Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Где проходила невская битва: Состоялась Невская битва | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Содержание

15 июля 1240 года состоялась знаменитая Невская битва

Информация о материале
Опубликовано: 15 июля 2019
Просмотров: 76054

В этот день, 779 лет назад, в месте, где в Неву впадает Ижора, произошла знаменитая битва, в ходе которой новгородский князь Александр Ярославич одержал победу над превосходящими силами шведов и вошёл в историю как Александр Невский (1221–1263 гг.).

Невская победа предотвратила утрату Новгородом берегов Финского залива и не дала прервать торговый обмен Руси с Западом, отмечается в материале, подготовленном в Научно-исследовательском институте военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации и размещённом на сайте Министерства обороны Российской Федерации. В статье говорится, что в первых числах июля 1240 года большой шведский отряд на шнеках вошёл в устье Невы, о чём почти сразу стало известно в Новгороде.

Там постоянно находилась лишь небольшая дружина. Но продвижение неприятеля нужно было остановить как можно скорее, и поэтому новгородский князь Александр Ярославич сразу же сформировал отряд из 300 княжеских дружинников, 500 новгородских конников и стольких же пеших ополченцев. В районе Ладоги к отряду присоединилось 150 конных воинов-ладожан.

Шведы после продолжительного морского перехода остановились на отдых и разбили лагерь на левом берегу Невы, чуть выше впадения в неё реки Ижоры. Шведы выставили посты, которые контролировали невский водный путь. Нападения с суши противник не ожидал. По замыслу Александра Ярославовича, удар пешей дружины вдоль берега Невы отрезал бы шведов от кораблей, а конница, действуя со стороны суши через центр лагеря, должна была загнать неприятеля в угол, образуемый берегами Ижоры и Невы, замкнуть окружение и уничтожить противника, как говорится в статье. Этот план полководцу удалось реализовать. Рано утром 15 июля, подобравшись к лагерю, новгородская дружина напала на неприятеля.

Шведы были захвачены врасплох и оказались не способными дать отпор. Сам князь Александр дрался как простой воин. За эту победу юный князь Александр получил почетное прозвище Невский.

На портале Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина размещена коллекция, состоящая из уникальных исследований, очерков и изобразительных материалов, посвящённых жизни и подвигам князя.

В книге П.С. Казанского «Житие святого благоверного великого князя Александра Невского, в иночестве Алексия: для народного чтения» (1871 г.) рассказывается о том, что предшествовало великой битве на Неве: «Осторожные немцы хотели узнать, с кем им предстоит бороться, и в 1240 году магистр ливонских рыцарей Андрей Вельвен прибыл в Новгород для свидания с Александром. Вельвен, возвратясь домой, говорил: „Много прошёл я стран и народов, но не видал такого царя из среды царей, такого князя из среды князей“». П.С. Казанский утверждает, что именно эта характеристика, данная Александру, возбудила зависть в соседях немцев – шведах.

Казалось бы, с тех пор прошло очень много времени. Однако история донесла до нас имена наиболее отличившихся сподвижников Александра Невского. Об этом читаем в книге М.Д. Хмырова «Александр Ярославич Невский, великий князь Владимирский и всей Руси» (1871 г.): «Отличились в особенности шестеро. Первый, Гаврило Олексич, поехал на шнеку (парусное скандинавское судно. – Президентская библиотека). И, видя, что Биргера поднимают на неё под руки, по доске, взъехал на ту же доску и, сброшенный с конём в море, опять взобрался на шнеку, вступил в бой с воеводой и бился так крепко, что убил и воеводу, и епископа.

Другой, Сбыслав Якунович, много раз въезжал в самые густые толпы врагов, с одним только топором, так бесстрашно разыскал их, что все дивились его силе и храбрости.

Третий, Яков Полочанин, ловчий князя, один, со своим мечом, ударил на целый полк неприятелей и так мужественно и крепко поражал их, что сам князь похвалил его.

Четвёртый, новгородец именем Миша, собрав дружину соратников, пеший, бросился в море и погубил три судна неприятельские.

Пятый, некто Сава, один из младших воинов, наехал на большой златоверхий шатёр Биргеров и, подсекши столп, уронил его, чем возвестил полкам Александровым победу.

Шестой, Ратмир, слуга Александров, воитель мужественный, бился пеший и погиб от ран, врубившись в толпу шведов…»


Церковь Александра Невского (Усть-Ижора)

«Новгородцы со своим князем действовали как богатыри, да и само сражение похоже было на богатырскую схватку, – описывает итоги битвы Г.М. Холодный в издании 1883 года «Жизнь и деятельность великого князя Александра Ярославича Невского в связи с событиями на Руси в XIII столетии». – В пылу сражения молодой новгородский князь бросился в середину врагов, желая сразиться с самим начальником шведов. Александр догнал его и возложил своим острым мечом печать на лицо его, как выражается фигурально летописец. Видя, что дело проиграно, шведы поспешили к своим кораблям».

В электронном фонде Президентской библиотеки имени Б. Н. Ельцина можно найти и описание Ледового побоища 5 апреля 1242 года, в котором Александр Невский также одержал победу.

Невская битва | Читать статьи по истории РФ для школьников и студентов

 

 

Невская битва — сражение между русскими и шведскими войсками на реке Неве. Целью вторжения шведов был захват устья реки Невы, что давало возможность овладеть важнейшим участком пути «из варяг в греки», находившимся под контролем Великого Новгорода. Воспользовавшись туманом, русские неожиданно напали на шведский лагерь и разгромили врага; только наступление темноты прекратило битву и позволило спастись остаткам шведского войска Биргера, который был ранен Александром Ярославичем. Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским. Военно-политическое значение Невской битвы состояло в предотвращении угрозы вражеского нашествия с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции в условиях Батыева нашествия.

 

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА

Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человѣколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелѣния: приде бо вѣсть в Новъгородъ, яко Свѣи идуть къ Ладозѣ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побѣди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодѣвица Мария, мѣсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недѣлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ; и ту бысть велика сѣча Свѣемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вѣстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всѣхъ святыхъ.

 

НАКАНУНЕ НЕВСКОГО СРАЖЕНИЯ

1238 г. стал переломным в судьбе Александра Ярославича. В битве с татарами на реке Сити решалась судьба не только великого князя, всей Русской земли, но и его отца, и его самого. После гибели Юрия Всеволодовича именно Ярослав Всеволодович, как старший в роду, стал великим князем владимирским. Александру отец определил все тот же Новгород. Тогда же, в 1238 г., семнадцатилетний Александр женился на княжне Прасковье, дочери полоцкого князя Брячислава. Тем самым Александр приобрел в лице полоцкого князя союзника на западных рубежах Руси. Венчание происходило на родине матери и деда, в городе Торопце, а свадебный обед состоялся дважды — в Торопце и в Новгороде. Александр демонстрировал свое уважение к городу, где он впервые вышел на самостоятельный княжеский путь.

Поворотными для Александра этот год и последующий были и в другом смысле. Нашествие татаро-монголов и жесточайшее разорение ими русских земель как бы подчеркнули уже давно развивающийся политический распад Руси, ее все возрастающую военную слабость. Разгром Батыем русских земель закономерно совпал с усилением агрессии против Руси всех ее соседей. Им казалось, что теперь стоит предпринять лишь небольшое усилие, и можно будет прибрать к своим рукам все, что осталось за чертой татаро-монгольского завоевания.

Литовцы захватили Смоленск, тевтонские рыцари, разорвав прежний мир, начали наступление на Псков. Сначала они овладели крепостью Изборск, а потом осадили и сам Псков. Взять его не удалось, но городские ворота открыли рыцарям их сторонники из числа псковского боярства. Одновременно датчане атаковали земли чуди (эстов) на берегу Финского залива, находившиеся под властью Новгорода. Последний оплот свободной и независимой еще Руси — новгородские земли — был поставлен на грань катастрофы. По существу, Александру Ярославичу и стоящему за его спиной великому князю противостоял блок западных стран, ударными силами которого были «слуги Божьи» из немецких земель. В тылу же лежала разоренная татарами Русь. Юный князь оказался в центре восточноевропейской политики. Наступал решающий этап борьбы русских за оставшиеся еще независимыми земли.

Первыми открытый удар по новгородским владениям нанесли давние враги Новгорода шведы. Они придали походу крестовый характер. Грузились на корабли под пение религиозных гимнов, католические священники благословили их в путь. В начале июля 1240 г. флот шведского короля Эрика Леспе направился к русским берегам. Во главе королевского войска стояли ярл Ульф Фаси и зять короля ярл Биргер. По некоторым данным, С обоими ярлами шло несколько тысяч человек Вскоре шведы бросили якоря в том месте, где река Ижора впадает в Неву. Здесь они раскинули свой стан и начали рыть боевые рвы, предполагая, видимо, закрепиться надолго и в дальнейшем заложить крепость, свой опорный пункт в ижорской земле, как они это уже сделали в землях еми и суми.

В древнем предании сохранилось обращение шведского вождя к новгородскому князю: «Если хочешь противиться мне, то я уже пришел. Приди и поклонись, проси милости, и дам ее, сколько захочу. А если воспротивишься, попленю и разорю всю и порабощу землю твою и будешь ты мне рабом и сыновья твои». Это был ультиматум. Шведы требовали от Новгорода безусловного повиновения. Они были убеждены в успехе своего предприятия. По их понятиям, сломленная татарами Русь не могла оказать им серьезного сопротивления. Однако события разворачивались вовсе не так, как предполагали шведские крестоносцы. Еще на входе в Неву их шнеки были замечены местными ижорскими дозорщиками. Ижорский старейшина Пелгусий тут же дал знать в Новгород о появлении противника и позднее сообщал Александру о месте пребывания и количестве шведов.

А.Н. Сахаров. «Александр Невский: Имя Россия. Исторический выбор 2008» 

 

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ ВО ВРЕМЯ БИТВЫ

Сражавшийся во главе дружины переяславцев князь Александр Ярославич с высоты своего боевого коня сумел высмотреть «королевича» Биргера, защищенного мечами нескольких рыцарей. Русский ратоборец направил своего коня прямо на вражеского предводителя. Туда же развернулась и княжеская ближняя дружина.

«Королевич» Биргер как королевский полководец в ходе Невской битвы подтвердил, вне всякого сомнения, репутацию древнего рода Фолькунгов. В русских летописях нет упоминаний о его личной «шаткости» в проигранном сражении до той минуты, когда он получил тяжелое ранение в лицо. Биргер сумел сплотить вокруг себя личную дружину, часть рыцарей-крестоносцев и попытался отразить дружное нападение русской конницы.

То обстоятельство, что крестоносцы стали успешно отбиваться от нападавших на них русских конников у златоверхого шатра, и заставило князя Александра Ярославича усилить здесь натиск. В противном случае шведы, начавшие получать подкрепления со шнеков, могли отбить нападение и тогда исход битвы становился труднопредсказуемым.

О том часе летописец скажет: «Была брань крепка зело и сеча зла». В самый разгар яростной сечи сошлись два предводителя противоборствующих сил — новгородский князь и будущий правитель Шведского королевства Биргер. То был рыцарский поединок двух полководцев средневековья, от исхода которого зависело очень многое. Таким и изобразил его на своем историческом полотне замечательный художник Николай Рерих.

Девятнадцатилетний Александр Ярославич смело направил коня на выделявшегося в рядах рыцарей-крестоносцев закованного в латы Биргера, восседавшего на коне. И тот и другой славились искусностью в рукопашных единоборствах. Русские воины почти никогда не носили шлемов с забралами, оставляя лицо и глаза неприкрытыми. Только вертикальная стальная стрела предохраняла лицо от удара мечом или копьем. В рукопашном бою это давало большое преимущество, поскольку воин лучше видел поле битвы и своего противника. В таком шлеме бился на невских берегах и князь Александр Ярославич.

Ни биргеровские оруженосцы, ни ближние княжеские дружинники не стали мешать поединку двух военачальников. Умело отбив удар Биргера тяжелым копьем, новгородский князь изловчился и метко ударил своим копьем в смотровую щель опущенного забрала шлема предводителя шведов. Острие копья вонзилось в лицо «королевича» и кровь стала заливать ему лицо, глаза. Шведский полководец покачнулся в седле от удара, но на коне удержался.

Оруженосцы и слуги Биргера не дали русскому князю повторить удар. Они отбили тяжелораненого хозяина, рыцари-крестоносцы вновь сомкнули строй у златоверхого шатра и рукопашные схватки здесь продолжились. Биргера поспешили увести на флагманский шнек. Королевское войско осталось без испытанного предводителя. Ни ярл Ульф Фаси, ни воинственные католические епископы в рыцарских доспехах не смогли заменить его.

Русский летописец так описал рыцарский поединок новгородского князя Александра Ярославича и шведского полководца: «…Изби множество бещисленно их, и самому королеви возложити печать на лице острым своим копием».

А.В. Шишов. Александр Невский 

 

О ЗНАЧЕНИИ НЕВСКОЙ ПОБЕДЫ

Потери новгородцев были весьма незначительны, всего с ладожанами двадцать человек. Так недорого обошлась славная победа! Нам невероятными представляются эти известия, «да и немудрено, — замечает историк, — им дивились современники и даже очевидцы». Но чего не может совершить беззаветная удаль и самоотверженная любовь к родине, одушевленная надеждой на небесную помощь! Успех русских много зависел от быстроты, неожиданности нападения. В страшном замешательстве и переполохе разноплеменные враги, обманувшись в своей надежде на богатую добычу и раздраженные неудачей, может быть, бросились избивать друг друга и продолжали кровопролитный бой между собою и на другом берегу Ижоры. Но более всего, без сомнения, победа зависела от личных достоинств вождя, который «бе побеждая везде, а непобедим николиже». Недаром современники и потомство дали Александру Ярославичу славное имя Невского. Его орлиный взгляд, его мудрая сообразительность, его юный энтузиазм и распорядительность во время боя, его геройская отвага и разумно принятые меры предосторожности, а главное — небесное содействие ему всего вернее обеспечили успех дела. Он сумел воодушевить войско и народ. Самая личность его производила чарующее впечатление на всех, кто его видел. Незадолго до славной Невской победы в Новгород приходил магистр ливонский Андрей Вельвен, «хотя видети мужество и дивный возраст блаженного Александра, якоже древле царица южская прииде к Соломону видети премудрость его. Подобно тому и сей Андрияш, яко узре святаго великаго князя Александра, зело удивился красоте лица его и чудному возрасту, наипаче же видя Богом дарованную ему премудрость и непременный разум, и не ведяше како нарещи его и в велице недоумении бысть. Егда же возвратился от него, и прииде восвояси, и начат о нем поведати со удивлением. Прошед, рече, многи страны и языки, и видех много цари и князи, и нигде же такова красотою и мужеством не обретох ни в царех царя, ни в князех князя, яко же великий князь Александр». Для объяснения тайны этого обаяния недостаточно указания только на отвагу и предусмотрительность. Одновременно с этими качествами в нем было нечто высшее, что неотразимо влекло к нему: на челе его сияла печать гения. Как яркий светильник, горел в нем явно для всех дар Божий. Этим-то даром Божиим все любовались в нем. Прибавим к этому его искреннее благочестие. Подобно слову Божию о Немвроде, он также был воин «пред Господом». Вдохновенный вождь, он умел вдохновлять народ и войско. Всего ярче отражается светлый образ невского героя в летописях, писанных большею частью современниками. Каким теплым чувством, каким, можно сказать, благоговением дышат их безыскусственные рассказы! «Как дерзну я, худой, недостойный и многогрешный, написать повесть об умном, кротком, смысленном и храбром великом князе Александре Ярославиче!» — восклицают они. Изображая его подвиги, они сравнивают его с Александром Великим, с Ахиллом, с Веспасианом — царем, пленившим землю иудейскую, с Сампсоном, с Давидом, по мудрости — с Соломоном. Это не риторическая прикраса. Все это подсказано глубоко искренним чувством. Подавленный страшным нашествием татар, русский народ инстинктивно искал утешения, отрады, жаждал того, что хотя несколько могло бы поднять и ободрить упавший дух, оживить надежды, показать ему, что не все еще погибло на святой Руси. И он нашел все это в лице Александра Ярославича. Со времени Невской победы он сделался светлой путеводной звездой, на которой с горячей любовью и упованием сосредоточил свои взоры русский народ. Он стал его славой, его надеждой, его утехой и гордостью. Притом он был еще так молод, так много предстояло ему еще впереди.

Римляне побеждены и посрамлены! — радостно восклицали новгородцы, — не свея, мурмане, сумь и емь — римляне и в этом выражении, в этом названии побежденных врагов римлянами народный инстинкт верно угадал смысл нашествия. Народ прозревал здесь посягательство Запада на русскую народность и веру. Здесь, на берегах Невы, со стороны русских дан был первый славный отпор грозному движению германства и латинства на православный Восток, на святую Русь.

М.М. Хитров. Александр Невский – Великий князь 

 

ИСТОРИКИ ОБ АЛЕКСАНДРЕ НЕВСКОМ

Н.М. Карамзин:  «Добрые россияне включили Невского в лик своих ангелов-хранителей и в течение веков приписывали ему, как новому небесному заступнику отечества, разные благоприятные для России случаи: столь потомство верило мнению и чувству современников в рассуждении сего князя! Имя Святого, ему данное, гораздо выразительнее Великого: ибо Великими называют обыкновенно счастливых: Александр же мог добродетелями своими только облегчить жестокую судьбу России, и подданные, ревностно славя его память, доказали, что народ иногда справедливо ценит достоинства государей и не всегда полагает их во внешнем блеске государства. »

Н.И. Костомаров: «Духовенство более всего уважало и ценило этого князя. Его угодливость хану, уменье ладить с ним… и тем самым отклонять от русского народа бедствия и разорения, которые постигли бы его при всякой попытке к освобождению и независимости, — все это вполне согласовывалось с учением, всегда проповедуемым православными пастырями: считать целью нашей жизни загробный мир, безропотно терпеть всякие несправедливости… покоряться всякой власти, хотя бы иноплеменной и поневоле признаваемой».

С.М. Соловьев: «Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского». 

Невская битва кратко: значение, причины

В начале 13 века Русь оказалась между двух огней: с Востока пришли татаро-монголы, а с Запада — немцы, шведы, датчане и армии других стран, которые хотели завоевать новые земли, пользуясь слабостью Киевской Руси.

В данной статье мы будем говорить о нашествие с Запада, в частности, нами будет рассмотрена кратко Невская битва. Это важное историческое событие, которое насколько важно, настолько и противоречиво. Но давайте обо всем по порядку…

Причины битвы

В 1240 году началось нашествие Батыя. Пользуясь этими событиями, шведский король решил напасть на Русь, захватив крупный торговый город Новгород. Предпосылок для этого было огромное количество:

  • Противник увяз в тяжелых боях, неся большие потери. Монголы уничтожили большую часть мужского населения Руси.
  • Новгород, несмотря на то, что нашествие не видел, оставался в одиночестве, без поддержки других княжеств.
  • В Новгороде правил молодой князь Александр Ярославич, который до этого никакими великими делами прославлен не был.

Содержание битвы и ее ход

В результате в июле 1240 года шведское войско повело свой флот в устье Невы. Командование армии взял на себя зять шведского короля — Биргер. Передвигаясь вглубь страны, его армия остановилась на левом берегу Невы, недалеко от устья Ижоры. Шведы были настолько уверены в своей победе, что, если верить некоторым источникам, отправили молодому князю Александру послание, в котором говорилось «Мы здесь и мы пленим тебя и твою землю».

Что касается действий Александра, то он имел точные сведения о передвижении шведской армии, поскольку в Новгороде была хорошо налажена разведческая деятельность. Молодой князь решил использовать фактор внезапности, собрав городское ополчение и совершив стремительный марш к месту, где остановилась шведская армия. Во время передвижения войск к нему примыкали все новые отряды.

Карта Невской битвы

Карта невской битвы

Невская битва произошла 15 июля 1240 года. В этой битве сошлись между собой русичи и шведы. В этот день войска Александра скрыто подошли к лагерю, где остановились шведы.

План молодого князя заключался в следующем:

  • Ополченцы должны были отрезать шведам путь к отступлению к кораблям.
  • Внезапный и мощный удар конницы должен был нанести решающее поражение противнику.

Русское войско нанесло внезапный удар по разработанному плану. Шведы не ожидали такого поворота событий, вследствие чего в их рядах началась паника. Эта паника усугублялось тем, что в короткие сроки после начала битвы был убит шведский епископ, был уничтожен шатер Биргера, а ополченцы уничтожили 3 шведских корабля. Внезапность удара, а также крупные успехи русского войска, вынудили шведов отступить.

Невская битва продолжалась до наступления вечера. В ходе сражения русское войско потеряло 20 человек убитыми. Точных сведений о том, сколько погибло шведов, нет. Но если верить историческим источникам, то большая часть войска было уничтожено и счет идет на десятки и сотни погибших. В некоторых летописях сохранилось упоминание о том, что на следующий день после битвы на другом берегу реки Нева, шведы хоронили тех, кто погиб в битве. После этого они покинули русскую землю на кораблях, которые сохранились после сражения.

Участники сражения

Проблема в изучении невской битвы заключается в том, что сохранилось очень мало исторических источников, где данное сражение описывается в полном объеме. Фактически нам остается изучать данное историческое событие только на основе летописей, которые весьма противоречивы. В частности, очень мало сведений об исторических личностях, которые принимали участие в этой битве.

ход сражения

Кроме Александра, который в результате данной битвы получил прозвище Невский, в сражении принимали участие следующие люди:

  • Гаврило Олексич — сражался на кораблях, несколько раз его скидывали с кораблей, но он возвращался.
  • Сбыслав Якунович — сражался в центре событий с одним топором, но, умело действуя оружием, вносил панику в ряды противником.
  • Яков Полочанин — также сражался в самом центре событий, но орудовал мечом.
  • Савва — отметился тем, что срубил шатер шведского полководца Биргера.
  • Миша — командовал отрядом ополченцев, вместе с которыми затопил 3 корабля.
  • Ратмир — личный слуга князя Александра, который сражался в битве, но был убит.

Других сведений о личностях, которые принимали участие данные битве, нет.

Историческое значение Невской битвы

Историческое значение Невской битвы, которую мы кратко рассмотрели в данной статье, весьма противоречиво. Главное, о чем следует сказать, это то, что молодой князь Александр сумел одержать победу над шведами, обезопасить тем самым Новгород от попыток захвата со стороны западных стран. С другой стороны есть абсолютное противоречие в действиях самих новгородцев. Несмотря на блестящую победу князя, а также несмотря на то, что значимость его победы признавалась всеми, что выражено, например, в присвоении ему прозвища «Невский», новгородцы практически сразу после битвы изгнали Александра из города. Он вернулся только через год, когда Новгородковку угрожала военная опасность в лице ливонского ордена.

Слабые стороны и критика

Выше мы уже частично рассмотрели вопросы того, что даже беглое изучение Невской битвы указывает на то, что это весьма противоречивое событие. В частности, ряд современных историков говорят о том, что это было не какое-то генеральное и супер важное историческое сражение, а простой приграничный конфликт. Проверить это достаточно тяжело, но данное утверждение не лишено логики, поскольку тяжело представить важное историческое противостояние и важную историческую битву, в которой погибло меньше 100 человек. Нет, никаких точных сведений о потерях шведов у нас нет. Эта цифра в зависимости от источников варьируется от нескольких десятков человек до сотни. Но это только один из аспектов, которые следует учитывать. Есть и другие важные факторы:

  • Противоречие в летописях. Если рассматривать западные источники, то у них нет вообще никакого упоминания о прошедшем в 1240 году сражении. Если же рассматривать русские летописи, то в Ипатьевской летописи также нет упоминания о битве, а Лаврентьевская летопись описываем очень кратко Невскую битву в 1263 году, а не в 1240.
  • Нелогичное поведение шведов. Абсолютно непонятно, почему армия, которая пришла с целью завоевания, не двигалась в направлении Новгорода, а также не построила укрепленный лагерь. Если рассматривать классическое представление о произошедшем событии, то складывается ощущение, что шведы пришли не на войну, а на пикник. Также непонятно, почему после поражения, шведы еще сутки находились на месте сражения, успев сохранить всех погибших.
  • Шведские исторические источники говорят о том, что Биргер не покидал территорию страны в 1240 году. Так же в этом году не погибал ни один из списков данной страны, а ведь если верить общепринятой версии, в сражении погиб шведский епископ.

Эти противоречивые стороны приведены для того, чтобы сложилось четкое представление о том, что данное историческое событие не так однозначно, как о нем принято говорить. Факт заключается в том, что Невская битва действительно была, но все детали этого события описаны крайне мало, и остается огромное количество вопросов, ответы на которые уже не даст, скорее всего, никто. Но в любом случае, мы рассказали о победе русских войск над ведами с различных точек зрения, а выводы уже каждый читатель делает самостоятельно.

Невская битва: значимый бой или непримечательное сражение?

770 лет назад, 15 июля 1240 года, на реке Неве состоялось сражение между новгородским и шведским войсками. В историю эта битва вошла под названием «Невская», а князь Александр, командовавший новгородским ополчением, был навеки прозван Александром Невским за победу в битве, за смелость и мужество в бою.

От рассвета до заката

Шведское войско, а вместе с ним норвежцы и финские племена высадились на берегу, где река Ижора впадает в Неву. Вражеское ополчение рассчитывало захватить город Ладогу, укрепиться на берегах Невы и Ладожского озера, а затем завоевать Новгород. Также некоторые историки утверждают, что основной целью шведов было отрезать выход России в Балтийское море, закрыть торговые пути на запад, сообщает wordweb.ru.

Границы Новгородских земель охранялись в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, ижорянами. Именно ижорский старейшина и сообщил в Новгород о вторжении шведов. Князь Александр Ярославич, получив такое известие, принял решение первым атаковать врага и, не дожидаясь подкрепления, собрал собственную дружину. Пока войско Александра шло к месту стоянки шведов, к нему присоединились местные жители близлежащих селений, пишет grsmena.ru.

Воодушевляя свою дружину перед боем, Александр произнес знаменитую фразу: «Не в силе Бог, но в правде». Смысл этого изречения сейчас имеет иное значение. Дело в том, что раньше слово «правда» значило «вера». В данном случае речь идет о православной вере.

Князь и его дружина застали неприятеля врасплох. Шведы не ожидали нападения, возможно, это и стало решающим фактором, способствовавшим победе новгородского войска. Александр напал утром, битва длилась до наступления темноты. После противники разошлись, шведы, погрузив убитых в сражении воинов на корабли, отступили.

«Разборки» после победы

Большинство историков сходятся во мнении, что Невская битва была очень значимым сражением. Победа в битве юного князя Александра была его первой победой, несмотря на это она стала значимой не только для Новгорода, но и для всей Руси. Данное сражение стало первым в череде битв за сохранение Русью выхода к морю. Успешный исход битвы обеспечил безопасность Новгороду.

Позже, в 1710 году, в память о Невской битве в устье Чёрной речки в Санкт-Петербурге по указу Петра I  был построен Александро-Невской монастырь. Тогда ошибочно полагали, что сражение проходило не в устье Ижоры, а в устье Чёрной речки. Монастырь был возведен по проекту архитектора Доменико Трезини. Позже ансамбль монастыря дополнялся по проектам других архитекторов. В честь Невской битвы в Усть-Ижоре стоит церковь Александра Невского.

На самом деле о самом сражении известно не так уж и много. Связано это с тем, что события 1240 г. упоминаются в летописях вскользь, описания достаточно скудные. О многом историкам приходится гадать, споры по поводу некоторых моментов битвы в устье Ижоры не утихают до сих пор. Сражение упоминается в Новгородской первой летописи старшего извода, более поздней Новгородской первой летописи младшего извода и в нескольких вариантах Повести о житии Александра Невского.

Противоречия и догадки

Одним из самых распространенных разночтений источников, в которых упомянута Невская битва, является противоречивая информация о том, кто возглавлял шведов во время сражения. В «Житии Александра Невского» говорится, что войском неприятеля командовал шведский ярл (правитель) Биргер. Однако некоторые историки утверждают, что, так как Биргер II стал ярлом только в 1248 г., в Невской битве он участвовать не мог. До него ярлом был Ульф Фаси, который, возможно, и командовал шведами. Другие исследователи говорят о том, что войском правил шведский король.

Как пишет bibliotekar.ru, многие ученые утверждают, что Невская битва вообще не отличается особой грандиозностью. Сражение было ничем не примечательно, проходило по правилам средневекового боя. А в типичных сражениях такого рода полное уничтожение противника не было целью. Поверженное войско спокойно покидало поле боя.

Согласно летописям, в ходе Невской битвы было убито очень много шведов и всего 15-20 новгородских воинов. Эти сведения верны, но лишь отчасти. Вероятнее всего, жертв с обеих сторон было достаточно. В летописях, говоря о потерях со стороны новгородского войска, очевидно, учитывались лишь состоятельные воины, командиры. А потери со стороны шведов были несколько преувеличены.

В «Житии Александра Невского» говорится, что большая часть шведов была убита на противоположной стороне Ижоры. Но войска Александра Ярославича туда не дошли. Летописцы говорят, что неприятеля «ангел божий побил». Хотя на самом деле, возможно, все было не так загадочно. Скорее всего, на другом берегу реки шведскую дружину разгромили местные племена, пишет licey.net.

Одной из тайн битвы является и летописное сказание о смерти предводителя шведского войска ярла Биргера. Кроме легенд о том, участвовал ли вообще Биргер в этом сражении, существуют предположения, что ярла убил сам Александр Ярославич. Однако некоторые историки утверждают, что подобные догадки ошибочны, так как летописный текст переведен на современный русский язык неправильно и такое толкование неверно.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации открытых источников

Невская битва | это… Что такое Невская битва?

Карта 1239—1245

Невская битва (фрагмент иконы «Александр Невский со сценами жития», XIX век)

Б. Чориков. «Победа Александра Невского над шведами»

Не́вская би́тва (15 июля 1240) — сражение на реке Неве между новгородским войском под командованием князя Александра Ярославича и шведским отрядом. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное прозвище «Невский».

Содержание

  • 1 Источники
  • 2 Битва
    • 2.1 Предыстория
    • 2.2 Перед битвой
    • 2.3 Ход битвы
  • 3 Результат битвы
  • 4 Память о Невской битве
    • 4. 1 Архитектура
      • 4.1.1 Александро-Невская лавра
      • 4.1.2 Церковь Александра Невского в Усть-Ижоре
    • 4.2 Экранизация
    • 4.3 На монетах и почтовых марках
  • 5 Критика
  • 6 См. также
  • 7 Примечания
  • 8 Ссылки

Источники

Источники, рассказывающие о Невской битве, очень немногочисленны. Это Новгородская первая летопись старшего извода, несколько вариантов агиографической Повести о житии Александра Невского, написанной не позднее 80-х годов XIII века, а также более поздняя Новгородская первая летопись младшего извода, зависимая от двух указанных выше источников.

В скандинавских источниках упоминания о крупном поражении нет, хотя в 1240 году действительно состоялся поход на Русь небольшого скандинавского отряда (в рамках крестового похода в Финляндию)[2].

Битва

Предыстория

В первой половине XIII века шведы и новгородцы совершали карательные походы против финских племён сумь и емь, что и послужило причиной их затяжных конфликтов. Шведы пытались крестить эти племена, и обезопаситься от грабительских набегов на свои земли. Также шведы предпринимали неоднократные грабительские рейды по берегам Невы или непосредственно в новгородские земли[3]. В конце XII в. Швеция, ослабевшая в результате длительного периода политической нестабильности, привлекала большое количество искателей лёгкой наживы. В течение долгого времени карело-финские племена тревожили шведов набегами, а в 1187 г. вместе с новгородским войском сожгли древнюю столицу Швеции Сигтуну[4].

В этом противостоянии обе стороны и русская, и шведская, стремились поставить под свой контроль Ижорскую землю[5][6] — территорию, прилегающую к реке Неве, а также Карельский перешеек.

Русская колонизация угро-финских была иной, нежели немецкая или шведская. С некоторой долей условности её можно назвать мягкой, в то время как «западная» была значительно более жесткой. Немцы и шведы на захваченных землях строили замки и крепости, живущая в которых знать делала местное население крепостными и заставляла христианизироваться. Туземцев, которые позже отходили от католичества, вешали, жгли на кострах и т. д.[7].

В то же время, слабое заселение северных земель позволяло русским внедряться почти безболезненно. Русские не превращали туземцев в своих крепостных или рабов, а накладываемая на них дань была невелика. Необходимо отметить, что новгородцы в XI—XIII веках принципиально не строили крепостей и замков в районе реки Невы, в Карелии и Южной Финляндии. К тому же, русская православная церковь вела миссионерскую деятельность не очень активно и только мирными средствами[8].

Перед битвой

Летом 1240 года шведские корабли прибыли в устье реки Невы. Высадившись на берег, шведы и их союзники раскинули свои шатры в том месте, где Ижора впадала в Неву. Новгородская первая летопись старшего извода сообщает об этом так:

Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую.

Согласно этому сообщению в составе войска шведов были норвежцы (мурмане) и представители финских племен (сумь и ѣмь), в войске находились также католические епископы. По предположению Н. И. Костомарова, шведскую армию мог возглавлять зять короля Биргер Магнуссон[9]. Впрочем, шведские источники не содержат каких-либо упоминаний ни о самой битве, ни об участии в ней Биргера. Интересно, что жена Биргера приходилась Александру Невскому как минимум четвероюродной племянницей[10].

Границы Новгородской земли охранялись «сторожами»: в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась «морская стража» ижорян. На рассвете июльского дня 1240 года старейшина Ижорской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить обо всем Александру. В «Житие Александра Невского» говорится о видении Пелгусия, в котором он узнал святых мучеников Бориса и Глеба, плывущих по морю на корабле, и слышал как Борис сказал: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру»[11].

Получив известие о приближении противника, князь Александр Ярославич принял решение действовать своими силами, не запрашивая помощь у отца[11]. Согласно «Житию», Александр выступил с малой дружиной (двором), и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. Также в битве участвовали ладожские ополченцы[12], присоединившиеся по пути[1].

По принятому обычаю воины собрались у собора Святой Софии и получили благословение от архиепископа Спиридона. Александр воодушевил дружину речью, фраза которой дошла до наших дней и стала крылатой[11][13]:

Братья! Не в силах Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии в оружии, и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем… Не убоимся множества ратных, яко с нами Бог.

Отряд Александра продвигался сушей вдоль Волхова до Ладоги, затем повернул к устью Ижоры. Войско в основном состояло из конных воинов, но в нём были и пешие силы, которые для того, чтобы не терять время, также передвигались на лошадях.

Ход битвы

15 июля 1240 года началось сражение. Сообщение Первой новгородской летописи старшего извода достаточно кратко:

И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

Александр «на лице самого короля оставил след острого копья своего…»[11]. Кирпичников А. Н.[1] трактует это сообщение как нарушение дружиной Александра строя отряда шведского короля уже при первом конном копейном столкновении. В русском войске помимо княжеского отряда были как минимум 3 отряда знатных новгородцев, имевших свои дружины, и ладожский отряд[1].

В «Житии», которое имеется в младшем изводе Новгородской первой летописи, упоминаются шесть воинов, совершивших подвиги во время сражения (из них трое дружинников князя и трое новгородцев):

Гаврило Олексич, «увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем», поднялся на борт, был сброшен вниз, но потом снова вступил в бой. Сбыслав Якунович, вооружённый только одним топором, бросился в самый центр вражеского войска, а за ним ловчий Александра — Яков Полочанин размахивал своим длинным мечом. Отрок Савва проник в центр шведского лагеря, «ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный»[11]; потеряв опору, шатёр свалился на землю. Новгородец Миша со своей дружиной сражался в пешем строю и потопил три вражеских корабля. Шестой упомянутый воин — слуга Александра Ярославича Ратмир — сражался пешим против нескольких шведов, был ранен и погиб.

Сражение длилось до наступления вечера; к ночи противники разошлись. Шведы потерпели поражение, и к утру отступили на уцелевших кораблях, и переправились на другой берег.

Уходу остатков шведского войска не препятствовали. Сказались ли здесь рыцарские приемы ведения боя, позволявшие во время передышки хоронить своих, или новгородцы сочли дальнейшее кровопролитие напрасным, или Александр Ярославич не хотел рисковать своим понесшим потери войском — нельзя исключить ни одно из этих объяснений.

[1]

Потери русского войска составили до 20 состоятельных воинов (к этому числу следует прибавить их погибших дружинников[1]), тогда как шведы «накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла»[12] (таким образом общее число погибших шведов измерялось либо также десятками, либо даже сотнями[1]). Кроме того, по сообщению «Жития», на другом берегу Невы на следующий день местные жители обнаружили много непогребенных тел шведов.

Результат битвы

Одержав победу над шведами, русские войска остановили их продвижение на Ладогу и Новгород и тем самым предупредили опасность скоординированных действий Швеции и Ордена в ближайшем будущем.

Однако из-за страха перед тем, что после победы роль Александра в ведении дел может возрасти, новгородские бояре стали строить князю всевозможные козни. Александр Невский уехал к отцу, но уже через год новгородские жители снова пригласили князя для продолжения войны с Ливонским орденом, подошедшим к Пскову.

Память о Невской битве

Архитектура

Александро-Невская лавра

Основная статья: Александро-Невская лавра

В 1710 году Петр I в память о Невской битве основал в устье Чёрной речки (ныне река Монастырка) в Санкт-Петербурге Александро-Невской монастырь[14][15]. В то время ошибочно считалось, что битва проходила именно на этом месте[14]. Возведение монастыря осуществлялось по проекту Доменико Трезини. В дальнейшем ансамбль монастыря развивался по замыслу других архитекторов[15].

30 августа 1724 года из Владимира сюда были перевезены останки Александра Ярославича. В 1797 году, при императоре Павле I, Александро-Невскому монастырю была присвоена степень лавры. В архитектурный ансамбль Александро-Невской лавры входят: Благовещенская церковь, Фёдоровская церковь, Троицкий собор и другие. Ныне Александро-Невская лавра — государственный заповедник, на территории которого расположен Музей городской скульптуры с некрополем XVIII века (Лазаревское кладбище) и некрополем мастеров искусств (Тихвинское кладбище). В лавре похоронены Михаил Васильевич Ломоносов, Александр Васильевич Суворов, Денис Иванович Фонвизин, Николай Михайлович Карамзин, Иван Андреевич Крылов, Михаил Иванович Глинка, Модест Петрович Мусоргский, Пётр Ильич Чайковский, Фёдор Михайлович Достоевский и многие другие деятели, вошедшие в историю России.

Церковь Александра Невского в Усть-Ижоре

Основная статья: Церковь Князя Александра Невского (Усть-Ижора)

В честь победы в Невской битве в Усть-Ижоре в 1711 году была построена деревянная церковь[16].

До начала нового столетия церковь несколько раз горела и несколько раз была восстановлена. В 1798 году на средства местных жителей был воздвигнут каменный храм с колокольней и чугунной решёткой.

В 1934 году храм был закрыт и использовался как склад. Во время блокады Ленинграда колокольня храма была взорвана, потому что служила ориентиром для немецкой артиллерии[16].

В 1990 году начались работы по реставрации храма, а в 1995 году, 12 сентября он был освящён. При храме находится небольшое прицерковное кладбище, где 6 декабря 2002 года был установлен и освящён памятник-часовня с поясным (бронзовым) образом Александра Невского.[17]

Церковь располагается в Колпинском районе Санкт-Петербурга по адресу: Усть-Ижора, пр. 9-го января, 217.

Экранизация

  • В 2008 году на экраны вышел художественный фильм «Александр. Невская битва».

На монетах и почтовых марках

  • Почтовый блок СССР, 1990 год

«Бой Александра Невского с ярлом Биргером» (картина Н. К. Рериха)

Критика

В настоящее время достоверность свидетельств о Невской битве подвергается сомнению[18]. В качестве доводов приводятся следующие:

  • Упоминание о битве отсутствует в Ипатьевской летописи, равно как и в шведских источниках.
  • В Лаврентьевской летописи упоминание о битве помещено в записи за 1263 г и является заимствованием Жития. За 1240 г упоминания о битве нет.
  • Шведские источники утверждают, что Биргер не покидал Швеции в год битвы.
  • Шведские источники не упоминают о гибели какого-либо епископа в год битвы.
  • Описание раны в лицо, возможно, заимствовано из Жития Довмонта Новгородского.
  • Нет объяснения противоречивому поведению шведов, которые не продвигались вглубь территории противника и не построили укреплённого лагеря.
  • Нет объяснения странному поведению Александра, не уведомшего о нападении Ярослава и не собравшего новгородского ополчения.
  • Не ясно, почему после битвы шведы остались на поле боя и смогли похоронить погибших.
  • Отсутствует информация о захваченных в плен шведах.
  • Неправдоподобной выглядит информация о затоплении трёх шведских кораблей.
  • Не ясно, кто убил шведов на другом берегу реки.
  • Погибший военачальник шведов носит русское имя Спиридон.
  • Выдвигается гипотеза о совместном нападении Александра и карелов на лагерь шведских купцов.

Доктор филологических наук Александр Ужанков, указывает на встречу в Стенби[19] (Стенсби), резиденции датского короля Вальдемара II, произошедшую 7 июня 1238 года при участии папского легата Вильгельма Моденского, в которой принимали участие сам король и ландмейстер уже объединившегося с Орденом меченосцев Тевтонского ордена Герман фон Балк. В ходе этой встречи был заключён договор по Эстонии, согласно которому треть завоёванных земель доставалась Ордену, а остальное — Дании. Также обсуждался план совместного нападения на Русь датчан, тевтонцев и шведских рыцарей. Эта встреча стала прямым следствием многочисленных призывов папы Григорий IX к походам против «язычников», в буллах которого русские (rutheni) прямо именуются «врагами» (inimici) и «неверными». Если учесть, что готовился совместный поход, то вполне объяснима выжидательная позиция шведов, которые ждали прибытия тевтонцев, но были разбиты 15 июля 1240 года, до их прихода. Тевтонцы же ударили вскоре после этого, в августе-сентябре, взяли Изборск, Псков и построили деревянную крепость Копорье. Таким образом, по мнению учёного, есть основания утверждать, что быстрый удар Александра Ярославовича и Невская битва предотвратила совместное выступление Тевтонского ордена и Швеции и ещё большие потери.

Что касается отсутствия в Ипатьевской летописи упоминания о Невской битве и неточное упоминание в Лаврентьевской, то, как отметил учёный, в Лаврентьевской летописи лишь в двух предложениях рассказано о разорении ханом Батыем Киева в том же 1240 году, а в Новгородской первой летописи старшего извода о нём вообще ничего не сказано, но это же не означает, что его не было, или что разорение одного из крупнейших городов Европы — незначительное событие[19]. Иными словами, отсутствие данных о битве в других русских летописях ещё ни о чём не говорит. Местное летописание часто сосредотачивалось именно на местных событиях, уделяя не так много внимания происходящему в других княжествах.

Косвенным подтверждением участия ярла Биргера в битве и того удара, который, согласно Житию, Александр нанёс шведскому «королю», является посмертная реконструкция облика ярла, на которой отчётливо виден большой шрам.

См. также

  • Сражение на Омовже
  • Ледовое побоище
  • Ландскрона

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Электронная библиотека Библиотекарь.Ру. Две великих битвы Александра Невского. Архивировано из первоисточника 8 февраля 2012. Проверено 21 сентября 2008.
  2. Анисимов Е. В. История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты. Изд. 2-е, доп., 2010 год, 592 стр., ISBN 978-5-388-00696-7
  3. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Широкорад А. Б. Северные войны России
  4. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Широкорад А. Б. Северные войны России
  5. Барсов Н. П. Материалы для историко-географического словаря России. — Вильна: типография А. Сыркина, 1865. — 228 с.
  6. Географическо-статистический словарь Российской Империи. — Санкт-Петербург: типография В. Безобразова и компании, 1865. — Т. 2. — 898 с.
  7. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Широкорад А. Б. Северные войны России
  8. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Широкорад А. Б. Северные войны России
  9. Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР ЯРОСЛАВИЧ НЕВСКИЙ. Архивировано из первоисточника 31 мая 2012.
  10. Родственные связи Александра Невского и его врага ярла Биргера
  11. 1 2 3 4 5 Житие Александра Невского
  12. 1 2 Новгородская первая летопись старшего извода. В лето 6748
  13. Воскресная школа Воскресенского Новодевичьего монастыря. Церковь святого благоверного князя Александра Невского в Усть-Ижоре. Архивировано из первоисточника 8 февраля 2012. Проверено 22 сентября 2008.
  14. 1 2 Энциклопедия Санкт-Петербурга. Невская битва 1240. Проверено 21 сентября 2008.
  15. 1 2 Чеснокова А. Н. Парадный въезд в новую страницу // Невский проспект. — Л.: Лениздат, 1985. — С. 7-9. — 208 с. — (Туристу о Ленинграде).
  16. 1 2 Энциклопедия Санкт-Петербурга*. Александра Невского в Усть-Ижоре церковь. Проверено 22 сентября 2008.
  17. Авто ВЕЧЕ России. Создание памятника Александру Невскому на месте «Невской битвы». Проверено 12 ноября 2008.
  18. Александр Нестеренко. «Александр Невский» Издательство: Олма-Пресс. Серия: Альтернатива. История, которую мы не знаем ISBN 5-224-05360-9
  19. 1 2 Меж двух зол. Исторический выбор Александра Невского

Ссылки

  • Невская битва
  • Невская битва. 15 июля 1240. Схема
  • «Князь Александр наносит рану шведскому военачальнику.» Автор: Кившенко А.
  • В. И. Охотникова «Повесть о житии Александра Невского»
  • Поверье — Легенды: «Предтеча Невской битвы» и «Небесная помощь в день Невской битвы». Автор: Селезнёв А. А.
  • Создание памятника Александру Невскому на месте «Невской битвы» (1993 −2002) — как это было (в фотографиях)
  • Л. Усыскин. Первое происшествие на Неве
  • Лекция посла Швеции Томаса Бертельмана на философском факультете МГУ

Невская битва — вне сомнений

Никита Буранов заявил, что современная история и археология легко опровергают сомнения иностранных историков в достоверности Невской битвы 15 июля 1240 года.

В среду исполнилось 780 лет со дня битвы на реке Нева между новгородским войском под командованием новгородского князя Александра Ярославича и шведским войском. Позже это сражение получило название Невской битвы. За полководческое искусство, бесстрашие и мужество, проявленные в Невской битве, народ прозвал князя Невским.

Политолог, эксперт Российского военно-исторического общества (РВИО), эксперт Центра ПРИСП Никита Буранов считает, что современная история и археология легко опровергают сомнения иностранных историков в достоверности Невской битвы 15 июля 1240 года.

Из-за того, что в скандинавских источниках нет никаких упоминаний о Невской битве, ряд иностранных историков сомневаются, что она проходила вообще, но современная история и археология легко это опровергает. Во время последних исследований останков ярла (верховное должностное лицо Швеции) Биргера Магнуссона возле глаза у него обнаружили следы от удара копьем. В русской летописи отмечается, что князь Александр Ярославич «сражался с самим ярлом и возложил печать на лицо его острым своим копьем», что означает, что он попал в глазницу шлема копьем и сбил его с лошади с одного удара. Это подтверждает, что Биргер принимал участие в Невской битве во главе шведского войска.

При активном участии католического Рима между тремя феодально-католическими силами — Ливонским (Немецким) орденом, датчанами и шведами — было достигнуто соглашение о совместном выступлении против Новгорода, завоевании северо-западных русских земель и насаждения там католицизма.

Шведы координировали свои действия с Ордой, именно этим объясняется, что поход они проводили летом 1240 года, когда ситуация была наиболее сложная, но даже в этих условиях Новгород оказался готов к вражескому вторжению.

В июле 1240 года шведский флот в количестве около 100 судов с 5 тысячным десантом шведов и их союзников — норвежцами, финнами, а также различными балтийскими племенами — вошел в Неву под командованием князя Ульфа Фаси и Биргера (на тот момент зятя короля Эрика XI и фактического правителя Швеции). У Ижоры войско Биргера высадилось на берег и расположилось лагерем. Дальнейшему движению препятствовали быстрое течение Невы и пороги, которые можно было преодолеть только при попутном ветре на парусах и веслах.

Основной план заключался в том, чтобы, захватив территорию в устье Невы и город Ладога, преградить новгородцам выход к Балтийскому морю и установить контроль над северным участком торгового пути «из варяг в греки», так условно называется водный (морской и речной) путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию. Преследовались в основном экономические цели, здесь можно было брать пошлину и диктовать свои условия тем, кто везет грузы на кораблях.

Но ижорская дружина под командованием Пелгуя (около 50 человек), несшая службу по охране устья Невы, своевременно известила князя Александра Ярославича о высадке шведов, их количестве и местонахождении лагеря. Александр Ярославич решил внезапным ударом разбить шведов. Не дожидаясь подхода всех русских сил, он с небольшим отрядом (в составе княжеской владимиро суздальской дружины и части новгородского ополчения) выступил по реке Волхов к Ладоге, присоединив по пути к своему отряду ополчение ладожан и ижорскую дружину.

15 июля русское войско численностью 1,5 тысячи человек под прикрытием лесных зарослей незаметно подошло к расположению противника и с ходу атаковало его.

Конная дружина князя и часть новгородцев, возглавляемая Александром Ярославичем, нанесли удар по центру шведского лагеря, остальные новгородские и ладожские конные воины атаковали правый фланг. Пешее ополчение наступало вдоль Невы против левого фланга, чтобы отрезать пути отступления рыцарям на корабли и лишить их поддержки пехоты, находившейся там.

Захваченные врасплох шведы были полностью деморализованы и не способны дать должный отпор.

Дружинник Савва пробился к центру их лагеря и подрубил столб, поддерживавший златоверхий шатер шведского предводителя. Падение шатра еще больше напугало шведов и воодушевило русских ратников. Героизм в битве проявили Гаврила Олексич, Збыслав Якунович, Яков Полочанин, Ратмир, Савва и другие. В рукопашной схватке шведское войско было наголову разбито, лишь небольшая его часть смогла уйти на кораблях.

В гуще боя находился и князь Александр: он распоряжался как полководец и дрался как простой воин.

Русское войско потеряло 20 ратников, шведы собрали два корабля погибших, и это были только знатные воины. Остальных воинов, а их было значительное количество, похоронили, выражаясь современным языком, в братских могилах. Это была значительная победа, которая на некоторое время охладило захватнический пыл шведов.

В летопись вошла фраза из речи, которую он держал перед дружиной перед началом Невской битвы: «Братья, не в силе бог, а в правде», она стала крылатой и перекочевала из уст Александра Невского герою популярного отечественных фильмов начала двухтысячных годов — «Брат».

Ранее опубликовано на: https://ria.ru/20200715/1574361044.html

Источник

Невская битва.

После обнищания Северо -Восточного Часть Russia By Mongols, Cities из Novgorod и PSKOV, , и стали Spet Spet Spet Spet Spet Speat , и стали Spet Spet Spet Spet Speat , и стали Spet Spet Spet Spet Spet , и стали Spet Spet Spet Spearger. для атаки немецких и шведских войск. Шведы первыми попытались занять русских земли . В 1238 году шведский король получил разрешение Папы Римского на начало крестового похода против Новгорода. Участникам похода было обещано отпущение грехов.

В 1239 году шведы и немцы начали переговоры о планировании похода. Шведы к тому времени оккупировали Финляндию и должны были атаковать с севера, к г.0009 река Нева . Немцы должны были начать с Изборск и Псков. Шведское войско возглавляли ярл (принц) Ульф Фази и зять короля ярл Биргер, в будущем основатель Стокгольма.

Новгородцы знали, что шведы собираются напасть на них и заставить принять католичество. Таким образом, оно казалось им еще хуже, чем нашествие монголов .

Летом 1240 года шведский отряд во главе с Биргером прибыл на судах по Неве и остановился в устье реки Ижора. В его состав входили шведы, норваги и представители финских племен, планировавшие идти прямо к Ладоге и далее непосредственно к Новгороду. Были и католические епископы, держащие кресты в одной руке и мечи в другой. Лагерь противника располагался у притока Ижоры к Неве . Биргер, уверен в своем победа , отправил сообщение принцу Александру , утверждая, что он уже завоевывает его землю.

В то время союзные местных племен как на суше, так и на воде охраняли новгородские границы. Ижорское племя, уже принявшее христианство , охраняло морскую границу у Невы на обоих берегах Финского залива. Настоятель Ижорской земли Пелгусий первым заметил приближается к шведскому флоту на рассвете июля -го дня 1240 и поспешно послал человека доложить об этом князю Александру.

Принц решил неожиданно напасть на врага. Собирать отряд было некогда, как некогда было созывать «Вече» ( общественное собрание). Александр не успел дождаться ни войск, присланных его отцом Ярославом, ни набора новых по всей Новгородской земле. Он решил атакует шведов со своей командой и группой новгородских добровольцев. Согласно традиции , они собрались около Святой Софии Собора , чтобы помолиться и получить благословение у своего высочайшего священника Спиридона. Путь их лежал по реке Волхве мимо Ладоги, , где к ним присоединялась дружина ладожан, федератов Великого Новгорода, и до устья Ижоры.

Лагерь завоевателей, разбитый в устье Ижоры, не охранялся, так как шведы не ожидали нападения. Корабли неприятеля качались на воде, а вдоль берега были разбросаны белые палатки с 9-ю Биргеровскими палатками.0009 золотая палатка в изголовье. 15 июля в 11 часов утра русских войск внезапно атаковали шведов. Атака была настолько неожиданной, что шведы даже не успели взяться за шпаги.

Отряд Биргера был застигнут врасплох , поэтому не смог сопротивляться. Храбрый натиск русского отряда вынудил противников к берегам реки. По пути перерезали мостов, соединяющих корабли с землей, и даже захватили и сожгли три корабля противника.

Новгородцы горожан сражались изо всех сил. Сам Александр разбил великое число шведов и положил печать своего меча на лицо царя. Помощник князя Гаврило Олексич последовал за Биргером к шведской лодке верхом на лошади, где он был сброшен в воду. После чего снова погрузился в битву и убил наповал другого знатного шведа по имени Спиридон. Другой новгородец прорубился с топором сквозь толпу врагов. За ним следовал княжеский егерь Яков Полочанин с длинной шпагой и другие храбрые товарищи. Отрок князя пробился к центру лагеря и перерезал основа палатки Биргера. Отряд новгородских добровольцев потопил три шведских корабля. остальных врагов должны были спастись на оставшихся кораблях. Потери были незначительными, тогда как три шведских корабля были загружены только знатными людьми, а остальные остались на русской земле.

Победа над шведами имела большое политическое значение . Это доказало, что русских человек не потеряли своей доблести и еще могли защитить себя. Шведам не удалось захватить побережья 9-го0009 Неву и Финский залив и отрезать Новгород от моря. Отражение нападения шведов с севера Русские Разгром Возможное сотрудничество шведских и немецких завоевателей . На случай нападения немцев правый фланг и тыл Псковского военного округа были надежно защищены .

Тактически важной была роль «стражей», которые первыми видели и сообщали о приближающемся противнике. решающим фактором победы был элемент внезапности , так как противник был застигнут врасплох и не смог дать отпор. Летописец указывал на необыкновенное мужество русских воинов. После этой победы князь Александр Ярославич был назван Невским в честь реки Невы . Он был в двадцать первом году года.

1240 Нева. (кратко). Битва за Неву. выводы

В конце 1237 года папа Григорий IX объявил очередной крестовый поход против русских еретиков и язычников-финнов. Естественно, всем участникам обещали прощение грехов, «райский рай» и так далее. Немецкие войска порядка и их союзники стали готовиться к новому походу на новгородские рубежи. Но они были не единственными, кто услышал папский призыв. Шведы давно искали удобный момент, чтобы раз и навсегда закрепиться в Приладожье и в устье Невы и закрепить свои территории в финских землях от новгородцев. В 1164 году шведы уже пытались атаковать крупными силами, осаждая город Ладогу — ныне — Старую Ладогу, но были разбиты ладожцами и подоспевшими на помощь новгородцами. В 1187 году с ответным «приветом» новгородцы и карелы взяли и разрушили шведский город Сигтуну.

Как только монголо-татары прошли огнем и мечом по Руси, немцы явно усиливались на Балтике. Обороноспособность Новгорода в это время не могла не ослабнуть. И немецкие, и датские, и шведские крестоносцы почувствовали, что пришло время расплаты. Папа дал свое благословение. Шведский король Эрик Картавый (Шепелявый), епископы в Ливонии и Скандинавии объявили набор добровольцев в Армию Христову.

Они ударили летом 1240 года одновременно.

Шведский флот вошел в устье Невы в середине июля 1240 года. Как сказано в летописи «Житие Александра Невского», «хоть Ладогу воспринимать, это только река и Новгород, и весь Новгород область, край.» Папские легаты отплыли с ними, чтобы придать кампании статус крестового похода. Войско возглавили двоюродные братья — ярл Ульф Фази и зять короля, ярл Биргер Магнуссон. В исторической литературе часто указывается, что ярл Биргер стоял во главе шведских войск во время похода на Неву. И. П. Шаскольский убедительно доказывает, что до 1248 г. Биргер был просто крупным шведским феодалом. Ярл и правитель шведского государства с 1230-х гг. и до 1248 года был двоюродным братом Биргера Ульфом Фази. Биргер стал ярлом и фактическим правителем шведского государства в 1248 году. Поэтому, скорее всего, во главе шведских войск стоял Ульф Фази. См.: Шаскольский И.П. Указ. соч. С. 177-178.. Всего, по летописи, было пять тысяч воинов

Княжил тогда в Новгороде Александр Ярославич. Политически лояльная политика его отца, Ярослава Всеволодовича, по отношению к монголам — в 1238 г. Ярослав, после смерти брата Юрия, как старший из рода, с одобрения хана занял владимирский великокняжеский престол, заставил можно надеяться на относительное спокойствие с этой стороны и ориентироваться на угрозу с запада. Как и его отец, он ожидал вторжения крестоносцев.

Несмотря на то, что Александр Ярославич был еще совсем молодым человеком, в 1240 году Александру Ярославичу было 19 лет. , он обладал важными для князя качествами, такими как дальновидность и дальновидность. В союзе с мудростью, рассудительностью и любовью к Родине они во все времена делают человека незаменимым для своего Отечества. И уж тем более во время постоянной военной угрозы.

Понимание ситуации подтолкнуло Александра Ярославича к превентивным мерам. На новгородских землях росли укрепления. Новые города-крепости вдоль реки Шелони должны были защитить от беспокойной Литвы. В летописи сказано: «Того же лета князь Александр из Новгорода срубил город по ту сторону Шелони». Во всех приграничных городах-крепостях стояли сильные гарнизоны. В ожидании шведов и немцев на рубежах стояли постоянные посты, которые должны были сообщать об атаке, давать возможность подготовиться к обороне и собрать силы для ответного удара.

Впрочем, самоуверенные шведы не скрывали своих намерений. Биргер Магнуссон, отправил Александру Ярославичу послание, где прямо объявил войну. «Если можешь, сопротивляйся, но знай, что я здесь и захвачу твою землю!» — заявил князю надменный швед. Биргер все рассчитал правильно. Он знал, что Александр не успеет собрать большое ополчение. И владимирские полки Ярослава Всеволодовича не успеют помочь сыну.

Но шведов заметили еще до того, как они достигли конца своего пути. На реке Неве, точнее, в устье Невы, издавна располагались союзники новгородцев, ижорские «сторожа». Они также заметили шведский флот. Сержант-майор Пельгусий, находясь в дозоре, первым увидел «свейские ладьи» и немедленно отправил гонца в Новгород. Ижорские часовые внимательно следили, как шведы, потрепанные дальним переходом, на своих кораблях достигли устья Ижоры. Уверенные в своем превосходстве, Биргер и Фасси решают остановиться и дать своим людям отдохнуть. На берегу был разбит лагерь для знатных рыцарей и папских легатов, которые, проще говоря, остались на кораблях. Часовые, подсчитав силы шведов, также доложили об этом в Новгород.

Получив известие от Пелгусия, Александр немедленно собирает совет бояр и знатных воинов. Времени на споры и рассуждения больше не было. Здесь начинается расцвет гения Александра Ярославича как искусного оратора. Он убеждает новгородцев не терять времени и нанести удар по «гостям» всеми имеющимися силами, пока противник их не поджидал. Ударьте небольшой княжеской дружиной и новгородским ополчением по более сильному врагу. Удивительно, но непримиримый боярский совет одобрил план князя. Спешно было собрано новгородское ополчение.

Возле храма Святой Софии Александр произносит свои знаменитые слова: «Братья! Бог не в силе, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии в оружии, а сии на конях, но именем Господа нашего, Бога нашего, призовем… Не убоимся множества ратников, яко с нами Бог. Получив благословение владыки Спиридона, небольшое войско (около 1300 человек) отправилось навстречу неприятелю.

Но пошли они не прямо, а вдоль реки Волхов в Ладогу. Там их ждало подкрепление в виде ладожского ополчения.Пешие шли на кораблях по реке, а конница двигалась параллельно вдоль берега.

Неизвестно, откуда у юного принца такая уверенность в своих силах. Но летопись говорит, что Пелгусий не только возвестил о приходе шведов. Там же говорится и о видении, которое видел ижорский старец. Было видение убиенного святителя Бориса Глеба в красных ризах, плывущего в ладье по морю. И сказал Борис: «Брат Глеб, веди нас грести, так давайте поможем нашему родственнику Александру», после чего лодка скрылась из виду. Может быть, это видение вдохновило новгородского князя, а может быть, пришло время явиться ему как Великому Полководцу.

Пополнившись ладожцами и ижорцами, полуторатысячное разношерстное войско Александра, скрытое туманом, незаметно подошло к устью Ижоры, где отдыхали ничего не подозревающие крестоносцы перед будущим походом на Ладогу. Они были настолько уверены, что никто не сможет их побеспокоить, что не стали ставить охрану. Часть шведов была на кораблях.

Талант полководца — принимать единственно правильное решение до и во время боя. И его принял Александр Ярославич. Он, тайно осматривая лагерь крестоносцев, сразу отметил слабое место их расположения. Осталось только закрыть ловушку, которую создали себе шведы.

Утром 15 июля 12.40 русские бросились на шведов. Разделившись на три отряда, два конных и один пеший, они ударили сразу с трех сторон. Отряд кавалерийских копейщиков Гаврила Олексича прорвался через шведский лагерь и оказался у их кораблей. Пешие воины Миши Новгородца атаковали с другого фланга, окончательно отрезав рыцарям путь к спасению. Сам Александр со своей свитой атаковал шведов в лоб, целясь в златоглавый шатер ярла Биргера. И она пошла «лютой косой чертой». Эффект внезапности был достигнут, но при численном превосходстве крестоносцы сражались в отчаянии. Много подвигов было совершено в этот день новгородцами. В летописи о Невской битве сказано так:

«Здесь проявили себя шестеро таких же храбрецов из Александровского полка. Первого зовут Гаврило Олексич. Он напал на бур и, видя, что князя тащат за руки, проехал всю дорогу до корабля по сходням, по которым они бежали с князем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его с трапа вместе с лошадью. Но по милости Божией он вышел из воды невредимым, и снова напал на них, и сразился с самим правителем среди их войска. Второй, по имени Сбыслав Ясукович, из Новгорода. Этот много раз нападал на их войско и сражался одним топором, не имея в душе страха; и многие пали от руки его и дивились его силе и мужеству. Третий — Яков, родом из Полоцка, был хитрым князем. Этот напал на полк с мечом, и князь похвалил его. Четвертый – новгородец по имени Меша. Этот пехотинец со своей свитой атаковал корабли и потопил три корабля. Пятый — из младшего отряда по имени Савва. Этот ворвался в большой царский златоглавый шатер и срубил столб палатки. Полки Александрова, увидев падение палатки, обрадовались. Шестой — от слуг Александровых по имени Ратмир. Этот сражался в пешем строю, и множество врагов окружило его. Был он в Невской битве от многих ран и так умер» — Военные сказания Древней Руси стр. 130-131

Бой длился весь день и закончился к ночи. В этот день было разбито много шведов — около 200 благородных рыцарей, а остальные — «без числа» (Житие Ал. Невск.). Ярл Биргер был ранен Александром в лицо и перенесен на корабль.

Уцелевшие шведы за ночь собрали тела своих павших соплеменников и утром, быстро погрузившись на уцелевшие корабли, отплыли в Швецию. Русские их не преследовали, что, наверное, было очень гуманно с их стороны. Упоминается, что русские собрали тела убитых скандинавов, которых не успели подобрать их земляки, и, загрузив ими несколько кораблей, отправили по Неве вслед за выжившими.

Вернувшись в Новгород героем, Александр Ярославич получил в народе прозвище — «Невский».

Итак, шведским крестоносцам не удалось захватить крепости Ладогу и Новгород. Получив мощный отпор, они на время оставили в покое русские земли. Это было очень важно для Северной Руси. Теперь, перед лицом немецкой агрессии со стороны Ордена, она была спокойна за свой тыл. Ни Новгород, ни Псков не могли воевать на два фронта.

Невская битва. Подвиг Гаврила Алексича. Лицевой летописный свод XVI века

12:40 15 июля произошло Невское сражение, в котором дружина во главе с князем Александром Ярославичем нанесла поражение шведским войскам Эрика XI Биргера.

Целью шведов был захват устья Невы, что позволило бы им контролировать северную часть пути «из варяг в греки». За победу над армией Биргера Александр получил прозвище Невский.

Карта Невской битвы 15 июля 1240 года. Источник — Бескровный Л.Г. Атлас карт и схем по русской военной истории. — М.: Военное издательство Наркомата Вооруженных Сил СССР, 1946. ​​Лист 4

Невская битва. Лицевой летописный сборник XVI в. 4

Бой Гаврилы Алексича со шведским воеводой. Аверс летописного свода XVI века

Бегство шведов на корабли. Лицевой летописный свод XVI в.

«С 1236 года в Новгороде княжил, или, вернее, служил князем (т. е. предводителем войска) молодой Александр Невский, сын Ярослава Всеволодовича. Вообще словосочетание Александр Невский впервые появилось в летописях 15 века. Даже в «Повести о житии и мужестве благоверного и великого князя Александра», созданной через 40 лет после описываемых событий, Александр ни разу не назван Невским. Но так как наш читатель привык к этой фразе, то мы и дальше будем называть князя Александра Ярославовича Невским.

Согласно «Повести о жизни и мужестве великого и великого князя Александра», Биргер, прибыв с войском в устье Невы, послал своих послов в Новгород объявить князю: «Если можешь сопротивляйся мне, то я уже здесь, захватываю твою землю». Однако это сообщение, скорее всего, является интерполяцией составителя «Повести о жизни…», так как неожиданность нападения часто была решающим фактором в боях на севере.

На самом деле новгородскую «морскую стражу» заметили шведы. Эту функцию выполняло племя ижора во главе со своим старейшиной Пелугием. По версии «Повести одного жития…» Пелугий якобы уже был православным и носил христианское имя Филипп, а остальное его племя осталось в язычестве. Ижорская морская гвардия обнаружила шведов в Финском заливе и быстро доложила о них в Новгород. Наверняка существовала система оперативных сообщений от устья Невы до Новгорода, иначе само существование морской охраны становится бессмысленным. Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно конная эстафета; но, в любом случае, система оповещения сработала быстро.

В дальнейшем морская гвардия вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву. В «Повести о жизни…» он описан так: «Он (Пелугий) стоял на берегу моря, наблюдая за обеими путями, и провел всю ночь без сна. Когда солнце начало всходить, он услышал громкий шума на море и видел одну насыпь, плывущую по морю, и святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, стоящих посреди насыпи, держащих руки друг другу на плечах. слов мучеников, Пелугий стоял в трепете, пока с глаз его не исчезло сопло».0045

Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал дружину и двинулся на лодках по Волхову в Ладогу, где к нему присоединилась ладожская дружина.

Ярл Биргер совершенно не знал о движении новгородского войска и решил дать войску отдохнуть на южном берегу Невы, недалеко от места впадения в нее реки Ижоры.

15 июля 1240 года «в шесть часов дня» русское войско внезапно напало на шведов. Согласно «Повести о жизни…», Александр Ярославович лично ранил ярла Биргера в лицо копьем. Внезапность атаки и потеря командира решили дело. Шведы стали отходить к кораблям.

В «Повесть одной жизни…» описываются подвиги шестерых русских воинов. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на лошади по сходням на шведский корабль (бур) и стал там рубить врага. Шведы сбросили его с коня в воду, но он вышел из воды целым и невредимым и снова атаковал неприятеля. Второй же, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на войско шведов и сражался одним топором, не имея страха, и многие пали от руки его, и дивились его силе и мужеству. Третий, Яков, полочанин, был хитрым князем. Он напал на полк с мечом, и князь похвалил его. Четвертый, Меша, новгородец, пешком со свитой напал на корабли и потопил три корабля. Пятый, Сава, из младшей дружины, ворвался в златоглавый шатер ярла и срубил шест шатра. Шестой, Ратмир, один из слуг Александра, сражался в пешем строю одновременно с несколькими шведами, пал от множественных ран и умер.

С наступлением темноты большая часть шведских кораблей ушла вниз по течению Невы, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра телами убитых шведов погрузили два трофейных бура, и пустили их вниз по течению в море, и «утопили в море», а остальных убитых врагов, «вырыли яму, заметая их в обнаженных телах без числа».

Потери русских оказались ничтожными, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие каких-либо упоминаний о Невской битве в шведских хрониках, дало повод ряду русофобских историков низвести сражение до уровня небольшой стычки. На мой взгляд, гибель 20 элитных воинов при внезапном нападении не такая уж и маленькая потеря. Кроме того, Ижора должна была участвовать в сражении на стороне русских. После битвы православных русских и язычников хоронили в разных местах и ​​по разным обрядам. Ижорцы сжигали тела своих соплеменников. Поэтому русские участники битвы вряд ли знали, сколько было убито среди ижорцев.

Другое дело, что шведов, пришедших с Биргером, могло быть гораздо меньше, чем предполагали наши историки-патриоты. Там могло быть около тысячи человек. Но, в любом случае, Невская битва стала для шведов хорошим уроком.

Новгородцы встретили Александра и его дружину колокольным звоном. Однако не прошло и нескольких недель, как поссорились властолюбивый князь и беспокойные граждане свободного Новгорода. Александр Ярославович вместе со своей дружиной отправился домой, в свой Переславль-Залесский.

Цит. по: Широкорад А.Б. Северные войны России. — М.: АСТ; Минск: Урожай, 2001. с. 65-67

Новгородская первая летопись старой редакции:
О 6748. Пришествие Св — сила — велика, и Мурман, и Сум, и много зла в кораблях; Возьми принца и съешь своих слонов; а сташа у Невы — устье Ижеры, хоть и Ладогу видно, только реку и Новгород. и всей Новгородской области. Но все же добрый, милостивый и человеколюбивый Бог ублюдок и защити нас от иноплеменников, как бы напрасно трудясь без Божия повеления: когда приедешь в Новгород, как будто в Ладоз едешь. Князь Александр нисколько не усомнился от новгородцев и людей от Дам приехать к ня, и победил силою св. Июля 15, в память св. Кюрика и Улиты, не иду на Собор святых отче 630 , иных как Халкидон €; и тот бысть велик сваем. А того убил их правитель, по имени Спиридон; а тварей мира сего, как будто епископа убьют же; и много. есть много паде; и обложили корабль двумя вятих мужами, пред собою пустыми и в море; а их прок, вырывший яму, занес меташа в нью бешис; но было много язв; и в ту ночь, не дожидаясь ночи понедельника, позорить отидош.

Новгород тот же пад: Костянтин Луготиниц, Гюрята Пинещинич, Намирст, Джерк Низдылов сын кожевника, и все 20 муж с Ладоги, или мне, Бог. Князь Александр от новгородцев и от Ладоги пришел весь здравый в своем сии, спаси Бога и святую Софию и молитвами всех святых.

Цитируется по: Новгородская Первая Летопись в старшем и младшем вариантах. — М.-Л., 1950.

    К 1240 году историки относят создание древнейшего монгольского литературного памятника — Сокровенного сказания монголов, написанного неизвестным автором и дошедшего до наших дней на монгольском языке в Китайская иероглифическая транскрипция. Тайная легенда является бесценным источником сведений о возникновении монгольского государства и о его основателе Чингисхане.

    «На протяжении веков личность Чингисхана (1155 – 1227) вызывала неизменный интерес. Оценки его поступков противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом негативен: считается, что образование его государства сопровождалось особой жестокостью, что «монголо-татарское иго» затормозило социально-экономическое развитие покоренных стран, а рассредоточение монголов по большой территории привело к их ассимиляции другими народами, подорвав потенциал самой Монголии и ее слабость после распада империи. Отчасти эти оценки справедливы. При этом не следует забывать, что Средневековье (вообще) человечеством не отличалось — ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю Арабского халифата, западноевропейской инквизиции, княжеских междоусобиц в России и Японии в период феодальной раздробленности и т. д. На этом фоне жестокость монголов не представляла собой чего-то из ряда вон выходящего. И последующее «иго» вряд ли представляло собой не что иное, как обычное феодальное господство, тем более что оно не было направлено на разрушение социальных традиций и укладов. При этом монголы проявляли исключительную религиозную и национальную терпимость. В отличие от многих завоевателей, пришедших до и после, они не ставили своей целью огнем и мечом навязывать свою религию или образ жизни, уничтожая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи одинаково покровительствовали всем религиям, не навязывая ни одну из них. В этом они намного опередили свое время. И, хотя верхушка господствующего класса государства формировалась из монголов, национализма и национального гнета не было.

    Таким образом, даже спустя столетия, в наше время возрастающей религиозной и национальной нетерпимости, есть с чего брать пример с Чингисхана и его преемников.

    Нельзя забывать, что именно за короткий период существования единой Монгольской империи, благодаря строгому порядку, пути с Запада на Восток стали безопасными, расширились торговые и миссионерские связи, что способствовало взаимопониманию и взаимному обогащение культур. А одним из последствий «монголо-татарского ига» стала централизация и закрепление русских княжеств, без чего было бы невозможно образование Московии и на ее основе великих евразийских государств — Российской империи и Советский Союз (…)

    С 13 века появилась обширная литература по биографии Чингисхана и монгольских завоеваний. Но самым важным источником остается «Сокровенное сказание» (или «Сокровенное сказание»), написанное в 1240 г., вскоре после смерти полководца. Эта древняя летопись известна в России с XIX века, когда начальник Русской Духовной Миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые переписал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами, и перевел китайский текст на русский язык, а также опубликовал перевод в 1866 г. Второй, более точный и комментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала был опубликован одним из ведущих советских востоковедов С.А. Козиным (1879 г.).- 1956).

    Китайское издание «Сокровенной сказки монголов» 1908 г.

    Чингисхан, изображение 13 века. Тайбэйский национальный дворец-музей

    Фрагмент «Тайной легенды»:

    «Ночное небо затянуто облаками,
    Ты на посту, мой верный страж:
    Ты охраняешь мою юрту с дымоходом,
    Ты плотно обнимаешь ее —
    Ты усыпляешь меня крепким сном
    Ведь ты же возвел меня в царский сан

    Звезды, горит ночное небо.
    Ты мой безмятежный сон в постели
    Ты смотри внимательно, мой ночной страж,
    Окружая мой дворец-юрту.
    К моему высокому чину теперь
    Ты, возвещающий караул, возвысился!

    Дожди в ненастье сетью сплетутся,
    Или всё живое замёрзнет от мороза,
    То ли ливень льёт непрерывным потоком —
    Ты всё вокруг моей сетчатой ​​юрты,
    О верный ночной страж.
    Ты отрада сердцу, мой легкокрылый,
    Мой ночной сторож, Кебтеул!
    Ты возвысил меня до радостного ранга.
    В военную бурю
    Юрта с подолом окружила меня
    Ты, в мгновение ока вставай,
    Мой верный страж, Кебтеул!

    Берестяной сайдак
    Просто коснись руки —
    Все в мгновение ока поднимается
    Мой бодрый охранник, Кебтеул.

    Звонкий ивовый колчан
    Только удар еле слышен —
    Ты не колеблешься,
    Мой скорый страж,
    О, ты мое Благовещение, Кебтеул!

    Слава ее старым хранителям!
    И назови меня великим турхаутом
    Семьдесят тех турхаутов, что вместе
    Поступили на службу паршивой овцой.

    Прославь старых героев
    Воины под предводительством Архая!
    Также позовите Великого Хорчина
    Эсунтай с Бугидайскими лучниками!

    Цит. по: Тайное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Монгрол-ун Нируча тобчиян. Юань Чао Би Ши. Монгольский повседневный сборник. М-Л. 1941

В начале 13 века Русь оказалась между двух огней: с востока пришли татаро-монголы, а с запада — немцы, шведы, датчане и армии других стран, желавшие завоевать новые земли, воспользовавшись слабостью Киевской Руси. В этой статье мы поговорим о вторжении с запада, в частности кратко рассмотрим Невскую битву. Это важное историческое событие, столь же важное, сколь и противоречивое. Но обо всем по порядку…

Причины битвы

В 1240 году началось нашествие Батыя. Воспользовавшись этими событиями, шведский король решил напасть на Русь, захватив крупный торговый город Новгород. Предпосылок к этому было огромное количество:

  • Противник увяз в тяжелых боях, неся большие потери. Монголы уничтожили большую часть мужского населения Руси.
  • Новгород, несмотря на то, что не видел нашествия, остался один, без поддержки других княжеств.
  • Новгородом правил малолетний князь Александр Ярославич, не прославившийся прежде никакими великими делами.

В итоге в июле 1240 года шведская армия повела свой флот к устью Невы. Командование армией принял зять шведского короля — Биргер. Двигаясь вглубь страны, его армия остановилась на левом берегу Невы, близ устья Ижоры. Шведы были настолько уверены в своей победе, что, по некоторым сведениям, отправили молодому князю Александру послание, в котором говорилось: «Мы здесь, и мы захватим вас и вашу землю».

Что касается действий Александра, то он располагал точными сведениями о передвижении шведской армии, так как в Новгороде была хорошо налажена разведывательная деятельность. Молодой князь решил использовать фактор неожиданности, собрав городское ополчение и совершив стремительный марш к тому месту, где остановилось шведское войско. По мере движения войск к нему присоединялись все новые и новые отряды.

Карта Невской битвы

Битва на Неве произошла 15 июля 1240 года. В этой битве сошлись русы и шведы. В этот день войска Александра тайно подошли к лагерю, где остановились шведы.

План молодого князя был таков:

  • Ополченцы должны были отрезать шведам путь к отступлению к кораблям.
  • Внезапный и мощный удар конницы должен был нанести неприятелю решительное поражение.

Русская армия нанесла внезапный удар по разработанному плану. Такого поворота событий шведы не ожидали, в результате чего в их рядах началась паника. Эта паника усугублялась тем, что вскоре после начала боя был убит шведский епископ, разрушена палатка Биргера, а ополченцы уничтожили 3 шведских корабля. Внезапность удара, а также крупные успехи русских войск заставили шведов отступить.

Битва на Неве продолжалась до вечера. В ходе боя русская армия потеряла убитыми 20 человек. Точной информации о том, сколько шведов погибло, нет. Но если верить историческим источникам, то большая часть войск была уничтожена и счет идет на десятки и сотни убитых. В некоторых летописях есть упоминание о том, что на следующий день после битвы на другом берегу Невы шведы хоронили погибших в бою. После этого они покинули русскую землю на уцелевших после боя кораблях.

Участники битвы

Проблема изучения Невской битвы в том, что сохранилось очень мало исторических источников, где эта битва описана полностью. Фактически нам остается изучить это историческое событие только на основании летописей, которые весьма противоречивы. В частности, очень мало сведений об исторических личностях, принимавших участие в этой битве.


Кроме Александра, получившего в результате этой битвы прозвище Невский, в битве принимали участие следующие лица:

  • Гаврило Олексич — воевал на кораблях, несколько раз сбрасывался с кораблей, но возвращался.
  • Сбыслав Якунович — сражался в центре событий одним топором, но, умело используя свое оружие, навел панику в рядах врага.
  • Яков Полочанин — тоже воевал в самом центре событий, но владел мечом.
  • Сава — отметил, что срубил палатку шведского командира Биргера.
  • Миша — командовал отрядом ополченцев, с которым потопил 3 корабля.
  • Ратмир — личный слуга князя Александра, сражавшийся в бою, но погибший.

Других сведений о лицах, принимавших участие в этом бою, нет.

Историческое значение Невской битвы

Историческое значение Невской битвы, которую мы кратко рассмотрели в этой статье, весьма противоречиво. Главное, что следует сказать, это то, что молодой князь Александр смог победить шведов, тем самым обезопасив Новгород от попыток захвата западными странами. С другой стороны, в действиях самих новгородцев есть абсолютное противоречие. Несмотря на блестящую победу князя, а также несмотря на то, что значение его победы признавалось всеми, что выражается, например, в присвоении ему прозвища «Невский», новгородцы изгнали Александра из города почти сразу после битва. Вернулся он только через год, когда Новгородковке угрожала военная угроза в лице Ливонского ордена.

Слабые стороны и критика

Выше мы уже частично рассмотрели вопросы того, что даже беглое изучение Невской битвы свидетельствует о том, что это весьма противоречивое событие. В частности, ряд современных историков говорят о том, что это была не какая-то генеральная и сверхважная историческая битва, а простой пограничный конфликт. Проверить это достаточно сложно, но данное утверждение не лишено логики, так как сложно представить важное историческое противостояние и важное историческое сражение, в котором погибло менее 100 человек. Нет, точной информации о потерях шведов у нас нет. Эта цифра, в зависимости от источников, колеблется от нескольких десятков человек до сотни. Но это лишь один из аспектов, который следует учитывать. Есть и другие важные факторы:

  • Споры в анналах. Если рассматривать западные источники, то в них вообще нет упоминаний о битве, произошедшей в 1240 году. Если рассматривать русские летописи, то в Ипатьевской летописи также нет упоминания о битве, а Лаврентьевская летопись очень кратко описывает Невская битва в 1263 г., а не в 1240 г.
  • Нелогичное поведение шведов. Совершенно непонятно, почему войско, пришедшее с целью завоевания, не двинулось в сторону Новгорода, а также не построило укрепленный лагерь. Если рассматривать классическое представление о случившемся, то складывается впечатление, что шведы приехали не на войну, а на пикник. Непонятно также, почему после поражения шведы еще сутки оставались на месте боя, успев спасти всех погибших.
  • Шведские исторические источники говорят, что Биргер не покидал страну в 1240 году. Также в этом году не погиб ни один из списков этой страны, а если верить общепринятой версии, то в бою погиб шведский епископ.

Эти противоборствующие стороны представлены для того, чтобы сформировать четкое представление о том, что это историческое событие не так однозначно, как о нем принято говорить. Дело в том, что Невская битва действительно имела место, но все подробности этого события описаны очень мало, и остается огромное количество вопросов, ответы на которые, скорее всего, никто не даст. Но в любом случае мы говорили о победе русских войск над Ведами с разных точек зрения, и каждый читатель делает свои выводы.

15 июля 1240 года на Неве произошло эпохальное сражение. Русские войска под командованием одержали сокрушительную победу над шведской армией. После этого события Александр получил известное прозвище Невский. Это имя известно каждому россиянину и по сей день.

Предыстория

Битва на Неве в 1240 году началась не спонтанно. Ему предшествовал ряд важных политических и исторических событий.

В первой половине 13 века шведы, объединившись с новгородцами, совершали регулярные набеги на финские племена. Они называли их карательными кампаниями, целью которых было подчинить своей воле все больше и больше людей. Больше всего от шведов пострадали племена Сум и Эм. Это стало причиной затяжных конфликтов. Шведы боялись удара финнов, поэтому пытались их окрестить и сделать своими союзниками.

Завоеватели не остановились на достигнутом. Они периодически совершали грабительские набеги на земли по Неве, а также непосредственно на новгородскую территорию. Швеция была значительно ослаблена внутренними конфликтами, поэтому стремилась привлечь на свою сторону как можно больше воинов и знати. Не гнушались они уговорами переманивать на свою сторону и любителей легкой наживы. Долгое время финно-карельские войска совершали набеги на шведские земли, а в 1187 году полностью соединились с новгородцами. Они сожгли Сигтуну, древнюю столицу Швеции.

Это противостояние продолжалось долгое время. Каждая из ее сторон, как шведская, так и русская, стремилась установить свою власть на Ижорской земле, располагавшейся по Неве, а также на Карельском перешейке.

Знаменательной датой, предшествовавшей такому известному событию, как Невская битва, стало провозглашение Папой Григорием IX в декабре 1237 года второго крестового похода против Финляндии. В июне 1238 года король Дании Вольдемар II и магистр объединенных приказ Германа фон Балка дал согласие на раздел Эстонского государства, а также на начало военных действий против России в Прибалтике с привлечением шведов. Это и спровоцировало бой на Неве. Дата, события которой известны сейчас, стала отправной точкой в ​​истории России и ее отношений с соседними государствами. Битва показала способность нашего государства дать отпор могучей армии врага. Следует иметь в виду, что битва на Неве происходила в трудное время. Русские земли только начали восстанавливаться после многолетнего монгольского нашествия и силы войск были значительно ослаблены.

Битва на Неве: источники

Историкам приходится собирать информацию о таких давних событиях буквально по крупицам. Многих исследователей интересует такое событие, как битва на Неве, дата. Битва кратко описана в хронологических документах. Конечно, таких источников немного. Одной из самых известных является Новгородская Первая летопись. Также информацию можно почерпнуть из истории жизни Александра Невского. Предполагается, что оно было написано современниками тех событий не позднее восьмидесятых годов XIII века.

Если рассматривать скандинавские источники, то они не содержат подробных сведений о таких значительных сражениях, как битва на Неве и Ледовое побоище. Можно только прочитать, что небольшой шведский отряд потерпел поражение в рамках финского крестового похода.

Также доподлинно неизвестно, кто руководил скандинавской армией. Опираясь на российские источники, ученые говорят, что это был зять короля Биргер Магнуссон.

Но Ярлом Швеции он стал только в 1248 году, а на момент битвы им был Ульф Фази, который, скорее всего, и руководил походом. При этом Биргер в ней участия не принимал, хотя есть и противоположное мнение. Таким образом, результаты археологических раскопок свидетельствуют о том, что Биргер еще при жизни был ранен в лицевую часть головы. Это совпадает со сведениями о том, что Александр Невский ранил в глаз самого царя.

Битва на Неве: дата

Исторические события до XVI века в некоторых официальных источниках не зафиксированы. Очень часто историки не могут установить точный день или хотя бы приблизительный период, когда произошло то или иное сражение. Но это не относится к такому важному событию, как битва на Неве. В каком году это произошло? Историки знают точный ответ на этот вопрос. Эта битва датирована 15 июля 1240 года.

События перед битвой

Ни один бой не начинается спонтанно. Был и ряд событий, приведших к такому тяжелому моменту, как битва на Неве. Год, в котором это произошло, начался для шведов с объединения с новгородцами. Летом их корабли прибыли в устье Невы. Шведы и их союзники высадились на берегу и разбили палатки. Это произошло в месте впадения Ижоры в Неву.

Состав армии был пестрым. В него входили шведы, новгородцы, норвежцы, представители финских племен и, конечно же, католические епископы. Границы новгородских земель охраняла морская стража. Его обеспечили ижорцы в устье Невы, по обе стороны Финского залива. Старейшина этой гвардии, Пелгусий, на рассвете июльского дня обнаружил, что шведская флотилия уже близко. Гонцы поспешили сообщить об этом князю Александру.

Ливонский поход шведов на Русь начался только в августе, что свидетельствует о занимаемой ими выжидательной позиции, а также о немедленной и молниеносной реакции князя Александра. Получив известие, что враг уже близко, он решил действовать самостоятельно, не прибегая к помощи отца. Александр Ярославович воевал с небольшой дружиной. Битва на Неве стала для молодого князя шансом проявить себя как полководец. Поэтому многие войска не успели к нему присоединиться. На стороне Александра были ладожские ополченцы, присоединившиеся к нему в пути.

По существовавшим в то время обычаям вся дружина собралась у собора Святой Софии, где была благословлена ​​архиепископом Спиридоном. Затем Александр произнес напутственную речь, цитаты из которой известны и сейчас: «Не в силе Бог, а в правде!»

Отряд двинулся по суше по Волхову в Ладогу. Оттуда он повернул к устью Ижоры. По большей части войско состояло из конных воинов, но была и пехота. Для экономии времени в пути эта часть отряда также передвигалась верхом.

Хронология боя

Сражение началось 15 июля 1940 года. Известно, что, помимо княжеской дружины, в составе русской армии участвовало еще не менее трех отрядов знатных новгородских полководцев, а также ладожцев .

В Житии упоминаются имена шести воинов, совершивших героические подвиги во время боя.

Гаврило Олексеич забрался на неприятельский корабль, откуда был выброшен раненым, но, несмотря на это, снова поднялся на борт и продолжил бой. Сбыслав Якунович был вооружен только топором, но тем не менее бросился в самую гущу боя. Не менее храбро сражался егерь Александра Яков Полочанин. Мальчик Савва ворвался во вражеский стан и срубил шведскую палатку. Миша из Новгорода принял участие в пешем бою и потопил три вражеских корабля. Ратмир, слуга Александра Ярославовича, храбро сражался с несколькими шведами, после чего был ранен и погиб на поле боя.

Бой длился с утра до вечера. К ночи противники рассеялись. Шведы, поняв, что потерпели сокрушительное поражение, отступили на уцелевших кораблях и переправились на противоположный берег.

Известно, что русская армия не преследовала противника. Причина этого неизвестна. Возможно, сказался рыцарский обычай не мешать хоронить своих бойцов во время передышки. Возможно, Александр не видел необходимости добивать горстку оставшихся шведов и не хотел рисковать своей армией.

Потери русского отряда составили XX благородных воинов, сюда же следует добавить и их воинов. Среди шведов число погибших было намного выше. Историки говорят о десятках, если не сотнях, убитых воинов.

Исходы

Битва на Неве, дата которой запомнится на века, позволила предотвратить опасность наступления Швеции и Ордена на Россию в ближайшем будущем. Войско Александра решительно остановило их вторжение в Ладогу и Новгород.

Однако новгородские бояре стали опасаться усиления власти Александра над ними. На молодого князя стали строить разные козни, в итоге заставив его уйти к отцу Ярославу. Однако очень скоро его попросили вернуться для продолжения битвы, с которой он подошел к Пскову.

Память о битве

Чтобы не забыть о далеких событиях на Неве, потомки Александра стремились увековечить память о них. Так были созданы монументальные архитектурные памятники, которые неоднократно реставрировались. Кроме того, образ Александра Невского нашел свое отражение на монетах и ​​памятных марках.

Александро-Невская Лавра

Это монолитное здание было возведено Петром I в 1710 году. Александро-Невский монастырь был построен в устье Черной реки в Санкт-Петербурге. В то время ошибочно предполагалось, что битва произошла именно в этом месте. Вдохновителем и создателем лавры был В дальнейшем дело продолжили другие архитекторы.

В 1724 году сюда были перевезены останки Александра Ярославовича. Сейчас территория Лавры является государственным национальным заповедником. Ансамбль включает в себя несколько церквей, музей и кладбище. На ней покоятся такие известные люди, как Михаил Ломоносов, Александр Суворов, Николай Карамзин, Михаил Глинка, Модест Мусоргский, Петр Чайковский, Федор Достоевский.

Церковь Александра Невского в Усть-Ижоре

Это здание возведено в честь победы в битве 1240 года. Дата постройки — 1711 год. Церковь несколько раз горела и перестраивалась. В конце 18 века прихожане построили каменный храм с колокольней.

В 1934 году церковь была закрыта и долгое время использовалась как склад. Во время блокады Ленинграда башня храма была взорвана, так как служила ориентиром для немецкой артиллерии.

В 1990 году начались работы по реставрации храма, и через несколько лет он был освящен. При храме есть небольшое кладбище, а также памятник-часовня с образом Александра Невского.

Печать монет и марок

Периодически изображение Александра Ярославовича также используется в печати. Так, в 1995 году была выпущена памятная монета с его изображением. В годы годовщины после битвы также выпускаются знаковые марки, представляющие большой интерес для филателистов.

Экранизация

В фильме снялись такие актеры, как Светлана Бакулина и режиссер — Игорь Каленов.

Все мы со школы знакомы с подвигами святого князя Александра Ярославовича Невского. Две его великие победы, оградившие Россию от католической экспансии, считаются подлинным наследием нашей истории и одним из столпов нашей национальной гордости. Его подвиги были отмечены многими историками, журналистами, писателями, художниками и кинематографистами.

Казалось бы, Невская битва и Ледовое побоище, которым в школьном учебнике отведено почти столько же места, сколько описанию всей Великой Отечественной войны, тщательно проанализированы десятками историков. Однако если внимательнее присмотреться к этим событиям, оперируя теми немногими историческими источниками, которые есть в нашем распоряжении, и толикой здравого смысла, а не стереотипными описаниями этих сражений, копирующих друг друга, то вдруг очень много возникают вопросы.

Взявшись за эту статью, автор прежде всего поставил перед собой цель критиковать «официальную» версию тех эпизодов истории, которые так далеки от нас. Естественно, опровергая ту или иную интерпретацию событий, автор пытается предложить свое видение оных. Однако он никого не заставляет принимать свои логические построения за истинные. Он лишь предлагает не считать истиной и принятой ныне за аксиому стандартную точку зрения на эти «судьбоносные» для России сражения, поскольку она зачастую логична в гораздо меньшей степени. Впрочем, решать, конечно, вам.

Невская битва. Фон.

В нашем обществе бытует устойчивое мнение, что все западные соседи России, издревле, только и делали, что замышляли против нее, пытаясь захватить ее территорию, обратить ее жителей в «истинную веру» и вообще, всячески. .. Апогеем такого отношения западных держав к России вообще и Новгороду в частности в 13 веке была «объединенная агрессия шведов, датчан и немцев», координируемая, разумеется, Ватиканом .


Однако при более внимательном изучении отношений Новгорода с его западными соседями такая версия не выдерживает критики. Говоря о подлом нападении шведов на Новгородскую землю в 1240 году, наши историки и журналисты чаще всего старательно опускают предысторию этого нашествия. Начнем с того, что военно-экономический потенциал Швеции в то время был несопоставим с новгородским. С XI века в Швеции идут войны между язычниками и христианами, шведы постоянно воевали с окрестными племенами.

Во время краткой передышки между религиозными и феодальными войнами внутри страны они попытались расширить свои владения за счет граничащих со Швецией языческих земель. По сути, шведы пытались вернуть то, что они потеряли в XI веке. Ни о каких планах завоевания Новгорода речи не шло ввиду полного превосходства Новгородской республики над Швецией. Все, что могли себе позволить шведы, — это редкие нападения на те или иные новгородские владения с целью овладения ключевыми пунктами, которые позволили бы шведам защищаться от походов новгородских собратьев и их данников на Швецию. И такие походы случались не реже, чем походы на Русь шведов. Одним из самых известных из них является поход 1188 года.

Воспользовавшись тем, что в Швеции вспыхнул очередной виток кровавых междоусобиц, карелы и новгородцы напали на шведскую столицу Сигтуну, разграбили и сожгли город и убили епископа Иоанна Упсальского. До этого похода Сигтуна была центром экономической, политической и культурной жизни Швеции. Расположенный на берегу озера Меларен (исторический центр страны), город был известен далеко за пределами Швеции: «Civitas magna Sictone («великий город Сигтуна») неоднократно называет его Адамом Бременским (1060-е гг.). страны, лежащие по берегам Балтийского моря, Сигтуна упоминается арабским географом Идриси (1140-е гг.)». .

Но после нападения карелов этот «великий город» больше не восстанавливался. Вместо этого шведы построили Стокгольм на острове в проливе, соединяющем Меларен с Балтийским морем, а Сигтуна теперь представляет собой небольшую деревню в пригороде шведской столицы. Поход на Сигтуну был прекрасно реализован в военном плане: проход кораблей по чрезвычайно трудным для навигации шхерам, внезапная атака, взятие города. Это была, несомненно, выдающаяся победа русских. Но вот беда: сами россияне о ней почти ничего не знают. О ней не пишут в учебниках, не снимают фильмов. Почему?

Все просто: это никак не вяжется с теорией «западной агрессии», которую так трепетно ​​вынашивают наши историки. Однако эта кампания была не единственной в своем роде. В 1178 г. карелы взяли город Ноуси, центр шведской части Финляндии, взяв в плен епископа Родульфа. В результате Ноуси пришел в упадок, столица шведской Финляндии была перенесена в Або, а епископ убит. Через 20 лет скорбная участь Ноуси и Сигтуны постигла Або: в 119 г.8 Новгородско-карельские войска высадились в Финляндии и огнем и мечом прошли через шведские владения, завершив свой победоносный поход взятием Або, где епископ Фолквин повторил судьбу своего предшественника из Ноуси. Еще одним интересным вопросом является родство Новгорода с предками финнов — племенем Эм (шведское название — Таваста).

У них к новгородцам претензий было даже больше, чем к шведам. Новгородцы и карелы ходили на ем в 1032, 1042, 1123, 1143, 1178 (тот самый, когда был взят Ноуси), 1186, 1188, 1191, 1198 г. (взятие Або), 1227 г. Неудивительно, что после всех этих грабительских походов особо теплых чувств к новгородцам не испытывали. И становится понятно, почему воины Эми принимали участие в шведском походе на Ладогу в 1164 году. И снова становится ясно, почему новгородский летописец так описывал национальность «захватчиков», пришедших на Неву в 1240 году: » Пришел Свей во власть великую, и Мурман, и Сумы, и Ам».

Правда, если участие Эми в походе 1164 года не вызывает сомнений, то с их помощью у шведов в Невской битве этих сомнений в избытке, но об этом позже. Как видим, о непрекращающихся нападениях шведов на Новгород и вообще об агрессивных действиях «свеев» против их русского соседа говорить не приходится. Можно только утверждать, что Новгород и Швеция устраивали друг против друга походы. То есть агрессия (хотя не совсем корректно говорить об агрессии в контексте средневековых отношений и с имеющейся у нас информацией — такие стычки между соседями были в то время нормой, и язык не поворачивается назвать это «агрессией «) было взаимным.

Невская битва. Цель вторжения .

Большинство русских историков, вслед за Новгородской Первой летописью (НПЛ), утверждают, что целью шведского похода была Ладога, которую шведы, помнится, уже пытались погубить в 1164 году. Ну а после Ладоги » захватчики», естественно, хотели взять Новгород и подчинить себе всю новгородскую землю. Некоторые особо патриотические таланты скромно умалчивают о первой части злодейского плана шведов и переходят сразу ко второй. То есть, по их мнению, грозные потомки варягов тут же приплыли в Новгород. Утверждать, что Новгород был целью шведов, конечно, абсурдно.

Такой поход — чистое самоубийство: шведы в то время просто не могли собрать войско, необходимое для взятия Новгорода. На самом деле, они никогда не пытались это сделать. Взятие Ладоги выглядит куда более выполнимой задачей. Да и стратегическое значение Ладоги достаточно велико. Однако если этот город был целью шведов, то становится совершенно непонятным сам факт сражения в том месте, в котором оно произошло. По данным НПЛ и «Жития», шведы, войдя в Неву, разбили лагерь у впадения в нее реки. Ижора там и стояла до самого приезда Александра. Если бы целью шведов был захват Ладоги, такое поведение казалось бы крайне нелогичным.

Ладога была прекрасно укрепленным городом, который (особенно при отсутствии осадных орудий, которых не было у шведов) можно было взять только внезапным приступом или длительной осадой. В нашем случае длительная осада не вариант, просто потому, что Новгород долго бы не допустил осады Ладоги, а просто собрал бы достаточное ополчение и прогнал шведов. Собственно, именно так все и произошло в 1164 г.: шведам не удалось добиться внезапности в нападении, в результате чего ладожцы «свои хоромы сожгли, а в город замкнулись?» Когда шведы начали осаду города, подошли новгородские войска и уничтожили свеевское войско. Поэтому единственный способ для шведов взять Ладогу — внезапная атака.

Тогда какой смысл стоять лагерем на Неве, дожидаясь известия о твоем прибытии в Новгород? Но шведы простояли там около недели. Как известно из «Жития», известие о приходе шведов Александр получил от крещеного ижорского старосты Пелгусия, руководившего «морской стражей». Организация такой охраны представляется вполне реальной и разумной. Скорее всего, это было что-то вроде конной эстафеты. При расстоянии около 150 км от Ижоры до Новгорода Александр должен был получить известие о приходе шведов через несколько часов. Еще один день он провел, собирая войска. После этого армии предстояло преодолеть такое же расстояние в 150 км, чтобы добраться до противника.

А если учесть тот факт, что новгородское войско скорее всего прошло через Ладогу, чтобы соединиться с местной дружиной, то путь удлиняется на несколько десятков километров. Учитывая не самые благоприятные для походов условия местности, Александр должен был дойти до шведов за пять дней. А шведам все это время приходилось стоять на месте. Но за это время они могли уже совершенно спокойно добраться до Ладоги. Что мешало им? Видимо, только то, что Ладога вовсе не была целью их плавания. Кроме того, если шведы действительно двигались в сторону Ладоги, то почему Александр вдруг направился в сторону Ижоры? Ведь он должен был понимать, что пока он маршировал насильно на шведов, они должны были быть уже совсем в другом месте.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что шведы не стремились захватить Ладогу. Что еще могло привести шведов к новгородским владениям. А. Нестеренко в своей книге «Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище?» делает предположение, что никаких шведских войск на Неве в 1240 году вообще не было, а Александр грабил купцов, которые останавливались в устье Ижоры, чтобы поторговаться с местными жителями. Однако, при всем уважении к замечательной работе Александра Николаевича, должен признать, что такое развитие событий крайне маловероятно. Во-первых, потому, что торговля была основой процветания Новгорода, который, кстати, был единственным русским членом Ганзейского союза (о чем русские историки очень не любят вспоминать — видимо, тоже не вяжется с мыслью Запада как исключительно врага русского народа), и такое поведение новгородского князя нанесло бы страшный удар по престижу города.

И новгородцы никогда не простили бы Александру такого, и он мог бы навсегда забыть о своем царствовании. И Александр тоже должен был это понять. А во-вторых, потому что новгородцы не позволяли иноземцам торговать со своими данниками. Как ни крути, Новгород имел монополию на торговлю с подвластными ему племенами, и шведские купцы не стали бы нарушать эту привилегию Новгорода. Остается лишь одна более-менее внятная гипотеза: целью шведского вторжения было основание в устье Ижоры собственной крепости, которая служила бы надежным форпостом Швеции на землях ее древнего врага.

Такая крепость была бы помехой грабительским походам карелов и ижорцев на шведские земли, а в дальнейшем могла бы служить центром экспансии шведов на территории этих племен с целью их христианизации . Если принять эту теорию, то становится вполне понятно, почему шведы неделю просидели на одном месте: они просто начали строить крепость.

Что характерно: чтобы приписать битве еще более эпический размах, а Западу — еще большую «агрессивность», авторы различных панегириков Невскому пытаются представить шведский поход 1240 г. как крестовый поход, в то время как ссылаясь на некие папские буллы (такая же участь, кстати, постигнет и тевтонских рыцарей: они, де, тоже ходили в Крестовый поход на Русь, но об этом позже), однако ни о каком крестовом походе не было и речи, и ни одна папская булла не призывала к этому. Булла 1237 г., на которую чаще всего ссылаются горе-патреоты, призывает к походу на Тавасту, которая находится несколько далеко от Невы.

Невская битва. Состав и количество участников.

Если верить НПЛ, то в 1240 году на Неве появилось объединенное войско шведов, норвежцев и финских племен. Правда, даже Сокольский недоумевал, как новгородцы отличали норвежцев от шведов (М. Сокольский «Заговор средневековья»). Говоря о несостоятельности версии об участии норвежцев в походе, Сокольский приводит также следующие аргументы: Шведская сторона предприняла попытку примирения, и она не увенчалась успехом, к тому же в самой Норвегии это было время наиболее острого внутренняя борьба между царем и могущественной группой феодалов» (Там же).

Тем более, если принять версию, что шведы предприняли поход для основания города на Неве. Тем более непонятно участие норвежцев в этом походе: зачем им принимать участие в строительстве чужой крепости. По той же причине маловероятно участие в финской кампании: строительство городов — не самое любимое их занятие. Как мы помним, в 1164 году они шли на Ладогу совсем с другой целью — грабить. Таким образом, «этнический состав» этого «крестового похода» вполне ясен: в нем принимали участие только шведы. Что касается численности, то тут все сложнее: ни НПЛ, ни даже «Жизнь» не приводят данных о численности шведской армии, а шведские хроники просто умалчивают об этом походе, так что о численности шведов можно судить только косвенными факторами. Одним из таких факторов является отсутствие каких-либо сведений о Невской битве в шведских хрониках.

Представляется вполне логичным предположить, что если бы шведы действительно предприняли большой поход в 1240 г. (например, с участием 5000 воинов, о чем говорит Пашуто), то это непременно нашло бы отражение в шведских первоисточниках (к счастью, в Такие крупные предприятия шведы организовывали крайне редко)… Еще одним косвенным источником для приблизительной оценки численности шведов может быть численность их войск в других походах. Похлебкин, например, пишет, что численность шведов в их походах ненамного превышала 1000 человек (В. В. Похлебкин «Взаимоотношения между Шведским государством и Российским государством»).

В 1292 г. шведы вторглись в Карелию с 800 воинами, а маршал Кнутсон в 1300 г. основал Ландскорн с 1100 шведами. Косвенно об оценке численности шведов можно судить по численности новгородского войска и ходу сражения, о котором мы поговорим чуть позже. В итоге, суммируя имеющиеся у нас обрывки сведений, можно предположить, что наиболее вероятная численность шведской армии составляла примерно 2000-2500 человек. Нет нужды говорить о большем.

Чуть проще разобраться в количестве новгородцев: в НПЛ прямо указано, что Александр воевал со шведами вместе с новгородцами и ладожцами. Правда, «Житие» опровергает это, утверждая, что князь пошел бить «римлян» только с «малой дружиной». Однако в этом случае вхождение в НПЛ вызывает гораздо больше доверия. Во-первых, по соображениям банальной логики Александру не было смысла пренебрегать новгородским ополчением, так как хотя бы часть его могла собраться в поход за то же время, которое потребовалось бы для этого княжеской дружине. Во-вторых, просто потому, что «Житие» является своеобразным акафистом, и автор его всячески старался прославить личность Александра и его победы.

А что, как не победа «малого отряда» над многократно превосходящими силами противника, может лучше всего служить этой цели? Так что реальность, вероятно, гораздо больше отражает НПФ. Таким образом, можно строить определенные предположения о численности русского войска: 200-400 княжеских воинов, около 1000 новгородских и ладожских воинов и несколько сотен ижорцев, перешедших на сторону русских (правильно, вряд ли они остались бы в стороне, когда шведы начали построить свою крепость на землях своего племени). В результате численность войска новгородцев примерно равна 1500-2000 человек.

Как видим, то, что шведы превосходили врага численностью в несколько раз, это всего лишь миф. Если у шведской армии и было определенное преимущество перед новгородцами, то оно было не слишком велико.

Видимо, стоит рассказать о командном составе шведов в этой кампании. НПЛ сообщает нам, что среди шведов был князь, воевода с исконным шведским именем Спиридон и епископы. «Жизнь» также указывает на участие в битве царя, князя и наместника (не называя его имени). Если с воеводой, кроме разве что имени, все понятно (войско должно иметь предводителя), то с остальными именитыми вождями дело обстоит гораздо сложнее. Во-первых, совершенно непонятно, откуда «Лайф» и НПЛ знают, что в состав армии входили король, князь, князь и епископ.

Вряд ли в пылу боя новгородцы пытались выведать у своих противников чины и титулы. Как же мог простой новгородец отличить «князя» (которого большинство наших историков отождествляет с ярлом) от другого, пусть и знатного, феодала? Так же непонятно, как новгородцы понимали церковные чины участников похода и из чего предполагали, что представителем Церкви (в участии которого в походе не было ничего необычного) был именно епископ. Конечно, в то время в Новгороде существовала католическая церковь св. Петра, но вряд ли новгородцы были хорошо знакомы с ее иерархией.

И вообще вряд ли слонов видели. Кроме того, в хронике говорится, что один из епископов был убит, но мы знаем, что все семь шведских епископов благополучно пережили 1240 г. Участие епископов вообще кажется крайне маловероятным. Как мы уже установили выше, это шведское предприятие не было «крестовым походом» и не имело серьезного религиозного значения. Шведы пришли на Неву в первую очередь с целью строительства крепости, а крещение местных племен (которое, разумеется, планировалось в далеком будущем, как и без него) дело десятое.

Таким образом, можно предположить, что епископы не участвовали в этом походе. То же самое можно сказать и о короле и принце: шведский король Эрик XI Эрикссон не участвовал ни в каких походах (кроме того, Хроника Эрика называет его «хромым»), а детей у него не было вообще. Судя по всему, автор «Жития» заставил короля участвовать в этом сражении, чтобы придать большое значение шведскому походу, а, следовательно, и победе Александра. Что же касается «князя» — предводителя похода, то в русской историографии им издавна считался ярл Биргер, царский зять.

Однако вот беда, Биргер стал ярлом только в 1248 году, а в 1240 году ярлом был его двоюродный брат Ульф Фази. Когда эта информация всплыла, российские историки стали приписывать командование шведскими войсками Фасси. Хотя Биргер, и не будучи ярлом, был довольно значимой фигурой в политической жизни Швеции. В общем, вопрос с руководителем шведской кампании пока открыт, и строить догадки по этому поводу проблематично.

Невская битва. Ход боя.

Мы очень мало знаем о ходе битвы из первоисточников. Согласно «Житию», сражение началось 15 июля 1240 года в «шестом часу дня». В русских летописях «день» отсчитывается от восхода солнца, то есть «шестой час» составляет около 11 часов. То есть в 11 часов дня армия Александра внезапно атакует шведов. В общем, неожиданность этого нападения, скорее всего, была относительной. Действительно, довольно сложно представить, чтобы скованное сталью полуторатысячное войско могло «вдруг» напасть на войско шведов. Особенно учитывая тот факт, что шведы — опытные воины и они не могли себе позволить не поставить часовых перед лагерем.

Вот и получается, что воины Александра с лязгом доспехов и хрустом веток вряд ли остались незамеченными шведской армией. Другое дело, что эта атака все же стала неожиданной для шведов. Вероятно, они действительно ожидали, что Александр соберет большее войско и появится на Неве только через две-три недели. Поэтому маловероятно, что лагерь находился в постоянной боевой готовности.

Иными словами, можно сделать следующий вывод: шведы не ожидали нападения и не были к нему готовы, однако подкрасться к шведам незамеченными новгородцы не могли, поэтому инсинуации некоторых наших историков о том, что шведы, мол, даже не успели взяться за оружие, представляют — чисто фикции.

Далее в «Житии» идет описание подвигов Александра, который, конечно же, «перебил римлян неисчислимых», и на лице «царя» «оставил след копья своего». Как мы уже знаем, на берегах Невы царя не было. Однако это не смутило наших историков, вынудивших Биргера принять на себя удар копья Александрова. Выше уже было сказано, что участие Биргера в кампании само по себе факт сомнительный. Кроме того, до нас дошли портреты Биргера, и на них не различить никаких шрамов на лице Биргера. Но в то время не было принято скрывать шрамы, полученные в бою. Даже если эта битва закончилась поражением обладателя шрама.

После очередных восхвалений Александру в «Житии» идет описание подвигов шестерых «смелых, как он» воинов. Первым среди этих славных мужей звали Гаврила Олексич, который «напал на бур и, видя, что князя волокут за руки, подъехал к кораблю по сходням, по которым бежали с князем, преследуемые им. схватили Гаврилу Олексича и сбросили его с трапа вместе с лошадью. Но по милости Божией он вышел из воды невредимым, и снова напал на них, и сражался самим воеводой среди их войска». богатырский Гаврила выглядит довольно странно.

Начнем с того, что совершенно непонятно, за кем он гонялся, ведь у шведов не могло быть королевств. Странно и то, что стремление Гаврилы ездить на буре верхом — занятие, надо заметить, бесперспективное: в условиях корабельного боя всадник — крайне уязвимая цель. И лошадь просто сломала бы себе ноги об палубу. Такой опытный воин, как «храбрый муж из Александровского полка», должен был это понимать. Но далекий от военного дела монах, сочинявший житие, вряд ли представлял себе его хорошо. Волей-неволей напрашивается вывод, что подвиги в «Жизни» — всего лишь выдумка автора. В летописях о них ничего не сказано.

Другой богатырь Миша из Новгорода со своей дружиной «напал на корабли» и потопил три из них. Зачем понадобилось Мише воевать с кораблями, непонятно. Так же непонятно, как он это сделал. Рубили топорами прямо в воде? А где были шведы и что им мешало расстрелять штурм кораблей Миша из луков?

А вообще, судя по «Житию», получается, что новгородцы воевали с кем угодно, кроме самих шведов. Другой герой, Савва, «ворвался в большой царский златоглавый шатер и перерезал шест шатра». Оригинальный маневр. Пока товарищи Саввы сражались с «во много раз превосходящим врагом», наш храбрый воин доблестно сражается с палаткой. Интересно, а что делал Савва после того, как срубил вал палатки? Быть может, он остался под шатром, который рухнул прямо на него?

Еще два воина, Сбыслав Якунович и Яков, заслужили восхищение автора «Жизни» тем, что «напали» на шведов топором и мечом соответственно. Вообще рукопашный бой отличается тем, что в нем каждый воин должен атаковать противника — кто мечом, кто топором, кто чем-то еще. Так что непонятно, почему автор «Жизни» упомянул именно этих воинов. Фантазия закончилась?

Впрочем, в «Жизни» есть гораздо более интересный отрывок: «Остальные разбежались, а трупы их убитых воинов были сброшены на корабли и потоплены в море». Как можно, «взлетев», заняться похоронами своих павших, видимо, знает только автор. Мы можем только делать предположения. Исходя из того, что НПЛ также утверждает, что шведы хоронили своих солдат (причем не только бросая их в корабли, но и закапывая), можно сделать вывод, что шведы вовсе не бежали. Что же тогда произошло на самом деле? По-видимому, наиболее вероятный сценарий таков: новгородцы, воспользовавшись внезапностью своего нападения, глубоко врубились в оборону шведов, пройдя весь их лагерь до самых кораблей.

Сначала шведы только отступают. Однако через несколько минут, отступив к своим кораблям, они приходят в себя, создают определенный рубеж обороны и дают достойный отпор новгородцам. После этого новгородское войско отступает. В ходе этой битвы новгородцы, как мы знаем из летописи, потеряли 20 человек. По всей вероятности, среди легковооруженных ижорцев было еще несколько десятков погибших. В целом можно предположить, что общие потери Александра составили 50 человек. Потери шведов, скорее всего, равны 3-4 сотням. Исходя из этого, можно судить о численности шведской армии, о которой мы говорили выше. После этой битвы шведов должно было остаться не намного больше, чем новгородцев, так как шведы, вместо того, чтобы перейти в контратаку и разгромить русскую армию, отступают.

Однако шведов не должно было остаться меньше новгородцев, потому что последние вместо того, чтобы добить шведское войско, дали своим похоронить павших и спокойно уплыть. Проще говоря, после боя между шведскими и русскими войсками должен был установиться некий паритет, вследствие чего шведы сочли за лучшее не продолжать бой, а вернуться домой. Опять же, количество шведов должно было быть достаточным, чтобы захоронить несколько сотен трупов, погрузиться на корабли и отплыть в тот же день. То есть мы снова приходим к приведенной выше оценке численности шведской армии: 2000-2500 человек, в зависимости от количества русских.

Итак, что имеем: Александр вообще не победил шведов в Невской битве — бой закончился вничью. В результате неожиданного нападения новгородцев шведы понесли большие потери (в несколько раз превосходящие русских), но сумели дать достойный отпор, после чего новгородцы сочли за лучшее отступить. После этой битвы количество войск было примерно равным, поэтому шведы не решились перейти в наступление на новгородцев, а те, в свою очередь, в силу того, что не имели ни превосходства в силах, ни преимущества внезапности, не решились повторить атаку. Поэтому шведы, похоронив убитых, погрузились на буры и уплыли, а новгородцы вернулись домой победителями.

В Житии есть еще один интересный отрывок: «Когда он (Александр) победил царя, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александрова, нашлось несметное число убитых ангелом Господин.» Историки обычно объясняют этот факт тем, что ижорцы напали на шведский лагерь, который также располагался на другом берегу реки. Но эта теория не выдерживает никакой критики.

Во-первых, зачем шведам делить свой лагерь на две части, ведь каждая из них при необходимости становилась гораздо более уязвимой. Пока шведы на другом берегу реки могли переправиться к атакованным товарищам, от них ничего не могло остаться. Во-вторых, зачем Александру понадобилось делить свою армию на две части, нападая сразу на два лагеря, если его армия по численности уступала шведской?

Легче было сосредоточить все силы в одном лагере, тем самым добиться численного перевеса уже в свою пользу. И, наконец, в-третьих, почему шведы, похоронив часть своих воинов, оставили другую часть валяться на берегу? Следует признать, что фрагмент Жития, описывающий пришествие «Ангела Господня», является выдумкой автора, вставленной в повествование лишь с целью придать походу Александра ореол благочестия.

Невская битва. Последствия.

В отечественной историографии принято утверждать, что новгородцы на Неве нанесли тяжелое поражение шведам, в результате чего те надолго забыли о расширении своих владений. Однако, как ни странно, «наголову разбитые шведы» уже в 1249 г. шведы организовали новый, теперь уже действительно крестовый поход на Финляндию, основали Тавастоборг. И это несмотря на то, что в 1247 году Финляндию потрясла очередная вспышка междоусобных войн: ряд шведских бондов во главе с знатным упландским родом Фолькунгов подняли восстание.

Кульминацией восстания стала битва при Спарсетере, в которой королевские войска нанесли поражение феодалам. В дальнейшем противостояние шведов и новгородцев представляло собой такой же постоянный обмен набегами на территорию друг друга: шведы с той или иной целью устраивают походы в 1292, 1293, 1295, 1300 и т. д.; Новгородцы и карелы, в свою очередь — 1256, 1292, 1295, 1301, 1311 и т. д. Кроме того, карелы и новгородцы в 1271, 1279, 1302 организуют походы в Норвегию. Как видим, битва на Неве мало изменила отношения между Свеландом и Новгородом.

Невская битва. Выводы.

Итак, подведем итоги. Битва на Неве была лишь очередным сражением в цепи взаимных походов шведских и новгородских войск друг на друга, длившейся не одно столетие. В 1240 г. к Неве пришли шведы с целью заложить там город, который стал бы некой защитой внутренних районов Швеции от новгородских и карельских набегов. Однако Александр, узнав о приходе шведов, спешно собирает войско и отправляется на стройку города. Тем не менее, несмотря на короткие сроки сбора, новгородское войско по численности мало уступало шведскому. Александру удалось добиться эффекта внезапности в своей атаке, но шведам все же удалось отразить атаку новгородцев.

При этом шведы понесли достаточно серьезные потери и решили не испытывать судьбу и завершить свой поход. Похоронив павших, они погрузились на корабли и отплыли в Швецию. Победа в битве на Неве не была каким-то выдающимся сражением и не выделялась на фоне других сражений между новгородцами и шведами ни масштабом, ни действием, ни значением. Такие сражения, как Ладожская битва 1164 г. или взятие Сигтуны 1187 г., превосходят сражение на Неве по всем параметрам.

Эти бои были гораздо более ярким примером доблести русских воинов, именно эти бои в полной мере отражают славу русского оружия. И именно эти сражения были незаслуженно забыты потомками, в памяти которых осталась лишь битва на Неве, раздутая до невероятных размеров царскими, советскими и современными историками. Но даже то, что за это сражение Александр Ярославович получил прозвище Невский, — всего лишь миф. Эту приставку к имени он получил только в XIV веке. И современники Александра никак не освещали его победу. Плохо всегда приходилось только русским людям с «исторической памятью».

Ледовое побоище. Фон.

В нашей историографии принято считать, что Ливонская конфедерация издревле была враждебным России государством и занималась лишь тем, что варварским образом подчинила себе местные племена. При этом Русь, разумеется, вместе с этими племенами пыталась противостоять западной экспансии. Битва на Чудском озере считается наиболее ярким эпизодом этого сопротивления. Однако если глубже изучить историю Ливонии, вдруг окажется, что Русь не всегда была союзницей балтских племен. И далеко не всегда она враждовала с Ливонией. А если и была во вражде, то корни этой вражды лежали вовсе не в столкновении цивилизаций, а лишь в стремлении той же России грабить своих соседей.

Только два русских княжества исторически имели определенные взгляды на Прибалтику: Новгородское и Полоцкое. Эти княжества всегда рассматривали Прибалтику как идеальную цель для грабежа. Например, Новгород с этой целью организовывал походы в 1030, 1054, 1060, 1068, 1130, 1131-1134, 1191-1192 гг.,. Однако список, конечно, не полный. Все эти предприятия создавались только из соображений материальной выгоды. Лишь однажды новгородцы попытались закрепиться в Прибалтике, построив в 1030 г. Юрьев (будущий Дерпт, а ныне Тарту).

Первое столкновение русских с немцами произошло в 1203 году. И произошло это вовсе не потому, что подлые католики вели агрессивную политику, вовсе нет. Немцы тогда в принципе не имели возможности вести агрессивную политику: на всю Ливонию у них было всего пара слабо укрепленных замков и пара сотен воинов. И именно этой слабостью Ливонии воспользовалось удельное полоцкое княжество Герцике, напав на ливонское Ишкиле. Ливонцы предпочли откупиться и полочане, получив желаемое, отправились зарабатывать «на хлеб» дальше — на этот раз в следующий ливонский замок: Холму, но и там немцам удалось отбить атаку русских.

Как видим, агрессивную политику вели именно русские княжества. Впрочем, им было все равно, на кого нападать: на немцев, латышей, эстонцев или еще кого-нибудь — для них определяющим фактором в выборе цели была не национальность или вероисповедание, а «платежеспособность». Но другой удельный полоцкий князь — Вячко из Кукенойса — заключил мир с Ригой в 1205 году. И у русских, и у немцев были общие враги в Прибалтике — крайне воинственные литовцы. Поэтому и русские, и тем более крайне слабые в то время немцы считали лучшим, хотя бы время от времени, дружить.

Но как только русские вновь получили возможность беспрепятственно грабить католиков, они не преминули ею воспользоваться: в 1206 г. полоцкие люди вновь напали на Ишкиле и Голм. Однако в обоих случаях русская атака была отбита. После этой неудачи Вячко (который, видимо, тоже участвовал в походе) вновь в 1207 году обращается к епископу Альберту (тогдашнему главе католической Ливонии) с предложением о мире. Альберт с радостью принимает это предложение. Однако вскоре происходит интересный инцидент.

Вячко, видимо, что-то не поделил со своим соседом, ливонским рыцарем Даниилом. В результате Даниил нападает на Кукенойса, захватывает город и берет в плен самого Вячко. Казалось бы, вот он, вопиющий случай исключительной агрессивности немцев! По логике вещей, теперь уже безбожным католикам предстояло селиться на подло захваченных русских землях и насильно обращать их население в «латинскую» веру. Однако немцы поступают с точностью до наоборот. Альберт приказывает освободить Вячко, вернуть ему город и все захваченное имущество.

Более того, Альберт пригласил Вячко в Ригу, где принял его с почестями, подарил лошадей и богатые одежды. А когда Вячко уехал в Кукенейс, Альберт прислал с ним 20 немецких мастеров, которые должны были усилить укрепления города. Самому Альберту в это время пришлось отплыть из Риги в Германию, чтобы вернуть на родину служивших в Ливонии рыцарей и подобрать новую партию паломников. Вячко решил воспользоваться этим ослаблением Риги. Сначала он решил разобраться с немцами, работавшими в Кукенойсе. Правда, даже такую ​​легкую задачу он решил с трудом, успев убить лишь 17 человек, а третьему удалось спастись. После этого Вячко стал готовиться к поездке в Ригу.

Невская битва

15 июля 1240 г. состоялась Невская битва, имевшая большое стратегическое значение. Поражение надолго отбило у шведов желание захватить северо-западные земли Руси. Русская земля всегда была щедра и обильна. Особенно выделялся своим богатством среди русских городов и г. Новгород. Население Новгородской земли было многочисленным, города славились своими ремесленниками и ремесленниками. Древний торговый путь на Запад и на Восток проходил через Новгородчину. Процветающая и богатая новгородская земля привлекала к себе алчные взоры своих западных соседей, и прежде всего шведского и немецкого рыцарства.

Это в настоящее время шведы — мирный народ, но в то время шведские феодалы вели экспансию на восток, пытаясь захватить богатый Новгород и отрезать Русь от Балтийского моря. Захват Невы, Волхова и Новгорода позволил контролировать торговлю между Восточной Европой и Западом. Да и города Новгородской земли, ее ремесла могли дать шведским феодалам большую добычу. Необходимо отметить роль Ватикана, Папа Римский благословил немецких и шведских рыцарей на войну с «язычниками и еретиками». Православные христиане для Рима и западных феодалов были ничем не лучше сарацинов (мусульман) или язычников.

Вблизи устья реки Волхов, по которой проходил водный путь из Великого Новгорода в Балтийское море, располагался древнерусский город — Ладога. Это был важный оборонительный и торговый центр. Ладога фактически была замком Новгорода, который прикрывал ее со стороны Швеции. Новгородские источники сообщают о первых попытках шведских феодалов захватить Ладогу. Первое упоминание о нападении шведов на Ладогу относится к 1142 году: «В том же году приезжает святой князь с епископом», — говорится в летописи. Горожане смогли отбить атаку, и шведы отступили. Уже в 1164 году шведы снова попытались захватить Ладогу, но отважные горожане сами сожгли городок и заперлись в крепости. Шведы осадили крепость. Ладожане удалось послать за помощью в Новгород. Взять город с ходу шведы не смогли, а тем временем новгородские дружины пришли на помощь Ладоге и разгромили находки. Вскоре новгородцы нанесли ответный удар. В 1188 г. русские и карельские отряды напали на политический и экономический центр Швеции, густонаселенный город Сигтуну, и разрушили его. Эта забастовка надолго отбила у шведов охоту идти в Россию. Однако когда на Русь пришла беда с Востока, шведские феодалы решили воспользоваться бедственным положением русских земель и осуществить план по захвату новгородских земель.

В 1238 году шведский монарх получил от папы «благословение» на крестовый поход против русских. Всем тем, кто был готов принять участие в походе, было обещано отпущение грехов. В 1239 г. состоялись переговоры шведов и немцев, на которых обсуждался генеральный план похода на Новгородскую землю. Шведские феодалы, захватившие к этому времени Финляндию, должны были развивать наступление на г. Новгород Великий с севера, со стороны реки Невы. Немецкие рыцари наступают с запада – через Изборск и Псков. Шведское правительство короля Эриха Эрикссона Шепелявшего (правил в 1222—1229 гг.и 1234—1249) выделил для похода войско под командованием ярла (принца) Ульфа Фасси и зятя короля — Биргера Магнуссона. Для похода на русские земли были собраны лучшие силы шведского рыцарства. Поход официально считался «кроссовым», поэтому, кроме крупных феодалов и их дружин, в нем приняли участие епископы со своими войсками. Кроме того, чтобы полностью обеспечить успех крестового похода, шведское командование также собрало многочисленные отряды из подчиненного финского населения. Правда, финны, в отличие от шведов, были плохо вооружены — ножи, луки со стрелами, топоры, копья.

В это время в Новгородской земле правит молодой князь Александр Ярославич — сын великого князя Владимира Ярослава Всеволодовича. Несмотря на молодость, Александр уже был известен как искусный политик. Это был рассудительный, энергичный и смелый воин. Следует отметить, что Новгород сильно отличался по своей системе управления от других русских земель. Власть князя была ограничена, он был военачальником, а не государем. Реальной властью были бояре и купцы, которые с помощью думы назначали посадника, тысяцкого и призывали к себе князя. Новгородцы воевали со шведами за контроль над Ижорской землей и Карельским перешейком. В Новгороде знали о планах шведов захватить их территории, и что они хвастались тем, что «крестили» их в латинскую веру.

Летом 1240 года неприятельское войско под предводительством Биргера, «великою силою, надмеваясь духом войсковым», появилось на Неве на кораблях. Шведы расположились лагерем в устье р. Ижора. Армия крестоносцев состояла из шведов, норвежцев и представителей финских племен (сум и эм). Шведское командование планировало сначала захватить Ладогу, а затем выйти на Новгород. Во вражеской армии было и католическое духовенство: русские земли планировалось крестить «огнем и мечом». Разбив лагерь, Биргер, полностью уверенный в своих силах и победе, отправил князю Александру сообщение: «Если ты можешь противостоять мне, то я здесь, сражаюсь с твоей землей».

Новгородские рубежи в то время охраняли «сторожа». Они располагались и на берегу моря, где в охране границы принимали участие представители местных племен. В частности, в районе реки Невы, по обеим сторонам Финского залива, находился «морской сторож» ижорцев (финно-угорский народ, населявший территорию Ижорской земли). Они несли охрану путей в Великий Новгород со стороны Балтийского моря. Шведское войско обнаружил староста Ижорской земли Пелгусий, находившийся в дозоре. Пельгусий сообщил князю Александру о появлении неприятельского войска.

Крестоносцы выбрали очень удачный момент для своего удара. Владимиро-Суздальская Русь, где правление отца Александра было опустошено и не могла выставить значительных сил на помощь Новгороду. К тому же появление дружин Ярослава Всеволодовича требовало времени, которого не было. Личная дружина князя Александра была немногочисленной. Много времени ушло на сбор отрядов местных бояр, новгородского ополчения и войск городов Новгородской земли. Медлить было нельзя, противник мог захватить Ладогу и нанести удар по Новгороду.

Битс

Александр не медлил и действовал быстро; он даже не успел сообщить отцу о появлении шведской армии. Молодой князь решил нанести неприятелю внезапный удар, так как не было времени собирать большое войско. Кроме того, созыв Новгородской Рады мог затянуть дело и сорвать предстоящую операцию. Князь выступил против врага со своей дружиной, усилив ее только добровольцами из Новгорода. По древнему преданию, русские воины собирались в храме Святой Софии, молились, получали благословение от владыки Спиридона. Князь воодушевил своих воинов речью, фраза которой дошла до современности и стала крылатой: «Братья! Не в силе Божией, а в истине! Вспомним слова псалмопевца: сие оружие и сие на конях мы во имя Господа Бога нашего призовем… Не убоимся множества ратных, яко с нами Бог. Крыса пошла в поход. Отряд пошел по Волхову к Ладоге, где ладогайцы соединились с силами Александра. От Ладоги новгородское войско двинулось к устью Ижоры.

Лагерь крестоносцев, разбитый в устье реки Ижора, охранялся слабо, так как шведское командование было уверено в своих силах и не подозревало о близости русской армии. 15 июля русские воины смогли незаметно подойти к вражескому лагерю и в 11 часов утра внезапно атаковали шведов. Атака русской армии была настолько внезапной, что крестоносцы не успели подготовиться к бою и собрать свои силы. Быстрота отряда Александра сводила на нет численное преимущество шведской армии. Воины Биргера были застигнуты врасплох. Шведы не могли оказать организованного сопротивления. Русский отряд прошел через неприятельский лагерь и выбил шведов на берег. Вдоль побережья наносили удары пешие ополченцы. Новгородцы пробрались вдоль реки и разрушили мостки, соединявшие шведские корабли с берегом. Ополченцам даже удалось захватить и уничтожить три вражеских корабля.

Битва была ожесточенной. Александр лично «побил многих» шведов и ранил вражеского лидера. Княжеский товарищ Гаврило Олексич погнался за графом Биргером и ворвался на неприятельский корабль. Его бросили в воду, но он выжил и снова вступил в бой, убив шведского епископа. Источники также сообщают о русских воинах, отличившихся в этой битве: Ратмире, Сбыславе Якуновиче, Якове Полочанине, молодом Савве. Отряд во главе с новгородцем Мишей уничтожил три вражеских корабля.

Крестоносцы не выдержали яростного натиска русских витязей и бежали на уцелевших кораблях. Потери русского отряда были незначительными: до 20 богатых воинов. Шведские потери были более значительными. Два корабля погрузили только телами знатных людей, остальных похоронили на берегу. В тактическом плане следует отметить роль Пограничной стражи («сторожей»), оперативно обнаруживавших противника и доносивших в Новгород. Большое значение имел и фактор скорости и внезапности удара. Крестоносцы были застигнуты врасплох и не смогли оказать организованного сопротивления.

Блестящая победа над шведской армией имела большое политическое и моральное значение. Произошло это после страшных поражений, которые потерпели русские рати от воинов Батыя. Швеции не удалось захватить новгородские земли в самый подходящий момент, чтобы нанести удар и отрезать Россию от Балтийского моря. Отразив вторжение с севера, Александр сорвал возможное одновременное нападение шведских и немецких феодалов.

Однако у победы на Неве была и отрицательная сторона. Новгородские бояре и купеческие семьи завидовали славе Александра и опасались роста его влияния в Новгороде, любви к нему простых людей. «Золотые пояса» стали плести интриги против князя. В результате победитель шведов был вынужден покинуть Новгород и перейти во Владимиро-Суздальскую Русь, в его удел — Переяславль-Залесский.

Новый учебник России: священная война против безбожного Запада

Два учебника для российских СМИ, полученные российским новостным сайтом Meduza, предлагают новый взгляд на войну против Украины. Русские, обращенные в христианство в 988 году в Крыму, ведут священную войну против безбожного Запада и его марионеточного государства Украина. Со ссылками на славную битву князя Александра Невского со шведами в 1240 году.  Стратегическая цель Запада веками была одной и той же: сдерживание, ослабление, расчленение и полное уничтожение России.

Плакат с изображением Сергея Эйзенштейна Александр Невский, новый герой Кремля

by Андрей Перцев

В июле администрация Путина распространила два новых руководства по обмену сообщениями среди проправительственных СМИ и политиков России. В обоих документах даны подробные инструкции, как провести параллели между нынешней войной России на Украине и известными историческими событиями в общественном воображении. Первый посвящен «крещению Руси» в 988 году, когда правитель Киевской Руси Владимир Великий, как говорят, крестил киевлян после того, как сам обратился в православие. Второй — о Невской битве 1240 года, когда, как полагают, князь Александр Новгородский разбил шведских захватчиков на берегах Невы.

Гиды предписывают СМИ использовать эти события, чтобы представить нынешнее вторжение России в Украину как превентивную войну, начатую для защиты России от безбожного, жадного до ресурсов Запада, а также от украинских сатанистов, совершающих ритуальные человеческие жертвоприношения. Эти аргументы уже начали появляться в государственных СМИ — иногда дословно. «Медуза» подытожила их содержание.

Кремль «рекомендовал» российским спонсируемым государством и проправительственным СМИ, а также ее политикам-истеблишментам начать проводить параллели между войной на Украине и «крещением Руси» в 988 и битве на Неве в 1240 году.

В июле администрация Путина выпустила два справочника, в которых доказывается сходство между войной и двумя историческими событиями. У «Медузы» есть копии обоих.

Оба документа возлагают вину за войну на Украине на «коллективный Запад», который, как утверждается, почти тысячелетие атаковал Россию в стремлении захватить ее природные ресурсы и уничтожить Православную церковь.

Борьба с «безбожниками»

Согласно источникам, близким к администрации Путина, самое последнее руководство было распространено среди руководителей проправительственных СМИ в конце июля. Во введении авторы указывают на предполагаемое сходство между крещением Руси, когда первый христианский правитель, на которого претендовала Россия, якобы крестил киевлян, и продолжающейся войной на Украине:

Крещение Руси стало основой для укрепление и единство Российского государства на сотни лет. Православная вера учит состраданию, любви к ближнему и терпимости к другим. Эти ценности стали фундаментом русской цивилизации и позволили России объединить сотни разных народов. Сегодня представители всех национальностей России в очередной раз объединились в противостоянии безбожникам, в защиту традиционных ценностей и права наших детей жить в соответствии с ними.

В документе также говорится, что принятие православия способствовало объединению «разрозненных русских земель» и созданию государства, определяющей ценностью которого была «терпимость».

Далее утверждается, что война на Украине, как и «крещение Руси», укрепляет «основы страны как государства», а также «основы развития России на века вперед». Неназванные авторы утверждают, что все это результат недавнего «общественного сплочения» вокруг армии и вокруг «стратегического курса президента», написав: «Россия снова стала способна выполнять свою миссию: защищать угнетенных».

Кремль также предлагает обвинить в развязывании войны «коллективный Запад», убежденный как в «собственной исключительности», так и в «неполноценности» православных христиан. Авторы «рекомендуют» СМИ и общественным деятелям говорить о причинах войны следующее:

Конфликт в Украине был спровоцирован руками западных стран, которые предоставили Украине оружие. Украина должна была стать плацдармом для нападения на Россию. Стратегическая цель коллективного Запада неизменна на протяжении веков: сдерживание, ослабление, расчленение и полное уничтожение России.

Одной из целей «специальной [войсковой] операции», согласно документу, является «борьба с безбожниками», характеризуемыми авторами как «насильники, воры и убийцы», которые «[не] верят во что угодно — и кто [верит], что это освобождает их от моральной ответственности перед другими людьми».

Кремль также рекомендует СМИ не освобождать украинские войска от «нечестивого» звания. На самом деле, руководство дает указание деятелям СМИ и политикам заявлять, что украинские солдаты «приносят жертвы и совершают ритуальные убийства», а также используют женщин и детей в качестве «живого щита» (об этом российские государственные СМИ заявляют с начала войны). война).

Защитники мариупольского завода «Азовсталь» для России — худший пример «укронацистов». После сдачи завода было захвачено более 2000 человек (фото Дмитрия Козацкого)

«Для укронацистов нет такой вещи, как мораль; они не мыслят такими категориями, потому что они действительно безбожники. Они не боятся божественного наказания, которое им грозит за их злодеяния. Многие из укронацистов — открытые сатанисты и последователи ненавистных культов», — рекомендует гид.

Кремлевский путеводитель: «Многие укро-нацисты являются открытыми сатанистами и последователями ненавистных культов»

Российские пропагандистские СМИ распространяли этот месседж еще до выхода новых путеводителей. Например, в начале июня в заголовке РИА Новости утверждалось, что «сатанизм и оккультизм стали идеологией национальных батальонов Украины».

«Превентивный удар»

В другом руководстве, выпущенном Кремлем, проводятся аналогии между войной на Украине и Невской битвой. Документ был обнародован в начале июля, когда Россия традиционно отмечает годовщину битвы 1240 года.

Авторы начинают с объяснения того, что «коллективный Запад» веками пытался расколоть Россию. Они даже поясняют, кого имеют в виду: по мнению Кремля, под «коллективным Западом» в разное время подразумевались Тевтонский орден, Швеция, Речь Посполитая, империя Наполеона, Третий рейх и НАТО.

Александр Невский в битве на Неве против шведов в 1240 году

Все эти образования, утверждает документ, практиковали одну и ту же тактику: настроить «народы, живущие у границ [России]» против Российского государства. Здесь авторы проводят прямую аналогию с «коллективным Западом», который «накачал» Украину оружием и открыл на ее территории «сеть биолабораторий» (утверждение, которое полностью опровергнуто).

Однако, продолжает экскурсовод, все нападки Запада на Россию заканчивались одинаково: «Общество объединяется вокруг национального лидера и, проявляя мужество и героизм на поле боя, дает отпор захватчикам». Кремль рекомендует провластным СМИ и политикам обратить внимание на то, как это произошло и после победы в Невской битве, и после начала войны на Украине (правда, достоверных данных, подтверждающих это утверждение, нет).

Одна из глав документа называется «Сила в правде!» Считается, что эти слова были сказаны Александром Невским, но, согласно историческим источникам, эта фраза была частью более длинного выражения: «Сила не в Боге, а в правде» (эта цитата есть и в путеводителе Кремля).

«Правда была на стороне русских воинов — они защищали свой дом, и поэтому наша победа была единственным возможным исходом», — пишут авторы. В разделах о «специальной [войсковой] операции» не упоминается «защита своего дома», но утверждается, что и нынешние российские солдаты «уверены в своей правоте, потому что продолжают дело своих отцов и предки: покончить с нацизмом».

Кремль также утверждает в документе, что современный Запад, как и его прошлые проявления, хочет уничтожить Россию, чтобы заполучить ресурсы страны. Однако, по словам авторов, эти ресурсы изменились; если раньше Западу нужно было население России, то теперь ему нужны ее полезные ископаемые:

Общество потребления, сложившееся на Западе, требует много ресурсов. Запад исчерпал собственные ресурсы несколько столетий назад, что и стало причиной колониализма и неоколониализма. Запад открыто заявил, что у России слишком много ресурсов для одной страны и поэтому ее надо разделить.

Российским пропагандистам поручено использовать все эти аргументы, чтобы подвести аудиторию к выводу, что война на Украине была «упреждающим ударом» — утверждение, которое неоднократно делали проправительственные СМИ и сам Путин.

«Руководство России, как и сам Владимир Путин, не допустило бы нападения на Россию. Было принято решение о начале специальной военной операции, которая позволила [России] не допустить повторения 22 июня 1941 года, когда немецко-фашистские войска вторглись на территорию России», — утверждают авторы.

В 988 году князь Владимир Киевский в Крыму принял православную веру и таким образом основал русское православие (фото из Википедии)

«Медуза» уже нашла несколько фактов использования российскими провластными СМИ аргументов экскурсоводов. Одна статья из «Газеты.ру», например, называется «Крещение Руси и спецоперация на Украине: что между ними общего?» В него вошли фразы и абзацы, скопированные непосредственно из одного из кремлевских «путеводителей», в том числе о том, что «Россия вновь стала способна выполнять свою миссию — защищать угнетенных». В статье также описывается борьба России с «безбожниками».

Аналогичная статья размещена на провластном сайте ФедералПресс. Пропагандистский сайт Regnum опубликовал статью о сходстве Невской битвы и «спецоперации».

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не ответил на запросы «Медузы» о комментариях, как и СМИ «ФедералПресс» или «Газета.ру». После того, как эта статья была опубликована в России, главный редактор Regnum Модест Колеров заявил «Медузе», что тема статьи о Невской битве была выбрана ее автором, а издание не согласовало это с администрацией Путина.

Эта статья была опубликована «Медузой».

13 век | Русмания

                              

   XIII век – переломный век русской истории, отмеченный опустошением, которым явилось монголо-татарское нашествие на Русь, и началом двухвекового монгольского ига. Несмотря на разрушения, катастрофа сыграла значительную роль в развитии Москвы, которая была всего лишь небольшим городком, когда его разграбили монголы, но столкнулась с притоком беженцев из старых и крупных городов, сильнее пострадавших от вторжения. Деяния самого прославленного героя России — князя Александра Невского — в середине века также помогли вернуть достоинство стране, пытавшейся оправиться от монгольского нашествия. Век закончился раздроблением Руси на множество мелких придатков.


Константин I, Юрий II и битва на реке Липице

Всеволод Большое Гнездо сделал своего старшего сына Константина князем Ростовским в 1208 , но намеревался сделать его великим князем после его смерти и передать Ростов своему второму сыну Юрий Всеволодович. Однако Константин не поддержал план отца и настоял на том, чтобы ему оставили и Владимир, и его княжество Ростовское. Константин явно привязался к своему княжеству, где руководил многими строительными работами. В ответ Всеволод полностью лишил его наследства и постановил, что Юрий должен унаследовать его как великий князь Владимирский. Всеволод умер в 1212 и, как решено, Юрий стал великим князем Владимирским как Юрий II. Константин был не слишком доволен и вступил в союз с князем Мстиславом Мстиславичем Смелым из Новгорода (который позже стал правителем Галиции). Коалиция встретила Юрия в бою у реки Липицы у Юрьева-Польского. Юрий потерпел поражение и был вынужден бежать, позволив Константину занять трон. Во время боя летописцы отметили, как брат и соратник Юрия Ярослав Всеволодович потерял в бою свой шлем. Удивительно, но этот шлем с изображением покровителя Ярослава был обнаружен в 9 г.0738 1808 крестьянки из-под Юрьева-Польского и сейчас находится в Оружейной палате Кремля.

Константин Я правил недолго. Он умер в 1218 годах, и Юрий II снова стал великим князем Владимирским. В 1220 годах Юрий отправил своего брата Святослава в Волжскую Булгарию, чтобы отомстить за прежние набеги на русские земли. В 1221 годах Юрий сам участвовал в походе и на холме при впадении реки Оки в Волгу основал крепость, назвав ее Новгородом на Нижнем Поле – ныне Нижним Новгородом.


Первое появление монголов

В 1223 хан половцев Котян Сутоевич явился ко двору своего зятя князя Галицкого Мстислава Смелого со словами, что грозный враг явился с востока и захватил его земли и что, если русские князья не помогут, их земля будет следующей. Половцы стали жертвой монгольского войска во главе с Джебэ и Субутаем. Мстислав Смелый начал действовать только тогда, когда до князя дошла информация о том, что монголы были замечены вдоль реки Днестр. Мстислав Смелый создал коалицию с половцами, великим князем Мстиславом Романовичем Киевским (известным как Мстислав Старый) и князем Мстиславом Святославичем Черниговским. Великий князь Юрий II Владимирский также дал согласие на ввод войск. Основное сражение произошло у реки Калки, и русская коалиция быстро оказалась побежденной монгольской военной машиной. Мстиславу Смелому и хану Котяну удалось спастись, но Мстислав Черниговский пал в битве, и Мстиславу Старому ничего не оставалось, как сдаться монголам. Позже он был казнен победившими монголами по их традиции не проливать царскую кровь. Он был похоронен под платформой, установленной для праздничного застолья, и задохнулся. По прибытии в Чернигов князь Василий Константинович Ростовский, возглавлявший контингент владимирских войск, узнал о сокрушительном поражении и вернулся домой. Мстислав Смелый ожидал похода монголов на Галицию, но после битвы монголы покинули русские земли так же внезапно, как и появились. Однако, без ведома Мстислава, это была всего лишь разведывательная миссия.

После того, как монголы отступили обратно в Азию, русские князья не увидели смысла в использовании этой передышки для объединения и защиты от дальнейшей монгольской угрозы. Вместо этого продолжались стандартные междоусобные войны. Юрий II Владимирский вел походы на Новгород, шла борьба за Черниговское и Киевское княжества. Что еще хуже, ливонские меченосцы становились все большей угрозой для Новгорода.


Монголо-татарское нашествие на Русь

Монголы при поддержке татар начали полномасштабное нашествие на Русь в ноября 1237 захватив Волжскую Булгарию годом ранее. Войско возглавил Бату-хан, внук Чингисхана. По завещанию Чингисхана Батыю были оставлены все земли к западу от Волги, осталось только завоевать их. Первым городом, принявшим на себя удар монголов, была Рязань. Князю Юрию Игоревичу Рязанскому был предоставлен выбор: подчиниться или быть уничтоженным. Однако Юрий предпочел сопротивление и направил просьбу о помощи к великому князю Юрию II Владимирскому. Владимир ответил, послав войско во главе со своим сыном Всеволодом. Рязань продержалась всего шесть дней; как только он пал, город был полностью разрушен, а все его жители убиты. Князь Юрий был убит во время обороны. Старая Рязань никогда не восстанавливалась; современный русский город Рязань — это другой город, который во время нашествия был известен как Переславль-Рязанский.

Войско из Владимира встретило монголов под Коломной в январь 1238 . Хотя Кюльхан, сын Чингисхана, пал в битве, монголы снова одержали победу, и Всеволоду Юрьевичу ничего не оставалось, как бежать обратно во Владимир. Монголы приступили к сжиганию Коломны. Из Коломны монголы направились в Москву, тогда еще небольшое поселение. Москва пала за пять дней, и Владимир Юрьевич, другой сын Юрия II, которому было поручено оборонять город, попал в плен. К этому времени Юрий II понял стоящую перед ним задачу и оставил Владимир, чтобы собрать армию, которая сможет остановить монголов, назначив реку Сит местом сбора войск.

Монголы подошли к стенам Владимира в начале февраля 1238 . Оборона столицы была возложена на градоначальника и сыновей Юрия Всеволода и Мстислава. За стенами монголы казнили Всеволода и брата Мстислава Владимира, взятых в плен при падении Москвы. В ходе последующей осады части монгольского нашествия отделились и разграбили Суздаль. Владимир пал через четыре дня, царская семья забаррикадировалась в Успенском соборе, но все были перебиты.

От Владимира монгольское войско разделилось на две части, чтобы подчинить остальную часть Владимирского Великого княжества. Всего было разграблено 14 городов: Суздаль, Переславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома, Галич, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин и Дмитров. Именно часть монгольского войска под предводительством полководца Бурундая наконец встретилась с собранным Юрием II русским войском. Битва между двумя армиями произошла в начале март 1238 у реки Сить, и хотя войска русов смогли несколько ослабить монголов, но в конце концов потерпели поражение. Юрий II пал в битве вместе со своим племянником Ярославским князем Всеволодом Константиновичем. Тем временем основная часть монгольского войска вошла в Новгородскую республику и разграбила Торжок. После Торжка армия снова воссоединилась, и казалось, что следующим будет Новгород, однако вместо этого монголы отступили обратно в степь, откуда пришли. Точно неизвестно, почему монголы упустили из виду богатый и значительный город Новгород, одна теория состоит в том, что они были ослаблены двумя месяцами кампании и битвы на реке Сить.

 

По возвращении монголы расположились лагерем под Смоленском, но и здесь они не пытались захватить этот другой значительный город. По преданию, спасение Смоленска приписывается святому Меркурию Смоленскому и покровительству Девы Марии. Говорят, что во время молитвы Смоленской иконе Божией Матери Пресвятая Богородица явилась святому Меркурию и велела ему выехать навстречу захватчикам. Во время битвы Меркурий был обезглавлен, но город не подвергся нападению.

Весной 1238 следующей целью монголов стал небольшой город Козельск, которым в то время правил князь-подросток. Хотя город был хорошо укреплен земляными валами и деревянным кремлем, маловероятно, что монголы ожидали большого сопротивления от этого небольшого города. Однако позже Батый позже назовет Козельск «злым городом», поскольку ему удалось продержаться семь недель, в течение которых погибли тысячи монголо-татарских воинов. После того, как город в конце концов был захвачен, его жители, в том числе молодой князь Василий, были убиты, а город стерт с лица земли. Козельск был последним городом, павшим во время этой кампании, когда монголы отступили в степь.

 

Вторая кампания началась весной 1239 , когда Муром, Городец, Нижний Новгород и Гороховец были разграблены до того, как армия взяла Переяславль и Чернигов. Наконец весной 1240 Киев, а затем и Галиция пали перед монголами. Из Галиции монголы вторглись в Польшу, Венгрию и на Балканы, угрожая Центральной Европе. Поход монголов к Великому морю закончился лишь тогда, когда известие о смерти великого хана Угэдэя дошло до Батыя в 9 г.0738 1241 , так как Батый был вынужден вернуться в Каракорум для избрания нового великого хана. За исключением Новгорода, Смоленска и Полоцка, все крупные русские города пали перед монголами. Началась эпоха монголо-татарского ига.


Монголо-татарское иго

Бату-хан не был назван великим ханом, поэтому он вернулся на вновь захваченные территории, чтобы укрепить свою власть. Он основал город Сарай на Волге (примерно в 120 км к северу от современной Астрахани), который служил столицей его царства, которое стало известно как Улус Джучи, Кыпчакское ханство или, чаще, Золотая Орда. В 1243 Батый вызвал в Сарай брата Юрия II Ярослава Всеволодовича. Батый пожаловал Ярославу грамоту, подтверждающую его великим князем владимирским (Ярославом II) и самым старшим из всех русских князей, тем самым окончательно закрепив статус Владимира как столицы. Однако теперь Русь была всего лишь вассалом Золотой Орды. Русские князья должны были признать власть хана, следить за сбором и доставкой дани и время от времени предоставлять войска для участия в ханских походах. Во всех остальных аспектах дела Руси, в том числе и религиозные, оставались за русскими князьями при ограниченном вмешательстве со стороны Золотой Орды.

Батый снова вызвал Ярослава II в Сарай в 1245 , а затем отправил его в Каракорум в Монголии для участия в коронации великого хана Гуюка. В Каракоруме умер Ярослав II, предположительно отравленный матерью Гуюка Тёрегене. Со временем монгольские власти переняли татарские традиции и летописи все меньше упоминают о монголах и все больше о татарах.


Невская битва

Новгород, возможно, избежал ужаса монголо-татарского нашествия, но столкнулся с собственными врагами в лице Швеции и Ливонского ордена тевтонских рыцарей (Лифляндия находилась в сейчас Эстония и Латвия). Оба понимали, что хаос, учиненный на Руси монголами, дает им шанс захватить территорию у Новгородской республики. В 1240 князем Новгородским был Александр Ярославич, сын-подросток Ярослава II. Услышав, что шведы вторгаются в Новгород, он повел небольшое войско навстречу захватчикам. Битва произошла в устье реки Ижоры на реке Неве и была выиграна новгородцами. После битвы Александр стал известен как Александр Невский — Александр Невский — и стал невероятно популярен среди всех, кроме новгородских бояр, которых беспокоил его статус героя и, следовательно, его потенциальное влияние. В том же году бояре изгнали Невского из Новгорода.


Ледовое побоище

Александр Невский расправился со шведами, но Ливонский орден тевтонских рыцарей все еще действовал в Новгородской республике, совершая второй северный крестовый поход против балтийских язычников и православной Руси. В 1240 годах они взяли Изборск и Псков и основали деревянную крепость в Копорье. К 1241 они угрожали самому Новгороду и бояре поняли свою ошибку и пригласили Невского обратно. Невский немедленно собрал войско, разрушил крепость Копорье и освободил Псков. Он встретил рыцарей в бою на замерзшем Чудском озере (Чудском озере) в 907:38 апреля 12:42 . Невский вывел на лед рыцарей, которым было почти невозможно сражаться на скользкой глади замерзшего озера, и когда лед наконец не выдержал тяжести их тяжелых доспехов, многие рыцари утонули. Невский, которому тогда было всего 20 лет, в очередной раз спас Новгород от иноземного захватчика в битве, вошедшей в историю как Ледовое побоище.


После Ярослава II

Когда до Владимирского Великого княжества дошла весть о смерти Ярослава II в Монголии, его преемником стал его брат Святослав Всеволодович (Святослав III), который выделил пятерым оставшимся в живых сыновьям Ярослава части княжества. Александр Невский получил Переславль-Залесский, где он родился, Андрей – Суздаль, Михаил – Москву, Ярослав – Тверь, Константин – Галич, а Василий – Кострому.

Святослав III стал преемником своего брата по традиционной линии престолонаследия в качестве следующего по старшинству князя. Однако все изменилось, и решающим фактором при выборе следующего великого князя теперь было разрешение хана. Понимая это, два старших сына Ярослава II, Александр Невский и Андрей, в 1247 годах отправились в Сарай. Оказавшись там, Бату-хан отправил их дальше в Монголию, где великий хан Гуюк утвердил Андрея великим князем в 1248 . Тем временем брат Александра и Андрея Михаил, известный Хоробрит, что можно перевести как Храбрый или Смелый, проигнорировал как традиционную линию престолонаследия, так и разрешение хана и отобрал Владимир у его дяди. Святослав III вернулся в свое бывшее княжество Юрьев-Польский, где до сих пор виден его след в городе в виде потрясающе красивого Георгиевского собора.

Не успел Михаил Хоробрит обосноваться во Владимире, как ему пришлось столкнуться с вторжением Литвы. Войска встретились на реке Протве (приток Оки) в 9 г.0738 Январь 1248 и Хоробрит имели несчастье стать последним великим князем, погибшим в бою. Несмотря на поражение в битве на реке Протве, литовцы в конце концов были остановлены. Наконец Андрей Ярославич вернулся во Владимир, чтобы занять должность великого князя Андрея II.


Царствование Александра Невского

В 1251 великим ханом был избран другой внук Чингисхана и союзник Батыя Мункэ, и эти события в Монголии повлияли на ситуацию во Владимире. Батый-хан всегда был более благосклонен к Александру Невскому и не соглашался с кандидатурой Гуюка в великие князья владимирские. В 1252 Батый послал против Андрея II татарское войско во главе с полководцем Неврюем, который бежал сначала в Новгород, а затем в Швецию. Александр Невский был назван великим князем Владимирским вместо младшего брата в 1252 годах. В 1256 годах он помирился со своим братом Андреем, который вернулся на Русь и стал князем Суздаля, в состав которого тогда входил Нижний Новгород.

В 1263 монголо-татарских налоговых чиновников были убиты в разных городах Руси и Берке, новый хан Золотой Орды, потребовал ответа на демонстрацию сопротивления. Александр Невский снова отправился в Орду, чтобы попытаться уменьшить ответ. Александр заболел в Орде и по дороге домой скончался в городе Городце. Весть о его кончине была встречена с большой скорбью во Владимире, где он был похоронен в Рождественском монастыре. По сей день Александр Невский остается самым любимым средневековым русским героем, который прославился защитой Руси от иноземных захватчиков и возвращением гордости Руси после разрушения монголо-татарским нашествием. Его последующее осторожное обращение с монголами, полное понимание того, что Владимир не в состоянии попытаться свергнуть их, также помогло вернуть некоторую стабильность в его царство. Позднее Невский был канонизирован Русской православной церковью.


Придаток Русь

Невский также был последним великим князем, проживающим во Владимире. После его смерти престол перешел к его младшим братьям, а затем к сыновьям, каждый из которых был поставлен князем отдельных русских княжеств. Смерть Александра Невского можно рассматривать как начало того, что известно как Придаточная Русь, где государство состояло из небольших независимых княжеств, князья которых соперничали за право называться великим князем Владимирским (титул, данный старшему русскому князю) ханом. в Золотой Орде, оставаясь при этом в своих столицах.

Помимо княжеств, которыми правили сыновья Ярослава II, на территории современной России были и другие княжества. Как и в случае с Владимиром, эти княжества также становились все меньше и меньше по мере того, как князья делили свою территорию, чтобы создать независимые княжества для своих сыновей. Двумя основными княжествами были Смоленское княжество, которым управляла ветвь Рюриковичей, известная как Ростиславичи, которые были потомками великого князя Киевского Ростислава I (сын Мстислава Великого), и Рязанское княжество, которым правили потомки Ярослава. Святославич, сын великого князя Святослава II. Оба этих княжества имели подкняжества, поэтому смоленские и рязанские князья стали называть себя великими князьями. Кроме того, существовало и Ростовское княжество, основанное в 9 в.0738 1208 и правили потомки великого князя Константина Владимирского. Из Ростовского княжества в 1218 было создано Ярославское княжество, а в 1238 Белозерское княжество.


Правление братьев Невских

Невскому наследовал в 1264 великий князь Владимирский его брат князь Ярослав Ярославич Тверской (Ярослав III), хотя князь Андрей Ярославич Суздальский (Андрей II) был следующим в очереди согласно стареть. Если раньше спор разрешился бы силой, то он был улажен без кровопролития ханом Берке, предпочитавшим Ярослава Андрею. Ярослав III также был основателем тверской династии князей, впоследствии сыгравших большую роль в делах Руси.

В 1271 Великий князь Ярослав отправился в Золотую Орду вместе с братом князем Василием Ярославичем Костромским и племянником князем Дмитрием Александровичем Переславль-Залесским (сыном Александра Невского). На обратном пути в 1272 годах Ярослав умер. Ярославу наследовал его брат князь Василий Александрович Костромской, которого часто называют просто Василием Костромским, поскольку он остался в этом городе. Хотя он закрепил за собой великокняжеский титул, новгородцы пригласили к себе в князья его племянника Дмитрия Переславско-Залесского. Василий не был готов позволить своему племяннику завладеть ценным Новгородским княжеством и в 1273 повел войско на новгородские земли. Опасаясь гнева великого князя, новгородцы пересмотрели свое решение и пригласили Василия к себе в князи. Василий умер в 1276 годах в своей столице Костроме.


Борьба между сыновьями Невского

Василий Костромский был последним выжившим сыном Ярослава II, и поэтому после его смерти сыновья Александра Невского стали самой старшей линией. На данный момент в живых осталось трое сыновей, каждому из которых была отдана своя территория: у Дмитрия Переславль-Залесский, у Андрея Городец и у Даниила Московский. Как старший из оставшихся в живых сыновей, князь Дмитрий Переславль-Залесский был вновь назван великим князем Владимирским и князем Новгородским.

В 1280 Дмитрием была восстановлена ​​крепость Копорье в новгородских землях. Это не понравилось новгородцам, которые увидели в этом угрозу своей независимости, если великий князь будет иметь постоянное присутствие на их земле. Тем не менее Дмитрию удалось подавить инакомыслие. Когда Дмитрий еще имел дело с Новгородом, его брат князь Андрей Александрович Городецкий увидел шанс улучшить свою судьбу и отправился в Золотую Орду, чтобы судиться с ханом Менгу-Тимуром, который назначил Андрея великим князем Владимирским. В 1281 Андрей повел татарское войско против своего брата и провозгласил себя великим князем владимирским и князем новгородским.

Несмотря на потерю Новгорода и великокняжеского титула, Дмитрий не сдавался и увидел свой шанс восстановить свое положение, воспользовавшись борьбой за власть, происходившей в то время в Золотой Орде. В 1283 годах Дмитрий вступил в союз с ногайским могущественным татарским полководцем. С помощью Ногая Дмитрий вернул себе и Новгород, и титул великого князя владимирского.

В 1291 Ногай добился назначения Тохты новым ханом Золотой Орды и в 1292 Андрей и его союзники отправились к Тохте, который решил еще раз назвать Андрея великим князем Владимирским и Новгородским. В 1293 годах Тохта при поддержке ногайцев организовал карательный поход против Дмитрия во главе с татарином Дюденом (или Туденом). При участии самого Андрея Дюден повел татарские войска в русскую землю и опустошил в общей сложности 14 городов: Муром, Суздаль, Владимир, Юрьев-Польский, Переславль-Залесский, Углич, Ростов, Ярославль, Москву, Коломну, Серпухов, Клин, Звенигород. , Можайск, Волоколамск и Тверь.

Дмитрий бежал в Псков, а Андрей поставил себя великим князем Владимирским и князем Новгородским. Как только Дюден покинул Русь, Дмитрий предпринял попытку вернуть свое первоначальное княжество Переславль-Залесский, но вместо этого был вынужден бежать к своему союзнику князю Михаилу Ярославичу Тверскому. Михаилу Тверскому удалось примирить братьев, и было достигнуто соглашение, по которому Дмитрий отказался от своих претензий на Владимир и Новгород, но ему было позволено вернуться в Переславль-Залесский. Андрей перед этим отдал город князю Федору Ростиславичу Черному Смоленскому и Ярославскому, который сжег его, как оставил. Дмитрий умер в следующем году в 1294 в Переславле-Залесском. Андрей правил как великий князь Владимирский и князь Новгородский до своей смерти в 1304 .


Развитие Москвы

Даниил Александрович был младшим сыном Александра Невского и младенцем, когда умер его отец. В 1263 ему была выделена Москва — тогда только второстепенный город, которым управляли воеводы, пока Даниил окончательно не достиг совершеннолетия. Даниил Московский вырос миролюбивым князем, хотя иногда ему приходилось вставать на сторону враждующих братьев. Ему приписывают основание первых двух московских монастырей — Данилова монастыря в 9 в.0738 1282 и Богоявленский монастырь 1296 . Даниил также расширил границы своего маленького княжества. В 1301 годах Москва разгромила Рязанское княжество и присоединила к себе Коломну. В 1302 годах князь Иван Дмитриевич Переславль-Залесский умер бездетным и оставил свое княжество своему дяде Даниилу. Сам Даниил умер в 1303 и передал своему сыну Юрию Москву, которая увеличилась и в размерах, и в значении.


                              

Битва 1804 года — Национальный исторический парк Ситка (Служба национальных парков США)

Изображение битвы 1804 года Луи С. Гланцмана.


После битвы при Старой Ситке в 1802 году лидеры домов клана тлинкитов обсудили свой следующий шаг. Некоторые советовали осторожность и дипломатию. Другие выступали за объединение кланов со всей Юго-Восточной Аляски для перехода в наступление и нападения на русские поселения в Якутате и проливе Принца Уильяма. По устному преданию, уважаемый племенной шаман Стуноук предвидел в видении возвращение Александра Баранова. Стунук призвал лидеров кланов объединиться и построить новый форт в удобном для обороны месте. Согласно традиции, ситкинские тлинкиты сплотились вокруг вождей своих кланов. Но, прислушавшись к совету Стунука, они также решили объединиться под единым военачальником. Они выбрали K ‘alyáan, аристократ Пойнт-Хауса, доказавший свою храбрость в битве 1802 года.

K

‘alyáan также прислушался к пророческому видению Stoonookw и сплотил кланы, чтобы построить форт, впоследствии названный Shís’gi Noow, в устье реки Индиан. Shís’gi Noow означает «Крепость саженцев», «Форт второго роста» или «Форт зеленого леса» на английском языке. Они построили форт рядом с мелководьем, чтобы помешать русским переместить свою корабельную артиллерию к стенам форта, что фактически нейтрализовало его военное преимущество. Предыдущий форт клана Ситка в 908:10 Noow Tlein (место, известное сегодня как Castle Hill) был уязвим для корабельного артиллерийского огня.

                      Александр Баранов

Для русских потеря Старой Ситки фактически лишила их плацдарма на юго-востоке Аляски. Баранов и Российско-американская компания пытались переместить колониальную столицу из Кадьяка дальше на юг вдоль побережья, чтобы отбиваться от своих европейских соперников в торговле мехом. Потеря колонии в Ситке поставила эти надежды под угрозу и подорвала власть России в регионе. Планируя восстановить колонию и отомстить ситкинским кланам, Баранов собрал своих моряков и охотников-алеутов и алютиков. Его планы откладывались более чем на год, до осени 1804 года. В конце сентября боевой отряд Баранова с Кадьяка встретился с командующим Юрием Лисянским и его русским шлюпом 9-го0810 Нева, в Порт-Крестофе к северу от Ситка-Саунд. После недельных задержек Баранов, Лисянский и военный отряд отплыли в пролив Ситка 28 сентября года года.

Тлинкиты собрались в Шисги Ноу и использовали тактику проволочек, чтобы помешать продвижению русских. Киксади — самый могущественный из домов клана Ситка — были уверены, что союзники их кланов, особенно из Ангуна и Каке, направляются, чтобы оказать помощь, как это было в 1802 году. Тлинкиты Ситка посоветовались со своими шаманы, когда их союзники не прибыли. Шаманы сообщили, что у них нет видения прибытия подкрепления и что в будущем существует «темная сила».

Рисунок Лисянского тлинкитского городища, Шисги Нооу.

Русские вышли на сушу прямо перед фортом 1 октября st , 1804. Баранов сам возглавил штурм и атаковал берег в устье реки Индиан. Около 400 алеутов и алютиков первыми достигли стен форта, но тлинкиты ждали, пока русские не войдут в зону досягаемости. Сразу же они открыли огонь по русским рядам. Алеутские и алютикские охотники разошлись и побежали за своими байдарками , преследуемый тлинкитскими воинами , бегущими от ворот Шис’ги Ноу . Русские продолжали атаку, но K ‘alyáan и элитная группа тлинкитских воинов сокрушили правый фланг русских. Русское наступление рассыпалось, а сам Баранов был ранен в грудь, вытащен с поля боя и переправлен обратно на Неву . Пушечный огонь из «Нева » был единственным, что остановило уничтожение всего русского десанта. Тлинкиты снова победили русских, но битва на этом не закончилась.

К несчастью для тлинкитов, их резервный запас пороха взорвался, когда его везли на каноэ к Шис’ги Ноу непосредственно перед битвой 1 октября. Без пороха они вряд ли смогли бы отразить очередную атаку русских. Тлинкиты разработали планы тактического отступления. В течение следующих нескольких дней они провели дипломатические встречи с русскими, чтобы выиграть время. Когда все было готово, кланы начали то, что сейчас известно как Марш выживания. К тому времени, когда русские добрались до берега, тлинкиты отошли на восточную сторону острова Чичагоф, чтобы спланировать следующую битву из другого места. Россияне высадились на заброшенной Noow Tlein , укрепили его и переименовали в Новоархангельск (Новый Архангельск).

Блокада Ситки

Кикс.ади пришлось покинуть свои земли, дома, имущество и большую часть регалий клана, чтобы покинуть Шис’ги Ноу. Это была болезненная жертва, которую они должны были принести, чтобы обеспечить их способность продолжать сопротивление русскому вторжению. Члены дома клана снова встретились в заливе Ханус. Старейшина Пойнт-Хауса встал и сказал:

Всегда помните, что вы народ Шитька Кикс. ади. . . . Это вы пролили свою кровь вместо того, чтобы опозорить наш народ, сдавшись ненавистным Ануши [русским]… Теперь мы должны оставаться сильными, глядя в будущее. Нам предстоит многое сделать, прежде чем мы сможем вернуться на нашу древнюю родину в Шитку. Блокада должна начаться сейчас.***

Кикс.ади перебрались в C haatlk’aanoow , заброшенный форт, который они быстро перепрофилировали, укрепили и снабдили продовольствием и оружием. Из своего форта с видом на воду киксади могли видеть любое каноэ или корабль, направляющийся к Ситке, и действовать.

Расположение Чаатлкааноу по отношению к Ситке.

Всякий раз, когда замечали каноэ, кикс.ади выплывали им навстречу и предупреждали: «Держитесь подальше от Шитка ! Кикс.ади продолжают войну с ануши [русскими] и не позволят торговать каноэ в перевал Chaatlk’aanoow . Sheet’ká до сих пор принадлежит кикс.ади».*** Блокада оказалась действенной, и все меньше и меньше лодок пытались пробиться к Ситке. Американцы стремились воспользоваться блокадой. Они быстро установили торговую бухту напротив 908:10 Chaatlk’aanoow , где тлинкиты со всей Юго-Восточной Аляски могли торговать с американцами вместо русских в Ситке. Американцы также продавали тлинкитам огнестрельное оружие, что фактически подорвало контроль России над Ситкой.

Блокада нанесла ущерб прибыли Русско-американской компании. В 1807 г. обер-управляющий Александр Баранов направил начальнику К ‘альяану послание с просьбой о возвращении кикс.ади и прекращении блокады. K ‘альян посоветовался со своим советом и пришел к выводу, что еще не время возвращаться в Ситку. Хотя Баранов регулярно отправлял послов, каждый год его просьбы отклонялись. Было ясно, что Kiks.ádi вернутся, когда решат, что пришло время.

К 1822 году Киксади отсутствовали дома уже 18 лет. Без предупреждения они вернулись в Ситку и начали восстанавливать свои дома сразу за русскими укреплениями. К ‘аляан послал известие к русским: «Горы вокруг Ситки принадлежат шиткам кикс. ади. Русским не разрешается охотиться на оленей и медведей в тех горах, пока шиковские кикс.ади находятся здесь. … Если кто-нибудь из русских или алеутов попытается охотиться на этих холмах, они сделают это на свой страх и риск». *** Таким образом, битва 1804 года официально закончилась там, где она началась, в Ситке, в 1822 году. жили в непосредственной близости от русских.


Битва 1804 года, включая последовавшую за ней блокаду, стала переломным моментом в истории Аляски и Русской Америки. В то время как стычки и нападения с обеих сторон продолжались, русские не покидали своей укрепленной крепости в Ситке до тех пор, пока в 1867 году не уступили свои интересы на Аляске Соединенным Штатам. Тлинкиты никогда больше не получат полный контроль над островом Бараноф от своих русских врагов. Это создало уникальные, а иногда и нестабильные отношения, в которых русские и тлинкиты жили как спорные соседи, торговые партнеры и временами враги.


***Херб Хоуп, «Марш выживания кикс. ади 1804 года», в Анооши Лингит Аани Ка / Русские в тлинкитской Америке: Битвы при Ситке, 1802 и 1804 гг., изд. Нора Маркс Дауэнхауэр и др. (Сиэтл: издательство Вашингтонского университета, 2008 г.), 273–285.


Рекомендуемая литература:

Лидия Т. Блэк, Русские на Аляске, 1732–1867 (Фэрбенкс: University of Alaska Press, 2004).

Дауэнхауэр, Дауэнхауэр и Блэк, ред., Анооши Лингит Аани Ка/Русские в тлинкитской Америке: Битвы при Ситке, 1802 и 1804 гг. (Сиэтл: Вашингтонский университет, 2008 г.).

Сергей Кан, Вечная память: культура тлинкитов и русское православие через два века (Сиэтл: University of Washington Press, 1999).

Джон Дасти Кидд, За ближним горизонтом: материалы Международной конференции по Русской Америке 2010 г. , (Ситка, Аляска: Историческое общество Ситки, 2013).

Дэвид Дж. Нордландер, За Бога и царя: краткая история Русской Америки, 1741–1867 гг.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *