Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Кавказ россии: Кавказ — отдых, экскурсии, музеи, кухня и шоппинг, достопримечательности Кавказа

Содержание

Кавказ — отдых, экскурсии, музеи, кухня и шоппинг, достопримечательности Кавказа

Кавказ: районы, отдых, экскурсии, музеи и церкви, кухня и рестораны, шоппинг и магазины, достопримечательности Кавказа.

Российский Кавказ — обширная территория между Черным, Азовским и Каспийским морями. В регионе выделяют Западный Кавказ (до Эльбруса), Центральный Кавказ (между Эльбрусом и Казбеком) и Восточный Кавказ (к востоку от Казбека).

На Кавказе практически безграничные возможности для отдыха: красивые пейзажи и разнообразные ландшафты, пляжные курорты и горнолыжные склоны, мягкий климат, уникальная флора, древние памятники, лечебные минеральные источники, а также знаменитая кавказская кухня, которая стала популярной далеко за пределами этого региона.

Районы Кавказа

Западный Кавказ — наиболее привлекательная для туристов часть региона. Ландшафт представляет собой леса, средние и высокие горы со скальными пиками и вершинами, покрытыми снегом и льдом. Это популярный горнолыжный курорт, зимой путешественников принимают многочисленные турбазы и гостиницы в Красной Поляне, Архызе, Домбайской Поляне и Приэльбрусье.

А летом сюда приезжают любители горного треккинга, пеших и велосипедных походов и другого активного отдыха.

Каракая, западный Кавказ

Центральный Кавказ — самый труднодоступный регион, высота основных горных пиков здесь превышает 5000 м, в их числе — высочайшая гора Европы Эльбрус (5642 м), покорять которую круглый год приезжают опытные и не очень альпинисты. На горе есть вся жизненно важная инфраструктура (без излишеств): кемпинги и гостевые дома с кухней и горячей водой.

Восточный Кавказ протянулся на 480 км от Казбека на восток до Апшеронского полуострова. Горы здесь ниже и перепады высот меньше, чем на Центральном Кавказе, однако есть более 30 вершин выше 4000 м. В целом район представляет собой запутанный лабиринт сильно разрозненных гребней и глубоких ущелий. Здесь есть зубчатые пики черных скал, вершины с плоскими макушками (массив Ярыдаг) и пирамидальной формы (Бабакудаг, 3997 м).

Отели Кавказа

Гостиничный бизнес на Кавказе развивается очень неравномерно в разных частях региона. На некоторых курортах (например, в Красной Поляне) к Зимней Олимпиаде 2014 г. было построено много новых современных гостиниц, и теперь там все шикарно, а на других — до сих пор советские пансионаты и такой же сервис. Туристическая инфраструктура сейчас интенсивно развивается, и современные комфортабельные гостиницы на всех курортах — это вопрос времени.

Сравнить услуги и цены в кавказских отелях можно на странице Гостиницы_Кавказа.

Республики Кавказа

На территории Кавказа соседствуют 7 республик: Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Адыгея, Северная Осетия, Дагестан, Ингушетия и Чечня.

Адыгея — компактная и весьма живописная: каньоны и водопады, пещеры и скалы, альпийские луга и хвойные леса. Городов всего два: Майкоп с изящной мечетью и Национальным музеем и Адыгейск с краеведческой экспозицией. Горные районы включены в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, лучшие панорамы открываются с площадок урочища Мишоко.

Ингушетия еще меньше, и это плюс: красоты легко объехать за пару дней. В столице Магасе высится башня Согласия, но куда интереснее башни Таргим — уцелевшие части замков 15-17 столетий. Фотогеничные руины ждут на горе Цори и в заповеднике «Эрзи», а на горнолыжном курорте «Армхи» все новенькое, свежевыстроенное.

Дагестан простирается вдоль Каспийского моря, на юге и в центре — Большой Кавказ, на севере — Прикаспийская низменность. Туристов пока мало, но все впереди, ведь впечатляют и природа, и древние цитадели, и гостеприимные жители — целых 35 этнолингвистических групп.

Гордость Кабардино-Балкарии — высочайшая в Европе гора Эльбрус, но есть еще реки, озера и водопады, наиболее эффектные из которых — Чегемские. В Нальчике стоит погулять в Атажукинском парке, побывать на концерте в Зеленом театре и отужинать в ресторане «Сосруко», спроектированном в форме богатырской головы.

Карачаево-Черкесия радует разнообразием: спортсмены рассекают на лыжах в Домбае и Архызе, ходят в походы вдоль реки Аликоновки, курортники расслабляются в бальнеоклиниках Теберды, охотники за призраками ловят странные круги на плато Бермамыт, а верующие едут к Зеленчукским храмам.

В Северной Осетии невозможно спешить: слишком величественны пейзажи, слишком мелодичны народные песни, слишком вкусны пироги.

Столовая гора видна с улиц Владикавказа, Цейское ущелье чуть дальше — с базами отдыха, горнолыжными склонами, канатной дорогой и сакральным святилищем. Аланский Свято-Успенский монастырь построен недавно, а даргавсский «Город мертвых» столетиями хранит покой усопших.

Чечня перестает ассоциироваться с войной: Грозный превращают в шикарный мегаполис, природу оберегают и даже к инаковости приезжих относятся все лояльнее. Небоскребы Грозного-Сити — наследники Итум-Кали и Ушкалойских башен в Аргунском ущелье. Озера Галанчож и Кезенойам овеяны легендами, а некрополь Цой-Педе — легенда во плоти.

Курорты Кавказа

Горнолыжные курорты:

Краснодарский край:

Кавказские Минеральные Воды:

Как добраться до Кавказа

Кавказ — регион довольно обширный, во многих городах в разных его частях есть аэропорты. В зависимости от цели путешествия можно долететь до Ставрополя, Минеральных Вод, Грозного, Нальчика, Краснодара, Сочи, Анапы, Махачкалы и некоторых других.

Больше всего авиакомпаний из Москвы летает в Минеральные Воды, билеты туда стоят дешевле всего: от 2400 RUB в одну сторону, в пути придется провести около двух часов. Цены на странице указаны на октябрь 2018 г.

Путь по железной дороге займет 20-35 часов (в зависимости от скорости поезда и пункта назначения). Например, поезд в Кисловодск проезжает по пути Минеральные Воды (около 22 часов от Москвы), Пятигорск (около 23 часов от Москвы) и Ессентуки (около 23,5 часа от Москвы), а в Кисловодск прибывает через 24 часа. Билет для взрослых в одну сторону стоит от 5150 RUB. Практически все поезда на Кавказ отправляются с Казанского вокзала.

Пляжи Кавказа

На территории Кавказа два побережья — Черноморское и Каспийское, на обоих есть пляжи. На Черноморском побережье преимущественно песчаные пляжи, только на участке от Пицунды до Нового Афона они сменяются галечными. Практически все пляжи бесплатные, но именно поэтому в высокий сезон на них довольно многолюдно, а вода в море не самая чистая, особенно у популярных курортных городов.

К Каспийскому морю имеют выход прибрежные города Дагестана — Махачкала, Каспийск, Избербаш и Дербент. Есть песчаные пляжи (примерно 200 км из 540) и каменистые, они тоже бесплатные — и многолюдные. За пределами крупных городов вода чище и народу меньше, но многие пляжи принадлежат отелям и, соответственно, платные.

Горные лыжи на Кавказе

Кавказские горнолыжные курорты по инфраструктуре уступают европейским, но местные природные красоты и крутые склоны этот недостаток компенсируют. В этом регионе три популярных курорта: Приэльбрусье, Домбай и Красная Поляна.

На всех курортах есть трассы любого уровня сложности, но самые широкие возможности здесь для опытных спортсменов: на Кавказе много необорудованных трасс для фрирайда с перепадом высот до 1000 м, и на некоторые из них можно добраться только вертолетом.

Подробнее о трассах, особенностях и ценах можно прочитать на странице Горнолыжные курорты Кавказа.

Лечение на Кавказе

Самый популярный оздоровительный регион на Кавказе — это курорты Кавказских Минеральных Вод: Пятигорск, Железноводск, Ессентуки и Кисловодск.

Еще в 19 в. сюда приезжали поправить здоровье дворяне со всей Российской империи. Сегодня отдых здесь доступен всем желающим, так как выбор санаториев очень большой: есть как бюджетные, так и элитные.

В Кавминводах минеральными водами лечат самые разные заболевания. «Нарзан», «Ессентуки», «Славяновская» и воды других источников улучшают обмен веществ, усиливают выведение из организма токсинов, оказывают противовоспалительное действие, нормализуют основные функции пищеварительной системы и печени. Минеральную воду используют разными способами: ее пьют, принимают ванны, массажные души и многое другое.

Санаториев на территории курорта много, но бронировать место лучше заранее, причем в любой сезон.

Лучшие фотографии Кавказа

Гиды на Кавказе

Достопримечательности Кавказа

Природа Кавказа, его живописные ландшафты, долины, горы и морские побережья — это то, ради чего сюда едет большинство туристов.

В регионе много национальных парков, природных достопримечательностей, а также возможностей для треккинга и другого активного отдыха. Из природных парков Кавказа можно выделить Курортный парк в Ессентуках и Кисловодский курортный парк. Главная природная достопримечательность — это гора Эльбрус. Недалеко от Кисловодска, у подножия Боргустанского хребта находится интересный природный памятник — Кольцо-гора, арка шириной 8 м, «встроенная» прямо в скалу, гора Чегет с самыми крутыми в регионе горнолыжными склонами, живописное Аргунское ущелье и многое другое.

Любители литературы оценят лермонтовские места: место дуэли Лермонтова и грот Дианы и Лермонтова. Ну а самыми известными и обязательными для посещения традиционно считаются мечеть «Сердце Чечни» в Грозном и крепость Нарын-Кала в Дербенте.

Подробный список интересных мест региона на странице Достопримечательности Кавказа.

Отзывы

Скоро на «Тонкостях»: 10 причин, почему переезд в Германию — плохая идея

Конфиденциальность данных гарантируется, от подписки можно отказаться в любой момент

Спасибо! Теперь вы будете получать (не чаще, чем раз в неделю) наш фирменный дайджест. Осталось только подтвердить подписку по ссылке в письме, которое мы вам отправили.

История: Наука и техника: Lenta.ru

200 лет назад, в октябре 1817 года, на реке Сунжа была построена русская крепость Преградный Стан (ныне село Серноводское в Чеченской Республике). Это событие считается началом Кавказской войны, продолжавшейся до 1864 года.

Почему в XIX веке горцы Чечни и Дагестана объявили России джихад? Можно ли переселение черкесов после Кавказской войны считать геноцидом? Было ли завоевание Кавказа колониальной войной Российской империи? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН и Нидерландского института перспективных исследований в области гуманитарных и общественных наук Владимир Бобровников.

«Лента.ру»: Как получилось, что сначала Российская империя присоединила Закавказье и лишь потом — Северный Кавказ?

Бобровников: Закавказье имело большую геополитическую значимость, поэтому оно и было завоевано раньше. Княжества и царства Грузии, ханства на территории Азербайджана и Армении вошли в состав России в конце XVIII — первой четверти XIX века. Кавказская война во многом была вызвана необходимостью наладить коммуникации с уже вошедшим в состав Российской империи Закавказьем. Незадолго до ее начала была проложена Военно-Грузинская дорога, связавшая Тифлис (название города Тбилиси до 1936 года —

прим. «Ленты.ру») с крепостью, построенной русскими во Владикавказе.

Зачем России было так нужно Закавказье?

Этот регион был очень важен с геополитической точки зрения, поэтому за него боролись Персия, Османская и Российская империи. В итоге Россия в этом соперничестве победила, но после присоединения Закавказья наладить коммуникации с регионом мешал незамиренный, как говорили тогда, Северный Кавказ. Поэтому пришлось завоевывать и его.

Картина Франца Рубо

Известный публицист XIX века Николай Данилевский обосновывал покорение Кавказа тем, что его жители — «природные хищники и грабители, никогда не оставлявшие и не могущие оставлять своих соседей в покое». А как вы считаете — это была типичная колониальная война или вынужденное замирение «диких и агрессивных» горских племен?

Мнение Данилевского не уникально. Похожим образом описывали своих новых колониальных подданных в Великобритании, Франции и других европейских колониальных державах. Уже в позднее советское время и в 1990-е годы историк из Северной Осетии Марк Блиев пытался возродить обоснование Кавказской войны борьбой с набегами горцев и создал оригинальную теорию набеговой системы, за счет которой, по его мнению, жило горское общество. Однако его точку зрения в науке не приняли. Не выдерживает она критики и с точки зрения источников, свидетельствующих о том, что средства существования горцы добывали от занятий скотоводством и земледелием. Кавказская же война для России была войной колониальной, но не совсем типичной.

Что это значит?

Это была колониальная война со всеми сопутствующими ей жестокостями. Ее можно сравнить с покорением Индии Британской империей или завоеванием Алжира Францией, что тоже затянулось на десятилетия, если не на полвека. Нетипичным было участие в войне на стороне России христианских и отчасти мусульманских элит Закавказья. Из них вышли известные российские политические деятели — например, Михаил Тариэлович Лорис-Меликов из армян Тифлиса, дослужившийся до поста начальника Терской области, позднее назначенный Харьковским генерал-губернатором и, наконец, главой МВД Российской империи.

Материалы по теме

08:55 — 24 декабря 2015

После окончания Кавказской войны в регионе был установлен режим, который не всегда можно охарактеризовать как колониальный. Закавказье получило общероссийскую губернскую систему управления, а на Северном Кавказе были созданы разные режимы военного и косвенного управления.

Понятие «Кавказская война» очень условно. На самом деле она была серией военных кампаний Российской империи против горцев, между которыми были периоды перемирий, порой длительных. Термин «Кавказская война», придуманный дореволюционным военным историком Ростиславом Андреевичем Фадеевым, написавшим по заказу Кавказского наместничества в 1860 году книгу «Шестьдесят лет Кавказской войны», устоялся лишь в поздней советской литературе. До середины ХХ века историки писали о «кавказских войнах».

Было ли шариатское движение в Чечне и Дагестане реакцией горцев на натиск Российской империи и политику генерала Ермолова? Или наоборот — имам Шамиль и его мюриды лишь подстегнули Россию к более решительным действиям на Кавказе?

Шариатское движение на Северо-Восточном Кавказе началось задолго до проникновения России в регион и было связано с исламизацией общественной жизни, быта и права горцев в XVII-XVIII веках. Сельские общины все больше склонялись к замене горских обычаев (адатов) на правовые и бытовые нормы шариата. Российское проникновение на Кавказ первоначально воспринималось горцами лояльно. Только строительство Кавказской линии через весь Северный Кавказ, начавшееся с его северо-западной части в последней трети XVIII века, привело к смещению горцев с их земель, ответному сопротивлению и затяжной войне.

Довольно скоро сопротивление российскому завоеванию приняло форму джихада. Под его лозунгами в конце XVIII века произошло восстание чеченского шейха Мансура (Ушурмы), которое Российская империя с трудом подавила. Строительство Кавказской линии в Чечне и Дагестане способствовало началу нового джихада, на волне которого был создан имамат, более четверти века сопротивлявшийся империи. Его наиболее известным лидером был имам Шамиль, управлявший государством джихада с 1834-го до 1859 года.

Почему война на северо-востоке Кавказа закончилась раньше, чем на северо-западе?

На Северо-Восточном Кавказе, где долго находился центр сопротивления России (горные Чечня и Дагестан), война закончилась благодаря успешной политике наместника Кавказского князя Александра Ивановича Барятинского, блокировавшего и пленившего в 1859 году Шамиля в дагестанском ауле Гуниб. После этого имамат Дагестана и Чечни перестал существовать. Но горцы Северо-Западного Кавказа (Закубанской Черкесии) Шамилю практически не подчинялись и продолжали вести партизанскую борьбу против Кавказской армии до 1864 года. Они жили в труднодоступных горных ущельях недалеко от побережья Черного моря, через которое получали помощь от Османской империи и западных держав.

Алексей Кившенко «Сдача в плен имама Шамиля»

Картина Алексея Кившенко «Сдача в плен имама Шамиля»

Расскажите о черкесском мухаджирстве. Это было добровольным переселением горцев или их принудительной депортацией?

Переселение адыгов (или черкесов) с российского Кавказа на территорию Османской империи было добровольным. Недаром они уподобляли себя первым мусульманам, которые в 622 году добровольно ушли вместе с пророком Мухаммедом из языческой Мекки в Ясриб, где построили первое мусульманское государство. И те, и другие называли себя мухаджирами, совершившими переселение (хиджру).

Внутрь России черкесов никто не депортировал, хотя за уголовные преступления и неповиновение властям туда ссылали целые семьи. Но при этом само мухаджирство было насильственным изгнанием с родины, поскольку его главной причиной был сгон с гор на равнину в конце Кавказской войны и после нее. Военные власти северо-западной части Кавказской линии видели в черкесах вредные для российской власти элементы и подталкивали их к эмиграции.

А разве черкесы-адыги изначально не проживали на равнине, вокруг реки Кубань?

Во время российского завоевания, продолжавшегося с конца XVIII века до середины 1860-х годов, место жительства черкесов и других коренных жителей Северо-Западного и Центрального Кавказа не раз менялось. Военные действия заставляли их искать убежища в горах, откуда их, в свою очередь, выселяли российские власти, образуя из черкесов большие поселения на равнине и в предгорьях в пределах Кавказской линии.

Но были же планы выселения горцев с Кавказа? Вспомним хотя бы проект «Русской правды» Павла Пестеля, одного из лидеров декабристов.

Первые массовые переселения происходили во время Кавказской войны, но они ограничивались Северным Кавказом и Предкавказьем. Российские военные власти целыми деревнями переселяли замиренных горцев в пределы Кавказской линии. Похожую политику вели имамы Дагестана и Чечни, создавая в горах поселки своих сторонников с равнины и переселяя непокорные селения. Исход горцев за пределы Кавказа, в Османскую империю начался в конце войны и шел до падения царского режима, в основном во второй трети XIX века. Особенно сильно он затронул Северо-Западный Кавказ, подавляющее большинство коренного населения которого выехало в Турцию. Толчком к мухаджирству стали насильственные переселения с гор на равнину, в окружение казачьих станиц.

Почему Россия сгоняла на равнины только черкесов, а в Чечне и Дагестане проводила совсем другую политику?

Среди мухаджиров были также чеченцы и дагестанцы. Об этом есть много документов, и я лично знаю их потомков. Но подавляющая масса эмигрантов была из Черкесии. Это связано с разногласиями в военной администрации региона. Сторонники выселения горцев на равнину и далее, в Османскую империю, преобладали в Кубанской области, созданной в 1861 году на территории нынешнего Краснодарского края. Начальство Дагестанской области выступало против переселения горцев в Турцию. У начальников подразделений Кавказской линии, преобразованных после войны в области, были широкие полномочия. Сторонники выселения черкесов смогли убедить в своей правоте Кавказского наместника в Тифлисе.

Материалы по теме

00:04 — 17 апреля 2016

Переселения позднее затронули и Северо-Восточный Кавказ: чеченцы были депортированы с Кавказа Сталиным в 1944 году, массовое переселение дагестанцев на равнину произошло в 1950-1990-х годах. Но это уже совсем другая история, не имеющая отношения к мухаджирству.

Почему политика Российской империи в отношении переселения горцев была такой непоследовательной? Сначала она поощряла переселение горцев в Турцию, а потом вдруг решила его ограничить.

Это было связано с переменами в российской администрации Кавказского края. В конце XIX века к власти здесь пришли противники мухаджирства, считавшие его нецелесообразным. Но к этому времени большинство горцев Северо-Западного Кавказа уже уехали в Османскую империю, а их земли заняли казаки и колонисты из России. Похожие перемены в политике колонизации можно найти и у других европейских держав, в частности, Франции в Алжире.

Сколько черкесов погибло при переселении в Турцию?

Точно никто не считал. Историки из черкесской диаспоры говорят об истреблении целых народов. Такая точка зрения появилась еще у современников мухаджирства. Крылатым стало выражение дореволюционного кавказоведа Адольфа Берже о том, что «черкесы… уложены на кладбище народов». Но не все с этим согласны, и размеры эмиграции оценивают по-разному. Известный турецкий исследователь Кемаль Карпат насчитывает до двух миллионов мухаджиров, а российские историки говорят о нескольких сотнях тысяч эмигрантов.

Откуда такая разница в цифрах?

На Северном Кавказе до его российского завоевания не велось статистики. Османская сторона фиксировала только легальных переселенцев, но было еще множество нелегалов. Тех, кто погиб в пути от горных аулов до побережья или на кораблях, никто толком не считал. А были еще мухаджиры, умершие во время карантина в портах Османской империи.

Франц Рубо «Штурм аула Гимры»

Картина «Штурм аула Гимры» Франца Рубо

К тому же Россия и Османская империя не сразу смогли договориться о совместных действиях по организации переселения. Когда же мухаджирство отошло в историю, изучение его в СССР до позднего советского времени находилось под негласным запретом. В годы холодной войны сотрудничество турецких и советских историков в этой области было практически невозможным. Серьезное изучение мухаджирства на Северном Кавказе началось только в конце ХХ века.

То есть этот вопрос до сих пор остается малоизученным?

Нет, об этом уже написано достаточно много и серьезно за последние четверть века. Но поле для сравнительного изучения архивных данных о мухаджирах в Российской и Османской империях еще остается — никто еще специально не производил такого исследования. К любым цифрам о численности мухаджиров и погибших при эмиграции, которые появляются в прессе и интернете, надо относиться с осторожностью: они либо сильно занижены, поскольку не учитывают нелегальную эмиграцию, либо очень завышены. Небольшая часть черкесов потом вернулась на Кавказ, но Кавказская война и мухаджирское движение совершенно изменили конфессиональную и этническую карту региона. Мухаджиры во многом сформировали и население современного Ближнего Востока и Турции.

Перед Олимпиадой в Сочи эту тему пытались использовать в политических целях. Например, в 2011 году Грузия официально признала «массовое уничтожение черкесов (адыгов) в период Русско-Кавказской войны и их насильственное выдворение с исторической родины в качестве акта геноцида».

Геноцид — анахроничный для XIX века и, главное, чрезмерно политизированный термин, связанный в первую очередь с Холокостом. За ним угадывается требование политической реабилитации нации и финансового возмещения от правопреемников виновников геноцида, как это сделано для еврейской диаспоры в Германии. Это, вероятно, и послужило причиной популярности этого термина у активистов из черкесской диаспоры и адыгов Северного Кавказа. С другой стороны, организаторы Олимпиады в Сочи непростительно забыли, что место и дата проведения Олимпиады связаны в исторической памяти черкесов с окончанием Кавказской войны.

Петр Грузинский «Оставление горцами аула»

Картина Петра Грузинского «Оставление горцами аула»

Травму, нанесенную черкесам в ходе мухаджирства, нельзя замалчивать. Я не могу простить этого бюрократам, отвечавшим за организацию Олимпиады. Вместе с тем мне претит и понятие геноцида — историку неудобно работать с ним, он ограничивает свободу исследования и мало соответствует реалиям XIX века — кстати, не менее жестокого в отношении европейцев к жителям колоний. Ведь туземцев просто не считали за людей, что оправдывало любые жестокости завоевания и колониального управления. В этом отношении Россия вела себя на Северном Кавказе не хуже французов в Алжире или бельгийцев в Конго. Поэтому термин «мухаджирство» мне представляется намного более адекватным.

Иногда приходится слышать, что Кавказ так никогда окончательно не замирился и навсегда остался враждебен России. Известно, например, что даже при советской власти в послевоенные годы там не всегда было спокойно, и последнего абрека Чечни застрелили лишь в 1976 году. Что вы думаете на сей счет?

Извечное российско-кавказское противостояние — не исторический факт, а анахроничное пропагандистское клише, вновь востребованное в период двух российско-чеченских кампаний 1990-2000-х годов. Да, Кавказ пережил завоевание Российской империей в XIX веке. Затем большевики вторично и не менее кроваво покорили его в 1918-1921 годах. Однако работы историков сегодня показывают, что завоевание и сопротивление не определяли обстановку в регионе. Гораздо большее значение здесь имело взаимодействие с российским обществом. Даже хронологически периоды мирного сосуществования были длительнее.

Материалы по теме

08:55 — 4 марта 2015

Современный Кавказ в значительной мере представляет собой продукт имперской и советской истории. Как регион он сформировался именно в это время. Уже в советскую эпоху произошла его модернизация и русификация.

Показательно, что даже выступающие против России исламские и иные радикалы часто публикуют свои материалы на русском языке. Более соответствующими истине мне кажутся слова Расула Гамзатова, что Северный Кавказ добровольно не входил в состав России и добровольно из нее не выйдет.

Комментарий: Северный Кавказ как фундамент и угроза современной России | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW

Северный Кавказ — неудобная тема для власти. Любой серьезный разговор о проблемах этого региона неизбежно выводит на самые острые вопросы современной российской жизни. Коррупция, низкое качество управленческих элит, клановость, бандитизм, систематическое нарушение прав человека, электоральные манипуляции — это проблемы всего российского государства, но именно на Северном Кавказе они особенно заметны.

Быт и нравы Северного Кавказа

Расследование Алексея Навального о клане Каитовых совпало во времени с делом клана Арашуковых, и эти две громкие истории лишь укрепили давно сложившееся мнение: Кавказ живет в особом экономическом, административном и правовом режиме, и федеральные власти или не хотят, или не могут с этим ничего сделать.

Характерно, что в обеих скандальных историях речь идет не о Чечне, специфика жизни в которой давно уже стала притчей во языцех, а про мало чем известную широкой аудитории Карачаево-Черкессию. Почему тихая бедная республика, граничащая со Ставропольскими и Краснодарскими краями, отдана во власть нескольких кланов, и никто не пытается ничего с этим сделать?

Федор Крашенинников

Навальный напомнил об истории, которая всколыхнула Россию в 2004 году: тогда, во время детского праздника, были убиты семь человек, а попытки властей замять дело привели к массовым беспорядкам. То, что организатор убийства и зять тогдашнего президента Карачаево-Черкессии Алий Каитов в итоге был задержан и осужден, преподносилось как пример торжества законности и доказательство формирования единого правового пространства России. Но оказалось, что Алий Каитов давно уже вышел на свободу и сейчас является одним из влиятельнейших людей в своем регионе, а его родственники занимают важнейшие посты. Более того, даже нынешний глава региона, Рашид Темрезов, в свое время работал у него в подчинении!

Кавказские кланы и бездеятельность Москвы

Бездеятельность федерального руководства тем более удивительна, что еще в 2011 году Владимир Путин публично говорил о всех тех схемах, с помощью которых обогащается клан Каитовых и призывал покончить с ними — но с тех пор ничего не изменилось, схемы продолжают работать, а клан Каитовых — богатеть. Что это, бессилие федеральной власти или сознательное нежелание что-то менять?

Алексей Навальный ставит вопрос шире и говорит о том, что внезапно всплывшие детали о роскошной жизни одного конкретного черкесского клана — это вовсе не исключение, а типичная ситуация для регионов Северного Кавказа. К сожалению, есть все основания полагать, что он прав, и известные широкой общественности факты — лишь вершина айсберга, об истинных размерах которого можно только догадываться.

О том, что на российском Кавказе ситуация с расхищением бюджетов и потерей контроля над местными элитами становится критичной, говорят и попытки федеральных властей вмешаться в ситуацию в Дагестане, и скандальный арест сенатора Рауфа Арашукова . Но сможет ли Кремль навести там порядок? Как так получилось, что после почти двух десятилетий разговоров об укрепления государственности, диктатуре закона и едином правовом пространстве Северный Кавказ оказался столь специфичным регионом?

Кнут и пряник для власти

Роль и значение республик Северного Кавказа в структуре современной российской власти гораздо значительнее, чем она готова публично признать. Национальные регионы России и прежде всего республики Северного Кавказа традиционно являются важнейшим электоральным ресурсом Кремля: от выборам к выборам именно эти субъекты федерации демонстрируют высочайший уровень поддержки и «Единой России», и лично Владимира Путина.

В благодарность за эти услуги федеральные власти готовы на многое закрывать глаза и вообще не спрашивать у местных руководителей, как они добиваются нужных результатов. Кроме того, под рассуждения о пресловутой «кавказской специфике» созданы идеальные условия для махинаций таких масштабов, которые просто немыслимы в других регионах. Раз живущие там граждане России де-факто лишены права голоса, а все решения принимаются в узком кругу, то кого же стесняться и чего бояться?

Арашуковы обогащались на газе, Каитовы обогащаются на электроэнергии, все они вместе и другие подобные им кланы — на доступе к бюджетам разных уровней. Можно ли поверить, что сколачивание миллиардных состояний с помощью вполне известных схем хищения стали возможными без молчаливого согласия кого-то на самом верху? Возможно, в этом состоит не менее важная роль Северного Кавказа в современной структуре российской власти: правящие там кланы щедро делятся деньгами со своими московскими партнерами и покровителями.

Кроме того, у местных элит есть не только пряник для Кремля в виде гарантированных процентов на выборах и интересных финансовых проектов, но и кнут — эксплуатация страхов Кремля, что в случае отказа федерального центра закрывать глаза на местные художества и слишком навязчивых попыток навести хоть какой-то порядок, где-то еще на Кавказе может повториться чеченский сценарий.

Автор: Федор Крашенинников — российский политолог и публицист, автор книг «После России» и «Облачная демократия», которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork, Twitter: @fyodorrrrr

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | Youtube

Смотрите также:

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Начало протестов

    Жители Ингушетии с 26 сентября проводят акцию протеста против соглашения о новой административной границе с Чечней. После разделения Чечено-Ингушской автономной республики в 1992 году граница между ними формально не была определена. Ингуши опасаются, что обмен территориями между Ингушетией и Чечней будет неравноценным.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Тайно подготовленный документ

    26 сентября руководитель Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и глава Чечни Рамзан Кадыров подписали соглашение о закреплении границы между регионами, предусматривающее обмен нежилыми территориями. Оно было подготовлено за закрытыми дверями без консультаций с жителями обеих республик. В Ингушетии известие о подписании документа вызвало массовые протесты.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Ратификация соглашения на фоне протестов

    Ратификация соглашения парламентом Ингушетии и его подписание Евкуровым 4 октября прошли на фоне многотысячной акции протеста в Магасе. Ее участники обвинили депутатов в предательстве национальных интересов и потребовали от Евкурова уйти в отставку, а вопрос о границе с Чечней вынести на всенародный референдум.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Плата за назначение Евкурова на третий срок?

    9 сентября 2018 года Юнус-Бек Евкуров был назначен президентом РФ Владимром Путиным на третий срок на пост главы Ингушетии. По словам руководителя местного отделения партии «Яблоко» Руслана Муцольгова, люди в республике считают, что согласие Евкурова подписать соглашение с Чечней стало платой за его очередное назначение на пост главы республики.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Что изменится после соглашения

    Между Ингушетией и Чечней проведен равноценный обмен нежилыми территориями Надтеречного района Ингушетии и Малгобекского района Чечни, говорится в официальных сообщениях. Так, Чечне передана часть Надтеречного района Ингушетии — горная и лесистая местность, а Ингушетия получает от Чечни «равносильную территорию на границе с Малгобекским районом».

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Ингушетия потеряет памятники архитектуры

    Часть Сунженского района Ингушетии, которая также должна отойти Чечне, в настоящее время не заселена. Это заповедная зона, на территории которой находятся четыре башенных комплекса — памятники ингушской архитектуры 13-17 веков.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    «Не позволим!»

    Правительство Ингушетии только 8 октября разрешило проведение начавшейся 26 сентября акции против соглашения о границе. Если до этого ингуши собирались без наглядной агитации, то теперь в Магасе можно увидеть плакаты, на которых они выражают свое несогласие с решением властей.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    К вопросу ратификации соглашения вернуться не удалось

    Голосование по поводу признания недействительной ратификации соглашения 10 октября не состоялось. На заседание парламента Ингушетии пришли только 12 депутатов, тогда как для кворума необходимо присутствие 17-ти. По другим данным, на заседание явились 18 депутатов, но после его начала пять из них встали и покинули зал.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Протесты в Магасе не прекращаются

    Бессрочная акция протеста стихийно началась в день подписания соглашения 26 сентября. Власти разрешили ее проведение только 8 октября на период до 15 октября. Однако организаторы планируют добиться нового согласования до начала ноября. На фото: участники акции на центральной площади Магаса вечером 11 октября.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Самый маленький субъект РФ

    Ингушетия как отдельная республика появилась на карте России только в июне 1992 года. Это самый маленький субъект РФ. По этим причинам ингуши очень болезненно реагируют на возможную потерю части территории региона, опасаясь за сохранение недавно обретенной субъектности. На фото: празднование 20-летия образования республики в Магасе в 2012 году.

  • Протесты в Ингушетии против новой административной границы с Чечней

    Ингушско-осетинский конфликт

    После сталинской депортации 1944 года ингуши потеряли большую часть территории традиционного проживания — Пригородный район, переданный Северной Осетии. Закон о реабилитации репрессированных народов 1991 года предполагает возвращение этой территории ингушам, но они ее так и не получили. В 1992 году между осетинами и ингушами вспыхнул вооруженный конфликт за эти земли, не изменивший статус-кво.

    Автор: Сергей Гуща


как Российская империя управляла Кавказом :: Мнение :: РБК

Напротив Кавказской линии возвышалась (и продолжает возвышаться) «стена» повыше — Большой Кавказский хребет. В 1801 году, после вхождения Восточной Грузии в состав России, туда, на южную сторону хребта, переместился имперский центр власти на Кавказе. Тифлис (нынешний Тбилиси) на долгие годы стал столицей российского Кавказа.

Парадокс Кавказского наместничества

Читайте на РБК Pro

«Не судите о Кавказском крае как об отдельном царстве. Я желаю сливать его всеми возможными мерами с Россиею, чтобы все составляло одно целое» ​— так император Николай I определил цель имперской политики в отношении Кавказа, которая оставалась актуальной и для его царствующих наследников. Но как достичь этого слияния?

Попытка распространить на южной окраине действие общероссийских губернских законов и порядков привела к страшному конфузу. Реформа, едва проведенная в 1840–1841 годах, вызвала недовольство населения, лишенного привычных правовых устоев и традиций. Преобразования отменили, а вот их автора сенатора Павла Гана на Кавказе еще долго вспоминали как «сановника, накинувшего черную тень на все отрасли управления». Поиск оптимальной формы слияния Кавказа с Россией продолжился.

Следующей попыткой стало образование в 1845 году Кавказского наместничества — административного института, объединявшего всю территорию края (Северный Кавказ и Южный Кавказ или Закавказье). Кавказский наместник получил беспримерные служебные права и привилегии. Министры Российской империи были лишены возможности направлять деятельность своих ведомств на Кавказе: все нити управления находились в руках наместника. Его полновластие дополнялось правом прямого обращения к самодержцу в обход столичной бюрократии.

Первым эту завидную должность занял самый известный российский англоман и «системный» либерал граф Михаил Воронцов. Кроме формальных полномочий он пользовался и личным доверием Николая I, называвшего своего наместника «единственным человеком для Кавказа».

Портрет князя Михаила Воронцова (Фото: wikipedia.org)

Исключительность положения Воронцова на Кавказе позволила русскому историку, литературоведу и издателю Петру Бартеневу сравнить власть наместника с могуществом екатерининского фаворита князя Григория Потемкина. Желание слить Кавказ с Россией привело к появлению территориального образования с небывалой самостоятельностью. В этом и заключается парадокс Кавказского наместничества.

Трудные времена: конец и новое начало

Кавказское наместничество было продуктом кризисной ситуации. Наместники занимались устройством вверенного им края, но главное — воевали с имаматом Шамиля, утверждая суверенитет державы «белого царя». Шамиль сложил оружие в 1859 году. Еще спустя пять лет было сломлено сопротивление адыгов Северо-Западного Кавказа. Наместничество обеспечило военную победу и долгожданное «замирение Кавказа».

Министры, уже давно стесненные в правах, заговорили об оправданности дальнейшего существования наместничества на Кавказе. Но пока дворец наместника в Тифлисе занимал член царской семьи — великий князь Михаил Николаевич, управлявший Кавказом в 1862–1881 годах, сомнения не выходили за пределы частных бесед.

Начало царствования Александра III совпало c перемещением Михаила Николаевича с Кавказа в столицу на должность председателя Государственного совета. Найти подходящую кандидатуру в наместники было нелегко. Слишком многое должно было сойтись в одном человеке: опытность, знание Кавказа, а важнее всего — доверительные отношения с императором. Переехать в Тифлис предложили военному министру Дмитрию Милютину, ранее возглавлявшему штаб Кавказской армии, но тот отказался. Судьба наместничества оказалась предрешена. Причинами его упразднения были названы завершение Кавказской войны, непомерные расходы казны на содержание наместничества и необходимость объединения Кавказа с «существующим строем остальной части России».

«Имам Шамиль перед главнокомандующим князем А.И.Барятинским, 25 августа 1859 года». Картина А.Д.Кившенко, 1880 год (Фото: wikipedia.org)

Властных наместников сменили слабосильные главноначальствующие, жаловавшиеся императору на отсутствие полномочий, денег и произвол министров. Эти начальники Кавказа не управляли им, а скорее сторожили неприкосновенность имперской гегемонии.

Застой в развитии обернулся недовольством населения. Местные чиновники отправляли в Петербург отчаянные послания, в которых уподобляли столь трудно завоеванный Кавказ бочке с порохом. Трудные времена вернулись.

Возвращение наместника

Ответом империи на очередной «кавказский» вызов стало восстановление наместничества. Случилось это в 1905 году. Главной заботой Иллариона Воронцова-Дашкова, который отправился наместничать в Тифлис, была борьба с пламенем Первой русской революции, охватившим южную окраину империи. Победы наместника сменялись неудачами. Особый резонанс имело ограбление кизлярского казначейства, лихо совершенное легендарным абреком Зелимханом средь бела дня 27 марта 1910 года. К этим привычным для наместника на Кавказе проблемам добавились критические стрелы прессы и давление со стороны депутатов Государственной думы. Они обвиняли Воронцова-Дашкова и близких ему чиновников в растрате денег и потакании революционерам.

Несмотря на все сложности, наместнику удалось восстановить полный контроль над ситуацией в 1913 году, когда лидеры кавказского абречества были истреблены. Продвинуться дальше, пойти по пути поступательного развития края Российской империи было не суждено. Первая мировая война превратила все обновительные планы в комплект благих пожеланий.

Печальным итогом звучат слова последнего кавказского наместника, великого князя Николая Николаевича, писавшего со смешанным чувством тревоги и удивления Николаю II в 1915 году: «…нельзя не признать, что за истекшие со времени присоединения Кавказа к Русской империи десятилетия было уделено чрезвычайно мало внимания этой богатейшей окраине…».

Управлять Кавказом оказалось едва ли не сложнее, чем присоединять его. Распространение новаторских для Кавказа общероссийских норм вызывало непонимание местного населения. Российская империя сделала ставку не на институты, а на лица. Это позволило владеть Кавказом, но не сделало его частью Российского государства.

Вольное историческое общество (ВИО) было создано в 2014 году, объединив историков и специалистов социальных и гуманитарных наук, которые считают необходимым утверждать стандарты профессионализма и беспристрастности в исторических исследованиях, способствовать соблюдению в историческом сообществе норм профессиональной этики, формировать экспертную среду, пользующуюся доверием у общества, распространять в обществе научные представления о прошлом и бороться с фальсификацией истории и манипулированием ею, в чьих бы интересах они ни производились, а также с попытками ограничения свободы научных исследований. За время своего существования ВИО организовало ряд просветительских и научных программ, круглых столов и мероприятий, связанных с изучением истории, а также защищало интересы профессионального исторического сообщества от угроз, в том числе связанных с решениями властей. Так, оно выступило в поддержку профессора МГИМО Андрея Зубова, уволенного за критику российской внешней политики в отношении Украины, против сворачивания международных контактов российских ученых по политическим мотивам, в частности депортации из Эстонии академика Валерия Тишкова, против принятого Государственной думой закона об ограничении свободы исследований истории Второй мировой войны. Общество поддержало академика Юрия Пивоварова, обвиненного в халатности в связи с пожаром в ИНИОНе, научный коллектив Херсонесского музея-заповедника в его конфликте с властями Севастополя, «Российский мемориал» и правозащитный центр «Мемориал». Критике со стороны ВИО подвергались высказывания министра культуры Владимира Мединского, который выступал за пропаганду мифов советского времени, а также заявил, что историки и архивисты должны заниматься «тем, за что государство им платит деньги, а не осваивать смежные профессии».

Россия пригласила военных семи стран для участия в учениях «Кавказ-2020» :: Политика :: РБК

Фото: Денис Абрамов / ТАСС

Россия пригласила для участия в стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2020» военнослужащих из семи стран. Об этом сообщил заместитель министра обороны России Александр Фомин, его слова РБК передала пресс-служба ведомства.

«Для отработки совместных действий в составе сухопутной группировки войск на учение приглашены воинские формирования от Армении, Белоруссии, Китая, Мьянмы и Пакистана. Для участия в розыгрышах эпизодов учения в акватории Каспийского моря приглашены Азербайджан и Иран», — сказал Фомин.

Китайские военные примут участие в учениях «Кавказ-2020» в России

Он также пояснил, что учение «Кавказ-2020» пройдет в два этапа. На первом органы военного управления спланируют боевые действия в условной военно-политической обстановке. На втором в планах провести совместные боевые действия многонациональной группировки войск. По данным замминистра, в учении запланировано участие около 80 тыс. человек.

Учения «Кавказ-2020» состоятся в Астраханской области с 21 по 26 сентября.

История освоения Кавказа от Петра I до революции

Рогоза: Здравствуйте! Я представляю нашего сегодняшнего гостя. Это Вадим Михайлович Муханов, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО, кандидат исторических наук.

Муханов: Здравствуйте!

Рогоза: Переселение кавказских народов в 50-60-х годах девятнадцатого века. Я напомню, что с тем периодом многие связывают, в том числе, и обвинения в геноциде черкесов со стороны Российской Империи. И через те события попытаемся понять, чем они могут аукнуться современной России на Северном Кавказе в наши дни.

Уже несколько десятилетий кавказская кампания, большая и развернутая по многим направлениям, ведется. Для чего России нужен был тогда этот самый Кавказ?

Муханов: Начало активной российской политики на Кавказе многие ученые и эксперты связывают с именем первого российского императора Петра Великого. Сначала Петр организовал Прутский поход — это столкновение с Турцией. Оно было несколько неудачным, потому что основные силы были на севере, где мы воевали со шведами и с знаменитым шведским королем Карлом XII. Но уже после окончания Северной войны в двадцатые годы Петр организовал другой поход — Каспийский. Или Персидский поход. Он был в 22-23-м годах. Здесь уже русские войска очутились в Закавказье. Было взято под контроль Каспийское побережье. Это территория современного Дагестана, Азербайджана. И те территории, которые контролировались тогда Персидской державой. Кроме того, были налажены контакты с грузинскими владетелями, с армянскими. И первые контакты были зафиксированы с северокавказскими владетелями. Многие владетели подносили ключи Петру, завязывались политические, экономические отношения. Это первый серьезный шаг России в отношении Кавказа.

Думаю, многие слушатели знают, потом при слабых преемниках Петра в первой половине XVIII столетия эти его завоевания были утеряны. Нам пришлось уйти с территории Закавказья и эти территории каспийского побережья были утеряны. Но с приходом к власти дочери Петра Елизаветы эта активная внешняя политика в восточном направлении, которая затрагивала и Кавказ, была реанимирована. И первые серьезные успехи были достигнуты при человеке, который пришел на смену Елизавете — при Екатерине Второй. Ее правление считается золотым веком России и российской внешней политики — это вторая половина XVIII столетия. Это было связано с двумя очень успешными русско-турецкими войнами, где блистали такие наши военачальники, как Румянцев и Суворов. Кроме того, нам удалось продвинуться в Предкавказье. И, самое главное, там произошло важное событие, которое датируется 1783 годом — это Георгиевский трактат. Здесь мы зафиксировали союзнические отношения с крупнейшим грузинским царством того времени — Кахетией, с его правителем Ираклием II. Одновременно был подписан знаменитый манифест о присоединении Крыма и Кубани. Видите, это все продвижение на Кавказ. И сразу же в эти 70-80-е годы шло строительство первой кавказской линии — Азово-Моздокской укрепленной линии.

Рогоза: Я так понимаю, это для того, чтобы отодвинуть границы подальше…

Муханов: Даже не просто границы. Отодвинуть этот пояс безопасности, потому что, сами понимаете…

Рогоза: Со стороны Турции…

Муханов: Даже не Турции, а северокавказских владетелей. Кроме того, как вы понимаете, Крым — это Крымское ханство. Это тоже непрерывные набеги. Это население, которое жило на тогдашнем юге, эта Новороссия, которая появилась после русско-турецких войн, естественно, население должно было чувствовать себя в определенной безопасности. А для этого нужна была защита, нужна была линия от регулярных набегов даже не турок, а тех людей, которые контактировали с ними. Это северокавказские владетели, лезгины, которые нападали и на грузинские царства, и на линию. Это все те народности, которые находились в этом силовом треугольнике, если говорить о периоде рубежа XVIII–XVIV веков. С одной стороны была Россия, северная держава. С другой — Османская империя во главе с турецким султаном. И третью часть треугольника, уголок, составляла Персидская держава. Фактически Кавказ находился в силовом треугольнике, с трех сторон на него давили три очень сильные на тот период империи.
В чем суть активной военной кампании России в начале XVIV века? Она разбиралась не просто с Кавказом, она разбиралась со своими ключевыми противниками, коими на тот период и были турецкий султан и персидский шах. И этим объясняется активная политика в период Александра Первого, когда произошли две войны: русско-турецкая и русско-иранская, где блистали такие люди, как генерал Котляревский, который разгромил много превосходящие персидские войска и все это закончилось Гюлистанским миром 1813 года. И русско-турецкая война закончилась в судьбоносный для России 1812 год, когда турецкие войска разгромил Михаил Илларионович Кутузов, который был командующим русскими войсками против Турции. Сами понимаете, в чем великий смысл победы: удалось подписать выгодный мир с турками буквально за месяц-другой до вторжения Наполеона. Очевидно, в чем великий смысл: в том, чтобы Наполеону не удалось растянуть русские войска. Наполеон очень хотел, чтобы Россия воевала на нескольких фронтах. У него были контакты со Стамбулом. Ему было очень выгодно, что часть русских войск находилась не перед ним в европейской части, а против Турции и Персии. Но нам удалось это удачно завершить, сконцентрировать все свои войска против Наполеона. И в результате в 12-13-м годах удалось разгромить эту наполеоновскую армаду. После чего Россия в 20-30-е годы вплотную занималась восточным вопросом. И в результате двух следующих войн в конце 20-х годов по Андрианопольскому и Туркманчайскому договору, а последний был подписан благодаря усилиям выдающегося российского писателя и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова. И благодаря этим двум соглашениям в первой трети девятнадцатого столетия практически все Закавказье за редким исключением контролировалось Россией. Но очень большой кусок Кавказа, именно Северный Кавказ, находился вне контроля России, потому что у нас были форпосты в Закавказье. У нас, естественно, гарнизоны стояли на территории современной Грузии, появилась армянская область в 20-е годы — это частичная территория современной Армении. Кроме того, мы контролировали многие мусульманские ханства в Закавказье, часть из которых является территорией современного Азербайджана. Но, видите, был разрыв. Тут же возникала проблема коммуникации: как русские войска будут доходить до Закавказья, как они будут помогать закавказским владетелям.

Рогоза: И при этом это горы…

Муханов: И горы, и равнины. Но, тем не менее, это тяжелая территория. Естественно, одним из первых шагов было строительство нормальной дороги. И мы пришли, в первую очередь, на Кавказ помогать единоверцам, в первую очередь, грузинам. И, как вы помните, знаменитый манифест 1801 года о присоединении восточной Грузии, с чего все это и началось, эта кавказская эпопея, которая закончилась долголетней и кровопролитной войной. И в рамках этого и появилась дорога, о которой я только что упомянул. Она и называлась очень понятно: Военно-Грузинская. Нам надо было как-то соединиться с грузинскими территориями. И события конца XVIII века, когда случился разорительный набег персидского шаха Ага-Мухаммеда в 95-м году, когда мы не смогли с кавказской линии подвезти вовремя части. И он разорил и территорию Грузии, и Тифлис. И в девятнадцатом столетии наш великий поэт и писатель Александр Сергеевич Пушкин, когда ездил на Кавказ, если помните, в одном из произведений писал о том, что «я встретил хромую женщину в Тифлисе». Ага-Мухаммед приказал в память о разорении Тифлиса и о том, что он контролировал Тифлис, подрезать сухожилия всем женщинам. И Пушкин, его пытливый взгляд заметил то, что ходят хромые женщины. Это признак того, насколько нестабильной была ситуация в Закавказье. И насколько закавказские владетели были заинтересованы в приходе русских войск, которые стали неким гарантом стабильности и безопасности. И этим во многом был вызван выбор Александра Первого — назначить неким проконсулом Кавказа знаменитого генерала Алексея Петровича Ермолова. Когда он понял, что российская власть не контролирует Северный Кавказ, который оказался внутри тех территорий, которые входят в сферу влияния России, то нужен был энергичный и решительный командующий, военачальник. Я бы даже сказал, военный администратор. Потому что от человека, который приходил в тот период на Кавказ, нужна была не только военная выучка, но и ум, опыт дипломата и администратора. Потому что нужны были серьезные изменения в гражданском управлении, которое практически отсутствовало. И в 16-м году Алексей Петрович Ермолов был назначен командующим русскими войсками на Кавказе, чрезвычайным полномочным послом в Персии, потому что персы хотели реванша. Они хотели вернуть те территории, которые они потеряли по Гюлистану в 1813 году.
Ермолов блистательно решил проблему Персии. Он съездил в Тегеран и договорился с шахом. И весьма в жесткой и не всегда дипломатичной форме, но доказал то, что от России в нынешнем положении требовать ничего не стоит. Иначе это приведет к новой губительной для Персии войне. Персия отказалась от всех претензий на кавказские территории, которые вошли в сферу влияния России. И Ермолов, вернувшись из Персии, занялся непосредственно Северным Кавказом.

Поэтому очень многие историки начало кавказской войны датируют приходом Алексея Петровича Ермолова на Кавказ. Как вы знаете, классическая советская датировка кавказской войны — это 1817 — 1864 годы. В 17-м году против Ермолова были разрозненные северокавказские владетели, горские общества. Какие-то операции проводились, но это не война. Это кратковременные военные операции. А война началась, когда против России выступили более консолидированным фронтом. И когда появился единый противник. Под единым противником многие понимают северокавказский имамат, когда северокавказских горцев объединили имамы Чечни и Дагестана. Их было три, но, думаю, большинство радиослушателей помнят наиболее известного имама Шамиля. Это третий имам Чечни Дагестана. И поэтому многие историки и пытаются датировать войну с приходом Шамиля и с появлением этого северокавказского теократического государства Имамата. Когда вся власть: светская, военная, гражданская сконцентрирована в руках духовного лидера — имама.

Война растянулась аж до 50-60-х годов. Окончание войны связано с именем упомянутого мной князя Александра Ивановича Барятинского, который пришел в 1856 году. Он имел серьезную тактику, отказался от малорезультативных прямолинейных походов вглубь горской территории. Тактика step-by-step, то есть, шаг за шагом. И русская укрепленная линия стала продвигаться. Она не просто продвигалась вперед, а тут же налаживалось внутреннее управление. Горцев привлекали к русской службе. Кто-то становился проводниками русских отрядов. Какие-то горцы становились сотрудниками русской администрации гражданской. Даже классики адыгской литературы, кого боготворят современные черкесы и те, на которых они ссылаются, такие люди, как Шора Ногмов, Хан-Гирей, который потом служил у Императорского Величества в конвое. Это люди, которые принадлежали к черкесскому миру, но они инкорпорировались в русский мир, в русское сообщество. И в заключительном периоде войны они уже находились практически как сотрудники российской администрации. Хан-Гирей — полковник, он был офицером русской армии.

59-й год. Что произошло? Высокогорное селение Гуниб — сдача имама Шамиля. Что произошло дальше? Русская власть стала контролировать северо-восточный Кавказ и эта проблема была снята. После 59-го года остался только один театр военных действий. И все внимание русской администрации, русского командования было обращено уже в сторону черкесов. Чтобы слушатели понимали, северо-восточный Кавказ — это современная территория Чечни, Ингушетии, Дагестана. И с 59-го года там произошло замирение. После этого там не велось широкомасштабных военных действий. И последние широкомасштабные военные действия велись на северо-западном Кавказе, в частности, территория современного Краснодарского края, Адыгеи. Там велись последние годы военные действия против черкесских племен, которые привели к маю 64-го года к полному окончанию войны. Напомню, в урочищах Губа-адвы, это Красная Поляна был осуществлен военный парад частей кавказской армии под руководством тогдашнего наместника командующего Великого Князя Михаила Николаевича. После этого парада, несмотря на различные заявления о том, что перестрелки, что-то еще было… Да, какие-то мелкие стычки были. Но после 64-го года никаких широкомасштабных, с участием войсковых группировок, на Кавказе уже не происходило. 64-й год — эта дата практически всеми признается. И российскими историками, и зарубежными, и черкесскими активистами — кавказская война закончилась. Можно по-разному оценивать события завершающего этапа, процесс переселения горцев, которое называется мухаджирство, от слова «мухадж» — переселение за веру, тем не менее, 64-й год признается всеми. Это окончание войны и замирение Кавказа. После этого Северный Кавказ и эта тема ушла с международной повестки. И никто, даже противники России на международной арене, ни Британия, ни Франция, ни Турция, уже никто не ставил под сомнение то, что Россия контролирует Северный Кавказ. И, в общем то, до событий Первой мировой войны, когда снова Российскую империю тряхануло, потом когда она развалилась и наступил печальный период с 17 по 21-й годы, когда был период, когда Закавказье было независимое. А Северный Кавказ трясло. Там появлялись однодневные протогосударственные образования. До этого вопрос Северного Кавказа был исключительно внутренним вопросом Российской империи.

Рогоза: Я так понимаю, полмиллиона только одних адыгов за несколько лет перебрались в Турцию.

Муханов: Всего. Адыгея — это есть название черкесов.

Рогоза: Я имею в виду, другие народности из Северного Кавказа тоже уезжали. Или нет?

Муханов: Уезжали, но не в таких количествах. Я не зря сказал, что было два театра военных действий. И два формата взаимоотношений русской администрации с северокавказскими горцами. Надо сказать, массовым это явление, движение мухаджирство стало на северо-западном Кавказе. По географии. Потому что по ту сторону моря находилась единоверная Турция. Конечно, горцам северо-восточного Кавказа было, конечно, гораздо труднее. И, самое главное, у них не было такие регулярных контактов с Османской империей, как у черкесов. Потому что нельзя забывать тот момент, что черкесский мир был ориентирован на Турцию. Это была вековая ориентация. Были традиции взаимодействия. Очень многие семьи породнились с турками. Напомню, даже в гаремах турецких султанов были черкешенки. Даже если вспомнить более ранний период, период знаменитейшего султана Сулеймана I Кануни, вспомнить его знаменитую жену Роксолану, то можно вспомнить предысторию ее прихода в гарем турецкого султана. У нее было большое соперничество с первой женой султана, коей была черкешенка. И Роксолане удалось влюбить в себя султана. И победить в гаремной борьбе. Это показатель того, что черкесы были ориентированы на турок. У них был выбор: либо переселяться на те территории, которые им предлагает русская администрация, такой выбор был. Это бесспорно. И разговоры о том, что русская администрация только и занималась тем, что выдавливала. Это неправда. Иногда выбор практически не стоял, да. Потому что когда все жители, например, аула собираются, а ты размышляешь, то практически у тебя выбора нет. Когда твой владетель собирается, то практически у простых черкесов выбора не было. Были турецкие агитаторы, об этом не стоит забывать. Конечно, они тащили черкесов к себе. Их действия можно понять.

Надо вспомнить, в каком состоянии и положении находилась тогда Османская империя. Ее состояние характеризовалось как состояние больного человека. В XIX веке Османская империя была уже хиреющей державой. Она находилась под большим влиянием, серьезным экономическим и политическим контролем западных держав. Там происходил экономический и политический кризис. Там были бунты янычар и так далее. И власть султана периодически шаталась. Там был серьезный демографический кризис, в конце концов. Поэтому султан и султанское правительство было крайне заинтересовано в том, чтобы к ним переселились единоверцы.

Рогоза: И они так же предлагали им определенные территории. Правильно?

Муханов: В начале переселения, конечно, эти территории были не детализованы. Говорилось о том, что будут предоставлены какие-то участки земли. И проблема в том, что ни русская, ни турецкая администрации не были готовы к такому масштабному исходу. Массовому. Конечно, все предполагали, что десятки тысяч пойдут, но, видите, вы совершенно справедливо сказали о том, что речь идет о сотнях тысяч.

Дореволюционные историки и последующие поколения историков и ученых говорят о том, что речь идет где-то о полумиллионе человек, которые достаточно единовременно рванули сначала к побережью, потом на корабли, на суденышки, а потом в Турцию. Первый фактор, который повлиял на трагедию — это массовость. Второй — ни одна, ни вторая империи не были готовы. Третье, конечно, это фактор наживы. Как вы понимаете, черкесы — это люди, которые жили на земле. Они не могли самостоятельно переплыть Черное море. И для этого нужны были десятки и сотни судов, кораблей и так далее. Поэтому многие турецкие судовладельцы пытались на этом нажиться. И подгонялось все, что плавает. И это очень часто приводило к трагедии. Очень большие жертвы в ходе вот этой вот переправы. Суда тонули одно за другим. В погоне за наживой судовладельцы иногда набивали вдвое больше свои суденышки людьми. И это приводило к тому, что они тонули недалеко от берега. Это еще один факт, который напрочь развивает версию о геноциде.

Адыги живут на территории Российской Федерации. Они жили еще на территории Российской Империи. Потом на территории СССР. И, конечно, версия о том, что русская администрация стремилась к поголовному изгнанию и уничтожению черкесских народов, сама жизнь показывает, что это не так. Даже названия республик говорит о том, что там живут черкесы и народы адыгской группы: Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и республика Адыгея. Если даже мы посмотрим на переписи населения… Да, адыги составляют не большинство, но, тем не менее, они там есть. И это говорит о том, что они там издревле жили. Это заставляет задуматься о том, что правда ли, что Россия совершила такой акт? Или все было не так? И то, что одно горское общество признавало власть России, а потом, например, атаковало какие-то русские отряды, это говорит о том, что такой мир на уровне клятв ни к чему не приводит. Нужен серьезный и постоянный контроль над территорией. А этот контроль мог быть реализован только в случае постоянно действующей русской администрации. При помощи русских военных сил, что и происходило в заключительный этап войны. А потом, если мы посмотрим, на Северном Кавказе не было событий, аналогичной кавказской войны. И до событий 17–21 годов, когда Российская Империя рухнула, Кавказ был одной из многих частей Российской Империи, одной из полноправных частей. Это говорит о том, что когда русская власть пришла и получила фактический контроль над Кавказом, уже таких событий не происходило.

Да, были восстания. Бесспорно. Но они происходили не только на Северном Кавказе. И поэтому выпячивать, что Кавказ всегда был нестабильным регионом, я считаю, просто современные политические спекуляции. Когда Кавказ интегрировался в Российскую Империю во второй половине XIX века, ни о каком обособленном положении Кавказа говорить не приходится.

Я бы сказал о другом. Кавказ северный, а потом и южный, он был некоей лакмусовой бумажкой. Когда центральная власть России слабела, это, в первую очередь, проявлялась на окраинах. В том числе и на Кавказе. Я бы выстроил такую логичную цепочку событий.

Рогоза: Спасибо вам за интересную беседу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Россия и Кавказ | Connections: The Quarterly Journal

 Р. Крейг Нейшн*

Введение

Российское влияние на регион Южного Кавказа имеет длинную историю. Царь Иван IV начал строительство крепости Терки на Каспийском море еще в 1559 году. В следующие столетия Россия постепенно расширяла контроль над прилегающими областями, и этот процесс достиг высшей точки в 1829 году заключением Туркменчайского договора, в силу которого граница расширяющейся империи с Персией устанавливалась по реке Арас.[1] С тех пор российская политика в отношении этого региона определяется задачей сохранения положения, в котором она может оказывать влияние на него.

Вызовы к политике российского контроля над этим регионом порождались внутренними и внешними источниками. Между 1817 и 1863 Россия вела так называемую Кавказскую войну против коалиции местных племен под предводительством известного имама Шамиля, в итоге взяв верх в вооруженном конфликте, который «велся с невероятной жестокостью».[2] Современный этнический национализм на Кавказе появился как следствие царского управления, причем местная идентичность формировалась на фоне чувства обиды на Россию.[3] Традицию вооруженного сопротивления русскому управлению можно проследить от Кавказской войны до настоящего времени. На фоне Русских революций от 1917 года народы Кавказа предприняли не одну неуспешную попытку сформировать независимые государства, и в 1920-х и 1930-х годах имели место многочисленные восстания, направленные против советской власти.[4] Традиция вооруженного сопротивления российскому господству снова появилась в постсоветский период и остается важным источником нестабильности в этом регионе.

Большой Кавказ так же был объектом геополитического соперничества внешних акторов. Во время Крымской войны (1853-1856) Ахмед паша повел османские армии на Кавказ с целью вытеснить Россию на север от рек Терек и Кубань, кампания, чья логика (и неуспешный результат) были повторены османскими силами под предводительством Энвер паши в Первой мировой войне. Кавказ был так же одним из объектов наступления гитлеровского Вермахта во время Второй мировой войны, которое было отражено советскими вооруженными силами ценой больших потерь.[5] Парвин Дарабади рассматривает эти эпизоды как часть более широкой борьбы на глобальной шахматной доске – борьбы, направленной на установление контроля над «большой центрально-евразийской мегазоной», в том числе над Черным и Каспийским морями.[6] Сегодняшние конфликты, порожденные борьбой за влияние на Кавказе между США и их западными союзниками с одной стороны и Российской Федерацией с другой, очень точно вписываются в эту традицию.

Надежды на новое начало, вызванные распадом Советского Союза, не сбылись. С 1994 по 1996 Россия Бориса Ельцина в попытке подавить сепаратизм на российском Северном Кавказе вела Первую чеченскую войну, и результаты были катастрофическими. Во Второй чеченской войне (1999-2009) Россия добилась большего успеха, но вооруженное сопротивление в этом регионе не было прекращено. На фоне распада Советов Армения и Азербайджан начали войну за анклав Нагорный Карабах, а Грузия потеряла контроль над мятежными провинциями Южная Осетия и Абхазия, поставив начало затяжных или «замороженных» конфликтов, которые остаются неразрешенными.[7] С приходом к власти в Кремле Владимира Путина в 2000 году Россия взяла долгосрочный курс на восстановление в какой-то форме своего традиционного доминирующего положения на Кавказе. Когда в 2008 году грузинское правительство Михаила Саакашвили попыталось вернуть себе контроль над Южной Осетией, Россия ответила опустошительной инвазией, которая очевидно очень четко показала цели и потенциал, которым Россия располагает для их достижения.[8]

На Кавказе Россия следует напористой региональной политике, находящейся в согласии с историческими традициями, в соответствие с которыми этот регион рассматривается как «неделимая часть истории и судьбы России», а также как объект ее современных геостратегических интересов. [9] Тем временем, ее давняя роль главного игрока в этом регионе продолжает формировать ее восприятия и приоритеты. Политика России в отношении Южного Кавказа тоже находится в соответствии с более широкой концепцией постсоветской Евразии, которая рассматривается как горнило, через которое Россия должна пройти, для того чтобы в итоге утвердить себя как великую мировую силу – динамика, которая еще раз проявила себя в российской реакции на конфликт, который разворачивается на Украине с 2013 года. Цели Российской Федерации на Кавказе противопоставляют ее западному сообществу в сфере безопасности в регионе, в котором обе стороны имеют важные интересы. Управление этими амбициями является важным вызовом для безопасности.

Российские интересы в регионе

Кавказский регион исторически неустойчив. Этническое соперничество и застывший национализм остаются важными источниками нестабильности. На российском Северном Кавказе существует более 40 живых языков и почти 100 отдельных этнических общин. Несмотря на то, что постсоветские схемы миграции уменьшили разнообразие, во всех государствах Южного Кавказа имеются значительные популяции меньшинств. Регион продолжает бороться с проблемами модернизации и развития, процесс, который был замедлен постсоветским конфликтом. В частности, опасную поляризацию создает наложенное извне геополитическоесоперничество.

Россия всегда считала Кавказ «зоной жизненных интересов», которая имеет «критически важное стратегическое значение для национальной безопасности России», но в первые годы постсоветского периода эти приоритеты были подчинены тому, что оказалось донкихотской попыткой оказать влияние на «стратегическое партнерство» с Западом. В конце эры Советов для Запада этот регион имел только периферийное значение.[10] Такое восприятие изменилось после «сделки века» в 1994 году, когда консорциум нефтяных компаний подписал соглашение с Азербайджаном о разработке запасов углеводородов в Каспийском бассейне.[11] Заинтересованность США в этом регионе расширилась после террористических нападений от 11 сентября 2001 года. Кавказ стал областью, имевшей значение для Глобальной войны с террором, и после 2004 года он стал частью транспортного коридора для экспедиционных сил США и ISAF в Афганистане. По тем же причинам в целом – с Владимиром Путиным, определяющим российскую политику после 2000 года, ведущим новую войну для подавления чеченского сепаратизма и посвятившим себя восстановлению мощи и влияния России на «ближнее зарубежье», – Кавказский регион снова занял свое традиционное значимое место в спектре российских интересов в сфере безопасности.

В первом десятилетии нового тысячелетия Кавказ стал яблоком раздора в том, что начали называть новой «Большой игрой» за региональную гегемонию.[12] Соперничество за приобретение влияния скоро получило идеологическую окраску. Для некоторых на Западе регион Черного и Каспийского моря стал «передним краем демократии», где происходила борьба между западными демократическими ценностями и российским авторитаризмом.[13] Москва интерпретировала западное «проникновение» в этот регион как нападение на свою сферу влияния и на «русскую идею» интегрированной Евразии, которая ее вдохновляла. [14]Обе стороны начали описывать свое взаимодействие на Кавказе как игру с нулевой суммой, что делало трудным достижение компромисса в поиске решений путем переговоров.

Важной движущей силой соперничества была энергетическая безопасность. Значение Каспийского региона в качестве производителя энергоносителей и статус Кавказа как коридора для транзита углеводородов к западным рынкам превратило их в фокус геополитического соревнования. Согласно влиятельному течению в российской аналитике, с середины 1990-х политика США последовательно стремилась к «взятию под свой контроль энергетических запасов Кавказско-Каспийского региона».[15] Вашингтон не согласен с такой интерпретацией, утверждая, что расширение доступа к каспийским ресурсам работает на благо всех и никоим образом не является антирусским по духу. Но некоторые источники в США не отрицают, что кое-что на кону есть. Управление энергетической информации США недавно описало бассейн Каспийского моря как «все более важный источник глобального производства энергии», располагающий потенциалом расширять добычу природного газа на шельфе. [16]

Российская Федерация унаследовала от СССР практическую монополь на доступ к запасам углеводородов Каспия, но ее контроль над этим регионом сталкивается с определенными вызовами. Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, введенный в эксплуатацию в 2006 году, рассматривается как «пуповина», близко связывающая Азербайджан и Грузию с Западом.[17] Спор России и Украины о ценах на газ в 2009 году, который привел к временному прерыванию поставок к европейским клиентам в середине зимы, усилил призывы к диверсификации. Сейчас Каспийский регион рассматривается Европейским Союзом как «четвертая ось» для поставок природного газа (после Норвегии, России и Африки), располагающая потенциалом удовлетворить до 20 процентов от потребностей континента.[18] Непростая попытка создать Южный коридор для транспорта природного газа от Каспийского бассейна к европейским рынкам, похоже, завершилась решением построить Трансанатолийский трубопровод (TANAP) от второй стадии месторождения природного газа Шах-Дениз в Азербайджане, используя существующий трубопровод через Южный Кавказ с транзитным переходом через Грецию и Албанию для связи с новым Трансадриатическим газопроводом (TAP), достигающим до Италии и дальше. Хотя это очень урезанная версия изначального амбициозного европейского проекта Набуко, она все равно остается вызовом для России. Московский проект Южный поток, задуманный для доставки природного газа из России и Каспийского бассейна к европейским рынкам через Черное море и Балканы, был аннулирован в декабре 2014 года в результате несогласия Болгарии и ЕС в связи с украинским кризисом.[19] Он был заменен более скромным вариантом, рассчитанным на доставку природного газа через Турцию в Грецию, снова в потенциале устраняя Украину в качестве транзитной страны. Этот проект остается основной стратегической инициативой, которую Россия осуществляет, платя некоторую цену – меру того, что на кону в «войне трубопроводов» в Каспийском бассейне. Москва считает, что попытки Запада обеспечить надежность поставок газа путем строительства альтернативной транзитной инфраструктуры бросают вызов ее интересам. Геополитическое соперничество в энергетическом секторе остается интенсивным.

Южный фланг Российской Федерации так же соответствует «линии разлома» Хангтинтона между христианской и исламской цивилизациями. Кавказский регион заражен локальными конфликтами с сектантскими измерениями и стал ареной внутренне присущего терроризма. Относительный успех России в антиповстанческих операциях в Чечне, по иронии судьбы, но не неожиданно, в результате вытеснил вооруженное сопротивление в более большой регион Северного Кавказа. Организация Кавказский эмират, которая заявила, что будет использовать терроризм, чтобы обеспечить создание исламского государства на Кавказе и за его пределами, показывает сдвиг фокуса сопротивления от дела национального освобождения к некому варианту исламского радикализма, или «ваххабизму» по русской терминологии. Гордон Хан описывает Кавказский эмират как «часть глобального джихадистского революционного движения или союза, который включает, но не сводится к АК [Аль-Каиде]».[20] Это делает его, по крайней мере в принципе, угрозой как для России, так и для Запада – предположение, которое, похоже, подтверждается участием двух граждан США происхождением с Северного Кавказа (Тамерлан и Джохар Царнаевы) в организации взрыва во время Бостонского марафона в апреле 2013 года. [21] Озабоченность России последствиями исламского экстремизма на ее южном фланге нельзя недооценивать. Это проблема, для которой Москва все еще ищет эффективное решение. Административные репрессии в ответ на это явление могут на деле только расширить проблему.[22]

Наиболее важные мотивы России для ангажирования этим регионом являются геополитическими. Москва рассматривает Кавказский регион как единое целое, охватывающее Северный и Южный Кавказ и российские Краснодарский и Ставропольские края. Интенсивность антирусских настроений в регионе, заодно с ценой сохранения контроля над этой обедневшей и социально сотрясаемой областью, привели к призывам в среде российского гражданского общества к отказу от ангажирования, но эти призывы не имели видимого влияния на восприятие элиты.[23] Российские элиты воспринимают Кавказ не как периферийную область, а как критически важный сухопутный евразийский мост, связывающий Черное, Азовское и Каспийское море и, в более широком плане, связывающий европейский мир с Центральной Азией, Шелковым путем и Южной и Восточной Азией. [24] Ситуация в регионе считается критически важной для потенциала России проецировать влияние на Центральную Азию и Широкий Ближний Восток. Политическое насилие на Северном Кавказе делает Москву особенно чувствительной к социальным и экономическим тенденциям и к потенциальному «перетеканию» нестабильности на север.

США представляют свою политику как мягкую попытку стимулировать появление надежных, стабильных и независимых государств, которые ориентированы на Запад. По преобладающему в России мнению, это попытка замаскировать долгосрочную кампанию по проникновению, дестабилизации и в итоге отделению этого региона от России, часть большой стратегии, направленной на «ускорение политической и экономической изоляции бывших советских республик от Москвы» и разрушение самой Российской Федерации.[25] Программа США на расширение НАТО, после «цветных революций» 2003 и 2004, года включающая новые независимые государства Грузию и Украину, и по некоторым интерпретациям возобновленная поддержкой США украинского Майдана в 2013-2014, усиливает это ощущение. [26] Россия воспринимает действия США как враждебные. Ее собственные мотивы представляются исключительно оборонительными, но они не являются только такими. Пропаганда многосторонней ассоциации в бывшем Советском Союзе стала важным моментом внешней политики под руководством Путина, в том числе и амбициозный план создать расширяющийся Евразийский Экономический Союз, а затем и Евразийский Союз с политическими и оборонными функциями. В западной аналитике этим проектом часто пренебрегают и над ним даже подшучивают, но Москва следует ему с неуклонной серьезностью. За государствами Южного Кавказа будут ухаживать, чтобы они ориентировались на своего северного соседа, а если они будут сопротивляться, их вынудят сделать это, не столько за экономические преимущества, которые может дать им ассоциирование, сколько как средство уменьшить или урезать западное влияние.[27] В терминах геополитики Москва замкнулась на подходе игры с нулевой суммой к этому региону, что оставляет мало места для разумного компромисса.

Ограничения российской мощи

Кавказ является приоритетным регионом для российской внешней политики и политики в сфере безопасности и ее намерения в регионе недвусмысленны. Не ясно, располагает ли Россия средствами эффективно их осуществлять.

Пятидневная война в августе 2008 года восстановила положение России в качестве доминирующей региональной силы. Вооруженные силы Грузии, оказавшиеся неготовыми к конфликту такого масштаба, с каким они были вынуждены столкнуться, не имели иного выбора, кроме как отступить к столице страны, подвергая большие части страны оккупации. Существенной помощи со стороны Запада не ожидалось.[28] Россия продемонстрировала готовность прибегать к военным средствам, когда затронуты ее интересы, и способность делать это успешно. Отсутствие значимой реакции со стороны западных государств, похоже, указывала на асимметрию интересов, что работало на пользу России. Другие нестабильные государства, граничащие с Российской Федерацией, могли только увидеть, насколько они подвергаются подобному риску и в результате с большей готовностью идти на компромисс с Россией. 28 августа 2008 года Москва односторонним образом признала независимость республик Абхазии и Южной Осетии, бросив вызов Западу актом, который можно рассматривать как «отложенное наказание за признание независимости Косово США и многими государствами ЕС».[29]

Сейчас в Абхазии и Южной Осетии на постоянной основе расположены формирования российских вооруженных сил и личный состав Федеральной Службы Безопасности, а разделительные линии с Грузией постоянно укрепляются. Эти анклавы полностью зависят от России в отношении экономических инвестиций, прибыли от туристов, транспортных связей, выдачи (российских) паспортов, позволяющих международные поездки, и в отношении политической поддержки. Вынесенное вперед присутствие дает России мощный рычаг для влияния на события в более широком регионе. Возможно, наиболее важным результатом стало то, что движение Грузии в сторону НАТО было приостановлено.

Этот регресс стал причиной «резкой и чувствительной потери интереса Запада к Восточной Европе в целом, и к Южному Кавказу в частности», что в определенной степени остается в силе.[30] Российские источники рассматривают «агрессию» Грузии против Южной Осетии как результат новой Большой игры, как неизбежное последствие «запланированного, прямого расширения Запада в сторону геополитического пространства бывшего СССР».[31] Согласно своим собственным оправданиям, совершив интервенцию в Грузию, Россия продемонстрировала свое возвращение как независимый стратегический актор, готовый защищать свои интересы – если понадобится и с оружием – всегда, когда им будет брошен вызов.

В долгосрочном плане последствия этой войны не выглядят столь благоприятными. Определенно, тактический успех России не помог ей преодолеть структурные слабости, которые характерны для ее попыток формировать и поддерживать эффективную региональную политику.

Действия России в августе 2008 года привели к ее значительной изоляции. Всего лишь горсть государств ответили взаимностью на жест дипломатического признания отколовшихся субъектов (Науру, Никарагуа и Венесуэла – предложения о признании Тувалу и Вануату впоследствии были отозваны). Специально надо отметить отказ от согласия на признание стран-членов Шанхайской Организации Сотрудничества и Организации Договора о Коллективной Обороне, ключевые многосторонние евразийские форумы России.

В октябре 2012 года коалиция «Грузинская мечта», созданная и финансированная эксцентричным миллионером Бидзина Иванишвили, победила на парламентских выборах Объединенное Национальное Движение Саакашвили с комфортабельным перевесом. Георгий Маргвелашвили выиграл президентские выборы в октябре 2013 года от имени «Грузинской мечты», результат, который частично является следствием предполагаемой ответственности Саакашвили за провал грузинских операций в Южной Осетии. Придя к власти, «Грузинская мечта» попыталась нормализовать отношения с Россией, заявив об отказе использовать силу для восстановления суверенитета над потерянными территориями и переходе к стратегии «вовлечения через сотрудничество».[32] Экономический обмен с Российской Федерацией был восстановлен. Но Тбилиси не признал легитимность оккупированных территорий и не отказался от желания интегрироваться с Западом и, в конечном счете, ассоциироваться с ЕС и НАТО. Присутствие российских вооруженных сил можно рассматривать как сдерживающий фактор, не позволяющий возобновление враждебных действий, но они воспринимаются как угроза Тбилиси, который восстановил свои вооруженные силы до состояния мощи и эффективности, превышающего уровень перед войной. Модернизация вооруженных сил продолжается, в том числе движение в сторону полностью профессиональной армии, совместимой со стандартами НАТО.[33] В историческом плане, грузины всегда рассматривались Россией как народ, сочувствующий русским. Сегодня преобладает атмосфера отчуждения и враждебности, что делает трудным, даже невозможным, для Российской Федерации применять средства мягкой силы для осуществления своих национальных целей. И эта ситуация вряд ли в скором времени изменится.

Россия использовала свой статус защитника отколовшихся анклавов, вовлеченных в «замороженные конфликты» на Южном Кавказе (Абхазия, Южная Осетия и Нагорно-Карабахский анклав, оспариваемый между Арменией и Азербайджаном) для продления своего регионального влияния. Признание Абхазии и Южной Осетии снизило уровень напряжения, став fait accompli (свершившимся фактом), но оно все так же позволяет Москве держать заложником будущую геополитическую эволюцию Грузии.

Случай Нагорного Карабаха более неоднозначен и более опасен. Наряду с Францией и США Россия является основателем Минской группы, на которую возложена ответственность за посредничество в этом конфликте. Она так же является важным поставщиком вооружений для обеих воюющих сторон и самым большим дипломатическим защитником Армении, основной стороны конфликта. Вооруженные столкновения, снайперские перестрелки и нарушения договоренностей о прекращении огня часто имеют место вдоль линии контакта, которая окружает Нагорный Карабах и прилегающие оккупированные территории. Как Армения, так и Азербайджан заняты дорогостоящим усилением своих вооруженных сил, и провокации с обеих сторон могут стать случайным casus belli (поводом для войны). Президент Ильхан Алиев и другие высокопоставленные представители Азербайджана неоднократно утверждали, что Азербайджан оставляет за собой право прибегнуть к силе для разрешения конфликта, если дипломатические возможности будут исчерпаны.[34] Россия выступает в качестве посредника, который обещает мирное разрешение конфликта, в последний раз в августе 2014 года, когда Путин организовал встречу лицом к лицу оппонентов Сержа Саргсяна и Ильхана Алиева в российском курорте Сочи после очередного всплеска боевых действий, унесшего более сорока жизней.[35] И все-таки, российские интересы не обязательно требуют активного поощрения разрешения этого конфликта. В статье в Нью-Йорк Таймс, опубликованной после аннексии Крыма Россией, бывший советник азербайджанской государственной нефтяной компании охарактеризовал Нагорный Карабах как «очередной фронт усилий России, направленных на восстановление ее утерянной империи».[36] Это может быть и преувеличение, но нет сомнения, что Москва рассматривает статус этого армянского анклава как средство для упрочнения ее положения в регионе. В этом плане, «замороженное» статус-кво обслуживает ее цели наиболее эффективно, обеспечивая продолжение зависимости и в определенной степени влияние на региональные акторы, в том числе и на сам Азербайджан.

Самой прочной основой поддержки России на Южном Кавказе являются ее двусторонние отношения с Арменией. У этих двух государств большие исторические и культурные связи и их позиции по большинству международных вопросах близко скоординированы. Пока Армения чувствует себя под угрозой со стороны Азербайджана, она будет оставаться зависимой от Москвы в стратегическом плане. Это находит отражение в участии Армении в Организации Договора о Коллективной Обороне, в надежном двустороннем договоре о безопасности, и в значительном военном российском присутствии в лице 102-ой Военной базы в Гюмри, второго по величине городе Армении. В нескольких случаях российские представители намекали, что если Азербайджан решит использовать военную силу против Армении, Россия вмешается в конфликт на ее стороне.[37] Армения зависит от российской экономической поддержки, в том числе в торговле и поставках энергии на атрактивных ценах. Россия приобрела контрольные пакеты в больших секторах национальной экономики, в их числе железные дороги, добывающие промышленности, телекоммуникации и энергетическая инфраструктура. Учитывая степень зависимости, не удивительно, что в сентябре 2014 года Ереван решил отказаться от предложения ЕС о заключении Соглашения об ассоциации в пользу членства в покровительствуемом Россией Евразийского Экономического Союза.[38] Некоторые аналитики воспринимают все это как появляющееся стратегическое разделение Кавказа в целом, по оси Россия-Армения-Иран в противовес альтернативе Турция-Грузия-Азербайджан, но такой сценарий почти определенно преувеличивает степень когерентности в рамках предполагаемых блоков. Реальный стратегический вес имеют лишь двусторонние отношения между Москвой и Ереваном.

Богатый нефтью Азербайджан наиболее сильная и с самим большим населением страна на Южном Кавказе. Его относительное богатство и специальные отношения с Турцией дают ему свободу следовать балансированной и многовекторной внешней политике, что включает и стабильные отношения с Российской Федерацией. После неуспешного возобновления соглашения об аренде российской стороной радиолокационной станции раннего предупреждения в Габале, в Азербайджане уже нет российских военных сооружений. В Азербайджане нет и существенных контролированных Россией экономических активов, которые можно было бы использовать для внешнего влияния. Хотя Баку экспортирует природный газ в Россию, основной импульс его энергетической политики направлен на Запад. Торговые отношения развиваются, но более важно экономическое взаимодействие Баку с ЕС и Турцией. Хотя специальные отношения России с Арменией вызывают раздражение, Россия остается важным поставщиком вооружения, и в других аспектах политика этих двух государств скоординирована. Москва не критикует Баку за авторитарную политическую традицию в отличие от США. Азербайджан не находится под угрозой со стороны Москвы, а наоборот, является объектом ухаживания в качестве очень желанного потенциального члена Евразийского Экономического Союза. Это ухаживание, однако, вряд ли даст плоды. Интересы Азербайджана диктуют политику строгого неприсоединения.

В известном смысле отношения между Россией и Азербайджаном отражают большие противоречия, которые присущи российской политике на Кавказе в целом. Россия слишком слаба экономически, чтобы стать центром притяжения и определенно не является альтернативой сотрудничества с Западом. Случай с Арменией, которая ограничена своей зависимостью в сфере безопасности, является исключением. Инструменты мягкой силы России не впечатляют – ее социальная и политическая модель непривлекательна. Культурная конвергенция в упадке, так как разные народы этого региона стараются утвердить свою специфическую идентичность. Несмотря на длинную историю России в качестве части этого региона, слова генерала Алексея Ермолова, сказанные почти двести лет назад, и сейчас содержат частицу истины – российская политика на Кавказе неизбежно спотыкается на столкновении между «двумя совершенно различными культурами».[39] Россия может использовать вооруженную силу для реализации своих интересов на фоне региональной нестабильности, но влияние, которое обеспечивает военная сила, ограничено. Восстановление статуса гегемона выходит за возможности России. Руководство Путина продолжит культивировать региональное влияние, часто самоцельно, но есть хронический риск, характерный для российской политики в целом, оказаться в ситуации, когда «амбиции не соответствуют возможностям». [40]

Новая Холодная война?

Украинская «Майданная революция» от февраля 2014 года, и ее связанные с насилием последствия, оказали и продолжают оказывать значительное влияние на отношения России с Западом и на ее политику на Кавказе и в регионах Черного и Каспийского моря. Конфликт далек от разрешения, но его долгосрочные последствия уже различимы. Все они вызывают беспокойство, некоторые очень большое.

Руководство Путина было твердо убеждено, что политика США в отношении России неизбежно враждебна. Оно рассматривает изгнание президента Виктора Януковича как покровительствованный США путч, направленный на навязывание Киеву антироссийского руководства, готового к ассоциации с Западом, включая полноправное членство в союз НАТО, результат, который Кремль неоднократно определял как неприемлемый. Реакции России, в том числе и аннексирование Крыма и поддержка сепаратистского движения в Восточной Украине, подтвердили для США и их союзников, что Путин действует на основе большого плана восстановления утерянной империи или «Русского мира» вокруг идеологии, проникнутой традиционным национализмом – инициатива, которой надо всячески противодействовать. Западные экономические санкции, сначала задуманные как средство для сдерживания дальнейшей агрессии, стали наказательными по духу, и если они будут продлены, приведут к обращению тенденции экономической интеграции России в мировую экономику, процесс, который был одним из самых обещающих развитий во всем постсоветском периоде. Враждебная риторика стимулировала создание образа врагов, который будет трудно стереть. Способность функционировать в сотрудничестве с Российской Федерацией в качестве партнера в сфере безопасности, похоже, утеряна, возможно навсегда. Российские инициативы на Украине достигли некоторых тактических успехов (гарантирование ее военно-морских баз в Севастополе, расширение доступа к ресурсам Черного моря, сохранение некоторого влияния на будущую геополитическую ориентацию Украины), но ценой очень больших потерь. И конфликт далек от завершения – возможно, худшее еще предстоит.

На Кавказе отголоски украинского конфликта почти наверняка усилят наиболее не поддающиеся сотрудничеству и наиболее агрессивные измерения российской политики. Надежды развивать в большей степени отношения сотрудничества между Россией и НАТО как основу для более безболезненного расширения были уничтожены. Упорное противостояние Москвы ассоциации Грузии с Альянсом усилилось. Наиболее неблагоприятные сценарии, касающиеся подхода Кремля к затянувшимся конфликтам в этом регионе, могут стать автоматически выполнявшимися пророчествами, а решимость Москвы «никогда не смириться с мыслью, что советская империя потеряна» усилилась.[41] В этих обстоятельствах попытки построить реальное сообщество в сфере безопасности на Большом Кавказе и контекст, когда приоритеты можно будет сместить в сторону все более необходимых проблем модернизации, развития и культурной гармонии, надо будет отложить до морковкиного заговенья.

Кавказ остается разломом, где российские интересы определены таким способом, что они несовместимы с видением будущего этого региона, которое преобладает на Западе. Украинский конфликт, похоже, способствует преувеличению степени этой несовместимости. Потенциал России обеспечить реализацию своих интересов в этом регионе ограничен, но не мал. Если основания для сотрудничества будут разрушены полностью вследствие продолжающегося противостояния по поводу Украины, этот регион может стать претендентом на звание наиболее опасного.

Кавказ — Wikitravel

Кавказ

Кавказ — это горная местность, расположенная между Черным и Каспийским морями, состоящая из юга России, Грузии, Армении и Азербайджана. Этот переходный регион расположен как в Восточной Европе, так и в Западной Азии, но обычно рассматривается как часть современной Европы. Кавказ, покрытый одними из самых потрясающих альпийских пейзажей в мире, является домом для горы Эльбрус, самой высокой горной вершины в Европе.

Во многих отношениях Кавказ сравним с Балканами: он представляет собой лоскутное одеяло этнолингвистических групп, находится на пересечении христианской и мусульманской культур и страдал от этнической нестабильности на протяжении большей части 1990-х и начала 2000-х годов. В настоящее время эти нерешенные геополитические проблемы носят стратегический и долгосрочный характер, поэтому они обычно не влияют на повседневную безопасность посетителей, которая может варьироваться от страны к стране.

Сегодня Кавказ — это развивающееся туристическое направление, но это тоже зависит от региона.Хотя Россия принимает больше посетителей, чем любая другая страна в регионе, лишь небольшая часть этой огромной страны находится на Кавказе. Среди стран, полностью расположенных на Кавказе, по состоянию на 2015 год Грузия лидирует по количеству принятых посетителей.

Страны [править]

Армения
Смешение древней, тысячелетней цивилизации с суровыми горными пейзажами и отдаленными каньонами и современного оживленного культурного центра Еревана.Здесь расположены удивительные объекты всемирного наследия, скрытые монастыри, а также удивительно спокойная и дружелюбная культура и кухня.
Азербайджан
Самое богатое государство Кавказа, его столица, наводненная нефтяными богатствами и международным бизнесом, исторические дворцы Ширваншахов в Баку и Шеки, зороастрийские храмы огня, бесплодные пейзажи — нефть и соль растекаются по поверхности и по всему миру -классные походы по гористой местности, гористой на севере и юге.
Грузия
Сердце Кавказа с разнообразными ландшафтами: от высоких гор и винодельческих долин до черноморских курортов. Множество древних церквей, соборов и монастырей, некоторые из которых признаны объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Россия (Краснодар, Ставропольский край, Ростовская область, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Чечня, Дагестан, Ингушетия)
Красивый регион гор и речных ущелий, этническая еда, потрясающие каменные деревни на вершинах гор и казалось бы, бесконечный цикл насилия.Включает как регионы с этническим русским большинством, такие как Краснодар, так и уникальные районы проживания этнических меньшинств, такие как Чечня.

О спорных регионах Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе см. Статьи их кричащих стран. Хотя легитимность этих правительств оспаривается, с точки зрения путешественника, они де-факто контролируют страну. Это не политическое одобрение претензий какой-либо из сторон в споре.

  • Тбилиси — столица Грузии с эклектичной архитектурой, окруженная горами и наполненная богатой едой и вином.Исторически он был сердцем Кавказа как географически, так и метафорически — под властью России Тбилиси более ста лет служил административной столицей Кавказа и резиденцией российского вице-короля.
  • Батуми — город Грузии на берегу Черного моря
  • Баку — крупнейший город региона, международный нефтяной центр и древняя столица Азербайджана
  • Ереван — столица Армении — самая спокойная в регионе, с прекрасными местами, где можно поесть, и недалеко от основных достопримечательностей страны.
  • Махачкала — крупнейший город Северного Кавказа и столица Дагестана
  • Владикавказ — столица Северной Осетии

Другие направления [править]

  • Батуми — второй по величине город Грузии, смесь классических зданий на фоне растущих небоскребов и пальмовых деревьев на побережье Черного моря.
  • Домбай — главный кавказский курорт России
  • Хор Вирап — самое фотографируемое место в Армении, впечатляющий монастырь на вершине огромной скалы, прямо на границе, у подножия горы Арарат
  • Собор, церкви и музеи Эчмиадзина, центра Армянской Апостольской церкви
  • Монастырь Давид Гареджа — пещерный монастырь в грузинской пустыне, полный красивых старинных пещерных фресок и обращенный к бескрайним пустым просторам на юге Азербайджана.
  • Ворота Александра в Дербенте, Дагестан
  • Три самых высоких горы Европы, из которых самая известная — Эльбрус , все в Кабардино-Балкарии
  • Петроглифы в Гобустане — древние петроглифы, к югу от Баку
  • Захватывающий дух Монастырь Цминда Самеба на склонах горы Казбег, Грузия

Понять [править]

Страны и территории Кавказа — все изолированные, но древние земли, населенные, вероятно, наиболее этнически разнообразным регионом в мире.Все упомянутые здесь места были в какой-то момент аннексированы Советским Союзом только для того, чтобы обрести независимость в 1990-х годах. К сожалению, с тех пор этот регион стал свидетелем нескольких этнических конфликтов, гражданских войн и других конфликтов как между государствами, так и внутри них. Таким образом несколько регионов, таких как Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах, получили де-факто независимости, но лишь немногие страны признают легитимность этих мест. Эти геополитические проблемы имеют стратегический и долгосрочный характер, поэтому обычно они не влияют на повседневную безопасность посетителей региона.

Путешествуя по региону, ожидайте встречи с дружелюбными местными жителями, едой, как никто другой на земле, и свидетелем захватывающих горных пейзажей. Но не заблуждайтесь — у этой области есть свои минусы. За исключением Грузии, в большинстве стран Кавказа следует ожидать бюрократических визовых процедур, коррупции и неэффективной полиции. Богатый нефтью Азербайджан — это, по сути, авторитарный режим, поддерживаемый нефтяными богатствами. Армения умеренно свободна, но, тем не менее, дисфункциональна и часто рассматривается как государство-клиент России.В регионе Грузия, пожалуй, самая демократичная и безопасная, но вы должны держаться подальше от сепаратистских регионов, которые контролируются российскими пограничниками. Для въезда в саму Россию ожидайте обширную бюрократическую работу по получению визы. Большинство жителей Запада, скорее всего, будут находиться под пристальным вниманием российского правительства из-за продолжающейся политической напряженности вокруг Украины.

Этнолингвистические группы Кавказа

Кавказ — один из самых сложных языковых регионов мира, в котором проживает более 60 языков из пяти различных языковых семей.Это языковое разнообразие само по себе привлекает всех, кто интересуется лингвистикой, но оно также придает этому региону одно из самых привлекательных достоинств — культурное разнообразие. После распада Советского Союза Кавказ стал явно менее космополитичным, поскольку этнические группы мигрировали в страны своего «наследия». Эта этнолингвистическая сегрегация была особенно глубокой там, где имели место этнические конфликты, например, между армянами и азербайджанцами, абхазами и грузинами, осетинами и грузинами.Из-за этой тенденции наблюдается меньшее межэтническое взаимодействие, и поэтому люди менее многоязычны, чем в прошлом.

После распада Советского Союза национальные языки становятся все более важными для путешественников в этом регионе, но русский остается наиболее полезным языком общения. Однако многие люди в Грузии не хотят говорить по-русски из-за военной напряженности с Россией, а английский в значительной степени вытеснил русский язык в качестве иностранного языка, который предпочитают молодые грузины, поэтому вам следует попробовать английский, прежде чем пробовать русский язык в Грузии.Как правило, в регионе пожилые люди чаще говорят по-русски, а молодые люди с большей вероятностью говорят на базовом английском языке или вообще не говорят на иностранном языке. Точно так же граждане, принадлежащие к этническим меньшинствам в своей стране, с большей вероятностью говорят по-русски, потому что это средство межэтнического общения.

Знание турецкого языка очень полезно для путешествий по Азербайджану, потому что азербайджанский и турецкий языки достаточно тесно связаны между собой, чтобы быть понятными друг другу.

Есть много рейсов из России, Европы и Ближнего Востока во все столицы (кроме России в Грузию, где действует временный запрет на полеты без даты окончания с 13 декабря 2019 г.).Бакинский аэропорт обслуживает большинство направлений, включая США (Нью-Йорк) и Китай (Пекин).

Обойти [править]

Пограничный переход [править]

Пересечение границы на Кавказе в целом затруднено. Как российско-грузинская граница в районе Казбеги (открыта с 2012 года), так и российско-азербайджанская граница открыты только для граждан стран СНГ. Для граждан стран дальнего зарубежья нет возможности въезда / выезда из России через Кавказ.

ОБНОВЛЕНИЕ: ЭТО НЕДОПУСТИМО; как пограничный переход в Верхнем Ларсе (возле Казбеги, с использованием Военно-Грузинской дороги между Тбилиси и Владикавказом), так и пограничный переход между Азербайджаном и Дагестаном были вновь открыты для граждан из стран дальнего зарубежья / бывшего Советского Союза, обеспечивая как минимум два наземных въезда / точки выхода в / из России.

Кроме полетов, есть паромы между Сочи, Россия и Трабзон, Турция; между Одессой, Украина и Батуми, Грузия; и Баку, Азербайджан, и Актау, Казахстан.

Армяно-азербайджанская граница закрыта, потому что обе страны находятся в состоянии войны. Армяно-турецкая граница также закрыта из-за напряженности между двумя странами. Чтобы путешествовать по суше между Арменией и Азербайджаном, Арменией и Турцией, необходимо проехать либо через Грузию, либо через Иран.

Границы Грузии с Турцией, Арменией, Россией (только в Верхнем Ларсе) и Азербайджаном открыты, что делает страну своего рода региональным транзитным узлом для Кавказа.После «революции роз» в Грузии в 2003 году взятки иностранным путешественникам, въезжающим в Грузию, не нужны. Однако это не может быть гарантировано для Армении и Азербайджана.

Въезд в Азербайджан по использованной армянской визе или наоборот может вызвать проблемы (подозрения) с пограничниками, но не должен запрещать въезд. Тем не менее, рекомендуется сначала посетить Азербайджан, а затем Армению, чтобы избежать потенциальных проблем и отказа во въезде в Азербайджан. Однако вам не разрешат въезд в Азербайджан по визе Нагорного Карабаха (хотя вы можете попросить получить визу НКР на отдельном листе бумаги), иначе это приведет к постоянному запрету на въезд в Азербайджан.

Нахичевань (Азербайджан) можно въехать из Турции и Ирана.

Как [править]

Ночные поезда курсируют между Тбилиси-Ереван и Тбилиси-Баку. Если вы путешествуете по железной дороге, вы можете выбрать номер с 4 кроватями (coupe, произносится koo-peh ‘) или 2 кроватями (SV, произносится es veh). SV немного дороже, но более удобен и, как правило, считается более безопасным от карманников.

Между Тбилиси-Ереван и Тбилиси-Баку существует прямое автобусное сообщение.Если вы едете автобусом с кондиционером между Тбилиси и Баку, возьмите с собой куртку! Автобусы также ходят через российско-грузинскую границу, но не для граждан стран дальнего зарубежья.

Если вы предпочитаете более социальный вид транспорта, минивэны (маршрутные такси) курсируют через все открытые границы и по всему кавказскому региону.

Есть прямые рейсы Тбилиси — Баку, Тбилиси — Ереван. Не ждите проблем в аэропортах — они маленькие и эффективные.

Прокат машины на Кавказе дороже, чем на Западе, но аренда машины с водителем вполне доступна.Однако для международных поездок вам необходимо будет оплатить проживание вашего водителя, если он уже не планировал поездку.

Катание на лыжах на двух очень красивых горнолыжных курортах Грузии. Бакуриани и Гудаури.

Отдых на грузинских пляжах на берегу Черного моря в Батуми, Кобулети, Уреки, Гоня и др.

Грузинские «Хинкали» и «Хачапури»!

Азербайджанский «Ярпак долмаси, гой кутаб (зеленый кутаб), эт кутаби (кутаб с мясом) и др.» Если любите мясо, ешьте «Кабаб, душбара» (душбара, которую хорошо есть в холодную погоду).

Известными напитками на Кавказе являются грузинские вина, армянский коньяк (бренди) и русские водки. Местное пиво на Кавказе — отличная цена.

Особо вкусные грузинские вина:

  • Красные: Саперави, Мукузани, Хванчкара (полусладкое), Киндзмараули (полусладкое)
  • Белый: Цинандали, Кахети, Тбилиси

Оставайтесь в безопасности [править]

Кавказ — это пороховая бочка векового соперничества, некоторые замороженные, некоторые действительно очень горячие.Хрупкие режимы прекращения огня более или менее соблюдаются в спорных регионах Грузии — Южной Осетии и Абхазии (которые являются довольно опасными), а также на границе между Азербайджаном и Арменией, которые официально все еще находятся в состоянии войны из-за Нагорного Карабаха.

Однако безопасность не является серьезной проблемой в Армении и Азербайджане, если вы не находитесь слишком близко к границе между двумя странами. С армянской стороны безопасно посетить даже Нагорный Карабах.

За пределами территорий, прилегающих к спорным территориям Абхазии и Южной Осетии, где риск насильственных преступлений и похищений значительно выше, в Грузии один из самых низких уровней преступности в Европе.Грузины — очень гостеприимный народ. При этом посетителям рекомендуется не говорить о России или спорных территориях. Среди грузин чрезвычайно высока ненависть к русским, поскольку такие обсуждения могут спровоцировать насилие.

Чеченские, грузинские, армянские и азербайджанские мафиозные группы считаются печально известными в бывшем Советском Союзе, но в основном сосредоточены в общинах кавказских эмигрантов и далеко не заметны в их родных странах.

Российский Северный Кавказ: может ли советский побег снова привлечь туристов?

Азау, Россия

Меня точно больше не было в Москве. Глядя в окно гондольного подъемника, покачивающегося высоко над горным ущельем, открывался вид только заляпанные снегом вершины вокруг. Это получасовая многоступенчатая поездка на вершину этой возвышающейся горы, и они говорят, что важно сосредоточить разум, привыкая к разрежающемуся воздуху, поэтому я развлекаю себя, задаваясь вопросом, как будто я забыл свои ориентиры, где же на земле это могло быть.

Может, где-нибудь в Швейцарии? Нет, нагромождение крошечных зданий, которые теперь едва видны у подножия горы, явно не по-европейски, а острый шашлык люля , который я съел за обедом, говорит, что это, вероятно, место в Азии. Может Гималаи?

Но в маленьком деревянном кафе на замерзшей, иссохшей вершине бабушка в шерстяном платке наливает несколько пальцев заварка — густой концентрат черного чая — в стакан и доливает кипятком из самовара .На нежном русском языке она советует мне сесть, выпить чай и глубоко вздохнуть, пока я не встану на ноги. Понятно, что я все еще в России, где живу более 30 лет.

На самом деле я нахожусь в Северо-Кавказском федеральном округе России, месте высоких заснеженных гор, головокружительных ущелий, каскадных водопадов и фонтанирующих термальных минеральных источников, расположенных среди последних нетронутых альпийских уголков Европы. Расположенная между Каспийским и Черным морями на южной окраине России, это удивительно красивая, этнически раздробленная и культурно разнообразная земля, по большей части неизвестная внешнему миру.Более крупный, чем Франция, Северо-Кавказский федеральный округ расположен на исторической линии разлома цивилизаций. Его скалистые холмы усеяны древними крепостями, погребенными городами и жуткими деревенскими некрополями. А потом Эльбрус, самая высокая вершина Европы, где я пью чай.

Сегодня большая часть этой территории разделена на семь этнических республик, которые отождествляют себя с различными религиозными традициями, в основном мусульманскими, но есть также коренные христиане, евреи и даже буддисты.Всего около 50 этнических групп, говорящих более чем на 100 языках, веками сосуществовали здесь в лабиринте горных долин. Кроме того, в состав территории входят два российских региона, Ставрополь и Краснодар, которые до сих пор густо населены потомками казаков.

ЕЛЕНА АФОНИНА / ТАСС / GETTY IMAGES

Местные жители принимают участие в культурном фестивале в Грозном, столице Чеченской республики.

советских гражданина когда-то знали эти места как свои пять пальцев. И по сей день каждый российский школьник знакомится с ключевыми местами и народами Северного Кавказа, а также с романтизированными историями войн XIX века, влекших эти территории в состав Российской империи, читая классиков литературы, например, поэму Александра Пушкина « Кавказский пленник »и Льва Толстого« Казаки ». Действительно, одна из последних работ Толстого, «Хаджи Мурат», — это рассказ об исламистском восстании, предательстве и военном покорении России на Северном Кавказе в XIX веке, который читается как пророчество для постсоветского поколения россиян.

Хотя в большинстве случаев им запрещали выезжать за границу, советские люди тем не менее стремились познакомиться с различными культурами. Так что для них Кавказ был разрешенным царством экзотики за железным занавесом. И это было совершенно безопасно.

Но сегодня, даже русские упорно отказываются возвращаться в больших количествах. Это потому, что после распада СССР попытки гомогенизировать все эти разрозненные народы в один «советский» тип, многие из них решили восстановить свое собственное наследие и стремиться к большей независимости.Как побочный продукт, за последние 25 лет мы стали свидетелями двух жестоких российских антисепаратистских войн в Чечне, вспыхнувших исламистских восстаний в нескольких других республиках и разрушительных террористических ударов, исходящих из этого региона.

Как репортер, который на протяжении десятилетий часто путешествовал по Кавказу, меня всегда поражала дикая, магнетическая привлекательность этого региона. Я задавался вопросом, можно ли превратить его в настоящую туристическую Мекку, если когда-нибудь вернется надежный мир. Хотя я обычно мчался по региону, освещая какое-нибудь трагическое новостное событие, было невозможно не остановиться и не полюбоваться неровными горными цепями с ледниками, блестящими на солнце, или поразмышлять о жизни в этих деревнях на склоне холма, или просто плюхнуться на скамью в одном из повсеместных придорожных закусочных, чтобы отведать сытный суп из баранины, известный как чорба .

Итак, когда недавно со мной связалось Министерство Северного Кавказа и предложило присоединиться к небольшой группе журналистов в поездке по этой обширной территории, я быстро согласился. Обычно я не принимаю официальные экскурсии с гидом, но поскольку я хотел оценить туристический потенциал мест, которые я ранее видел, определить безопасность путешествия туда и, прежде всего, посмотреть, насколько республики восстановили свою идентичность, это казалось приятным способом сделать это. Министерство предоставило ветеранского гида, удивительно информативную Людмилу Шаффрай и, что характерно, никакого полицейского сопровождения.Микроавтобус с иностранцами, четыре дня проезжающий по труднопроходимым горным дорогам, когда-то истерзанным исламистскими террористами, — довольно хороший тест на безопасность.

Елена Афонина / ТАСС / Getty Images

Ди-джей выступает на музыкальном мероприятии на горе Эльбрус в Кавказских горах России.

«Мы много делаем для строительства новых туристических объектов, ориентируясь на мировые стандарты качества. Видит Бог, у нас есть чудеса природы, в том числе гора Эльбрус, которая привлекает людей », — говорит Мурат Шогенчуков, министр туризма Кабардино-Балкарии, преимущественно мусульманской республики, занимающей большую часть центрального массива высоких Кавказских гор.«Мы прекрасно знаем, что если это будет небезопасно, люди не придут».

Тем не менее, многие люди по-прежнему не уверены, что Кавказ может конкурировать с местами для отдыха на теперь доступном Западе.

«Сегодня, имея деньги, можно поехать в европейские Альпы, взять отпуск на пляже в Турции. И мы узнали, что в других странах вы получаете услуги хорошего качества за то, что вы платите, и услуги, которых еще нет даже на Северном Кавказе », — говорит Евгений Бутовский, московский бизнесмен, который путешествовал по Северному Кавказу в 1980-е годы.«Но ключевой вопрос — это безопасность. Я не уверен, что война там внизу. Может быть, его подавили, но проблемы не решены ».

Глава 1: Миллениалы любят грязевые ванны?

Первые русские поселенцы в предгорьях Кавказа, на территории нынешнего Ставропольского края, обнаружили, по их мнению, целебные свойства в более чем 50 различных минеральных источниках, которые пузырились из-под земли, а также в соленой грязи с огромных болото, известное как озеро Тамбукан.Курорты, построенные поселенцами, никогда не имели себе равных в Центральной Европе, но они завоевали прочную репутацию среди русских аристократов 19 века.

Но СССР превратил это в массовое явление. Советское государство ежегодно субсидировало отдых и лечение многих миллионов людей в санаториях для рабочего класса, которые были наполовину больницами, наполовину отелями. Пациенты обычно приходили на 21 день, чтобы получить утреннюю медицинскую помощь у врачей, дополненную специальными курсами. Днем они могут отправиться в поход по близлежащим холмам, поплавать или отправиться на экскурсию.

Эта уникальная модель общественного здравоохранения исчезла после распада СССР, о чем свидетельствуют гигантские громады почти пустых санаториев советской эпохи в таких городах, как Пятигорск, Железноводск и Кисловодск, но полностью она так и не исчезла.

Туристические власти Ставропольского края, который в основном не был затронут жестокими беспорядками последних 25 лет, говорят, что до 1 миллиона россиян, в основном пожилого возраста, все еще приезжают каждый год, в основном, чтобы выпить и понежиться в минеральной воде и погулять в привычных местах. грязевые ванны.

«Это 200-летний город, построенный с одной целью: укрепить здоровье. У нас здесь десятки источников природной минеральной воды, каждый со своими целебными свойствами, — говорит мэр Железноводска Евгений Моисеев. «В наши дни мы используем только около 5% воды; в советское время было 60%. Наша цель — восстановить эту советскую массовую культуру здоровья и научить молодое поколение оценить наши санатории, которые похожи на роскошный отель с полным медицинским оборудованием ».

АНТОН НОВОДЕРЕЖКИН / ТАСС / GETTY IMAGES

Женщина готовит грязевую ванну в санатории в Железноводске, Россия.

Владислав Тимошенко, директор агентства «Ладья» в Пятигорске, которое занимается организацией туров по региону в течение 14 лет, говорит, что санатории советской эпохи могли не соответствовать требованиям молодых россиян, которые ездили за границу и у которых выросли ожидания в отношении обслуживания. цена и качество, а также разные представления об отдыхе. Но он настаивает, что этот район может предложить гораздо больше.

«По прошествии многих лет интерес растет, и сюда приезжает все больше людей», — говорит он.«В дороги и инфраструктуру было вложено много государственных инвестиций, а частные услуги, такие как отели, рестораны и туристические услуги, быстро растут. Думаю, мы вернемся на карту ».

Глава 2: Пушистая пудра и пушистые шляпы

Одно из самых необычных переживаний в этой поездке было не экзотическим, а до странности знакомым. На второй день мы сделали пит-стоп в крошечном поселке Сары-Тюз в республике Карачаево-Черкесия, и мое внимание привлекло небольшое кафе с большой вывеской «Столовая СССР. столовая была повсеместной советской закусочной, где можно было купить дешевые блюда, часто подаваемые из больших горшков, такие как пельмени, (пельмени), гретчка (гречневая каша) и голубцы (голубцы). Меню здесь было почти идентичным тому, что вы могли найти где-нибудь в СССР в те давно исчезнувшие дни, с добавлением нескольких кавказских блюд.

Итак, я подошел и заказал пирожок (мясное тесто) и стакан чая.Я спросил официантку, женщину средних лет в платке, которая отказалась назвать свое имя, почему они назвали это место Столовая СССР. «Ну, людям это нравится», — говорит она. «Мы не видим здесь много иностранцев, но русские приезжают сюда на лыжах или на альпинизм, останавливаются и заказывают еду. Иногда говорят, что это вызывает у них ностальгию. Это тоже нравится местным жителям. Здесь не так уж много альтернатив «.

Карачаево-Черкесия — наряду с этническими республиками Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания, Чечня, Ингушетия и Дагестан — лежит в складках высоких Кавказских гор.Несмотря на свою суровую природную красоту и удивительные археологические памятники, эти горные республики пока не могут претендовать на новый всплеск туризма. Но люди здесь возлагают большие надежды.

Бывший советский курортный город Архыз расположен в глубине республики Карачаево-Черкесия, недалеко от границы с небольшим мятежным грузинским государством Абхазия. Он по-прежнему славится своей одноименной минеральной водой, но в последние годы правительство Москвы инвестировало около 65 миллионов долларов в строительство современного горнолыжного курорта с двумя первоклассными трассами, оснащенными снежным оборудованием, гондольными подъемниками и роскошными отелями, а также а также множество ресторанов, кафе и магазинов.

Это первый из пяти крупных горнолыжных центров, которые Кремль планирует построить на Северном Кавказе, и, по словам официальных лиц, приезжает все больше людей. Может помочь то, что Карачаево-Черкесия, самая западная из традиционно мусульманских республик Северного Кавказа, также имеет самую мирную репутацию.

«Мы все о горах. Восемьдесят процентов территории нашей республики — горы », — говорит министр туризма республики Анзор Эркенов. «У нас есть огромные ледники, глубокие ущелья с бурными реками, бесконечные пешеходные и конные тропы, руины древних городов и христианские церкви, возраст которых насчитывает тысячу лет.Если вам нравятся чистые горные травы, ягоды и мед из альпийских цветов, просто зайдите на любой рынок ».

Но все, что Кремль вложил в Архыз, похоже, еще не дошло до людей, живущих в ветхих городках вдоль дороги. Бедность и изоляция, которые привели к постсоветской нестабильности в этом регионе, по-прежнему проявляются в полной мере, и местные чиновники пожимают плечами, и немногие в Москве, похоже, хотят решить эту проблему.

Действительно, кажется, что многие жители зарабатывают себе на жизнь традиционным способом, собирая урожай с гор вокруг них.Как предположил г-н Эркенов, каждая группа придорожных киосков предлагает изобилие специй, меда и трав, которые питали этих людей на протяжении тысячелетий. Местные жители также продают шкуры животных и всевозможные трикотажные изделия из шерсти кавказских горных баранов. За скромные 30 долларов вы можете приобрести papakha , отличительную высокую пушистую каракулевую шляпу, которая является повсеместным головным убором для мужчин на всем Кавказе.

Корреспондент Monitor Фред Вейр надевает папаху — пушистую шерстяную шапку, которую носят мужчины на всем Кавказе.

Глава 3: Крыша Европы

В следующей республике на востоке, Кабардино-Балкарии, находятся самые высокие горы, включая Эльбрус высотой 18 510 футов, и одни из самых потрясающих альпийских пейзажей на земле. Трехступенчатая канатная дорога доставит посетителей на вершину Эльбруса, где ветер подобен ледяному кинжалу. Говорят, что в ясный день можно увидеть далекие голубые полосы Каспийского моря в одном направлении и Черного моря в другом. В тот день, когда я был, это было не так, но впечатляющий горный массив Центрального Кавказа был на виду, а южнее на горизонте возвышались горы соседней Грузии.

Рядом с двумя округлыми пиками Эльбруса примечательной достопримечательностью является военный мемориал из нержавеющей стали, посвященный жестокому сражению Второй мировой войны. Зимой 1942-43 годов нацистские альпийские войска захватили вершину горы и несколько месяцев сдерживали советские войска.

Однако нет никаких признаков более недавнего ряда трагических событий, серии террористических атак в 2011 году, в результате которых была разрушена часть гондольного подъемника и погибли по меньшей мере три туриста.

Эльбрус окружен национальным заповедником дикой природы с собственным известным источником минеральной воды Нарзан.До сих пор он получил очень мало государственных инвестиций. Небольшой городок с множеством частных отелей и ресторанов находится у подножия горы, но не похож на тщательно продуманный новый комплекс в Архызе. Эксперты говорят, что объяснение несоответствия, вероятно, кроется в византийской политике Москвы, где одни республики, похоже, более искусны в добывании свободных федеральных средств, чем другие. Глава общества пайщиков Эльбруса Хеса Бекаев настаивает на том, что это не имеет значения.

«Нам потребуется огромное финансирование, чтобы довести наши услуги на Эльбрусе до европейских стандартов», — говорит он.«Но ничего, это Эльбрус. Это во всех списках семи самых высоких гор в мире, на которые люди хотят подняться. Это уникальное место, и ни у кого здесь нет ничего подобного ».

Глава 4: Монастыри и множество языков

Северная Осетия-Алания, расположенная дальше на восток, является единственной традиционно христианской республикой региона, ведущей свое происхождение от алан, цивилизации, говорящей на иранском языке и доминировавшей на большей части Северного Кавказа в средневековье. . Поездка по его крупным горным ущельям богата аланскими достопримечательностями, в том числе древними крепостями, построенными в скалах.Здесь также есть христианские церкви и монастыри в грузинском стиле, а также прекрасно сохранившийся средневековый некрополь на склоне горы.

Северная Осетия — это место, где произошел один из самых ужасных террористических актов путинской эпохи. 1 сентября 2004 г. исламистские боевики взяли в заложники более 1000 человек в школе в сонном городе Беслан. По меньшей мере 334 человека, в основном дети, погибли при штурме школы российскими войсками.

Недалеко находится Рокский туннель, через который в августе 2008 года прошли российские войска для отражения грузинских войск, вторгшихся в мятежную грузинскую республику Южная Осетия.Хотя сейчас все выглядит довольно мирно и дружелюбно, часто выражаемое желание северных осетин объединиться со своими этническими родственниками в контролируемой Россией Южной Осетии, которая юридически является частью Грузии, вполне может стать источником будущей нестабильности.

Глава 5: Военный туризм, кто-нибудь?

Самым трудным местом для продажи российским туристам, а тем более иностранцам, является Чечня. Основные центры региона были разгромлены, а население уничтожено в ходе двух разрушительных российских военных кампаний, незадолго до этого.

Хотя я и раньше бывал в Чечне, мы не были в этой поездке. По большому счету, республика поднялась из пепла войны и восстановила свои разрушенные города с помощью огромного финансирования из Москвы. Он также продвинулся дальше всех по пути укрепления своей национальной автономии: у него жесткая местная диктатура и программа исламизации, которая вызвала серьезные трения с российским правительством по таким вопросам, как легализация полигамии и принуждение женщин к ношению головных платков.В столице страны Грозном сейчас находится одна из крупнейших мечетей Европы.

Министр туризма Чечни, урбанистический бородатый мужчина по имени Муслим Байтазиев, настаивает на том, что теперь путешествовать по его республике, горные районы которой столь же живописны, как и другие в регионе, совершенно безопасно, но признает, что русские по-прежнему очень неохотно к этому относятся. приехать. Вместо этого, по его словам, туристическая стратегия Чечни будет заключаться в привлечении богатых мусульманских посетителей из Саудовской Аравии и Персидского залива, а республиканские власти вкладывают деньги в строительство роскошных отелей и других достопримечательностей, отвечающих интересам путешественников-мусульман.Одним из таких мероприятий, по его мнению, является «военный туризм», в котором посетители могут проехать по горным тропам на боевых машинах, стрелять из автоматического оружия и разбить лагеря в редутах военного типа.

«На Ближнем Востоке меньше предрассудков» по ​​поводу Чечни, — говорит г-н Байтазиев. «Мы надеемся, что благодаря нашей халяльной культуре, исламским традициям и аналогичному менталитету мы привлечем состоятельных клиентов из арабского мира. В конце концов, им нужно куда-нибудь поехать в самое жаркое время года. Так почему бы не приехать в Чечню? »

Александр Неменов / AFP / Getty Images

Минарет у села Гухой Итум-Калеского района Чечни, 25 июля 2019 года.

Глава 6: Избавление от образа опасности

Ингушетия, чеченоязычная республика, сумевшая не участвовать в войнах, имеет свой небольшой кусочек великолепия высоких кавказских гор, включая деревню, которая может похвастаться одной из двух улиц в России. имени Владимира Путина (второй находится в столице Чечни Грозном). Но Ингушетия имеет репутацию страны с нестабильностью, включая взрывы и похищения людей, а также последовала за своей соседкой Чечней по пути углубления социальной исламизации.В главном аэропорту Ингушетии, Магасе, работницы-женщины теперь носят платки и длинные драпированные халаты, закрывающие руки и ноги. В баре в аэропорту, который, насколько я помню, раньше продавали водку в рюмках, теперь подают только кофе.

Последним на горной линии является Дагестан, который с восемью официальными языками и десятками более мелких, используемых его 3 миллионами жителей, может быть самым этнически разнообразным местом на земле. Старые россияне хорошо помнят его своими глубокими горными ущельями, изолированными деревнями на вершинах холмов, где до сих пор сохранились древние ремесла, такие как изготовление серебра, и хорошо сохранившейся древней персидской крепостью в Дербенте — теперь объект Всемирного наследия ЮНЕСКО.Он также включает в себя километры красивых субтропических пляжей Каспийского моря.

За последние два десятилетия республика была потрясена многочисленными исламистскими мятежниками, непрекращающейся войной между бандами и эпическими коррупционными скандалами, которые шокируют даже россиян. Я лично не был в Дагестане более 20 лет просто потому, что это было самое опасное место в России. Его министерство туризма настаивает на том, что теперь вся республика «на 100% безопасна» для туристов, но, похоже, ни один независимый эксперт не готов официально подтвердить это.

Глава 7: Если вы его построите, они придут?

Благодаря различным факторам, россияне, похоже, в больших количествах возвращаются во многие из своих старых убежищ советских времен. Сообщается, что курорты Черного моря, такие как Сочи, и зоны отдыха недавно аннексированного Крымского полуострова, переживают серьезное возрождение. Частично это связано с серьезной девальвацией рубля, политическим кризисом с Западом и нестабильностью в других популярных российских туристических направлениях, таких как Египет и Турция.

Получайте сообщения Monitor Stories, которые вам интересны, на свой почтовый ящик.

Но явно будет намного сложнее соблазнить даже жаждущих путешествий россиян вернуться на Северный Кавказ, несмотря на увеличенные федеральные инвестиции в инфраструктуру и предварительную видимость мира.

«Нам нужно гораздо больше маркетинговых усилий, чтобы распространять информацию о том, что мы здесь открыты для бизнеса и можем предоставить все, что ожидают люди», — говорит г-н Тимошенко, туроператор из Пятигорска.«Это займет время. Но пока сохраняется политическая стабильность и больше не будет инцидентов с применением насилия, это будет происходить. Освещение этого региона в прессе в последнее время в целом хорошее, и развитие инфраструктуры продолжается. У нас есть все, что нужно, и мы настроены оптимистично ».

Для мужчин, живущих на Северном Кавказе в России, жизнь непростая

Для мужчин, живущих на Северном Кавказе России, что вы делаете, когда ваша семья считает вас ответственным за то, чтобы принести домой бекон, и единственная работа, которую вы можете получить, — это работа в качестве охранник на заправке? Или что вы делаете, когда ваш отец и дед передали вам обязанность защищать честь семьи, а полиция может остановить вас и попросить взятку на каждом светофоре?

Бедность, отсутствие прав и перспектив — все это проблемы, выявленные в ходе недавнего исследования жизни мужчин в Чечне, Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, проведенного Фондом Генриха Белля совместно с международным центром «Свободные счастливые люди».Исследование включало 800 анкет и 80 глубинных интервью.

Здесь oDR беседует с координатором исследования, социологом Ириной Костериной, о результатах.

Что вызвало у вас интерес к этой теме? Почему мужчины и почему на Северном Кавказе?

Наш интерес вызвали предыдущие исследования, которые мы [Фонд Генриха Бёлля] провели. Несколько лет назад ряд северокавказских НПО поручили нам изучить положение женщин в регионе, выяснить, с какими проблемами им приходится сталкиваться, с какими проблемами они сталкиваются и как лучше всего их решать.Оказалось, например, что женщины мало осведомлены о помощи, которую они могут получить от местных НПО: некоторые из них даже не знали термина «общественная организация». Исследование также выявило огромное количество проблем, связанных с домашним насилием — как в глубинных интервью, так и в опросах. Этой темы было невозможно избежать: мы увидели, что женщины больше всего беспокоились о ней.

Когда мы — исследователи и активисты — собрались вместе, чтобы обсудить эту новую информацию, мы поняли, что не ожидали масштабов трагедии в регионе.Мы оба были в недоумении и ужасе, было непонятно, что нам делать. Но одно было ясно: женщины не навлекали на себя это насилие. Оно не существовало в вакууме: оно было вызвано чем-то. Что-то его провоцировало, отягощало и узаконивало. И мы решили прислушаться к мужчинам, чтобы понять их.

На Северном Кавказе с женщинами работает около десятка НПО, но мы ничего не знали о мужчинах: что с ними происходит, чего они хотят, довольны ли они своей жизнью.До этого вся наша работа была сконцентрирована на женщинах: все лидеры и волонтеры НПО были женщинами, и именно женщины и девушки приходили на 90% наших семинаров, в то время как мужчины не попадали в эту картину.

Какие точки пересечения между мужчинами и женщинами выявили ваше исследование? Есть ли общие проблемы?

Мы затронули более или менее похожие вопросы в анкетах, чтобы области исследований оставались похожими. У женщин и мужчин очень схожие представления о том, в чем заключаются основные проблемы республик [Северного Кавказа].Люди были в основном озабочены повседневными проблемами своей жизни — безработицей, низкими доходами и отсутствием возможностей для профессионального роста из-за небольшого рынка труда.

Денежные заботы одинаково беспокоили мужчин и женщин. Люди также говорили о коррупции, чувстве несправедливости и клановости. Некоторые проблемы (плохие дороги, некачественные жилищные условия), конечно, отличались от тех, с которыми сталкиваются жители Москвы, но были похожи на те, что есть в российской провинции — внеплановые отключения электричества зимой, отключение воды на длительные периоды летом.Итак, основные жалобы были на низкий уровень жизни.

Ваш путеводитель по горам Северного Кавказа в России

Итак, если вы читаете эту статью прямо сейчас, вы, вероятно, нашли ее в Google, выполнив поиск по запросу «Путешествие по Северному Кавказу» или «Туризм по Северному Кавказу». Итак, вы хоть что-то знаете об этом регионе и активно искали информацию о путешествиях сюда. Но давайте будем честными, сколько людей на самом деле знают, где находится Северный Кавказ или даже что это такое?

Даже у тех, кто слышал слова «Северный Кавказ» в новостях или другом контексте, этот регион имеет тенденцию вызывать у людей 2 основные реакции:

a) Пустой взгляд — «Где это? Что это?» Большинство людей никогда не слышали об этой части мира и поэтому им нечего сказать о ней и нет контекста, в котором можно было бы ее понять, особенно ее историю и культуру.Им даже может быть сложно найти Северный Кавказ на карте.
б) Страх и неуверенность — «Не опасно ли ехать туда?» Другие помнят что-то о войне 1990-х и начале 2000-х годов или каком-то событии в новостях 10-летней давности, и уже решили, что это опасное место.

К сожалению, во всем мире Северный Кавказ пронизан устаревшими, несправедливыми и неверными стереотипами. Можете ли вы позволить нам нарисовать более полную и точную картину этого очаровательного региона? Потому что, как и любая часть мира, народы Северного Кавказа заслуживают того, чтобы о них знали не только в новостях.Представляем вам ваш путеводитель по горам Северного Кавказа в России.

1. ЭТО В РОССИИ

Начнем с того, ГДЕ находится Северный Кавказ. Кавказский горный хребет находится в дальнем юго-западном углу России, простираясь с запада на восток от Черного до Каспийского моря. Южная граница соединяется с «Южным Кавказом» или «Закавказьем»: Грузией, Азербайджаном и Арменией. Большую часть ХХ века это был один «Кавказский» регион в составе Советского Союза.

Горы Северного Кавказа охватывают девять территорий / государств крайнего Юга России.Возможно, вы слышали о некоторых из них. С запада на восток это:

1) Черное море, или Краснодар, регион — Горы Северного Кавказа буквально начинаются на берегу Черного моря, особенно в районе Сочи, принимающего Зимние Олимпийские игры 2014 года и Город-организатор ЧМ-2018. Горнолыжные склоны и условия проживания в Сочи сравнимы с тем, что можно найти в Швейцарских Альпах, и здесь ежегодно проводятся национальные и международные лыжные мероприятия. Черное море — это пляжное направление для большинства россиян, поэтому это чрезвычайно популярное место отдыха в России.

2) Адыгея — хотя «официально» не считается частью Северного Кавказа, южная часть Адыгеи покрывает горы и является исторической родиной черкесов, одного из многих кавказских народов. Несмотря на то, что часть Кавказских гор более «пологая» и не такая острая, как некоторые из зубчатых вершин восточных республик, Адыгея часть Кавказского заповедника известна всей России, включая знаменитое плато Лаго-Наки.

3) Карачаево-Черкесия — место расположения двух горнолыжных курортов Северного Кавказа, Домбая и Архыз.Домбай — один из старейших и самых известных горнолыжных курортов России, и в наши дни Архыз получает восторженные отзывы благодаря своей более современной инфраструктуре. Именно здесь начинает формироваться культурное разнообразие Северного Кавказа: помимо русского, здесь говорят на 4 из более чем 35 различных кавказских языков, которые являются родными для этой республики!

4) Район Минеральных Вод — часть Ставропольского края, эта группа курортных городов известна своими природными источниками минеральной воды и оздоровительными курортами.К таким городам относятся Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск. Известный русский поэт Михаил Лермонтов много времени писал о Северном Кавказе из района Минеральных вод. За исключением Дагестана, большинство направлений Кавказа доступны из этого региона для однодневной поездки, так что это отличное место для кемпинга и посещения разных республик!

5) Кабардино-Балкария — Потрясающая республика, состоящая из 5 параллельных горных долин, каждая из которых изобилует водопадами, гигантскими скалами и множеством возможностей для треккинга.В Кабардино-Балкарии находятся горы. Эльбрус, самая высокая гора в Европе. Эльбрус — одна из 7 вершин мира, своего рода Мекка альпинистов. В республике также есть возможности для занятий парапланеризмом и верховой ездой.

6) Северная Осетия — Прямо в центре Кавказских гор, столица Владикавказ имеет захватывающий вид на окружающий горный хребет в ясный день. Как и Кабардино-Балкария, в Северной Осетии есть невероятные горные ущелья, полные красивых исторических мест.Северная Осетия — единственная республика, где ислам не является религией большинства; Вместо этого у осетин есть своя собственная традиционная религия, а также сильное присутствие православного христианства. Единственная дорога из России в Грузию проходит через Северную Осетию, захватывающий горный перевал не для слабонервных!

7) Ингушетия — Самая маленькая республика на Северном Кавказе, Ингушетию еще называют «страной башен». Его жители веками жили в башенных комплексах в горах, и увидеть башни сейчас — все равно что вернуться во времени в другой мир.Башни являются одним из нескольких мест, которые необходимо посетить в «приграничной зоне» России, прилегающей к южной границе страны, для посещения которой иностранцам необходимо заранее получить специальное разрешение. Найдите местного туроператора, который предоставит вам этот пропуск, потому что он того стоит!

8) Чечня — Хотя большинство людей знают Чечню как дом для войн в 1990-х и начале 2000-х, это красивое место с очень гостеприимными людьми. Столица Грозный была полностью перестроена и является местом расположения мечети «Сердце Чечни», одной из крупнейших мечетей в Европе.Чечня и Ингушетия — самые консервативные республики на Северном Кавказе, поэтому они «чувствуют себя» совсем не такими, как их соседи (и остальная часть России), но это в сочетании с подавляющим гостеприимством по отношению к гостям оставляет незабываемые впечатления.

9) Дагестан — Дагестан — очаровательная республика, в которой говорят на более чем 30 различных языках. В Дагестане находится один из старейших городов России, Дербент, и он омывается Каспийским морем. Возможно, вы слышали о чемпионе мира UFC / MMA 2018 в легком весе Хабибе Нурмагомедове, который гордо родом из Дагестана.Многие жители Дагестана до сих пор живут в отдаленных горных долинах, где их культура и языки сильно сохранились. Дагестан также известен своим богатым разнообразием ремесленных изделий, таких как ковры, гончарные изделия и ножи.

Итак, вы могли бы теперь найти Северный Кавказ на карте? 🙂

2. ГОРЫ ВЕЗДЕ

Конечно, первое, что бросается в глаза, путешествуя по Северному Кавказу, — это величественные горы. Они соединяют каждую республику физически, но также составляют значительную часть идентичности местного населения.

Если у вас есть хотя бы подозрение на интерес к горам, вы найдете, что посмотреть и чем заняться на Северном Кавказе:

1) Водопады и озера — Из-за большого количества ледников в самых высоких частях Каждую весну, лето и осень кавказский пейзаж изобилует водопадами и красивыми озерами. Вы должны проверить хотя бы НЕКОТОРЫЕ из них! Наши основные рекомендации включают:

a) Водопад Мидаграбин в Северной Осетии — Водопад на самой высокой высоте в Европе, на высоте более 3000 метров над уровнем моря.

б) Гиждгит, или озеро Билим, в Кабардино-Балкарии — Всего лишь 20-минутный объезд от главной дороги до горы. Эльбрус, это озеро невероятно смотреть как сверху, так и с уровня воды, в окружении возвышающихся скал с танцующими вокруг них облаками.

в) Императорские озера в Карачаево-Черкесии — Этот ряд горных озер удивительно смотреть все вместе, когда все, что вы можете увидеть на много миль вокруг, — это бесконечный Кавказский хребет. Они составляют всего несколько из 130 горных озер этой прекрасной республики!

2) Приключенческий спорт! — Северный Кавказ, без сомнения, является центром России как для зимних, так и для летних приключенческих видов спорта.

a) Зима и весна — возможности кататься на лыжах и сноуборде есть в каждой республике Северного Кавказа. Для самых экстремальных доступны хели-ски и бэккантри. Новичков ждут более пологие склоны Архыза, а более опытных ждут величественные склоны Сочи, Эльбруса и Домбая! Сочи называют самыми развитыми и сложными склонами Восточной Европы (вставьте ссылку здесь), и вы удивитесь, сколько россиян заполняет кавказские склоны каждый январь-апрель!

б) Лето, осень — Как только станет теплее, выберите красивые места, чтобы покататься на 4-х колесах, отправиться в поход, заняться кемпингом, скалолазанием или покататься на горных велосипедах.Mt. Эльбрус — обязательный пункт посещения альпинистов со всего мира.

Чегемская долина в Кабардино-Балкарии предлагает захватывающие возможности для занятий парапланеризмом. Для самых экстремальных в Ингушетии есть возможности для бейсджампинга. Конные туры доступны на любое количество часов и даже дней на знаменитых местных породах кабардинских и карачаевских лошадей. Что действительно делает эти возможности для приключений в горах уникальными, так это культурные и исторические достопримечательности, которые вы встретите на своем пути, где народы Кавказа жили (и продолжают жить!) На протяжении многих веков.

3) МНОЖЕСТВО КУЛЬТУРЫ И ИСТОРИИ

Регион Северного Кавказа богат уникальным культурным опытом и историей, о которых не знают большинство иностранцев. Мы можем разбить это на три основные категории:

а) Древняя история — На протяжении большей части истории Северного Кавказа земля и местные народы не были частью собственно России (до XIX века). Это означает, что на Северном Кавказе вы встретите разные религии, от ислама до христианства и даже с языческими верованиями осетинского народа.Народы Кавказа отражали попытки вторжений на протяжении всей истории, от монголов до Османской империи, и поэтому башни, крепости и тому подобное все еще стоят сегодня. Возможно, вы никогда не увидите в своей жизни столько построек возрастом 500–1000 лет, сколько вы увидите на Северном Кавказе!

б) Языки — На Северном Кавказе говорят на более чем 35 различных языках. Хотя русский язык является основным языком в школах и обществе, многие кавказские семьи говорят дома на своем родном языке: чеченском, аварском, кабардинском, балкарском и т. Д.Хотя некоторые из местных языков связаны с более крупными языковыми семьями, такими как тюркские или индоевропейские, многие из языков являются коренными для кавказского региона, например, вайнахская (чеченская и ингушская) и дагестанская (более 30 уникальных языков). !). Некоторые называют Дагестан «раем лингвистов».

См .: Языки Кавказа

Если вы говорите по-русски, вы даже можете узнать некоторые акценты, с которыми местные жители говорят по-русски.

c) Еда и танцы — Несмотря на то, что некоторые пищевые блюда частично совпадают с традиционной русской кухней, кавказская кухня очень отличается в своем представлении: знаменитый «шашлык» (мясные шашлыки), блюда из клецок и многое другое. вариации фаршированного хлеба распространены по всему Северному Кавказу.

Не один путешественник сказал: «Единственная опасность, которая там путешествует, — это переедание!» Если вам выпала честь побывать в гостях в кавказском доме, вы быстро поймете, что, несмотря на все ваши усилия, вам никогда не удастся помешать устроенному вам празднику!

Северный Кавказ также является родиной одного из самых уникальных, но неизвестных национальных танцев — лезгинки.Вы будете очарованы, наблюдая за этим «ухаживанием», или «битвой», танцем, в котором мужчины расхаживают по танцполу уверенно, как орлы, а женщины грациозно скользят среди них, как лебеди. Однако будьте осторожны, если вы приедете на свадьбу или торжественное мероприятие, вас обязательно проведут на танцпол, чтобы попробовать свои силы в лезгинке, и тогда вы убедитесь воочию, что это сложнее, чем кажется!

4) ГОСТЕПРИИМСТВО — Возможно, самое важное, что нужно испытать на Северном Кавказе, — это гостеприимство местных жителей.

Туземцы Кавказа славятся своей теплотой и заботой о чужаках, которые, как они искренне верят, «посланы от Бога в качестве гостей». В более удаленной части гор нередко можно встретить местного человека, который без колебаний (или спросив ваше мнение!) Проведет вас в свой дом на чай, который может быстро превратиться в полноценный 3- курс еды. 🙂

Кавказцы считают за честь принимать гостей в своем доме, поэтому многие из них имеют огромные дворы, чтобы освободить место для торжеств и собраний для 30,40,50+ гостей.Планируйте съесть как минимум 3 полных тарелки еды, и ваш хозяин все равно будет ругать вас за то, что ничего не ест. 🙂

Многие кавказские семьи расскажут вам об общей традиции гостеприимства: если к вам в дверь постучится незнакомец, вы обязаны позаботиться о нем изо всех сил в течение трех дней, даже не спрашивая, откуда они пришли и что им нужно. . Затем, через 3 дня, хозяин может спросить гостя, есть ли в чем-то, в чем он нуждается. В древние времена кавказские семьи были обязаны соблюдать эту традицию, даже если их враг появлялся у их дверей.Попробуйте и дайте нам знать, как это происходит! 🙂

Мы считаем, что это самое важное, что нужно испытать на Северном Кавказе. Потому что, когда вы гость в чужом доме, все стереотипы и предвзятые представления исчезают, и люди могут искренне общаться через стол друг с другом. Именно за обеденным столом можно по-настоящему ощутить Северный Кавказ.

5) БЕЗОПАСНОСТЬ — Это вопрос №1, который люди задают о Северном Кавказе: «Это безопасно?»

Важно думать о безопасности Северного Кавказа в настоящем времени, 2019 год, а не в прошедшем времени, как в 1990-х годах во время чеченских войн.Если мы это сделаем, то да, мы сможем убедительно обосновать его безопасность как место для путешествий.

Россия активно инвестирует в туристическую инфраструктуру Северного Кавказа на федеральном уровне, поскольку лучшие горнолыжные курорты страны находятся на Северном Кавказе, и к 2025 году планируется ввести в строй еще больше. Mt. Эльбрус — самая высокая горная вершина Европы, на которую ежегодно поднимаются тысячи иностранцев. Следует отметить, что Северный Кавказ исторически был очень популярен среди российских туристов, начиная с 19 века, когда многие приезжали сюда для месячных оздоровительных процедур с использованием местных минеральных вод.

Одна вещь, которую вы заметите, путешествуя из одного красивого места Кавказа в другой, — это регулярные «контрольно-пропускные пункты» вдоль основных дорог. Хотя некоторые могут расценить это как раздражение, на самом деле они являются признаком желания России обеспечить безопасность Северного Кавказа и являются причиной, по которой все больше и больше иностранных туристов посещают регион.

Еще нужно помнить, что Северный Кавказ — это часть России, традиционно православной нации.В то время как большинство жителей Северного Кавказа имеют мусульманское происхождение, большинство русских христиан и мусульман Кавказа уже много лет мирно живут как соседи.

Вот несколько потрясающих статистических данных на TripAdvisor из двух самых популярных туристических направлений на Северном Кавказе:

1) Mt. Эльбрус — №1 среди достопримечательностей и альпинистов среди всех республик Северного Кавказа на сайте TripAdvisor — 286 отзывов, 5.0, 87% Отличные оценки, 10% Очень хорошие оценки — Посмотреть оценку / отзывы можно здесь

2) «Сердце Чечни »в Грозном, Чечня — 3 место по отзывам туристов (для всех республик Северного Кавказа) на TripAdvisor — 248 отзывов, 5.0 рейтинг, 90% Отличные оценки, 9% Очень хорошие оценки — Посмотреть оценку / отзывы можно здесь

Итак, вы готовы приехать? 🙂 Мы надеемся, что это было полезным началом для вашего понимания красивых и загадочных гор Северного Кавказа.

Начните собирать чемоданы прямо сейчас, потому что, как говорят местные жители: «Мы ждем вас!»

Дополнительные ресурсы: Подкаст CaucasTalk был создан директором Beyond Red Square Эндрю Слейтом, американцем, живущим на Северном Кавказе, чтобы помочь англоговорящим людям лучше понять культуру, историю и возможности туризма в этой прекрасной стране.Выполните поиск «CaucasTalk» в любом приложении для подкастов или посетите нашу одноименную страницу в Facebook. Послушайте!

Россия и Кавказ | Связи: The Quarterly Journal

R. Craig Nation *

Введение

Российское влияние в регионе Южного Кавказа имеет давнюю историю. Царь Иван IV инициировал строительство крепости Тарки на Каспийском море еще в 1559 году. В последующие века Россия постепенно расширила контроль над прилегающей территорией, что привело к подписанию Туркменчайского договора 1829 года, по которому река Арас была границей расширяющейся империи с Персией. .[1] С тех пор в российской политике по отношению к региону доминировала цель сохранить свое влияние.

Вызовы российскому контролю возникли как из внутренних, так и из внешних источников. Между 1817 и 1863 годами Россия вела то, что она называет Кавказской войной, против коалиций местных племен во главе со знаменитым имамом Шамилем, и в конце концов одержала победу в вооруженном конфликте, который «преследовался с невероятной жестокостью». [2] Современный этнический национализм возник на Кавказе, находящемся под царским контролем, а местная идентичность была обусловлена ​​статусом России как фольги для обиды.[3] Традицию вооруженного сопротивления российскому контролю можно проследить от Кавказской войны до наших дней. На фоне русских революций 1917 года народы Кавказа предприняли безуспешные попытки консолидировать независимые государства, а в течение 1920-х и 1930-х годов произошли многочисленные местные восстания вопреки советской власти [4]. Традиция воинственного противодействия российскому господству возродилась в постсоветский период и остается важным источником региональной нестабильности.

Большой Кавказ также был предметом геополитической конкуренции между внешними игроками. Во время Крымской войны (1853–1856 гг.) Ахмед-паша привел османские армии на Кавказ с целью подтолкнуть Россию к северу от рек Терек и Кубань, кампания, логика которой (и безуспешный исход) была воспроизведена османскими войсками под командованием Энвер-паши во время войны. Первая мировая война. Во время Второй мировой войны Кавказ также был целью наступления гитлеровского вермахта, который был отброшен советскими вооруженными силами с большой ценой.[5] Парвин Дарабади характеризует эти эпизоды как часть более масштабной борьбы, ведущейся на мировой шахматной доске за контроль над «большой евразийской мегазоной Центральной и Евразии», включая Черное и Каспийское моря. [6] Сегодняшние конфликты за влияние в Кавказском регионе между США и их западными союзниками и Российской Федерацией четко вписываются в эту традицию.

Обещание нового начала, предложенное после распада Советского Союза, не выполнено. В период с 1994 по 1996 год Россия Бориса Ельцина вела Первую чеченскую войну, пытаясь подавить сепаратизм на российском Северном Кавказе, что привело к катастрофическим результатам.Во Второй чеченской войне (1999–2009 гг.) Россия добилась большего успеха, но вооруженное сопротивление в регионе не было устранено. На фоне распада Советского Союза Армения и Азербайджан вели войну за анклав Нагорный Карабах, в то время как Грузия потеряла контроль над мятежными провинциями Южная Осетия и Абхазия, что привело к затяжным или «замороженным» конфликтам, которые остаются неурегулированными [7]. С момента прихода Владимира Путина к власти в Кремле в 2000 году Россия предприняла долгосрочные усилия по восстановлению своего традиционного доминирующего статуса.Когда грузинское правительство Михаила Саакашвили попыталось восстановить контроль над Южной Осетией в 2008 году, Россия ответила разрушительным вторжением, которое, казалось, сделало ее цели и возможности, которыми она располагала для их достижения, кристально ясными [8].

Россия проводит агрессивную региональную политику на Кавказе в соответствии со своими историческими традициями, которые изображают регион как «неотъемлемую часть истории и судьбы России», а также ее современные геостратегические интересы.[9] Между тем, его давняя роль в качестве крупного игрока в регионе продолжает формировать его восприятие и приоритеты. Политика России в отношении Южного Кавказа также согласуется с более широким видением постсоветской Евразии, которая рассматривается как тигель, в котором Россия в конечном итоге сможет вновь утвердиться в качестве великой мировой державы — динамика, вновь обнаруженная реакцией России на конфликт, который разворачивается на Украине с 2013 года. Цели Российской Федерации на Кавказе приводят к разногласиям с западным сообществом безопасности в области, где на карту поставлены важные интересы обеих сторон.Управление этими устремлениями представляет собой важную проблему безопасности.

Российские интересы в регионе

Кавказский регион по своей природе хрупок. Этническое соперничество и разочарованный национализм остаются серьезными источниками нестабильности. Российский Северный Кавказ включает более 40 живых языков и около 100 различных этнических сообществ. Несмотря на постсоветские модели миграции, которые уменьшили разнообразие, во всех государствах Южного Кавказа проживают значительные меньшинства.Регион продолжает бороться с проблемами модернизации и развития, процесс, который в постсоветский конфликт замедлился. В частности, навязанное геополитическое соперничество создает опасную поляризацию.

Россия всегда рассматривала Кавказ как «зону экзистенциальных ( жизненно важных ) интересов», имеющую «стратегически важное значение для национальной безопасности России», но в первые годы постсоветского периода эти приоритеты были подчинены к тому, что оказалось донкихотской попыткой повлиять на «стратегическое партнерство» с Западом.В конце советской эпохи региону с западной точки зрения придавалось лишь незначительное значение. [10] Это восприятие изменилось после «сделки века» в 1994 году, когда консорциум нефтяных компаний подписал с Азербайджаном соглашение о разработке углеводородов. запасы Каспийского бассейна. [11] Интерес США к региону расширился после террористических атак 11 сентября 2001 года. Кавказ стал зоной беспокойства в так называемой Глобальной войне с терроризмом, а после 2004 года он стал частью транспортного коридора для США.С. и экспедиционный корпус ISAF в Афганистане. По многим из тех же причин — с Владимиром Путиным, руководящим политикой России с 2000 года, ведя новую войну для подавления чеченского сепаратизма и взяв на себя обязательство возродить мощь и влияние России в ее «ближнем зарубежье» — Кавказский регион вновь обрел свою традиционную значимость в спектре проблем безопасности России.

В первое десятилетие нового тысячелетия Кавказ стал яблоком раздора в том, что стали называть новой «Большой игрой», разыгранной за региональную гегемонию.[12] Борьба за влияние вскоре приобрела идеологический вид. Для некоторых на Западе регион Черного и Каспийского морей стал «границей свободы», где шла борьба между западными демократическими ценностями и российским авторитаризмом [13]. Москва интерпретировала «проникновение» Запада в регион как нападение на традиционную сферу влияния и вдохновившую его «русскую идею» интегрированной Евразии [14]. Обе стороны начали описывать свое взаимодействие на Кавказе как соревнование с нулевым результатом, которое затрудняло достижение компромисса в поисках согласованных решений.

Энергетическая безопасность была важным фактором соперничества. Актуальность Каспийского региона как производителя энергии и статус Кавказа как коридора для перевалки углеводородов на западные рынки сделали его центром геополитической конкуренции. Согласно авторитетному российскому анализу, с середины 1990-х годов политика США последовательно стремилась «подчиниться своему контролю над энергетическими ресурсами Кавказско-Каспийского региона» [15]. Вашингтон отвергает эту интерпретацию, утверждая, что расширение доступа к Каспию ресурсы работают на всеобщее благо и никоим образом не антироссийски настроены.Но источники в США не отрицают, что что-то поставлено на карту. Управление энергетической информации США недавно охарактеризовало Каспийский бассейн как «все более важный источник мирового производства энергии» со значительными возможностями для расширения добычи природного газа на шельфе [16].

Российская Федерация унаследовала от СССР фактическую монополию на доступ к запасам углеводородов Каспия, но ее контроль был поставлен под сомнение. Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, введенный в эксплуатацию с 2006 года, описывается как «пуповина», более тесно связывающая Азербайджан и Грузию с Западом.[17] Спор между Россией и Украиной по поводу цен на газ в 2009 году, который привел к временному прекращению поставок европейским потребителям в середине зимы, усилил призывы к диверсификации. В настоящее время Каспийский регион рассматривается Европейским союзом как «четвертая ось» поставок природного газа (после Норвегии, России и Африки), способная обеспечивать до 20 процентов потребностей континента [18]. Сложная попытка создания Южного коридора для транспортировки природного газа из Каспийского бассейна на европейские рынки, похоже, подошла к концу с принятием обязательств по строительству Трансанатолийского газопровода (TANAP) от второй фазы Шах-Дениз. месторождения природного газа в Азербайджане с использованием существующего Южно-Кавказского трубопровода и транзитом через Грецию и Албанию для соединения с новым Трансадриатическим газопроводом (ТАР), простирающимся до Италии и за ее пределами.Хотя это значительно упрощенная версия первоначального амбициозного европейского проекта Nabucco , он остается проблемой для России. Московский проект «Южный поток», предназначенный для доставки природного газа из России и Каспийского бассейна на европейские рынки через Черное море и Балканы, был отменен в декабре 2014 года из-за противодействия Болгарии и ЕС, вызванного украинским кризисом [19]. Он был заменен более скромным вариантом, предназначенным для транспортировки природного газа через Турцию в Грецию, что снова потенциально устраняет роль Украины как транзитной страны.Этот проект остается важной стратегической инициативой, которую Россия реализует с определенной ценой — мерой того, что, как считается, поставлено на карту в «войне трубопроводов» в Каспийском бассейне. Москва считает, что ее интересам угрожают попытки Запада обеспечить поставки газа за счет создания альтернативной транзитной инфраструктуры. Геополитическая конкуренция в энергетическом секторе остается высокой.

Южный фланг Российской Федерации также охватывает Хантингтонскую «линию разлома» между христианской и исламской цивилизациями.Кавказский регион страдает от локальных конфликтов сектантского характера и стал ареной для укоренившегося терроризма. Относительный успех России в операциях по борьбе с повстанцами в Чечне, как это ни парадоксально, но не удивительно, оказал влияние на распространение вооруженного сопротивления на более крупный регион Северного Кавказа. Организация «Эмират Кавказ», взявшая на себя обязательство использовать терроризм для обеспечения создания исламского государства на Кавказе и за его пределами, представляет собой смещение фокуса сопротивления с дела национального освобождения на разновидность исламского радикализма или «ваххабизма». в русском языке.Гордон Хан охарактеризовал Кавказский эмират как «часть глобального революционного движения или альянса джихадистов, который включает, но не сводится к AQ [Аль-Каиде]». [20] Это делает его, по крайней мере в принципе, угрозой как для России, так и для Запада — утверждение, которое, похоже, было подтверждено участием двух граждан США северокавказского происхождения (Тамерлана и Джохара Царнаева) в Бостонском марафоне. бомбежка в апреле 2013 года. [21] Не следует недооценивать озабоченность России последствиями исламского экстремизма на ее южном фланге.Это проблема, для которой Москва все еще ищет эффективное решение. Административные репрессии в ответ на это явление на самом деле могут только усугубить проблему [22].

Наиболее важные мотивы России для участия в регионе — геополитические. Москва рассматривает Кавказский регион как единое целое, включающее Северный и Южный Кавказ, а также Краснодарский и Ставропольский края России. Интенсивность антироссийских настроений в регионе вкупе с затратами на сохранение контроля над обедневшим и социально потрясенным регионом привели к призывам российского гражданского общества к размежеванию, но эти призывы не оказали очевидного влияния на восприятие элиты.[23] Российские элиты рассматривают Кавказ не как периферийный регион, а как важный евразийский сухопутный мост, связывающий Черное, Азовское и Каспийское моря и, в более широком смысле, большой европейский мир с Центральной Азией, Шелковым путем, а также с юга и Восточная Азия. [24] Статус в регионе считается решающим для способности России распространять влияние на Центральную Азию и Большой Ближний Восток. Политическое насилие на Северном Кавказе делает Москву особенно чувствительной к социальным и экономическим тенденциям и потенциальной нестабильности, которая может «перетекать» на север.

США представляют свою политику как мягкую попытку стимулировать появление безопасных, стабильных и независимых государств, которые согласуются с Западом. С доминирующей российской точки зрения, это маскирует долгосрочную кампанию по проникновению, дестабилизации и, в конечном итоге, отделению региона от России, часть большой стратегии, направленной на «ускорение политической и экономической изоляции бывших советских республик от Москвы» и подрыв российской политики. Сама Федерация. [25] Повестка дня США по расширению НАТО, распространившаяся на новые независимые государства Грузию и Украину после «цветных революций» 2003 и 2004 годов, и в некоторых интерпретациях, обновленных У.S. поддержка революции Майдана на Украине в 2013–2014 гг. Усилила это восприятие [26]. Россия расценивает действия США как агрессивные. Его собственные мотивы изображаются как защитные, но это не всегда так. Поощрение многосторонних ассоциаций в бывшем Советском Союзе стало важной опорой внешней политики путинского руководства, включая амбициозные планы по созданию расширяющегося Евразийского экономического союза и, помимо этого, Евразийского союза с политическими функциями и функциями безопасности.В западной аналитике этот проект часто преуменьшается или высмеивается, но Москва занимается этим серьезно. Государства Южного Кавказа будут стремиться к объединению со своим северным соседом и принуждаться, если они будут сопротивляться, если бы не экономические преимущества, которые объединение могло бы принести им как средство ослабления или ограничения западного влияния [27]. С геополитической точки зрения Москва придерживается принципа нулевой суммы в отношении региона, что оставляет мало места для разумных приспособлений.

Пределы российской мощи

Кавказ является одним из приоритетных направлений российской внешней политики и политики безопасности, и ее устремления в этом регионе недвусмысленны.Неясно, есть ли у него средства для их эффективного решения.

Пятидневная война августа 2008 года, казалось, восстановила положение России как доминирующей региональной державы. Вооруженные силы Грузии, не готовые к конфликту в тех масштабах, с которыми они были вынуждены противостоять, не имели другого выбора, кроме как отступить от своей столицы, подвергнув большую часть страны оккупации. Значительной помощи со стороны Запада не последовало. [28] Россия продемонстрировала волю к военным действиям, когда ее интересы были поставлены под угрозу, а также способность делать это успешно.Отсутствие значимой реакции Запада, казалось, указывало на асимметрию интересов, которая работала на пользу России. Другие хрупкие государства, граничащие с Российской Федерацией, могли только осознавать свою уязвимость и в результате были более готовы к примирению с Россией. 28 августа 2009 года Москва в одностороннем порядке признала независимость республик Абхазия и Южная Осетия, бросив вызов тому, что было описано как акт «отсроченного наказания за признание Косово со стороны США».С. и многие страны ЕС ». [29]

В настоящее время российские вооруженные силы постоянно дислоцируются как в Абхазии, так и в Южной Осетии вместе с персоналом Федеральной службы безопасности (ФСБ), а линии разделения из Грузии усиливаются. Анклавы полностью зависят от России в плане экономических инвестиций и доходов от туризма, транспортных связей, выдачи (российских) паспортов для международных поездок и политической поддержки. Форвардное присутствие дает России значительные рычаги влияния на события в более крупном регионе.Возможно, самое главное, движение Грузии в сторону НАТО было сорвано.

Неудача спровоцировала «резкую и ощутимую утрату интереса Запада к Восточной Европе в целом и Южному Кавказу в частности», которая в некоторой степени сохраняется. [30] Российские источники интерпретируют «агрессию» Грузии против Южной Осетии как продукт новой Большой игры, неизбежное следствие «запрограммированной прямой экспансии Запада в геополитическое пространство бывшего СССР.[31] Согласно собственным оправданиям, вмешавшись в Грузию, Россия продемонстрировала свое возрождение в качестве независимого стратегического игрока, готового защищать свои интересы — с оружием в руках, если потребуется, — где бы они ни столкнулись.

Долгосрочные последствия войны не кажутся столь благоприятными. Конечно, тактические успехи России не помогли преодолеть структурные слабости, мешающие ее попыткам разработать и поддерживать эффективную региональную политику.

Действия России в августе 2008 года оставили ее в значительной степени изолированной.Лишь горстка государств ответила взаимностью на дипломатическое признание сепаратистских образований (Науру, Никарагуа и Венесуэла — предложения о признании со стороны Тувалу и Вануату были впоследствии отозваны). Особо следует отметить отказ признать признание со стороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности, ключевых многосторонних евразийских форумов России.

В октябре 2012 года Коалиция «Грузинская мечта», основанная и финансируемая эксцентричным миллионером Бидзиной Иванишвили, победила Объединенное национальное движение Саакашвили с комфортным отрывом в парламентском конкурсе.Георгий Маргвелашвили победил на президентских выборах в октябре 2013 года от имени «Грузинской мечты», что отчасти обусловлено предполагаемой ответственностью Саакашвили за провал грузинских операций в Южной Осетии. Находясь у власти, «Грузинская мечта» стремилась нормализовать отношения с Россией, отказываясь от применения силы для возвращения утраченных территорий во имя стратегии «взаимодействия через сотрудничество». [32] Возродился экономический обмен с Российской Федерацией. Но Тбилиси не признал легитимность оккупированных территорий и не отказался от желания интегрироваться с Западом и в конечном итоге присоединиться к ЕС и НАТО.Развертывание российских вооруженных сил можно рассматривать как сдерживающий фактор для возобновления боевых действий, но они рассматриваются как угроза со стороны Тбилиси, который восстановил свои вооруженные силы до большей силы и эффективности, чем довоенный уровень. Продолжается модернизация вооруженных сил, включая переход к созданию полностью профессиональной армии, совместимой со стандартами НАТО [33]. Исторически грузины рассматривались Россией как сочувствующее население. Сегодня преобладает атмосфера отчуждения и вражды, что затрудняет, если не делает невозможным, для Российской Федерации использование ресурсов мягкой силы для достижения национальных целей.Маловероятно, что в ближайшее время эта ситуация изменится.

Россия использовала свой статус защитника отколовшихся анклавов, вовлеченных в «замороженные» конфликты на Южном Кавказе (Абхазия, Южная Осетия и анклав Нагорного Карабаха, спорные между Арменией и Азербайджаном), чтобы продлить региональное влияние. Признание Абхазии и Южной Осетии снизило напряженность на одном уровне, поставив свершившийся факт , но это также позволяет Москве держать в заложниках будущее геополитическое развитие Грузии.

Случай с Нагорным Карабахом более неоднозначен и к тому же более опасен. Вместе с Францией и США Россия является членом Минской группы, и ей поручено посредничество в мирном урегулировании конфликта. Он также является важным поставщиком оружия для обеих воюющих сторон и самым большим дипломатическим сторонником Армении, одной из основных сторон конфликта. Вооруженные столкновения, стрельба из снайперов и нарушение режима прекращения огня — частые явления на линии соприкосновения, окружающей Нагорный Карабах и прилегающие оккупированные территории.И Армения, и Азербайджан участвуют в дорогостоящем наращивании военной мощи, и провокации с обеих сторон время от времени создают casus belli . Президент Ильхам Алиев и другие высокопоставленные официальные лица Азербайджана неоднократно заявляли, что Азербайджан оставляет за собой прерогативу применить силу для разрешения спора, если дипломатические возможности будут исчерпаны [34]. Россия выступает в качестве посредника, обещающего мирное урегулирование конфликта, последний раз в августе 2014 года, когда Путин спонсировал личную встречу между своими армянскими и азербайджанскими коллегами Сержем Саркисяном и Алиевым на российском курорте Сочи после значительного роста борьба, унесшая более сорока жизней.[35] Тем не менее, интересы России не обязательно поощряют агрессивное продвижение урегулирования конфликта. В статье New York Times после аннексии Крыма Россией бывший советник государственной нефтяной компании Азербайджана охарактеризовал Нагорный Карабах как «следующий фронт в усилиях России по восстановлению утраченной империи». [36] Это может быть преувеличением, но нет сомнений в том, что Москва рассматривает статус армянского анклава как средство усиления своей региональной позиции. С этой целью «замороженный» статус-кво наиболее эффективно служит своим целям, сохраняя зависимость и обеспечивая некоторую степень влияния на всех региональных игроков, включая сам Азербайджан.

Самой сильной опорой России на Южном Кавказе являются ее двусторонние отношения с Арменией. Два государства имеют важные исторические и культурные связи, и их позиции по большинству международных вопросов совпадают. Пока Армения чувствует угрозу со стороны Азербайджана, она будет оставаться в стратегической зависимости от Москвы. Об этом свидетельствует членство Армении в Организации Договора о коллективной безопасности, надежный двусторонний договор о безопасности и значительное российское военное присутствие на 102-й военной базе, расположенной во втором по величине городе Армении Гюмри.Российские официальные лица несколько раз намекали, что, если Азербайджан решит применить военную силу против Армении, Россия вмешается от его имени [37]. Армения зависит от экономической поддержки России, включая торговлю и передачу энергии по привлекательным ценам. Россия приобрела контрольный пакет акций в крупных секторах национальной экономики, включая железные дороги, добывающую промышленность, телекоммуникации и энергетическую инфраструктуру. Учитывая степень зависимости, неудивительно, что в сентябре 2014 года Ереван решил отклонить предложение ЕС об ассоциации в пользу членства в Евразийском экономическом союзе, спонсируемом Россией.[38] Некоторые аналитики воспринимают возникающее стратегическое разделение на Кавказе в целом, когда ось Россия-Армения-Иран противопоставляется альтернативе Турция-Грузия-Азербайджан, но этот сценарий почти наверняка преувеличивает степень согласованности внутри предполагаемых блоков. Настоящий стратегический вес имеют двусторонние отношения между Москвой и Ереваном.

Богатый нефтью Азербайджан — самое сильное и густонаселенное государство Южного Кавказа. Его относительное богатство и особые отношения с соседней Турцией дают ему свободу действий для проведения сбалансированной и многовекторной внешней политики, которая включает стабильные отношения с Российской Федерацией.После отказа продлить аренду российской радиолокационной станции раннего предупреждения в Габале, в Азербайджане больше нет российских военных объектов. У него нет значительных контролируемых Россией экономических активов, которые можно было бы использовать в качестве основы для внешнего влияния. Хотя Баку экспортирует природный газ в Россию, импульс его энергетической политики направлен на Запад. Торговые отношения развиваются, но экономическое взаимодействие Баку с ЕС и Турцией значительно важнее. Хотя особые отношения России с Арменией вызывают раздражение, Россия остается важным поставщиком оружия, и в остальном политики двух стран совпадают.Москва не бросает вызов авторитарным политическим традициям Баку, как это было в случае с США, Азербайджану не угрожает Россия, и его скорее ухаживают за столь желанным потенциальным членом Евразийского экономического союза. Однако это ухаживание, которое вряд ли увенчается успехом. Интересы Азербайджана диктуют политику строгого неприсоединения.

В каком-то смысле отношения между Россией и Азербайджаном отражают серьезные противоречия, от которых страдает политика России на Кавказе в целом.Россия слишком слаба экономически, чтобы служить важной точкой притяжения, и уж тем более не альтернативой взаимодействию с Западом. Случай Армении, ограниченный зависимостью от безопасности, является исключением. Активы российской мягкой силы не впечатляют — ее социальная и политическая модель непривлекательна. Культурная конвергенция находится в упадке, поскольку различные люди региона вновь заявляют о своей самобытности. Несмотря на долгую историю России как части региона, в словах генерала Алексея Ермолова, высказанных почти двести лет назад, до сих пор есть доля правды — российская политика на Кавказе неизбежно спотыкается о столкновении «двух совершенно разных культур».[39] Россия может использовать вооруженную силу для отстаивания своих интересов на фоне местной нестабильности, но рычаги воздействия, предоставляемые военной силой, ограничены. Восстановление гегемонистского статуса невозможно. Руководство Путина продолжит культивировать региональное влияние, часто как самоцель, но существует хронический риск, характерный для российской политики в целом, закончиться ситуацией, когда «амбиции не подкрепляются возможностями». [40]

Новая холодная война?

«Революция на Майдане» в феврале 2014 года на Украине и ее жестокие последствия оказали и будут продолжать оказывать значительное влияние на отношения России с Западом и ее политику на Кавказе, а также в регионах Черного и Каспийского морей.Конфликт еще далек от разрешения, но его долговременные последствия уже заметны. Все они беспокоят, а некоторые и очень тревожны.

Путинское руководство твердо убеждено в том, что политика США в отношении России является крайне враждебной. В нем изгнание президента Виктора Януковича описывается как организованный США путч, направленный на то, чтобы навязать Киеву антироссийское лидерство, приверженное объединению с Западом, включая полноправное членство в альянсе НАТО, — результат, который Кремль неоднократно описывал как неприемлемый.Ответные меры России, включая аннексию Крыма и поддержку сепаратистского движения на востоке Украины, подтвердили США и их союзникам, что Путин действует на основе грандиозного замысла по восстановлению потерянной империи или «Русского мира» вокруг идеологии. проникнуты традиционным национализмом — инициативе, которой необходимо противодействовать. Экономические санкции Запада, изначально предназначенные для сдерживания дальнейшей агрессии, стали карательными по духу, и, если они будут продолжительными, обратят вспять тенденцию к экономической интеграции России в мировую экономику, которая была одной из самых многообещающих тенденций в мире. постсоветский период.Враждебная риторика поощряла образы врага, которые будет трудно стереть. Способность действовать совместно с Российской Федерацией как партнером в области безопасности в областях общих взаимных интересов, по-видимому, была утрачена, возможно, безвозвратно. Инициативы России в Украине принесли некоторые тактические преимущества (обеспечение безопасности своих военно-морских объектов в Севастополе, расширение доступа к ресурсам Черного моря, сохранение некоторых рычагов воздействия на будущую геополитическую ориентацию Украины), но за очень высокую цену.И конфликт еще далек от завершения — худшее, возможно, еще впереди.

На Кавказе последствия украинского конфликта почти наверняка усилят наиболее нежелательные и воинственные аспекты российской политики. Надежды на укрепление отношений сотрудничества между Россией и НАТО в качестве основы для благоприятного расширения были разбиты. упорное противостояние Москвы на объединение Грузии с альянсом было усилено. Наихудшие сценарии, касающиеся подхода Кремля к затяжным конфликтам в регионе, могут стать самореализующимися пророчествами, в то время как убежденность Москвы «никогда не мириться с мыслью о том, что Советская империя потеряна», была усилена.[41] В этих обстоятельствах усилия по построению реального сообщества безопасности на Большом Кавказе и в контексте, в котором приоритеты могут быть смещены в сторону насущных проблем модернизации, развития и культурной гармонии, будут перенесены на греческие календы.

Кавказ остается зоной безопасности, где интересы России определяются таким образом, что они несовместимы с видением будущего региона, доминирующим на Западе. Украинский конфликт, кажется, преувеличивает степень несовместимости.Возможности России отстаивать свои интересы в регионе ограничены, но немаловажны. Если основы сотрудничества полностью рухнут, на фоне продолжающегося соперничества за Украину, она может стать самым опасным соперником.

Как Соединенные Штаты и их союзники могут предотвратить кризис

Каспийский бассейн и прилегающие к нему государства Кавказа и Центральной Азии вышли из безвестности на повестку дня внешней политики США. Хотя отдельные страны двух регионов могут не представлять жизненного интереса для Соединенных Штатов, страны, которые их граничат, представляют.Четыре имеют ядерное оружие, один — важный союзник НАТО, а два — государства, которые создают прямые угрозы безопасности США, поддерживая террористические движения.

Существует большой потенциал межгосударственного конфликта между этими приграничными странами. Так что, даже если Соединенные Штаты не считают государства Кавказа и Центральной Азии жизненно важными, они могут быть привлечены действиями других. Исключение регионов из списка антикризисных мер должно стать приоритетом для США.и западные правительства.

ОБЗОР ПОЛИТИКИ № 80

Ряд событий на Кавказе и в Центральной Азии подчеркивает необходимость того, чтобы Соединенные Штаты и их союзники уделяли больше внимания региону вокруг Каспийского бассейна. Приграничные государства России, Турции, Ирана, Афганистана, Китая и, что еще дальше, Пакистана и Индии имеют тесные связи с регионом и имеют решающее значение для внешней политики США. Сам Каспийский бассейн стал одной из главных точек напряженности в США.Южно-российские отношения, а также Кавказ и Центральная Азия являются фокусом для целого ряда вопросов глобальной повестки дня Америки: рост воинствующих исламских группировок, международный терроризм, торговля наркотиками и оружием, нарушения прав человека, этнические конфликты, гуманитарные катастрофы, экологическая катастрофа и энергетическая безопасность.

В ближайшие два года государства Кавказа и Центральной Азии могут стать зонами межгосударственной конкуренции, подобными Ближнему Востоку и Северо-Восточной Азии. Экономический и политический кризис или обострение войны в Чечне или Афганистане могут привести к «балканизации» регионов.Это, в свою очередь, может привести к военному вмешательству со стороны любой из крупных держав. Учитывая тот факт, что и Турция, и Иран угрожали интервенцией на Кавказе на пике войны в Нагорном Карабахе в 1992–1993 годах, к этому риску следует отнестись серьезно.

К сожалению, государства Кавказа и Центральной Азии не в состоянии справляться с кризисами без посторонней помощи. Экономический коллапс привел к социальной дезорганизации и крайней нищете. Широко распространенная коррупция и укоренение стареющих лидеров и их семей подорвали поддержку центральных правительств и сдерживали развитие нового поколения лидеров.Внутренняя слабость государств Кавказа и Центральной Азии в сочетании с жестокими региональными войнами делает их чрезвычайно уязвимыми для внешнего давления, особенно со стороны России. Хотя сама Россия слаба, она намного сильнее, чем все государства вместе взятые, и хотя ее прямое влияние на их дела снизилось после распада Советского Союза, она остается доминирующей экономической, политической и военной силой.

Запад должен будет помочь государствам в укреплении их институционального потенциала и в развитии сотрудничества между ними.Взаимодействие Америки по-прежнему имеет решающее значение, учитывая ее вес на международной арене, потенциальные угрозы ее собственной безопасности и тот факт, что у нее есть рычаги влияния в регионах. Несмотря на некоторые сбои, государства Кавказа и Центральной Азии были восприимчивы к Соединенным Штатам и являются одними из немногих их потенциальных союзников в зоне, где другие государства не столь восприимчивы к активности США. Страны региона нуждаются в моральной и материальной поддержке Америки для сохранения независимости перед лицом растущего давления, а также в ее руководстве по преодолению кризисов переходного периода президентства и нарушениям прав человека.Даже имея ограниченные политические и финансовые ресурсы, руководство США может многое сделать для ослабления региональной напряженности и смягчения проблем. Однако это будет возможно только в том случае, если политика будет определена заблаговременно и четко изложена, если будет сделан особый упор на партнерство с европейскими союзниками в решении региональных проблем и если Россия будет поощряться к тому, чтобы стать силой стабильности, а не фактором нестабильности. в регионах.

Кавказ и Средняя Азия на перекрестке

Это критическое время для государств Кавказа и Центральной Азии, поскольку ряд негативных тенденций может слиться воедино, что приведет к кризису.Реагирование на этот кризис требует от Соединенных Штатов выработки долгосрочной стратегии, основанной на откровенной оценке региональных потребностей, а также возможностей и ресурсов США.

Подход администрации Клинтона к регионам был разовым. Он рассмотрел обширный список инициатив в ответ на кризисы и изменение политических приоритетов. Такие вопросы, как нефте- и газопроводы, разрешение конфликтов и права человека, рассматривались на разных этапах, но общая стратегия, которая была необходима с учетом ограниченных государственных ресурсов для регионов, так и не была полностью сформулирована.В результате американские приоритеты не были четко доведены до сведения местных лидеров, что приводило к частому неправильному толкованию намерений. Внутренние округа в Соединенных Штатах подрывали влияние в региональных конфликтах. Несовместимые правительственные структуры и противоречивое законодательство способствовали конкуренции между агентствами и способствовали распространению параллельных инициатив, в то время как мандаты Конгресса ограничивали области, в которых можно было бы использовать ограниченные средства, и тем самым снижали гибкость. Новая администрация должна опередить эту негативную тенденцию в определении политики и приоритетов, одновременно борясь с U.С. недостатки правительства напрямую. При разработке политики необходимо учитывать несколько изменений:

  • Этим летом гражданская война в Афганистане, скорее всего, снова наберет обороты. Вторжение беженцев и боевиков из Афганистана в Центральную Азию и действия центральноазиатских боевиков уже обострили нестабильную политическую ситуацию в Таджикистане, Кыргызстане и Узбекистане.
  • Правительства в Центральной Азии нарушают права человека, подавляя исламские группировки в ответ на террористические акты и боевые действия.В Узбекистане закрытие мечетей, запрет движений политической оппозиции и аресты практикующих мусульман вынудили группы уйти в подполье и усилить поддержку мятежников и экстремистов.
  • В Чечне война почти не решается политическими переговорами. Российские войска вытесняют беженцев и боевиков через границы на Южный Кавказ, а также в соседние российские регионы. Как и в Афганистане, этим летом вероятно усиление войны в Чечне.
  • Другие гражданские войны на Кавказе находятся в состоянии «ни мира, ни войны». Недавние международные усилия по урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, возглавляемые США, Францией и Россией, породили надежды на мирное урегулирование. Но как в Армении, так и в Азербайджане представители оппозиции открыто обсуждают возобновление войны, если лидеры сочтут себя преданными.
  • Грузия балансирует на грани краха, охваченная внутренними трудностями и обремененная неспособностью бороться с коррупцией и проводить экономические реформы.Двойное отделение Южной Осетии и Абхазии привело к расколу страны, а распространение из Чечни испортило отношения с Россией. Зимой 2000 года Россия ввела новые строгие визовые требования для Грузии и временно приостановила поставки энергии из-за платежей и спора по контракту, что усилило давление на осажденную страну.
  • И в Грузии, и в Азербайджане политическая преемственность стала критическим вопросом. Туркменистан, Узбекистан и Казахстан скоро столкнутся с таким же кризисом.Никаких условий для смены президента не предусмотрено, и новые лидеры часто подавляются или вынуждены бежать из страны.

    Все эти проблемы усугубляются продолжающимся спадом в региональной экономике. Азиатский и российский финансовые кризисы 1998 года стали серьезной неудачей, приведшей к девальвации валют, непосильному бремени долга и отозванию иностранных инвестиций. Глубоко укоренившаяся коррупция способствует экономическому кризису и препятствует появлению малого и среднего бизнеса, который может стимулировать развитие рынка и экономический рост.

    Для обоих регионов Россия является единственным источником надежной занятости, значительным рынком для местных продуктов и, в краткосрочной перспективе, основным поставщиком энергии. В одной только Грузии примерно 10 процентов населения в настоящее время работает в России и отправляет домой сумму, эквивалентную почти четверти валового внутреннего продукта (ВВП) Грузии. Этот приток экономических мигрантов обострил межэтническую напряженность в России. Поскольку региональные правительства не могут оплачивать свои счета за электроэнергию, конфликты с Россией из-за энергетики будут продолжаться, что приведет к росту напряженности и нестабильности.

    В Центральной Азии высокий уровень безработицы способствует контрабанде сырья и потребительских товаров, а также торговле оружием и наркотиками. Восемьдесят процентов героина, продаваемого в Европе, поступает из Афганистана и Пакистана, и около половины этого производства идет через Среднюю Азию. Торговля героином в Центральной Азии вызвала растущую проблему внутривенных наркотиков и вспышку ВИЧ / СПИДа, которая имитирует раннюю эпидемию в Африке. Медицинские работники опасаются эскалации ситуации в течение нескольких месяцев, которая перегрузит местные медицинские системы и крошечные международные программы региона.Серьезный кризис ВИЧ / СПИДа станет последней каплей для таких государств, как Таджикистан и Кыргызстан.

    Напряженность между США и Россией в Каспийском бассейне

    С этим региональным кризисом сходятся резкие расхождения во мнениях между США и Россией по поводу участия США в разработке каспийской энергетики, а также действий на Кавказе и в Центральной Азии. В Москве Соединенные Штаты изображаются как намеренно ослабляющие стратегические позиции России и настроенные на создание Центральной Азии и Кавказа, как U.С. заставы. В то время как американские политики говорят о вмешательстве в позитивном смысле для содействия региональному сотрудничеству и стабильности, российские политические обозреватели говорят об американском «вмешательстве» — буквально отрицательном вмешательстве — с целью сдерживания России. Соединенные Штаты и Россия расходятся политически и семантически на Каспии.

    Поскольку примерно 50 процентов доходов России в иностранной валюте формируется за счет продажи нефти и газа, администрация Путина сделала увеличение экспорта российских энергоносителей в Европу своей приоритетной задачей.Энергетические ресурсы Каспия играют важную роль в российских расчетах. Газ из Казахстана и Туркменистана поступает в российскую трубопроводную систему, где он поставляет на внутренний рынок России и дополняет европейский экспорт России. Россия является крупнейшим поставщиком газа в Турцию и начала строительство нового черноморского трубопровода («Голубой поток») для увеличения поставок. Но газ, идущий в Турцию из Казахстана, Туркменистана и Азербайджана — в обход России — может стать прямым конкурентом. За последние пять лет У.Политика С. в Каспийском бассейне продвинула множество газовых и нефтепроводов на мировые рынки, чтобы расширить возможности экспорта для региональных государств, убеждая Москву, что Соединенные Штаты стремятся вытеснить Россию из регионального развития энергетики.

    Помимо энергетических вопросов, Россия видит себя зажатой между НАТО на западе и хаосом на юге. На Кавказе Россия утратила свои стратегические оборонительные сооружения против южного фланга НАТО в Турции. Москва воспринимает эту потерю как значительную, учитывая расширение НАТО на восток и готовность альянса использовать силу на расширенной европейской арене.Явные заявления Грузии и Азербайджана о намерении вступить в НАТО вызвали гнев российских политиков, наряду с активным участием региональных государств в программе НАТО «Партнерство ради мира» и формированием регионального альянса между государствами, которые отказались от участия в возглавляемом Россией Содружестве. структур безопасности независимых государств (так называемая группа ГУУАМ Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдовы).

    Хотя Центральная Азия не является зоной конкуренции из-за общей озабоченности по поводу Афганистана, что привело к беспрецедентному появлению U.Сотрудничество С.-России в отношении санкций ООН против талибов в декабре 2000 г., двусторонние военные отношения США с государствами региона по-прежнему вызывают тревогу у Москвы. Тот факт, что энергичный Пентагон действовал быстрее, чем Госдепартамент, по взаимодействию со своими коллегами из Центральной Азии, заставил Москву относиться к действиям США в обоих регионах с большим подозрением.

    Создание политики США

    Чтобы решить эти проблемы, администрации Буша сначала необходимо признать, что Кавказ и Центральная Азия являются основным фактором в U.С.-российские двусторонние отношения. Россия не только рассматривает свои отношения с США через призму проблем НАТО, противоракетной обороны и нераспространения, хотя в настоящее время они являются главными приоритетами безопасности Соединенных Штатов в отношениях. Южный ярус России сейчас является ее самой уязвимой границей, а Кавказ и Центральная Азия — ее приоритетом номер один в области безопасности.

    Осознав этот факт, администрация Буша должна выступать единым фронтом в отношениях с Москвой и регионом и не допускать, чтобы различные ведомства вступали в конфликт друг с другом.Администрации необходимо сформулировать сообщение, которое является позитивным и инклюзивным для России, а также для государств региона, и придерживаться его. Он должен подчеркивать региональную стабильность, отношения сотрудничества, политические решения конфликтов, безопасность границ, права человека, институциональное развитие, упорядоченную смену политической власти, усилия по борьбе с коррупцией и возможности для участия граждан в принятии политических и экономических решений.

    Хотя эти рамки не будут существенно отличаться от общих тем администрации Клинтона, идея явного признания важности регионов Кавказа и Центральной Азии в двустороннем U.Отношения между Россией и Югом — и сохранение сосредоточенности — было бы отходом. Основная цель должна заключаться в том, чтобы побудить Россию принять позитивный подход к отношениям со своими соседями, избегая коммерческого и политического запугивания. С этой целью администрация должна будет поддерживать прямой диалог со своими российскими коллегами при выработке практического подхода для Кавказа и Центральной Азии.

    С ясным посланием администрации необходимо привести свои бюрократические механизмы в соответствие с тем, чтобы сосредоточить внимание на ключевых вопросах и странах.Даже если ответственность за страны Кавказа и Центральной Азии будет разделена между правительственными ведомствами, необходимо будет создать эффективные структуры для сохранения связей между регионами, а противоречащее законодательство необходимо будет оптимизировать для разрешения межведомственных конфликтов по поводу ответственности. Это потребует от исполнительной власти тесного сотрудничества с Конгрессом для согласования ассигнований с комплексной программой для регионов и для формулирования интересов США посредством публичных слушаний и свидетельских показаний.Если у администрации есть соответствующие механизмы, следует рассмотреть некоторые политические новшества для решения региональных проблем:

    Переосмыслить подход США к Центральной Азии

    Государства Центральной Азии требуют самой серьезной переоценки политики США. Центральная Азия быстро становится плацдармом экстремизма и терроризма, и США нужно смотреть в будущее, чтобы предотвратить ее «афганизацию». Ключевыми государствами региональной безопасности являются Узбекистан и Таджикистан, которые граничат с Афганистаном.Соединенные Штаты поддерживают двусторонние военные отношения с Узбекистаном, но почти не присутствуют в Таджикистане, где постоянное представительство США было закрыто из-за опасений за безопасность персонала посольства. Администрация Буша должна изменить американский подход к обеим странам, сделав упор на права человека и региональные отношения сотрудничества в Узбекистане (а не просто на безопасность), и усилив внимание к Таджикистану.

    Продуктивные отношения между Узбекистаном и его соседями являются ключом к региональной стабильности.В Таджикистане и Кыргызстане проживают значительные узбекские диаспоры, и они зависят от Узбекистана в отношении трансграничных коммуникаций и поставок энергии. Узбекистан часто использовал этот рычаг для негативного воздействия на этих уязвимых соседей. Соединенным Штатам следует поощрять дискуссии на высоком уровне между Узбекистаном и его соседями, которые касались бы доступа к границе и поставок газа, а также вторжений боевиков через таджикскую и киргизскую границы в Узбекистан.

    Из всех государств региона Таджикистан является наиболее восприимчивым к внешней помощи, служа потенциальной моделью для борьбы с исламской и политической оппозицией.Правительство Таджикистана вовлекло свою оппозицию в диалог, результатом которого стали договоренности о разделении власти и прекращение пятилетней гражданской войны. Учитывая стремительный спад экономики Таджикистана, даже восстановление постоянного посольства США — с соответствующими мерами безопасности — и умеренное увеличение программ помощи, связанных с созданием рабочих мест и здоровьем, будет большим стимулом.

    Link Права человека и безопасность

    Как правило, администрация должна взаимодействовать со Средней Азией, не укрепляя авторитарные режимы.В Узбекистане группы боевиков представляют собой реальную угрозу государству, а нарушения прав человека представляют собой такую ​​же угрозу и усиливают симпатии к боевикам. Соединенные Штаты имеют значительные рычаги влияния на Узбекистан благодаря своим военным действиям. В 2000 году Узбекистан был близок к тому, чтобы лишиться сертификации Конгресса по этим программам, и Пентагон уделял больше внимания правам человека в своей учебной программе спецназа. Принимая это как сигнал, администрация Буша должна сделать упор на взаимоусиливающие цели в области безопасности и прав человека во всей Центральной Азии и должна поощрять сотрудничество между Пентагоном, Государственным департаментом и международными правозащитными группами по вопросам взаимосвязи между безопасностью и правами человека.Администрация также должна подчеркнуть поддержку США региональных неправительственных организаций (НПО), которые стремятся расширить как участие граждан в правительстве, так и доступ к объективным источникам информации.

    В центре внимания ВИЧ / СПИД в войне с наркотиками

    В то время как Соединенные Штаты и международные организации уделили определенное внимание борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Центральной Азии, финансируя меры по обеспечению безопасности границ и местных запретов, аспекты общественного здравоохранения остались без внимания.Растущая эпидемия ВИЧ / СПИДа на маршрутах распространения наркотиков в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане угрожает подорвать скудные экономические и политические достижения региона. Возникающий кризис общественного здравоохранения должен быть частью повестки дня США и международного сообщества для региона, и необходимо выделить финансирование для программ профилактики ВИЧ / СПИДа и для НПО, работающих непосредственно с потребителями внутривенных наркотиков, женскими группами и региональной молодежью.

    Фактор других региональных игроков

    Во время администрации Клинтона Соединенные Штаты придерживались политики Усамы бен Ладена, но не имели политики в отношении Афганистана, и все больше упускали из виду более широкую политику Центральной Азии по мере того, как усиливалась озабоченность по поводу безопасности Афганистана.Но без стабильности в Афганистане местные органы власти мало что могут сделать для борьбы с перемещением групп боевиков или незаконным оборотом наркотиков и оружия через афганскую границу. Активное взаимодействие США с Пакистаном является ключом к разрешению кризиса в Афганистане. Точно так же Иран является важным игроком в динамике энергетической политики Кавказа и Каспия, но его обычно исключали из региональных расчетов политикой США. Сближение между Соединенными Штатами и Ираном повлечет за собой сейсмический сдвиг в региональной геополитике и проложит путь для расширения сотрудничества между государствами Кавказа и Центральной Азии.При разработке своей стратегии Америка должна учитывать, как двусторонние отношения со всеми соседними странами повлияют на развитие событий в двух регионах.

    Свяжитесь с Европой

    Центральная Азия и Кавказ превратились в задний двор Европы, и Европейский Союз и ключевые государства, такие как Германия, начинают формулировать долгосрочные планы взаимодействия с регионами. В течение следующего десятилетия, если Турция и страны Восточной Европы и Балтии присоединятся к Союзу, Россия будет единственной страной, отделяющей расширенную Европу от Центральной Азии и Афганистана.По мере сокращения запасов энергии в Северном море Европа также будет уделять больше внимания каспийской энергии.

    Учитывая ограниченные ресурсы, Соединенные Штаты должны работать с европейскими союзниками, чтобы определить долгосрочную стратегию для регионов, которая нацелена на удовлетворение их наиболее острых потребностей, а не только приоритетов доноров. Европейская комиссия имеет значительную программу помощи и потратила почти один миллиард евро только на Кавказ с 1991 года. Но Комиссия бюрократизирована и медлителен, и европейские дипломаты признают, что помощь была плохо нацелена и мало положительно влияла на региональную стабильность и развитие.Соединенные Штаты, возможно, не смогут работать напрямую с Комиссией, но многие государства-члены Европейского Союза имеют двусторонние программы помощи и могут быть включены в рабочие группы для отдельных государств. Соединенные Штаты уже сотрудничали с Францией в разрешении конфликта в Нагорном Карабахе, а также с Великобританией и Германией в предоставлении помощи в сфере безопасности Грузии. Тесные отношения Германии с Россией и растущий интерес Германии к Центральной Азии открывают дополнительные возможности для трансатлантического диалога о региональной стабильности.

    Работа с Европой в поисках политического решения в Чечне

    Чечня — одна из главных угроз региональной стабильности и стержень в отношениях России с Южным Кавказом. Без движения к решению, война будет затягиваться, в результате чего Россия вступит в растущую конфронтацию с Грузией и Азербайджаном и усугубится и без того катастрофическая гуманитарная ситуация на Кавказе. Чечня заслуживает такого же международного внимания к урегулированию, как Северная Ирландия и Палестина, но Соединенные Штаты и Европа часто расходились в своих подходах.В своем диалоге с Россией администрация Буша должна и впредь подчеркивать важность политического решения для прекращения войны и держать этот вопрос в центре трансатлантической повестки дня.

    Сохранение общей направленности энергетической политики

    Администрация Клинтона потратила значительный политический капитал на продвижение нескольких нефте- и газопроводов из Каспийского моря и строительство трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан через Кавказ в Турцию. Трубопроводная дипломатия часто затмевала другие американские инициативы в регионах.В результате некоторые американские аналитики предлагают новой администрации отказаться от этой политики. Но после пяти лет интенсивного взаимодействия Баку-Тбилиси-Джейхан уже стал региональной политической реальностью, хотя его еще предстоит построить. Отказ от этой политики сейчас был бы равносилен отказу от участия США в Каспийском регионе и от отношений с Азербайджаном, Грузией и Турцией, стратегическими партнерами по проекту. Общая политика должна продолжаться, но должна быть приведена в соответствие с более широкими приоритетами экономического развития и инициативами, направленными на решение проблемы незрелости и хрупкости региональных политических институтов.

  • Пять фактов о Кавказе, которые стоит знать

    Российская открытка с Касарским ущельем до 1917 года. Изображение предоставлено paukrus / flickr. Кавказ, 2011.

    (Примечание редактора: Джеймс В. Верч, вице-канцлер Вашингтонского университета в Сент-Луисе, специалист по Кавказу. Вашингтонский университет является членом Консорциума кампуса Пулитцеровского центра.)
    Братья Царнаевы, предполагаемые бомбардировщики Бостонского марафона, являются этническими чеченцами. Один из них провел в Дагестане несколько месяцев. Благодаря этим связям эти малоизвестные места попадают в новости (хотя путаница в социальных сетях между «Чечней» и «Чешской Республикой» предполагает, что для большинства американцев это остаются незнакомыми местами). Поскольку мы изо всех сил пытаемся понять насилие в Бостоне, стоит отметить некоторые вещи, которые мы действительно знаем, о местах и ​​истории, связанных с Царнаевыми.
    Чечня и Дагестан — это названия двух небольших соседних территорий в более крупном регионе, известном как Кавказ. На самом деле это не часть Восточной Европы, Центральной Азии или Ближнего Востока. Вместо этого это территория размером с Монтану на перекрестке дорог Азии и Европы, зажатая между Россией на севере, Турцией и Ираном на юге и между Черным морем на западе и Каспийским морем на востоке. В советские годы весь Кавказский регион был частью Советского Союза, с Чечней и Дагестаном как полуавтономными регионами Российской Республики и Грузией, Арменией и Азербайджаном как отдельными советскими республиками.
    Вот пять вещей, которые стоит знать:
    1. Кавказ гористый. В этой части мира география — судьба. Большой Кавказский хребет с его захватывающими вершинами, включая гору. Эльбрус на высоте 18 510 футов делит регион на Северный Кавказ и Южный Кавказ; другие горы делят территорию дальше. Северный Кавказ включает Дагестан, Чечню и другие небольшие республики, входящие в состав сегодняшней Российской Федерации. Южный Кавказ состоит из независимых государств Армении, Грузии и Азербайджана.В бывшем Советском Союзе Армения, Азербайджан и Грузия входили в число 15 национальных республик, тогда как Чечня и Дагестан были так называемыми «автономными областями» в составе Российской Республики. В современной терминологии Чечня и Дагестан называются республиками, что означает, что они не являются русскими этническими территориями в Российской Федерации.
    2. Кавказ разнообразен в культурном отношении. Взгляд на политическую карту региона предполагает, что политические образования на Кавказе разделяют простые границы, но на самом деле переход, скажем, из Грузии в Чечню предполагает пересечение высоких горных перевалов, которые открыты только часть года, или использование одного из несколько стратегических туннелей.Такие естественные препятствия означают, что многие группы в регионе существовали изолированно на протяжении тысячелетий. Фактически, этот компактный регион с населением около 20 миллионов человек включает более 50 этнических групп, а его языковое разнообразие уступает только Новой Гвинее. Некоторые языки, такие как азербайджанский, являются членами тюркской языковой семьи, а другие, такие как армянский и осетинский, являются частью индоевропейской языковой семьи (включая русский и английский). Большинство из них, включая чеченский и дагестанский, являются частью трех разных языковых семей, которых больше нигде в мире нет.Это языковое разнообразие сопровождается религиозными и политическими различиями. Акцент на исламе в нынешних обсуждениях Кавказа может создать впечатление, что весь регион является мусульманским, и, конечно же, там много мусульман. Но многие в номинально мусульманских регионах, таких как Азербайджан, довольно светские, а Армения и Грузия были христианскими с четвертого века. Что касается политических систем, регионы Кавказа варьируются от жестокого, поддерживаемого Кремлем диктаторского режима в Чечне до медленно ослабляющейся авторитарной системы в Азербайджане и до довольно демократической Грузии, которая недавно отметила первый мирный переход в регионе. политической власти после свободных и справедливых выборов.
    3. Практически все на Кавказе имеет глубокие исторические корни. Обсуждая Чечню и Дагестан, западные комментаторы часто ссылаются на конфликты, которые последовали за распадом Советского Союза в 1991 году. Люди из региона находят это поверхностным, почти юмористическим и вместо этого склонны смотреть на вещи с гораздо более долгосрочной исторической перспективы. Исторические корни этого региона действительно впечатляют: петроглифы, датируемые 10 000 лет назад, можно найти в Азербайджане, а Грузия — это место, где впервые в мире выращивали виноград для производства вина около 8 000 лет назад.В «недавние» средневековые времена Кавказ был захвачен арабами, монголами, персами и турками, которые пытались контролировать этот стратегически важный регион. И последние два столетия Россия была главным игроком в регионе. Народы Кавказа имеют репутацию чрезвычайно независимых, а некоторые горные группы никогда не были завоеваны — или даже обнаружены — вторгшимися державами. Результатом является набор конкурирующих национальных нарративов, которые уходят во времени гораздо дальше, чем то, к чему мы привыкли.В Грузии, например, царь XII века «Давид Строитель» сохраняет живое присутствие в политике. Любой грузин знает, что имеют в виду сторонники президента Миши Саакашвили, называя его «Миша Строитель».
    4. Кавказ находится в «опасном районе». На протяжении своей долгой истории кавказские кланы и народы воевали, и это продолжается и сегодня. В некоторых случаях боевые действия ведутся между местными группами. Всего два десятилетия назад, например, более 30 000 человек погибли в конфликте между Арменией и Азербайджаном из-за территории Нагорного Карабаха.Но большинство крупных боевых действий с 1800 года стали результатом усилий России по подчинению региона, особенно Северного Кавказа. Сегодня не проходит и недели без взрывов или перестрелок, в результате которых погибает десяток человек в Дагестане, а в 1990-х годах жестокая война в Чечне между боевиками и российскими войсками унесла жизни более 70 000 человек. Подобного рода насилие возникло во времена, когда цари пытались расширить территорию Российской империи и подчинить себе местное население. Такие авторы, как Лев Толстой и Александр Дюма, описали как романтическую, так и жестокую стороны Кавказской войны, которая длилась с 1817 по 1864 год.Во многих отношениях это война, которая продолжается и по сей день.
    5. Подавление Россией национального сопротивления на Кавказе стимулировало фундаменталистские движения. Усилия России по подавлению местных групп часто приводили к радикализации. Многочисленные конфликты на Северном Кавказе начинались как этническое или национальное сопротивление, но когда их жестоко подавляла Россия, они переросли в крайнюю реакцию, часто с исламистским подтекстом. Снова и снова деспотические усилия России приводили к такому результату, и когда возникло ожесточенное сопротивление, неудачный ответ России заключался в удвоении масштабов применения грубой силы.Сегодня дискуссии об автономии или ненасильственных актах сопротивления на Кавказе часто квалифицируются как террористические и безжалостно пресекаются русскими или их доверенными лицами. В эпоху мгновенных глобальных коммуникаций одним зловещим результатом является то, что фундаменталистские идентичности, возникшие на местном уровне, связаны с глобальными сетями. Например, помимо борьбы с Россией, радикализованные чеченцы теперь борются с исламистами в Афганистане и Сирии.
    Северный Кавказ — место потрясающей красоты, и большинство людей не желают ничего, кроме как жить в мире и видеть, как их дети процветают.Однако циклы насилия по-прежнему очень трудно разорвать, и иногда цели мести выходят за рамки русских, а кто-то считается врагом ислама. Братья Царнаевы, конечно, несут полную ответственность за свои поступки.

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *