Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Факторы формирования формы рельефа кавказа: Факторы формирования кавказских гор? — Школьные Знания.com

Содержание

РЕЛЬЕФ • Большая российская энциклопедия

Рельеф

 

Бóльшая часть территории России расположена в стабильной области литосферы – Евразийской литосферной плите и представлена земной корой континентального типа, что обусловливает господство малоконтрастного равнинного и плоскогорного рельефа с изолированными участками низкогорий. Исключениями являются: а) Дальневосточный регион, который входит в состав подвижного пояса с большими амплитудами тектонических движений, высокой сейсмичностью и проявлением вулканизма, находящегося на границе с Тихоокеанской плитой; б) Южной Сибири горы с Байкальской рифтовой системой; в) Крымские горы и Большой Кавказ – часть внутриконтинентального Альпийско-Гималайского горного пояса. Положение на севере материка, в основном в умеренных широтах, частично в полярной области, господство континентального, а на значительной площади и резко континентального климата объясняет преобладание геоморфологических процессов, свойственных холодному гумидному климату. Широкое развитие получили флювиальные процессы, процессы физического выветривания и гравитационного перемещения масс. Наряду с этим, обширные пространства подвержены криогенному морфогенезу. Важную роль в геоморфологическом строении территории России играет реликтовый рельеф. Наиболее полно сохранили первичные черты его формы, созданные ледниками в эпохи плейстоценовых похолоданий. Заметно участие более древних (кайнозойских, реже мезозойских) в разной степени разрушенных пенепленов и поверхностей выравнивания, а также следы трансгрессий морских и озёрных бассейнов в виде террасированных аккумулятивных равнин. Нарастание высот идёт в целом с севера на юг и с запада на восток, в сторону Тихого океана. По абсолютным высотам и характеру рельефа в континентальной части территории России выделяются 6 крупных регионов: 1) холмисто-равнинная Европейская часть; 2) низменно-равнинная Западная Сибирь; 3) платообразно-плоскогорная Средняя Сибирь; 4) горы Южной Сибири; 5) горы и равнины Северо-Востока; 6) горы и равнины Дальнего Востока. Не входящие в их состав горные системы Крыма, Урала и Кавказа служат ограничивающими и разграничивающими по отношению к первым двум регионам орографическими элементами. Рельеф принадлежащих России островов в большинстве случаев обнаруживает морфоструктурное единство с близлежащими континентальными участками, являясь их орографическим и морфологическим продолжением (см. карту).

 

Восточно-Европейская равнина

Общие сведения. Европейская часть России почти целиком занята одной из крупнейших на Земле равнин – Восточно-Европейской равниной, или Русской, соответствующей одноимённой древней платформе (средние высоты равнины ок. 170 м). В геоструктурном отношении равнина соответствует Восточно-Европейской платформе, включает денудационную равнину на Балтийском щите и собственно Восточно-Европейскую равнину на Русской и Скифской плитах. Наибольшие высоты отмечаются на Кольском полуострове в Хибинах, наименьшие – на побережье Каспийского моря.

Северные районы. Кристаллический фундамент платформы, сложенный прочными магматическими и метаморфическими породами, обнажается в пределах Балтийского щита в Карелии и на Кольском полуострове. В течение плейстоцена регион неоднократно покрывался гигантскими ледниками, которые распространялись отсюда на юг и восток. Созданный ими рельеф мало изменился и до сих пор определяет облик ландшафта. Преобладают как экзарационные формы, связанные с разрушительной деятельностью ледниковых покровов (выпаханные ими многочисленные понижения, занятые озёрами или болотами, «бараньи лбы» и «курчавые скалы»), так и формы ледниковой и водно-ледниковой аккумуляции (друмлины, озы, камы, моренные гряды). Выделяется также ряд крупных возвышенностей – тундр, в т. ч. низкогорного облика (Ловозерские тундры). Максимальные высоты (более 1000 м) имеют Хибины. К югу и востоку от Балтийского щита кристаллический фундамент платформы погружается под чехол осадочных пород палеозоя. В континентальной части Архангельской области и в Республике Коми на них развиты заболоченные равнины, чередующиеся с плато, кряжами и грядами. В ряде районов широко распространены карстовые ландшафты (Беломорско-Кулойское плато, высота до 217 м). Крупнейшая возвышенность – Тиманский кряж (высота до 471 м) – отмечает выход докембрийских складчатых структур и отличается относительно резкими формами рельефа. Близ Урала в рельефе намечаются крупные волнообразные формы, отражающие складки в осадочном чехле платформы (гряда Чернышёва, высота до 253 м). Вдоль арктического побережья протягиваются Большеземельская тундра (высота до 253 м) и Малоземельская тундра (высота до 171 м), в рельефе которых заметно влияние многолетней мерзлоты и древних оледенений, оставивших моренные холмы и гряды – мусюры. Южное ограничение Балтийского щита отчётливо выражено в рельефе в виде Балтийско-Ладожского уступа (Глинт) высотой до 56 м. К югу от него простираются известняковые плато, расчленённые каньонообразными долинами и изобилующие карстовыми формами. С плато на юге граничат чашеобразные котловины ледникового происхождения, центральные части которых заняты озёрами: Чудско-Псковским, Ильмень, Белым и др. Котловины окружены грядами и возвышенностями (Валдайская, Бежаницкая, Тихвинская, высота до 300– 350 м), имеющими сложный холмисто-западинный моренный рельеф, оставленный валдайским оледенением. Характерны звонцы – изолированные плоские вершины, возникшие на месте ледниковых озёр. Аналогичный рельеф имеют Смоленско-Московская и продолжающая её на северо-востоке Галичско-Чухломская возвышенности, образовавшиеся в эпохи днепровского и московского оледенений.

Вид на Волгу с гор Жигули.

Центральные районы. Включают Среднерусскую возвышенность, Приволжскую возвышенность, Общий Сырт и Бугульминско-Белебеевскую возвышенность; Северные Увалы, Уфимское плато, Высокое Заволжье и примыкающее к нему Предуралье, а также разделяющие их понижения: Мещёрскую низменность, Окско-Донскую равнину и долины основных рек (Волга, Дон, Кама, Ока). Регион не подвергался оледенению и формировался под длительным влиянием флювиальных (преимущественно эрозионных) процессов. Междуречья, как правило, широкие, рельеф плоский или слабовыпуклый, реже волнистый. В Предуралье их осложняют отдельно стоящие останцы (шиханы) и карстовые явления (например, Кунгурская пещера). Реки свободно меандрируют, на низкой пойме – многочисленные старицы. Долины широкие и асимметричные: с крутым, как правило, правым и отлогим левым склоном, на котором хорошо выражена лестница террас. Украшением долин служат живописные обрывы – горы (Жигули и Государева гора на Волге, Воробьёвы горы в Москве, Галичья гора на Дону, Белогорье на Ворскле и Осколе и др.). С высокими крутыми берегами рек на Восточно-Европейской равнине связаны такие опасные явления, как оползни, возникновение которых в значительной степени обусловлено влиянием хозяйственной деятельности человека. Другое стихийное бедствие, вызванное антропогенным вмешательством, – ускоренная овражная эрозия, наибольших размеров достигшая в чернозёмных областях после их почти повсеместной распашки и сведения лесов.

Южные районы. Заняты полосой приморских Кубано-Приазовской низменности и Прикаспийской низменности. Их соединяет Кумо-Манычская впадина, всего несколько тысячелетий назад служившая проливом, объединявшим Азово-Черноморский и Каспийский бассейны. Прикаспийская низменность имеет подчёркнуто плоский рельеф морского и аллювиально-дельтового происхождения; к берегу Каспийского моря она понижается до отметки –28,4 м (2019) – самая низкая точка России. Незначительное осложнение вносят цепи бэровских бугров проблематичного генезиса и впадины, заполненные солёными озёрами (Эльтон и Баскунчак), образовавшимися над соляными куполами. Есть также участки перевеваемых песков с эоловым рельефом (барханы, дюны и т. п.). Аномальную для данного района высоту (до 250 м) имеет «песчаная гора» Сарыкум. Общая равнинность территории несколько нарушается восточным окончанием Донецкого кряжа (в пределах России высота до 215 м), Сальско-Манычской грядой (высота до 221 м) и возвышенностью Ергени (высота до 222 м). В качестве переходного звена к горам

Кавказа выступает Ставропольская возвышенность, имеющая вид обширного высокого, расчленённого долинами рек купола, который отвечает изгибу осадочных толщ чехла платформы, произошедшему в новейшее (плиоцен-четвертичное) время, высота до 831 м (гора Стрижамент). В соответствии с тёплым и сухим (семиаридным и аридным) климатом в экзогенном морфогенезе южных районов Восточно-Европейской равнины существенную роль играют эоловые процессы. Их активизации весьма способствует хозяйственная деятельность, прежде всего распашка и выпас. Временами они приобретают характер опасных и даже катастрофических явлений (чёрные бури, связанные с выдуванием плодородного почвенного слоя).

Крымские горы

Горная система, протягивающаяся на юге Крымского полуострова (Крыма) параллельно берегу Чёрного моря с юго-запада на северо-восток в виде трёх гряд, разделённых двумя продольными долинами. Отличаются высокой концентрацией в пределах сравнительно небольшой территории уникальных геолого-геоморфологических феноменов.

Главная гряда (Яйла) имеет протяжённость 150 км (от Балаклавы до горы Агармыш) и максимальную высоту 1545 м (гора Роман-Кош на Бабуган-Яйле, высшая точка Крымских гор). Внутренняя гряда достигает в длину 125 км (от Сапун-Горы до Старого Крыма), высота до 739 м (гора Кубалач). Внешняя гряда вытянута на 114 км (от мыса Фиолент до г. Старый Крым), она самая короткая и невысокая – высота 344 м (гора Казанташ), за небольшие высоты её часто называют предгорьем. Ширина гор составляет 50–60 км. Внутренняя и Внешняя гряды представляют собой типичные куэсты, они имеют одинаковый характер склонов, полого наклонённые на северо-запад и север, крутые с юга. Вершинная поверхность Главной гряды представляет собой цепь плоских столообразных вершин –

яйл. Западная часть Яйлы – волнистое плато, её отдельные части носят названия: Байдарская, Ай-Петринская, Ялтинская, Никитская, Гурзуфская,  Бабуган-Яйла. На востоке она распадается на более или менее изолированные платообразные массивы – Чатырдаг, Долгоруковская Яйла, Демерджи-Яйла, гора Тырке, Караби-Яйла. Очень ярко выражен карст Яйлы, он служит классическим примером голого карста средиземноморского типа. В расселинах склонов большинства яйлнаходится множество перевалов. Южный склон Главной гряды образует полосу Южного берега Крыма, для его рельефа характерны амфитеатры, нагромождения скал (т. н. хаосы), живописные изолированные массивы (Карадаг, Аюдаг, Кастель и др.).

Горы Урала

Общие сведения. Протяжённая горная система Урала, образующая условный рубеж между Европой и Азией, существует изолированно от других горных стран континента в окружении обширных равнинных пространств и простирается почти меридионально более чем на 2000 км, образуя важный физико-географический рубеж на севере материка. В морфоструктурном отношении Уральские горы соответствуют складчатому палеозойскому комплексу, пронизанному интрузиями разного состава, который образует древнюю шовную зону вдоль восточной границы Восточно-Европейской платформы. Эта древняя горная система в новейшее время была омоложена тектоническими движениями умеренной интенсивности. В целом Уральские горы представляют собой низкогорье с преобладанием малых (первые сотни метров) перепадов высот и пологих склонов. Традиционно горная система подразделяется на Полярный Урал, Приполярный Урал, Северный Урал, Средний Урал и Южный Урал; каждый участок имеет индивидуальные черты морфологии и особенности истории развития рельефа. В морфоструктурном отношении северным продолжением Урала является невысокий кряж Пай-Хой (гора Море-Из, 423 м), занимающий внутреннее пространство Югорского полуострова.

Полярный Урал имеет протяжённость более 380 км. Его юго-западное простирание несколько отличается от генерального для всей горной системы. Полярный Урал – валообразное поднятие, расчленённое широкими крутосклонными долинами на обособленные горные массивы. Практически повсеместно наблюдаются следы гляциальной обработки рельефа – реликты эпох плейстоценовых оледенений. В осевой зоне выделяется ряд гребней альпийского типа с остроконечными вершинами – карлингами и крутыми склонами (высшая точка – гора Пайер, 1472 м). Долины – типичные троги с корытообразным поперечным профилем – следствие деятельности ледника, в некоторых – озёра.

Приполярный Урал достигает ширины 150 км, его протяжённость 230 км, максимальная высота 1895 м (гора Нáродная). Горная система распадается на ряд субпараллельных хребтов, образующих на севере широкий веер. Выделяются изолированные массивы альпийского типа, которые возвышаются над окружающим плоскогорьем на несколько сотен метров, среди них – гора Манарага (1662 м) и гора Сабля (1497 м) с эффектными зазубренными гребнями и небольшими ледниками на склонах.

Северный Урал является самой протяжённой (более 500 км) частью горной системы. Образован рядом параллельных орографических линий (Поясовый Камень, Тулымский Камень, Хозатумп и др. хребты), разделённых широкими тектоническими понижениями. Высшая точка – гора Тэлпозиз (1617 м) в северной части, где ещё обнаруживаются следы ледниковой деятельности с резкими чертами рельефа. На остальном пространстве господствуют пологие склоны и плавные очертания вершин. Исключение составляют обособленные массивы – камни: Тулымский (1469 м), Денежкин (1492 м), Конжаковский (1569 м) и др., их пирамидальные вершины покрыты каменными россыпями, на склонах выделяются ступени – нагорные террасы. Характерная черта Северного Урала – наличие останцов – тумпов на низких уплощённых вершинах. На плато Маньпунёр (высота до 840 м) возвышается серия 30-метровых каменных столбов.

Средний Урал – наиболее низкая часть горной системы протяжённостью ок. 400 км. Основное пространство занято высокими равнинами, осложнёнными увалами (Киргишанский, высота до 555 м; Коноваловский, до 726 м) и кряжами (Каслинско-Сысертский, высота до 508 м), к которым фактически следует причислить и возвышенности, именуемые хребтами (Уфалейский, высота до 609 м). Низкогорьями на Среднем Урале могут считаться лишь незначительные по площади массивы (высшая точка – гора Ослянка, 1119 м).

Южный Урал достигает ширины 250 км при протяжённости ок. 550 км. Его образуют более десятка субпараллельных хребтов, веером расходящихся в южном направлении. Выделяется ряд массивов: Большой Иремель (1582 м) и Малый Иремель (1449 м), Ямантау (1640 м) и некоторые др. вершины. На высотах более 1200 м они покрыты каменистыми россыпями и имеют ландшафт тундрового облика. В хребтах Таганай, Зюраткуль и Нургуш встречаются гребни и вершины с резкими живописными чертами скального рельефа, связанными с препарированием вертикально стоящих пластов прочных пород. Широким развитием известняков и др. растворимых горных пород обусловлены карстовые формы рельефа, в их числе – Капова пещера.

Горы Кавказа

Общие сведения. Полоса гор Большого Кавказа общей протяжённостью св. 1200 км ограничивает на юге равнины Европейской части, «замыкая» их между Азово-Черноморским и Каспийским бассейнами. Здесь сосредоточен основной массив высокогорий этой части России. В осевой зоне Большого Кавказа расположены Главный, или Водораздельный, хребет и Боковой хребет. Принадлежащий России северный макросклон Большого Кавказа образован рядом параллельных горных цепей, абсолютные высоты которых нарастают с севера на юг. По простиранию горная система условно подразделяется на западную, центральную и восточную части, различающиеся высотой и геоморфологическим строением. Западной оконечностью Кавказа является Таманский полуостров, среди аккумулятивных равнин которого поднимаются низкие антиклинальные гряды и сопки грязевых вулканов (высота до 164 м).

Вид на высокогорье Большого Кавказа с территории национального парка Приэльбрусье.

Западный Кавказ, начинающийся в районе г. Анапа, на значительном протяжении имеет низкогорный облик. Хребтам свойственна асимметрия: южный склон, обращённый к морю, короткий и крутой; северный – растянутый и заметно более пологий. В рельефе отчётливо прослеживается молодая складчатая морфоструктура в виде продольных гряд и разделяющих их понижений. В податливых мезокайнозойских известняках, глинах и мергелях короткие водотоки промыли глубокие ущельевидные долины, которые расчленили хребты на многочисленные узкие отроги. Среднегорье приурочено к осевой зоне, которая обособляется в виде Главного (Водораздельного) хребта. Выразительностью скульптурных форм отличаются урочище Лагонаки (высота до 2200–2500 м) и массив горы Фишт (2867 м), что связано с препарированием карстующихся известняков. Здесь и на склонах, обращённых к побережью, много пещер (Воронцовская и др.), живописных каньонов, водопадов. Вдоль северного подножия Большого Кавказа протягиваются моноклинальные гряды – куэсты: хребты Скалистый хребет, Пастбищный и Чёрные горы, образованные полого наклонёнными на север пластами осадочных пород, с пологим северным склоном и крутым обрывистым до отвесного – южным. Высокогорье Большого Кавказа приурочено главным образом к глыбовым морфоструктурам, сложенным более древними, преимущественно докембрийскими, отчасти палеозойскими, породами. Заметная роль в его строении принадлежит также кайнозойским вулканитам, образующим крупные массивы. Расчленение горного рельефа достигает максимальных значений и представлено глубочайшими (2–3 км относительных превышений) долинами-ущельями (долина верхней Кубани и её притока Лабы). В нижнем течении, ближе к выходу из гор, они имеют V-образный поперечный профиль, в верховьях – троговый U-образный облик. Общий фон высот вершин заметно превышает 3000 м и возрастает в восточном направлении. Гребневая линия хребтов имеет пилообразный продольный профиль. Почти все вершины несут ледники и вечные снега. Западный Кавказ ограничен на востоке вулканическим массивом Эльбруса.

Центральный Кавказ, простирающийся к востоку от Эльбруса, характеризуется максимальными высотами. Ему также свойственно членение на ряд продольных горных цепей, продолжающихся за его пределами. Вершины Главного (Водораздельного) хребта не ниже 4000 м, наиболее высокие – Шхара (5068 м) и Джангитау (5058 м). Гребень хребта в районе этих вершин обрывается на север в виде часто почти отвесной Безенгийской стены. Аналогичный облик имеет Боковой хребет – горная цепь, состоящая из ряда коротких хребтов, разделённых глубокими ущельями. Высшие точки – пики Койтантау (5152 м) и Дыхтау (5204 м). На востоке Центральный Кавказ завершает пограничный вулканический массив Казбека (5033 м). В предгорной зоне продолжаются куэсты – Скалистый хребет (высота до 3646 м). На Минераловодском плато выделяются отдельно стоящие куполообразные вершины – лакколиты: Бештау (1401 м), Машук (993 м) и др.

Восточный Кавказ образован значительным (до 160 км) расширением горной системы, выпуклой частью обращённой к северным равнинам. Слагается осадочными породами мезозоя и кайнозоя, смятыми в складки. Общий фон высот заметно снижен: средняя высота 2500–3000 м, высшая точка – гора Тебулосмта (4492 м). Структура отчётливо прослеживается в сложной орографии региона и в морфологии многочисленных хребтов, имеющих собирательное название «Дагестан». Широко распространены куэсты и структурные склоны. Имеются прямая (антиклинальные хребты и синклинальные долины) и обращённая (антиклинальные долины, синклинальные хребты и плато) складчатые морфоструктуры (наиболее известны Гуниб и Хунзах). В северных предгорьях выделяется ряд низких антиклинальных хребтов: Терский (высота до 593 м), Сунженский (гора Заманкул, 926 м) и др. Они обособляют Осетинскую и Грозненскую равнины. Контрастный рельеф гор Кавказа и большие абсолютные высоты обеспечивают развитие широкого спектра экзогенных процессов, их массовый характер и высокие скорости протекания. На первом месте – гравитационные явления (обвалы, оползни, осыпи, лавины), которые нередко приобретают опасные и катастрофические масштабы. Весьма энергичны русловые процессы и связанная с ними селевая деятельность.

Западно-Сибирская равнина

Общие сведения. Одной из крупнейших низменных аккумулятивных равнин земного шара является Западно-Сибирская равнина, которая занимает обширное пространство между горами Урала и долиной Енисея и включает однообразные равнины низменного облика (площадь ок. 3 млн. км2). Равнина сформировалась на одноимённой плите, сложенной мощными толщами осадочных пород, в основании которой находится складчатый фундамент преимущественно палеозойской консолидации. Высшие точки находятся на западной и южной периферии равнины и принадлежат кряжевым возвышенностям в зонах перехода к горам Урала и Алтая; средняя высота ок. 120 м. В целом пространство Западной Сибири обнаруживает слабый уклон с юга на север, к побережью Карского моря.

Север Западно-Сибирской равнины занят плоскими равнинами с преобладающими высотами 30–80 м, осложнёнными Гыданской, Юрибейской и др. грядами (высота до 150 м). В рельефе видны следы плейстоценовой морской и ледниковой аккумуляции. Широко распространены криогенные процессы, формирующие хасыреи (западины с ячеистым микрорельефом), седэ (наледные бугры), рэпы (бугры пучения), солифлюкционные оплывины на склонах и др. характерные формы. В связи с хозяйственной деятельностью человека (освоение месторождений нефти и природного газа) активизировались процессы термоэрозии, что привело к появлению многочисленных оврагов.

Центр Западно-Сибирской равнины осложнён крупным валообразным поднятием субширотного простирания – Сибирскими Увалами (высота до 245 м). Прочие возвышенные части заметно ниже: Тобольский Материк (высота до 105 м) и Белогорский Материк (высота до 231 м), Васюганская равнина (высота до 170 м). Повсеместно идут сильные процессы заболачивания, особенно на плоских междуречьях, где формируются согры, рямы и гальи – ландшафты с характерным кочковатым рельефом торфяников.

Юг Западно-Сибирской равнины занимают Ишимская равнина, Барабинская низменность и Кулундинская равнина с почти идеально плоским рельефом, незначительно нарушаемым замкнутыми понижениями и низкими «гривами» – протяжёнными грядами преимущественно северо-восточного простирания. Исключение составляет холмисто-грядовый рельеф Приобского плато и Предалтайской равнины, поднимающихся до 300 м и более.

Средняя Сибирь

Общие сведения. Один из самых крупных природных регионов в России – Средняя Сибирь – расположен в центральной части Сибири, между долиной реки Енисей и западным подножием Верхоянского хребта. На юге граничит с горами Алтая, Саян, Прибайкальем и Забайкальем. На севере омывается морями Карским и Лаптевых. Площадь ок. 4 млн. км2. Протяжённость с севера на юг 2800 км, с запада на восток 2500 км. Рельеф Средней Сибири отличается большим разнообразием: на севере – Бырранга горы, южнее – Северо-Сибирская низменность с останцовыми грядами, на востоке – Центральноякутская низменность, на юге – Иркутско-Черемховская равнина. Бóльшую часть Средней Сибири занимает крупнейшее в России Среднесибирское плоскогорье.

Плато Путорана. Водопад.

Среднесибирское плоскогорье и примыкающие к нему равнины и низменности, в совокупности соответствующие крупному тектоническому образованию – Сибирской платформе с раннедокембрийским кристаллическим основанием, составляют основу рельефа региона. Длительное (с мезозоя) формирование рельефа в субаэральных условиях, неравномерное поднятие земной коры, литологическая неоднородность толщ, слагающих чехол платформы, и резко континентальный климат с господством многолетней мерзлоты обусловили весьма сложное орографическое строение и разнообразие морфоскульптуры. Наибольшее развитие получили плато, сформированные на осадочных породах чехла платформы и внедрившихся в них пластовых интрузиях, часто выраженных в рельефе в виде траппов – ступеней на склонах и междуречьях. Плато расчленены глубокими каньонообразными долинами, русла текущих в них рек часто также имеют ступенчатый профиль, изобилуют порогами, стремнинами (местами водопадами). На юге Среднесибирского плоскогорья выделяются Приангарское, Бирюсинское плато и Лено-Ангарское плато, в целом образующие несколько крупных волнообразных форм рельефа, соответствующих пологим изгибам пластов горных пород. Высоты нарастают с запада на восток, достигая почти 1500 м. Плато осложнены рядом коротких низких (высота до 1000 м) хребтов (Анадекан, Катырминский и др.) и кряжей (Ангарский, Ковинский). На юго-востоке, по обоим берегам среднего течения Лены, простирается обширное, слегка поднимающееся с севера на юг Приленское плато (высота до 700 м). Вдоль границы плато с горами Южной Сибири и Прибайкалья протягиваются Иркутско-Черемховская равнина и Предбайкальская впадина (высота до 300–700 м) с пологим волнообразным рельефом. Юго-западный край Среднесибирского плоскогорья образован выступом кристаллического основания платформы со свойственными ему чертами низкогорья с куполовидными вершинами – Енисейский кряж (высота до 1125 м). Центральные районы плоскогорья заняты обширными плато – Заангарским, Тунгусским, Центральнотунгусским, Сыверма и Вилюйским плато; высоты их плоских вершин колеблются от 400 до 800 м, местами над ними возвышаются изолированные кряжи (гора Наксон, 1035 м). На севере плоскогорья выделяется обособленный купол Анабарского плато (высота до 908 м), в центральной части которого обнажаются древнейшие (архейские) породы фундамента. На его западных склонах находится кольцеобразное понижение рельефа проблематичного генезиса – Попигайская астроблема (ударная, или импактная, морфоструктура космического происхождения). Наиболее приподнята северо-западная часть плоскогорья – плато Путорана (гора Камень, 1678 м), расчленение рельефа достигает здесь максимальной глубины (500–800 м) и выразительности, создавая облик горного ландшафта. Плейстоценовое оледенение преобразовало долины в типичные троги, широкие днища которых на участках переуглубления заняты озёрами. Склоны осложнены многочисленными карами, в некоторых из них до сих пор сохраняются небольшие ледники.

Центральноякутская низменность, в которую на востоке постепенно переходит Среднесибирское плоскогорье, простирается вдоль нижнего течения Лены и её левого притока Вилюя. Для неё характерны криогенные процессы и связанные с ними булгунняхи. Широко распространены крупные, но неглубокие, округлые в плане термокарстовые западины, возникшие на месте растаявших масс подземного льда, – аласы. Многие из них заняты озёрами. На пологих длинных склонах возвышенностей господствует солифлюкция – медленное сползание оттаявших грунтов, в результате чего формируются узкие параллельные полосы – делли. Резкий контраст с криогенными формами образуют участки не закреплённых растительностью песков с эоловой переработкой (барханы, дюны).

Северо-Сибирская низменность, примыкающая с севера к Среднесибирскому плоскогорью, приурочена к крупному прогибу, заполненному мезокайнозойскими осадками, простирается в субширотном направлении. Плоские заболоченные участки с абсолютными отметками 50–100 м и господством криогенной морфоскульптуры чередуются с моренными холмами и грядами высотой до 300 м. Выделяются также скалистые останцовые гряды – гербеи и изолированные кряжи с платообразными вершинами – тасы. Ряд форм связан с соляно-купольной тектоникой в виде крупных холмов и округлых впадин с озёрами (Портнягино).

Горы Бырранга – возвышенная северная часть полуострова Таймыр. Низкогорный облик имеет лишь компактный массив на востоке полуострова (высота до 1125 м). Остальное пространство занимают холмистые равнины и гряды высотой 250–400 м, вершины которых изредка поднимаются до высоты 600–700 м. Преобладает реликтовая морфоскульптура ледниковой эрозии (экзарации): троговые долины, сглаженные скальные выступы; в низкогорье – каровая переработка склонов, на которую наложена криогенная переработка процессами солифлюкции, курумообразования, морозного выпучивания.

Южная Сибирь

Общие сведения. Ряд горных стран на юге Азиатской части России образует горный пояс широтного простирания, смыкающийся на востоке с горами Дальнего Востока. В морфоструктурном отношении их объединяет принадлежность к поясу палеозоид Центральной Азии, вытянутость вдоль южной окраины Сибирской платформы и длительная, в целом унаследованная от древних этапов, история развития рельефа. Морфоскульптура региона определяется в основном резко континентальным климатом, который обусловливает широкое развитие физического выветривания и криогенных процессов. Соотношение гор и равнин в переходной полосе различно. На западе, в предгорьях Алтая, имеет место постепенное нарастание высот с выделением ряда гряд, кряжей и низких хребтов. Среди них – Салаирский кряж (высота до 621 м, гора Кивда), западный склон которого пологий и длинный, на нём ещё сохраняются черты высокой равнины. На восток возвышенность спускается более резко и имеет полугорный облик. Аналогичное асимметричное строение имеет протяжённая горная страна Кузнецкий Алатау, состоящая из множества коротких, преимущественно низких, хребтов и кряжей (гора Верхний Зуб, 2178 м) с эрозионным рельефом. Лишь отдельные массивы, поднимающиеся выше 1800 м, можно причислить к среднегорью, но и они, как правило, имеют плоские вершины – таскылы, с восточной, подветренной стороны ограниченные крутыми склонами с каровыми полостями. Пространство между Салаиром и Алатау занимает Кузнецкая котловина со сложным эрозионным расчленением, на юге она переходит в массив Горной Шории (высота до 1614 м). Замыкает полосу низкогорий Абаканский хребет (высота до 1984 м) – своеобразный переходный мост к среднегорьям Саян и Алтая.

Русский Алтай является частью обширной горной страны, которая простирается на сопредельные территории Казахстана, Монголии и Китая и имеет в целом сводовые очертания, отражающие неравномерную интенсивность новейших поднятий. Выделяется система глыбовых хребтов и внутригорных впадин. Центральные и южные районы занимает высокогорье альпийского типа с резко расчленённым рельефом и значительных размеров горно-долинным оледенением. Его образуют хребты Сайлюгем (высота до 4082 м), Южно-Чуйский (высота до 3936 м), Северо-Чуйский хребет (высота до 4177 м) и Катунский с высшей точкой Алтая и всей Сибири – горой Белуха (4506 м). Вершины покрыты вечными снегами (белки). Хребты высокогорья разделены котловинами тектонического происхождения, крупнейшие – Чуйская и Курайская степи. Юго-восток Алтая занят главным образом средневысотными плоскогорьями (высота до 2000–2500 м). Исключение составляют изолированный массив Монгун-Тайга (3970 м) и пограничные с Саянами хребты Шапшальский (высота до 3608 м) и Цаган-Шибэту (высота до 3383 м). Широко развита реликтовая ледниковая морфоскульптура, большой интенсивности достигают современные криогенные и гравитационные процессы. Плоскогорный облик имеют северные и западные периферии горной страны, где выделяется ряд веерообразно расходящихся хребтов; по мере приближения к окружающей равнине их абсолютные отметки уменьшаются, среднегорье сменяется низкогорьем. В вершинном поясе прослеживаются фрагменты древнего пенеплена, преобразованного процессами нивации и курумообразования. На склонах и в долинах преобладает эрозионная морфоскульптура; часто они имеют вид ущелий. Крупный тектонический провал на северо-востоке занят живописным Телецким озером.

Восточный Саян. Тункинские Гольцы.

Саяны и горы Тувы, непосредственно примыкающие с востока к Алтаю, имеют существенно иную орографию. Образующие их хребты заметно ниже, имеют вид широких валообразных поднятий преимущественно субширотного и северо-восточного простирания (в отличие от Алтая, где характерны субмеридиональные и северо-западные направления) и разобщены крупными котловинами. Западный Саян имеет максимальную отметку 3122 м (массив Кызыл-Тайга), основной фон высот вершин составляет 2000–2500 м (некоторые хребты – Уюкский, Ергак-Таргак-Тайга – немного ниже). Преобладают массивные куполовидные и уплощённые вершины, покрытые каменными развалами. Следы плейстоценовых оледенений развиты спорадически, к ним приурочены крутые склоны и острые гребни. Аналогичное соотношение криогенной и гляциальной морфоскульптуры характерно и для Восточного Саяна, который несколько выше (гора Мунку-Сардык, 3491 м). Плоские безлесные вершины его сниженных западных и северных отрогов часто покрыты светлым лишайником ягелем, отчего получили местное название «белогорья». Для хребтов более высокой, восточной части свойственны широко распространённые в Сибири гольцы – Китойские, Тункинские и др. Здесь же выделяется относительно сниженное Окинское плоскогорье. Для него и для окружающих его гор характерно широкое развитие вулканического рельефа. Последние извержения происходили в голоцене, созданные ими формы прекрасно сохранились (вулканы Кропоткина, Перетолчина и связанные с ними лавовые потоки). В горах Тувы выделяются хребты: Академика Обручева (высота до 2895 м), Танну-Ола (высота до 3056 м) и Сангилен (высота до 3276 м), весьма сходные по геоморфологическому строению с описанными выше горами. Между ними и Саянами, а также у подножий расположены Минусинская, Тоджинская (Восточно-Тувинская), Тувинская, Тункинская, Туранская и Убсунурская котловины. Рельеф их весьма разнообразен: фрагменты плоских, наклонных и ступенчатых аккумулятивных равнин, созданных речными и озёрными отложениями; сниженные отроги с густым эрозионным расчленением; холмисто-западинный моренный ландшафт с многочисленными озёрами; участки с перевеваемыми песками, собранными в барханы; небольшие вулканические конусы и короткие лавовые потоки.

Байкальская рифтовая система, занимающая центральное положение в горах Южной Сибири, выражена в рельефе цепью крупных впадин, вытянутых в северо-восточном направлении. На фоне общего, унаследованного от древнейших этапов, развития региона рифтовая система является относительно молодым новообразованием. Хотя начало формированию крупных наложенных расколов земной коры было положено ещё в палеоцене, основные подвижки по ним, достигающие амплитуды в несколько километров, произошли в неоген-четвертичное время. Они имели подчёркнуто блоковый характер, который выразился в резко контрастном рельефе, прямолинейности и угловатости границ впадин и поднятий. Крупнейшая впадина (длина до 700 км, ширина до 50 км) занята в основном озером Байкал (глубина 1642 м). Дно её выстлано слоем осадков мощностью до 6 км и более и осложнено рядом поднятий, которые образуют острова (Ольхон и др.) и полуострова (Святой Нос). В рифтовую систему входит уже упомянутая Тункинская впадина, а также Баргузинская котловина, Верхнеангарская, Муйско-Куандинская, Верхнечарская впадины и ряд др. Погружение блоков земной коры в их пределах было не столь значительным, днища выстилаются сравнительно маломощным (кроме Тункинской) слоем осадков и заняты преимущественно широкими долинами рек. Следует отметить также криогенную переработку аккумулятивных равнин (термокарст, бугры пучения) и массивы полузакреплённых песков с эоловым рельефом.

Забайкалье – обширный регион со сложной орографией, расположенный к востоку от озера Байкал, от Патомского нагорья и Северо-Байкальского нагорья на севере до границы с Монголией и Китаем на юге и до рек Аргунь и Олёкма на востоке. На северо-востоке выделяется Становое нагорье, где максимальные высоты имеют хребет Кодар (до 3072 м) и Южно-Муйский хребет (до 3067 м), которые контактируют с впадинами рифтовой зоны и своим обликом напоминают горы Прибайкалья. По мере удаления от рифтовой зоны среднегорье сменяется низкогорьем, уменьшаются высотные контрасты и крутизна склонов. Север региона замыкает Патомское нагорье (высота до 1771 м) с древней складчатой структурой, которая находит отражение в ориентировке дугообразно изогнутых хребтов и разделяющих их долин. Центральную часть Забайкалья занимает Витимское плоскогорье (высота до 1846 м), состоящее из ряда низких валообразных хребтов северо-восточного простирания. На юго-востоке его продолжает ряд протяжённых хребтов сходного облика, из которых наиболее значительны Яблоновый хребет (высота до 1706 м), Цаган-Хуртэй (высота до 1586 м), Черского (высота до 1644 м), Олёкминский Становик (высота до 1908 м) и Борщовочный хребет (высота до 1498 м). Для низкогорий характерно широкое развитие процессов курумообразования; есть проявления четвертичного вулканизма, оставившие в рельефе следы в виде плато и небольших конусов. Аналогичен облик большинства хребтов Южного Забайкалья. Среди специфических черт рельефа можно отметить крупные тектонические понижения, занятые аккумулятивными равнинами (Гусиноозерская котловина), и изолированные среднегорные массивы (гольцы Сохондо, 2500 м, и Барун-Шабартуй, 2519 м). Хорошо выражена экспозиционная асимметрия гребней, связанная с неравномерностью их освещения. Южные, хорошо прогреваемые, сухие и безлесные склоны (солонопёки) заметно круче северных, заболоченных и подверженных интенсивной криогенной переработке.

Прибайкалье – территория, прилегающая с запада и востока к озеру Байкал (часто рассматривается как часть Забайкалья), объединяет хребты Приморский хребет (гора Трёхголовый Голец, 1746 м), Байкальский хребет (гора Черского, 2588 м), Хамар-Дабан (высота до 2371 м), Баргузинский хребет (высота до 2841 м) и ряд менее значительных поднятий между ними. Для них характерен резкий контакт с Байкальской и др. рифтовыми впадинами в виде высоких, крутых тектонических уступов. Вершины до высоты 1800 м чаще уплощённые, с фрагментами первичного пенеплена. Выше заметны следы ледниковой обработки, наиболее высокие гребни имеют черты альпийского рельефа со свойственной ему пилообразностью гребней и каровой моделировкой склонов. Высокая сейсмичность региона провоцирует обвалы, оползни, лавины и сели.

Восточная часть гор Южной Сибири приурочена к высокоподнятому краю Сибирской платформы – Алдано-Становому щиту, в пределах которого осадочный чехол либо отсутствует, либо весьма маломощен. Бóльшая его часть занята Алданским нагорьем. Максимальных высот (до 2306 м) достигают лишь отдельно стоящие куполовидные вершины, сложенные магматическими горными породами. Они на несколько сотен метров возвышаются над плоскими междуречьями, которые фактически являются продолжением южных плато Среднесибирского плоскогорья. Главным осложняющим элементом рельефа служат долины-каньоны, рассекающие на глубину до 500 м и более древнейшие кристаллические породы фундамента. Вдоль южной окраины нагорья простирается асимметричный Становой хребет: северный склон весьма пологий, незаметно переходящий в нагорье; южный – крутой и короткий, обращённый в сторону равнин и впадин Приамурья. Резко выдающиеся среднегорные массивы (высота до 2256 м) несут следы ледниковой обработки, в целом преобладает низкогорье с нивально-криогенным рельефом гольцового облика. В понижениях – небольшие вулканические конусы и лавовые покровы.

Северо-Восток Сибири

Общие сведения. Северо-Восток Сибири отличается исключительно сложной орографией, которую образуют несколько горных систем, ряд нагорий и плоскогорий, чередующихся с обширными низменными равнинами и многочисленными впадинами. В морфоструктуре региона отражается его положение на стыке трёх литосферных плит – Евразийской, Северо-Американской и Тихоокеанской: мозаичное строение земной коры и длительная история развития, в ходе которой неоднократно происходили кардинальные перестройки текто- и морфогенеза. Последние из них выразились в двух главных направлениях орографии. Северо-западное простирание свойственно побережью Арктики и внутренним районам, в которых преобладают структуры мезозойской консолидации. Северо-восточное направление более характерно для Тихоокеанского побережья, где распространены молодые вулканические образования и сильно влияние альпийского орогенеза. Для морфоскульптуры Северо-Востока решающее значение имеет суровый континентальный климат с продолжительными морозными и малоснежными зимами, который обусловливает повсеместное развитие мощной многолетней мерзлоты и господство криогенных процессов.

Горные системы (традиционно называемые хребтами) состоят из множества горных цепей, массивов и гряд и определяют главные черты орографии внутриконтинентальных районов Северо-Востока. Их протяжённость до 1000 км и более. Вдоль восточного края Сибирской платформы в виде валообразных поднятий протягиваются Верхоянский хребет и Сетте-Дабан, восточнее – Черского хребет и Момский хребет. В основе горных систем лежит толща палеозойских и мезозойских осадочных пород, смятых в складки. Преобладают низкогорья, в орографии которых чётко прослеживается складчатая структура в виде параллельных либо кулисообразно расходящихся гребней. Хребты рассечены сквозными долинами, прорезающими горы в крест их простирания (антецедентные долины). Среднегорье приурочено к осевой зоне и имеет черты крупных глыбовых поднятий. Отходящая на юго-восток горная система хребта Сунтар-Хаята орографически продолжает Верхоянскую, сходна с ней по рельефу, но имеет иное внутреннее строение. Её слагают докембрийские кристаллические породы. Протяжённые южные отроги, спускающиеся к Охотскому морю, перекрыты кайнозойскими вулканитами.

Плоскогорья и нагорья также характерны для внутриконтинентальных районов Северо-Востока. Полосу относительно сниженного рельефа между упомянутыми ранее горными системами образуют сложенные преимущественно аналогичной, но менее дислоцированной осадочной толщей Янское плоскогорье, Эльгинское, Нерское плоскогорья, Оймяконское нагорье и Верхнеколымское нагорье. Высоты плоских вершин постепенно возрастают с северо-запада на юго-восток от 400–600 м до 1000 м и более. Иную морфоструктуру имеет Юкагирское плоскогорье, в основании которого лежит древний кристаллический массив, прикрытый пластами осадочных пород.

Полоса прибрежных низменностей (крупнейшие – Яно-Индигирская низменность и Колымская низменность – расположены в нижнем течении одноимённых рек) простирается на севере региона, их слагает толща мёрзлых пород с высокой (до 90%) степенью льдистости (едома), сформировавшаяся в плейстоцене, когда низменные равнины суши распространялись на шельфовые пространства современных арктических морей. Ныне едома находится в реликтовом состоянии и интенсивно разрушается процессами термокарста, термоэрозии и термоабразии, которые формируют характерный криогенный рельеф низменностей. Плоские участки имеют абсолютные отметки 30–70 м, с ними резко контрастируют изолированные холмы и кряжи (высота до 400–500 м), сложенные плотными коренными породами. Низменные пространства прерываются также крупными возвышенностями: Полоусный кряж и кряж Улахан-Сис, Алазейское плоскогорье.

Внутригорные понижения занимают особое положение в орографии и морфоструктуре Северо-Востока. Среди них размерами и геодинамикой выделяется система котловин с резкими крутосклонными бортами – Момо-Селенняхская впадина и продолжающая её на юго-востоке Сеймчано-Буюндинская впадина – Момский рифт.

Изометричные массивы магматогенного происхождения – отличительная черта морфоструктуры Северо-Востока. Их можно обнаружить почти повсеместно, но чаще в осевых частях хребтов, где они слагаются интрузиями преимущественно гранитоидного состава. Изометричные массивы резко (на несколько сотен метров) возвышаются над окружающим пространством и занимают в рельефе доминирующее положение. К ним приурочена бóльшая часть среднегорий; на плоскогорьях они образуют низкогорные кряжи, на равнинах – останцовые возвышенности. Есть также конусовидные и куполовидные формы вулканического происхождения. В их числе – экструзивный купол Балаган-Тас голоценового возраста (северный борт Момской впадины) и Анюйский вулкан, извержение которого произошло в 18 в. с образованием кратера и лавового потока, распространившегося вниз по долине.

Охотско-Чукотский вулканогенный пояс, простирающийся вдоль побережья Охотского моря и далее на северо-восток, выражен в рельефе широкой полосой нагорий, плоскогорий, плато и хребтов с весьма разнообразным рельефом. Преобладает расчленённое низкогорье; есть островершинные гребни высотой более 2000 м и плоские междуречья, сохраняющие фрагменты древних вулканических покровов (Ольское плато). Местами встречаются полуразрушенные вулканические постройки центрального типа (Русские горы) и понижения различного генезиса. Среди последних выделяется округлая впадина, занятая озером Эльгыгытгын, космогенного (астроблема) либо вулканического (кальдера) происхождения.

Корякское нагорье, отделённое от вулканогенного пояса полосой межгорных понижений (Парапольский дол и Анадырская низменность), выступает в качестве самой северной морфоструктуры пограничного с Тихим океаном альпийского пояса. Орография нагорья имеет центробежное строение с постепенным нарастанием высот от периферии к срединной части (гора Ледяная, 2453 м).

Дальний Восток

Общие сведения. Территория Дальнего Востока вытянута с севера на юг более чем на 4,5 тыс. км. Омывается водами Берингова, Охотского и Японского морей Тихого океана. Включает материковую часть Евразии, полуостров Камчатка. Преимущественно горная страна, равнины занимают небольшие пространства, главным образом по долинам Амура и его притоков.

Камчатка имеет переходный от материка к океану характер рельефа, который подчёркивается её обособленным полуостровным положением. Она часто включается в состав Курило-Камчатской островной дуги, формирующейся над зоной субдукции и разделяющей океаническую (Тихоокеанскую) и континентальную (Евразийскую) литосферные плиты. Главными орографическими элементами полуострова являются Срединный хребет (высота до 3607 м) и Восточный хребет (высота до 2375 м) складчато-глыбового происхождения. Их разделяет Центральнокамчатская низменность, вдоль западного (Охотского) побережья простирается наклонная Западно-Камчатская низменность, осложнённая серией невысоких антиклинальных гряд. Непосредственным выражением тектономагматических процессов в зоне субдукции является обилие вулканических форм разного размера, морфологии, генезиса и возраста, в т. ч. современных. Крупнейшие среди них – вулканические хребты и массивы, состоящие из слившихся конусов. Выделяется Ключевская группа вулканов с высшей точкой Дальнего Востока и всей Азиатской части России (вулкан Ключевская Сопка). Весьма эффектны отдельно стоящие правильные конусы вулканов Кроноцкая Сопка, Корякская Сопка, Авачинская Сопка и ряда других. Вершины вулканов обычно увенчаны взрывными воронками – кратерами. Есть ряд крупных провальных котловин – кальдер. По периферии вулканические аппараты окружены лавовыми плато, туфовыми и пепловыми равнинами; многочисленны экструзивные купола, шлаковые конусы и прочие мезо- и микроформы вулканического рельефа. Разрушительная деятельность экзогенных процессов приводит к появлению промоин – барранкосов на склонах вулканов. Многие из конусов увенчаны ледниками и несут следы современной и реликтовой (плейстоценовой) гляциальной обработки.

Сихотэ-Алинь.

Горы материковой части занимают наиболее узкую зону на западном побережье Охотского моря. Здесь она представлена единственными горами Джугджур, которые в целом продолжают морфоструктуру Охотско-Чукотского вулканоплутонического пояса Северо-Востока. К югу от Верхнезейской равнины и Удской впадины горный пояс расширяется до 500 км и приобретает сложную орографию. Выделяются преимущественно средневысотная Ям-Алинь-Буреинская (высота до 2370 м) и низкогорная Нижнеамурская (высота до 1573 м) горные страны, каждая из которых состоит из многочисленных хребтов и массивов. На запад отходит низкогорная цепь, образованная хребтами Тукурингра и Джагды. В гетерогенной морфоструктуре Дальневосточного горного пояса мозаично сочетаются фрагменты палеозойской и мезозойской складчатости с преобладанием последней, а также вулканические образования разного возраста и крупные интрузии, в основном гранитоидного состава. Характерная черта орографии – обилие межгорных и внутригорных впадин, частично занятых аккумулятивными равнинами, частично – водоёмами (озёра) и морскими заливами. Выделяется крупное субмеридиональное понижение – Эворон-Чукчагирская депрессия, простирающаяся от долины Амура до Тугурского залива, который фактически является продолжением депрессии. На западе, в Среднем Приамурье, между горами и долиной Амура расположен крупный сниженный массив со ступенчатыми равнинами – Амурско-Зейской равниной и Зейско-Буреинской равниной. Ниже по течению в долине Амура отмечается ещё ряд расширений сложной конфигурации – Среднеамурская и Нижнеамурская низменности. В основном это плоские пойменные равнины с абсолютными отметками до 50 м, над которыми возвышаются кряжи и отдельные вершины, в т. ч. вулканического происхождения. Завершающим звеном на юге российского сектора Дальнего Востока служит относительно монолитное нагорье Сихотэ-Алинь. Ему свойственна асимметрия: относительно короткий восточный и протяжённый западный макросклоны. Однако высоты главного водораздела не являются преобладающими: высшие точки принадлежат западным отрогам. Сихотэ-Алинь представляет собой типичное среднегорье со средними значениями относительных превышений гребней над речными долинами (300–700 м) и крутизны склонов (7–20º). Ему свойствен сопочный рельеф, состоящий из сочетания пирамидальных (реже куполообразных) вершин со сглаженными мягкими очертаниями. Сопки соединены извилистыми гребнями с низкими, удобными для прохода седловинами-перевалами. Дополнительный элемент в ландшафт Сихотэ-Алиня вносят древние вулканические постройки, концентрирующиеся в основном вдоль побережья Японского моря. Они сохранились в виде отдельно стоящих конусов и базальтовых плато, нередко расчленённых глубокими каньонами.

Острова

В Северном Ледовитом и Тихом океанах и их морях сосредоточено большое количество островов разнообразных по размеру, положению, происхождению и рельефу.

Острова бассейна Северного Ледовитого океана, принадлежащие России, являются возвышенными участками обширного шельфа. Крайнюю северо-западную позицию в российском секторе Арктики занимает архипелаг Франца-Иосифа Земля, более 80% которого скрыто под ледниковыми покровами. Над поверхностью ледника поднимаются редкие нунатаки (высота до 620 м). Прочие, свободные от льда, территории сосредоточены в небольших «арктических оазисах» и на побережье. Они имеют холмистый рельеф с ярко выраженной криогенной морфоскульптурой. Архипелаг Новая Земля и остров Вайгач, по существу, являются северным продолжением горной системы Урала. Полоса суши шириной 100–140 км образует несколько плавных изгибов в соответствии со слагающей её складчатой палеозойской структурой. Много ледников, особенно на острове Северный, где они образуют ледниковый покров. Преобладает горный рельеф с высотами до 1547 м. Вершины в возвышенной среднегорной осевой части альпинотипные, на низкогорной периферии чаще платообразные. Долины имеют подчёркнуто трогообразный облик, часто переходят в заливы – фьорды. Исключение составляют холмистые равнины полуострова Гусиная Земля и острова Вайгач. Реликтовый ледниковый рельеф на открытых участках подвергается интенсивной криогенной и нивальной переработке. Архипелаг Северная Земля в геоморфологическом отношении тесно связан с прилегающей материковой сушей. Сюда продолжаются древние (докембрийские) морфоструктуры северной части Таймыра, которые на гористом острове Большевик поднимаются до 874 м и более. Повсеместны следы гляциальной обработки, которая продолжается под ледниковыми куполами. На не занятых ледниками и горами пространствах обычны плато высотой до 250 м, переходящие на берегах в террасированные равнины. Многочисленные мелкие острова у побережья полуострова Таймыр (Норденшельда архипелаг, острова Сергея Кирова и др.) представляют собой типичные скалистые шхеры. Новосибирские острова (площадь св. 38 тыс. км2) имеют преимущественно равнинный рельеф (высота до 50–180 м), нарушаемый рядом останцовых групп (высшая точка – гора Де-Лонга, 426 м). Рельеф их аналогичен прибрежным низменностям Северо-Востока: обилие форм термокарста, полигональных грунтов, байджарахов, характерных для слагающих их льдистых толщ (едом). Особое положение занимает недавно осушившаяся Земля Бунге, выступающая ныне в качестве соединительного звена между бывшими островами Котельный и Фаддеевский. Покрывающие её пески подвержены действию ветра и имеют эоловый рельеф. Исключение составляет группа мелких островов Де-Лонга, несущих ледниковые купола. Для них типичны фрагменты базальтовых и песчаниковых плато высотой до 426 м. Крупный остров Врангеля (площадь 7,6 тыс. км2) у северных берегов Чукотки во внутренних частях имеет контрастный гористый рельеф (высота до 1096 м). На севере и юге – заболоченные низменные равнины с полигональным рельефом.

Побережье острова Кунашир с видом на вулкан Головнина.

Острова Тихоокеанского бассейна весьма разнообразны по своему положению, происхождению и рельефу. Из наиболее крупных в пределах шельфа следует отметить Карагинский остров (площадь ок. 2 тыс. км2; высшая точка – гора Высокая, 920 м) у восточного побережья Камчатки и группу Шантарских островов (площадь ок. 2,5 тыс. км2; высота до 720 м) близ западного побережья Охотского моря. В геоморфологическом отношении они сходны с прилегающей материковой сушей: гористы, имеют густое эрозионное расчленение. Командорские острова являются западным окончанием Алеутской островной дуги – надводной части протяжённого хребта на дне океана, окружённого глубоководными впадинами. Острова сложены изверженными породами, в холмогорном рельефе (высота до 631 м) сохраняются черты частично разрушенных вулканических построек. Аналогично происхождение Курильских островов, образующих дугу длиной 1200 км; наиболее крупные – Итуруп, Кунашир, Парамушир и др. В основе их лежат смятые в складки вулканогенно-осадочные толщи мезозоя, над которыми возвышаются вулканические конусы и покровы. Многие из вулканов действующие или были активны в историческое время, отличаются выразительностью форм рельефа. Много конусовидных построек правильной формы (максимальная высота 2339 м – вулкан Алаид). Типичны кратеры и кальдеры, в т. ч. Занятые озёрами; другие формы и комплексы вулканического рельефа. Рельеф крупнейшего из принадлежащих России островов – Сахалина (площадь 76,4 тыс. км2) также связан с новейшими тектоническими движениями в зоне перехода от континента к океану. Вдоль берегов протягиваются параллельные цепи Западно-Сахалинских гор и Восточно-Сахалинских гор, имеющих низкогорный облик и отражающих в рельефе антиклинальные структуры и поднятия мезокайнозойских осадочных толщ. Складчатым деформациям подвержена и Северо-Сахалинская равнина, где выделяются соответствующие валообразные возвышенности и понижения. Реликтовая вулканическая морфоструктура в виде невысоких плато и построек центрального типа распространена на западном побережье острова. Горные районы обладают густым эрозионным расчленением, там же весьма велика интенсивность лавинных процессов, существенно моделирующих рельеф склонов. (О рельефе дна морей см. в статье Моря.)

География

Муниципальное образование город-курорт Анапа представляет собой уникальную во всех отношениях территорию.

Анапа располагается в юго-западной части Краснодарского края, на берегу Черного моря, на стыке предгорий Большого Кавказа и степей Таманского полуострова. Курорт находится на равном расстоянии от Северного полюса и от экватора, на широтах с оптимальным уровнем ультрафиолетовой радиации. Климат — от умеренного континентального до субтропического. Анапа — самый солнечный курорт Черноморского побережья России, здесь 280 солнечных дней в году.

Анапа — федеральный курортный регион. Уникальные природные лечебные факторы — климатические, бальнеологические и грязевые — в сочетании создают превосходную основу для комплексного оздоровления организма и активного отдыха. Одновременное наличие в местности вышеуказанных факторов повышает значимость и достоинство любого курорта. К таковым и относится Анапа.

Рельеф Анапского района отличается большим разнообразием ландшафтов: от предгорного, с густыми лесами и скалистым побережьем в районе мысов Малый Утриш и Большой Утриш, скалистого плато города Анапы, до низменностей, где суша чередуется с мелководными лиманами и плавнями.

Геолого-географическое положение Анапского региона создало условия для исключительного разнообразия природных ресурсов. К ним относятся морская и минеральная вода, уникальный воздух, лечебные грязи грязевых вулканов.

Протянувшиеся на 40 км песчаные пляжи и на 8-10 км – галечные являются в составе с прочими курортными факторами наиболее ценными природными ресурсами Анапы. Песчаный пляж сложен кварцевым, полевошпатовым разнозернистым песком с обильной примесью детрита (обломков раковин).

Ширина пляжной зоны колеблется от нескольких десятков метров в центральной части городского пляжа до 1 км на Витязевской косе. Самые высокие дюны расположены на участке Джемете – Витязевская и Бугазская косы. Рекреационный потенциал пляжей весьма значителен – здесь одновременно могут располагаться более 100 тыс. отдыхающих. Псаммотерапия (лечение песком), в комплексе с другими курортологическими факторами остается достаточно привлекательной, а пляжи как природный ресурс – важнейшими объектами оздоровления.

Климат Анапы – умеренно влажный континентально-степной, это сочетание трех микроклиматов: степного, горного и морского.

В Анапском районе сочетается сухой воздух Кубанских степей и морские бризы. На эту особенность указывали и первые курортологи  В.А. Будзинский и Н.К. Купчик. В отличие от более южных территорий (от Геленджика до Сочи) территория Анапского района хорошо проветривается в течение всего года. Здесь воздух чист и сух. В летнее время излишняя сухость смягчается испарениями лиманов и плавней, а также ночных бризов, ионизированных и йодистых.

Погода в Анапе идеальна для курорта.

Температуры воздуха: средне-зимние – 5 °С, летние + 25 °С, среднегодовая температура + 12 °С.

Ледниковые формы рельефа хребта дюльтыдаг на боковом хребте большого Кавказа Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

Естественные и точные науки

• ••

59

УДК 911.2

ЛЕДНИКОВЫЕ ФОРМЫ РЕЛЬЕФА ХРЕБТА ДЮЛЬТЫДАГ НА БОКОВОМ ХРЕБТЕ БОЛЬШОГО КАВКАЗА

GLACIAL LANDFORMS OF DYULTYDAG RANGE ON THE BOKOVOY RIDGE OF THE GREATER CAUCASUS

© 2014 Балгуев Т. Р.

Дагестанский государственный педагогический университет

© 2014 Balguev T. R.

Dagestan State Pedagogical University

Резюме. В статье рассматриваются факторы формирования и формы рельефа центральной части Бокового хребта Северо-Восточного Кавказа в пределах хребта Дюльтыдаг и его отрогов, сформировавшиеся под действием древнего и современного горного оледенения. Приводится их динамика в результате постледниковых процессов, характеризуются моренные отложения и формы их пространственного размещения.

Absract. The article discusses the formation and landforms of the Central part of the Bokovoy ridge of the North-Eastern Caucasus within the range of Dyultydag and its spurs, formed under the action of ancient and modern mountain glaciation. The author gives their dynamics in the postglacial processes, characterizes the moraine forms and their spatial distribution.

Rezjume. V stat’e rassmatrivajutsja faktory formirovanija i formy rel’efa cen-tral’noj chasti Bokovogo hrebta Severo-Vostochnogo Kavkaza v predelah hrebta Djul’tydag i ego otrogov, sformirovavshiesja pod dejstviem drevnego i sovremennogo gornogo oledenenija. Privoditsja ih dinamika v rezul’tate postlednikovyh processov, harakterizujutsja morennye otlozhenija i formy ih prostranstvennogo razmeshhenija.

Ключевые слова: сублимация, экзарация, ледник, морена, гляциальный рельеф, кар, троговая долина, цирк.

Keywords: sublimation, exaration, glacier, moraine, glacial terrain, car, trough valley, circus.

Kljuchevyeslova: sublimacija, jekzaracija, lednik, morena, gljacial’nyj rel’ef, kar, trogovaja dolina, cirk.

Каждое оледенение, будучи следствием климатических изменений, состоит из последовательно сменяющих друг друга стадий развития, совокупность которых американский гляциолог В. Г. Хоббс в начале XX века назвал ледниковым циклом. На разных стадиях оледенений, от зарождений ледников до их максимального развития и последующего отмирания, меняется форма ледника и тип оледенения [8].

В горах ледники рождаются выше уровня снеговой линии, но при движении вниз могут опускаться намного ниже. В этом случае они переходят в область, где масса ледника постепенно уменьшается в результате его механического разрушения, испарения или таяния. Эту область иногда называют областью стока или областью разгрузки ледника.

Большое значение в преобразовании снега в фирн, а затем и в глетчер имеют давление и сублимация (лат. sub — под; limo

— нести), под которым понимается испарение снега и льда и новая кристаллизация водяного пара. При этом из 10 м3 снега образуется 1 м3 льда [7].

Экзарационный рельеф в горных странах отличается большим своеобразием и придает неповторимый облик высоким частям гор. Главную роль играют отрицательные формы — кары, ледниковые цирки и троги. Кары представляют собой креслообразные, нередко вытянутые вниз по склону, углубления с крутыми, а местами отвесными стенками, и пологим вогнутым дном. Они возникают под толщей льда фирновых бассейнов вследствие морозного выветривания и экзарации. При этом происходит постоянное углубление их. При разрастании и слиянии каров они преобразуются в ледниковые цирки — крупные впадины циркообразной или неправильновытянутой формы, обрамленные с трех сторон высокими скалистыми хребтами, а

60

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2014

с четвертой — открытым вниз проходом по склону гор, куда и происходит сток льда в виде языка. Такие отчетливо выраженные

ледниковые формы рельефа можно увидеть на хребте Дюльтыдаг, например кар на восточном склоне г. Балиал (рис. 1).

Вот как описывает этот горный участок известный дагестанский альпинист К. Э. Ахмедханов: «…Этот небольшой участок дагестанских гор охватывает водораздел и все северные отроги хребта Дюльтыдаг и Чульты от перевала Хатар до перевала Чульты (рис. 2). Доминируют здесь вершины Балиал (4007 м), Бабаку (3997 м) и

Царальков (3963 м). Пионером альпинистского освоения этого района можно считать мастера спорта Тимошина М. Е., который еще в октябре 1965 г. возглавил объединенную группу махачкалинцев и кас-пийчан, отправившихся покорять вершины Арцалинехского ущелья» [2. С. 173].

Естественные и точные науки

• ••

61

Между цирками и карами, как и на других горных массивах, на хребте Дюльтыдаг тоже формируются перевалы. Многие из этих перевалов непроходимы, а некоторые проходы местное население хорошо использует при перегоне скота, особенно в летнее время на новые пастбища. Одним из таких проходимых перевалов является Лаказани (3447 м), используемый не только для сельского хозяйства, но часто и в экспедиционных целях. Северо-восточные склоны перевала крутые (70-750) и сложены делювиальными отложениями глинистых сланцев и песчаника, которые остаются после отступления ледника. Ледники сохраняются в течение всего лета на самых глубоких участках каров, которые служат истоками многочисленных притоков Су-лака (Казикумухское-Койсу).

Поверхность фирновых бассейнов (полей) в результате оттока льда в поперечном разрезе обычно слабовогнутая. Поверхность ледниковых потоков в таком же разрезе выпуклая вследствие повышенного притока льда в средней части. Продольный профиль ледника может иметь различные уклоны, отражающие неровности ледникового ложа. На крутых участках, где скорость потока повышена (ледопады), образуются системы больших поперечных трещин.

По стадиям своего развития ледники Кавказа относятся к альпийским ледникам. Ледники хребта Дюльтыдаг по внешнему виду одинаковы. Кары имеют крутые непроходимые или труднопроходимые скалистые стенки, вогнутые днища, а трещины образующиеся на ледопадах, разные по размерам. По ним можно определить характер ледникового ложа. При вытекании ледника из кара встречает склон разной крутизны, от которого и зависит характер поперечных трещин. Более отчетливо они проявляются у ледника, находящегося между горами Бабаку и Хултайдаг.

Хребет Дюльтыдаг сложен чередующими слоями песчаника и глинистых сланцев. Стратумы, располагающиеся перпендикулярно речной долине, образуют ригели (нем. rigel — преграда), которые также влияют на трещиноватость ледника. При отступании ледника на таких перепадах рельефа формируются пороги и водопады [4. С. 9].

Чаще всего, при спускании с гор ледники используют уже имеющиеся эрозионные долины, которые преобразуются в языки, формируя характерные для них корытообразные ледниковые долины — троги (нем. Trog — корыто). Троговые долины имеют широкое полого-вогнутое дно и крутые склоны, вытачиваемые движущимся льдом.

Продольный профиль трогов отличается изменчивыми уклонами, местами с резкими ступенями — ригелями, чередующимися с пологими участками. Встречаются и обратные уклоны. Перепады в продольном профиле трогов обусловлены либо соседством резко различающихся по устойчивости горных пород, либо внезапным увеличением массы льда при слиянии двух ледников.

Дальнейшее разрастание ледниковых цирков в условиях стабильности климата и тектонического покоя приводит к ледниковой планации — выравниванию гор примерно на уровне фирновых бассейнов. Колебания климата и положения снеговой границы, а также тектонические поднятия гор ведут к образованию нескольких ярусов каров (каровые лестницы), цирков и трогов. Для рассматриваемого района характерна вторая форма изменения рельефа, т. е. образование нескольких ярусов каров, цирков и трогов. Такие морфологические единицы отчетливо прослеживаются на северо-восточных склонах хр. Дюльтыдаг, потому что на таких экспозициях склонов дольше задерживается ледник в течение года

Аккумулятивные формы ледникового рельефа в горах, как и ледниковые отложения, также имеют специфические особенности. В областях современных оледенений это, прежде всего, тела самих ледников. В рельефе это фирновые поля, занимающие днища цирков и каров, перекрывающие горные массивы, а также ледниковые языки, спускающиеся по трогам. На вершинах (пиках) хребта Дюльтыдаг в летнее время не всегда сохраняются ледники. Накопление ледника на вершинах гор происходит медленнее, чем в карах. Во-первых, выпадающий снег из-за сильных ветров разных румбов уносится в углубленные участки рельефа,

т. е. в кары. Во-вторых, накопившийся ледник за короткую зиму, не набрав толщины, быстро стекается из-за большой крутизны. Каровые ледники сохраняются в течение всего летнего периода. Толщина этих ледников сильно уменьшается в летний период. След максимальной высоты ледника в карах остается, особенной на боковых участках на выходе из кары.

В рассматриваемом районе встречаются с телом ледника подвижные морены, представлены следующими видами — донной, внутренней, боковой, срединной и поверхностной. Морены в цирках выглядят как ку-румы (курумы — древне-тюркское gorum -«каменистые россыпи», «нагромождения острых камней», «обломки скал»), но только они выглядят более внушительно.

В горных условиях, помимо экзарационной деятельности ледника, существенную

62

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2014

роль в образовании морен играют снежные лавины, осыпи, обвалы и камнепады. Снежные лавины и снежники имеют большое значение и в питании самих ледников.

В рельефе ледниковых языков наблюдаются боковые и срединные подвижные морены. Боковые морены образуются из поступающих со склонов обломков и представляют собой широкие валы высотой 2030 м по бокам языка. При слиянии ледников их боковые морены объединяются и дают начало срединным моренам, также образующим валы на поверхности ледника. Срединные морены возникают и при обтачивании ледниками скалистых выступов ложа, торчащих надо льдом — нунатаков. В этом случае они могут быть и среди фирнового поля. После стаивания ледников возникают отложенные морены.

Основные морены занимают после стаи-вания льда днища трогов, цирков и каров. Ранее предполагалось, что собственно лед-

никовые формы рельефа в Дагестане в силу специфики климата и горных пород распространены крайне слабо, однако, в последние годы появляются данные о более широком развитии ледниковых форм в Дагестане [4]. При этом предполагается, что возраст таких морен не превышает нескольких сотен лет. Согласно нашим данным, в благоприятных условиях, морены в регионе распространены относительно широко (рис. 3). В составе основных морен в горах преобладает абляционная морена, образующаяся при вытаивании. Для основной морены характерен беспорядочный холмисто-западинный рельеф, на фоне которого выделяются продольные гряды боковых и срединных морен. Несмотря на размеры обломочного материала, характер движения ледников хорошо прослеживается при их рассмотрении даже с небольшой высоты. Границы между карами и цирками образуют зазубренный водораздельный гребень.

Рис. 3. Морены в цирке на северо-восточном склоне хр. Дюльтыдаг. Фото автора

При многоократном понижении поверхности ледника в связи с его абляцией на склоны ледниковой долины соответственно проектируется несколько ярусов террасовидных площадок боковых морен, образующих моренные (ложные) террасы, отличающиеся от речных террас по составу слагающего их моренного материала. Наше внимание привлекали кары, в которых происходило накопление снега. Рядом простирались моренные отложения, плащеоб-

разно накрывающие здесь погребенные ледники. Высота моренных отложений в некоторых местах достигала десятков метров. Они наслаивались на более древние морены. Бронирующую функцию выполняли отложения из песчаника и глинистые сланцы [3].

При стационарном положении конца ледника или при стадиальных задержках в его отступании там образуются конечные морены. Они представляют собой дугооб-

Естественные и точные науки

• ••

63

разные гряды моренного материала, перегораживающие долину. Различают насыпные и напорные морены. Последние отличаются сложным чешуйчатым строением и участием в их составе выжатой морены. После отступания ледника за конечноморенным валом часто встречаются под-пруженные моренные озера. Более древние морены пропиливались потоками талых ледниковых вод и реками, и постепенно сглаживаются и разрушаются. Заполняются выемки между чешуйчатыми бугорками, заселяется пионерская растительность, а если другая более молодая морена не накроет его, то его поверхность полностью выравнивается, появляется современная гляциальная почва высокогорья.

Моренные отложения горных стран так же, как и равнинных, сложены неслоистыми толщами из совершенно несортированных различного размера обломков, от глыб весом несколько тонн до тонкого глинистого материала. В отличие от морен материкового оледенения, в горных моренах преобладает грубообломочный материал с угловатыми, слабо обработанными обломками; это — щебень и глыбы с грубым песчано-глинистым заполнителем. Несколько более обработаны обломки донной морены, где можно видеть и ледниковую штриховку. От склоновых отложений морены отличаются присутствием обломков чуждых горных пород. Характерной особенностью исследованных морен является резкое доминирование в их составе обломков глинистых сланцев относительно небольших размеров (рис. 3), подобные обломки слабо устойчивы и быстро разрушаются.

Водно-ледниковые (флювиогляциаль-ные и лимногляциальные) отложения горного оледенения развиты незначительно. Флювиогляциальные отложения формируются ниже дуг конечных морен, где они могут образовать несколько уровней флю-виогляциальных террас, соответствующих нескольким стадиям отступания и остановок ледника, нескольким грядам конечных морен. Эти отложения представлены отсортированным галечным материалом с примесью песка, образовавшимся при пе-ремыве моренного материала вытекавшим из конца ледника потоком. Более грубый обломочный материал накапливается близ внешнего края конечно-моренной дуги и при осцилляции (колебании) края ледника чередуется с моренным материалом, образуя так называемый переходный конус.

Ниже по долине флювиогляциальный материал становится более мелким и скатанным, постепенно переходя в аллювий горных рек.

С горно-ледниковым рельефом связаны многочисленные троговые, каровые и моренные озера. Троговые озера возникают после стаивания ледников в переуглублен-ных ими низовьях трогов. В плане озера имеют резко вытянутую форму. На морских побережьях им соответствуют фьорды — узкие заливы моря в троговых долинах. В рассматриваемом нами районе тро-говые долины слабо выражены, потому что за короткую кавказскую зиму ледники успевают заполнить кары и спуститься лишь на 100-200 м от него.

Каровые озера, занимающие углубления в высокогорьях, обычно быстро заполняются продуктами выветривания окружающих склонов. Все эти озера бывают сточными, вода в них отфильтрованная природными фильтрами грубой и тонкой очистки.

Моренные озера, располагающиеся выше гряд конечных морен, также быстро заполняются обломочным материалом ледниковых потоков и так же как и каровые озера, существуют сравнительно недолго. Цирки и кары, не занятые озерами, заполняются щебнистым осыпным материалом со склонов (рис. 4).

Широкое развитие моренных озер отмечалось исследователями и для сопредельных территорий Восточного Кавказа

[1; 4].

Все выше отмеченные нами формы, образовавшиеся в результате эрозионной деятельности ледника, выступают на поверхность лишь в тех случаях, когда ледник отступил или исчез совсем. Поэтому описанные формы частично бывают загромождены моренным материалом или несут на себе следы выветривания и водноэрозионной деятельности. Понятно, что большая или меньшая сохранность этих форм будет зависеть от стойкости пород. Лучше сохраняют форму кристаллические породы и известняки, значительно хуже -глинистые сланцы и песчаники. Исследуемая территория, как и весь Южный Дагестан, сложен из вторых пород. Из-за низкой стойкости глинистых сланцев и песчаника к экзогенным процессам восстановить историю происхождения некоторых форм рельефа сложнее, поэтому приходится для этого прикладывать дополнительные усилия.

64

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2014

Рис. 4. Моренное озеро у перевала Лаказани (3447м). Фото автора

Склоны гор, окружающие область питания ледника, под влиянием выветривания все время разрушаются, и продукты выветривания (скалы, камни, щебень) сваливаются на поверхность фирновых полей. То же происходит со склонами долины, по дну которой движется ледник. Таким образом, края ледникового языка также бывают покрыты осыпями, состоящими из угловатых глыб и различного щебня. Осыпи глыб и щебня, попавшие на края ледникового языка, образуют здесь сплошные нагромождения, известные под названием краевой морены. Когда сливаются два или несколько ледников, краевые морены оказываются посередине, и тогда они получают название срединных морен. Обломочный материал, оказавшийся внутри ледника, называют внутренней мореной. Обломочный же материал, проникший до самого дна ледника, перемешивается с продуктами выветривания ледникового ложа и образует так называемую поддонную или донную морену. Материал поддонной морены резко отличается от материала других морен. Здесь преобладают окатанные формы со стертыми краями и нередко со следами полировки, шрамами и царапинами. Материал поддонной морены слабо выражен в районе исследования, это еще раз подтверждает, что ледник проходит незначительное расстояние.

Весь моренный материал, который несет ледник, отлагается в конце ледника и образует конечную морену. Для изучаемого района это правило не всегда соответствует действительности, вероятно это связано с небольшой мощностью существовавших долинных ледников и кратковременностью

их существования. Образующийся ледником на вершине и склонах весь денудационный материал обволакивает его и постепенно перемещается по склону в зимний период по мере его нарастания. А при отступании материал откладывается похожий на остывший лавовый поток. В тех случаях, когда ледник отступает, конечных морен бывает несколько. Все они имеют вид неправильных валов, пересекающих долину в поперечном направлении. Обломочный материал конечных морен исключительно разнообразен. Здесь наряду с угловатыми породами, принесенными краевыми и срединными моренами, встречается немало округлых пород поддонной морены. Отложения морен независимо от их формы называют эрратическими валунами. Рельеф конечных морен, в общем, довольно сложен. Прежде всего, здесь бросаются в глаза нагромождения в виде параллельных гряд поперечного направления. Между грядами нередко можно видеть озера. Гряды, расположенные у конца ледника, носят характер беспорядочных нагромождений, высота которых в зависимости от размеров ледника различна (от нескольких метров и до многих десятков метров).

Но ледники, кроме того, дают большое количество талых вод, которые уносят и отлагают обломочный материал далеко за пределы конечных морен. Этот материал частично рассортировывается. Так, в верхних частях потока отлагается преимущественно слабо окатанный валунный и галечный материал. Ниже, на участках малого уклона, отлагаются пески, состоящие главным образом из «ледниковой муки».

Естественные и точные науки

• ••

65

Кроме ледников, в высокогорных районах большую работу по формированию рельефа проводят карообразующие процессы. Суть этих процессов заключается в том, что углубления, образовавшиеся в результате морозного выветривания в высокогорных районах, чаще всего бывают заполнены снегом. Углубления же, расположенные на высоте снеговой линии, в летнее время сохраняют снег только на дне. Днем, под лучами яркого солнца, этот снег подтаивает с боков. Воды, проникая в трещины пород, ускоряют морозное выветривание, и углубление постепенно увеличивается как в ширину, так и в глубину. В результате углубление принимает кресловидную форму, открытый край которого обращен в сторону склона горы. Подобные углубления, размеры которых колеблются от нескольких десятков метров и до километра, носят название каров. Каждый типичный кар имеет пониженное углубление или дно кара. От склона дно кара отграничено некоторым повышением, носящим название порога кара. Дно кара с трех сторон окружено более или менее крутыми склонами, которые поднимаются полуцирком и носят название плеча кара. На дне каров, расположенном выше снеговой линии, обычно залегает снег, переходящий в фирн и фирновый лед. Следует сказать, что кары являются очень широко распространенными и характерными формами рельефа высокогорных районов.

Обломочный материал, являющийся продуктом морозного выветривания склонов кара, скатывается на дно, и значительная его часть попадает на поверхность фирнового поля. Отсюда мелкие частицы уносятся талыми водами, а крупные обломки — медленным движением по вязкому грунту под действием силы тяжести.

Таким образом, ширина и глубина кара все время увеличивается. Однако этот процесс не может совершаться беспредельно. Наступает момент, когда дно кара оказывается ниже снеговой линии. При этих условиях снег и фирн постепенно стаивают, и на дне кара образуется так называемое каровое озеро. Понятно, что каровое озеро будет постепенно заполняться сносимыми сюда продуктами выветривания и в дальнейшем превратится в водосборную «воронку» горного потока.

Процессы карообразования значительно усложняются в тех случаях, когда происходят резкие изменения высоты снеговой ли-

нии. Так, например, в ледниковые периоды снеговые линии многих гор оказывались значительно ниже современных. Процессы карообразования, протекавшие в различные ледниковые периоды, создали трап каровых поясов, расположенных на разных высотах. Так, например, на хр. Дюльтыдаг у подножья перевала Лаказани (3447 м) можно видеть современные (действующие) кары на высоте около 2800 м. А на высоте 2500-2600 м мы встречаем остатки горных каровых озер, которые в настоящее время заполнены осыпями и выражены в рельефе пересыхающими болотами. Подобное ступенчатое расположение каровых зон известно под названием каровых лестниц. Каровые лестницы обычно бывают хорошо выражены в рельефе. Их можно наблюдать на недалеко расположенных отсюда хребтах Кокма, Нукатль и др.

Более внимательное изучение следов плейстоценовых оледенений показало, что ледники наступали и отступали не один раз. Кроме сглаживания гребней и вершин гор, ледники расширяли и углубляли долины. Многие из этих долин, подпружен-ные грядами конечных морен, после стаи-вания ледников превратились в озера. Немало озер образовалось также на месте бывших цирков, а также между грядами морен.

Долинные ледники в периоды оледенений далеко выступали за пределы снеговых линий. В то время, когда по высокогорным долинам спускались ледники, средневысотные горы не имели ледников, и с этих гор стекали многочисленные горные потоки и речки. Они приносили обломочный материал, который отлагался в более широких долинах или при их устьях. Из выносов рек образовались мощные террасы. Высота этих террас, времени деградации последнего крупного оледенения региона, по долинам рек и устьев различна и доходит до 15-20 и более метров [5].

В районе изучаемой территории долинные ледники не встречаются, но сохранились троговые долины небольших размеров. Выявленные следы ледниковых процессов в районе хр. Дюльтыдаг подтверждает данные [6] о значительных изменениях климата региона за последние несколько сотен и тысяч лет, что позволяет по новому взглянуть на прогнозируемые, в связи с глобальным потеплением климата, изменения природы региона.

Литература

1. Атаев З. В., Сулейманов А. А. Высокогорные озерные геосистемы Джурмутского отрезка Главного Кавказского хребта // Молодой ученый. 2011. № 12. Т. 1. С. 134-137. 2. Ахмедханов К. Э., Козорезов Е. Ф. Неиз-

66

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2014

вестный и прекрасный Дагестан. М. : Открытая книга. 2009. 368 с. 3. Балгуев Т. Р., Атаев З. В. От Бурши до Шалбуздага // Труды Географического общества Республики Дагестан. Вып. 40. Махачкала. 2012. С. 15-25.

4. Идрисов И. А. Некоторые гидрологические особенности бассейна реки Джурмут // Труды государственного природного заповедника «Дагестанский». Махачкала, 2013. С. 6-12. 5. Идрисов И. А. Голоценовые террасы Дагестана // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. № 4. 2012. С. 88-94. 6. Идрисов И. А. Концепция изменений климата Дагестана за по-

следние шесть тысяч лет // Труды Географического общества Республики Дагестан. Вып. 39. Махачкала.

2011. С. 10-14. 7. Короновский Н. В., Ясаманов Н. А. Геология. М. : Академия, 2005. 448 с. 8. Макаров

H. В., Суханова Т. В. Геоморфология. М. : Книжный дом Университет, 2007. 416 с.

References

I. Ataev Z. V., Suleymanov A. A. Highland lake geosystems of Jurmut cut of the Main Caucasian ridge // Young

scientist. 2011. # 12. Vol. 1. P. 134-137. 2. Akhmedkhanov K. E., Kozorezov E. F. Unknown and beautiful Dagestan. M. : Open book. 2009. 368 p. 3. Balguev T. D., Ataev Z. V. Frtom Bursha to Shalbuzdag // Proceedings of Geographical society of the Republic of Dagestan. Vol. 40. Makhachkala. 2012. P. 15-25. 4. Idrisov I. A.

Some hydrological characteristics of the Jurat river basin // Works of State Natural Reserve «Dagestansky». Makhachkala, 2013. P. 6-12. 5. Idrisov I. A. Holocene terraces of Dagestan // Proceedings of Dagestan State Pedagogical University. Natural and Exact Sciences. # 4. 2012. P. 88-94. 6. Idrisov I. A. Concept of climate

changes in Dagestan for the last six thousand years // Proceedings of Geographical society of the Republic of Dagestan. Issue 39. Makhachkala. 2011. P. 10-14. 7. Koronovsky N. V., Yasamanov N. A. Geology. M. : Academy, 2005. 448 p. 8. Makarov N. V., Sukhanova T. V. Geomorphology. M. : Publishing house University, 2007. 416 p.

Literatura

1. Ataev Z. V., Sulejmanov A. A. Vysokogornye ozernye geosistemy Dzhurmutskogo otrezka Glavnogo Kav-kazskogo hrebta // Molodoj uchenyj. 2011. № 12. T. 1. S. 134-137. 2. Ahmedhanov K. Je., Kozorezov E. F.

Neizvestnyj i prekrasnyj Dagestan. M. : Otkrytaja kniga. 2009. 368 s. 3. Balguev T. R., Ataev Z. V. Ot Burshi do Shalbuzdaga // Trudy Geograficheskogo obshhestva Respubliki Dagestan. Vyp. 40. Mahachkala. 2012. S. 15-

25. 4. Idrisov I. A. Nekotorye gidrologicheskie osobennosti bassejna reki Dzhurmut // Trudy gosudarstvennogo prirodnogo zapovednika «Dagestanskij». Mahachkala, 2013. S. 6-12. 5. Idrisov I. A. Golocenovye terrasy Dages-tana // Izvestija Dagestanskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Estestvennye i tochnye nau-ki. № 4. 2012. S. 88-94. 6. Idrisov I. A. Koncepcija izmenenij klimata Dagestana za poslednie shest’ tysjach let // Trudy Geograficheskogo obshhestva Respubliki Dagestan. Vyp. 39. Mahachkala. 2011. S. 10-14.

7. Koronovskij N. V., Jasamanov N. A. Geologija. M. : Akademija, 2005. 448 s. 8. Makarov N. V., Suhanova T. V. Geomorfologija. M. : Knizhnyj dom Universitet, 2007. 416 s.

Статья поступила в редакцию 24.09.2014 г.

Аспирантка ГФ Галина Дьякова прошла научную стажировку в МГУ — Новости

30 сентября 2016 К.Е. Коваленко, сектор учебно-исследовательской работы студентов, тел. 298-107

Галина Дьякова, аспирант географического факультета, стала победителем конкурса «Кооперация-2030» для поездок студентов, магистрантов и аспирантов Алтайского государственного университета на научные стажировки в ведущих российских и зарубежных научных центрах в рамках реализации Программы развития деятельности студенческих объединений ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет».

Галина поделилась своими впечатлениями от поездки.

«В ходе научной стажировки, проходившей  на кафедре криолитологии и гляциологии географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова под руководством к.г.н., доцента Н.А. Володичевой, я изучила особенности формирования и эволюции каменных глетчеров в различных горных странах (Кавказ, Алтай, Тянь-Шань, Альпы, Анды и пр.). Кроме того, было рассмотрено влияние различных факторов на динамику каменных глетчеров, как то: влияние снежного покрова, ледников, талых и дождевых вод, влияние климатических факторов и пр.
Рассмотрены процессы, сопутствующие формированию каменных глетчеров, а также связанные с ними формы рельефа.
В период прохождения стажировки была проведена работа в библиотечных фондах, где были собраны материалы для написания диссертации, проведен анализ собранных материалов, подготовлена и направлена для публикации статья в журнале «Лед и снег».

Результатом стажировки стало выступление с докладом на Пятой конференции геокриологов России. Данное выступление было высоко оценено и удостоено премии им. М.И. Сумгина за лучший устный доклад».

Конкурс проходит в рамках реализации Программы развития деятельности студенческих объединений ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» (проект 1.6)».

Труды селевых конференций – в библиотеке elibrary.ru (РИНЦ)

 


1938-2018

Президиум Селевой ассоциации с глубоким прискорбием извещает, что 3 января 2018 г. скончался выдающий исследователь селей Сибири и Дальнего Востока, доктор геолого-минералогических наук, старший научный сотрудник лаборатории палеогеодинамики Института земной коры СО РАН, член Селевой ассоциации Валерий Кириллович Лапердин.

В.К. Лапердин родился 26 июля 1938 г. в Приаргунском районе Читинской области. В 1966 г. окончил географический факультет Иркутского университета по специальности «Географ, физико-географ». С 1964 по 1997 гг. работал в Институте земной коры (ИЗК) СО АН СССР (с 1992 г. – СО РАН) на должностях от лаборанта до старшего научного сотрудника. В 1997–2002 гг. работал вне системы Академии наук. В 2002–2004 гг. – главный специалист лаборатории инженерной геологии и геоэкологии ИЗК СО РАН, в 2004-2008 гг. – старший научный сотрудник той же лаборатории, в 2008-2018 гг. – старший научный сотрудник лаборатории палеогеодинамики.

В 1976 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Роль экзогенных геологических процессов в формировании селей Восточного Саяна», в 2004 г. – докторскую диссертацию по теме «Закономерности развития экзогенных геологических процессов в Саяно-Байкальской горной области в зоне влияния линейных сооружений».

В.К. Лапердин был специалистом в области инженерной геодинамики. Его научные интересы были связаны с изучением факторов формирования особо опасных эндогенных и экзогенных геологических процессов, прогнозом их развития и распространения, а также разработкой принципов защиты от геологических опасностей и экологической нестабильности в пределах созданных зон влияния линейных природно-технических систем, железных и шоссейных дорог, линий связи и электропередач.

Проводил исследования природно-техногенных факторов в зонах нефте-газотранспортирующих комплексов в Восточной Сибири. По его методике были созданы геодинамические стационары для изучения факторов скорости выветривания и динамики продуктов разрушения коренных пород в условиях криогенеза в республиках Бурятия, Саха (Якутия), Тува, в Иркутской, Читинской и Амурской областях, Красноярском крае. Это позволило получить параметры для оценки устойчивости рыхлообломочного материала в зависимости от крутизны, экспозиции склонов и сейсмической активности территории, установить закономерности развития и распространения опасных экзогенных геологических процессов и дать им количественную и качественную оценку на региональном уровне.

В.К. Лапердин был автором более 70 научных работ, лауреатом премии Совета министров СССР (1988), лауреатом областного конкурса в сфере науки и техники 2011 года в номинации «За значительный вклад в развитие науки и техники и решение социально-экономических проблем Иркутской области» за монографию «Геодинамика опасных процессов в зонах природно-техногенных комплексов Восточной Сибири» (Иркутск, 2010), заслуженным ветераном СО АН СССР. Награжден медалями «За строительство Байкало-Амурской магистрали» (1983), «Ветеран труда», Золотой медалью ВДНХ СССР (1980), почетной грамотой ИЗК СО РАН (2008).

Более 20 лет В.К. Лапердин представлял Сибирь и Дальний Восток во Всесоюзной селевой комиссии. За заслуги в области селеведения он был награждён высшей наградой Селевой ассоциации – медалью имени Флейшмана (2016).

Приносим глубокие соболезнования родным и близким В.К. Лапердина.

Светлая память о Валерии Кирилловиче Лапердине навсегда сохранится в наших сердцах.

Президиум Селевой ассоциации

 

 

Список научных трудов В.К. Лапердина
(в хронологическом порядке)

Лапердин В.К. Сели центральной части хребта Удокан. – В сб.: Вопросы геологии Прибайкалья и Забайкалья. Вып.3 (5). Чита, 1968, с.224-227.

Лапердин В.К. Опыт использования растительности для изучения селевых паводков (на примере Восточного Саяна). – Сборник работ Иркутской ГМО, 1970, вып.5, с.32-34.

Лапердин В.К. К образованию солифлюкционно-селевых потоков в верховьях рек Уды, Бирюсы и Казыра. – В сб.: V конференция молодых научных сотрудников. Тезисы докладов (ИЗК). Иркутск, 1971, с.77-79.

Лапердин В.К. Применение дендрохронологического метода для определения частоты прохождения селевых потоков (на примере Саяно-Байкальской горной страны). – В сб.: Геология и полезные ископаемые Восточной Сибири. Иркутск, 1971, с.134-136.

Лапердин В.К., Рыбак О.Л., Фурман М.Ш. Вопросы оценки селевой опасности районов освоения Саяно-Байкальской горной страны. – В сб.: II совещание по прикладной географии [Институт географии Сибири и Дальнего Востока]. (Тезисы докладов и сообщений). Иркутск, 1971, с.110-114.

Лапердин В.К., Демьянович Н.И., Тржцинский Ю.Б. Катастрофические летние паводки 1971 года и склоновые процессы. – В сб.: Гидрогеология и петрохимия Восточной Сибири, методика геологических исследований (ИЗК). Иркутск, 1972, с.19-23.

Арсентьев Г.И., Демина Г.И., Кара Е.Г., Фурман М.Ш., Лапердин В.К., Лещиков Ф.Н., Пинегин А.В., Рогозин А.А. Тржцинский Ю.Б. Летние паводки 1971 г. в Прибайкалье и их последствия. – В сб.: Наводнения на Дальнем Востоке и меры борьбы с ними. (Тезисы докладов на зональном совещании по проблемам изучения и борьбы с наводнениями на Дальнем Востоке). Владивосток, 1972, с.26-29.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Факторы формирования селей в центральной части хребта Удокан. – В сб.: Вопросы гидрогеологии и инженерной геологии Восточной Сибири. Иркутск, 1974, с.93-100.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Картирование селей Восточного Саяна. – В сб.: Материалы научно-технического совещания по вопросам методики картирования селей (тезисы докладов). Тбилиси, 1974, с.20-21.

Лапердин В.К. Роль экзогенных геологических процессов в формировании селей Восточного Саяна. Автореферат дисс. на соискание учен. степени канд. геол.-минерал. наук. Иркутск, 1975. 26 с. (АН СССР. СО. ИЗК).

Лапердин В.К. Роль экзогенных геологических процессов в формировании селей Восточного Саяна. – В сб.: Современные исследования земной коры (научная информация о результатах работ Института земной коры в 1974 году). Иркутск, 1975, с.160-163.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Инженерно-геологическое районирование Южного Прибайкалья по степени селеопасности. – В сб.: Современные исследования земной коры (научная информация о результатах работ Института земной коры в 1974 году). Иркутск, 1975, с.149-151.

Лапердин В.К. Наледи Восточного Саяна и их роль в развитии селей. – Записки Забайкальского филиала ГО СССР, 1976, вып.101, с.107-110.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Роль выветривания в формировании твердой фазы селей (на примере Восточных Саян). – В сб.: Геологические факторы формирования оползней и селевых потоков и вопросы их оценки. М., Изд-во МГУ, 1976, с.49-54.

Думитрашко Н.В., Айзенберг Э.М., Будагов Б.А., Лапердин В.К., Олиферов А.Н., Пушкаренко В.П., Цовян М.В. Картирование селеопасных районов в средних и крупных масштабах в связи с прогнозом селевых явлений. – В сб.: Проблемы инженерной геологии в связи с рациональным использованием геологической среды. Темы II- III. Л., 1976, с.108-113.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Экзогенные геологические процессы и сели Восточного Саяна. Новосибирск, Наука, 1977. 103 с.

Лапердин В.К., Макаров С.А., Тржцинский Ю.Б. Условия развития и характеристика некоторых склоновых процессов на участке Чара – Тында. – В сб.: Геологические и сейсмические условия района Байкало-Амурской магистрали. Новосибирск, Наука, 1978, с.69-78.

Тржцинский Ю.Б., Лещиков Ф.Н., Лапердин В.К., Агафонов Б.П. Экзогенные геологические процессы районов ответственных сооружений трассы БАМ. – В сб.: Сейсмическая опасность и сейсмостойкое строительство района БАМ. Тезисы докладов выездной сессии Междуведомственного Совета по сейсмологии и сейсмостойкому строительству при Президиуме АН СССР. Иркутск, 1979, с.24-25.

Лапердин В.К. Экзодинамические процессы северного склона Южно-Муйского хребта. – География и природные ресурсы, 1984, №2, с.69-78.

Лапердин В.К., Рященко Т.Г. Условия развития геологических процессов в районе Северо-Муйского тоннеля. – В сб.: Проблемы противоселевых мероприятий. Алма-Ата, «Казахстан», 1984, с.145-152.

Лапердин В.К. Вопросы картирования экзогенных геологических процессов в разных масштабах. – В сб.: Аэрокосмические и наземные исследования динамики природных процессов Сибири. Иркутск, 1984, с.58-63.

Лапердин В.К. К вопросу морфолитогенеза и денудации в перигляциальном поясе юга Восточной Сибири. – География и природные ресурсы, 1985, №1, с.54-61.

Зарубин Н.Е., Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. 2.1. Экзогенные геологические процессы (ЭГП). – В сб.: Геология и сейсмичность зоны БАМ (от Байкала до Тынды). Инженерная геология и инженерная сейсмология. Новосибирск, Наука, 1985, с.19-41.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. 3.1. Районирование зоны БАМ по геодинамическим условиям. – В сб.: Геология и сейсмичность зоны БАМ (от Байкала до Тынды). Инженерная геология и инженерная сейсмология. Новосибирск, Наука, 1985, с.47-53.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. 3.2. Некоторые рекомендации по защите магистрали от воздействия ЭГП. – В сб.: Геология и сейсмичность зоны БАМ (от Байкала до Тынды). Инженерная геология и инженерная сейсмология. Новосибирск, Наука, 1985, с.53-56.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Сейсмотектоника Байкальской рифтовой зоны как основа прогноза экзогенных геологических процессов. – В сб.: Изменения геологической среды и их прогноз. Новосибирск, 1985, с.49-59.

Лапердин В.К. Взаимосвязь «Человек – природа» в южном Прибайкалье. – В сб.: Проблемы противоселевых мероприятий. Алма-Ата, 1986, с.95-100.

Лапердин В.К. Природные условия развития экзогенных геологических процессов в районе Удоканского месторождения. – В сб.: Физико-технические проблемы севера Забайкалья. Новосибирск, Наука, 1987, с.75-83.

Лапердин В.К. Экзогенные геологические процессы в районе Удоканского месторождения. – В сб.: Инженерная геодинамика и геологическая среда. Новосибирск, Наука, 1989, с.52-57.

Лапердин В.К. Взаимосвязь человек – природа в Южном Прибайкалье. – В сб.: Проблемы инженерной геологии, гидрогеологии и геокриологии районов интенсивной инженерной нагрузки и охрана геологической среды. Тезисы докладов I Всесоюзного съезда инженеров-геологов, гидрогеологов и геокриологов. Киев, 10-14 октября 1988 г. В шести частях. Часть 3. Киев, Наукова думка, 1989, с.138-140.

Лапердин В.К. Экзодинамические процессы в бассейнах левых притоков Ангары. – В сб.: Гидрогеология и инженерная геология Сибири. Новосибирск, Наука, 1990, с.106-111.

Лапердин В.К. Природные условия по трассе кабеля связи (юг Восточной Сибири). – География и природные ресурсы, 1990, №2, с.89-96.

Лапердин В.К. О динамике продуктов выветривания в бассейне оз.Байкал. – География и природные ресурсы, 1993, №1, с.72-77.

Лапердин В.К. Современные формы рельефа на северо-востоке Тувы. – В сб.: Тезисы докладов Иркутского геоморфологического семинара, сентябрь 1995 г. Иркутск, 1995, с.78-79.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б. Датировка проявления геологических процессов методами дендрохронологии. – В сб.: Дендрохронология: достижения и перспективы. Всероссийское совещание (27-30 октября 2003, Красноярск). Материалы совещания. Красноярск, 2003, с.5.

Лапердин В.К. Закономерности развития экзогенных геологических процессов в зонах линейных природно-технических систем юга Восточной Сибири. Автореферат дисс. на соискание учен. степени доктора геол.-минерал. наук. Иркутск, 2003. 45 с. [ИЗК].

Тржцинский Ю.Б., Козырева Е.А., Лапердин В.К., Мазаева О.А., Овчинников Г.И. Экзогенные природно-антропогенные катастрофические геологические явления в Восточной Сибири. – В сб.: Современная геодинамика и опасные природные процессы в Центральной Азии. Вып.1. Иркутск, 2004, с.84-94.

Лапердин В.К. Особенности развития береговой зоны оз. Байкал на участках создания природно-технических систем. – В сб.: Проблемы природопользования (ИГ СО РАН). Иркутск, 2004, с.33-39.

Тржцинский Ю.Б., Козырева Е.А., Лапердин В.К., Залуцкий В.Т., Попов О.Ю. Инженерно-геологические особенности Казанканского участка БАМ. – В сб.: Сергеевские чтения. 2004, №6, с. 438.

Лапердин В.К. Факторы развития катастрофических явлений на реках юга Восточной Сибири и их последствия. – В сб.: Современная геодинамика и опасные природные процессы в Центральной Азии. Вып.2. Иркутск, 2005, с.182-189.

Лапердин В.К. Оценка природных и техногенных условий возникновения чрезвычайных опасностей и рисков в юго-западной оконечности озера Байкал. – В сб.: Сергеевские чтения. Вып.8. Материалы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии (23 марта 2006 г.). М., ГЕОС, 2006, с.232-235.

Лапердин В.К., Тржцинский Ю.Б., Козырева Е.А. Развитие и распространение экзогенных геологических процессов в зонах линейных природно-технических систем юга Восточной Сибири. – Geographia. Studia et Dissertationes (Uniwersytet Slaski). Tom 28. Katowice, 2006, с.109-125.

Лапердин В.К. Анализ возможности возникновения природных рисков и геоэкологической нестабильности по трассе нефтепровода на участке между городами Ленск – Олёкминск – Тында. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2006, №10, с.24-29.

Лапердин В.К. Прогнозная оценка развития геологических опасностей и экологических рисков в условиях криогенеза в зоне линейных природно-технических систем на юге Восточной Сибири. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2007. №1. С. 25-32.

Овчинников Г.И., Лапердин В.К., Снытко В.А., Иметхенов А.Б., Щипек Т., Вика С. Природно-антропогенный геоморфогенез побережья озера Байкал. – География и природные ресурсы, 2006, №2, с.58-63.

Laperdin V.K. Factors of debris flow origination in the south-west area of Lake Baikal (Russia). – Debris-Flow Hazards Mitigation: Mechanics, Prediction and Assessment. Proceedings of the fourth International Conference. September 10-13, 2007, Chengdu, China. Rotterdam, Millpress, 2007, p.31-34.

Лапердин В.К. Факторы формирования селей на юге Восточной Сибири. – В сб.: Селевые потоки: катастрофы, риск, прогноз, защита. Труды Международной конференции. Пятигорск. Россия, 22-29 сентября 2008 г. Пятигорск, Институт «Севкавгипроводхоз», 2008, с.162-165.

Лапердин В.К. Современное состояние селеопасности территории Южного Прибайкалья. – В сб.: Экзогенные процессы в геологической среде. Оценка природных опасностей. Иркутск– Сосновец, ИЗК, 2008, с.9-17.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Криогенные опасности в зонах линейных природно-технических комплексов на юге Восточной Сибири. – Криосфера Земли. 2009, Т. XIII, №2, с.27-34.

Качура Р.А., Куклин А.С., Лапердин В.К., Тимофеев Н.В. Прогнозная оценка геологических опасностей и экологических рисков на Дулисминском месторождении углеводородов. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2009, №7, с.29-34.

Качура Р.А., Куклин А.С., Лапердин В.К., Тимофеев Н.В. Геологические опасности и риски по нефтегазопроводам на севере о. Сахалин. – Известия Иркутского государственного университета. Серия: Науки о Земле. 2009, т.2, №1, с.59-74.

Качура Р.А., Куклин А.С., Лапердин В.К., Тимофеев Н.В. Селеопасность южного Прибайкалья (на примере бассейна руч. Сухого). – Известия Иркутского государственного университета. Серия: Науки о Земле. 2009, №2, с.86-104.

Качура Р.А., Куклин А.С., Лапердин В.К., Тимофеев Н.В. Геологические опасности в зоне освоения побережья озера Байкал на участке порт Байкал – пос. Култук. – Вестник Иркутского государственного технического университета. Науки о Земле. 2010, №3 (43), с.22-30.

Лапердин В.К., Кустов Ю.И., Качура Р.А. Факторы природной нестабильности и техногенных рисков на территории курорта Аршан (бассейн р. Кынгарги, Республика Бурятия). – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2010, №4, с.37-45.

Лапердин В.К., Имаев В.С. Опасные геологические процессы в зоне Байкальского рифта и сопредельных территорий. – Вопросы инженерной сейсмологии, 2010, т.37, №1, с.40-55.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Геодинамика опасных процессов в зонах природно-техногенных комплексов Восточной Сибири. Отв. ред. К. Г. Леви [Сибирское отд-ние РАН, Ин-т земной коры]. Иркутск, ИЗК, 2010, 311 с.

Лапердин В.К., Имаев В.С., Верхозин И.И., Качура Р.А., Имаева Л.П. Опасные геологические процессы на Юге Якутии и сопредельных территориях. / Отв. ред. Р.М. Семенов. Иркутск, [Сиб. отд-ние РАН, Ин-т земной коры], 2011. 239 с.

Лапердин В.К., Качура Р.А., Тимофеев Н.В. Опасные геологические процессы и состояние защиты в Юго-Западном Прибайкалье. – В сб.: Современная геодинамика Центральной Азии и опасные природные процессы: результаты исследований на количественной основе. Материалы Всероссийского совещания и молодежной школы по современной геодинамике. 2012, с.104-107.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Анализ возникновения природно-техногенных рисков и геоэкологической нестабильности по трассам нефтегазопроводов на юге Якутии. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе. 2012, №9, с.17-24.

Лапердин В.К., Юшкин В.И., Качура Р.А. Геоэкологические опасности от криогенных деформаций на объектах автозаправочных станций на юге Восточной Сибири. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2012, №6, с.32-37.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Синергия природно-техногенных факторов в развитии и распространении опасных геологических процессов в Северо-Восточной Азии. Отв. ред. К.Г. Леви. Иркутск, Ин-т земной коры Сиб. отд-ния РАН, 2013, 111 с.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Природная нестабильность и геоэкологический риск по трассе продуктопровода (район г. Благовещенска). – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2013, №8, с.18-22.

Лапердин В.К., Леви К.Г., Лехатинов А.М., Кадетова А.В., Пеллинен В.А., Рыбченко А.А. Причины и последствия катастрофических селевых потоков 28 июня 2014 г. в окрестностях пос. Аршан, Республика Бурятия. – Geodynamics & Tectonophysics, 2014, т.5, №3, с.799-816.

Лапердин В.К., Качура Р.А. Обоснование природно-техногенных особенностей формирования геоэкологического риска на площадке установки для получения альфа-олефинов. – Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе, 2014, №10, с.36-42.

Пеллинен В.А., Лапердин В.К., Леви К.Г., Рыбченко А.А. Селеопасность Южного Прибайкалья. – В сб.: Строение литосферы и геодинамика. Материалы XXVI Всероссийской молодежной конференции. 2015, с.137-139.

Лапердин В.К., Макаров С.А., Бардаш А.В. Селеопасность бассейна реки Кынгарги (Южное Прибайкалье). – В сб.: Селевые потоки: катастрофы, риск, прогноз, защита. Материалы IV Международной конференции. Иркутск, 2016, с.124-128.

Лапердин В.К. Селевая и паводковая опасность в Восточной Сибири (на примере Южного Прибайкалья и Северного Забайкалья). В сб.: Селевые потоки: катастрофы, риск, прогноз, защита. Материалы IV Международной конференции. Иркутск, 2016, с.111-124.

Лапердин В.К., Леви К.Г., Имаев В.С., Молочный В.Г. Опасные геологические процессы в Юго-Западном Прибайкалье. Иркутск, Ин-т земной коры Сиб. отд-ния РАН, 2016, 199 с.

Лапердин В.К., Саньков В.А., Добрынина А.А. Сейсмогеодинамика как фактор формирования селей на южных склонах хребта Кодар. В сборнике: Современная геодинамика Центральной Азии и опасные природные процессы: результаты исследований на количественной основе. Материалы III Всероссийского совещания и II Всероссийской молодежной школы по современной геодинамике. 2016, с.235-237.

Лапердин В.К., Рыбченко А.А. Оценочные параметры селеформирующих компонентов природной среды юга оз. Байкал. – Устойчивое развитие горных территорий, 2016, т.8, №1, с.52-58.

Лапердин В.К. Селевая опасность на участке Кодар-Леприндо Байкало-Амурской магистрали: причины, следствия, принципы защиты. – Геориск, 2016, №2, с.38-43.

Лапердин В.К. Лавиноопасность магистральных трасс Восточной Сибири. – В сб.: Физика, химия и механика снега. сборник докладов III Международного симпозиума. 2017, с.83-88.

Лапердин В.К. Экологический риск загрязнения озера Байкал отходами Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. – Геориск, 2018 (в печати).

1935-2017

Президиум Селевой ассоциации с прискорбием сообщает, что 26 января 2017 г. в автомобильной катастрофе трагически погиб лауреат медали имени Флейшмана, член Селевой ассоциации Размик Овакимович Тер-Минасян.

Р.О. Тер-Минасян окончил географический факультет Ереванского гос. университета в 1960 г. Работал в «Армгидромете», Ереванском государственном университете, «Армгипроземе», «Армгипроводхозе», отделе стихийных бедствий Управления по чрезвычайным ситуациям при правительстве Республики Армения, Институте водных проблем и гидротехники им. И.В. Егиазарова, Ереванском архитектурно-строительном государственном университете.

В 1975 г. стал кандидатом географических наук, защитил диссертацию по теме «Геоморфолого-гидрологический анализ твердого селевого стока (на примере бассейнов рек Веди и Памбак Армянской ССР)». Автор 51 публикации, в том числе одного изобретения.

Выполнил гидрологическое обоснование раздела «Противоселевые мероприятия» генеральной схемы рационального использования и охраны водных ресурсов Армянской ССР. Руководил научной темой «Натурные исследования жидкого и твердого селевого стока». Разработал гидрологическое обоснование селей Приереванского района. Выполнил гидрологическое обоснование: 21 водохранилищ, 16 малых гидроэлектростанций, многочисленных селезащитных и мелиоративных сооружений в Армении, Нагорном Карабахе и России. Разработал методики оценки селеопасности и риска селей и паводков, гидрологический способ прогнозирования землетрясений (авторское свидетельство № 277), раздел «Противоселевые мероприятия» схемы охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Севан. Был членом географического общества Армении, научно-технического совета «Армгидромета», ассоциации армянских гидрологов, межрегиональной общественной организации «Селевая ассоциация», научного совета АрмНИИ ВПиГ им. И.В. Егиазарова, коллегиального руководства по гидрометеорологии и мониторингу МЧС Республики Армения.

Приносим глубокие соболезнования родным и близким Размика Овакимовича Тер-Минасяна.

Президиум Селевой ассоциации

Список трудов Р.О. Тер-Минасяна в области селеведения

Тер-Минасян Р.О., Торосян З.Н. Гранулометрия русловых отложений бассейна р.Веди. – В сб.: Селевые потоки и горные русловые процессы. Ереван, Изд-во АН АрмССР, 1968, с.153-159.

Тер-Минасян Р.О. Внутрипаводковый ход изменения мутности селеносных притоков р.Веди. – В сб.: Эрозионные и селевые процессы и борьба с ними. Вып.1. М., 1972, с.174-178.

Тер-Минасян Р.О. О мутности селеносных притоков р.Веди. – «Молодой научный работник» (ЕГУ), естественные науки, 1972, № 2(16), с.56-60.

Тер-Минасян Р., Торосян З. Катастрофические сели. – «Наука и техника» (Ереван), 1972, № 6, с.37-40.

Тер-Минасян Р.О. Расход взвешенных наносов селеносных притоков рр.Веди и Памбак и его связь с природными факторами. – «Известия АН АрмССР», сер. «Науки о Земле», 1973, № 3, с.63-69.

Тер-Минасян Р.О. Коэффициент неоднородности русловых селевых отложений. – «Молодой научный работник» (ЕГУ), естественные науки, 1973, № 2(18), с.214-218.

Тер-Минасян Р.О. Селевой паводок в бассейне р.Памбак-Дебед и определение объемов селевых отложений. – В сб.: Эрозионные и селевые процессы и борьба с ними. Вып.2. М., 1973, с.130-134.

Тер-Минасян Р.О. Методика построения гранулометрических кривых селевых отложений для неизученных водотоков. – Тезисы докладов Всесоюзного совещания «Состояние и пути развития научных исследований по селевой проблеме и проектирования противоселевых сооружений». Тбилиси, 15-17 октября 1974 г. М., ЦБНТИ, 1974, с.54-55.

Тер-Минасян Р.О. Типизация гранулометрических кривых русловых селевых отложений (на примере притоков рр.Веди и Памбак). – «Ученые записки ЕГУ», естественные науки, 1974, № 2(126), с.104-109

Тер-Минасян Р.О. Влияние эрозионной способности речных бассейнов на величину средневзвешенного диаметра селевых отложений. – «Известия АН АрмССР», серия «Науки о Земле», 1974, № 6, с.44-49.

Тер-Минасян Р.О. Геоморфолого-гидрологический анализ твердого селевого стока (на примере бассейнов рек Веди и Памбак Армянской ССР). Автореферат дисс. на соискание учен. степени канд. геогр. наук. Ереван, 1975. 23 с. (Ереванский государственный. ун-т).

Тер-Минасян Р.О. Определение гранулометрического состава селевых отложений для неизученных водотоков. – В сб.: Материалы научно-технической конференции молодых научных работников и специалистов Минводхоза Армянской ССР, посвященной XVII съезду ВЛКСМ и 50-летию присвоения ВЛКСМ имени В.И. Ленина. Ереван, «Айастан»,1977, с.217-225.

Тер-Минасян Р.О. Определение объема селевых отложений на конусе выноса. – XV Всесоюзная научно-техническая конференция по противоселевым мероприятиям (Ташкент, 27-29 сентября 1978 г.). Тезисы докладов. Вып.2. М., ЦБНТИ Минводхоза СССР, 1978, с.72-74.

Казарян Н.Е., Тер-Минасян Р.О., Торосян З.Н. Величина коэффициента селевого стока рек Армянской ССР. – В сб.: Эрозионные и селевые процессы и борьба с ними. Вып.6. Тбилиси, 1978, с.61-65.

Тер-Минасян Р.О. Основные параметры селей бассейна озера Севан. – В сб.: Эрозионные и селевые явления Севанского бассейна. Вопросы географии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.1-2. Ереван, Изд-во ЕГУ, 1984, с.175-180, 182-183.

Агапарян Э.М., Тер-Минасян Р.О. Оценка и прогноз селевой опасности. – «Вестник МАНЭБ», 1999, № 5 (17), с.20-22.

Тер-Минасян Р. Прогнозирование селеактивности. – В сб.: Международный семинар «Конверсионный потенциал Армении и программы МНТЦ». Тезисы. 2-7 октября 2000 г. Ереван, 2000, с.205.

Тер-Минасян Р. Активность водных бедствий на территории РА в условиях изменения климата. – В сб.: Армения. Проблемы изменения климата. Сборник статей. II выпуск. Ереван, 2003, с.277-283.

Ter-Minasian R.O. The assessment of mudflow flood occurrence risks. – Asian Seismological Commission. V General Assembly. 18-21 October 2004. Yerevan, Armenia. Yerevan, 2004, p.315.

Тер-Минасян Р.О., Карамян А.О. Оценка риска стихийных бедствий. – В сб.: Прикладные вопросы географии и геологии горных областей Альпийско-Гималайского пояса. Материалы конференции, посвященной 90-летию профессора С.П.Бальяна. Ереван, 25-28 апреля 2007 года. Ереван, Изд-во ЕГУ, 2007, с.282-284.

Тер-Минасян Р.О. Прогнозирование риска селеносных водотоков Армении. – В сб.: «Селевые потоки: катастрофы, риск, прогноз, защита». Труды Международной конференции. Пятигорск. Россия, 22-29 сентября 2008 г. Пятигорск, Институт «Севкавгипроводхоз», 2008, с.78-80.

Тер-Минасян Р.О., Карамян А.О., Казарян Г.Г. Селевая опасность в Приереванском районе. – «Известия НАН РА», сер. «Науки о Земле», 2009, Том 62, № 1, с.57-59.

Торосян З.Н., Тер-Минасян Р.О., Балджян П.О. К методике определения коэффициента ливневого стока селеносных рек РА. Вестник Государственного инженерного университета Армении. Сер. Гидрология и гидротехника. 2014, №2, с.27-33.

Климат и климатические ресурсы | Республика Северная Осетия

Северная Осетия-Алания, являясь частью Большого Кавказа, расположена внутри Евроазиатского континента, в пределах умеренного климатического пояса, с круглогодичным господством  умеренных континентальных воздушных масс. Здесь выделяются две климатические области: Атлантико-континентальная степная и Горная Северного Кавказа, включающие ряд климатических подобластей и районов).  Географическое положение РСО-А и сложный рельеф поверхности определили важнейшие свойства климата: большую сумму часов солнечного сияния,  хорошо выраженную континентальность и проявление высотной климатической зональности.
Континентальность отражается во всем комплексе метеорологических элементов  и в большом колебании погодных условий из года в год. Основными чертами континентальности являются контрастность гидротермического режима зимы и лета, значительные суточные и годовые колебания температуры.
 
Наиболее континентальным является  северный климатический район (Моздокские степи), который в течение всего года подвергается как интенсивным холодным северо-западным и северо-восточным вторжениям, так и воздействием теплых воздушных масс с юга. В результате весной и осенью наблюдаются преждевременные заморозки, неожиданные похолодания и снегопады, зимой – резкие оттепели. Среднегодовые температуры10,1, средние максимальные за год 15,9; за год выпадает 450 мм осадков; зимний период длится в среднем 82-91 день; Снежный покров 4-9 см. Наиболее холодным климатическим районом является Альпийский (охватывающий субальпику, альпику, и нивальный пояс), относящийся к Горной климатической области. В нем среднегодовая температура воздуха составляет от 3 до 6,1; за год выпадает 14000 мм осадков; зимний период длится 160 -175 дней; снежный покров – 1 – 2 м. 
 
Географическое положение РСО-А определяет довольно значительную полуденную высоту Солнца. Так, во Владикавказе это будет выражаться в следующих величинах: 22 июня — 7025′, 22 декабря — 2331′. В пределах республики «ультрафиолетовое голодание» имеет малый период от 81 до 89 дней в году, что очень важно для лечения и отдыха.
Повышенный фон ультрафиолетовой радиации в горах в умеренной дозе (до высоты 2000м) благотворно влияет на организм человека и животных.
 
Спектральный состав лучистой энергии и термический режим в горах, определяют высокие вкусовые качества плодов и ягод, повышенную питательность трав высокогорных пастбищ. Выпас скота на таких пастбищах дает большой привес животноводческой продукции.
 
Самым холодным месяцем в республике является январь и только в высокогорных районах – февраль. Наблюдается незначительная разница средних январских температур между северной и южной частью республики (Моздок  -4,3, Фаснал -2,4, Цей -6,5). 
 
Самый жаркий месяц  — июль. Самая высокая средняя летняя температура наблюдается на самом севере – на Терско-Кумской равнине. Достигая 24 — 25 (Моздок 24,3). В горных районах, в межгорных котловинах средняя температура в июле — августе 13-15, а на перевалах Водораздельного хребта 7-8 (Мамисонский перевал – 7,7).
 
Годовая амплитуда наиболее значительна на Терско-Кумской равнине, в пределах 26-29 (Моздок 28,6). Наименьшие амплитуды наблюдаются в горах – в пределах 20-22 (Нижний Зарамаг 20,6, Мамисонский перевал 19,8).
 
Абсолютные максимумы на территории РСО-А колеблются от 42 (Моздок) до 29 (Цей). 
 
Температурный режим почвы имеет большое  значение для сельского хозяйства. Средняя месячная температура  поверхности почвы в январе колеблется от -4 в Моздоке до -8 в Даргавсе. Средняя продолжительность периода существования мерзлоты в почве составляет 55-60 дней, но в отдельные годы колебания могут быть от 30 до 110 дней.
В течение года над территорией республики преобладает широтная циркуляция, особенно хорошо выраженная в холодный период. Зимой наблюдаются главным образом восточные ветры, а летом – ветры западных румбов. 
 
Средняя годовая скорость ветра на всей территории республики невелика, за исключением гребней хребтов и перевалов. На равнинной территории, она составляет 2,5 м/сек, в межгорных котловинах скорость его уменьшается в Даргавсе до 1,5 м/сек, на Мамисонском перевале скорость превышает 6,0 м/сек. В горах скорость и направление ветра во многом определяется орографией. Стеснение воздушного потока горами увеличивает скорость ветра. 
 
В горных районах преобладающими являются горно-долинные ветры и фёны. Горно-долинные ветры прослеживаются главным образом в теплую половину года, но наблюдаются и зимой. В горных  и предгорных районах наблюдаются фёны – непериодические нисходящие ветры, сопровождается увеличением температуры воздуха и понижением влажности воздуха. Продолжительность  фёнов может быть  от  нескольких часов до 15 дней. Иногда фёны характеризуются штормовыми скоростями и могут причинять значительные разрушения, особенно страдают древесные насаждения. 
 
Годовой ход осадков характеризуется летним максимумом и зимним минимумом, в отдельных пунктах различается лишь ее амплитудой. Весной везде выпадает больше осадков, чем осенью. 
 
Север республики относится к районам с недостаточным увлажнением (450 мм, К=0,4 – 0,5). Зоной достаточного увлажнения  (615 – 730 мм, К=0,9 – 1,2) является Осетинская наклонная равнина, а  избыточного  (900 – 1000 мм, К=1,8 – 2,2) средние склоны Черных гор. Распределение осадков в горных районах зависит от орографических условий. Поскольку северные и западные ветры являются влагонесущими, северные склоны получают больше осадков, чем южные, а западные – больше, чем восточные. Межгорные котловины оказываются в орографической тени  Скалистого, Водораздельного и Главного хребтов, поэтому количество осадков в их уменьшается и становится аномально малым для соответствующей высоты, а по мере выхода из орографической тени (дождевой тени) их количество вновь возрастает. 
 
При подъеме на северные склоны хребтов системы Большого Кавказа количество осадков продолжает увеличиваться, однако в замкнутых горных котловинах, расположенных за Скалистым хребтом, количество осадков уменьшается до 60 – 80 мм.   По мере выхода из «дождевой тени» Скалистого хребта количество осадков вновь возрастает. Наибольшее количество осадков, до 200 мм выпадает на Мамисонском перевале.
 
В теплый период года на Терско-Кумской равнине осадков выпадает 300 – 320 мм. Значительно больше осадков выпадает на Осетинской наклонной равнине – до 700 мм в ее южной части. Для остальной части территории закономерности в выпадении осадков в теплый период остаются такими же, что и в холодный период. Так, к югу, за Скалистым хребтом, количество осадков резко уменьшается до 300 мм, а затем вновь возрастает на северных склонах Главного (Бокового) и Водораздельного хребтов до 500 – 600 мм.
Большое значение имеет влага, образующаяся на поверхности скал и ледников, в результате конденсации в условиях высокой относительной влажности воздуха.
 
Дополнительное увлажнение дают при таянии снежники, ледники и вечные снега. На Центральном Кавказе уровень максимального количества осадков наблюдается в среднем за год на высоте 2500 м (летом на высоте 3000 м). 
 
В отдельные годы суммы осадков по месяцам и за год могут значительно отличаться от средних многолетних сумм. Так, во Владикавказе при средней годовой норме 814 мм в 1963 г. выпало 1260 мм, а в 1954 г. – 375 мм; в Нижнем Зарамаге при майской норме 86 мае 1916 г было отмечено 204 м, а в 1907 г. – 66 мм.
 
Максимум осадков повсеместно  наблюдается в июне. В Северо-Юрской депрессии максимум охватывает и июль. На остальной территории  в мае выпадает больше осадков, чем в июле. Минимум осадков выпадает зимой, с декабря по февраль везде наблюдается почти одинаковое количество осадков (разница составляет  всего 14 – 16 мм).
 
Большая изрезанность и сложность рельефа определяют пестроту снежного покрова по территории республики. Снежный покров появляется в высокогорье в конце сентября. В межгорных депрессиях первое появление снега наблюдается в  начале ноября, в предгорьях  — в середине ноября, в Моздокских степях  — в конце ноября. 
 
Высота снежного покрова сильно колеблется из года в год.  
 
Неустойчивый характер снежного покрова, наблюдаемый на равнинной части  республики, отрицательно влияет на условия перезимовки озимых посевов.
 
В высокогорье высота снежного покрова превышает 50 – 60 см, что благоприятно для развития горнолыжного спорта (такие условия имеются в Цейском ущелье и Зарамагской котловине).

Кавказ | Горы, факты и карты

Физиография

Большой Кавказский хребет простирается примерно на 750 миль (1200 км) к юго-востоку через Кавказский перешеек от Таманского полуострова, отделяющего Черное море от Азовского моря, до полуострова Абшерон, который впадает в Каспийское море к востоку от нефтяного месторождения. -богатый порт Баку, Азербайджан. Обширные равнины и высокогорья Предкавказья простираются от северных предгорий Большого Кавказа до Кума-Манычской впадины, от Азовского до Каспийского моря.Западное Предкавказье состоит в основном из равнин, таких как обширная низменность к северу от реки Кубань, которая постепенно спускается вверх к предгорьям южных гор. Центральное Предкавказье включает Ставропольскую возвышенность, характеризующуюся в основном плоскогорьями из известняка или песчаника, разделенными глубокими долинами; зона Минеральные Воды-Пятигорск на юго-востоке, где гора Бештау поднимается на 4593 футов (1400 метров) от окружающего плато; а еще дальше на юго-восток — Терекский и Сунженский хребты, разделенные Алханчуртской долиной.Восточное Предкавказье — это низменность, пересекаемая нижним течением реки Терек, а к северу, за песками обширной Ногайской степи, — рекой Кума. Обе реки впадают в Каспийское море.

Северные склоны Большого Кавказа не такие крутые, как южные. Середина системы сравнительно узкая, но ее западный и восточный концы имеют ширину 100 миль (160 км) и более. Главная ось системы включает, помимо Эльбруса, гору Домбай-Ульген (Домбей-Йолген; 13 274 фута [4046 метров]) в западном секторе; Горы Шхара, Дыхтау и Казбек, все более 16 000 футов (4800 метров), в центральном секторе; и горы Тебулосмта и Базардюзю, обе на высоте более 14 600 футов (4550 метров) на востоке.Отроги, идущие к северу и югу от главной оси, иногда достигают отметок, приближающихся к 10000 футов (3000 метров).

западный хребет Большого Кавказа

Западный хребет Большого Кавказа у горы Домбай-Ульген, Ставрополь край (территория), Россия.

Б. Логинов, А. Маркелов / © ИА «Новости»

К югу от Большого Кавказа, на берегу Черного моря, лежит аллювиальная Колхидская низменность, место древней Колхиды. Южнее хребта на берегу Каспия Ширакская степь, между хребтами Большого и Малого Кавказа, резко впадает в Кура-Аракс (Кура-Аракс) низменность.В центре этой обширной впадины река Кура впадает в свой главный правобережный приток, реку Арас (азербайджанский: Араз). К северо-востоку холмы юго-востока Кобыстана отделяют Кура-Араксскую низменность от полуострова Абшерон; и на крайнем юго-востоке узкая Лянкяранская низменность простирается на юг между Каспийским морем и Талышскими (Талышскими) горами, высота которых превышает 8000 футов (2400 метров).

К западу от Кура-Араксской низменности поднимается хребет Малого Кавказа, который расширяется на юг хребтом Джавахет и Армянским нагорьем, последнее простирается на юго-запад в Турцию.К востоку от озера Севан на востоке Малого Кавказа самые высокие пики поднимаются выше 12 000 футов (3600 метров), а гора Арагац (Алагёз), самая высокая вершина в хребте, поднимается к западу от озера до 13418 футов (4090 метров). От своих западных истоков на Армянском нагорье реки Кура и Аракс обе текут вокруг Малого Кавказа — Кура на севере хребта и Аракс на юге — до слияния на востоке.

История развития карстового рельефа на плато Земо-Имерети, Грузия, Кавказ

1.Введение

Плато Земо-Имерети геотектонически включает центрально-Дзирульскую зону поднятий Грузинского блока (кристаллический массив Дзирула) [1] [2]. Массив Дзирула, совпадающий с плато Земо-Имерети, представляет собой сравнительно приподнятую часть межгорной полосы Большого и Малого Кавказа. Карстовый регион плато Земо-Имерети включает большую восточную часть карстовой полосы Западной Грузии и представляет собой единственный платформенный карстовый регион в Грузии [3] [4].Эволюция рельефа плато Земо-Имерети происходила на фоне развития рельефа южного склона Большого Кавказа и была связана с прилегающими массивами.

Плато Земо-Имерети прошло долгий и трудный путь (частая смена континентального и морского режимов) геологического развития, что хорошо отражается в современном рельефе. Важно отметить, что рельеф сформировался в геосинклинали южного склона хребта Рача и в платформенных условиях массива Дзирула (плато Земо-Имерети).В этом массиве выделяются две генетически разные группы рельефа. Погребенный пенеплен (денудированная поверхность кристаллического массива находится на глубине нескольких сотен метров) представлен в полосе распространения отложений верхнего мела и олигоцен-миоцена [5]. Вышеупомянутое структурное плато подверглось значительному поднятию в конце третичного и четвертичного периода, хотя по амплитуде подъема оно находилось за выкопанными областями распространения пенеплена, и оба находились за южным склоном хребта Рача (рис. 1).

Рисунок 1. Геологический разрез складчатой ​​системы южного склона Большого Кавказа и блока Грузии.

Развитие карстового рельефа района исследований тесно связано с его геологическим развитием. В связи с этим в работе происхождение и развитие карстового рельефа обсуждается в контексте детального геологического развития региона.

При анализе геологической истории региона мы использовали работы Богачева [6], Маркова [7], Гамкрелидзе [8], Кузнецова [9], Джанелидзе [10] [11], Кахадзе [12] [13]. ], Чихелидзе [14], Шириашвили [15], Гегучадзе [16], Кучухидзе [17] и других.Также результаты полевых, экспериментальных и лабораторных исследований выполнялись нами на протяжении многих лет.

История развития доюрского периода недостаточно изучена не только для исследуемой территории, но и для всей Грузии. Но дело в том, что большая часть плато Земо-Имерети была землей до Среднего Лиаса и подверглась промыванию [13] [14], в то время как южный склон соседнего Рачинского хребта подвергся опусканию. Перед Лиасом или в Нижнем Лиасе вулканизм возродился, что привело к осаждению туффитов песчаниками и линзами глины, что указывало на континентальный характер этой свиты (рис. 2).

Рисунок 2. Геологическая карта плато Земо-Имерети (По Гуджабидзе, 2003) [18].

2. Методы исследования

В рамках представленных исследований были использованы различные методы исследования и проведены несколько лет полевых, экспериментальных и лабораторных исследований, в том числе трассировка подземных вод, структурная расшифровка космических снимков, анализ данных из скважин и геологических разрезов и существующих литературные источники, литобиостратиграфическое изучение подземных отложений пещер и др.На основании вышеизложенного восстановлена ​​история развития карстового рельефа Земо Имерети.

На основании анализа скважин и геологических разрезов восстановлен рельеф верхнего тектонического уровня плато Земо-Имерети (мезокайнозой). Также с помощью индикаторных экспериментов определены направления и условия схемы движения подземных карстовых вод. На основе анализа терригенных отложений пещеры (петрографических, химических и рентгеноструктурных) восстановлена ​​палеогеографическая картина региона и пещер.На основании вышеизложенного восстановлена ​​история развития карстового рельефа Земо Имерети. Установлен верхний возраст образования пещер.

3. Результаты и обсуждение

Как упоминалось выше, до Средней Лиаса большая часть плато Земо-Имерети была сушей и находилась под водной эрозией.

В середине Лиаса начинается морское преступление и продолжается до Аалена. Море вторжения не покрывает всю территорию, и остаются наземные локальные районы, откуда продолжается омывание.В это время осадки прибрежной полосы откладываются на денудационно-абразивной поверхности кристаллического массива Дзирула. Постепенно в Среднем Лиасе происходит расширение и углубление моря, что приводит к отложению цветных известняков мощностью в несколько десятков метров, которые хорошо представлены в районах Кацхи, Салиети, Шроша и других.

В конце Верхнего Лиаса тектонические движения в ааленском ярусе вызывают поднятие значительной части массива и превращение его в рельеф и его размывание в следующем столетии.Предполагается, что в это время должно было начаться карстификация красных известняков Среднего Лияса.

В байосе значительная часть массива вновь подвергается морской трансгрессии и опусканию. В это время происходит подводный вулканизм на южной полосе склона хребта Рача и массива Дзирула, в результате чего происходит отложение мощной порфировой свиты (мощность 1,5 — 3 км в полосе хребта Рача и около 1 км в районе Дзирула). массив). Небольшая часть массива по-прежнему остается сушей, и ее омывание продолжается.

В Бате наблюдается фаза мощных горных образований, которая привела к приостановке вулканизма и увеличению размеров грузинского блока. В результате этих движений сформировались все основные единицы структуры исследуемой территории — разломы, складчатые деформации покровного типа. С тех пор плато Земо-Имерети полностью превратилось в сушу и остается до мелового периода, а на некоторых участках до начала верхнего мела [5] [19]. Складки горных систем Большого и Малого Кавказа, прижатые к кристаллическому массиву с севера и юга, надвигались на последнюю.В результате юрских профаз южный склон Рачинского хребта (включая участки Эрцо-Цона) оказался настолько консолидированным, что почти не реагировал на горообразовательные движения упругой деформацией, а разряд растяжения происходил преимущественно в зоне горообразования. форма стрижки. С тех пор геологическое развитие южного склона хребта Рача и плато Земо-Имерети идет в тесной взаимосвязи.

На некоторых участках исследуемой территории имеет место трансгрессия Келовийского моря.Рифовые известняки, относящиеся к указанной трансгрессии, с самого начала не имели широкого распространения и были в основном вытянуты вдоль северной окраины Грузинского блока, они откладывались и развивались на скалистых островах Баджоя, которые были немного выступают над уровнем моря. и сформировали индивидуальные полосы шириной 60 — 80 метров [12]. Реликвии этих полос — остатки известняковых скал впадины Эрцо-Цона, а также Валхохи, Велуамта и других остатков гор. Таким образом, вышеупомянутые остатки известняковых гор являются остатками непрерывной полосы коралловых рифов барьерного типа. сформировался в верхней юре.В Кимериджи море снова отступает. В нижнем неокоме море снова вторглось, но на этот раз оно заняло лишь часть Дзирулинского массива, что свидетельствует о наличии кварцевых булыжников во всех разрезах мела в районе Сачхере [20]. В это время море вторглось с севера и запада. Морская трансгрессия достигла юго-западной и южной периферийной части массива только в верхнем готериве. Морская регрессия в Альбе происходит под влиянием австрийской опрогенной фазы.В связи с этим возникают островные районы.

Таким образом, после фазы формирования Батской горы кристаллический массив Дзирула поднялся и стал сушей. После поднятия начался новый цикл денудации, в результате которого деструктивные процессы в верхней юре и отчасти в нижнемеловом периоде (до барремского возраста) сглаживают значительную часть Земо-Имеретинского плато [14]. Кроме того, следует отметить, что плато Земо-Имерети должно было иметь уклон в сторону хребта Рача (на севере) после батской орофазы, и реки, образовавшиеся на его поверхности, текли на север в направлении наклона этой топографической поверхности. [7] [11].Указанный факт подтверждается составленной нами на основе скважин и геологических разрезов топографической картой (рис.3) верхнего тектонического (мезозойско-кайнозойского) пласта Чиатурского структурного плато по скважинам и геологическим разрезам, на которых хорошо видно, что общий наклон Поверхность пласта меловых известняков направлена ​​с юго-запада на северо-восток.

Осадочный (юрский) покров на некоторых участках массива был полностью удален в результате процессов денудации после батской орофазы, что подтверждается тем фактом, что многие меловые породы непосредственно вытянуты на кристаллический массив.Структурная целостность складок средней юры также была нарушена, так как в антиклинальной полосе юры произошел значительный размыв. Очевидно, что в это время должна была произойти карстификация карбонатных пород, в частности красных известняков Среднего Лиаса, на что указывают воронки, обнаруженные Кипиани [18] в известняках упомянутых

г.

Рисунок 3. Топография ложа верхнего тектонического уровня (мезокайнозой) структурного плато Чиатура.

Возраст

года в районах сел Кацхи, Салиети, Шроша и др. В указанный период об интенсивной карстификации лиасских известняков свидетельствуют необработанные булыжники и валуны красных известняков, входящие в состав байосской порфировой свиты в окрестностях села Бжиневи, а также карстифицированные поверхности, карьер и воронки, заполненные с отложениями верхнего мела. Таким образом, Кипиани [18] правильно указывает на юрско-меловой карст на плато Земо-Имерети, что, как мы полагаем, требует дополнительных исследований.

Две трансгрессии наблюдались в верхнем меловом периоде: Сеноманское море вторглось с запада, что указывает на постепенный рост сеноманской трансгрессии с запада на восток в южной части Окрибы; в нижнем туроне за сеноманской трансгрессией последовала регрессия, вызванная слабой орогенной фазой, которая сменилась трансгрессией в верхнем туроне и продолжилась до конца верхнего мела. В это время отлагается известняк, где сегодня развиваются карстовые явления.В северной части плато Земо-Имерети, в окрестностях деревень Кацхи-Салиети, Ргани и др., Слои верхнемелового известняка откладываются непосредственно на цветных известняках Среднего лиаса, что приводит к захоронению юрско-меловых карт, образовавшихся в известняки среднего цвета, о которых мы упоминали выше.

В Даниане массив Дзирула был поднят и превратился в землю. Важная его часть оставалась землей вплоть до олигоцена. В эоцене восходящие движения обычны в бассейне геосинклиналей южного склона Большого Кавказа, которые в среднем эоцене сменились нисходящими.Последние вызвали морскую трансгрессию только в северной периферийной части массива Дзирула. Геосинклиналь Аджария-Триалети в южной части региона также была затоплена в среднем эоцене. В конце среднего эоцена фаза тектогенеза была выявлена ​​в обеих геосинклиналях и привела к смещению отложений в них. В верхнем эоцене северная периферийная часть массива Дзирула и геосинклинали Аджарии-Триалети были затоплены, а море нарушение произошло, и земля все еще поднимается и расширяется в самом конце верхнего эоцена.

Таким образом, после отложения известняков верхнего мела до отложения слоев марганца в палеогене значительная часть плато Земо-Имерети является сушей и имеет место ее интенсивное размывание. Очевидно, что в это время идет карстификация упомянутых известняков и образование карстовых форм. И в результате трансгрессии среднего олигоцена эта закарстованная поверхность верхнемеловых известняков покрыта сначала конгломератами или песчаниками, а затем прослоями марганцевых руд.Слои марганцевой руды простираются непосредственно над поверхностями карт известняков верхнего мела на некоторых участках (плато Шукрути, Ргани и Перевиса) непосредственно на поверхности известняков верхнего мела (Рисунок 4). Таким образом, в исследуемом регионе имеется карст нижнетретичного (палеоцен-эоценового) возраста.

Морская трансгрессия среднего олигоцена продолжается и в миоцене и достигает своего максимального развития в нижнесарматском веке. Саматинское море вторглось в регион Земо-Имерети со стороны синклинали Рача и на запад со стороны

г.

Рисунок 4.Сдвиговые дислокации и верхнемеловые известняки, покрытые марганцевой рудой на плато Земо-Имерети (Гавашели, 1950).

Чиатура. Береговый характер отложений подтверждает, что эта трансгрессия охватила значительную часть массива. Возник осадочный бассейн Чиатуры. В юго-восточной части массива вместе с упомянутой котловиной существовала суша, в которую входили современные нижние полосы Лихи и Дзирула-Чхеримела [5]. Земля существовала также в районах южных склонов хребта Рача и Эрцо-Цона.Последние вступили в субаэральную фазу до миоцена, до штирийской орофазы [13].

Таким образом, в верхнем миоцене происходило одновременное седиментация в районе Чиатура (структурное плато) и размыв в окружающих горах (включая хребет Рача), что подтверждается наличием кристаллических прокатных материалов в осадках структурного плато.

Постмиоценовый тектогенез был сильным в складчатом переходе Большого Кавказа, и активность платформенного массива в основном выражалась в вертикальном (эпирогенетическом) поднятии, сопровождаемом небольшими разломами и волнистыми складками местного значения.Под влиянием восходящих движений море окончательно покидает плато Земо-Имерети и прилегающие районы и переходит в стадию субаэрального развития. Маруашвили [5] рассматривает аттическую или докимериджскую фазу горообразования как начало последнего. В то же время должно было произойти последнее проявление магматической активности, в результате которой образовались Горадзири, Перевиса и другие лаколиты-экструзии. Этот период связан с формированием центральных типов структур (вулканический аппарат, интрузивы изометрических форм), которые мы идентифицировали со структурной расшифровкой спутниковых снимков [3].

Постсарматские складки изменили особенности рельефа плато Земо-Имерети и прилегающих районов и распространение гидрографической сети. В это время происходит мощное поднятие хребта Рача, который оказался гипсометрически выше, чем плато Земо-Имерети. Очевидно, что это обстоятельство привело к появлению новых направлений гидрографической сети, приближенных к современным условиям. На южных склонах хребта Рача реки смещены меридионально с уклоном первичного рельефа.При этом они выглядели широтными путем выборочной эрозии. На структурном плато самой Чиатуры направление рек не совпадает с первоначальным уклоном поверхности. После окончательного освобождения от моря уклон поверхности вышеупомянутого плато имел юго-западное направление. также текли в этом направлении. Когда они образовали довольно глубокие ущелья, возникло могильное возвышение, которое привело к наклону Чиатурской структурной плиты на северо-запад [5].Этот подъем, по-видимому, существенно не изменил существующую схему расположения гидросети и продолжал течь по ранее созданным каналам.

В образовании ущелий каньонов и определении направления рек в 1928 году важную роль сыграли тектонические трещины, — отметил В. Богачев. Схема дислокации разломов структурного плато Чуатура [21], составленная на основе расшифровки спутниковых снимков, дает представление о вышеупомянутом. В определении направления рек значительная роль также играла характер первичной топографической поверхности структурного плато в тесной связи с избирательной эрозией.

Следовательно, концепция гидросети началась на структурном плато в конце сарматского века, а на линиях хребтов Рача и Лихи — намного раньше. В этом отношении для плато Земо-Имерети, как отмечает Л. Маруашвили [5], современный геоморфологический цикл начался на рубеже нижнего плиоцена и среднего плиоцена (формирование эрозионных, карстовых и других форм происходило в среднем плиоцене, верхнем плиоцене и четвертичном периоде) и на юго-востоке массива, в областях обнажения кристаллических пород и в полосе южного склона хребта Рача ― в нижнем плиоцене или ранее.Это различие ярко отражено на современном рельефе. Например, в результате сильной и продолжительной денудации молодых отложений на южном склоне хребта Рача почти не осталось; в районе озера Эрцо развит остаточный известняковый рельеф, а в юго-восточной части массива и в полосе хребта Лихи, как уже упоминалось выше, обнажается сам Дзирулинский кристаллический массив (рис. 2).

Начальная фаза современного геоморфологического цикла была выражена слабой эрозией гидросети в пределах структурного плато.Рельеф равнинный приобретает слабо холмистый вид. В это время плато, казалось, имело низкие гипсометрические стадии и представляло собой район накопления аллювиальных отложений, принесенных из окружающих орографических единиц (хребты Дзирула-Чхеримела и Лихи, Большой Кавказ и Малый Кавказ). Эти палеоморфологические условия подтверждаются хорошо раскатанными круглыми камнями кристаллических пород, обнаруженными в волнистых и равнинных водоразделах [5]. Об этом говорят хорошо обработанные круглые камни, обнаруженные нами в разрезе наносов у входа в пещеру Рганискльде, привезенные с хребта Рача.

В указанный период в пределах структурного плато реки еще не достигают известняков, и карстовый процесс не происходит. Глубина эрозионного пересечения здесь не превышает нескольких десятков метров. В настоящее время на участках старого пенеплена глубина эрозионной фрагментации колеблется в пределах 400-600 метров (современная фрагментация составляет 700-900 метров). На хребте Рача, а именно в окрестностях ранее освобожденных от моря Хрейти, Сацалике и Эрцо-Цона, значительное углубление гидросети сопровождалось бурным ходом карстовых процессов.Поэтому карст известняковой полосы Рачинского хребта значительно старше карста Земо-Имерети. Это подтверждают результаты проведенных нами литологических исследований терригенных отложений в карстовых пещерах Земо-Имеретинского плато [3] [4] [21] [22] [23]. На плато Земо-Имерети после того, как ущелье было разрезано на известняковую свиту, а третичные породы на нем были размыты или истончались, были созданы благоприятные условия для карстинга. В этом отношении вторая фаза современного геоморфологического цикла оказалась очень плодотворной для структурного плато Земо-Имерети, которое было связано с верхнеплиоценовой орогенетической фазой и вызвало поднятие плато и связанное с ним интенсивную глубинную эрозию.

Интенсивное углубление рек сопровождалось интенсивным действием подземных вод и обработкой карстовых полостей. Гидрографическая сеть достигла верхнемеловых известняков (которые были частично закарстифицированы еще в третичный период), начали просачиваться в нее. Таким образом, часть реки высохла, и ее объедки прекратили эрозионное развитие. В то же время река Квирила и ее основные притоки продолжали интенсивную глубинную эрозию, что привело к образованию глубоких ущелий в форме каньонов.Эти мертвые ущелья (бывшие речные долины) в настоящее время расположены на разной высоте от подножия Квирилы и ее основных притоков. Последствия действий такой бывшей гидрографической сети обнаруживаются во многих местах на участке Салиети-Сачхере по обе стороны реки Квирила. Вдоль русел бывшей гидрографической сети (висячие долины) происходила интенсивная карстификация и образовывались воронки, характерные для плато Земо-Имерети. Одновременно с размывом рек происходит размыв известняко-защитных поверхностных пород (олигоцен-миоценовые песчано-глинистые отложения), менее устойчивых к денудационным агентам.Уменьшение толщины слоев, натянутых на известняки, и их хорошая водопроницаемость привели к более широкому развитию карстовых воронок, пропускающих поверхностные воды на глубину.

Интенсивные восходящие тектонические движения и кратковременные периоды пауз в основном обусловили планировку этажей пещер на плато Земо-Имерети, а также широкое распространение туннельных (или дырчатых) типов слаборазвитых пещер и слабо наблюдаемых террасных уровней. .Усиленная и в то же время постоянная эрозия реки Квирила и ее притоков создала благоприятные условия для циркуляции подземных вод. В образовавшихся кавернах начали течь подземные потоки уменьшенной массы. Многие пещеры остались безводными после смещения гидросети на глубину, а на некоторых участках, где значительная масса воды сместилась в глубину по трещине, подземные воды образовали пещеры на нижних уровнях. В некоторых случаях они доходили даже до уровня главной реки.Как показывают проведенные нами индикаторные испытания, различные условия развития пещер на исследуемой территории обусловили формирование самостоятельных водотоков, основной основой которых является река Квирила. Кроме того, на современном этапе отдельные карстовые пещеры, валы, колодцы и русла источников воклюз, сформировавшиеся на ранних этапах, были объединены в единую карстовую водоносную систему, которая до сих пор непроходима для человека и в которой продолжается развитие карстовых полостей [3 ] [21].

На последней стадии современного геоморфологического цикла (в голоцене) временные потоки являются важными факторами, которые активно участвуют в создании и расширении подземных полостей. Сегодня в результате деятельности человека почвенно-растительный покров исследуемой территории полностью или частично разрушен, а в пределах Чиатурского структурного плато также происходит разрушение поверхности листа, образование трещин (в результате взрывов в карьерах). и карьеры) и др.Все это усиливает быструю утечку атмосферных осадков в известняк и активацию карста, а иногда и вызывает сильнейшие турбулентные загрязнения.

4. Выводы

Границы карстовой области Земо-Имеретинского плато совпадают с линией контакта меловых известняков, которые являются геологическим субстратом карста и представлены более древними образованиями (байосиан-порфировая свита на севере и востоке и среднепалеозойские гранитоиды). на юге и западе).Фундамент меловых известняков сформировал палеозойские образования, которые претерпели денудацию и пенепленинг в большей части в верхней юре и частично в нижнемеловом периоде после фазы батского орогенеза. Кроме того, следует отметить, что плато Земо-Имерети было наклонено к хребту Рача (на севере) после батской орофазы, и что реки, образовавшиеся на его поверхности, текли на север, в сторону наклона топографической поверхности. Этот факт подтверждается топографической картой верхнего тектонического (мезозойско-кинозного) пласта Чиатурского структурного плато, закартированной нами по скважинам и геологическим разрезам (рис. 3).

Существование пенепленовой твердой герцинской платформы обусловило характер расположения (гладкое горизонтальное или слегка наклонное расположение) лежащего на ней мезокайнозойского чехла, который был представлен в основном валанжинско-готеривскими, барремскими и турон-датскими известняками, третичными глинами и песчаники. Отложения этих отложений происходили в платформенных условиях, и в связи с этим их общая мощность не превышала 500 — 550 метров.

На основании полевых исследований в пределах исследуемой территории на плато Земо-Имерети выявлены карстовые и карстовые формы юрско-мелового, нижнетретичного (палеоцен-эоцен) и постмиоценового (сарматского) периода.Постмиоценовый техногенез был сильным в складчатой ​​полосе Кавказа, и активность блочного массива выражалась в основном в вертикальном (эпигенетическом) поднятии. Как установили исследователи, современный геоморфологический цикл начался на рубеже нижнего плиоцена и среднего плиоцена на плато Земо-Имерети. Зарождение и развитие эрозионных, карстовых и других форм на указанной территории происходило в среднем плиоцене, верхнем плиоцене и четвертичном периоде. Интенсивные восходящие тектонические движения, возникшие в постсарматском веке и в эпохи небольшого запаздывания, обусловили в основном ярусную планировку представленных здесь пещер и широкое распространение пещер туннельного типа.

Археологически датированные культурные отложения в пещерах исследуемой территории и проведенный нами литобиостратиграфический анализ подземных отложений пещеры позволили установить возраст пещеры. На плато Земо-Имерети, в пещерах, расположенных сегодня на более высоких гипсометрических уровнях, осаждение подземных отложений началось в среднем-верхнем плейстоцене, и казалось, что формирование упомянутых пещер в основном завершилось. На южном склоне хребта Рача и в районе Эрцо-Цона возраст археологически датированных отложений был нижним плейстоценом, и казалось, что формирование пещер было завершено еще до плейстоцена.

В Грузии много известняковых массивов, которые отличаются друг от друга морфологическими особенностями, структурно-тектоническим строением, гидрогеологическими условиями, гипсометрическим распределением и т. Д. Поэтому коллектив авторов планирует провести аналогичные фундаментальные исследования в других известняковых массивах Грузии, которые очень важно.

Благодарности

Мы благодарим Георгия Гаприндашвили (доктора географических наук, ТГУ) за помощь в подготовке статьи.

Азия: физическая география | Национальное географическое общество

Азия — самый большой из континентов мира, занимающий примерно 30 процентов площади суши Земли. Это также самый густонаселенный континент в мире, на котором проживает около 60 процентов всего населения.

Азия составляет восточную часть Евразийского суперконтинента; Европа занимает западную часть. Граница между двумя континентами обсуждается. Однако большинство географов определяют западную границу Азии как непрямую линию, проходящую через Уральские горы, Кавказские горы, а также Каспийское и Черное моря.Азия граничит с Северным Ледовитым, Тихим и Индийским океанами.

Физическая география, окружающая среда и ресурсы Азии, а также человеческая география могут рассматриваться отдельно.

Азию можно разделить на пять основных физических регионов: горные системы; плато; равнины, степи и пустыни; пресноводная среда; и морская среда.

Горные системы

Горы Гималаев простираются примерно на 2500 километров (1550 миль), отделяя Индийский субконтинент от остальной части Азии.Индийский субконтинент, когда-то связанный с Африкой, столкнулся с Евразийским континентом около 50–55 миллионов лет назад, образуя Гималаи. Индийский субконтинент все еще рушится на север, в Азию, а Гималаи ежегодно растут примерно на 5 сантиметров (2 дюйма).

Гималаи покрывают более 612 000 квадратных километров (236 000 квадратных миль), проходят через северные штаты Индии и составляют большую часть территории Непала и Бутана. Гималаи настолько огромны, что состоят из трех разных горных поясов.Самый северный пояс, известный как Великие Гималаи, имеет самую высокую среднюю высоту — 6096 метров (20 000 футов). Пояс содержит девять самых высоких пиков в мире, все они достигают более 7 925 метров (26 000 футов) в высоту. Этот пояс включает самую высокую горную вершину в мире, гору Эверест, высота которой составляет 8850 метров (29 035 футов).

Горная система Тянь-Шаня простирается примерно на 2400 километров (1500 миль), пересекая границу между Кыргызстаном и Китаем.Название Тянь-Шань в переводе с китайского означает «Небесные горы». Две самые высокие вершины Тянь-Шаня — пик Победы, высота которого составляет 7 439 метров (24 406 футов), и пик Хан Тангири, высота которого составляет 6 995 метров (22 949 футов). Тянь-Шань также имеет более 10 100 квадратных километров ледников. Самый большой ледник — ледник Энгильчек, его длина составляет около 60 километров (37 миль).

Уральские горы простираются примерно на 2 500 километров (1 550 миль) по непрямой линии с севера на юг от России до Казахстана.Уральские горы — одни из старейших в мире, им от 250 до 300 миллионов лет. За миллионы лет эрозии горы значительно опустились, и сегодня их средняя высота составляет от 914 до 1220 метров (от 3000 до 4000 футов). Самая высокая вершина — гора Народная, ее высота составляет 1895 метров (6217 футов).

Плато

Азия является домом для многих плато, областей с относительно ровной возвышенностью. Иранское плато занимает площадь более 3,6 миллиона квадратных километров (1.4 миллиона квадратных миль), охватывая большую часть Ирана, Афганистана и Пакистана. Плато не равномерно плоское, но содержит несколько высоких гор и низких речных бассейнов. Самая высокая горная вершина — Дамаванд, высотой 5610 метров (18 410 футов). На плато также есть две большие пустыни: Даште-Кавир и Даште-Лут.

Плато Декан составляет большую часть южной части Индии. Средняя высота плато составляет около 600 метров (2000 футов). Он ограничен тремя горными цепями: хребтом Сатпура на севере, а также Восточными и Западными Гатами с обеих сторон.Плато и его основные водные пути — реки Годавари и Кришна — плавно спускаются к Восточным Гатам и Бенгальскому заливу.

Тибетское плато обычно считается самой большой и самой высокой территорией, когда-либо существовавшей в истории Земли. Плато, известное как «Крыша мира», занимает площадь, примерно вдвое меньшую, чем прилегающие Соединенные Штаты, и в среднем составляет более 5000 метров (16 400 футов) над уровнем моря. Тибетское плато чрезвычайно важно для круговорота воды в мире из-за огромного количества ледников.Эти ледники содержат самый большой объем льда за пределами полюсов. Лед и снег с этих ледников питают крупнейшие реки Азии. Примерно 2 миллиарда человек зависят от рек, питаемых ледниками плато.

Равнины, степи и пустыни

Западно-Сибирская равнина, расположенная в центральной части России, считается одной из крупнейших в мире сплошных равнин. Она простирается с севера на юг примерно на 2400 километров (1500 миль) и с запада на восток примерно на 1900 километров (1200 миль).Равнина, более 50 процентов площади которой находится на высоте менее 100 метров (330 футов) над уровнем моря, содержит одни из самых больших в мире болот и поймы.

В Центральной Азии преобладают степные ландшафты, большая площадь плоских безлесных пастбищ. Монголию можно разделить на разные степные зоны: горно-лесостепь, засушливую степь и пустынную степь. Эти зоны переходят от горного региона страны на севере к пустыне Гоби на южной границе с Китаем.

Пустыня Руб-эль-Хали, считающаяся самым большим песчаным морем в мире, занимает территорию, превышающую территорию Франции, в Саудовской Аравии, Омане, Объединенных Арабских Эмиратах и ​​Йемене. В ней содержится примерно вдвое меньше песка, чем в пустыне Сахара в Африке, хотя она в 15 раз меньше по размеру. Пустыня известна как Пустой квартал, потому что она практически негостеприимна для людей, за исключением бедуинских племен, которые живут на ее окраинах.

Пресная вода

Озеро Байкал, расположенное на юге России, является самым глубоким озером в мире, его глубина составляет 1 620 метров (5 315 футов).В озере содержится 20 процентов незамерзшей пресной воды в мире, что делает его крупнейшим резервуаром на Земле. Это также самое старое озеро в мире, которому 25 миллионов лет.

Янцзы — самая длинная река в Азии и третья по длине река в мире (после Амазонки в Южной Америке и Нила в Африке). Достигая 6300 километров (3915 миль) в длину, Янцзы движется на восток от ледников Тибетского плато до устья реки в Восточно-Китайском море. Янцзы считается источником жизненной силы Китая.Он осушает одну пятую суши страны, является домом для одной трети ее населения и вносит большой вклад в экономику Китая.

Реки Тигр и Евфрат берут начало в высокогорьях восточной Турции и протекают через Сирию и Ирак, впадают в город Курна в Ираке, а затем впадают в Персидский залив. Земля между двумя реками, известная как Месопотамия, была центром самых ранних цивилизаций, включая Шумер и Аккадскую империю. Сегодня система рек Тигр-Евфрат находится под угрозой из-за увеличения сельскохозяйственного и промышленного использования.Эти нагрузки вызвали опустынивание и увеличение содержания солей в почве, серьезно повредив местную среду обитания водоразделов.

Соленая вода

Персидский залив имеет площадь более 234 000 квадратных километров (90 000 квадратных миль). Граничит с Ираном, Оманом, Объединенными Арабскими Эмиратами, Саудовской Аравией, Катаром, Бахрейном, Кувейтом и Ираком. Залив подвержен сильному испарению, что делает его мелководным и чрезвычайно соленым. Морское дно под Персидским заливом содержит около 50 процентов мировых запасов нефти.Страны, граничащие с Персидским заливом, вовлечены в ряд споров по поводу этого богатого ресурса.

Охотское море занимает 1,5 миллиона квадратных километров (611 000 квадратных миль) между материковой частью России и полуостровом Камчатка. С октября по март море в значительной степени замерзает. Большие льдины делают зимнюю навигацию практически невозможной.

Бенгальский залив — самый большой залив в мире, он занимает площадь почти 2,2 миллиона квадратных километров (839 000 квадратных миль) и граничит с Бангладеш, Индией, Шри-Ланкой и Бирмой.Многие крупные реки, в том числе Ганг и Брахмапутра, впадают в залив. Соленые водно-болотные угодья, образованные рекой Ганг-Брахмапутра в Бенгальском заливе, являются самой большой дельтой в мире.

Наземная флора и фауна

Ботаники называют Китай «матерью садов». Здесь больше видов цветущих растений, чем в Северной и Южной Америке вместе взятых. Поскольку в Китае так разнообразны ландшафты, от засушливой пустыни Гоби до тропических дождевых лесов провинции Юньнань, многие цветы могут адаптироваться к климату во всем мире.Многие знакомые цветы, от роз до пионов, скорее всего, происходят из северного Китая. Китай — вероятное происхождение таких фруктовых деревьев, как персики и апельсины. Китай также является родиной утреннего красного дерева, единственного красного дерева, встречающегося за пределами Северной Америки.

Разнообразный физический и культурный ландшафт Азии продиктовал способ приручения животных. В Гималаях общины используют яков как вьючных животных. Яки — крупные животные, относящиеся к крупному рогатому скоту, но с толстой шерстью и способные выживать в бедных кислородом горах.Яки используются не только для перевозки и тяги плугов, но их шуба является источником теплого, выносливого волокна. Из молока яка делают масло и сыр.

В монгольской степи двугорбый двугорбый верблюд — традиционное вьючное животное. В дикой природе двугорбые верблюды находятся под угрозой исчезновения. В верблюжьих горбах хранится жир, богатый питательными веществами, который животное может использовать во время засухи, жары или мороза. Его размер и способность адаптироваться к трудностям делают его идеальным вьючным животным. Бактрианы действительно могут обогнать лошадей на большие расстояния.Эти верблюды были традиционными животными, которых использовали в караванах на Шелковом пути, легендарном торговом пути, связывающем Восточную Азию с Индией и Ближним Востоком.

Водная флора и фауна

Пресноводные и морские среды обитания Азии предлагают невероятное биоразнообразие.

Возраст и изолированность озера Байкал делают его уникальным биологическим объектом. Водная жизнь могла эволюционировать в течение миллионов лет относительно безмятежно, создавая богатое разнообразие флоры и фауны.Озеро называют «Галапагосскими островами России» из-за его важности для изучения эволюционной науки. Здесь обитает 1340 видов животных и 570 видов растений.

Сотни видов озера Байкал являются эндемиками, то есть больше нигде на Земле они не встречаются. Например, байкальская нерпа — один из немногих видов пресноводных тюленей в мире. Байкальская нерпа питается в основном байкальской масличной рыбой и омулем. Обе рыбы похожи на лосося и служат промыслом для жителей озера.

Бенгальский залив в Индийском океане — одна из крупнейших в мире тропических морских экосистем. В заливе обитают десятки морских млекопитающих, в том числе афалины, дельфины-спиннеры, пятнистые дельфины и киты Брайда. Залив также поддерживает здоровый промысел тунца, джек и марлина.

Некоторые из самых разнообразных организмов в заливе обитают вдоль его берегов и водно-болотных угодий. Многие заповедники дикой природы в заливе и вокруг него стремятся защитить его биологическое разнообразие.

Сундарбанс — это заболоченная территория, которая образуется в дельте рек Ганг и Брахамапутра.Сундарбанс — это огромный мангровый лес. Мангровые заросли — выносливые деревья, способные противостоять мощным соленым приливам Бенгальского залива, а также пресноводным потокам из Ганга и Брахамапутры. Помимо мангровых зарослей, Сундарбанс засажен пальмами и болотными травами.

Болотистые джунгли Сундарбанов поддерживают богатое сообщество животных. Сотни видов рыб, креветок, крабов и улиток живут в открытой корневой системе мангровых деревьев. В Сундарбане обитает более 200 видов водных и болотных птиц.Эти маленькие животные являются частью пищевой сети, в которую входят кабаны, макаки, ​​вараны и здоровая популяция бенгальских тигров.

Нефролитиаз: основы практики, история вопроса, анатомия

  • [Рекомендации] Тюрк С., Нейсиус А., Петрик А., Зейтц С., Сколарикос А., Томас К. Рекомендации по мочекаменной болезни. Европейская ассоциация урологов. Доступно на http://uroweb.org/guideline/urolithiasis/. 2018; Доступ: 13 января 2020 г.

  • Scales CD Jr, Smith AC, Hanley JM, Saigal CS, Urologic Diseases in America Project.Распространенность камней в почках в США. евро Урол . 2012 июл.62 (1): 160-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ziemba JB, Matlaga BR. Эпидемиология и экономика нефролитиаза. Исследование Clin Urol . 2017 Сентябрь 58 (5): 299-306. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сайгал С.С., Джойс Дж., Тимилсина А.Р., Проект «Урологические болезни в Америке». Прямые и косвенные издержки нефролитиаза у занятого населения: возможность лечения ?. Почки Инт . 2005 Октябрь 68 (4): 1808-14. [Медлайн].

  • Эван А. П., Коу Флорида, Лингеман Дж. Э., Шао Й., Соммер А. Дж., Бледсо С. Б. и др. Механизм образования почечных камней оксалата кальция человека на бляшке Рэндалла. Анат Рек (Хобокен) . 2007 Октябрь 290 (10): 1315-23. [Медлайн].

  • Чандхок ПС. Оценка рецидивирующего камнеобразователя. Урол Клин Норт Ам . 2007 августа 34 (3): 315-22. [Медлайн].

  • Borghi L, Schianchi T, Meschi T., Guerra A, Allegri F, Maggiore U, et al.Сравнение двух диет для профилактики рецидивов камней при идиопатической гиперкальциурии. N Engl J Med . 2002, 10 января. 346 (2): 77-84. [Медлайн].

  • Руссинко П.Дж., Агарвал С., Чой М.Дж., Келти П.Дж. Обструктивная нефропатия, вызванная сульфасалазиновыми камнями. Урология . 2003 Октябрь 62 (4): 748. [Медлайн].

  • Thomas A, Woodard C, Rovner ES, Wein AJ. Урологические осложнения неурологических препаратов. Урол Клин Норт Ам .2003 Февраля 30 (1): 123-31. [Медлайн].

  • Уилан С., Шварц Б.Ф. Двусторонние гвайфенезиновые камни мочеточника. Урология . 2004, январь 63 (1): 175-6. [Медлайн].

  • Wang S, Huang X, Xu Q, Xu T. Прогресс исследований механизмов нефролитиаза, связанного с цефтриаксоном. Мини Рев Мед Хим . 2017. 17 (17): 1584-1587. [Медлайн].

  • Tasian GE, Jemielita T, Goldfarb DS, Copelovitch L, Gerber JS, Wu Q, et al.Воздействие пероральных антибиотиков и почечно-каменная болезнь. Дж. Ам Соц Нефрол . 10 мая 2018 г. [Полный текст].

  • Sayer JA. Прогресс в понимании генетики кальцийсодержащего нефролитиаза. Дж. Ам Соц Нефрол . 2017 28 марта (3): 748-759. [Медлайн].

  • Дага А., Маджмундар А.Дж., Браун Д.А., Джи Х.Й., Лоусон Дж.А. и др. Полное секвенирование экзома часто выявляет моногенную причину раннего нефролитиаза и нефрокальциноза. Почки Инт . 2017 8 сентября [Medline].

  • van der Wijst J, van Goor MK, Schreuder MF, Hoenderop JG. TRPV5 в работе с кальцием в почечных канальцах и его потенциальное значение при нефролитиазе. Почки Инт . 2019 декабрь 96 (6): 1283-1291. [Медлайн].

  • Pearle MS, Calhoun EA, Curhan GC. Проект «Урологические болезни в Америке»: мочекаменная болезнь. Дж Урол . 2005 Март 173 (3): 848-57. [Медлайн].

  • Worcester EM, Coe FL.Нефролитиаз. Prim Care . 2008 июн. 35 (2): 369-91, vii. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Tasian GE, Ross ME, Song L, Sas DJ, Keren R, Denburg MR, et al. Ежегодная заболеваемость нефролитиазом среди детей и взрослых в Южной Каролине с 1997 по 2012 год. Clin J Am Soc Nephrol . 2016 7 марта. 11 (3): 488-96. [Медлайн].

  • Тасиан Г.Е., Копелович Л. Оценка и лечение камней в почках у детей. Дж Урол .2014 ноябрь 192 (5): 1329-36. [Медлайн].

  • Мур С.Л., Боманн С., Дэниэлс Б., Льюти С., Молинаро А., Сингх Д. и др. Вывод и проверка правила клинического прогнозирования неосложненного камня мочеточника — шкала STONE: ретроспективные и проспективные наблюдательные когортные исследования. BMJ . 2014 26 марта. 348: g2191. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Borrero E, Queral LA. Симптоматическая аневризма брюшной аорты, ошибочно диагностированная как нефроуретеролитиаз. Анн Васк Сург . 1988 г., 2 (2): 145-9. [Медлайн].

  • Lindqvist K, Hellström M, Holmberg G, Peeker R, Grenabo L. Немедленное и отложенное радиологическое исследование после острой почечной колики: проспективное рандомизированное исследование. Сканд Дж Урол Нефрол . 2006. 40 (2): 119-24. [Медлайн].

  • Бове П., Каплан Д., Далримпл Н., Розенфилд А.Т., Верга М., Андерсон К. и др. Пересмотр значения тестирования гематурии у пациентов с острой болью в боку. Дж Урол . 1999 сентябрь 162 (3, часть 1): 685-7. [Медлайн].

  • Press SM, Smith AD. Частота отрицательной гематурии у пациентов с острым литиазом мочевыводящих путей, поступающих в отделение неотложной помощи с болью в боку. Урология . 1995 Май. 45 (5): 753-7. [Медлайн].

  • Dundee P, Bouchier-Hayes D, Haxhimolla H, Dowling R, Costello A. Камни почечного тракта: сравнение размера камня при простой рентгенографии и неконтрастной спиральной компьютерной томографии. Дж Эндоурол .2006 20 декабря (12): 1005-9. [Медлайн].

  • Джекман С.В., Поттер С.Р., Риган Ф., Джарретт Т.В. Обычная рентгенография брюшной полости в сравнении с компьютерной томографией: чувствительность к локализации камня после неулучшенной спиральной компьютерной томографии. Дж Урол . 2000 августа 164 (2): 308-10. [Медлайн].

  • Pais VM Jr, Payton AL, LaGrange CA. Мочекаменная болезнь при беременности. Урол Клин Норт Ам . 2007 Февраль 34 (1): 43-52. [Медлайн].

  • Джиндал Г., Рамчандани П.Острая боль в боку вследствие мочекаменной болезни: рентгенологическое обследование и альтернативные диагнозы. Радиол Клин Норт Ам . 2007 май. 45 (3): 395-410, vii. [Медлайн].

  • Миддлтон В.Д., Доддс В.Дж., Лоусон Т.Л., Фоли В.Д. Почечные камни: чувствительность для обнаружения с помощью УЗИ. Радиология . 1988 апр. 167 (1): 239-44. [Медлайн].

  • Cauni V, Multescu R, Geavlete P, Geavlete B. [Важность ультразвуковой допплерографии мочеточниковых сопел у пациентов с обструктивным литиазом верхних мочевыводящих путей]. Chirurgia (Bucur) . 2008 ноябрь-декабрь. 103 (6): 665-8. [Медлайн].

  • Мертен Г. Дж., Берджесс В. П., Грей Л. В., Холлеман Дж. Х., Руш Т. С., Ковальчук Г. Дж. И др. Профилактика контраст-индуцированной нефропатии с помощью бикарбоната натрия: рандомизированное контролируемое исследование. ЯМА . 2004 г. 19 мая. 291 (19): 2328-34. [Медлайн].

  • Gdor Y, Faddegon S, Krambeck AE, et al. Многоинституциональная оценка уретероскопической лазерной папиллотомии при хронической боли в боку, связанной с сосочковыми кальцификациями. Дж Урол . 2011 январь 185 (1): 192-7. [Медлайн].

  • Невилл А., Хатем, СФ. Медуллярная карцинома почки: неожиданный диагноз на протоколе КТ по ​​поводу камней Emerg Radiol . 2007 сентября, 14 (4): 245-7. [Медлайн].

  • Dusseault BN, Croce KJ, Pais VM Jr. Радиографические характеристики сульфадиазинового мочекаменной болезни. Урология . 2009 апр. 73 (4): 928.e5-6. [Медлайн].

  • Кишор Т.А., Педро Р.Н., Хинк Б., Монга М.Оценка размера дистальных камней мочеточника: неконтрастная компьютерная томография по сравнению с фактическим размером. Урология . 2008 Октябрь 72 (4): 761-4. [Медлайн].

  • Нарепалем Н., Сундарам С.П., Бориди И.К., Ян Й., Хайкен Дж.П., Клейман Р.В. Сравнение спиральной компьютерной томографии и простой рентгенографии для оценки размера мочевых камней. Дж Урол . 2002 Март 167 (3): 1235-8. [Медлайн].

  • Кац Д.С., переулок MJ, Sommer FG. Неулучшенная спиральная компьютерная томография камней мочеточника: частота ассоциированных изменений мочевыводящих путей. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1996 июн. 166 (6): 1319-22. [Медлайн].

  • Smith RC, Verga M, Dalrymple N, McCarthy S, Rosenfield AT. Острая обструкция мочеточника: значение вторичных признаков спиральной КТ без усиления. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1996 Ноябрь 167 (5): 1109-13. [Медлайн].

  • Smergel E, Greenberg SB, Crisci KL, Salwen JK. КТ урограммы у детей с камнями мочеточника: работают ли критерии для взрослых ?. Педиатр Радиол .2001 31 октября (10): 720-3. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Coursey CA, Casalino DD, Remer EM, Arellano RS, Bishoff JT, Dighe M, et al. Критерии соответствия ACR® — острая боль в боку — подозрение на каменную болезнь. Ультразвук Q . 2012 Сентябрь, 28 (3): 227-33. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Суда М., Ваннинен Р., Партанен К., Хейно А., Вайнио П., Ала-Опас М. МР-урография в оценке острой боли в боку: Т2-взвешенные последовательности и трехмерная вспышка с усилением гадолиния по сравнению с урографией.Быстрый выстрел под малым углом. AJR Ам Дж. Рентгенол . 2001, январь 176 (1): 105-12. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Assimos DG, Krambeck A, Miller NL, et al. Хирургическое лечение камней: рекомендации Американской урологической ассоциации / эндоурологического общества. Американская урологическая ассоциация. Доступно на https://www.auanet.org/education/guidelines/surgical-management-of-stones.cfm. 2016; Доступ: 14 января 2020 г.

  • Мариаппан П., Лунг CW. Посев мочи в середине потока и тест на чувствительность — плохой предиктор инфицированной мочи проксимальнее закупоривающего камня мочеточника или инфицированных камней: проспективное клиническое исследование. Дж Урол . 2004 июн 171 (6, часть 1): 2142-5. [Медлайн].

  • Санкт-Лезин М, Хофманн Р, Столлер МЛ. Пионефроз: диагностика и лечение. руб. Дж Урол . 1992 Октябрь 70 (4): 360-3. [Медлайн].

  • Джеффри Р. Б., Laing FC, Wing VW, Ходдик В. Чувствительность сонографии при пионефрозе: переоценка. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1985, январь, 144 (1): 71-3. [Медлайн].

  • Schneider K, Helmig FJ, Eife R, Belohradsky BH, Kohn MM, Devens K, et al.Пионефроз в детстве — достаточно ли УЗИ для диагностики ?. Педиатр Радиол . 1989. 19 (5): 302-7. [Медлайн].

  • Фульц П.Дж., Хэмптон В.Р., Тоттерман С.М. Компьютерная томография пионефроза. Визуализация брюшной полости . 1993. 18 (1): 82-7. [Медлайн].

  • Wu TT, Lee YH, Tzeng WS, Chen WC, Yu CC, Huang JK. Роль С-реактивного белка и скорости оседания эритроцитов в диагностике инфицированного гидронефроза и пионефроза. Дж Урол . 1994 июл.152 (1): 26-8. [Медлайн].

  • Wen CC, Nakada SY. Выбор лечения и результаты: почечные камни. Урол Клин Норт Ам . 2007 августа 34 (3): 409-19. [Медлайн].

  • Патан С.А., Митра Б., Стрейни Л.Д., Афзал М.С., Анджум С., Шукла Д. и др. Обеспечение безопасного и эффективного обезболивания для лечения почечной колики в отделении неотложной помощи: двойное слепое многогрупповое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет .2016 14 мая. 387 (10032): 1999-2007. [Медлайн].

  • Холдгейт А., Поллок Т. Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) по сравнению с опиоидами при острой почечной колике. Кокрановская база данных Syst Rev . 2005 18 апреля. CD004137. [Медлайн].

  • Холлингсуорт Дж. М., Каналес Б. К., Роджерс М. А., Сукумар С., Ян П., Кунц Г. М. и др. Альфа-адреноблокаторы для лечения камней мочеточника: систематический обзор и метаанализ. BMJ . 2016 г., 1. 355: i6112.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Labrecque M, Dostaler LP, Rousselle R, Nguyen T, Poirier S. Эффективность нестероидных противовоспалительных препаратов при лечении острой почечной колики. Метаанализ. Арк Интерн Мед. . 1994, 27 июня. 154 (12): 1381-7. [Медлайн].

  • Larkin GL, Peacock WF 4th, Pearl SM, Blair GA, D’Amico F. Эффективность кеторолака трометамина по сравнению с меперидином при лечении острой почечной колики ED. Am J Emerg Med .1999 17 января (1): 6-10. [Медлайн].

  • Купер Дж. Т., Стек GM, Купер ТП. Интенсивное лечение камней мочеточника. Урология . 2000 Октябрь 1. 56 (4): 575-8. [Медлайн].

  • Dellabella M, Milanese G, Muzzonigro G. Эффективность тамсулозина при лечении юкставезикальных камней мочеточника. Дж Урол . 2003 декабрь 170 (6, часть 1): 2202-5. [Медлайн].

  • Dellabella M, Milanese G, Muzzonigro G.Рандомизированное исследование эффективности тамсулозина, нифедипина и флороглюцина в лечебной экспульсивной терапии дистальных камней мочеточника. Дж Урол . 2005 Июль 174 (1): 167-72. [Медлайн].

  • Porpiglia F, Ghignone G, Fiori C, Fontana D, Scarpa RM. Нифедипин в сравнении с тамсулозином в лечении камней нижних отделов мочеточника. Дж Урол . 2004 Август 172 (2): 568-71. [Медлайн].

  • Кюпели Б., Иркилата Л., Гурочак С., Тунч Л., Кирач М., Караоглан У. и др.Улучшает ли тамсулозин выведение камней из нижней части мочеточника с ударно-волновой литотрипсией или без нее? Урология . 2004 Декабрь 64 (6): 1111-5. [Медлайн].

  • Porpiglia F, Destefanis P, Fiori C, Fontana D. Эффективность нифедипина и дефлазакорта в лечении камней в дистальных отделах мочеточника. Урология . 2000 Октябрь 1. 56 (4): 579-82. [Медлайн].

  • Porpiglia F, Destefanis P, Fiori C, Scarpa RM, Fontana D. Роль дополнительной медикаментозной терапии нифедипином и дефлазакортом после экстракорпоральной ударно-волновой литотрипсии камней мочеточника. Урология . 2002 июн. 59 (6): 835-8. [Медлайн].

  • Йилмаз Э., Батислам Э., Басар М.М., Туглу Д., Ферхат М., Басар Х. Сравнение и эффективность 3 различных альфа-адреноблокаторов при камнях дистального отдела мочеточника. Дж Урол . 2005 июн. 173 (6): 2010-2. [Медлайн].

  • Hollingsworth JM, Rogers MA, Kaufman SR, Bradford TJ, Saint S, Wei JT, et al. Медикаментозная терапия для облегчения отхождения мочевых камней: метаанализ. Ланцет .2006 сентября 30. 368 (9542): 1171-9. [Медлайн].

  • [Руководство] Тюрк С., Нолл Т., Зейтц С., Сколарикос А., Чаппл С., МакКлинтон С. и др. Медицинская экспульсивная терапия уретеролитиаза: Рекомендации ЕАУ в 2016 году. Eur Urol . 2017 Апрель 71 (4): 504-507. [Медлайн].

  • Сингх А., Альтер Х. Дж., Литтлпейдж А. Систематический обзор медицинской терапии для облегчения прохождения камней в мочеточнике. Энн Эмерг Мед . 2007 ноябрь 50 (5): 552-63.[Медлайн].

  • Beach MA, Mauro LS. Фармакологическое изгнание камней мочеточника. Энн Фармакотер . 2006 июль-авг. 40 (7-8): 1361-8. [Медлайн].

  • Ферре Р.М., Василевски Дж. Н., Строут ТД, Перрон А. Д.. Тамсулозин при камнях мочеточника в отделении неотложной помощи: рандомизированное контролируемое исследование. Энн Эмерг Мед . 2009 Сентябрь 54 (3): 432-9, 439.e1-2. [Медлайн].

  • Пикард Р., Старр К., МакЛеннан Г., Лам Т., Томас Р., Берр Дж. И др.Медикаментозная экспульсивная терапия у взрослых с мочеточниковой коликой: многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Ланцет . 2015 25 июля. 386 (9991): 341-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Мельцер А.С., Берроуз П.К., Вольфсон А.Б., Холландер Дж. Э., Курц М., Киркали З. и др. Влияние тамсулозина на прохождение симптоматических камней мочеточника: рандомизированное клиническое испытание. JAMA Intern Med . 18 июня 2018 г. [Medline]. [Полный текст].

  • Springhart WP, Marguet CG, Sur RL, Norris RD, Delvecchio FC, Young MD, et al.Принудительная или минимальная внутривенная гидратация при лечении острой почечной колики: рандомизированное исследование. Дж Эндоурол . 2006 20 октября (10): 713-6. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Премингер Г.М., Ассимос Д.Г., Лингеман Дж.Э., Накада С.И., Перл М.С., Вольф Дж. С. мл. Глава 1: Руководство AUA по лечению оленьих камней: рекомендации по диагностике и лечению. Дж Урол . 2005 июн. 173 (6): 1991-2000. [Медлайн].

  • Ramakumar S, Segura JW.Почечные камни. Чрескожное ведение. Урол Клин Норт Ам . 2000, 27 ноября (4): 617-22. [Медлайн].

  • Мэлони М.Э., Маргет К.Г., Чжоу Й., Кан Д.Е., Сунг Дж. К., Спрингхарт В.П. и др. Постепенное увеличение мощности литотриптера способствует лучшему измельчению камней in vivo. Дж Эндоурол . 2006 Сентябрь 20 (9): 603-6. [Медлайн].

  • Демирчи Д., Софикерим М., Ялчин Э, Экмекчиоглу О, Гюльмез И., Карачагил М. Сравнение традиционной и пошаговой ударно-волновой литотрипсии при лечении мочевых камней. Дж Эндоурол . 2007 21 декабря (12): 1407-10. [Медлайн].

  • Pareek G, Hedican SP, Lee FT Jr, Nakada SY. Успех ударно-волновой литотрипсии определяется расстоянием от кожи до камня на компьютерной томографии. Урология . 2005 ноябрь 66 (5): 941-4. [Медлайн].

  • Fankhauser CD, Kranzbühler B, Poyet C, Hermanns T, Sulser T., Steurer J. Долгосрочные побочные эффекты экстракорпоральной ударно-волновой литотрипсии при нефролитиазе и уретеролитиазе: систематический обзор. Урология . 2015 май. 85 (5): 991-1006. [Медлайн].

  • Олт А. Неудача экстракорпоральной ударно-волновой литотрипсии. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/845931. 4 июня 2015 г .; Дата обращения: 26 сентября 2015 г.

  • Song T, Liao B, Zheng S, Wei Q. Мета-анализ послеоперационного стентирования или отсутствия у пациентов, перенесших уретероскопическую литотрипсию. Урол Рес . 2012 Февраль 40 (1): 67-77. [Медлайн].

  • Афане Дж. С., Олвени Е. О., Берковски Е., Сундарам С. П., Данн М. Д., Шалхав А. Л. и др. Гибкие уретероскопы: одноцентровая оценка долговечности и функции новых эндоскопов меньше 9Fr. Дж Урол . 2000 Октябрь 164 (4): 1164-8. [Медлайн].

  • Ho CC, Hee TG, Hong GE, Singam P, Bahadzor B., Md Zainuddin Z. Результаты и безопасность ретроградной внутрипочечной хирургии почечных камней размером менее 2 см. Нефроурол Мон .2012 Весна. 4 (2): 454-7. [Медлайн].

  • Wen J, Xu G, Du C, Wang B. Минимально инвазивная чрескожная нефролитотомия по сравнению с эндоскопической комбинированной внутрипочечной хирургией с гибким уретероскопом для частичных конкрементов оленьего рога: рандомизированное контролируемое исследование. Int J Surg . 2016 28 апреля: 22-7. [Медлайн].

  • Ruhayel Y, Tepeler A, Dabestani S, MacLennan S, Petřík A, Sarica K, et al. Размеры трактов в миниатюрной чрескожной нефролитотомии: систематический обзор Европейской ассоциации урологов. евро Урол . 2017 Август 72 (2): 220-235. [Медлайн].

  • Dede O, Sancaktutar AA, Dağguli M, Utangaç M, Baş O, Penbegul N. Ультраминиатюрная чрескожная нефролитотомия при детском нефролитиазе: низкое давление и высокая эффективность. J Педиатр Урол . 2015 28 апреля. [Medline].

  • Khalaf I, Salih E, El-Mallah E, Farghal S, Abdel-Raouf A. Результат открытой хирургии почечных камней требует ограничения ее использования: опыт одного учреждения.Африканский журнал урологии. Доступно по адресу http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1110570413000386. Июнь 2013; Доступ: 14 января 2020 г.

  • Assimos DG. Анатрофическая нефролитотомия. Урология . 2001 Январь 57 (1): 161-5. [Медлайн].

  • Ganpule AP, Prashant J, Desai MR. Лапароскопическая и роботизированная хирургия в лечении мочекаменной болезни. Араб Дж Урол . 2012 марта 10 (1): 32-9. [Медлайн].

  • Giedelman C, Arriaga J, Carmona O, de Andrade R, Banda E, Lopez R, et al.Лапароскопическая анатрофическая нефролитотомия: развитие техники в эпоху малоинвазивной хирургии. Дж Эндоурол . 2012 май. 26 (5): 444-50. [Медлайн].

  • King SA, Klaassen Z, Madi R. Роботизированная анатрофическая нефролитотомия: описание техники и первые результаты. Дж Эндоурол . 2014 28 марта (3): 325-9. [Медлайн].

  • Ghani KR, Rogers CG, Sood A, Kumar R, Ehlert M, Jeong W и др. Роботизированная анатрофическая нефролитотомия с почечной гипотермией для лечения оленьих камней. Дж Эндоурол . 2013 27 ноября (11): 1393-8. [Медлайн].

  • Сомани Б.К., Деллис А., Лиацикос Э., Сколарикос А. Обзор диагностики и лечения мочекаменной болезни во время беременности: практическое руководство ESUT для урологов. Мир Дж Урол . 2017 г., 35 (11): 1637-1649. [Медлайн].

  • Ван З., Сюй Л., Су З., Яо С., Чен З. Инвазивное лечение проксимальных камней мочеточника во время беременности. Урология . 2014 6 февраля [Medline].

  • Kingo PS, Ryhammer AM, Fuglsig S. Клинический опыт лечения камней в мочевом пузыре со швейцарским мастером по литокласту. Дж Эндоурол . 2014 28 октября (10): 1178-82. [Медлайн].

  • Chew BH, Arsovska O, Lange D, Wright JE, Beiko DT, Ghiculete D, et al. Канадское исследование StoneBreaker: рандомизированное многоцентровое исследование, сравнивающее LMA StoneBreaker ™ и Swiss LithoClast® во время чрескожной нефролитотрипсии. Дж Эндоурол .2011 25 сентября (9): 1415-9. [Медлайн].

  • Эль-Гамаль О., Эль-Бендари М., Рагаб М., Рашид М. Роль комбинированного использования цитрата калия и тамсулозина в лечении мочевой кислоты в дистальных отделах мочеточника. Урол Рес . 2012 июн. 40 (3): 219-24. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Премингер Г.М., Тизелиус Х.Г., Ассимос Д.Г., Алкен П., Бак С., Галлуччи М. и др. Руководство 2007 г. по лечению камней мочеточника. Дж Урол . 2007 декабрь178 (6): 2418-34. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Гибкая нефроскопия во время ЧНЛ — «благоприятный» выбор. Медицинские новости Medscape. 21 января 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/777933. Доступ: 6 февраля 2013 г.

  • Gücük A, Kemahli E, Uyetürk U, Tuygun C, Yildiz M, Metin A. Рутинная гибкая нефроскопия для чрескожной нефролитотомии почечных камней с низкой плотностью: проспективное рандомизированное исследование. Дж Урол .2013 9 января. [Medline].

  • Симфоруш Н., Радфар М.Х., Нурализаде А., Табиби А., Басири А., Мохсен Зиаи С.А. и др. Лапароскопическая анатрофическая нефролитотомия для лечения почечных камней оленьего рога. J Laparoendosc Adv Surg Tech A . 2013 23 апреля (4): 306-10. [Медлайн].

  • эль-Нахас А.Р., Эраки I, Шокейр А.А., Шома А.М., эль-Ассми А.М., эль-Табей Н.А. и др. Факторы, влияющие на частоту отсутствия камней и осложнения чрескожной нефролитотомии при лечении оленьего рога. Урология . 2012 июн.79 (6): 1236-41. [Медлайн].

  • Ван CJ, Хуанг SW, Chang CH. Рандомизированное исследование NTrap при камнях проксимального отдела мочеточника. Урология . 2011 Март 77 (3): 553-7. [Медлайн].

  • Aboumarzouk OM, Kata SG, Keeley FX, McClinton S, Nabi G. Экстракорпоральная ударно-волновая литотрипсия (ESWL) в сравнении с уретероскопическим лечением камней в мочеточнике. Кокрановская база данных Syst Rev . 2012 16 мая. 5: CD006029. [Медлайн].

  • Ngai HY, Salih HQ, Albeer A, Aghaways I., Buchholz N. Двойное стентирование мочеточника во время беременности: опыт одного центра из Ирака. Араб Дж Урол . 2013 июн.11 (2): 148-51. [Медлайн].

  • высокогорных районов — специальный доклад об океане и криосфере в условиях меняющегося климата

    Криосфера (включая снег, ледники, вечную мерзлоту, озерный и речной лед) является неотъемлемым элементом высокогорных регионов, в которых проживает примерно 10% мирового населения.Широко распространенные изменения криосферы влияют на физические, биологические и человеческие системы в горах и прилегающих низинах, причем последствия очевидны даже в океане. Основываясь на 5-м оценочном докладе (ДО5) МГЭИК, в этой главе дается оценка новых данных о наблюдаемых недавних и прогнозируемых изменениях в горной криосфере, а также связанных с ними воздействиях, рисках и мерах по адаптации, связанных с природными и антропогенными системами. Воздействия в ответ на изменения климата независимо от изменений в криосфере в этой главе не оцениваются.Полярные горы включены в главу 3, за исключением гор на Аляске и прилегающем Юконе, Исландии и Скандинавии, которые включены в эту главу.

    Наблюдения за криосферными изменениями, воздействиями и адаптацией в высокогорных районах

    Наблюдения показывают общее уменьшение снежного покрова на малых высотах ( высокая достоверность ), ледников ( очень высокая достоверность ) и вечной мерзлоты ( высокая достоверность ) из-за климата изменения в последние десятилетия. Продолжительность снежного покрова сократилась почти во всех регионах, особенно на более низких высотах, в среднем на 5 дней за десятилетие, при вероятном диапазоне от 0 до 10 дней за десятилетие. Высота и площадь снежного покрова на малых высотах уменьшились, хотя год от года колеблется. Массовое изменение ледников во всех горных регионах (кроме Канадской и Российской Арктики, Шпицбергена, Гренландии и Антарктиды) составило очень вероятно -490 ± 100 кг м-2 / год (-123 ± 24 Гт / год) в 2006–2015 гг.Усредненные по региону балансы массы составили , вероятно, наиболее отрицательных (менее -850 кг / м 2 в год) в южных Андах, на Кавказе и в европейских Альпах / Пиренеях и наименее отрицательных в высокогорных районах Азии (-150 ± 110 кг / м 2). -2 год-1), но различия внутри регионов сильны. От 3,6 до 5,2 млн км2 покрыто вечной мерзлотой в одиннадцати высокогорных регионах, рассмотренных в этой главе, что соответствует 27–29% глобальной площади вечной мерзлоты ( средняя достоверность ). Редкие и неравномерно распределенные измерения показывают повышение температуры вечной мерзлоты (высоконадежный ° С), например, на 0 °.19ºC ± 0,05ºC в среднем примерно в 28 регионах в Европейских Альпах, Скандинавии, Канаде и Азии за последнее десятилетие. Другие наблюдения показывают уменьшение толщины вечной мерзлоты и потерю льда на земле. {2.2.2, 2.2.3, 2.2.4}

    Сокращение ледников, снега и вечной мерзлоты изменило частоту, масштабы и местоположение большинства связанных с этим природных опасностей ( высокая степень достоверности ). Подверженность людей и инфраструктуры стихийным бедствиям увеличилась из-за роста населения, туризма и социально-экономического развития ( высокая степень достоверности ). Отступление ледников и таяние вечной мерзлоты снизили устойчивость горных склонов и целостность инфраструктуры ( высокая достоверность ). Количество и площадь ледниковых озер увеличились в большинстве регионов за последние десятилетия ( высокая достоверность ), но имеется только ограниченных свидетельств того, что частота наводнений из-за прорыва ледниковых озер (GLOF) изменилась. В некоторых регионах количество снежных лавин с влажным снегом увеличилось (, средняя достоверность, ), а количество паводков, вызванных дождем на снегу, уменьшилось на низких высотах весной и увеличилось на больших высотах зимой (, средняя достоверность ).Количество и масштабы лесных пожаров увеличились в западной части США отчасти из-за раннего таяния снегов (, средняя достоверность, ). {2.3.2, 2.3.3}

    Изменения снежного покрова и ледников изменили количество и сезонность стока в речных бассейнах с преобладанием снега и ледников ( очень высокая степень достоверности ) с локальным воздействием на водные ресурсы и сельское хозяйство ( средняя степень достоверности) . Зимний сток увеличился в последние десятилетия из-за большего количества осадков, выпадающих в виде дождя ( высокая достоверность ). В некоторых реках, питаемых ледниками, летний и годовой сток увеличился из-за интенсификации таяния ледников, но уменьшился там, где талая вода уменьшилась, поскольку площадь ледников уменьшилась. Уменьшение наблюдалось, особенно в регионах с преобладанием небольших ледников, таких как Европейские Альпы (, средняя достоверность, ). Отступление ледников и изменения снежного покрова способствовали локальному снижению урожайности сельскохозяйственных культур в некоторых высокогорных регионах, включая Гиндукуш, Гималаи и тропические Анды (, средняя достоверность, ).Существует ограниченных свидетельств воздействий на работу и производительность гидроэнергетических объектов в результате сезонных изменений, а также увеличения и уменьшения поступления воды, например, в Европейских Альпах, Исландии, Западной Канаде и США, а также в тропических Андах. {2.3.1}

    Состав и численность видов в высокогорных экосистемах за последние десятилетия заметно изменились ( очень высокая достоверность ), отчасти из-за изменений в криосфере ( высокая достоверность ). Среда обитания для ранее отсутствовавших видов открылась или была изменена из-за уменьшения снежного покрова ( высокая достоверность ), отступления ледников ( очень высокая достоверность ) и таяния вечной мерзлоты ( средняя достоверность ). Уменьшение ледникового и снежного покрова напрямую изменило структуру многих пресноводных сообществ (, высокая достоверность, ). Уменьшение снежного покрова отрицательно сказалось на репродуктивной способности некоторых зависящих от снега видов растений и животных, в том числе на поисках пищи и взаимоотношениях хищник-жертва у млекопитающих ( высокая достоверность ).Восходящая миграция отдельных видов, в основном из-за потепления и в меньшей степени из-за изменений, связанных с криосферой, часто увеличивала богатство местных видов ( очень высокая достоверность ). Численность некоторых адаптированных к холоду видов, включая эндемиков, в наземных и пресноводных сообществах сократилась (, высокая достоверность, ). В то время как продуктивность растений в целом увеличилась, фактическое влияние на обеспечение, регулирование и культурные экосистемные услуги сильно различается (, высокая степень достоверности, ).{2.3.3}

    На туризм и рекреационную деятельность, такую ​​как катание на лыжах, ледниковый туризм и альпинизм, негативно повлияло уменьшение снежного покрова, ледников и вечной мерзлоты ( средняя достоверность ). В нескольких регионах ухудшение безопасности маршрутов уменьшило возможности для альпинизма (, средняя степень достоверности, ). Неустойчивость и уменьшение естественного снежного покрова поставили под угрозу работу низколежащих горнолыжных курортов ( высокая достоверность ).Исчезновение ледников и снега повлияло на эстетические, духовные и другие культурные аспекты горных ландшафтов (, средняя достоверность ), снизив благосостояние людей (например, в Гималаях, Восточной Африке и тропических Андах). {2.3.5, 2.3.6}

    Адаптация в сельском хозяйстве, туризме и питьевом водоснабжении была направлена ​​на снижение воздействия изменения криосферы ( средняя степень достоверности ), хотя ограниченные доказательства об их эффективности из-за отсутствия формальные оценки или технические, финансовые и институциональные препятствия на пути реализации. В некоторых местах искусственное оснежение снизило негативное воздействие на горнолыжный туризм (, средняя степень достоверности, ). Сброс и хранение воды из водохранилищ в соответствии с отраслевыми потребностями (сельское хозяйство, питьевая вода, экосистемы) снизили влияние сезонной изменчивости на сток (, средняя достоверность, ). {2.3.1, 2.3.5}

    Прогнозы изменений криосферы на будущее, их воздействия и риски, а также адаптация в высокогорных районах

    Прогнозируется, что снежный покров, ледники и вечная мерзлота продолжат сокращаться почти во всех регионах в течение 21 века ( высокая степень достоверности ). По сравнению с 1986–2005 гг., Высота снежного покрова на малых высотах вероятно, уменьшится на 10–40% в 2031–2050 годах, независимо от репрезентативной траектории концентрации (RCP), а в 2081–2100 гг. вероятно на 10–40% для RCP2 .6 и на 50–90% для RCP8.5. Прогнозируемое сокращение массы ледников в период 2015–2100 гг. Составит , вероятно, , 22–44% для RCP2.6 и 37–57% для RCP8.5. В регионах с в основном меньшими ледниками и относительно небольшим ледяным покровом (например, Европейские Альпы, Пиренеи, Кавказ, Северная Азия, Скандинавия, тропические Анды, Мексика, Восточная Африка и Индонезия) к 2100 году ледники потеряют более 80% своей нынешней массы. под RCP8.5 ( средняя достоверность ), и многие ледники исчезнут независимо от сценария выбросов ( очень высокая степень достоверности ). Таяние и деградация вечной мерзлоты будут усиливаться в течение 21 века ( очень высокая достоверность ), но количественных прогнозов недостаточно. {2.2.2, 2.2.3}

    Прогнозируется, что частота, масштабы и площади большинства видов стихийных бедствий будут изменяться по мере того, как криосфера продолжает снижаться. (высокая степень достоверности) . Отступление ледников и таяние вечной мерзлоты, по прогнозам, снизят устойчивость горных склонов и увеличат количество и площадь ледниковых озер ( высокая достоверность ). Результирующие оползни и наводнения, а также каскадные явления также будут возникать там, где нет данных о предыдущих событиях (, высокая степень достоверности, ). По прогнозам, количество снежных лавин и их дальность выхода на более низкую высоту уменьшатся, а лавины с влажным снегом даже зимой будут происходить чаще (, средняя степень достоверности, ).Снежные паводки будут происходить раньше весной и позже осенью и будут более частыми на возвышенностях и реже на более низких высотах (, высокая достоверность, ). {2.3.2, 2.3.3}

    Речной сток в бассейнах рек с преобладанием снега и ледникового питания будет и далее изменяться по количеству и сезонности в ответ на прогнозируемый снежный покров и сокращение ледников ( очень высокая степень достоверности ) с негативным воздействием на сельское хозяйство, гидроэнергетика и качество воды в некоторых регионах ( средняя достоверность ). Прогнозируется увеличение среднего зимнего стока талого снега ( с высокой достоверностью ), а весенние пики наступят раньше ( с очень высокой достоверностью с высокой достоверностью ). Прогнозируемые тенденции годового стока существенно различаются в зависимости от региона и могут даже быть противоположными по направлению, но высока уверенность , что во всех регионах средний годовой сток с ледников достигнет пика, за которым последует уменьшение стока не позднее чем через конец 21 века.Ожидается, что уменьшение стока приведет к снижению продуктивности орошаемого земледелия в некоторых регионах (, средняя достоверность, ). На работу гидроэнергетики будет все больше влиять изменение количества и сезонности подачи воды в результате таяния снега и ледников (, высокая достоверность, ). По прогнозам, выброс тяжелых металлов, особенно ртути и других унаследованных загрязнителей, которые в настоящее время хранятся в ледниках и вечной мерзлоте, приведет к снижению качества воды для пресноводной биоты, домашнего использования и орошения (, средняя достоверность, ).{2.3.1}

    Ожидается, что текущие тенденции в изменениях, связанных с криосферой в высокогорных экосистемах, сохранятся, а воздействие усилится ( очень высокая степень достоверности ). В то время как высокие горы предоставят новые и более обширные ареалы обитания, включая убежища для низинных видов, прогнозируется как расширение, так и сокращение ареала, а на больших высотах это приведет к сокращению популяции ( высокая достоверность ). Последнее увеличивает риск местного исчезновения, особенно для пресноводных адаптированных к холоду видов (, средняя достоверность, ).Без генетической пластичности и / или поведенческих изменений криосферные изменения будут продолжать негативно влиять на эндемичные и местные виды, такие как некоторые холодноводные рыбы (например, форель) и виды, черты которых напрямую зависят от снега (например, зайцы на снегоступах) или многих крупных млекопитающих ( средняя достоверность ). Выживание таких видов будет зависеть от соответствующих мер по сохранению и адаптации ( средняя достоверность ). Многие прогнозируемые экологические изменения изменят экосистемные услуги (, высокая достоверность ), влияя на экологические нарушения (например,г., пожар, камнепад, эрозия склонов) со значительным воздействием на людей ( средняя достоверность ). {2.3.3}

    Ожидается, что будущие изменения криосферы во многих регионах окажут негативное влияние на культурные ценности, такие как покрытые снегом и льдом вершины многих объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, а также на туризм и отдых ( высокая степень достоверности ) . Прогнозируется, что современные технологии искусственного оснежения будут менее эффективными в более теплом климате с точки зрения снижения рисков для горнолыжного туризма в большинстве регионов Европы, Северной Америки и Японии, в частности, при глобальном потеплении на 2 ° C и выше ( высокая достоверность ).Диверсификация за счет круглогодичной деятельности поддерживает адаптацию туризма к будущим изменениям климата (, средняя степень достоверности, ). {2.3.5, 2.3.6}

    Факторы влияния и варианты реагирования для содействия адаптации и устойчивому развитию в высокогорных районах

    Уже явное и неизбежное изменение климата, затрагивающее все элементы криосферы, независимо от сценария выбросов, указывает на комплексное планирование адаптации для поддержки и повышения доступности воды, доступа к ней и управления ею ( средняя степень достоверности ). Интегрированные подходы к управлению водными ресурсами во всех масштабах, в частности для энергетики, сельского хозяйства, экосистем и питьевого водоснабжения, могут быть эффективными в борьбе с воздействиями изменений в криосфере. Эти подходы также предлагают возможности для поддержки социально-экологических систем за счет развития и оптимизации хранения и сброса воды из водохранилищ (, средняя степень достоверности, ), учитывая при этом потенциальные негативные последствия для некоторых экосистем.Успех в реализации таких вариантов управления зависит от участия соответствующих заинтересованных сторон, включая затронутые сообщества, разнообразных знаний и адекватных инструментов для мониторинга и прогнозирования будущих условий, а также финансовых и институциональных ресурсов для поддержки планирования и реализации (средняя степень достоверности) . {2.3.1, 2.3.3, 2.4}

    Эффективное управление является ключевым фактором снижения риска бедствий с учетом соответствующих факторов воздействия, таких как давление планирования, зонирования и урбанизации, а также факторов уязвимости, таких как бедность, которые могут затруднить усилия по обеспечению устойчивости и устойчивого развития сообществ ( средняя степень достоверности ) .Снижение потерь от бедствий зависит от комплексных и скоординированных подходов к учету соответствующих опасностей, степени подверженности и существующих уязвимостей. Разнообразные знания, включающие опыт сообщества и многих заинтересованных сторон в отношении прошлых воздействий, дополняют научные знания для прогнозирования будущих рисков. {CCB-1, 2.3.2, 2.4}

    Международное сотрудничество, договоры и конвенции существуют для некоторых горных регионов и трансграничных речных бассейнов с потенциалом для поддержки действий по адаптации.Тем не менее, существует ограниченных свидетельств о том, в какой степени воздействия и потери, возникающие в результате изменений в криосфере, конкретно отслеживаются и рассматриваются в этих рамках . За последние три десятилетия появился широкий спектр институциональных механизмов и практик, отвечающих общей глобальной повестке дня в области горных районов и конкретным региональным приоритетам. Существует потенциал для их укрепления, чтобы также реагировать на риски криосферы, связанные с климатом, и открывать возможности для развития через адаптацию ( ограниченных доказательств, высокая степень согласия ).Цели в области устойчивого развития (ЦУР), Сендайская рамочная программа и Парижское соглашение привлекли определенное внимание в исследованиях и практике горных районов к мониторингу и отчетности по указанным в них целям и индикаторам. {2.3.1, 2.4}

    Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

    Введение ↑

    Проблеме принудительного переселения во время Первой мировой войны уделялось значительное академическое внимание в других местах. В этой статье рассматриваются общие масштабы перемещения населения в различных местах и ​​прием, который европейские беженцы встретили в тех местах, куда они прибыли. [1] Разветвления кризиса с беженцами были значительными и вызвали множество вопросов. Учитывая большое количество гражданских лиц, которые оказались «не на своем месте», какую форму следует принять организованной помощи и как она будет обеспечиваться ресурсами? Этот очевидно прозаический вопрос имел серьезные последствия для ведения политики на местном, национальном и международном уровнях. В какой степени центральные и местные органы власти должны нести ответственность за оказание помощи беженцам или должны быть переданы добровольным агентствам, включая национальные и диаспорические организации? Какое влияние окажет присутствие большого числа беженцев на социально-экономическую жизнь принимающего сообщества? А как насчет изображения беженцев — считали ли их просто несчастными «жертвами войны»? Было ли перемещение изображено как довольно недостойное желание самосохранения в разгар национального кризиса? Можно ли это объяснить действиями того же государства, к которому принадлежали беженцы?

    Во время Первой мировой войны беженец превратился в пороговую фигуру, которая угрожала социальной стабильности отчасти из-за огромного количества перемещенных лиц, но также и потому, что беженца было трудно разместить в рамках традиционной классификации, такой как отнесение людей к определенному социальному классу.На карту были поставлены и другие виды беспорядков. Кризис застал всех врасплох и ограничил возможности для политических действий, которые могли бы способствовать дальнейшим потрясениям. Социальные потрясения не закончились прекращением боевых действий.

    Историки не спешат обращать внимание на значение перемещения населения во время войны. Недавние трактовки этого предмета воскресили рассказы современников в газетах и ​​архивных записях, чтобы нарисовать картину огромных социальных потрясений, а также гуманитарного вмешательства. [2] Несколько важных исследований начали исправлять дисбаланс в историографии Первой мировой войны. Статья раскрывает этот расширенный пласт знаний. В заключение в более широком контексте рассматривается опыт беженцев и оказания помощи в военное время.

    Размер и предназначение беженцев ↑

    Масштабы кризиса с беженцами во время войны трудно установить с точностью. Он характеризовался множественными потоками людей, и поэтому воображаемая перепись в определенный момент времени недооценивала бы реальное количество перемещенных лиц.Тем не менее, данные из разных стран показывают, что не менее 10 миллионов человек были перемещены внутри страны или в результате бегства через международную границу. Обстоятельства, вынудившие людей бежать, обсуждались в статье автора «Переселение». Здесь основное внимание уделяется количеству и направлениям на разных театрах военных действий.

    Более 400 000 беженцев бежали из Бельгии в Голландию в первые три месяца после начала войны.Это было только началом огромных потрясений. По оценкам, 200000 бельгийских беженцев прибыли во Францию ​​после немецкого вторжения. В конце 1916 года в регистрах Великобритании оставалось около 160 000 беженцев, и это число лишь немного снизилось до окончания войны. По данным Министерства внутренних дел, к концу августа 1914 года общее число французских беженцев, перемещенных внутри страны, достигло 150 000. К 1 января 1915 года их число превысило 500 000 человек. После значительного роста в 1915 году, когда общее количество выросло с 560 000 до 910 000, темпы роста замедлились.В 1918 году импульс сильно увеличился после наступления Германии на Амьен, а затем на Шампань. Число беженцев быстро выросло с 1,32 миллиона в феврале до 1,82 миллиона в июле, увеличившись на 500 000 за пять месяцев. Наибольшее число было достигнуто в сентябре 1918 года, когда было 1,85 миллиона беженцев. Французское правительство не готовило беженцев до начала войны. Когда Германия вторглась, власти стремились рассредоточить бельгийских и французских беженцев во внутренние районы Франции, чтобы избежать перенаселенности районов вблизи фронта.Сами беженцы хотели оставаться как можно ближе к своим домам в надежде, что они смогут вернуться в ближайшее время. В Великобритании британские власти направляли бельгийских беженцев в большие города, такие как Лондон, Манчестер, Бирмингем, Брэдфорд и Халл, где они получали жилье в общежитиях и пансионах и где было легче найти работу. [3]

    Около 200 000 еврейских беженцев покинули Галичину и Буковину в первый год боевых действий (в эту цифру не входят те, кто был либо переселен в пределах региона, либо отправлен во внутренние районы России).Они поселились в Вене и некоторых частях Чехии и Моравии. По данным Министерства внутренних дел Австрии, к концу 1915 года в Австрии проживало около 386 000 беженцев, две пятых из которых составляли евреи. Другие проскочили на венгерской территории, некоторые из них в специально отведенных лагерях для беженцев. [4]

    г. Война между империей Габсбургов и Италией вызвала серьезные демографические потрясения. На первом этапе войны около 40 000 беженцев итальянского происхождения искали изгнание в Италии, а не оставались под властью Австрии.Однако самая большая катастрофа произошла в ноябре 1917 года после поражения итальянских войск при Капоретто, в результате чего около 400 000 итальянских мирных жителей с севера страны бежали на юг.

    В результате агрессии Габсбургов против сербских мирных жителей небольшие городки в сербском тылу, до сих пор насчитывающие несколько тысяч жителей, увеличились в размерах в десять и более раз: например, население провинциального города Призрен увеличилось с 20 000 человек. до 150 000 за считанные дни.Хуже должно было случиться годом позже, когда совместная австрийская и болгарская интервенция при поддержке Германии привела к захвату большей части страны. Оставшиеся сербские силы отступили через Косово к побережью Адриатического моря, где по пути были атакованы албанскими партизанами. До полумиллиона мирных жителей следовали за бегущей сербской армией, чтобы избежать ожидаемых последствий болгарской и габсбургской оккупации. Вступление болгарской армии в северную Сербию в 1916 году вызвало массовое бегство мирных жителей на юг.По уже знакомой схеме была конфискована собственность греческих жителей Македонии, бежавших от болгарской оккупации. Это катастрофическое перемещение солдат и гражданских лиц напрямую затронуло одну треть довоенного населения Сербии. [5]

    Западные окраины Российской империи превратились в котел неразберихи после поражения царской армии от рук Германии и Австро-Венгрии весной и в начале лета 1915 года. Беженцы теснились в провинциях, прилегающих к фронту, в надежде на спасение. возможность вернуться в свои дома в течение нескольких дней или недель.Эти надежды вскоре испарились. После отступления российских войск из Галиции десятки тысяч мирных жителей бежали во Львов и близлежащие города. Многие путешествовали спонтанно пешком, не всегда имея в виду пункт назначения. Местные власти также направляли беженцев в определенные места по железной дороге или по водным путям. В результате преобразились города и города. К середине 1916 года более одного из десяти жителей некоторых крупнейших городов России были беженцами; в Самаре они составляли почти 30 процентов, тогда как в Екатеринославе и Пскове беженцы достигли примерно четверти от общего числа.Муниципальные власти, не теряя времени, попытались эвакуировать беженцев в другие части империи. Первоначальное сочувствие и гостеприимство быстро испарились, когда стало очевидно, что у беженцев нет денег, чтобы платить за жилье или еду. Кое-где «боялись беспорядков и беспорядков». [6] Множество возможностей представилось людям, которые хотели воспользоваться уязвимостью беженцев. В России, как и везде, на перемещенных лиц распространялись всевозможные страхи. [7]

    Внезапное физическое перемещение имело серьезные социальные и политические последствия для еврейского населения царской России.В каком-то смысле война освободила российское еврейство, заставив царское правительство признать, что оно больше не может поддерживать черту оседлости. Другими словами, было важнее победить настоящего врага, чем поддерживать административный контроль над еврейским населением Российской империи. Как выразился либерально настроенный министр сельского хозяйства А. В. Кривошеин (1858-1923): «Нельзя вести войну против Германии и против евреев». Конечно, евреи продолжали подвергаться всевозможным преследованиям и физическому насилию со стороны российской армии.Однако как только стало ясно, что их движение больше не может контролироваться государственными органами, черта оседлости исчезла. В августе 1915 года правительство неохотно согласилось с тем, что «еврейским жертвам войны» следует разрешить селиться в провинциальных городах, но не в Петрограде или Москве. В соответствии с довоенной царской политикой евреям было запрещено селиться в деревнях; Тем не менее две пятых всех еврейских беженцев переехали в ранее закрытые для них районы Российской империи.Последствия были тревожными. Использование идиша в общественных местах привело некоторых россиян к мысли, что говорят по-немецки, и это усугубило страх перед еврейскими культурными различиями. [8]

    В 1915 году османские официальные лица и военачальники напали на целые армянские общины и заставили мужчин, женщин и детей путешествовать по пустыне в самых тяжелых условиях. До 250 000 армян избежали депортации, перейдя российскую границу в августе 1915 года, хотя каждый пятый погиб в пути.Более 105 000 бывших османских армян нашли убежище в управляемом Россией Ереване, что в четыре раза больше его численности. Им повезло. Женщины и дети, пережившие депортацию и оставшиеся в Армении, находились под защитой или похищались (в зависимости от точки зрения) турецкими и курдскими мужчинами. [9]

    Политика и практика оказания чрезвычайной помощи в военное время ↑

    На этом сложном фоне, включающем большое количество перемещенных лиц, их внезапный отъезд и многочисленные интерпретации их перемещения, мы можем начать прослеживать усилия, предпринятые для устранения последствий перемещений во время войны.После того, как были оценены неотложные потребности в еде и жилье, нужно было найти ответы на вопросы, которые задавали беженцы. Дети отчаянно пытались установить, живы ли их родители или умерли, а взрослые хотели воссоединиться с детьми, с которыми они потеряли связь. Беженцы обращались за юридической консультацией по поводу своего статуса и прав на получение помощи. Многие из них хотели иметь возможность работать. Детям нужно было найти место, где они могли бы продолжить учебу. Эти основные требования лежали в основе аппарата помощи на всех театрах военных действий.

    Неизбежно основное бремя поддержки беженцев, по крайней мере вначале, легло на местные власти в городах, в которые они стремились. Муниципальные бюджеты вскоре были исчерпаны. Местные власти стремились избавиться от этой ответственности, убедив беженцев уйти. Они также, не теряя времени, обратились к центральному правительству с просьбой о дополнительной помощи, но обнаружили, что у государства есть другие бюджетные приоритеты. Это открыло путь для участия частных благотворительных и неправительственных организаций.В Италии, например, Министерство внутренних дел взяло на себя оказание помощи и переселение, но столкнулось с жалобами местных властей на то, что у них недостаточно ресурсов для выполнения поставленных задач. Католические и социалистические организации, такие как Opera Bonomelli и Umanitaria, а также Красный Крест, стремились восполнить этот пробел. [10]

    бельгийских беженцев, которые сбежали в Голландию из импровизированного жилья, укрывшись в импровизированных сооружениях, таких как теплицы, или нашли запасные участки на баржах и в квартирах, отелях и складах в Маастрихте, Амстердаме, Гронингене и других городах.Позже местные власти помогли построить дешевые бунгало ( maisons démontables, ), которые можно было быстро разобрать и собрать в другом месте. Чтобы успокоить местных бюргеров в этих перенаселенных районах, голландское правительство решило разместить беженцев в лагерях на окраинах таких городов, как Гауда, Нунспит и Берген-оп-Зом, хотя власти предпочли обозначить их как «бельгийские деревни», чтобы избежать негативных ассоциаций с бывшими «концентрационными лагерями» времен войны в Южной Африке (1899–1902).В строгом режиме (регулярно проводились переклички жителей лагерей) упор делался на здоровье и гигиену. Ожидалось, что беженцы будут много работать над изготовлением игрушек и предметов домашнего обихода. [11]

    Во Франции бельгийские беженцы получали финансовую и другую помощь от правительства на том основании, что они заслуживают «жертв войны». Помимо государственной поддержки, беженцам оказали помощь благотворительные организации и приходские священники. Не менее важными были организации, созданные самими беженцами, такие как Комитет по делам беженцев департамента Departement du Nord , который сыграл важную роль в оказании помощи беженцам в поиске жилья и работы.В Великобритании сочувствие к бельгийским беженцам происходило из веры в то, что они перенесли невыразимые мучения от рук немецких войск. «Храбрая маленькая Бельгия» — это термин, обычно используемый в Великобритании, где «Книга короля Альберта» позволяла британским сановникам отдавать «дань уважения королю и народу Бельгии». [12] К 1916 году было создано около 2500 местных комитетов по делам беженцев. Секретарь Комитета военных беженцев приветствовал усилия местных комитетов и бельгийских беженцев по поиску работы: «В каждой стране были люди, которых не заботила работа и которые не стали бы работать, если бы могли ей помочь.Но подавляющее большинство бельгийских беженцев были готовы воспользоваться любой возможностью, чтобы что-то сделать ». [13] Однако беспокойство по поводу бремени, лежащего на британском налогоплательщике, жертвы, принесенные британскими призывниками, и беспокойство по поводу «бесчестного» сексуального поведения бельгийских женщин помогают объяснить, почему общественное сочувствие начало уменьшаться к 1916 году. [14 ]

    Условия в Австро-Венгрии были плачевными, особенно для еврейских беженцев, чьи религиозные и культурные потребности игнорировались.Бедные беженцы из местечка обычно не имели средств к существованию; По оценкам официальных лиц, три четверти от общего числа еврейских беженцев из Галиции «не имели средств» в 1917 году. [15] Их присутствие разжигало существующие антисемитские настроения среди нееврейских горожан, которые слишком легко впадали в привычку ругая беженцев за плохие манеры и вклад в нехватку денег. В Вене муниципальные власти создали специальную администрацию по оказанию помощи беженцам, но ей пришлось нелегко.Как и везде, правительство передало часть ответственности по оказанию помощи беженцам еврейским благотворительным организациям, главной из которых была организация среднего класса Israelitische Allianz zu Wien , которая построила казармы и обеспечивала кошерное питание беженцев. Эта организация также направляла средства из фонда. Американский еврейский объединенный распределительный комитет до вступления США в войну. Филантроп Софи Грюнфельд (1856-1938) оптимистично отзывалась о контактах между буржуазными евреями и бедными беженцами: «Наш контакт с вами сблизил нас, а выдержка и достоинство, с которыми вы переносите свою трагедию, наполняют нас искренним восхищением. [16] Такой оптимизм был преувеличен; как и в России, социальное разделение оставалось острым. Более состоятельные евреи использовали свои связи в Вене, в то время как более бедные беженцы вынуждены были довольствоваться некачественным жильем в сараях или школах или же оказывались в жалких лагерях беженцев. Еврейские благотворительные организации в Австрии и в диаспоре смотрели дальше. Были созданы мастерские, чтобы побудить молодых женщин-беженцев освоить подходящую профессию или помочь мужчинам стать лучшими фермерами в ожидании их возвращения в Галицию или Буковину.Школы гордятся тем, что предоставляют обучение и профессиональную подготовку. Таким образом, перемещение стало связано с экономическим улучшением в отсталых частях империи Габсбургов. Тем не менее не все были удовлетворены: сионисты жаловались, что слишком много внимания уделяется беженцам, а не поощрению эмиграции в Палестину. Дополнительную сложность вызывает спорный вопрос о том, за каких беженцев несет ответственность Австрия и которым власти Венгрии должны оказывать помощь. [17]

    Считается, что около 140 000 сербских беженцев погибли во время бегства в Албанию или в изгнании.Большинство из них впоследствии бежало в Салоники, Корсику и Францию. Сербские школы были открыты в Ницце, Туре, Гренобле и других местах. Другие нашли убежище во французских колониях, Тунисе, Марокко и Алжире. Некоторые даже работали на фермах в Восточной Англии. Менее удачливые подверглись репрессиям и заключению в австрийские, венгерские и болгарские лагеря. [18]

    После оккупации Восточной Анатолии в 1915-1916 годах российская армия оказала обширную помощь турецким мусульманским беженцам, частично для того, чтобы предотвратить вспышку эпидемии в близлежащих районах в тылу армии. [19] Но величайший гуманитарный кризис затронул армян, переживших резню в Османской империи. Армянским беженцам, попавшим в соседние земли, в первую очередь помогала организация «Ближневосточная помощь» (NER), в уставах которой она описывается как корпорация

    для оказания помощи и помощи в репатриации, реабилитации и восстановлении страдающих и зависимых людей Ближнего Востока и прилегающих территорий; заботиться о сиротах и ​​вдовах и содействовать социальному, экономическому и промышленному благополучию тех, кто оказался в нищете или прямо или косвенно зависел от превратностей войны, жестокости людей или других причин, не зависящих от них. .

    В конце 1916 года NER организовал доставку припасов «Рождественским кораблем США в Страну Младенца Христа, служащим Армении, Сирии и Палестине». [20] Условия были ужасающими. Джеймс Бартон (1855-1936), неутомимый директор NER, описал лагеря беженцев в Сирии, Палестине, Армении и Персии, где беженцы «не имеют возможности для самообеспечения». Однако усилия американских гуманитарных организаций не избежали критики. Американский журналист раскритиковал роскошные автомобили, имеющиеся в распоряжении NER, назвав их использование «ездой для удовольствия», а также подвергся критике преобладание персонала, который никогда не покидал Константинополь.Организация сделала все возможное — ее секретарь в гневе сказал критику: «Вы, по-видимому, не так много видели лагерь беженцев в Хайдар-паше, как винные столы в Пера Гарден…». Он добавил, что «в« великих миссионерских операциях »девять долларов из десяти попадают в поле». [21]

    В Российской империи беженцы, пережившие путь из прифронтовых областей, столкнулись со всевозможными трудностями. Необходимо было найти еду, жилье, санитарные потребности и свежую одежду.Срочное жилье было найдено на вокзалах, школах, пустующих заводах, пивоварнях, гостиницах, банях, армейских казармах, монастырях, синагогах, театрах, кинотеатрах, кафе и даже тюрьмах. Местные власти, епархиальные комитеты и другие объединения предоставили белье, обувь, белье, мыло и другие предметы. Эта деятельность указывала на политическое перетягивание каната между правительством и общественными организациями (Союз городов и земств). Император России Николай II (1868-1918) назначил двух полномочных представителей Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, которые подчинялись министру внутренних дел.Специальный совет по делам беженцев возник в августе 1915 года, но, включив в него муниципальные и региональные власти, он помог создать форум для критики некомпетентности центрального правительства.

    Сам размер и цвет лица многонационального населения беженцев в Российской империи, а также недостатки официальных усилий по оказанию помощи парадоксальным образом давали беженцам некоторые преимущества. Патриотические организации ворвались на место происшествия, в том числе Общество помощи жертвам войны на юге России, которое заботилось о украинских беженцах.В Вильно беженцам помогало Белорусское общество помощи жертвам войны. Эти инициативы опирались на зарождающуюся национальную политику, в которой патриотические элиты — латышские, польские, еврейские и другие — начали воспринимать беженцев как членов целостного, хотя и рассредоточенного населения, и как потенциальных членов единой национальной общины. Национальные представители поспешно построили школы, детские дома, клубы, мастерские, столовые и казармы на средства, предоставленные множеством национальных комитетов.Представитель польского национального комитета обрисовал последствия:

    Только постоянный и тесный контакт с национальной группой, будь то распределение пособий, распределение жилья, поставка одежды, поиск работы, предложение лечения, удовлетворение всех материальных и духовных потребностей — только это может гарантировать и обезопасить беженцев от имени Родины.

    Однако эту помощь не следует идеализировать: беженцев из Галичины заставили поверить, что как братьям-славянам им будет предложена щедрая помощь, в том числе их расселение на землях, конфискованных немецкими колонистами.Они быстро избавились от этого мнения. [22]

    Царское государство терпимо относилось к этим усилиям, отчасти для того, чтобы облегчить бремя находящихся в тяжелом положении государственных чиновников и государственного бюджета. Национальные комитеты служили другой цели для правительства: они представляли приемлемую альтернативу общественным организациям, лидеры которых также заявляли о своих требованиях организовать помощь беженцам и переселение. К осени 1915 года проводились контрасты между быстротой и эффективностью национальных комитетов и нерешительностью, с которой местные власти справлялись с оказанием помощи беженцам.На карту было поставлено гораздо больше, чем оказание материальной помощи. Лидер Литовского комитета благосостояния Мартинас Якас (1885-1941), депутат Думы и юрист, хвастался, что он «раскопал закопанное имя Литвы и заставил даже не литовцев признать, что мы сами были хозяевами своей страны. » Конференция латвийских организаций беженцев, состоявшаяся в Красноярске в мае 1916 года, постановила, что «у наших соотечественников одна и та же цель — вернуться в Латвию, поскольку Сибирь является лишь временным местом поселения».Делегаты решили, что «поскольку возвращение в Латвию будет возможно только после войны, а состояние беженцев ухудшается [sic] из-за потери культурных связей, мы должны уделять гораздо больше внимания удовлетворению их культурных и интеллектуальных потребностей». [23]

    Организация помощи по «национальным» принципам и присвоение беженцев национальному делу, таким образом, помогли создать возможность для национальной политики в обстоятельствах, которые до сих пор были неблагоприятными. Массовое перемещение позволило патриотическим элитам оказывать помощь и толковать ее в национальных терминах, а также обращать в свою веру пленную аудиторию.Это был поистине подрывной момент в российской и восточноевропейской политике.

    Убежище: политика культурного представительства ↑

    Бегство и изгнание гражданских лиц было сформировано культурным производством, которое, в свою очередь, было связано с внутренней политикой в ​​широком смысле. Например, упоминание об организованных изгнаниях или эвакуациях означало привлечь внимание к пагубным последствиям действий противника (как в рассказах о «зверствах»), но в равной степени это могло быть и средством рекламы неудобных фактов о ведении войны собственными войсками. а именно то, как поражение означало оставление территории и организацию ухода обезумевших мирных жителей.Но это еще не все. Представление бегства беженцев как спонтанного действия с их стороны также сбивает с толку, поскольку это может означать трусость или, по крайней мере, потерю самоконтроля, которая проявляется в панике.

    Современники изо всех сил пытались понять обстоятельства, которые заставили миллионы их собратьев, мужчин и женщин, покинуть свои дома. Предполагалось, что многие беженцы были оппортунистами, которым не хватало смелости сопротивляться, и поэтому они пошли «легким путем».Это непонимание привело к тому, что они считали беженцев дезертирами, не сумевшими продемонстрировать достаточную силу духа или доблесть перед лицом вражеского натиска. По крайней мере, один британский корреспондент рассматривал сербских беженцев в этом свете, и аналогичная критика была высказана в адрес молодых взрослых бельгийцев во Франции, по крайней мере, до тех пор, пока не были предприняты попытки призвать их в армию в июле 1916 года. Негативные взгляды подкреплялись убеждением, что беженцы подняли цену еды и жилья, одновременно борясь за рабочие места и снижая заработную плату.Появлялись истории об отчаявшихся беженцах, которые украли или повредили собственность фермеров, например, когда они бежали из Польши в центральные провинции европейской части России. Враждебность к беженцам нашла более острое выражение в северной Франции, где они были обозначены как « les Boches du Nord» (буквально «немцы севера»), среди которых женщины вызывали особое осуждение, потому что считалось, что они спали с Немецкие солдаты. [24]

    В целом язык, используемый для характеристики движения беженцев в России и Восточной Европе, усилил широко распространенное чувство бедствия.В одной формулировке «проблема» беженцев была охарактеризована как «государственная трагедия»; в другом — «социальная катастрофа». Некоторые свидетели считали, что «бескрайний океан» беженцев никогда не сможет пройти должным образом. Более типично, современные наблюдатели в русских интерьерах использовали язык, который прямо напоминал катастрофу, как прорыв берега реки. Это «наводнение», «волна», «потоп», «лавина» и вулканическая «лава». Была также проведена аналогия с разорением плодородных земель «полчищами саранчи».Осенью 1915 года корреспондент британской газеты сообщил, что «беглецы [sic] … устремляются к центральным провинциям, как лавина». Эти метафоры были тем более мощными, учитывая знакомое, широко распространенное и парализующее воздействие повторяющихся стихийных бедствий на российский ландшафт и национальную экономику. Они предположили, что беженцы принадлежат к царству беспорядков; они потеряли контроль над своей жизнью. Этот дискурс был легко воспринят патриотической интеллигенцией, которая вновь подтвердила необходимость «укоренения» каждого члена нации.«Этот язык не ограничивался Восточной Европой. Впервые описав бельгийских беженцев как просто« пришельцев », британские газеты вскоре начали описывать поток беженцев, который еще может стать« катарактой ». The Times назвала это« мирным вторжением ». [25]

    Беженцы внесли свой труд в частные фермы и поместья во внутренних регионах России; к третьему году войны беженцы составляли около 10 процентов от общей рабочей силы в частном фермерском секторе.Помогло то, что среди беженцев были трудоспособные рабочие, которым не хватало навыков. Группа из Риги, прибывшая на Урал после долгого путешествия, вскоре нашла работу слесарем, столяром и кузнецом. В Казани беженцы из Минска работали пекарями, портными, сапожниками и плотниками, а также на местной бойне. Благотворительные организации приветствовали инициативу мастеров, поселившихся в Смоленске и построивших анатомические модели для студентов-медиков. Российская сельская интеллигенция приписывала беженцам способность оказывать цивилизаторское влияние на отсталую деревню.Священник из Симбирска заметил, что «даже в этой уединенной глуши движение беженцев принесло что-то новое. Прибывшие в село беженцы, какими бы бедными они ни были, показали местным жителям, что в их образе жизни и повседневных делах есть недостатки, что можно работать намного продуктивнее ». [26]

    Другие виды представительства также пользовались популярностью, например, среди иностранных работников по оказанию помощи, которые стремились инсценировать перемещение для публики в отдаленных местах.Базирующийся в Великобритании фонд помощи Сербии использовал библейские образы: «Вам все время напоминают библейские изображения». В России также бедственное положение семьи беженцев сопряжено с бегством Марии, Иосифа и младенца Иисуса в Вифлеем. Медсестра, работавшая от имени Шотландской женской больницы, описала трудный путь через грязь на юг к Монастиру как «Армагеддон» или «Великое отступление, только первый этап Голгофы, который продлился несколько недель». [27]

    Подобно евреям, армяне рассматривались другими как уже рассредоточенная этническая группа, члены которой были предрасположены к тому, чтобы быть «странствующим» народом.Сами лидеры армянской общины Кавказа ссылались на многовековую диаспору. У них не было очевидного «дома», будучи распределенным по двум империям и по крайней мере на двух континентах. Их очевидная склонность к миграции и созданию рассредоточенных поселений служила препятствием для официального признания их тяжелого положения. Причина этого была довольно простой; От тех, кто составлял армянскую диаспору, ожидалось, что со временем они придут на помощь этим армянам, проживающим в Закавказье, что позволит переложить бремя помощи с Петрограда.Эту идею подкрепляла вера в то, что армяне и евреи разделяют общее чутье к бизнесу; их призванием была торговля деньгами и промышленными товарами. Эта предполагаемая коммерческая хитрость подтолкнула к мнению, что обе группы выживают за счет других. Подобные убеждения, как правило, способствовали формированию более предвзятого отношения царского правительства к гуманитарной помощи. [28]

    Сотрудники по оказанию помощи также не постеснялись сделать выводы о беженцах, с которыми они контактировали.Кэтлин Ройдс (1883–1967), молодая работница по оказанию помощи, которую послал на Корсику Сербский фонд помощи, с некоторым отвращением заметила, что «среди беженцев всегда значительная часть менее желанных жителей захваченного района», добавив: « семьи, которые недисциплинированы и беспорядочно живут дома, не реформируются чудом из-за простого факта бегства от врага, чтобы таким образом выиграть претензию на нашу жалость ». Другими словами, беженцы не всегда были привлекательными или желанными будущими гражданами.Правительственные чиновники, особенно когда в конце войны столкнулись с большим количеством беженцев, пришли к аналогичным выводам. [29]

    Попытки распространить призывы о помощи означали образное мышление о наиболее подходящем способе создания и поддержания общественного интереса к тяжелому положению беженцев. Одна замечательная попытка установить контуры перемещения была предпринята в России в конце 1916 года Татьянинским комитетом, частной благотворительной организацией, объединявшей представителей русской аристократической элиты и представителей различных профессий.Она предложила специальную выставку, призванную информировать российскую общественность об условиях жизни и деятельности беженцев, причем далеко не все были «нищими, бездельниками и мошенниками». (Аналогичная инициатива была предпринята в Вене под эгидой Министерства внутренних дел Австрии.) Цель заключалась в рассмотрении четырех основных тем: во-первых, условия в приграничных районах России до и во время войны, включая «разрушение поселений, собственности и художественные памятники ». Во-вторых, «печальное путешествие» беженцев, включая предысторию их перемещения, ход движения беженцев и помощь, оказываемую правительством и общественными организациями.В-третьих, условия жизни беженцев в их новых домах, включая «работу, выполняемую беженцами, и ее влияние на местное население». Наконец, восстановление нормальной жизни в регионах, очищенных от вражеской оккупации. Комитет запрашивал материалы у беженцев, которым предлагалось описать свой опыт своими словами или предоставить фотографии, рисунки, отчеты, мемуары, рассказы и художественную литературу. К сожалению, реализация проекта была прервана Февральской революцией, но не раньше, чем балтийские художники предоставили картины и рисунки в надежде, что они в конечном итоге будут объединены, чтобы составить часть коллекции для новых национальных музеев в Латвии и Литве.Инициатива комитета сохраняет свою актуальность почти столетие спустя: «факты и наблюдения, даже если они сначала кажутся незначительными и тривиальными, могут оказаться очень интересными. Главное, чтобы описание было искренним и правдивым ». [30]

    Последствия: Беженцы и спасатели ↑

    Русская революция, а также образование новых национальных государств способствовали послевоенному кризису беженцев, последствия которого были не менее серьезными и который быстро стал интернационализированным.«Государства-правопреемники» были враждебны большевизму и опасались, что репатриация беженцев из Советской России может угрожать политической и социальной стабильности, но многие беженцы по понятным причинам хотели вернуться домой. Эти хоумленды претерпели фундаментальные политические и экономические, а также территориальные изменения с последствиями, которые могли вызывать серьезные опасения. Урезанное государство Венгрия, например, открывало холодную перспективу для венгерских беженцев, бежавших из Чехословакии. Беженцы сновали туда и сюда.Евреи из Галиции, спасшиеся от боевых действий между Польшей и Украиной, прибыли в новоявленную Чехословакию, где они жили в квартирах. Эти участки были освобождены другими еврейскими беженцами, которые были изгнаны из Галиции в 1914 и 1915 годах и с тех пор были перемещены во внутренние районы Австрии. [31] Другие беженцы либо предпочли, либо были вынуждены остаться на месте из-за продолжающихся боевых действий. Экономическая депривация ложилась дополнительным бременем на перемещенное и оседлое население.Политическая неопределенность в этом огромном спорном пространстве только умножала эти дилеммы и трудности.

    Точно так же репатриация происходила в самых разных контекстах. Грандиозные планы, разработанные в Великобритании по переселению бельгийских беженцев в Чили и Южную Африку, ни к чему не привели, поскольку бельгийские власти настаивали на том, чтобы беженцы вносили свой вклад в национальное восстановление Бельгии после войны. Большинство из 140 000 бельгийских беженцев в Великобритании во время перемирия вернулись к концу 1919 года.В другом месте ситуация была намного сложнее. Сербские беженцы вернулись домой с помощью Сербского фонда помощи и квакерских работников по оказанию помощи, которые управляли приютами и больницами, но восстановление заняло много лет. В Австрии некоторые еврейские беженцы вернулись в западную Галицию, когда война подошла к концу, но они пережили частые погромы. Другим не удалось вернуться домой из-за жестокого конфликта на новом польско-украинском приграничье. В любом случае их деревни были разрушены.Некоторым беженцам (хотя и не евреям) удалось поступить в университеты и получить гражданство нового австрийского государства. [32]

    В период с мая по ноябрь 1918 года около 400 000 беженцев покинули Россию на территории, которые оставались под немецкой оккупацией. Отчаянная экономическая ситуация на территории, удерживаемой большевиками, была достаточной, чтобы подтолкнуть их к этому шагу. Другие приняли выжидательную политику. Гражданская война в России и война между Советской Россией и Польшей еще больше усложнили картину.Прекращение боевых действий в 1921 году позволило примерно 1,3 миллиона поляков, которые были изгнаны с 1915 года, вернуться в свои дома. Их мотивы изложены в следующей цитате группы польских учителей, которые в 1919 году жаловались на свое отчаянное материальное положение, но добавили, что их желание вернуться в Польшу было продиктовано:

    естественное желание вернуться в нашу родную страну, где нас ждет новое и светлое будущее в свободной Польше […] Мы стремимся восстановить контакт с нашими семьями, которые остались там, и у нас есть страстное желание служить нашей Родине в трудное время ее основания. [33]

    Не сумев свергнуть новый режим, противники большевиков бежали из России. Большинство из них так и не вернулись, поселяясь во «временных» лагерях беженцев в Турции, Болгарии, Югославии и Греции. К 1922 году более четверти всех русских беженцев поселились в Германии, из них 360 тысяч только в Берлине. Одна пятая жила в Польше, а большая часть оставшихся — в балканских государствах, Франции и Китае. Тысячи беженцев были приняты в Чехословакию, которая ожидала, что они вернутся со временем в Россию, свободную от большевизма.Вскоре наступило взаимное разочарование: казаки-беженцы особенно чувствовали, что их эксплуатируют местные фермеры. Другие русские оказались в Бельгийском Конго и Тунисе, где мечтали возродить аристократическую жизнь. Лига Наций пригласила известного полярного исследователя Фритьофа Нансена (1861-1930) организовать возвращение беженцев или организовать «их размещение в различных странах, которые могли бы принять их и найти для них средства работы. ». Первоначально он питал надежду на то, что поможет российским беженцам вернуться из перенаселенных мест, таких как Варна и Константинополь, чтобы они могли внести свой вклад в экономическое восстановление России.Прокоммунистические организации на западе поощряли репатриацию, но немногие беженцы попались на удочку, и Нансен в конце концов отказался от этой идеи. [34]

    Хотя армянские беженцы были разбросаны повсюду, многие из них нашли дома в молодой советской республике Армения. Их тяжелое положение продолжало привлекать международное внимание, в том числе со стороны Нансена, который высоко оценил действия недавно созданной Советской Республики Армения и настаивал на необходимости международных инвестиций для развития сельского хозяйства Армении.В июле 1918 года госсекретарь Роберт Лансинг (1864-1928) написал Американскому комитету помощи армянам, призывая его санкционировать расходы на «колонизацию армянских беженцев, изгнанных с Кавказа». Говорят, пятьдесят тысяч в пути. Посоветуйте поселиться либо в Сибири, либо в Америке. Нужна большая. Действовать надо быстро ». NER направил в регион около 1000 американских гуманитарных работников. Представитель NER заключил: «Нация спасена!». Он мог бы добавить, что кризис беженцев увеличил размер армянской диаспоры как на Ближнем Востоке, так и в Северной Америке, так что это была рассредоточенная «нация». [35]

    Кризис с беженцами предоставил медсестрам и другим специалистам возможность выполнять важную работу по оказанию помощи. Некоторые медсестры, которые были прикреплены к женским больницам Шотландии и американским женским больницам, остались работать на местах. Например, медсестры AWH работали в Македонии до 1930-х годов. Спасатели-квакеры остались в России и Польше, чтобы помочь с голодом и тифом. Эдит Пай (1871-1965) и Хильда Кларк (1881-1955), акушерка и акушер, соответственно, учредили Комитет помощи жертвам войны друзей во Франции в 1914 году.Они работали с беженцами на севере Франции и в Верхней Савойе, а затем переехали в Вену, чтобы помогать истощенным детям. Затем Кларк посвятила себя различным проектам по оказанию помощи и реконструкции в Польше, Греции, Сербии, Болгарии и Турции. Обе женщины также помогали детям-беженцам из Испании после 1936 года. Точно так же Франческа Уилсон (1888–1981) путешествовала из Франции на Корсику (чтобы помочь сербским беженцам) и Югославию, прежде чем присоединиться к Пай и Кларку в Вене. Она тоже стала участвовать в работе по оказанию помощи в Испании.Таким образом, в горниле Первой мировой войны была сделана впечатляющая карьера. [36]

    Заключение ↑

    Массовое перемещение гражданских лиц во время Первой мировой войны напрямую затронуло миллионы мужчин, женщин и детей — как беженцев, так и небеженцев, — но также повлияло на поведение воюющих государств, гражданских организаций и диаспорических групп в отдаленных районах. Бремя помощи создало огромные проблемы для государственных бюджетов, и это дало возможность неправительственным организациям заполнить образовавшийся пробел в предоставлении.В Российской империи последствия были взрывоопасными, давая возможность общественным организациям продемонстрировать свою способность перед правительственной бюрократией, а также давая возможность национальным комитетам процветать так, как это было немыслимо до войны. . Результатом было создание своего рода протогосударства и, таким образом, ожидание образования новых национальных государств после войны. [37]

    Беженцы стали культурным сооружением.Беженцев не только подсчитывали, одевали, кормили, оказывали медицинскую помощь, размещали, обучали и (где возможно) воссоединяли с членами семьи, но и описывали сбитым с толку публику. убедили, что профессионалы и бюрократы контролируют такие вопросы, как перенаселенность беженцев, тиф, преступность и общественный порядок. Часто беженцев изображали как угрозу безопасности или потенциальных распространителей большевистской доктрины, особенно в новых государствах, таких как Польша, Литва и Чехословакия.Изображение беженцев во время и после Первой мировой войны как переносчиков инфекционных болезней и подрывных элементов предвосхитило отношение, которое стало привычным в дискурсе более позднего 20 — го — 1144 — го — 1145 века.

    Признание беженцем имело унизительные последствия: лишались атрибутов социальных различий и класса, чтобы подвергнуть себя чувству чистой обездоленности. Последствия этого молчания устрашающе знакомы современному читателю. Один бельгийский беженец говорил от души, когда резюмировал свои чувства: «Один всегда был беженцем — так его называли, своего рода прозвище (прозвище).Один остался ни с чем, разорился, и так продолжали говорить о «беженце». Мы больше не были настоящими людьми ». Беженцы сетовали на то, что «мы очень хотим снова стать людьми». Как беженцы отреагировали на свои обстоятельства и на меры, принятые от их имени? Трудно ответить на этот вопрос, но есть некоторые признаки того, что перемещенные лица в России не любили, чтобы их относили к категории беженцев, как подчеркнул один беженец, который сказал своим читателям, что «мы живые люди (с) несчастьем быть перемещенным, но мы все равно люди ». [38]

    Тем не менее, если преобладающие образы имели тенденцию унифицировать беженца, создавая единую категорию различий, национальность предлагала средство проведения различий между беженцами. Убежище способствовало усилению чувства национальной идентичности не потому, что была выделена одна этническая группа — в конце концов, перемещение затронуло более чем одну национальность, — а потому, что оно создавало перспективу того, что «нация» может быть навсегда перемещена, искоренена и разлетелись.Измученные, но отважные бельгийские беженцы, независимо от того, говорили ли они по-французски или по-фламандски, выступали за страну в целом и могли торговать на их соответствующей политической ценности. Итальянские подданные империи Габсбургов были депортированы австро-венгерской армией и помещены в лагеря для интернированных, но они стали готовой аудиторией итальянцев-патриотов для распространения националистической пропаганды. Сербские беженцы символизировали страдания всего народа, ожидающего избавления от вражеской оккупации. В России новоиспеченные национальные организации заявили о себе как о беженцах еще до распада Российской империи.Беженцы несут ответственность перед нацией, которая, в свою очередь, не уклоняется от своих обязательств перед беженцами. В конце концов, беженцы «принадлежат» кому-то.


    Питер Гатрелл, Манчестерский университет [39]

    Редакторы секции: Майкл Нейберг; Софи Де Шепдрейвер

    Геноцид армян (1915-16 гг.): Глубже

    Под геноцидом армян понимается физическое уничтожение этнического армянского христианского народа, проживавшего в Османской империи с весны 1915 года по осень 1916 года.В империи проживало около 1,5 миллиона армян. Во время геноцида погибло не менее 664 000, а возможно, и 1,2 миллиона человек. Армяне называют эти события Медз Егерн (великое преступление) или Агет (катастрофа).

    Геноцид армян

    Происхождение термина геноцид и его кодификация в международном праве уходят корнями в массовые убийства армян. Адвокат Рафаэль Лемкин, автор этого слова и позже его защитник в ООН, неоднократно заявлял, что раннее знакомство с газетными статьями о преступлениях Османской империи против армян было ключом к его убеждениям о необходимости правовой защиты групп.(В 1948 году, отчасти благодаря неустанным усилиям Лемкина, ООН приняла Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.)

    Османские власти при поддержке вспомогательных войск и гражданских лиц совершили большинство убийств 1915-1916 годов. Правительство, контролируемое Комитетом единства и прогресса (CUP, также называемое младотурками), стремилось укрепить турецкое мусульманское господство в регионе восточной Анатолии путем уничтожения там значительного количества армянского населения.

    С 1915 по 1916 годы османы убили большое количество людей в массовых расстрелах; многие другие умерли во время массовой депортации из-за голода, обезвоживания, отравления и болезней. Кроме того, десятки тысяч армянских детей были насильно забраны из семей и обращены в ислам.

    Историческая справка

    армянских христиан были одной из многих отдельных этнических групп в Османской империи. В конце 1880-х годов некоторые армяне сформировали политические организации, стремясь к большей автономии, что усилило сомнения Османской империи в лояльности более широкой армянской общины в пределах ее границ.

    17 октября 1895 года армянские революционеры захватили Национальный банк в Константинополе, угрожая взорвать его вместе с более чем 100 заложниками, если власти не предоставят Армении региональную автономию. Хотя французское вмешательство позволило мирно положить конец инциденту, османы устроили серию массовых убийств.

    Всего с 1894 по 1896 год было убито не менее 80 000 армян.

    Младотурецкая революция

    В июле 1908 года фракция, называвшаяся младотурками, захватила власть в Константинополе (столице Османской империи).Младотурки представляли собой группу, состоящую в основном из военных и бюрократов балканского происхождения, которые в 1906 году захватили тайное общество, известное как Комитет Союза и Прогресса (CUP), и преобразовали его в политическое движение.

    Младотурки стремились установить либеральный светский конституционный режим, который уравнял бы все народы. Они утверждали, что немусульмане примут турецкий национализм, если результатом станут модернизация и процветание.

    Изначально казалось, что новое правительство удовлетворит некоторые социальные недовольства армян.Но весной 1909 года демонстрации армян за автономию переросли в насилие. Османские солдаты, нерегулярные войска и мирные жители убили 20 000 армян в городе Адана и его окрестностях; до 2000 мусульман были убиты армянами во время боев.

    Между 1909 и 1913 годами активисты CUP все больше склонялись к резкому, националистическому видению Империи. Они представляли себе будущее государство, которое не будет многоэтническим и «османским», а будет культурно и однородно турецким.Густые поселения армян в восточной Анатолии представляли демографическое препятствие для этих амбиций. После нескольких лет политических потрясений лидеры CUP захватили диктаторскую власть в результате переворота 23 января 1913 года.

    Первая мировая война

    Массовые зверства и геноцид часто совершаются в контексте войны. Уничтожение армян было тесно связано с событиями Первой мировой войны на Ближнем Востоке и российском Кавказе. Османская империя формально вступила в войну в ноябре 1914 года на стороне центральных держав (Германии и Австро-Венгрии), которые воевали против держав Антанты (Великобритании, Франции, России и Сербии).

    В ожидании угрозы высадки союзников на стратегически важном полуострове Галлиполи, власти Османской империи 24 апреля 1915 года арестовали 240 армянских лидеров в Константинополе и депортировали их на восток. Сегодня армяне отмечают эту облаву как начало геноцида. Османы утверждали, что армянские революционеры установили контакт с противником и готовились облегчить высадку франко-британских войск. Когда державы Антанты и тогда нейтральные Соединенные Штаты оспаривали эту депортацию, они объясняли депортацию мерой предосторожности.

    Начиная с мая 1915 года правительство расширило депортации — независимо от расстояния от зон боевых действий — марши мирных жителей в лагеря для удержания в пустынных районах на юге [сегодня: северная и восточная Сирия, северная Саудовская Аравия и Ирак]. Многие из этих конвоев исходили из шести провинций восточной Анатолии с преимущественно армянским населением — Трабзон, Эрзурум, Битлис, Ван, Диярбакыр, Мамуретюль Азиз и район Марас — и, в конечном итоге, практически из всех областей Империи.

    Благодаря военному союзу Османской империи с Германией, многие немецкие военные, дипломаты и гуманитарные работники воочию были свидетелями зверств, совершенных против армян.Их реакция варьировалась от ужаса и формальных протестов до, в некоторых случаях, молчаливой поддержки османов. Это поколение немцев унесет память об этих жестоких событиях с собой в 1930-40-е годы, окрашивая их взгляды на действия против евреев при нацистах.

    Резня и депортация

    По приказу центрального правительства в Константинополе региональные власти проводили массовые расстрелы и депортации при содействии местных жителей. Османские военные и органы безопасности и их сотрудники убили большинство армянских мужчин боеспособного возраста, а также тысячи женщин и детей.

    Во время маршей через пустыню колонны выживших пожилых мужчин, женщин и детей подвергались произвольным нападениям со стороны местных властей, кочевых банд, преступных группировок и гражданского населения. Это насилие включало грабеж (например, раздевание жертв догола, чтобы забрать их одежду и проведение обыска полостей тела в поисках ценностей), изнасилование, похищение молодых женщин и девочек, вымогательство, пытки и убийства.

    Сотни тысяч армян погибли, не дойдя до назначенных лагерей.Многие были убиты или похищены, другие покончили жизнь самоубийством, и огромное количество людей умерло от голода, обезвоживания, заражения или болезней в пути. В то время как некоторые мирные жители пытались помочь депортированным армянам, многие убивали или мучили людей в колоннах.

    Централизованные заказы

    Хотя термин геноцид не был введен до 1944 года, большинство ученых согласны с тем, что массовое убийство армян подходит под это определение. Правительство КЕП систематически использовало чрезвычайное военное положение для проведения долгосрочной демографической политики, направленной на усиление мусульманских турецких элементов в Анатолии за счет христианского населения (в первую очередь армян, но также и христиан-ассирийцев).Османские, армянские, американские, британские, французские, немецкие и австрийские документы того времени показывают, что руководство CUP намеренно нацеливалось на армянское население Анатолии.

    CUP издал инструкции из Константинополя и обеспечил исполнение через агентов своей специальной организации и местных администраций. Центральное правительство также требовало тщательного мониторинга и сбора данных о количестве депортированных армян, количестве и типе жилья, которое они оставили, а также количестве депортированных, достигших лагерей временного содержания.

    Инициатива и координация исходили от высших уровней правящего круга CUP. В центре операции были: Талат Паша (министр внутренних дел), Исмаил Энвер Паша (военный министр), Бахеддин Сакир (полевой директор Специальной организации) и Мехмед Назим (руководитель демографического планирования).

    Постановления правительства ограничивали численность армянского населения до не более 10 процентов в определенных районах (в некоторых районах не более двух процентов), необходимые поселения были ограничены до 50 семей и оговаривали, что они должны быть расположены далеко как от железнодорожной линии Багдада, так и от каждой из них. Другой.Чтобы удовлетворить эти требования, местные власти продолжали перемещать депортированных без соответствующей одежды, еды и воды взад и вперед по пустыне под смертоносным солнцем днем ​​и на морозе ночью. Депортированные регулярно подвергались нападениям со стороны кочевников и собственной охраны. Следовательно, человеческие и природные силы опустошали депортированных армян до тех пор, пока они не достигли установленного более низкого уровня населения.

    Мотивации

    Османский режим стремился укрепить свои позиции во время войны и профинансировать «тюркизацию» Анатолии путем конфискации имущества убитых или депортированных армян.Это перераспределение собственности также побудило большое количество простых людей присоединиться к нападению на своих соседей. Многие в Империи считали, что армяне богаты; на самом деле большая часть армян была бедной.

    В некоторых случаях османские власти соглашались принять ислам в обмен на право жить или оставаться в местах проживания. Несмотря на то, что османы несут ответственность за гибель многих тысяч армянских детей, они часто стремились обратить и ассимилировать детей в мусульманское, особенно в турецкое, общество.Османские власти обычно воздерживались от массовых депортаций в Стамбул и Измир, чтобы скрыть свои преступления от иностранцев и извлечь выгоду из экономической ценности городских армян для модернизации Империи.

    Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

    .

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *