Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Англия это европа: Великобритания официально вышла из состава Евросоюза | Новости из Германии о Европе | DW

Содержание

Великобритания официально вышла из состава Евросоюза | Новости из Германии о Европе | DW

Великобритания в субботу, 1 февраля, официально перестала быть членом Европейского Союза. Это произошло спустя три с половиной года после референдума о "Брекзите".

За час до официального выхода Соединенного Королевства из состава ЕС с обращением к нации выступил британский премьер-министр Борис Джонсон, который в 2016 году был одним из лидеров кампании по выходу Лондона из европейского сообщества. В своем видео, выложенном на странице британского премьера в соцсети Facebook, Джонсон заявил, что его консервативное правительство "подчинилось народу" и его воле.

"Для многих это - удивительный момент надежды, момент, который, как они думали, никогда не настанет", - подчеркнул он, хотя и признал, что есть и те, кто "испытывают чувство тревоги и потери".

"Наконец, существует третья группа - возможно, самая большая - в составе тех, кто уже начал беспокоиться, что весь этот политический спор никогда не закончится", - добавил Джонсон.

"Мы подчинились людям, которые в 2016 году в ходе референдума проголосовали за "Брекзит", - резюмировал он, вернув себе "инструменты самоуправления".

Обратный отсчет до "часа икс"

В ночь на 1 февраля в Лондоне

На площади у Вестминстерского дворца, в котором заседает британский парламент, собрались не менее 5000 человек, чтобы следить за обратным отсчетом до "часа икс". Часы проецировались и на официальную резиденцию премьер-министра Джонсона в Лондоне на Даунинг-стрит, 10. Многие из собравшихся принесли с собой британские флаги ("Юнион Джек") и, размахивая ими, наблюдали за фотоподборкой самых знаменательных кадров, запечатлевших целую эпоху - самые запоминающиеся эпизоды 47-летнего пребывания Лондона в составе Евросоюза.

После 12-го удара Биг-Бена (он прозвучал в записи, поскольку 14-тонный колокол часовой башни с 2017 года находится на реставрации и звонит лишь по случаю праздников, например в канун Нового года) был исполнен гимн "Боже, храни королеву". Затем оркестр вживую сыграл музыку английского композитора Томаса Арна к патриотической песне "Правь, Британия!" Собравшиеся в ответ разразились ликующими криками: "Вышли!", "Мы сделали это!", "Ну, вот и всё".

В отличие от Лондона, в Брюсселе никаких символических акций не проводили. Лишь у здания Европарламента спустили "Юнион Джек", заменив его на флаг Евросоюза.

С момента референдума до дня "Брекзита" в Великобритании дважды созывали внеочередные выборы, в стране сменились два премьера. Теперь Лондону необходимо до конца года не только заключить с Брюсселем соглашение о свободной торговле, но и договориться как минимум по 10 или 11 другим темам, включая сферу безопасности. Если сделать этого не удастся, страну ожидает "жесткий" сценарий: введение тарифов Всемирной торговой организации, нехватка лекарств и продуктов из ЕС.

В Брюсселе утверждают, что "хорошо подготовлены" даже к такой ситуации. "Самые сложные моменты урегулированы в рамках договора о выходе Британии из ЕС", - объяснила в эксклюзивном интервью DW председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen).

После "Брекзита" - переходный период

Власти Великобритании изначально планировали "Брекзит" (Brexit) на 29 марта 2019 года, но подготовленный законопроект был неоднократно отклонен парламентом. В декабре 2019 года в стране прошли досрочные парламентские выборы, в результате которых Консервативная партия Джонсона получила абсолютное большинство в парламенте. В начале января Палата общин поддержала соглашение о "Брекзите". 22 января за него проголосовала Палата лордов, 23 января - свою подпись поставила королева Великобритании Елизавета II.

С 1 февраля начался переходный период, рассчитанный на 11 месяцев. До 31 декабря 2020 года Великобритания и ЕС должны подписать торговое соглашение.

Смотрите также:

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Мэй пережила второй вотум недоверия

    После провала голосования в британском парламенте по соглашению о выходе Великобритании из ЕС депутаты провели голосование по вотуму недоверия правительству Терезе Мэй. Премьер-министр одержала победу благодаря поддержке депутатов-консерваторов и союзников из Демократической юнионистской партии.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Cокрушительное поражение плана "Брексит" в британском парламенте

    Нижняя палата британского парламента 15 января отклонила соглашение о выходе Великобритании из Евросоюза. Против документа высказались 432 депутата, 202 поддержали его. Для принятия соглашения было необходимо не менее 320 голосов. В течение трех дней Лондон должен представить альтернативный план "Брекзита".

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Консерваторы не смогли вынести вотум недоверия Терезе Мэй

    Ряд депутатов британского парламента от Консервативной партии инициировали голосование своей фракции о вотуме недоверия премьер-министру Терезе Мэй. Причиной стал согласованный Мэй с ЕС план "Брекзита", невыгодный, по мнению консерваторов, для Великобритании. Мэй сохранила пост премьера и перенесла голосование в парламенте по "Брекзиту", ранее намеченное на 11 декабря, на середину января.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Брюссель и Лондон договорились о выходе Великобритании из ЕС

    25 ноября на внеочередном саммите в Брюсселе главы государств и правительств 27 стран Евросоюза одобрили соглашение с Великобританией о "Брекзите".585-страничный договор о выходе Великобритании из Евросоюза поддержали лидеры всех европейских стран. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер охарактеризовал сделку как "лучшую из возможных" и назвал ее справедливым компромиссом".

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Мэй за мягкий вариант "Брекзит"

    Тереза Мэй, которая заняла пост премьера Великобритании после отставки Дэвида Кэмерона, выступавшего против выхода страны из ЕС, поддерживает модель мягкого Brexit. В частности, после того, как 6 июля 2018 года правительство согласовало коллективную позицию, Мэй объявила, что Великобритания выступает за создание зоны свободной торговли с ЕС после "Брекзита".

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Несогласные ушли в отставку

    Вначале в отставку ушел Дэвид Дэвис - министр по вопросам выхода Великобритании из ЕС. Затем - министр иностранных дел, сторонник "Брекзита" Борис Джонсон. Они свели на нет попытку премьера Терезы Мэй сплотить свой кабинет, чтобы осуществить мягкий вариант выхода из ЕС. В свою очередь, Джонсон заявил, что реализация "Брекзита" требует от премьера-министра более жесткой позиции по отношению к ЕC.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    МИД возглавил противник Brexit

    На должности главы внешнеполитического ведомства Великобритании Бориса Джонсона сменил Джереми Хант, ранее занимавший пост министра здравоохранения и социальных дел страны. В отличие от Джонсона, выступавшего за полный "развод" с Евросоюзом, Хант ранее был известен как противник выхода страны из ЕС. На смену Дэвису,также ушедшему в отставку, пришел Доминик Рааб.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Что такое мягкий "Брекзит"

    Мягкий вариант "Брекзит" декларирует отсутствие проверок на границе между Ирландией и Северной Ирландией. Предполагается также, что ЕС и Великобритания разработают "совместную институциональную базу" для последовательной трактовки правовых соглашений между ними. Наконец, кабинет Мэй одобрил принцип, позволяющий избежать таможенных проверок после 29 марта 2019 года - вступления в силу "Брекзит".

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    В Брюсселе приветствуют решение Лондона

    Глава делегации ЕС на переговорах по "Брекзит" Мишель Барнье в Twitter уже приветствовал достигнутые правительством Великобритании договоренности, но добавил: "Мы оценим эти предложения и посмотрим, насколько они применимы на практике и реалистичны". В Брюсселе ждали, что Лондон озвучит конкретные предложения на недавнем саммите ЕС, однако этого не произошло.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Историческое решение

    Референдум о выходе Великобритании из Евросоюза состоялся 23 июня 2016 года. 51,9 процента голосовавших сделали выбор в пользу "Брекзит". В референдуме приняли участие свыше 33,5 млн британцев, явка составила 72,1 процента. Прежде ни одно государство не покидало ЕС, учрежденный в 1992 году.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Как в Великобритании голосовали по вопросу "Брекзит"

    Соединенное Королевство состоит из Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Исход голосования в них оказался неоднородным. Если в Англии (53,4%) и Уэльсе (52,5%) проголосовали за выход из ЕС, то в Шотландии и Северной Ирландии большинство было за сохранение членства Великобритании в Евросоюзе - так высказались соответственно 55,8% и 62% местного населения.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Столичный взгляд

    Большой Лондон стал единственным из девяти регионов Англии, проголосовавшим за сохранение членства Великобритании в ЕС.

    59,9 процента участников референдума здесь выступили за то, чтобы Великобритания осталась частью Евросоюза.

  • "Брекзит": Развод Великобритании с Евросоюзом проходит тяжело

    Молодые британцы против "Брекзит"

    75% британцев в возрасте от 18 до 24 лет, участвовавших в референдуме, проголосовали против выхода страны из ЕС. Зато 61% избирателей старше 65 лет высказался за "Брекзит". В возрастной группе от 25 до 49 лет сторонников сохранения членства в ЕС было 56%, а тот же процент британцев в возрасте от 50 до 64 лет, наоборот, проголосовал за "Брекзит".

    Автор: Илья Коваль, Наталья Позднякова, Марина Барановская


почему Великобритания выходит из ЕС и к чему это приведет — Российская газета

Сегодня ночью Великобритания официально выйдет из состава Европейского Союза. Дата 31 января стала окончательной после того, как 9 января Палата общин приняла в третьем чтении Закон о выходе из Евросоюза. Причем в Лондоне Brexit случится в 23:00, в Брюсселе как раз пробьет полночь, а в Москве в этот исторический момент уже будет 02:00 1 февраля.

Британцы долго готовились к этому шагу. Но это не значит, что процесс выхода сразу же и закончится. Brexit будет проходить в несколько этапов. Мы постараемся объяснить простыми словами, почему Великобритания покидает ЕС, как это будет происходить и к чему может привести.

Отношения Великобритании и ЕС на раннем этапе

Европейский Союз рождался в муках на протяжении практически полувека. И отношения сообщества с Великобританией были сложными с самого начала.

Изначально объединение европейских стран преследовало исключительно экономические цели - создание единой таможенной зоны, организацию свободного движения капитала между странами и т. д. Именно для этого в 1957 году было создано Европейское экономическое сообщество, в которое вошли Бельгия, ФРГ, Италия, Люксембург, Нидерланды и Франция. Британцы не сомневались в необходимости подобного объединения, однако совместно с другими странами создали альтернативную "Европейскую ассоциацию свободной торговли".

Вскоре стало ясно, что ЕЭС работает гораздо эффективнее, и Британия решила все же вступить в сообщество.

Но ее ждал сюрприз: руководивший в то время Францией Шарль де Голль считал, что британская экономическая система несовместима с европейской сразу по целому ряду аспектов, а также опасался того, что Британия станет агентом влияния США внутри ЕЭС. Поэтому он не позволил принять Соединенное Королевство, наложив вето на вступление новых членов. В результате Великобританию приняли в ЕЭС лишь в 1973 году.

Почему британцам не понравилось в Евросоюзе

Радость от вступления длилась недолго. Этот процесс проходил под руководством консервативного правительства и потребовал проведения ряда экономических и финансовых реформ, которые привели к росту цен и общему увеличению стоимости жизни и производственных расходов. Не меньше возмущало своенравных британцев и вмешательство в политическую и правовую систему, которое было неизбежно при столь тесном экономическом взаимодействии.

В 1974-м, всего год спустя, к власти пришли лейбористы, пообещавшие избирателям пересмотреть условия членства в ЕЭС и провести референдум о сохранении членства в организации. В июне 1975 состоялся референдум, на котором более 67 процентов участников высказались за то, чтобы страна осталась в ЕЭС. Недовольных тоже хватало, однако вопрос о выходе из экономического сообщества был снят на долгое время. Попытки использовать эту тему в политических целях предпринимались, но не имели большого успеха.

Новый повод для беспокойства создала сама Европа. За два десятка лет сообщество значительно расширилось, и в 1992 году был подписан Маастрихтский договор. На фундаменте Европейского экономического сообщества был создан Европейский Союз, ставший не только экономическим, но и политическим объединением.

На фоне этих событий позиции евроскептиков в Великобритании вновь усилились. Была создана Партия независимости Соединенного Королевства, призывавшая к выходу из ЕС. Недовольство Брюсселем тем временем росло как в народе, так и во властных кругах, представители которых пытались сохранить максимальную независимость в ключевых вопросах политики и экономики. Они не захотели присоединяться к Шенгенскому соглашению и отказались от единой европейской валюты.

Продолжавшаяся последние три десятка лет европейская политическая интеграция привела к еще большему росту недовольства среди британцев. Что же именно им не нравилось?

Фото: REUTERS/Toby Melville

Во-первых, миграционная политика. Великобритания стала одной из основных жертв европейской политики открытых границ, ведь именно в нее стремятся многие трудовые мигранты, всем правдами и неправдами проникающие на территорию ЕС. К тому же неиссякаемый поток рабочей силы хлынул на Туманный Альбион в 2004-м и 2007-м годах из стран Восточной Европы, присоединившихся к ЕС. По данным национального статистического управления Соединенного Королевства, в 2016 году в Британии работали 942 тысячи граждан государств Восточной Европы, в основном - из Румынии, Болгарии и Польши, и 791 тысяча западных европейцев. Социальная инфраструктура и бюджет страны с трудом выдерживали такую нагрузку.

Во-вторых, евробюрократия. Бесчисленные законы и правила превратились в барьеры для развития бизнеса, а принятие наиболее важных решений в рамках ЕС требует долгих согласований со всеми членами.

В-третьих, взносы стран-членов ЕС в бюджет союза не равны. На протяжении многих лет Великобритания как одна из самых развитых стран Евросоюза платит большие взносы, не получая от этого никакой ощутимой выгоды - именно так, по крайней мере, считают многие простые британцы. По величине суммы, которая уходит в общеевропейскую казну, Соединенное Королевство занимает четвертое место после ФРГ, Франции и Италии.

В-четвертых, Великобритания - страна с богатыми традициями, ставшими неотъемлемой частью британской политической культуры. Именно поэтому британцев так раздражает перспектива политического объединения - они не готовы делегировать принятие судьбоносных политических решений руководству ЕС.

В-пятых, общий рынок, выглядевший привлекательным и перспективным двадцать-тридцать лет назад, уже не так интересен. После распада СССР и окончания холодной войны появились новые рынки сбыта, ранее недоступные странам Запада. Впрочем, на данный момент именно ЕС остается главным торговым партнером Великобритании.

В-шестых, суды во вступивших в ЕС странах принимают решения на основе законодательства Европейского Союза, в то время как в основе правовых систем большинства государств Британского Содружества лежит английское право.

Проще говоря, все дело в деньгах и контроле. Британцам надоело платить немалые взносы за членство в организации, которая постепенно лишает их и национальное правительство контроля во всех сферах жизни.

Можно также сказать, что вступление в Европейский Союз поставило под угрозу национальную идентичность, а это для британцев вовсе не пустой звук. Они ценят свой образ жизни, складывавшийся веками, и ради его сохранения готовы пойти на многое.

"Выход Британии из состава Евросоюза имеет и межкультурные основания. Еще со времен "Истории цивилизации в Англии" Генри Томаса Бокля англичане считали себя выше и лучше других народов. Сегодняшняя американская исключительность берет свое начало от первых переселенцев, которые были англичанами. Для англичан нестерпимо такое положение, когда необходимо подчиняться решениям чиновников из Брюсселя. Англичане не желают находиться на равных, сидеть за одним столом с младоевропейцами. Особенно возражают англичане против беспрепятственного приезда в их страну иммигрантов, квоты на расселение которых определяет Евросоюз. Высокомерию англичан способствует и имперское прошлое, когда Великобритания была владычицей морей, "над которой никогда не заходило солнце", - считает заведующий кафедрой социологии международных отношений МГУ имени М. В. Ломоносова доктор социологических наук, профессор Владимир Кочетков.

Как и когда было принято решение о выходе из ЕС

На фоне массового принятия стран Восточной Европы в Евросоюз в начале 2000-х популярность евроскептиков продолжила расти. Меньшая развитость этих стран создала дополнительную нагрузку, которая легла на плечи самых богатых членов ЕС. И если за первые 11 лет после своего создания Партия независимости Соединенного Королевства лишь однажды смогла получить три места в Европарламенте, то в 2004 году, когда в ЕС были приняты Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония, она получила сразу двенадцать мест. И впоследствии лишь улучшала свой результат, дойдя до 24 мест в Европарламенте в 2014 году. А в следующем году сделала невозможное, сумев получить одно место в нижней палате британского парламента.

Обострение споров вокруг членства в ЕС привело к тому, что в 2016 году в стране был организован референдум о членстве Великобритании в Европейском Союзе. Вопрос был сформулирован следующим образом: "Нужно Соединённому Королевству остаться членом Европейского Союза или покинуть Европейский Союз?"

Голосование проходило 23 июня 2016 года, всего в нем приняли участие 33 577 342 человека.

Уже к 4:30 утра 24 июня 2016 года стало понятно, что сторонники выхода из состава ЕС победили. Вскоре после оглашения результатов ушел в отставку премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, выступивший инициатором референдума и агитировавший за сохранение членства в Евросоюзе.

11 июля 2016 года новым премьер-министром Великобритании стала Тереза Мэй.

Фото: Dominic Lipinski/Pool Photo via AP

В феврале 2017 года решение о выходе из ЕС было одобрено обеими палатами парламента, 16 марта его подписала королева Елизавета II.

29 марта 2017 года британский премьер Тереза Мэй уведомила руководство ЕС о начале процедуры выхода ее страны из союза.

6 июля 2018 года Тереза Мэй представила так называемый "план Чекерс", предусматривавший тесную интеграцию с ЕС после выхода. Этот вариант не устроил никого - ни британский парламент, ни ЕС.

25 октября 2018 года после долгих переговоров лидеры 27 остающихся в ЕС стран утвердили проект соглашения с Великобританией о ее выходе из состава сообщества и политическую декларацию о будущих отношениях с Лондоном. Вступление договора в силу намечалось на 30 марта 2019 года. Однако британский парламент трижды отверг этот проект, что стало причиной нескольких переносов даты выхода.

24 июля 2019 года Тереза Мэй покинула свой пост, так и не сумев ни выработать устраивающий всех план выхода, ни провести через парламент имеющийся, одобренный Брюсселем. На этом посту ее сменил соратник по Консервативной партии, бывший мэр Лондона и экс-глава британского МИД Борис Джонсон, пообещавший изменить проект соглашения или, если это не удастся, вывести страну из Евросоюза без него. Но и у него поначалу ничего не получилось. Выход из ЕС, намеченный теперь уже на 31 октября 2019 года, снова пришлось переносить. Джонсон понял, что с существующим раскладом сил в парламенте, где у его партии нет большинства, он не сможет довести Brexit до конца, и назначил внеочередные выборы на 12 декабря. По итогам этого голосования тори получили 365 мест из 650, и Джонсон гарантировал себе поддержку палаты общин.

9 января 2020 года Палата Общин, а 22 января - Палата Лордов британского парламента, несмотря на множество разногласий, приняли Закон о выходе из Европейского союза. 23 января его подписала королева Елизавета II. Этот документ гарантирует, что новых отсрочек уже не будет - 31 января 2020 года Великобритания утратит представительство и право голоса в органах власти Евросоюза, то есть полностью покинет ЕС с политической точки зрения. Переходный период в экономике, в течение которого Соединенное Королевство продолжит оставаться частью единого европейского экономического пространства, продлится до конца 2020 года.

Фото: UK Parliament/Jessica Taylor/Handout via REUTERS

Каковы главные последствия выхода страны из ЕС

Итак, процесс выхода из ЕС уже запущен, и, согласно статье 50 Договора о Европейском Cоюзе, в полночь он станет необратимым. Сейчас главный вопрос в том, будет он "мягким" или "жестким". Первый вариант предусматривает сохранение довольно тесных отношений с ЕС. Великобритания потеряет свое политическое влияние в рамках Евросоюза, но сохранит доступ к единому рынку в рамках соглашения о свободной торговле. Но в Брюсселе уже выдвигают условия: стране придется придерживаться европейской налоговой политики, правил господдержки и регулирования, а также стандартов охраны окружающей среды. И насчет этого Борис Джонсон уже сказал решительное "нет". Второй вариант предусматривает полный отказ от доступа к таможенному союзу и единому европейскому рынку, и взаимодействие по формуле "ВТО плюс", то есть на основе принципов Всемирной торговой организации, но более глубокое в некоторых отраслях.

Итак, что изменится в связи с выходом Великобритании из ЕС?

Фото: Daniel LEAL-OLIVAS / AFP

Границы

Наиболее важной для самой Великобритании является проблема границы между Северной Ирландией, входящей в Соединенное Королевство, и независимой Республикой Ирландия. Еще до вхождения в ЕС весь остров Ирландия был включен в так называемое единое иммиграционное пространство, подразумевавшее свободное передвижение граждан, контролирующееся только посредством паспортных проверок в аэропортах и морских портах. Теперь граница между двумя Ирландиями станет еще и единственной сухопутной границей между Великобританией и ЕС.

Обе стороны высказали заинтересованность в том, чтобы сохранить "прозрачную" границу, поэтому на данный момент решено, что Северная Ирландия перестанет быть частью единого европейского таможенного пространства, но останется "точкой входа" в него. Де-факто граница появится лишь в Ирландском море.

Свободное движение граждан ЕС через британско-ирландскую границу тоже сохранится. Не исключено, что проверки будут проводиться так же, как на норвежско-шведской границе: на основных переходах будут проходить обязательные проверки грузового транспорта и выборочные проверки легковых машин. На второстепенных переходах будет организовано видеонаблюдение, и грузовой транспорт сможет использовать их только после получения соответствующего разрешения.

Однако многие эксперты считают, что в долгосрочной перспективе выход из ЕС может привести к сокращению количества пропускных пунктов и ужесточению контроля на границе.

Еще одна граница появится между Великобританией и Францией. Впрочем, задолго до референдума о выходе Соединенного Королевства из ЕС страны заключили соглашение Ле-Туке, которое предполагает, что для удобства британские чиновники проводят необходимые проверки прямо на территории Франции, а их французские коллеги, в свою очередь, работают в британском Дувре. В 2018 году это соглашение было дополнено для того, чтобы мигранты, стремящиеся в Британию, не скапливались во французском порту Кале.

Транспортное сообщение с Европой сохранится в полном объеме - железнодорожный тоннель под Ла-Маншем продолжит свою работу, авиасообщение со странами мира, как ожидается, тоже не пострадает. Изменения могут затронуть лишь морской транспорт - на следующих из стран ЕС паромах начнут проводиться таможенные проверки.

Территориальная целостность

Выход из ЕС еще долго будет оказывать влияние на британскую внутреннюю политику. Дело в том, что далеко не все части Соединенного Королевства с оптимизмом относятся к этому процессу.

Так, законодательные органы Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса отклонили закон о выходе из Евросоюза, но это не помешало британскому парламенту его все же принять, поскольку мнение региональных депутатов имеет лишь рекомендательный характер. Но вскоре после оглашения результатов референдума первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила, что решение о выходе из ЕС дает шотландцам, большинство из которых в 2016 году голосовало за то, чтобы остаться в ЕС, право на проведение нового референдума о независимости. А в минувшую среду парламент Шотландии большинством голосов принял решение не спускать со своего здания флаг Евросоюза. Кроме того, законодатели в Эдинбурге высказались за проведение повторного референдума для того, чтобы "шотландский народ смог решить, хотят ли они стать независимым государством". Правда, для этого еще нужно согласие парламента Великобритании, а с этим у шотландцев будут проблемы.

Напомним, что последнее голосование по этому вопросу состоялось в 2014 году, тогда 55% его участников высказались против отделения от Соединенного Королевства.

Также вскоре после Brexit все чаще стали появляться заявления о возможном объединении Ирландии. В 2017 году Дэвид Дэвис, занимавший в ту пору пост министра по выходу Великобритании из ЕС, заявил: "Если большинство жителей Северной Ирландии когда-либо проголосует за то, чтобы стать частью единой Ирландии, правительство Великобритании выполнит свои обязательства, чтобы сделать это".

Пока это все лишь слухи и политические проекты, однако в долгосрочной перспективе Brexit может стать причиной больших перемен в Соединенном Королевстве.

Экономика

На первом этапе британская экономика может понести потери, по мнению экспертов, реальные доходы населения также могут падать в течение нескольких лет. Однако не исключено, что скидывание оков европейского законодательства поможет довольно быстро привлечь новые инвестиции и выправить экономическую ситуацию.

Многим крупным компаниям, деятельность которых зависит от европейского рынка и открытых границ, придется либо переехать в другие страны, либо открыть в странах ЕС "дочки", что приведет к сокращению количества рабочих мест.

Ужесточение миграционной политики после окончания переходного периода, в свою очередь, может вызвать как отток капитала, так и утечку мозгов. Неопределенность в сфере законодательства для иностранных работников может оттолкнуть многих, в том числе, же работающих в Великобритании. Привлекательность получения британского гражданства, вероятно, тоже снизится, ведь оно уже не будет давать права на беспрепятственное перемещение и движение капитала по Европе.

И все же выход из ЕС также предоставляет стране множество возможностей. Власти Великобритании снова смогут проводить независимую сельскохозяйственную политику, не оглядываясь на ситуацию на материке. То же самое касается рыболовства, тяжелой промышленности и многих других сфер экономики. Вопрос лишь в том, смогут ли британцы извлечь из этого выгоду.

Право

В июне 2018 года был принят "Билль об отмене законов ЕС", который отменяет нормы права Евросоюза на территории Великобритании. На деле он перенес многие европейские нормы в британское законодательство. Однако сам по себе выход из ЕС позволяет парламенту Великобритании решать, какие из этих законов продолжат действовать, а какие будут изменены или отменены. Кроме того, после окончания переходного периода, намеченного на 31 декабря текущего года, британские суды больше не будут связаны решениями Суда Европейского союза.

Однако и тут есть обратная сторона - за время членства в ЕС Великобритания стала участником многих международных договоров, заключенных Евросоюзом. После официального "развода" страна еще будет считаться их частью, но британским дипломатам придется серьезно попотеть, чтобы успеть до окончания переходного периода восстановить необходимые соглашения с другими странами и организациями уже в двустороннем порядке.

Что изменится для России

Выход Великобритании из Евросоюза вряд ли ощутимо скажется на россиянах. Европейский Союз как был, так и останется главным торговым партнером России. Выход одного из членов приведет к пересмотру экспортных квот с ЕС и целому ряду изменений в торговле с Великобританией. Однако объемы торговли между нашими странами настолько малы, что это вряд ли окажет серьезное влияние на экономику.

Наибольшее беспокойство Brexit вызывает у бизнеса, так как на данный момент трудно сказать, как этот процесс скажется на российских компаниях, работающих на Лондонской бирже. Вероятно, ответ на этот вопрос появится довольно скоро, ведь у британцев осталось менее года, чтобы подготовить законодательство и финансовые рынки к окончательному выходу из единого европейского экономического пространства.

В том, что касается туристов, все должно остаться по-прежнему. Самолеты из Хитроу вылетают как обычно, между Россией и Соединенным Королевством действует соглашение о воздушном сообщении, подписанное еще в 1957 году, а визовый режим между нашими странами как был, так и остается. Сотрудничество в других важных областях также не пострадает. Например, вопросы выдачи преступников регулируются Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам и другими европейскими конвенциями, на которые членство в Евросоюзе никак не влияет.

Чего ждать

Итак, можно без тени сомнения сказать, что мы становимся свидетелями исторического процесса, с последствиями которого Великобритания и Евросоюз будут разбираться еще много лет.

Теперь нам остается ждать. До конца 2020 года ЕС и Великобритании предстоит выработать торговое соглашение, на основании которого они будут поддерживать отношения с 2021 года. Переговоры начнутся уже в марте. На данный момент есть три основных варианта развития событий.

Если новые условия торговли и сотрудничества будут сформулированы и приняты обеими сторонами, с 1 января 2021 года начнется новая страница в истории отношений Соединенного Королевства и ЕС. Этот вариант считается наиболее благоприятным для всех.

Если же стороны не смогут достигнуть согласия, у них будет два пути: либо продлить переходный период, в течение которого Великобритания будет оставаться частью единого экономического пространства, либо инициировать "жесткий" Brexit - без торгового соглашения, что чревато нарушением достигнутых ранее договоренностей о выходе. Продление переходного периода на год или два года, как уже предупредили британцев в Брюсселе, возможно лишь до июля 2020 года.

На корабле, поезде или автобусе

Путешествуете в Великобританию из континентальной Европы? Ваш маршрут будет проходить через Ла-Манш или Северное море не зависимо от того, на машине, поезде или автобусе Вы перемещаетесь.

Корабли к Туманному Альбиону отправляются из множества европейских портов.  По Евротоннелю осуществляются регулярные железнодорожные перевозки - 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 368 дней в году. Кроме того, между крупными европейскими городами и Великобританией налажено удобное автобусное сообщение. Цены на паромные переправы и проезд по Евротоннелю поддерживаются на конкурентном уровне. Так что оба варианта являются отличной экологически чистой альтернативой авиаперелетам.

 

Паромные переправы из Европы

Разветвленная сеть автомобильных и пассажирских паромных маршрутов соединяет более двенадцати британских гаваней с портовыми городами Северной и Южной Европы.

Паромная переправа – это удобный и недорогой способ путешествия для автомобилистов и обычных туристов. Стоимость переправы может существенно колебаться в зависимости от времени года, длины маршрута и продолжительности пребывания на Британских островах. Чем раньше Вы закажете билеты, тем больше сэкономите. Например, обратная поездка из Дувра в Кале обойдется в 22 фунта. Вместе с тем, кратчайшие маршруты не всегда являются самыми дешевыми, поскольку стоимость билета часто включает в себя надбавку за короткую продолжительность поездки.

 

Продолжительность переправы

Переправа может занять от одного часа (на кратчайших маршрутах) до 24 часов (при поездке из Испании или Скандинавии). Если Вы планируете провести ночь на пароме, стоит подумать о бронировании каюты.

Быстроходные моторные катамараны «Seacat» компании DFDS курсируют между Дувром и Булонью (Франция), проводя в пути менее часа. Они могут брать на борт автомобили. Их дополнительным преимуществом является отсутствие качки. Так что этот вид транспорта отлично подойдет пассажирам, страдающим от морской болезни.

 

Евротоннель

Из Франции и Бельгии до Британских островов можно добраться на скоростных поездах компаний Eurostar и Eurotunnel. По железным дорогам Франции и Бельгии поезда развивают скорость до 300 км/ч (186 миль/ч). Стоимость такого путешествия сопоставима с авиаперелетом. Однако поезд является значительно более удобным и экологичным средством передвижения.

Пассажирские автобусы и частные автомобили следуют через тоннель на грузовых поездах компании Eurotunnel. Дорога от Кале до Фолкстона занимает приблизительно 35 минут. Евротоннель проложен на уровне 25–45 метров (82–147 футов) ниже дна пролива и состоит из двух пассажирских тоннелей и одного служебного. В стоимость билета Eurotunnel входит 1 машина и до 9 пассажиров.

Если Вы предпочитаете путешествовать поездом, к Вашим услугам около 40 пассажирских маршрутов компании Eurostar, проложенных между городами Франции, Бельгии и Великобритании. Например, прямые маршруты связывают Брюссель, Париж, Лилль и Кале с Эшфордом, Эббсфлитом и Лондоном (вокзал Сент-Панкрас). В среднем билет из Лондона в Париж стоит около 110 фунтов стерлингов. Однако при определенных условиях его можно приобрести и за 46 фунтов.

 

Международные автобусные перевозки

Путешествие автобусом обходится существенно дешевле поездок другими видами транспорта. Однако его нельзя назвать самым удобным. С другой стороны, этот вариант подойдет, если у Вас есть много свободного времени и Вы хотите делать множество остановок в пути. Кстати, с оплаченным билетом на автобус Вам не придется приобретать дополнительный билет на паромную переправу по морю или поезд для проезда через Евротоннель.

ЕС и Великобритания пришли к компромиссу по отношениям после Brexit :: Политика :: РБК

Он отметил, что Лондон не согласился на выработку общих с Евросоюзом позиций по внешней политике и обороне, но поддержал синхронизацию санкционных режимов.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон считает, что сделка принесет выгоду не только жителям его родины, но и всей Европе. По его словам, подписанное соглашение прежде всего «привносит ясность для авиационной отрасли, полиции, пограничных служб и служб безопасности. «Я считаю, эта сделка является тем, что может принести выгоду людям по обе стороны [пролива], дать им здоровые, динамичные, продуктивные и стабильные отношения. Это то, к чему мы стремимся», — отметил глава правительства.

Читайте на РБК Pro

Евросоюз обвинил Лондон в нарушении обязательств по Brexit

Министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб, комментируя соглашение, заявил, что королевство возвращает контроль над своими законами, границами, рыбой и торговлей. «У нас соглашение без пошлин и квот с ЕС, и дружественное сотрудничество продолжится», — написал министр в Twitter.

Формально Британия вышла из Евросоюза 1 февраля, но временно сохранила за собой все привилегии и права, чтобы получить время на подготовку юридической базы для взаимоотношений в новом формате. Датой окончательного выхода страны из ЕС назначено 1 января 2021 года.

Британия намерена строить экономические отношения с ЕС на базе поверхностной торговой сделки — наподобие тех, что союз ранее заключил с Канадой. Это даст Лондону максимальную автономию в сфере торговли с третьими странами, а также в сфере помощи бизнесу внутри страны. В Брюсселе, однако, настаивают на применении части регламентов ЕС на территории королевства даже после Brexit, что должно предотвратить демпинг со стороны Лондона и размывание европейских стандартов качества. Для более эффективного мониторинга соблюдения Британией условий соглашений в разных сферах в ЕС добивались максимально обширного и разнопланового договора, связывающего воедино и торговлю, и внешнюю политику, и другие области.

Как ранее заявлял ирландскому телеканалу RTE высокопоставленный чиновник в ЕС, если даже стороны достигнут соглашения до наступления 2021 года, то в любом случае в течение короткого промежутка времени, пока оно не будет ратифицировано, Британия окажется в состоянии третьей страны по отношению к ЕС. При таком развитии событий для туризма в обе стороны гражданам стран ЕС и подданным Великобритании могут понадобиться визы, европейские рыбаки потеряют доступ к водам Британии, а переправляющие продукцию фургоны могут быть подвергнуты дополнительным досмотрам.

Паромы в Англия - Сравните паромные маршруты и цены

Англия – королевство в составе Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Это густонаселенная страна, где проживает 53 миллиона людей.

Большинство туристов, приезжающих в страну, устремляется в знаменитую столицу – Лондон. Это огромный мегаполис, в котором проживает 13 миллионов жителей самых разных национальностей и культур, не считая туристов! По этому городу можно гулять целыми днями, впитывая атмосферу многовековой истории. Лондон – это город величественных исторических памятников и потрясающих архитектурных ансамблей – как старинных, так и ультрасовременных, музеев мирового значения и великолепных картинных галерей, город живописных парков и культурных событий.

Как добраться до Англии на пароме?

Англия в составе Великобритании – это, по сути, большой остров, поэтому паромное сообщение для страны очень важно. Паромных портов в Англии немало. Крупный международный порт Портсмута соединяет страну с островом Уайт, Францией, Испанией и Нормандскими островами. Это один из первых «зеленых» (экологически чистых) портовых терминалов в стране. Паромы до Франции, Испании и Нормандских островов отправляются также из портов Плимута и Ньюхейвена.

Порт Дувра на юге Англии является самым загруженным в мире, ежегодно переправляя 16 миллионов пассажиров, прибывающих из Кале и Дюнкерка. Переправы через Ла-Манш, обслуживаемые современными комфортабельными паромами, очень удобны и быстры. Если вам нужно переправиться еще быстрее, вы можете воспользоваться Евротуннелем, но это более дорогой вариант.

Из Германии или Голландии можно прибыть на пароме в английский порт Харидж из Хук-ван-холланда. Этот маршрут обеспечивается паромами Super ferries компании Stena Line (рейсы дважды в день круглый год). Есть ежедневные ночные рейсы между Амстердамом и Ньюкаслом, Роттердамом и Халлом, Зебрюгге и Халлом. Переночевав на комфортабельных паромах круизного типа, утром пассажиры прибывают в место назначения освеженными и отдохнувшими.

Из Дублина и Белфаста до Англии можно добраться через порт Ливерпуля; время в пути – около 8 часов. В зависимости от того, куда вы направляетесь в стране, можно выбрать более короткие и частые переправы до портов в Уэльсе или Шотландии. Есть следующие маршруты: между ирландскими городами Дублин или Рослэр Европорт и уэльскими портами Холихед, Фишгард или Пемброк. Паромы из североирландских городов Белфаст и Ларн ходят до шотландского порта Кэйрнрайан. Все маршруты обслуживаются современными комфортабельными паромами.

В какое время года лучше ехать в Англию?

В Англию, особенно в Лондон, туристы приезжают в течение всего года. Самый популярный сезон – летом и в период Рождества, но очень красива и ранняя весна, когда многие деревья утопают в цвету. Зима здесь очень мягкая, бесснежная. Обязательно прихватите зонтик, поскольку дожди часты в любое время года.

Вы можете ознакомиться с диапазоном цен на паромные билеты до портов Англии в зависимости от месяца при помощи наглядного графика, который можно найти, зайдя в «Страны» на нашем сайте. Выберите Англию из списка; на открывшейся странице кликните на подходящий маршрут.

Почтовый обмен во время COVID-19

Уважаемые клиенты!

Мы хотим проинформировать вас о возможных замедлениях доставки писем и посылок за рубеж.

Дело в том, что около 100 стран мира ограничили обработку международной корреспонденции, чтобы предотвратить распространение COVID-19. Серьезные замедления также связаны и с сокращением авиаперевозок. Почти всегда большую долю пересылок осуществляют через дозагрузку именно пассажирских бортов, это практика большинства почтовых администраций.

Мы делаем все возможное, чтобы посылки достигали адресатов с минимальными задержками. 

Приносим искренние извинения за доставленные неудобства. Мы надеемся, что в самое ближайшее время почтовое сообщение восстановится в полном объеме и со всеми странами, пока же посылки в открытые страны будут доходить, но не в привычные сроки.
Будем держать вас в курсе событий.

 

Информация для отправителей

Этот список поможет проверить статус доставки в интересующую страну. Некоторые из них не принимают отправления из-за отсутствия авиасообщения и невозможности использования транзитных маршрутов. Доставка в другие страны потребует больше времени, чем обычно. Доставка в страны Европы, США, Китай с учетом ограничений COVID-19 сейчас занимает 2-3 недели. 

Отправители имеют возможность вернуть посылки, оформив заявление в отделении почтовой связи.

Также на этой странице держим Вас в курсе любых новостей международных направлений. 

 

Обновления:

01.02.2021

18.01.2021

  • Почта России возобновляет прием отправлений в Монголию.
  • Из-за введенных Почтой Италии ограничений по транзитной доставке отправлений на Мальту, мы вынуждены временно приостановить прием отправлений в эту страну.

12.01.2021

  • Почта России возобновляет прием отправлений в Великобританию и Ирландию.

24.12.2020

  • С середины декабря по начало января европейские логистические хабы традиционно перегружены в связи с повышенным объёмом отправлений в рождественский сезон. Это может привести к увеличению сроков доставки как в Европу, так и из неё. 

    Кроме того, на праздники закрыты крупнейшие европейские сортировочные центры. Точные даты отличаются в зависимости от страны, однако обычно они совпадают с Рождеством 24-27 декабря и новогодними каникулами — с 31 декабря по 3 января. Расписание работы сортировочных центров Франции, Италии, Чехии, Польши, Финляндии, Германии, Латвии, Нидерландов и Беларуси в период праздников смотрите здесь.

21.12.2020

  • В связи появлением нового штамма коронавируса в Великобритании европейские страны временно закрыли сухопутные и авиаграницы с этой страной. Почта России не имеет возможности доставить отправления в Соединенное Королевство и Ирландию. Прием отправлений в Великобританию и Ирландию временно прекращается.

18.12.2020

  • В связи со сложной ситуацией в аэропорту Тель-Авива сроки доставки почтовых отправлений в Израиль могут быть увеличены.
  • В связи с ограниченным количеством авиарейсов в США и провозными возможностями авиакомпаний, связанными с COVID-19 и рождественскими и новогодними праздниками, сроки доставки почтовых отправлений в США могут быть увеличены.  

13.11.2020

  • В связи с тем, что Монголия приняла решение о закрытии автомобильного сообщения с Россией, а авиационное сообщение так и не было восстановлено, Почта России вынуждена объявить о временной приостановке приема международных почтовых отправлений в эту страну. В связи с ухудшающейся эпидемиологической обстановкой в мире мы хотим предупредить своих клиентов о возможном увеличении сроков доставки международных  почтовых отправлений.

05.08.2020

  • Возобновлена доставка почты в Кувейт и Мальдивскую Республику. В Бразилию авиадоставка приостановлена, ведутся переговоры. 

04.08.2020

  • В связи с ограничениями не выполняется доставка в Таджикистан.

17.07.2020

  • По ключевым направлениям начиная с июля 2020 ситуация с отправкой почты улучшается. Так, за июнь и июль 2020 г. мы отправили за границу 557 тонн почты, больше, чем принимаем к пересылке. Остатки на складах, где посылки ждут отправления после прохождения таможни, сокращаются.

16.07.2020

  • Запущены рейсы в Сингапур и Южную Корею – 1 раз в 2 недели.
  • В июле возобновились рейсы в Лондон и Франкфурт – 2 раза в неделю.

10.07.2020

Что удалось сделать для ускорения отправок в июне:

  • Организованы еженедельные грузовые рейсы в США.
  • Организован вывоз почты для Канады и Японии через страны ЕС – 1 раз в неделю.
  • Запущены авиамаршруты в Израиль – 1-2 рейса в неделю.
  • Организована авиадоставка через ОАЭ по следующим направлениям: ОАЭ, Саудовская Аравия, Катар, Пакистан, Иордания, Марокко, Судан, Индия.
  • Запущены ежедневные (кроме пятницы) рейсы в Китай.

«Логинов обрек себя на осуждения, люди имеют на это право. Теперь ему с этим жить»

Американская биатлонистка: «Логинов обрек себя на осуждения, люди имеют на это право. Теперь ему с этим жить»

Американская биатлонистка Клэр Иган поделилась мнением о допинговом прошлом россиянина Александра Логинова.  

— Правила таковы, что после дисквалификации вы имеете полное право вернуться и снова выступать. Если будет возможность, я без проблем поздравлю Александра лично с хорошим результатом. Но при этом другие люди имеют право осуждать его за употребление ЭПО. Александр обрек себя на это, когда сделал такой выбор. Теперь ему с этим жить.

— Вы бы хотели, чтобы он когда-нибудь объяснил свой выбор? Например, комиссии спортсменов IBU. Возможно, тогда бы вы лучше его поняли.

— Лично мне это было бы безумно интересно. Почему люди принимают такое решение — использовать допинг, что ими движет? Об этом порой говорят спортсмены из других стран, но никогда — из России. Я никогда не слышала, чтобы кто-то из россиян публично осудил своих товарищей по команде, которые принимали допинг...

— А вы бы осудили? Вот вы много лет ездите вместе по этапам Кубка мира, живете в одних гостиницах, а потом раз — и начинаете поливать человека грязью в СМИ?

— Если бы я узнала, что кто-то из нашей команды принимает допинг, я бы больше никогда с этим человеком не разговаривала. Сто процентов. Это тяжело, и я понимаю, что по-человечески у каждого есть право на ошибку. И допингер — это не монстр, возможно, у него были какие-то свои причины поступить именно так... Прощение, дружба — это правильно. Но с точки зрения спорта такой человек навсегда бы потерял доверие и уже не смог бы вернуться в нашу команду.

Ранее Логинов отбыл двухлетнюю дисквалификацию за применение ЭПО и вернулся в биатлон в сезоне-2016/17.

Источник: Спорт-экспресс

Британия европейская? | Weblog

Почему мы не можем согласиться с тем, что Великобритания - европейская страна? Потому что это не так просто, - говорит Тимоти Гартон Эш, - наши связи с англоязычными народами остаются очень прочными. Британия - это страна нескольких идентичностей, или это ничто. Но более глубокая европейская идентичность необходима - если мы этого хотим.

В последние годы мы стали свидетелями обширных дебатов в почти немецком стиле о британской идентичности и Европе. Что такое Британия? Когда была Британия? Британия все еще существует? Выживет ли Британия?

Великобритания была объявлена ​​«мертвой» Эндрю Марром и «упразднена» Питером Хитченсом.На протяжении десятилетий люди считали Великобританию классическим национальным государством. Норман Дэвис говорит нам, что Британия никогда не была национальным государством. Энтони Барнетт говорит, что Британия никогда не была нацией, в отличие от Англии. Но Роджер Скратон в своей необычной книге об Англии сообщает нам, что Англия - которая, по его мнению, тоже мертва - тоже не была нацией, а просто страной, землей, домом.

Начинаешь тосковать по прозрачной простоте немецких дебатов об идентичности с ее элементарными различиями между Staatsvolk и Kulturvolk и так далее.

Проще говоря, ответ на вопрос: «Является ли Британия европейской?» может сильно отличаться от того, что сейчас иногда с любопытством называют «переданными территориями» Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Действительно, Энтони Барнетт утверждает в своей книге «На этот раз», что британская оппозиция Европе на самом деле является английской оппозицией Европе.

Для некоторых Британию можно спасти, только если у нас будет больше Европы; для других Англию можно спасти, только если у нас будет меньше. Однако для обоих вопрос центральный.Хьюго Янг ​​в книге «Этот благословенный сюжет» говорит, что основной вопрос последних 50 лет звучал так: «Может ли Британия ... действительно принять то, что ее современная судьба - быть европейской страной?» Но что это значит? Если существительное «Британия» неуловимо, прилагательное «европейский» - тем более. Это верно для всех европейских языков, но особенно для английского.

С небольшим трудом мы можем определить шесть возможных значений европейского. Двое из них архаичны и похоронены, но имеют значительную загробную жизнь: быть европейцем - значит быть христианином, а быть европейцем - значит быть белым.Тогда есть три взаимосвязанных значения, которые более знакомы. Первый - географический: Европа - второй по величине континент, западное продолжение Евразии. Мы часть этого? Географы говорят да. Многие британцы сомневаются в этом, поскольку второе из этих трех взаимосвязанных значений, как говорит нам словарь английского языка Collins, «континент Европы, за исключением Британских островов». (Интересно, куда это оставит Ирландию.) Это знакомое употребление. Мы говорим: «Джим уехал в Европу» или «Фред вернулся из Европы».«Европа находится где-то в другом месте. В-третьих, Европа означает ЕС.

В современном британском использовании эти три значения очень часто опускаются, но в политических дебатах третье является преобладающим. В этом смысле возникает вопрос« является ли Британия европейской? ». на вопрос: полностью ли Великобритания участвует в ЕС? Поддерживает ли она какую-то версию того, что люди в континентальной Европе признали бы европейским проектом?

И все же, наконец, есть шестое чувство европейского, более возвышенное и загадочное. Это шестое чувство было отражено в недавнем заголовке в International Herald Tribune: «Отменить санкции против« европейской »Австрии, советует ЕС». Группа из трех «мудрецов» только что после долгих размышлений пришла к выводу, что Австрия - европейская страна. Таким образом, заявление звучит нелепо. Что еще они думали об Австрии? Африканец? Но мы знаем, что они имели в виду. У них был каталог так называемых «европейских стандартов» или «европейских ценностей», и они сравнивали Австрию с ними.

Другими словами, против не описательной, а нормативной, предписывающей, идеалистической версии Европы - или того, что Гонзаг де Рейнольд назвал L'Europe europeenne.Европейская Европа, в которой Гитлер и Хайдер почему-то не были европейцами - или, по крайней мере, не были европейцами. Это был, так сказать, комитет палаты представителей по неевропейской деятельности.

Является ли Британия европейской в ​​этом смысле? Вы можете пройти вниз по списку европейских ценностей и поставить галочку, крестик или вопросительный знак напротив каждой записи. Но это будет что-то значить только в том случае, если мы считаем, что стоит задавать вопрос таким идеалистическим образом.

Имея в виду эти конкурирующие значения европейского, я хочу задать вопрос более поверхностным, эмпирическим языком - осмелюсь ли я сказать, британским или английским? - путь.В чем Великобритания больше отличается от стран континентальной Европы, чем они друг от друга? В чем Великобритания больше похожа на другие страны - США, Канаду или Австралию - чем на те европейские страны?

Первый условный ответ - «история». Наша история уже давно рассказывается как история британцев - или это английский язык? - исключительность. История обособленности, начавшаяся с отделения прибрежного острова от материка, а затем, после окончания Столетней войны, политического отделения.Г. М. Тревельян в своей «Английской социальной истории» говорит, что впоследствии Британия стала «странным островом, стоящим на якоре у континента». И история преемственности в отличие от непостоянной изменчивости континента, постоянно меняющихся режимов и границ, монархов и конституций. Душевная история о медленном устойчивом органическом росте институтов общего права, парламента и уникальной концепции суверенитета, принадлежащей короне в парламенте.

Это была «1000 лет истории», которую Хью Гейтскелл видел под угрозой, если Великобритания присоединится к Франции и Германии в континентальном европейском сообществе.Эту историю пурпурной прозой рассказали Дж. М. Тревельян, Артур Брайант, Уинстон Черчилль и Х. Э. Фишер. Первоначальную историографию можно проследить до конца викторианской Британии, но она все еще была доминирующей версией нашей истории вплоть до 1950-х и 1960-х годов. Конечно, это была та версия, на которой я вырос, и с которой выросло большинство британцев старше 40 лет.

Отчасти это из-за того, что можно назвать отставанием от учебников. Сама первоначальная историография неизбежно следует за событиями и пытается их объяснить или рационализировать.Но учебники, школьные учебники и детские книги обычно отстают еще на десять, 20 или даже 30 лет. Это означает, что исключительное видение, хотя и поздневикторианское по своему происхождению, имело огромное влияние прямо в наше время.

Вы находите следы этой самооценки в самых неожиданных местах. Я нашел один даже в Варшавской речи Тони Блэра в октябре 2000 года. В середине очень ясного отрывка о Великобритании и Европе он внезапно описывает Британию как «гордую и независимую островную расу (хотя в ней течет много европейской крови. наши вены).«Артур Брайант, ты должен жить в этот час!»

Приведу еще несколько демотических примеров. В письме в «Дейли мейл» в январе 1997 г. мы читаем: «Похоже, что мы находимся в одном тиканье часов от потеря нашего суверенитета, нашей независимости, и не только 1000-летняя история, но и история с тех пор, как первый человек пытался защитить эту страну от захватчиков ». Или послушайте азиатского британца Тома Пателя, двадцатилетнего гея, только что вернувшегося из отпуска в Корфу со своим возлюбленным Джоном Смитом и разговаривает с Ясмин Алибхай-Браун: «Знаете, нам так сложно английский. Они не такие, как мы. Когда мы с Джоном тихо целовались, ничего подобного в Англии мы не делали, весь этот яд витал в воздухе вокруг нас. Мы островной народ; мы не такие, как эти крестьяне ».

Итак, вера в британскую или английскую исключительность глубока и широка. Теперь историк должен задаться вопросом: насколько исключительна британская исключительность?

На самом деле, если вы посмотрите на историографию других европейских народов , вы понимаете, что исключительность - это норма. Каждая национальная историография занимается тем, что отличает эту нацию.И большинство европейских стран противопоставляют свою исключительность некоторой идеализированной «западной» или «европейской» нормальности, для которой обычно приводятся примеры Франции и Великобритании. Литература о «особом пути» Германии в современной истории, Sonderweg, посвящена тому, почему Германия не стала «нормальным» демократическим национальным государством, подобным Великобритании. Эти элементы есть и в каждой восточноевропейской национальной историографии.

Это также зависит от того, с какой Европой вы нас сравниваете. Если вы сравните Великобританию просто с шестью первоначальными членами ЕЭС, странами с большой частью общего римского и священного римского, то есть каролингского, наследия, Британия действительно выглядит исключительной.Но если вы сравните Великобританию с другими 14 нынешними государствами-членами ЕС, или 20, которые скоро станут членами, или 30, которые могут стать членами через 10-15 лет, то Великобритания вряд ли вообще выглядит исключительной, потому что история сами эти страны чрезвычайно разнообразны. Более того, за последнее десятилетие историками, такими как Хью Кирни, Джереми Блэк, Линда Колли и Норман Дэвис, произошла массовая деконструкция этого грандиозного повествования о британской или английской исключительности.

Большая часть этой деконструкции заключалась не в открытии чего-либо нового о прошлом, а просто в двойном смещении фокуса. Во-первых, он изменил фокус на всю историю Британских островов. Во-вторых, он рассматривал нашу национальную историю в более широких европейских рамках. Работа Джереми Блэка оказалась особенно полезной для систематического сравнения с опытом континентальной Европы. Нам напоминают, например, что некоторые другие люди в Европе также приняли протестантизм - действительно, один или два из них действительно его изобрели.Нам напоминают, что на протяжении долгих отрезков британской истории Великобритания - или значительная ее часть - принадлежала к трансканальному государству.

Прежде всего, эта деконструкция показывает нам, что существует гораздо меньше преемственности, чем предполагалось в великом повествовании, особенно если вы посмотрите на историю Уэльса, Шотландии или Ирландии. В книге «Острова» Норман Дэвис составил список из 16 различных штатов в истории этих островов, десять из которых были за последние 500 лет. Джереми Блэк отмечает, что у британцев есть «гений для видимости преемственности».Фердинанд Маунт в своей книге о британской конституции называет это «мифом о преемственности». Мы изобрели «Изобретение традиции» - не просто книгу, а предмет. Питер Скотт справедливо заметил, что «Британия - это изобретенная нация, а не намного старше США ».

Несмотря на всю эту сравнительную деконструкцию, нет никаких сомнений в том, что Британия в 1939 году все еще была исключительным местом. Эту исключительность незабываемо вспоминает Джордж Оруэлл на последней странице Посвящения Каталонии, когда он возвращается от гражданской войны в Испании и путешествует поездом в Лондон через южную Англию, наблюдая «баржи на болотистой реке, знакомые улицы, плакаты, рассказывающие о матчах по крикету и королевских свадьбах, мужчин в котелках, голубей на Трафальгарской площади, красные автобусы, синий полицейский - все они спят глубоким, глубоким сном Англии, - конечно, он уточняет Англию, - от которых я иногда боюсь, что мы никогда не проснемся, пока нас не выдернет из нее грохот бомб."

Теперь нам рассказывают новую историю, которая является спутником деконструкции или реконструкции нашей национальной истории. За 60 лет, прошедших с тех пор, как Британия была грубо разбужена грохотом бомб, страна стала гораздо более европейской, и то и другое. менее замкнутый и менее трансатлантический и постимперский. И все же только половина этой истории кажется мне правдой. Да, Британия стала намного менее изолированной, менее обособленной. Но имеет трансокеанский или постимперский компонент нашей идентичности, особенно в отношении к тому, что Черчилль называл англоязычными народами, действительно стали слабее?

Мы наблюдали деинсуляризацию Британии.Но неясно, что пришло на смену европеизации, американизации или просто глобализации. Если мы начнем с самого верха, с суверенитета, закона и правительства, очевидно, что Британия стала намного более европейской. От Римских договоров до Амстердамского договора - а теперь и Ниццы - британский суверенитет был разделен и ограничен. Наше английское общее право часто подчиняется европейскому праву, как и шотландское право.

У нас даже есть эта странная континентальная вещь, кодифицированные права, с Европейской конвенцией о правах человека, прописанной в британском законодательстве. В практике правительства тесное сотрудничество с партнерами в ЕС не имеет аналогов где-либо еще. С другой стороны, если вы посмотрите на содержание политики и спросите, что является самым большим источником вдохновения для британской политики за последние 20 лет, ответом будут США. Это то, что объединяет правительства Тэтчер и Блэра: увлечение политикой США и их решениями.

Да, в оборонной политике, после почти четырехвекового перерыва с момента потери Кале в 1558 году, мы снова взяли на себя то, что историк Майкл Ховард назвал «континентальным обязательством».Британские войска постоянно дислоцируются на европейском континенте. Но в каком контексте? В контексте НАТО: трансатлантическая организация. Запланированные европейские силы быстрого реагирования изменят это, если вообще, очень медленно. Да, во внешней политике, у нас очень тесное сотрудничество с европейскими партнерами. Но посмотрите на Балканы: самый большой вызов европейской внешней политики за последние десять лет. Где проводилась основная политика? Не в ЕС, а в Контактной группе из четырех ведущих Державы ЕС плюс Россия и США, а затем в так называемой Квинте, та же группа без России. Кто является ключевым партнером, которому обычно звонят в первый раз? Соединенные штаты.

А как насчет нашей версии капитализма? В своей книге «Капитализм против капитализма» Мишель Альбер определяет нас как часть англо-американской модели, в отличие от модели Рейн-Альп. Уилл Хаттон в своей книге «Государство, в котором мы находимся» помещает нас где-то посередине. Сильные стороны нашей экономики, как и экономики США, заключаются в таких областях, как финансовые услуги или СМИ. У нас не так много мелких фермеров и крупных производителей, характерных для Франции и Германии и структурно извлекающих выгоду из ЕС.Да, большая часть нашей торговли приходится на ЕС, но большая часть наших инвестиций идет в США или из США.

А общество? В сборнике Social Trends за 2000 год есть предисловие, написанное А.Х. Холзи, в котором он цитирует другое известное произведение Джорджа Оруэлла А.Х. Холси, в котором он цитирует другое известное описание самобытности Британии Джорджем Оруэллом, на этот раз из «Льва и единорога»: «Толпа в больших городах с мягкими узловатыми лицами, плохими зубами и мягкими манерами отличается от европейской толпы. Хэлси говорит, что сегодня это было бы неверно. Глядя на весь спектр данных о социальных реалиях, он приходит к выводу, что то, что произошло, - это «ассимиляция жизни в Великобритании с жизнью в других развитых индустриальных странах, в Европе и на севере Америка ». Действительно, с точки зрения социальной реальности Лондон определенно ближе к Торонто, чем к Киеву. Таким образом,« набор », к которому принадлежит Британия, - это не Европа как таковая, а то, что часто называют западом.

Опять же, многие британские «проевропейцы» любят ссылаться на образ жизни, свидетельствующий о европеизации Британии: «посмотрите на все, что мы пьем кьянти и капучино, на праздники, проведенные в Испании или Италии, на дома, принадлежащие Франции.«Имена, которые теперь« знакомы на наших устах как бытовые слова », - это уже не Гарри Король, Бедфорд и Эксетер, а Арсен Венгер, П. Я. Гербо и Свен Горан Эрикссон, новый менеджер футбольной команды Англии. Но для каждого из этих примеров В отношении европеизации вы можете привести хотя бы равный и противоположный пример американизации. На каждый бар капучино приходится хотя бы один McDonald's или Starbucks. Американские фильмы, американские телепрограммы и американский английский являются основной, даже доминирующей частью нашей поп-культуры.

Вы можете сказать, что это лишь часть того, что значит быть европейцем в начале 21 века. Такая американизация - это, так сказать, европейское явление. Во многом это правильно. Но в Британии это особенно интенсивно; мы являемся его частью, в отличие от континентальных европейцев. Речь идет не только о наших отношениях с США. В ходе опроса Харриса в 1990 году британцев спросили, в какой еще стране они хотели бы жить. Более 50 процентов упомянули Австралию, Канаду, США или Новую Зеландию.Франция, Германия и Испания набрали всего по 3 процента каждая. Конечно, свидетельство отношения.

Добавьте небольшой семантический индикатор. Многие в Британии, говоря об Америке, используют фразу: «через пруд». «По ту сторону пруда» - как если бы Атлантика была всего лишь утиным прудом, а Америка была просто другой стороной деревенской зелени. В одной смысловой грани пролив становится шире Атлантики.

Хьюго Янг ​​настаивает на том, что все это анахронизм: живая идентификация с тем, что Черчилль называл «англоязычными народами», исчезает, и, в конце концов, Америка становится все более латиноамериканской и менее англо-ориентированной.«Англо-американизм, - пишет он, - должен перестать препятствовать появлению европейского сознания в этой европейской стране». Мне это кажется ложным, нереалистичным и, вероятно, нежелательным. Я согласен с Робертом Конквестом, когда он пишет: «На западе, прежде всего, англоязычное сообщество на протяжении веков проводило и поддерживало срединный путь между анархией и деспотизмом». Это утверждение звучит немного самодовольно, но как историческое обобщение мне кажется в основном верным.Это важная и положительная часть нашей идентичности.

Итак, вернемся к вопросу "Европейская ли Британия?" в наиболее знакомом - но также и самом поверхностном - смысле "полностью ли Великобритания привержена ЕС и какой-то версии европейского проекта?" Что мы имеем в виду под Великобританией? Если мы имеем в виду нынешнее избранное правительство, то ответ очевиден - да. Если мы имеем в виду общественное мнение, ответ - решительное нет.

«Евробарометр» за октябрь 2000 г. задавал обычные вопросы об идентификации в ЕС.Великобритания находится в нижней части таблицы. Подходит ли членство для вашей страны? Только 25 процентов британцев говорят «да». Принесло ли членство пользу вашей стране? 25 процентов. Доверяют Европейской комиссии? 24 процента. Поддержка евро? 22 процента. Только в поддержке общей политики безопасности и расширения Британия не находится внизу (хотя поддержка приоритета расширения составляет всего 26 процентов).

Вы можете сказать несколько слов, чтобы охарактеризовать эту картину - мрачную или обнадеживающую, в зависимости от вашей точки зрения.Во-первых, эти британские ответы крайне изменчивы. Если вы ответите на первый вопрос о том, является ли членство хорошим делом, то цифры следующие: 1973 год, 31 процент; 1975 год - 50 процентов; 1981 год - 21 процент; 1991 год - 57 процентов; 1997 год, 36%. Дико вверх и вниз. Роберт Вустер настаивает на том, что британские взгляды на ЕС сильны, но не глубоко. Вустер различает «мнения», «отношения» и «ценности». Он утверждает, что это всего лишь мнения, основанные на последних сообщениях в прессе, которые в целом не сочувствуют ЕС.Установки в смысле более устойчивых взглядов Вустер особенно находит среди «пожилых людей среднего класса».

Тем не менее, свидетельства, которые я собирал по частям, и повседневный опыт общения с так называемыми «обычными людьми» указывают на тот факт, что существуют также более глубокие взгляды, причем далеко не только среди среднего класса. пожилые мужчины, которые все еще доминируют в политических дебатах и ​​СМИ. Так, чтобы процитировать еще один опрос, опрос BBC Mori в 1995 году спросил: «Как вы себя чувствуете европейцем?» Только 8 процентов респондентов сказали «много», 15 процентов - «изрядно», а 49 процентов ответили «совсем нет»."

Часто говорят, что говорить о Европе как о другом месте свойственно Великобритании. Это неправда. Есть несколько стран в Европе, где люди говорят о Европе как о другом месте - по крайней мере, время от времени. Испанцы, португальцы, Поляки, греки, венгры - все это делают. Разница в том, что для них Европа может быть где-то еще, но они хотели бы быть где-то еще. Я думаю, что есть только две страны в Европе, которые не только говорят о Европе как где-то еще, но все еще не уверены, хотят ли они там быть.Это Великобритания и Россия.

Эдвард Хит в октябре 1971 года сказал в Палате общин: «Мы приближаемся к тому моменту, когда, если эта палата примет такое решение сегодня вечером, она станет таким же нашим сообществом, как и их сообщество». Спустя 30 лет мы немного приблизились к этому моменту.

Конечно, все мы знаем, что наши элиты глубоко разделены по этому вопросу. Но даже самые сторонники интеграции британские «европейцы», естественно, не говорят о Европе так, как это делают континентальные элиты.Мы не говорим о Европе просто как о европейцах, занятых общим делом. Отчасти это потому, что мы чувствуем лицемерие. Мы подозреваем национальную инструментализацию европейской идеи. Вспомните комментарий Гарольда Макмиллана о де Голле: «он говорит о Европе и имеет в виду Францию». Вероятно, каждый британский премьер-министр со времен Макмиллана испытывал соблазн сказать это в частном порядке о нынешнем французском президенте (за исключением, возможно, Хита о Помпиду). Отчасти это правда, и не только во Франции.Я написал целую книгу о том, как Германия отстаивает свои национальные интересы «Во имя Европы». Но это правда лишь отчасти.

Существует также - и в очень большой степени в случае Германии - подлинная эмоциональная идентификация с более крупным общим проектом Европы. Эмоции в политике всегда находятся где-то рядом с границей между подлинным и фальшивым, между искренностью и лицемерием, но здесь есть компонент подлинных эмоций.

Это связано с моим последним, шестым чувством европейца: нормативным смыслом l'Europe europeenne.Европа как идеал, миф, из которого складываются политические идентичности. Мне кажется, что это шестое чувство почти полностью отсутствует даже у британских «европейцев». Я видел только один намек на это за последние годы. Именно тогда Хартия 88 и другие левоцентристы выступили за конституционную реформу с точки зрения «европеизации» Великобритании. «Европейский» в этом контексте означал более демократичный, более современный, справедливый, открытый - это чистая суть лучшей современной европейской практики.Но затем пришел Джонатан Фридленд и сказал: «Нет, нам действительно нужна американизация Британии; нам нужно, как гласит название его книги, «вернуть домой революцию». То есть американская революция. И - поскольку это Британия - идеализированная Америка важнее идеализированной Европы.

Мой вывод? Нет никакого вывода из-за самой природы «исследований идентичности», которые редко приводят к каким-либо четким выводам, а также из-за особой природы британской идентичности. Возможно, утверждение «без вывода» на самом деле является выводом, даже важным и положительным.Нет никаких сомнений в том, что европейская идентичность доступна Британии.

Здесь есть много материала, из которого можно построить европейскую идентичность, если мы того пожелаем; чтобы сделать «нас», а не «их». Но это не может быть тождеством. Мы не можем сделать заявление, которое, похоже, хочет сделать Хьюго Янг: «Британия - европейская страна, точка». Или, как мы говорим по-американски, точка.

Другие идентичности просто слишком сильны - не столько островная идентичность, сколько западная и трансокеанская идентичность, идентификация не только с США, но и со всеми англоговорящими народами.А еще есть все внутренние идентичности: шотландский, валлийский, ирландский, английский. Ответ на вопрос: «Является ли Британия европейской?» должно быть «да, но не только». Европейская идентичность Британии может быть лишь частичной, поскольку Британия всегда была и будет оставаться - пока существует Британия - страной множественных, пересекающихся идентичностей.

Однако сказать «частичная идентичность» не обязательно означает поверхностную идентичность, которой и является европейская идентичность Великобритании в настоящее время. В конце концов, в нашей собственной истории мы видели примеры частичных идентичностей, которые очень глубоки: английская идентичность, шотландская идентичность. Если Британия хочет стать полноправным и эффективным участником европейского проекта, в центре которого стоит ЕС, и чем бы он ни стал с расширением, эта идентичность должна быть глубже. Должна быть более эмоциональная идентификация с общей причиной; просто оттенок идеализма, даже моего шестого чувства.

Это имеет значение не только для нашего собственного положения в Европе; это имеет значение для самого проекта. Ибо британцы лучше, чем кто-либо другой, знают, что искусственные, изобретенные политические структуры не могут выжить без связи эмоциональной идентификации, без некоторого общего мифа, некоторой мистики или того, что Бэджхот, описывая британскую конституцию, назвал просто «магией».«Конечно,« Европа »в смысле ЕС в настоящее время является искусственной, вымышленной и хрупкой политической структурой, но однажды так было с Великобританией, и, возможно, теперь снова.

Тимоти Гартон Эш - ​​научный сотрудник Колледжа Святого Антония. Оксфорд и Институт Гувера в Стэнфорде. Его последняя книга - История настоящего (Пингвин)

Англия и Европа: никогда не было полностью интегрировано

(Пол Хакетт / Рейтер) У Великобритании есть последний шанс вновь принять свободный рыночный демократический мир, который она когда-то помогла создать.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон отчаянно пытается перевести голосование британской общественности за выход из Европейского Союза в июне 2016 года в конкретный Брексит.

Но реальный вопрос гораздо старше и важнее, чем то, действительно ли 52 процента Британии, наконец, по понятным причинам обиделись на все более антидемократический и контролируемый Германией Европейский Союз.

Англия - это остров. Исторически, политически и лингвистически он никогда не был полностью интегрирован в европейскую культуру и традиции.

История Великобритании в основном была о конфликте с Францией, Германией или Испанией. Превосходство Королевского флота в вызывающем духе его морских лордов гарантировало, что европейские диктаторы от Наполеона до Гитлера никогда не смогут ступить на британскую землю. Как заверил британский адмирал Джон Джервис в 1801 году на фоне слухов о надвигающемся наполеоновском вторжении: «Я не говорю, милорды, что французы не придут. Я говорю только, что они не придут по морю ».

Морская мощь Великобритании, империализм, парламентское правительство и протестантская религия большинства отличали Британию от своих европейских соседей - и не только из-за ее географической изоляции.

Британское и шотландское Просвещение 18-го века Эдмунд Берк, Дэвид Хьюм, Джон Локк и Адам Смит уделяли больше внимания индивидуализму, свободе и свободе, чем навязанному государством равенству результатов, которое было одобрено французскими мыслителями Просвещения, такими как Жан- Жак Руссо. Не случайно, что Американская революция была основана на идее индивидуальной свободы и свободы, в отличие от насильственных попыток поздней Французской революции перераспределить доходы и лишить «врагов народа» их прав и даже жизни.

Франция произвела Наполеона, Италия произвела Муссолини, а Германия дала миру Гитлера. Трудно найти в британской истории сопоставимую диктаторскую фигуру, стремившуюся к континентальному господству. Англичане, конечно, часто не были святыми. Они контролировали свою глобальную империю как с помощью убеждения, так и с помощью грубой силы.

Но даже британский империализм отличался от бельгийского, французского, немецкого, португальского или испанского колониализма. Бывшие британские колонии Америка, Австралия, Канада, Индия и Новая Зеландия давно были демократическими, в то время как большая часть Латинской Америки, например, не была до недавнего времени.

В Первой мировой войне британцы потеряли почти миллион солдат, пытаясь спасти Францию ​​и Бельгию. Во время Второй мировой войны Англия была единственной страной, которая сражалась с Осью на протяжении всей войны (с сентября 1939 г. по сентябрь 1945 г.), единственной державой союзников, которая в одиночку сражалась с Осью (в течение примерно года с середины 1940 г. до середины 1945 г.). -1941), и единственная крупная держава союзников, вступившая в войну без прямого нападения. (Пришла на помощь своему союзнику Польше.)

Исторически Британия больше смотрела на моря и Новый Свет, чем на восток, на Европу.В этом трансатлантическом смысле канадец или американец обычно имел больше общего с англичанином, чем немец или грек.

За последние 30 лет британцы почти забыли об этом факте, когда они объединились в Европейский Союз и взяли на себя обязательство принять европейские ценности по общей траектории к предполагаемой утопии.

В той степени, в которой Англия оставалась в некоторой степени подозрительной к континентализму ЕС, отвергая евро и не принимая европейский социализм, страна процветала. Но когда Великобритания последовала немецкому примеру открытых границ, отменила рыночные реформы Маргарет Тэтчер и приняла пацифизм и энергетические фантазии ЕС, она застопорилась.

Усилия Джонсона как нового премьер-министра якобы направлены на выполнение воли британского народа, озвученной в 2016 году, вопреки воле аппарата Европейского Союза и большей части британского истеблишмента. Но после сотен лет суровой независимости Великобритания, наконец, сольется с Европой, или она сохранит свою особую культуру и станет ближе к англоязычным странам, которые она когда-то основала, - которые преуспевают в этом лучше, чем большинство членов все более регулируемой и антидемократический Европейский Союз.

Европа безоружна. Большинство членов НАТО отказываются делать обещанные инвестиции в оборону. Отрицательные процентные ставки становятся нормой в Европе. Безработица остается высокой на жестко регулируемых рынках труда.

Страны Южной Европы никогда не смогут полностью выплатить кредиты в немецких банках. Диссидентская Вышеградская группа, состоящая из Чешской Республики, Венгрии, Польши и Словакии, стремится создать мини-альянс внутри ЕС, который продвигает безопасные границы, только легальную иммиграцию, ядерную энергетику и традиционные ценности и христианство.

У Британии есть последний шанс вновь принять свободный рыночный демократический мир, который она когда-то помогала создать, и дистанцироваться от ползучего этатизма, против которого она когда-то выступала.

© 2019 Tribune Content Agency, LLC

Виктор Дэвис Хэнсон - классик и историк Гуверовского института Стэнфордского университета; автор книги «Вторая мировая война: как велся и выигран первый глобальный конфликт» ; и выдающийся сотрудник Центра американского величия[email protected]

Является ли Англия частью Европы?

Карта, показывающая расположение Англии в Европе.

Англия - это страна площадью около 50 301 квадратная миля. Он граничит с Шотландией и Уэльсом на северо-северо-западе и западе соответственно.Вместе с Северной Ирландией эти четыре страны образуют Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Великобритания расположена у северо-западного побережья материковой Европы. Из четырех стран только Северная Ирландия имеет сухопутную границу с другой страной, Ирландией. Англия, как и вся остальная Великобритания, расположена на континенте Европа. Однако Северное море и Ла-Манш отделяют его от континентальной Европы. Англия расположена на Британском острове на севере Атлантического океана.

Историческая перспектива

Вопрос «Является ли Англия частью Европы?» всегда возникал в прошлом и был популяризирован дебатами о Брексите. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно взглянуть на историю Англии в перспективе. Много лет назад (около 6500 лет назад) Англия, без сомнения, была частью континентальной Европы благодаря сухопутному мосту, который соединял ее с континентом и позволял людям свободно перемещаться вдоль Атлантического побережья с Пиренейского полуострова.Тем не менее, большинство англичан по-прежнему убеждены в том, что они отличаются от своих соседей, из-за их различия в исторических событиях, относящихся к 1066 году, когда на остров вторглись норманны и ввели классовую систему, отличную от их соседей.

Краткая география Англии

Геополитически Англия покрывает около двух третей Британских островов и других прибрежных островов, таких как остров Силли и остров Уайт.Граничит с Шотландией на юге и Уэльсом на востоке. Англия - ближайшая к европейскому континенту часть Великобритании, отделенная от Франции проливом длиной 21 миля. Однако туннель под Ла-Маншем соединяет две страны. Страна также омывается Северным морем, Ирландским морем и Атлантическим океаном. Лондон, столица Англии и крупнейший город Великобритании, расположен на реке Темат в юго-восточной части страны. Пейзаж Англии в основном характеризуется равнинами и невысокими холмами, с возвышенностями и гористой местностью в северной и западной частях страны

Администрация

Хотя Англия является отдельной страной, она находится под управлением Соединенного Королевства. Таким образом, его политическая система представляет собой как парламентскую, так и конституционную монархию. Интересно, что в Англии не было правительства с 1707 года, когда она присоединилась к Шотландии и образовала Королевство Великобритания. Страной управляет Парламент Соединенного Королевства, хотя в некоторых странах правительство делегировано. Поскольку Великобритания является членом ЕС, в Англии часто проводятся региональные выборы для избрания члена Европейского парламента. Англия разделена на четыре уровня подразделений, контролируемых различными типами административных единиц, известных как местное самоуправление.Есть девять регионов и 48 церемониальных графств. В стране также 83 округа с пригородами и за пределами города, которые могут состоять из одного или нескольких округов.

Джон Мисачи в мировых фактах
  1. Дома
  2. Мировые факты
  3. Англия - часть Европы?

Что такое Брексит? А что будет дальше?

Великобритания вышла из орбиты регулирования Европейского Союза в январе.1, отбросив почти полвека внутри блока. Хотя формально Британия уехала в январе 2020 года, в течение 11 месяцев Великобритания находилась в переходном периоде, работая под эгидой ЕС. правила, поскольку переговорщики согласовали условия будущих коммерческих отношений двух сторон.

Разделение, известное как Brexit, теперь завершено, положив начало тому, что, по мнению аналитиков, станет крупнейшим мгновенным изменением в современных коммерческих отношениях. Торговое соглашение между двумя сторонами не только не закрыло книгу о бурных отношениях Великобритании с остальной Европой, но и открыло новую главу, начавшуюся с лавины торговых препятствий 1 января.1.

Начнем с основ.

Почему «Брексит?»

Набор слов «Британия и выход», Brexit стал сокращением для предложения о том, чтобы Великобритания отделилась от Европейского Союза и изменила свое отношение к блоку по торговле, безопасности и миграции.

Британия обсуждает плюсы и минусы членства в клубе европейских наций почти с момента, когда эта идея была поднята, в годы после Второй мировой войны. В 1960-х он дважды подавал заявку на членство в Европейском экономическом сообществе, но оба раза на него наложила вето Франция.

В 1973 году Британия наконец присоединилась к клубу и провела свой первый референдум по вопросу о выходе из клуба менее чем через три года. На тот момент 67 процентов избирателей высказались за сохранение блока.

Но это еще не конец спора.

В 2013 году премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал провести всенародный референдум о членстве в Европейском союзе с идеей решить этот вопрос раз и навсегда. Варианты, предлагаемые избирателям, были широкими и расплывчатыми - остаться или уйти - и г-нКэмерон был уверен, что Ремейн легко победит.

Это оказался серьезный просчет.

Когда избиратели в Великобритании пришли на избирательные участки 23 июня 2016 года, кризис с беженцами сделал миграцию предметом политической ярости по всей Европе.

Почему уехать такое большое дело?

Европа является важнейшим экспортным рынком Великобритании и крупнейшим источником иностранных инвестиций, а ЕС. членство помогло Лондону укрепить свои позиции в качестве глобального финансового центра.

С некоторой регулярностью крупные компании объявляли, что покидают Британию из-за Брексита, или, по крайней мере, угрожали это сделать.

Если бы раздел был завершен без соглашения, регулирующего будущие торговые отношения, предприятия опасались огромных заторов на границах и глубокой неопределенности в отношении правил торговли через Ла-Манш.

Но даже после сделки путь вперед не определен. Управление по бюджетной ответственности, независимый официальный орган, который оценивает экономические планы британского правительства, подсчитал, что объем производства в стране может быть на 4 процента в совокупности в течение следующих 15 лет, чем он был бы в Европейском союзе.

Торговое соглашение спасло Великобританию от выхода из ЕС.

Британские компании уже давно могут перемещать товары в Европейский Союз и из него без уплаты налогов и пошлин. Если бы обе стороны не смогли достичь соглашения до крайнего срока 31 декабря, были бы введены тарифы, что значительно повысило бы цены на автомобили и затруднило бы британским фермерам продажу мяса, например, в других странах Европы.

Разделение без сделки также могло привести к тупиковой ситуации в британских портах и ​​грузовикам на берег по обе стороны границы.

Новое соглашение означало, что Великобритания избегала обременительных тарифов или квот на товары. Но возникли проблемы: количество чеков увеличивалось, и торговцам приходилось заполнять новые таможенные декларации. И торговые отношения сталкиваются с большим количеством ограничений.

Обе стороны скомпрометировали рыбу, что является основным камнем преткновения.

Число людей, занятых рыболовством в Великобритании, упало за последние десятилетия - снижение, в котором сторонники Brexit обвиняют ЕС. правила совместного доступа к рыбным промыслам - и британское правительство расценило свой разрыв с Европейским союзом как шанс возродить отрасль.

Первоначально Великобритания стремилась сократить долю рыбы, которую ЕС использует на 80%. лодкам будет разрешено ловить рыбу в британских водах. Но премьер-министр Борис Джонсон пошел на значительные уступки в этом вопросе: квота Европейского Союза на вылов рыбы в британских водах сокращается на 25 процентов, хотя это будет поэтапно.

Брюссель также пошел на компромисс: ежегодные переговоры о правах на рыбную ловлю начнутся через пять с половиной лет. полгода, и Европейский Союз хотел заключить более долгосрочное соглашение, дающее ему права доступа к британским водам.

Британские рыбаки, недовольные тем, что не имеют эксклюзивного доступа к рыбе в британских водах, пожаловались на сделку. Но аналитики говорят, что британские лодки не смогут поймать все, что когда-то было у европейских лодок, даже если бы у них было на это право.

Сценарий без сделки привел бы к тарифам для британских рыболовных компаний, которые в настоящее время продают большую часть своего улова в ЕС. страны. Но даже при заключении сделки некоторые экспортеры морепродуктов говорят, что дополнительная бюрократия в связи с Брекситом и дополнительное время, необходимое для доставки их продуктов покупателям в континентальной Европе, могут вывести их из бизнеса.

Законодатели, выступающие за Брексит, исполнили многие их пожелания.

Граждане ЕС Государства-члены могут искать работу в других частях блока, работать там без специальных разрешений и оставаться там после того, как они уволились. Но торговая сделка положила конец свободному перемещению людей между Великобританией и остальной частью континента.

Это также прекращает участие Великобритании в программе обмена Erasmus, в рамках которой с 1987 года сотни тысяч молодых людей ежегодно отправлялись за границу для учебы, опыта работы и стажировок.

Европейский Союз управляет единым рынком, где страны-члены принимают общие правила и положения, так что товары, услуги и капитал могут свободно перемещаться между ними. Это также таможенный союз: члены соглашаются применять те же налоги к товарам из-за пределов блока, что означает, что они могут быть отправлены в пределах Европейского Союза без дополнительных тарифов.

Великобритания вышла из единого рынка и таможенного союза и может заключать отдельные торговые сделки с другими странами. Эти пункты были одними из требований, выдвинутых британскими законодателями, наиболее активно выступающими за Брексит.

Но и Европейский Союз получил гарантии.

В обмен на разрешение британским компаниям избегать тарифов, Европейский Союз хотел гарантировать, что эти компании не получат несправедливых преимуществ перед ЕС. соперники. Лидеры блока опасались, что Великобритания даст своим компаниям поддержку за счет дополнительной государственной помощи или за счет снижения экологических или трудовых стандартов.

Великобритания не хотела, чтобы Европейский Союз мог автоматически вводить санкции за любое отступление от европейских правил.Таким образом, обе стороны работали над разработкой механизма, с помощью которого каждая из них могла бы подать жалобу, если бы у нее были доказательства того, что одна из них изменила правила таким образом, что поставила бизнес другой в невыгодное положение.

В крайнем случае, если Великобритания и Европейский Союз не смогут найти точки соприкосновения в таком сценарии, могут быть введены тарифы, чтобы гарантировать, что у одной из сторон не будет слишком большого преимущества.

А как насчет Северной Ирландии?

Северная Ирландия, являющаяся частью Соединенного Королевства, имеет единственную сухопутную границу страны с Европейским Союзом - политически чувствительную 310-мильную границу с Ирландией.

После десятилетий межрелигиозной розни мирный процесс 1990-х годов позволил демонтировать контрольно-пропускные пункты, и предотвращение возврата жесткой границы было приоритетом для обеих сторон.

В соответствии с соглашением, заключенным в конце 2019 года, Северной Ирландии был предоставлен особый торговый статус, и она будет продолжать следовать многим европейским правилам, поэтому грузовики могут продолжать беспрепятственно пересекать ирландскую границу.

Соглашение действительно означало, что будут новые документы и некоторые нормативные проверки товаров, перемещаемых между Северной Ирландией и остальной частью Соединенного Королевства, хотя новая торговая сделка была заключена в декабре.24 предотвратили добавление еще большей бюрократии для трейдеров.

Тем не менее, новая система вызвала головную боль у компаний, когда они выбирали мелкий шрифт. Из-за бумажной волокиты некоторые британские компании ограничили распространение своих товаров в Северной Ирландии, и некоторые товары исчезли с полок тамошних супермаркетов.

Британская экономика сталкивается с огромными препятствиями.

Новая торговая сделка оставила сектор услуг Великобритании, в который входит не только мощная финансовая индустрия Лондона, но также юристов, архитекторов, консультантов и других, - неуверенных в отношении своих будущих отношений с E.U., несмотря на то, что на этот сектор приходится 80 или более процентов британской экономической деятельности.

Соглашение хотя бы частично сглаживает поток товаров через британские границы, но оставляет финансовые компании без самой большой выгоды ЕС. членство: возможность легко предлагать услуги клиентам по всему региону из единой базы. Это давно позволяло банку в Лондоне предоставлять ссуды бизнесу в Венеции или торговать облигациями для компании в Мадриде.

Эта потеря особенно болезненна для Великобритании, которая в 2019 году имела профицит в 18 миллиардов фунтов, или 24 миллиарда долларов, по торговле финансовыми и другими услугами с Европейским Союзом, но дефицит в 97 миллиардов фунтов, или 129 миллиардов долларов, в торговля товарами.

Теперь продажа услуг, когда-то гарантированная, зависит от лоскутных решений европейских регулирующих органов о том, достаточно ли близки новые финансовые правила Великобритании к их собственным, чтобы им можно было доверять. Хотя опыт Лондона трудно сопоставить, что дает его финансовым и сервисным компаниям сильные позиции, чтобы выдержать шторм, некоторые препятствия неизбежны. Некоторым британцам, живущим в Европе, уже сказали, что их банковские счета в Великобритании будут закрыты.

Что дальше?

Для банкиров, торговцев, водителей грузовиков, архитекторов и миллионов мигрантов, декабрь.Торговое соглашение 24 было только началом, первым днем ​​непредсказуемого эксперимента с высокими ставками, который позволил восстановить тесную сеть торговых отношений по всей Европе.

За четыре года после референдума в Великобритании число европейцев, мигрирующих в страну в поисках работы, резко упало, и британские компании отправили своих сотрудников в Париж и Франкфурт, чтобы закрепиться на континенте. Но, несмотря на все приготовления, предприятия после 1 января приготовились к значительным трудностям.

Британские дистрибьюторы продуктов питания, избежав бедствия разделения без сделки, тем не менее, изо всех сил старались подготовить первую из сотен тысяч новых экспортных сертификатов, чтобы разрешить их мясо , рыба и молочные продукты для продажи в блок.Когда-то они были освобождены от таких обременительных проверок, но теперь они подвергаются тем же проверкам, что и европейский импорт из таких стран, как Чили или Австралия.

Британии не хватает таможенных агентов для обработки десятков миллионов таможенных деклараций, которые сейчас необходимы, и даже ветеринаров для проведения новых оценок состояния здоровья, считают отраслевые эксперты.

Сделка также мало успокоила опасения по поводу того, как новые иммиграционные правила страны могут осложнить жизнь ЕС. граждане, проживающие в Великобритании.Людям из других европейских стран было разрешено подавать заявление на «постоянный статус» в Великобритании, право оставаться на неопределенный срок, и более двух миллионов из них получили этот статус.

Но мало что было сделано для тех, кто не может завершить процесс онлайн, тем более для тех, кто не осознает, что им нужно разрешение на проживание в том месте, где они жили десятилетиями.

Стивен Кастл предоставил репортаж.

Великобритания | Содружество

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (Великобритания) - островное государство, расположенное к северо-западу от континентальной Европы.Он состоит из материковой части Великобритании (Англия, Уэльс и Шотландия) и северной части острова Ирландия (Северная Ирландия). Он имеет множество небольших островов. Великобритания расположена низко на востоке. Это горы на севере Англии, в Шотландии, Северной Ирландии и Уэльсе.

Основные факты

  • Регион: Европа
  • Население: 66 миллионов (2018)
  • Площадь: 242 500 кв. Км
  • Столица: Лондон
  • Присоединился к Содружеству: 1926, после основания Британского Содружества Наций
  • Индекс молодежи Содружества: 2 из 49 стран

Секретариатская поддержка Соединенного Королевства

Права человека

В 2018 году Секретариат сотрудничал с Соединенным Королевством, чтобы улучшить участие государств-членов в процессе Универсального периодического обзора (УПО) Организации Объединенных Наций.Секретариат и Великобритания подписали Меморандум о взаимопонимании по укреплению Управления малых государств Содружества.

Молодёжь

Секретариат помогает руководителям колледжей и университетов Великобритании развивать навыки молодежных работников. Он сделал доступными квалификации по работе с молодежью, включая степень по работе с молодежью, и поддерживает краткосрочные курсы.

Спорт

Секретариат сотрудничал с Великобританией в разработке индикаторов и инструментов для измерения вклада спорта и физического воспитания в устойчивое развитие.

Синий Устав

Соединенное Королевство совместно с Вануату возглавляет Группу действий по борьбе с загрязнением морской среды пластиком - Альянс Содружества за чистый океан (CCOA). На данный момент Великобритания и Вануату объединили 27 государств-членов, чтобы присоединиться к Группе действий.

Великобритания также является членом групп действий по защите и восстановлению коралловых рифов, мангровых экосистем и средств к существованию, охраняемых морских территорий, подкисления океана, океана и изменения климата.

Программа подключения

Соединенное Королевство является участником кластеров физической, цифровой и нормативной связности Программы Содружества по обеспечению связи.Повестка дня в области взаимодействия - это платформа, на которой страны могут обмениваться передовой практикой и опытом в области торговли и инвестиций, а также проводить внутренние реформы.

Соединенное Королевство в Содружестве

Королева Елизавета II является главой Содружества и главой государства 16 стран Содружества.

В Лондоне в Великобритании находится штаб-квартира Секретариата Содружества, Фонда Содружества, Ассоциации университетов Содружества, Совета предпринимательства и инвестиций Содружества, Федерации Игр Содружества, Форума местных органов власти Содружества и Парламентской ассоциации Содружества.

Стипендии

присуждаются Великобританией гражданам других стран Содружества в соответствии с Планом стипендий и стипендий Содружества.

Три британца получили общую премию писателей Содружества, а четверо получили награду за лучшую первую книгу.

Узнать больше

Большинство стран ЕС запрещают британским путешественникам из-за нового штамма коронавируса - POLITICO

Нажмите кнопку воспроизведения, чтобы прослушать эту статью

Большинство стран ЕС, включая Францию ​​и Германию, ввели запреты на поездки из Великобритании из-за опасений по поводу нового, более заразного штамма коронавируса.

По меньшей мере 15 стран объявили об ограничениях в воскресенье, включая Ирландию, Германию, Францию, Польшу, Нидерланды и Бельгию, поскольку политики и ученые рассматривают, как реагировать на появляющийся вариант коронавируса, который быстро распространяется на юге Англии. И Eurotunnel, и Eurostar также объявили о приостановке обслуживания в ответ на ограничения, в то время как порт Дувра заявил, что он будет закрыт для «всего сопровождаемого трафика, покидающего Великобританию до дальнейшего уведомления», добавив, что ограничения, вероятно, будут действовать в течение 48 лет. часы.

Запреты на поездки также повышают вероятность дальнейшего срыва текущих торговых переговоров после Брексита между ЕС и Великобританией менее чем за две недели до окончания переходного периода Великобритании из блока. Правительство Великобритании заявило, что в понедельник проведет кризисное совещание для обсуждения ограничений на поездки.

В понедельник Германия, председательствующая в Совете ЕС, созвала срочное заседание по комплексному политическому реагированию на кризис (IPCR) для обсуждения координационных мер по борьбе с новой мутацией коронавируса, обнаруженной в СШАК.

Кабинет президента Совета Шарля Мишеля в воскресенье созвал видеоконференцию с представителями стран-членов для обсуждения этого вопроса, сообщил представитель ЕС. Страны обсудили меры, которые они намеревались принять, и продолжат переговоры на встрече IPCR в 11:00 по центральноевропейскому времени в понедельник.

Тем временем президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Комиссии Урсула фон дер Ляйен и Мишель выступили в воскресенье, чтобы обсудить этот вопрос. Официальный представитель ЕС сказал: «Мишель также поддерживал контакты с другими лидерами в течение выходных.”

Некоторые страны изначально объявили о временных запретах на поездки, в том числе Франция, которая остановила все поездки из Великобритании автомобильным, воздушным, морским или железнодорожным транспортом, включая грузовые перевозки людей, на 48 часов. Французское правительство заявило, что приостанавливает поездки, чтобы выиграть время для достижения общего подхода ЕС и подготовки «безопасного» перезапуска 22 декабря.

Ограничения на поездки, похоже, застали правительство Великобритании врасплох.

«Премьер-министр возглавит заседание COBR [правительственного комитета по чрезвычайным ситуациям] завтра, чтобы обсудить ситуацию с международными поездками, в частности, постоянный поток грузов в США и обратно.К., - сказал официальный представитель правительства Великобритании. - Сегодня вечером и завтра утром состоятся дальнейшие встречи, чтобы обеспечить наличие надежных планов ».

Министр транспорта Великобритании Грант Шаппс позже написал в Твиттере, что правительство советовало общественности и водителям грузовиков избегать Кента, потому что ожидались «значительные разрушения в этом районе». Он добавил, что его ведомство «срочно работает» над чрезвычайными мерами.

Industry body Logistics UK призвала британских покупателей не паниковать и сообщила, что работает с правительством над поддержанием поставок свежей продукции.«Покупатели не должны паниковать, покупая - розничные торговцы будут прилагать все усилия, чтобы обеспечить наличие в системе запасов, включая свежие продукты, и нам важно помнить, что входящий трафик по-прежнему имеет доступ в Великобританию».

Запрет Люксембурга установлен на 24 часа, как и запрет Бельгии, который будет включать поезда Eurostar и отправляется в полночь, хотя премьер-министр Бельгии Александр Де Кроо указал, что он может быть продлен.

Правительство Германии заявило, что его запрет также начнется в полночь, и что оно планирует ввести ограничения и для путешественников из Южной Африки.

Запрет на полеты в Нидерландах был первым, который был введен с 6 утра по центральноевропейскому времени в воскресенье и может оставаться в силе до 1 января, заявило правительство. Позже Нидерланды заявили, что также запретят паромным пассажирам из Великобритании, заявив, что это также относится к пассажирам с голландским гражданством.

«Считается, что этот штамм вируса распространяется легче и быстрее, а также его труднее обнаружить», - говорится в предупреждении голландского правительства.

Ирландия запрещает несущественные поездки в течение как минимум двух дней по воздуху и морю с Великобританией, но не по дороге из Северной Ирландии, которая является частью U. К.

Депутат от ирландской оппозиционной Лейбористской партии Дункан Смит приветствовал запрет на поездки в его страну, но предупредил, что вариант COVID-19, распространенный в Великобритании, вероятно, уже прибыл в Ирландию. Он сказал, что отчасти в этом виновата неспособность Ирландии проверить прибывающих пассажиров в аэропортах и ​​на паромных терминалах.

«Если этот новый штамм так широко распространен сейчас в Великобритании, то весьма вероятно, что он уже распространился в Ирландию, но у нас нет тестов на наши границы, чтобы его поймать», - сказал Смит.

Министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо заявил, что в своем «долге защищать итальянцев» правительство решило приостановить авиасообщение с Великобританией.

Eurostar сообщила, что его линия Лондон-Брюссель-Роттердам-Амстердам будет приостановлена ​​в понедельник, поскольку оператор ожидает от правительств обновленной информации об ограничениях.

Другие страны усилили карантин и меры по тестированию: с понедельника путешественников, прибывающих в Грецию из Великобритании, попросят пройти карантин на семь дней; далеко за пределами трехдневной изоляции, необходимой другим путешественникам. Испания заявила, что «усилит» тестирование на коронавирус путешественников из Великобритании и «поддержит принятие согласованных мер» на встрече IPCR.

За пределами Европы несколько других стран ввели ограничения для путешественников из Великобритании, включая Швейцарию, Норвегию, Иран, Турцию, Марокко, Саудовскую Аравию, Канаду, Израиль, Кувейт, Сальвадор и Колумбию, а также Гонконг.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в субботу вечером объявил о новых ограничениях в Лондоне и на юго-востоке Англии, пытаясь отреагировать на растущее число случаев заболевания.Джонсон сказал, что научные данные свидетельствуют о том, что новый штамм на 70 процентов более передаточен, чем предыдущие варианты.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявила, что находится в «тесном контакте» с официальными лицами Великобритании по поводу нового штамма и сообщит правительствам и общественности, «по мере того, как мы узнаем больше о характеристиках этого варианта вируса».

Мария ван Керхове из ВОЗ сообщила BBC, что новый вариант был обнаружен в Дании и Нидерландах, а также случай в Австралии.

Правительство Нидерландов подтвердило, что в начале декабря был зарегистрирован единственный случай, и в настоящее время ведется дальнейшее расследование. «В ожидании дальнейших подробностей и большей ясности по ситуации в Соединенном Королевстве, RIVM [Национальный институт общественного здравоохранения и окружающей среды] сообщил, что риск завоза нового штамма вируса в Нидерланды должен быть минимизирован в максимально возможной степени путем ограничение или регулирование поездок из Великобритании », - говорится в заявлении Нидерландов.

Ханс фон дер Бурхард, Якопо Баригацци , Джиллиан Дойч, Лили Байер, Шон Погачник и Нектария Стамули предоставили репортажи.

Эта история обновлена.

Британия европейская? - Журнал "Проспект"

В последние годы мы стали свидетелями обширных дебатов в почти немецком стиле о британской идентичности и Европе. Что такое Британия? Когда была Британия? Британия все еще существует? Выживет ли Британия? Британия была объявлена ​​«мертвой» Эндрю Марром и «упразднена» Питером Хитченсом. На протяжении десятилетий люди считали Великобританию классическим национальным государством. Норман Дэвис говорит нам, что Британия никогда не была национальным государством.Энтони Барнетт говорит, что Британия никогда не была нацией, в отличие от Англии. Но Роджер Скратон в своей необычной книге об Англии сообщает нам, что Англия, которую он считает мертвой, тоже не была нацией, а просто страной, землей, домом. Начинаешь тосковать по прозрачной простоте немецких дебатов об идентичности с ее элементарными различиями между Staatsvolk и Kulturvolk и так далее.

Проще говоря, ответ на вопрос: «Является ли Британия европейской?» может сильно отличаться от того, что сейчас иногда с любопытством называют «переданными территориями» Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии.Действительно, Энтони Барнетт утверждает в своей книге «На этот раз», что британская оппозиция Европе на самом деле является английской оппозицией Европе.

Для некоторых Британию можно спасти, только если у нас будет больше Европы; для других Англию можно спасти, только если у нас будет меньше. Однако для обоих вопрос центральный. Хьюго Янг ​​в книге «Этот благословенный сюжет» говорит, что основной вопрос последних 50 лет звучал так: «Может ли Британия… действительно принять то, что ее современная судьба - быть европейской страной?» Но что это значит? Если существительное «Британия» неуловимо, прилагательное «европейский» - тем более.Это верно для всех европейских языков, но особенно для английского.

С небольшим трудом мы можем определить шесть возможных значений европейского. Двое из них архаичны и похоронены, но имеют значительную загробную жизнь: быть европейцем - значит быть христианином, а быть европейцем - значит быть белым. Тогда есть три взаимосвязанных значения, которые более знакомы. Первый - географический: Европа - второй по величине континент, западное продолжение Евразии. Мы часть этого? Географы говорят да. Многие британцы сомневаются в этом, поскольку второе из этих трех взаимосвязанных значений, как говорит нам словарь английского языка Collins, «континент Европы, за исключением Британских островов». (Интересно, куда это оставит Ирландию.) Это знакомое употребление. Мы говорим «Джим уезжает в Европу» или «Фред вернулся из Европы». Европа в другом месте. В-третьих, Европа означает ЕС.

В современном британском использовании эти три значения очень часто упускаются, но в политических дебатах третье является преобладающим. В этом смысле вопрос «является ли Великобритания европейской?» сводится к вопросу: полностью ли Великобритания участвует в ЕС? Поддерживает ли он какую-то версию того, что люди в континентальной Европе признали бы европейским проектом?

Но есть, наконец, шестое чувство европейского, более возвышенное и таинственное.Это шестое чувство было отражено в недавнем заголовке в International Herald Tribune: «Отменить санкции против« европейской »Австрии, советует ЕС». Группа из трех «мудрецов» после долгих размышлений только что пришла к выводу, что Австрия - европейская страна. Таким образом, заявление звучит нелепо. Что еще они думали об Австрии? Африканец? Но мы знаем, что они имели в виду. У них был каталог так называемых «европейских стандартов» или «европейских ценностей», и они сравнивали Австрию с ним. Другими словами, против не описательной, а нормативной, предписывающей, идеалистической версии Европы - или того, что Гонзаг де Рейнольд называл L’Europe europ? Ne.Европейская Европа, в которой Гитлер и Хайдер почему-то не были европейцами - или, по крайней мере, не были европейцами. Это был, так сказать, комитет палаты представителей по неевропейской деятельности.

Является ли Британия европейской в ​​этом смысле? Вы можете пройти вниз по списку европейских ценностей и поставить галочку, крестик или вопросительный знак напротив каждой записи. Но это будет что-то значить только в том случае, если мы считаем, что стоит задавать вопрос таким идеалистическим образом.

Имея в виду эти конкурирующие значения европейского, я хочу поставить вопрос более поверхностным, эмпирическим - осмелюсь сказать, британским или английским? - способом.В чем Великобритания больше отличается от стран континентальной Европы, чем они друг от друга? В чем Великобритания больше похожа на другие страны - США, Канаду или Австралию - чем на те европейские страны?

Первый условный ответ - «история». Наша история давно рассказывается как история британского - или это английский? - исключительности. История обособленности, начавшаяся с отделения прибрежного острова от материка, а затем, после окончания Столетней войны, политического отделения.Г. М. Тревельян в своей «Английской социальной истории» говорит, что впоследствии Британия стала «странным островом, стоящим на якоре у континента». И история преемственности в отличие от непостоянной изменчивости континента, постоянно меняющихся режимов и границ, монархов и конституций. Душевная история о медленном устойчивом органическом росте институтов общего права, парламента и уникальной концепции суверенитета, принадлежащей короне в парламенте.

Это была «1000 лет истории», которую Хью Гейтскелл видел под угрозой, если Великобритания присоединится к Франции и Германии в континентальном европейском сообществе.Эту историю пурпурной прозой рассказали Дж. М. Тревельян, Артур Брайант, Уинстон Черчилль и Х. Э. Фишер. Первоначальную историографию можно проследить до конца викторианской Британии, но она все еще была доминирующей версией нашей истории вплоть до 1950-х и 1960-х годов. Конечно, это была та версия, на которой я вырос, и с которой выросло большинство британцев старше 40 лет. Частично это из-за того, что вы могли бы назвать отставанием от учебников. Сама первоначальная историография неизбежно следует за событиями и пытается их объяснить или рационализировать.Но учебники, школьные учебники и детские книги обычно отстают еще на десять, 20 или даже 30 лет. Это означает, что исключительное видение, хотя и поздневикторианское по своему происхождению, имело огромное влияние прямо в наше время.

Вы находите следы этого представления о себе в самых неожиданных местах. Я нашел один даже в Варшавской речи Тони Блэра в октябре 2000 года. В середине очень ясного отрывка о Великобритании и Европе он внезапно описывает Британию как «гордую и независимую островную расу (хотя в ней течет много европейской крови. наши вены).«Артур Брайант, ты должен жить в этот час!

Приведу еще несколько демотических примеров. В письме в Daily Mail в январе 1997 года мы читаем: «Похоже, что мы находимся в одном тиканье часов от потери нашего суверенитета, нашей независимости, а не только за 1000 лет существования. история, но история с того момента, когда первый человек стремился защитить эту страну от захватчиков ». Или послушайте азиатского британца Тома Пателя, двадцатилетнего гея, который только что вернулся из отпуска на Корфу со своим возлюбленным Джоном Смитом и разговаривает с Ясмин Алибхай-Браун: «Знаете, нам так сложно английский.Они не такие, как мы. Когда мы с Джоном тихонько целовались, совсем не то, что мы делали в Англии, весь этот яд витал в воздухе вокруг нас. Мы островной народ; мы не такие, как эти крестьяне ».

Итак, вера в британскую или английскую исключительность глубока и широка. Теперь историк должен задаться вопросом: насколько исключительна британская исключительность? Собственно, если вы посмотрите на историографию других европейских народов, вы поймете, что исключительность - это норма. Каждая национальная историография занимается тем, что отличает эту нацию.И большинство европейских стран противопоставляют свою исключительность некоторой идеализированной «западной» или «европейской» нормальности, для которой обычно приводятся примеры Франции и Великобритании. Литература о «особом пути» Германии в современной истории, Sonderweg, посвящена тому, почему Германия не стала «нормальным» демократическим национальным государством, подобным Великобритании. Эти элементы есть и в каждой восточноевропейской национальной историографии.

Это также зависит от того, с какой Европой вы нас сравниваете. Если вы сравните Великобританию просто с шестью первоначальными членами ЕЭС, странами с большой частью общего римского и священного римского наследия, то есть Каролингов, Великобритания действительно выглядит исключительной. Но если вы сравните Великобританию с другими 14 нынешними государствами-членами ЕС, или 20, которые скоро станут членами, или 30, которые могут стать членами через 10-15 лет, то Великобритания вряд ли вообще выглядит исключительной, потому что история сами эти страны чрезвычайно разнообразны.

Более того, за последнее десятилетие историками, такими как Хью Кирни, Джереми Блэк, Линда Колли и Норман Дэвис, произошла массовая деконструкция этого грандиозного повествования о британской или английской исключительности.Большая часть этой деконструкции заключалась не в открытии чего-либо нового о прошлом, а просто в двойном смещении фокуса. Во-первых, он изменил фокус на всю историю Британских островов. Во-вторых, он рассматривал нашу национальную историю в более широких европейских рамках. Работа Джереми Блэка оказалась особенно полезной для систематического сравнения с опытом континентальной Европы. Нам напоминают, например, что некоторые другие люди в Европе также приняли протестантизм - действительно, один или два из них действительно его изобрели. Нам напоминают, что на протяжении долгих периодов британской истории Великобритания - или значительная ее часть - принадлежала к трансканальному государству.

Прежде всего, эта деконструкция показывает нам, что существует гораздо меньшая преемственность, чем предполагалось в грандиозном повествовании, особенно если вы посмотрите на историю Уэльса, Шотландии или Ирландии. В книге «Острова» Норман Дэвис составил список из 16 различных штатов в истории этих островов, десять из которых были за последние 500 лет. Джереми Блэк отмечает, что британцы «гениальны, чтобы создать видимость преемственности.Фердинанд Маунт в своей книге о британской конституции называет это «мифом о преемственности». Мы изобрели «Изобретение традиции» - не просто книгу, а вещь. Питер Скотт справедливо заметил, что «Британия - изобретенная нация, не намного старше США».

Несмотря на всю эту сравнительную деконструкцию, нет никаких сомнений в том, что Британия в 1939 году все еще была исключительным местом. Эту исключительность незабываемо вспоминает Джордж Оруэлл на последней странице «Посвящения Каталонии», когда он возвращается с гражданской войны в Испании и едет поездом в Лондон через южную Англию, наблюдая «за баржами на заболоченной реке, знакомыми улицами, плакатами». рассказывая о матчах по крикету и королевских свадьбах, мужчинах в котелках, голубях на Трафальгарской площади, красных автобусах, синем полицейском - все они спят глубоким, глубоким сном Англии »- конечно, уточняет он Англию, -« откуда я иногда боюсь, что мы никогда не проснемся, пока нас не выдернет из нее грохот бомб.”

Теперь нам рассказывают новую историю, которая является спутником деконструкции или реконструкции нашей национальной истории. Дело в том, что за 60 лет, прошедших с тех пор, как Британия была грубо разбужена грохотом бомб, страна стала намного более европейской, и менее замкнутой, и менее трансатлантической и постимперской. Однако мне кажется правдой только половина этой истории. Да, Британия стала менее изолированной, менее обособленной. Но действительно ли заокеанский или постимперский компонент нашей идентичности, особенно по отношению к тому, что Черчилль называл англоязычными народами, стал слабее?

Мы стали свидетелями деинсуляризации Британии.Но неясно, что пришло на смену европеизации, американизации или просто глобализации. Если мы начнем с самого верха, с суверенитета, закона и правительства, очевидно, что Британия стала намного более европейской. От Римских договоров до Амстердамского договора - а теперь и Ниццы - британский суверенитет разделен и ограничен. Наше английское общее право часто подчиняется европейскому праву, как и шотландское право. У нас даже есть эта странная континентальная вещь, кодифицированные права, с Европейской конвенцией о правах человека, прописанной в британском законодательстве.В практике правительства тесное сотрудничество с партнерами в ЕС не имеет аналогов где-либо еще. С другой стороны, если вы посмотрите на содержание политики и спросите, что является самым большим источником вдохновения для британской политики за последние 20 лет, ответом будут США. Это то, что объединяет правительства Тэтчер и Блэра: увлечение политикой США и их решениями.

Да, в оборонной политике, после почти четырехвекового перерыва после потери Кале в 1558 году, мы снова взяли на себя то, что историк Майкл Ховард назвал «континентальным обязательством».«Британские войска постоянно дислоцируются на европейском континенте. Но в каком контексте? В контексте НАТО: трансатлантическая организация. Запланированные европейские силы быстрого реагирования изменят это, если вообще, то очень медленно. Да, во внешней политике мы очень тесно сотрудничаем с европейскими партнерами. Но посмотрите на Балканы: самый большой вызов европейской внешней политики за последние десять лет. Где проводились ключевые политики? Не в ЕС, а в Контактной группе четырех ведущих держав ЕС плюс Россия и США, а затем в так называемой Квинте, той же группе без России.Кто является ключевым партнером, которому обычно звонят в первый раз? Соединенные штаты.

А как насчет нашей версии капитализма? В своей книге «Капитализм против капитализма» Мишель Альбер определяет нас как часть англо-американской модели, в отличие от модели Рейн-Альп. Уилл Хаттон в своей книге «Состояние, в котором мы находимся» помещает нас где-то посередине. Сильные стороны нашей экономики, как и экономики США, заключаются в таких областях, как финансовые услуги или СМИ. У нас не так много мелких фермеров и крупных производителей, характерных для Франции и Германии и структурно извлекающих выгоду из ЕС.Да, большая часть нашей торговли приходится на ЕС, но большая часть наших инвестиций идет в США или из США.

А общество? Издание 2000 года сборника «Социальные тенденции» содержит предисловие А.Х. Холзи, в котором он цитирует еще одно известное описание самобытности Британии Джорджем Оруэллом, на этот раз из «Льва и единорога»: «Толпы в больших городах с умеренными узловатые лица, плохие зубы и мягкие манеры отличаются от европейской толпы ». Холзи говорит, что сегодня это было бы неверно.Рассматривая весь спектр данных о социальных реалиях, он приходит к выводу, что произошло «ассимиляция жизни в Великобритании с жизнью в других развитых индустриальных странах, в Европе и Северной Америке». Действительно, в проверке социальной реальности Лондон определенно ближе к Торонто, чем к Киеву. Таким образом, «набор», к которому принадлежит Британия, - это не Европа как таковая, а то, что часто называют западом.

Опять же, многие британские «проевропейцы» любят ссылаться на образ жизни, свидетельствующий о европеизации Великобритании: «Посмотрите на все то кьянти и капучино, которые мы пьем, на праздники, проведенные в Испании или Италии, на дома, принадлежащие Франции.Имена, которые теперь «знакомы на наших устах как бытовые слова», больше не Гарри Король, Бедфорд и Эксетер, а Арсен Венгер, П.Я. Гербо и Свен Горан Эрикссон, новый менеджер футбольной команды Англии. Но для каждого из этих примеров европеизации вы можете привести по крайней мере равный и противоположный пример американизации. На каждый капучино-бар приходится хотя бы один McDonald’s или Starbucks. Американские фильмы, американские телепрограммы и американский английский - основная, даже доминирующая часть нашей поп-культуры.

Вы можете сказать, что это лишь часть того, что значит быть европейцем в начале 21 века. Такая американизация - это, так сказать, европейское явление. Во многом это правильно. Но в Британии это особенно интенсивно; мы являемся его частью, в отличие от континентальных европейцев. Речь идет не только о наших отношениях с США. В ходе опроса Харриса в 1990 году британцев спросили, в какой еще стране они хотели бы жить. Более 50 процентов упомянули Австралию, Канаду, США или Новую Зеландию.Франция, Германия и Испания набрали всего по 3 процента каждая. Конечно, свидетельство отношения. Добавьте небольшой смысловой индикатор. Говоря об Америке, многие в Британии используют фразу: «через пруд». «По ту сторону пруда» - как если бы Атлантика была всего лишь утиным прудом, а Америка была просто другой стороной деревенской зелени. В одной смысловой грани пролив становится шире Атлантики.

Хьюго Янг ​​настаивает, что все это анахронизм: живая идентификация с тем, что Черчилль называл «англоязычными народами», исчезает, и, в конце концов, Америка становится более латиноамериканской и менее англо-ориентированной. «Англо-американизм, - пишет он, - должен перестать препятствовать появлению европейского сознания в этой европейской стране». Мне это кажется ложным, нереалистичным и, вероятно, нежелательным. Я согласен с Робертом Конквестом, когда он пишет: «На западе, прежде всего, англоязычное сообщество на протяжении веков проводило и поддерживало срединный путь между анархией и деспотизмом». Это утверждение звучит немного самодовольно, но как историческое обобщение мне кажется в основном верным.Это важная и положительная часть нашей идентичности.

Итак, вернемся к вопросу «Является ли Британия европейской?» в наиболее знакомом - но также и самом поверхностном - смысле «полностью ли Великобритания привержена ЕС и какой-то версии европейского проекта?» Что мы имеем в виду под Великобританией? Если мы имеем в виду нынешнее избранное правительство, то ответ очевиден - да. Если мы имеем в виду общественное мнение, ответ - решительное нет.

«Евробарометр» за октябрь 2000 г. задавал обычные вопросы об идентификации с ЕС.Великобритания находится в нижней части таблицы. Подходит ли членство для вашей страны? Только 25 процентов британцев говорят «да». Принесло ли членство пользу вашей стране? 25 процентов. Доверяют Европейской комиссии? 24 процента. Поддержка евро? 22 процента. Только в поддержке общей политики безопасности и расширения Британия не находится внизу (хотя поддержка приоритета расширения составляет всего 26 процентов).

В зависимости от вашей точки зрения, вы можете сказать несколько слов, чтобы квалифицировать эту картину как мрачную или обнадеживающую.Во-первых, эти британские ответы крайне изменчивы. Если вы ответите на первый вопрос о том, является ли членство хорошим делом, то цифры следующие: 1973 год, 31 процент; 1975 год - 50 процентов; 1981 год - 21 процент; 1991 год - 57 процентов; 1997 год, 36%. Дико вверх и вниз. Роберт Вустер настаивает на том, что британские взгляды на ЕС сильны, но не глубоко. Вустер различает «мнения», «отношения» и «ценности». Он утверждает, что это всего лишь мнения, основанные на последних сообщениях в прессе, которые в целом не сочувствуют ЕС.Установки в смысле более устоявшихся взглядов Вустер особенно находит среди «пожилых мужчин среднего класса».

Тем не менее, свидетельства, которые я собирал по частям, и повседневный опыт общения с так называемыми «обычными людьми» указывают на тот факт, что существуют и более глубокие взгляды, причем не только среди среднего класса пожилого возраста. мужчины, которые по-прежнему доминируют в политических дебатах и ​​в СМИ. Так, чтобы процитировать еще один опрос, опрос BBC Mori в 1995 году спрашивал: «Как вы себя чувствуете европейцем?» Только 8 процентов респондентов сказали «много», 15 процентов - «изрядно», а 49 процентов сказали «совсем нет».”

Часто говорят, что говорить о Европе как о каком-либо другом месте свойственно Великобритании. Это неправда. В Европе есть несколько стран, где люди говорят о Европе как о другом месте - по крайней мере, время от времени. Этим занимаются испанцы, португальцы, поляки, греки, венгры. Разница в том, что для них Европа может быть где-то еще, но им хотелось бы быть где-то еще. Я думаю, что есть только две страны в Европе, которые не только говорят о Европе как о другом месте, но все еще не уверены, хотят ли они там быть.Это Великобритания и Россия.

Эдвард Хит, как известно, сказал в Палате общин в октябре 1971 года: «Мы приближаемся к точке, когда, если эта палата примет такое решение сегодня вечером, она станет такой же нашей Общиной, как и их Общиной». Спустя 30 лет мы немного приблизились к этому моменту.

Конечно, все мы знаем, что наши элиты глубоко разделены по этому вопросу. Но даже самые заинтересованные в интеграции британские «европейцы», естественно, не говорят о Европе, как континентальные элиты.Мы не говорим о Европе просто как о европейцах, занятых общим делом. Отчасти это потому, что мы чувствуем лицемерие. Мы подозреваем национальную инструментализацию европейской идеи. Вспомните комментарий Гарольда Макмиллана о де Голле: «он говорит о Европе и имеет в виду Францию». Вероятно, каждый британский премьер-министр со времен Макмиллана испытывал соблазн сказать это в частном порядке о нынешнем французском президенте (за исключением, возможно, Хита о Помпиду). Отчасти это правда, и не только во Франции.Я написал целую книгу о том, как Германия преследует свои национальные интересы во имя Европы. Но это правда лишь отчасти. Существует также - и это очень важно в случае Германии - подлинная эмоциональная идентификация с более крупным общим проектом Европы. Эмоции в политике всегда находятся где-то рядом с границей между подлинным и фальшивым, между искренностью и лицемерием, но здесь есть компонент подлинных эмоций.

Это связано с моим последним, шестым чувством европейца: нормативным смыслом l’Europe europ? Ne.Европа как идеал, миф, из которого складываются политические идентичности. Мне кажется, что это шестое чувство почти полностью отсутствует даже у британских «европейцев». Я видел только один намек на это за последние годы. Именно тогда Хартия 88 и другие левоцентристы выступили за конституционную реформу с точки зрения «европеизации» Великобритании. «Европейский» в этом контексте означал более демократичный, более современный, справедливый, открытый - очищенную сущность лучшей современной европейской практики.Но затем пришел Джонатан Фридленд и сказал: «Нет, нам действительно нужна американизация Британии; нам нужно, как гласит название его книги, «вернуть домой революцию». То есть американская революция. И потому что это Британия, идеализированная Америка превосходит идеализированную Европу.

Мой вывод? Нет никакого вывода из-за самой природы «исследований идентичности», которые редко приводят к каким-либо четким выводам, а также из-за особой природы британской идентичности. Возможно, утверждение «без заключения» на самом деле является заключением, даже важным и положительным.

Нет никаких сомнений в том, что европейская идентичность доступна Британии. Здесь есть много материала, из которого можно построить европейскую идентичность, если мы того пожелаем; чтобы сделать «нас», а не «их». Но это не может быть тождеством. Мы не можем сделать заявление, которое, похоже, хочет сделать Хьюго Янг: «Британия - европейская страна, точка». Или, как мы говорим по-американски, точка.

Другие идентичности просто слишком сильны - не столько островная идентичность, сколько западная и трансокеанская идентичность, идентификация не только с США, но и со всеми англоговорящими народами.А еще есть все внутренние идентичности: шотландский, валлийский, ирландский, английский. Ответ на вопрос «Является ли Британия европейским?» должно быть «да, но не только». Европейская идентичность Великобритании может быть лишь частичной, поскольку Британия всегда была и будет оставаться - пока существует Британия - страной множественных, пересекающихся идентичностей.

Тем не менее, чтобы сказать «частичная идентичность» не обязательно означать поверхностную идентичность, которой является европейская идентичность Великобритании в настоящее время. В конце концов, в нашей собственной истории мы видели примеры частичных идентичностей, которые очень глубоки: английская идентичность, шотландская идентичность.Если Британия хочет стать полноправным и эффективным участником европейского проекта, в центре которого стоит ЕС, и чем бы он ни стал с расширением, эта идентичность должна быть глубже. Должна быть более эмоциональная идентификация с общей причиной; просто оттенок идеализма, даже моего шестого чувства.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *