Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Факторы формирования формы рельефа кавказа – Формирование рельефа Кавказа

Формирование рельефа Кавказа


 

 

Кавказ образовался на месте геосинклинального прогиба Тетиса (простирание с ЗСЗ на ВЮВ) между Русской платформой на севере и Аравийской платформой на юге. Прогибания сменялись поднятиями, связанными с докембрпйской, каледонской, герцинской и киммерийской складчатостями. В палеозое и мезозое преобладало погружение и накопление осадочных толщ.

На Кавказе проявились докембрийские и каледонская складчатости. С каледонскими движениями связаны интрузии, сыгравшие немалую роль в образовании руд металлов. К каледонскому этапу развития Большого Кавказа относится грандиозная батолитовая интрузия «гранитов Главного хребта». Проявилась на Кавказе и герцинская складчатость, тоже сопровождавшаяся внедрением интрузий. Движения происходили на рубеже нижнего и среднего карбона. Доюрский этап развития Кавказа завершили тектонические движения в триасе. В результате их к концу триаса произошло общее поднятие и осушение страны. Ha грани триаса и юры морские бассейны сохранились только в тех местах, где потом развивались наиболее глубоко прогибавшиеся части геосинклиналей.

Прогибание в средней юре сменилось поднятиями со складчатостью, разрывами и эффузиями и интрузиями. Подводные вулканические извержения образовали туфы (Армения). В конце юры морской режим сменился лагунным. Меловой период ознаменовался погружением и трансгрессией. В палеогене нее начались поднятия в зонах Большого и Малого Кавказа, которые приобретали свойства антиклиналей. Одновременно происходило прогибанне Предкавказья, Куринской и Колхидской депрессий. В Закавказье — подводные излияния лав. Т.о., первая стадия развития затянулась от докембрия до неогена вследствие остановок погружения из-за многократных складчатостей.

Доюрские этапы развития Кавказа можно считать как бы доисторическими, так как как лишь с юрского периода начинается формирование тектонических структур современного Кавказа. До этого развивались совершенно другие структурные элементы, которые в настоящее время составляют доюрское складчатое основание, лишь местами выступающее на поверхность.

Уже в средней юре Главная Кавказская геосинклиналь расщепилась на две интрагеосинклинали — Северокавказскую и Южного склона. Нарастающие поднятия вызвали регрессию моря. В Западном Закавказье и в районе нынешнего верховья Кубани в континентальных условиях образовались угленосные осадки. На обширных пространствах Закавказья в средней юре, особенно в байосе, происходило излияние средних и основных лав. Излияния были подводными и сопровождались накоплением туфов, образованием туфогенных, или вулканогенных, осадочных пород (с большой ролью в составе осадков продуктов подводных вулканических извержений). Излившиеся и осадочные туфогенные породы средней юры имеют большое значение в строении рельефа Малого Кавказа и южного склона западной половины Б. Кавказа.

На рубеже средней и верхней юры почти повсеместно проявились поднятия, местами, особенно в осевой зоне Б. Кавказа, складчатость и интрузии магмы. Вслед за этим началась верхнеюрская трансгрессия. Сначала моря были мелководны. Постепенно геосинклинальные бассейна расширялись. В морских осадках уменьшилось количество терригенного материала, увеличивалась их карбонатность. Образовались органогенные известняки, играющие громадную роль в строении передовых хребтов Б. Кавказа.

В конце юры произошли поднятия, приведшие к значительной регрессии морей и к смене морского режима лагунным. На обширном пространстве в области Б. Кавказа карбонатные морские осадки верхней юры в верхней части разреза (титонский ярус) сменяются лагунными гипсоносными осадками, известняковыми брекчиями и т. п. Верхнеюрские поднятия сопровождались складчатостью в поднимавшихся участках внутри геосинклинальных зон.

В первую половину мелового периода снова наступило погружение, а на грани нижнего и верхнего мела возобновились поднятия, и это отразилось в смене известняков мергелистыми и песчано-глинистыми осадками. К началу сеноманского века относятся древнейшие остатки растительности на юге Закавказья, где существовал континентальный массив с характерными для мелового периода хвойными (секвойя и др.) и лиственными (платаны, тополи, эвкалипт, мирт и многие другие) деревьями.

Почти все пространство Кавказа захватила верхнемеловая трансгрессия, с которой связано образование слоистых известняков. Оставались только отдельные цепи островов, вытянутые с запада-северо-запада на восток-юго-восток вдоль осей наибольших поднятий. Датский век ознаменовался поднятиями и регрессиями.

В мелу, как и в юре, наряду с поднятиями происходили складкообразовательные движения. По мнению В. В. Белоусова (1939, 1938-1940), юрская и меловая складчатости были приурочены к окраинам участков поднятий (промежуточных геоантиклиналей) внутри геосинклинальных зон.

Каледонские и герцинские движения вызывали поднятие со складкообразованием и внедрением магм. В пермотриасовое — спокойное время с заполнением прогибов. В юре — движения нисходящие, трансгрессия моря (нижняя юра — лейасовая трансгрессия). Кавказская геосинклиналь расчленилась на Большой и Малый Кавказ.

В неогене складчатые движения становятся господствующими. Большой и Малый Кавказа были высоко подняты.  Предкавказский, Куринский, Колхидский и Араксинский прогибы были захвачены поднятиями позже. По западной и восточной окраинам страны определилась компенсация — погружались впадины Черного и Каспийского морей.  Т.о., альпийские движения переработали тектонические структуры; были созданы современные структуры и крупные формы рельефа. К концу неогена горы переработаны в денудационные поверхности. Омоложение происходило уже в новейшее время.

В плиоцен-четвертичное время возродились тектонические движения: антиклинальные структуры поднимались, предгорные и межгорные впадины погружались — сводово-глыбовые движения; куэстовые ступени; вулканизм. Тектогенез ослабел в голоцене. В современную эпоху они значительны: положительные движения приурочены к антиклиналям, прогибы характеризуются отрицательными движениями.

Допускают наличие 3-4 оледенений. Повсеместные землетрясения на Кавказе в зонах разломов земной коры, вызываемых противоположными движениями в соседних участках — свидетельства незаконченности процесса.

В результате мощных поднятий в середине и конце неогена в области Б. Кавказа сформировался горный, а в осевой части Б. Кавказа высокогорный рельеф; По данным геоморфолога Н. В. Думитрашко, основные этапы поднятий приходились на мэотис — понт и верхний апшерон.

Поднятие гор, Б. Кавказа сопровождалось оледенением. Возможно, что развитию оледенения способствовало не только тектоническое поднятие, но и наличие в районе нынешнего Казбека огромных, достигавших большой высоты вулканических конусов, на что обратил внимание А. Е. Криволуцкий. О том, что в конце неогена было оледенение, свидетельствуют огромные глыбы и валуны, рассеянные на предгорной Осетинской равнине и содержащиеся в составе брекчий конгломератовой свиты верхнего плиоцена, которая наряду с другими породами слагает Терский и Сунженский хребты. Косвенным указанием на оледенение можно считать резкое изменение в составе неогеновой флоры Кавказа — исчезновение многих теплолюбивых форм к концу неогена.

В связи с развивавшимися поднятиями, захватившими не только горные области, но также предгорные и межгорные пространства, в осушавшихся от морских вод участках закладывалась гидрографическая сеть. В Восточном Закавказье такими участками были продольные понижения западо-северо-западного—восточно-юго-восточного простирания между осями антиклинориев. В перестройке речных систем большую роль играли тектонические движения.

На Северном Кавказе, по данным геоморфолога И. Н. Сафронова, первоначально развились меридиональные консеквентные водные потоки, т. е. соответствующие общему наклону поверхности. К ним направлялись притоки в продольных долинах, разработка которых привела к возникновению куэстового рельефа. По данным наших исследований, этот рельеф существовал уже в верхнем плиоцене.

Неогеновые поднятия привели к смыканию суши Б. Кавказа с сушей Закавказья и более южных стран. Морской пролив между ними исчез в верхнемиоценовое время. Теперь сюда могла прийти фауна Передней Азий. С северной стороны Кавказ еще отделялся морем от Восточной Европы Однако, животные, водившиеся в широколиственных лесах Европы, а также некоторые горные и степные европейские формы проникали кружным путем — через Малую Азию (в области проливов Босфор и Дарданеллы тогда был «мост суши»). Кружным путем с юга пришли и среднеазиатские виды животных.

Смыкание Кавказа с Передней Азией способствовало проникновению ксерофильных растений из древнего иранского флористического центра. В дальнейшем продолжалось распространение ксерофильной растительности из переднеазиатского и центральноазиатского центров. В огромных озерах и болотах, образовавшихся при отступании морей, развивалась болотная и водная растительность.

В послесарматское время флора Кавказа приобретала все более бореальный характер — северные формы вытесняли тропические и субтропические вечнозеленые растения. Уже в понтический век мезофильная флора была представлена преимущественно листопадными деревьями. К концу неогена представители полтавской флоры почти совсем исчезли из состава лесов Кавказа. Вечнозеленые древесные породы заменились листопадными, что говорит о наступившем похолодании. В основном все виды листопадных по преимуществу широколиственных деревьев того времени тождественны с существующими ныне, однако распространение их было несколько иное.

В конце неогена также продолжалось изменение и усложнение состава флоры Кавказа вследствие миграций растений из окружающих стран и областей. Особенно большое значение имело проникновение с запада многочисленных средиземноморских видов, обогативших растительность равнин и нижних ландшафтных поясов на горных склонах. На территории Кавказа сформировались свои центры видообразования. Таким образом, флора Кавказа вступила в четвертичный период в чрезвычайно сложном и пестром составе, но, по выражению А. А. Гроссгейма, «уже почти лишенном тропического полтавского ядра».

Формирование складчатости

Дифференцированные движения в осевой зоне Б. Кавказа представляли собой в значительной части подвижки по линиям разрывов. По окраинам области Б. Кавказа и в примыкающих частях Предкавказья и Куринской впадины в нижнечетвертичное время продолжались складкообразовательные движения.

Ярким примером молодой четвертичной складчатости служит антиклинальная уваловидная возвышенность, выросшая в дельте р. Гирдыманчай (близ Шемахи) и начавшая подниматься в тот момент, когда река впадала в залив Бакинского моря. В процессе поднятия возвышенность прорезали поперечные антецедентные долины, образованные рукавами дельты. В результате получилась оригинальная форма рельефа, напоминающая разрезанный ножом хлебный батон. Эта расчлененная семью поперечными долинами гряда сложена нижнечетвертичными осадками (верхов бакинского яруса и более молодыми), в южном крыле складки они образуют наклон под углом 45°.

Поднятие Закавказского нагорья сопровождалось относительным прогибанием отдельных участков и зон. Здесь выделяются две зоны максимальных вздыманий: одна — соответствующая краевым цепям, т. е. системе складчатых хребтов Малого Кавказа, и другая — высоко приподнятым массивам Джавахетско-Армянской провинции (Арагац — Гегамский хребет — южная часть Зангезурского хребта с вершиной Капыджик). Зоне наиболее крупного тектонического прогибания, происходившего на фоне общего поднятия нагорья, соответствует Среднеараксинская котловина.

В период с XIV по середину XIX в. возникли отсутствовавшие до этого каровые и небольшие долинные ледники, сейчас уже опять исчезнувшие. До значительного насту-пания ледников с максимумом в 1850 г. в средние века произошло быстрое увеличение снежности. Снегом и льдом покрылись легко проходимые прежде перевалы. Были заброшены некоторые дороги, покинуты селения и даже города, оказавшиеся вследствие увеличения снежности в лавиноопасных местах.

Во второй половине прошлого столетия началось сокращение оледенения. C 1850 по 1959 г. размеры оледенения уменьшились (по площади) на 200 кв. км, т. е. на 10% от площади оледенения в 1850 г. Одновременно на 20—100 м уменьшилась толщина ледникового покрова. Сейчас ледники Кавказа продолжают отступать.



biofile.ru

Северный Кавказ Рельеф Северного Кавказа Рельеф разнообразный

Северный Кавказ

Рельеф Северного Кавказа Рельеф разнообразный, на севере – равнинный, на юге – горный. Кавказ – молодые, складчатые, высокие горы. Горообразование продолжается и сейчас.

Климат Северного Кавказа Климат благоприятен для жизни людей и для сельского хозяйства. Здесь длинное и очень теплое лето. Осадков выпадает больше на западе района, на востоке – 300400 мм и увлажнение недостаточное. На Черноморском побережье климат субтропический.

Почвы равнинной части плодородные – черноземы, дают высокие урожаи пшеницы, кукурузы, подсолнечника, овощей.

Природные зоны Степи на западе к востоку переходят в сухие степи и в полупустыни. В горах – высотная поясность. До высоты 2000 метров склоны покрыты лесами.

Природные ресурсы Минеральные: каменный уголь Донбасса, добывает газ и нефть, в горах – вольфрамовые, молибденовые, цинковые, свинцовые руды. Водными ресурсами район небогат. Почвенные ресурсы представлены черноземами. Агроклиматические ресурсы позволяют выращивать теплолюбивые культуры Имеет богатые рекреационные ресурсы: Черноморское побережье, Приэльбрусье, Кавказские минеральные воды.

Города Кавказа Сочи Ростов-на-Дону Краснодар Нальчик Ставрополь

Хозяйство Северного Кавказа Северный Кавказ выделяется высокоразвитым и многоотраслевым сельским хозяйством, из отраслей промышленности – машиностроением, топливной и пищевой промышленностью.

Промышленность Сельскохозяйственное машиностроение: производство зерновых комбайнов (Ростов-на-Дону, Таганрог), производство минеральных удобрений (Невинномысск) Пищевая промышленность: производство муки, круп, мяса, вина Топливная промышленность представлена добычей угля (восточная часть Донбасса), добычей нефти и газа — в районах Грозного, Махачкалы, в Ставропольском крае. На реках построены ГЭС, имеются ТЭС. Однако энергии на Северном Кавказе не хватает.

Сельское хозяйство представлено основными культурами: озимая пшеница – Предкавказье, кукуруза – предгорные и горные районы, рис – в низовьях Кубани. Выращивают подсолнечник, сахарную свеклу, виноград, чай, цитрусовые.

Животноводство – основное занятие в горах. Оно представлено разведением коз и овец. На равнинах Ростовской области, Ставропольского края, Дагестана разводят тонкорунных овец и крупный рогатый скот

Народные промыслы КУБАЧИ, Центр народного искусства, художественной обработки металла: ювелирные изделия, шашки, кинжалы, бытовые предметы, покрытые сложным и тонким растительным орнаментом (чернь, золотая и серебряная насечка и пр. ). УНЦУКУЛЬ, село в Дагестане. Производство художественных деревянных изделий с насечкой из серебра или мельхиора

present5.com

Рельеф Кавказа


 

 

Выделяют несколько тектонических зон, отличающихся характером горных пород и нарушением их залегания:

I. Предкавказье (Ставропольское поднятие — часть Скифской платформы) со слабохолмистым и равнинным рельефом. От низовий Кубани к низовьям Терека проходит граница между Предкавказьем и Большим Кавказом. Это прогиб синклинальной структуры, западной части он получил название Индоло-Кубанского, в восточной — Терско-Каспийского.

II. Большой Кавказ — мегантиклинорий. В строении чередуютсся антиклинории (хребты) и синклинории (межгорные долины). Выделяют осевой пояс (Главный и Боковой хребты), пояс северного склона (куэсты), пояс южного склона (отроги Главного хребта).

III. Закавказская пологоскладчатая зона охватывает Рионскую и Куринскую впадины — полого-складчатые структуры с куполами. Слабо всхолмленный рельеф.

IV. Антиклинорий Малого Кавказа — горные складчатые сооружения, окаймляющие с С и СВ Армянское нагорье.

V. Армянская складчатая зона — антиклинальные и синклинальные структуры субширотного простирания.

В пределах Предкавказья выделяется Кубано-Приазовская низменность, горы Минераловодской группы (до 1400 м.), — в центре, и Терско-Кумская низменность на востоке.

Предкавказье занимает обширную территорию, в основе которой лежит Скифская плита. Поверхность фундамента плиты имеет достаточно сложное строение. Вдоль ее северной границы расположен Манычский прогиб (до 6 км), протянувшийся почти на 700 км от Азовского моря до Каспийского. В рельефе ему соответствует Кумо-Манычская впадина. Центральную часть Предкавказья занимает Ставропольская возвышенность, достигающая на юго-западе наибольших высот (гора Стрижамент — 831 м). Возвышенность четкими уступами обрывается к юго-западу (у Армавира ее высота достигает 326 м) и югу. Склоны ее, обращенные на северо-запад, север и северо-восток, пологие. В основе возвышенности лежит Ставропольский свод, в пределах которого глубина залегания фундамента колеблется от 0,5 до 2,5 км. В центральной части свода нижние горизонты осадочного чехла (Т-К) отсутствуют, а отложения апта, альба и верхнего мела имеют небольшие мощности.

К западу от Ставропольской возвышенности расположена Кубано-Приазовская низменность, в основе которой находится Азово-Кубанская депрессия с глубиной залегания фундамента до 3 км. Восточная часть Предкавказья занята Терско-Кумской низменностью, приуроченной к одноименной депрессии, в пределах которой фундамент лежит на глубине 6 км и более. Терско-Кумская низменность является юго-западной окраиной Прикаспийской низменности.

Верхний ярус отложений низменных равнин Предкавказья представлен лессовидными суглинками, неогеновыми и палеогеновыми песчано-глинистыми, иногда карбонатными континентальными и морскими отложениями.

Южнее Ставропольской возвышенности находится своеобразная Минераловодческая группа островных гор — лакколитов (г. Бештау — 1401 м). К западу от нее вдоль подножия гор протягивается Кубанский краевой прогиб, представленный Прикубанской наклонной равниной, а к востоку — Терско-Каспийский прогиб, северная часть которого уходит под Терско-Кумскую низменность, а южный склон осложнен антиклинальными складками Терского (до 664 м) и Сунженского (до 926 м) хребтов. С юга к ним примыкают наклонные равнины (Кабардинская, Осетинская, Чеченская), полого опускающиеся от подножия Большого Кавказа к северу и северо-востоку. Осадочный чехол в краевых прогибах достигает мощности 10-12 км. Верхняя часть чехла представлена мощными толщами флювиогляциальных и аллювиальных валунно-галечных отложений, перекрытых лессовидными суглинками.

Минераловодческие (Пятигорские) островные горы, Терский и Сунженский хребты занимают промежуточное положение между Большим Кавказом и Предкавказьем (см. рис. 1). И генетически (антиклинальные складки и внедрения лакколитов связаны с тектоническими движениями и вулканизмом Большого Кавказа), и морфологически (довольно высокие горные массивы и складчатые хребты) они близки к горным районам, но приурочены к краевому прогибу, поэтому и отнесены к Предкавказью.

Наиболее характерная орографическая область — Большой Кавказ, мощная складчатая система (4-5 тыс. м), которая делится на осевую часть, Водораздельный, Боковой хребет, Северный и Южный склоны. К югу протягивается полоса межгорных низменностей — Колхидская и Куро-Араксинская, разделенные низким Сурамским хребтом. Далее на юг протягивается область Закавказского нагорья, с севера и северо-востока обрамленная цепями хребтов Малого Кавказа. На юго-востоке Закавказья протягиваются Талышские горы с примыкающей к ним Ленкоранской низменностью. Внутренние области Закавказского нагорья называют Джавахетско-Армянским нагорьем, представляющим часть обширных нагорий Передней Азии.

Рис. 1. Орогидрографическая схема Кавказа (нажмите для увеличения)

Положение Кавказа между весьма контрастными по природе регионами, влияние каждого из которых прослеживается прежде всего на прилегающих территориях, увеличивает разнообразие его природы. В западной и центральной частях Предкавказья и на северном склоне Большого Кавказа прослеживается влияние южнорусских степей. Природа среднеазиатских пустынь наложила свой отпечаток на восточную часть Предкавказья (через Прикаспийскую низменность). На природу Черноморского побережья Кавказа и юго-западных склонов гор влияет субтропическое восточное Средиземноморье. Области влияния соседних территорий достаточно четко разграничены орографическими рубежами Большого Кавказа и поперечного поднятия: Ставропольская возвышенность — Центральный Кавказ — Лихский хребет, которые являются климаторазделами.

На Кавказе очень ярко выявляется зависимость гидроклиматических и биогенных компонентов от рельефа, отчетливо прослеживается влияние геологического строения на другие компоненты природы: сток, почвы, растительность. Для гор Кавказа характерна высотная поясность, весьма существенно изменяющаяся от западных окраин к восточным. На примере Кавказа прекрасно прослеживаются основные особенности природы и закономерности их изменения, присущие горным странам.

Рельефные формы ориентированы в пространстве так же, как и тектонические элементы — с ЗСЗ на ВЮВ. Новейшие и современные движения, экзогенные процессы (физического выветривания) переработали первичный рельеф, усложнив вторичными формами — призмы, зубчатые гребни, матрацеобразные формы. В западной части при обилии атмосферных осадков господствует химическое выветривание, формируются карсты. В высокогорье, вследствие четвертичного и современного оледенения — ледниковые формы. Четвертичный магматизм на Большом Кавказе и Армянском нагорье оставил конусы — Эльбрус и Казбек. Местами наблюдается ступенчатость рельефа на участках, сложенных перемежающимися рыхлыми и твердыми породами. Выражены морские террасы, обусловленные колебаниями уровня морей. Реки (эрозия) перепилили антиклинали, образовав долины прорыва (северного склона Большого Кавказа), хребты расчленены на отдельные звенья.

Рельеф Кавказских Минеральных Вод

По характеру рельефа район Кавказских Минеральных Вод делится на две части: северо-восточную, где на фоне равнины возвышаются горы-лакколиты, и юго-западную с характерными чертами горного ландшафта. В юго-западной части лежит однообразный по рельефу Скалистый хребет, от которого полого спускается к Кисловодску Бермамытское плато с плоскими вершинами гор Большой (2643 м) и Малый (2592 м) Бермамыт. С этих вершин открывается величественная панорама на Главный Кавказский хребет с самой высокой вершиной Европы — горой Эльбрус (5642 м).

Эльбрус был хорошо известен многочисленным древним народам Кавказа. И у каждой народности он получил свое имя, отражающее те или иные особенности этого вулкана. В современном слове «Эльбрус», видимо, слились его грузинское название «Ялбуз», что означает «Грива снега», и осетинское «Алборс», то есть «Высокая гора».

Другие народы дали ему имена «Царь горных духов», «Гора дня», черкесы называют его «Приносящей счастье горой». У первых русских поселенцев на Ставрополье он был известен под именем «Шат-гора». Примерно 40 тысяч лет назад Эльбрус был активно действующим вулканом. С той поры он спокоен, но ученые доказали, что в глубоких недрах этой горы таятся грозные вулканические силы, которые могут быть использованы человеком.

Посреди степной зоны Кавказских Минеральных Вод высятся 17 исключительно своеобразных гор-лакколитов (неполучившихся вулканов): Бештау (1399,8 м), Джуца (1198 м), Змейка (994 м), Машук (993 м), Юца (972 м), Развалка (930 м), Золотой Курган (884 м), Верблюд (885 м), Острая (881 м), Железная (859,4 м), Шелудивая (875 м), Лысая (740 м), Медовая (721 м), Кокуртлы (406 м), Бык (821 м), Кабанка (Тупая) (772 м), Кинжал (506 м). Гора Кинжал фактически уничтожена, так как до основания разработана для строительного камня. Древние вулканические процессы создали эти горы. Сила рвущейся из недр Земли магмы оказалась недостаточной, чтобы выйти наружу, и магма, магматические газы и пары лишь приподняли некоторые участки земной поверхности, образовав куполообразные вершины. Там, где магма нашла выход, она застыла в виде обнаженных скал. Небольшая высота этих гор, наличие пологих склонов, богатая растительность делают их доступными и привлекательными для организации ближнего туризма.



biofile.ru

Зависимость рельефа от внешних геологических процессов

До сих пор мы рассматривали внутренние рельефообразующие факторы, такие как движения земной коры, складкообразование и др. Эти процессы обусловлены действием внутренней энергии Земли. В результате создаются крупные формы рельефа, такие как горы и равнины. На уроке вы узнаете, как формировался и продолжает формироваться рельеф под воздействием внешних геологических процессов.

Было бы неверным считать, что рельеф нашей планеты сформировался в те древние геологические эпохи под воздействием внутренних (эндогенных) сил. Даже в таких стабильных формах земной поверхности, как платформы, происходят изменения под воздействием внешних факторов. Все рельефообразующие процессы можно разделить на две большие группы: внутренние (эндогенные) и внешние (экзогенные).

К основным экзогенным процессам, изменяющим рельеф нашей страны, можно отнести выветривание, оледенение, деятельность текучих вод и ветровые процессы (см. рис. 1).

Рис. 1. Внешние рельефообразующие факторы

Выветривание – это процесс разрушения и изменения горных пород под влиянием механического и химического воздействия атмосферы, грунтовых и поверхностных вод и организмов.

Горные породы разрушаются при перепадах температур вследствие того, что минералы, из которых они состоят, имеют различные коэффициенты теплового расширения. Со временем в некогда монолитной породе появляется трещины. В них проникает вода, которая при отрицательных температурах замерзает и, превращаясь в лёд, буквально «разрывает» горные породы. Происходит их разрушение, а вместе с этим «сглаживание» форм рельефа. Такие процессы называются физическим выветриванием. Наиболее интенсивно они протекают в горах, где на поверхность выходят твердые монолитные породы. Скорость процессов физического выветривания (около 1 мм в год), казалось бы, очень не велика. Однако за миллионы лет горы снизятся уже на 1 километр. Таким образом, для полного разрушения высочайших гор Земли Гималаев потребовалось бы 10 млн лет. По геологическим меркам это весьма непродолжительный временной промежуток (см. рис. 2).

Рис. 2. Физическое выветривание (Источник)

Над разрушением горных пород трудятся и другие силы – химические. Просачиваясь по трещинам, вода постепенно растворяет горные породы (см. рис. 3).

Рис. 3. Растворение горных пород

Растворяющая способность воды увеличивается при содержании в ней различных газов. Некоторые породы (гранит, песчаник) водой не растворяются, другие (известняк, гипс) растворяются весьма интенсивно. Если вода проникает вдоль трещин в слои растворимых горных пород, то эти трещины расширяются. В тех местах, где водорастворимые породы находятся близко к поверхности, на ней наблюдаются многочисленные провалы, воронки и котловины. Это карстовые формы рельефа (см. рис. 4).

Рис. 4. Карстовые формы рельефа

Карст – это процесс растворения горных пород.

Карстовые формы рельефа развиты на Восточно-Европейской равнине, Предуралье, Урале и Кавказе.

Горные породы могут разрушаться и в результате жизнедеятельности живых организмов (растения камнеломки и др.). Это биологическое выветривание.

Одновременно с процессами разрушения идет перенос продуктов разрушения в пониженные участки, таким образом, рельеф сглаживается.

Рассмотрим, как четвертичное оледенение сформировало современный рельеф нашей страны. Ледники сохранились на сегодняшний день только лишь на арктических островах и на высочайших вершинах России (см. рис. 5).

Рис. 5. Ледники в горах Кавказа (Источник)

Спускаясь по крутым склонам, ледники формируют особый, ледниковый рельеф. Такой рельеф распространен в России и там, где нет современных ледников, – в северных частях Восточно-Европейской и Западно-Сибирской равнин. Это результат древнего оледенения, возникшего в четвертичную эпоху из-за похолодания климата (см. рис. 6).

Рис. 6. Территория древних ледников

Крупнейшими центрами оледенения в то время были Скандинавские горы, Полярный Урал, острова Новая Земля, горы полуострова Таймыр. Толщина льда на Скандинавском и Кольском полуостровах достигала 3-х километров.

Оледенение возникало не один раз. Оно надвигалось на территорию наших равнин несколькими волнами. Ученые считают, что было, примерно 3–4 оледенения, которые сменялись межледниковыми эпохами. Последний ледниковый период закончился примерно 10 тысяч лет назад. Наиболее значительным было оледенение на Восточно-Европейской равнине, где южный край ледника достиг 48º–50º с. ш.

К югу количество осадков уменьшалось, поэтому в Западной Сибири оледенение достигло всего лишь 60º с. ш., а восточнее Енисея из за небольшого количества снега было ещё меньше.

В центрах оледенения, откуда двигались древние ледники, широко распространены следы деятельности в виде особых форм рельефа – Бараньих лбов. Это выступы горных пород с царапинами и шрамами на поверхности (склоны, обращенные навстречу движения ледника, пологие, а противоположные – крутые) (см. рис. 7).

Рис. 7. Бараний лоб

Под действием собственного веса ледники распространялись далеко от центра своего формирования. По пути своего следования они сглаживали рельеф. Характерный ледниковый рельеф наблюдается в России на территории Кольского полуострова, Тиманского кряжа, республики Карелия. Движущийся ледник соскабливал с поверхности мягкие рыхлые породы и даже крупные, твердые обломки. Вмерзшие в лед глина и твёрдые породы образовывали морену (отложения из обломков горных пород, образованные ледниками при их движении и таянии). Эти породы откладывались в более южных районах, где ледник таял. В результате образовались моренные холмы и даже целые моренные равнины – Валдайская, Смоленско-Московская.

Рис. 8. Образование морены

Когда климат в течение длительного времени не менялся, ледник останавливался на месте и вдоль его края накапливались единичные морены. В рельефе они представлены изогнутыми рядами длиной в десятки или иногда даже и в сотни километров, например Северные Увалы на Восточно-Европейской равнине (см. рис. 8).

При таянии ледников образовывались потоки талых вод, которые перемывали морену, поэтому в областях распространения ледниковых холмов и гряд, и особенно вдоль края ледника накапливались водно-ледниковые наносы. Песчаные плоские равнины, возникшие по окраинам тающего ледника, называются – зандровыми (от нем. «зандр» – песок). Примерами зандровых равнин являются Мещерская низменность, Верхневолжская, Вятско-Камская низина (см. рис. 9).

Рис. 9. Образование зандровых равнин

Среди равнинно-низменных холмов широко распространены водно-ледниковые формы рельефа, озы( от шведск. «оз» – гряда). Это узкие гряды, высотой до 30 метров и протяженностью до нескольких десятков километров, по форме напоминающие железнодорожные насыпи. Они сформировались в результате оседания на поверхности рыхлых наносов, образованных протекавшими по поверхности ледников реками (см. рис. 10).

Рис. 10. Образование озов

Вся вода, протекающая по суше, под действием силы тяжести также формирует рельеф. Постоянные водотоки – реки – образуют речные долины. С временными водотоками, образующимися после проливных дождей, связано образование оврагов (см. рис. 11).

Рис. 11. Овраг

Зарастая, овраг превращается в балку. Наиболее развитую балочно-овражную сеть имеют склоны возвышенностей (Среднерусской, Приволжской и др.). Хорошо разработанные речные долины характерны для рек, протекающих вне границ последних оледенений. Текучие воды не только разрушают горные породы, но и накапливают речные наносы – гальку, гравий, песок и ил (см. рис. 12).

Рис. 12. Накопление речных наносов

Из них состоят речные поймы, протягивающиеся полосами вдоль русел рек (см. рис. 13).

Рис. 13. Строение речной долины

Иногда широта пойм колеблется от 1,5 до 60 км (например, у Волги) и зависит от размеров рек (см. рис. 14).

Рис. 14. Ширина Волги на различных участках

Вдоль речных долин располагаются традиционные места поселения людей и формируется особый вид хозяйственной деятельности – животноводство на пойменных лугах.

На низменностях, испытывающих медленные тектонические опускания, происходят обширные разливы рек и блуждания их русел. В результате формируются равнины, построенные речными наносами. Наиболее распространен такой рельеф на юге Западной Сибири (см. рис. 15).

Рис. 15. Западная Сибирь

Различают два вида эрозии – боковую и донную. Глубинная эрозия направлена на врезание потоков в глубину и преобладает у горных рек и рек плоскогорий, именно поэтому здесь образуются глубокие речные долины с крутыми склонами. Боковая эрозия направлена на размытие берегов и характерна для равнинных рек. Говоря о воздействии воды на рельеф, можно рассмотреть и воздействие моря. При наступлении морей на затопленную сушу, горизонтальными слоями накапливаются осадочные горные породы. Поверхность равнин, с которых море отступило давно, сильно изменена текучими водами, ветром, ледниками (см. рис. 16).

Рис. 16. Отступание моря

Равнины, относительно недавно покинутые морем, имеют относительно плоский рельеф. В России это Прикаспийская низменность, а также многие равнинные участки вдоль берегов Северного Ледовитого океана, часть низменных равнин Предкавказья.

Деятельность ветра также создает определённые формы рельефа, которые получили название эоловые. Эоловые формы рельефа образуются на открытых пространствах. В таких условиях ветер переносит большое количество песка и пыли. Зачастую небольшой кустик является достаточной преградой, скорость ветра снижается, и песок падает на землю. Так образуется вначале маленькие, а затем большие песчаные холмы – барханы и дюны. В плане бархан имеет форму полумесяца, причем своей выпуклой стороной он обращён к ветру. С изменением направления ветра меняется и ориентация бархана. Формы рельефа, связанные с ветром, распространены главным образом на Прикаспийской низменности (барханы), на Балтийском побережье (дюны) (см. рис. 17).

Рис. 17. Образование бархана

Много мелких обломков и песка ветер сдувает с оголённых горных вершин. Многие выносимые им песчинки снова ударяются о скалы и способствуют их разрушению. Можно наблюдать причудливые фигуры выветривания – останцы(см. рис. 18).

Рис. 18. Останцы – причудливые формы рельефа

С деятельностью ветра связано формирование особых пород – лёсов. Лёс – это рыхлая, пористая, пылеватая порода (см. рис. 19).

Рис. 19. Лёс

Лесом покрыты большие территории в южных частях Восточно-Европейской и Западно-Сибирской равнин, а также в бассейне реки Лены, где не было древних ледников (см. рис. 20).

Рис. 20. Территории России, покрытые лёсом (показаны желтым цветом)

Считается, что формирование лёса связано с навеванием пыли и сильными ветрами. На лёсе образуются наиболее плодородные почвы, однако он легко размывается водой и в нем появляются самые глубокие овраги.

  1. Формирование рельефа происходит под влиянием как внешних, так и внутренних сил.
  2. Внутренние силы создают крупные формы рельефа, а внешние силы разрушают их, преобразуя в более мелкие.
  3. Под действием внешних сил осуществляется как разрушительная, так и созидательная работа.

 

Список литературы

  1. География России. Природа. Население. 1 ч. 8 класс / В.П. Дронов, И.И. Баринова, В.Я Ром, А.А. Лобжанидзе.
  2. В.Б. Пятунин, Е.А. Таможняя. География России. Природа. Население. 8 класс.
  3. Атлас. География России. Население и хозяйство. – М.: Дрофа, 2012.
  4. В.П.Дронов, Л.Е Савельева. УМК (учебно-методический комплект) «СФЕРЫ». Учебник «Россия: природа, население, хозяйство. 8 класс». Атлас.

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. Влияние внутренних и внешних процессов на формирование рельефа (Источник). 
  2. Внешние силы, изменяющие рельеф. Выветривание. (Источник).
  3. Выветривание (Источник). 
  4. Оледенение на территории России (Источник). 
  5. Физика барханов, или как образуются песчаные волны (Источник). 

 

Домашнее задание

  1. Верно ли утверждение: «Выветривание – это процесс разрушения горных пород под воздействием ветра»?
  2. Под воздействием каких сил (внешних или внутренних) вершины Кавказских гор и Алтая приобрели остроконечную форму?

interneturok.ru

Кавказ

Снежные лавины Большого Кавказа

 

 

Сочетание рельефа и климатических условий Большого Кавказа приводит к широкому распространению снежных лавин. Неоднократно обрушения лавин вызывали катастрофические последствия. Массовый сход лавин в 1846, 1854, 1899 гг., в зимние сезоны 1931/32, 1955/56, 1975/76, 1986/87, 1992/93 гг. приводил к многочисленным жертвам, разрушениям жилых и хозяйственных построек, гибели скота, уничтожению значительных лесных массивов, длительным простоям автомобильных дорог. Так, 18 января 1976 г. сошедшая с левого борта долины р. Баксан около гостиницы Иткол лавина привела к гибели 9 человек. В этот же день лавина с Чегетского массива засыпала двух детей, игравших у своего дома на окраине поселка Терскол. 27 января 1993 в на Транскавказской автомагистрали в засыпанном лавиной автобусе погибло 17 человек. Снегопад, спровоцировавший сход этой лавины стал также причиной обрушения лавины, разрушившей одно из зданий учебно-научной стации Московского Университета на поляне Азау в Приэльбрусье и унесшей жизни 4 человек, и лавин с пика Терскол-Ак и у селения Байдаево, также приведшим к человеческим жертвам.

 

Рельеф Большого Кавказа как фактор лавинообразования.

 

Горные сооружения Большого Кавказа протянулись между Черным и Каспийским морем. В осевой части их длина составляет около 1100 км, ширина доходит до 180 км. В пределах современной границы России расположен почти весь северный склон Большого Кавказа и часть южного его склона до р. Псоу. По простиранию Большой Кавказ делится на 3 части: Западный от побережья Черного моря до истоков реки Кубань, Центральный от Эльбруса до меридионального отрезка долины р.Терек к востоку от г. Казбек и Восточный от Дарьяльского ущелья до побережья Каспийского моря. Главный (Водораздельный) и Боковой хребты с высотами, на значительной площади превышающими 3000 м и достигающими в центральной части свыше 5000 м, обрамлены с севера более низкими Скалистым, Пастбищным, Черным и другими хребтами. В центральной и западной части Большого Кавказа, постепенно понижаясь, окаймляющие хребты простираются в основном параллельно Главному хребту, разделяемые широкими депрессиями. На Восточном Кавказе Боковой хребет значительно превышает Водораздельный. От него и на южном склоне от Главного хребта веерообразно отходят хребты второго порядка.

Рельеф Большого Кавказа благоприятен для развития различных склоновых процессов, включая снежные лавины. Очагами лавин служат цирки, кары, денудационные воронки, широко распространенные в пределах горной территории.

На Большом Кавказе выделяются несколько высотных поясов с характерными для каждого формами рельефа.

Высокогорье и среднегорье с ледниковым рельефом на отметках от 2000 м, с глубиной расчленения рельефа от 400-800 до1000-1500 м и преобладанием крутых склонов. Типичны резко выраженные альпийские формы рельефа с острыми вершинами и зубчатыми гребнями. Среди лавинных очагов наиболее характерны цирки, кары, сложные денудационные воронки со скалистой поверхностью и наклоном более 35о. Этот пояс занимает около 10% территории Большого Кавказа и в наибольшей мере проявляется на Центральном Кавказе.

Сильнорасчлененное среднегорье с резким водно-эрозионным рельефом на отметках 1000-2000 м, с глубиной расчленения до 800-1000 м и с преобладанием склонов с углом наклона 30-40о. Относительно мелкие денудационные воронки наиболее многочисленны среди лавинных очагов. Этот высотный пояс представлен в основном на южном склоне Большого Кавказа.

Среднерасчлененное среднегорье с мягкими формами рельефа, с глубиной расчленения до 600-800 м. Наклон горных склонов 30-35о и меньше. Преобладают лавинные очаги в виде хорошо врезанных относительно крупных денудационных воронок с выровненными склонами.

Слаборасчлененное среднегорье с платообразными поверхностями водоразделов и относительно крутыми склонами, с глубиной расчленения до 500-600 м. Среди лавинных очагов распространены денудационные воронки разной формы и размера.

Сильно- и среднерасчлененное низкогорье с отметками до 1000 м и глубиной вреза до 300-700 м. Преобладающий тип лавинных очагов денудационные воронки. Тянется сплошной полосой в западной части Большого Кавказа.

Вследствие достаточно сильной общей расчлененности Большого Кавказа здесь преобладают лотковые лавинные очаги (около 85% всех очагов). Наиболее широко представлены денудационные воронки разных форм и размеров от хорошо развитых, многокамерных, с выровненной поверхностью и площадью до 100 гектаров до узких однокамерных, иногда в виде желобов с неровной поверхностью и площадью в первые гектары. Высота лавинных очагов составляет от 100 до 1000 м и более, угол наклона поверхности от 20 до более 40о. По числу преобладают лавинные очаги площадью до 10 га, с углом наклона 30-37о. Лавинные очаги типа ледниковых каров и денудационных воронок в высокогорной части Большого Кавказа имеют площадь до 300 га.

Густота сети лавинных очагов на Большом Кавказе меняется в больших пределах и может достигать в ледниковом высокогорье 10-15 очагов на 1 км дна долины. На значительной части лавиноопасной территории (около 40%) в низкогорье и на восточной окраине Большого Кавказа в среднегорье - густота сети лавинных очагов составляет менее 1 на 1 км.

Территории с густотой сети 1-5 очагов на 1 км занимают около 34% площади и располагаются в основном в среднегорье, а также в низкогорье на западе и высокогорье на востоке Большого Кавказа. Территории с густотой сети более 5 очагов на 1 км дна долины занимают в основном пояс выше 1500-1700 м на западе Большого Кавказа и выше 2000 м в Дагестане.

 

Растительность как фактор лавинообразования

 

Естественным препятствием для обрушения лавин считается наличие лесной растительности на крутых горных склонах (хотя в разных горных регионах зарегистрированы случаи отрыва лавин как внутри леса, так и поверх засыпанных снегом деревьев). На северном склоне Большого Кавказа верхняя граница леса поднимается от приблизительно 2000 м на западе до 2300 м в центральной части и в результате сухости климата снижается до 1200-1500 м на востоке. В этом же направлении изменяется и тип лесов у их верхней границы от темнохвойных к сосновым, буковым и широколиственным.

 

Климатические условия

 

Горные сооружения Большого Кавказа служат границей между умеренным и субтропическим климатическими поясами, препятствуют обмену воздушными массами между ними и одновременно обостряют синоптические процессы. Влияние на климат оказывают приходящие с юго-запада и запада, соответственно со стороны Средиземного моря и Атлантического океана, циклоны, которые являются основными источниками атмосферных осадков. В холодное время года Большой Кавказ чаще всего испытывает воздействие отрога азиатского антициклона. Высокогорные хребты круглый год находятся в условиях режима свободной атмосферы, где господствует западный перенос воздушных масс.

Расположение Большого Кавказа в виде барьера под некоторым углом к направлению основных влагонесущих потоков определяет наряду с высотной зональностью климатические особенности его территории. Так, средняя продолжительность зимнего периода (с устойчивой средней суточной температурой воздуха ниже 0о) изменяется от 78 дней в предгорьях северного склона Западного Кавказа до 142 дней на высоте 2000 м и 342 дней на высоте 4000 м, от 103 до 148 и 343 соответственно на Центральном Кавказе и от 62 до 131 и 337 дней на Восточном Кавказе. На южном склоне Западного Кавказа, где климат мягче, зимний период длится от 25 дней в предгорьях до 132 дней на высоте 2000 м и 337 дней на высоте 4000 м.

Температура воздуха с высотой понижается в среднем на 0,6о на каждые 100 м подъема. Так, на Центральном Кавказе на метеостанции Пик Терскол (3100 м) средняя температура воздуха за период с ноября по март 10,1о, а на высоте 4100 с этот показатель равен 16,5 о. Средняя температура января в высотном поясе 2600-3000 м в пределах 7, -10о, на высотах 3800-4500 м от 17 о до 22 о.

Вторжения атлантических и средиземноморских циклонов вызывают резкие повышения температуры воздуха до оттепелей в среднегорье, а прорывы арктических воздушных масс сопровождаются понижениями температуры воздуха до 25-30о.

Сумма годовых осадков на северном склоне уменьшается с запада на восток и увеличивается с абсолютной высотой от 700 мм до 2000 мм на Западном Кавказе до 500 и 700 мм на Восточном Кавказе. Основная их часть выпадает в холодный период года. Градиент увеличения годовой суммы осадков с высотой в меридиональной долине р. Теберда достигает 240 мм на 100 м подъема. Вследствие этого на Домбайской Поляне, расположенной всего на 300 м выше метеостанции Теберда, осадков почти в 2 раза больше (от 763 до 1483 мм), а на высоте 2000 м над уровнем моря их годовая сумма достигает 2000 мм.

С увеличением абсолютной высоты растет и доля твердых осадков: на высоте 2500-3200 м она составляет в среднем 20-30%, на высоте 3300-3600 м 40-70%, а выше 3600 м 80-95% годовой суммы.

В Приэльбрусье в среднем за зиму насчитывается 70 дней с выпадением твердых осадков, из них 90% приходится на слабые снегопады интенсивностью менее 10 мм/сут. Осадки интенсивностью от 20 до 30 мм/сут выпадают здесь практически каждую зиму в течение 2-3 раз. Их повторяемость выше в ноябре и апреле. До 2 раз за зиму, чаще всего в декабре, могут случаться осадки интенсивностью от 30 до 40 мм/сут. Один раз в 3 зимы имеют повторяемость осадки интенсивностью более 40 мм/сут. Как правило, такие осадки единичны в течение зимы. Наиболее часто они случаются в январе.

В высокогорье преобладают западные и юго-западные ветры. При переваливании воздушных масс через хребты на подветренных склонах образуются нисходящие потоки фены. Широко распространены горно-долинные ветры. С высотой, особенно зимой, скорости ветра увеличиваются. По данным многолетних наблюдений на Эльбрусе на высоте 2000 м среднегодовая скорость ветра равна 2,2 м/с, на 2500 м 3,6 м/с, на 4250 м 8,5 м/с. Средняя скорость ветра в январе достигает на высоте 4250 м 9,7 м/с. С высотой резко повышается вероятность ветра со скоростью более 6 м/с, с которой начинается метелевый перенос снега и увеличивается число дней с общей и низовой метелью и поземком. Многолетние наблюдения в Приэльбрусье показывают, что сильные ветры и значительный метелевый перенос сопровождают чаще всего холодные (со средней температурой менее -4о) снегопады. Теплые (средняя температура выше -2о) снегопады проходят в условиях безветрия. Эти особенности проявляются в строении снежной толщи на склонах гор (наличие и отсутствие снежных досок) и отражаются на размерах лавин (максимальные объемы и дальности выброса достигают лавины из досок).

В низко- и среднегорье северного склона на 1-2 декады позже установления отрицательных температур воздуха образуется устойчивый снежный покров. В районах с выраженным зимним максимумом осадков даже в низкогорье (Красная Поляна) устойчивый снежный покров образуется на 1 декаду раньше начала зимнего периода, выше разница возрастает до 2 декад. Средняя дата образования устойчивого снежного покрова 17 декабря в Теберде (1328 м), 14 ноября на Клухорском перевале (2037 м), 20 октября на м/с Сулак высокогорная (2920 м). На южном склоне в Красной Поляне (566 м) устойчивый снежный покров образуется 29 декабря.

Число дней со снежным покровом на северном склоне Западного Кавказа около 190 на высоте 1500 м, 240 на высоте 2000 м, 300 на высоте 2500 м и почти 360 на высоте 3000 м. В восточной части Большого Кавказа на высоте 3000 м число дней со снежным покровом лишь около 190. На поверхности ледников снежная граница располагается на отметках 2800 м на Западном Кавказе и поднимается до 3200 м в центре и 3500 м и более на востоке Главного Кавказского хребта.

Продолжительность залегания устойчивого снежного покрова выше 2000 м над уровнем моря 4-6 месяцев в году, в высотном поясе 2800-3000 м 7-9 месяцев, а выше 3700 круглый год.

Разрушение устойчивого снежного покрова в высокогорье, где формируется мощный снежный покров, происходит примерно на 30 дней позже перехода температуры воздуха в область устойчивых положительных значений. В низкогорье и малоснежных районах средняя продолжительность зимнего периода сопоставима со значениями среднего числа дней со снежным покровом.

Наибольшей толщины снежный покров северного склона Большого Кавказа достигает к концу февраля второй третьей декаде марта. В среднегорной и высокогорной зонах Западного и Центрального Кавказа толщина снежного покрова увеличивается в среднем от 70 до 120 см. На Восточном Кавказе выше 1000 м она составляет не менее 70-100 см. Пояс наибольшей снежности на Главном Кавказском хребте располагается на отметках от 2900 до 3200 м. Наибольшие значения толщины снежного покрова не менее 300 см, а на подветренных склонах в Приэльбрусье до 500-600 см.

 

Лавины

 

Частые снегопады, метелевый перенос, оттепели и понижения температуры, другие факторы способствуют образованию многослойной, с существенным отличием свойств по слоям, снежной толщи. Наличие на склонах мощной сложностратифицированной снежной толщи обеспечивает широкое распространение в пределах Большого Кавказа снежных лавин.

Положение нижней границы лавинопроявления подчинено распределению снежного покрова. На северном склоне наблюдается закономерное повышение этой границы с запада на восток от отметок 550-1250 м над уровнем моря на Западном Кавказе до 1100-1300 м на Центральном Кавказе и 900-1500 на Восточном Кавказе. На южном склоне Западного Кавказа нижний предел действия лавин составляет 50-150 метров над уровнем моря.

Из числа зарегистрированных лавин Большого Кавказа 2,2% приходятся на пояс ниже 1000 м, на высотный пояс 1000-1500 м приходятся 10,3% лавин, 1500-2000 м 13,9%, 2000-2500 м 19,5%, 2500-3000 м 31,5%, выше 3000 м 22,6%. При этом с ростом абсолютной высоты растет количество лавин на единицу площади.

Наиболее лавиноактивными являются склоны крутизной 25-35о. На Центральном Кавказе на их долю приходится 55% всех лавинных очагов. 40% лавинных очагов имеют крутизну 35-45о. Гораздо реже лавины образуются на склонах крутизной менее 25о и более 45о.

Изменение продолжительности лавиноопасного периода в пределах Большого Кавказа подчиняется географической закономерности, выражающейся в возрастании абсолютной высоты участков достижения одинаковых ее значений в направлении с запада на восток. В районе Приэльбрусья она составляет 160-200 дней.

Сход первых лавин совпадает с установлением снежного покрова. Продолжительность лавиноопасного периода, количество лавин и их объемы изменяются год от года.

Большинство лавин на северном склоне Большого Кавказа сходит в декабре-феврале. За год в Приэльбрусье насчитывается 30-40 дней с лавинами, с крайними значениями от 17 до 50. На протяжении зимнего сезона отмечаются два пика лавинной активности в декабре и апреле, обусловленные соответственно снегопадами и весенним снеготаянием. Отмечались периоды с таким характером атмосферной циркуляции, при котором пик лавинной активности смещался с декабря на январь-февраль, поэтому наблюдался один растянутый позднезимний-весенний максимум лавинообразования. Общее число лавин при этом было несколько меньшим.

Распределение лавин по генетическим типам в целом по Большому Кавказу имеет следующий характер: 75% от общего числа составляют лавины, сходящие во время снегопадов, 8% - при весеннем снеготаянии, 6% при оттепелях, 2% - при метелях, а 9% составляют лавины сублимационной перекристаллизации (температурного разрыхления).

На территории, расположенной выше 3000 м над уровнем моря, распространены лавины всех генетических типов. В высокогорье Центрального Кавказа (Приэльбрусье) преобладают лавины из свежевыпавшего снега 74%, низовые метели дают 9% лавин, оттепели 3%.

Резко выражены январский и мартовский максимумы лавинной активности.

В поясе 2500-3000 м сход лавин снегопадов наблюдается на протяжении периода с ноября по май. С декабря по май сходят лавины сублимационной перекристаллизации. В период с февраля по май наблюдаются лавины при оттепелях и весеннего снеготаяния. Метелевые лавины сходят в феврале. Около половины лавин приходится на январь и март.

Январский максимум лавинной активности характерен для высотного пояса 2000-25000 м. Лавины здесь наблюдаются с ноября по апрель. При преобладании лавин снегопадов здесь встречаются лавины всех генетических типов.

С января по апрель наблюдается сход лавин в высотном поясе 1500-2000 м. Более 50% лавин приходится на январь.

В поясе 1000-1500 м над уровнем моря лавины возможны в период с января по март (лавины снегопадов). При этом на январь также приходится более половины лавин.

Для территории ниже 1000 м над уровнем моря характерны лавины, сходящие во время снегопадов и при оттепелях. Сход первых происходит в январе-феврале, вторых в феврале. При этом 2/3 общего числа лавин приходится на январь.

Район со средней повторяемостью лавин в очаге более 1 за год занимает 32,4% всей лавиноопасной территории Большого Кавказа и приурочен в основном к среднегорным и высокогорным участкам. При мелкомасштабном картографировании лавинной опасности он ограничивается изолинией среднего из максимальных за зиму значений толщины снежного покрова в 100 см.

Пояс со средней повторяемостью 0,1-1,0 за год охватывает низкогорные и среднегорные территории на Западном и Центральном Кавказе и среднегорные и высокогорные на Восточном. Он занимает 36,5% всей лавиноопасной территории.

Наименьшую площадь (31,1% всей лавиноопасной территории Большого Кавказа) охватывает пояс со средней повторяемостью лавин менее 0,1 за год, занимая в основном низко- и среднегорные территории.

Повторяемость лавин из года в год меняется в больших пределах. В особо многоснежные зимы в западных районах Большого Кавказа повторяемость лавин в отдельных очагах в высокогорной части достигает 20-22 случаев, а в среднегорных районах 15-20 случаев за зиму.

Объемы лавин достигают в среднем 50 тыс. м3. В высокогорье в зимы повышенной снежности сходят лавины объемом в несколько миллионов м3. При этом даже на сравнительно сухом Восточном Кавказе лавины также достигают значительных размеров 28 марта 1971 г. и 18 октября 1973 г. в бассейне р.Кила сошли лавины объемом 5934 и 5250 тыс. м3.

На большей части территории Большого Кавказа (65,1%) средний многолетний суммарный объем лавин из одного очага составляет менее 10 тыс. м3. На 28,1% территории он составляет от 10 до 100, а на 6,8% — более 100 тыс. м3.

Объемы лавин существенно меняются с высотой местности. Ниже 1000 м над уровнем моря из-за больших размеров лавиносборов максимальный объем лавин не превышает 25-30 тыс. м3. Наличие крупных лавиносборов и отсутствие лесного покрова на территории, расположенной выше 2000 м, способствуют образованию мощных лавин объемом до 500-550 тыс. м3 в поясе ниже 2500 м и более 1 млн. м3 выше 2500 м.

В пределах современной российской части Большого Кавказа районы с высокой лавинной активностью занимают 27,4% лавиноопасной территории, со средней 44,7% и со слабой 27,9%.

Для защиты от лавин на Большом Кавказе применяются отдельные противолавинные мероприятия. Прогнозирование лавин в регионе осуществляется Северо-Кавказским управлением Росгидромета. Предупредительные спуски лавин проводятся военизированными отрядами в Приэльбрусье и на Транскавказской автомагистрали. Несколько противолавинных галерей были возведены для защиты Транскавказской автомагистрали в долине р.Ардон.

 

Фотографии Е.Золотарева, В.Шабельникова, Ю.Селиверстова.

 

Литература

 

Г в о з д е ц к и й Н. А., Г о л у б ч и к о в Ю. Н. Горы. М.: Мысль, 1987. 400 с.

География лавин. - М.: Изд-во МГУ, 1992, 334 с.

Б о ж и н с к и й А.Н., Л о с е в К.С. Основы лавиноведения. Л.: Гидрометеоиздат, 1987. 280 с.

Д о л г у ш и н Л. Д., О с и п о в а Г.Б. Ледники. М.: Мысль, 1989. 448 с.

З а л и х а н о в М. Ч. Снежно-лавинный режим и перспективы освоения гор Большого Кавказа. Ростов-на-Дону, 1981. 376 с.

Кадастр лавин СССР. Т. 8. 1984, 1986, 1989.

Лавиноопасные районы Советского Союза. М., 1970. 199 с.

О л е й н и к о в А. Д. Интенсивные снегопады в Приэльбрусье за период инструментальных наблюдений 1951-1995 гг. Материалы гляциологических исследований,1998, вып.84, с.18-24.

П о г о р е л о в А. В. Особенности термического режима зимнего периода на Большом Кавказе. Материалы гляциологических исследований, 1998, вып.84, с.100-107.

П о г о р е л о в А. В. Режим устойчивого снежного покрова на Большом Кавказе. Материалы гляциологических исследований, 1998, вып.84, с. 170-175.

Т р о ш к и н а Е. С. Лавинный режим горных территорий СССР. М.: Изд-во ВИНИТИ, 1992. -196 с.

Т у ш и н с к и й Г. К. Ледники, снежники, лавины Советского Союза. М., 1963. 312 с.

www.geogr.msu.ru

Помогите с географией пожалуйста!!! Умоляю!!!

1Географическое положение Уральские горы протянулись с севера на юг, преимущественно вдоль 60-го меридиана. На севере они изгибаются в направлении на северо-восток, к полуострову Ямал, на юге — поворачивают к юго-западу. Одной из их особенностей является то, что горная территория расширяется по мере продвижения с севера на юг (это хорошо видно на карте справа) . На самом юге, в районе Оренбургской облБольшо́й Кавказ простирается более чем на 1100 км с северо-запада на юго-восток, от района Анапы и Таманского полуострова до Апшеронского полуострова на побережье Каспия, рядом с Баку. Максимальной ширины Большой Кавказ достигает в районе меридиана Эльбруса (до 180 км) . В осевой части расположен Главный Кавказский (или Водораздельный) хребет, к северу от которого простирается ряд параллельных хребтов (горных цепей) , в том числе моноклинального (куэстового) характера (см. Большой Кавказ) . Южный склон Большого Кавказа большей частью состоит из кулисообразных хребтов, примыкающих к Главному Кавказскому хребту. Традиционно Большой Кавказ делится на 3 части: Западный Кавказ (от Чёрного моря до Эльбруса) , Центральный Кавказ (от Эльбруса до Казбека) и Восточный Кавказ (от Казбека до Каспийского моря). асти, Уральские горы соединяются с расположенными рядом возвышениями, такими как Общий Сырт.

В тектонической структуре Кавказа с севера на юг выделяют: мегантиклинорий Большого Кавказа Рионо-Черноморскую и Нижнекуринскую межгорные впадины и мегантиклинорий Малого Кавказа с эпигерцинской Предкавказской платформой (Скифской плитой) горно-складчатые альпийские сооружения Кавказа сочленяются через передовые прогибы (Терско-Каспийский и Западно-Кубанский). Урал расположен между двумя тектоническими структурами: Русской платформой и Западно-Сибирской плитой. На западе Предуральский краевой прогиб отделяет его от Русской платформы. Древние горы образованны в палеозое, в герцинскую складчатость. Но в течение мезозоя они были почти полностью разрушены. Но в четвертичный период внутренние силы разбили Урал на глыбы и подняли их на разную высоту. Так возникли складчато-глыбовые горы. В восточной части гор происходили излияния магмы. Но после этого горы вновь подверглись мощному действию внешних сил. Морозное выветривание, деятельность рек и на севере древнее оледенение интенсивно разрушали горыСамарская область расположена почти в центре европейской части России (площадь 53,6 тыс. кв. км. ) на левом и правом берегах в среднем течении Волги. Реки Волга и Самара делят её по рельефу на три части — Правобережье, Север и Юг левобережья. Правобережье занято Приволжской возвышенностью и Жигулевскими горами, пересеченными оврагами, балками и речными долинами. Значительную часть в Жигулях и на Самарской Луке занимают карстовые формы рельефа, представляющие собой глубокие воронки и провалы. Левобережье области или Заволжье, занимающее 90% площади, низменный район, полого поднимающийся на Востоке. Река Самара делит левобережье на две части (Северную и Южную) . Север Левобережья в свою очередь делится рекой Кондурчой на расположенную вдоль Волги плоскую равнину низкого Заволжья на Западе и высокого Заволжья на Востоке. Максимальная высота его в отрогах Бугульминско-Белебеевской возвышенности — 317 метров над уровнем моря. По правым берегам рек Сок и Кондурча проходят Сокские горы и Кинельские горы. Юг Левобережья или Сыртовое Заволжье имеет сыртовый полого-волнистый (долино-балочный) тип рельефа. На юго-востоке в пределы области заходят отроги возвышенности общего Сырта. Самарская область имеет богатые плодородные черноземные почвы (73% почвенного покрова области) . Но анализ качественного состояния земель селькохозяйственного назначения в последние годы показывает устойчивую тенденцию активной деградации почвенного покрова, отражающуюся на продуктивности земель и вызывающую расширение проблемных и кризисных экологических ситуаций.

В тектонической структуре Кавказа с севера на юг выделяют: мегантиклинорий Большого Кавказа Рионо-Черноморскую и Нижнекуринскую межгорные впадины и мегантиклинорий Малого Кавказа с эпигерцинской Предкавказской платформой (Скифской плитой) горно-складчатые альпийские сооружения Кавказа сочленяются через передовые прогибы (Терско-Каспийский и Западно-Кубанский). Урал расположен между двумя тектоническими структурами: Русской платформой и Западно-Сибирской плитой. На западе Предуральский краевой прогиб отделяет его от Русской платформы. Древние горы образованны в палеозое, в герцинскую складчатость. Но в течение мезозоя они были почти полностью разрушены. Но в четвертичный период внутренние силы разбили Урал на глыбы и подняли их на разную высоту. Так возникли складчато-глыбовые горы. В восточной части гор происходили излияния магмы. Но после этого горы вновь подверглись мощному действию внешних сил. Морозное выветривание, деятельность рек и на севере древнее оледенение интенсивно разрушали горыСамарская область расположена почти в центре европейской части России (площадь 53,6 тыс. кв. км. ) на левом и правом берегах в среднем течении Волги. Реки Волга и Самара делят её по рельефу на три части — Правобережье, Север и Юг левобережья. Правобережье занято Приволжской возвышенностью и Жигулевскими горами, пересеченными оврагами, балками и речными долинами. Значительную часть в Жигулях и на Самарской Луке занимают карстовые формы рельефа, представляющие собой глубокие воронки и провалы. Левобережье области или Заволжье, занимающее 90% площади, низменный район, полого поднимающийся на Востоке. Река Самара делит левобережье на две части (Северную и Южную) . Север Левобережья в свою очередь делится рекой Кондурчой на расположенную вдоль Волги плоскую равнину низкого Заволжья на Западе и высокого Заволжья на Востоке. Максимальная высота его в отрогах Бугульминско-Белебеевской возвышенности — 317 метров над уровнем моря. По правым берегам рек Сок и Кондурча проходят Сокские горы и Кинельские горы. Юг Левобережья или Сыртовое Заволжье имеет сыртовый полого-волнистый (долино-балочный) тип рельефа. На юго-востоке в пределы области заходят отроги возвышенности общего Сырта. Самарская область имеет богатые плодородные черноземные почвы (73% почвенного покрова области) . Но анализ качественного состояния земель селькохозяйственного назначения в последние годы показывает устойчивую тенденцию активной деградации почвенного покрова, отражающуюся на продуктивности земель и вызывающую расширение проблемных и кризисных экологических ситуаций.

7) Извержения вулканов, цунами, снежные лавины и т. д. Способов борьбы не так уж и много. Прежде всего использование различных приборов наблюдения за сейсмической активностью, а преодтвратить врядли удастся. Только если эвакуировать людей из места опасности и потом уже что-тоделать с последствиями этих стихийных явлений.

touch.otvet.mail.ru

Влияние экологических факторов на формирование лишайникового покрова карстовых форм рельефа Северо-Западного Кавказа

Базалий Ирина Александровна

Автореферат диссертации на соискание учёной степени
кандидата биологических наук

Краснодар – 2006

Работа
выполнена в Кубанском государственном университете на кафедре биологии и
экологии растений

Общая характеристика работы

Актуальность
темы. Одним из основных условий научного подхода в использовании биологических
ресурсов является инвентаризация видового разнообразия лишайникового покрова,
которая позволяет определить состояние биоценозов в природных экосистемах.

В
современный период активного воздействия человека на природу, изменения и
преобразования ландшафтов, лишайники и лишайниковые синузии (лихеносинузии)
приобрели большое значение как объекты исследования при районировании,
классификации и генезисе растительности.

Лишайники
широко распространены в природных экосистемах Северо-Западного Кавказа, где они
составляют заметную часть растительного покрова. Особенно они характерны для
биоценозов карстовых воронок в горных природно-территориальных комплексах
района исследований. В карстовых воронках под воздействием абиотических и
биотических факторов среды создаются своеобразные условия, влияющие на
распространение лихеносинузий и их видовой состав.

Исследования
лишайников и лихеносинузий карстовых форм рельефа приобретает особое значение в
связи с деградацией природных экосистем и сокращением разнообразия различных
таксономических групп под влиянием все увеличивающихся антропогенных нагрузок.

Выявление
видового разнообразия лишайников и лихеносинузий при экологическом мониторинге
отражает состояния природных сообществ. Экологические исследования подобного
рода актуальны.

Несмотря
на многочисленные публикации лихенологического, лихеноценологического и
экологического направления (Трасс, 1966, 1967; Голубкова, 1983, 1989; Криворотов,
1997, 2001 и др.) к настоящему времени лишайники и лихеносинузии карстовых форм
рельефа, а также влияние экологических факторов на формирование их
лишайникового покрова еще слабо изучены.

Цель
и задачи исследования. Целью настоящего исследования являлось изучение влияния
экологических факторов на видовой состав лишайников и формирование
лихеносинузий карстовых форм рельефа Северо-Западного Кавказа. Для достижения
этой цели были поставлены следующие задачи:

1.
Выявить видовой состав лишайников карстовых форм рельефа Северо-Западного
Кавказа;

2.
Провести таксономический, экологический и географический анализ лихенофлоры
карстовых форм рельефа изучаемого региона;

3.
Выявить редкие и нуждающиеся в охране виды лишайников карстовых форм рельефа
Северо-Западного Кавказа;

4.
Выявить лишайниковые синузии карстовых воронок, классифицировать их и изучить
особенности распространения;

5.
Определить биомассу лишайников в горных растительных сообществах региона.

6.
Изучить экологические особенности карстовых воронок региона;

7.
Выявить особенности формирования лишайникового покрова карстовых воронок под
влиянием различных экологических факторов.

Научная
новизна работы. Впервые составлен аннотированный систематический список
лишайников карстовых форм рельефа Северо-Западного Кавказа, включающий 244
вида, принадлежащих к 83 родам и 31 семейству. Впервые для этой территории
указывается лишайник – Gyalecta jaenensis (Batsch) Zahlbr.

Изучена
систематическая структура лихенофлоры карстовых форм рельефа Северо-Западного
Кавказа. Проведено сравнение систематической структуры лихенофлоры карстовых
форм рельефа изучаемой территории с подобными лихенофлорами других регионов.

Впервые
для изучаемого района дан флористико-систематический, эколого-ценотический и
географический анализ лихенофлоры карстовых форм рельефа. Изучены лишайниковые
синузии и выявлены особенности их распространения.

Впервые
изучены экологические особенности карстовых воронок Северо–Западного Кавказа.
Выявлена специфика формирования лишайникового покрова карстовых воронок под
влиянием различных экологических факторов. Выявлены редкие и нуждающиеся в
охране виды лишайников карстовых форм рельефа региона.

Теоретическая
и практическая значимость работы. Результаты исследования являются весомым
вкладом в изучение флоры, географии, экологии лишайников и лишайниковых синузий
Северо-Западного Кавказа.

Данные,
полученные по экологии, филогении, видовому разнообразию лишайников,
экологической оценке состояния биотопов карстовых воронок в биоценозах
высокогорных природных экосистем изучаемого района используются при чтении
лекционных курсов по “Общей экологии”, “Экологии и рациональному
природопользованию”, “Основам лихенологии” на биологическом и географическом
факультетах Кубанского государственного университета.

Собранный
гербарный материал используется студентами биологического факультета на
лабораторно-практических занятиях по дисциплине “Основы лихенологии”

Данные
по биомассе лишайниковых синузий и общим запасам некоторых ценных в
практическом отношении видам лишайников карстовых форм рельефа района
исследований переданы и используются в Кавказском государственном природном
биосферном заповеднике. Эти материалы имеют прикладное значение при проведении
медико-биологических исследований лишайников с целью использования их для
приготовления лечебных препаратов.

Данные
о флоре, экологических особенностях лишайников и лихеносинузий карстовых форм
рельефа Северо-Западного Кавказа могут служить исходным материалом для
составления определителей и создания электронной базы данных по ресурсам
лишайников.

Основные
положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие положения:

1.
Видовой состав лишайников карстовых форм рельефа Северо-Западного Кавказа
насчитывает 244 вида, относящихся к 84 родам и 31 семейству;

2.
Изменение видового состава, проективного покрытия, распространения, биомассы
лишайников и лихеносинузий разных форм карстового рельефа определяется
параметрами экотопа;

3.
На формирование лишайникового покрова карстовых форм рельефа оказывают влияние
следующие экологические факторы: освещенность, влажность, температура.

Апробация
работы. Результаты исследования докладывались на Всероссийской научной
конференции «Природные ресурсы и экологическое образование на Северном Кавказе»
(Ставрополь, 1998), Всероссийской конференции «Вопросы практической экологии»
(Пенза, 2002), XI съезде Русского ботанического общества (Барнаул, 2003),
межреспубликанских научно-практических конференциях «Актуальные вопросы
экологии и охраны природы экосистемы южных регионов России и сопредельных
территорий» (Краснодар, 1999, 2001, 2002, 2003), международной конференции
«Горные экосистемы и их компоненты» (Нальчик, 2005).

Публикации.
По теме диссертации опубликовано 14 научных работ.

Объём
и структура работы. Диссертация изложена на 154 страницах машинописного текста
и состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, списка использованной
литературы, состоящего из 150 источников, в том числе 25 на иностранных языках
и 2 приложений на 36 листах. Текст работы иллюстрирован 24 таблицами и 90 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ
РАБОТЫ

ГЛАВА
1 СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕННОСТИ ВОПРОСА

В
лихенологическом отношении Кавказ относится к слабо исследованным регионам.

Начало
изучения лихенофлоры Северо-Западного Кавказа нужно отнести к 1885 г., когда
венгерский профессор Г. Лойка провёл отдельные сборы в Кабардино-Балкарии и
Северной Осетии (Wainio, 1899). Имеются отрывочные сведения о сборе лишайников
на Северо-Западном Кавказе Ю.Н. Вороновым (1915), Н.Н. Воронихиным (1919), J.
Steiner (1916), на что указывает в своих работах известный лихенолог Ш.О.
Бархалов (1969, 1983). В 1924–1932 гг. сборы лишайников на Северо-Западном
Кавказе производились разными коллекторами: К.А. Рассадиной и А.Н. Окснером
(1927), А.Н. Окснером и А.И. Лесковым (1930), В.Г. Пахуновой (1934), И.И.
Тумаджановым (1947, 1948).

Лихеноценологические
исследования зародились в России в первой трети прошлого столетия (Еленкин,
1901, 1904). Позже группировки лишайников на различных субстратах изучал В.П.
Савич (1909, 1913, 1914), который рассматривал их в качестве “формаций”. В
работах П.Н. Никольского (1928), К.А. Рассадиной (1930), Е.И. Андреевой (1961,
1963), Н.С. Голубковой (1959, 1965, 1981, 1983, 1989) поформационное изучение
лишайников на различных субстратах продолжается, но на более высоком уровне.
Основоположником фитоценотического изучения лишайников был А.Н. Окснер (Трасс,
1966; Бязров, 1970). Последователями фитоценотического изучения лишайников
являются С.Г. Копачевская (1961), Ю.Л. Мартин (1967, 1970) и др. Это
направление в прошлом веке быстро начало развиваться в западных геоботанических
школах (Frey, 1923, 1933; Hilitzer, 1925; Motyka, 1925, 1926; Ochsner, 1928; Du
Rietz, 1932). Начиная с 1980 г. осуществляется планомерное исследование флоры
лишайников Северо – Западного Кавказа и Предкавказья (Криворотов, 1982, 1985,
1987, 1995, 1997, 2001-2004). Работы по изучению лишайников карстовых форм
рельефа Северо-Западного Кавказа были начаты в 1998 г. Выявлено распространение
некоторых видов лишайников, изучены отдельные лишайниковые синузии карстовых форм
рельефа (Криворотов, Базалий, 2001, 2002, 2004). Однако эти сведения
малочисленны и не дают представлений о систематической структуре лихенофлоры
карстовых форм рельефа изучаемой территории, нет так же конкретных данных о
лихеносинузиях карстовых форм рельефа и особенностях их распространения. Нет
данных об экологических особенностях таких форм рельефа как карстовые воронки.
Не изучено влияние экологических факторов на формирование лишайникового покрова
карстовых форм рельефа региона.

ГЛАВА
2 ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

Северный
Кавказ имеет ступенчатое строение, к востоку от реки Белой четко выделяются три
основные системы – Скалистый, Передовой и Главный хребты. Отрезок северного
макросклона может быть разделен по направлению с юга на север на пять
геологических зон: зона Главного хребта, межгорная депрессия, отделяющая
Главный хребет от Передового, зона Передового хребта, депрессия между Передовым
и Скалистым хребтами и зона Скалистого хребта.

На
изучаемой территории наиболее распространены тяжелосуглинистые деградированные
уплотнённые чернозёмы, слитые чернозёмы, тёмно-серые и серые лесостепные и
слабоподзолистые тяжелосуглинистые вторичные почвы следующих типов:
выщелоченные тяжелосуглинистые и суглинистые чернозёмы, тяжелосуглинистые
луговые чернозёмы, луговые заболоченные тяжелосуглинистые почвы, смытые почвы
крутых склонов (тяжелосуглинистые), луговые заболоченные почвы балок и
лугово-болотные тяжелосуглинистые почвы. Пятнами и крупными массивами
распространены почвы тяжёлого механического состава: глинистые и суглинистые
разной степени, щебенчатые и галечниковые в долинах рек и др.

Растительный
покров региона отличается большим разнообразием, исключительно редкой
самобытностью и определёнными чертами изолированности. Изменение рельефа, почв
и климата с высотой вызывают изменение растительных поясов от широколиственных
лесов с преобладанием дуба до разреженной растительности скал и осыпей
высокогорья. На Северо-Западном Кавказе выделяется ряд растительных поясов, из
которых для изучаемого района характерны: субнивальный, альпийский,
субальпийский, горно-лесной.

ГЛАВА
3 МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ РАБОТЫ

Маршрутные
и стационарные исследования проводились на территории Северо-Западного Кавказа
в пределах Краснодарского края (Апшеронский и Мостовской районы) и республики
Адыгея (Майкопский район).

Территория
основных маршрутных и стационарных исследований охватывает большую часть
северной окраины Лагонакского нагорья.

Материалом
для работы послужили эпилитные, эпигейные, эпифитные лишайники карстовых форм
рельефа в количестве 860 образцов, собранные во время полевых исследований
2000–2006 гг. из разных мест Северо–Западного Кавказа. Сбор, сушку и
определение материала проводили по общепринятой методике (Окснер, 1974).
Географический анализ лихенофлоры и анализ жизненных форм проводились в
соответствии с данными Н.С. Голубковой (1966, 1983).

Учёт
видового состава эпилитных, эпифитных и эпигейных лишайников проводили по
методике С.Б. Криворотова (1997). Классификацию эпилитных, эпигейных и
эпифитных лихеносинузий карстовых форм рельефа проводили по методике,
предложенной С.Б. Криворотовым (1997, 2001).

Типы
карстовых воронок устанавливали согласно методике, предложенной А.Е.
Митрошенковой (1999) с дополнениями и изменениями (Криворотов и др., 2001). Для
каждого типа воронок была разработана система участков, в пределах которых
проводили геоботанические описания. Всего было исследовано 109 воронок, из них
блюдцеобразных – 40, чашеобразных – 51, конусообразных – 18. В центральном
(плато Лагонаки, хребет Каменное море 1700-1800 м. над у.м.) районе
Лагонакского нагорья было изучено 39 воронок, а в северной части (заказник
“Камышанова Поляна” и его окрестности, 1200-1500 м. над у.м.) обследовано 70
воронок.

Программа
стационарных исследований включала сезонные измерения (весной, летом, осенью) в
деформированной чашеобразной карстовой воронке глубиной 7 м важнейших элементов
микроклимата: суточного хода температуры воздуха, относительной влажности и
освещённости (с северной экспозиции).

Суточный
ход температуры воздуха измеряли термографами метеорологическими М–16А,
предназначенными для регистрации во времени изменений температуры воздуха в
наземных условиях. Измерение относительной влажности проводили гигрографами
М — 21А, предназначенными для непрерывной регистрации изменений во времени
относительной влажности атмосферного воздуха. Корректировка показаний
термографов и гигрографов производилась с помощью психрометра Ассмана,
показания которого принимали за изначальные для установки приборов. Корректировка
записей, снятие показаний и проверка приборов осуществлялась четыре раза в
сутки. Измерения освещённости на стационарных участках проводили с помощью
люксметра Ю — 116.

В
теснейшей связи с результатами микроклиматических наблюдений, рассматривалась динамика
роста слоевищ эпифитных лишайников Parmelia sulcata Tayl. и Melanelia glabra
(Schaer.) Nyl., произрастающих на стволах Populus tremula L. и Betula pendula
L. на северной экспозиции деформированной чашеобразной карстовой воронки.
Продолжительность и детали применявшейся методики изложены в работе Б.П. Кароля
(1959). Измерения роста слоевищ эпифитных лишайников проводилась по методике,
предложенной А.А. Корчагиным (1976).

Обработку
полученных данных проводили с использованием общепринятых математических
методов и методов статистики (Лакин, 1990). Все вычисления выполнены с
использованием программы STATISTICA 6.0.

ГЛАВА
4 СОСТАВ И ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМАТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ЛИХЕНОФЛОРЫ КАРСТОВЫХ ФОРМ
РЕЛЬЕФА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

4.1
Таксономический анализ

В
результате проведённых лихенологических исследований карстовых форм рельефа
Северо–Западного Кавказа выявлено 244 вида лишайников, относящихся к 84 родам и
31 семейству (табл. 1).

Аннотированный
систематический список лишайников карстовых форм рельефа изучаемой территории
составлен с учётом современной номенклатуры (Ericksson et al., 2001).

К
многочисленным в видовом отношении семействам лишайников карстовых форм рельефа
относятся Parmeliaceae (45 видов), Lecanoraceae (30), Physciaceae (17),
Teloschistaceae (15), Umbilicariaceae (14), Cladoniaceae (14), Acarosporaceae
(13), Collemataceae (11), Peltigeraceae (10), Pertusariaceae (10), Ramalinaceae
(8), Verrucariaceae (8), Rhizocarpaceae (6), Hymeneliaceae (5). Эти семейства
составляют 84,4% всего видового состава. Остальные семейства насчитывают по 4 и
менее видов. На их долю приходится 15,6% всего видового состава.

Среднее
число видов в роде – 2,9. Ведущими родами лихенофлоры карстовых форм рельефа
являются: Cladonia (14 видов), Lecanora (14), Umbilicaria (12), Caloplaca (9),
Pertusaria (9), Ramalina (9), Collema (9), Melanelia (8), Usnea (8), Parmelia
(7), Peltigera (7), Rhizoplaca (7), Acarospora (7), Rhizocarpon (6), Aspicilia
(5), Phaeophyscia (5), Physcia (5). Эти 17 родов объединяют 141 вид лишайников
(57,8% от общего числа видов).

Сравнение
лихенофлоры карстовых форм рельефа Северо–Западного Кавказа с подобными
лихенофлорами Центрального Кавказа (Кабардино-Балкарии (Слонов, 1999), Чечни и
Ингушетии (Закутнова, 1989), а также Юго-Восточного Крыма (Ходосовцев, 2000)
показало, что лихенофлора карстовых форм рельефа Северо–Западного Кавказа
наиболее близка в видовом отношении к лихенофлоре Центрального Кавказа.

Таблица
1. Количественный состав лихенофлоры карстовых форм рельефа Северо-Западного
Кавказа

% от общ. числа видов

Семейство

Число

видов

% от общ. числа видов Семейство

Число

видов

referatcollection.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *