестра Ганса.

Лорелея (Троицк)

Билли Бом

Единственный работник Foralberg’s factory, который не был уволен вместе с остальными. До того, как получить эту работу, Билли несколько раз чудом избежал виселицы. Даже напиваясь в «Слепом Пью» он не треплет чего и как сейчас на заводе.

Степан

 

 

Стимфарм.

Стимфарм, «паровой завод», «большой завод» — все называют его по-разному.

Предприятие с радостью предоставляет работу и малый заработок всем желающим, а также прекрасные машины для Британской Империи. Здесь делали первые вагоны для метро, рельсы для железных дорог, корабли и многое другое. Однако, не смотря на разность производства, заводы умудряются конкурировать между собой.

Джонатан Эппл

Управляющий фабрики. Тот, кто платит и получает больше всех. Джонни всегда стремился залезть повыше.

Митяй (Спб)

Майк Стэнфорд

Когда-то у Майка все было хорошо: дом, семья, деньги, имя. А теперь только две-три смены в день. Люди меняются. Те, кто с ним общаются, рассказывают, что Майк слегка не в себе.

Роль свободна

Элизабет Страйд

 

 

 

 

 

 

Работает на заводе меньше года. Очень набожная и пугливая девушка. Лицо Бетти украшено многочисленными шрамами.

Ведьма

Длинный Том

Его называют «единственный добрый человек в Ист-Энде».

Юморной и угощает выпивкой за свой счет.

Роль свободна

Ван

Хороший парень и честный трудяга. Здоровяк Ван обладает силой быка и разумом ребенка. Про таких говорят «на свалке родился, на свалке и умрет»

Роль свободна

Гарри Лимм

Смотришь на такого, как Гарри и понимаешь «Этот может убить за бесплатную выпивку». Люди в Ист-Энде либо боятся Гарри, либо не знают его.

Лео (Спб)

Эрни МакМанус

Старший из братьев МакМанусов. Честный католик, по праздникам не работает.

Вер (Спб)

Микки МакМанус

Не дурак выпить и в целом не дурак.

Скракан (Спб)

Мэкки-Нож

Отличное резюме: 15 лет настоящей работы за решеткой под присмотром бобби. Свой парень в местных кабаках.

Варпо (Спб)

 

 

 

«Добрый дом» мистера Боуэрса

Мебельные комнаты. Ночлежка. Здесь никто не кормит и не наливает. Генри зарабатывает на шлюхах и усталых бездомных. Ему плевать, что творится в комнатах, главное плати в срок.

Генри Боуэрс «Хромой»

В молодости был вышибалой в ныне сгоревшем кабаке «Причал», выбивал  долги, перебивался случайным заработком. Потом на чем-то хорошо приподнялся и купил этот дом.

Рэй

Энни Чэпмен

Девушка подрабатывает официанткой в «Пью». Работает на улице.Часто общается с Билли Бомом.

Утопия

 

Миссис Найт

Недавно в Ист-Энде. Снимает весь верхний  этаж. К ней ходят люди, зачем – не очень понятно.

Оэлун (Спб)

Мэри Джейн Келли

Напарница Миссис Найт. Когда-то жила в Париже. Предпочитает, чтобы ее называли Мари-Жанетт.  Много болтает после стаканчика дешевого вина.

Алькви

Маргарет Эппл

Бедная женщина. Никому не отказывает.

Дамашка

Элисон

Готова скрасить вашу ночь за бесценок.

Евин

Сестра Криттер

Монашка. Милосердная и кроткая.

Хини

Бычий Глаз

Редкий человек. Разменял полтинник. Всю жизнь в Ист-Энде. Проходчик в метро с самым большим стажем.  Единственный выживший из первых «бригад Брюнеля»

Рауль

Мими Сьюит

Подвалы дома Боуэрса за скромную плату, в распоряжении миссис Сьюит.  Там наливают выпить, разводят поиграть и не забывают считать, сколько ты должен. Сама Мими носит маску, не любит резких движений и парней с железными руками.

Нори

 

 

«Слепой Пью»

Самое веселое и одновременно мрачное место в Ист-Энде. Кабак для работяг и местных. Чужакам тут обычно не нравится. Заведение держат циклопы. Про них ходит много разных слухов. Важно, что наливают чего покрепче и до краев.

Кабатчик «Циклоп»

Не любит говорить о себе. В Ист-энде пользуется уважением

Керран

Арчер

Пьет много, бьет больно, знает всякого.

S.Maker

Анна

Та девка, которая всех кормит. Выпускница местного приюта и почему-то не шлюха.

Таэль 00

Официантка, подай-принеси, чаевые сложи на стол.

Какая-то девка, всем нет до нее дела.

Хината

 

 

«Белый спен»

Заведение неподалеку от «Доброго Дома».  Наливают  там плохо, но компания интересная.

Хозяин

Очень творческий человек. Любит красивых женщин, если те не очень загибают цену.

Роль занята

Долорес Де Ла Вега

Испанка, католичка, красавица

Кристиан

Роберт  Стимхаммер (Бобби Стим)

Этот парень пинал тебя под зад чаще, чем ты получал зарплату.

Завал

Малышка Стихаммер

Сестра Роберта, сумасшедшая девушка..

Миними

Фрида Фор

Шикарная женщина! Весь Ист-Энд ждет, когда она вконец утонет в долгах и выйдет работать, как положено девке.

Коруинт

 

Бедлам.

Он и есть.

Алан Биркман

Главный врач. Он как отец для своих подопечных и как Бог, для своих подчиненных.

Марсо

Доктор Вер Меер

Психиатр

Манве

Виски Дэйнхолл

Практикант-ассистент доктора Биркмана

Арья

Лола

Бедная девочка. Ужасно мила и очаровательно безумна. Пациент.

Айка

Бран Боуиз

Пациент. Тихий парень. Видел демонов под землей. Говорят, что в лечебницу его упекла собственная жена.

Арман

Гелла

«У меня есть друг, его зовут Джек и я здорова! Уберите от меня врача и эта, девка со шприцем пусть не подходит!»

Анелин

 

 

 

Владельцы частных домов, бродяги и сомнительные личности

 

Есения

Вечно безработная, веселая и взбалмошная девка. Всю жизнь на здешних улицах. Ей без 5 лет 30 но ни детей, ни тюрьмы, ни желания хоть как-то повзрослеть в ее жизни никогда не было.

Кира

Мистер Грэй

Какой-то разорившийся актер или что-то вроде. Судя по слухам, потратил все средства на лечение безнадежной дочки. На улицах почти не бывает, ни с кем не общается.

Змей

Бедняжка Грэй

«Ходить она не может и говорит с трудом. Видел Бедняжку Грэй всего раз, когда отец выносил ее из экипажа на руках. Не знаю, что ее так покалечило, но за пару монет могу сбегать, расспросить кое-кого» Лок, который знает все.

Сиана

«Эй! Вон тот табак и живее!»

Никто не знает, как зовут этого парня. Днем у него полно покупателей и нет времени болтать. А к вечеру он уже под мухой и на девочке и тогда ему точно не до вас.

Neuromancer

Элли Квинси

Судьба не из легких, но сейчас повезло -так повезло!

 

Джейн Доу

А Джеин, да что Джеин? Торгует баночками с запахами! Ей в дурку пора!

Aisling

Хромая Джей

Местная попрошайка.

Ярва

Приложение — Коммерсантъ Интерьер (7258)


В сентябре в выставочном зале Earls Court в Ист-Энде прошла ежегодная выставка «100% Design». Даже пожар в выставочном центре, задержавший церемонию открытия на четыре часа, не смог затмить блеск стекла и металла, отразивший основную тенденцию в области современного дизайна интерьеров. Те же, кому новинки выставки показались недостаточно смелыми, могли посетить альтернативную выставку авангардного дизайна «Designer`s Block».

Когда в 1995 году выставка «100% Design» впервые прошла в уютном уголке фешенебельного лондонского квартала Челси, ее несколько павильонов можно было обойти за полчаса, а общее число посетителей не превысило 9 тыс. За шесть лет своего существования выставка превратилась в главное событие года в области дизайна интерьеров после миланской «Furniture Fair». В этом году она привлекла рекордное количество участников — более 450 компаний открыли здесь свои павильоны, 60 из них приехали на выставку в первый раз. Число посетителей превысило 27 тыс., не считая тех, кто побывал на сопутствующих ей мероприятиях, проходивших почти в каждом дизайнерском бутике Лондона. Изменились и посетители — если еще несколько лет назад ими в основном были специалисты, то в наши дни повального увлечения дизайном (какой же уважающий себя человек теперь делает ремонт без дизайнерского проекта?!) желающих из обычной публики было так много, что для них пришлось выделить специальный день.


       В этом году основной темой выставки стали материалы хай-тек — новые виды пластика, резина, смола, оптическое волокно. Впрочем, новейшие технологии позволяют превратить и привычные шерсть, керамику и дерево в необычные материалы. Так, компания Mallinson привлекла всеобщее внимание коллекцией столов и стульев, сделанных в технике Bendywood. Придуманная в Дании технология обработки дерева водяным паром позволяет получать изогнутые деревянные планки, формой и свойствами напоминающие соломки. Вариация на ту же тему, техника Flexywood, делает гибкость постоянным свойством дерева. Столы, изготовленные в технике Bendywood, имеют стеклянные столешницы, что создает особый контраст.
       Лондонская компания Glass Design экспериментирует со стеклом, совмещая его разные виды, а также делая композиции из стекла с пластиком, камнем, металлом и деревом. Линии соединения невидимы благодаря прозрачной смоле. Совместно с известными дизайнерами компания представила на выставке «Brilliant Collection» — коллекцию стеклянных обеденных столов и канделябров.
       По-новому используют дизайнеры и ставший привычным ПВХ — в павильоне Европейского совета производителей винила можно было увидеть вазу с изменяемой высотой — для цветочных стеблей разной длины.
       Дизайнеры концерна Du Pont пересмотрели свое отношение к нейлону. Ковры этой фирмы, имитирующие песок, поверхность камня, бумаги, металла, стекла и торфа, сделаны из материала антрон. А вот компания Veedon Fleece использует для своих ковров пашмину — мягчайшую комбинацию натуральных тканей, тибетской шерсти и шелка.
       Оптическое волокно прекрасно подходит для осуществления самых смелых идей — предметы причудливых форм хорошо передают необычные цвета. Из этого материала можно сделать как массивные садовые скульптуры сюрреалистических цветов, так и подпорки для кухонных консолей. Не затерялись на выставке и выключатели из акрила с матовой поверхностью под металл, цветные раковины из ПВХ и стулья, сделанные из сплетенных веревок, покрытых серебряной пленкой.
       А дебютантка Ингуа Тинг (Inghua Ting) довела тему необычных материалов до видимого предела, предложив диванные подушки из нержавеющей стали, бархата и кружев с рюшами и вышивкой, более похожие на скульптуры, нежели на диванные аксессуары.
       Писк сезона — металлические поверхности, блестящие или матовые. Особенно бросались в глаза на выставке отопительные конструкции — язык не поворачивается назвать эти футуристические сооружения из колец и спиралей, сделанных из нержавеющей стали, батареями. Светильники из стали и алюминия, покрытые полиуретановыми красками шести разных оттенков, были представлены компанией Drove, которую недавно создал дизайнер Себастьян Ронг (Sebastian Wrong). Компания Mathmos представила свою новую коллекцию светильников из металла, меняющих цвет.
       Естественно, какой же дизайн интерьера без мебели? Известный британский производитель мебели компания Hitch Mylius представила коллекцию мягкой мебели модного японского дизайнерского дуэта Шин и Томоко Азуми (Shin and Tomoko Azumi). Фирма Lion Witch Wardrobe составила коллекцию Narnia из мебели для детей. По словам ее автора Трэйси Байлс-Уокера (Tracey Byles-Walker), имея дочь, он по себе знает, как трудно найти подходящую мебель для детей. Поэтому ему хотелось сделать что-то необычное. И это ему удалось — у кровати и стула имеются кожаные карманы для пижамы и книжек, а у стола — специальные отверстия для карандашей. При желании стулья легко превращаются в машинки.
       Особое место на выставке заняли экспонаты скандинавских дизайнеров, в последнее время держащих пальму первенства в области авангардного дизайна. В павильоне «Датский дизайн» была представлена коллекция «Cylinda Line» компании Stelton, которая производит знаменитые пепельницы датского дизайнера Арне Якобсен (Arne Jacobsen). Например, стальная пепельница, сконструированная в 1967 году, при нажатии на рычажок начинает вращаться, окурки и мусор скрываются в нижней части, одновременно поглощается запах. Пепельницы, чайники, миксеры были изначально созданы для Royal Hotel в Копенгагене, спроектированного Якобсен,— все предметы в нем, по ее замыслу, должны были быть продуктами авторского дизайна.
       У каждой выставки свои победители — компания David Mellor Design получила первую премию в категории «Лучший дизайн» за новую коллекцию кухонных ножей, а победителем среди производителей стала британская компания по производству мебели Twentytwentyone.
       Параллельно с выставкой «100% Design», которая уже успела стать неотъемлемой частью жизни дизайнерского истеблишмента, в Лондоне с 1998 года проводится альтернативная выставка «Designers` Block», которая дает возможность сказать свое новаторское слово дизайнерской молодежи. Ее основатели Пирс Робертс (Piers Roberts) и Рори Додд (Rory Dodd) придают особое значение помещению — в отличие от холодного ангара, в котором проводится «100% Design», они используют, как правило, заброшенные производственные или складские помещения, особый мрачноватый шик которых как нельзя лучше подходит для авангардной экспозиции выставки.
       В этом году «Designers` Block» проводилась в бывшем комплексе по производству джема в Южном Лондоне, который в настоящее время переделывается под жилые и офисные помещения. Додд и Робертс являются проводниками в Британии авангардного скандинавского дизайна, основанного на использовании недорогих материалов для достижения ироничного эффекта. Индустриальные материалы, хорошо используемые голландским дизайнерским бюро Droog Design, и знаменитые раковины Хеллы Йонгериус (Hella Jongerius) из податливого, но непроницаемого силикона прекрасно дополняли напускную небрежность интерьеров, в которых выставлялись. Три авангардистские фирмы из Норвегии — Puti Design, Norway Says и Permafrost — показывали скандинавский характер выставки. Уже сами названия фирм-участников «цепляли» и развлекали посетителя — Concrete Blond («Бетонная блондинка»), Electric Wig («Электрический парик») и Money for Milan («Деньги для Милана»).
       Свет — еще один акцент выставки. Компания Money for Milan, например, выставила особенные столы, которые, будучи освещенными изнутри, превращаются в торшеры. Впрочем, в лабиринтах «Designers` Block» можно было найти все, что полагается респектабельной дизайнерской выставке — и мебель, и керамику, и изделия из стекла. Организаторы выставки ставили своей целью отразить и философию участников, и новые тенденции сезона. Например, стремление дизайнеров к активной рыночной политике. Теперь они все чаще предлагают комплексный подход к обустройству пространства, совмещая деятельность архитекторов, графиков и дизайнеров по мебели.
       Лондон не случайно превращается в один из ведущих мировых центров дизайна интерьеров. Совокупный оборот британского бизнеса, относящегося к дизайну, оценивается в 26,7 млрд фунтов стерлингов, а консультационных услуг за год было продано на 1 млрд фунтов, основными потребителями являются США, страны Бенилюкса, Германия и Франция.
       ЕЛЕНА БУШИНА
       

Читать «Леди удачи. Все пути…» — Балазанова Оксана Евгеньевна, Белоцерковская Марина — Страница 109

— Что было потом?

— Да ничего и не было, — обиженно пробормотала трактирщица. — Старый лорд узнал о смерти сэра Томаса и тут же умер. Сердце разорвалось. А потом, в марте, была оспа, и леди Алиса тоже умерла. И всё.

— А сын сэра Томаса? Он тоже… от оспы…

— Не-ет, — протянула миссис Гэри, — мастер Оливер и не болел вовсе. Когда леди Элси умерла, мальчика забрала одна старая леди.

— Кто она? Где живет?! — в один голос воскликнули подруги.

— Бог ее знает, — толстушка пожала плечами. — Нам не докладывали. Но по секрету скажу, — лукаво прищурилась она, — старый Генри, дворецкий, говорят, обмолвился перед смертью…

— Ну! — подскочила Ксави.

Миссис Гэри перешла на шепот:

— Говорят, эта леди — не совсем леди. Так-то она высокая, седая, гордая, что твоя королева, а живет в Ист-Энде. В каком-то «Поросенке», то ли «Голубом», то ли «Зеленом» — это она кучеру сказала. И экипаж у нее наемный.

— А имя? Имя она назвала?!

— Имя? Кажется, леди Дороти. Да-да, леди Дороти Онслоу… Ой, куда же вы?! Хоть отдохните!

Глава 82

Ах, витязь! То была Наина!

А. С. Пушкин

— Не хватало еще сыну Тома в Ист-Энде[151] расти! — возмущалась Ксави, разглядывая из окна кареты хмурые кривые улочки лондонских портовых районов. — Господи, Джо, да ты глянь! — она дернула подбородком в сторону стайки чумазых ребятишек, увлеченно рывшихся в тележке мусорщика. — Только представить, что среди этих лягушат сэр Оливер Шеффилд! Мороз по коже.

— Что ты предлагаешь? — голос Джоанны был бесстрастен, но глаза горели мрачным огнем.

— Заберем его к себе. Будет Томми братец.

— Тебе дай волю, ты всех беспризорных мальчишек к себе заберешь, — усмехнулась Джоанна. — И собак, и кошек.

— Между прочим, очень полезное дело.

— Не спорю. Но сейчас меня волнует другое. Нам ведь, мисс, придется вернуться домой. Да-да, в пресловутый двадцатый век! Я не знаю, что с Томми делать, а если еще юный Шеффилд!..

— А мы их с собой возьмем! — нашла выход Мари.

— Щас! — помрачнела Джоанна. — Тебе Тор такое «с собой возьмем» устроит!

— Тор? Он добрый и любит детей! — безапелляционно парировала Ксави.

— Любит. Но головомойку мы получим.

— Получим, — со вздохом подтвердила Мари. — А, ладно! Что сейчас об этом говорить? Поживем — увидим, как сказал слепой на эшафоте. Кстати, где эта леди живет-то?

— Тебе ж сказали. В каком-то «Поросенке».

— Тут этих «Поросят», как собак нерезанных…

— Свиней…

— Что «свиней»? — растерялась Ксави.

— Свиней, говорю, нерезанных, — улыбнулась Джоанна.

— Острица! — буркнула Мари. — То есть, острячка. Я серьезно. Ты посмотри вокруг: каждый второй дом — если не «Голубой Поросенок», так «Розовый», каждый третий — «Летучий Кабан». Свиноферма, а не район!

— Ну, хорош возмущаться! Давай лучше леди Онслоу искать.

— А как?

— Методом тыка. Спросим в первом же «Поросенке». Все-таки она — леди, а в Ист-Энде количество ледей на душу населения приближается к нулю.

— Она, может быть, такая же леди, как ты — махарани[152]! — фыркнула Ксави.

— «Попытка — не пытка. Правда, товарищ Берия?».

— Ну-ну. А если в этой «свинке» не скажут?

— Пойдем в следующую. Я надеюсь, все-таки число этих животных в Ист-Энде конечно.

* * *

Солнце уже клонилось к закату, когда подруги вышли из очередного «Поросенка».

— Уф-ф! — Ксави обессиленно опустилась на подушки кареты. — Пять часов погибшего времени, шестнадцать «Поросят», шестнадцать криминальных рыл — и никакого просвета! Может, хватит на сегодня?

— Может, и хватит. Давай еще во-он в тот «Голубой» зайдем, и всё.

Ксави покосилась на Джоанну, обреченно взглянула на дом в конце улицы и тяжело вздохнула.

* * *

— Миссис Дороти Онслоу? — краснолицый верзила поскрёб грязными пальцами жесткие рыжие вихры. — Да, была такая. Очень приличная дама. Но она съехала.

— Куда?! — ахнули девушки.

— А кто ж ее знает! Поселилась тут с полгода назад, жила тихо, незаметно, она да служанка. Потом еще мальчонку, племянника привезла. А вскорости и съехала.

— Вот так номер! — переглянулись подруги. — Где ж ее теперь искать?

Верзила пожал плечами.

Джоанна вынула соверен и подбросила его на ладони. Хозяин с тоской посмотрел на золотую монету:

— Я, правда, не знаю, миледи!

— Я знаю! — раздался женский голос, и из-под руки трактирщика вынырнула маленькая, бесцветная, как мышка, женщина. — Фредди, помнишь, миссис Онслоу как-то говорила, что служила экономкой у леди Хантингтон? А потом, вроде, с ней не поладила и оставила место. Так может, она вернулась?

— Где живет леди Хантингтон? — Джоанна протянула женщине соверен.

— О, у нее особняк на Блит-стрит! Со львами у входа.

— Кэйти, откуда ты знаешь? — воззрился на жену верзила.

— Я относила туда шкатулку с бумагами. Миссис Онслоу просила.

* * *

Карета повернула налево, проехала еще немного и остановилась. Подруги подошли к высокой двери нарядного особняка. Джоанна глубоко вздохнула и взялась за дверной молоток.

— Давай! — поощрила ее Ксави. — Переходи жребий! Бросай Рубикон!

— В тебя! — огрызнулась Джоанна и ударила тяжелым молотком по бронзовой доске.

Прошло несколько томительных минут. Ксави, нетерпеливо постукивая пальцами по косяку, пару раз помянула ближайших родственников привратника и вдохновенно принялась создавать из них и окружающей фауны причудливые гибриды. Но, наконец, послышались шаркающие шаги, и дверь отворилась.

— Милости просим! — продребезжал старческий голос.

Девушки вошли в просторный холл, уставленный цветами. Старый, безукоризненно одетый лакей с некоторым трудом согнулся в почтительном поклоне:

— Что угодно госпожам?

— Скажите, — Джоанна изобразила надменный вид, — у леди Хантингтон служит миссис Дороти Онслоу?

— Служила, миледи. Но она рассчиталась и уехала к сыну в Америку.

— Куда?! — распахнула глаза Ксави.

— В Балтимор, миледи. Мистер Гарри открыл там кузницу, и дела пошли так хорошо, что он вызвал к себе мать. Она и поехала.

— И давно?

— Давненько. Уж месяц третий, пожалуй.

— А мальчик? Ее воспитанник? Она взяла его с собой?

— Не знаю, миледи. Миссис Онслоу была перед отъездом у хозяев, поссорилась с леди Кэрол, и, кажется, из-за мальчика. Лучше вам поговорить с миледи.

— Доложите о нас леди Хантингтон!

— Это невозможно, сударыни. Миледи сейчас в церкви на заупокойной мессе. Мы потеряли нашего доброго хозяина, лорда Хантингтона.

Тут только девушки заметили черный креп на одежде лакея и на цветочных букетах в холле. Подруги неловко замялись и поспешно откланялись.

Едва они вышли, как к парадному крыльцу подкатила карета с траурными занавесками. Джоанна потянула Ксави к мраморному льву у входа. И вовремя. Из кареты вышел высокий молодой человек и поддержал под локоть рыдающую женщину под траурной вуалью в пышном черном платье. Она, казалось, едва стояла на ногах. Следом выпрыгнули две девицы — то ли камеристки, то ли компаньонки.

— А вот и вдова, — шепнула Джоанна. — Только как к ней в такой ситуации подкатиться?

— Благодарю вас, сэр Рэндфорд, — прерывающимся от всхлипываний голосом произнесла леди Хантингтон, протягивая руку для поцелуя. — Вы так добры ко мне! — и вполголоса добавила: — Надеюсь увидеть вас вечером…

Последняя фраза, сопровождаемая многозначительным взглядом, резко сбила пафос трагической минуты. Ксави вскинула бровь.

Сэр, откланявшись, удалился. Леди прошелестела юбками в дом. Мимо наших подруг проследовали камеристки. Едва за хозяйкой закрылась дверь, они захихикали:

Вест-Энд, значения — веста. Вест-Энд

Пользователи также искали:

кто живет в ист — энде, почему центральная площадь в лондоне называется трафальгарская площадь, сердце вест — энда, вест, лондоне, Вест — Энд, энда, сердце, площадь, трафальгарская, называется, центральная, почему, энде, живет, сердце вест — энда, значения, Вест — Энд значения, кто живет в ист — энде, почему центральная в лондоне называется трафальгарская площадь, вест-энд (значения), веста. вест-энд (значения),

красота мира в каждом кадре

«Лондон – это столица неравенства», – уверен профессор социально-экономической географии Шеффилдского университета Дэнни Дорлинг. Как предупреждают пассажиров лондонского метро при выходе из вагона: «Mind the gap» – «Осторожно! Впереди разрыв!».

В Восточном Лондоне в районе Бетнал-Грин можно купить хот-дог (1 фунт 40 пенсов) и чашку чая (70 пенсов) и перекусить за пластиковым столиком, сидя на пластиковом стуле в заведении «Хулья’с». Но в этом же районе на этой же улице можно зайти в ресторан «Виаджанте», устроиться на удобной мебели ручной работы и заказать сначала блюда из морепродуктов, а затем, пожалуй, утиные сердечки и язык с грибами и ароматным бульоном (115 фунтов за шесть блюд, каждое из которых подается с особым вином).

Если повернуть направо на Хэнбери-стрит и идти по Брик-Лейн по направлению к Бетнал-грин-роуд, вы окажетесь в самых мрачных и беднейших районах города. А если повернуть налево – вы придете к элегантному Шордичу, где находятся офисы трех сотен современных IT-компаний.

«Восточный Лондон – колыбель инноваций», – уверена Элизабет Варлей, основательница фирмы «ТекХаб», расположенной в стороне от Олд-стрит. «В этом районе живет много научных сотрудников, программистов, художников, владельцев ресторанов и магазинов, – поясняет она. – Это люди, которые хотят сами строить свою жизнь, открыть что-то новое, расширить свой бизнес». Восточный Лондон с его относительно дешевым жильем очень подходит для начинающих профессионалов, которым пока не по карману дорогие квартиры. Дэвид Тенемаза Крамалей, 24-летний создатель компьютерных игр, продал свой первый цифровой продукт за 1 тысячу фунтов в 13 лет. Сегодня он надеется найти 300 тысяч фунтов для очередной разработки. Дэвид основал собственную фирму, арендовал недорогой офис. На себе он экономит: живет в подвале, в однокомнатной квартирке без окон, зато в пяти минутах ходьбы от работы. «Мне нравится здесь жить: это удобно, – говорит Дэвид. – Я знаю, что мог бы получить хорошую работу, занимайся я программированием или маркетингом, но мне нравится быть хозяином своей судьбы».

Один из самых привлекательных районов Бойсе

Если у Бойсе бьется сердце, место, которое пульсирует культурной и исторической жизнью города, то это район Ист-Энда. Представьте, что вы просыпаетесь субботним утром и совершаете быструю прогулку к знаменитому песчаниковому утесу Бойсе, Столовую скалу или неспешную поездку на велосипеде по Зеленому поясу — оба находятся в нескольких минутах от вашего дома.

После этого вы идете в центр, чтобы встретиться с друзьями пообедать. Вечером вы спорите, направляясь к соседнему Outlaw Field, где проходят его популярные летние концерты, но в конце вы решаете открыть бутылку вина и услышать слабые мелодии концерта у себя на заднем дворе.

Это просто вкус жизни Ист-Энда, который предлагает жителям все удобства активной городской жизни в спокойном, сплоченном районе.

Жить в районе «Выбери свое собственное приключение»

Как вы уже догадались, Ист-Энд — это район, полный любителей, отчасти благодаря его бесценному центральному расположению. Это единственный район Бойсе, который граничит с предгорьями на севере, военным заповедником на востоке, центром города на западе и рекой Бойсе на юго-западе.Другими словами, по нему невероятно можно ходить пешком и ездить на велосипеде.

Жители ценят его связь с этими главными артериями города так же, как они ценят чувство общности, которое предлагает этот район. От Ист-Энда также удобно добираться до Медицинского центра Св. Луки и государственного университета Бойсе, которые находятся менее чем в 10 минутах езды на автомобиле.

Проживание всего в нескольких минутах от разнообразных ресторанов в центре города — отличное преимущество, но в этом районе есть несколько любимых заведений.The Trolley House, заведение с 45-летней историей, особенно хорошо известно своим бранчем (с блинами вы не ошибетесь).

На протяжении многих поколений исторический рынок Рузвельта в Ист-Энде был заветным местом сбора соседей и друзей, местом, где каждый действительно знал ваше имя. В то время как рынок в настоящее время находится на ремонте, планы показывают, что когда-нибудь он снова откроется как универсальный магазин, бар и кафе.

Ботанический сад Айдахо, тюрьма Старого Айдахо, парк Кристин Армстронг и Природный центр МК также расположены по соседству и представляют собой прекрасные возможности для развлечений на свежем воздухе.

Кроме того, сезонные мероприятия, такие как «Сияние Зимнего сада», серия летних концертов Outlaw Field и хеллоуинское представление «Испуганные преступники» в Old Pen, привлекают посетителей со всей Долины сокровищ и помогают укрепить репутацию Ист-Энда как культурного и исторического якоря.

Почему Ист-Энд — отличное место для семьи

Ист-Энд очень популярен среди семей благодаря своим высшим школам. Например, Roosevelt Elementary занимает третье место во всем школьном округе и превосходит более 95% начальных школ в Айдахо.

Семьи с детьми также в восторге от Natatorium Pool, открытого плавательного бассейна, который открыт все лето и имеет очень популярную гидротрубку. Бассейн питается из теплых источников, которые текут под Ист-Эндом, поэтому вода не имеет сильно хлорированного запаха, как в других общественных бассейнах.

Байк-парк Фонда семьи Дж. А. и Кэтрин Альбертсон, относительно новое пристройка в районе, также завоевал сердца соседских детей. Он включает в себя трассы слоупстайла, а также помповые дорожки и пандусы, предназначенные для всех уровней квалификации.

Дома на любой вкус с эклектичным сочетанием периодов и стилей

В то время как Норт-Энд имеет большую репутацию исторического района Бойсе, Ист-Энд, возможно, является первым районом Бойсе. Это означает, что вы найдете большое разнообразие исторической архитектуры в Ист-Энде — в основном бунгало Craftsman, а также несколько коттеджей Queen Anne, American Foursquares и дома Mission Revival.

Но вдоль его старых, усаженных деревьями улиц, эти старые стили чередуются с эклектичным сочетанием более новых построек.Дома, построенные с конца 1800-х до 1950-х годов из клинкерного кирпича, располагаются плечом к плечу в «Квартирах», то есть в районе, не включающем предгорья.

По мере того, как вы попадаете в предгорья, дома становятся все более новыми и просторными, их средняя площадь составляет более 2800 квадратных футов. Эти уникальные дома, построенные на заказ с 1970-х годов, расположены вдоль спокойной уличной сети, которая повторяет контуры холмов вплоть до Тейбл-Рок.

К югу от авеню Варм-Спрингс, в нескольких кварталах от Гринбелт, вы можете найти отдельные таунхаусы, построенные между 1970-ми и 90-ми годами.Недостаток стиля в этих домах компенсируется расположением и ценой — менее 450 000 долларов.

Как и в других давно обосновавшихся районах, в Ист-Энде очень мало неосвоенных территорий, что ограничивает новое строительство и делает нынешний фонд домов еще более ценным.

Warm Springs Avenue: Роскошная жизнь в исторической собственности

Экскурсия по Ист-Энду не была бы полной без исторического района Уорм-Спрингс-авеню, который был включен в Национальный реестр исторических мест в 1979 году.Семьи приезжают со всех концов Долины сокровищ, чтобы прогуляться или проехать по проспекту, особенно когда по праздникам эти величественные особняки украшены во всей своей праздничной красе. Это потому, что Warm Springs Avenue действительно существует в отдельном классе.

Среди 96 домов на этой улице вы можете найти изысканные образцы домов королевы Анны, эпохи Тюдоров и колониального возрождения, спроектированные известными архитекторами, в том числе Туртеллоттом и Хаммелем и Киртландом Каттером.

Эти дома датируются концом 1800-х годов, еще до бульвара Харрисон в Норт-Энде.На проспекте находятся одни из самых первых площадок, появившихся в городе, а также одни из самых больших. Сам проспект назван в честь геотермальных источников, которые нагревают свойства этого района — еще одно преимущество жизни в этом районе. Фактически, эти дома были первыми в стране, в которых использовалось геотермальное тепло.

Лояльных жителей делают этот эксклюзивный район одним из самых престижных в Бойсе

Учитывая то, что в Ист-Энде много людей, неудивительно, что население этого района быстро выросло за последние несколько лет.Сейчас в нем проживает 7 659 жителей, и многие из них являются старожилами — средний домовладелец Ист-Энда остается в своем доме в течение 20 лет по сравнению со средним показателем по городу 8 лет. А когда Ист-Эндерс переезжает, примерно каждый третий остается по соседству. Для сравнения, в городе только один из четырех домовладельцев Бойсе переезжает в свой первоначальный район.

Кто называет этот район своим домом? Многие медицинские работники и ученые находятся в непосредственной близости от штатов Сент-Лука и Бойсе, двух крупнейших работодателей города.Из-за этого жители Ист-Энда, как правило, в среднем более образованы, чем жители других районов. (Пенсионерам особенно нравится близость района к штату Бойсе, потому что люди в возрасте 65 лет и старше могут посещать классы штата Бойсе всего за 5 долларов за кредит.)

Тем не менее, в этом районе также наблюдается удивительное разнообразие доходов, отчасти благодаря молодым работникам сферы обслуживания и студентам штата Бойсе, которые ценят его удобное центральное расположение.

Независимо от своего профессионального опыта, жители Ист-Энда в целом, как правило, спокойные, но амбициозные, тихие, но при этом общительные.Отличным примером этого является активная ассоциация микрорайонов Ист-Энда, которая невероятно вкладывается в творческие, практические способы улучшения района для всех. Недавние проекты включают установку нового игрового оборудования в Adams Elementary и строительство туалета в Table Rock.

Представьте себе район, который вы хотите называть своим домом навсегда. Это то, что Ист-Энд представляет для многих людей. Даже те домовладельцы, которые в конечном итоге решают переехать, часто сохраняют свои дома в Ист-Энде, что является одной из причин нехватки новых списков.

В прошлом году в этом районе было продано 130 домов при средней цене 637 500 долларов. Однако самая желанная недвижимость в предгорьях и вдоль Уорм-Спрингс-авеню стоит 1-2 миллиона долларов.

Бойсе: район Ист-Энд: краткий обзор

  • Расположение: район Ист-Энд находится в Восточном Бойсе и граничит с Бродвей-авеню и Второй улицей на западе, полем для гольфа Warms Springs на востоке, городской чертой Бойсе и рекой Бойсе на севере и юге. .Соседние районы Бойсе включают Центр города, Юго-Восточный Бойсе и Меса Варм-Спрингс.
  • Расстояние от центра Бойсе: 5 минут
  • Оценка ходьбы: 34
  • Оценка велосипеда: 63
  • Средняя стоимость дома: 637 500 долларов
  • Средняя арендная плата: $ 2,018
Лиза Коль

Лиза — ведущий риэлтор в Айдахо и создатель WeKnowBoise.com. От Юго-Восточного Бойсе до Норт-Энда, до Орла и с Запада до Меридиана или прямо посреди Скамьи Бойсе и центра города — мы знаем Бойсе.Будь то покупка или продажа дома, мы предлагаем комплексные решения в области недвижимости, призванные помочь нашим клиентам в достижении их целей.

Электронная почта Лизе

Ещё из нашего блога …

лучших мест для жизни в Восточном Лондоне

Восточный Лондон с его яркой творческой сценой и ярким социальным календарем имеет репутацию самого модного района столицы для молодых специалистов.

Не нужно далеко ходить, чтобы найти модные тусовки, художественные мероприятия и шумные продуктовые рынки.И вам не составит труда добраться до центра Лондона благодаря развитой сети линий метро. Итак, мы исследовали окрестности и составили список лучших мест для жизни в Восточном Лондоне.

Шордич

Воплощение крутизны Восточного Лондона, в Шордиче всегда что-то происходит. Благодаря разнообразию модных кафе, независимых бутиков, закусочных и знаменитого рынка Брик-Лейн, этот район является одним из лучших мест для жизни в Восточном Лондоне, если вы хотите ощутить всю суть городской жизни.Книжный клуб и Rich Mix особенно популярны и обязательно станут вашими постоянными посещениями.

Благодаря яркой социальной жизни этого района арендаторам доступно множество стильных современных и переоборудованных апартаментов в складском стиле. Местоположение также имеет очень удобное транспортное сообщение с Ливерпуль-стрит, соединяющей Центральные, Серкл, Хаммерсмит и Сити и Метрополитен, а также наземную сеть.

Бетнал Грин

Бетнал Грин быстро становится одним из самых оживленных районов Восточного Лондона. Здесь вас ждут великолепные ночные клубы, а также множество модных мест, где можно купить кофе и поесть.Просто прогуляйтесь по Paradise Row, чтобы опробовать бесчисленные места, которые заняли старые железнодорожные арки.

Если вы хотите убежать от городского шума или погулять с собакой, вам стоит посетить Уиверс-Филд и Бетнал-Грин-Гарденс — прекрасные зеленые сады (вы будете по соседству с обоими, если будете жить в наших стильных апартаментах на выездке). В районе также налажено хорошее транспортное сообщение, по которому можно за 15 минут доехать до площади Оксфорд-Серкус по центральной линии.

Подходит ли вам строительство в аренду? Пройдите нашу викторину, чтобы узнать.

Кэнэри-Уорф

Известный как процветающий финансовый центр Лондона, Кэнэри-Уорф имеет современную привлекательность с его знаковыми небоскребами, роскошными бутиками и элегантными квартирами для съемщиков.

Окруженный живописным видом на реку, вы будете избалованы выбором, когда дело доходит до поиска шикарного ресторана или бара на берегу реки. Отправляйтесь в Бойсдейл, оформленный в шотландском стиле, на уникальную ночь джаза и винтажного виски или Giant Robot на его модном бульваре на крыше, где торгуют уличной едой.

Пассажирам тоже не о чем беспокоиться; район находится прямо на Юбилейной линии, по которой вы попадете на Бонд-стрит менее чем за 25 минут, и скоро появится новая линия Элизабет.

Остров собак

Собачий остров похож на старшего брата Кэнэри-Уорф. Этот район предлагает гораздо более расслабленную атмосферу, которая идеально подходит, если вы не хотите суеты и суеты Кэнэри-Уорф семь дней в неделю. Тем не менее, вы будете достаточно близко к транспортным развязкам Кэнэри-Уорф, чтобы упростить поездку на работу.

На Собачьем острове есть множество культурных заведений и оживленных кафе. Для любителей искусства и театра The Space — это уникальное место в переоборудованной церкви, предлагающее программу семинаров и мероприятий, а также уютное кафе. Или перепрыгните через реку на арену O2, чтобы увидеть величайших музыкальных имен.

Подходит ли вам строительство в аренду? Пройдите нашу викторину, чтобы узнать.

Хакни

Наполненный творчеством, Хакни стал известен тем, что привлекал внимание артистов.Этот район идеально подходит, если вы ищете модный район с множеством интересных мест для тусовок.

На границе с каналом Риджентс, парком Виктория и лондонскими полями Лидо Хакни предлагает идеальное сочетание живописных мест для бега и выгула собак, а также ярких мест, где можно поесть и выпить. Оживленный Бродвейский рынок — одна из многих жемчужин этого района, где вы можете купить все, от местных продуктов и домашней выпечки до подарков ручной работы и товаров для дома. Или отправляйтесь в пивоварню Crate Brewery, которая обязательно станет вашим постоянным местом встречи с друзьями в пятницу вечером.

Более того, вы можете легко добраться до центра Лондона на регулярных наземных поездах от Хакни-Даунс до Ливерпуль-стрит.

Стратфорд

Если вы хотите сочетать городскую жизнь с более непринужденной атмосферой, Стратфорд — один из самых жилых районов Восточного Лондона. За последние несколько лет в этом районе появилось множество новых разработок для арендаторов: Юбилейные и Центральные линии, а также наземные поезда позволяют легко добраться до всех районов Лондона.

Хотя этот район известен тем, что является домом для Олимпийского парка королевы Елизаветы и лондонского стадиона, Стратфорд — это нечто большее, чем наследие Олимпийских игр 2012 года. Вы можете делать покупки сколько душе угодно в огромном торговом центре Westfield или выбирать кулинарные шедевры этого района. Мы бы порекомендовали Neighborhood с его традиционной британской кухней и пивным меню или стильный ресторан Darkhorse с его европейской кухней.

Подходит ли вам строительство в аренду? Пройдите нашу викторину, чтобы узнать.

Сток Ньюингтон

Стремительно становясь одним из лучших мест для жизни в Восточном Лондоне для арендаторов, Сток Ньюингтон за последние несколько лет изменился, внося в него определенный богемный шарм. Он более прохладный и жилой, чем соседний Хакни, с двумя зелеными парками, Клиссолд-парком и Абни-парком.

Черч-стрит находится в самом центре района, где вы найдете множество независимых магазинов и кафе. Попробуйте The Green Room.Более того, вы сможете покупать продукты на фермерском рынке Сток-Ньюингтона, единственном в Лондоне рынке экологически чистых продуктов.

До Ливерпуль-стрит всего 15 минут езды по наземному транспорту, и есть регулярные автобусы, так что добираться на работу, как правило, очень просто.

Уолтемстоу

Более жилой и спокойный, чем другие районы Восточного Лондона, Уолтемстоу — хороший выбор, если вы ищете атмосферу общности. Хорошо связан со станциями метро и наземного метро, ​​вы можете сесть на метро до Виктории за 25 минут.

Пригородный район окружен бесчисленными парками, в том числе красивым лесом Эппинг, так что у вас всегда будет тихое место, чтобы почитать или побродить. Но это не только зеленые насаждения. Уолтемстоу может похвастаться самым длинным открытым уличным рынком в Европе и домом для драгоценной галереи Уильяма Морриса, не говоря уже о многочисленных уютных пабах в этом районе.

Как и следовало ожидать, недвижимость более классическая, построенная в эдвардианский период, но вы также найдете ряд модернизированных домов, доступных для аренды.

Лучшие места для жизни в Восточном Лондоне

Ист-Лондон — идеальный выбор для тех, кто хочет окунуться в творческую жизнь Лондона, с таким большим количеством модных районов на выбор для арендаторов. Где вы предпочитаете район Восточного Лондона? Дайте нам знать, написав нам в Твиттере @EssLiving. Мы понимаем, что бывает сложно выбрать, где жить; прочтите наше полное руководство по жизни в Лондоне для получения дополнительных советов.

Подходит ли вам строительство в аренду? Пройдите нашу викторину, чтобы узнать.

15 районов Ист-Лондона — Лучшие районы Ист-Энда в Лондоне

Сегодня я хочу поделиться с вами своим путеводителем по районам Восточного Лондона. Ист-Энд столицы Великобритании полон прекрасных мест для изучения, некоторые из которых сейчас являются самыми модными районами Лондона. От модного Хакни до современного Кэнэри-Уорф — найдется место, подходящее для вас. Я тоже приложил карту.

Ист-Лондон, окрестности

Я опубликовал в блогах много сообщений о разных районах Лондона.Я писал о симпатичных кварталах Лондона и незаметных районах Лондона. Я даже составил карту окрестностей Лондона.

Но сегодня я хочу сосредоточиться на кварталах восточного Лондона и представить вам мои любимые части Ист-Энда.

Любите ли вы уличное искусство или уличные рынки, исторические здания или ультрасовременную архитектуру, для вас найдется часть восточного Лондона. Читайте мои фавориты.

1. Shoreditch

Поскольку это один из самых известных районов восточного Лондона, я начну с Шордича.В этом районе есть одни из лучших баров, ресторанов и ночных клубов Лондона, и это отличное место для начала знакомства с Ист-Эндом.

От Шордич-Хай-стрит до Грейт-Истерн-стрит, от Редчерч-стрит до Ривингтон-стрит — эта часть столицы Великобритании полна жизни, уличного искусства и всего интересного.

Если вы хотите исследовать окрестности, мои прогулки по Шордичу и карты могут помочь.

2. Спиталфилдс

Спиталфилдс, расположенный к югу от Шордича, — еще один из моих любимых районов восточного Лондона.От товаров для продажи на Олд Спиталфилдс до уличного искусства на Брик-Лейн, этот район полон красок.

Spitalfields также имеет отличные переулки для изучения. Двое из моих любимых — Puma Court и Princelet Street. Дома гугенотов, ткачих по шелку 18-го века на последнем, красивы.

Если вы хотите исследовать больше местности, я опубликовал самостоятельную прогулку по Спиталфилдсу и экскурсию по улицам Спиталфилдс и Шордич в восточном Лондоне, которую вы можете сделать.

3. Уолтемстоу

На севере Уолтемстоу — один из лучших районов восточного Лондона для жизни местных жителей.

В этом районе находятся отличные рестораны, знаменитый магазин неонового искусства и Галерея Уильяма Морриса, музей, посвященный жизни и творчеству известного дизайнера Движения английского искусства и ремесел.

В Уолтемстоу также есть красивые улицы, исторические здания и современные магазины и мастерские. Добавьте к этому водно-болотные угодья, и здесь найдется что-то для любого настроения.

4. Уайтчепел

Вернувшись к Спиталфилдсу, Уайтчепел — отличный район восточного Лондона, сочетающий в себе историю и культуру. Здесь есть все, от Королевского лондонского госпиталя до мечети Восточного Лондона и Исламского культурного центра.

Добавьте к этому знаменитый рынок Уайтчепел с его яркими тканями и галерею Уайтчепел с художественными выставками — здесь есть на что посмотреть.

Смесь современных кафе и знаменитых простых ресторанов Юго-Восточной Азии завершает сцену в Уайтчепеле.

5. Ваппинг

По соседству с Уайтчепелом, Уэппинг — еще один из лучших районов восточного Лондона.

В этом прибрежном районе расположены одни из самых старинных пабов Лондона. Они расположены рядом с историческими переоборудованными складскими доками и единственным в своем роде концертным залом Wilton’s Music Hall.

Уэппинг также является домом для Орнаментального канала и исторических кораблей-клиперов. На Уэппинг-Хай-стрит есть отличные магазины и кафе, а в Tobacco Dock круглый год проводятся мероприятия.

6. Сток Ньюингтон

Следующим в моем списке лучших районов восточного Лондона является Сток Ньюингтон. Это отличный район с забавными ресторанами, кафе и магазинами.

В Сток-Ньюингтоне также находится парк Клиссолд, зеленая зона, которая восходит к временам Книги Судного дня Вильгельма Завоевателя в 11 веке. Это отличное место для прогулки по окрестностям.

7. Кэнэри-Уорф

Кэнэри-Уорф, расположенный на берегу Темзы, славится морем небоскребов.В последние десятилетия этот район заново превратился в финансовый центр.

Но среди стали и стекла прячутся такие достопримечательности, как рынок Биллингсгейт, лондонский музей Docklands и The Gun, один из самых старинных пабов на берегу реки в Лондоне. Этот район стоит посетить из-за его сочетания старого и нового.

8. Хакни Уик

Если говорить о новинках, Хакни-Вик — один из самых модных районов Лондона. Этот район на востоке Лондона известен своей ночной жизнью и модной атмосферой.

Расположенный вдоль канала Ли Навигэйшн, Хакни Вик полон художественных студий в переоборудованных промышленных помещениях, независимых пивоварен и крутых кафе. Это как раз то место, где можно дать волю своему внутреннему хипстеру.

9. Стратфорд

Прямо у Хакни Уика, Стратфорд известен своим торговым центром Westfield Stratford City. Здесь много магазинов и ресторанов, и это популярное место в восточной части Лондона.

Олимпийский парк королевы Елизаветы, расположенный прямо у торгового центра, представляет собой спортивный комплекс, в котором расположены стадионы, построенные для Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, а также парки, водные пути и игровые площадки.

10. Далстон

Далстон — еще один из самых известных районов восточного Лондона. Его сердце находится на Кингсленд-роуд, которая известна всем, от великолепных вьетнамских ресторанов до крутых коктейль-баров.

Ridley Road — еще одна достопримечательность Далстона. На рынке Ридли-роуд продаются продукты и товары для дома, и это отличное место, чтобы проникнуться местным духом.

11. Хокстон

Вернувшись к Шордичу, Хокстон — еще один из самых известных районов восточного Лондона.От обширного парка Шордич до знаменитых галерей современного искусства и крутых баров в этом районе есть что открыть.

Рынок на Хокстон-стрит — старейший в своем роде в Хакни. Каждую субботу здесь продаются продукты питания, изделия ручной работы, одежда и другие товары.

12. Хакни

Кстати о Хакни, это один из моих любимых районов восточного Лондона. На этой огромной территории расположено все, от парка Лондон-Филдс до объектов лондонского национального фонда, таких как Sutton House, старейшее жилое здание в этом районе.

Рынок Чатсуорт-Роуд и Бродвейский рынок — два местных фаворита, где можно купить еду и винтажные товары, на рынке Нетил можно найти отличные рогалики и другие вкусные находки, а цветочный рынок Колумбия-роуд славится своими цветами.

Добавьте к этому бары под железнодорожными арками, великолепную ночную жизнь, изобретательные рестораны, классные кафе и обширный парк Виктория, и Хакни трудно превзойти.

13. Бетнал Грин

Бетнал Грин — популярный район восточного Лондона, расположенный недалеко от Хакни.

Здесь находится Музей детства Виктории и Альберта и зеленые сады Бетнал. Здесь есть все: от культуры до зеленых насаждений и модных ресторанов и баров Ист-Энда.

Bethnal Green Road — это множество мест, где можно поесть и выпить, а у железнодорожных арок на Парадайз-Роу полно модных ресторанов.

14. Хаггерстон

Расположенный рядом с Далстоном, Хаггерстон одинаково загружен прохладными коктейль-барами и кафе. От Кингсленд-роуд до Грейт-Кембридж-стрит есть множество мест, в которые можно влюбиться.

Добавьте к этому тропу к Риджентс-каналу и железнодорожные арки, изобилующие модными закусочными, и в этом районе на востоке Лондона есть что открыть.

15. Лаймхаус

Вернувшись на Темзу, Лаймхаус — популярный район восточного Лондона для проживания. В этом историческом районе дока есть много переоборудованных складов, а в бассейне Лаймхаус находится пристань для яхт.

Исторические пабы, такие как The Grapes, восходят к 16 веку, а современные, такие как The Narrow от Гордона Рамзи, популярны среди любителей поесть.

Карта окрестностей Восточного Лондона

Как и обещал, вот карта всех кварталов восточного Лондона в моем списке. Если вы нажмете на булавки, вы сможете найти дополнительную информацию о каждом из них.

Ист-Лондон, окрестности

Надеюсь, вам понравился этот путеводитель по районам восточного Лондона, и что он вдохновил вас выйти и увидеть больше города.

В Ист-Энде много интересного, и он все время меняется. Стоит возвращаться снова и снова, чтобы узнать, что нового.

Впервые здесь? Присоединяйтесь к тысячам других и подпишитесь на блог A Lady in London по электронной почте или в Bloglovin ’.

Прикрепите!

Ист-Энд Лондона в 1888 году

SLUM LAND LONDON?

Ист-Энд в Лондоне в 1888 году часто изображается как одна огромная трущоба, населенная аморальным и преступным населением, немногим лучше дикарей.

В то время как это, несомненно, относилось к определенным слоям населения, возможно, было бы немного несправедливо очернить весь район репутацией рассадника порока, подлости, пьянства и распутства.

Следует помнить, что многие писатели и журналисты, которые изображали это таким образом, были заинтересованы в таком изображении, будь то для привлечения внимания к более сомнительным аспектам и местам местности, чтобы вызвать социальные изменения, или просто потому, что Привлечение внимания к законопослушным, трудолюбивым гражданам, которые также жили в лондонском Ист-Энде и которые вполне могли составлять большинство местного населения, не имело особого шока для продажи газет.

МНОЖЕСТВО ГЕТТО В ЛОНДОНЕ

Конечно, части Ист-Энда, без сомнения, были гетто беззакония, где люди жили в ужасных условиях.

Но то же самое было и с остальной частью Лондона. В Челси, Вестминстере, Ламбете, Мэрилебон и даже в лондонском Сити были свои анклавы, такие же плохие, если не хуже, чем трущобы Ист-Энда.

ВНИМАНИЕ УБИЙЦЕВ-РИППЕРА

Однако, в значительной степени в результате огромного освещения в прессе убийств Джека-Потрошителя, которые действительно имели место в одном из самых густонаселенных, криминальных и порочных кварталов Ист-Энда, это репутация и внешний вид небольшой участок, где произошли убийства, который в какой-то мере стал наиболее устойчивым изображением Ист-Энда в целом.

НЕЗАБЫВАЕМОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ

Но этот образ был в значительной степени незаслуженным для большей части Ист-Энда в 1888 году и, что более важно, был в значительной степени незаслуженным для района Уайтчепел, название которого теперь во всем мире является синонимом преступлений Джека-Потрошителя.

Да, в Уайтчепеле были свои трущобы, запретные зоны и криминальное население. Но у него также были некоторые очень респектабельные районы, и большой процент тех, кто там жил, был чрезвычайно трудолюбивым и исключительно законопослушным.

МНЕНИЕ КАНОНА БАРНЕТА

Действительно, 19 сентября 1888 года, в разгар паники Джека-Потрошителя, каноник Сэмюэл Барнет, викарий церкви Святого Иуды на Коммершл-стрит, был горячим борцом за социальные изменения в этом районе и поэтому был хорошо знаком с районами трущоб — написал в газету The Times и указал, что «… Большая часть Уайтчепела так же организована, как и любая часть Лондона, и жизнь большинства его жителей более нравственна, чем жизнь многих из тех, чья жизнь пороки скрыты большим богатством… «

Но, конечно, это были не те люди, которых социальные реформаторы и филантропы могли использовать в своей борьбе за перемены. Они также не были из тех людей, которыми журналисты могут шокировать своих читателей, чтобы увеличить продажи газет. Их сенсационные читатели жаждали непристойных рассказов о преступлениях и преступниках, мошенниках и несчастных, пьяных драках и темных подлостях.

Таким образом, честные, трудолюбивые жители Ист-Энда оказались в значительной степени проигнорированными, и именно области, по общему признанию, большие, низшие слои населения стали стереотипным Ист-Эндер в глазах многих.

Как выразился один комментатор: —

Обшарпанный человек из Паддингтона, Сент-Мэрилебон или Баттерси мог сойти за одного из респектабельных бедняков. Но тот же человек из Бетнал-Грина, Шедуэлла или Уэппинга был «Ист-Эндер»; коробку с порошком Китинга нужно достать, а ложки запереть… это стало концентрированным напоминанием общественному сознанию о том, что в христианской стране нельзя терпеть ничего, что нельзя найти в Ист-Энде ».

Соседская ассоциация | Ист-Энд / Вэлли-стрит

Ист-Энд / Вэлли-стрит — старейший и наиболее исторически значимый афроамериканский район в Эшвилле.Когда-то центр афро-американской жизни в Эшвилле, район был связан с Блоком (Игл, Маркет-стрит) и Вэлли-стрит (ныне Южная Шарлотта), которая была сердцем района. Блок — дом исторического культурного центра YMI, аптеки, адвокатских контор, других предприятий и мест отдыха — когда-то привлекал афроамериканцев со всего региона, где выступали известные знаменитости и музыканты со всей страны.

Именно на Ист-Энд / Вэлли-стрит были расположены почти все первые афроамериканские церкви различных конфессий — Св.Епископал Матьяша, Первый миссионер-баптист Назарета, пресвитерианин Голгофы, AME Св. Иакова, Часовня Хопкинса AME Zion и епископальный комитет методистов Берри Темпла Именно здесь была открыта первая в городе школа для чернокожих учеников — в Санкт-Матиас в 1867 году. Именно здесь были расположены две из самых значительных школ для афроамериканцев в городе — средняя школа Аллена, частная (методистская). ) школа для девочек и средняя школа Стивенс-Ли, государственная школа, которая стала чем-то вроде общественного центра и центром черной культуры и образования для всего региона в середине двадцатого века.

В 1970-х годах проекты обновления городов в Эшвилле все изменили. Город давно игнорируется, инфраструктура района и многие дома нарушают кодекс. В то время была снесена значительная часть квартала, что не только изменило облик района, но и изменились связи между семьями и друзьями. Жители были разбросаны по всему городу — некоторые никогда не вернулись. Узнайте больше об Ист-Энде / Вэлли-стрит и обновлении городов здесь: Сумерки района

.

В последнее время в этом районе наблюдается всплеск развития с заполнением квартир и домов на одну семью.Знаки продажи появляются на участках, которые никто не ожидал, что их разработают. Это развитие и близость к городу привели к сдвигу в демографии от семейных домов преимущественно афроамериканцев к переселению многих белых семей. Ист-Энд, расположенный в нескольких минутах ходьбы от центра города, стал местом выбора для тех, кто ищет для «образа жизни в Эшвилле».

Созданная в 2010 году Ассоциация микрорайонов Ист-Энд / Вэлли-стрит заново сформировала себя.
Старые и новые жители теперь работают бок о бок в согласованных усилиях по воссозданию утраченного чувства общности, сохранению и защите нашего богатого афроамериканского наследия, воссоединению двух частей того, что когда-то было единым единым районом, и убедитесь, что район и его жители активно участвуют в любых решениях, влияющих на их будущее. И снова, как смело провозглашается девиз ассоциации: «Ист-Энд поднимается!»

Ист-Энд: тогда и сейчас

Ист-Энд: тогда и сейчас

В июне 1837 года пароход « Конституция » первым пересек залив Буффало-Байу.Корабль и его 150 пассажиров совершили знаменательное путешествие через один из самых прибыльных торговых портов в мире. Конституция подтвердила идею о том, что Хьюстон станет центром экономической торговли , способным конкурировать на мировой арене. Порт Хьюстона в настоящее время является самым загруженным в Соединенных Штатах, через него ежегодно проходит около 215 миллионов тонн грузов. После исторического плавания года «Конституция » в Восточный Хьюстон приплыло больше кораблей, что значительно увеличило торговлю, коммерцию и культуру.Хьюстон стал свидетелем масштабного расширения до границ восточного города, вызвав бум в строительной отрасли с появлением как новых предприятий, так и жилищного строительства с новыми предприятиями и жилищным строительством, а также расширением границ города. Великий ураган Галвестон 1900 года разрушил порт Галвестон, побудив президента Вудро Вильсона открыть Мировой порт Хьюстона. Это важное событие привело к созданию тысяч новых рабочих мест, в первую очередь в Восточном Хьюстоне.

С крупномасштабным экономическим ростом пришло массовых иммиграций в восточный Хьюстон.К 1910 году Хьюстон увидел волну азиатских иммигрантов, прибывающих из порта. Эти ранние иммигранты поселились в некоторых частях Ист-Даунтауна и Ист-Энда. 1920-е превратили Хьюстон в настоящий плавильный котел новых жителей. Вызванный сочетанием социальных потрясений в Мексике и голодной экономики, Хьюстон принял тысячи латиноамериканских иммигрантов. Этот приток иммиграции начал формировать большую часть восточного Хьюстона со строительством многих новых кварталов. Парк Магнолия, Идилвуд и Иствуд обязаны своим существованием поселению этих новых жителей и в конечном итоге станут тем, что теперь известно как Ист-Энд.

Ист-Энд предоставил разнообразных промышленных работ . Процветали техническое обслуживание и расширение судоходных каналов, производство цемента, хлопчатобумажные компрессы и текстильные предприятия. Рост промышленного производства способствовал росту оживленного делового района с аптеками, пекарнями, ресторанами и различными торговыми центрами. Люди будут продолжать иммигрировать в Ист-Энд до Великой депрессии 1930-х годов, когда всплеск иностранной иммиграции, наблюдавшийся в течение последних 30 лет, прекратится.

Хотя Великая депрессия не оставила Хьюстон невредимым, город жил лучше, чем большинство городов того времени. Промышленно развитый Восточный Хьюстон служил маяком для иммиграции из южных штатов в Ист-Энд. Многие афроамериканцы из Луизианы отправились в Восточный Хьюстон в поисках работы. Хотя большинство из них нашли работу, Великая депрессия взяла свое, и рабочие места в Хьюстоне начали сокращаться. Хьюстонцы все еще не страдали так сильно, как большинство американцев в то время.Сообщество сплотилось и поставило пьесы и мюзиклы, выручка от которых шла в пользу благотворительных организаций, которые работали на удовлетворение потребностей бедняков, порожденных депрессией. Когда Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в декабре 1941 года, промышленный сектор Восточного Хьюстона был обновлен. Спрос на производство резко вырос, что привело к резкому увеличению потребности в рабочей силе. Хьюстон снова процветал, а Ист-Энд стал местом постоянно растущего трудового сообщества.

К 1943 году школьный совет Хьюстона начал концентрировать внимание на учебных заведениях в Ист-Энде.Техасский государственный университет для негров, ныне известный как Южный Техасский университет, был прямым результатом отдельной, но равноправной доктрины. Университет Хьюстона обслуживает только белых студентов, а TSU предоставил новые возможности афроамериканцам в Ист-Энде. Финансирование обоих колледжей увеличилось, что помогло расширить кампусы и позволило большему количеству студентов продолжить свое образование. В Ист-Энде наблюдался рост числа студентов, посещающих оба университета. К 1947 году в Южном Техасском университете было зачислено 2300 студентов.

До 1950-х годов Ист-Энд был очень многокультурным ландшафтом , в котором проживали белые, азиаты, латиноамериканцы и афроамериканцы. Ист-Энд, по сравнению с остальной частью Хьюстона, имел чрезвычайно высокий уровень местного разнообразия. Однако в 1950 году Ассоциация китайских торговцев переехала на окраину юго-восточного центра города, за пределы Ист-Энда. В результате многие азиатские предприятия и жители переехали ближе к центру города. Азиатское сообщество сохраняло присутствие в Ист-Энде еще 20 лет, пока подавляющее большинство азиатских американцев из Ист-Энда не мигрировало в юго-западный район Хьюстона вокруг Беллера.Между тем «бегство белых» вызвало новую миграцию белых людей из Ист-Энда в западные районы Хьюстона. Эти сменяющихся расовых групп покинули Ист-Энд с населением, в основном состоящим из латиноамериканцев и афроамериканцев.

К 1960-м годам движение за гражданские права , наблюдавшееся в Хьюстоне, было исключительно мирным. Многие города были омрачены насилием и массовыми протестами, но лидеры гражданских прав Хьюстона действовали совершенно иначе.В Ист-Энде жили лидеры общин, которые боролись за десегрегацию, превратившись в фактическую базу операций. Молодые чернокожие студенты из Южного Техасского университета организовали сидячие забастовки в различных изолированных учреждениях. Многие из их сидячих забастовок были успешными, потому что им часто не отказывали в обслуживании. Хотя в то время мэр не желал отменять сегрегацию в общественных местах, студенты нашли поддержку в городском совете Хьюстона, члены которого выступали за десегрегацию. После одной сидячей забастовки в кафетерии мэрии Ассоциация розничных торговцев, организация белых владельцев бизнеса, начала кампанию по десегрегации частных предприятий по всему Хьюстону.Ассоциация розничных торговцев связалась с местными предприятиями в Хьюстоне и предоставила литературу, в которой рассказывалось не только о том, как экономически более здоровым образом провести десегрегацию, но и о том, как это предотвратить развитие насилия в будущем. Кампания, наряду с протестами студентов TSU, была успешной в десегрегации большинства предприятий Хьюстона задолго до принятия Закона о гражданских правах 1964 года.

К концу 1970-х и в течение 1980-х в Ист-Энде начался медленный экономический спад . Азиатское население мигрировало в юго-западный район Хьюстона, взяв с собой давний бизнес.Многие промышленные предприятия в Ист-Энде изжили себя, и город сосредоточил новые усилия по развитию на западе. Лишь во время экономического бума 1990-х Ист-Энд вновь превратился в экономическую державу. Благодаря все большему количеству квалифицированных рабочих мест и оживлению порта Ист-Энд продолжает расти сильнее, чем когда-либо в своей истории.

Транспорт

За последние десять лет объем перевозок в Ист-Энде резко увеличился.С пересечением автомагистрали I-45 на юг и шоссе 90, огибающим север, Ист-Энд имеет отличный доступ к линиям транспортных артерий Хьюстона. С увеличением транзитного бюджета Хьюстона на улицах Ист-Энда также наблюдается тенденция к обновлению. Многие выбоины и выцветшие дорожные разметки ремонтируются и перекрашиваются. На бульваре Гаррисберг происходит множество улучшений, включая широкие тротуары, уличные деревья, дополнительное уличное освещение, скамейки и велосипедные стойки. В Sampson, York, Canal и Navigation появились новые пешеходные огни, а также картины вдоль дороги.Подземный переход South Wayside получает больше уличных фонарей и закрашивает исчезающие дорожные указатели. К 2016 году будет построено 65 миль новых тротуаров, посажено 700 новых деревьев и добавлено 170 новых пешеходных фонарей. Кроме того, были добавлены новые велосипедные дорожки и велосипедные дорожки. Все эти улучшения соединяют пешеходов и велосипедистов с автобусными маршрутами, скоростным трамваем и другими местами общественного пользования.

Помимо структурных улучшений, в Ист-Энде есть обширная система общественного транспорта. Автобусы метро ходят по большей части Ист-Энда, с основными маршрутами на Навигация, Канал, Лондейл, Полк и Клинтон, с пересекающимися остановками вдоль Хирша, Локвуда, Телефон-роуд., и Wayside, а также транзитный центр Иствуда и транзитный центр Магнолии. Маршрут Харрисберга № 50 уступил место новому легкорельсовому транспорту Ист-Энда, а также местным автобусам, обеспечивающим беспрецедентный доступ к остальной части города, причем многие маршруты действуют как прямые линии во все районы города. Местные автобусы также отправляются из транзитного центра Магнолия на бульваре Гаррисберг. в аэропорт Хобби, расположенный всего в нескольких милях к югу от Ист-Энда. План Metro Reimagine, реализованный в 2015 году, изменил систему пассажирских перевозок, создав интегрированную сеть автобусов и легкорельсового транспорта.Маршруты работают 7 дней в неделю, с более частыми поездками, с переходом к более простым, но более прямым маршрутам, которые лучше подходят для того, где люди живут, работают, учатся и отдыхают. Наряду с обширными автобусными линиями метро, ​​Ист-Энд также находится в непосредственной близости от автобусной станции Greyhound в центре города, что обеспечивает доступное путешествие по штату.

Ист-Энд также функционирует как узел международных автобусных рейсов в Мексику и Центральную Америку, с новым международным терминалом, расположенным прямо через Гаррисберг от транзитной станции Магнолия.

MetroRAIL также присутствует в Ист-Энде. Линия Ист-Энд, также известная как Зеленая линия, составляет почти четыре мили в длину и проходит от центра города до Гаррисберга, до исторического транзитного центра Магнолии. Зеленая линия отделяется от стадиона Динамо и становится Пурпурной линией длиной 6 миль, которая обеспечивает доступ к Хьюстонскому университету и Техасскому Южному университету, школам, исторически обслуживающим Ист-Энд. Хотя общественный транспорт и транспортные планы все еще реализуются по всему Хьюстону, линия Большого Ист-Энда на железной дороге METRO уже положила начало многим амбициозным городским застройкам в этом районе.3 марта 2014 года журнал Houstonia Magazine отметил, что усилия района Ист-Энд по преобразованию этого района с помощью проектов по обновлению городов «превращают Ист-Энд в один из самых пешеходных районов города с множеством ресторанов, магазинов, жилых комплексов и т. Д. и сеть пешеходных и велосипедных маршрутов, которые в настоящее время строятся ».

Езда на велосипеде становится все более популярным и практичным способом исследовать Ист-Энд и добираться до работы и учебы. Blue Line Bike Labs , берущая свое начало в Хайтс, расширилась до Ист-Энда и продолжает создавать велосипедное сообщество в этом районе.Их цель — сделать езду на велосипеде в Хьюстоне безопасной и доступной, организуя поездки вместе с сообществом. B-Cycle, организация, приносящая почасовую арендную плату в Хьюстон, перенесла свою штаб-квартиру в Ист-Энд.

Что делает Ист-Энд уникальным с точки зрения транспорта, так это множество различных способов передвижения по городу. От обширных автобусных маршрутов и велосипедных маршрутов до непосредственной близости к автомагистралям и аэропорту Ист-Энд имеет беспрецедентный доступ ко многим достопримечательностям Хьюстона.И будущее выглядит еще лучше; Новые легкие рельсы метро скоро сделают еще более доступным весь Ист-Энд. Новые проекты реконструкции и благоустройства улучшают транспортную развязку Ист-Энда, добавляя современности этому историческому району. Этот постоянно растущий, постоянно меняющийся уголок в нашем любимом городе будет продолжать развиваться и меняться с течением времени.

Районы и семьи

Культура, образование и пропаганда — общие темы для сообщества Ист-Энд Хьюстон.Ист-Энд Хьюстон с его многочисленными школами и парками, активными гражданскими лицами и сохранением культурного наследия в качестве первоочередной задачи можно охарактеризовать как ориентированный на семейный отдых. История сохранения культуры и активизма показывает, что Ист-Энд является домом для многих, кто хочет формировать свою среду и иметь право голоса в своем сообществе.

Ист-Энд, Хьюстон, является домом для суперокрестностей : # 63, представляющих Второй приход, Дубовую лужайку и Фуллертон; № 64-88, представляющий Иствуд, Идилвуд, Country Club Estates, Лондейл / Уэйсайд и Ист-Лондейл; # 82 Magnolia Park, # 65 Harrisburg Manchester, # 70 Pecan Park и окрестности # 56 Denver Harbour / Port Houston.Другой популярный район Ист-Энда Хьюстона — Восточный Даунтаун, обычно называемый хьюстонцами «EaDo». У каждого из районов, составляющих этот район, есть своя уникальная история, и все же они все объединены богатым культурным наследием Ист-Энда Хьюстона и города Хьюстона. Ниже приведены несколько интересных моментов и интересных моментов.

В рейтинге Houston Press в 2010 году Идилвуд был включен в «Пятерку самых недооцененных районов Хьюстона». Деревья являются основой района, а дома считаются доступными и варьируются от «… деревянных бунгало до величественных особняков, различных квартир, таунхаусов и кондоминиумов» (Idylwood Civic Club).

Eastwood был спроектирован и построен в 1913 году Уильямом А. Уилсоном, тем же застройщиком соседнего района Иствуда, Вудленд-Хайтс. Согласно городским властям Хьюстона, первыми жителями Иствуда были молодые предприниматели, владельцы бизнеса и руководство, и первые участки поступили в продажу в июне 1912 года, а остальная часть запланированного генеральным менеджером подразделения официально открылась в сентябре 1913 года. Это были дома, построенные по индивидуальному заказу, с особыми архитектурными стилями, отражающими любовь начала 20-го века к «Ремесленникам, искусству и ремеслам, Foursquare и архитектуре Mission».”

Один из четырех первоначальных кварталов Хьюстона, Second Ward , был важным участком промышленного развития Хьюстона в двадцатом веке. Хотя Вторая палата сохраняла сильную латиноамериканскую идентичность на протяжении большей части 20-го века, этот район был заселен различными этническими группами, включая азиатов, немцев, итальянцев и англосов, а затем латиноамериканцами, начиная с 1920-х годов и увеличивавшимися численностью за счет 1940-е гг.

К 1929 году, отмеченный промышленными предприятиями, фабриками и нефтеперерабатывающими заводами, Magnolia Park был крупнейшим мексиканским поселением в Хьюстоне, и, хотя политические организации развивались, Magnolia Park в конечном итоге стал офисным центром Papel Chicano , газеты движения чикано, которая сообщала об активизме в области в 1970-х.На протяжении всей истории районы Ист-Энд в Хьюстоне оставались верными своим общим связям: образование, действие и вера.

Образование

Ист-Энд, Хьюстон, семьи не привыкли к выбору школы . В то время как жители Ист-Энда Хьюстона относятся к Независимому школьному округу Хьюстона (HISD), Ист-Энд является домом для множества вариантов образования, от государственных и частных школ до различных магнитных программ и чартерных школ.Приблизительно 40 школ в этом районе служат центрами сбора и объединения сообщества Большого Ист-Энда; ниже приведены лишь некоторые из школ, доступных для жителей.

Школа Девы Марии Гваделупской , католическая школа от подготовительного до 8-го класса. Благодаря небольшим размерам классов и программе продленного дня эта школа служит сообществу второго прихода более 100 лет.

Среди вариантов чартерной школы Ист-Энда — KIPP Explore Academy , кампус, в котором обучается более 800 учеников начальной школы, цель которой — подготовить детей к поступлению в колледж, начиная с первых лет обучения.KIPP Explore Academy, как и другие кампусы KIPP, предлагает расширенные школьные часы и учебные годы, при этом учебный день начинается в 7:30 и заканчивается в 17:00. в будние дни, помимо двух суббот в месяц и трех недель летом.

ДА Prep East End — это чартерная школа, которая обслуживает учащихся 6–12 классов. Школа, основанная в 2006 году, имеет рейтинг образцового агентства Texas Education Agency (TEA). К юго-востоку от центра города находится еще одна подготовительная чартерная средняя школа Eastwood Academy .Небольшие (примерно 400 студентов) и разноплановые ученики Иствудской академии обучаются по программе подготовки к колледжу и должны пройти 80 часов волонтерской работы в сообществе до выпуска.

Направление морских возможностей для студентов в сообществе, Средняя школа Стивена Ф. Остина предлагает уникальную программу под названием Морская академия порта Хьюстона . По данным Хьюстонской торговой палаты Ист-Энда, в 2009 году администрация порта Хьюстона, хьюстонские пилоты, HISD и средняя школа Остина создали Морскую академию, чтобы повысить осведомленность студентов о морской отрасли и тысячах прибыльных профессий.Отмечая свой первый выпускной класс в 2013 году, Морская академия предлагает реальный жизненный опыт с профессионально-техническими возможностями, а студенты готовы к получению лицензированной работы после окончания обучения или продолжения обучения в местных или морских университетах.

Область роста и развития, HISD получила финансирование для переосмысления и реконструкции средней школы Чарльза Х. Милби , проекта, задачей которого было сохранение архитектурно значимой конструкции здания для размещения 1800-2000 студентов.Согласно HISD, реконструкция сохранит историческую часть фасада здания 1926 года, а также соединит его с недавно построенными пространствами, включая аудиторию с черным ящиком, большую территорию студенческого сообщества и внутренний двор. Академические подразделения Милби, являющиеся домом для программы HISD Science Institute Magnet, будут включать научные и инженерные лаборатории и помещения для сварки и кулинарии, а также студенческое кафе и типографию, где студенты могут получить технический опыт работы.

Юго-восточный колледж Houston Community College System (HCCS) также можно найти в Ист-Энде, а другие университеты, такие как University of Houston (главный и центральный кампусы) и Texas Southern University , находятся сразу за границы области готовы обслуживать студентов, которые ищут доступные возможности получения высшего образования.

Общественные организации

Ист-Энд имеет богатую историю гражданского участия, политической деятельности и сотрудничества для решения различных вопросов, от транспорта до художественного самовыражения. Этот район, состоящий из семи суперокрестностей, претерпел множество изменений в ландшафте и пригодности для жизни, при этом супер-районы функционируют как определенные районы, где жители, учреждения, общественные организации и предприятия могут работать вместе, чтобы определять, планировать и устанавливать приоритеты для удовлетворения потребностей и заботы своего сообщества.В дополнение к группам Super Neighborhoods, Большой Ист-Энд обслуживается различными гражданскими ассоциациями, такими как East End Collaborative, Idylwood Civic Club, Eastwood Civic Association, East Lawndale Civic Association , каждая в своих кварталах. Некоммерческие организации также служат центрами сотрудничества между жителями. Общественные семейные центры / Centros Familiares de la Comunidad (CFC) предоставляют образование для взрослых, услуги по поддержке семьи, дошкольное образование и молодежные услуги нуждающимся жителям общины и одновременно служат местом для оказания и получения помощи. Хьюстонский институт культуры (HIFC) East End Studio Gallery — это общественная некоммерческая организация, миссия которой состоит в том, чтобы предоставить платформу для художественного самовыражения и выставок общественных работ во всех средствах массовой информации путем продвижения художников посредством выставок, галерейных бесед. , а также информационно-пропагандистская деятельность, в дополнение к художественным услугам, таким как внешкольные программы, цифровые произведения искусства и инсталляции фресок. Talento Bilingüe de Houston — это некоммерческая организация, которая расширилась и стала Центром латиноамериканского культурного искусства в этом районе и предлагает хьюстонцам многокультурное искусство и двуязычный театр, а также ежегодные выставки и программы.

Neighborhood Centers Inc. — Ripley House , известная некоммерческая организация в этом районе, предлагает жильцам безопасное место для встреч, где они могут встречаться со своими соседями и участвовать в жизни сообщества. Феликс Фрага работал менеджером общественного центра Ripley House с 1977 по 1990 год; сегодня он по-прежнему активно участвует в работе Соседских центров — Ripley House, где он является вице-президентом по внешним связям. Разработчик и лидер сообщества Ripley House Боливар «Бо» Фрага пошел по стопам своего отца и продолжил служить Ист-Энду.Райпли Хаус в Центре Соседства обслуживает сообщество через признанные начальные и средние школы чартерных школ в трех районах Ист-Энда Хьюстона, в дополнение к программам Head Start, комплексной программе развития детей и поддержки семьи для семей с детьми от 3 до 5 лет.

Основанная в 2010 году, Barrio Dogs, Inc. — это некоммерческая и полностью добровольная группа, цель которой — обеспечить общественное образование и информационно-пропагандистскую деятельность, чтобы изменить культурное и поколенческое отношение к домашним животным в преимущественно латиноамериканских регионах с низким доходом.Эта специализированная группа также помогает облегчить спасение нуждающихся животных и предоставляет ресурсы тем, у кого уже есть домашние животные, а их молодежная программа, Молодежь и лапы (YAP), обеспечивает информационно-просветительскую работу и обучение в местных школах или общественных центрах — и они могут даже принести вместе с собакой-терапевтом.

Фитнес

Ист-Энд не только общественно активен, но также физически активен . Если вы любите заниматься спортом и находиться на открытом воздухе, город Хьюстон предлагает 128 миль из пешеходных и велосипедных маршрутов с нормальным рабочим временем 6 часов утра.м. до 23:00 Некоторые из этих маршрутов можно найти в гавани Денвера (рынок 6402), Иствуд-парке (5000 Харрисбург) и Мейсон-парке (541 75-я улица), каждая из которых предлагает путь, соответствующий потребностям жителей близлежащих районов. Большой Ист-Энд также содержит множество красивых и исторических городских парков:
Парк Сеттегаст, Парк Иствуд, Парк Тони Маррона, Парк Идальго, Парк Магнолии, Парк Мейсон и Парк Гаса Уортама . East End Little League Park (1700 Dumble) оставался опорой бейсбольной лиги в этой области более 60 лет. Поле для гольфа Gus Wortham (7000 Capitol) считается самым старым полем для гольфа в Хьюстоне и остается привлекательным для городских игроков в гольф всех уровней.

Если вам необходимо оставаться в помещении, чтобы попотеть, CAN DO Houston, некоммерческая организация, занимающаяся снижением детского ожирения, предлагает бесплатный класс Zumba под названием Let’s Move in Magnolia , который предлагается четыре ночи в неделю в двух тренажерных залах в Магнолии. Парк. Наиболее доступными для жителей в районе Восточного центра города являются ближайшие соседи EaDo CrossFit и Yoga EADO ; два основных места для интенсивной физической подготовки.Сразу за EaDo находится Tellepsen Family Downtown YMCA в центре Хьюстона. В фитнес-клуб района пополнились две практики боевых искусств: Хьюстонская академия боевых искусств, , специализирующаяся на филиппинских боевых искусствах, боевые искусства Бахала На, Хирон Арнис Эскрима, Чунг До Кван TKD, Самооборона и система кланов галеонов Эскримы, и Houston’s Backyard Wing Tsun Kung Fu , который обучает боевой системе, которая может применяться как система самообороны.

Вера

Религия играет большую роль в традициях и культуре Ист-Энда. Католическая церковь Богоматери Гваделупской (Iglesia Nuestra Señora de Guadalupe) — римско-католическая церковь, расположенная во втором приходе. Спустя месяц после первой церковной мессы, 8 сентября 1912 года открылась школа Девы Марии Гваделупской. Школа открыла свои двери. Исторический монастырь Villa de Matel является домом для сестер милосердия воплощенного Слова. Здание используется как место поклонения, место центральных собраний и место для уединения.Чтобы служить многим испаноязычным жителям общины, Церковь Непорочного Сердца Марии (7539 авеню К) проводит многочисленные мессы на испанском языке по вечерам в будние дни. Основанная в 1887 году, католическая церковь Св. Николая, (2500 глиняных), эта церковь находится в Техасском реестре исторических памятников.

В Восточном центре города, Teen How Daoist Temple (1507 Delano St.) служит местом медитации и созерцания в даосской традиции. Техасский храм Гуанди Миссия CH missionA QUAN THÁNH — продвигать традиционную азиатскую культуру и ценности, укрепляя взаимопонимание, дружбу и общее процветание людей во всем мире.

Искусство и развлечения

Самая узнаваемая форма искусства в Ист-Энде — это обширная коллекция из фресок и городское искусство . Местные художники этой области посвятили свое время художественному самовыражению, от культурных традиций до политических наблюдений. Эти инсталляции в стиле паблик-арт, оформленные в стиле граффити, очень разнообразны по своей тематике. Рисунки можно увидеть на автобусных остановках, заборах вдоль дорог и общественных центрах, разбросанных по Ист-Энду.Прогулка по бульвару Гаррисберг или Навигационному бульвару познакомит пешеходов с уникальными произведениями общественного искусства. Художники — это как профессионалы, желающие выразить свою работу, так и студенты, желающие получить профессиональный опыт. Это яркое и яркое городское искусство освещает Ист-Энд как центр творчества.

Наряду с уличным искусством, Ист-Энд предлагает обширных галерей . Галерея на Канал-стрит представляет местных художников, демонстрирующих все, от картин в традиционном стиле до эзотерической фотографии.Напротив, Box 13 Artspace отображает инсталляции и перформансы художников вместе с фактурными картинами. Если вы хотите взять с собой произведение искусства, Texas Art Asylum продает работы местных художников, а также товары для рукоделия и обширную площадку для утилизации отходов, которую могут использовать художники. Если вы боитесь, что могли пропустить выставку после ее закрытия, Хьюстонский институт культуры работает как цифровой архив, сохраняя записи и изображения произведений искусства из Ист-Энда и остальной части Хьюстона. Институт культуры также предоставляет семинары и образовательные инструменты, такие как компьютерный класс, доступный архив, ориентированный на искусство, программы цифрового рассказывания историй, программы письма и медиаграмотности, а также обучение региональным традициям, которые всегда открыты для общественности.

East Downtown также является домом для множества хакерских и мейкерских площадок, которые возникли с ростом культуры DIY и в сочетании с доступными ценами на промышленную недвижимость East Downtown. Эти пространства предлагают доступное ежемесячное членство, которое предлагает лабораторию быстрого прототипирования, столярную мастерскую, механический цех, лабораторию электроники, лазерные резаки и широкий спектр других инструментов, а также семинары и тренинги для более широкого сообщества Хьюстона.

Ист-Энд также известен своими различными площадками для исполнительского искусства .The Frenetic Theater является домом для большого ассортимента живых артистов. Экспериментальные спектакли театра известны своей сложной хореографией, которая находится между ярким монтажом фильма и мультимедийной адаптацией. Переоборудованная рисовая мельница, Силос — еще один альтернативный театр, в котором артисты танцуют вокруг красочных световых шоу и пиротехники. «Barn — Dance Source Performing Arts Space», когда-то бывший театром «черный ящик», теперь сдается в аренду любым танцорам, которые ищут место, чтобы усовершенствовать свою технику или устроить шоу.

, где можно послушать живую музыку. Ист-Энд является домом для многочисленных концертных площадок, где звучат самые разные формы музыки. Warehouse Live, переоборудованный склад, построенный в 1920-х годах, может вместить до 1500 зрителей. В число музыкальных исполнителей входят всемирно известные артисты, получившие премию Грэмми, а также местные исполнители, завоевавшие известность и известность. Blue Box Theater — еще одно музыкальное заведение в Ист-Энде, известное мягким джазом и знойными певцами в дополнение к волнующим солистам-саксофонистам, которые знают, как работать в комнате.

Для более крупных мероприятий, недалеко от Ист-Энда находится конференц-центр Джорджа Р. Брауна. Центр площадью 1,8 млн. Кв. Футов входит в десятку крупнейших конференц-центров США и включает в себя множество достопримечательностей. Конференц-центр Джорджа Р. Брауна — от массовых художественных выставок до съездов комиксов — является одним из крупнейших социальных центров во всем Хьюстоне. Чтобы не отставать, стадион BBVA Compass расположен на 30 акрах земли и является домом для Хьюстонского Динамо, Хьюстон Дэш и Техасских южных тигров из Южного Техасского университета.Поскольку стадион принадлежит городу, цены на билеты всегда доступны, что дает любому любителю спорта возможность посетить игру.

Рестораны в Ист-Энде

Указывая на его историю и количество иммигрантов, варианты питания в Ист-Энде столь же разнообразны, как и поселенцы этого района из прошлых лет. От аутентичных мексиканских ресторанов до фьюжн-фургонов, которые пересекают город, каждый из которых несет свой особый стиль кухни, чтобы добавить к растущей кулинарной сцене Хьюстона, палитра Ист-Энда представляет собой освежающее сочетание этнического вкуса и разнообразия, цены и Атмосфера.В том же духе, что и те, кто впервые поселились в этом районе, предприниматели изучают возможности использования этих индустриальных кварталов и пространств, и эти пищевые предприятия продолжают отражать это разнообразное сообщество через удивительный контраст инноваций и сохранения его традиций и культуры, и большинство из них в общем, важность семьи. Хотя в Ист-Энде Хьюстона гораздо больше предприятий, ниже представлены рестораны, получившие признание и получившие высокие оценки на сайте обзора бизнеса Yelp.

«А потом, конечно же, родилась эра фахита», — написала Houston Chronicle в репортаже «День матери» в 2014 году, посвященном Нинфе Лауренсо и ее достижениям в сфере кулинарии Хьюстона. Открыв двери своего исторического и оригинального ресторана, Ninfa’s , мама Нинфа (как ее называли местные жители) дала понять, что это не похоже на другие рестораны техасско-мексиканской кухни в городе.

После ее кончины в 2001 году Хьюстонские хроники написали:

«Когда Лаурензо открыла оригинальный ресторан Ninfa’s на Navigation в 1973 году, вкус ее еды отличался от обычных комбинированных тарелок Tex-Mex в городе.Вместо типичных тако в Ninfa’s подают нарезанное на углях говяжье филе, сложенное в мягкие мучные лепешки ручной работы. Это была новинка, и это было хорошо. Молва быстро распространилась о ресторане Ист-Энда с хорошей, дешевой едой и общительной мексиканской мамой, которая приветствовала посетителей с распростертыми объятиями ».

Хотя она не изобрела фахитас, многие говорят, что она расширила кулинарные горизонты Хьюстона, добавив углерод такоал, который позже был переименован в фахитас. Ресторан Ninfa’s, также известный как The Original Ninfa’s on Navigation, занял 55-е место в рейтинге 100 лучших ресторанов Houston Chronicle в 2013 году и стал популярной туристической точкой, которую посещают знаменитости и политики со всей страны.

Наследие мамы Нинфы сегодня процветает благодаря ее семье; старший сын Роланд Лауренсо и его жена Бланка основали El Tiempo Cantina . В 2013 году El Tiempo открыл большой ресторан на Navigation, в двух шагах от Ninfa’s. Доменик Лауренсо, совладелец и шеф-повар ресторанов El Tiempo, продолжает кулинарное наследие Mama Ninfa.

Шеф-повар Давид Герреро также является владельцем Andes Café , который на своем веб-сайте заявляет, что его название «особенное, поскольку оно названо в честь чуда природы, объединяющего Венесуэлу, Колумбию, Эквадор, Перу, Боливию, Аргентину и Чили.Таким же образом Andes Café надеется обеспечить такое же чувство единства между этими разными культурами и динамичной культурой Хьюстона ».

Другой семейный мексиканский ресторан с индивидуальностью — Dona Maria (расположен вниз по улице от Ninfa’s), и Taco Keto и Taco Palenque могут похвастаться аутентичностью как частью привлекательности своих тако; Taco Keto будет обслуживать вас из фургона с едой, а Taco Palenque с радостью усадит вас.

Помимо глубоко укоренившихся латинских кулинарных корней, Хьюстон и, в частности, Ист-Энд также являются домом для многих успешных азиатских ресторанов. Café TH предлагает блюда без глютена, вегетарианские блюда и палео-блюда, одобренные тренажерным залом Вашингтон.

Еще один популярный вьетнамский ресторан, Huynh , находится недалеко от стадиона «Динамо». Как сказано на странице часто задаваемых вопросов Huynh, произношение «похоже на« победа », но начинается со звука H…« Hwin ». В семейном ресторане Huynh подают настоящие вьетнамские блюда, такие как блинчики с начинкой и рисовые тарелки, с BYOB (принесите свое пиво / напиток) за символическую плату.Huynh также отмечает на своем веб-сайте, что их семья когда-то жила в Центральном Вьетнаме, в городе Куангнгай, до 1990 года.

С 1967 года кофейня Dot’s Coffee Shop , также известная как Dot’s Diner, пользуется популярностью как у студентов UH, так и у жителей Ист-Энда.

Причудливый и забавный интерьер Mandola’s Deli от стены до стены покрыт предметами гордости и традиций Хьюстонского университета; на его веб-сайте написано: «Воскресенье закрыто, церковь — гольф». Студентам Хьюстонского университета предоставляется скидка 10%.Еще один семейный бизнес в Ист-Энде, никто никогда не удивится, если его встретит у стойки его владелец Фрэнк Мандола.

С 2006 года Bohemeo’s Cafe & Bar с гордостью предлагает кофе местной обжарки, обед и ужин из свежих, полезных и недорогих блюд (с множеством вегетарианских блюд), а также небольшой, но тщательно подобранный список вин и крафтового пива. Это популярное место, расположенное в оживленном Tlaquepaque Market Plaza , предлагает клиентам бесплатный Wi-Fi, просторную парковку, время от времени живую музыку и большой внутренний дворик как часть магнетизма кафе в историческом Иствуде, недалеко от центра Хьюстона.

Еще одна пекарня, кофейня и интернет-кафе: Tout Suite . Tout Suite объясняет выбор имени на своей странице в Facebook:

»(произносится« Toot Sweet »с французского:« Tout de Suite ») Значение: сразу; Сразу, немедленно; со всей поспешностью. (Буквальное значение: Все в ряд)
Имя служит идиоматическим выражением с очевидным прямым смыслом, что вы можете получить здесь все сразу и на ходу. Это также игра французского слова «tous», означающего «все» и «люкс», которое имеет одно и то же американское произношение «сладкий» — так что здесь вы можете найти ВСЕ СЛАДКОЕ.”

Tel-wink Grill зарекомендовал себя как место, где можно позавтракать и пообедать в этом районе. Здесь подают сытные стейки и блюда из яиц, а также омлеты, бельгийские вафли и французские тосты. District 7 Grill рекламирует большой открытый внутренний дворик BYOB (и вино) в дополнение к бесплатному Wi-Fi для клиентов.

Инновации в хот-догах в лучшем виде нашли свое применение во Второй палате. Moon Tower Inn предлагает утку с хот-догом из яблочного бренди и бальзамическими глазированными помидорами черри, завернутыми в бекон — лишь два примера уникальных вкусовых профилей этого скрытого сокровища.

Last Concert Café предлагает мексиканскую кухню и смешанную атмосферу; от живой музыки до пивных дегустаций и свадеб — кафе может быть тем, что вам нужно. Музыкальное расписание часто заранее загружено исполнителями из Америки, рока, кантри и фолка.

Cajun Stop — популярный выбор для мальчиков-поп-мальчиков и блюд, напоминающих луизианскую кухню: красная фасоль и рис, мармелад, ракообразный этуффи, джамбалайя и сомовый оскар; в сезон и в часы пик в меню входят вареные луизианские раки, вареные креветки и крабовые ножки.Ресторан также предлагает огромный выбор алкогольных напитков, в том числе New Orleans Big Shots и New Orleans Frozen Daiquiris, которые можно выпить на месте или взять на вынос. Если вам нужно что-то сладкое, их домашние десерты — еще одна опора: домашний хлебный пудинг, пироги с орехами пекан и «LC’s Signature Bananas Foster».

Необычная ночная жизнь, Neil’s Bahr побуждает своих посетителей «зайти выпить, почитать комикс, поиграть в наши бесплатные аркадные игры и расслабиться!»

На фоне растущего сообщества крафтовых пивоварен 8th Wonder Brewery — это больше, чем просто капля в ведре.Согласно их веб-сайту, 8th Wonder Brewery «применяет [свое] ремесло в куполообразном складе, расположенном в тени горизонта Хьюстона в Восточном центре города. Всего в нескольких кварталах от стадионов «Астрос», «Динамо» и «Рокетс» 8th Wonder — это крафтовое пиво для хозяев поля ».

Покупки в Ист-Энде

Когда дело доходит до продуктовых магазинов, жители Большого Ист-Энда имеют возможность совершить покупки в одном месте или отправиться на гастрономическое приключение . Покупатели могут взаимодействовать со своим сообществом, посещая различные пекарен, рынки морепродуктов и мяса, киоски свежих продуктов и фермерские рынки , доступные в этом районе.«Покупка местного» — это не только поддержка местного бизнеса в этом районе; это способ продолжить культуру и традиции области, которая десятилетиями подавала еду на стол таким образом.

Другие покупки

Для одежды и других предметов первой необходимости: Harrisburg Plaza (Харрисбург в Уэйсайд) и Торговый центр Lawndale (Lawndale Ave на 75th St) и Gulf Gate Mall , также известный как Gulfgate Shopping City или Gulfgate Centre, расположен в пересечение Gulf Freeway и Interstate 610.На территории торгового центра под открытым небом представлены H-E-B, Best Buy, Old Navy, Marshalls, Ross, Staples, Lowe’s, Claire’s и Ana’s Linens. Магазин Memo’s Record Shop (Discos y Novedades Memo), который в первую очередь можно найти на Facebook, описывается как «популярный и необычный магазин, известный своим большим ассортиментом компакт-дисков с латинской музыкой и многим другим».

Ист-Энда Жизни

Где-то в Вирджинии, в зарослях быстрорастущей березы и ядовитого плюща, архив целого народа находится под угрозой исчезновения.

На протяжении поколений тысячи исторических кладбищ черных томились в забытых лесах и на концах грунтовых дорог на всем американском юге. Затонувшие в необычных площадях или загнанные в корсет под современными линиями электропередач, мертвые ждут, а их памятники увенчаны пчелиным гулом. Возможно, вы проезжали или проезжали пешком по этим заросшим местам, не зная, что они собой представляют. Хранилища памяти. Порталы в давно потерянные миры. Многие из похороненных здесь старейшин родились в рабстве, пережили Гражданскую войну и построили живые общины на свободе.Теперь их потомки разлетелись, как часы-одуванчики, путешествуя в огромных созвездиях знания и незнания.

Как по-американски забывают? Столетия назад средневековые строители замков назвали свои подземные подземелья oubliettes и хоронили в них всех, кого хотели забыть: политических заключенных, непослушных крестьян, членов соперничающих кланов. В Америке мы перевернули этот процесс с ног на голову. Мы строим наши убежища над землей, позволяя сорнякам расти над определенными надгробиями, складывая шины и сбрасывая мусор на кладбища, или прокладывая дороги через исторически сложившиеся черные кварталы.Эта «работа» началась задолго до того, как многие из нас родились, в результате десятилетий избирательного распределения ресурсов и институциональной инерции. Конечно, эта американская машина забывания — это процесс ужасной эффективности. Мы можем отгородиться от памяти, но какой ценой?

Последние семь лет журналист и фотограф Брайан Палмер документировал заброшенные афроамериканские захоронения в Вирджинии и других местах. Помещая эту работу «на стыке расовой справедливости и истории», он использует визуальный репортаж на службе общественной памяти черных.Часть работы — совместная. Как члены-основатели Кладбища друзей Ист-Энда в Ричмонде, Брайан и его жена, журналист Эрин Холлауэй Палмер, помогли волонтерам очистить вирджинскую лиану от надгробий и срезать занавески из плюща, скрывающие отдельные участки. Они также провели кропотливое исследование историй погибших. В то же время Брайан снимает тысячи фотографий.

«То, что мы видим сейчас, не является полной историей того, что было», — говорит мне Брайан.«Вы можете понять это, только если знаете историю афроамериканцев и уважаете ее». Фотография за фотографией, он создает архив, чтобы противостоять более чем столетнему упадку. В девятнадцатом веке кладбища, такие как Ист-Энд, выросли по всему Югу, хотя законодательство Джима Кроу быстро ужесточило цветовую гамму. Запрещенные к белым кладбищам, черные семьи хоронили близких на маленьких кладбищах и в собственных дворах. Жители города, такие как черные Ричмондеры, похороненные в Ист-Энде, объединили свои ресурсы, чтобы основать общинные кладбища.Даже под ядовитым дубом и опавшими листьями эти могилы хранят все еще мерцающую сеть Черной намеренности и взаимной заботы.

Подобно белым семьям, черные старейшины вырезали эпитафии и воздвигали надгробные памятники, используя для этого пожертвования соседей. Однако, в отличие от некоторых исторических белых кладбищ, эти земли не получали государственного финансирования на содержание или сохранение. «Ресурсы выделялись на кладбища конфедератов в Вирджинии год за годом Генеральной Ассамблеей», — говорит Брайан.«Ничего подобного для исторических афроамериканских кладбищ».

Как сообщество теряет память? Десятилетия сегрегации, дискриминации и институционального расизма сработали как ползучие виноградные лозы, привлечение базовой инфраструктуры и финансовых ресурсов из местных районов. На протяжении двадцатого века, когда семьи уезжали с Юга в поисках возможностей на промышленно развитом Севере и Среднем Западе, бесчисленное количество кладбищ предков оставалось в тени. Между тем, проекты городских дорог, такие как магистраль Ричмонд-Петербург, разделили когда-то процветающие районы черных, уничтожив эти исторические пространства.Все это, по словам Брайана, «разрушило частную систему обслуживания [кладбищ], систему ухода, которая позволила этим местам выжить». Брайан надеется вернуть этот дух заботы — и приток средств — на эти кладбища, поделившись изображениями этих в значительной степени забытых мест.

Просмотр фотографий — это головокружительное занятие. Когда упрямые стебли инвазивного небесного дерева уступают место лопате и секаторам, снова появляется оригинальный парковый дизайн Ист-Энда. Мы видим гектары холмистой зелени, перемежаемые конусами и обелисками каменных памятников.Поначалу кажется, что фотография открывает дверь в изысканные миры. После полудня солнечный свет скользит сквозь деревья, нанося толстые золотые мазки на надгробие, почти утопающее в опавших листьях. На другом изображении тонкий ствол, увешанный плющом или диким виноградом, изгибается над бледным вертикальным памятником, словно образуя волшебную беседку. Многие снимки сделаны близко к земле, показывая глубокие покровы спиральной зеленой растительности, окружающие плоские надгробия. Они — мы — почти поглощены мерцающими, подобными драгоценным камням текстурами.

Люди, похороненные здесь, возможно, спят, как благоговейно предполагают их эпитафии, но, переходя от образа к образу, я вспоминаю сон , сказочное слово для соблазнительного сна коллективного забвения. Если эти кладбища не будут сохранены, пагубный сон, вызванный расизмом, грозит погрузить живых в прерывистый сон с амнезией. Каждый надгробный знак, обнаруженный Палмерами, возвращает нас к отдельным историям и к тесной сети взаимоотношений в историческом центре Черной жизни.Но экстренная ситуация, которую Брайан запечатлел на своих фотографиях, представляет собой каскад в замедленной съемке: сотни надгробий наклоняются в травяной траве среди выброшенного мусора и разбитых бутылок с ликером. Говоря об Ист-Энде, Брайан сказал мне, что «избранные и назначенные чиновники рассматривают эти объекты как одноразовые, как бельмо на глазу или как обязательства. [Существует] такое неуважение к похороненной там общине, и считается, что такое Черное пространство навсегда обесценилось ».

В своей книге « Скрытая история: афроамериканские кладбища в Центральной Вирджинии » историк Линн Рейнвилл пишет: «Мы теряем важные элементы местной и семейной истории, когда позволяем этим священным местам остаться незамеченными и исчезнуть.«Местоимение имеет значение; эта работа по сохранению памяти требует коллективных усилий всех нас, особенно в отсутствие формализованных механизмов институциональной поддержки. Рейнвилл, который исследовал три дюжины довоенных кладбищ для Hidden History , отмечает, что нет никакой национальной всеобъемлющей базы данных по черным или белым американским кладбищам, только лоскутное одеяло из веб-сайтов, карт и региональных записей, образующих неполный реестр. С помощью своих фотографий Брайан создал хранилище фактов и потенциальный оплот против исторического стирания.

Ист-Эндское кладбище полно жизни. Тысячи эпитафий содержат портреты похороненных здесь людей: Настоящий друг. Она жила для других. Он не умер, его всего . Вы также узнаете об организациях под руководством черных, которые помогли оплатить эти надгробия: Школа Букера Т. Вашингтона; Салон красоты Розалин; Пурпурный Астор Дом Рут. Здесь также видны безошибочные изгибы надгробий, выпущенных военными США. Темнокожие ветераны, чье служение насчитывает более века, отдыхают вместе с учителями, пасторами, домохозяйками и друзьями.Работая почти полностью вручную, Друзья Ист-Энда очистили около десяти акров земли и обнаружили более трех тысяч надгробий среди примерно пятнадцати тысяч индивидуальных захоронений в этом районе.

Когда Брайан впервые начал фотографировать эти места, он испытал ряд сложных эмоций. В то время он работал быстро — возможно, слишком быстро, — сначала устрашенный густотой и масштабом листвы. «Я боялся — отчаяние было бы не слишком сильным словом, — что мы никогда не соберем достаточно людей, никогда не продвинемся.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *