Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Битва за москву причины: Начало битвы за Москву 30 сентября 1941 — История России

Содержание

Начало битвы за Москву 30 сентября 1941 — История России

30 сентября 1941 г. – Начало битвы за Москву

Битва за Москву стала одной из самых кровопролитных в ходе Великой Отечественной войны. Войска гитлеровской Германии, развернув 30 сентября 1941 г. операцию «Тайфун», сумели вплотную подойти к советской столице, но так и не сумели ее взять. В ходе битвы вермахт понес первое сокрушительное поражение в ходе Второй мировой войны.

Немецким планом «Тайфун» предусматривалось окружить группировку советских войск под Вязьмой и Брянском, а затем быстро достигнуть Москвы. Немцы сосредоточили против советской столицы мощнейшие силы: 1 млн. 800 тыс. чел., 1700 танков, около 1 тыс. самолётов. Им противостояли войска Красной Армии, насчитывавшие всего 1 млн. 200 тыс. чел., 1 тыс. танков (в основном легких), 677 самолетов.

Начав наступление 30 сентября, войска немецкой группы армий «Центр» уже к 7 октября сумели окружить наши войска под Вязьмой, а через несколько дней под Брянском. В кольцо попали, по разным оценкам, более чем 650 тысяч человек. Их отчаянная борьба связала на две недели до 40 % сил группы армий «Центр». Но на московском направлении образовалась брешь шириной в 500 километров.

В этот критический момент огромную роль в спасении столицы сыграли курсанты военных училищ из Подольска и Москвы, которые были подняты по боевой тревоге и брошены в бой. Советское командование в срочном порядке подтягивало резервы с Урала, из Сибири, с Дальнего Востока, с других направлений советско-германского фронта. С 20 октября Москва была объявлена на осадном положении. Командующим Западным фронтом стал Г.К. Жуков.

В середине ноября командование группы армий «Центр» организовало новый натиск на Москву. К началу декабря 1941 года немцы вышли на ближние подступы к столице. Но наступательный порыв вермахта выдохся, а Красная Армия сосредотачивала новые резервы для контрнаступления. Советские командование учитывало и то, что солдаты вермахта были измотаны и не готовы к затяжной войне, тогда как моральный дух красноармейцев укреплялся по мере успехов в обороне и подхода свежих соединений.

5 декабря 1941 года началось советское контрнаступление под Москвой, которое переросло с 8 января 1942 года в общее наступление, продолжавшееся до 20 апреля.

Битва за Москву 1941-1942, Планы и Армии Сторон, Этапы и Хронология Событий, Итоги и Потери, Влияние Погоды

22.12.2019

Парад 7 ноября 1941 года, ставший настоящим символом героической обороны Москвы

Как известно, Георгий Константинович Жуков командовал советскими войсками и во время Сталинградского сражения, и в разгар боев на Курской дуге, и в ходе грандиозных наступлений 1944-45 годов, не говоря уже о штурме Берлина. Все эти операции принесли Красной Армии вполне заслуженную славу, однако «маршал Победы» полагал, что главной в его жизни была совсем другая битва – та, что развернулась осенью страшного 1941 года на подступах к Москве. Именно это сражение, сопровождавшееся тяжелейшими потерями и множеством трагических событий, во многом определило конечный исход войны. Впервые непобедимый до тех пор вермахт не смог добиться поставленных целей и был вынужден отступать, опасаясь полного разгрома.

Цена успеха была высока, но поражение обошлось бы несопоставимо дороже.

Исторические предпосылки

Захват Москвы предусматривался еще в плане «Барбаросса», целью которого было полное сокрушение СССР в течение приблизительно трех с половиной месяцев (максимальный срок). Наступление непосредственно на советскую столицу предполагалось осуществить на втором этапе стратегического наступления по всему фронту, приблизительно через 40 дней после перехода границы. Другими словами, битва за Москву должна была развернуться уже в августе 1941 года, или даже раньше – ведь первоначально планировалось, что война начнется 15 мая. Конкретная дата не обозначалась, её должно было определить развитие событий.

Командующий сухопутными войсками Германии Вальтер фон Браухич считал, что серьезные военные действия вермахту придется вести лишь первые четыре, максимум шесть недель. Этого времени, по его мнению, хватило бы для полного уничтожения основных сил Красной Армии в приграничных сражениях.

Фрагмент подлинника плана «Барбаросса», опубликованного Министерством обороны России

Москва же рассматривалась, как тот пункт, на защиту которого руководство Советского Союза направит все уцелевшие соединения. В результате, как рассчитывал Браухич, остатки Красной армии можно будет окончательно добить одним сильным ударом.

Несмотря на то, что начало войны оказалось для Красной Армии крайне тяжелым, даже катастрофическим, надежды командования вермахта не сбылись. Уже в конце июля можно было заметить, что план «Барбаросса» фактически сорван. В августе это, видимо, стало окончательно понятно и Гитлеру, который принял решение о «повороте на юг», вопреки мнению многих своих генералов, продолжавших настаивать на движении вперед, в сторону Москвы. До советской столицы на тот момент оставалось пройти около трёхсот километров.

Хотя во время беседы с Гудерианом немецкий диктатор объяснял перенос главных усилий на Украину главным образом экономическими соображениями, в целом такое решение больше всего похоже на попытку максимально обезопасить правый фланг группы армий «Центр».

Если бы вермахт двинулся к Москве, проигнорировав мощную советскую группировку, находившуюся южнее, то возникала серьезная опасность отсечения передовых немецких частей. Даже с учетом того, что Красная Армия образца осени 1941 года едва ли была способна нанести скоординированный контрудар соответствующего масштаба, уже одно только втягивание в сложные бои фланговых дивизий группы армий «Центр» грозило полностью сорвать «бросок к Москве».

Развалины одного из ДОТов, построенных на Можайской линии обороны

«Поворот на юг», как известно, привел к возникновению «Киевского котла». Эта новая катастрофа стала одним из самых тяжелых поражений Красной Армии за всё время войны. Теперь уже ничто не могло помешать предстоящему наступлению на Москву. И сам Гитлер, и командование вермахта считали предстоящее сражение решающим и последним – в успехе практически никто не сомневался. Все якобы высказывавшиеся «опасения» появились по большей части в послевоенных мемуарах.

Силы сторон

К моменту начала битвы за Москву немецкое командование сосредоточило на фронте предстоящего наступления беспрецедентно мощную группировку войск. Её главной частью являлись три танковые группы: 2-я под командованием Гейнца Гудериана, 3-я под командованием Германа Гота (5 октября 1941 года командиром стал Георг Райнхардт) и 4-я под командованием Эриха Гёпнера.

Подвижные соединения были представлены четырнадцатью танковыми и восемью моторизованными дивизиями. Кроме того, в состав группировки входили пехотные дивизии – 46 штук, охранные дивизии – 6 штук, а также кавалерийские части – одна дивизия и одна бригада.

Точное количество танков к моменту перехода в наступление немецкой группировки неизвестно. В соответствии с данными на 10 сентября 1941-го года, дивизии, принявшие впоследствии участие в битве за Москву, имели в общей сложности две тысячи триста четыре танка. Часть из них в течение последующих 20 дней была потеряна в боях. Кроме того, указанные сведения приведены с учетом бронированных машин, находившихся в ремонтных мастерских.

Немецкие танкисты из состава 2-й танковой группы (предположительно)

С другой стороны, в течение сентября, а затем и в ходе наступления немецкие подвижные соединения получали пополнение (главным образом из резерва командования сухопутных войск). Таким образом, примерная численность танковой группировки вермахта составляет от 1700 до 2000 машин. Обеспечивать наступление должны были не менее четырнадцати тысяч орудий и минометов различного калибра.

Численность личного состава группы армий «Центр» определяется наиболее точно. Она состояла из 1 929 406 человек, включая «тыловиков» и части снабжения.

Советский лёгкий танк Т-26

Противостояли немецким войскам три советских фронта:

  1. Западный фронт. Размещался от Осташкова на севере до Ельни на юге, образуя линию протяженностью в 340 километров, изогнутую на восток в районе населенного пункта Духовщина и к северу от него. В состав фронта входило пять армий: 22-я, 29-я, 30-я, 19-я, 16-я и 20-я (перечисление с севера на юг). Командовал этим фронтом генерал-полковник И.С. Конев;
  2. Резервный фронт. Основная часть входящих в него сил, 31-я, 49-я, 32-я и 33-я армии, размещались в тылу войск Западного фронта. 24-я и 43-я армии находились непосредственно на линии соприкосновения с немецкими войсками, занимая пространство от Ельни на севере до стыка с 50-й армией Брянского фронта на юго-востоке.
    Командующим являлся маршал С.М. Буденный;
  3. Брянский фронт. Включал в себя 50-ю, 3-ю и 13-ю армии, а также оперативную группу генерал-майора А.Н. Ермакова. Протяженность фронта, линия которого была выгнута в западном направлении, составляла 330 километров. Командовал войсками генерал-полковник А.И. Еременко.

Общая численность танков, входящих в советскую группировку, достигала 990 машин, в том числе 475 (из них 19 КВ и 51 Т-34) в составе Западного фронта и 245 (из них 22 КВ и 83 Т-34) – в подчинении Брянского фронта. Количество личного состава – около 1 250 000 человек.

Немецкая авиация в ходе битвы за Москву была представлена 2-м воздушным флотом, насчитывавшим 1 320 (по другим данным, 1 390) самолетов. Основной ударной силой стали 720 бомбардировщиков и 40 истребителей-бомбардировщиков. Численность истребительной авиации составляла 420 машин.

Обломки немецкого разведывательного самолета, сбитого над Москвой

ВВС Западного, Резервного и Брянского фронтов состояли из пятисот шестидесяти восьми самолетов. Больше всего было истребителей – 265 единиц . Имелось также 210 бомбардировщиков и 36 штурмовиков. Значительную роль в последующих боях сыграла также авиация московской ПВО, в которой насчитывалось 423 истребителя. Кроме того, в сражении приняли участие 368 бомбардировщиков, входивших в состав дальней авиации. С учетом этих сил, группировка советских ВВС составила 1368 самолетов.

Необходимо, разумеется, учитывать, что силы ПВО Москвы использовались в основном над самой столицей и на подступах к её воздушному пространству, в качестве тактической авиации они не применялись.

Как нетрудно заметить, вермахт перед началом сражения располагал достаточно весомым общим превосходством. Наиболее значительный перевес был создан на направлениях предстоящих главных ударов.

Планы нападения и обороны

Как правило, на вопрос о том, какое название было дано операции фашистского наступления на Москву, люди отвечают – «Тайфун». На самом деле это не совсем так.

6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву OKW (Верховного командования вермахта) №35. В этом документе говорилось о необходимости уничтожения советских войск, оборонявших Москву, еще до начала зимы и называлось главное направление первого удара – на Вязьму. Основной задачей немецких войск было названо окружение и разгром «группы армий Тимошенко» с помощью мощных фланговых ударов, наносимых подвижными соединениями.

Генерал-полковник Еременко, командующий Брянским фронтом

Более точные контуры наступления вермахта кратко обозначены в директиве группы армий «Центр», изданной через 10 дней, 16 сентября. Из ее текста видно, что уже в тот момент немецкое командование планировало использовать для наступления на Москву 4-ю танковую группу, находившуюся в начале осени под Ленинградом. Кроме того, масштабы операции заметно увеличились, поскольку в ней должна была участвовать еще и 2-я танковая группа под командованием Гудериана.

Окончательный план немецкого наступления был утвержден на оперативном совещании, состоявшемся 24 сентября 1941 года. В этом мероприятии приняли участие командиры всех армий и танковых групп. Как и ранее, основной замысел предусматривал формирование двух «котлов», севернее и южнее трассы Рославль-Москва.

Именно такая операция и получила название «Тайфун». Она на самом деле должна была только создать условия для последующего захвата города.

После ликвидации частей Красной Армии, попавших в окружение, предполагалось продолжить движение на восток с целью обхода советской столицы с юга и севера. Удар «в лоб», непосредственно по Москве, должны были осуществлять пехотные дивизии, преследуя цели связывания советских войск, что позволяло упростить продвижение танковых групп на флангах.

Планы командования Красной Армии в сентябре 1941 года являлись сугубо оборонительными. Это было обусловлено в первую очередь тяжелыми потерями предшествовавшего периода.

Схема основных оборонительных линий перед началом сражения

27 сентября Ставка Верховного главнокомандования (ВГК) издала директиву о переходе к жесткой обороне по всему фронту. Этот краткий документ фактически лишь закрепил более ранние распоряжения, предписывавшие войскам заняться строительством развитой системы траншей и полевых укреплений. Предполье, созданное перед главной линией обороны, достигало в ширину от четырех до двадцати километров.

Советские военачальники хорошо понимали, что следующей целью вермахта неизбежно станет Москва, однако они не смогли разгадать замысел противника. Предполагалось, что при переходе противника в наступление максимально точно определить наиболее опасные направления поможет обширное предполье. Ранее гитлеровцы продвигались чаще всего вдоль дорог, поэтому в Генеральном штабе считали, что основной удар вермахта будет наноситься по шоссе Смоленск-Ярцево-Вязьма. Именно здесь оборона Красной Армии стала наиболее плотной – в отдельных случаях по 8 и даже по 4 километра на дивизию.

Командование Западного фронта считало потенциально опасными шесть основных направлений и предприняло меры для парирования этой угрозы. Дальнейшие события показали ошибочность данного планирования. Промахи советских генералов были обусловлены неверной оценкой сил противника. Конев, в частности, считал, что удар по его войскам будет наносить всего одна танковая группа (третья). Он не знал, что немцы тайно перебросили к Москве 4-ю танковую группу, которая еще совсем недавно наступала на Ленинград.

Генерал-полковник И.С. Конев. Красноармеец, с которым он беседует — предположительно, из 31-й армии

В итоге усиление обороны на шоссе Смоленск-Ярцево-Вязьма и Рославль-Москва привело к существенному снижению плотности войск на других участках, что в значительной мере способствовало успешности действий наступающих частей вермахта. Впрочем, если проанализировать все имеющиеся данные, становится понятно, что избежать прорыва советской обороны в тех конкретных условиях было практически невозможно. Противник прочно владел инициативой и обладал способностью к быстрой переброске своих подвижных частей как вдоль фронта, так и в глубину.

Начало битвы (30 сентября – 11 октября 1941)

Обычно события подобных сражений принято описывать «сверху вниз», то есть с севера на юг, однако в данном случае первым вступил в бой Гудериан со своей второй танковой группой, поэтому поневоле приходится начинать именно с этого участка фронта. «Торопливость» Гудериана объясняется двумя причинами: во-первых, он хотел в начале своего наступления воспользоваться всей мощью немецкой авиации, не деля её с другими генералами, а во-вторых, он полагал, что на его участке меньше всего хороших дорог. Последнее обстоятельство могло снизить темпы продвижения танков.

Возникновение «Брянского котла»

2-я танковая группа вермахта к 30-му сентября 1941 года сосредоточилась в районе Шостки и Глухова, на южном фланге предстоящего наступления. В этот одновременно нанесилось сразу два удара: танки Гудериана наступали в направлении на Севск, а чуть южнее Брянска советские войска подверглись атаке 53-го армейского корпуса, задачей которого было создание северного фаса предстоящего окружения. «Тайфун» начался.

«Брянский котёл». Показанная севернее 50-я армия фактически не была окружена и в основном смогла отступить

Немецкие танкисты быстро прорвали недостаточно плотную оборону. К сожалению, командование Брянского фронта в этот момент совершенно неправильно оценило ситуацию. В советском штабе полагали, что в на южном фланге действует всего две подвижные дивизии – танковая и моторизованная. Было принято решение нанести контрудар, отсекая прорвавшиеся немецкие войска. Эту задачу возложили на группу Ермакова, находившуюся несколько южнее участка прорыва, а также на две стрелковые дивизии из состава 13-й армии.

По замыслу командования фронта, эти войска, двигаясь навстречу друг другу, должны были срезать немецкий «клин», вбитый в советскую оборону, почти под самое его основание. Такая задача была не под силу группе Ермакова, поскольку ей пришлось атаковать вдвое превосходящие силы противника – уже в первый день немцы бросили в наступление три моторизованных корпуса.

Не удалось остановить гитлеровцев и 42-й отдельной танковой бригаде, прибывшей в район Севска 2-го октября. Предполагалось, что она нанесет лобовой контрудар по противнику, но войска Гудериана, не останавливаясь, прошли в нескольких километрах от советских танкистов. В дальнейшем 42-я бригада вступила в бой со вторыми эшелонами наступавшей немецкой группировки и попала в окружение, из которого смогла выйти лишь 23 октября.

Между тем большая часть 2-й танковой группы, дойдя до Севска, повернула влево и устремилась к Брянску. Головной 24-й моторизованный корпус продолжил движение вперед, в направлении Орла. Для защиты этого города предполагалось использовать 1-й гвардейский стрелковый корпус под командованием Д.Д. Лелюшенко, однако события развивались слишком стремительно.

Памятник десантникам и бойцам конвойных войск НКВД, погибшим, задерживая продвижение войск 2-й танковой группы

Немецкие танки показались на окраине Орла в 10 часов утра 3-го октября, подойдя со стороны южных окраин. В городе в тот момент находилась только часть 146-го отдельного батальона конвойных войск НКВД. Кроме того, в район Орла был направлен советский воздушный десант общей численностью в 1358 человек. Отстоять город такими силами было невозможно, однако десантники и бойцы войск НКВД ценой своей жизни задержали наступление противника и дали возможность Лелюшенко организовать оборону находившегося в пятидесяти километрах к северо-западу Мценска.

Тем временем другие немецкие моторизованные корпуса продолжали своё движение в сторону Брянска. 17-я танковая дивизия достигла его 6-го октября. В тот же день, несколько раньше, 18-й танковой дивизией был захвачен находившийся юго-восточнее Карачев. Вскоре подвижные соединения вошли в контакт с наступавшими им навстречу пехотными дивизиями 53-го армейского корпуса вермахта. Так возник «Брянский котёл», который в немецких документах называется «Трубчевским» — по имени населенного пункта, расположенного почти в самом центре окружения.

В ловушку попали три советские армии, в составе которых насчитывалось 27 дивизий и две танковые бригады. Кроме того, под Брянском оставались 19 артполков резерва Ставки Главнокомандования. Генерал-майор М.П. Петров, командир 50-й армии, был убит, а командующий фронтом Еременко ранен (впрочем, это произошло лишь 13 октября).

Возникновение «Вяземского котла»

Еще более трагичными оказались события на Западном фронте, развернувшиеся, начиная со 2-го октября 1941 года. На северном фланге советская оборона была прорвана силами 3-й танковой группы, основной удар которой пришелся на участок, занятый войсками 30-й армии.

«Вяземский котёл»

Соседняя 19-я армия подверглась атаке немецких пехотных дивизий. В дальнейшем 41-й танковый корпус вермахта двинулся по направлению на Гжатск, а 56-й – к Вязьме, к которой он подошел с северо-востока.

На южном фланге в наступление перешла 4-я танковая группа. Входящие в её состав 46-й и 40-й танковые корпуса двигались по параллельным линиям вдоль Варшавского шоссе. Под Спасо-Деменском это наступление затормозилось, поскольку немецким войскам пришлось преодолевать густые леса. Затем, после того как 5-го октября гитлеровцы захватили Юхнов, был выполнен поворот «налево», в сторону Вязьмы, навстречу 3-й танковой группе. Седьмого октября клещи сомкнулись, возник еще один крупный «котёл».

На этом участке в окружении оказались сразу четыре советских армии из состава Западного и Резервного фронтов. Нельзя сказать, что И. С. Конев не пытался исправить это положение. Еще в сентябре он сумел создать небольшой резерв, который хотел использовать против наступавших со стороны Спасо-Деменска немецких танков. Эту задачу возложили на К.К. Рокоссовского. Одновременно под командованием И.В. Болдина была создана ударная группа, брошенная в контрнаступление на другом фланге.

Все эти меры, к сожалению, оказались явно недостаточными, они не учитывали всю сложность ситуации. Вокруг советских войск замкнулось плотное кольцо, а 4-я танковая группа вермахта к тому же сохранила часть своих подвижных соединений нетронутыми, и использовала их для дальнейшего развития наступления.

Советская техника, брошенная в «Вяземском котле»

Таким образом, к 7-8 октября 1941 года советская линия обороны была разрушена на участке общей протяженностью около восьмисот километров. Подготовленная еще до начала сражения Вяземская линия обороны оказалась внутри кольца окружения. Для защиты следующей, Можайской, линии не имелось войск, её просто некому было занимать. 8-го октября в штабе группы армий «Центр» отмечали, что на всем пути к столице больше нет никаких крупных соединений Красной Армии.

Но праздновать победу гитлеровцам было рано – окруженные советские дивизии не прекратили сопротивления, продолжая сковывать значительную часть подвижных войск вермахта вплоть до 14-15 октября. Неделя – вроде бы и небольшой срок, но эти дни стали во многом решающими. Оборона Москвы еще только начиналась.

Попытки прорыва и первые итоги боёв

8 октября И.С. Конев приказал армиям, попавшим в котёл, прорываться в направлении Гжатска. В ходе тяжелого боя, продолжавшегося весь день 10-го октября, потерпели поражение пять советских дивизий из состава 20-й армии генерала Ершакова, однако части этих войск, включая управление армии, удалось вырваться из окружения.

На следующий день к северу от Вязьмы на прорыв пошли остатки группы генерала Болдина, а также бойцы 32-й и 19-й армий. В результате 12-го октября некоторые советские соединения сумели преодолеть немецкую оборону. К сожалению, вскоре немцы вновь перекрыли это направление.

Значительно более удачными были попытки прорыва из Брянского котла. Во многом это объясняется довольно пренебрежительным отношением Гудериана к укреплению внутреннего фронта окружения. Этот военачальник явно отдавал предпочтение быстрому продвижению вперед, что в данном случае сыграло на руку советским войскам.

Красноармейцы, попавшие в плен под Вязьмой

В результате из-под Брянска были успешно выведены управления всех попавших в окружение армий и немалая часть бойцов.

Из тех, кто попал в плен под Брянском и Вязьмой, выжили немногие. Большая часть этих людей погибла поздней осенью и зимой 1941-42 годов. Гитлеровцы отправляли их в лагеря, представлявшие собой участки земли под открытым небом, огороженные колючей проволокой. Никакой защиты от дождя, снега и холода, никакой еды. Выжить в этих нечеловеческих условиях было практически невозможно. К сожалению, вполне заслуженной петли за организацию таких «лагерей» не получили ни фон Бок, ни Гудериан, хотя они не могли не знать о подобной практике. Это не помешало им после войны рассуждать о «рыцарском благородстве» вермахта.

Общий размер потерь, понесенных Красной Армией в ходе первых десяти дней битвы за Москву, оценивать очень сложно. Немцы, в частности, утверждали, что одних только пленных они захватили более 680 тысяч. Это явное преувеличение. Советская статистика также не отличается точностью. К примеру, бойцов, вырвавшихся из котлов, во многих случаях записывали в погибшие, а тех, кто действительно погиб, долгое время оставляли в списках живых. Определенно можно сказать только одно – на этом первом и самом страшном этапе было понесено не менее половины всех последующих потерь.

Оборона Красной Армии на подступах к Москве (12 октября – 5 декабря 1941)

Следующей частью сражения под Москвой стала борьба за Можайский рубеж обороны. Эти укрепления начали строить еще летом, однако времени на оборудование полноценных дотов не хватило. Главной же проблемой стало в первые дни октября отсутствие необходимых войск.

Укрепление обороны на Можайском рубеже

Курсанты Подольского пехотного училища, занявшие оборону в Малоярославецком УР

Стремясь добиться хотя бы частичного улучшения этой крайне неблагоприятной ситуации, командующий Московским военным округом П.В .Артемьев еще 6 октября отдал приказ, в соответствии с которым для защиты Можайского рубежа были подняты по тревоге следующие учебные части:

  1. Военное пехотное училище Верховного Совета РСФСР. Курсанты заняли оборонительные сооружения Волоколамского укрепленного района;
  2. Подольские пехотное и артиллерийское училища. Они были направлены в Малоярославецкий укрепленный район;
  3. Военно-политическая академия и Военно-политическое училище направили для усиления обороны Можайского УР, соответственно, батальон и сводный отряд.

Кроме того, в Волоколамский УР были выдвинуты шестнадцать 85-мм орудий (две противотанковые батареи) и батальон из состава 108-го запасного стрелкового полка (являлся частью 33-й стрелковой бригады).

Остальные бойцы этого полка усилили оборону Малоярославецкого укрепленного района, который получил также три артполка (395-й, 64-й и 517-й).

В Можайский укрепленный район направили единственное оказавшееся в распоряжении Артемьева запасное подвижное соединение – отдельную танковую роту. Кроме того, оборона на этом направлении была усилена двумя полками противотанковых орудий, Особым кавалерийским полком и двумя стрелковыми батальонами из состава 230-го запасного полка.

Таким образом, из всех укрепленных районов Можайской линии остался без усиления только Калужский. Тем не менее все эти разношерстные соединения не могли рассматриваться в качестве полноценной замены для предусмотренных первоначальным планом двадцати пяти стрелковых дивизий. Необходимо было срочно перебросить к Москве свежие боеспособные части.

Схема обороны 312-й «актюбинской» стрелковой дивизии

Отыскать их можно было прежде всего на северо-западном направлении. Немецкое наступление на Ленинград остановилось, поскольку 4-ю танковую группу перебросили к Москве. Советский Генеральный штаб решил поступить приблизительно так же: приказ на срочное выдвижение к столице 5-го октября получили три стрелковые дивизии — 312-я, 316-й и 32-я. Командовали ими, соответственно, А.Ф. Наумов, И.В. Панфилов и В.И. Полосухин. Все эти части планировалось использовать для попытки деблокирования Ленинграда, но судьба распорядилась иначе.

Действия 312-й стрелковой дивизии

11 октября, сразу после выгрузки из эшелонов в Малоярославце и Наро-Фоминске, 312-я дивизия атаковала немецкие войска, прорвавшиеся к северу от шоссе Медынь-Малоярославец. Отбросить их не удалось, однако дальнейшее продвижение вермахта на этом участке надолго остановилось.

Значительную часть личного состава 312-й дивизии составляли казахи, что привело к немедленному появлению в немецких донесениях (а после войны и в мемуарах) упоминаний о неисчислимых ордах свирепых монголов. В действительности же одна 312-я дивизия при поддержке курсантов Подольских военных училищ сражалась здесь против шести немецких. Необходимо также учесть, что у этих советских бойцов не было никакого боевого опыта, а их атаковали закаленные солдаты едва ли не лучших соединений вермахта.

Особенно тяжелым было сражение за деревню Детчино, где против одного полка 312-й дивизии действовали три немецких. После нескольких дней ожесточенных лобовых атак и в ходе последующих боёв в окружении погибло более двух тысяч оборонявшихся красноармейцев, уцелело и вышло к своим не более ста человек.

Памятник бойцам 312-й стрелковой дивизии в посёлке Детчино

Защищавшие деревню Тяпино артиллеристы 1-го дивизиона 859-го артполка под командованием капитана Г.И. Комарова удерживали позиции в течение шести дней. Последнюю атаку немцев им пришлось отражать при помощи штыков и саперных лопаток – боеприпасы были полностью исчерпаны. Из 97 бойцов погибло 80, включая командира.

К 24-му октября 312-я дивизия потеряла более 75% личного состава. Её общие потери составили к декабрю 9500 человек при штатной численности в 11 000. Свою главную задачу это соединение выполнило – немецкое наступление в районе Малоярославецкого укрепленного района резко замедлилось, темпы были потеряны.

Действия 32-й стрелковой дивизии

32-я стрелковая дивизия прибыла в Можайск еще 9-го октября 1941-го. У этого соединения уже имелся боевой опыт, но он был получен на Дальнем Востоке во конфликта с Японией на реке Халхин-Гол. С вермахтом 32-й дивизии воевать не приходилось. 12 октября входивший в неё 17-й стрелковый полк столкнулся с передовыми частями двух немецких подвижных соединений. Одним из них была 10-я танковая дивизия, а другим – моторизованная дивизия СС «Дас Райх». Эта часть считалась элитной, и не напрасно – в отличие от многих других эсэсовских подразделений, её солдаты и офицеры отличались не только фанатизмом и жестокостью, но и высоким уровнем выучки.

Столкновение произошло на Бородинском поле, что первоначально не входило в планы обеих сторон. Следующие пять дней прошли в тяжелейших боях, которые постепенно становились всё более кровопролитными. Советские войска были усилены хорошо укомплектованной 20-й танковой бригадой и сводным отрядом, часть которого составляли курсанты Военно-политического училища. К немецким же частям присоединилась пехотная дивизия (7-я).

Схема размещения частей 32-й стрелковой дивизии на Бородинском поле

Обе стороны понесли тяжелые потери, в том числе и в командном составе. Рядом с полем боя тяжелое ранение получил командующий 5-й армией Лелюшенко. В эти же дни осколок реактивного снаряда, выпущенного из «Катюши», выбил глаз командиру дивизии СС «Дас Райх» Паулю Хауссеру. Лишь 18-го октября бойцы Полосухина, выполняя приказ командования, отступили с Бородинского поля. К этому моменту 10-я танковая дивизия немцев потеряла половину своих боевых машин, в значительной степени утратила свой наступательный порыв и дивизия СС «Дас Райх».

Немцы заняли Можайск, а 32-я дивизия переместилась за реку Руза, вначале на правый фланг 5-й советской армии, а затем на левый. Впоследствии это соединение принимало участие и в общем контрнаступлении.

Действия 316-й (8-й гвардейской) дивизии

316-й стрелковой дивизии, известной в основном как «Панфиловская», повезло чуть больше двух других. Во-первых, атаки против Волоколамского укрепленного района, куда её направили, начались лишь 15-16 октября, а во-вторых, панфиловцам была выделена довольно внушительная артиллерия – три пушечных и три противотанковых полка – и это не считая артиллерии дальнего действия, которая была размещена в полосе обороны. Оборонялась 316-я дивизия очень успешно, но это, к сожалению, всё же не смогло спасти Волоколамск – 27 октября город был оставлен. Следует отметить, что бойцы под командованием Панфилова в течение 12 дней удерживали три пехотные и одну танковую дивизии вермахта.

Большую роль в обороне Можайской линии сыграли советские войска, вырвавшиеся из гибельных котлов под Вязьмой и Брянском. Они значительно усилили гарнизоны укрепленных районов.

Наступление вермахта на северном фланге

Схема Калининской оборонительной операции

События, развернувшиеся в октябре 1941 года на флангах немецкого наступления, заслуживают отдельного описания. Прежде всего, необходимо упомянуть о «повороте на Калинин», осуществленном 3-й танковой группой и 9-й армией вермахта. Это не вполне понятное с учетом последующих событий перемещение войск во многом объясняется чрезмерно оптимистичной оценкой первых результатов битвы за Москву.

Приблизительно 8-го октября в штабе группы армий «Центр» возобладало мнение о том, что организованного сопротивления Красной Армии в направлении советской столицы ожидать уже не приходится, все имевшиеся войска уничтожены, а других сил здесь уже не появится. Поэтому и было принято решение устроить еще один котёл, окружив на этот раз армии Северо-Западного фронта, находившегося к северу от Осташково. В какой-то степени это была попытка повторить успех, достигнутый Гудерианом при «повороте на юг» в августе и сентябре – разумеется, в значительно меньшем масштабе.

Непосредственно на Калинин немцы начали наступать с 10 октября 1941 года. Удержать их силами остатков 22-й, 29-й, 30-й и 31-й советских армий было невозможно: гитлеровцы располагали почти двукратным перевесом в живой силе, более чем трехкратным в артиллерии и танках. Тем не менее для захвата Калинина немецким войскам потребовалось не так мало времени, в город они вошли только 14 октября. После этого 9-я армия была повернута на север.

Немецкая автоколонна в Старице, неподалеку от Калинина

Далее планы гитлеровцев предусматривали продвижение в направлении на Вышний Волочек. В этом населенном пункте части 9-й армии и 3-й танковой группы должны были вновь соединиться, образовав кольцо окружения, в которое попали бы дивизии созданного 19-го октября Калинского фронта и часть соединений Северо-Западного фронта. Следует отметить, что успех такой операции потенциально мог привести к полному отрыву Москвы от всех войск, находившихся к северу от столицы и к появлению возможности окружения города с северо-востока.

На помощь Калининскому фронту пришла экстренно созданная оперативная группа под командованием Н.Ф. Ватутина. В неё входили две стрелковые и две кавалерийские дивизии, 8-я танковая бригада и 46-й мотоциклетный полк. Уже 14-го октября эти войска контратаковали немцев в районе Калинина. Правда, предотвратить захват этого города группе Ватутина не удалось, но все попытки 3-й танковой группы выдвинуться дальше к северу были жестко пресечены.

После этого войска Калининского фронта во взаимодействии с группой Ватутина нанесли тяжелое поражение частям 9-й армии вермахта, продвигавшейся на Торжок. В итоге вполне реальная угроза нового окружения была полностью устранена. Более того, спасти уцелевшие немецкие войска от окончательного разгрома удалось лишь ценой переброски в район Калинина четырех дополнительных дивизий.

Оборона Тулы

На южном фланге события развивались не менее динамично. Еще в самом начале сражения, когда 2-я танковая группа (переименованная 6-го октября во 2-ю танковую армию) стремительно ворвалась в Орел, Гудериан направил часть её сил дальше – на Мценск. К этому городу успели подойти войска только что сформированного 1-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием Д.Д. Лелюшенко, а также 4-я танковая бригада М.Е. Катукова.

Танки Т-34-76 из бригады Катукова близ Мценска

Именно тут немцы потерпели хотя и местное, но очень чувствительное поражение, ставшее их первой серьёзной неудачей в ходе битвы за Москву. Катуков умело воспользовался ошибками, допущенными командиром немецкой 4-й танковой дивизии Лангеманом и фактически разгромил это соединение. Это произвело на гитлеровцев поистине шоковое впечатление. Все последующие упоминания в мемуарной немецкой литературе о чудодейственных качествах танков Т-34 во многом связаны именно с неудачей под Мценском.

Бои за Мценск продолжались в течение последующих девяти дней. Гудериан мог бы потратить это время на уплотнение внутреннего фронта «Брянского котла», но он этого не сделал, следуя, видимо, собственной манере ведения боевых действий. В итоге к 23-му октября многие дивизии 50-й, 13-й и 3-й армий успешно вырвались из окружения, пройдя по тылам немецких подвижных соединений. Часть этих войск оказалась затем на правом фланге продолжавших наступление дивизий вермахта, а многим бойцам 50-й армии удалось благополучно добраться и до Можайской линии обороны.

Основной целью 2-й танковой армии был, конечно, не Мценск, а Тула. 23 октября все уцелевшие бронированные машины 4-й танковой дивизии и 3-ю танковую дивизию объединили в боевую группу под командованием Генриха Эбербаха. Эти войска обошли Мценск с севера, что заставило советские части отойти.

26-го октября группа Эбербаха вступила в бой со 108 советской танковой дивизией. Избегая лобового столкновения, немцы вновь обошли заслон, после чего атаковали позиции 290-й стрелковой дивизии. Прорваться сквозь её боевые порядки немецкие танкисты смогли лишь 29 октября.

Одно из зенитных орудий 52К, отражавших наступление Гудериана на Тулу

После этого группа Эбербаха вступила в соприкосновение со 154-й и 217-й стрелковыми дивизиями, которые поддерживались поставленными на прямую наводку 85-мм зенитными орудиями, обеспечивавшими ранее противовоздушную оборону Тулы.

Обращает на себя внимание тот факт, что все перечисленные советские соединения ранее попали в «Брянский котел», из которого им удалось успешно вырваться. Сила их сопротивления оказалась достаточной для того, чтобы сорвать все немецкие попытки наступления на Тулу, предпринимавшиеся 1-го и 2-го ноября 1941 года. Вскоре в бой была введена еще и 258-я стрелковая дивизия, также из числа окруженных ранее под Брянском. Кроме того, в состав советской группировки входили 194-я и 238-я стрелковые дивизии. Это позволило успешно удерживать позиции даже после прибытия к месту событий некоторых соединений 2-й и 4-й полевых армий вермахта. В результате ситуация была стабилизирована, а войска Гудериана надолго застряли.

Это, впрочем, не обозначало, что немцы перешли к обороне. Наоборот, они продолжали активные попытки овладеть Тулой. Несмотря на тяжелые потери, понесенные в ходе штурма города 1-2 ноября, войска 2-й танковой армии начали выдвигаться по направлению на Дедилово. Далее они планировали пройти до Сталиногорска, а потом до Венёва и Каширы, что позволило бы обойти Тулу с востока и юга.

Реализовать этот замысел Гудериану не удалось, поскольку из района населенного пункта Тёплое под основание очередного «танкового клина» был нанесен контрудар силами 3-й армии. Навстречу ей двигались из Тулы части 50-й армии. Чтобы избежать полного поражения, немцы вынуждены были остановиться, не доходя до Дедилово. Это произошло 7-го ноября, в день главного советского праздника.

Советские зенитчики в районе Тулы

Как известно, в это время в Москве был проведен парад, продемонстрировавший всему миру, что СССР твердо намерен воевать до победы. Эта акция оказала на всех сильнейшее психологическое воздействие, но один из её основных посылов немцы, к своему несчастью, не заметили. Дело в том, что в ходе парада по Красной площади маршировало много свежих частей, которые в дальнейшем сыграли решающую роль в контрнаступлении, предопределившем исход сражения за советскую столицу. Если бы командование вермахта правильно оценило этот факт, оно, возможно, приняло бы решение о стратегическом отступлении намного раньше.

Гудериан, однако, не желал успокаиваться. 10 ноября по его приказу была предпринята новая попытка обхода Тулы, закончившаяся очередной неудачей. Помочь своему «коллеге» мог бы фельдмаршал фон Клюге, находившийся с подчиненной ему 4-й полевой армией к северу от города, несколько западнее Серпухова, но он сам в это время попал под удар – его 11 ноября атаковали 415-я стрелковая дивизия, 112-я танковая дивизия и 2-й кавалерийский корпус.

Контрнаступление на Скирманово

Таким образом, в конце октября-начале ноября наступательная активность вермахта резко снизилась. Началась оперативная пауза, продлившаяся до 16-го ноября. Наиболее значительным событием этого периода стало локальное наступление советских войск на небольшую деревню Скирманово.

Этот населенный пункт находился в восьми километрах от Волоколамского шоссе. Занимали его части 10-й танковой дивизии вермахта, усиленные артиллерией. Советское командование считало Скирманово потенциальным местом сосредоточения немецких подвижных соединений перед нанесением очередного удара, причем достаточно опасного.

Советские войска движутся к Скирманово

Операция по «обезвреживанию» Скирманово была организована К.К. Рокоссовским, командующим 16-й армией. Ему удалось собрать довольно сильную группировку, в которую, в частности, входила ставшая знаменитой бригада Катукова. Личное участие в этом бою принимал Д.Ф.Лавриненко, советский танкист, уничтоживший в ходе битвы за Москву 52 танка противника.

В ходе боев с 12 по 14 ноября 1941 года деревня Скирманово была взята, 10-я танковая дивизия вермахта отступила, бросив значительную часть своей техники. К сожалению, бригада Катукова при этом понесла хотя и сравнительно небольшие, но чувствительные потери. Между тем уже через два дня противник вновь перешел к активным наступательным действиям – началась вторая фаза оборонительного сражения.

Ноябрьское наступление вермахта

Довольно примечательно, что ни Г.К. Жуков, ни советский Генеральный штаб и на сей раз не сумели правильно определить направления главных немецких ударов. Тем не менее к новой катастрофе это не привело. Было несколько факторов, не позволивших вермахту добиться разгрома советских войcк:

  1. Немецкие подвижные части не смогли восполнить свои потери, понесенные, начиная с 30 сентября 1941 года;
  2. Красная Армия стала действовать намного более уверенно и умело. Немцы почувствовали это на себе как на тактическом, так и на оперативном уровне;
  3. Личный состав наступающих частей вермахта был измотан долгими напряженными боями и маршами, вера в конечную победу в значительной степени ослабла.

Наиболее же существенную роль сыграли ошибки, допущенные немецким командованием.

Приблизительная схема плана ноябрьского наступления вермахта

В первые дни октября оно буквально впало в эйфорию, а затем испытало жестокое разочарование (именно это слово использует в своих мемуарах, к примеру, Гюнтер Блюментритт, занимавший осенью 1941 года пост начальника штаба 4-й армии). Причиной для столь резкого перепада настроения стало неожиданное «открытие» — выяснилось, что далеко не все советские войска были разгромлены под Вязьмой и Брянском.

В начале ноября перед немецким командованием встал формальный выбор: либо окопаться на уже занятых позициях и ждать весны, одновременно пополняя свои заметно сократившиеся в размерах дивизии, либо попытаться нанести еще один удар, направленный на окружение и захват Москвы.

Как известно, немецкие военачальники предпочли второй вариант. Но если проанализировать информацию о том, какие настроения царили тогда в штабе группы армий Центр, в непосредственном окружении Гитлера, в командовании вермахта, можно придти к выводу о том, что по-другому и быть не могло. В конечном счете, вся Вторая Мировая война была со стороны Германии одной большой авантюрой – неудивительно, что это в полной мере проявилось и под Москвой.

Советские генералы «не угадали» направления немецких ударов отчасти из-за того, что они были заведомо ошибочными. Так, пытаясь обойти Москву с севера, гитлеровцы пошли по малопроходимой местности, которая не сулила подвижным соединениям ничего хорошего. На юге же все надежды командование вермахта вновь связывало со 2-й танковой армией Гудериана. Между тем это соединение было сильно истощено боями, а между ним и предполагаемым «местом встречи» наступающих немецких клиньев (планировалось, что им станет Ногинск) имелась серьезная водная преграда – река Ока.

Немецкая колонна снабжения близ Волоколамска. Ноябрь 1941 года

Г.К. Жуков полагал, что на юге немцы попытаются окружить Москву, наступая через Серпухов. Действительно, такой план выглядел бы намного разумнее.

Разумеется, допущенную гитлеровскими штабистами ошибку еще надо было использовать. Вермахт оставался крайне опасным противником, и во время второй фазы немецкого наступления часто складывалась по-настоящему критическая ситуация.

Попытка обхода Москвы с севера

15 и 16 ноября 1941 года 3-я и 4-я немецкие танковые группы двинулись вперед, пытаясь обойти Москву с севера. В течение первой недели нового наступления основными целями вермахта на данном направлении стали города Клин и Солнечногорск. К этим населенным пунктам устремилась 3-я танковая группа, прорвав оборонительные порядки советской 30-й армии. Южнее, в основном в полосе 16-й армии, атаковала 4-я танковая группа, двигаясь в сторону города Истра.

Наиболее известным эпизодом этих дней стали бои советской 316-й стрелковой дивизии под командованием Панфилова со 2-й танковой дивизией вермахта, входившей в состав 4-й танковой группы. Немцы нанесли по панфиловцам фланговый удар, стремясь сбить их с позиций, что создало бы благоприятные условия для наступления всего пятого армейского корпуса в сторону города Клин.

В течение двух дней боёв 16-18 ноября 316-я дивизия понесла тяжелые потери, погиб её командир, генерал Панфилов. Больше других пострадал 1075-й полк – из 1534 человек его личного состава было убито не менее четырёхсот. Из 140 бойцов 4-й роты, оборонявшей разъезд Дубосеково, уцелело не более двадцати пяти. Дивизия, получившая 18 ноября новое название – 8-я гвардейская, отступила за реку Истра.

Партизаны Солнечногорского района, захваченного вермахтом в ноябре 1941 года

Преодолеть этот водный рубеж немецким войскам, входившим в состав 4-й танковой группы, удалось лишь 28 ноября. В то же время 3-я танковая группа продвигалась значительно быстрее. Клин и Солнечногорск были захвачены, соответственно, 23 и 24 ноября. Спустя еще три дня передовые части вермахта вышли к каналу Москва-Волга и даже смогли захватить мост через него.

Попытавшись создать плацдарм на противоположном берегу, немецкие войска попали под удар только что сформированной 1-й ударной армии под командованием генерала В.И. Кузнецова. Новое советское оперативное соединение тогда было еще довольно слабым, но оно успешно справилось с поставленной задачей. Начиная с этого момента, речь о движении к Ногинску уже не шла. Немцы отказались от своего первоначального замысла, предполагавшего обход Москвы, и попытались ворваться в столицу, двигаясь вдоль Ленинградского шоссе.

Это решение не стало неожиданностью для Генерального штаба Красной Армии. Необходимые меры уже были предприняты, и войска обеих немецких танковых групп уперлись в прочную оборону. Тем не менее 2-я танковая дивизия, та самая, что ранее атаковала панфиловцев, сумела захватить Красную Поляну, находившуюся всего в 29 километрах не просто от Москвы, а непосредственно от Кремля. Для развития этого успеха сил уже не хватало – вторая фаза наступления на советскую столицу обескровила вермахт.

Попытка обхода Москвы с юга

Тем временем на юге 2-я танковая армия Гудериана вновь попыталась окружить и захватить Тулу. Наступление, начавшееся 18 ноября, было достаточно успешным. Это объяснялось в первую очередь трёхкратным численным перевесом немецких войск – как в живой силе, так и в боевой технике.

Расчет советской 45-мм противотанковой пушки выдвигается на позиции

Оборона 50-й советской армии была прорвана, после чего пять пехотных, три моторизованных и четыре танковых дивизии вермахта направились к Кашире и Коломне. В этом броске, кроме того, участвовал моторизованный полк «Великая Германия» (впоследствии развернут в дивизию).

В первый же день наступления было захвачено Дедилово, спустя трое суток – Узловая. В Сталиногорск немецкие войска ворвались 25-го ноября. Одновременно был предпринят обход Тулы с востока, советские войска оттеснили на север. За эти успехи Гудериану пришлось заплатить растягиванием войск по всем направлениям и резким снижением их плотности.

Воспользовавшись тем, что наступление в направлении Каширы велось силами всего одной танковой дивизии (17-й), советское командование организовало контрудар, создав достаточно мощный «кулак» из 2-го кавалерийского корпуса, 9-й танковой бригады, 173-й стрелковой и 112-й танковой дивизий. Немцы, вышедшие на южные окраины Каширы, понесли тяжелые потери и поспешили отступить, остановившись только в районе населенного пункта Мордвес.

Тула, к сожалению, по-прежнему оставалась в тяжелом положении. Город обошли с трёх сторон, связь его с Москвой была затруднена. 27 ноября немцы попытались окончательно замкнуть кольцо окружения, наступая одновременно с юга и севера (из района населенного пункта Алексин). В какой-то момент им удалось добиться своего – коммуникации 50-й армии 3-го декабря были перерезаны силами входившего во 2-ю танковую армию вермахта 24-го моторизованного корпуса.

Советский танк Т-34-57, подбитый при отражении немецкого наступления на Клин. Командир танка, Герой Советского Союза М.А. Лукин, погиб

Последовал еще один советский контрудар, остановивший немецких танкистов. Наступление в районе Алексина тем временем полностью провалилось. 5-го декабря войска Гудериана получили приказ о переходе к обороне. При этом им пришлось отступить на исходные позиции, поскольку оставаться северо-восточнее Тулы было крайне опасно.

Последним «всплеском» немецкой наступательной активности стала попытка прорыва на центральном участке обороны, вдоль шоссе Москва-Минск в районе Апрелевки, неподалеку от Наро-Фоминска. Наступление началось 1-го декабря и закончилось спустя четыре дня. Понеся потери, гитлеровцы были отброшены назад. Стало окончательно понятно, что Красной Армии удалось отстоять Москву.

Итоги обороны

В ходе боёв с 30 сентября по 5-е декабря 1941 года только из состава регулярных частей Красной Армии было убито и пленено не менее 514 338 бойцов. Раненых насчитывалось значительно меньше – 143 941 человек. Такое необычное соотношение стало результатом постоянного отступления и попадания войск в «котлы». Следует учитывать, что во время сражения было убито и ранено немало бойцов из частей НКВД, а также партизан и добровольцев из состава истребительных батальонов.

Дивизии народного ополчения, принимавшие участие в обороне Москвы, были в ходе боев переформированы в обычные стрелковые, так что их потери попали в общеармейскую статистику.

Немецкие потери за всё время обороны Москвы оказались намного меньше советских. Основной причиной столь неблагоприятного для Красной Армии соотношения стали масштабные катастрофы под Вязьмой и Брянском. Впрочем, несколько подробнее об этом будет сказано ниже – дело в том, что информация о потерях немцев отличается крайне низким уровнем достоверности.

Немецкие солдаты возле трупов своих погибших сослуживцев

В любом случае, группа армий «Центр» значительно ослабла, а советские войска, наоборот, усилились и накопили внушительные резервы, которые почти не были использованы вплоть до начала декабря.

Главным итогом стала утрата вермахтом его еще недавно настолько очевидного тактического преимущества. В начале октября 3-я и 4-я танковые группы за считанные дни окружили и уничтожили огромные группировки Красной Армии. Спустя полтора месяца эти же части, действуя на куда более узком фронте, сумели добиться лишь малозначительных успехов и понесли невосполнимые потери в технике.

Еще более выразительной стала «трансформация», пережитая 2-й танковой армией Гудериана. Она начинала сражение, будучи одним из наиболее уверенных в себе подразделений вермахта и ничего не опасаясь. К концу ноября эти же части стали медлительными, робкими и не могли достичь поставленных целей даже при наличии трехкратного численного перевеса.

Контрнаступление Красной Армии (5 декабря 1941 года – 8 января 1942)

В то время как на южном фланге Гудериан всё ещё пытался добиться хотя бы незначительного успеха, части 3-й и 4-й танковых групп окончательно остановились. Тем не менее они нависали над Москвой с севера и представляли собой серьёзную опасность. Для того, чтобы её устранить, советское командование намеревалось использовать 30-ю, 1-ю ударную, 20-ю и 16-ю армии. Командовали этими соединениями, соответственно, Д.Д. Лелюшенко, В.И. Кузнецов, А.А. Власов (впоследствии ставший предателем) и К.К. Рокоссовский.

Освобождение Клина, Солнечногорска и Волоколамска

Ключом к успеху на первом этапе контрнаступательных действий был город Клин. Через этот населенный пункт проходили коммуникации снабжения всей немецкой группировки.

Схема Клинско-Солнечногорской наступательной операции

Ближе всего к городу находились войска 30-й армии. Её сил было недостаточно для того, чтобы захватить Клин и надёжно заблокировать находившиеся восточнее и южнее соединения немцев, а потому требовалось нанесение одновременного «дробящего» удара всеми четырьмя советскими армиями.

Наступление 30-й армии началось 6-го декабря. Главный удар наносился двумя стрелковыми дивизиями (365-й и 371-й) и двумя танковыми бригадами (8-й и 21-й). Противостояли им две моторизованные немецкие дивизии, оборона которых была прорвана в первый же день наступления. На следующий день глубина прорыва достигла 25 километров, а к окраинам Клина советские дивизии вышли к концу дня 9-го декабря.

Действия 30-й армии в этих боях были достаточно грамотными. В частности, они не стали штурмовать хорошо укрепленную деревню Щапово, в которой располагался штаб 56-го моторизованного корпуса вермахта, а обошли её. В то же время темпы наступления оставались умеренными, что объяснялось недостаточным количеством подвижных частей и сильными морозами, которые значительно затрудняли любые марши.

В сторону Клина в те дни двигались также наносившие вспомогательный удар на Рогачево две кавалерийские (18-я и 24-я) и 348-я стрелковая дивизии. 1-я ударная армия, которая была втянута во встречные бои еще в конце ноября, также 6-го декабря перешла в наступление своими основными силами. Районом сосредоточения двух стрелковых дивизий (133-я и 126-я) и шести стрелковых бригад (29-я, 44-я, 50-я, 55-я, 56-я, 71-я) 1-й ударной армии являлась Яхрома. В случае успеха все эти войска должны были оказаться несколько южнее Клина, что способствовало его освобождению.

Немецкий солдат сдается в плен под Солнечногорском

Самые сильные и боеспособные части немцев на момент начала контрнаступления находились непосредственно перед 20-й и 16-й армиями. 6-го декабря на этих участках начались активные бои, однако поначалу «подвинуть» гитлеровцев не удавалось. Их отступление началось только 9-го декабря. Немцы при этом постепенно продвигались на север или северо-запад.

13 декабря подразделения 20-й армии Власова вышли к южным подступам к Клину. Значительная часть 3-й и 4-й танковых групп вермахта попала в полуокружение. К сожалению, превратить его в полноценный котел всё же не удалось – немцы отступали в сторону Волоколамска по шоссе Клин-Высоковск. Чтобы сохранить за собой эту последнюю коммуникационную линию, им неоднократно приходилось прибегать к контратакам.

Освобождение Клина началось 15 декабря. Уличные бои продолжались около суток. После их успешного завершения 30-я армия была выведена из состава Западного фронта и передана в распоряжение И.С. Конева, командующего Калининским фронтом.

За два дня до этого существенно южнее Солнечногорска, в районе Звенигорода, фронт 4-й немецкой танковой группы был прорван 2-м гвардейским кавалерийским корпусом (командующий – Л.М. Доватор). Это обозначало, что теперь в Клинско-Солнечногорской наступательной операции принимает участие 5-я армия. Удар, нанесенный здесь, предотвратил вполне возможное использование на волоколамском направлении 57-го моторизованного корпуса вермахта.

Советская кавалерия в контрнаступлении под Москвой. Кадр из постановочной съемки – в действительности кавалеристы обычно с холодным оружием не атаковали

Устойчивость немецких войск на всей линии соприкосновения с советским Западным фронтом резко ослабла. Несмотря на приказы фон Бока, призывавшего к жесткой обороне и усиленному сопротивлению, и пехотные, и моторизованные дивизии откатывались всё дальше на запад. Эти события привели к значительным «кадровым перестановкам». 19 декабря 1941 года своих постов лишились одновременно два фельдмаршала: фон Бок и Браухич (главнокомандующий сухопутными войсками). Командование группой армий «Центр» принял Гюнтер фон Клюге, а пост Браухича занял сам Гитлер.

Вермахту удалось остановить дальнейшее продвижение советских войск на берегах рек Руза и Лама. Активные бои здесь закончились 25 декабря, а за пять дней до этого 20-й армией Власова был освобожден Волоколамск. На этом Клинско-Солнечногорская операция закончилась.

Особым событием этих дней стало вошедшее в историю посещение освобожденного города Клин и его окрестностей небольшой иностранной делегацией во главе с министром иностранных дел Великобритании Энтони Иденом. Дома лежали в развалинах, подбитые танки еще дымились, на дорогах валялись бесчисленные трупы фашистских солдат. Всё это произвело на Идена очень сильное впечатление, но особенно его поразили длинные колонны брошенной гитлеровцами техники.

Впоследствии в своих мемуарах этот политик признался, что в тот момент он был вовсе на рад успеху войск союзника, а скорее устрашён. Его пугало будущее Великобритании, которой после поражения Германии неизбежно придется иметь дело с мощным Советским Союзом. Кроме того, Иден провел короткую беседу с двумя военнопленными. Называя вещи своими именами, он при этом выразил своё сочувствие «несчастным» солдатам вермахта, забывая, что никто не приглашал их в Подмосковье.

Разбитая немецкая автоколонна близ города Клин

Освобождение Калинина и выход к Ржеву

В районе города Калинин, находящегося к северо-западу от Клина, в начале декабря 1941 года размещалась 9-я армия вермахта, представленная здесь одними пехотными дивизиями. Наступать против них предстояло 31-й и 29-й армии из состава Калининского фронта (командуюший – И.С. Конев). Следует отметить, что бои на этом участке развернулись еще 5-го декабря, то есть за сутки до начала наступления Западного фронта на Клин и Солнечногорск.

К сожалению, быстрого прорыва на Калининском фронте не получилось. Основными причинами этого были:

  1. Недостаточное количество артиллерии у наступавших войск;
  2. Ошибки при планировании первых ударов. Вместо концентрации сил наблюдалось их распыление;
  3. Относительно сильная оборона противника;
  4. Отсутствие в составе войск фронта свежих дивизий. Воевать пришлось формированиями, которые были утомлены долгими оборонительными боями.

29-я армия фактически топталась на месте и не смогла поддержать 31-ю армию, которой удалось, атаковав юго-восточнее Калинина из района Судимирки, сбить противника с занимаемых позиций и продвинуться к 9-му декабря на глубину до 15 километров.

На дальнейшие события в значительной мере повлияли успехи 30-й армии Западного фронта, достигнутые в ходе описанной выше Клинско-Солнечногорской операции. Продвижение этого соединения сделало опасным для немцев дальнейшее удержание Калинина, и они в ночь на 16 декабря, буквально за несколько часов до начала нового наступления 29-й и 31-й армий, покинули город.

Схема Калининской наступательной операции

Преследование отступающих частей вермахта продолжалось до 25 декабря. Затем войска всех трёх советских армий уперлись в оборонительные сооружения, постройка которых была осуществлена немцами еще до начала Калининской операции. Продвинуться здесь не удавалось, однако в конце декабря намного западнее, на правом крыле фронта, в районе Торжка, были сосредоточены силы только что сформированной 39-й армии.

Этому свежему соединению удалось быстро прорвать оборону врага. Уже в январе 1942 года 39-я и 22-я армии Калининского фронта успешно форсировали Волгу и обошли Ржев, причем не только с западной его стороны, но и отчасти с южной. На этом наступательная операция закончилась.

Оттеснение вермахта от Тулы

Как уже отмечалось, Гудериан продолжал попытки обойти Тулу даже тогда, когда стало ясно, что наступление в обход Москвы с севера провалилось. В результате советское контрнаступление против 2-й танковой армии началось без всякой паузы – из обороны сразу в наступление. Бои здесь, к югу от советской столицы, развернулись, начиная с 6 декабря 1941 года. Поздним вечером этого дня в бой пошли две стрелковые дивизии (330-я и 328-я).

Оба этих соединения входили в 10-ю армию (командующий – Ф.И. Голиков). Большая часть её подразделений была совершенно новой. Всё то время, пока длилась трагическая оборона Москвы, бойцов обучали военному делу и тактике, и вот теперь им предстояло проверить себя в деле.

Первым освобожденным от немецких захватчиков населенным пунктом здесь стал Михайлов – его очистили от войск противника уже утром 7-го декабря. Дивизии 10-й армии, не останавливаясь, продолжили своё движение на запад.

Схема Тульской наступательной операции

Тем временем с севера группировку Гудериана атаковала 50-я армия. Темпы её продвижения оказались невысокими – сказывалась сильная усталость войск после долгих и изнурительных сражений в обороне. Содержание боёв на этом участке сводилось к неспешному преследованию противника. Тем не менее 1-й гвардейский кавалерийский корпус, пройдя через Мордвес, освободил 9-го декабря Венёв.

Главной целью наступавших с обеих сторон советских дивизий являлся Сталиногорск. Подобно Клину, это был важный узел немецких коммуникаций. Тем не менее создать угрозу окружения немецких подвижных частей в данном случае не удалось. Отчасти это связано с неопытностью командования 10-й армии и ряда её дивизий – вместо того, чтобы обходить узлы сопротивления немцев, красноармейцы упорно штурмовали их в лоб, что увеличивало потери и снижало темпы продвижения. Командованию фронта приходилось отдавать особые распоряжения, чтобы исправить эти ошибки.

К северу от Тулы 14 декабря началось наступление частей 49-й армии (командующий – И.Г. Захаркин). Первоначально оно не планировалось на значительную глубину и закончилось уже через три дня. За это время войскам удалось захватить на левом берегу Оки несколько плацдармов. Кроме того, был успешно освобожден находившийся непосредственно на направлении главного удара город Алексин.

Продолжая отступать на запад, группировка Гудериана оставила вслед за Сталиногорском Узловую, Дедилово, а затем и прикрывавшее северный фланг Щекино. Другими словами, были перечеркнуты практически все осенние достижения 2-й танковой армии. Тем не менее на этом участке немецкому командованию всё же удалось избежать окончательного разгрома.

Освобождение городов Елец и Ефремов

Трофеи, захваченные в городе Елец

6 декабря 1941 года к общему контрнаступлению советских войск присоединился Юго-Западный фронт, до этого не принимавший прямого участия в битве за Москву. Его 3-я и 13-я армии, которые должны были бы примыкать к левому флангу Западного фронта, довольно долго отступали под нажимом пехотных дивизий 2-й немецкой армии. Это привело, в конечном счете, к утрате связи с соседними соединениями советских войск.

Решить эту серьезную проблему предполагалось при помощи контрудара, главную роль в котором должна была сыграть подвижная (конно-механизированная) группа под командованием Ф.Я. Костенко. В её состав была включена одна танковая и одна мотострелковая бригады (129-я и 34-я, соответственно), а также 1-я гвардейская стрелковая дивизия и 5-й кавалерийский корпус (именно это соединение, которым командовал генерал В.Д. Крючёнкин, было основной ударной силой группы).

Атаку немецких позиций 6-го декабря начали войска под командованием К.С. Москаленко. Это были две дивизии (55-я кавалерийская и 307-я стрелковая) и 150 танковая бригада. Фактически их действия стали отвлекающим ударом, облегчившим начавшееся на другой день наступление группы Костенко.

Примечательно, что командование находившейся напротив 5-го кавалерийского корпуса 95-й немецкой пехотной дивизии не заметило сосредоточения советских войск, полагая, что в этом месте Красная Армия имеет лишь слабое прикрытие. В связи с этим командир дивизии, фон Арним, сам намеревался наступать.

В течение четырех дней группа Костенко продвинулась вперед более чем на 40 километров и вышла на дорогу Ливны-Елец, перерезав тем самым основную коммуникационную линию 34-го корпуса вермахта. Тем самым немецкие войска были принуждены к отступлению. Они покинули Елец еще 9-го декабря.

Схема Елецкой наступательной операции

12 декабря 5-й кавалерийский корпус преградил путь к отступлению двум немецким пехотным дивизиям – 134-й и 45-й. Противник, продолжая движение на северо-запад, частично оттеснил советские войска, однако уже 14-го декабря советские подвижные группы Москаленко и Костенко соединились, замкнув кольцо окружения. Спустя сутки обе немецкие дивизии были раздроблены на части и уничтожены. Командир одной из них погиб в ходе попытки прорыва (по другим данным — застрелился).

Таким образом, действия войск правого крыла Юго-Западного фронта завершились убедительной победой. Немцы были отброшены назад примерно на 100 километров и понесли тяжелые потери. В ходе наступления удалось освободить немало населенных пунктов, из которых самыми крупными являлись Елец и Ефремов. Кроме того, была установлена прочная локтевая связь с Западным фронтом и снята опасность прорыва противника на стыках армий.

Освобождение Калуги, Белёва и Козельска

16 декабря 1941 года, сразу после того, как группировка Гудериана отошла от Тулы, Г.К. Жуков поставил задачу войскам 49-й, 50-й и 10-й армии продолжить движение на запад, не давая противнику закрепиться. Отдельно в этом приказе, говорилось о необходимости освобождения Калуги, превращенной немцами в сильный опорный пункт обороны.

К этому моменту части 49-й армии уже успели освободить Алексин и перейти Оку в нескольких местах. Советское командование, тем не менее, решило начать наступление на Калугу не с этого внешне выгодного плацдарма, а с юго-восточного направления.

Схема Калужской наступательной операции

Дело в том, что вовремя своего поспешного отхода группировка Гудериана разделилась. Между её основными силами и 53-м армейским корпусом возникло ничем не закрытое пространство. Этой брешью можно было воспользоваться для проникновения далеко вглубь немецких позиций.

Г .К. Жуков приказал сформировать подвижную группу из 31-й кавалерийской дивизии, 131-го танкового батальона, части сил 154-й стрелковой дивизии (были использованы два полка), 112-й танковой дивизии и Тульского рабочего полка. Все эти войска, кроме того, усилили двумя батареями «Катюш» и ротой огнеметчиков. Глубокой ночью 17-18 декабря 1941 года подвижная группа, командиром которой был назначен генерал-майор В.С. Попов, приступила к выполнению поставленной задачи.

Действуя практически незаметно для противника, избегая боестолкновений, эти советские войска ворвались в Калугу, предварительно захватив мост через Оку. Это произошло 21 декабря. За три предшествовавших дня был проделан марш общей протяженностью в 90 километров.

Внезапное появление Красной Армии в довольно глубоком тылу оказалось полной неожиданностью для немцев. Тем не менее уже через сутки на помощь к гарнизону Калуги начали подходить «сводные отряды», в состав которых входили подразделения из нескольких разных дивизий вермахта. Подвижная группа Попова попала в сложное положение, ей пришлось какое-то время сражаться в полном окружении.

К счастью, спустя два дня к Калуге пробились дивизии 50-й армии. Кроме того, все подразделения вермахта, находившиеся вдоль шоссе, ведущего в Тулу, были охвачены с юга 1-м гвардейским кавалерийским корпусом (командир – П.А. Белов). 24 декабря развернулись бои 290-й и 217-й стрелковых дивизий за населенные пункты Пушкино и Перемышль.

Развалины города Калуга

Все эти действия позволяли советским войскам осуществить обход Калуги с юга. Со стороны севера к городу уже продвигались подразделения 49-й армии. Таким образом, дальнейшая оборона становилась всё более безнадежной. Уличные бои продолжались вплоть до 30 декабря, но после падения последнего крупного опорного пункта, здания железнодорожного вокзала, немецкий гарнизон Калуги был полностью уничтожен, а поддерживавшие его части отброшены от города.

Тем временем находившийся южнее 1-й гвардейский кавалерийский корпус Белова продолжал активные наступательные действия. 24 декабря это соединение вышло к Оке, после чего оно было дополнительно усилено четырьмя дивизиями – 328-й стрелковой и 41-й, 57-й, 75-й кавалерийскими. Форсировав реку, основные силы группы Белова двинулись на Козельск, оставляя на своем левом фланге довольно сильно укреплённый гитлеровцами город Белёв.

Взять штурмом этот опорный пункт предстояло стрелковым дивизиям 10-й армии. Задача была непростой, поскольку Белёв находится на возвышении, а изобилие очень крепких каменных зданий старинной постройки превращало его в настоящую крепость. Первые два дня боев, начавшихся 27 декабря, успеха советским войскам не принесли. Только после того, как город был обойден с севера и юга силами 328-й и 326-й стрелковых дивизий, наступил перелом в этом локальном сражении. 31 декабря немцев выбили из Белёва.

Разрушенный зимний театр в Калуге

Примечательным событием этих дней стала отставка Гудериана. Командование группы армий «Центр» было крайне недовольно его действиями при отступлении к Оке. Гитлер, который ранее неоднократно спорил с Гудерианом по различным поводам, охотно подписал распоряжение о его смещении. Ко всему прочему, «великому фюреру немецкого народа» в этот момент как раз требовались стрелочники, на которых можно было бы свалить всю вину за поражение.

Устранив фланговую угрозу, подразделения 10-й армии могли вернуться к выполнению своей основной цели – наступлению на Сухиничи. Действовавшая в этом направлении группа Белова еще 28 декабря умелым обходным маневром освободила Козельск и отбросила немецкие войска к западу от города.

К сожалению, попытка освобождения Сухиничей имела лишь частичный успех. Части 10-й армии блокировали в этом городе 216-ю пехотную дивизию вермахта. Это было свежее подразделение, и его появление указывало на то, что немецкое командование начинает, что называется «приходить в себя» после довольно долгого периода откровенной растерянности. К 5-му января основная фаза боёв на данном направлении закончилась.

Завершился и весь период контрнаступления под Москвой. Угроза окружения и захвата советской столицы была ликвидирована, а Германия потерпела свое первое крупное поражение во Второй Мировой войне.

Продолжение боёв (9 января – 20 апреля 1942)

Разгром немецких группировок, еще недавно посылавших в Берлин победные реляции, произвел сильное впечатление как на политическое руководство стран-союзниц по антигитлеровской коалиции, так и на советское командование. Возникло желание воспользоваться моментом и окончательно опрокинуть деморализованный вермахт.

Деревенские женщины конвоируют плененных ими немецких солдат

Оптимизм внушали и исторические параллели – ведь когда-то армия Наполеона была уничтожена именно при отступлении от Москвы. Надо сказать, что подобные соображения имелись и у Гитлера. Немецкий диктатор полагал, что единственный способ избежать участи своего французского предшественника – это перейти к максимально жесткой обороне, не отступать с укрепленных позиций, невзирая на потери и какие-либо тактические соображения.

Командованию вермахта такой подход не нравился, однако впоследствии, уже по окончании войны, некоторые немецкие генералы отмечали, что именно безжалостные распоряжения Гитлера позволили им зимой 1941-42 годов избежать полного разгрома. Так это или нет, сегодня сказать сложно. Дело в том, что Красная Армия сама была страшно ослаблена огромными потерями и к тому же не имела необходимых ресурсов.

Эвакуированная на восток промышленность еще только набирала обороты, а помощь от союзников в этот первый период войны была ничтожной. В результате советская артиллерия испытывала острый дефицит всех видов боеприпасов и часто не могла обеспечить даже оборонительных действий. Не хватало взрывчатки и пороха, резко снизилось отечественное производство металла.

В этих условиях под Москвой в январе 1942 года начались наступательные действия советских войск, целью которых являлось полное уничтожение группы армий «Центр». Операция называлась Ржевско-Вяземской и проводилась силами Западного и Калининского фронтов.

Схема контрнаступления советских войск и Ржевско-Вяземской операции 1942 года

Начальная фаза наступления оказалась довольно успешной. Войска Калининского фронта, двигаясь по нескольким направлениям, обошли соединения 3-й танковой армии вермахта , находившиеся в районе Оленино, с запада и востока, а затем и с юга.

10 января в районе Волоколамска в бой пошли 20-я, 16-я и 1-я ударная армии Западного фронта. Через два дня оборона противника на этом направлении была прорвана. К 17-му января, освободив Шаховскую и Лотошино, бойцы 1-й ударной армии вышли на линию железной дороги Москва-Ржев. Казалось бы, необходимо было развивать этот успех, но в Ставке посчитали иначе. 19 января 1942 года 1-я ударная армия была выведена в резерв.

Как потом оказалось, причиной для такого решения стали успехи Северо-Западного фронта, окружившего немецкие войска в Демянском выступе. Для их скорейшего уничтожения и предполагалось использовать 1-ю ударную армию. Это оказалось ошибкой – ликвидировать Демянский котел так и не удалось, а боевой натиск Западного фронта резко ослабел. Немцы сумели остановить 20-ю армию возле Гжатска, продвижение к Сычевке стало невозможным.

В то же время 33-я и 5-я армии Западного фронта успешно двигались вперед и выбили противника из Можайска, Рузы и Дорохова. 29 января был освобожден также город Сухиничи. 31 января передовые отряды 33-й армии оказались в районе Доманова. Противника впереди, не имелось, путь к Вязьме, казалось, был открыт. М.Г. Ефремов, командующий 33-й армией, получил приказ взять этот город с хода.

Памятник на месте гибели генерала Ефремова, командующего 33-й армией

Между тем у вермахта уже имелись кое-какие резервные соединения. Воспользовавшись ими, немецкое командование отсекло три передовых дивизии 33-й армии, успевшие подойти к окраинам Вязьмы, от остальных советских частей. В числе окруженных оказался и М.Г. Ефремов. На помощь ему был выдвинут кавалерийский корпус под командованием П.А. Белова. Немцам, однако, удалось отсечь и это соединение.

В течение февраля и марта 1942 года 43-я армия пыталась пробиться к окруженным, но добиться этого не удалось. Немецкие войска постоянно усиливались подходящими с запада свежими дивизиями, и в этих условиях армиям Западного фронта оставалось только перейти к обороне. 13 апреля связь с 33-й армией была утрачена. На следующий день 50-я армия Западного фронта предприняла последнюю попытку спасти окруженных, но когда оставалось пройти всего два километра, немцам удалось отбросить советские войска.

М.Г. Ефремов был ранен в бою. Не желая попадать в плен, он застрелился. Остатки его группы были окончательно разбиты, уцелели лишь немногие бойцы. Значительно дольше, до июля, вели бои в окружении части кавалерийского корпуса Белова. Приказ о переходе к обороне войск Западного и Калининского фронтов последовал 20-го апреля 1942-го года.

Таким образом, Ржевско-Сычевская операция закончилась для советских войск неудачно, поставленные цели достигнуты не были. Общие потери составили не менее 776 000 человек, из них убито или пропало без вести не менее 272 тысяч. Группа армий «Центр», согласно отчетам, с января по март потеряла в общей сложности 331 438 солдат.

Командарм Ефремов и пионер-герой И.Андрианов, награжденный орденом Красной звезды

Следует учитывать, что даже это неудачное наступление всё-таки привело к полному освобождению от оккупантов Московской и Тульской областей.

Потери и итоги

Общее соотношение потерь в ходе битвы за Москву остается предметом споров. Долгое время почему-то было принято считать, что сокрытием подобной информации занимался в основном СССР, однако сегодня хотя бы приблизительные данные о потерях Красной Армии в как раз имеются, чего никак нельзя сказать про вермахт. Даже немецкие историки, например, Кристоф Расс или Рюдигер Оверманс, много раз указывали на то, что ни в 1941-м, ни в 1942-м годах никакой внятной системы учета потерь у Германии не было, а имеющиеся обрывочные сведения откровенно занижены.

В частности, Пауль Карелл, в годы войны бывший оберштурмбанфюрером СС, отмечает, что численность 40-го моторизованного корпуса за период с 9 октября по 5 декабря 1941 года сократилась до 60% от номинальной. Это обозначает, что официальные сообщения о потерях этого конкретного соединения занижены в восемь (!) раз.

Более того, если пользоваться одними только сводками группы армий «Центр», можно придти к выводу, что её убыль за весь период обороны Москвы не достигла и 5%, что самым вопиющим образом противоречит фактам. Не соответствуют эти данные и дневниковым записям фон Бока, в которых говорится о потерях, превышающих 50%.

Очень приблизительно оценить количество убитых, раненых и пропавших без вести немецких солдат за время оборонительной фазы битвы за Москву можно в 470-580 тысяч человек. Потери вермахта во время советского контрнаступления определить еще сложнее. Тут трудно дать даже самую приблизительную оценку.

Одно из многочисленных немецких кладбищ под Москвой

Красная Армия на этапе контрнаступления с 5 декабря 1941 по 7 января 1942-го потеряла 139 586 человек убитыми и пропавшими без вести, 231 369 бойцов было ранено.

Главными же результатами сражения под Москвой были:

  1. Окончательный провал всех надежд нацистов на быстрый разгром СССР. Война перешла в затяжную фазу;
  2. Тяжелое поражение лучших немецких войск, в том числе подвижных соединений, благодаря которым были одержаны все предшествующие победы;
  3. Снятие угрозы захвата Москвы;
  4. Повышение тактических, оперативных и стратегических навыков советского командования.

Битва под Москвой 1941 1942 года дала понять советским людям, что могущество вермахта не безгранично, что его можно и нужно бить. Тем не менее впереди было несколько лет тяжелой и кровопролитной войны, основным событиям которой еще только предстояло произойти.

Воздействие природных факторов

Помимо манипулирования информацией о потерях, еще одним предметом для постоянных спекуляций являются «русские морозы» и «страшная распутица», причем в последнее время всячески выпячивается именно второй фактор – якобы только он и помешал немецким войскам еще в октябре 1941-го ворваться в Кремль.

Авторы подобных версий почему-то считают, что советским войскам природные факторы никак не препятствовали. Между тем, при наличии нормальных дорог значительной части окруженных в Вязьме войск, скорее всего, удалось бы вырваться из котла. В условиях распутицы вермахт имел даже некоторое преимущество – в распоряжении его танковых дивизий имелись неплохие тягачи, которым бездорожье не мешало. В Красной Армии такой техники, к сожалению, не было. Кроме того, в июле и августе 1941 года немецким войскам уже пришлось преодолевать размытые сильными дождями дороги – и это не особенно затормозило их продвижение.

Замерзшие солдаты вермахта идут сдаваться

Обвинять в поражении вермахта мороз еще более нелепо. Прежде всего, в ноябре немецкое командование само вполне сознательно дожидалось похолодания, рассчитывая, что танки будут перемещаться быстрее по замерзшей земле. Когда же в декабре действительно наступили морозы (они, кстати, вовсе не были рекордными), в более сложное положение попала Красная Армия, поскольку она двигалась по открытому пространству, а немцы сидели в обогреваемых укреплениях.

Что интересно, некоторые действительно малоприятные для немцев природные факторы упоминаются намного реже. Одним из них стало почти полное отсутствие корма, подходящего для «першеронов», больших лошадей, которые использовались вермахтом для буксировки орудий. В результате почти все эти животные погибли, что негативно повлияло на мобильность артиллерии.

В целом же вполне очевидно, что «генерал Мороз» и «генерал Грязь» представляют собой не более чем пропагандистское клише, не имеющее ничего общего с действительностью. Вермахт был разбит Красной Армией, а не столбиком термометра.

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

С друзьями поделились:

Битва под Москвой — самая масштабная во второй мировой войне

Именно здесь, недалеко от столицы, крупнейшего в мире государства, хваленая гитлеровская армия, впервые потерпела серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом значительного поворота в ходе войны и истории. Окончательно был провален гитлеровский план «быстрой войны»; впервые был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии.

Битва под Москвой включает в себя два периода: оборонительный — с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, и наступательный, который состоит из 2-х этапов: контрнаступление — с 6 декабря 1941 по 7 января 1942 гг., и общее наступление советских войск — с 8 января по 20 апреля 1942 года.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и за Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.


Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства.

Командующие

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко

Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель

Силы сторон

Советские войска

Немецко-фашистские войска

1 250 000 человек

1 929 406 человек

96 дивизий

78 расчётных дивизий

1044 танка

1700 танков

более 10500 орудий и миномётов

14000 орудий и минометов

1368 самолетов

1390 самолетов

Первой операцию «Тайфун» начало немецкое командование южной ударной группировкой. 30 сентября оно нанесло удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.

В те грозные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.


10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова… Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения и технику.

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. 14 октября враг ворвался в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева.


С 15 октября 1941 года, по указу Государственного комитета обороны, началась эвакуация ряда предприятий и их персонал с семьями в Куйбышев (ныне Самара) из западных регионов Россиии. В город были эвакуированы из Москвы: Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства, крупные учреждения культуры (например, Большой театр, Мосфильм). Но Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве и прилегающих к ней районах, было введено осадное положение.


Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, — волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к Москве их встречала сплошная завеса огня зенитчиков, а на дальних — колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя летчика Виктора Талалихина. В ночном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран. В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов. В воздух поднимались аэростаты, натягивавшие тросы и сети, препятствовавшие проникновению вражеских самолетов в воздушное пространство столицы.

В эти суровые дни усилия всей страны направлены на решение одной задачи — отстоять Москву. Ведь для миллионов советских людей и в годы радости, и в годы испытаний Москва была аккумулятором их энергии, их героизма, их любви к Родине.


Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки. Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели советское правительство проделало колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в будущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества – фашизмом.

6 ноября, как и в былые мирные дни, в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное 24-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Только проходило оно на этот раз не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская».


7 ноября 1941 года – на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона… Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся и Советский Союз готов биться до конца. Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт. Торжественное собрание и парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну. На всех это произвело потрясающее впечатление!

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находились теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней» (Г. К. Жуков, 26.11.1941).

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы проявляли чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» – Эти слова политрука Василия Клочкова облетели весь фронт и стали крылатыми. Герои погибли, но не отступили.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.

Фашистское командование не увидело в ударах советских войск ничего особенного, не почувствовало, что уже начинается перелом в оперативной обстановке, что инициатива уходит от их войск и переходит на сторону Красной Армии.

Гитлеру все еще мерещились поверженная Москва, белые флаги и делегации москвичей, выходящие навстречу с ключами от города.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).


В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. В военном отношении это была пустая затея, а вот в пропагандистском… Тут можно было сыграть большую игру. И недаром в Красную Поляну Геббельс направил целую киноэкспедицию – снимать фильм об обстреле столицы СССР. Этот фильм правители фашистской Германии рассчитывали показать японцам, которые все еще проявляли нерешительность в отношении СССР.

Но затея с обстрелом, а следовательно, и с кинофильмом бесславно провалилась. Как провалилась и попытка овладеть Москвой.

И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

А советское командование только и ждало этого момента! Оно заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление – формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

Несмотря на тяжелую обстановку, сложившуюся на подступах к Москве к концу ноября, Ставка очень экономно использовала резервные соединения в оборонительных сражениях.

И вот 5 декабря, хотя не все еще было готово к проведению контрнаступления и превосходства над силами противника достигнуть пока не удалось, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, ибо оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Советское командование действовало энергично и решительно. Пока враг не перегруппировал свои силы для обороны, пока он еще не начал строить оборонительных сооружений, нужно идти в наступление. И войска получили приказ: «Вперед!».

Кстати в летних сражениях 1941 года советская армия терпела поражение, но приобретала опыт. Частью этого опыта стало обучение танкистов прямо на заводах. Если раньше даже мелкие неисправности приводили к тому, что экипаж на марше просто бросал танк, то теперь бойцы могли устранить поломки сами.

Мощные удары советских войск явились неожиданностью для врага. Фашистское командование было уверено, что у Советской Армии под Москвой нет сил для наступления, что она хотя и может наносить отдельные сильные удары, но перейти в общее наступление по всему фронту не в состоянии.

А Советская Армия оказалась в состоянии это сделать! И как! Фашисты откатывались назад, теряя технику, бросая нетронутыми склады с горючим, боеприпасами. Солдаты вермахта только и успевали что поднимать руки вверх и твердить заученно: «Гитлер капут!».

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд – все это вызывало ненависть к фашистам, желание как можно скорее очистить от них советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов.

Потери

Советские войска

Немецко-фашистские войска

625 256 чел.

581 900 человек

4171 танков и САУ

1300 танков и САУ

24 478 орудий и миномётов

2500 орудий и миномётов

15000 машин и другой техники

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.


На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

В. С. Высоцкий, 1964


Начало битвы за Москву в ходе Великой Отечественной войны

Битва за Москву (или Московская битва) – это боевые действия советских и немецко-фашистских войск в ходе Великой Отечественной войны на московском направлении, которые разделяют на два периода: оборонительный (30 сентября – 4 декабря 1941) и наступательный (5 декабря 1941 – 20 апреля 1942). В военной истории битва известна как операция «Тайфун».

Главной стратегической целью для немецко-фашистских войск осенью 1941 года являлся захват Москвы. План операции «Тайфун», утвержденный Гитлером в сентябре, предусматривал не только окружение и взятие столицы СССР, но и полное ее уничтожение вместе со всем населением.

30 сентября 1941 года началась Московская стратегическая оборонительная операция, ставшая первым этапом битвы под Москвой (30 сентября 1941 – 20 апреля 1942 года) – одного из главных событий в ходе всей Второй мировой войны.

Для осуществления плана немецкому командованию удалось на направлениях главных ударов создать внушительное превосходство в военной силе. Генеральное наступление немецких войск группы «Центр» началось 30 сентября 1941 года, а 2 октября перешли в наступление основные группировки. Немцам удалось прорвать оборону и к 7 октября окружить советские армии. Путь на Москву, как полагало немецкое командование, был открыт.

Но планам фашистов не суждено было сбыться. Окруженные советские армии в течение двух недель в упорных боях удерживали около 20 немецких дивизий. В это время спешно укреплялась линия обороны, подтягивались резервные войска, но гитлеровцы продолжали рваться к Москве. Бои шли уже в 80-100 км от столицы. В середине октября началась эвакуация из Москвы правительственных учреждений, промышленных предприятий, населения. С 20 октября в Москве введено осадное положение.

Всю страну облетели слова Клочкова, сказанные своим солдатам: «Велика Россия, а отступать некуда: позади – Москва!». В результате кровопролитных боев и упорного сопротивления советских войск немецким захватчикам в ноябре 1941 года, наступление немцев было остановлено. И 5 декабря советские войска перешли в наступление, разгромили ударные группировки группы армий «Центр» и сняли угрозу, нависшую над Москвой.

На полях Подмосковья было нанесено первое крупное поражение немецко-фашистской армии во Второй мировой войне, развеян миф о ее непобедимости. Красная Армия вырвала у врага стратегическую инициативу и создала условия для перехода в общее наступление.

что пишут о Битве за Москву в США — Российская газета

В целом автор довольно подробно и последовательно описывает как сами бои осени и зимы 1941 г., так и предшествовавшие им события. «Несмотря на понесенные в начале кампании сокрушительные потери, Красная Армия не сдалась», — пишет Каменир. По его мнению, этому поспособствовала «мрачная решимость» командования и эффективность советского оружия.

«Во время титанического столкновения немцы были поражены эффективностью советского среднего танка Т-34 и тяжелого танка КВ-1, реактивной установки «Катюша» и штурмовика ИЛ-2. Эти оружейные платформы внушали немцам благоговейный страх, и у них не было иного выбора, кроме как признать, что Советы добились впечатляющих успехов в военной технике», — отмечает автор.

Затяжные бои на пути от границы к Москве вымотали наступающих, не раз останавливавшихся перед лицом решительного сопротивления Красной Армии. Истощение войск превзошло все ожидания немецкого командования. Замены не поспевали за потерями, нехватка танков и транспорта серьезно сказывалась на боеспособности танковых дивизий.

В начале октября 1941 года выпал первый снег, в результате таяния которого многие дороги превратились в болота. Это ощутимо замедлило работу немецкой системы снабжения.

«Распутица лишила немцев мобильности, которая была одним из их ключевых преимуществ перед советскими войсками. Транспортные средства постоянно ломались или тонули по самые оси в липкой грязи», — описывает злоключения немцев Виктор Каменир.

Тем временем советское командование объединило понесшие потери в боях части Западного и Резервного фронтов под командованием генерала армии Георгия Жукова. Этих сил было недостаточно для создания непрерывной линии обороны, поэтому они были сосредоточены на главных магистралях, ведущих к Москве. Немцы старались использовать пробелы в советской обороне, и к концу октября бои шли уже менее чем в 100 км от Москвы. По мере приближения немцев началась эвакуация различных учреждений из города. Положение на фронте стало критическим, в столице велось строительство оборонительных сооружений.

26 октября немецкие войска вышли к Туле, но взять ее таки и не смогли. «Пока бушевали боевые действия, тульские заводы круглосуточно работали, производя боеприпасы и ремонтируя технику. Не сумев захватить Тулу, Гудериан был вынужден повернуть на восток в попытке достичь Москвы по параллельному маршруту через Каширу. К этому времени немецкое наступление было остановлено в результате истощения сил», — пишет Каменир.

7 ноября в столице прошел военный парад, в котором участвовали отправлявшиеся на фронт части. Он продемонстрировал всему миру силу советского народа и его решимость продолжать борьбу с захватчиками, считает автор статьи.

Начавшиеся заморозки позволили немцам передвигаться не только по дорогам, но и по сельской местности. К концу ноября, несмотря на жестокое сопротивление обороняющихся, на северо-западном направлении наступающие находились уже в 30 км от Москвы. Однако к этому времени наступательная мощь немецких войск была практически полностью исчерпана.

Немцы все чаще натыкались на хорошо подготовленные оборонительные позиции, а обороняющиеся все чаще устраивали контратаки. Температура воздуха продолжала падать, и не имевшие достаточного количества зимней одежды немецкие войска начали замерзать.

«В некоторых немецких частях потери от болезней и обморожений превышали потери от боевых действий», — отмечает автор статьи. По его данным, теплая одежда, предназначенная для наступающих частей, частично разворовывалась по пути на фронт тыловыми частями.

Советское командование решило воспользоваться уязвимостью немцев. К ним в тыл были заброшены диверсионные группы, а уже 5 декабря части Калининского фронта перешли в наступление. Позже к ним присоединились силы Западного и Юго-Западного фронтов. Вскоре после начала их наступления Гитлер был вынужден подписать директиву, предписывавшую вермахту перейти к обороне.

Несмотря на свои боевые потери, группа армий «Центр» оставалась мощной и опасной боевой силой, пишет автор. Отступающие немцы яростно сражались, и Красной Армии пришлось пробиваться сквозь немецкую оборону, понеся серьезные потери.

«К концу советского контрнаступления Красная Армия продвинулась в некоторых местах на расстояние до 150 миль. Вся Московская и Тульская области, а также значительная часть Калининской и Смоленской областей были очищены от захватчиков, угроза столице была устранена», — подводит итоги битва Виктор Каменир. Он отмечает, что к 1942 году СССР и Германия оказались втянуты в войну на истощение, которую последняя выиграть не могла.

Презентация «Битва за Москву» — история россии, презентации

библиотека
материалов

Содержание слайдов

Номер слайда 1

Начальный период Великой Отечественной войны. Битва за Москву.

Номер слайда 2

План «Барбаросса» Битва за Москву Причины поражения Красной Армии Наступление Контрнаступление

Номер слайда 3

Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. Германия без объявления войны напала на СССР. Немецкий план нападения «Барбаросса», предполагал молниеносное ведение войны в течении нескольких месяцев.

Номер слайда 4

«Барбаросса» План основывался на согласованных действиях четырех армейских групп: 1-финляндская Мурманск 2- «Север» Ленинград 3- «Центр» Москва 4- «Юг» Украинское направление

Номер слайда 5

В первые три недели войны немецкими войсками были захвачены: Литва, Латвия Белоруссия Западная Украина Молдова 9 сентября 1941г.- блокирован Ленинград. 20 сентября 1941г.-пал Киев. Развернулось наступление на Крым, Севастополь. 16 октября – советские войска оставили Одессу.

Номер слайда 6

29 июня1941 г.- в стране введено осадное Положение. 30 июня 1941 г.- создан ГКО (Государственный Комитет Обороны), который возглавил И.В.Сталин.

Номер слайда 7

Причины поражения Красной Армии на первых этапах войны. Военно-экономический потенциал Германии превышал возможности СССР. Массовые репрессии в армии накануне войны обезглавили ее командный состав. Просчеты советского руководства в определении военной доктрины. Просчеты в анализе международной ситуации, в определении сроков войны.

Номер слайда 8

Этапы Московской битвы. Первый этап. Оборонительные сражения ( 30 сентября 1941- 4 декабря1941 ) Второй этап. Контрнаступление советских войск (5 декабря 1941 – 7 января 1941). Операция « Тайфун»

Номер слайда 9

Первый этап Ожесточенные бои развернулись на Можайском, Волоколамском, Мало — Ярославском направлениях. 19 октября Москва объявлена на осадном положении, Жуков вступил в командование Западным фронтом. 7 ноября 1941 — в МОСКВЕ СОСТОЯЛСЯ ПАРАД В ЧЕСТЬ ГОДОВЩИНЫ Октябрьской революции. В битве под Москвой гитлеровцы Потеряли более полумиллиона чел., 1300 танков,2500орудий и много др. техники, но продолжали продвижение к Москве.

Номер слайда 10

Номер слайда 11

Второй этап В конце ноября , немцы не могли продолжать наступление. Контрнаступление началось 5.12.1941г. Освобождены города: Калинин, Клин , Истра. В ходе зимних боев враг был отброшен на 100-250 км. от Москвы, угроза столице миновала.

Номер слайда 12

Номер слайда 13

Значение битвы под Москвой Разгром немцев показал несостоятельность стратегии молниеносной войны. Развеял миф о непобедимости немецкой армии. Победа под Москвой была решающим военным событием первого года войны. Неудачи немецких войск отрезвляюще подействовали на реакционные круги Турции и Японии, заставили их отказаться от агрессивных планов в отношении СССР. Повысила моральный дух армии и народа.

«Русские не хотят уходить из Москвы»: контрнаступление 1941 года глазами солдат — Общество

Когда маршала Георгия Жукова спрашивали, что ему сильнее прочего запомнилось из Великой Отечественной войны, он всегда отвечал: «Битва за Москву». Она оказалась самой трудной.

«В первых числах декабря по характеру действий и силе ударов всех группировок немецких войск чувствовалось, что противник выдыхается и для ведения наступательных действий уже не имеет ни сил, ни средств… Противник в ходе битвы за Москву растянул войска до такой степени, что в финальных сражениях на ближних подступах к столице они потеряли пробивную способность. Гитлеровское командование не ожидало таких больших потерь, а восполнить их не смогло. В некоторых ротах осталось по 20–30 человек…» — писал Жуков в книге «Воспоминания и размышления».

К концу ноября советское командование уже одержало две локальные победы на противоположных участках фронта. На юге войска СССР освободили от немцев Ростов-на-Дону, что позволило остановить наступление вермахта на Кавказ. На севере — отвоевали Тихвин, благодаря чему германские войска не смогли войти в Ленинград, и заняли там глухую оборону почти на три года. 29 ноября Жуков предложил Сталину начать контрнаступление под Москвой и тот согласился. 

Ускользнувшая добыча

Спецпроект на тему

Контрнаступление началось в ночь с 5 на 6 декабря на фронте от Калинина до Ельца. Жуков сосредоточил усилия против клиньев, которые противник вбил в советскую оборону к северу и югу от Москвы. Войска гитлеровцев отходили от предыдущих боев и были морально подавлены из-за того, что Москву не удалось взять с ходу. 

Генерал Гудериан, командовавший одной из группировок, планировавших взятие Москвы, обустроил свою штаб-квартиру в 15 км к югу от Тулы, в Ясной Поляне — усадьбе, где когда-то жил и работал Лев Толстой. Именно здесь в ночь с 5 на 6 декабря он принял решение отозвать передовые части своей танковой армии и перейти к обороне. «Холодное и никуда не годное жилье, недостаток обмундирования, большие потери в живой силе и технике, скудные поставки горючего — все это превращает боевые операции в пытку, меня все больше и больше гнетет тяжкий груз ответственности, который, несмотря ни на какие высокие слова, никто не может снять с моих плеч», — писал он жене. Вскоре Гитлер отстранил генерала от должности.

Схема контрнаступления Красной армии под Москвой в 1941-1942 гг.

© Минобороны России

Удар оказался для немецкой армии совершенно неожиданным. За десять дней боев войска противника были отброшены на исходные порции ноябрьского наступления. К 25 декабря Красная армия вышла к Оке.

Одну из первых наступательных операций, целью которой было освобождение Клина, проводила 8-я танковая бригада Александра Винтовкина. Танки Т-34 успешно преодолевали снежную целину, обходили опорные пункты врага и наносили удары по флангам и тылу. 

«Танкисты освободили первые населенные пункты: села Борщево и Трехднево, — вспоминал Винтовкин. — В последнем было захвачено 15 автомашин, кузова которых доверху были наполнены награбленным добром: пальто, юбками, кофтами, теплой обувью, одеялами… Всем этим гитлеровские вояки, так и не дождавшись от фюрера зимнего обмундирования, пытались спастись от русских морозов».

«Каждый час приносит страшные вести»

Гитлер назвал «решающей» битву за Москву дважды: в директиве от 6 сентября о подготовке наступления и 30 сентября, в день начала штурма в воззвании к войскам. Незадолго до начала советского контрнаступления он заверил народ Германии, что СССР уже никогда не оправится от понесенных потерь.

Танкисты освободили первые населенные пункты: села Борщево и Трехднево. В последнем было захвачено 15 автомашин, кузова которых доверху были наполнены награбленным добром: пальто, юбками, кофтами, теплой обувью, одеялами… Всем этим гитлеровские вояки, так и не дождавшись от фюрера зимнего обмундирования, пытались спастись от русских морозов

Александр Винтовкин

Командир 8-й танковой бригады

Сила, инициатива и технический опыт действительно были на стороне немцев. Как и в начале войны, не было сплошной линии советской обороны; но на этот раз дело происходило не на дальних западных границах, а в немногих сотнях километров от Москвы. Столица внезапно оказалась без защиты. Гитлер лично отдал приказ о формировании специальной команды, которой предстояло стереть Кремль с лица земли.

О том, что стало с этими планами в реальности, впоследствии будет написано немало воспоминаний.

Генерал Гюнтер Блюментритт: «Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Офицер Луитпольд Штейдле: «Пятого декабря начались сильные удары с воздуха по тыловым коммуникациям и исходным районам, где до сих пор можно было чувствовать себя в безопасности. Несколько десятков самых боеспособных немецких дивизий было разбито. По обе стороны шоссе лежали убитые и замерзшие. Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился».

Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Умоляю тебя, перестань мне писать о шелке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую

Рядовой немецкой армии Фольтгеймер

Из письма жене

Немецкий рядовой Фольтгеймер (из письма жене): «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Умоляю тебя, перестань мне писать о шелке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую».

Говоря о причинах итогового поражения под Москвой, гитлеровские генералы и западные историки, которые основывались на их свидетельствах, упоминали огромные русские пространства и жестокие морозы. Но известно, что температура в декабре 1941 года не превышала –20 °С. Советские военачальники и современные российские историки говорят прежде всего о моральных качествах, сплоченности, сознании собственной правоты. 

Немаловажно и то, что сами немцы в разы переоценили свои возможности. Гитлеровские генералы были убеждены, что СССР не сможет оправиться от летних поражений. 

О самоуверенности немцев писал и Жуков: «Гитлеровское верховное командование допустило крупную ошибку в расчете сил и средств. Оно серьезно недооценило возможности Красной армии и явно переоценило возможности своих войск».

Каждодневные подвиги

Сражение шло и на фронте и в тылу. «От той суровой поры 1941–1942 годов особенно помнятся постоянный голод, холод, кромешная темнота, звуки сирен воздушной тревоги, разрывы бомб и залпы зенитных пушек, установленных в скверах и парках. Особенно страшно было добираться до своего завода в ночную смену…» — вспоминал московский авиационный ремонтник Вячеслав Кругликов.

От той суровой поры 1941–1942 годов особенно помнятся постоянный голод, холод, кромешная темнота, звуки сирен воздушной тревоги, разрывы бомб и залпы зенитных пушек, установленных в скверах и парках. Особенно страшно было добираться до своего завода в ночную смену

Вячеслав Кругликов

Московский авиационный ремонтник; из воспоминаний

Жизнь самого города частично переместилась в метро, которое выполняло не только функцию бомбоубежища. Например, на станции «Курская» работала библиотека, на других станциях — магазины, парикмахерские. В московском метро родилось 217 детей.

Мирные жители, ждавшие освобождения от нацистских захватчиков, держались из последних сил. Любовь Яшкина из деревни Рузино вспоминала: «Когда к нам в деревню пришли немцы, домов наших уже не было. Они были сожжены нашими солдатами, чтобы немцам негде было скрываться. Мы жили в землянках, которые на скорую руку были выкопаны… Они издевались над нами… И (когда освобождали нас, наши солдаты) сказали: «Теперь мы их погоним». И вот они, в общем, погнали, и мы наутро встали, стали выползать на улицу, было очень снежно, было очень холодно. А мы и голодные, и холодные, и пошли мы в свои пепелища собирать эту картошку, что было в подполах».

Итоги и последствия

Советское наступление продолжалось вплоть до весны 1942 года. Немецкое командование было вынуждено спасать свои войска от разгрома. 8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всем советско-германском фронте. Однако и это не помогло. К началу января 1942 года были полностью освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской (ныне Тверской), Смоленской и Орловской областей. Немцев отбросили на расстояние от 100 до 300 км от столицы. Гитлеровцы потерпели первый разгром во Второй мировой войне, началось общее наступление советских войск.

В битве под Москвой гитлеровцы потеряли около 400 000 человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 000 машин и множество прочей техники. Немецкие военные трибуналы осудили 62 000 солдат и офицеров за дезертирство, самовольное оставление позиций и неповиновение приказам старших офицеров. 35 высших чинов германской армии лишились постов.

Потери Красной армии, по официальным данным, составили 272 000 человек, еще около полумиллиона было ранено.

20 апреля 1942 года длившаяся семь месяцев битва под Москвой полностью завершилась. Она запомнилась как одно из крупнейших сражений в истории мировых войн, в котором приняло участие свыше 7 млн человек.

Георгий Панкратов

Битва за Москву — Исторический учебный сайт

Битва за Москву — немцы назвали ее «Операция Тайфун» — началась 2 октября 1941 года. Захват Москвы, столицы России, считался жизненно важным для успеха операции «Барбаросса».Гитлер считал, что, как только сердце — Москва — будет вырезано из России, вся нация рухнет.

Начальные этапы Барбароссы были признаны чрезвычайно успешными для немцев и катастрофическими для русских. Мало кто станет отрицать успех немецкой атаки — 28 русских дивизий были выведены из строя всего за три недели, а более 70 дивизий потеряли 50% или более своих людей и техники. Блицкриг прорвался через Красную Армию. Казалось, что вера Гитлера в то, что Красная Армия рухнет, сбывалась.Однако немцы также пострадали от нападений на Россию. К одному месяцу в Барбаросе немцы потеряли более 100000 человек, 50% своих танков и более 1200 самолетов. С его армией, разделенной между Восточной и Западной Европой, это были большие потери. Вера Гитлера в то, что Красная Армия будет разгромлена, также означала, что русская зима мало внимания уделяла и очень многие представители вермахта в России не были оснащены надлежащей зимней одеждой. Битва под Смоленском резко задержала продвижение немцев.

По иронии судьбы для армии, пострадавшей от русской зимы, операция «Тайфун» началась 2 октября 1941 года при идеальных погодных условиях. Фельдмаршал фон Бок получил полное командование атакой на Москву. Гитлер приказал перебросить части в других частях русской кампании в Москву — IV танковая группа генерала Гёпнера была перемещена из Ленинграда — поэтому у немцев не было достаточно людей для атаки на город и почему это нужно было сделать. осажден.Для атаки Бок имел в своем распоряжении 1 миллион человек, 1700 танков, 19 500 артиллерийских орудий и 950 боевых самолетов — 50% всех немецких солдат в России, 75% всех танков и 33% всех самолетов. Для защиты Москвы у русских было менее 500 000 человек, менее 900 танков и чуть более 300 боевых самолетов.

Гитлер ясно дал понять своим генералам, чего он от них хочет. Начальник штаба Гальдер записал в дневнике:

12 октября, через десять дней после атаки группы армий «Центр» Бока, он получил новый приказ от германского верховного командования:

Далее в приказе Боку говорилось, что можно оставить бреши открытыми, чтобы люди в Москве могли сбежать во внутренние районы России, где их управление вызовет хаос.

Атака началась для немцев удачно. Русским было трудно связаться со всеми частями своей обороны, и пехотным дивизиям часто приходилось сталкиваться с танками без поддержки с воздуха или артиллерии. К 7 октября даже маршал Жуков был вынужден признать, что все основные дороги в Москву открыты для немцев. Значительные части Красной Армии были окружены под Вязьмой (19, 24, 29, 30, 32 и 43 армии) и в двух местах под Брянском (3, 13 и 50 армии), такова была свирепость немецкой атаки и состояние русской армии тогда.

По иронии судьбы, именно эти армии, которые оказались в ловушке под Вязьмой и Брянском, вызвали у немцев первую серьезную проблему при нападении на Москву. Немцы не могли просто оставить девять русских армий в тылу, продвигаясь на восток. Им пришлось сразиться с этими захваченными армиями. Тем самым они замедлили свое продвижение к Москве до такой степени, что Красная Армия получила достаточно передышки, чтобы реорганизовать себя и свою оборону под командованием маршала Георгия Жукова — человека, который «никогда не проигрывал сражений».Выбор Жукова был просвещенным:

Жуков организовал свою оборону на так называемой «Можайской линии». Немцы атаковали этот рубеж 10 октября — к тому времени они расправились с русскими у Вязьмы. Хотя на бумаге задержка для немцев составляла всего несколько дней, для русских это давало им время перебросить свои силы туда, где, по мнению Жукова, они будут необходимы. Несмотря на это, немцы прорвали Можайскую линию в ряде мест, и, несмотря на всю работу Жокова, Москва все еще находилась под большой угрозой.Части немецкой армии добрались до 45 миль от центра Москвы, прежде чем ситуация изменилась, и возникла тупиковая ситуация, при которой с обеих сторон почти не двигались.

13 ноября высшее немецкое командование встретилось в Орше. Именно на этой встрече было принято решение начать второй штурм Москвы. Во время тупика русские послали на защиту Москвы еще 100 000 человек с дополнительными 300 танками и 2 000 артиллерийскими орудиями.

Сама Москва была превращена в крепость: вырыто 422 мили противотанковых рвов, 812 миль заграждений из колючей проволоки и около 30 000 огневых точек.Группы сопротивления также были организованы для борьбы как в городе, если немцы войдут в Москву, так и в окрестностях города. Всего в запланированные акции сопротивления было вовлечено около 10 тысяч человек из Москвы. Генерал-лейтенанту П.А. Артемьеву было поручено оборонять город. От 100 до 120 поездов обеспечивали город тем, что требовалось ежедневно, в то время как немцы могли в среднем только 23 поезда в день, когда им требовалось 70 — такова была эффективность партизанских действий.

Вторая атака сузила область цели, так что в одной области можно было сосредоточить как можно больше огневой мощи. Считалось, что если войти в небольшую часть города, вся окружающая его оборона рухнет, как только мощь танковых частей разойдется. Однако атака встретила ожесточенное сопротивление русских. Немцы продвинулись вперед в 30 км от центра Москвы (села Красная Поляна), но линия обороны русских устояла. Говорят, что немецкие разведывательные подразделения действительно вышли на окраину города, но к концу ноября наступление немцев остановилось.К декабрю русские начали контратаковать немцев. Всего за 20 дней второго наступления немцы потеряли 155 тысяч человек (убитыми, ранеными или обмороженными), около 800 танков и 300 артиллерийских орудий. В то время как у немцев в резерве было мало людей, у русских в резерве было 58 пехотных и кавалерийских дивизий. СТАВКА предлагала использовать ряд этих дивизий для начала контрнаступления против немцев — сам Сталин дал понять Жукову, что ожидает начала контрнаступления 5 декабря в зоне боев к северу от Москвы и декабря. 6-й в зоне боевых действий южнее города.Атаки проводились в назначенное Сталиным время, и они оказались весьма эффективными против врага, который сильно пострадал от минусовых зимних температур — ночные температуры до -20F не были редкостью.

Влияние этих атак настолько расстроило Гитлера, что он издал следующий приказ:

Однако его звонок был напрасным. Вермахт местами был отброшен на расстояние от 60 до 155 миль, и к январю 1942 года угроза Москве миновала. В ответ на это Гитлер перебросил 800 000 человек с запада Европы на Восточный фронт — тем самым навсегда положив конец любому шансу, каким бы очень маленьким он ни был, на осуществление «операции« Силион ».Он также уволил 35 старших офицеров, включая главнокомандующего армией Браухича и трех полевых командиров — Бока, Лееба и Рундштедта.

Похожие сообщения

  • Битва за Москву — немцы назвали ее «Операция Тайфун» — началась 2 октября 1941 года. Был замечен захват Москвы, столицы России…

  • Состоялась Курская битва в июле 1943 года. Курск должен был стать крупнейшим танковым сражением Второй мировой войны, и в результате сражения…

  • Курская битва произошла в июле 1943 года.Курск должен был стать крупнейшим танковым сражением Второй мировой войны, в результате которого…

Москва, Битва при | Encyclopedia.com

Битва за Москву была поворотным моментом в начальный период Второй мировой войны, когда советские войска предотвратили катастрофический крах и продемонстрировали, что немецкая армия, по сути, уязвима. Сражение можно разделить на три основных сегмента: первое немецкое наступление с 30 сентября по 30 октября 1941 года; второе наступление немцев с 16 ноября по 5 декабря 1941 г .; и советское контрнаступление с 5 декабря 1941 г. по 5 апреля 1942 г.

Атака Германии на Москву началась 30 сентября 1941 года под кодовым названием «Тайфун». Немецкое командование надеялось захватить советскую столицу до наступления зимы, предполагая, что падение Москвы будет предвестником падения Советского Союза. С этой целью они направили огромные силы против советской столицы, сосредоточив против Москвы 1 800 000 солдат, 1700 танков, 14 000 орудий и минометов и 1390 самолетов. Эта огромная армия под командованием генерала Хайнца Гудерейна быстро воспользовалась ослабленными и отступающими советскими войсками, чтобы захватить несколько городов на подступах к столице в первую неделю кампании.К 15 октября немецкая армия, обойдя советские оборонительные рубежи и взяв ключевые города Калуга и Можайск, оказалась в пределах досягаемости от столицы.

Молниеносная скорость, с которой немцы достигли окраин столицы, вызвала панику в Москве, поскольку многие москвичи, опасаясь немецкого захвата города, начали бежать на восток. На несколько дней местная власть полностью рассыпалась, и Москва оказалась на грани хаоса. Однако даже когда столица балансировала на грани краха, несколько факторов в совокупности замедлили натиск Германии.Во-первых, немецкие войска начали опережать свои линии снабжения. Во-вторых, Иосиф Сталин и советское командование назначили генерала Георгия Жукова командующим Западным фронтом. Только что после триумфа по стабилизации оборонительных рубежей вокруг Ленинграда Жуков сделал то же самое для Москвы, и Красная Армия начала усиливать оборону столицы. В-третьих, проблемы с немецкими линиями снабжения дали Красной Армии время перебросить резервы с Дальнего Востока в Москву. Однако, пока эти резервы не были размещены, руководители обороны города приказали рядовым москвичам объединиться в ополчения, или отряды ополчения в прорывы в оборонительных рубежах столицы.Эти подразделения, часто быстро и плохо обученные, платили высокую цену за укрепление обороны Москвы.

После перегруппировки немецких войск немецкие войска предприняли еще одну атаку в конце ноября. Первоначально немецкие войска добились нескольких успехов в районе Клина и Истры на северо-западе и вокруг Тулы на юге. Однако упорство советской обороны и суровость российской зимы замедлили продвижение немцев и позволили советским войскам восстановиться и даже начать ограниченные контратаки к началу декабря.

Ободренное успехом в сдерживании немецкого натиска, советское командование предприняло 5–6 декабря 1941 года более согласованную атаку против немецких захватчиков. С целью отбросить немцев обратно в Смоленск Сталин и Жуков открыли 560-й путь. километровый фронт протянулся от Калинина к северу от столицы до Ельца на юге. Эта амбициозная операция быстро увенчалась успехом, поскольку Красная Армия, поддерживаемая частями из Средней Азии, отбросила немцев на 20–40 миль, освободив Калинин, Клин, Истру и Елец и сломав попытку немецкого окружения Тулы.Во многих местах немецкие войска быстро отступали, ослабленные проблемами со снабжением и переживанием русской зимы. Советские войска, несмотря на их успехи, никогда не могли воспользоваться их инициативой. Хотя Красная Армия продвинулась на 200 миль вглубь удерживаемой немцами территории на немецких флангах к северу и югу от Москвы, им было очень трудно выбить немецкие войска с выступа Ржев-Гжатск-Вязьма к западу от столицы. К концу января их сопротивление усилилось до такой степени, что наступление Красной Армии начало замедляться.Хотя советское наступление продолжало продвигаться на запад, оно потеряло динамику. Эта тупиковая ситуация продолжалась до апреля 1942 года, когда советское командование объявило о прекращении наступления. Только весной 1943 года Красная Армия окончательно изгнала немцев из Москвы.

Битва под Москвой была важна по нескольким причинам. Это была первая реальная неудача, которую немецкие войска поглотили после начала Второй мировой войны в 1939 году. Несмотря на то, что Москва была на грани краха в середине октября 1941 года, советские войска доказали, что немецкая армия не непобедима.Кроме того, борьба за советскую столицу выявила новое поколение советских военачальников, которые сыграли важную роль в защите столицы. Такие командиры, как Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Болдин и Дмитрий Лелышенко, продемонстрировали свою компетентность в этот критический период и стали основой советского военного командования на оставшуюся часть войны. Наконец, оборона столицы была важной моральной победой советского командования и народа и произвела неизгладимое впечатление на советский народ и другие страны, участвовавшие во Второй мировой войне.

См. Также: Москва; Вторая Мировая Война; жуков георгий константинович

библиография

Erickson, John. (1999). Дорога к Сталинграду: сталинская война с Германией. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Овери, Ричард. (1998). Война России: история советских военных действий, 1941–1945 гг. Нью-Йорк: Пингвин.

Верт, Александр. (1964). Россия в войне, 1941–1945 гг. Нью-Йорк: Avon Books.

Энтони Янг

Операция «Барбаросса» и поражение Германии в Советском Союзе

СОВЕТСКИЙ ТАНК SUPERIORITY

В то время как немцы недооценивали военный потенциал своих противников, они также преувеличивали возможности своих собственных сил, в первую очередь четырех танковых групп.Танковые дивизии были основным оружием блицкрига и в то время намного превосходили Советы в обучении, руководстве и тактических способностях. Но они были относительно слабыми по численности и оснащению.

В 1940 году численность немецких танков уменьшилась вдвое, так что количество дивизий можно было увеличить вдвое. Более половины танков, предназначенных для «Барбаросса», были устаревшими легкими танками и моделями чешского производства, а не более мощными PzKpfw III и IV. А резервов практически не было.Гитлер до сих пор отказывался полностью мобилизовать немецкую экономику, и поэтому производство оружия было недостаточным. Даже в середине 1941 года ежемесячно строилось только 250 новых танков, которых было недостаточно для надлежащего оснащения армии накануне новой крупной кампании или для того, чтобы справиться с неизбежными механическими и боевыми потерями. Гитлер даже решил перенаправить некоторые из них во Францию ​​и другие театры, когда спрос был самым большим в России.

Подавляющее большинство из примерно 10 000 российских танков, противостоявших немцам в июне 1941 года, были легкими танками серии БТ или устаревшими моделями Т-26.Огромное количество войск было уничтожено в результате плохо спланированных и осуществленных контратак. Но советские танки в разработке и производстве уже превосходили немецкие. На вооружение поступило новое поколение танков — Т-34 и КВ-1. В частности, Т-34 стал большим шагом вперед в конструкции танков и стал для немцев полным шоком, когда впервые встретился с ним в июле 1941 года. У него была наклонная броня, которая фактически удвоила его прочность, и мощное 76,2-мм орудие. Его надежный дизельный двигатель давал ему хороший запас хода и скорость поворота, а его широкие гусеницы могли справляться с грязью или снегом.Российская промышленность уже готовилась выпустить его в огромных количествах.

Менее тысячи Т-34 имелось в наличии в начале «Барбаросса», и большинство из них было разбито по частям полуобученными экипажами. Но Красная Армия могла выдержать значительные потери техники, а также людей. Была начата массовая мобилизация советской промышленности, которая включала перемещение жизненно важных заводов по производству танков, самолетов и боеприпасов на восток, к Уралу. Это огромное логистическое предприятие уже приносило свои плоды.Это означало, что, несмотря на ранние поражения, Советский Союз был гораздо лучше подготовлен к длительной войне, чем немцы, чье собственное производство танков и другого оружия по сравнению с ним было бы слабым.

НЕМЕЦКИЙ ЛОГИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Логистика была еще одним чрезвычайно важным фактором поражения Германии. Независимо от того, насколько быстро и далеко продвигались боевые порядки, они зависели от своевременных поставок топлива и боеприпасов. Это становилось все более серьезной проблемой по мере того, как армия продвигалась все дальше на советскую территорию и дальше от своих собственных железнодорожных узлов.Мало того, что расстояния были намного больше, чем во время французской кампании, но и советская транспортная инфраструктура была намного хуже. Немецкие инженеры изо всех сил пытались преобразовать российскую железнодорожную колею в такую, которую могли бы использовать их собственные локомотивы и подвижной состав. Тем временем множество грузовиков и конных повозок, в которых перевозились припасы, были вынуждены ехать по русским грунтовым дорогам, которые после продолжительного дождя стали практически непроходимыми.

Изнурительные эффекты погоды и ландшафта не были должным образом приняты во внимание при планировании кампании.Многочисленные леса, болота и реки замедляли продвижение летом. Осенью года «Распутица » и началом суровой русской зимы он остановился во время операции «Тайфун». Смазочные материалы для цистерн и транспортных средств замерзли, когда температура упала до рекордно низкого уровня. Поставки зимней одежды были задержаны в Польше, так как топливо и боеприпасы были приоритетными. Если что-либо символизирует провал «Барбароссы», так это изображение неадекватно экипированных немецких войск, дрожащих в снегах перед Москвой.

УСПЕХ СОВЕТСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

Возможно, самая важная причина всего за поражение операции «Барбаросса» был цепкий сопротивление защитников. Немцы полностью недооценили советскую волю к борьбе. Заявление Гитлера о том, что война на востоке была войной на « уничтожение », и проницательный призыв Сталина защищать « матушку-Россию », а не свой собственный режим, дали рядовому российскому солдату — независимо от того, как его принуждали или плохо вели — все основания сражаться насмерть. .Печально известный «приказ о комиссарах» Гитлера, санкционировавший казнь всех взятых в плен политических офицеров, также укрепил решимость России. Русский солдат оказался стойким и непримиримым противником и быстро завоевал уважение большинства немецких войск на передовой. Ни один западный враг не мог бы приблизиться к Советам по своей стойкости.

Несмотря на неудачу и огромные потери «Барбароссы», Гитлер в июне 1942 года начал еще одно крупное стратегическое наступление, на этот раз в направлении гор Кавказа и нефтяных месторождений Баку.Моральный дух оставался в целом высоким, и немецкие войска сохраняли способность наносить дальнейшие массовые потери плохо управляемым советским формированиям. Фактически, 1942 год был бы для русских еще хуже, чем 1941 год. Но факторы, которые привели к провалу «Барбаросса», теперь сговорились обречь на гибель и это новое предприятие. По мере того как немецкие колонны продвигались через, казалось бы, бесконечные просторы степи к своим далеким целям, в том числе к городу под названием Сталинград, победа на Востоке, которая когда-то казалась такой несомненной, еще больше ускользнула из виду.

Битва за Москву: как Россия остановила гитлеровскую армию во время Второй мировой войны

В октябре 1941 года Вторая мировая война балансировала на острие ножа.

Была война в Китае и война в Северной Африке, и вскоре должна была быть война между Америкой и Японией. Но осенью 1941 года единственная война, которая казалась действительно важной, велась в части средней полосы России.

Операция «Барбаросса», вторжение Германии в Советский Союз, блестяще началась 22 июня 1941 года.Окружение за окружением унесло почти 4 миллиона потерь огромной, но дезорганизованной советской армии. К началу октября они подошли к Москве на 200 миль. Теперь началась операция «Тайфун» — наступление с целью захватить советскую столицу и — по крайней мере, так надеялись немцы — положить конец кампании.

Отчаяние порождает оптимизм, поэтому Германии действительно нужно было как можно скорее положить конец войне на Востоке. Кинохроника огромных колонн сбитых с толку советских военнопленных, возможно, передала образ непобедимости Германии, но для Вермахта Россия была смертью от тысячи порезов.Германия и ее союзники направили в Барбароссу более 3 миллионов человек: к октябрю они потеряли более 500 000 человек, или 15 процентов сил вторжения. Танки, проникая вглубь России на 500 миль, оставили за собой след из подбитых танков. Русские дороги, немногочисленные и плохого качества, поглотили около 40 процентов немецкого парка грузовиков. В результате железные дороги оставались артериями снабжения на Восточном фронте, но российские железнодорожные пути были шире немецких, из-за чего поезда снабжения не могли двигаться вперед, пока ремонтные бригады не модернизировали российские рельсы.Немецкое тыловое обеспечение рухнуло, в результате чего войскам не хватало продовольствия, боеприпасов и особенно топлива для танков.

Не то чтобы Советы были в лучшей форме. Ее офицерский корпус был истреблен перед войной, а ее генералы часто были некомпетентными, но политически приемлемыми подхалимами. Красная Армия была застигнута врасплох, а затем безжалостно избита противником, который завоевал Францию ​​всего за шесть недель. Но, по крайней мере, Советы отступали от своих баз снабжения. Красная Армия также была наполнена бесконечным потоком свежих дивизий за свежими.Войска были плохо обучены и вели, конечно, но немецкая разведка, убежденная, что Советы уже должны были развалиться, не могла понять, как Красная Армия могла выдержать такие удары и при этом продолжать расти.

Операция «Тайфун» была похожа на боксерский поединок между двумя потрепанными и окровавленными бойцами, едва стоящими на ногах. Советский Союз мог выставить более миллиона солдат и тысячу танков в Москве, вкопанных в многочисленные оборонительные рубежи, вырытые женщинами и детьми. Немцам удалось собрать почти два миллиона человек, более тысячи танков и пятьсот самолетов.План заключался в том, чтобы сделать больше того, что уже так хорошо работало: провести серию клещей, чтобы окружить и уничтожить советские армии перед Москвой, а затем вторгнуться в столицу. Быстро движущиеся танки будут руками клешней, окружающих врага, чтобы удержать его от побега, пока немецкая пехота не догонит броню и не вычистит карман. Когда вермахт достигнет Москвы, город тоже будет окружен и взят в плен.

При надлежащем снабжении и хорошей погоде такая большая ударная сила Германии, вероятно, могла бы захватить любую страну на планете.Увы, ни одно из условий не подтвердится. Начальная фаза тайфуна прошла по плану: только в Вязьме четыре советские армии и более 500 000 советских солдат были убиты или взяты в плен.

Но затем в начале октября выпал дождь и талый снег, принесший с собой печально известную rasputitsa , грязный сезон, который превратил российский пейзаж в такое болото, что автомобили проваливались по осям. Их должны были вытаскивать команды вспотевших солдат, чьи сапоги также растворились в липком болоте.Не могли наступать не только боевые части, но и грузовики с припасами. Между тем советская контратака за советской контратакой, даже если она была отражена, оставила немецкие войска измученными и истощенными.

Также неприятны были советские танки Т-34. Более тяжеловооруженные и бронированные, чем их тевтонские коллеги, немцы ахнули от ужаса, когда их противотанковые орудия отскочили от толстой шкуры Т-34. Что еще хуже, у Т-34 были широкие гусеницы, что обеспечивало лучшую маневренность в грязи.

Но вермахт все еще сохранял навыки, лидерство и профессионализм, которые сделали его лучшей армией в мире в то время. Наступление продолжалось, и Сталин отдал приказ об эвакуации советского правительства из Москвы в Куйбышев. Несмотря на то, что Сталин решил остаться в столице, этот шаг еще больше ослабил моральный дух СССР.

После того, как в начале ноября немецкие армии сделали паузу, чтобы перевести дух, погода стала холоднее, замораживая грязь и давая гитлеровским войскам прочную основу для наступления.К концу ноября немецкие разведывательные подразделения были всего в 12 милях от Москвы, так близко, что они могли видеть башни города в бинокль.

Так близко и все же так далеко. К началу декабря столбик термометра упал до 45 градусов ниже нуля по Фаренгейту. Неверно, что немцы не знали о русской зиме. Но из-за ограниченных запасов приоритет отдавался горючему и боеприпасам. Кроме того, кому нужна зимняя одежда, если Москва должна была быть взята до удара генерала Винтера?

Вместо этого нанесли удар Советы.Сталина успокоила информация от Рихарда Зорге, немца, жившего в Японии, но работающего на советскую разведку, что японцы повернутся на юг, чтобы сражаться с американцами и британцами, а не на север против Сибири. Он чувствовал себя способным перебросить по железной дороге в Москву 18 элитных сибирских дивизий, хорошо обученных и оснащенных для работы в суровых зимних условиях.

Когда 5 декабря началось контрнаступление, советские армии пробили врага более пугающего, чем человеческого.Заморозили немецкое оружие, заморозили немецких солдат, а иногда и солдаты прижались к оружию. Выжившие могли только беспомощно наблюдать, как нападавшие, одетые в теплые меховые куртки и ботинки и замаскированные в белые зимние костюмы, появлялись, как призраки, сквозь туман и снег.

Теперь пришла одна из тех точек принятия решений, которые возникают в каждой крупной битве. Некоторые из гитлеровских генералов хотели отступить на рубеж вдали от Москвы. Но Гитлер опасался, что отступление превратится в паническое бегство, которое приведет Красную Армию к воротам Германии.Он приказал своим войскам удерживать позиции до последнего человека, как ежу защиту опорных пунктов, которые будут защищены даже в окружении. Хотя Гитлер уволил некоторых несогласных генералов, многие немецкие командиры позже хвалили это решение как предотвращение коллапса, подобного тому, который произошел с Великой армией Наполеона в 1812 году.

Немцы были отброшены к Ржеву, в 150 милях от Москвы. Но их позиции все еще не были повреждены, и, хотя их армии были разбиты, все еще были готовы к сражению. А теперь настала очередь Сталина проявить самоуверенность.Советы также серьезно пострадали во время контрнаступления: их войска были неопытными, их пути снабжения были перегружены снегом и грязью, и они также страдали от холода. Тем не менее, мечтая достичь Берлина в глазах, Сталин приказал своим истощенным силам продолжать наступление. Результатом были большие потери в безуспешных атаках. К февралю немцы даже контратаковали, уничтожив несколько советских дивизий.

Что было сделано? Обе стороны сделали ставку и проиграли.Немецкие мечты о захвате Москвы и прекращении войны на Востоке испарились. Мечты Сталина о грандиозном контрнаступлении, в результате которого немцы вышвырнутся из Советского Союза, также не оправдались. Бойня на Восточном фронте продолжалась до 1942 года, а затем и до 1945 года.

Однако роковой оказалась игра Гитлера. 1941 и 1942 годы были последними годами, когда немцы могли позволить себе роскошь вести войну на один фронт. После этого американцы и британцы откроют Вторые фронты с помощью десантных высадок в Европе и круглосуточных бомбардировок Третьего рейха.Если Гитлер должен был победить, это должно было произойти до того, как англо-американцы соберут свои силы, и до того, как Советы реорганизуют свои армии и задействуют их огромный промышленный потенциал.

По иронии судьбы, катастрофа, которой Германия едва избежала в Москве, привела к катастрофам позже. Возможно, Гитлер был прав, приказав своим армиям не отступать. Для бывшего капрала, возмущенного и подозрительного к немецкому офицерскому корпусу, это было доказательством того, что он обладал большим гением и смелостью, чем профессиональные солдаты.Поэтому Гитлер прислушивался только к себе и никогда не соглашался с советами своих генералов отступить, что означало, что немецкие армии в Сталинграде и Нормандии удерживали свои позиции, пока они не были уничтожены.

Изменил бы ли захват Москвы исход Второй мировой войны? Потеря своей столицы часто побуждала нации искать мира. Москва была больше, чем административная столица Советского Союза: она была также важным железнодорожным узлом и производственным центром. Была еще и символическая ценность: тоталитарные диктаторы, такие как Гитлер и Сталин, создавали имидж всезнающих лидеров своих стран.Потеря Москвы, несомненно, подорвала бы доверие населения к Сталину. Фактически, Сталин, по всей видимости, через Швецию тайно проводил в Германию миротворцы, которые Гитлер проигнорировал.

Нападение на Советский Союз, июнь 1941 г.

Под кодовым названием Операция «Барбаросса» нацистская Германия вторглась в Советский Союз 22 июня 1941 года в ходе крупнейшей немецкой военной операции Второй мировой войны.

Целей вторжения

Разрушение Советского Союза военной силой, постоянное устранение предполагаемой коммунистической угрозы Германии и захват первоклассных земель в пределах советских границ для долгосрочного немецкого поселения были основной политикой нацистского движения с 1920-х годов.Адольф Гитлер всегда рассматривал германо-советский пакт о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года, как временный тактический маневр. В июле 1940 года, всего через несколько недель после немецкого завоевания Франции и Нидерландов, Гитлер решил напасть на Советский Союз в течение следующего года. 18 декабря 1940 года он подписал Директиву 21 (под кодовым названием Операция «Барбаросса»), первый оперативный приказ о вторжении в Советский Союз.

С самого начала оперативного планирования немецкие военные и полицейские власти намеревались вести войну на уничтожение против коммунистического государства, а также против евреев Советского Союза, которых они охарактеризовали как составляющих «расовую основу» советского государства.В течение зимних и весенних месяцев 1941 года должностные лица Верховного командования сухопутных войск ( Oberkommando des Heeres -OKH) и Главного управления безопасности Рейха ( Reichssicherheitshauptamt -RSHA) согласовывали меры по размещению Einsatzgruppen за линией фронта. физически уничтожать евреев, коммунистов и других лиц, считающихся опасными для установления длительного немецкого правления на советской территории. Часто называемые мобильными отрядами убийства, айнзатцгруппы были специальными подразделениями полиции безопасности и службы безопасности ( Sicherheitsdienst -SD).

Вторжение и массовое убийство

Имея 134 дивизии в полном боевом составе и еще 73 дивизии для развертывания в тылу, немецкие войска вторглись в Советский Союз 22 июня 1941 года, менее чем через два года после подписания германо-советского пакта. Три группы армий, в том числе более трех миллионов немецких солдат, при поддержке 650 000 солдат союзников Германии (Финляндии и Румынии), а затем усиленных частями из Италии, Хорватии, Словакии и Венгрии, атаковали Советский Союз на широком фронте.Этот фронт простирался от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге.

В течение нескольких месяцев советское руководство отказывалось прислушиваться к предупреждениям западных держав о наращивании немецких войск вдоль своей западной границы. Таким образом, Германия и ее партнеры по Оси достигли почти полной тактической неожиданности. Большая часть существующих советских ВВС была уничтожена на земле. Советские армии изначально были разбиты. Немецкие части окружили миллионы советских солдат, у которых, отрезанные от снабжения и подкреплений, не оставалось ничего другого, кроме как сдаться.

По мере того, как немецкая армия продвигалась вглубь советской территории, подразделения СС и полиции следовали за войсками. Первыми прибыли айнзатцгруппы. RSHA поручило этим подразделениям выявить и устранить людей, которые могли бы организовать и оказать сопротивление немецким оккупационным силам, выявить и сконцентрировать группы людей, которые были «враждебны» немецкому правлению на Востоке, создать разведывательные сети и обеспечить безопасность ключевой документации и объекты.

Айнзацгруппы инициировали операции по массовым убийствам, в первую очередь против еврейских мужчин, должностных лиц Коммунистической партии и государства, а также советских цыган.Часто с помощью персонала немецкой армии они создавали гетто и другие места содержания, чтобы сосредоточить большое количество советских евреев.

Начиная с конца июля, с прибытием представителей Гиммлера (высшие руководители СС и полиции) и значительного подкрепления, СС и полиция при поддержке набранных на местной основе вспомогательных сил начали физическое уничтожение целых еврейских общин в Советском Союзе. Успех как на военном фронте, так и в убийствах советских евреев способствовал решению Гитлера депортировать немецких евреев в оккупированный Советский Союз, начиная с 15 октября 1941 года, положив начало тому, что впоследствии стало политикой «окончательного решения»: физическим уничтожением европейцев. Евреи.

Военное наступление

Несмотря на катастрофические потери в первые шесть недель войны, Советский Союз не рухнул, как ожидало нацистское руководство и немецкое военное командование. В середине августа 1941 года советское сопротивление усилилось, выбив немцев из их нереалистичного графика. Тем не менее к концу сентября 1941 года немецкие войска подошли к воротам Ленинграда на севере. Они взяли Смоленск в центре и Днепропетровск (Днепропетровск) на Украине.Они попали в Крымский полуостров на юге. Немецкие части вышли к окраинам Москвы в начале декабря.

Тем не менее, после нескольких месяцев кампании немецкая армия была истощена. Ожидая быстрого распада Советского Союза, немецкие планировщики не смогли подготовить свои войска для зимней войны. Они не смогли предоставить достаточно еды и лекарств. Немецкие планировщики ожидали, что их военнослужащие будут жить за счет земель завоеванного Советского Союза за счет местного населения, которое, по немецким подсчетам, умрет от голода миллионами.Немецкие войска, стремительно наступавшие, также опередили свои линии снабжения. Это сделало их слабо защищенные фланги уязвимыми для советских контратак на 1000-мильном участке от Берлина до Москвы.

6 декабря 1941 года Советский Союз начал крупную контратаку по центру фронта, в результате чего немцы в хаосе отбросили немцев из Москвы. Всего несколько недель спустя немцы смогли стабилизировать фронт к востоку от Смоленска. Летом 1942 года Германия возобновила наступление с массированного наступления на юг и юго-восток в направлении города Сталинград (Волгоград) на реке Волге и в направлении нефтяных месторождений Кавказа.Когда немцы достигли окраин Сталинграда и подошли к Грозному (Грозный) на Кавказе, примерно в 120 милях от берегов Каспийского моря в сентябре 1942 года, немецкое господство в Европе достигло своего самого дальнего географического распространения.

Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

Обзор «Отступление из Москвы»: отражение зимних захватчиков

I т — это обычное дело , которое зима 1941-42 годов стала переломным моментом в ходе Второй мировой войны.Все знают или думают, что он знает, что после немецкого вторжения, которое почти достигло Москвы, Красная Армия отказалась от своей оборонительной стратегии и перешла в контратаку в начале декабря 1941 года — и что это изменение стратегии решило судьбу нацистской Германии еще раньше. американцы вступили в войну неделю спустя. Также широко распространено мнение, что Гитлер, каковы бы ни были его другие ошибки, спас Вермахт от разгрома наполеоновского стиля, настаивая на том, чтобы он стоял на месте, а не отступал.

Дэвид Стахел этого не допустит.В «Отступлении из Москвы» он утверждает, что немецкое командование и Гитлер поначалу едва заметили советское контрнаступление. Знаменитый приказ Гитлера о «остановке» от 8 декабря 1941 года, говорит г-н Стахел, был реакцией на наступление зимы, на застойное наступление и, возможно, на нападение на Перл-Харбор, но не на нападение русских. Примерно через неделю, в середине декабря, пенни упал, и Гитлер издал второй, более безумный приказ о остановке, на этот раз приказав своим людям удерживать свои позиции любой ценой.

В отличие от большинства предыдущих исследователей, г-н Стахель считает, что последующие отчаянные сражения, в которых Вермахт пытался отразить натиск советских войск, следует рассматривать как победу Германии, в то время как расточительные атаки Красной Армии следует рассматривать как провал, удлиняющий война, которую Германия уже проиграла ранее летом, когда она впервые вошла на территорию России и не принесла легкой победы, на которую она рассчитывала.

Нет человека лучше подготовленного для вынесения таких суждений, чем мистер Мистер.Стахел, чья работа в первые шесть месяцев российской кампании доминирует в этой области. В четырех предыдущих книгах — «Операция Барбаросса и поражение Германии на Востоке», «Киев 1941», «Операция Тайфун» и «Битва за Москву» — он исследовал каждую фазу вторжения по мере ее развертывания. В «Отступлении из Москвы» он, как и прежде, основывает свои утверждения на полном спектре официальных документов, воспоминаний, дневников и других источников. Но если более ранние тома были написаны как обычная академическая военная история, то этот имеет гораздо больше красок и ярких деталей и написан в виде динамичного повествования, время от времени появляющегося с аналитическими «полянами», чтобы позволить читателю отойти в сторону и оценить большее. картина.Результатом является увлекательный и детальный рассказ об эпической борьбе, который восстанавливает случайность и перспективу битвы, которая слишком долго мифологизировалась.

Первая часть книги посвящена началу советского контрнаступления 5-6 декабря 1941 года. Г-н Стахел показывает, что это был не катастрофический удар легенды, а скорее серия более мелких нападений, которые добавили невзгод Ostheer (немецкая армия на востоке), но не ознаменовал новую фазу операций для немецкого командования.Он приводит замечательную статистику, согласно которой количество погибших в Германии в декабре 1941 года (40 198 человек) было на самом деле ниже, чем в разгар так называемой войны передвижения в июле (63 099 человек), когда немецкие войска перешли на сотни миль в глубь России. Он подчеркивает, что Красная Армия, отнюдь не являющаяся непреодолимым джаггернаутом во время контратаки, испытывала недостаток в людях и могла выставить на центральном фронте только 774 танка, многие из которых, вероятно, были непригодны. У немцев было хотя бы это количество, если не больше.

Россия и Карабахская война. Москва по-прежнему лидер игры?

27 сентября этого года карабахская война между Арменией и Азербайджаном разразилась снова и с редкой интенсивностью. Этот конфликт обычно считался замороженным, но искры не переставали зажигать угли. На этот раз кризис глубже. Настолько, что, столкнувшись с решимостью азербайджанских вооруженных сил, вошедших в исторический центр Карабаха, в городе Шуши (или Шуша) Армении пришлось согласиться, в некоторой степени принудительно и насильственно, прекращение огня, которое напоминало капитуляцию за Ереван.Действительно, согласно соглашению, заключенному под эгидой России в ночь с 9 на 10 ноября 2020 года, Азербайджан вернет свои 7 районов, прилегающих к Карабаху, из которых он будет контролировать большую часть, оставив только тонкий коридор для Армении, чтобы это может быть связано с тем, что останется от армянского Карабаха. И, пользуясь своим мощным положением, Азербайджан также обеспечил коридор, пересекающий Армению, который позволит ему соединиться с его провинцией Нахичевань — между Арменией, Ираном и Турцией без территориальной целостности с Азербайджаном.Это позволит установить линию преемственности между Турцией, Азербайджаном, Каспийским морем и остальным турецким миром, то есть тюркоязычными странами Центральной Азии, Туркменистаном, Узбекистаном, Киргизией и Казахстаном. Короче говоря, это дает Анкаре отличный геополитический инструмент, роль которого в этой войне была важна.

Россия всегда играла ведущую роль в арбитраже территориального конфликта, представляющего собой территориальные споры на постсоветском пространстве, где новые государства не всегда принимали границы, унаследованные от бывшего СССР, как это было в случае с Абхазией, Осетией и Приднестровьем. .Каждый раз, когда столкновения возобновлялись, Россия была главным арбитром в прекращении вооруженной борьбы. Однако после более чем полутора месяцев ожесточенных боев — периода, в течение которого Москва оставалась на удивление глухой и молчаливой — она ​​только что показала, что все еще контролирует ситуацию, наблюдая за мирным соглашением между двумя сторонами конфликта. . Конечно, крупный игрок, но Москва должна признать, что у нее больше нет эксклюзивности в своем ближайшем окружении. Он должен смириться с присутствием новичка, Турции, которая своей активностью подтверждает своим западным партнерам, что находится в новой конфигурации.

Армения, Азербайджан, Карабах. Карта Дориана Райзера, CERI

Конфликт, в котором Россия всегда поддерживала Армению

Императорская Россия и ее преемница всегда представляли себя защитниками христиан во имя общей приверженности христианству, оправдывая, среди прочего, аннексию Армении (1813-1829). Защитная роль России по отношению к армянам была расширена после советской эпохи, а в карабахской войне она проявила себя в значительной военной и политической поддержке независимой Армении, которая стремилась аннексировать этот армянский анклав на территории Азербайджана.Таким образом, на первом этапе войны, с 1988 года до подписания перемирия в 1994 году, «добровольцы» советской российской армии воевали на стороне Армении, и Россия вооружала Армению гораздо более щедро, чем Азербайджан. После теоретического / относительного прекращения боевых действий в 1994 году, благодаря поддержке России, Армения контролировала не только желаемый анклав, но и семь азербайджанских районов, чтобы освободить Карабах и установить территориальную целостность с Арменией. Это привело к большим «обменам населением», и, в частности, к тому, что они были более обширными на азербайджанской стороне, поскольку больше азербайджанцев покидало свои дома в Армении, Карабахе и оккупированных районах.

У России были причины, помимо идентичности и культуры, для поддержки Армении. Среди ее политических и стратегических интересов поддержка Армении входила в число ее стремлений к региональной интеграции. Для Еревана, в частности, речь шла о присоединении к Евразийскому союзу и структуре коллективной обороны, Организации Договора о коллективной безопасности, НАТО Москвы. Напротив, Баку всегда более тревожно относился к любым формам ассоциации с Москвой, которую всегда рассматривали как продолжателя российской традиции колониализма.Однако, несмотря на исторические связи, которые сделали Армению протеже, некоторые могут даже назвать протекторатом и вынудили «вечную Россию» прийти на помощь своей младшей сестре, следует сказать, что с 27 сентября наступила новая картина. возникающий.

Что означает сдержанность и даже отступление России от азербайджано-армянского конфликта? Почему Россия не приходит на помощь своему ставленнику, входящему в ОДКБ, своей военной семье? Это неоспоримое изменение, которое внезапно обнаружилось, на самом деле является плодом долгосрочной эволюции или революции, в ходе которой изменились все местные и региональные участники конфликта в Карабахе.Фактически, два главных героя, Армения и Азербайджан, все еще существуют, наряду с региональными игроками, Россией, Турцией и Ираном, но международный политический контекст является новым и радикально меняет соотношение сил.

Спустя более 25 лет после прекращения огня местный и региональный контекст теперь более благоприятен для Баку

Прежде всего, в Азербайджане, в изменениях его внутренней и внешней политики, нужно искать причину, по которой у России больше нет средств, которые она когда-то имела, чтобы оказывать влияние на нынешний конфликт.Униженный армянской оккупацией Карабаха и прилегающих районов, Азербайджан никогда не прекращал идеологически, политически и военно готовиться к их возвращению и восстановлению своей территориальной целостности. 25 лет дипломатии, которая не привела к достижению мира, лишь закрепила шаткое статус-кво — неприемлемое по международному праву — и подогрела желание азербайджанцев отомстить и возместить ущерб. Мобилизуя средства массовой информации и школы, азербайджанская военная пропаганда старательно поддерживала национальное стремление к возмездию — и использовала конфликт в националистических целях — с таким положительным эффектом, что вопрос Карабаха стал священным делом, единственной вещью, которая может примирить власть и оппозиции и обеспечить все более воинственное общественное мнение.

Во внешней политике Азербайджан больше не является слабой и изолированной страной, какой был в первые годы своей независимости. Власть укрепилась и стабилизировалась под председательством Гейдара Алиева и его сына, возглавляющих страну с 1993 года, сопротивляясь попыткам путча некоторых полевых командиров, которые едва не спровоцировали раздел страны в первые годы независимости, в 1992 и 1993 годах. Напротив, национальные лидеры смогли построить многомерную внешнюю политику с хорошими отношениями с Россией, Турцией, Ираном, Соединенными Штатами и Израилем, который со своим турецким союзником внес большой вклад в военную и технологическую подготовку страны к война в Карабахе.В этой связи следует особо отметить связи между Азербайджаном и Россией.

Хотя Баку не присоединился к структурам военно-политической интеграции, продвигаемым Россией, Организацией Договора о коллективной безопасности и Евразийским союзом, задуманным как соперники НАТО и ЕС, стране удалось избежать отчуждения Москвы, в частности, за счет больше не стремится к сближению с Западом — ошибка, совершенная, в глазах Москвы, и Грузией, и Арменией. Точно так же, в отличие от ряда стран бывшего Советского Союза, в Азербайджане не было «цветной революции», зараженной тем антироссийским духом, которого Россия никогда не могла терпеть.Более того, в основе азербайджанского общества мало враждебного отношения к России, язык и культура которой все еще имеют определенную печать, особенно среди образованной бакинской элиты. Наконец, что не менее важно, экономические связи и взаимозависимость между двумя странами после распада СССР являются основными факторами российско-азербайджанского геостратегического баланса.

Степанакерт, сентябрь 2020 г. Авторские права: Shutterstock

Слишком много просчетов?

С другой стороны, Армения, и прежде всего ее правящие элиты, продолжали совершать политические ошибки, которые, без разрыва традиционного союза с Россией, затрудняли для России сохранение ее неизменной поддержки.И эти политические ошибки были таковы, что способствовали сближению России и Азербайджана.

Среди этих ошибок есть ошибки, совершенные всеми правительствами Армении после прекращения огня 1994 года, и те, которые, несомненно, более серьезные, совершенные нынешним правительством. Первые проистекают из того, что можно было бы назвать «национализмом слабых», который затемняет их способность оценивать региональную ситуацию, когда-либо меняющуюся в их ущерб. Армянские элиты, всегда думающие о геноциде 1915 года, даже если он был совершен в Османской империи, а не в России, отвергают любые уступки по Карабаху, даже не реституцию какой-то части оккупированных районов.А если серьезно, то новый премьер-министр Никол Пашинян, пришедший к власти в 2018 году в результате антикоррупционной и прозападной цветной революции, которая не понравилась Москве, отмел «Мадридские принципы» и, прежде всего, посмел предложить вернуть Карабах Армения, несмотря на 25 лет переговоров между двумя сторонами под эгидой Минской группы, которой ОБСЕ поручило урегулирование конфликта. Перед лицом такой непримиримости со стороны такой маленькой и экономически слабой страны Москве стало трудно продолжать безоговорочную поддержку.Но, помимо поведения двух воюющих стран, в России произошли изменения, которые побудили ее уменьшить поддержку Еревана в пользу Баку. Чтобы объяснить это, нам необходимо вкратце остановиться на двух других основных региональных участниках конфликта, Турции и Иране.

Иранская позиция

Иран традиционно был проармянски настроен, несмотря на его религиозные связи с Азербайджаном (шиизм преобладает в обеих странах), которого он опасается по существу по политическим причинам, особенно из-за того, что Баку установил хорошие отношения с США и Израилем.Но страна также изменилась в неблагоприятном для Армении направлении. И руководство Еревана этого не предвидело. Хотя в 1994 году Тегеран все еще мог защищать армянское дело против Азербайджана, такое отношение невозможно сегодня в иранском обществе, где азербайджанский фактор сейчас так силен. А независимый и соседний Азербайджан уже не тот, что был в 1990 году, став после прокладки трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан в 1996 году богатым и влиятельным производителем нефти и газа, обеспечивающим поставки в регион и Европу.

Турецкая позиция

Турция повернулась к мускулистому исламо-национализму как во внутренней, так и во внешней политике после сирийского болота и неудавшегося государственного переворота 2016 года. Страна отошла от западной ориентации, которая навязала ей некоторую умеренность в армяно-азербайджанских отношениях. конфликт и определенная сдержанность в отношении России, с которой она впредь будет соревноваться на своем собственном участке. И снова Ереван недооценил глубокие потрясения, вызванные внутренними изменениями во власти Турции.

Но если в конфликте с Азербайджаном из-за Карабаха для Армении и была действительно фатальная слепота, то она заключалась в том, что она не могла прочесть изменения в крупнейшем региональном игроке, России, бывшей советской опекунской державе, которая, по общему признанию, была обеспокоена своим «близким» за границей », но по-прежнему играет основополагающую роль и имеет интересы, отличные от интересов Армении.

У России больше нет ни интересов, ни власти для вмешательства в Карабах

Очевидно, что Россия, столкнувшись с непримиримой, но слабой и изолированной Арменией, а также с решительным и сильным Азербайджаном, не имела другого выбора, кроме как нейтрализовать первую, чтобы иметь дело со второй.К этим национальным параметрам следует добавить изменение баланса реальности региональной геополитики, поскольку, с одной стороны, Иран вступает в контакт — не поддерживая Армению, как он всегда делал, и проявляя большую солидарность с Азербайджаном из-за новых геополитических обстоятельств — а с другой стороны, Турция более активно вступает в схватку, чтобы установить экономическое «конкурентное партнерство» с Россией в противовес западным державам, которое Турция использует стратегически в своей политике поддержки Азербайджана.

На самом деле, понимание новой российской политики в карабахском конфликте требует обходного пути в виде нового отношения Турции к этой войне, ее внутренних и внешних изменений и, что еще более важно, новой сложной конфигурации двусторонних отношений, которая далеко заходит. не говоря уже о Карабахе.

Тертер, Азербайджан — 10 октября 2020 г. Авторские права: Нурлан Мамедзаде, Shutterstock

Турция приняла новое отношение

Турцией управляет коалиционное правительство, состоящее из одного элемента, Milliyetçi Hareket Partisi , Партии националистических действий, известное как ее название указывает на ее национализм и солидарность с националистическими кругами в других тюркских странах, включая Азербайджан, которая всегда была более активной. более проницательны, чем другие страны тюркского мира, для пантюркистских аргументов.Но национализм правительства не ограничивается только этой группой, роль которой во властной структуре не следует переоценивать. На самом деле это, прежде всего, главная партия власти, АКП (Партия справедливости и развития) и ее лидер, которые после двух относительно либеральных и проевропейских мандатов премьер-министра (2002-2011 гг.) Приняли более националистический и критикуют Запад — который считают враждебным Турции и союзнику Азербайджана — из-за сирийского кризиса и его тревожных последствий для внутренней политической жизни.Чувствуя себя (как и Россию) непонятыми и нелюбимыми западными странами, Турция считает слишком благоприятными аргументы Армении по поводу Карабаха, Турция усилила свои обязательства перед Азербайджаном. Теперь это имеет военное измерение в виде советников, поставок оружия, особенно беспилотников. Турция, похоже, направила сирийских наемников рядом с азербайджанцами. Но помимо этого прямого турецкого взаимодействия, необходимо проанализировать новые турецко-российские отношения с точки зрения причин новой политики России в Карабахе.

Во-первых, Россия с некоторой горечью вынуждена осознавать, что через 30 лет после распада Советского Союза у нее больше нет средств стремиться определять судьбу своих бывших вассальных государств. Как и Азербайджан, большинство этих государств выросли в автономии и национальном суверенитете. Во-вторых, новые игроки, теоретически незнакомые с этой зоной, оставили свой след, например, Турция на Кавказе и в Центральной Азии, а также Китай, который жадно грызет, по крайней мере с экономической точки зрения, районы, обычно отдаваемые России.На Кавказе, где Турция настаивает, военная ситуация и ситуация с безопасностью особенно важны для Москвы, потому что прошло полтора века с тех пор, как любая иностранная держава осмелилась бросить вызов России у самых ее границ. Другими словами, Россия постоянно оспаривается за постсоветское пространство, экономически, политически и идеологически, но впервые за долгое время конкуренция вступила в военную сферу. Таким образом, решительное военное вмешательство Турции, которое, несомненно, позволит Азербайджану, его союзнику, вернуть утраченную территорию, станет для Путина ожесточенным пренебрежением.Считается, что Турция снова поднимается в военном отношении на Кавказе, где османы были изгнаны войсками царя. Сочетание причин может объяснить, почему Путин допускает военное турецкое вторжение на Кавказ. Ему нужна Турция, как соперник, так и буферная страна, на других театрах военных действий, помимо Кавказа, особенно в Сирии и Ливии, и в то же время как союзник против Запада, которого и русские, и турки не хотят мешать при заселении. региональные конфликты.

Сирийский конфликт

Путин смог извлечь выгоду из разногласий между Турцией и ее традиционными западными союзниками, чтобы ослабить и даже дестабилизировать НАТО, отчасти успешно.Однако он дошел до того момента, когда он должен заплатить за это цену, т.е. пойти на уступки Турции на Кавказе, приняв турецкое вторжение в область, где традиционно доминировала Россия, поскольку он не может контролировать кипучего Эрдогана. По сути, в Сирии, где народная революция арабской весны превратилась в гражданскую и региональную войну, в которую вовлечена Турция, власть Анкары стала более авторитарной. Дистанцируясь от Запада, который обвиняет только в том, что он учитывает интересы своей безопасности в ущерб своим собственным, Турция сблизилась с Россией.Когда сирийский кризис развязал НАТО, хотя Москва и Анкара заняли противоположную позицию в Сирии, Россия проявила себя более склонной к сотрудничеству и внимательной к проблемам безопасности Турции. Как де-факто обязательная держава в Сирии, Россия позволила Турции вмешаться на местах, чтобы защитить свою длинную границу с Сирией, когда-то проницаемую для антитурецких партизан РПК — организации, которую сами западные страны назвали террористической, — подкрепленной прямой поддержкой Запада в контекст битвы против Исламского государства.Кроме того, пользуясь недоверием Запада к поставкам в Турцию ракет «Пэтриот», Путин сумел продать Анкаре ракеты С-400, превратив Турцию в неожиданного троянского коня для подрыва его западного соперника. Кроме того, сотрудничество с Турцией в области экономики и энергетики настолько обширно и разнообразно, что их экономики взаимозависимы. Другими словами, в политическом, стратегическом и экономическом плане Россия сопровождала освобождение Турции от западных логов, только чтобы увидеть, как она распространилась на Кавказ — шаг, который благоприятствовал Азербайджану, хорошие отношения которого с Турцией хорошо известны.

Сдерживание амбиций Турции в «ближнем зарубежье» сводится к нанесению ударов марионетками на сирийском фронте, однако без реального успеха, но первые выстрелы однозначны. Понимая, что для Турции граница с Сирией вызывает наибольшую озабоченность, Россия активизирует свои сети в Идлибе, как и в других оккупированных ею регионах, чтобы бомбить протурецких повстанцев и напомнить Анкаре, что Турция не должна претендовать на то, чтобы всемогущий в регионе. Но чем больше Россия нацеливается на повстанцев, защищаемых Турцией в Сирии, тем больше турецкая поддержка Азербайджана растет.Эта борьба за власть вынуждает Москву и Анкару вести переговоры и устанавливать баланс влияния между ними.

Заключение

Из шестинедельной карабахской войны можно сделать несколько выводов. В Ереване власть Никола Пашиняна ослаблена, и премьер-министр может быть вынужден уйти в отставку, что является сигналом для любого правительства Армении, которое попытается слишком сильно освободиться от Москвы. С другой стороны, в Азербайджане следует укреплять авторитарную власть президента Ильхама Алиева.

Размещается новый региональный заказ со следующими характеристиками:

— Россия, которая наблюдала за мирным планом, подписанным между Арменией и Азербайджаном, показала, что она остается главной силой на своем заднем дворе, где она даже становится сильнее. Действительно, впервые в истории конфликта он сможет развернуть военный контингент численностью 2000 человек, на что он не рассчитывал, особенно с учетом нежелания Азербайджана к любым формам российского военного присутствия на Кавказе.

— Турция завоевывает позиции на Кавказе, ее поддержка Азербайджана была решающей в победе Баку. Что касается вознаграждения, он получил коридор между Нахичевань и Азербайджаном, что для него означает связь с остальным тюркоязычным миром, линию сообщения из Стамбула в степи Средней Азии, то есть реализацию старая турецкая мечта.

— Запад все больше уходит в регион, поскольку сопрезиденты Минской группы, Франция и США, почти отсутствовали в течение шести недель конфликта, который закончился переговорами, на которые они не были приглашены.Со своей стороны, Турция и Россия показали, что они могут действовать сообща в нескольких местах, в Карабахе, Ливии, Сирии, даже если их позиции и интересы расходятся, как это имеет место в Сирии, Ливии и даже в других местах, чтобы управлять конфликтами, несмотря на их разногласий, оставляя в стороне Запад, приглашенный признать изменения в международном порядке, который больше не является тем, чем он был раньше.

Перевод Мойи Джонса.

Другие публикации Байрама Бальчи

.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *