Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Арабика горный массив: Абхазия. Часть 1. Горный массив Арабика

Содержание

Абхазия. Часть 1. Горный массив Арабика

abhazia-79

Всем привет!  Нас опять тянет в горы. На этот раз на Кавказ, но не на Российскую часть, а, как вы уже поняли, в Абхазию. Сразу скажу вам, что данное направление весьма не популярное. За все время нам попалось совсем немного единомышленников, может дело в 60-70 годах, на которые приходился пик туризма в СССР. В походе мы провели все наши майкие праздники. Маршрут составлен по древним топографическим картам Генштаба, так что в некоторых местах, где тропы и ручьи нас ждало удивление, а в некоторых случаях и удивление. Поэтому позаботьтесь взять с собой GPS и запас батареек.

Задумка была весьма простой — приезжаем в Сочи, нанимаем автобус и едем на нем через границу в Абхазию. Можно конечно было приехать сразу в Гагры, только поезд теряет очень много времени на пограничном контроле. Проехав границу, практически сразу уходим с главной дороги и идем по горным серпантинам к селу Багнари. Отсюда и начнется наш поход на горный массив Арабика, который является частью Гагрского хребта с наивысшей точкой 2661м. Также это место знаменито (внимание!) самой глубокой пещерой в мире Крубера-Воронья 2199м.

Наша группа оказалась многочисленной, порядка 25 человек, во главе с руководителем Андреем Пудеевым, который, собственно, все и организовал, за что ему отдельное спасибо. Группу изначально было принято разделить на 3 подгруппы:
1. Подготовленная — красная, подразумевался небольшой трекинговый маршрут с восхождением на одноименную вершину Арабика 2657м.
2. Спортивная — синяя. Маршрут в два раза дольше с заходом на хребет Ачмарда и подьемом на г. Чолгон 2709м.
3. Матрасная — зеленая. Группа для новичков, проявляющих большой интерес к горным походам. От них требовалось всего лишь не отставать и развить навыки пребывания в походе, чтобы в дальнейшем проходить более серьезные маршруты.

Набор в подготовленную группу был ограничен небольшим количеством людей из 6 человек, да и маршрут был не такой насыщенный, и я вступил в ряды спортсменов, чтобы получить максимум впечатлений от похода.

Кстати для пересечения границы достаточно Российского паспорта, на выезде пограничники проверяют разрешение на выезд и совсем не смотрят сумки, по крайней мере у наших. Мы спокойно провезли ножи и топоры и на удивление балоны с газом.

yOPeehM2bMk
Цифрами на карте обозначены места наших ночевок в соотвествующие дни. На второй день мы должны разделиться и встретиться на шестой, чтобы вместе спуститься в Гагры.
abhazia
место нашей высадки
abhazia-2


по дороге к поселку Багнари
abhazia-3
Леха пьет из родника
abhazia-4

abhazia-5
Хмурые абхазские коровы были нам очень удивлены.
abhazia-6
решили немного срезать и пройти напрямиг по маршруту. В итоге оказалось, что лучше идти по дороге.
abhazia-7


Первый привал, мы все еще бодры и веселы
abhazia-8

abhazia-9
заброшенный шалаш
abhazia-10
Вообще деревушка не пустует, нам по дороге попалось человек 10 местных жителей и даже одна машина
abhazia-11

abhazia-12


Свинюшки вот так пасутся на лугу
abhazia-14

abhazia-16

abhazia-13
Тепло и солнечно, что еще нужно для хорошего начала восхождения
abhazia-17
Пройдя большую часть дня, поднявшись немного из долины реки в горы, мы попали в живописное ущелье, чуть выше по которому была наша первая ночевка.
abhazia-20


Речка быстрая, вода холоднющая, камни скользские. Никто конечно не свалился при переправе, но некоторым пришлось помогать.
abhazia-21
Леха переправляет девченок
abhazia-22
Сева
abhazia-24
На фото выше — жизнерадостный руководитель нашей спортивной группы, очень глубокий человек — Дарья.
abhazia-26
Вечером было время немного поснимать речку со штативом, получилось интересно
abhazia-28

abhazia-29
Живописный завал
abhazia-30

abhazia-31

abhazia-32
Утром второго дня мы отправились через тропические леса вверх к последнему населенному пункту — летневке Гузла.
abhazia-33

abhazia-34

abhazia-35
Густой лес, под ногами вьются лианы, вековые деревья обтянуты плющем, папоротниковые заросли.
abhazia-37

abhazia-39
Вот, собственно, Андрей Пудеев — человек, без которого не было бы всех наших походов.
abhazia-41

abhazia-42

abhazia-43
На время похода нашим основным перекусом стали сухари и вода, изредка орехи, рыбка и кальмары. Обед не грели, поэтому чай заканчивался, как правило, с самого утра.
abhazia-44
Цветущие луга, яркая весенняя зелень — самое лучшее время года для этого места.
abhazia-45

abhazia-46

abhazia-47

abhazia-48
Гузла. По сути это деревня, но по большей части — летневка. Сюда пригоняют на лето пасти скот, приходят люди с низин, чтобы заняться своим хозяйством.
abhazia-49
Погода весьма изменчива, то солнце, то пасмурно и моросящий дождь.
abhazia-50

abhazia-51
Поднимаемся в перевал Гузла.
abhazia-55
С перевала открывается живописный вид на Арабику
abhazia-57
Внизу летневка откуда мы пришли
abhazia-58
А где-то в далеке, в дымке у моря виднеются олимпийские объекты Сочи
abhazia-59
Здесь нам предстоит разделиться на несколько дней. 1 и 3 группа остаются ночевать на перевале, а мы устремляемся выше в сторону перевала Кушонский

abhazia-60
Лично меня очень завораживают такие проталины. Если приглядеться поближе, то видно как снежные шапки граничат с зеленеющими лугами.
abhazia-61

abhazia-62
Идем все выше и выше попадая в туман
abhazia-63

abhazia-64

abhazia-65
В сотне метров от вершины перевала мы останавливаемся на ночевку.
abhazia-66

abhazia-67
Если сильно приблизить 200м объективом, то можно разглядеть огоньки Адлера
abhazia-68
А над нами уже высились снега хребта Берчиль, отсюда и начнется самая активная часть нашего похода.
abhazia-69
Утро выдалось свежим. Наверху значительно прохладнее чем в лесу, но это даже и не плохо, так как горы без снега и льда.
abhazia-70

abhazia-71
Леха умудрился где-то подцепить клеща. Стаивает снег и под ним просыпаются насекомые. Опасных клещей здесь нет, но всеже стоит быть на чеку.
abhazia-72
Пройдя через высшую точку перевала 2221м нам представился вид на уже более суровые горы.
abhazia-73
Перед вами на фото хребет Ачмарда с высшей точкой г. Чолгон, куда мы и идем.
abhazia-74
С обратной стороны перевала видны недавно сошедшие лавины.
abhazia-75
Снег стаивает с макушек холмов и образует такой вот замысловатый пейзаж.
abhazia-76

abhazia-77

abhazia-78

abhazia-80
домик на вершине перевала
abhazia-81
На третий день нам предстояло пройти перевал Орша-Балаган (на фото выше видно дорогу, уходящую вверх по склону и симмитричную с обратной стороны).
abhazia-82

abhazia-83
еще одна летневка
abhazia-84

abhazia-85

abhazia-86
Фотография сделана уже с перевала Орша-Балаган с видом на одноименное урочище.
abhazia-87

abhazia-88
Слева в самом верху наш утренний перевал
abhazia-89

abhazia-90

abhazia-91
И тут нас ждал сюрприз…
abhazia-92
Пройдя южную часть перевала мы пермахнули на северную, где нас ждал… снег.
abhazia-93
Снег лежал достаточно круто, покрытый коркой наста. Было принято решения разделится в связки по 3 человека. Первая тропит путь, остальные аккуратно пробираются за ними. Для справки, даже в нашей продвинутой группе не все умели пользоваться ледорубом при удержании и не ходили в связках. В общем, достаточно долго мы шли этот небольшой отрезок пути.
abhazia-94
Пройдя отвесные участки мы начали искать пологое место под ночевку.
abhazia-95
совсем пологого не нашлось, пришлось дорабатывать места под палатки
abhazia-96

abhazia-97
Меня очень смущали снежные шапки, нависшие над лагерем. Остальных как-то не особо тревожило то, что они могут сойти лавиной прямо на нас)))
abhazia-98
День 4. Начало самых ужасных суток за весь поход.
abhazia-100
проходим небольшой перевал к урочищу Черная Скала
abhazia-101
Вот собственно и оно — снежное поле с проталинами. Пройдя его по диагонали нам было необходимо подняться на хребет слева.
abhazia-103
Пообедав внизу у родника и помокнув под дождем, мы начали карабкаться по мокрому склону с рюкзаками. Местами он был достаточно крут и приходилось протягивать веревку и подниматься по одному, так как был риск соскользнуть вниз на камни. На все это ушло несколько часов. Поднявшись на хребет под проливным дождем и ветром, мы по снегу потопали в сторону Ачмарды искать место для базового лагеря. Рано с утра нам предстоял подъем на заснеженный Чолгон.
abhazia-104

abhazia-105
НО, погода сыграла с нами злую шутку. На протяжении всей ночи не прекращался дождь и ветер, который услилися под утро. В итоге, ночь без сна, так как порывами ветра сносило палатку, и мы были замерзшие и промокшие. На фото 5 утра. У палатки лопнуло пару веревок, согнулись дуги и разорвался тент. Ребята снаружи держат, девчонки внутри плавают упираясь в стенки, чтобы она не сложилась.

abhazia-108
Слева склон, по которому лететь далеко. Много чего туда улетело за ночь))
abhazia-107
Вторая палатка оказалась покрепче, ребятам даже удалось поспать ночью. Вскипятив утренний чай в уцелевшей палатке было принято решение продолжать маршрут без восхождения на Чолгон, так как погода портилась на глазах, и была вероятность сбиться с запланированного графика. Также в этом году выпало много снега, что осложнило прохождения некоторых маршрутов, составленных Пудеевым.
abhazia-109

abhazia-110
Пару кадров хребта Ачмарда и мы отправились от него на восток к урочищу Дзоу.
abhazia-111

abhazia-112
Чтобы пройти к Дзоу нам было необходимо вновь спуститься в ущелье, идущее от Черной скалы. Там где мы вчера поднимались с веревками, мы также долго и по одному спускались. Спускаться по мокрой траве и сыпунам с рюкзаком — веселое и рискованное занятие.
abhazia-113
Небольшой привал. Ждем друг друга спускаясь по цепочке.
abhazia-114
Кое-где были слышны камнепады, сверху мы видели как по ущелью бежит олененок, что он там забыл так высоко?!
abhazia-117
Перекусив в обед мы немного пообсохли, смирились с тем что не пошли на Чолгон (были бы дни в запасе, могло бы получиться переждать непогоду) и двинулись вверх. Там нас ждало новое препятствие в виде тумана на вершине перевала, по которому идет не очень понятная тропа сторону Дзоу. Координат, к сожалению, не было. Мало того что ничего не видно вокруг, не говоря про эту летнюю тропу, так еще и снега по колено, плюс уже вошедший в привычку дождь. За спиной бессонная ночь, а впереди сумерки и надо принимать решение куда идти вниз с перевала. Любая ошибка стоила нам половины следующего дня на обход, а то и целого. Кое-как наметили путь которого придерживаться, но всеже немного промазали и прошли севернее. Ничего не оставалось как ставить лагерь где-нибудь в лощине прямо на снегу, а завтра выходить на верный путь. Очень мерзкая погода выдалась, холодно и мы промокшие. Дров нет, воды тоже. Растопили снег на газу, кое-как поужинали кашей и залегли в свои вымокшие спальники. Трясло всех капитально, удивительно что никто не заболел.
abhazia-118
Утром появилось долгожданное солнце и позволило нам немного просушить вещи, да и просто согреться.
abhazia-119

abhazia-120

abhazia-129
Наша группа: довольные, но уже чуть замотанные.
abhazia-131
Через пару часов вышли в верное ущелье
abhazia-132

abhazia-133
Внизу лежала живописная долина — урочище Дзоу. Один нюанс — троп опять нет, снега по колено, но хотя бы видно в какую сторону идти.
abhazia-134
спустились в лес
abhazia-135

abhazia-136
На деревьях очень много старых зарубок 60х-70х годов, самые свежие датируются 80 каким-то годом. Предполагаю, что во время Грузино-Абхазского конфликта это место было не особо популярным.
abhazia-137
Деревья, прянявшие изогную форму под тяжестью снега
abhazia-139
Спустились в урочище Дзоу и устроили обед.
abhazia-143
А это я, довольный не смотря ни на что
abhazia-147
Вся прелесть этой долины — это три горы, которые возвышаются над ней. Названия уточню чуть позже, но говорят что про них даже есть загадочная абхазская легенда))
abhazia-148

abhazia-149
На сало и су

Гора Арабика в Абхазии — статья на сайте СВ-Астур

Горный массив Арабика является частью Гагрского хребта, входит в состав Гагрского и Гудаутского рнов Абхазии, занимая территорию в 540 кв. км. На севере и северо-западе его границей является р. Хашупсе со своим правым притоком р. Жеопсе; на северо-востоке его ограничивают истоки рек Сандрипш и Гега; восточной границей является р. Бзыбь с впадающей в неё р. Гега. На юге Арабика вплотную выходит к Чёрному морю. Высочайшая вершина массива — пик Спелеологов (2757,6 м), названа в 1962 г. грузинскими спелеологами.

Гора Арабика, давшая название всему массиву, имеет высоту 2656,6 м. Арабика сложена известняками разных периодов, изобилует пещерами, развит карст. Две шахты массива входят в десятку глубочайших пещер мира, при этом пещера Крубера-Воронья (1710 м) является самой глубокой, пещера Сарма (1530 м) шестая в мире по глубине. Сколько-нибудь серьёзные спелеоисследования массива начались в 1960 г. под рук. Т.Кикнадзе.

Изумительная погода устанавливается на Арабике в середине августа. В сочно-голубом небе светит яркое солнце. Оно настолько выбеливает известняк, что на камни без тёмных очков невозможно смотреть: глаза слепит. Где-то высоко-высоко, намного выше окрестных пиков, застыли редкие перья облаков. Лёгкий ветерок будто бы гладит, ласкает кожу, принося с собой едва заметную прохладу. Ночью же словно попадаешь в иной, неземной мир. Чёрное и, несмотря на свою черноту, прозрачное небо усыпано мерцающими звёздами, словно бисером. Млечный путь — вот он, рядом, так и хочется потрогать руками.

Серебристо-чёрный ковёр неба не расплывается по краям в мутной кромешной темноте, как это происходит на равнине, а плавно перетекает вниз, почти к самым ногам. Только цвет искрящихся точек становится немного зеленоватым. Это тысячи светлячков на травянистых склонах сливаются со звёздами. Тишина стоит такая, что звук собственного сердца мешает её слушать. …Вечерело. Время неумолимо клонило уставшее за день солнце за уже потемневшие вершины. Присев на камень, я отдыхал около пастушьего балагана на границе леса над урочищем Дзоу.

Экспедиция в пещеры закончилась, и нам предстояло сделать последнюю тяжёлую работу: донести себя и свой груз до берега моря. Около балагана возился пастух Миша. Ему около 60-ти, но он ещё достаточно бодр, и управляется с коровами не хуже молодого. Для абхаза Миша довольно высокого роста, сухощавый, слегка сутулый, со смуглым, задубевшим от горного солнца лицом, которое сплошь заросло густой серебристой щетиной. Мы с ним, как и с его товарищем горбуном Васико, знакомы уже давно. Они здесь каждое лето пасут своих коров, а мы каждое лето приходим сюда находить и исследовать пещеры. Миша неразговорчив.

Вот и сейчас мы поговорили минут пять, и он отправился заниматься своими делами. Вдруг из-за леса показалась фигура человека. В горах всё происходит вдруг. Вдруг среди солнечного дня налетит шквал с дождём и градом, повалит несколько десятков деревьев, укроет белым крошевом землю, и так же вдруг исчезнет, будто ничего и не было. Или, к примеру, идёт человек среди каменистого безмолвия и неожиданно пропадает. А потом вдруг появляется, но совсем не там, где его ожидаешь увидеть. Человек приближался, и я узнал в нём Феликса. Феликс замечательный охотник, знает здесь все потаённые уголки. Ему точно известно, сколько коз ходит в горах и сколько в лесу медведей, где водятся волки, а где их появления можно не опасаться.

У Феликса совершенно необыкновенное ружьё: приклад и ложе от мосинской винтовки, длинный нарезной ствол от ручного пулемёта Стечкина, а затвор от карабина Симонова. Как он смог совместить это всё, трудно представить, но я сам держал в руках это чудо изобретательности. Кстати сказать, стреляло оно отлично. Феликс показывал мне точку, с которой он завалил медведя — расстояние по прямой не меньше километра. Охотник шёл тяжело, расчётливо ставя ноги. Видно было, что он устал. На его плечах лежала подстреленная козочка. Своё ружьё он тоже положил за голову, повесив на него кисти рук.

Миша, увидев Феликса, направился ему навстречу. Шёл неторопливо, с достоинством, словно бы исполняя какой-то обряд. Они встретились. Миша обнял Феликса и троекратно прижался к нему своей небритой щекой. Действительно, это был некий горский ритуал. Вообще здесь в горах к охотникам относятся с особым уважением. И это не удивительно. Охотник — не только меткий стрелок. Он должен быть сильным, ловким, выносливым, знать и любить горы, уметь так слиться с природой, буквально раствориться в ней, как будто это его родной дом. Такое не каждому дано.

Помню, однажды мы поднимались к балагану, и мне навстречу вышел Васико: «Ты не встречал по дороге раненого медведя?» У меня, хотя спина и так была мокрая, между лопаток потекли струйки пота: позади ещё поднимались люди, а в лесу, оказывается, шастает раненый зверь! Васико пошёл вниз по следу, а я, сбросив груз, отправился помогать отставшим. (Как потом рассказывали, медведь напал на корову. Один из молодых пастухов схватил ружьё и выстрелил, но медведя только ранил.) Когда все наши уже поднялись к балагану, Васико возвратился. Он подошёл к незадачливому стрелку и на повышенных тонах по-абхазски что-то долго выговаривал ему.

Затем повернулся ко мне и перевёл: «Не умеешь стрелять — не бери ружьё в руки!» Вот так категорично они отличают настоящего охотника от дилетанта. Про медведя же сказал, что тот ушёл к реке. Скорее всего, рана неопасная, так что, если дойдёт до воды, жить будет. Я смотрел на Мишу, на Феликса, на убитую козочку, и во мне боролись два чувства: с одной стороны, было понятно, что для Миши и Феликса охота является частью жизни, а с другой, — мне было безумно жаль бедное животное. Их так мало осталось в этих горах. Как-то довелось мне столкнуться с такой же вот козочкой в буквальном смысле нос к носу. Мы тогда залезли с приятелем в пещеру.

Лагерь наш находился в стороне за скалой, так что над нами, на поверхности, никого не было. Через некоторое время мне понадобилось подняться наверх. Надо сказать, что вход в пещеру представлял собой просто трещину в земле, которых в высокогорной части Арабики бесчисленное множество. И вот появляется моя голова из трещины, а надо мной стоит это чудо природы и удивлённо смотрит: что это такое из земли выросло? До её мордочки от меня не более полуметра. Вряд ли кому удавалось вот так же приблизиться к этому пугливому животному на воле. Мы смотрели друг другу в глаза, и я даже дыхание затаил, боясь спугнуть её. До чего ж хороша! Ничего более изящного и грациозного в жизни не видел!

Наконец она сообразила, кто же это перед ней. В следующее мгновение я успел разглядеть только первый прыжок. Пока вылезал из щели, козочки и след простыл. Что это было: явь или видение? Мое первое знакомство с козами тоже было похоже на сказку. Давно это было, тогда мы были намного моложе. Сильные, ловкие, здоровые, полные честолюбия, для нас открывался новый мир гор, пещер. Арабика была частью этого мира, и мы пришли сюда, что бы покорить её. В те годы ходили ещё по карте. И наш маршрут, отмеченный не ведающей страха и опасностей рукой дилетанта, пролегал через самое дикое, самое суровое на всём этом горном массиве ущелье.

У него и названието соответствующее: «Каменный клад». Так уж получилось, что я первым подошёл к нему. Оно открылось мне неожиданно. Ещё несколько минут назад, стоя на тропе, я наслаждался великолепной панорамой окрестных горных кряжей, подёрнутых лёгкой дымкой. Под ногами искрилась на солнышке мокрая от только что прошедшего дождя изумрудная травка. Чуть ниже сплошным тёмно-зелёным ковром лежал лес. Было ощущение парения, полёта над этими необъятными просторами. Но вот всё вдруг изменилось. Я оказался на дне ущелья — серого, мрачного, пугающего своей дикостью. Остановился на краю снежника, уползающего кудато вверх к перевалу.

Справа и слева от меня под самое небо вздымались тёмные, почти отвесные склоны. Где уж тут с ними сравниться мне, настолько малому и ничтожному, даже со своим огромным рюкзаком. Откудато сверху волнами накатывался вязкий, молочно-серый туман, и я временами, кроме белого молока, перед собою ничего не видел. Пробившийся сквозь туман луч высветил на снегу маленькую полоску. Снег на ней заискрился, заиграл, будто ожил. От яркого блеска я на мгновение зажмурился, а когда открыл глаза, передо мною, словно из небытия, вырос красавец горный козёл.

Нежного молочно-кофейного цвета, с белой звездой на груди, он стоял, высоко подняв голову, опершись на чуть расставленные, в любой момент готовые к прыжку тонкие стройные ноги. Это был крупный самец, размером почти с годовалого телёнка. Мы оба замерли, как бы в оцепенении, и пристально глядели друг на друга. Меня так и подмывало подойти и погладить его. Но он позволял мне только одно удовольствие: наблюдать за ним. Я даже мигнуть боялся, чтобы не спугнуть его. Послышался шорох камней: ктото подходил сзади. В ту же секунду козёл оттолкнулся ногами от земли, и выбросил своё упругое тело в воздух с такой необыкновенной силой, как будто бы тетиву отпустил.

И пошёл, пошёл огромными стелящимися прыжками вверх по ущелью, лишь изредка касаясь снега. «Улю-лю-лю-лю!» — восторженно закричал я ему вслед. А он, словно птица на бреющем полёте, прошил стену наплывающего тумана и растворился в ней. Хорошо, привольно было в ту пору на Арабике. Она жила в своём особенном ритме, в котором всё соразмерено, и в то же время динамично, подвижно. Внизу, у границы леса пастухи пасли свои стада. Чуть выше, среди каменного безмолвия, перемежающегося островками зелени, украшенной рододендронами и лилиями, располагались стоянки спелеологов. И совсем наверху, там, где только ветры да скалы, селились козы и птицы.

Пастухи ходили в гости к спелеологам, те на маршруте проходили через пастушеские балаганы и пользовались помощью хозяев. Козы, видя, что спелеологи для них не опасны, спускались вниз, и до них иногда было рукой подать. Лишь охотники порой нарушали мирное благополучие. Слава Богу, такое случалось не часто. Вообще-то спелеологи появились на Арабике не так давно. Раньше забредали сюда отдельные группы. Пройдут то тут, то там, посуетятся по поводу пещер, и опять в горах покой. Но вот нашёлсятаки человек — киевский спелеолог Саша Климчук, — вдохнувший в Арабику новую жизнь.

Такие, как он — целеустремлённые, знающие своё дело и умеющие претворить его в жизнь, именно они и не дают этому миру стать совсем серым и скучным. Гидрогеолог по своей основной профессии, он организовал не только систематический поиск новых пещер, он придал этому делу новый, научный смысл. Для многих Арабика стала не только местом, где можно найти необыкновенную пещеру, а единым, как бы живым организмом. И повалил народ со всех концов тогда ещё Советского Союза: из Белоруссии, с Украины, Урала, из Сибири. Ну и москвичи, конечно же. Без них каша нигде не сварится. Москвичи — это особая порода: там, где интересно, там, где есть возможность добиться чего-то особенного, как-то проявить себя, они тут как тут.

Может быть, именно за это их не очень-то и любят. Но ведь действительно добиваются своего! К Саше Климчуку тоже поразному относятся. Только заслуг его (и перед спелеологией, и перед Арабикой) не скроешь. Много было всякого тогда на Арабике: бегали друг к другу в гости, помогали, если случалось несчастье, и, конечно же, радовались общим успехам. В общем, жизнь на Арабике била ключом. Однако, как известно, не бывает так, чтобы всё было только хорошо или только плохо. Както раз узнал я, что Феликс привёл сюда поохотиться местного начальника милиции с его приятелями. Что заставило Феликса это сделать, трудно сказать. Пусть это останется на его совести. Те долго пьянствовали в балагане, потом, немного протрезвев, отправились разыскивать коз.

Стадо окружили на снежнике, в каменном мешке за пиком Спелеологов. Расселись по верхам на номера, как будто волчью стаю загоняли, и давай разряжать магазины. Козы даже и не пытались уйти. Они просто падали, окрашивая снег алой кровью. Только один вожак рванулся вверх по такой крутизне, что никто не ожидал. Пока сообразили, он уже исчез среди неприступных скал. Его потом многие охотники пытались достать, но так и не смогли. А коз на Арабике с тех пор не стало. Потом как будто какая пружина сломалась. Раскрутила свою спираль пресловутая «перестройка», разметала всех по городам и весям. Многие из нас стали жить в разных странах. Иной раз и в гости-то съездить стало проблемой.

Кто-то занялся зарабатыванием больших денег, а кто-то опустился в беспросветную нищету, и на Арабике спелеологи стали появляться всё реже и реже. А в августе 1992-го на землю Абхазии пришла война. Война — это самое отвратительное, самое гадкое из того, что придумало человечество. И самое гнусное то, что, большей частью, войну затевает не народ, которому приходится её потом расхлёбывать, а те, кому на этот народ ровным счётом наплевать. Тысячи человеческих судеб безвозвратно раскололись на две половины. Теперь в этих краях так и говорят: «Тогда, до войны…» — или: «Это уже после войны было…» Многих из тех, кого я знал, упокоила абхазская земля, многие разъехались. Всё стало по-другому. С началом войны Ар

абика и вовсе опустела. Даже пастухи ушли. И только потом, года через два народ стал потихоньку отходить. Мало-помалу стали появляться люди и на Арабике. И спелеологи тоже объявились. Трудно было: и опасно в горах, бандитов с оружием ещё много бродило, и границу на Псоу воздвигли такую, что ни пройти, ни проехать. Но любовь всё преодолеет: и трудности, и опасности. А среди нас много таких, кто понастоящему влюблён в этот благодатный край. Прошло несколько лет. Миша умер от старости. Феликс ещё перед войной куда-то исчез. Должно быть, посадили за браконьерство.

Здесь с охотниками такое бывает — заповедников кругом полно, а егеря не дремлют. Люди после войны изменились. Беднее стали, но душевнее. Не изменились только мои отношения с пастухами. Простые люди потому и зовутся простыми, что с ними всё легко и просто. И если ты чист перед Богом и людьми, то и с тобою обходятся с чистотою и душевностью. Поначалу я ходил на Арабику совсем один, побаивался брать с собой кого-либо. Потом вошёл во вкус, понравилось быть с горами один на один.

Только стал чувствовать: чего-то не хватает в моей жизни, вроде как упустил что-то. Тогда собрал я своих уже взрослых детей, их друзей и привёл на Арабику. Снова окрест зазвучали молодые звонкие голоса, снова под свет карбидной лампы запела гитара. Новые люди принесли сюда новую, но в чём-то и прежнюю жизнь. А тот вожак, что остался жив после побоища, как-то ушёл в Рицинский заповедник и целый год там пропадал. Потом вдруг появился с очаровательной козочкой. Сейчас у них уже потомство. Это так здорово!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

20140911_125609mmm.jpg

По вершинам Абхазии (плато Арабика): описание маршрута (похода)

В советское время в Абхазии отдыхало руководство, и простым людям не всегда было легко сюда попасть. Во времена СССР сущестововали планы соединения Гагрского хребета с Красной Поляной и строительства горнолыжного курорта. Союз распался, и сейчас только редкие УАЗики возят туристов на смотровые площадки, чуть выше стоят балаганы пастухов и мирно пасутся коровы. А мы идем на самый верх – гулять по хребтам и вершинам высотой до 2500 метров.

Поход достаточно сложный, проходит по высотам 2000-2500 метров по горному массиву Арабика. Дикие каньоны, водопады, труднопроходимые перевалы. Требуется наличие опыта походов и хорошая физическая форма! Не рекомендуется в качестве первого похода для начинающих. Трудности и лишения похода с избытком компенсируются потрясающими видами и невероятными ощущениями!

Разведка. Обращаем внимание, что в сроки с  состоится поход-разведка: и инструктор, и группа впервые будут на этом маршруте. Возможны изменения в программе, неожиданные трудности, которые мы будем вместе преодолевать, и конечно, приключения! В этот поход мы приглашаем участников с неконфликтным характером, нормальным уровнем физической формы и, на всякий случай, со стрессоустойчивостью, в разведке всякое бывает 😉 
Отличного нам всем похода! Ждём с нетерпением )))

День 1

Приезжаем в Адлер, встречаемся на вокзале с инструктором и группой. Далее все вместе на автобусе едем до поселка Псоу. Проходим пограничный контроль по российским паспортам, и мы уже в Абхазии.

На «Газели» добираемся до заброшенного посёлка Ачмарда. Выгружаемся, надеваем рюкзаки и около двух часов (с остановками на отдых) идем по каньону реки Цандрипш. Наслаждаемся окружающими видами и ставим первый лагерь.

Знакомство группы, купание в прохладной горной реке, ужин.

День 2

Сегодня предстоит 4-х часовой переход  по труднопроходимому каньону Цандрипша. Слева и справа отвесные скалы, тропа то и дело заставляет переходить реку вброд. Иногда с крутых склонов с грохотом сходят камнепады… порой приходится идти по ледяной воде…Жуть…

Выжившие и усталые, разбиваем лагерь под гигантским скальным козырьком.

День 3

Прощаемся с опасным каньоном и выходим на альпийские луга плато Арабика. Рядом в пастушьих балаганах можно купить свежие сыр и молоко. Затем идём к месту стоянки на плато рядом с комплексом знаменитых пещер, пользующихся огромным вниманием у спелеологов всего постсоветского пространства.

Если позволяет время и силы, совершаем восхождение на гору Арабика (2600 метров) и с высоты любуемся морским закатом. Но можно оставить это и на завтра.

День 4

Дневка. Можно отправиться покорять вершину Арабики, либо осмотреть пещеры, находящиеся поблизости. А можно просто любоваться красотами прямо из палатки – для это достаточно всего лишь откинуть полог.

День 5

Продолжаем путь с рюкзаками — поднимаемся на второй хребет, проходим мимо «зубьев дракона» и спускаемся к горному озеру в урочище Дзоу.

День 6

Налюбовавшись красотой Дзоу, спускаемся к Гегскому водопаду, вытекающему из середины скалы. В ущелье почти не попадает солнце, и даже в июле можно увидеть, как ручей проложил себе путь в тоннеле внутри гигантского сугроба.

Фотографируем, купаемся и отдыхаем.

День 7

Сегодня постараемся подняться на Пшегишху – гору, от которой оторвалась гигантская глыба и перекрыла русло реки, в результате чего образовалось знаменитое озеро Рица на высоте 900 метров.

С вершины Пшегишхи видны гора Арабика, озера Большая и Малая Рица, Главный Кавказкий хребет.

День 8

Спускаемся к озеру Малая Рица, затем дальше по тропе к Большой Рице. Отдыхаем и едем в Новый Афон на автобусе.

Ставим палатки в кемпинге на берегу моря. Желающие могут снять себе жилье в частном секторе за дополнительную плату или поселиться в гостинице; при этом стоит учитывать, что в сезон бывает трудно найти свободное жилье.

Купаемся в море, отдыхаем, загораем. Благодарим Абхазию за теплое солнце.

Уже на следующий день утром можно уехать в Адлер и дальше домой. Но мы рекомендуем остаться хотя бы на день-два на море.

Обратное отправление на поезде или на самолете возможно не ранее, чем на следующий день после завершения похода, после 12:00.


Для тех, кто остался на море, рекомендуется следующая самостоятельная программа: экскурсионная программа в Новом Афоне: Новоафонский монастырь, дача Сталина (150 р.), станция Псырдзха, грот Симона Канонита (150 р.), Новоафонская пещера (500 р).

Купание! МОРЕ! P.S. Все расходы на море не включены в стоимость похода.

Карстовые пещеры горного массива ⛰ Арабика (Крубера-Воронья)

Горный хребет с красивым названием Арабика входит в состав Гагрского хребта на Западном Кавказе и является одним из крупнейших и высочайших известняковых массивов в регионе. В ясную погоду его вершины можно наблюдать с российского горнолыжного курорта «Роза Хутор».

Название происходит от абхазского «арбагь аика» – гребень петуха.

Как добраться?

Арабика располагается недалеко от города-курорта Гагра и в 15 километрах от озера Большая Рица.

Границами хребта служат реки Бзыбь, Гега и Куту-Шара  на востоке и севере, долины рек Хашупсе и Сандрипш на западе и Черное море на юго-западе. Высота самой выступающей вершины – 2661 метр.

Карстовые пещеры Карстовые пещеры

Что представляют собой карстовые пещеры?

Уникальный массив Арабика пронизан пещерами, их здесь более ста, в том числе крупных глубиной более 200 метров (их не менее тридцати). Многие из них считаются крупнейшими на всем Кавказе.

Арабика известна также тем, что именно здесь расположена самая глубокая в мире пещера – Крубера-Воронья. Ее вход находится на высоте 2250 метров, а протяженность составляет более 16 километров. Пещера представляет собой сложную труднопроходимую систему из колодцев, перелазов и галерей.

Крубера-ВороньяКрубера-Воронья

Арабика, Крубера-Воронья, АбхазияАрабика, Крубера-Воронья, Абхазия

Спелеологами из Грузии пещера была открыта в 1960 году и исследована до глубины 95 метров. С того времени до сегодняшнего дня разными экспедициями были открыты множество залов, галерей и колодцев, ведущих прямо в сердце горы. В 2013 году украинские ученые достигли глубины в 2163 метра.

Походы по Арабике

Величие и красота этого сооружения созданного самой природой, поражают воображение видавших виды туристов и сложно поддаются описанию. Надо увидеть своими глазами всю эту грандиозную красоту, чтобы понять, насколько она величественна. Но необходимо отметить, что без специальной подготовки сложно пройти даже самый простой маршрут.

Карст на АрабикеКарст на Арабике

Если вы собираетесь в поход по Арабике, то подробный отчет о перевалах Дзоу и Шу читайте в блоге Дмитрия Ковинова.

Карст на АрабикеКарст на Арабике

Озеро ДзоуОзеро Дзоу

Эта пещера считается одним из мест истока кратчайшей в мире и самой холодной на Кавказе реки под названием Репруа. Именно она снабжает жителей Гагры водой.

Как увидеть пещеру Крубера-Воронья?

Озеро ДзоуОзеро Дзоу

Попасть внутрь пещеры можно только в составе спелеологической экспедиции после курса специальной подготовки. Смельчаки, отважившиеся спуститься в ее недра, будут вознаграждены сполна и никогда не забудут это путешествие.

Похожие публикации про Абхазию

Рейтинг статьи:

Поход по живописному плато Арабика в Абхазии

ЕвропаАзияЮжная АмерикаСеверная АмерикаАфрикаAвстралия

Албания Альпы Болгария Греция Исландия Испания Кавказ Карпаты Кипр Корсика Мадейра Норвегия Пиренеи Румыния Татры Черногория Швеция Армения Бутан Вьетнам Грузия Индонезия Иордания Иран Камчатка Каракорум Китай Непал Саяны Таджикистан Тибет Турция Тянь-Шань

Гора Арабика в Абхазии — статья на сайте СВ-Астур

Гора Арабика в Абхазии

Горный массив Арабика является частью Гагрского хребта, входит в состав Гагрского и Гудаутского рнов Абхазии, занимая территорию в 540 кв. км. На севере и северо-западе его границей является р. Хашупсе со своим правым притоком р. Жеопсе; на северо-востоке его ограничивают истоки рек Сандрипш и Гега; восточной границей является р. Бзыбь с впадающей в неё р. Гега. На юге Арабика вплотную выходит к Чёрному морю. Высочайшая вершина массива — пик Спелеологов (2757,6 м), названа в 1962 г. грузинскими спелеологами.

Гора Арабика, давшая название всему массиву, имеет высоту 2656,6 м. Арабика сложена известняками разных периодов, изобилует пещерами, развит карст. Две шахты массива входят в десятку глубочайших пещер мира, при этом пещера Крубера-Воронья (1710 м) является самой глубокой, пещера Сарма (1530 м) шестая в мире по глубине. Сколько-нибудь серьёзные спелеоисследования массива начались в 1960 г. под рук. Т.Кикнадзе.

Изумительная погода устанавливается на Арабике в середине августа. В сочно-голубом небе светит яркое солнце. Оно настолько выбеливает известняк, что на камни без тёмных очков невозможно смотреть: глаза слепит. Где-то высоко-высоко, намного выше окрестных пиков, застыли редкие перья облаков. Лёгкий ветерок будто бы гладит, ласкает кожу, принося с собой едва заметную прохладу. Ночью же словно попадаешь в иной, неземной мир. Чёрное и, несмотря на свою черноту, прозрачное небо усыпано мерцающими звёздами, словно бисером. Млечный путь — вот он, рядом, так и хочется потрогать руками.

Серебристо-чёрный ковёр неба не расплывается по краям в мутной кромешной темноте, как это происходит на равнине, а плавно перетекает вниз, почти к самым ногам. Только цвет искрящихся точек становится немного зеленоватым. Это тысячи светлячков на травянистых склонах сливаются со звёздами. Тишина стоит такая, что звук собственного сердца мешает её слушать. …Вечерело. Время неумолимо клонило уставшее за день солнце за уже потемневшие вершины. Присев на камень, я отдыхал около пастушьего балагана на границе леса над урочищем Дзоу.

Экспедиция в пещеры закончилась, и нам предстояло сделать последнюю тяжёлую работу: донести себя и свой груз до берега моря. Около балагана возился пастух Миша. Ему около 60-ти, но он ещё достаточно бодр, и управляется с коровами не хуже молодого. Для абхаза Миша довольно высокого роста, сухощавый, слегка сутулый, со смуглым, задубевшим от горного солнца лицом, которое сплошь заросло густой серебристой щетиной. Мы с ним, как и с его товарищем горбуном Васико, знакомы уже давно. Они здесь каждое лето пасут своих коров, а мы каждое лето приходим сюда находить и исследовать пещеры. Миша неразговорчив.

Вот и сейчас мы поговорили минут пять, и он отправился заниматься своими делами. Вдруг из-за леса показалась фигура человека. В горах всё происходит вдруг. Вдруг среди солнечного дня налетит шквал с дождём и градом, повалит несколько десятков деревьев, укроет белым крошевом землю, и так же вдруг исчезнет, будто ничего и не было. Или, к примеру, идёт человек среди каменистого безмолвия и неожиданно пропадает. А потом вдруг появляется, но совсем не там, где его ожидаешь увидеть. Человек приближался, и я узнал в нём Феликса. Феликс замечательный охотник, знает здесь все потаённые уголки. Ему точно известно, сколько коз ходит в горах и сколько в лесу медведей, где водятся волки, а где их появления можно не опасаться.

У Феликса совершенно необыкновенное ружьё: приклад и ложе от мосинской винтовки, длинный нарезной ствол от ручного пулемёта Стечкина, а затвор от карабина Симонова. Как он смог совместить это всё, трудно представить, но я сам держал в руках это чудо изобретательности. Кстати сказать, стреляло оно отлично. Феликс показывал мне точку, с которой он завалил медведя — расстояние по прямой не меньше километра. Охотник шёл тяжело, расчётливо ставя ноги. Видно было, что он устал. На его плечах лежала подстреленная козочка. Своё ружьё он тоже положил за голову, повесив на него кисти рук.

Миша, увидев Феликса, направился ему навстречу. Шёл неторопливо, с достоинством, словно бы исполняя какой-то обряд. Они встретились. Миша обнял Феликса и троекратно прижался к нему своей небритой щекой. Действительно, это был некий горский ритуал. Вообще здесь в горах к охотникам относятся с особым уважением. И это не удивительно. Охотник — не только меткий стрелок. Он должен быть сильным, ловким, выносливым, знать и любить горы, уметь так слиться с природой, буквально раствориться в ней, как будто это его родной дом. Такое не каждому дано.

Помню, однажды мы поднимались к балагану, и мне навстречу вышел Васико: «Ты не встречал по дороге раненого медведя?» У меня, хотя спина и так была мокрая, между лопаток потекли струйки пота: позади ещё поднимались люди, а в лесу, оказывается, шастает раненый зверь! Васико пошёл вниз по следу, а я, сбросив груз, отправился помогать отставшим. (Как потом рассказывали, медведь напал на корову. Один из молодых пастухов схватил ружьё и выстрелил, но медведя только ранил.) Когда все наши уже поднялись к балагану, Васико возвратился. Он подошёл к незадачливому стрелку и на повышенных тонах по-абхазски что-то долго выговаривал ему.

Затем повернулся ко мне и перевёл: «Не умеешь стрелять — не бери ружьё в руки!» Вот так категорично они отличают настоящего охотника от дилетанта. Про медведя же сказал, что тот ушёл к реке. Скорее всего, рана неопасная, так что, если дойдёт до воды, жить будет. Я смотрел на Мишу, на Феликса, на убитую козочку, и во мне боролись два чувства: с одной стороны, было понятно, что для Миши и Феликса охота является частью жизни, а с другой, — мне было безумно жаль бедное животное. Их так мало осталось в этих горах. Как-то довелось мне столкнуться с такой же вот козочкой в буквальном смысле нос к носу. Мы тогда залезли с приятелем в пещеру.

Лагерь наш находился в стороне за скалой, так что над нами, на поверхности, никого не было. Через некоторое время мне понадобилось подняться наверх. Надо сказать, что вход в пещеру представлял собой просто трещину в земле, которых в высокогорной части Арабики бесчисленное множество. И вот появляется моя голова из трещины, а надо мной стоит это чудо природы и удивлённо смотрит: что это такое из земли выросло? До её мордочки от меня не более полуметра. Вряд ли кому удавалось вот так же приблизиться к этому пугливому животному на воле. Мы смотрели друг другу в глаза, и я даже дыхание затаил, боясь спугнуть её. До чего ж хороша! Ничего более изящного и грациозного в жизни не видел!

Наконец она сообразила, кто же это перед ней. В следующее мгновение я успел разглядеть только первый прыжок. Пока вылезал из щели, козочки и след простыл. Что это было: явь или видение? Мое первое знакомство с козами тоже было похоже на сказку. Давно это было, тогда мы были намного моложе. Сильные, ловкие, здоровые, полные честолюбия, для нас открывался новый мир гор, пещер. Арабика была частью этого мира, и мы пришли сюда, что бы покорить её. В те годы ходили ещё по карте. И наш маршрут, отмеченный не ведающей страха и опасностей рукой дилетанта, пролегал через самое дикое, самое суровое на всём этом горном массиве ущелье.

У него и названието соответствующее: «Каменный клад». Так уж получилось, что я первым подошёл к нему. Оно открылось мне неожиданно. Ещё несколько минут назад, стоя на тропе, я наслаждался великолепной панорамой окрестных горных кряжей, подёрнутых лёгкой дымкой. Под ногами искрилась на солнышке мокрая от только что прошедшего дождя изумрудная травка. Чуть ниже сплошным тёмно-зелёным ковром лежал лес. Было ощущение парения, полёта над этими необъятными просторами. Но вот всё вдруг изменилось. Я оказался на дне ущелья — серого, мрачного, пугающего своей дикостью. Остановился на краю снежника, уползающего кудато вверх к перевалу.

Справа и слева от меня под самое небо вздымались тёмные, почти отвесные склоны. Где уж тут с ними сравниться мне, настолько малому и ничтожному, даже со своим огромным рюкзаком. Откудато сверху волнами накатывался вязкий, молочно-серый туман, и я временами, кроме белого молока, перед собою ничего не видел. Пробившийся сквозь туман луч высветил на снегу маленькую полоску. Снег на ней заискрился, заиграл, будто ожил. От яркого блеска я на мгновение зажмурился, а когда открыл глаза, передо мною, словно из небытия, вырос красавец горный козёл.

Нежного молочно-кофейного цвета, с белой звездой на груди, он стоял, высоко подняв голову, опершись на чуть расставленные, в любой момент готовые к прыжку тонкие стройные ноги. Это был крупный самец, размером почти с годовалого телёнка. Мы оба замерли, как бы в оцепенении, и пристально глядели друг на друга. Меня так и подмывало подойти и погладить его. Но он позволял мне только одно удовольствие: наблюдать за ним. Я даже мигнуть боялся, чтобы не спугнуть его. Послышался шорох камней: ктото подходил сзади. В ту же секунду козёл оттолкнулся ногами от земли, и выбросил своё упругое тело в воздух с такой необыкновенной силой, как будто бы тетиву отпустил.

И пошёл, пошёл огромными стелящимися прыжками вверх по ущелью, лишь изредка касаясь снега. «Улю-лю-лю-лю!» — восторженно закричал я ему вслед. А он, словно птица на бреющем полёте, прошил стену наплывающего тумана и растворился в ней. Хорошо, привольно было в ту пору на Арабике. Она жила в своём особенном ритме, в котором всё соразмерено, и в то же время динамично, подвижно. Внизу, у границы леса пастухи пасли свои стада. Чуть выше, среди каменного безмолвия, перемежающегося островками зелени, украшенной рододендронами и лилиями, располагались стоянки спелеологов. И совсем наверху, там, где только ветры да скалы, селились козы и птицы.

Пастухи ходили в гости к спелеологам, те на маршруте проходили через пастушеские балаганы и пользовались помощью хозяев. Козы, видя, что спелеологи для них не опасны, спускались вниз, и до них иногда было рукой подать. Лишь охотники порой нарушали мирное благополучие. Слава Богу, такое случалось не часто. Вообще-то спелеологи появились на Арабике не так давно. Раньше забредали сюда отдельные группы. Пройдут то тут, то там, посуетятся по поводу пещер, и опять в горах покой. Но вот нашёлсятаки человек — киевский спелеолог Саша Климчук, — вдохнувший в Арабику новую жизнь.

Такие, как он — целеустремлённые, знающие своё дело и умеющие претворить его в жизнь, именно они и не дают этому миру стать совсем серым и скучным. Гидрогеолог по своей основной профессии, он организовал не только систематический поиск новых пещер, он придал этому делу новый, научный смысл. Для многих Арабика стала не только местом, где можно найти необыкновенную пещеру, а единым, как бы живым организмом. И повалил народ со всех концов тогда ещё Советского Союза: из Белоруссии, с Украины, Урала, из Сибири. Ну и москвичи, конечно же. Без них каша нигде не сварится. Москвичи — это особая порода: там, где интересно, там, где есть возможность добиться чего-то особенного, как-то проявить себя, они тут как тут.

Может быть, именно за это их не очень-то и любят. Но ведь действительно добиваются своего! К Саше Климчуку тоже поразному относятся. Только заслуг его (и перед спелеологией, и перед Арабикой) не скроешь. Много было всякого тогда на Арабике: бегали друг к другу в гости, помогали, если случалось несчастье, и, конечно же, радовались общим успехам. В общем, жизнь на Арабике била ключом. Однако, как известно, не бывает так, чтобы всё было только хорошо или только плохо. Както раз узнал я, что Феликс привёл сюда поохотиться местного начальника милиции с его приятелями. Что заставило Феликса это сделать, трудно сказать. Пусть это останется на его совести. Те долго пьянствовали в балагане, потом, немного протрезвев, отправились разыскивать коз.

Стадо окружили на снежнике, в каменном мешке за пиком Спелеологов. Расселись по верхам на номера, как будто волчью стаю загоняли, и давай разряжать магазины. Козы даже и не пытались уйти. Они просто падали, окрашивая снег алой кровью. Только один вожак рванулся вверх по такой крутизне, что никто не ожидал. Пока сообразили, он уже исчез среди неприступных скал. Его потом многие охотники пытались достать, но так и не смогли. А коз на Арабике с тех пор не стало. Потом как будто какая пружина сломалась. Раскрутила свою спираль пресловутая «перестройка», разметала всех по городам и весям. Многие из нас стали жить в разных странах. Иной раз и в гости-то съездить стало проблемой.

Кто-то занялся зарабатыванием больших денег, а кто-то опустился в беспросветную нищету, и на Арабике спелеологи стали появляться всё реже и реже. А в августе 1992-го на землю Абхазии пришла война. Война — это самое отвратительное, самое гадкое из того, что придумало человечество. И самое гнусное то, что, большей частью, войну затевает не народ, которому приходится её потом расхлёбывать, а те, кому на этот народ ровным счётом наплевать. Тысячи человеческих судеб безвозвратно раскололись на две половины. Теперь в этих краях так и говорят: «Тогда, до войны…» — или: «Это уже после войны было…» Многих из тех, кого я знал, упокоила абхазская земля, многие разъехались. Всё стало по-другому. С началом войны Ар

абика и вовсе опустела. Даже пастухи ушли. И только потом, года через два народ стал потихоньку отходить. Мало-помалу стали появляться люди и на Арабике. И спелеологи тоже объявились. Трудно было: и опасно в горах, бандитов с оружием ещё много бродило, и границу на Псоу воздвигли такую, что ни пройти, ни проехать. Но любовь всё преодолеет: и трудности, и опасности. А среди нас много таких, кто понастоящему влюблён в этот благодатный край. Прошло несколько лет. Миша умер от старости. Феликс ещё перед войной куда-то исчез. Должно быть, посадили за браконьерство.

Здесь с охотниками такое бывает — заповедников кругом полно, а егеря не дремлют. Люди после войны изменились. Беднее стали, но душевнее. Не изменились только мои отношения с пастухами. Простые люди потому и зовутся простыми, что с ними всё легко и просто. И если ты чист перед Богом и людьми, то и с тобою обходятся с чистотою и душевностью. Поначалу я ходил на Арабику совсем один, побаивался брать с собой кого-либо. Потом вошёл во вкус, понравилось быть с горами один на один.

Только стал чувствовать: чего-то не хватает в моей жизни, вроде как упустил что-то. Тогда собрал я своих уже взрослых детей, их друзей и привёл на Арабику. Снова окрест зазвучали молодые звонкие голоса, снова под свет карбидной лампы запела гитара. Новые люди принесли сюда новую, но в чём-то и прежнюю жизнь. А тот вожак, что остался жив после побоища, как-то ушёл в Рицинский заповедник и целый год там пропадал. Потом вдруг появился с очаровательной козочкой. Сейчас у них уже потомство. Это так здорово!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

20140911_125609mmm.jpg

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, знаменитый 30 маршрут

Из Бахчисарая в Ялту

Такой плотности туристских объектов, как в Бахчисарайском районе, нет нигде в мире! Горы и море, редкие ландшафты и пещерные города, озера и водопады, тайны природы и загадки истории. Открытия и дух приключений… Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа радует чистыми родниками и озерами.

Поход из Бахчисарая в Ялту
Маршруты: горы — море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Поход на Арабику к озеру Рица

Программа похода по дням

День 1. Приезд в Адлер, переезд в посёлок Весёлое — посёлок Цандрипш, переход в каньон Хашупсы

Поход на Арабику

Встреча группы происходит на железнодорожном вокзале Адлера. После решения всех организационных вопросов мы переезжаем в пограничный поселок Весёлое, за которым расположен контрольно-пропускной пункт Псоу, разделяющий Россию и Абхазию. Перейдя границу, мы начинаем знакомство со страной: посещаем настоящий абхазский базар, пробуем местную кухню, едем в морской поселок Цандрипш, где искупаемся в море. Прямо с моря направляемся к началу каньона Хашупсы.

Каньон узкий, с практически вертикальными стенами и ровным галечным дном, по которому протекает небольшая горная речка Хашупсы. В этом царстве вечнозеленых самшитов и уходящих в небо каменных стен мы разбиваем наш лагерь.

Высота ночевки — 84 м, пройденный путь — 8 км.

День 2. Переход в посёлок Ачмарда — ущелье Цандрипш – урочище Гелгелук

Поход на Арабику Поход на Арабику

Покинув каньон Хашупсы, утром мы переезжаем в село Ачмарда. Отдохнув в тени самшитовой рощи, начинаем поход к живописному ущелью Цапдрипш. Первую половину дня мы будем двигаться по дну ущелья, наслаждаться тишиной и дикостью этих мест. Но вскоре ущелье приведёт нас к лесистым склонам плато Арабика. Во втором половине дня нам придётся долго набирать высоту среди дремучего леса. И лишь когда исполинские деревья и трава высотой в человеческий рост уступят место альпийским лугам, перед нами откроются горные просторы. Наша цель — урочище Гелгелук, где расположены балаганы пастухов. Здесь мы разобьём свой лагерь на ночёвку.

Набор высоты — 1214 м, пройденный путь — 12 км, высота ночёвки — 1734 м.

День 3. Подъём на плато Арабика, переход к спелеолагерю, восхождение на вершину горы Арабика (2 656 м)

Поход на Арабику

Поход на Арабику

По альпийским лугам постепенно набираем высоту на плато Арабика. Проходим урочище Хорхи, где расположен лагерь спелеологов, изучающих пещерную систему Илюхина. Недалеко от этого места находится вход в самую глубокую пещеру в мире — Крубера-Воронья. Её глубина более 2 км! Абхазия – известный центр мировой спелеологии. Мы установим свои палатки рядом со спелеологическим лагерем. После обеда мы совершим радиальное восхождение на вершину горы Арабика, которая по своей форме представляет правильную скальную пирамиду. С неё открывается потрясающая панорама окружающих гор.

Набор высоты — 600 м, высота ночевки 2364 м, пройденный путь — 6 км, радиальный выход – 3, 5 км.

День 4. Переход через хребет Каменный клад к озеру Дзоу

Поход на Арабику Поход на Арабику

Поход на Арабику

Продолжая поход по Абхазии, мы оставим позади плато Арабика и направимся к хребту Каменный клад. Благодаря множеству скалистых пиков этот массив напоминает лежащего дракона. В его голове расположена скала Дракон с огромным квадратным сквозным гротом, который местные жители назвали «Глаз Дракона». Преодолевая сложную тропу между бесконечного множества камней, мы выйдем на вершину хребта, а затем полюбуемся удивительными творениями природы у сквозной скалы Дракон. После отдыха начнём спускаться к красивому горному озеру Дзоу с кристально чистой водой. Здесь мы остановимся на ночёвку.

Набор высоты — 400 метров, сброс высоты — 600 метров, высота ночевки — 2084 м, пройденный путь — 4 км.

День 5. Переход в долину реки Гега, радиальный выход к Гегскому водопаду

Поход на Арабику

Поход на Арабику

После завтрака мы начнём спуск с высокогорья. Наш путь пройдём через живописные альпийские луга, окружённые скальными пирамидами гор, затем – через тенистые леса. И вскоре мы выйдем в долину бурной реки Гега. Установив лагерь на берегу реки, мы отправимся налегке к Гегскому водопаду. Дорога будет недолгой, но в пути мы успеем насладиться видами бескрайних горных склонов, покрытых густыми лесами. Гегский водопад фантастически красив: полноводный, мощный, шумный. Вода падает с высоты 55 м из узкой, почти незаметной щели.

Сброс высоты 1534 м, набор высоты 353 м, высота стоянки — 903 м, пройденный путь — 10 км.

День 6. Переход к подножию горы Пшегишхва (2222 м)

Поход на Арабику Поход на Арабику

Покидаем наш лагерь на берегу реки Гега и идём в поход к подножию горы Пшегишхва. Перед нами ровная, утрамбованная дорога, без существенных спусков и подъёмов. Вскоре мы сворачиваем на едва заметную тропу и начинаем подъём на склон горы, поросший густой растительностью. Преодолевая заросли огромного лопуха, папоротника и завалы деревьев, мы к вечеру доберёмся до пастушьего балагана, где есть вода и можно устроиться на ночлег.

Набор высоты — 827 м, высота стоянки — 1730 м, пройденный путь — 8 км.

День 7. Подъём на вершину горы Пшегишха (2222 м), спуск к озеру Малая Рица

Поход на Арабику Поход на Арабику

Ранним утром начинаем подъём на массив Пшегишха с юго-западного склона. Сам подъём несложный и недолгий. Гора Пшегишхва не самая высокая гора в Абхазии, но она имеет очень удобное расположение — со всех сторон её окружают мощные горные цепи и глубокие долины. Как на ладони видны обе Рицы: вдали — зеленовато-жёлтая Большая, вблизи — бирюзовая Малая. Налюбовавшись головокружительными видами, спускаемся к озеру Малая Рица. По сравнению с Большой Рицей размеры этого озера небольшие: длина — 530 м, ширина — 290 м. Однако оно глубокое, глубина достигает 76 м. Вода в нём очень чистая и прозрачная. Берега озера почти по всей его окружности крутые и высокие.

Во второй половине дня будем просто отдыхать, наслаждаться тишиной здешних мест, купаться в кристально чистой воде озера, кататься на катамаране.

Набор высоты- 487 м, сброс высоты — 968 м, высота стоянки — 1249 м, пройденный путь — 9 км.

День 8. Спуск к озеру Рица, переход в Бзыбское ущелье, переход в Новый АфонПоход на Арабику

Поход на Арабику

Между Малой и Большой Рицей — полтора часа пути пешком по лесной дороге. Озеро Большая Рица – одна из главных достопримечательностей Абхазии, поэтому поток туристов здесь просто огромен. Впечатляют размеры озера: длина — 2 500 м, наибольшая ширина — 870 м, наибольшая глубина — 131 м. Вдоволь налюбовавшись красотами Рицы и запечатлев это знаменитое озеро на фотоаппараты, мы отправляемся в путь. Первое время будем идти по дну Бзыбского ущелья, затем пройдём ещё одно глубокое ущелье — Юпшарские ворота и выйдем к небольшому живописному Голубому озеру. Поверхность этого озера впечатляет своим ярким и насыщенным голубым цветом, образованным благодаря наличию залежей лазурита на дне.

Конечная точка нашего похода по Абхазии – небольшой курортный город Новый Афон. Дата основания этого города – III век, поэтому здесь много исторических памятников, которые мы с удовольствием осмотрим.

На ночлег мы остановимся в кемпинге на берегу моря. По желанию можно снять номер в одном из отелей города.

Ночевка на море, пройденный путь — 2,4 км.

День 9. Возвращение домой.

Поход по Абхазии Арабика - озеро Рица

Сегодня прощальный день. Перед отъездом домой можно вдоволь накупаться в море и позагорать. Если вы предусмотрели запасной день, можете посетить другие красивые города Абхазии: Сухум, Пицунду, Гагру.

От места ночёвки в Новом Афоне до границы ехать всего один час и ещё полчаса — от границы до железнодорожного вокзала в Адлере. Кроме того, нужно предусмотреть время (около часа) на переход границы.

Особенности похода по Абхазии

Летом на всей территории Абхазии преобладает жаркий климат и высокая влажность, но при этом, в июне на плато может лежать снег. Значительная часть маршрута проложена по безлюдным труднопроходимым местам. Переходы по скользкой траве, сыпучим камням и скальным уступам, а также большие перепады высот (ежедневно около 1000 м) требуют от участников хорошей физической подготовки. Несмотря на все трудности похода, во время похода по пастушьим тропам среди буйной растительности, могучих скал и гигантских водопадов, вы будете постоянно ощущать, что вы попали в фантастическое место.

Дополнительная информация

Поход по Абхазии «Арабика — озеро Рица» проходит по безлюдным местам, поэтому все ночёвки будут в палатках, а снаряжение и продукты придётся нести в рюкзаках.

В некоторых местах маршрута, где отсутствует тропа, на пути могут встречаться заросли борщевика, вызывающего ожоги на теле. Нужна легкая ходовая защитная одежда (рубаха с длинными рукавами и штаны).

Две ночевки на маршруте пройдут на высоте свыше 2000 м, где будет прохладнее, чем в предгорьях. Рекомендуется взять с собой термобелье.

Для посещения Абхазии гражданам РФ не нужна виза. Им можно въезжать в страну по заграничному или внутреннему паспорту. Граждане Беларуси и Казахстана могу посещать Абхазию без визы только сроком до двух недель. Гражданам остальных стран нужна виза. Информация есть на сайте МИД Абхазии.

Самые высокие горные хребты в мире

Молли Джон, 2 марта 2018 г. в World Facts

View of part of the Alaska Range in Denali National Park, Alaska. Вид на часть хребта Аляски в национальном парке Денали, Аляска.

Горные хребты — это серия гор, расположенных в одну линию или расположенных в линию и соединенных возвышенностью. Они сформированы рядом геологических процессов, большинство из которых сформировано тектоникой плит. Большинство самых высоких горных хребтов в мире расположено в Азии после продолжающегося столкновения континентальных и океанических плит. Ниже приводится список горных хребтов по высоте.

10.Аляскинский хребет — 6194 метра над уровнем моря

Аляскинский хребет является одним из компонентов гор Аляски, простирающимся на 400 миль от озера Кларк на Аляске до реки Уайт на территории Юкон в Канаде. Аляскинский хребет — это сегмент более крупной тихоокеанской горной системы Северной Америки, где находится третья по высоте вершина из семи вершин мира — Денали. Горный хребет является частью Тихоокеанского огненного кольца и разлома Денали, ответственного за ряд землетрясений на южной окраине, и образует климатический барьер, отделяющий внутреннюю тундру от тихоокеанского побережья.Огромные ледники Аляски и панорамные пейзажи Арктики привлекают туристов и альпинистов.

9. Анды — 6962 метра над уровнем моря

Анды Горные хребты — это самая длинная континентальная горная цепь в мире, расположенная в Южной Америке.Анды простираются на 4300 миль от южной оконечности Южной Америки через Колумбию, Венесуэлу, Эквадор, Аргентину, Перу, Боливию и Чили до северного побережья Карибского моря. Анды — самые высокие вершины Западного полушария и самая высокая горная вершина в Южной Америке — гора Аконкагуа. Они также образуют Американские Кордильеры, состоящие из непрерывной последовательности горных хребтов, образующих основу Северной Америки, Южной Америки, Центральной Америки и Антарктиды.Из-за вращения Земли пик Чимборасо в Андах, расположенный в экваториальной выпуклости, считается самой дальней точкой от центра Земли.

8.Ньенчен Тангла — 7162 метра над уровнем моря

Ньенчен Танглха (горы Ньяинкентанглха) образуют восточную часть южной части Тибетского автономного района в Китае. Горная система состоит из северного хребта гор А-Линг и южного хребта, состоящего из хребта Кайлас, довольно сурового и покрытого льдом региона. Ньенчен Танглха является предметом фольклора жителей Тибетского региона.Он также считается самым влиятельным божеством на большей части северного Тибета.

7. Куньлунь — 7167 метров над уровнем моря

Горы Куньлунь — самая длинная цепь горных хребтов в Азии, протянувшаяся на 1900 миль через центральный Китай.Он образует северную окраину Тибетского плато. На всем протяжении выравнивания Куньлунь состоит из трех параллельных гребней, а не из одного гребня, как на большинстве хребтов. Из-за своего местоположения хребты Куньлунь почти полностью изолированы от климатического влияния муссонов в Индийском и Тихом океане, а скорее климат находится под влиянием континентальных воздушных масс. Большая часть региона Куньлунь покрыта степью и каменистым ландшафтом с пустынными условиями.

6.Тянь-Шань — 7439 метров над уровнем моря

Тянь-Шань (Небесные горы) образуют хребты Центральной Азии, простирающиеся от границы между Китаем и Кыргызстаном до территории древнего Туркестана. Горные хребты Тянь-Шаня состоят из ряда хребтов, соединенных между собой долинами и бассейнами. Впадина Турфан на Тянь-Шане — самый низкий регион в Центральной Азии, расположенный на высоте 504 фута ниже уровня моря. Альпийские горные хребты, сложенные осадочными и кристаллическими породами, образуют гребни, внутри которых происходит оледенение.Ледники в горах быстро сокращаются, и, по оценкам, к 2050 году половина оставшегося ледника на горе растает.

5.Горы Хэндуань — 7556 метров над уровнем моря

Горные хребты Хэндуань — это серия хребтов на юго-западе Китая, соединяющая Тибетское плато и плато Юньнань-Гуйчжоу. Хребты отделяют низменности Мьянмы от низменностей бассейна Сычуань. Эти хребты образовались в результате основной вулканической активности, происходящей в Индийской субконтинентальной плите, сталкивающейся с Евразийской плитой. Компоненты горных хребтов в Хэндуане разделены глубокими речными долинами, которые направляют воду из великих рек Юго-Восточной Азии, образующих Три параллельные реки Тибетского плато.

4. Памир — 7649 метров над уровнем моря

Центр горного хребта Памира находится на узловом орогенном поднятии (Памирский узел), от которого поднимаются несколько азиатских горных хребтов, таких как Каракорум, Гиндукуш, Тянь-Шань и Куньлунь.Слово Памир означает высокие холмистые луга в восточной части гор, особенно там, где они граничат с Афганистаном и Китаем. Памир находится в пределах Таджикистана, но его внешние границы проникают в Китай, Афганистан и Кыргызстан. Ядро горных хребтов Памира находится в высокогорье Таджикистана, самая высокая вершина — Горный Бадахшан. Шелковый путь, который считается самым длинным и самым опасным сухопутным маршрутом между Европой и Китаем, проходит через Памир.

3.Гиндукуш — 7708 метров над уровнем моря

Гиндукуш (Кавказ Индикус) — горный хребет протяженностью 500 миль, протянувшийся от афгано-пакистанской границы до северного Пакистана. Он образует западную часть Гиндукушского Гималайского региона и обширную альпийскую зону, являющуюся крупнейшим водоразделом в Центральной Азии. Гиндукуш имеет множество высоких заснеженных вершин, самая высокая из которых — Теричми, возвышающаяся на 25 289 футов над уровнем моря.По многим своим характеристикам горные хребты напоминают Каракорум, поскольку они сливаются на восточном краю с севера. Проходы, проходящие через Гиндукуш, сыграли ключевую военную роль во вторжениях на Индийский субконтинент и продолжают оставаться неотъемлемой частью современной войны в Афганистане.

2.Каракорум — 8611 метров над уровнем моря

Хребты Каракорум образуют великие горные системы в Центральной Азии и простираются на 300 миль от Афганистана до Центральной Азии. Каракорам является домом для самых высоких в мире близко расположенных пиков, возвышающихся на 25 000 футов над уровнем моря, в том числе второй по высоте пик в мире, К2. Из-за своей большой высоты Каракорум образует самые длинные ледники в мире, расположенные за пределами полярных регионов.Склоны хребтов гораздо менее заторможены из-за большой высоты, изрезанности и удаленности гор. В Каракоруме всего три населенных города, и выживание местных жителей зависит от натурального сельского хозяйства.

1.Гимилаи — 8848 метров над уровнем моря

Гималаи — самые молодые горные хребты, образующие великую горную систему в Азии.Они создают барьер между Тибетским плато на севере и аллювиальными равнинами Индийского субконтинента на юге. Горный хребет состоит из более чем пятидесяти горных вершин на высоте 23 600 футов над уровнем моря, включая самый высокий пик в мире Mt. Эверест. Гималайские хребты непрерывно простираются на 1550 миль с запада-северо-запада на восток-юго-восток от Нанга Парбат в Пакистане и Намджагбарва в автономном районе Китая. Более 5 миллионов человек из Непала, Индии, Бутана, Китая и Пакистана населяют Гималаи и считают, что горные хребты сыграли решающую роль в их культурах.

,

горных хребтов с прогнозами

ассортимент: Все остальные Аляска / Юконские хребты Alborz Альпы Anatolia Анды Антарктида Аппалачи Аравийский полуостров Арктические Кордильеры Армянское нагорье Атлантические острова Атласские горы Баэтическая система Балканский полуостров Бразильское нагорье Кембрийские горы Канадские Скалистые горы Кантабрийские горы (Cordillera Cantabrica) Карпаты Кавказские горы Центральноамериканские хребты Хребты Средней Азии Среднесибирское плато Прибрежная Южная Америка Колумбия горы Динарские Альпы Горы Восточной Африки Восточноевропейские хребты Восточные Гаты Эфиопское нагорье Большой водораздел Великие Гималаи Гренландия Острова Индийского океана Внутренние горы Канады Внутреннее плато Канады Межгорный Запад Иранское плато Ирландия Диапазоны Итальянский полуостров и острова Японский архипелаг Горы Джура Озерный район Лаврентийские горы Левант Диапазоны Малайский архипелаг и меланезия Центральный массив Мексиканские хребты Незначительные диапазоны в Южной Америке Малые хребты Африки Малые ареалы Азии Малые ареалы Европы Хребты Новой Гвинеи Новая Зеландия Вулканические острова северной части Тихого океана Другие диапазоны Америки Другие ареалы Австралии Другие районы Канады Другие диапазоны Англии Тихоокеанские хребты побережья Пеннинские горы Пиренеи Хребты Юго-Восточной Азии Хребты Тайваня Хребты Филиппин Скалистые горы (США) Хребты пустыни Сахара Скандинавия / Европейские арктические хребты Шотландское нагорье Шотландская низменность Сибирские хребты Сьерра-Невада Сихотэ-Алиньские горы Sistema Central Sistema Ibérico Sistemas Prebéticos Южнотихоокеанские вулканические острова Южная Африка Карибы Тибет и Центральный Китай Урал Горы Западной Африки Западные Гаты Загрос

поддиапазона: Ardeygebirge Балеарские острова Баскские горы Баварский лес Черный лес Богемский лес Буковица Каталонский прибрежный хребет Крымские горы Эльбские песчаниковые горы Эльстерские горы (Эльстергебирге) Рудные Fichtelgebirge Франконская Юра Haardt (Германия) Горы Гарц Hautes Fagnes Hunsruck Остров Мэн Йизера / Изерские горы Карконоше Кауфунгенский лес Липпенское нагорье Лужицкое нагорье Масыв Сленжи Медининкайское нагорье Малые вершины Центральной Европы Младовожицкая пахоркатина Montagnes Noires Muntanyes de Prades Северо-Палатинская возвышенность Оденвальда Совиные горы Rhoen Рён Rothaargebirge Серра-де-Мирамар Серра-де-Моншике (Алгарве) Серра-де-Монтсант Серра-де-Трамунтана Сьерра-де-Сегура Снежники Судеты Suisse Normande Швабская Юра Свентокшиские горы Taunus Тевтобургский лес Тюрингский лес Трамунтана Хребет Троодос Вогезы Везерская возвышенность Wesergebirge Все остальные

гора: ВыберитеАренсберг (Хабихтсвальд) Alheimer Айзенберг (Кнюлл) Haferberg Рорберг (Габихтсвальд) Цигенкопф (Хабихтсвальд)

,

Хида Диапазон | горный хребет, Япония

Хида , Япония Хида-саммяку , горная группа в Тюбу чихо (регион) центрального Хонсю, Япония. Ареал простирается с севера на юг вдоль границ Тояма, Ниигата, Нагано и Гифу кен (префектуры). Вместе с хребтами Кисо и Акаиси он составляет Центральный горный узел Японии. Хребет Хида впервые был назван Японскими Альпами в конце 19 века; этот термин теперь обычно включает все три хребта, хребет Хида известен как Северные Альпы.

Гора Ярига, вторая по высоте вершина хребта Хида, Япония Такаюки Тояма / Бон

Британская викторина

Все во имя

Как теперь называется Абиссиния?

Горы в основном состоят из гранита, пронизанного кристаллическими породами, содержащими полевой шпат.Недавние вулканы, в том числе гора Норикура (9 928 футов [3026 м]) и гора Онтаке (10 049 футов [3063 м]), опираются на гранитный фундамент. Для хребта Хида в целом характерны изрезанные рельефом глубокие речные ущелья. Самые высокие вершины находятся недалеко от центра хребта, где гора Ярига поднимается до 10 433 футов (3180 м), а гора Хотака — до 10 466 футов (3190 м). Цирки (глубокие бассейны с крутыми стенами) и морены (ледниковые отложения земли и камней) встречаются на более высоких уровнях нескольких крупных пиков.

Восточная окраина хребта отмечена крутым уступом разлома, круто спускающимся к низменности Fossa Magna, большой трещины, которая пересекает центральную часть Хонсю от Тихого океана до Японского моря. Северный конец гор также заканчивается обрывистым утесом у Японского моря, но спуск на запад более постепенный, переходя в нагорье Хида.

Хребет Хида почти полностью входит в национальный парк Тюбу Сангаку. Он известен как центр альпинизма и лыжного спорта.Некоторые горные реки, такие как Отаки и Куробе, использовались для производства гидроэлектроэнергии.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего 1768 First Edition с подпиской. Подпишитесь сегодня ,

гор с прогнозами

ассортимент: Все остальные Аляска / Юконские хребты Alborz Альпы Anatolia Анды Антарктида Аппалачи Аравийский полуостров Арктические Кордильеры Армянское нагорье Атлантические острова Атласские горы Баэтическая система Балканский полуостров Бразильское нагорье Кембрийские горы Канадские Скалистые горы Кантабрийские горы (Cordillera Cantabrica) Карпаты Кавказские горы Центральноамериканские хребты Хребты Средней Азии Среднесибирское плато Прибрежная Южная Америка Колумбия горы Динарские Альпы Горы Восточной Африки Восточноевропейские хребты Восточные Гаты Эфиопское нагорье Большой водораздел Великие Гималаи Гренландия Острова Индийского океана Внутренние горы Канады Внутреннее плато Канады Межгорный Запад Иранское плато Ирландия Диапазоны Итальянский полуостров и острова Японский архипелаг Горы Джура Озерный район Лаврентийские горы Левант Диапазоны Малайский архипелаг и меланезия Центральный массив Мексиканские хребты Незначительные диапазоны в Южной Америке Малые хребты Африки Малые ареалы Азии Малые ареалы Европы Хребты Новой Гвинеи Новая Зеландия Вулканические острова северной части Тихого океана Другие диапазоны Америки Другие ареалы Австралии Другие районы Канады Другие диапазоны Англии Тихоокеанские хребты побережья Пеннинские горы Пиренеи Хребты Юго-Восточной Азии Хребты Тайваня Хребты Филиппин Скалистые горы (США) Хребты пустыни Сахара Скандинавия / Европейские арктические хребты Шотландское нагорье Шотландская низменность Сибирские хребты Сьерра-Невада Сихотэ-Алиньские горы Sistema Central Sistema Ibérico Sistemas Prebéticos Южнотихоокеанские вулканические острова Южная Африка Карибы Тибет и Центральный Китай Урал Горы Западной Африки Западные Гаты Загрос

поддиапазона: Аннапурна Гимал Ассам Гималаи Бутан Гималаи Центральный Непал Гималаи Дхаулагири Восточные Гималаи Восточные Гималаи Кумаон Гарвал Гималаи Хендуань Шань Гиндукуш Индуистский радж Каракорум Кхумбу Гимал Кумаон Гималаи Кумаон / Гарвал Гималаи Кумаун Гималаи Лангтанг Гимал Lumding Himal Нанга Парбат Район Параллельных ущелий Пери Гимал Пенджаб Гималаи Rolwaling Катящиеся Гималаи Rupal Сикким — Восточные Гималаи Непала Sringi Himal Западный Непал Гималаи Все остальные

гора: Выбери Амне Мачин Байрига (白日 嘎) Bedori Top Бумхпа Бум Макра Пик Miranjani Попа Tengchong

,

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *