Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

1993 москва: События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

https://ria.ru/20181003/1529881755.html

События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты — РИА Новости, 03.03.2020

События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

События конца сентября-начала октября 1993 года стали страшным уроком для различных политических сил, на горьком опыте они научились тому, что надо… РИА Новости, 03.10.2018

2018-10-03T13:55

2018-10-03T13:55

2020-03-03T12:29

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152971/13/1529711367_0:160:3073:1888_1920x0_80_0_0_76fb94014a3ccd603c653ddd14a43772.jpg

россия

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

1920

1080

true

1920

1440

true

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152971/13/1529711367_171:0:2900:2047_1920x0_80_0_0_ea5bcfe5f9a1ade9a3e4dadfe8089678.jpg

1920

1920

true

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

1

5

4. 7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, события 1993 года в россии, россия

Общество, События 1993 года в России, Россия

МОСКВА, 3 окт — РИА Новости. События конца сентября-начала октября 1993 года стали страшным уроком для различных политических сил, на горьком опыте они научились тому, что надо договариваться и искать компромиссы по самым сложным и казалось бы непримиримым вопросам; победа сторонников реформ привела к принятию действующей Конституции, которая может не совсем сбалансирована, но гарантировала существование РФ как страны, считают политологи, опрошенные РИА Новости.

3 октября 2018, 10:44

Воспоминания свидетелей о путче 1993-го: страх и телеэфиры без галстука

В этом году исполняется 25 лет с момента завершения острейшего внутриполитического кризиса в современной России.

Конфликт 1993 года стал продолжением конфронтации первого президента РФ Бориса Ельцина, а также его сторонников с противниками реформистской политики во главе с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного совета Русланом Хасбулатовым. Политические разногласия переросли в вооруженные столкновения в центре Москвы, штурм телецентра «Останкино» и столичной мэрии, а также введение военной техники и обстрел Белого дома. По разным данным, жертвами «черного октября» стали порядка 160 человек.

Период конкуренции

Аналитики отмечают, что причины конфликта осени 1993 года стоит искать в более ранних событиях. Это время начала 90-х ознаменовалось глубочайшими преобразованиями во всех сферах общества, которые происходили при этом в отсутствие эффективной, дееспособной государственной власти, поясняет ведущий научный сотрудник Института общественных наук РАНХиГС Сергей Беспалов.

2 октября 2018, 12:40

Степашин рассказал, что сильно задело Ельцина в конфликте с Хасбулатовым

В условия этого кризиса власти страна, по его словам, погрузилась еще до 1993 года, ключевые события произошли в 1989-1991 годах, когда сначала рухнули структуры КПСС, которые и были реальной властью в СССР, к чему впоследствии добавился и распад государственных властных структур собственно советского государства.

«Понятно, что такого рода кризисы быстро не преодолеваются. Но при всем этом мы должны понимать, что ключевой составляющей всех тех событий, которые произошли осенью 1993 года, был еще и конституционный кризис, потому что, хотя страна подошла к 1993 году уже с сильно обновленной Конституцией, но та конструкция, которая была заложена в эту Конституцию, была совершенно неудачной», — считает Беспалов.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что события сентября-октября 1993 года как раз и стали завершением периода конкуренции между различными ветвями власти, результаты которой были непредсказуемы. Он добавил, что в период начала 90-х годов, вплоть до октября 1993 года, ситуация в стране была крайне неопределенной: «кто будет у власти через неделю или через месяц, иногда было неясно».

1 октября 2018, 03:39

Четверть века со дня путча: участники жалеют о вводе танков в Москву

Эксперты отмечают, что, с одной стороны, появилась сильная президентская власть, в то же время, функции между главой государства и съездом народных депутатов, который был тогда не просто законодательным органом, а высшим органом госвласти, должным образом не были разграничены.

«Съезд народных депутатов России появился в 1990 году, в 1991 году появился президент — прошли президентские выборы. Они какое-то время были вместе, потому что противостояли союзной власти. Когда рухнул СССР и начались гайдаровские реформы, они буквально через несколько месяцев оказались конкурентами, уже к середине 1992 года. Вот события 1993 года поставили точку в этом вопросе, президент победил», — сказал Макаркин.

Уроки истории

По мнению Макаркина, 1993 год стал страшным уроком для всех: несмотря на раздробленность позиций среди демократической элиты, три года спустя на президентских выборах 1996 года они мобилизовались и провели голосование, хотя был соблазн отменить его из-за низких рейтингов главы государства. «Просто был такой страх, что Ельцин проиграет, будет реванш. Но большинство политической элиты выступили против такого варианта, все-таки было принято решение провести выборы. И это со стороны власти, то есть каких-то решений, которые могли привести к новому взрыву общественного гнева, недовольства, этих решений больше не было, таких шоковых», — отметил политолог.

1 октября 2018, 03:39

Четверть века со дня путча: участники жалеют о вводе танков в Москву

Аналитик добавил, что хотя оппозиция – коммунисты и их союзники – организовывали демонстрации, митинги, но они больше не пытались перехватить власть с помощью народного гнева. «Опять-таки, шли на выборы – где-то выигрывали, как в Госдуме, где-то проигрывали, как на президентских. В общем, эти на самом деле страшные события, потому что в центре Москвы возникала гражданская война, привели к тому, что градус противостояния все-таки снизился, и драматизм снизился и в последующем», — сказал Макаркин.

Политолог подчеркнул, что все-таки на таком страшном опыте политики учились тому, что надо договариваться, возможны компромиссы и «не надо всё тянуть на себя».

«Политическая система стала более компромиссной, менее биполярной, когда мы – они, непримиримая борьба, стала уходить непримиримость. И сейчас, например, мы видим обсуждение пенсионной реформы – такое эмоциональное, драматичное тоже, но оно проходит в обстановке, которая совершенно не напоминает начало 90-х годов. Оппозиция участвует в слушаниях, в согласительных процедурах, вносит свои поправки, к чему-то из этого власть прислушивается, к чему-то – нет, но идет такой рабочий процесс», — пояснил эксперт.

Конституционные итоги

Макаркин считает, что в результате событий 1993 года и последующего принятия Конституции РФ, произошел перекос в сторону исполнительной власти по итогам, и законодательная власть оказалась здесь в роли второстепенной.

3 октября 2013, 09:00

Хроника событий политического кризиса осени 1993 года в РоссииДвадцать лет назад, в начале октября 1993 года, в Москве произошли трагические события, закончившиеся штурмом здания Верховного Совета Российской Федерации и упразднением Съезда народных депутатов и Верховного Совета в России.

«Наверное, если бы принимали Конституцию в более спокойной ситуации, а не в конце 1993 года, может быть, была бы возможность эти права расширить, что было бы целесообразно», — полагает он, отмечая при этом, что такая редакция была сделана с оглядкой на съезд народных депутатов, которые больше представляли собой «огромный митинг», чем парламент.

В свою очередь Беспалов отметил, что модель разделения властей, которая в итоге была реализована в действующей Конституции России, — тема для отдельного большого разговора.

По словам политолога, «нынешняя конституционная модель не вполне сбалансирована, но, по крайней мере, от повторения столь острых кризисов, который случился в 1993 году, нынешняя Конституция страну гарантировала, что уже само по себе не так мало».

Катастрофа и гражданская война

Эксперты единодушно заявляют, что если бы верх в противостоянии одержали не Ельцин и его сторонники, то страну ожидали бы катастрофические последствия с угрозой полномасштабной гражданской войны.

«Россия оказалась бы в совсем катастрофической ситуации, это была бы не просто череда кризисов, это был бы перманентный кризис, чреватый просто гражданской войной и полной дезинтеграцией государства», — убежден Беспалов.

3 октября 2013, 07:54

Экс-мэр Индинок: как события 1993-го виделись из НовосибирскаПротивостояние президента Бориса Ельцина и Верховного Совета ровно 20 лет назад привело к расстрелу парламента и аресту его руководителей и вице-президента Александра Руцкого.

Иван Индинок, бывший тогда мэром Новосибирска, рассказал корреспонденту РИА Новости о своем отношении к этому государственному кризису и о том, как его пережил Новосибирск.

По мнению Макаркина, даже если предположить такой вариант, при котором в противостоянии 1993 года победила сторона Руцкого и Хасбулатова, то все равно не было бы превосходства законодательной власти над исполнительной.

«Был бы один большой митинг, который в исторически короткие сроки завершился бы тем, что после целого ряда конфликтов и столкновений — не знаю, вооруженных или невооруженных — но к власти пришел бы куда более авторитарный правитель, чем Борис Николаевич Ельцин. Так оно происходит: когда идет длительное время смута, хаос, политики выясняют отношения, не могут договориться, тогда часто власть берет кто-то один. И вот уже вопрос, что было бы тогда с законодательной властью, каков был бы институт выборов и был ли бы он вообще», — рассказал о возможном развитии событий эксперт.

Аналитик добавил, что в случае победы Руцкого и Хасбулатова такой триумф законодательной власти был бы мнимым и временным, а дальше, скорее всего, авторитарный режим – «такой, скорее, державной конструкции, попытки восстановить СССР, причем при постоянной угрозе уже не локальной, а куда более масштабной гражданской войны».

Philologia slavica: К 70-летию академика Н. И. Толстого. М., 1993.

Philologia slavica: К 70-летию академика Н. И. Толстого. М.: «Наука», 1993.

I
Ф. Бадаланова-Покровска (София). Кой е свети Никола? (Фолклорните хипостази на един светец: по материали от селата на българските преселници в Таврия)

J. Bartmiński (Люблин). O profilowaniu pojęć w słowniku etnolingwistycznym

С. Б. Бернштейн (Москва). Комментарии к Житию Мефодия

Л. Н. Виноградова (Москва). Ритуалы типа «вождение ряженого»

Д. С. Ворт (Лос-Анжелес). «Слово о полку Игореве» как архаическая культурная модель

А. С. Герд (С.-Петербург). Этногенез и историческая география

А. В. Гура (Москва). Воробеи испечен

В. М. Живов (Москва). Двоеверие и особый характер русской культурной истории

Г. И. Кабакова (Москва). Золотые руки

Ф. Д. Климчук (Минск). К проблеме этногенеза славян

Б. Конески (Скопье). Трескавец и Треска

Г. Г. Литаврин (Москва). «Приходяще Русь да витають у святаго Мамы»

Ю. М. Лотман (Тарту). «Человек, каких много» и «исключительная личность» (к типологии русского реализма первой половины XIX в.)

В. В. Мартынов (Минск). Святогор – былинная ипостась Перуна

L. Moszyński (Гданьск). Kierunki zmian semantycznych prasłowiańskich apelatywów określających przedchrześcijańskich czarowników

А. Е. Наумов (Краков). Св. Кирилл Туровский и Священное Писание

В. Я. Петрухин (Москва). Из древнейшей истории русского права. Игорь Старый – князь-«волк»

А. А. Плотникова (Москва). Об одном новогоднем обряде у сербов

Б. Н. Путилов (С.‑Петербург). Из истории типологических встреч русского и южнославянского эпоса

Л. А. Софронова (Москва). Слово и вещь в русском театре эпохи барокко

Ю. С. Степанов (Москва). Славянские азбучные молитвы на фоне культурной традиции

А. Е. Супрун (Минск). Этнолингвистические сведения в древяно-полабском словаре Христиана Хеннига

А. В. Тарасьев (Белград). Откуда у сербов «Глувна» и «Мироносна» неделя? (Некоторые расхождения в названиях седмиц Постной и Цветной триоди в русской и сербской церкви)

О. А. Терновская (Москва). Несколько слов о культе муравьев и его роли в мифологии финского скотоводства

В. Н. Топоров (Москва). Московские люди XVII века (к злобе дня)

Т. В. Цивьян (Москва). Об одном образе румынского мифологического словаря

Р. Эккерт (Берлин). Бортническая терминология славян, содержащая дериваты корня *laz- ‘лазить’

II

А. А. Алексеев (С.‑Петербург). Внутренняя хронология русского литературного языка

Х. Бирнбаум (Лос-Анжелес). Дивергенция и конвергенция в развитии южнославянских литературных языков

Т. И. Вендина (Москва). К вопросу о создании единой функциональной классификации славянских словообразовательных средств

Г. К. Венедиктов (Москва). Об одном опыте сближения болгарского и русского литературных языков в конце XIX в.

В. А. Виноградов (Москва). [Одушевленность] в сфере классификативной семантики

П. Е. Гриценко (Киев). Некоторые замечания о диалектной основе украинского литературного языка

Е. И. Демина (Москва). Простые прошедшие времена в болгарском языке в свете «видовой» теории

А. Д. Дуличенко (Тарту). Феномен югославо-русинского (на общеславянском фоне)

А. Ф. Журавлев (Москва). О возможности лексикостатистического обнаружения явления языковой конвергенции

М. Ивић (Белград). О детерминациjи по критериjу ‘познатост у jавности’

П. Ивић (Белград).  Вода Дитиња и даљинска асимилациjа вокала

Й. Матешич, А. Бирих (Маннгейм). Типы метонимии прилагательных в современном русском языке

А. Младеновић (Белград). Назив «српски jезик» — наjстариjа потврда из XIV века?

В. М. Мокиенко (С.‑Петербург). Принципы этимологического анализа фразеологии

W. Moskovich (Иерусалим). Mr. Khaǔruchenka, Miss Shaihets’, Mrs. Hoika and Others: The Origin of Some Unusual Family Names in East Slavic Areas

Т. М. Николаева (Москва). Звучание балканского стиха

М. В. Никончук, О. М.Никончук (Житомир). Семантичне обгрунтовання этимологii слова череда

H. Popowska-Taborska (Варшава). Kaszubskie interiekcje wyrażające zdziwienie, zhiecierpliwienie, gniew

И. А. Седакова (Москва). К изучению общеславянской лексики в русском и болгарском языках

F. Sławski (Краков). Prasłowiańskie gněvъ (uwagi metodyczne)

Л. Н. Смирнов (Москва). О первом переводе Библии на словацкий литературный язык

Г. Хютль-Фольтер (Вена). О предложениях с неориентированной анафорической связью в русском литературном языке нового типа

Г. А. Цыхун (Минск). Кирилло-мефодиевская лексика одного полесского говора

Книга «Октябрь 1993, Москва: На грани гражданской войны: Воспоминания и размышления участника событий» Скляренко Б В

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии. Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература. Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Скляренко Б. В.

Издательство:
Ленанд
Год издания:
2015
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Мягкая обложка
Формат:
60х90 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
215×145
Вес:
145 гр.
Страниц:
112
Код товара:
777539
Артикул:
192242
ISBN:
978-5-9710-1794-3
В продаже с:
14. 01.2015

Дополнительная информация

Аннотация к книге «Октябрь 1993, Москва: На грани гражданской войны: Воспоминания и размышления участника событий» Скляренко Б. В.:
Книга посвящена известным событиям 20-летней давности — завершению многомесячного противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти в России, известного как события 3—4 октября 1993 года. Автор вспоминает и размышляет о тех событиях как один из многочисленных их участников, оказавшихся в самом центре происходившего вооруженного столкновения. Являясь членом Гражданского ополчения, созданного в защиту демократии и свободы на митинге возле здания Моссовета, он повествует о ситуации в среде сторонников Президента, затем о ситуации непосредственно у Белого Дома в ходе его штурма, а после задержания как, якобы, боевика из Белого Дома — об отношении силовиков к задержанным гражданам. В книге также приводится ряд свидетельств, в том числе по известной проблеме «неизвестных снайперов». В итоге своих наблюдений автор делает ряд выводов, позволяющих посмотреть на происходившие события того времени под несколько иным углом. Читать дальше…

1993 г.: «малая» гражданская война в России

Если 1991 г. открыл возможности для России, в том числе путь к правовому государству и открытому обществу, то 1993 г. закрыл все варианты, кроме одного: новой системы персонифицированной власти.

Если вы считаете, что 1991 год, год распада Советского Союза, стал ключевой датой в истории посткоммунистической России, то вы ошибаетесь! Действительно, Россия как новое государство родилась в конце 1991 года, когда распался Советский Союз. Но российская система управления, то, как управляется Россия, и отношения между государством и обществом выстраивались на два года позже — в 1993. Мы по-прежнему пытаемся пропустить этот год, предпочитая не останавливаться на драматических событиях, предшествовавших возникновению нового российского политического порядка. Причины понятны: мы не хотим останавливаться на жестокой борьбе, на расстреле парламента, на кровопролитии в октябре 1993 года, тем более, что мы до сих пор не решили, кто был не прав, а кто был прав в те неспокойные времена. Но знаете что — пока мы не решим, что произошло в те дни и почему, и каковы были разветвления истории 1993 года для России, мы не можем построить новую российскую идентичность и консолидировать общество. Испанцы стали нацией, когда нашли общую правду о своей гражданской войне. 19 октябряВ 93 году в России началась гражданская война. Да, это была «маленькая» гражданская война в одном городе — Москве. Но именно эта гражданская война определила нынешнюю траекторию России.

Противостояние между Верховным Советом, законодательной властью России и исполнительной властью – президентом Ельциным в 1993 году имело двухлетнюю тупиковую историю. Этот тупик стал результатом взаимной неприязни между Ельциным и Хасбулатовым, главой Верховного Совета, как сказали бы некоторые. Тогда почему эти два человека из одной команды, воевавшей вместе с Советским центром, вдруг стали врагами? Для этого должны быть какие-то причины. Если думать, что это было противостояние реформаторов и традиционалистов, то не понять всей правды. Да, в команде Ельцина были не только либералы и технократы, но и аппаратчики и традиционалисты. А в состав Верховного Совета, ставшего центром консолидации народнических сил, входили демократы и люди, имевшие свои представления о том, как реформировать Россию.

Конфронтация между двумя ветвями власти, приведшая к драматическому противостоянию, имела структурные корни и, безусловно, была неизбежна. Ищите сами. Верховный Совет был пережитком Советского Союза, у которого был еще один причудливый уровень — почти 1000 сильных Съездов народных депутатов. Согласно старой конституции законодательная власть была ключевым центром власти. Когда Ельцин был избран и в ноябре 1991 г. ему были предоставлены (съездом) чрезвычайные полномочия сроком на один год, противостояние двух ветвей власти стало неизбежным. Обе ветви следовали неизбежному закону монополии на власть. Этот закон взаимной вражды был усилен менталитетом российского политического класса с обеих сторон — обе команды стремились обеспечить себе монополию на власть. Ни одна из команд не была готова сесть и поговорить, искать компромиссы; они были готовы бороться за власть до самого конца и всеми средствами. Для этого была и экономическая мотивация — вопрос приватизации и попытки обеих ветвей ее контролировать и получить драгоценности из ранее принадлежавшей государству собственности.

Можно ли найти мирный выход из этого тупика? Теоретически да. Я имею в виду «нулевое решение», которое означало согласование новой конституции, которая стала бы основой нового государства с распределением функций, исключающим столкновения; добровольный роспуск парламента и отставка президента; и новые выборы в конце 1993 года. Никто не согласился на нулевой вариант — ни одна из сторон не была готова разделить власть. Но стоит отметить один факт: именно Ельцин отчаянно пытался ликвидировать Верховный Совет и даже предпринял неудачную попытку сделать это весной 1993, и именно Ельцин мог использовать военные средства для достижения этой цели.

Весной 1993 года Ельцин пытался распустить Верховный Совет, но безуспешно. В сентябре он предпринял новую попытку выйти из тупика, издав Указ N 1400 и распустив парламент в пользу президентской власти. Верховный Совет решил сопротивляться и дать отпор. История закончилась тем, что Ельцин расстрелял Белый дом. Мы и сегодня не знаем, сколько людей погибло 2-4 октября, когда на улицах Москвы вспыхнуло насилие и во время обстрела российского Белого дома. По официальным данным, 147 человек погибли и 372 получили ранения. Но очевидцы говорят о сотнях и тысячах убитых и раненых.

Трагедия закончилась с принятием новой Конституции, которую редактировал сам Ельцин. Эта конституция стала фундаментом нового государства и новой системы, в которой президент стоял над схваткой, никому не подотчетен и сосредоточил в своих руках все средства власти. Соперника и соперника у российского президента точно никогда не будет. Власти нового русского монарха позавидовали бы даже русские цари. «Нам нужен такой сильный руководитель, чтобы продолжать реформы», — говорили соратники Ельцина. После принятия новой конституции реформы в России застопорились.

Оглядываясь назад на эти события, можно без лишних колебаний и амбивалентности определить их: В сентябре-октябре 1993 года Борис Ельцин и его команда совершили государственный переворот, в результате которого Россия вернулась к авторитарной системе управления.

Правда, при Ельцине Россия демонстрировала элементы политического плюрализма и политической борьбы. Но это был динамизм без определенных правил игры и без верховенства закона — персонифицированная власть творит свои законы. Политическая борьба была естественным следствием утраты Ельциным поддержки в обществе и слабости его правления.

Но Ельцин создал потенциально репрессивную политическую машину, которая ждала нового водителя. Преемник Ельцина использовал его гораздо эффективнее.

Если 1991 год открыл для России множество вариантов, в том числе путь к правовому государству и открытому обществу, то 1993 год закрыл все варианты, кроме одного. Этот вариант представлял собой новую систему персонифицированной власти без сдержек и противовесов и без противовеса человеку, сидящему в Кремле. Это было прямым следствием трагических дней 19 октября.93. 

Нынешней российской власти сложно открыто обозначить свое отношение к этой трагедии и двум сторонам противостояния. Но они точно понимают, что то, как разрешился конфликт, сформировало новую реальность, которая сделала возможным нынешний режим.

Автор:

  • Лилия Шевцова

Карнеги не занимает институциональную позицию по вопросам государственной политики; взгляды, представленные здесь, принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают взгляды Карнеги, его сотрудников или его попечителей.

Обещания даны, обещания нарушены? Что Ельцину рассказывали о НАТО в 1993 году и почему это важно

Конечно, в прошлую пятницу Кремль с немалой горечью наблюдал, как главы государств и правительств стран НАТО собрались на обед в президентском дворце в Варшаве, в том самом здании, где находится Варшавский договор — который лег в основу возглавляемого Советским Союзом военного альянса времен холодной войны, был подписан в 1955 году. Более крупным событием стал саммит НАТО, который в четвертый раз проводился бывшим советским государством-сателлитом или республикой. Включение восточноевропейских государств в альянс было источником напряженности между Россией и Западом еще до того, как в 1919 году было объявлено о первом раунде расширения НАТО.97. Сегодня Россия и Запад, находящиеся в разногласиях по поводу Украины и Сирии, проводят значительные военные операции в Европе, невиданные со времен холодной войны. Таким образом, никогда не было более важного момента для пересмотра условий урегулирования в Европе после окончания холодной войны, особенно в том, что касается НАТО, чтобы понять корни нынешнего противостояния.

Более четверти века назад, в феврале 1990 года, госсекретарь США Джеймс Бейкер и советский лидер Михаил Горбачев обсудили будущую роль НАТО в объединенной Германии. Бейкер сказал Горбачеву, что «не будет продления юрисдикции НАТО для сил НАТО ни на один дюйм к востоку», и согласился с заявлением Горбачева о том, что «любое расширение зоны НАТО неприемлемо». Разговор окончен, да? Неправильный. Сам Горбачев признал, что их встречи были ранним обсуждением того, что превратилось в переговоры об условиях объединения Германии, а не более широким разговором о будущей роли НАТО в Европе. Понимание перипетий этих переговоров имеет решающее значение для понимания сегодняшних оспариваемых нарративов.

Этот разговор и его смысл до сих пор отравляют отношения между Москвой и Вашингтоном. Ученые и политики продолжают спорить о том, обещал ли Запад, и в частности Соединенные Штаты, русским, что НАТО не будет расширяться за счет включения бывших стран Варшавского договора. Когда это было политически удобно, многие представители российской элиты использовали идею такого обещания, чтобы доказать, что они были преданы в урегулировании, положившем конец холодной войне в Европе, тем самым оправдывая противодействие России, включая вторжение на Украину, против возглавляемой США службы безопасности. заказ.

Этот разговор между Бейкером и Горбачевым был не последним разговором лидеров США и России о будущем НАТО, в ходе которого российская сторона уверяла, что НАТО не собирается распространять членство на страны бывшего советского блока. Но если русские и были сбиты с толку заявлениями США в начале 1990-х годов, то не потому, что высшее руководство США коварно разрабатывало план, чтобы воспользоваться слабостью России. Скорее, это произошло потому, что внутри самого правительства США существовала огромная неуверенность в отношении наилучшего пути вперед. Официальные лица США хотели укрепить безопасность и стабильность в Европе после окончания холодной войны, а также способствовать неконфликтным отношениям с Россией. Эти цели могут показаться не обязательно противоречащими друг другу. Действительно, человек, наиболее ответственный за политику расширения НАТО, президент Билл Клинтон, считал, что сможет удовлетворить требования Центральной и Восточной Европы присоединиться к Западу, а также умиротворить своего приятеля, президента России Бориса Ельцина, который хотел, чтобы у России было свое собственное место. в Европе. Увы, этому не суждено было сбыться. Ельцина это не успокоило, но он был слишком слаб, чтобы сопротивляться. И кипение в Москве по поводу того, что США считали унижением России в 19-м веке.90-е достигли своего пика к 2008 году, когда Владимир Путин решил, что с него достаточно прорыва альянса на восток, и начал войну, чтобы не дать Грузии приблизиться к членству в НАТО.

Исторический анализ предполагаемого обещания не расширять НАТО привлек чрезмерное внимание к встречам 1990 года, в значительной степени потому, что цитаты кажутся столь однозначными (например, не «один дюйм восточнее»). Но главные действующие лица того времени скоро уйдут со сцены. Михаил Горбачев объявил о распаде Советского Союза и, следовательно, о своем президентстве 19-го Рождества.91, и президент США Джордж Буш-старший. Буш проиграл свою заявку на переизбрание менее чем через год.

В то время как историки, политологи и политики сосредоточили свое внимание на неверных представлениях, возникших в результате встреч 1990 г. , более важными для враждебных отношений, возникших в середине 1990-х гг. по поводу расширения НАТО, были неправильные представления, возникшие в результате встреч между Клинтоном, Ельциным и их ближайшие помощники. Концентрацией всех неясностей того периода больше, чем любая другая встреча, стала беседа, состоявшаяся в Москве 19 октября.93. Государственный секретарь США Уоррен Кристофер посетил Москву, чтобы объяснить перед саммитом НАТО в январе 1994 г., что Соединенные Штаты не будут поддерживать присоединение новых членов к альянсу, а скорее разработают Партнерство ради мира, в которое войдут все государства бывшего Варшавского договора. Облегчение Ельцина было ощутимым. Он думал, что избежал пули расширения НАТО в то время, когда он вел яростную политическую битву против сторонников жесткой линии дома. Год спустя, когда он обнаружил, что расширение не только обсуждается, но и фактически будет продолжаться, Ельцин был в апоплексическом ударе и публично выступил против Клинтон на встрече в Будапеште.

Благодаря Закону о свободе информации у нас есть рассекреченный меморандум о беседе (MemCon), который проливает гораздо больше света на то, что было сказано в октябре 1993 года (и в каком порядке), чем мемуары Кристофера и главы Клинтона по России. , Строуб Тэлботт. Но не только то, что было сказано на той или иной встрече, имеет решающее значение для понимания траектории американо-европейско-российских отношений после распада Советского Союза. Встречи 1990 и 1993 годов символизируют повествование всего десятилетия: стремясь к новым отношениям с Россией, Соединенные Штаты считали себя победителями в холодной войне и обладали способностью формировать динамику безопасности в Европе. Между тем Ельцин считал себя ответственным за свержение коммунизма и хотел признания места своей страны в Европе, но не имел возможности противостоять инициативам США, которые, по его мнению, только укрепляли его более националистически настроенных противников в России.

Расширение НАТО принесло огромные выгоды той части Европы, которая исторически страдала от отсутствия безопасности из-за своего расположения между Германией и Россией. Такие страны, как Польша, Чешская Республика и Эстония, процветали с тех пор, как вступили в НАТО, и их успех в качестве демократических, ориентированных на рынок стран, прочно укоренившихся в альянсе и Европейском союзе, является важным стратегическим достижением для всей Европы. Если бы они были исключены из европейских институтов, они, возможно, столкнулись бы с той же неуверенностью и борьбой, с которыми сегодня сталкиваются Украина и Грузия.

Тем не менее, в то время как расширение НАТО распространило безопасность на регион, более привыкший к небезопасности или нежелательному господству, неспособность предоставить России место в системе европейской безопасности (за которую Россия также несет ответственность) оставила зону небезопасности между НАТО и Россией что продолжает сбивать с толку политиков.

США и их партнеры считали, что безопасность в Центральной Европе (регион, породивший Первую мировую войну, Вторую мировую войну и холодную войну) создаст стабильную среду для всех стран, включая Россию, которая может стать « нормальная» страна, лишенная империи. Напротив, многие в Москве (особенно после прихода к власти Владимира Путина) считают, что безопасность России зависит от незащищенности ее соседей.

Западу не нужно отступать от своего мнения о том, что включение Центральной и Восточной Европы в НАТО и ЕС способствовало продвижению стратегических интересов и ценностей. Ему необходимо понять корни чувства незащищенности в России, но не в рамках игры с обвинениями, а для того, чтобы помочь обеим сторонам в их стремлении нащупать путь к более стабильным отношениям между Западом и Россией. То, что Кристофер передал Ельцину в октябре 1993 года, проливает свет на главный вызов, с которым Соединенные Штаты столкнулись после окончания холодной войны: как поддержать свободу в Центральной и Восточной Европе и избежать признания притязаний России на сферу влияния в регионе, в то же время не подпитывая российскую неуверенность, которую Запад стремится унизить и использовать в своих интересах.

Встречи в 1990 году

В последнем набеге на эту тему Джошуа Шифринсон утверждает, что расширение НАТО нарушило «дух» бесед 1990 года между лидерами США, Западной Германии и Советского Союза, и поэтому Россия вправе жаловаться на то, что произошло позже, потому что это было основой переговоров, последовавших за объединением Германии. Это лучшее, что можно сделать, чтобы поверить в российскую позицию, учитывая, что историк Марк Крамер просмотрел документальные свидетельства, чтобы рассуждать так же, как я в 1919 г.99, разговор в 1990 году ограничивался дискуссией о статусе объединенной Германии в НАТО. Не было никаких обещаний или даже обсуждения таких стран, как Польша и Венгрия.

Частично сохраняющаяся путаница связана с тем фактом, что сказанное в то время звучит довольно ясно в ретроспективе. 31 января 1990 года министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер заявил: «Что НАТО должно сделать, так это недвусмысленно заявить, что, что бы ни происходило в Варшавском договоре, расширения территории НАТО на восток, то есть ближе к границы Советского Союза». Затем в феврале Бейкер сказал Горбачеву в Москве, что «не будет продления юрисдикции НАТО для сил НАТО ни на дюйм к востоку». Горбачев тогда заявил, что «любое расширение зоны НАТО неприемлемо». Бейкер ответил: «Я согласен».

Однако официальные лица США отказались от этих заявлений во время последовавших переговоров, и обсуждение было сосредоточено на том, какие войска и инфраструктура будут разрешены в бывшей Восточной Германии, а не на том, станет ли объединенная Германия полноправным членом НАТО. Даже Горбачев позже согласился, что вся дискуссия шла о Германии и условиях объединения, а не об остальной Европе.

Тем не менее, бесконечные дискуссии по поводу февральских бесед 1990 года свидетельствуют о том, что среди ученых или между американскими и российскими политиками никогда не будет единого мнения относительно того, было ли обещание дано кем-то, кто имеет право давать его. Различное восприятие или даже ужесточение постфактум позиций по поводу того, что означали эти разговоры, подчеркивают реальную проблему. Затем Соединенные Штаты стремились максимизировать свое влияние в Европе и считали, что это оправдано, поскольку они выиграли соревнование с Советским Союзом, в то время как Россия была полна решимости вновь стать великой державой, имеющей право голоса в будущем европейского порядка безопасности.

Внимание к разговорам 1990-х отвлекло внимание от того факта, что главным лицом, принимавшим решения в России в 1990-х годах, был вовсе не Горбачев. Это был Борис Ельцин, избранный президентом России в 1991 году и возглавивший страну после распада Советского Союза в декабре. Больше всего для Ельцина имело значение не то, что Горбачеву сказали в 1990 году, а то, что ему сказали в октябре 1993 года: что Соединенные Штаты добиваются партнерства ради мира для всех европейских стран, а не членства в НАТО только для некоторых европейских стран. Это тоже не было обещанием, но оно закрепило для русских нарратив о том, что независимо от того, что Соединенные Штаты заявляют в разговорах со своим руководством, они максимизируют американскую позицию без учета интересов России.

Россияне были не единственными, кому в начале 1990-х не нравилась идея расширения НАТО. Несмотря на призывы к членству в НАТО, сделанные ключевыми центральноевропейскими лидерами, такими как президент Чехии Вацлав Гавел и президент Польши Лех Валенса, на встрече с президентом Биллом Клинтоном, большинство официальных лиц в правительстве США не поддержали такой шаг. Официальные лица, такие как главный советник по России Строуб Тэлботт, выразили обеспокоенность реакцией Москвы в тот момент, когда переход России к демократии был под вопросом, а Соединенные Штаты работали с Москвой над выводом стратегического ядерного оружия с Украины, среди других вопросов постсоветского наследия. Со своей стороны, официальные лица Пентагона не только были обеспокоены тем, что могут навредить новым отношениям с Россией, но также помнили о том, что членство в НАТО сопровождалось гарантией безопасности в соответствии со статьей 5, которая потребует дополнительных ресурсов в то время, когда речь идет о постхолодной войне. В воздухе витал военный «дивиденд мира».

Встреча представителей кабинета национальной безопасности Клинтона в Вашингтоне незадолго до октябрьской поездки Кристофера в Москву завершилась компромиссом. На саммите НАТО в январе 1994 г. Соединенные Штаты не настаивали на расширении и даже на предоставлении статуса «ассоциированного» члена для некоторых стран. Скорее, Вашингтон будет продвигать «Партнерство ради мира», в которое войдут все члены бывшего Варшавского договора, включая Россию, и он сосредоточится на налаживании связей между военными для усиления поддержки демократических реформ во всем регионе. Продвижение программы «Партнерство ради мира» вместо расширения позволило решить проблемы официальных лиц Государственного департамента и министерства обороны. В моей книге Не то ли, а когда: решение США о расширении НАТО , Я называю советника по национальной безопасности Энтони Лейка одним из ключевых сторонников расширения в администрации. Несмотря на то, что в 1993 году Лейк не смог убедить своих коллег, Лейк добился того, что встреча оставила открытой возможность расширения в будущем, что в то время рассматривалось противниками расширения просто как одноразовая линия.

Лейк не был тем должностным лицом, которое пошло информировать Ельцина после встречи. Это был госсекретарь Уоррен Кристофер в сопровождении Тэлботта, который отправился в Москву, чтобы сообщить то, что, как они знали, будет воспринято Ельциным как хорошая новость.

Когда они позже написали на эту тему, Кристофер и Тэлботт оба создали впечатление, что Ельцин неправильно понял то, что ему говорили. В своей книге « В потоке истории: формирование внешней политики для новой эры » Кристофер пишет, что, когда он рассказал Ельцину о «Партнерстве ради мира», Ельцин назвал это «гениальным ходом». Затем Кристофер сообщает, что он объяснил, что процесс расширения НАТО будет «долгосрочным и эволюционным», и Ельцин ответил: «Это действительно отличная идея». Точно так же Тэлботт в своих мемуарах The Russia Hand , говорит, что, когда Кристофер объяснил, что Соединенные Штаты в то время продвигались вперед не с расширением, а с «Партнерством ради мира», Ельцин даже не дал ему договорить, назвав это «блестящим».

МемКон со встречи проясняет, почему Ельцин позже чувствовал себя преданным. Элементы декламации Кристофера и Тэлботта присутствуют, но не в том же порядке, как подразумевается, и способами, которые вводят в заблуждение.

19 октября93 в Москве

Кристофер 45 минут встречался с Ельциным на даче последнего в Завидово 22 октября. К Ельцину присоединились министр иностранных дел Андрей Козырев, советник по иностранным делам Дмитрий Рюриков и помощник президента Виктор Ильюшин. Кристофер взял с собой Тэлботта и посла США в России Томаса Пикеринга.

Кристофер начал с выражения признательности президента Клинтона за непоколебимость Ельцина в течение предыдущего месяца, а российский президент, в свою очередь, выразил огромную благодарность за то, что Клинтон осталась с ним. (Ельцин только что своим указом от 21 сентября распустил Российский Конгресс народных депутатов, а затем 3 октября вступил в кровавую конфронтацию со своими парламентскими оппонентами.) Кристофер сказал, что Клинтон восхищается сдержанностью Ельцина после событий 21 сентября, и заявил, что Американцы считают, что его ответ привел к наименьшим человеческим жертвам.

Кристофер передал, что Клинтон приняла приглашение Ельцина посетить Москву в январе после саммита НАТО. Затем он обратился к недавнему письму Ельцина Клинтон о НАТО, отметив, что президент США только что принял решение о том, что предложить на саммите НАТО: «В этом отношении ваше письмо пришло как раз вовремя и сыграло решающую роль. на рассмотрение президента Клинтона».

Затем Кристофер изложил политику, которая была музыкой для ушей Ельцина. Ничего не будет сделано для исключения России из «полного участия в будущей безопасности Европы». Соединенные Штаты будут рекомендовать «Партнерство во имя мира», открытое для всех членов Совета североатлантического сотрудничества. Этот новый орган будет служить механизмом диалога со всеми государствами бывшего СССР и Варшавского договора. Кристофер сказал Ельцину, что «не будет никаких попыток исключить кого-либо, и в настоящее время не будет предпринято никаких шагов, чтобы поставить кого-либо впереди других».

Ельцин прервал его, чтобы убедиться, что он правильно понял, что ко всем странам Центральной и Восточной Европы и бывшего Советского Союза будут относиться одинаково и что будет «партнерство, а не членство». Кристофер ответил: «Да, это так, не было бы даже ассоциированного статуса». Ельцин ответил: «Это блестящая идея, это гениальный ход».

Ельцин с облегчением сказал Кристоферу, что это снимет всю напряженность, существовавшую в России в связи с реакцией НАТО на устремления союзников из Центральной и Восточной Европы. Идея партнерства для всех, а не членства для некоторых была, по словам Ельцина, «отличной идеей, действительно прекрасной. Скажи Биллу, что я в восторге от этого блестящего хода». Кристофер заметил: «Мы скажем ему, что вы восприняли его рекомендацию с большим энтузиазмом».

Согласно МемКону, только тогда Кристофер сказал, что Соединенные Штаты будут «рассматривать вопрос о членстве как более долгосрочную возможность». Мы не знаем, отреагировали ли на это Ельцин или другие российские официальные лица в зале, и мы не знаем, насколько четко Кристофер донес это сообщение. На MemCon этот конкретный момент не заключен в кавычки, как в случае с рядом других комментариев, о которых сообщалось. Страны, которые хотели, могли использовать эту возможность со временем, но только позже.

Кристофер добавил, что отправил идею «Партнерство ради мира» своим коллегам из НАТО 19 октября, и она была хорошо принята. «Я в восторге от вашего одобрения и теперь предсказываю широкое признание этой идеи». Ельцин заявил, что полностью доверяет Соединенным Штатам и Клинтон.

В отличие от встречи 1990 года, которая была посвящена статусу Германии в НАТО, эта встреча была конкретно посвящена будущим отношениям НАТО с Центральной и Восточной Европой и бывшим Советским Союзом. Ельцин только что пережил чрезвычайно тяжелые времена дома, применив силу в борьбе с силами оппозиции. Хотя он выразил надежду на предстоящие парламентские выборы в России, он и Запад будут шокированы событиями 19 декабря.93 показа ультранационалиста Владимира Жириновского, который наберет почти четверть голосов избирателей. В октябре Кристофер выступил с приветственным посланием: на своем саммите в январе 1994 года НАТО будет продвигаться вперед с программой «Партнерство ради мира для всех», а не путем членства для некоторых. Как оказалось, Россия присоединилась к Партнерству 22 июня 1994 года, в годовщину вторжения Гитлера в Советский Союз в 1941 году.

Но не только Ельцин почувствовал, что увернулся от пули. Те, кто не поддерживал расширение, опасаясь противодействия России, — в том числе Тэлботт (который в начале 1994 стал заместителем государственного секретаря) и заместителем министра (вскоре станет министром) обороны Билл Перри — считали, что они отложили вопрос о расширении как «долгосрочную возможность». В конце концов, когда Клинтон приехал в Москву в январе 1994 года, он сказал, что, хотя НАТО «явно обдумывала возможность расширения», «Партнерство ради мира» стало «настоящим сейчас».

Однако Москва и Брюссель были не единственными поездками Клинтона в этом месяце. Лейк призвал президента сказать в Праге (где центральноевропейцы хотели услышать что-то более благоприятное), что «вопрос больше не в том, примет ли НАТО новых членов, а в том, когда и как». Как я описываю в своей книге, сторонники расширения воспользовались возможностью, предоставленной этими и другими заявлениями, чтобы продолжить продвигать идею расширения. К концу 1994, для некоторых нависла «долгосрочная возможность» членства в НАТО.

На частном обеде в конце сентября 1994 года Клинтон сказал Ельцину, что НАТО будет расширяться, но заявил, что графика нет. «Мы собираемся двигаться вперед в этом вопросе, — сказал Клинтон, — но я бы никогда не свалил это на вас». Он продолжил:

Расширение НАТО не является антироссийским… Я не хочу, чтобы вы поверили, что я просыпаюсь каждое утро, думая только о том, как сделать страны Варшавского договора частью НАТО — это не то, как я смотрю на это. Это. Что я действительно думаю о том, как он использует расширение НАТО для достижения более широкой и высокой цели единства и интеграции европейской безопасности — цели, которую, как я знаю, вы разделяете.

Клинтон объяснил, что Россия (в то время, казалось бы, на пути к демократии) потенциально может стать членом НАТО, если она того пожелает, о чем Ельцин и даже Путин изначально говорили положительно, хотя можно предположить, что ни они, ни западные официальные лица, которые повторяли мантру «открытой двери», верили, что это может или произойдет.

Не прошло и года, как Ельцину сказали: «Партнерство для всех, а не НАТО для некоторых». Он ясно выразил свое неудовольствие на встрече 19 декабря.94-е совещание в Будапеште Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), которое было преобразовано в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), общеевропейскую структуру безопасности. Ельцин шокировал своих американских и европейских коллег, заявив: «Европа, даже не успев сбросить с себя наследие холодной войны, рискует обременить себя холодным миром». Он продолжил:

НАТО было создано во времена холодной войны. Сегодня он не без труда пытается найти свое место в Европе. Важно, чтобы этот поиск не создавал новых разногласий, а способствовал единству Европы. Мы считаем, что планы расширения НАТО противоречат этой логике. Зачем сеять семена недоверия? Ведь мы уже не противники, мы партнеры.

Спустя почти 22 года США и Россия не партнеры, а противники. Многим легко обвинить в таком положении дел расширение НАТО. Конечно, беседа Кристофера с Ельциным в 1993 году способствовала последующему недоверию, но Кристофер и Тэлботт поверили (и сами испытали облегчение) тому, что говорили тогда: любое расширение произойдет гораздо позже. По целому ряду причин, которые я описываю в своей книге, этот график был значительно сдвинут такими людьми, как Лейк, которые выступали за движение вперед. Лейк смог убедить Клинтон в мудрости расширения как по политическим, так и по политическим причинам. Клинтон, со своей стороны, считал, что сможет развеять опасения Ельцина по поводу НАТО.

Несмотря на усилия Клинтона, Ельцин по-прежнему был расстроен расширением, но ничего не мог сделать, чтобы предотвратить его (как это было в случае с войной в Косово в 1999 году). Министр иностранных дел России Андрей Козырев в середине 1994 года сказал: «Величайшим достижением российской внешней политики в 1993 году было предотвращение расширения НАТО на восток до наших границ». Как оказалось, это достижение было недолгим. Но проблема американо-российских отношений заключалась не столько в расширении как таковом, сколько в том, что ни Запад, ни Россия так и не нашли места для последней в том, что Горбачев назвал «Общим европейским домом».

Заключение

Как человек, который поддержал расширение как средство обеспечения безопасности исторически небезопасного региона, я рассказываю эту историю не как часть того, что было четвертьвековой игрой в ловушку, и уж точно не для того, чтобы подпитывают российские оправдания их вторжения в суверенную страну в 2014 году. Скорее, я надеюсь напомнить нам о ключевых контурах мира сразу после «холодной войны»: Соединенные Штаты считали, что они выиграли «холодную войну», и стремились обеспечить условия урегулирования, благоприятные для американских интересов. Ельцин считал, что он и русский народ свергли коммунизм, и хотел, чтобы условия урегулирования признавали их интересы в качестве основных игроков в Европе. Учитывая неравенство сил, эти разногласия будет трудно примирить. Билл Клинтон искренне хотел помочь России построить демократию и рыночную экономику (особенно потому, что он хотел переключить ресурсы с обороны на свои внутренние приоритеты), и он безоговорочно поддержал Ельцина, даже когда последний действовал недемократично, как 19 октября.93. Клинтон гарантировал, что никаких конкретных шагов по расширению НАТО не будет до тех пор, пока его друг Борис не будет благополучно переизбран в июле 1996 года. -Российский Основополагающий акт, обеспечивающий идею партнерства на первом этапе расширения НАТО.

Но для многих россиян, прежде всего Владимира Путина, 1990-е годы были десятилетием унижений, поскольку США навязывали Европе свое видение порядка (в том числе в Косово в 1999), в то время как русские ничего не могли делать, кроме как стоять и смотреть. В 2008 году в Грузии и в 2014 году на Украине Путин ясно дал понять, что существуют красные линии, которые он не позволит пересечь НАТО и Европейскому Союзу.

Самая важная мораль этой истории заключается в том, что ни Соединенные Штаты и европейцы, ни Россия не нашли для последней приемлемой роли в европейской безопасности после холодной войны. Партнерство ради мира оказалось недолговечным как возможное решение. Расширение обеспечило безопасность для большей части Центральной и Восточной Европы (и эта безопасность позволила расшириться и Европейскому союзу), но России так и не нашлось места в этом процессе, несмотря на создание Основополагающего акта и Совета Россия-НАТО. Страны бывшего Советского Союза, расположенные между Россией и НАТО, по-прежнему страдают от чрезвычайной нестабильности, большую часть которой намеренно поощряет Россия. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, в которую входили все члены НАТО и бывшего Варшавского договора, была слишком слаба, чтобы когда-либо иметь шанс сыграть центральную роль в европейской безопасности, особенно когда ее склонность к серьезному наблюдению за выборами и надзору за человеческими нарушения прав человека противоречили подходу Москвы к выборам и правам человека.

Соединенные Штаты должны гордиться тем, что они помогли создать на востоке Европы после холодной войны в партнерстве с европейцами от Атлантики до Черного и Балтийского морей. Саммит НАТО на прошлой неделе в Варшаве стал еще одним полезным шагом в укреплении решимости альянса твердо противостоять российской агрессии. Просто нет оправдания вторжению России в Украину, что является вопиющим нарушением международного права. Но поскольку лидеры альянса в Варшаве еще раз заверили восточных членов НАТО в том, что они защищены, становится ясно, что им еще предстоит найти решение проблемы отсутствия безопасности в этих странах, лежащих между НАТО и Россией. «Партнерство ради мира» не было ответом, особенно после того, как расширение стало призом для большинства стран региона. Сегодня Соединенные Штаты находятся в непростом противостоянии с Россией, напоминающем холодную войну в Европе, которую лидеры обеих сторон пытались забыть в своих разговорах в 1919 году.93, и один, которому не видно конца.

Есть те, кто винит в таком положении дел Запад за невыполнение обещаний, введение в заблуждение российских коллег и расширение НАТО, и другие, кто ругает Россию за то, что она не может работать с НАТО, а не против нее, и кто возмущен вторжение в Украину. Я отношусь ко второму лагерю, но считаю, что Соединенные Штаты ошибались на протяжении всего этого периода, особенно в 1990-е годы, полагая, что в конечном итоге они смогут убедить Россию в том, что настойчивость и расширение НАТО служат интересам России, создавая безопасность и стабильность во всем регионе. Горбачев и Ельцин хотели, чтобы Россия нашла свое место в Европе, но не в качестве младшего партнера Соединенных Штатов, а Путин стремился обратить вспять то, что он считал чистым унижением.

Исторически Россия нашла место в Европе только через империю, и Соединенные Штаты и их европейские партнеры стремились избавить Европу от этого имперского присутствия после распада Советского Союза. Нынешняя военная позиция и враждебная риторика, исходящие с обеих сторон, напоминают нам о том, что, хотя Запад после холодной войны переместил разделительную линию в Европе на сотни миль к востоку, эта линия все еще существует. Мечта, которую Кристофер представил Ельцину в октябре 1993 года, — о партнерстве для всех, а не о членстве для некоторых — исчезла, о чем еще раз напомнил нам саммит НАТО на прошлой неделе.

 

Джеймс Голдгейер — декан Школы международной службы Американского университета, автор или соавтор трех книг о 1990-х годах: Не то ли, а когда: решение США о расширении НАТО ; Сила и цель: политика США в отношении России после холодной войны (с Майклом Макфолом) и Америка между войнами: с 9 ноября по 11 сентября (с Дереком Чолле). Вы можете следить за ним в Твиттере: @JimGoldgeier.

Изображение: Ельцин Центр

Комментарий

Роль народных масс во время восстания в Москве в октябре 1993 года | Россия

Десять лет назад в этом месяце в Москве (3 и 4 октября) «Белый дом» (как известно здание российского парламента) бомбили, и сотни людей были убиты. Это была гражданская война между президентом Ельциным и парламентом. (Верховный Совет Российской Федерации). Сегодня российские власти предпочитают не вспоминать о тех событиях не только из-за кровавого характера что произошло, но и потому, что то, что произошло еще в 1993 допросил легитимность нынешней российской системы.

Десять лет назад в этом месяце в Москве (3 и 4 октября) «Белый дом» (как известно здание российского парламента) бомбили, и сотни людей были убиты. Это была гражданская война между президентом Ельциным и парламентом. (Верховный Совет Российской Федерации). Сегодня российские власти предпочитают не вспоминать о тех событиях не только из-за кровавого характера что произошло, но и потому, что то, что произошло еще в 1993 допросил легитимность нынешней российской системы. Западные СМИ также ведут себя в так же. Об этом предпочитают забыть или, по крайней мере, не заострять внимание, потому что Октябрьские события 1993 года в Москве не вписываются в мифологию о «мирном и демократические реформы в Восточной Европе». Ирония ситуации в том, что даже некоторые «герои», защищавшие в те дни парламент, предпочитают не напоминать об их роли — это может стоить им карьеры, которую они построили для себя в нынешнем российском бюрократическом аппарате.

Только марксисты могут объяснить и проанализировать то, что происходило в те дни без чувство стыда, и это то, что мы постараемся сделать. не планирую описывать характер противостояния парламента и президента Ельцина. Это уже сделал Тед Грант в своей блестящей работе « Россия: От революции к контрреволюции ». Вот что я попытаюсь сделать, так это показать роль масс в те драматические дни.

Дорога на 9 октября0005

Конфликт между Ельциным и парламентом был конфликтом двух Крылья российской бюрократии, одержавшие верх в августе 1991 г. События. Оба главных лидера парламента – спикер Руслан Хасбулатов и вице-президент Александр Руцкой — изначально стоял за Ельцина возле здания парламента («Белый дом»). Но однажды они пришли к власти бывшие «союзники» оказались в противоборствующих лагерях. Хаотичный и авантюристическая приватизация вместе со всеми прочими прокапиталистическими «реформами» за несколько месяцев разрушил российскую экономику. На протяжении 1992 растет Противодействие политике Ельцина исходило от тех бюрократов, которые были обеспокоены о состоянии, в котором находилась российская промышленность, а также от региональных лидеров, которые хотели большей независимости от Москвы. Лидеры богатых нефтью такие республики, как Татарстан и Башкирия, даже призывали к полному независимость от России. Многие из этих требований должны были найти свое представителей в самом парламенте.

Однако проблемы, с которыми столкнулась бюрократия, были ничто по сравнению с страдания простых русских людей. Отмена контроля над ценами привела к цены выросли в некоторых регионах на 300-350 процентов. От удара люди также потерял все свои банковские сбережения. Для многих пенсионеров это было абсолютным катастрофа, самая страшная в их жизни. Промышленное производство к 19 августа93 было упал на 41,3% по сравнению с январем 1990 г. Это был самый большой спад в народное хозяйство в условиях мирного времени и капиталистические «реформы» ответственность за это. Десятки тысяч рабочих в провинции потеряли работу. рабочие места. Многие голодали и едва выживали. Мы можем сравнить влияние этих капиталистических экономических реформ в России с некоторыми сталинскими действия в 1930-е гг. Но по крайней мере экономика при Сталине была в итоге выдвинулся вперед. Капиталист «реформирует» просто «создает собственников» как единое целое. Молодой русский», — прокомментировал реформатор.

Русские массы были сбиты с толку и дезорганизованы. Тем не менее некоторые из них пытался дать отпор. Спорадические забастовки происходили в разных регионах России, но у рабочих не было четких политических или экономических целей. Они были просто протестуя против новых и ужасных условий жизни. Старый советский профсоюзная система рухнула, и профсоюзные боссы искали пути сотрудничества с режимом.

Старая Коммунистическая партия Советского Союза была распущена 19 августа91 по приказу Ельцина, без всякого сопротивления. Рабочий класс не имел представителей в новом парламенте. Но мы знаем, что если рабочий класс заблокированная на парламентском фронте, она ищет другие способы борьбы. период 1992-1993 гг. был периодом появления новых сталинистских партий. Они призывал вернуться к славным дням «великого вождя Сталина» и за восстановление СССР в границах 1991 года. Этот вид мышление привело их к тесному союзу с националистическими группами. Эти группы сначала поддержали Ельцина как «спасителя» России от «еврейского коммунизм», но позже в нем разочаровались. Также не было четкая экономическая программа для рабочего класса – лучшее, что они могли пообещать заключалась в том, что все вернется в «старые добрые советские времена». Для многих люди, живущие в ужасных условиях этого капиталистического кошмара 1992-1993 этого было достаточно. Этот союз «коммунистов» с националистов и антисемитов, оттолкнули многих хороших молодых людей, рабочих и интеллектуальный. Однако было также много рабочих, сплотившихся в этих партиях. потому что не видели альтернативы. Самой сильной из этих партий была «Трудовая Россия». Эта организация, возглавляемая Виктор Анпилов, журналист, работавший в Никарагуа и на Кубе в 1992-1999 гг., стала массовой партией и на пике своего развития насчитывала тысячи членов.

Период 1992-1993 годов был периодом массовых демонстраций и акций протеста в Москва. Особенно кровавым и жестоким было празднование Первомая в 1993 году, когда Московская полиция столкнулась со 100 000 демонстрантов. В этот день один милиционер и трое демонстрантов были убиты. Но это была лишь генеральная репетиция что должно было прийти.

Начало контрудара

21 сентября 1993 года Ельцин решил, что пора положить конец

его старый конфликт со своими оппонентами в парламенте. Он распустил Верховный Совет и взял всю власть в свои руки и правил страной своим указом. Это было указ президента № 1400. Формально, по тогдашнему российскому конституции это было абсолютно незаконно. Согласно конституции, с роспуска парламента Ельцину пришлось бы оставить свой пост и позвонить новые выборы в течение трех месяцев. Это был первый шаг к созданию Бонапартистский режим в России. Конституционный суд России заявил, что Действия Ельцина были абсолютно незаконными. В тот же день первые несколько добровольцев прибыли в Белый дом и построили символические баррикады. Некоторые из них пришли «защищать Конституцию». Другие демонстрировали не симпатию к парламенте, но их противостояние ельцинскому режиму. Большинство русских рабочие фактически игнорировали эти события. Они не были заинтересованы в защите этого парламент, который никогда не проявлял никакого интереса к нуждам рабочих. Виктор Анпилов писал в своих воспоминаниях: «На наш призыв объявить забастовку прийти и поддержки Верховного Совета, ЗИЛ (автозавод в Москве) ответил брань: «Ельцин, Гайдар, Руцкой, Хасбулатов? В чем разница? Они борются за власть, и мы должны пролить за них свою кровь?»

23 сентября Белый дом окружили полицейские шеренги. Вода и отключили электричество. Целью этих мер было изгнание членов парламента и их сторонников из здания. Вице-президент, Руцкой по собственной инициативе призвал на защиту членов Белого дома. Русского Национального Единства (РНЕ) – русские нацисты! Это было идеально настоящее для правительственной пропаганды, которая использовала его, чтобы представить все эти защита парламента как часть коммунисто-фашистского заговора. Один Сторонник коммунистов писал об этом в своих мемуарах:

«Давайте поговорим о людях Баркашова (РНЕ). Мы все смотрим на них с отчаяние. Да, это самые опытные и хорошо обученные подразделения, если не считать казаки. Но они фашисты. Кто из нас мог подумать, что мы будет вместе с ними? Они здесь – и это дает возможность объявить, что мы все фашисты. Может быть, они здесь специально для этого?»

3 октября вокруг Белого дома собралось около 200 фашистов с некоторыми другими националистами, но они были подавлены присутствием 300 000 демонстрантов. Затем члены коммунистической молодежи, анархистские группы, левые и марксистские организации собрались у здания парламента. Они конфликтовал с фашистами и распространял пропагандистские листовки. Анархисты и некоторые другие группы организовали «медицинский батальон Виктора Сержа», который помогал ухаживать за ранеными.

Общая атмосфера изменилась в пользу защитников Парламента. Массы не питали иллюзий в отношении парламентской демократии, но гораздо меньше любили Перспективы ельцинской диктатуры. 28 сентября мы увидели первую кровавую столкновения между ОМОНом и 10 000 демонстрантов, которые хотели прийти на помощь тем, кто защищает здание парламента. Полиция насилие возмутило общественность. Это стало важным фактором в течение следующих двух дней. Правительство распорядилось об отправке в Москву полицейского подкрепления. из провинций. Те омоновцы получили указание, что они «проучить этих самодовольных москвичей». с шокирующим жестокости они нападали на людей повсюду – у некоторых жертв не было связи с парламентом и/или с сопротивлением. Были случаи, каких-то пенсионеров забили до смерти! Это репрессии народа Москва была такой же, какой французская полиция отмеряла студентам в 1968, и это имело тот же эффект. Это сплотило их на массовую акцию протеста. На 30 сентября было построено несколько первых баррикад.

А чем занимались «лидеры» парламента? Они искали пойти на компромисс с правительством и до самого последнего момента надеялись заключить сделку. Переговоры с Патриархом Русской Православной Церкви в качестве посредника продолжалось до 2 октября. К этому времени были убиты и убиты десятки человек. сотни были ранены.

Восстание

2 октября на Смоленской площади отряды милиции специального назначения открыли огонь по мирная демонстрация. В тот день было убито или ранено около 80 человек. Но следующий день, 3 октября, был днем ​​мести. Более 50 тысяч человек прибыли в парк Горького в 14:00, чтобы поддержать защитников парламента. Существовал много националистов, но большинство были рабочие, молодежь и пенсионеры, кричавшие коммунистические и левые лозунги. Чтобы дать вам представление о том, какие люди были Здесь представлен короткий диалог с демонстрации:

Журналист: «Привет, ребята! Я из ИТАР-ТАСС (Российское информационное агентство)
Люди: «Привет! Но потом надо написать правду о происходящем здесь.
Журналист: «Это моя работа! Кто ты? Они говорят, что есть только люмпены здесь!
[Общий смех]
Люди: «Я инженер. А я студент! Я Рабочий! я техник! Я студент! Я инженер! Я ученый! Я рабочий! Да… Просто люмпены и бомжи!

Виктор Анпилов писал в своих мемуарах, что лозунги были: «Конституция! Ельцин в тюрьме! Руцкой Президент! Советский Союз! Ленин! Родина! Социализм». Были некоторые националистические флаги, но в основном это были красные флаги».

Люди знали о резне, произошедшей накануне, и были полный гнева. Спонтанно они решили перейти в Верховный Совет. В На Крымском мосту демонстрантов ждали милицейские и армейские кордоны, но они не ожидали такого массового движения и, таким образом, полицейских цепочек, раздавленный. Некоторые полицейские пытались убежать и бросали щиты, каски. и даже бросили свои машины. Другие просили пощады, а некоторые даже присоединились людям. Важно помнить, что массы относились к своим врагам очень гуманно.

Демонстранты продолжали двигаться к парламенту, но затем некоторые Сторонники Ельцина открыли огонь из соседнего здания МВД. муниципалитет. Сразу после этой атаки демонстранты пошли штурмом. в муниципалитета, арестовали полицейских и боевиков и изъяли их оружие и оборудование. Флаг Ельцина, флаг белой армии и нацистской коллаборационистов, был сброшен и заменен красным флагом. Через несколько минут колонна достигла Белого дома и была встречена теми, кто был защита здания парламента.

Это был решающий момент. Ельцин и его сторонники были полностью деморализованы. Армия дрогнула. Некоторые небольшие подразделения прибыли в парламент и присоединились к тем которые защищали его. Многие местные лидеры также заявили о своей поддержке Парламент. Вице-премьер Ельцина Игорь Гайдар, человек, которого ненавидели большей частью русского народа из-за его «реформ», призванных «сторонниками демократии», чтобы прийти и защищать президента на улицах. Но Москва буржуазии не хватило мужества противостоять массовому восстанию. Только несколько сотни человек из среднего класса и «золотой молодежи» явились на Тверская – «защищать президента и демократию».

Проблема заключалась в лидерстве. Мечта лидеров парламента – Руцкой и Хасбулатов – не было политической революции. Они либо хотели власти для себя или хотя бы хорошего компромисса с Ельциным. Они категорически отказывался давать какое-либо оружие массам – хотя в Белом доме было около 5000 автоматов АК.

Сталинисты, даже самые воинственные из них, не были готовы вести массовое движение и представились «защитниками Советского Союза» и подумал, что достаточно заменить плохого Ельцина на хорошего Руцкого и, таким образом, старый СССР будет немедленно восстановлен. Не было революционера лидерство. Массы действовали стихийно, и этого было достаточно для движение, но этого было недостаточно для окончательной победы. Лидеры подталкивались массами и ободрялись ими, но те же вожди не имели идея, как привести массы к победе. Сталинизм не научил их, как делать это. Все, чему они научились, это тому, как создавать коалиции с «прогрессивными» националистов и бюрократов. В итоге положение армии стало ключевой. Многие офицеры и рядовые солдаты не симпатизировали Ельцину, но сторонники парламента не посылали агитаторов в казармы и агитировали только среди уже близких к ним военных. Руцкой, как бывший генерал, обратился к своим бывшим коллегам. Но многие генералы глубоко вовлечен в коррупцию ельцинского режима и не хотел изменения. Обещали помощь Верховному Совету, но в последний момент перешел на сторону Ельцина. Не последнюю роль сыграли и специальные полиция и специальные подразделения МВД – профессиональные наемных убийц – у которых не было бы шансов против армии, но они готов стрелять по безоружным людям с большим удовольствием.

Вечером 3 октября на трофейных автомобилях и автобусах люди переехал в телецентр Останкино. Они пошли не с намерением взять над зданием, а просто потребовать от телевизионщиков дать им возможность высказать свое мнение. Здание было защищено специальным подразделение милиции «Вымпел». Вначале в «Вымпеле» было всего 20-30 человек. размещены в телецентре Останкино, но массы потеряли время на переговоры с ними (опять же показывая миролюбивый характер демонстрантов) и полиция смогли использовать время для ввода подкреплений, в том числе профессиональных солдаты.

В 19:10 сотрудники «Вымпела» открыли огонь по людям внизу. Среди В толпе была лишь горстка людей из так называемого «Офицерского» Союз» (националистическая организация бывших офицеров Советской Армии), которые были с автоматами Калашникова, и они открыли ответный огонь. Остальные – демонстранты, простые представители общественности, журналисты, дети – пытались бежать но они были атакованы бронетехникой сзади. У народа не было шанс против 14,5-мм крупнокалиберных пулеметов. Число убитых и число раненых резко росло с каждой минутой. Спецполиция тоже стреляла на медперсонал и машины скорой помощи, пытавшиеся эвакуировать ранен. Два иностранных журналиста французского телевидения – Пек Рори и Данкен. Терри Микель — тоже были расстреляны. Стрельба вокруг здания Останкино длилась всю ночь.

В то же время в Ленинграде (ныне Петербурге) сотни студентов собрались на местном телеканале, чтобы заявить о своей солидарности с Верховным Советский. Проельцинский мэр города Анатолий Собчак отправил сотни милиционеры и солдаты МВД охраняют здание. в Подмосковные воинствующие коммунистические активисты разоружили полицию и взял власть в некоторых небольших городах. Они удерживали эти позиции в течение нескольких дней. даже после падения Верховного Совета.

Рано утром 4 октября Ельцин наконец договорился с некоторыми из генералов и получил согласие на отправку некоторых частей в город. Около 5-6 часов утра они прибыли в Белый дом. Люди защищать Белый дом, которые все еще стояли на баррикадах, были абсолютно уверен, что эти части пришли в ответ на призыв Руцкого и поэтому сначала они приветствовали войска. Но уже через несколько секунд они поняли свое ошибка. Танки и БТР открыли огонь по людям без всякого предупреждение. Те, кто пережил это первое нападение, сбежали обратно в парламент. строительство. Сотни людей, в том числе женщины и дети, бросились в строительство. Через несколько часов к зданию подъехали танки и начали бомбить парламент.

Весь мир смог посмотреть это по CNN TV. Их кормили отчетами и фотографии этой славной «новой русской демократии»! Сотни Москвы. буржуа стояли на берегу Москвы-реки и смотрели на бомбежку Здание парламента. В предыдущие ночи эти самые буржуи были отмечены полным отсутствием храбрости. Теперь под защитой танков они продолжили унижать и избивать взятых пленных. Они кричали: «Коммунисты, тебе конец!» Как мы видим, буржуазная мафия не изменилась с 19 года.й века Франция. Ирония ситуации заключалась в том, что войска, спешащие на разгромить движение, защищавшее парламент, даже избить некоторых из тех, буржуа, которые им аплодировали, а некоторые были также расстреляны правительственными войсками. Но опять же это типично и для такой ситуации, восходящей аж к 18 -му Брюмера Луи Бонапарта.

В 15:13 парламент капитулировал. Сотни заключенных, в том числе Депутатов, где посадили в автобусы и увезли в тюрьму. Руцкой умолял о пощаде и показал его пистолет был залит маслом, а это означало, что он его не использовал! Но его мольба не спасти его от насмешек. Некоторые из командиров Ельцина унижали его и сказал ему, что «настоящий генерал» три раза в тюрьму не попадет. (Руцкой как бывший военный летчик дважды попадал в плен к афганским моджахедам и заключен в тюрьму). Однако некоторым защитникам Белого дома удалось сбежать по подземным коммуникациям.

Москва оказалась под властью белого террора. город был занят армией и специальные подразделения полиции. Накануне Ельцин объявил военное положение в Московская территория. Некоторые ужасные сцены были свидетелями в и вокруг Здание парламента. Армия и полиция преследовали советских сторонников и в во многих случаях их расстреливали на месте. В 1995 году комиссия российской Думы, которая рассмотрела в эти события показали, что в подвалах Белого дома происходили массовые казни. было выполнено. Армия расстреливала и боеспособных, и раненых, в том числе женщин. и подростки. Также были подтверждены случаи изнасилований и грабежей. Это было не Чили в 1973; это была Москва в 1993 году! Большинство жертв были молодыми рабочими. в возрасте от 16 до 25 лет.

По официальным данным за эти дни погибло 149 человек. Этот цифры сильно занижены и далеки от реальных цифр. В Октябре 7 даже проамериканское «Радио Свобода» сообщило, что около 1012 человек были убиты, и многие другие умерли позже в больницах. «Голос Америка» сообщил, что многие тела тех, кто защищал Здание парламента было кремировано ночью без какой-либо регистрации. По сей день никто толком не знает реального числа жертв. Некоторые оценили что это могло быть около 2000 человек.

После восстания

В последующие дни после подавления восстания все основные Советские, коммунистические и националистические лидеры были заключены в тюрьму, а вся оппозиция пресса была закрыта. Правая печать и «интеллигенция» были истерически выкрикивая «Бей гадов» (Раздавить гадину) и призывая за установление режима террора. Но позиция Ельцина была не такой сильным, как это могло выглядеть. Конфликт внутри бюрократии не был решена даже после кровавой победы фракции Ельцина. Это был важный элемента, что армия осталась разделенной. Некоторые слои в массах были в состоянии шока, некоторые злились и видели в Ельцине узурпатора. Они явно продемонстрировали свои взгляды на выборах в новый ельцинский парламент – Дума. КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации), партия во главе с Геннадием Зюгановым получила большинство. (Сам Зюганов не был арестован 4 октября за то, что ему удалось бежать из парламента здание за день до бомбежки).

Столкнувшись с такой ситуацией, у Ельцина не было другого выхода, кроме как объявить амнистия для всех политзаключенных. Теперь он еще больше зависел от армии генерала, что впоследствии и подтолкнуло его к чеченской авантюре. Московские события 1993 года для многих спецподразделений были лишь «учебными». сессия за кровавый чеченский кошмар.

Бывшие советские лидеры Хасбулатов и Руцкой нашли свое место в новый режим. Руцкой даже стал губернатором Курской области и стал хорошо известен как яростный антикоммунист. Он даже запретил первомайский митинг в своем область, край!

Сталинские лидеры «Трудовой России» и РКРП. Рабочая партия), как только они вышли из тюрьмы, обнаружили неприятную сюрприз. Массы отказались от них и переместили свою поддержку на КПРФ, которая закончилось сильным парламентским присутствием. Сегодня эти вечеринки больше похожи секты пенсионеров, чем настоящие политические организации.

Октябрьские события 1993 года стали важным поворотным моментом в переходе Россия от деформированного рабочего государства (сталинизма) к капиталистическому государству. Советская система в 1993 никоим образом не была той системой, которая была создана в 1917 году. революцией. Это было больше похоже на парламент депутатов, а не делегатов. избирается рабочими демократическим путем. И все же зарождающийся капиталистический класс не мог даже терпеть этот деформированный советский. Силы, действовавшие в Октябрь 1993 года был переходным периодом трансформации – бюрократия, пролетариат, армия, мелкая буржуазия и интеллигенция. Зарождающийся русский капиталистический класс был еще слишком слаб в этом период, чтобы сыграть какую-либо существенную роль в этих событиях. Рабочие массы г.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *