Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Экспедиция на северный полюс 9 месяцев: «Всего лишь девять месяцев прожили мы на этой льдине, а как много пережито» — В стране

Содержание

«Всего лишь девять месяцев прожили мы на этой льдине, а как много пережито» — В стране

На льдину экспедиция высадилась в мае 1937 года и за девять месяцев совершила дрейф на 2,5 тысячи км. Однако в Гренландском море льдина почти полностью разрушилась и спасение папанинцев стало эпопеей, за которой наблюдал весь Советский Союз.

Непредсказуемый лед

Экспедицию папанинцев готовили около пяти лет. До них никто еще не пробовал жить на дрейфующей льдине в течение долгого времени, собирая при этом бесценный материал для исследований. Отправляясь на Северный полюс, ученые, благодаря тому, что направление движения льда можно было просчитать, представляли, как пройдет их маршрут, но они не могли предвидеть, как долго продлится и чем закончится их путешествие.

«Черт возьми, всего лишь девять месяцев прожили мы на этой льдине, а как много пережито», — писал потом в своем дневнике радист Эрнст Кренкель. В его воспоминаниях наиболее подробно описана вся история первой научно-исследовательской станции «Северный полюс». Кроме Кренкеля и Папанина в составе станции работали метеоролог Евгений Федоров и океанолог Петр Ширшов. Еще одним участником экспедиции был пес Веселый, которого взяли для того, чтобы он предупреждал полярников о приближении к станции белых медведей.

Готовя папанинцев, организаторы экспедиции постарались предусмотреть все — от условий работы самого передового для той поры оборудования до бытовых мелочей. Их снабдили солидными запасами продовольствия, походной лабораторией и приборами для научных исследований, ветряком для выработки энергии и радиостанцией для передачи сообщений. Главной особенностью экспедиции папанинцев было то, что ее готовили на основе теоретических представлений об условиях пребывания на Северном полюсе, не имея практики, поэтому сложнее всего было предусмотреть главное: как снять ученых с льдины.

Есть продовольствие и топливо — плыви себе, дрейфуй

«Конечно, риск перед отправлением в такие места всегда присутствует, но было сделано все возможное, чтобы его минимизировать, несмотря на то, что фундаментальные знания о высокоширотной Арктике тогда отсутствовали, кроме данных, которые получил Нансен (норвежский мореплаватель и путешественник, ученый-географ Фритьоф Нансен — прим. ТАСС) — это было все, на чем можно было строить предположения», — сказал ТАСС об экспедиции 1937–38 годов последователь папанинцев — известный российский полярный путешественник, почетный полярник России, председатель Полярной комиссии Русского географического общества Виктор Боярский. Он зимовал на дрейфующей станции «Северный полюс – 24» в конце 1970-х годов.

Начальник дрейфующей станции «Северный полюс» Иван Папанин выступает на митинге

© Яков Халип/ТАСС

«На самом деле пребывание на льдине, когда есть продовольствие и топливо, — не сильно рискованное занятие — плывешь себе, дрейфуешь», — считает Боярский. Примерно такое же впечатление складывалось у папанинцев первые несколько месяцев дрейфа. Об их быте на льдине можно судить по экспозиции в Российском государственном музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге. Там представлена палатка, в которой жили участники экспедиции, ветряк, динамомашина и другие предметы, служившие первым полярникам.

Палатка размером 4 х 2,5 м утеплялась по принципу пуховика: каркас обтягивали тремя чехлами — внутренний был сшит из парусины, далее шел подбитый гагачьим пухом шелковый чехол, наружная оболочка — из тонкого черного брезента, пропитанного водонепроницаемым составом. На полу в качестве утеплителя лежали оленьи шкуры. «Настоящая палатка у нас в экспозиции была до начала 2000-х годов, но потом ее убрали из-за ее ветхости. Нужны специальные условия, чтобы ее сохранить, поэтому она сейчас находится в фондах», — рассказала ТАСС специалист научно-просветительского отдела музея Ингрид Сафронова.

«Папанинцы вспоминали, как им здесь было тесно, но они умудрились установить в палатке даже лабораторию. Они в дневниках вспоминали, как боялись что-нибудь задеть и разбить эти «тайны океана». Им нужно было иметь акробатические качества, чтобы перемещаться внутри тесной палатки, да еще в громоздкой одежде», — рассказала Сафронова.

Первые концентрированные смеси

«Питались они очень хорошо. Колбаса, сало, масло, сыр. И у них были концентрированные суповые смеси — «прародители» бульонных кубиков, только гораздо более полезные и вкусные. Эти смеси были специально разработаны для СП-1 (эта аббревиатура со временем закрепилась для обозначения экспедиции — прим. ТАСС) и после того, как они себя хорошо в этой экспедиции проявили, они были поставлены на поток производства в Советском Союзе. Одной такой пачки было достаточно, чтобы сварить отличный наваристый суп на четверых», — рассказала сотрудник музея Арктики.

Спецпроект на тему

Продовольствие для папаницев было расфасовано в металлические банки, каждая весила по 45 кг. Для приготовления пищи использовали примусы и паяльные лампы. Для экономии места вся посуда — кастрюли, сковородки, чашки, были изготовлены так, чтобы один предмет входил в другой — этот принцип потом тоже стал широко применяться производителями кухонной посуды.

Все оборудование, посуда, постройки для полярников специально создавались из облегченных, но прочных материалов, чтобы лед не сломался под их тяжестью. В том месте, где высадились полярники, его толщина составляла около трех метров.

Тонкое место

Папанинцы изначально понимали, что их ждут трудности, но они были воодушевлены и готовы к риску, понимая, что они совершают важнейшие открытия. «Не верится, что мы на полюсе, не верится, что в такой прозаической обстановке осуществилась столетняя мечта прогрессивного человечества», — написал он в дневнике 21 мая 1937 года после высадки на льдину из самолета АНТ-4.

Во время работы станции Петр Ширшов проводил промеры глубины, брал образцы грунта, пробы воды на разных глубинах, определял ее температуру, соленость, содержание в ней кислорода. Пробы тут же обрабатывались в походной гидрохимической лаборатории. Одной из главных задач научной станции были метеонаблюдения, за них отвечал Евгений Федоров. Ученые измеряли атмосферное давление, температуру, относительную влажность воздуха, определяли скорость и направление ветра. Данные тут же передавались по радиосвязи на остров Рудольфа. Сеансы связи проводились четыре раза в сутки.

Эрнст Кренкель за работой

© Public domain via Wikimedia Commons

Трудности начались после нового года, когда льдина довольно быстро двигалась на юг и попадала в непогоду. «Оказалось, что для первой станции самое «тонкое место» — это возможность съемки с льдины. Это проявилось, когда возникла необходимость достаточно экстренной эвакуации. Одно дело — высадиться на Северном полюсе, а когда льдина ушла на юг, началась активная ломка льдов, речи о посадке самолета быть не могло, дирижабль, как мы знаем, трагически погиб… Не было возможности оперативно отреагировать на ситуацию. В этом риск той первой экспедиции был выше, чем современных аналогов», — отметил Виктор Боярский.

Когда треснул лед, они сели играть в шахматы

Самые тревожные дни у папанинцев выдались в конце января — начале февраля. «Вечер 31 января. Пятый день бушует пурга. Дмитрич (Иван Дмитриевич Папанин) и Петя (Ширшов) пошли на трещину — проверить сохранность гидрологического хозяйства. На всякий случай привязались друг к другу веревками. На полпути Петя заметил в снегу тонкую извилину трещины. Дмитрич промерил ее лопатой. Лопата провалилась. Значит, трещина глубокая — возможно, лопнула льдина», — написано в дневнике Кренкеля.

Полярники старались сохранять спокойствие и соблюдать обычный распорядок. «В палатке, нашей славной старой жилой палатке, вскипал чайник, <…> готовился ужин. Неожиданно, в самом разгаре приятных приготовлений, раздался резкий толчок и скрипучий шорох. Казалось, где-то рядом рвут шелк или полотно», — вспоминал Кренкель о том, как трещал лед, сужая площадку станции.

Дрейфующая станция «Северный полюс-1»

© ТАСС

«Дмитрич спать не мог. Он курил (первый признак волнения) и возился с хозяйственными делами. Иногда он с тоской поглядывал на репродуктор, подвешенный к потолку. При толчках репродуктор слегка качался и дребезжал. Под утро Папанин предложил сразиться в шахматы. Играли вдумчиво, спокойно, с полным сознанием важности выполняемого дела. И вдруг сквозь грохот ветра снова прорвался необычный шум. Судорожно содрогнулась льдина. Мы решили все же не прекращать игру», — написал он о моменте, когда льдина треснула под самой палаткой.

Даже когда стихия оставила полярникам для существования крошечную площадку в бушующем холодном океане, они не паниковали и отказывались посылать сигнал бедствия. Кренкель тогда довольно буднично передал по радио сообщение Папанина: «В результате шестидневного шторма в 8 часов утра 1 февраля в районе станции поле разорвало трещинами от полукилометра до пяти. Находимся на обломке поля длиной 300, шириной 200 метров. Отрезаны две базы, также технический склад с второстепенным имуществом. Из топливного и хозяйственного складов все ценное спасено. Наметилась трещина под жилой палаткой. Будем переселяться в снежный дом. Координаты сообщу дополнительно сегодня; в случае обрыва связи просим не беспокоиться».

К полярникам уже двинулись корабли «Таймыр» и «Мурман», но добраться до станции им оказалось очень непросто. Они приблизились на 50–60 км, и ночью полярники видели свет их прожекторов, однако ближе подойти было нельзя из-за сложной ледовой обстановки. Планы послать за полярниками самолеты не осуществились — площадка, которую полярники готовили для посадки самолета на льду, разрушилась. Один из самолетов, посланных на поиски полярной станции с корабля, затерялся, и для него самого потребовалась спасательная операция. Корабли смогли пробиться к станции, когда образовалась полынья, они получили в пути значительные повреждения во льдах. 

Ледокол «Таймыр», самолет летчика Г.Власова и пес Джон, прибывшие для снятия с льдины экспедиции Ивана Папанина

© Яков Халип/ТАСС

18 февраля 1938 года наконец показались корабли. «Дмитрич стоял на высоком торосе и махал флагом. Был ясно виден дым парохода, затем показались мачты», — написал Кренкель в дневнике.

«Мурман» и «Таймыр» пришвартовались к ледовому полю в полутора километрах от полярной станции в 13 часов 40 минут 19 февраля. Они приняли на борт всех участников экспедиции и их снаряжение. 21 февраля папанинцы перешли на ледокол «Ермак», который доставил их в Ленинград 16 марта.

Опыт нужно копить

«Конечно, им было сложнее всего: они были первыми. Потом у нас целая плеяда замечательных станций прошла, и с каждым годом опыт накапливался. В разные ситуации попадали люди, и поэтому ошибок предыдущих стараются избегать. Горе ждет тех путешественников, ученых, которые не используют предыдущий опыт», — сказал Боярский.

Последняя станция «Северный полюс» была организована в России в 2015 году.

Екатерина Андреева

Экспедиция на Северный полюс – Газета Коммерсантъ № 126 (844) от 08.07.1995

Газета «Коммерсантъ» №126 от

&nbspЭкспедиция на Северный полюс

Русский и канадец опровергли Рейнхольда Месснера
       1 июля из Монреаля в Москву прибыли гражданин России Михаил Малахов и канадец Ричард Вебер, успешно завершившие первый в истории человечества автономный лыжный переход к Северному полюсу с самостоятельным возвращением на землю. Стартовав 13 февраля 1995 года с острова Уорд Хант, они 12 мая достигли полюса, а 15 июня завершили маршрут на побережье Канады. Таким образом, участники перехода абсолютно безо всякой поддержки извне провели во льдах Арктики более четырех месяцев и преодолели за это время почти 2000 километров.
       
       Не вызывает сомнения, что это была одна из самых сложных экспедиций, которые когда-либо предпринимались в Арктике. Старт в условиях полярной ночи, тяжелое снаряжение, сверхнизкие температуры в течение четырех месяцев, плохие погодные условия около берегов Канадского арктического архипелага, большая протяженность маршрута — все это было по силам только очень хорошо подготовленным людям. Но столь же несомненно, что среди современных путешественников, интересующихся Арктикой, именно Ричард Вебер и Михаил Малахов были в наибольшей мере наделены необходимыми качествами для такой экспедиции. Они имели огромный опыт пребывания во льдах и обладали исключительной выносливостью. Вдвоем они четыре раза достигали Северного полюса на лыжах, и каждый из них в общей сложности провел больше года в путешествиях по льдам Северного ледовитого океана.
       
       Ричард Вебер, 36 лет. Женат, имеет двух сыновей. Проживает в Гатнио Парке недалеко от Оттавы. Ричард встал на лыжи в два года, а уже с шести лет принимал участие в соревнованиях. В 1977 году он стал членом канадской национальной лыжной команды. К окончанию своей спортивной карьеры в 1985 году он выиграл 20 турниров по лыжному спорту и биатлону, включая чемпионат Канады, и входил в сборную страны по лыжам на четырех чемпионатах мира.Михаил Малахов, 42 года. Живет в Рязани. Женат, два сына. Закончил Рязанский медицинский институт. Кандидат медицинских наук. Материалы для докторской диссертации собирает во время своих полярных экспедиций. Научная тема — адаптация к экстремальным условиям Арктики и медицинское обеспечение полярных экспедиций. В течение нескольких лет преподавал в рязанском мединституте. Работал хирургом.
       
       Ричард Вебер параллельно с занятиями спортом учился в университете города Вермонт и по окончании учебы получил диплом инженера-механика. Вместе со своей женой Жозе Оклер он владеет предприятием по изготовлению детских саней для лыжного бега. В 1986 году он принял участие в международной экспедиции (руководитель — американец Билл Стигерас), которая на собачьих упряжках дошла до Северного полюса. Вебер и его товарищ по команде Брент Бодди стали первыми канадцами, достигшими полюса. В 1988 и 1989 годах следуют еще две экспедиции на Северный полюс, в первой из которых Вебер руководил канадской группой. В 1992 году Вебер и Малахов впервые дошли до полюса без собачьих упряжек, мототехники и помощи с воздуха (за 108 дней), однако обратный путь они проделали всего за несколько часов — на самолете.
       Михаил Малахов впервые участвовал в полярной экспедиции в 1982-1983 годах. Затем, в 1986 и 1988 годах, он принимал участие в лыжных походах в Арктику, за что получил звания почетного полярника и заслуженного мастера спорта. В 1989 году в рамках экспедиции «Ледовая прогулка», которая состояла из восьми человек, представлявших семь стран мира, он дошел на лыжах до Северного полюса (и стал первым русским путешественником, достигшим его со стороны Канады). А когда он вместе с Ричардом Вебером в третий раз дошел до полюса в 1992 году, на высшей точке Земли впервые был водружен российский флаг.
       После прилета в Москву Малахов и Вебер провели пресс-конференцию, на которой рассказали собравшимся журналистам обо всем, что испытали на протяжении всего маршрута. Они отметили, что успешно завершить его им позволил прежде всего опыт совместных экспедиций. По словам путешественников, у них никогда не возникало ощущения безысходности, хотя они, по их собственному признанию, не лишены чувства страха. Малахов и Вебер считают, что страх — нормальное человеческое состояние, и главное — суметь его преодолеть. «Мы никогда не теряли чувства уверенности, мы верили, что переход нам по силам, — сказал Малахов. — 16 последних миль мы шли примерно 40 часов. Лед становился все более изломанным, иногда мы шли просто по ледяной каше. В начале пути температура была минус 58 градусов, а в конце — плюс 11. Всего за час до конца экспедиции, когда уже был виден берег, я провалился в полынью и очень испугался. Растаявший лед затягивал меня, как в болоте, но мне удалось выбраться. И самое парадоксальное, что я испугался не умереть, а потерять лыжи». Путешественникам и на этот раз не везло ни с погодой, ни со льдами, но им удалось заранее рассчитать количество необходимых продуктов — на каждого 105 порций по 7000 килокалорий — и скорость передвижения.
       «Северный полюс был просто поворотной точкой нашего путешествия, — рассказал Вебер. — Наш базовый лагерь находился в шести милях от полюса. Когда мы налегке дошли до него, началась сильная метель, мы все же три раза сделали замеры координат, но очень замерзли и тут же пошли обратно, даже не поев. В четвертый раз приходить туда каждому из нас было не очень приятно. Мы спешили вернуться обратно».
       По признанию самих путешественников, за всю экспедицию они не смеялись, хотя оба не лишены чувства юмора. «За четыре месяца у нас просто не было повода, да и сил тоже. А за все время у нас было всего два чудесных дня — 1 апреля и один день в мае, когда светило солнце и совсем не было ветра», — добавил Малахов. Снаряжение у участников было самое лучшее, которое можно найти в Канаде. Оно было куплено за $5000 на деньги одного из основных спонсоров экспедиции — банка «Российский кредит», — а страхование жизни путешественников осуществила компания «Аско-Рязань».
       Одним из факторов успеха Михаил Малахов назвал командный дух. «У нас не было серьезных споров. Мы не делили ни славу, ни деньги, ни женщин. Это и сделало нас самой сильной командой, состоящей, правда, всего из двух человек».
       В одном из своих интервью покоритель всех восьмитысячников мира Рейнхольд Месснер, после того как побывал на Северном полюсе, заявил: «Никто не сможет дойти туда и вернуться назад без собак и посторонней помощи». Легендарный альпинист ошибся.
       «Мы не знаем, есть ли сейчас люди, которые смогут это повторить. Мы не хотим быть нескромными, но уверены, что для покорения полюса необходимы прежде всего опыт подобных путешествий, точный научный расчет, серьезная физическая подготовка и огромная предварительная работа. Пока мы не понимаем, как мы это сделали, но мы это сделали» — такими словами завершили пресс-конференцию Ричард Вебер и Михаил Малахов.
       
       ДМИТРИЙ Ъ-ВОСКРЕСЕНСКИЙ
       

Комментарии Главные события дня в рассылке «Ъ» на e-mail

Д.Рогозин лично дал старт работе дрейфующей арктической станции Северный полюс -2015. На пару месяцев?

Российская дрейфующая арктическая станция Северный полюс-2015 (СП-2015) начала работу. Вопрос: Нужно ли возрождать дрейфующие станции в Арктике?

19 апреля 2015 г российская дрейфующая станция Северный полюс-2015 (СП-2015) официально начала работу.

 

Арктика — это важнейшая территория, где проходит набирающий силу Северный морской путь (СМП) и расположена кладовая природных ресурсов, в тч нефти и газа.

Современные технологии делают более эффективными использование СМП и добычу нефти и газа в регионе.

Освоение Арктики является двигателем развития промышленности, в тч судостроения, спецтехники, авиатехники, спецодежды.

 

Напомним, что работа 1й в мире советской  дрейфующей станции СП-1 началась в июне 1937 г в 20 км от Северного полюса.

Оборудование и имущество станции было выгружено с ледокола.

Длительность экспедиции, за время которой льдина в дрейфе прошла 2000 км, составила 9 мес.

Руководил СП-1 герой освоения Арктики, легендарный советский полярник И. Папанин.

Высадка на льдину в период таяния — это было откровенное геройство, за что весь народ любил и уважал полярников.

 

Уже потом полярные станции начали организовывать осенью, в период формирования льдин, и заканчивать их деятельность летом, в период таяния льдин.

В 2013 г последняя СП-40 прекратила существование из -за разлома льдины.

Ныне происходит масштабное возрождение программы дрейфующих СП.

 

За прошедшие почти 80 лет многое изменилось.

Романтика освоения Арктики сменилась жестким требованием времени.

Наиболее важная задача СП-2015, вероятно, геополитическая.

Если не мы — то нас.

Этим, вероятно, объясняется спешка и не совсем удачное время начала работы СП-2015.

 

Известно, что станция называется СП-2015, а не СП -41.

СП с порядковыми номерами организовывал Арктический и антарктический научно-исследовательский институт, ААНИИ Росгидромета.

Ныне обеспечено прямое финансирование из федерального бюджета.

 

СП-2015, до начала таяния льдов в Арктике, сможет работать лишь около 2 месяцев, а не 9 месяцев, как те станции, работа которых начиналась осенью.

Основная цель работы нынешней СП — изучение проявления изменений в Арктике, связанных с глобальным потеплением.

Многого сделать полярники не успеют, но все же лучше так, чем никак. 

 

В техническом плане также изменилось многое.

Вместо ледокола ныне использована авиация.

Взлетно -посадочную полосу предварительно подготовили бойцы  военного десанта, которые успешно десантировались на выбранное место.

Затем, с прилетевшего самолета выгрузили оборудование и имущество.

Далее вертолетом перевезли участников экспедиции и грузы на выбранную льдину.

 

Тренд нынешнего времени — присутствие в Арктике чиновников различного ранга, которые на непродолжительное время стремительно прибывают на место действия, и так же стремительно убывают.

Церемония открытия СП-2015 состоялась 18 апреля 2015 г.

Присутствовали глава госкомиссии по развитию Арктики Д. Рогозин, С. Донской и зачем- то примкнувший к ним глава Минэкономразвития А. Улюкаев.

Хотя мелькнуть в Арктике ныне для чиновников — это, вероятно, важный этап в карьере.

На Шпицбергеновском пятачке было тесно.

Даже глава Минобрнауки, сгонявший только что на Северный полюс, повстречался на Шпицбергене с Д.Рогозиным.

Сложно представить А.Луначарского во главе 7 школьников, совершающих поход к Северному полюсу, или наркома В.Ногина, открывающего СП вместе с героями — полярниками.

Но времена меняются.

Тогда информационные войны с Западом были, вероятно, не столь распространены и  еще не было столь явной американской угрозы.

 

Епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков освятил СП — 2015 и подарил полярникам Владимирскую икону Божией матери.

Это важный и трогательный для нас день, потому что у нас была мечта побывать на Северном полюсе, проникновенно поведал Д.Рогозин.

Он тоже подарил полярникам икону А. Невского.

С. Донской подарил им книги О. Куваева Территория.

Трогательно, очень трогательно.

Энтузиазм чиновников на этом не закончился.

Д. Рогозин намерен лично испытать созданную для Арктики спецодежду из изготовленной в России ткани.

 

Кратковременно побывавшие в Арктике чиновники теперь могут носить гордое звание полярников.

Отдельное спасибо, вероятно, нужно сказать тем людям, которые организовали это.

Дело это опасное и недешевое.

 

 Нужно ли возрождать дрейфующие станции в Арктике?

Участники экспедиции «Северный полюс-2015» отправились в Арктику

Российские ученые высадились на лед в районе 89 градуса северной широты и 20 градуса восточной долготы. Здесь они оборудуют дрейфующую станцию «Северный полюс — 2015». Об этом сообщил Юрий Сычев, заместитель директора по науке на общественных началах «Полярного фонда» («Фонд полярных исследований»), инициировавшего экспедицию.

«Участники дрейфа уже на месте, их 22 человека. Они заняты установкой научного оборудования. В трехмесячный дрейф пойдут 18 человек, в том числе 7 сотрудников Арктического и Антарктического НИИ Росгидромета. Официальное открытие станции назначено на 18 апреля», — сказал Сычев. Для высадки на лед участников дрейфа использовали самолет вместо привычного в таких случаях ледокола. «Самолет приземлился на ледовую взлетно- посадочную полосу у самого полюса. Оттуда вертолетом людей и грузы доставили к заранее выбранной для дрейфа льдине», — рассказал Юрий Сычев. Этот способ намного дешевле похода на ледоколе и к тому же оперативнее, сообщает ТАСС. Возможность использовать авиацию возникла благодаря российским военным, высадившимся ранее в районе полюса и оборудовавшим взлетно-посадочную полосу.

Одна из задач дрейфующей станции «Северный полюс — 2015» — геополитическая. «Нам необходимо сохранять свое присутствие в Арктике. После эвакуации дрейфующей станции «Северный полюс 40″ в июне 2013 года из-за разлома льдины, это первая российская дрейфующая станция, — отметил собеседник агентства. — Коллеги из Норвегии успели за это время высадить две дрейфующие станции». В Арктическом и Антарктическом НИИ сообщили, что в этом году дрейфующую станцию «Северный полюс — 41» институт самостоятельно открывать не будет. Прошлый год, как ранее сообщал ТАСС, был пропущен по причине перерасхода средств на досрочную эвакуацию станции «Северный полюс 40». Финансирование станции «Северный полюс — 2015», как уточнил Сычев, будет осуществляться за счет прямой субсидии федерального бюджета, окончательный размер которой согласовывается.

Участники дрейфа станции «Северный полюс — 2015» станут свидетелями самого динамичного арктического сезона. По сложившейся за многие годы работы в Арктике традиции, дрейфующие станции открывались осенью, после окончания теплого сезона, когда была уверенность в надежности выбранной для дрейфа льдины, экспедиция занимала год. Ледокол решал сразу две задачи — по снятию предыдущей и высадке новой дрейфующих станций. Со станцией «Северный полюс — 2015» получилось иначе, ее дрейф начинается в период бурного таяния арктических льдов и продлится до июня. «Главная научная задача ученых на станции «Северный полюс — 2015″ зафиксировать все проявления изменений в Арктике, связанных с глобальным потеплением», — отметил Сычев. Ученые будут вести океанологические, биосферные, аэрологические наблюдения и геомагнитные измерения. Их результаты покажут, есть ли условия для активизации судоходства по Северному морскому пути  и благоприятствуют ли климатические изменения в Арктике строительству транспортного флота и его береговой инфраструктуры», — отметил Сычев.

Официальное открытие первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс — 1» состоялось 6 июня 1937 в 20 километрах от Северного полюса. Экспедиция длилась 9 месяцев, льдина прошла более 2000 километров. Ее руководителем был известный полярник Иван Папанин.

В преддверии Дня Полярника

  Рубрика «Экологические итоги». Вопросы освоения Арктики. Ведущая рубрики Вера Серебровская беседует с руководителем группы полярной океанологии Института океанологии РАН, почетным полярником РФ Сергеем Писаревым

otr-online.ru

Сергей Писарев
руководитель группы полярной океанологии Института океанологии РАН, почетный полярник РФ

Вера Серебровская: Приветствую зрителей «Экологических итогов». 21 мая в России отмечают день полярника. В этот день в 1937 году, то есть ровно 80 лет назад, была открыта первая дрейфующая полярная станция «Северный полюс». В канун профессионального праздника покорителей высоких широт мы решили поговорить об освоении Арктики, научных исследованиях, которые там проводятся, и климатических изменениях, которые происходят на самом севере нашей планеты.

Гость в студии – руководитель группы полярной океанологии Института океанологии РАН, почетный полярник России Сергей Писарев. Сергей, добрый вечер. Спасибо, что пришли в эту студию.

Сергей Писарев: Добрый вечер.

В.С.: Вообще редко вас можно застать в Москве. Как правило, вы дрейфуете вместе со льдинами или ледоколами на самых высоких широтах нашей планеты.

С.П.: Да, это так.

В.С.: И, во-первых, хочется поздравить вас с праздником.

С.П.: Большое спасибо.

В.С.: Откуда вы сейчас вернулись и куда собираетесь в ближайшее время?

С.П.: В этом году я уже и в Антарктиде поработал в короткой экспедиции, и дрейфовал, как я и делаю последние 13 лет, в центре Арктики на дрейфующей станции «Барнео». Это российский сезонный дрейфующий лагерь. Я там выполняю некие работы вот уже 12 лет подряд.

В.С.: Но действительно 21 мая 1937 года – это такая точка отсчета масштабного освоения Арктики. А что было до папанинцев?

С.П.: Арктикой люди интересовались поневоле, просто потому что они там жили. А с точки зрения первых научных измерений со льда это были измерения двух суден в 1882 году. Они были затерты во льдах Карского моря. Они шли с научным оборудованием в Диксон, имея разрешение имперского правительства. Это были иностранные суда, голландцы. Они были затерты, вынесли оборудование на лед и стали измерять со льда. То была экспедиция Стефанссона в 1914 году. Потом еще между голландцами был беспримерный дрейф Нансена. Я бы так сказал. Научные измерения со льда производились до нашей «СП» 3 раза. Но все, кто готовил «СП-1» (Папанин и т.д.), они все об этом знали, внимательно читали и все это использовали в своей работе.

В.С.: Давайте напомним телезрителям про эту самую первую экспедицию. Итак, первая в мире советская полярная научно-исследовательская дрейфующая станция «Северный полюс-1». В ее состав входили 4 человека. Это руководитель станции Иван Папанин, радист Эрнст Кренкель, метеоролог и геофизик Евгений Федоров и гидробиолог и океанолог Петр Ширшов, кстати, именем которого ваше судно называется.

Высадил полярников на льдину 21 мая 1937 года самолет легендарного летчика Михаила Водопьянова. Станция дрейфовала 9 месяцев. И за это время было сделано много интересных открытий. Так папанинцы впервые измерили глубину океана у полюса – 4290 метров. Обнаружили теплую атлантическую воду Гольфстрима на глубине нескольких сот метров, а также рачков и водорослей на глубине 3000 м. До этого считалось, что на Северном полюсе всегда высокое давление и не меняется погода. Оказалось, что там образуются циклоны и теплее, чем думали раньше.

Сергей, что-то есть к этому добавить? Что еще там открыли?

С.П.: Есть добавить. Не в плане, что открыли. Тут все верно перечислено. Тут добавить нечего. Или наоборот очень много что добавить. Но по-крупному это верно. Поскольку я знаком с дочерью Ширшова, мне довелось цифровать те измерения, которые они делали, имея в руках личный архив Петра Петровича Ширшова, вот эту миллиметровку, где он писал своей рукой. И это превращалось в цифры. Это было много лет назад.

И одно дело – сухие открытия и так далее. А другое – понимание того, что люди вручную опускали известные мне по весу приборы, вручную опускали до 4000 м. Они не могли это сделать в одни сутки. То есть сегодня они, например, измеряли в пределах в 0-1000 м, завтра – 1000-2000, потом глубже, глубже и глубже. И так в 4 дня они получали ту станцию, которую я теперь за 40 минут делаю на автоматических лебедках. Это вызывает уважение.

Вот эта палатка маленькая, если кто ее видел. Так жить впритирку 9 месяцев. Это было испытание для мужчин.

В.С.: С тех пор там не сильно условия изменились. Палатки стали разве что попросторнее и там обогреваются. Но спрашивают телезрители: «Было ли вам когда-нибудь на Северном Полюсе жарко?». Мы же сказали сейчас, что оказалось, что не так холодно. Думали, что там совсем -50.

С.П.: Слово «не так» – это означает все-таки минус 20 – минус 30. Просто думали, что еще холоднее. Но это Северный Ледовитый океан. Он всегда мягче, чем где-то в центре Якутии. Там континент. И там всегда температуры более радикально меняются. Это более континентальный климат. А в океане всегда помягче. Было ли мне жарко? Конечно, перетопишь эту палатку – какое-то время жарко. Выключишь – и через 2 часа уже холодно.

В.С.: Такой вопрос, который обыватель может, наверное, не знакомый с ситуацией на Северном полюсе: «Почему же все-таки льдина папанинцев растаяла?». Казалось бы, -25. Лед не тает.

С.П.: Но лед в океане все время движется. Если вы попадете на полюс, вы секунды не продержитесь, потому что средняя скорость дрейфа – 10 см в секунду. То есть раз – и вы уже не на полюсе. А они просто дрейфовали 9 месяцев. Их вынесло к Гренландии. А там уже океан сравнительно теплый. И там большая динамика льдов. Они вначале разрушались, потом таяли, и потом, слава богу, ледоколы спасли.

В.С.: Очень сильно погода изменилась за последнее время и в центральной части России. Вот этот май. Я не знаю, вы застали или вы были тоже на северном полюсе. В самом начале было прохладно, мягко говоря, если не сказать холодно. И вот телезрители интересуются: то, что меняется погода, климат меняется на Северном полюсе, влияет ли это на погоду в центральной части России?

С.П.: Тут разные ученые по-разному говорят. Все влияет на нашей планете. Это живой организм. Но я бы не сказал, что эти связи столь линейны и прямые. Я бы такой образ. Знаете, вы идете куда-то с собакой гулять из этого угла вот в тот сквер. Это климат. Вы идете по прямой. А собака ваша все время бегает. Это погода. Конечно, как-то влияет то, что вы идете в сквер. Но погода, вот эти виляния на длинном поводке, может быть в этом году холодной в мае, а климат совершенно в другую сторону идет. Есть, конечно, влияние.

В.С.: Но то, что в Арктике действительно теплеет – это факт неоспоримый.

С.П.: Да.

В.С.: Даже измерения папанинцев, если сравнить их с нынешними, то сейчас вода в Северном Ледовитом океане стала теплее в 2 раза.

С.П.: Нет.

В.С.: Это ваши слова я цитирую.

С.П.: Мои слова, да?

В.С.: Да.

С.П.: Ух ты. Дело в следующем. Россия изучает Арктику лет 110 с научной точки зрения. Не осваивает, как казаки, а наука. Лет 110. И у нас был уже период потепления. Он как раз был с 1920-х по 1940-е годы. Он уже был. И, соответственно, в 1937 году дрейфующая льдина застала достаточно теплый период. И, конечно, не все данные полностью можно сравнить. Но да, какие-то воды были тогда холоднее, но какие-то были теплее. То есть не теплее, а такие же. И тот период (1920-1940-е годы) подкрепляет все те теории… Кто не согласен с трендом и антропогенным влиянием на климат, они сразу приводят этот период (1920-1940-е годы), когда да, у нас было меньше материалов, но похоже, что потепление было такое. У меня даже есть доклады на английском языке, где я сравниваю, как газеты писали тогда: «Ох, Арктика теплеет». И прямо цитата одна на другой. То есть все по кругу.

В.С.: Все циклично. Наши режиссеры подготовили графику, на которой видна динамика таяния льдов в Северном Ледовитом океане. Так вот, за последние 30 лет толщина арктических льдов в среднем уменьшилась наполовину. И, как утверждают некоторые ученые, если так пойдет и дальше, то к 2070 году Земля может полностью лишиться северной ледяной шапки. Вы согласны с таким мнением? Как можете прокомментировать?

С.П.: Абсолютно верно, как она меняется. И это со спутника показано. И тут нечего обсуждать. А только одна деталь. В 1920-1940-е годы у нас были самолетные разведки тогда. В 1925 году первая… То есть это более-менее сравнимые данные. И, например, в минимум льда 2007 года мы, будучи на самом мощном европейском ледоколе «Polarstern», не смогли пройти по тому же району, где выдающийся советский океанолог Николай Николаевич Зубов на парусно-моторном боте прошел в 1934 году вокруг Земли Франца-Иосифа. То есть что хочу сказать? Есть признаки, что все-таки это цикличность. Но это как бы процесс изучения. То, что площадь 1979 года меньше, чем сейчас – это бесспорно. Как было в 1920-1940-е годы – есть, что обсуждать. И отсюда вывод – это цикл или тренд.

В.С.: Еще одно доказательство того, что действительно теплеет – это если раньше самолеты, которые открывали ледовые станции, обустраивали свои лагеря на так называемых паковых льдах, то есть 3-4-летних. Но это вы меня сами когда-то на Северном полюсе научили этой терминологии. То сейчас только однолетние льдины попадаются уже несколько лет.

С.П.: Да.

В.С.: Однолетняя льдина – это которая рождается в холодный период…

С.П.: Дело в том, что чтобы обустроить ледовый аэродром, вам нужен лед по возможности ровный, чтобы вам меньше было скалывать льда и меньше намораживать… Это некое ремесло. И вы всегда норовите высадиться на тот лед, который ровный. А какой лед у нас ровный? Это однолетний. Потому что в принципе самолеты всегда садятся на однолетний лед. Другое дело, что много было другого льда (и это было с самолетов). И тот же однолетний лед… я сам уже 30 лет работаю в Арктике. Я прекрасно помню, как ты летишь по какому-то маршруту – вот эта льдина годится для ледового лагеря, вот эта. А вот эта лучше. А сейчас полдня летаешь – слава богу, хоть одну нашел. Более-менее, не хотелось бы, но нет выбора. То есть, безусловно, структура льда поменялась, он резко помолодел. Безусловно, не сохраняются многолетние льды. Но напрямую со взлетно-посадочными полосами и самолетами это не связано. Потому что самолеты всегда искали однолетний лед.

В.С.: Расскажите, пожалуйста, в двух словах, какие исследования сейчас проводятся в Арктике. Океан, вода в океане. Почему, если вода потеплела, льды не тают… У нас, кстати говоря, есть ролик. Мы его чуть-чуть попозже посмотрим. Буквально сейчас поясните, и дальше будем смотреть.

С.П.: Лед – это самый медиафакт, и все об этом знают, что лед сокращается. Дальше вопрос – почему он сокращается? Это океан, где та самая атлантическая вода на глубине потеплела, или это атмосфера? Воздух тоже вроде теплее стал в результате всяких подсчетов. И для этого ведутся исследования.

Поскольку вода на глубине потеплела, а на поверхности нет, то такие люди, как я, задаются вопросом: «А это тепло проникает ли ко льду, влияет ли? Может ли оно вообще проникнуть?». Дело в том, что там некая стратификация, некая плотностная, что ли, крышка. И баланс печки этих глубинных атлантических вод и крышки, некий галоклин, скачок солености, который запирает, он ослабляется, а она утепляется. Или она утепляется – он становится сильнее. И вот этот баланс и позволяет рассчитать, идет тепло от океана или нет.

Кажется, что океан, безусловно, влияет, но в гораздо меньшей степени, чем атмосфера. А в атмосфере множество метеорологических автоматических станций. Они все дрейфуют. У нас сейчас дрейфующих станций нет с 2013 года. Мы только сезонно дрейфуем. Это станция «Барнео» у Северного полюса. Она работает только месяц. Никто сейчас год не дрейфует по комплексу причин. Но зато очень много автоматических устройств в Арктике, то есть множество дрейфующих станций измеряются уж по крайней мере параметры атмосферы и океана. Все физические параметры измеряются в автоматическом режиме на спутнике. И масса информации.

В.С.: Но благодаря Сергею Писареву и его коллегам у нас есть возможность совершить путешествие к самым широким широтам, увидеть, как проходят научные исследования и даже полюбоваться северным сиянием. Сейчас мы посмотрим видеоролик, сделанный в ходе научной экспедиции в 2015 году, а Сергей Викторович будет комментировать, что происходит на экране.

С.П.: Это международная экспедиция на ледоколе «Polarstern». Я в пяти таких принимал участие. Они выходят от Европы, идут к полюсу, заходят до Канадской котловины. Естественно, животные – это самое красивое, что в Арктике. Это не то же самое, что вертикальное распределение температуры до глубины 4000 м. Медведи подходят. Летом они везде достаточно часто встречаются. Эти достаточно упитанные. Это явно самка с детенышем. Он уже почти таких же размеров.

В.С.: Это уже довольно взрослый детеныш.

С.П.: Да. Он два года с ней ходит. Потом он, видимо, ее покинет. Так уже размеры сравнялись.

В.С.: Сейчас давайте послушаем. Что они говорят – какие вкусные ученые?

С.П.: Нет. Конечно, они бы и ученых съели. А когда идет ледокол (вы видели, это я в этом красном костюме), еще одновременно летает вертолет вокруг. И то, что у меня было в руках, такой, как вы назвали, фен – это некий обрывной… то есть измерение на 1000 м без лебедки. А это другие виды работ. Это такая комплексная экспедиция. Конечно, колоссальное количество материала собирается. И там мельком проходили разнообразные приборы, в том числе этот желтый. Вот мы его установили – это некий буй, который будет следующие два года в автономном режиме работать в Арктике. И эти буи и некоторые другие посылают информацию через спутник. И я каждый день в Москве на своем компьютере (и завтра, и в субботу, и в воскресенье) буду иметь столько же неких вертикальных профилей характеристик океана, сколько папанинцы получили за все 9 месяцев своего дрейфа. То есть ежедневно столько же, сколько за 9 месяцев. И то был безусловный подвиг. А сейчас это технологии. Тоже, конечно, некие навыки, некое ремесло. Тоже холод, тоже всякие сложности.

Вот тоже интересный эксперимент. Специальные батометры – это такие большие бутылки для взятия проб воды в океане. И после того, как вы возьмете и правильно проанализируете воду (это такой проект «геотрассеры»), вы можете сказать, что, например, в верхних 50 метрах Северного Ледовитого океана вблизи Северного полюса у вас 15% воды из реки Маккензи, 28% — из реки Лена.

В.С.: Давайте посмотрим северное сияние. Откуда оно там?

С.П.: Это Баренцево море. Это не центральная Арктика. И поскольку это лето, то в Баренцевом море часты северные сияния. Но, конечно, лучше его наблюдать зимой. Зимой оно еще красивее.

А тут, как вы видите, члены международной экспедиции приходят в восторг. И есть, от чего. Если я видел уже, то чуть меньше восторга. Но вообще это красиво. Мне очень нравится до сих пор.

В.С.: Сергей, возвращайтесь к нам.

С.П.: Возвращаюсь.

В.С.: Я думаю, что любой, кто увидел этот ролик, тоже захотел побывать и на Северном полюсе. И, кстати, телезрители спрашивают: «Какая толщина льда и можно ли жить в пластах льда?».

С.П.: В пластах, пожалуй, нет. Толщина этого однолетнего, куда самолеты садятся – это где-то 140-180 см. Жить довольно сложно, потому что морской лед мы бурим – и туда тут же поступает вода. То есть невозможно жить. То есть некие пещеры, которые в материковом льду, который на островах лежит, который образуется из снега. А тот лед, на котором мы дрейфуем – он образуется из соленой морской воды. В нем жить нельзя.

В.С.: Сейчас очень много говорят, и действительно так и есть – сложная экологическая обстановка. Вот что касается Арктики, ваши наблюдения говорят ли о том, что там экологическая ситуация ухудшается?

С.П.: Я не вижу, чтоб она ухудшалась. А по сравнению с тем, что было, так она даже улучшается. Дело в том, что, может быть, многие помнят – в 2007 году наш президент, проводя рукой, стоя на Земле Александры, сказал: «Вот эти бочки надо убрать». К сожалению, я в составе экспедиций 10 лет тоже туда завозил бочки. Не лично.

В.С.: Но это было…

С.П.: Да, это было в 1980-е годы. И очень приятно, когда в 2013 году я до боли знакомые места… Там каждая вторая бочка знакомая. Нет ни одной. Я считаю, что эти колоссальные проекты – при всем при том ни капельки нефтяных разводов. Конечно, я не делал химический анализ. Но визуально это абсолютно чисто. И уж точно убран весь металл, все куски.

В.С.: Это такая колоссальная работа по всей Арктике проведена?

С.П.: Она идет шаг за шагом. И многие острова уже очищены. И эта работа, насколько я знаю, продолжается. Это такая расплата за наши прошлые грехи. Но то, что вообще на это обратили внимание и серьезно взялись, это приличные ресурсы. Но по крайней мере металла нет, который, кстати везде – в Антарктиде на зарубежных станциях. Просто люди так хищнически работали в высоких широтах.

В.С.: Я сейчас хочу уточнить у наших режиссеров, сколько времени до конца эфира, можем ли запускать рубрику «Экологический контроль». Очень интересная беседа. Я думаю, что когда вернетесь из следующей экспедиции, мы продолжим говорить, в частности, о том, к чему приводят наши научные исследования. Гостем студии был руководитель группы полярной океанологии Института океанологии РАН, почетный полярник России Сергей Писарев. Сергей, еще раз вас с вашим профессиональным праздником.

На Северном полюсе (1937)

Авторский фильм Марка Трояновского посвящен экспедиции на дрейфующей станции «Северный полюс — 1» под руководством И.Д. Папанина, воздушной экспедиции по организации «СП-1» под руководством О.Ю. Шмидта.

 21 мая 1937 года при помощи самолёта в районе Северного полюса была организована первая научно-исследовательская дрейфующая станция «Северный полюс-1» (СП-1) под руководством Ивана Папанина. Участники экспедиции гидробиолог Петр Ширшов, геофизик Евгений Федоров, радист Эрнст Кренкель и руководитель Иван Папанин в течение девяти месяцев вели научные наблюдения на станции. За это время она прошла в результате дрейфа 2850 км до восточного побережья Гренландии, откуда 19 февраля 1938 года полярников сняли ледоколы «Таймыр» и «Мурман».

По сталинскому заданию, для победы социализма во славу нашей Родины, летели на Северный полюс сыны великого русского народа — посланцы культуры нового мира…

Цитируется с экрана

В фильм вошли кинокадры: доставка членов экспедиции и оборудования самолетами, развертывание лагеря, бытовые съемки, строительство аэродрома, проводы самолетов на «Большую землю»; деятельность членов воздушной экспедиции: полет, приземление, старт самолетов, в том числе в зимних условиях в Холмогорах, Нарьян-Маре, на Новой земле, острове Рудольфа. Пейзажи Арктики. Митинг в Москве в честь возвращения экспедиции О. Ю. Шмидта. Среди членов экспедиций Шмидта-Папанина: летчики Водопьянов, Молоков, Мазурик, Алексеев; Э. Кренкель, П. Федоров, В. Ширшов.

ПРОИЗВОДСТВО: Московской студии «Союзкинохроники»

Фильм перешёл в разряд «Общественное достояние»

СОЗДАТЕЛИ ФИЛЬМА

Автор-оператор и участник экспедиции: Марк Трояновский
Режиссёры монтажа: Я.М. Посельский, И.Н. Венжер
Ассистенты режиссёра: М.С. Спандарьян, С.И. Каплун
Текст песни: П. Герман
Композитор: Д. Блок
Звукооператор: И. Ренков


СПРАВКА

1. Советская экспедиция 1937 года состояла из 34 человек, включая четвёрку папанинцев.
2. Начальником экспедиции был назначен О.Ю. Шмидт, а его заместителем М.И. Шевелёв
3. Подготовка экспедиции началась весной 1936 года и проходила в режиме секретности. Базой экспедиции был выбран остров Рудольфа, часть архипелага Земля Франца-Иосифа, самый северный из советских арктических островов. 
4. 24 марта 1937 года учатники экспедиции вылетели на 4-х больших четырёхмоторных самолётах:

5. В составе экспедиции были опытные штурманы, бортмеханики; синоптик экспедиции — Б. Л. Дзердзеевский, радисты — С.А. Иванов, Н.И. Стромилов,  корреспондент «Известий» Э.С. Виленский (также исполнял обязанности повора), кинооператор «Союзкинохроники» Марк Трояновский. Обязанности врача возложили на Ширшова.
6. Официально о полёте мир узнал только в мае 1937 года. Из дневника Марка Трояновского: «23 мая 1937 года.  Нам сообщили, что сегодня газеты вышли с опозданием и полны материалов о полёте. Итак, наконец-то мы официально существуем».
7. Обустройство четверки полярников на льдине площадью около 4 кв. км заняло около 16 дней. 6 июня самолеты покинули экспедицию, «Северный полюс – 1» перешел в режим автономного дрейфа.
8. Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км.
9. После экспедиции всем четверым папанинцам были присвоены звания Героев Советского Союза, в марте 1938 года Папанину, Кренкелю, Федорову и Ширшову были присвоены звания докторов географических наук.


10. Вторая советская научно-исследовательская дрейфующая станция была открыта 12 лет спустя. Работала со 2 апреля 1950 года до 11 апреля 1951 года. Начальник станции — Сомов М. М., впоследствии основавший первые советские станции в Антарктиде.

Использована информация открытых интеренет-источников, а также дневниковых записей Марка Трояновского «…С веком наравне. Дневники. Письма. Записки» (Изд. —М; РОССПЭН, 2004)

Дрейфующие во льдах — Арктик-фонд

91
А826

Арктика — история освоения и изучения. Наука, реальность, легенды [Текст] = Arctic — History of Exploration and Investigations. Science, Reality, Legends : (к 110-летию со дня рождения И.Д. Папанина): [сборник] / Рос. акад. наук, Кол. науч. центр, Мурм. мор. биол. ин-т, Полярнинский городской ист.-краевед. музей ; [редкол.: Г. Г. Матишов (отв. ред.), А. Д. Чинарина, В. В. Денисов и др.]. — Апатиты : Изд-во Кольского научного центра РАН, 2006. — 200 с. : цв. ил.

Аннотация: Представлены материалы конференции «Арктика — история освоения и изучения. Наука, реальность, легенды (к 110-летию со дня рождения И.Д. Папанина)», организованной городским историко-краеведческим музеем г. Полярного при поддержке ЮНЕСКО, администрации, ЗАТО г. Полярного. Статьи (доклады участников) посвящены проблемам и истории изучения и освоения Арктики, а также фактам из жизни и деятельности полярных исследователей (И.Д. Папанина, С.О. Макарова, Ю.М. Шокальского).

Имеются экземпляры в отделах: всего 1 : АФ (1)

91
А826

Арктика — мой дом [Текст] : [книга для детей среднего и старшего школьного возраста]. — Москва : Северные просторы. — (Полярная энциклопедия школьника). [Кн. 1] : История освоения Севера в биографиях знаменитых людей / [науч. ред. и сост. В. И. Магидович]. — 2000. — 280 с. : цв. ил., табл., портр. ; 29 см. — Указ. имен: с. 276-277.

Аннотация: Как и другие книги полярной энциклопедии, эта книга представляет большой интерес для тех, кто желает узнать о Севере планеты Земля и о Севере России, об истории освоения северных просторов, а также о тех людях, которые открывали и изучали неведомые далекие земли (в том числе и полуостров Камчатка). Книга богато иллюстрирована цветными фотографиями, картами походов и плаваний и иллюстрациями из книг, написанных путешественниками и исследователями.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), КХ (1), ИАО (1)

91
Б703

Блон, Жорж. Великий час океанов: Полярные моря [Текст] = La grande Aventure des Océans: Les Mers Froides / Жорж Блон ; [пер. с фр. А. М. Григорьева ; предисл. В. А. Одинцова ; послесл.: В. А. Дыгало, А. В. Шумилова ; коммент.: А. М. Григорьева, В. А. Дыгало, В. А. Шумилова]. — Москва : Мысль, 1984. — 190, [2] с.

Аннотация: Книга посвящена исследованиям Арктики и отчасти Антарктики. Автор рассказывает об экспедициях Франклина, Норденшельда, Де-Лонга, Навсена, Андре, Амундсена, Скотта, Шарко, Пири, о русских путешественниках Дежневе и Беринге, о советской дрейфующей станции «Северный полюс — 1».

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Б915

Бурлаков, Юрий Константинович. Папанинская четверка: взлеты и падения [Текст] : [научно-популярная литература] / Ю. К. Бурлаков ; ред. Г. Д. Бурков. — Москва : Европейские издания, 2007. — 221, [1] с.

Аннотация: Книга рассказывает о героической странице в летописи Арктики — дрейфующей станции «Северный полюс-1». Это новое издание об истории папанинской четверки вобрало в себя все самое интересное, что было опубликовано о героях-полярниках за прошедшие десятилетия. В книге впервые собраны вместе не только биографии И.Д. Папанина, Э.Т. Кренкеля, Е.К. Федорова, П.П. Ширшова, но и их воспоминания и дневники.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Б835

Бороздин, Виктор Петрович. На льдине — в неизвестность. Папанинцы [Текст] : документальная повесть / Виктор Бороздин. — [Москва] : Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия», 1971. — 173, [2] с.

Аннотация: Документальная повесть о первых советских людях, посланных на покорение Северного полюса — папанинцах.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), Ред/кн (1)

91
В748

Вопросы географии [Текст] : [сборник / редкол.: С. А. Ковалев (пред.), Ю. К. Ефремов, А. М. Комков и др.]. — Москва : Мысль. — (Научные сборники московского филиала географического общества СССР). Сб. 101 : Арктические дрейфующие станции. Исследования океана / [отв. ред.: Е. М. Сузюмов, Г. С. Тихомиров, Б. В. Юсов]. — 1976.

Аннотация: В сборнике помещена серия статей, отражающих результаты географических работ в связи с основными этапами жизни и деятельности И.Д. Папанина. Имя И.Д. Папанина получило широкую известность в связи с работами первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс».

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Г682

Гордиенко, Павел Афанасьевич. Северный Ледовитый… [Текст] / П. А. Гордиенко ; О-во «Знание» РСФСР, Ленингр. орг. — Ленинград : Знание, 1973. — 39, [2] с.

Аннотация: В брошюре рассказывается о том, как за годы первых пятилеток был обоснован, проложен и развит Северный морской путь. Особое внимание уделяется исследованиям природы в высоких (приполюсных) широтах и дрейфующим станциям «Северный полюс». Брошюра рассчитана на широкий круг читателей.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), Ред/кн (1)

91
Г874

Громов, Борис Васильевич. 104 — на дрейфующей… [Текст] / Бор. Громов ; [ред. С. Бубенщиков]. — Москва : Издательство политической литературы, 1964. — 68, [4]

Аннотация: «Челюскинская эпопея». Не каждый знает, особенно люди молодого поколения, что означают эти два слова. Настоящая книга и расскажет об этом читателю. Описанные в ней события произошли свыше 30 лет назад. Арктическая экспедиция на пароходе «Челюскин», возглавляемая выдающимся советским ученым коммунистом О.Ю. Шмидтом, совершала тогда переход Северным морским путем в целях изучения и освоения его для плавания. Судну не удалось пробиться до чистой воды Тихого океана. «Челюскин» был затерт, раздавлен льдами и затонул. 104 человека оказались на дрейфующем льду Северного Ледовитого океана. Два месяца жили и трудились они в ледовом лагере, пока их не вывезли на материк отважные советские летчики. Участвующие в спасении челюскинцев летчики первыми в нашей стране были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
Д534

Дмитриев, Александр Алексеевич. Имена на дрейфующем льду [Текст] : к 75-летию дрейфующей станции «Северный полюс-1» и 100-й смене полярников на СП / А. А. Дмитриев, Н. А. Корнилов, В. Т. Соколов ; под ред. Ю. А. Горбунова ; М-во природ. ресурсов и экологии Рос. Федерации, Федер. служба по гидрометеорологии и мониторингу окр. среды, Гос. науч. центр Рос. Федерации «Аркт. и Антаркт. науч.-исслед. ин-т». — Санкт-Петербург : ААНИИ, 2012. — 310 с.

Аннотация: Данная книга ставит целью еще раз с благодарностью вспомнить имена тысяч полярников, отдавших многие и лучшие годы своей жизни изучению Арктики. В начале сделана попытка воспроизвести во многом драматическую историю того как к людям XVI-XIX веков приходило осознание того, что Северный Ледовитый океан огромен, почти постоянно закован в лед, который к тому же еще и дрейфует. Это сделано на примере анализа наиболее известных экспедиций прошлого, многие годы пытавшихся искать Северо-западный и Северо-восточный проходы между Атлантическим и Тихим океанами, а также полюсных экспедиций. Большая часть книги посвящена отечественным высокоширотным экспедициям «Север» и дрейфующим станциям «Северный полюс» с 1937 по 2012 гг., причем основной акцент сделан не на научно-технической стороне вопроса, а на увековечение славных имен участников этих экспедиций.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Д867

Дуэль, Игорь. Линия жизни [Текст] : (документальная повесть) [о О.Ю. Шмидте] / Игорь Дуэль. — Москва : Издательство политической литературы, 1977. — 126, [2] с.

Аннотация: Неповторимая личность Героя Советского Союза академика Отто Юльевича Шмидта вызывала восхищение современников. Слава его была поистине всемирной. Подчиняясь небывалому ритму жизни нашей молодой страны, Шмидт как бы прессовал время собственной жизни. Потому он сумел оставить заметный след в самых разных, порой, казалось, несовместимых областях государственной и научной деятельности. Имя О.Ю. Шмидта неотделимо от героической эпопеи освоения Арктики.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1), АФ (1)

91
З-915

Зубов, Николай Николаевич. В центре Арктики [Текст] : очерки по истории исследования и физической географии Центральной Арктики / Н. Н. Зубов ; [обл., тит. и заставки худож. С. М. Кованько]. — Москва ; Ленинград : Главсевморпуть, 1948. — 390, [1] с.

Аннотация: Доктор географических наук инженер-контрадмирал профессор Н.Н. Зубов является одним из крупнейших советских ученых в области океанографии и одним из основоположников советской науки о льдах. Описания Арктического бассейна, составляющие содержание этой книги, дадут читателю подлинное представление об Арктике и помогут уяснить сущность многих наблюдающихся там своеобразных явлений природы — так, как они раскрыты в науке.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (2)

91
З-915

Зубов, Николай Николаевич. Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов [Текст] / Н. Н. Зубов ; [отв. ред. И. П. Магидович]. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1954. — 473, [1] с.

Аннотация: Книга об отечественных мореплавателях — исследователях океанов и морей — охватывает время от первых военных и торговых плаваний древних славян и до исследований, произведенных советскими людьми, вплоть до начала Великой Отечественной войны Советского Союза.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), Ред/кн (1)

91
З-915

Зубов, Николай Николаевич. Русские в Арктике [Текст] : стенограмма публичной лекции, прочитанной в Центральном лектории Общества в Москве / Н. Н. Зубов ; [ред. М. Б. Черненко] ; Всесоюз. о-во по распространению полит. и науч. знаний. — Москва : Правда, 1948. — 29, [2] с.

Аннотация: Предлагаем вашему вниманию стенограмму публичной лекции доктора географических наук профессора Н.Н. Зубова «Русские в Арктике», прочитанной автором в Центральном лектории Всесоюзного Общества по распространению научных и политических знаний в Москве.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), Ред/кн (б-ка В.И. Лымарева) (1)

91
К193

Каневский, Зиновий Михайлович. Льды и судьбы (Очерки об исследователях и исследованиях советской Арктики) [Текст] / Зиновий Каневский. — Москва : Издательство «Знание», 1973. — 172, [3] с. : рис., фот. ; 21 см. — Библиогр.: с. 174. Аннотация: В книге рассказывается об исследователях и исследованиях Арктики, о рельефе дна Северного Ледовитого океана, о природе и климате Арктики.

Аннотация: Книга рассказывает о судьбах тех, кто посвятил жизнь исследованию высоких широт, кто долгими месяцами дрейфует во льдах, обследует труднодоступные северные острова, проникает в холодные океанские глубины, при любых условиях ведет наблюдения на отдаленных зимовках, чтобы дать прогноз нам, жителям Большой земли.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
К709

Корякин, Владислав. Отто Шмидт [Текст] / Владислав Корякин ; Рус. геогр. о-во. — Москва : Вече, [2011]. — 412, [19] с.

Аннотация: Знаменитый полярник, директор Арктического института, талантливый руководитель легендарной экспедиции на «Челюскине», обеспечивший спасение людей после гибели судна и их выживание в беспрецедентно сложных условиях ледового дрейфа… Академик Гурий Иванович Марчук в предисловии к книге напоминает, что О.Ю. Шмидт был первопроходцем не только на просторах северных морей, но и в такой «кабинетной» науке, как математика, — еще до начала его арктической эпопеи, — а впоследствии и в геофизике. Послесловие, написанное доктором исторических наук Сигурдом Оттовичем Шмидтом, сыном ученого, подчеркивает столь необычную для нашего времени энциклопедичность его познаний и многогранной деятельности, уникальность самой его личности, ярко и индивидуально проявившей себя в трудный и героический период отечественной истории.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Л198

Лактионов, Александр Федорович. Северный полюс [Текст] : очерк истории путешествий к центру Арктики / А. Ф. Лактионов. — Москва : Морской транспорт, 1955. — 469 с

Аннотация: очерк истории путешествий к центру Арктики, начиная с первых путешествий (Пифей из Массалии, IV в. до н.э., фризы и норманны, XI в.) и Генри Гудсона (1607 г.) до 1945 г. Автором дано обстоятельное описание многочисленных полярных экспедиций по освоению северных территорий, поискам подходов к достижению, удачных и трагических попыток достичь Северного полюса. Многочисленные портреты исследователей, карты, архивные экспедиционные фотографии.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

​​​​91
М125

Магидович, Иосиф Петрович. Очерки по истории географических открытий [Текст] : в 5 т. / И. П. Магидович, В. И. Магидович. — Москва : Просвещение. Т. 5 : Новейшие географические открытия и исследования, 1917-1985 гг. — 1986. — 223 с.

Аннотация: Рассказывается об открытиях и исследованиях Антарктиды, об успехах космического землеведения — выявлении многочисленных гигантских кольцевых структур и трансконтинентальных линеаментных зон, — об изучении исследователями рельефа дна Мирового океана, об исследованиях Арктики и Северо-Востока Азии, о покорителях высочайших вершин планеты, об изменениях на физической карте материков, об освоении Северного морского пути.

Имеются экземпляры в отделах: Аб/н (3), ЧЗ (1), АФ (1), КХ (1)

551
Н347

Научные исследования в Арктике [Текст] : научное издание. — Санкт-Петербург : Наука. Т. 1 : Научно-исследовательские дрейфующие станции «Северный полюс» / И. Е. Фролов [и др.] ; гл. ред.: И. Е. Фролов, В. Ф. Радионов ; Фед. служба по гидрометеорологии и мониторингу окр. среды, ГНЦ РФ, Арктический и антарктический науч.- исследоват. ин-т. — 2005. — 267с.

Аннотация: В монографии описана история создания дрейфующих станций, в Арктическом бассейне начиная с 1937 г., изложены основные цели и задаче выполненных наблюдений. Описаны способы организации дрейфующих станций, снаряжение и оборудование для жизнеобеспечения и научных наблюдений на дрейфующих станциях «Северный полюс» и воздушных и высокоширотных экспедициях.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

84Д
П 17

Папанин, Иван Дмитриевич. На полюсе [Текст] : рассказ : [для дошк. возраста] / И. Д. Папанин ; [худож. В. И. Винокур]. — Москва : Детская литература, 1988. — 59,[5]

Аннотация: Рассказ про полярников станции «Северный полюс — 1» (Папанин, Федоров, Кренкель, Ширшов), художественное описание их экспедиции (дрейф на льдине).

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
П170

Папанин, Иван Дмитриевич. Лед и пламень [Текст] / И. Д. Папанин. — Москва : Политиздат, 1978. — 414, [2] с.

Аннотация: Автор этой книги, дважды Герой Советского Союза, кавалер восьми орденов Ленина, известен всему миру как начальник первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс-1». И.Д. Папанин рассказывает в свой книге о том, как под руководством партии и правительства осваивался Северный морской путь и обживались районы Крайнего Севера, об удивительных людях — ученых, моряках, летчиках, чьими трудами были покорены эти суровые края; о том, как создавался советский научный флот и какие проблемы решают сегодня наши ученые, осваивая Мировой океан.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Р892

Русская Арктика: столетие в фотографиях [Текст] = The Russian Arctic. A Hundred Years in Photographs / [фот.: Николя Гернета, Сергея Горшкова, Никиты Кузнецова и др. ; тексты Павла Рыбкина ; пер. с англ.: Михаила Разуваева, Григория Кулика ; ред. англ. текста: Михаил Разуваев, Люсиль МакКей]. — Москва : Paulsen, 2015. — 198 с.

Аннотация: Почему книга, которую вы держите в руках, называется «Русская Арктика: столетие в фотографиях»? Наверное, можно было замахнуться и на 1000 лет, вспомнить о походах викингов и поморов. Однако современное освоение Арктики начинается для России в 1915 году. В августе того года Русское Товарищество «Нефть» пробурило первую скважину в районе реки Чибью, на территории нынешней Республики Коми. Тогда, из-за начавшейся Первой мировой войны, продолжить работы не удалось, но впоследствии именно Чибьюское месторождение стало первым полноценным источником нефти на севере страны. Этот важный исторический шаг по промышленному освоению недр Арктического региона был сделан ровно 100 лет назад. Нельзя обойти вниманием и тех исследователей, которые буквально за несколько лет до 1915 года предприняли отчаянные, трагические, но все же славные экспедиции в Арктику: Георгия Седова, Георгия Брусилова, Владимира Русанова.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Р892

Русская Арктика: столетие в фотографиях [Текст] = The Russian Arctic. A Hundred Years in Photographs / [фот.: Николя Гернета, Сергея Горшкова, Никиты Кузнецова и др. ; тексты Павла Рыбкина ; пер. с англ.: Михаила Разуваева, Григория Кулика ; ред. англ. текста: Михаил Разуваев, Люсиль МакКей]. — Москва : Paulsen, 2015. — 198 с.

Аннотация: Почему книга, которую вы держите в руках, называется «Русская Арктика: столетие в фотографиях»? Наверное, можно было замахнуться и на 1000 лет, вспомнить о походах викингов и поморов. Однако современное освоение Арктики начинается для России в 1915 году. В августе того года Русское Товарищество «Нефть» пробурило первую скважину в районе реки Чибью, на территории нынешней Республики Коми. Тогда, из-за начавшейся Первой мировой войны, продолжить работы не удалось, но впоследствии именно Чибьюское месторождение стало первым полноценным источником нефти на севере страны. Этот важный исторический шаг по промышленному освоению недр Арктического региона был сделан ровно 100 лет назад. Нельзя обойти вниманием и тех исследователей, которые буквально за несколько лет до 1915 года предприняли отчаянные, трагические, но все же славные экспедиции в Арктику: Георгия Седова, Георгия Брусилова, Владимира Русанова.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
С766

Станция «Северный полюс»: жизнь папанинцев на дрейфующей льдине [радиограммы зимовщиков 1937-1938 г.] [Текст] . — [Б. м.] : Издательство ЦК ВЛКСМ Молодая гвардия, 1938. — 85, [2] с.

Аннотация: В этой книге собрана значительная часть радиограмм героической четверки папанинцев, передававшихся ими за время пребывания на дрейфующей льдине.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
С893

Сузюмов, Евгений Матвеевич. Курс — океан [Текст] : жизнь и деятельность П.П. Ширшова / Е. М. Сузюмов. — Москва : Мысль, 1983. — 126, [2] с.

Аннотация: Эта книга — рассказ о жизни и деятельности Героя Советского Союза академика П.П.Ширшова — знаменитого полярного исследователя, видного ученого и организатора советской океанологической науки.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
С958

Сычев, Константин Арсентьевич. На дрейфующем ледяном острове [Текст] / К. А. Сычев. — Москва : «Морской транспорт», 1961. — 112, [4] с.

Аннотация: Книга «На дрейфующем ледяном острове» посвящена жизни и работе сотрудников дрейфующей станции «Северный полюс-6». В отличие от первых пяти станций, дрейфовавших на паковых льдах, станция «СП-6» размещалась на ледяном острове. Его изучение дало возможность решить одну из интересных загадок Арктики — о происхождении плавучих ледяных островов. В основу книги легли дневники автора, в которых он рассказывает о мужественном труде полярников, их борьбе с трудностями в тяжелых условиях Арктики.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
Т462

Тихомиров, Георгий Сергеевич. Герой Арктики Иван Папанин [Текст] : документальный очерк / Г. С. Тихомиров. — Москва : Мысль, 1984. — 188 с.

Аннотация: Книга Г.С. Тихомирова «Герой Арктики — Иван Папанин» посвящена дважды Герою Советского Союза, организатору науки и океанического флота Академии наук CCCР Ивану Дмитриевичу Папанину. Она написана на основе документов, многие из которых используются впервые.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), КХ (1), Аб/н (1)

91
Т782

Труды дрейфующей экспедиции Главсевморпути на ледокольном пароходе «Г. Седов», 1937-1940 гг. [Текст] : сборник / Аркт. науч. исслед. ин-т Глав. упр. Сев. мор. пути при Сов. министров СССР; под ред. В. Х. Буйницкого. — Москва; Ленинград : Изд-во Главсевморпути, 1946 — . [Т. 3] : [Биология] / [под ред.: Г. П. Горбунова, П. В. Ушакова]. — 1946. — 402 с.

Аннотация: В этой книге описаны наблюдения сделанные во время экспедиции Главсевморпути на ледокольном пароходе «Г. Седов» : млекопитающие и птицы, бентос, планктон.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
Ф333

Федоров, Евгений Константинович. Полярные дневники [Текст] / Е. К. Федоров ; [авт. предисл. А. Ф. Трешников]. — Москва : Гидрометеоиздат, 1979. — 310, [9] с.

Аннотация: Основу книги Героя Советского Союза академика Е.К. Федорова составляют дневниковые записи, которые известный советский ученый, полярник вел во время различных экспедиций в Арктику, начиная с первой зимовки на Земле Франца-Иосифа в 1932-33 г. и кончая посещением Центральной Арктики в 1977 г. Видимое место отводится дрейфующей станции «Северный полюс — 1». В книге популярно рассказывается о задачах исследования геофизики, затрагиваются многие научные проблемы в области геофизики, метеорологии, океанографии.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (2), Аб/н (1), Ред/кн (1), ЕО (1)

91
Ф967

Фучик, Юлиус. Завоевание Северного полюса [Текст] : Репортаж о действительности, которая превзошла фантазию Жюля Верна / Юлиус Фучик ; [пер. с чеш. О. А. Пожежинской, ред., коммент. Я. Я. Гаккеля, послесл. Е. К. Федорова]. — Ленинград : Гидрометеоиздат, 1964. — 66, [2]

Аннотация: «Суровая полярная природа еще будет сопротивляться. Несомненно, она приготовит немало коварных сюрпризов отважным завоевателям. Но ей уже не устоять. Станция „Северный полюс“ следит за ее проделками, и пропасть между двумя частями света перекрыта. Ее ликвидировал „черный домик“ „четверых Папаниных“. Только теперь здесь по-настоящему проходит ось мира».

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
Х304

Хват, Лев Борисович. Героический дрейф «Седова» [Текст] / Л. Хват, М. Черненко ; вступ. ст. П. Ширшова [«С именем Сталина!», с. 3-12]. — Москва : Госполитиздат, 1940. — 61, [2] с.

Аннотация: Весь советский народ с неослабным вниманием следил за дрейфом ледокольного парохода Георгий Седов, на борту которого почти 27 месяцев несли почетную сталинскую вахту пятнадцать отважных моряков. Несмотря на огромные трудности, сжатия льдов, ураганные ветры и жестокие морозы, седовцы планомерно и регулярно вели обширные научные исследования. И летом, и зимой, и в полярную ночь, и в туманные дни арктической весны они работали одинаково напряженно и плодотворно. В этом сказалась замечательная особенность советских людей: всегда доводить до конца начатое дело. Седовцы еще раз показали, что советских ляяядей, выполняющих задание родины, задание Сталина, не страшат никакие трудности.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Ч-463

Через океан на дрейфующих льдах [Текст] : [рассказы участников дрейфующих станций и высокоширотных экспедиций] / [под ред. В. Ф. Бурханова]. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1957. — 381, [2] с.

Аннотация: Через океан на дрейфующих льдах. Рассказы и воспоминания участников дрейфующих станций и высокоширотных экспедиций.

Имеются экземпляры в отделах: Ред/кн (1)

91
Щ612

Щербаков, Дмитрий Иванович. На самолете по Арктике [Текст] : [для старшего возраста] / Д. И. Щербаков. — Ленинград : Детгиз, 1956. — 144, [2] с.

Аннотация: По решению советского правительства весной 1954 года в Арктике развернула работу воздушная высокоширотная экспедиция, на которую были возложены следующие задачи: организация в центральной части Северного Ледовитого океана двух постоянных научных станций на дрейфующих льдах, проведение научно-исследовательских работ в мало изученных районах Арктики отдельными отрядами самолетов, систематическая разведка погоды и исследование ледяного покрова Арктического бассейна. Это была одна из самых больших и хорошо технически оснащенных экспедиций, которые когда-либо занимались физико-географическими исследованиями Центральной Арктики.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1)

91
Я474

Яковлев, Гурий Николаевич. Ледовые пути Арктики [Текст] / Г. Н. Яковлев ; [худож. М. Худаков]. — Москва : Издательство «Мысль», 1975. — 206, [2] с.

Аннотация: Автор этой книги — ученый-полярник, участник дрейфа нескольких станций «Северный полюс». Наряду с ярким описанием повседневной, полной опасностей жизни и работы советских ученых на дрейфующих льдинах и ледяных островах он рассказывает об успехах изучения Арктики за последние 25 лет, о том, как изменились условия исследований, их техника и методика, что дали эти исследовании для науки и народного хозяйства.

Имеются экземпляры в отделах: АФ (1), Ред/кн (1)

Самая крупная арктическая экспедиция в истории отправляется к Северному полюсу

Междисциплинарная дрейфующая обсерватория по изучению арктического климата (MOSAiC) — крупнейший арктический исследовательский проект в истории и одна из величайших попыток человечества понять, как будет таяние на полюсе. влияют на остальную планету.

За десять лет разработки проект стоит не менее 134 миллионов долларов. В ее состав входят представители 60 организаций в 17 странах, возглавляемые Институтом Альфреда Вегенера в Германии.

Вскоре после отъезда координаторам проекта предстоит принять важное решение: с какой льдиной им связать свою судьбу? Если он дрейфует слишком далеко в любом направлении, Polarstern может оказаться вне досягаемости спасателей или в водах, где Россия запрещает сбор научных данных.

Опираясь на исторические данные, океанологи разработали сложные модели, нацеленные на понимание того, куда данный кусок льда будет перемещаться в течение года. Но прошлое Арктики не всегда является хорошим предсказателем ее будущего; Площадь морского льда в Арктике летом упала почти до рекордно низкого уровня.

Попав на выбранную льдину, ученые построят вокруг корабля гигантскую плавучую исследовательскую станцию. У каждого исследовательского подразделения будет свой собственный «город» на льду, соединенный деревянными дорожками, предназначенными для того, чтобы ни один метеоролог случайно не наткнулся на биологический эксперимент и не изменил его результаты. С помощью снегохода и вертолета ученые смогут путешествовать дальше, но всегда под бдительным оком вооруженной охраны, обученной отгонять белых медведей.

Большинство исследователей будут жить и работать на борту Polarstern в течение двух месяцев, а затем переходить к следующей команде, как участники гигантской интеллектуальной эстафетной гонки. Фактически их единственной связью с остальным миром будут корабли и самолеты, которые должны прибыть в конце каждого этапа — если позволят зимние метели и штормовые волны на море — для обмена пассажиров и пополнения запасов еды и топлива.

«Прямо сейчас у всех нас есть чувство кануна Рождества, — сказал дартмутский геофизик Дон Перович, соруководитель проекта по исследованию морского льда.«Просто невероятно думать о том, что мы увидим в следующем году».

Руководитель экспедиции Маркус Рекс называет Арктику «эпицентром глобального потепления». Нигде на Земле не происходит изменений так быстро, как там, где температура, по оценкам, на 4,5 градуса по Фаренгейту выше, чем была 150 лет назад.

Но глубокий холод и непроглядная тьма центральной Арктики делают практически невозможным обучение зимой; самолеты не могут безопасно летать, и даже самые сильные ледоколы не могут пересечь замерзшие моря.Дрейф со льдом, как это делает Polarstern, — единственный способ добраться до этой удаленной части планеты в самый суровый сезон. Но успешный трансполярный дрейф раньше был достигнут всего дважды, и ни разу на современном исследовательском судне.

Теперь ученые впервые смогут наблюдать, как открытая вода становится белой и неподвижной, как солнце опускается за горизонт и остается там, как жизнь затихает, пока танцуют полярные сияния. Они будут там, чтобы засвидетельствовать, когда вернется свет, когда дни станут длиннее, а растения и животные начнут процветать во все более открытых водах.Они смогут отслеживать трансформацию Арктики в разные сезоны и понимать мелкомасштабные процессы, которые могут иметь драматические крупномасштабные последствия.

«Это все равно что потратить годы, читая случайную главу из книги и пытаясь понять, что происходит», — сказал Перович. «В этом случае мы будем там с первой до последней».

Но MOSAiC — это «не просто интеллектуальное упражнение», — добавил Перович. Исследования показывают, что повышение температуры и уменьшение морского льда в Арктике имеют опасные волновые последствия по всему миру.

На протяжении веков стойкий холод на вершине мира был как замковый камень в арке — он стабилизировал всю систему Земли. Его отсутствие, сказала Дженнифер Фрэнсис, ученый-атмосферник из Исследовательского центра Вудс-Хоул, может привести к тому, что давно установившиеся погодные условия на планете рухнут, как домино.

«Нам всем следует беспокоиться, — сказал Фрэнсис.

Морской лед отражает большую часть падающего на него солнечного света обратно в космос; без этой отражающей способности изменение климата будет ускоряться.Уже сейчас считается, что глобальное потепление на 25-40 процентов хуже, чем было бы, если бы арктические льды не таяли так сильно.

Все более открытый Северный Ледовитый океан также способствует резким колебаниям струйного течения, атмосферной реки, которая влияет на погоду в Северном полушарии. Исследование Фрэнсиса предполагает, что недавние экстремальные погодные явления — полярный вихрь, охвативший Средний Запад зимой, продолжительная засуха в Калифорнии, волны тепла в Европе и Азии — являются результатом этих волн.

Хотя она не будет путешествовать на борту Polarstern, Фрэнсис принимала участие в разработке научных планов для MOSAiC. По ее словам, ее исследования и работы многих других зависят от информации, которую собирает экспедиция. Обмен теплом между водой и воздухом, взаимодействие льда и облаков, даже выдыхание газов микроскопическими арктическими водорослями — все это приводит к явлениям, которые могут изменить наш мир.

115 лет назад, эта арктическая экспедиция закончилась катастрофой

Прогулки на собачьих упряжках, исследователи в связках и извилистые льдины могли быть сценами из любой ранней арктической экспедиции.Но 23 минуты отснятого материала, снятого около Северного полюса 116 лет назад, — это не просто самый ранний фильм в архивах National Geographic — это взгляд на пару ужасных научных приключений.

На рубеже 20-го века Америка была в полярном безумии. В 1890-х годах шведская экспедиция на воздушном шаре, два норвежца на лыжах и итальянский герцог на паровом китобойном судне не смогли достичь Северного полюса. Между тем, известные авторы, такие как Артур Конан Дойл, Мэри Шелли и Эдгар Аллан По, противопоставляют своих персонажей таинственной и суровой Арктике, а авторитетные источники предполагают, что на вершине Земли обитала потерянная раса гигантов.В своей книге 1885 года «Найденный рай: колыбель человечества на Северном полюсе» президент Бостонского университета предположил, что Атлантида, Авалон короля Артура и Эдемский сад находятся на Северном полюсе.

«Эти идеи были восприняты очень серьезно, и никто не мог их опровергнуть, потому что никого там не было», — говорит П. Дж. Капелотти, профессор антропологии и научный сотрудник Полярного центра Университета Пенсильвании. Тому, кто первым достигнет неизведанного арктического ландшафта, гарантированы слава и богатство, выходящие за рамки его жизни.Подпитываемый богатыми финансистами и общественным энтузиазмом, «полярный рывок» разразился в 1900-х годах.

Эвелин Болдуин больше интересовалась Арктикой, чем опытом, пока бизнесмен Уильям Зиглер, известный как «король пищевой соды», не выбрал его для руководства амбициозной экспедицией к Северному полюсу. Убежденный инсценированной версией попытки создать передовой базовый лагерь на северных островах Земли Франца-Иосифа, Зиглер доверил свое доверие и неограниченные средства в руки человека, все резюме которого было либо «явным вымыслом, либо преувеличением», — говорит Капелотти. .

«Я не хочу, чтобы кто-либо, кроме американца, удостоился чести открытия Северного полюса, когда так много наших храбрых соотечественников пожертвовали своими жизнями, пытаясь его достичь», — рассказал Болдуин, сказав ему Циглер. объявление об экспедиции в журнале McClure’s Magazine.

Болдуин был уверен, что эта попытка «выяснить секреты, так ревностно охраняемые Северным Ледяным Сфинксом» увенчается успехом там, где другие потерпели неудачу.

В 1901 году команда Болдуина из 42 человек отправилась на Землю Франца-Иосифа, самый северный архипелаг в мире.На борту находился Энтони Фиала, начинающий фотограф, который оставил свою дневную работу в качестве художника-зарисовщика и гравера в газетах, чтобы присоединиться к экспедиции. По словам Капелотти, чья книга «Величайшее шоу в Арктике» описывает их попытку, в течение следующего года Фиала произвела «весьма вероятно, самые ранние кадры из любой экспедиции в Арктику».

Двадцать три минуты сохранившейся видеозаписи, вероятно, снятой весной 1902 года, показывают бродячих собак, запуски воздушных шаров и разобранные лагеря.Он был подарен National Geographic в 1986 году внуком Фиалы, Рональдом Фиала, и является самым старым фильмом в наших архивах.

На фотографии от 8 сентября 1901 года показан ледник между островами, составляющими Землю Франца-Иосифа.

Фотография Энтони Фиала, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Фиала позже описал свою тактику работы в тундре с температурой -30 градусов без передержки и растрескивания пленки. Он использовал биоскоп — камеру движения — для «наблюдения за людьми, собаками и пони, движущимися по ледяным полям», — писал он в статье 1907 года для National Geographic , наряду с «продвижением модели America [ корабль] сквозь лёд и, если возможно, медвежий бой.«Чтобы пленка не стала хрупкой во время работы, он завернул камеру в теплые одеяла.

(Прочтите о современной Земле Франца-Иосифа.)

Поездка оказалась неудачной. По словам Капелотти, команда Болдуина с трудом продвинулась на север, его лидерские навыки были скудными, и позже Зиглер описал его как парня, который курил сигареты и ел пирожки. Когда в 1902 году они вернулись с пустыми руками, Болдуина уволили.

Но Циглер все еще жаждал, чтобы его одноименная экспедиция достигла Северного полюса, и быстро предпринял вторую попытку во главе с Фиалой.Перед отъездом пара встретилась с Александром Грэмом Беллом, тогдашним президентом National Geographic, и Гилбертом Х. Гросвенором, его редактором, которые укрепили поддержку миссии. Жена Гросвенфа разработала специальный флаг с названием Общества, который экспедиция могла взять с собой. (Этот флаг до сих пор сопровождает исследователей National Geographic по всему миру.)

(Прочтите письмо Энтони Фиалы Уильяму Зиглеру во время второй экспедиции.)

Тушу белого медведя тащат на борт корабля второй полярной экспедиции Циглера. .Позже, после того, как корабль затонул, люди жили за счет 120 белых медведей, 16 моржей, 16 тюленей и других арктических животных, по словам Фиалы.

Фотография Энтони Фиала, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вторая поездка была еще более катастрофической. Фиала отправился в Арктику в 1903 году, но его корабль затонул, в результате чего экспедиция застряла на острове архипелага Франца-Иосифа на два года. «Это были две очень разные экспедиции по составу и руководству, но их объединяла одна вещь: их некомпетентность», — говорит Капелотти.Удивительно, но все, кроме одного человека, выжили благодаря постоянным поставкам мяса белого медведя и моржа и открытию угольной жилы. Они были найдены спасательным кораблем и вернулись в Америку в 1905 году. К сожалению, Зиглер умер в начале этого года, вероятно, предполагая худшее.

(Прочтите описание Энтони Фиала двух лет, проведенных в Арктике.)

Экспедиция сделала несколько научных открытий: была опубликована книга главного ученого Уильяма Дж. Петерса, включающая метеорологию и топографию Арктики. от National Geographic в 1907 году, куда вошли карты первого помощника ученого Рассела Портера и фотографии Фиалы.

«То, что он сделал, не было сделано никем раньше и с тех пор не было сделано», — говорит Капелотти о Фиале. «Это проблеск того, кем мы думали, что мы и что, как мы думали, мы делаем. Видеозапись движения позволяет нам смотреть на это их глазами ».

В 1909 году Роберт Пири и Фредерик Кук претендовали на титулы первыми, кто достиг Северного полюса. С тех пор спорят, действительно ли они сделали это. Первая проверенная команда, достигшая Северного полюса по суше, прибыла туда только в 1968 году.

Следующая поездка Фиалы привела его в джунгли, когда он следовал за экспедицией Теодора Рузвельта по так называемой «Реке Сомнений» по притоку Амазонки. Через шесть месяцев он ушел и основал Fiala Outfits, компанию по снабжению экспедиций, которая продавала в Нью-Йорке все, от ружей для слонов до собачьих упряжек.

Болдуин больше никогда не отправлялся в экспедицию. Он работал служащим военно-морского флота и умер после того, как его сбила машина в 1930-х годах. Но он в последний раз ощутил вкус полярной славы — на могильном камне, который он, вероятно, заказал, приветствует его как исследователя Арктики.«Он похоронен в собственном арктическом мифе в центре Канзаса», — говорит Капелотти.

Острова архипелага Земля Франца-Иосифа сложены базальтом и почти полностью покрыты ледниковым льдом и редкой растительностью.

Фотография Энтони Фиала, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сам Капелотти получил главную роль в истории, которая все еще окружает Северный полюс. После экспедиции на Землю Франца-Иосифа в 2006 году он стал центром теории заговора в Интернете, утверждая, что он открыл расу гигантов и скрыл ее от правительства.«Идея о том, что наверху есть библейское или внеземное явление, которое необъяснимо, действительно существует в нашей культуре», — говорит он, смеясь.

Но есть и другие сходства между миссиями позолоченного века на Северный полюс и мечтами об исследованиях 21 -го века: «У вас есть миллионеры, планирующие поездки на Луну».

Куда бы будущие исследователи ни отправились, они вернутся с изображениями и видео, чтобы поделиться ими с массами, даже если камеры больше не нужно пеленать в одеяла, как у Фиалы.В своей статье 1907 года он представил потенциал этого: «Есть еще земля, которую нужно завоевать; и хорошо знать, что когда эти неизвестные места будут найдены и будут установлены знамена открытий, что с помощью солнца и современной химии мы все сможем увидеть с исследователем то, что когда-то было запретной и таинственной территорией. . »

После года во льдах завершилась самая крупная арктическая научная миссия

После года, проведенного в дрейфе над вершиной мира, замерзшее во льдах, немецкое исследовательское судно вернулось домой в понедельник, положив конец крупнейшей арктической науке. экспедиция по истории, направленная на лучшее понимание региона, который быстро меняется по мере потепления мира.

Судно Polarstern пришвартовалось в порту приписки Бремерхафен почти через 13 месяцев после того, как покинуло Норвегию. В октябре он намеренно замерз в лед к северу от Сибири, примерно в 350 милях от Северного полюса, и дрейфовал с севера на запад на тысячи миль, оставив немного оставшегося льда навсегда между Гренландией и Норвегией в конце прошлого месяца.

Экспедиция, в состав которой входят около 100 ученых, технических специалистов и экипаж, столкнулась с любопытными белыми медведями, жестокими штормами, повредившими оборудование, изменением ледовых условий и, что наиболее важно, пандемией коронавируса, нарушившей логистику.Также были обвинения в сексуальной дискриминации и домогательствах на борту российского корабля поддержки, который сопровождал Polarstern в течение первого месяца.

Но руководители проекта стоимостью 150 миллионов долларов, известного как Mosaic, организованного Институтом Альфреда Вегенера в Германии с участниками из 19 других стран, отметили его успех. По их словам, собранная информация об океане, льдах, облаках, штормах и экосистемах Арктики окажется неоценимой, поскольку поможет ученым понять этот регион, который нагревается быстрее, чем в любой другой части планеты.

«Это историческая веха в арктических исследованиях», — заявил на пресс-конференции Маркус Рекс, ученый-атмосферник института и руководитель экспедиции. «Мы вернулись с пулом данных и образцов, которые надолго изменят исследования Арктики».

Морской лед в регионе неуклонно сокращается в последние десятилетия, и летний ледяной покров в этом году был вторым по величине с момента начала спутниковых измерений в 1979 году. Потепление также привело к резкому сокращению более старых и толстых льдов.

Мэтью Шуп, атмосферный ученый из Университета Колорадо, который был на борту Polarstern прошлой осенью и снова летом, сказал, что работа на льду была сложной задачей. «Но тот факт, что мы оказались посреди всего этого, был действительно захватывающим», — сказал он. «Мы оказались в эпицентре изменения климата».

Доктор Шупе, который был одним из координаторов экспедиции, сказал, что льдина, в которую судно было вморожено большую часть года, разрушилась 31 июля впечатляющим образом.В течение двух дней он и его коллеги наблюдали, как льдина, уже намного меньшая, чем когда началась экспедиция, продолжала сокращаться, ее южный край плавился и приближался все ближе и ближе к кораблю.

«Мы немного нервничали», — сказал он. Поэтому 30 июля соо льда сняли последнюю оставшуюся технику.

«А потом мы проснулись на следующее утро, и наша льдина разлетелась на тысячу кусочков», — сказал он.

Второй тур доктора Шупе на «Поларстерн» начался в июне, когда он прибыл с группой, чтобы заменить ученых и техников, которые были на борту с конца февраля.Обмен должен был состояться в апреле, но вмешалась пандемия.

Из-за ограничений на поездки и необходимости помещать участников в карантин, чтобы уберечь экспедицию от вируса, запланированный перелет самолетом был отменен. Вместо этого в конце мая «Поларстерн» покинул льдину, чтобы встретиться с двумя меньшими кораблями, на борту которых находился «Доктор Шупе» и другие корабли у норвежского архипелага Шпицберген. Затем «Поларштерн» вернулся на лед.

Отказ от льдины в течение почти месяца повлиял на некоторые исследования, заявили тогда руководители экспедиции.Но многие автономные инструменты продолжали собирать данные во время отсутствия корабля.

Карин Ашджиан, биолог-океанограф из Океанографического института Вудс-Хоул в Массачусетсе, была среди тех, кто уехал из Норвегии на Polarstern в конце января, до того как вспышка коронавируса переросла в пандемию, и находилась на борту на два месяца дольше, чем планировалось.

«Кто знал, когда мы поднялись туда, что жизнь должна принять такой поразительно странный поворот?» сказал доктор Ашджиан, изучающий мелкие морские организмы, называемые зоопланктоном.

С течением времени, по ее словам, моральный дух пострадал. «Дело не только в том, что мы были там дольше», — сказала она. «Внешний мир переживал эти огромные потрясения. У всех на корабле дома были разные ситуации. Некоторые люди действительно очень волновались ».

Но «Поларстерн» имел доступ в Интернет и спутниковые телефоны, чтобы те, кто находился на борту, могли регулярно общаться по электронной почте и общаться с близкими.

Дженнифер Хатчингс, исследователь морского льда из Университета штата Орегон, которая была на Polarstern в то же время, сказала, что она узнала из предыдущих полярных исследований, что «у вас всегда есть планы на случай непредвиденных обстоятельств», потому что погода или другие проблемы могут задержать отправление на неделю или два.

«Но этот — это был интересный опыт», — сказала она. «Было тяжелее знать, что наша семья и друзья переживают тяжелые времена». По ее словам, она говорила со своим 12-летним сыном дома по пять минут каждый день.

Поскольку Polarstern оставался свободным от коронавируса, доктор Ашджиан сказал, что «мы были в нашем безопасном пузыре, живя нормальной жизнью», которая включала завтрак от локтя до локтя и общение в общих комнатах по вечерам.

Др.Ашьян сказала, что время от времени она напоминала своим коллегам, что все будет по-другому, когда они в конечном итоге вернутся домой. «Я смотрела на людей и говорила:« Вы знаете, мы не сможем этого сделать », — вспоминала она.

В прошлом месяце журналист, находившийся на борту российского корабля поддержки «Академик Федоров», написал об обвинениях в домогательствах к женщинам во время плавания и установлении дресс-кода, который, по всей видимости, был направлен на женщин в ответ на преследование. .Журналист Челси Харви, которая путешествовала первые шесть недель экспедиции вместе с учеными, техническими специалистами и некоторыми аспирантами, также сказала, что на борту есть вопросы гендерного равенства.

Доктор Шупе сказал, что, хотя он не был на российском корабле, «я хорошо осведомлен о том, что произошло на Федерове». Он охарактеризовал эти события как «действительно прискорбные».

Доктор Шупе сказал, что у Polarstern «есть структура, предотвращающая это». Он признал, что гендерный баланс долгое время был проблемой в науке, но сказал, что во время его работы на Polarstern это не было проблемой, поскольку в научной группе мужчин и женщин было почти 50 на 50.

«У нас был удивительный баланс мужчин и женщин, который способствовал очень плавной работе», — сказал он.

Доктор Хатчингс и доктор Ашджиан сказали, что не слышали о каких-либо подобных проблемах на борту Polarstern.

«Меня расстроило то, что это случилось с Федеровым, — сказал доктор Хатчингс. «И зная культуры на разных кораблях, такие вещи случаются. Но за пять месяцев в море я ничего подобного не испытал ».

«Я был на борту с замечательной группой людей, в том числе и с командой», — сказал Др.- сказал Ашджян. «Это было захватывающе и воодушевляюще, но также утомительно. И немного ошеломляюще ».

Экспедиция Pole2Pole: 12-месячное путешествие с Северного на Южный полюс начинается сегодня!

Шведский исследователь Йохан Эрнст Нильсон собирается отправиться в грандиозную и амбициозную экспедицию, в которой он совершит путешествие с Северного на Южный полюс менее чем за 12 месяцев. Если это было недостаточно сложно, он также будет делать это с нулевым выбросом углерода, совершая весь путь без использования ископаемого топлива.

Проект называется Pole2Pole Expedition и спонсируется Audi. Путешествие официально начинается сегодня: Нильсон высадился на Северном полюсе, где он совершит первый этап путешествия на лыжах, направляясь на юг, в Гренландию. Оказавшись там, он начнет второй этап своего путешествия, которое приведет его на авиабазу Туле, расположенную на северо-западе страны. Он поедет в ту поездку на собачьих упряжках. Третий этап экспедиции будет водным, поскольку затем Нильсон сядет на парусную лодку и пересечет Северную Атлантику в Оттаву, Канада.Оказавшись там, он отправится в самый длинный этап путешествия, во время которого он продвинется из Канады в Патагонию на велосипеде. После этого он снова в парусной лодке, чтобы быстро пересечь пролив Дрейка и прибыть в Антарктиду в конце года, где он начнет заключительный этап путешествия — кайт-сани к Южному полюсу.

Если все пойдет по плану, то на завершение экспедиции у Нильсона уйдет меньше 12 месяцев, но это определенно будет нелегко. Возможно, он урезал его на дальнем конце, поскольку все мы знаем, что антарктический сезон довольно опасен после середины января или около того.Но это, вероятно, забегает вперед нас самих, на данный момент он должен быть озабочен тем, чтобы просто выбраться из Арктики целым и невредимым.

Со своей стороны Audi принимает активное участие в спонсировании экспедиции. Они помогли Нильсону спроектировать легкие, но прочные сани, которые он будет тянуть за собой в обоих полярных регионах, и их автомобили используются группой поддержки и съемочной группой документальных фильмов, которые следят за исследователем в его путешествии. . Нильсон также будет останавливаться в различных дилерских центрах Audi по пути, чтобы помочь покрыть все это важное спонсорство.

Чтобы достичь Южного полюса к 6 апреля 2012 года, Нильсону потребуется в среднем около 62 миль в день. Очевидно, это не исключено для велосипеда или кайт-лыжи, и уж тем более не для парусной лодки. Катание на лыжах от Северного полюса до Гренландии будет самой большой проблемой, о которой он, возможно, столкнется прямо сейчас.

Следить за этой экспедицией должно быть весело. Следите за обновлениями.

Крейг — писатель о приключениях и приключениях из Нэшвилла, штат Теннесси.На протяжении своей карьеры он участвовал в многочисленных онлайн-изданиях и печатных изданиях, включая Popular Mechanics, Gear Junkie, Outside Online, National Geographic, Digital Trends, Business Insider, TripSavvy, about.com и, конечно же, The Adventure Blog.

Последние сообщения Крейга Беккера (посмотреть все)

Роальд Амундсен первым на Южном полюсе, но это утешительный приз

Нет никаких свидетельств этого, но, несомненно, среди великих полярных исследователей 19 и начала 20 веков должна была быть поговорка: «Если бы на этой планете было больше двух полюсов.«Кажется почти несправедливым, что так много бесстрашных исследователей были готовы пожертвовать всем, чтобы стать первым человеком, ступившим на опасно труднодоступное место на Земле, которое, если быть откровенным, с самого начала несколько произвольно.

Тем не менее, полярные регионы имели непреодолимое влияние для многих людей, у которых были средства командовать кораблями и командами, способными достигать их безлюдных центров. Достижение самых дальних точек к северу или югу означало, что вы отправились как можно дальше от шумного центра земного шара; Если на рубеже 20-го века называть себя серьезным исследователем, путешествие к полюсам было настолько серьезным, насколько это было возможно.

Для хорошо финансируемых европейских исследователей Северный полюс, конечно, был легче достижим, поскольку он находился намного ближе к их портам и имел гораздо большую доступность для кораблей. Таков был план Роальда Амундсена из Норвегии, который в 1909 году усердно готовился к экспедиции на Северный полюс, когда пришло известие, что американец Роберт Пири только что опередил его. (Примечание редактора: оказалось, что Пири почти наверняка не достиг Северного полюса. Кто был первым? Разношерстная банда решительных неисследователей из Миннесоты во главе с продавцом страховых услуг по имени Ральф Плейстед, прибывшим туда в 1968 году.Прочтите все о Плейстеде, еще одном историческом задире, здесь.)

Амундсен принял новости и продолжил подготовку своего корабля и команды к полярному плаванию. Но когда пришло время отплыть, он повернул на юг, к Антарктике, никому не сказав об этом, чтобы получить фору против любых потенциальных узурпаторов своей первой короны Южного полюса. Однако это была не первая поездка Амундсена в Антарктиду.

Амундсен родился в Борге, Норвегия, в 1872 году в семье моряков и морских капитанов.В юности Амундсен сосредоточился на учебе и получил медицинское образование, что было обещанием, которое он дал своей матери, которая отчаянно пыталась уберечь своего младшего сына от опасной жизни на море. Ее просьбы сработали, пока она внезапно не скончалась, когда Амундсену был 21 год. Внезапно освободившись от бремени совести, Амундсен отложил свои книги по анатомии и отправился на морскую карьеру.

Амундсен в своем кабинете. Фото любезно предоставлено Amundsen Sports.

Всего несколько лет спустя Амундсен присоединился к экспедиции, направлявшейся в Антарктиду.Он был первым помощником капитана на борту «Бельгики» в составе Бельгийской антарктической экспедиции. Также на борту корабля находился американский врач и исследователь Фредерик Кук, которого Амундсен похвалил за спасение жизни экипажа после того, как их корабль застрял в паковых льдах. «Бельгика» стала первым судном, успешно зимовавшим в Антарктиде, что, вероятно, удивило его команду, которая почти наверняка не планировала такое путешествие. Им не хватало цитрусовых, и они боролись с цингой, пока Кук не показал им, что охота и употребление свежего мяса могут восполнить их запасы витамина С и сохранить их состояние под контролем.

Шесть лет спустя, его уверенность возросла после путешествия по Бельжике, Амундсен возглавил первое судно, успешно прошедшее Северо-Западный проход. Важно отметить, что Амундсен подружился с группами инуитов, с которыми он столкнулся во время путешествия, и стал внимательно изучать их стратегии выживания. Он узнал о преимуществах путешествий с ездовыми собаками, и, что не менее важно, инуиты научили Амундсена полагаться на подкладку из шкур животных для тепла, которая естественным образом отталкивает воду, в отличие от шерстяных и хлопковых курток, которые носят большинство посетителей полярных регионов в время.

От Северо-Западного прохода до Северного полюса Амундсен прыгнул относительно недолго, и сразу же после своего возвращения из Канады в Норвегию в 1906 году он приступил к выполнению своей миссии, чтобы первым ступить туда.

Когда слухи об экспедиции Пири на Северный полюс достигли Амундсена, он принял осторожное решение. В июне 1910 года Амундсен отплыл из Норвегии на своем корабле «Фрам», якобы, чтобы направиться к Северному полюсу. Но Амундсен немедленно двинулся на юг, втайне от Мадейры, у берегов северо-западной Африки.Оттуда Амундсен и его команда отплыли прямо в Китовый залив в Антарктиде.

Если бы Амундсен не смог первым добраться до Северного полюса, он был бы первым на юге.

На Мадейре Амундсен сообщил Роберту Ф. Скотту, коллеге-исследователю, который также планировал антарктическую экспедицию к полюсу. В краткой телеграмме Скотту Амундсен выпустил кота из сумки: «Прошу сообщить вам, Фрам, идущий в Антарктику, — Амундсен».

Экипаж Амундсена на Южном полюсе. Фотография: CC

.

Вопреки многим историям о полярных исследованиях, экспедиция Амундсена на Южный полюс прошла успешно.Он многому научился из своей предыдущей зимы в Антарктиде и был уверен в своей способности подготовиться после навигации по Северо-Западному проходу. Он сделал каплю еды по пути к полюсу, прежде чем вернуться в порт, чтобы они не боялись, что еда кончится слишком рано. Амундсен использовал в качестве транспорта не лошадей, а ездовых собак. (Интересно, что однажды Амундсен, как сообщается, сказал New York Times, что он рассматривал возможность использования белых медведей в качестве тягловых животных, когда он планировал свою экспедицию на Северный полюс).

Его тщательная подготовка окупилась.

Амундсен и его команда устроили несколько складов по пути к полюсу, чтобы избежать внезапной нехватки снаряжения. Он узнал от Кука о важности свежего мяса и отправился в путь с десятками собак, планируя съесть многих из них в пути. Его команда была одета в парки из шкуры животных на меховой подкладке. Ехали на лыжах. Амундсен ничего не оставлял на волю случая.

Он отправился в путь с пятью членами своей команды, Олавом Бьяаландом, Хельмером Ханссеном, Сверре Хасселем и Оскаром Вистингом, и 52 собаками, 19 октября 1911 года.Погода была, условно говоря, отличной, снаряженная и накормленная должным образом, группа без труда достигла Южного полюса двумя месяцами позже, 14 декабря. Амундсен испытал свой первый полюсный момент на другом конце земного шара.

Они вернулись тем же путем, которым пришли, и через месяц прибыли в базовый лагерь без потерь.

Удовлетворенный покорением Южного полюса, Амундсен продолжил исследование Арктики.

Амундсен и его любимый гидросамолет. Фотография: CC

.

Он купил новый корабль «Мод» и попытался возобновить свой план — плыть в паковых льдах через Северный полюс.После трех лет дрейфа «Мод» во льдах, выхода на свободу, затем повторного замерзания и во время которых Амундсен подвергся нападению белого медведя, он отказался от своего плана добраться до полюса на лодке.

Небо, однако, было готово.

Амундсен несколько лет нанимал летные экипажи и строил арктические взлетно-посадочные полосы, пытаясь перелететь полюс на гидросамолете, прежде чем, наконец, в 1926 году он пересек Северный полюс на надувном дирижабле.

Он стал не только первым, кто достиг Южного полюса, но и первым, кто достиг обоих.

В 1928 году Амундсен вылетел к Северному полюсу в спасательной миссии, пытаясь найти товарища-энтузиаста дирижаблей, потерявшегося где-то около полюса. Его гидросамолет не вернулся, и норвежское правительство начало масштабную поисково-спасательную операцию. Тело Амундсена так и не нашли.

Американское правительство сегодня содержит антарктическую исследовательскую станцию ​​Амундсена-Скотта на Южном полюсе. О его подвигах снято множество фильмов. Бренд спортивного снаряжения Amundsen Sports был основан одним из потомков Роальда.


Прочтите рассказ Амундсена о его экспедиции на Южный полюс его собственными словами, Южный полюс: отчет о норвежской антарктической экспедиции на Фраме, 1910-1912 гг. , доступен здесь.

Последний викинг: Жизнь Роальда Амундсена практически необходимо для чтения полярником.


Экспедиция на Третьем Фрам (1910-1914)

Роальду Амундсену было разрешено использовать «Фрам» для новой экспедиции, которая должна была пройти над Северным Ледовитым океаном, как это сделала экспедиция Фритьофа Нансена, но на этот раз дальше на север и, возможно, над Северным полюсом.Когда в 1909 году Амундсен услышал, что Роберт Пири и Фредерик Кук утверждают, что достигли Северного полюса, он решил попытаться достичь Южного полюса «на пути к» Северному полюсу. Экспедиция на Южный полюс 1910–12 годов была успешно завершена: Амундсен и четыре его спутника достигли полюса 14 декабря 1911 года, за месяц до прибытия туда группы Роберта Фалькона Скотта из пяти человек.

Когда она благополучно вернулась из экспедиции Свердрупа, «Фрам» был оставлен на приколе на военно-морской базе в Хортене. Долгое время сомневались, будет ли он когда-либо снова использоваться для той цели, для которой он был построен, и одно время даже планировалось превратить корабль в музей.

Однако у Руаля Амундсена были другие планы. Он подумывал о дрейфе через Северный Ледовитый океан, как это сделал Нансен. Однако он думал, что, если бы он проплыл через Берингов пролив, это дало бы ему лучшую отправную точку и повысило бы его шансы приблизиться к полюсу. Тем временем было объявлено о том, что американский исследователь Роберт Э. Пири достиг Северного полюса 6 апреля 1909 года. Это известие вызвало у Амундсена желание сделать ставку и на Южный полюс, так как ему в любом случае пришлось бы плыть далеко на юг, чтобы обогнуть мыс Горн, а затем плыть на север к Берингову проливу.Он приложил большие усилия, чтобы сохранить свое решение в секрете, даже от своей команды, а это означало, что он должен был сам делать все подробное планирование.

Препараты в Норвегии

Немного более полуночи 7 июня «Фрам» спустился по фьорду в Хортен, где были загружены взрывчатка и боеприпасы. Затем они отправились в океанографическое путешествие в северную часть Атлантического океана. Рейс на запад из южной Ирландии был отменен из-за проблем с новым шведским дизельным двигателем. «Фрам» был первым полярным кораблем, на котором был установлен такой двигатель, но теперь им пришлось отправиться в Берген для его ремонта.В то же время они могли доставить океанографические образцы, которые им удалось собрать. Машинист Элиассен был уволен здесь, и шведская компания по производству двигателей послала Кнута Сундбека на его место. Следующей задачей было погрузить на «Фрам» 97 собак, 400 связок сушеной рыбы, лыжи, санное снаряжение и многое другое в Кристиансанде. Теперь можно сказать, что «Фрам» заряжен до планширей!

Подготовка и выбор оборудования проводились, как обычно, с большим вниманием Амундсена к деталям, и глава в его книге, озаглавленная «План и оборудование», могла быть прочитана как рецепт для других в отношении успешной полярной экспедиции: как Чтобы защитить руки и ноги от обморожения, какие типы лыж и лыжных креплений следует использовать, какие кухонные плиты будут работать лучше всего и почему, все о собачьих упряжках и вождении саней, о спиртовых компасах, которые замерзают на морозе, и так далее.Учитывались даже самые мелкие детали.

Перед стартом капитан и второй командир, Торвальд Нильсен, очевидно, должен был быть проинформирован о первом пункте назначения «Фрама», и, покинув Кристиансанн, его товарищи Ялмар Фредрик Гьерсен и Кристиан Преструд также были раскрыты в секрете.

Путешествие на юг

«Фрам» покинул Кристиансанн в свой третий и последний исследовательский рейс 10 августа 1910 года. По пути на юг Амундсен рассказал опытному водителю собак Сверре Хасселю о новом пункте назначения, поскольку навыки Хасселя были решающими для экспедиции к Южному полюсу.Корабль «Фрам» зашел в Фуншал на острове Мадейра 6 сентября в качестве последней остановки перед Антарктидой. Незадолго до отъезда через три дня Амундсен проинформировал команду об изменении плана, новость, которую они восприняли с энтузиазмом, как подтверждают их дневники. Его брат Леон встретил их в Фуншале, и теперь он уехал в Норвегию с письмами от экипажа к их семьям, а также от Амундсена к Фритьофу Нансену, королю Хокону и газетам с объяснением изменений в планах.

Британский исследователь Роберт Фалькон Скотт вышел в море на своем корабле Terra Nova 15 июня 1910 года.Он тоже направлялся на Южный полюс. Когда он прибыл в Мельбурн 12 октября, Скотт обнаружил, что его ждет телеграмма, которую Леон Амундсен отправил из Кристиании 3 октября. Это было кратко и по делу: «Прошу вас проинформировать вас о том, что Фрам движется по Антарктике. Амундсен ».

Путешествие «Фрама» на юг заняло четыре месяца, которые мужчины использовали, чтобы подготовить и настроить снаряжение, а также познакомиться с собаками. Из 97 первоначальных собак стало 116, прежде чем они достигли Китового залива 14 января 1911 года, и даже время в тропической зоне не повлияло на них чрезмерно: большой парус был натянут на палубу, чтобы дать им тень.Торвальд Нильсен рассчитал, что путешествие на юг составит 16 000 км — оказалось 15 938.

Находясь в Китовом заливе, «Фрам» достиг 78 ° 41 ‘южной широты, самой южной точки, в которую когда-либо заходил корабль. Он уже был рекордсменом по дальнему плаванию на север (85 ° 57 ‘северной широты в октябре 1895 года).

Фрамхейм

Выбрав базу у Китового залива, Амундсен имел отправную точку на 96 км ближе к полюсу, чем база Скотта на острове Росс в проливе Мак-Мердо.Теперь экспедиция разделилась на две группы. Одной из десяти человек под командованием капитана Торвальда Нильсена было поручено проводить океанографические исследования в Южном океане, в то время как другая группа находилась на берегу. В береговую группу входили, помимо Амундсена, Линдстрём-повар, Преструд, Йохансен, Хельмер Ханссен, Бьяаланд, Вистинг, Стубберуд и Хассель.

Площадка для базы была найдена в 4 км от места приземления, и собаки были задействованы в транспортировке на площадку всех строительных материалов, оборудования и материалов.Этот первый опыт вождения собак показал, что шлейки типа Аляски непрактичны, и Рённе сшил 46 новых шлейок за месяц до отъезда «Фрама». 28 января дом был закончен, и поблизости хранилось 100 туш тюленей. База получила название Фрамхейм (Фрам-Хоум), и постепенно над и подо льдом выросло небольшое поселение. Для собак и хранения были поставлены палатки, а подо льдом на зиму вырыли ряд комнат и соединительных переходов, где у мужчин были относительно комфортные условия для работы по расстановке, настройке и упаковке снаряжения для санных походов.

4 февраля «Фрам» неожиданно посетил корабль Скотта «Терра Нова», который под командованием капитана Кэмпбелла был отправлен на восток вдоль Барьера для исследования Земли короля Эдуарда VII. Обе группы сочли эту встречу очень интересной и дружеской, и англичан впечатлило то, как они увидели езду на собаках.

Важнейшей частью плана Амундсена было размещение складов на предполагаемом маршруте к Полюсу, и первая санная экспедиция отправилась 10 февраля, чтобы установить первое депо на 80 ° южной широты.Пока они были в отъезде, «Фрам» отправился в Буэнос-Айрес для океанографического плавания в Южном океане.

Перед началом зимы в середине апреля в трех складах на 80 °, 81 ° и 82 ° ю. Ш. Было оставлено в общей сложности 3000 кг припасов. Все склады были четко обозначены флагами в направлении восток-запад и пирамидами из снежных глыб с севера на юг. База Фрамхейм была завершена и c. Здесь хранилось 60 000 кг тюленьего мяса в качестве зимнего корма для девяти мужчин и 115 собак.

Зима прошла быстро и легко, продолжалась подготовка к экспедиции, чтобы сделать ее максимально оптимальной.Сани и ящики для оборудования были отточены, чтобы снизить вес без ущерба для прочности. Продукты были вынуты из ящиков и упакованы с большой изобретательностью, чтобы сэкономить место, льняные мешки в форме колбасы были сшиты для упаковки сухого молока в отверстия между круглыми банками для пеммикана. Солнцезащитные очки, обувь и лыжные крепления были протестированы и индивидуально подобраны для максимального комфорта и эффективности. Единственной тенью на горизонте было беспокойство Амундсена о том, что Скотт может опередить его и, возможно, преодолеть большие расстояния на моторных санях, которые он взял с собой.

Первый старт к Южному полюсу

Именно из-за этого беспокойства Амундсен решил отправиться на полюс до того, как пройдут самые ужасные зимние холода. Солнце снова появилось 24 августа, впервые за четыре месяца, и когда температура 7 сентября поднялась до минус двадцати градусов, Амундсен решил начать следующий день. Все мужчины, кроме Линдстрёма, отправились в путь на семи санях, запряженных 12 собаками. Однако было холодно. 11-го они проснулись при температуре -55 ° C — «Была чудесная погода — тихая и ясная», как писал Амундсен в своей книге.В дневнике он просто написал «Спокойно и ясно». Из-за низкой температуры снег под салазками казался опилками, жидкость в компасах замерзла, как и две бутылки спирта, которые взял с собой Амундсен. Собаки сильно пострадали, и мужчины тоже начали обморожаться. Хансен и Стубберуд уже заморозили пятки, а Хассель и Преструд должны были заморозить ноги перед возвращением во Фрамхейм. Они достигли первого депо на 80 ° ю.ш. и разгрузили там сани, прежде чем начать отступление обратно во Фрамхейм.Амундсен — единственный без своих саней — сел на сани Вистинга, и они вместе с Хасселем помчались обратно. Они прибыли во Фрамхейм в 16:00, следующие — в 18:00 и еще двое — в 6:30. Последние двое, Йохансен и Преструд, вернулись только в 0:30 утра, и Амундсен заметил: «Бог знает, что они натворили по дороге».

На самом деле Преструд был в таком ужасном состоянии от холода и напряжения, что умер бы, если бы Йохансен не остановился, чтобы помочь ему. Это, конечно, было бы катастрофой для Амундсена как лидера.Утром за завтраком Йохансен предъявил ему горькое обвинение в адрес лидера, который в панике убежал домой, не заботясь о своих людях. Публичное обвинение было больше, чем Амундсен мог вынести, и он взял опытного Йохансена с группы Южного полюса и вместо этого отправил его в исследовательскую поездку под руководством Преструда и Стубберуд на Землю Эдуарда VII, в то время как остальные отправились на полюс.

На полюс

Финальный старт поляка состоялся 20 октября, когда Амундсен, Ханссен, Вистинг, Хассель и Бьяаланд отправились в путь на четырех санях, запряженных 13 собаками в каждой.У Амундсена не было собственных собачьих упряжек, так как он потерял большую часть своих собак во время второй утомительной поездки на депо перед зимой. Хотя восемь недель, которые потребовались им, чтобы добраться до Южного полюса, были не так просты, как, возможно, изображает Амундсен в своей книге, они справились с этим без особого драматизма, благодаря тщательному планированию и подготовке прямо из экспедиции на Йоа, когда Амундсен и Ханссен научился вождению собак, постройке иглу, одежде и выживанию в полярных регионах у инуитов с острова Короля Уильяма.

Амундсен и его четыре товарища с 17 оставшимися собаками достигли Южного полюса 14 декабря 1911 года. Они провели в этом районе три дня, снимая мерки и объезжая полюс, совершая лыжные прогулки во всех направлениях, чтобы убедиться, что они покрыли всю оставшуюся часть пути. невидимая точка. Они двинулись обратно 18-го числа, оставив небольшую резервную палатку, которую сшил Рённе, стоящей у полюса, а внутри было письмо Скотту с просьбой доставить второе письмо, которое Амундсен написал королю Хокону, в котором говорилось, что они достигли цели.Идея заключалась в том, что Скотт сможет вернуть послание, если Амундсен и его люди исчезнут на обратном пути к побережью. Амундсен также оставил несколько ненужных вещей, в том числе секстант, сапоги и перчатки из оленьей шкуры.

Когда отряд Скотта из пяти человек подошел к полюсу 17 января 1912 года, норвежский флаг был твердо установлен в снегу. Скотт и его товарищи погибли на обратном пути, умирая от холода и голода всего в нескольких милях от депо — так называемого «однотонного лагеря», где были запасы топлива и провизии.

Амундсен и его люди вернулись во Фрамхейм 26 января с двумя санями и 11 собаками после полного отсутствия в течение 99 дней и пройденного расстояния в 3000 км. Пока они отсутствовали, Преструд, Стубберуд и Йохансен исследовали Землю короля Эдуарда VII, а «Фрам» отплыл из Буэнос-Айреса в океанографическое путешествие через южную часть Атлантического океана и обратно, собирая первые важные данные из этой области океана. Кроме того, японская антарктическая экспедиция с судном Kainan Maru посетила Китовый залив.

«Фрам» вернулся к Барьеру 9 января после трехмесячного плавания из Буэнос-Айреса, но плохая погода снова отправила их в путь. Она вернулась на следующий день после вечеринки с поляками, и 30 января они все уехали. В этот день группа из пяти человек Скотта находилась в 11 днях пути от Южного полюса в их роковом обратном пути. «Фрам» прибыл в Хобарт в Тасмании 7 марта и оставался там до 20 марта.

Амундсен покинул «Фрам» в Австралии и быстрее поплыл в Буэнос-Айрес, а затем в Норвегию.Когда 25 мая «Фрам» прибыл в Буэнос-Айрес, Амундсену сообщили, что у него есть шанс стать одним из первых кораблей, прошедших через Панамский канал. Соответственно, был отдан приказ проследовать в Колон, куда корабль прибыл 3 октября 1913 года.

В декабре, так как еще не было уверенности, когда канал откроется, капитану было приказано взять курс на Сан-Франциско вокруг мыса Горн, поскольку Амундсен намеревался продолжить движение на север для запланированного дрейфа через Северный Ледовитый океан.Однако сто дней спустя, когда они достигли Буэнос-Айреса, Амундсен отменил свой предыдущий приказ и сказал капитану Нильсену взять курс на дом. «Фрам» вернулся в Хортен 16 июля 1914 года.

ПУТЬ ФРАМА 1910-14:

9030 9 ДЕКАБРЬ 9030 ПОКАЗАТЬ 9030 ПОКАЗАТЕЛЕЙ 9030 ПОКАЗАТЕЛЕЙ 9030 ПОКАЗАТЬ 9030 ПОКАЗАТЬ 9030 ПОКАЗАТЬ 9030 ПОКАЗАТЬ 9030 ДОСТИГНУЛ ЮЖНЫЙ ПОЛЮС
7 июня 1910 SVARTSKOGHORTENKRISTIANSANDORKNEY ОСТРОВА
10 июля БЕРГЕН
9 августа KRISTIANSANDTHROUGH-Манше
5 сентября FUNCHAL НА МАДЕЙРА
19 сентября ПРОЙДЕНО KAPP VERDE
4 ОКТЯБРЯ ПЕРЕСЕЧЕНО ЭКВАТОР
ПРОЙДЕНО KERGUELEN
15 ЯНВАРЯ 193 ГОДА
26 ЯНВАРЯ 1912 ГОДА РАМКА ПОДБИРАЕТСЯ ЗЕМЕЛЬНОЙ ПАРТИИ И УПРАВЛЯЕТСЯ ДЛЯ ТАСМАНИИ

Величайшие полярники в истории

Узнать о полярных маршрутах

РаннийСреднийПозднийНе уверен ЯнвФебМарАпрМайИюньИюль АвгустСентОктНовДекНе уверен2021202220232024Не уверен

Величайшие полярники

В то время как полярные регионы планеты более доступны, чем когда-либо, суровые ландшафты Арктики и Антарктиды по-прежнему хранят много секретов, которые нужно раскрыть.Бесчисленные храбрые мужчины и женщины указывали путь, прокладывая путь открытий среди опасностей, что позволило среднестатистическим путешественникам, любящим приключения, пойти по их стопам сегодня. От первопроходцев, которые пробились к полюсам столетие назад, до современных исследователей, которые все еще доказывают, что планете есть что открыть, — это девять величайших полярников в истории.

Эрнест Шеклтон

Сэр Эрнест Шеклтон — один из самых вдохновляющих полярников в истории, но так и не достиг своей цели — Южного полюса.Шеклтон руководил тремя отдельными экспедициями в Антарктиду, самой известной из которых была Имперская трансантарктическая миссия (Endurance) в 1914 году, в которой он попытался первым пересечь Антарктиду с одной стороны на другую через полюс. Событие, навсегда вошедшее в историю Антарктики, — корабль «Эндюранс» застрял во льдах. В течение десяти месяцев его люди находились в невообразимых условиях, но Шеклтон нашел помощь в Южной Георгии и сумел отвести всех до последнего. Он умер в 1922 году на Южной Георгии, где и похоронен до сих пор.

(

Фотография экспедиции Нимрода (1907-09) в Антарктику под руководством Эрнеста Шеклтона)

Сэр Эдмунд Хиллари

Эдмунд Хиллари наиболее известен как первый человек, покоривший Эверест в 1953 году, но ему также приписывают то, что он первым поднялся на Эверест и достиг обоих полюсов. В 1958 году он участвовал в Трансантарктической экспедиции Содружества, которая была первой группой, достигшей Южного полюса на автомобиле. Наконец, в 1985 году он присоединился к знаменитому астронавту Нилу Армстронгу на небольшом самолете, приземлившемся на Северном полюсе.Хиллари умер в возрасте 88 лет в 2008 году в своей родной стране Новой Зеландии.

Роальд Амундсен

Руаль Амундсен был одним из самых важных исследователей, когда-либо живших. Норвежский исследователь был первым, кто достиг Южного полюса в 1911 году, к большому разочарованию Эрнеста Шеклтона. В 1926 году Амундсен также успешно достиг Северного полюса, что сделало его первым человеком в истории, достигшим обоих полюсов. В 1928 году во время спасательной операции в Арктике Амундсен и его команда из пяти человек исчезли.

(Роальд Амундсен, 1899)

Фритьоф Нансен

Фритьоф Нансен был норвежским исследователем, а также лауреатом Нобелевской премии мира. В 1888 году Нансен возглавил первую команду, которая пересекла внутреннюю часть Гренландии — потрясающе на беговых лыжах. С 1893 по 1896 год Нансен возглавлял экспедицию «Фрам» в попытке достичь Северного полюса. Хотя команда не добилась успеха, они продвинулись дальше на север, чем кто-либо прежде — их самый северный лагерь находился всего в 226 милях от полюса.Он посвятил большую часть своей оставшейся жизни научным исследованиям и политике, что в конечном итоге позволило ему помочь сотням тысяч беженцев, перемещенных в результате Первой мировой войны. В 1922 году он был удостоен Нобелевской премии мира за свои гуманитарные усилия.

Роберт Пири

Роберт Пири был американским исследователем, наиболее известным как первый человек, заявивший, что они достигли Северного полюса — подвиг, совершенный во время его арктической экспедиции между 1908–1909 годами. Его утверждение до сих пор горячо оспаривается, и некоторые историки полагают, что Пири, возможно, действительно находился в 60 милях от географического Северного полюса.Несмотря на его оспариваемые утверждения, Пири, несомненно, остается одним из величайших полярных исследователей в истории.

Роберт Пири, 1909

Ричард Эвелин Берд

Ричард Берд был американским исследователем и знаменитым летчиком, который утверждал, что он был первым человеком, совершившим перелет к Северному и Южному полюсам. В 1926 году, вылетев со Шпицбергена на Шпицбергене, Берд совершил 15-часовой 57-минутный перелет к Северному полюсу и обратно. Он стал национальным героем, который в 1929 году профинансировал его экспедицию к Южному полюсу.

Ранульф Файнс

Английский исследователь Ранульф Файнс провел всю свою жизнь, исследуя планету, и многие считают его величайшим из ныне живущих исследователей. У Файнса много заметных достижений, но он наиболее известен как первый человек, полностью пересекший Антарктиду пешком. В настоящее время он сосредоточен на The Global Reach Challenge, благотворительной цели, в которой Файнс надеется первым пересечь обе полярные ледяные шапки (подвиг, который он уже совершил), а также подняться на высочайшую вершину на всех континентах.

Энн Бэнкрофт

Энн Бэнкрофт — американская исследовательница, получившая известность после того, как стала первой женщиной, которая пересекла обе полярные ледяные шапки и достигла Северного и Южного полюсов. Она была первой женщиной, которая пересекла Гренландию на лыжах, и вместе с норвежским исследователем Лив Арнесен стала первой женщиной, которая пересекла Антарктиду на лыжах. Бэнкрофт была внесена в Национальный зал женской славы и теперь руководит собственной исследовательской компанией, помогая другим женщинам исследовать самые отдаленные уголки планеты.

Børge Ousland

Продолжая разговор с современными исследователями, Бёрге Осланд — норвежский исследователь, который прославился после того, как стал первым человеком, совершившим одиночное путешествие без поддержки к Северному полюсу — невероятное достижение, которое до сих пор не повторил ни один человек.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *