Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Кратко бородинское сражение: Бородинская битва 1812 краткое содержание

Содержание

Бородинская битва 1812 – кратко

Близ Бородина, села неподалёку от Можайска, 26 августа (7 сентября) 1812 разыгралась самая важная битва Отечественной войны с французами Наполеона. После взятия неприятелем 6 августа Смоленска генеральное сражение представлялось неизбежным. Главнокомандующий Барклай де Толли не пытался уже более избегать его, и все движения армии с этой минуты имели целью найти удобную позицию для боя.

17 (29) августа 1812 обе русские армии (Барклая и Багратиона) прибыли к Цареву-Займищу, где Барклай и решил остановиться. В тот же день к армии приехал новый главнокомандующий, князь Голенищев-Кутузов. (См. Кутузов – краткая биография.) Он понимал выгоды уклонения от решительного боя, с тем, чтобы, увлекая французов вглубь страны, ослабить их силы, но, уступая общественному настроению, всё же решил принять бой. Позицию у Царева-Займища Кутузов признал неудобной и 22 августа отвел войска к селу Бородину.

 

Бородинское сражение, кратко. Иллюстрированная видеоверсия этой статьи

 

Через два дня Наполеон атаковал Шевардинский редут, составлявший передовую позицию, а 26 августа 1812 – главную позицию у Бородина. Позиция эта тянулась от реки Москвы до деревни Утицы на протяжении 7 верст. Впереди правого фланга протекала река Колоча, левый же был совершенно открыт. В центре лежала высота, на которой была построена батарея Раевского; южнее, у деревни Семеновской, были построены 3 небольших укрепления (Багратионовы флеши). На правом фланге и в центре позиции до батареи Раевского расположилась Первая армия Барклая, а на левом фланге – Вторая армия Багратиона. После Шевардинского боя корпус Тучкова из Первой армии был переведен на крайний левый фланг к Утице. 5-й корпус великого князя Константина Павловича составлял общий резерв, а у деревни Псарево был артиллерийский резерв (около 300 орудий).

26 августа в 6 часов утра началась канонада. Французы в Бородинской битве атаковали почти одновременно в трех пунктах: 1) войска вице-короля Евгения Богарне быстро ударили на Бородино, выбили из него гвардейских егерей и перешли реку Колочу, но там два полка из корпуса Дохтурова опрокинули их и уничтожили мосты через Колочу; 2) Даву с тремя дивизиями двинулся на Семеновские укрепления, но был расстроен сильным огнем русских батарей; 3) Понятовский начал свои действия на старой Смоленской дороге против левого фланга, но успел продвинуться только до деревни Утицы. В 7 часов корпус Нея двинулся вперед, чтобы пристроиться к левому флангу Даву. За ним шел корпус Жюно, за войсками Даву следовали три резервных кавалерийских корпуса. Таким образом, восемь дивизий пехоты и три корпуса кавалерии готовились атаковать один пункт, занятый 6-ю батальонами сводно-гренадерской дивизии графа Воронцова, за которыми находилась еще 27 пехотная дивизия Неверовского.

Несмотря на страшный огонь, французы достигли Семеновских укреплений и овладели ими, уничтожив дивизию Воронцова. Скоро подоспели 27 пехотная дивизия и посланная Тучковым дивизия Коновницына. Укрепления дважды переходили из рук в руки. Главный защитник их Багратион был ранен, и русские войска отошли за овраг у деревни Семеновской. Овладев укреплениями, французы пытались сбить наши войска, расположившиеся за оврагом, но ряд атак кавалерии Мюрата был отбит залпами Измайловского и Литовского гвардейских полков.

Около 11 часов они отошли на расстояние пушечного выстрела от оврага. Французы, заняв Семеновскую, открыли сильный пушечный огонь по русским войскам, дравшимся в центре у батареи Раевского. Вице-король Евгений перешел реку Колочу несколько выше Бородина и двинул свой корпус на батарею Раевского. Здесь было 8 батальонов, которые успешно отбили атаку. Но при второй атаке у русских недостало зарядов, и артиллерия в решительную минуту ослабила огонь. Благодаря этому французы овладели батареей Раевского и прорвали центр русской армии. Однако начальник штаба 1-й армии Ермолов с первым попавшимся батальоном бросился на потерянную батарею, и та снова очутилась в русских руках.

В 1-м часу пополудни Наполеон решил нанести окончательный удар, в направлении на батарею Раевского, но неожиданное нападение казаков Платова и кавалерийского корпуса Уварова на левый фланг французов замедлило атаку батареи до 2 часов дня, благодаря чему русские войска успели устроиться и получить подкрепления. К 3 часам дня после упорного боя батарея Раевского досталась французам. Затем южнее батареи завязалась большая кавалерийская схватка, под прикрытием которой русские отступили.

Бородинская битва на разных её этапах. План

 

В 4 часа Наполеон сам прибыл к Семеновским высотам. Порядок, в каком отступили русские, показал ему, что Бородинская битва далеко еще не решена. Он не решился ввести в бой последний свой резерв – гвардию, все же прочие корпуса пришли в такое истощение, что не могли уже продолжать атаки. Выставив на занятых высотах до 400 орудий, французы ограничились канонадой, продолжавшейся до 9 часов вечера. К ночи они отошли назад на прежние места, оставив на высотах лишь передовые посты.

Ни одно из сражений тех времён не может сравниться с Бородинским ни по ожесточению и упорству боя, ни по обоюдным потерям, дошедшим до трети сражавшихся войск. Бородинская битва не изменила хода войны: движение Наполеона на Москву продолжилось. Но это сражение всё же дало русским значительные выгоды: французская армия, расстроенная и ослабленная понесенными потерями, уже не могла пополнить их, тогда как русские войска лишь приближались к своим подкреплениям. Наполеон, мечтавший одним ударом кончить войну, убедился, что она этой битвой только началась. Упорство, с каким русские защищали каждый шаг, показало французам, чего они должны ждать впереди, и поселило в армии их такое уныние, какое обычно бывало только следствием полного поражения.

Возле деревни Семеновской, где пал генерал-майор Тучков 4-й, его вдова выстроила церковь во имя Нерукотворенного Образа и при ней основала женский монастырь. До революции 1917 каждый год 25 августа проходил крестный ход из села Бородина в эту церковь, где совершалась панихида в память русских воинов, павших в Бородинской битве. Царским правительством на месте батареи Раевского был сооружен памятник.

 если вам нужны ПОДРОБНЫЕ сведения по этой теме, прочтите статью Битва при Бородино (1812)

Краткое содержание бородинское сражение в романе война и мир за 2 минуты пересказ сюжета — КИЦ г.Севастополь

Меню статьи:

Эпопея Льва Толстого – это, безусловно, художественное произведение. Однако Лев Толстой использовал многие факты из истории, чтобы построить эту литературную вселенную.

Бородинское сражение, война и мир, связь с реальными событиями, прочно вошло в эпопею Толстого.

С включением сражения у Москвы-реки в сюжетную канву романа связаны замечания литературных критиков о неточностях, которые допустил автор в отношении изображаемых событий.

Дорогие любители творчества Льва Толстого. Предлагаем вашему вниманию краткое содержание второй части четвертого тома романа “Война и мир”, описанного по главам.

Таким образом, Лев Толстой вполне мог допустить вымысел в изображении сражений при Аустерлице и Бородино.

Однако Бородинская битва очень детально представлена в романе «Война и мир»: это дает основания даже изучать военные события 1812 года по произведению российского писателя.

Автор, а также историки сходятся в мысли о том, что сражение у Москвы-реки (Бородинская битва) – это центральное, решающее событие российско-французской войны 1812 года.

Бородинское сражение как кульминационная часть романа Льва Толстого

Большую часть тома №3 романа «Война и мир» занимает литературная реконструкция битвы при Бородино. Это около двадцати глав. Литературные критики, читатели одноголосно признают важность Бородинского эпизода для романа: это кульминация, сюжетный центр произведения, точка бифуркации для действующих лиц.

Бородинское сражение – это ситуация и предлог для пересечения путей ключевых персонажей «Войны и мира».

Пьер Безухов встречается здесь с Долоховым, князь Андрей Болконский вновь встречает Анатоля Курагина, представшего для него в новом свете. На поле Бородино впервые себя проявляет герой, который на самом деле – главное действующее лицо романа, – народ. Простые крестьяне, мужики, без лат и мудреной военной амуниции, вышедшие на поле битвы, позволили Российской империи победить в этой войне.

Динамика Бородинской битвы

Русские знают этот исторический эпизод под именем Бородинского сражения, а французы – битвы у Москвы-реки. Это – самое крупное военное столкновение войны 1812 года. Войсками Российской империи командовал генерал Михаил Голенищев-Кутузов, а армию французов возглавлял император Наполеон Бонапарт.

Бородинская битва – одно из самых кровопролитных сражений этого периода, хотя и длилось оно всего лишь 1 день.

Кроме того, это сражение – наиболее кровавое из всех когда-либо происходивших однодневных битв в истории. В российской истории принято считать, что Бородинская битва завершилась победой Кутузова.

Французы же приписывают победу Наполеону, потому что российская армия вынуждено отступила после 12 часов сражения.

В романе Льва Николаевича Толстого “Война и мир” красной нитью проходит  тема семьи  как центр повествования.  В литературной критике этот роман часто называют гимном семье.

Основная стратегия российских войн – и при командовании Барклая-де-Толли, и при главенствовании Кутузова – заключалась в отступлении. Главнокомандующие надеялись, что противник, активно продвигающий вглубь России, истощит силы. Также россияне ожидали подкреплений, необходимых для успешного противостояния Наполеону.

«Война и мир» описывает битву у Москвы-реки и события, ставшие результатом этой битвы, в двадцати главах. Детализация описания военного столкновения писателем позволяет перемещаться из ставки французов к русским, от батареи Раевского до полка, где воевал Болконский. В этой битве погибло 40 российских генералов, получил смертельное ранение Багратион. От смерти не уберегся и князь Андрей.

В мемуарах, Наполеон признал битву при Бородино («Московское сражение») самым масштабным, великим военным опытом.

Поле Бородино на страницах произведения Толстого

Лев Толстой представляет сражение через призму впечатлений самого далекого от военных событий персонажа – Пьера Безухова. Безухов ничего не понимает в военном деле, воспринимая происходящее исключительно сердцем.

Для писателя важно, что герой искренне проявляет чувство патриотизма, остающееся здесь чистым, без примесей солдатчины. Таким образом, автор выбрал для описания Бородино психологическую, а не военно-историческую, точку зрения.

По нашему мнению, это оправдывает огрехи, которые писатель мог допустить, учитывая позицию историков войны.

Лев Толстой начинает повествование о Бородино с конца лета 1812 года. В последнюю неделю лета Бонапарт продвигался в направлении Бородино и не увидел, что россияне расположили войска между Утицей и Бородинским полем. Начало битвы ознаменовано случайностью: французская армия случайно раскрыла позицию Шевардинского редута и бой начался.

Наполеон ослабил позиции русских, переведя армию через реку. 25 августа – день молчания и тишины, ну а 26 числа началось непосредственно сражение при Бородино. Лев Толстой считает Бородинскую битву бессмысленной и странной: это касается и значимости столкновения для французов, и смысла Бородино для россиян. Однако Наполеон бросает вызов Кутузову, а российский полководец принимает его.

Русская армия утратила редут в Шевардино, защищающий левый фланг. В результате, российские войска воюют с войсками Наполеона, численность которых была вдвое больше.

Позиция армии Кутузова отличалась открытостью и незащищенностью. Местность поля сражения – плохо укрепленная, невыгодная для русского войска.

Между тем, армия Кутузова не только дала бой, поколебала силы Наполеона, но и привела к решительному ослаблению сил французской армии.

В главах от 19-й до 39-1 Лев Толстой анализирует битву на поле Бородино и роль этого военного столкновения в жизни некоторых персонажей «Войны и мира». Значительную часть глав занимают рассуждения героев романа: Пьера Безухова, князя Андрея Болконского…

Роль Бородинского сражения для духовного совершенствования Пьера Безухова

Пьер попадает в плен к французам, и этот эпизод становится для персонажа точкой нравственной трансформации. Плен для Безухова сыграл в контексте личностного и духовного роста такое же значение, какое имели Аустерлицкое сражение для князя Андрея и Шенграбенская битва для Николая Ростова.

До войны Пьер часто ощущал собственное одиночество. Безухов чувствовал себя лишним, ненужным человеком. Вся его роль заключалась лишь в обладании несметными сокровищами, которые, однако, не имели никакого значения лично для него.

Но здесь, во время военных событий, Пьер стал частью чего-то большего – часть народа. Комфорт, удовольствия, удобство жизни отдельного человека, как и сама его жизнь, показались для Пьера абсурдом.

Теперь герой пытается вновь изобрести смысл жизни.

В процессе поиска смысла жизни Пьеру помогает простой крестьянин Платон Каратаев. Читатель не слишком много узнает о биографии героя, однако Платон проявляет жизненную мудрость, спокойствие, человечность, которые облегчают переживания безысходности и непредсказуемости войны.

Лев Толстой рисует картину приближения Пьера к будущему месту сражения. Выехав из Можайска, Безухов на пути встретил множество повозок, груженных ранеными людьми. Чувство тревоги, безысходности, отчаяния, безнадежности и страха повисло в воздухе.

Встреченный мужичок спрашивал у Безухова, здесь ли им умирать или около Москвы. Вопрос – это демонстрация чувств, охвативших Пьера. Герой также узнал, что на поле сражения сгоняют всех: офицеров, солдат, простых мужиков и крестьян – не разбирая, кто есть кто.

Это говорит о том, что врага следует побеждать единой силой, «навалившись» всем народом.

Пьер удивляется непосредственности и легкости, с которой живут эти люди. Их не заботит, что завтра их убьют, ранят, искалечат. Для окружающих существует только миг настоящего. Простые крестьяне веселятся, смеются и подшучивают друг над другом.

Один из встреченных Пьером мужиков даже не знал правильного названия города, где произойдет сражение. Однако Безухов заметил, что каждый из присутствующих здесь чувствует торжественность приближающихся событий.

Бородино продемонстрировало и важность веры, крепость религии российского народа: солдаты, крестьяне собрались на поле для молебна, продолжая молитву и не обращая внимание на прибывшего Кутузова и генералов.

Образ батареи Раевского в романе Толстого

Пьер Безухов, человек невоенный, далекий от тягот и кровавого ужаса битв, оказывается в самом разгаре сражения: Безухов находится среди солдат батареи Раевского, расположенной на кургане. Насыпь располагалась в середине позиции российских войск. Батарея включала 18 орудий, а защита ее была поручена генерал-лейтенанту Раевскому.

Оборона батареи отличалась кровопролитностью, так как французы стремились захватить эту – стратегически важную для русских – позицию. С утра курган атаковали корпуса под командованием пасынка Наполеона – Эжена Богарне.

Корпус Раевского передислоцировался для защиты флешей Багратиона.

Курган позволял российским войскам перебрасывать корпуса с одной части поля на другую, что было невыгодно французам Поэтому Наполеон стремился разгромить батарею, чтобы разрезать армию русских на две части.

Когда флеши Багратиона пали, Наполеон на какое-то время забыл о планах разгрома батареи Раевского.

Однако французы увидели, что положение русских в центре поля стало хуже: Наполеон вновь бросил силы на захват кургана.

Падение батареи Раевского, между тем, не поколебало крепкое центральное российских войск. С начала битвы прошло 18 часов, но русские все еще прочно занимали позиции на поле Бородино.

На защите батареи Раевского, согласно описанию Бородинской битвы Львом Толстым, погибли десятки тысяч солдат. Именно сюда были брошены основные силы французской армии: конница, пехота и артиллерия.

Пьер Безухов явился на курган в сюртуке и белой шляпе. Солдаты приняли «гостя» с шутками и гостеприимством, забавным в этой ситуации. Безухов держался в стороне, чтобы не быть обузой для настоящих военных.

Абсурд положения заключался в том, что выстрели, орудийные залпы не поколебали спокойствия Пьера.

На Бородинском поле случилась одна забавная история, связанная с пленением Безухова. Столкнувшись с французом, Пьер испытал страх, однако герой заметил, что французский солдат чувствует то же самое.

Комичность ситуации заключалась в том, что Безухов не понял, кто у кого в плену: то ли Пьер у француза, то ли француз – у Пьера. Враг бежит с батареи: вокруг мертвые и раненые тела.

Безухов, созерцая эти ужасающие картины войны, уверен, что после этого враждующие стороны осознают катастрофу и прекратят воевать. Но битва не утихла.

Лев Толстой начинал описание Бородинского сражения рассуждением о том, что поле Бородино не имело логического значения ни для французов, ни для русских. Наполеона Бородинская битва приблизила к потере армии, истощенной длительным продвижением вглубь территории России. Для российских войск Бородино означало приближение утраты Москвы.

Роль Бородино в жизни Андрея Болконского

Если читатель поинтересуется и откроет карту Бородинского сражения, то увидит, что многие генералы, офицеры пали в этой битве, некоторые были взяты в плен, ранены, в том числе смертельно. Князя Андрея ранили – на этот раз ранение героя оказалось не совместимым с жизнью.

Герой ощущал странное волнение, раздражение, беспокойство и хаотичность мыслей перед битвой. Это состояние было нехарактерно для князя и удивляло Болконского.

Любопытно, что перед глазами князя пролетают все значимые события его жизни: любовь, патриотизм, предательства, боль… Но Андрей уверен в положительном для русской армии исходе битвы.

Болконский убеждает Пьера, что в любом случае, что бы ни случилось, битва будет выиграна.

Болконский замечает, что солдаты готовятся к смерти, понимая сложность положения: мужики-ополченцы надели белые, чистые рубашки, солдаты капитана Тимохина не пьют водку – как обычно перед сражением. Борис Друбецкой подчеркивает геройство простых мужиков, уверенно идущих на смерть.

Для князя Андрея Бородинское сражение стало последним этапом духовных поисков героя: умирая на руках возлюбленной – Наташи Ростовой, князь теперь думает не о высокой и безответном, холодном, недостижимом небе Аустерлица. В мыслях Андрея – теплая земля и трава, которой, может быть, он скоро станет.

Эпизод с ранением Болконского трогает читателя, ведь смерть князя тревожна своей бессмысленностью. Это не был героический акт, как при Аустерлице, или разгар битвы, как при Шенграбене. Князю Андрею крикнули: «Ложись!».

Однако князь – дворянин, ему нельзя было ложиться. Лечь – значило попрать честь, доблесть. Андрей Болконский погиб, отстаивая идеалы, в которых героя воспитал отец.

Впрочем, фигура князя Андрея не предполагала оптимистичного финала.

Бородино показало настоящую сущность многих ключевых персонажей «Войны и мира».

Например, Безухов наблюдает за духовном нищетой Долохова, который, однако, понимает торжественность, фатальность ситуации и просит у Пьера прощения за прошлые проступки.

Князь Андрей снова встречается с Анатолей Курагиным: Дон Жуан, повеса, красавец и ловелас Курагин увел у Болконского невесту. Теперь Анатоль потерял ногу, а значит – красоту. Бородино словно ставит все на места.

Наполеон испытывает волнение, тревогу – состояние, похожее на чувства князя Андрея. Император «не в духе», осознавая, что сражение на поле Бородино окажется решающим для войны 1812 года. Наполеон сомневается в собственных войсках, колеблется.

Это состояние заставляет императора изолироваться от солдат, укрыться от огня сражения на Шевардинском кургане, попивая пунш. Лев Толстой считает, что Наполеон – мелочный, равнодушный человек, демонстрирующий гордыню и высокомерие в отношении простых солдат.

Французский император равнодушно наблюдает за смертью, за войной: в мыслях Наполеона – власть. Бонапарту не интересны судьбы простолюдинов.

Кутузов выступает в контексте Бородинского сражения фигурой положительной, ведь герой – един с войском, солдатами, участвует в битве рядом с народом, без отрыва от него, не обращая внимания на статус. Кутузова беспокоят жизни солдат, судьбы обычных людей. Главнокомандующий понимает, что единственный способ выиграть войну, а не битву, – это избрать стратегией гамбит.

Шахматным ходом Кутузова стало взятие Москвы войсками Наполеона. Однако этим французы подписали себе приговор. Кутузова не интересует власть, признание, одобрение светского окружения. Полководец – мастер, знающий военное дело и исполняющий роль главнокомандующего.

Кутузов считает, что успешный исход сражения зависит от чувств, которые испытывает каждый солдат, независимо от ранга.

Источник: https://r-book.club/russian-classics/lev-tolstoj/borodinskoe-srazhenie-vojna-i-mir.html

Краткое содержание Бородинского сражения в романе «Война и мир» | Инфошкола

Кутузов вызывает к себе князя Андрея. Болконский просит Кутузова позволить ему служить в полку, а не в штабе. Кутузов вспоминает Болконского со знаменем в руках и говорит, что его жизнь — это «дорога чести». Кутузов также объясняет князю, что сражение французам будет дано, когда все этого захотят. 

В военных делах необходимо терпение и время. Болконский понимает, что Кутузов знает о неизбежном ходе событий, который сильнее его воли. Главное, думает князь, что Кутузов — русский. 

Именно это в той или иной степени чувствуют все остальные, и на этом основано избрание Кутузова в фельдмаршалы. Московская жизнь течет обычным порядком, война кажется не страшной.

Граф Растопчин, военный губернатор Москвы, расклеивает «афишки», написанные простым русским языком и изображающие посрамление французов.

Пьер, глядя на них, понимает, что Москву сдадут.

Накануне Бородинского сражения он едет в армию.

На Можайской дороге Безухов видит русских солдат, мужиков-ополченцев. Он удивляется, как могут эти люди, которые завтра, быть может, умрут, думать о чем-то, кроме смерти. Пьер видит крестный ход: все солдаты и офицеры бегут к иконе Богородицы. Кутузов опускается на колени и прикладывается к иконе, за ним то же делают солдаты.

Накануне сражения Пьер видится с Андреем Болконским. Безухов говорит о расположении русских войск, о том, что война подобна шахматной игре. Но князь Андрей замечает, что в шахматной партии есть время думать и все видно, в отличие от сражения. Все зависит не от диспозиции, а от духа войска. 

Именно поэтому князь Андрей служит в полку, с такими людьми, как Тимохин. Мимо проезжают немецкие генералы, которые считают, что война должна быть перенесена « в пространство. Князь Андрей зло передразнивает их, замечая, что в этом самом «пространстве» у него сын и сестра.

В раздражении он говорит также, что не нужно брать пленных, их надо убивать.

Наполеон составляет диспозицию сражения, однако ничего из нее исполнено не было. Накануне сражения Наполеон говорит, что шахматы поставлены и игра начинается.

Начало сражения Пьер видит с высоты кургана. Он поражен красотой зрелища: ее составляют звуки пушек, дым от выстрелов, который соединяется с туманом и по которому блестит утренний свет. Затем Безухов оказывается на батарее Раевского. Здесь он видит героизм русских солдат: они принимают Пьера в свою семью, так как у него доброе лицо и он не проявляет страха.

Граф замечает, как во время сражения на лицах солдат разгорается огонь: так выражается их готовность стоять за свою землю насмерть. Батарею обстреливают страшно, остается мало снарядов.

Пьер бежит за ними, но ящик взрывается. Безухов видит на батарее французов, затем начинают наступать русские и прогоняют их. Пьер видит много убитых русских солдат.

Он думает, что люди должны ужаснуться тому, что они сделали.

Наполеон во время сражения чувствует себя бессильным  что-либо изменить. Он понимает, что сражение идет не так, как всегда, когда ему сопутствовал успех. Он первый раз в жизни  представил собственную погибель.

Кутузов в своей ставке спокоен. То, что происходит на поле боя, он узнает по звукам сражения и по лицам тех, кто привозит ему донесения. Кутузов знает, что сражение выиграно. Полк князя Андрея находился во время битвы в резерве. Много людей погибло из-за обстрела.

Рядом с Болконским падает граната. Он думает, что на него смотрят, и остается стоять. Князь ранен, и его относят в госпиталь. Рядом с ним оказывается Анатоль Курагин, которому отнимают ногу. Болконский вдруг чувствует любовь к этому человеку. Это то чувство, о котором ему говорила княжна Марья, чувство божественное.

Сражение под Бородино заканчивается, когда люди безмерно устают и не хотят более истреблять друг друга. Русские потеряли половину войска, но стоят так же грозно, как и перед сражением.  

Источник: https://info-shkola.ru/kratkoe-soderzhanie-borodinskogo-srazheniya-v-romane-vojna-i-mir/

Изложение эпизода: Бородинская битва в романе “Война и мир”

26 августа 1812 года решалась судьба России и русских людей. Сражение под Бородином у Л. Н.

Толстого – это момент наивысшего напряжения, момент концентрации народной ненависти к захватчикам и одновременно момент окончательного сближения с народом его любимых героев – Андрея и Пьера.

Бородинское сражение в романе описывается, главным образом, таким, каким его увидел Пьер Безухов.

Этот неловкий, добрый и наивный, никогда не видевший войны человек, по замыслу автора, как ребенок, воспринимает разворачивающиеся батальные события, все это для него внове, и оттого нельзя даже усомниться в его правдивости. Ранее Пьер много слышал о роли военного плана, о значимости правильно выбранной позиции. И приехав, он прежде всего пытается разобраться именно в вопросах военной тактики. Л. Н. Толстому нравится наивность героя.

Рисуя картину сражения, писатель использует свой излюбленный прием: сначала дает “вид сверху”, а затем – “изнутри”. Именно взгляд Пьера и есть тот самый вид изнутри, война глазами новичка. Дважды Пьер охватывает взглядом все поле Бородина: перед боем и в ходе боя.

Но оба раза его неискушенный взгляд подмечает не позицию, а “живую местность”, В начале битвы дается вид с высоты. Пьера поражает вид самого сражения. Перед ним открывается изумительная по красоте и оживлению картина поля битвы, освещенного лучами утреннего солнца. И Пьеру хочется оказаться там, среди солдат.

В тот момент, когда герой вступает “в ряды пехотных солдат”, он остро начинает ощущать силу народного патриотизма. Народные и солдатские сцены здесь также даны с точки зрения Пьера. Именно простота и искренность Пьера в этом случае становятся свидетельством великой истины: народ – основная сила русской армии в Бородинской битве.

Он слышит солдатские разговоры и не столько умом, сколько сердцем понимает их величественный смысл.

Пьер внимательно наблюдает за ополченцами и, как и сам Толстой, видит крайнее напряжение нравственной силы сопротивления русской армии и народа. Вскоре Пьер встречает Андрея Болконского, который теперь уже не служит в штабе, а принимает непосредственное участие в сражении.

Он тоже больше не верит в военную науку, но точно знает, что сила народа сейчас велика, как никогда. По его мнению, исход сражения зависит от того чувства, которое живет во всех участниках битвы.

И это чувство – народный патриотизм, необъятный подъем которого в день Бородина убеждает Болконского в том, что русские непременно победят. “Завтра, что бы там ни было, – говорит он, – мы обязательно выиграем сражение!”.

И с ним совершенно согласен Тимохин, который знает, что солдаты даже отказались пить перед боем водку, потому что это “не такой день”.

В жарком бою, на батарее Раевского писатель глазами Пьера наблюдает неугасимый огонь народного мужества и стойкости” Простые люди – солдаты и ополченцы – и не думают скрывать чувство страха. И именно от этого их мужество кажется еще более удивительным. Чем более грозной становится опасность, тем ярче разгорается огонь патриотизма, тем прочнее становится сила народного сопротивления.

Подлинным полководцем народной войны показал себя М. И. Кутузов. Он является выразителем народного духа. Вот что думает о нем князь Андрей Болконский перед Бородинским сражением: “У него не будет ничего своего.

Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит.

Он понимает, что есть что-то значительнее его воли… А главное, почему веришь ему, – это то, что он русский…”

Историки считают, что Наполеон выиграл Бородинское сражение. Но “выигранное сражение” не принесло ему желанных результатов. Народ бросал свое имущество и уходил от врага. Запасы продовольствия уничтожались, чтобы не достались врагу. Партизанских отрядов были сотни. Были они большие и маленькие, мужицкие и помещичьи.

Один отряд, руководимый дьячком, за месяц взял в плен несколько сотен пленных. Была старостиха Василиса, убившая сотни французов. Был поэт-гусар Денис Давыдов – командир большого, активно действующего партизанского отряда.

Обладавшая инерцией наступления и значительным численным превосходством, французская армия была остановлена при Бородине.

Пришел логический конец наполеоновским победам, и это нанесло решающий нравственный удар наступательному духу завоевателей. Весь ход войны в России неуклонно подтачивал славу Наполеона.

Вместо блистательного поединка шпаг он встретил дубину народной войны. Л. Н.

Толстой исторически верно рассматривает сражение под Бородином как поворотный момент войны, определивший дальнейшую скорую гибель французской армии.

Более того, Лев Николаевич Толстой наглядно показал, что в сражении при Бородине сказалось именно нравственное превосходство русской освободительной армии над французской – грабительской. Писатель расценивает Бородинское сражение как победу моральной силы народа России над Наполеоном и его армией.

Источник: https://ukrtvir.com.ua/izlozhenie-epizoda-borodinskaya-bitva-v-romane-vojna-i-mir/

Бородинское сражение в романе “Война и мир”

План

Ход Бородинского сражения Бородинское сражение в оценке Толстого Герои в Бородинском сражении Выводы

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы…

М. Ю. Лермонтов

Изучив роман-эпопею Л. Н. Толстого ” Война и мир “, многие историки спорят о том, что Толстой позволил себе исказить некоторые факты Отечественной войны 1812 года. Это касается Аустерлицкого сражения и сражения под Бородино. Действительно, Бородинское сражение в романе “Война и мир” Толстого описано достаточно подробно, что позволяет

изучить исторические события по страницам романа. Однако, мнение историков сходится на том, что главным сражением всей Отечественной войны 1812 года явилась именно Бородинское.

Именно оно послужило причиной победы русских над французской армией. Именно оно стало решающим.

Ход Бородинского сражения

Откроем роман Л. Н. Толстого, третий том, часть вторую, главу девятнадцатую, где прочтем: “Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы,.. а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии…

Результат этот был тогда же совершенно очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение”.

Как описывает Толстой, 24 августа 1812 года Наполеон не увидел войска русской армии от Утицы до Бородина, а случайно “наткнулся” на Шевардинский редут, где ему и пришлось начать сражение.

Позиции левого фланга были ослаблены противником, и русские потеряли Шевардинский редут, а Наполеон перевел свои войска через реку Колочу. 25 августа ни с той ни с другой стороны не последовало никаких действий.

А 26 августа произошло Бородинское сражение.

В романе писатель даже показывает читателям карту – расположение французской и русских сторон – для более четкого представления всего происходящего.

Бородинское сражение в оценке Толстого

Толстой не скрывает своего непонимания бессмысленности действий русской армии и дает свою оценку Бородинского сражения в “Войне и мире”: “Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько тогда слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только не мыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства”.

Герои в Бородинском сражении

Описание Бородинского сражения приведено в 19-39 главах второй части третьего тома. При этом дается не только описание военных действий. Толстой уделяет большое внимание размышлениям наших героев.

Он показывает Андрея Болконского накануне сражения. Его мысли взбудоражены, и сам он несколько раздражен, испытывая странное волнение перед битвой. Он думает о любви, вспоминая все важные моменты своей жизни. Он уверенно говорит Пьеру Безухову: “Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!”

Капитан Тимохин рассказывает Болконскому: “Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку пить: не такой день, говорят”. Пьер Безухов пришел на курган, где готовились к бою, и ужаснулся, открыв для себя войну “не понаслышке”.

Он видит мужиков-ополченцев и недоуменно смотрит на них, на что Борис Друбецкой объясняет ему: “Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!”

Поведение Наполеона тоже заставляет задуматься. Он нервничает и последний день перед битвой “находится не в духе”. Наверное, Наполеон понимает, что битва эта будет для него решающей. Кажется, он не уверен в своей армии, и что-то подвергает его сомнению.

В самый ход Бородинского сражения Наполеон сидит на кургане у Шевардино и пьет пунш. Почему писатель показал его именно в такой момент? Что хотел показать? Мелочность и равнодушие к своим солдатам, или особую тактику великого стратега и уверенность в своих силах?

По крайней мере, для нас – читателей – все становится понятно: Кутузов никогда бы не позволил себе такого поведения на генеральном сражении. Наполеон показал свою оторванность от народа, где он – и где его армия. Он показал все свое превосходство и перед русскими и перед французами. Он не снизошел, чтобы взять шпагу и вступить в бой.

Он наблюдал за всем со стороны. Смотрел, как люди убивают друг друга, как русские громят французов и наоборот, а думал только обо одном – власти.

О словах Кутузова (приказ к сражению) Толстой говорит так: “…то, что сказал Кутузов, вытекало…из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского человека”. Для него значение Бородинской битвы поистине было исходом всей войны. Человек, который чувствовал все, что происходит с его солдатами, наверное, не мог думать по-другому.

Бородино для него было проиграно, но он знал, каким-то внутренним чувством, что война еще не закончена. Можно ли назвать это расчетом Кутузова, когда разрешив Наполеону войти в Москву, он подписывает императору Франции смертный приговор. Он обрекает французскую армию на полное опустошение.

Он изнуряет их голодом, холодом и приводит их к бегству из Москвы. Помогает Кутузову в этом и природа, и русский дух и в победу, и вера в силы, пусть ослабевшие, но еще живые, и большое партизанское движение, которое развернул народ.

Выводы

Проведя небольшой анализ этого эпизода, я делаю вывод, что Кутузов признавал за русским народом великую силу, которая и привела Россию к победе. Расчет это или чистая случайность не имеет значения, но Бородинское сражение стало исходом всей войны 1812 года. Достаточно кратко я написал некоторые важные, на мой взгляд, цитаты, которые подтверждают эту мысль.

В моем сочинении на тему “Бородинское сражение в романе “Война и мир” я постарался раскрыть значимость Бородинской битвы в оценке Л. Н. Толстого, в его понимании смысла этой военной операции. А также значение Бородинского сражения в судьбах главных героев романа.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/borodinskoe-srazhenie-v-romane-vojna-i-mir/

Краткое содержание «Бородинского сражения 1812» Л. Н. Толстого

Бородинская битва 1812 краткое содержание отрывка из романа «Война и мир»:

Описание Бородинской битвы занимает двадцать глав третьего тома «Войны и мира». Это – центр романа, его кульминация, решающий момент в жизни всей страны и многих героев произведения.

Здесь перекрещиваются пути главных действующих лиц: Пьер встречает Долохова, князь Андрей – Анатоля, здесь каждый характер раскрывается по-новому, и здесь впервые проявляет себя громадная сила, выигравшая войну, – народ, мужики в белых рубахах.

Картина Бородинского сражения в романе дана через восприятие штатского человека, Пьера Безухова, самого, казалось бы, непригодного для этой цели героя, ничего не понимающего в военном деле, но сердцем и душой патриота воспринимающего все происходящее.

Чувства, овладевшие Пьером в первые дни войны, станут началом его нравственного перерождения, но Пьер еще не знает об этом.

«Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее…» Он впервые ощутил себя не одиноким, никому не нужным обладателем огромного богатства, а частью единого множества людей.

Решив ехать из Москвы к месту сражения, Пьер испытал «приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобство жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем-то…»

Это чувство естественно рождается у честного человека, когда над ним нависает общая беда его народа. Пьер не знает, что такое же чувство испытают Наташа, князь Андрей в горящем Смоленске и в Лысых Горах, а также многие тысячи людей. Не одно только любопытство побудило Пьера отправиться на Бородино, он стремился быть среди народа, там, где решается судьба России.

Утром 25 августа Пьер выехал из Можайска и приближался к расположению русских войск. По пути ему встречались многочисленные телеги с ранеными, и один старый солдат спросил: «Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы?» В этом вопросе не только безнадежность, в нем ощущается то самое чувство, владеющее Пьером.

И еще один солдат, встретившийся Пьеру, сказал с грустной улыбкой: «Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят… Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одно слово – Москва. Один конец сделать хотят».

Если бы Толстой показал день накануне Бородинской битвы глазами князя Андрея или Николая Ростова, мы не могли бы увидеть этих раненых, услышать их голоса. Ни князь Андрей, ни Николай не заметили бы этого всего, потому что они – профессиональные военные, привыкшие к ужасам войны. Но для Пьера все это необычно, как неискушенный зритель он замечает все мельчайшие подробности.

И глядя вместе с ним, читатель начинает понимать и его, и тех, с кем он встречался под Можайском: «удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем-то…»

И вместе с тем все эти люди, каждый из которых завтра может быть убит или искалечен, – все они сегодня живут, не задумываясь о том, что их ждет завтра, с удивлением смотрят на белую шляпу и зеленый фрак Пьера, смеются и подмигивают раненым.

Название поля и деревни рядом с ним еще не вошло в историю: офицер, к которому обратился Пьер, еще путает его: «Бурдино или как?» Но на лицах всех встреченных Пьером людей заметно «выражение сознания торжественности наступающей минуты», и сознание это так серьезно, что во время молебна даже присутствие Кутузова со свитой не привлекло внимание: «ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться».

«В длинном сюртуке на огромном толщине теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице», – таким видим мы Кутузова перед Бородинским сражением. Опустившись на колени перед иконой, он потом «долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости».

Это подчеркнутая автором старческая тяжесть и слабость, физическая немощность, усиливает впечатление духовной мощи, исходящей от него. Он преклоняет колени перед иконой, как и все люди, как солдаты, которых он пошлет завтра в бой. И так же, как они, он чувствует, торжественность настоящей минуты.

Но Толстой напоминает, что есть и другие люди, думающие об ином: «За завтрашний день должны… быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди».

Первый среди этих «ловцов наград и выдвижений» – Борис Друбецкой, в длинном сюртуке и с плетью через плечо, как у Кутузова.

С легкой, свободной улыбкой он сначала, доверительно понизив голос, ругает Пьеру левый фланг и осуждает Кутузова, а затем, заметив приближающегося Михаила Илларионовича, хвалит и его левый фланг, и самого главнокомандующего.

Благодаря таланту всем нравиться он «сумел удержаться при главной квартире», когда Кутузов выгнал многих ему подобных.

Вот и в этот момент он сумел найти слова, которые могут быть приятны Кутузову, и говорит их Пьеру, рассчитывая, что главнокомандующий их услышит: «Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти.

Какое геройство, граф!» Борис рассчитал правильно: Кутузов услышал эти слова, запомнил их – и вместе с ними Друбецкого.

Не случайна и встреча Пьера с Долоховым.

Невозможно поверить, что Долохов, кутила и бретер, может извиниться перед кем бы то ни было, но он делает это: «Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствия посторонних, с особенной решительностью и торжественностью.

– Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня».

Пьер и сам не мог объяснить, зачем он поехал на Бородинское поле. Он знал только, что в Москве оставаться невозможно.

Он хотел своими глазами видеть то непонятное ему и величественное, что должно было произойти в его судьбе и судьбе России, а также увидеть князя Андрея, который смог объяснить ему все происходящее.

Только ему мог поверить Пьер, только от него ждал в этот решающий момент своей жизни важных слов. И они встретились.

Князь Андрей ведет себя по отношению к Пьеру холодно, почти враждебно. Безухов одним своим видом напоминает ему о прежней жизни, а главное – о Наташе, а князь Андрей хочет поскорее забыть о ней.

Но, разговорившись, князь Андрей совершил то, чего ждал от него Пьер, – со знанием дела объяснил положение дел в армии.

Как и все солдаты и большинство офицеров, он считает величайшим благом отстранение от дел Барклая и назначение на пост главнокомандующего Кутузова: «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности, нужен свой, родной человек».

Кутузов для князя Андрея, как и для всех солдат, – человек, который понимает, что успех войны зависит от «того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате». Этот разговор был важен не только для Пьера, но и для князя Андрея.

Высказывая свои мысли, он сам ясно понял и в полной мере осознал, как ему было жалко свою жизнь и своей дружбы с Пьером. Но князь Андрей – сын своего отца, и его чувства никак не проявятся.

Он почти насильно выставил Пьера от себя, но, прощаясь, «быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал…»

26 августа – день Бородинского сражения – глазами Пьера мы видим красивое зрелище: пробивающееся сквозь туман яркое солнце, вспышки выстрелов, «молнии утреннего света» на штыках войск… Пьеру, как ребенку, захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки».

Он долго еще ничего не понимал: приехав на батарею Раевского, «никак не думал, что это… было самое важное место в сражении», не замечал раненых и убитых. В представлении Пьера война должна быть торжественным событием, а для Толстого это – тяжелая и кровавая работа.

Вместе с Пьером читатель убеждается в правоте писателя, с ужасом наблюдая за ходом сражения.

Каждый в сражении занимал свою нишу, выполнял честно или не очень свой долг. Кутузов это прекрасно понимает, почти не вмешивается в ход сражения, доверяя русским людям, для которых это сражение – не тщеславная игра, а решающая веха в их жизни и смерти.

Пьер волей судьбы оказался на «батарее Раевского», где происходили решающие события, как потом напишут историки. Но Безухову и без них «казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых значительных мест сражения». Подслеповатым глазам штатского не видно всего масштаба событий, а видно только то, что происходит вокруг.

И здесь, как в капле воды, отразился весь драматизм битвы, ее неимоверный накал, ритм, напряжение от происходящего.

Батарея несколько раз переходит из рук в руки сражающихся. Пьеру не удается остаться созерцателем, он активно участвует в защите батареи, но делает все по наитию, из чувства самосохранения.

Безухову страшно от происходящего, он наивно думает, что «…теперь они (французы) оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали! Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что-то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил».

Толстой стремился показать войну глазами ее участников, современников, но иногда смотрел на нее с точки зрения историка. Так, он обращал внимание на плохую организацию, удачные и неудачные планы, которые рушились из-за ошибок военачальников. Показывая военные действия с этой стороны, Толстой преследовал еще одну цель.

В начале третьего тома он говорит, что война – «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Прошлой войне вообще не было оправданий, потому что вели ее императоры.

В этой же войне была правда: когда враг приходит на твою землю, ты обязан защищаться, что и делала русская армия.

Но как бы то ни было, война по-прежнему оставалась грязным, кровавым делом, что и понял Пьер на батарее Раевского.

Эпизод, когда ранили князя Андрея, не может оставить читателя равнодушным. Но самое обидное, что его гибель бессмысленна. Он не бросился вперед со знаменем, как при Аустерлице, он не был на батарее, как под Шенграбеном, – он лишь ходил по полю, считая шаги и прислушиваясь к шуму снарядов. И в этот момент его настигло вражеское ядро.

Стоявший рядом с князем Андреем адъютант лег и ему крикнул: «Ложись!» Болконский стоял и думал о том, что не хочет умирать, и «вместе с тем помнил о том, что на него смотрят». Князь Андрей не мог поступить иначе. Он, с его чувством чести, с его благородной доблестью, не мог лечь. В любой ситуации находятся люди, которые не могут бежать, не могут молчать и прятаться от опасности.

Такие люди обычно гибнут, но в памяти других остаются героями.

Князь был смертельно ранен; истекал кровью, русские войска стояли на занятых рубежах. Наполеон был в ужасе, он еще не видел подобного: «двести орудий направлены на русских, но… русские все так же стоят…» Он смел писать, что поле битвы было «великолепно», но его устилали тела тысяч, сотен тысяч убитых и раненых, но это уже не интересовало Наполеона.

Главное, что не удовлетворено его тщеславие: он не одержал сокрушительной и яркой победы.

Наполеон в это время «желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом… сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы… Он с болезненной тоской ожидал конца того дела, которого считал себя причиной, но которого не мог остановить».

Здесь Толстой впервые показывает его естественным. Накануне битвы он долго и с удовольствием занимался своим туалетом, затем принял приехавшего из Парижа придворного и разыграл небольшой спектакль перед портретом своего сына.

Для Толстого Наполеон – воплощение суетности, той самой, которую он ненавидит в князе Василии и Анне Павловне.

Настоящий человек, по мнению писателя, не должен заботиться о впечатлении, которое он производит, а должен спокойно отдаваться воле событий.

Таким он изображает русского полководца. «Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер.

Он не делал никаких распоряжений, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему». Он не суетится, доверяя людям проявлять инициативу, где это нужно.

Он понимает бессмысленность своих распоряжений: все будет так, как будет, он не мешает людям мелочной опекой, а верит в высокий дух русской армии.

Великий гуманист Л.Н. Толстой правдиво, документально точно отразил события 26 августа 1812 года, дав свою трактовку важнейшему историческому событию. Автор отрицает решающую роль личности в истории. Не Наполеон и Кутузов руководили сражением, оно шло, как должно было идти, как смогли «повернуть» его тысячи участвующих в нем с обеих сторон людей.

Прекрасный баталист, Толстой сумел показать трагедию войны для всех участников, независимо от национальности. Правда была на стороне русских, но они убивали людей, гибли сами ради тщеславия одного «маленького человечка». Говоря об этом, Толстой как бы «предостерегает» человечество от войн, от бессмысленной вражды и от кровопролитий.

Источник: https://litfest.ru/shortwork/borodinskoe-srazheniye.html

Бородинское сражение в романе «Война и мир»

Почему описание решающей битвы перед Москвой Толстой создал сквозь призму восприятия Пьера Безухова? Ведь герой не был образован в военном деле, имел жизненные принципы, не отягощенные злобой и агрессией. Автор попытался донести до читателя, что Бородинское сражение в романе «Война и мир» является трагедией человечества, а не стратегическим поражением из учебника истории.

Перерождение графа Безухова на поле

Когда начинается война, каждым человеком, независимо от возраста и пола, овладевают тревожные мысли. Пьер раньше был одиноким, замкнутым, находился в постоянном поиске смысла жизни. Как только армия Наполеона приблизилась к воротам Москвы, граф Безухов ощутил, что даже жизнь есть вздор, сравнив ее с грядущей бедой.

Значение бытовых удобств, богатства и суеты становится ничтожным для порядочного гражданина, ели угроза порабощения виснет над его народом. Каждый честный человек устремился туда, где решалась судьба его страны – на Бородино.

Вот литературный секрет автора – глазами Болконского или Ростова, которые читали картину 25 августа 1812 года, как привычные маневры, все выглядело довольно обыденно. С точки зрения же неискушенного обывателя море людей, стекающееся к месту сборов, свидетельствовало о патриотическом величии предстоящей битвы.

Утро 26 августа 1812 года

Графа Безухова встретило после сна яркое солнце, которое всегда являлось для людей символом жизни, залогом плодородия. Только сейчас лучи отражались зайчиками от стали солдатских штыков, которые начинали прорисовываться сквозь густой рассветный туман.

Звон оружия звал героя, Пьера тянуло в гущу шумных событий. Там должна была открыться истина противостояния добра и зла. Первый залп орудия еще нравился графу, дым был похож на белый пушистый мячик.

Все вокруг напоминало интересное приключение, Безухов напросился с одним генералом вглубь битвы и оказался на первой линии огня.

Барин выглядел нелепо среди пушек: одетый в штатское платье, в белой шляпе на голове, неуверенно держался верхом на лошади. Солдатам было неприятно видеть здесь, среди их кровавой работы, среди раненых и убитых мирного рассеянного господина.

Крещение огнем

Инстинкт самосохранения заставляет Пьера броситься на помощь артиллеристам. Батарея Раевского несколько раз в день переходила из рук российских солдат к французам и обратно. Историки подтверждают, что это были моменты, решающие исход битвы. Барин соглашается подносить солдатам ядра.

Гром, треск и свист услышал Пьер одновременно, когда рядом разорвались ящики с боеприпасами. Блеск огромного пламени ослепил его и заставил присесть на землю. Страх поглощает человека в момент опасности, поэтому не осознавая своих действий, граф побежал туда, где можно было спрятаться. В окопы. Но там враги уже убивают его соотечественников.

Безухов автоматически хватает за горло французского солдата. Перед ним чужое лицо человека, который раннее ничего плохого ему не сделал. Пьер еще не готов убить, но ему впервые приходится защищать свою жизнь.

Наконец, атака закончилась, герой может перевести дух, созерцая, как в этой временной передышке смешиваются раненные и убитые обеих армий. Война утратила первичный пафос, мужчина чувствует ужас, но наивно думает, что сейчас эти люди очнутся и прекратят убивать друг друга.

Бородинское поле вечером

Пьер Безухов осознал катастрофические последствия произошедшего в ту пору, когда катастрофу осознали все, кто остался в живых. Поля, луга и огороды нескольких деревень оказались заваленными телами людей. Пестрели разные мундиры, убитые застыли в разных позах, только кровь у всех было темного красного цвета.

Перевязочные пункты на сотни метров вокруг пропитались кровью, которая смешалась с землей и превратилась в густую кровавую грязь. Поток раненых воинов, перепуганных, страдающих от боли, брел в направлении Можайска.

Утреннюю бодрость сменила мгла сырости, остро пахнущая дымом, смесью селитры и крови. Природа пыталась заставить людей прекратить стрелять и протыкать друг друга штыками – пошел дождь. Измученные солдаты не выдерживали психологического давления, вида тысяч убитых, раненых, искалеченных и измученных, но они сражались по инерции.

Наверно, невозможно остановить мгновенно страшное дело войны.

Бородинская битва глазами Андрея Болконского

Полк князя Болконского вступил в бой в середине дня. Две сотни солдат пали под ядрами орудий еще стоя в бездействии. Потом под огнем нескольких сотен неприятельских орудий погибла треть всего полка. Людей построили в колонны, заставив стоять под расстрельным огнем врага. То тут, то там выстрел попадал в толпу не атакующих солдат.

Эпизод ранения Андрея Толстой представил, как так, как гибли в тот день десятки тысяч солдат и офицеров. Патриот, который при Аустерлице поднял знамя, а под Шенграбеном командовал батареей, погиб бессмысленно. Война часто не дает возможности проявить героизм, отнимает жизнь просто так.

Вражеское ядро настигло боевого офицера, когда тот бесцельно шагал по полю, слушал шум пролетающих над головой снарядов. Был момент, когда Болконский мог избежать попадания. Адъютант успел пасть на землю и крикнуть «ложись», но офицер помнил, что на него смотрят подчиненные, чей боевой дух зависит от его поведения.

Среди русского народа всегда встречаются люди, которые не бегут, не молчат, не прячутся. Как правило, они гибнут, но остаются в памяти окружающих героями, достойными светлой памяти.

Отношение Льва Толстого к Бородинской битве

Лев Толстой является известным гуманистом в мире классической литературы, он пытался передать будущим поколениям отвращение к войне. Автор лично провел на месте Бородинского сражения много времени, чтобы отразить в романе каждую деталь топографии. Чтобы представить масштаб развернувшейся трагедии 26 августа 1812 года.

По мнению писателя ни Наполеон, ни Кутузов не обладали такой мощной властью, которая была способна отвернуть гибель обоих армий или остановить сражение посреди дня. Две агрессивные силы сошлись на Бородинском поле, чтобы повернуть ход истории в другое русло.

Добрый мудрый Лев Толстой положил свой семилетний труд в создание романа, чтобы донести до мира простую истину – кровопролитие народов всегда остается самым грязным делом в прямом и переносном смысле. Раны и боль одинаково приносят страдания людям всех национальностей, не зависимо от веры и социального статуса.

Источник: https://frigato.ru/harakteristiki-geroev/1368-borodinskoe-srazhenie-v-romane-voyna-i-mir.html

Читать Толстой Бородинская Битва 1812 Краткое Содержание

Бородинская битва 1812 краткое содержание отрывка из романа «»:

Описание Бородинской битвы занимает двадцать глав третьего тома «Войны и мира». Это – центр романа, его кульминация, решающий момент в жизни всей страны и многих героев произведения. Здесь перекрещиваются пути главных действующих лиц: Пьер встречает Долохова, князь Андрей – Анатоля, здесь каждый характер раскрывается по-новому, и здесь впервые проявляет себя громадная сила, выигравшая войну, – народ, мужики в белых рубахах.

Картина Бородинского сражения в романе дана через восприятие штатского человека, Пьера Безухова, самого, казалось бы, непригодного для этой цели героя, ничего не понимающего в военном деле, но сердцем и душой патриота воспринимающего все происходящее. Чувства, овладевшие Пьером в первые дни войны, станут началом его нравственного перерождения, но Пьер еще не знает об этом. «Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее…» Он впервые ощутил себя не одиноким, никому не нужным обладателем огромного богатства, а частью единого множества людей. Решив ехать из Москвы к месту сражения, Пьер испытал «приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобство жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем-то…»

Это чувство естественно рождается у честного человека, когда над ним нависает общая беда его народа. Пьер не знает, что такое же чувство испытают Наташа, князь Андрей в горящем Смоленске и в Лысых Горах, а также многие тысячи людей. Не одно только любопытство побудило Пьера отправиться на Бородино, он стремился быть среди народа, там, где решается судьба России.

Утром 25 августа Пьер выехал из Можайска и приближался к расположению русских войск. По пути ему встречались многочисленные телеги с ранеными, и один старый солдат спросил: «Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы?» В этом вопросе не только безнадежность, в нем ощущается то самое чувство, владеющее Пьером. И еще один солдат, встретившийся Пьеру, сказал с грустной улыбкой: «Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят… Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одно слово – Москва. Один конец сделать хотят». Если бы Толстой показал день накануне Бородинской битвы глазами князя Андрея или Николая Ростова, мы не могли бы увидеть этих раненых, услышать их голоса. Ни князь Андрей, ни Николай не заметили бы этого всего, потому что они – профессиональные военные, привыкшие к ужасам войны. Но для Пьера все это необычно, как неискушенный зритель он замечает все мельчайшие подробности. И глядя вместе с ним, читатель начинает понимать и его, и тех, с кем он встречался под Можайском: «удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем-то…»

И вместе с тем все эти люди, каждый из которых завтра может быть убит или искалечен, – все они сегодня живут, не задумываясь о том, что их ждет завтра, с удивлением смотрят на белую шляпу и зеленый фрак Пьера, смеются и подмигивают раненым. Название поля и деревни рядом с ним еще не вошло в историю: офицер, к которому обратился Пьер, еще путает его: «Бурдино или как?» Но на лицах всех встреченных Пьером людей заметно «выражение сознания торжественности наступающей минуты», и сознание это так серьезно, что во время молебна даже присутствие Кутузова со свитой не привлекло внимание: «ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться».

«В длинном сюртуке на огромном толщине теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице», – таким видим мы Кутузова перед Бородинским сражением. Опустившись на колени перед иконой, он потом «долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости». Это подчеркнутая автором старческая тяжесть и слабость, физическая немощность, усиливает впечатление духовной мощи, исходящей от него. Он преклоняет колени перед иконой, как и все люди, как солдаты, которых он пошлет завтра в бой. И так же, как они, он чувствует, торжественность настоящей минуты.

Но Толстой напоминает, что есть и другие люди, думающие об ином: «За завтрашний день должны… быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди». Первый среди этих «ловцов наград и выдвижений» – Борис Друбецкой, в длинном сюртуке и с плетью через плечо, как у Кутузова. С легкой, свободной улыбкой он сначала, доверительно понизив голос, ругает Пьеру левый фланг и осуждает Кутузова, а затем, заметив приближающегося Михаила Илларионовича, хвалит и его левый фланг, и самого главнокомандующего.

Благодаря таланту всем нравиться он «сумел удержаться при главной квартире», когда Кутузов выгнал многих ему подобных. Вот и в этот момент он сумел найти слова, которые могут быть приятны Кутузову, и говорит их Пьеру, рассчитывая, что главнокомандующий их услышит: «Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!» Борис рассчитал правильно: Кутузов услышал эти слова, запомнил их – и вместе с ними Друбецкого.

Не случайна и встреча Пьера с Долоховым. Невозможно поверить, что Долохов, кутила и бретер, может извиниться перед кем бы то ни было, но он делает это: «Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствия посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня».

Пьер и сам не мог объяснить, зачем он поехал на Бородинское поле. Он знал только, что в Москве оставаться невозможно. Он хотел своими глазами видеть то непонятное ему и величественное, что должно было произойти в его судьбе и судьбе России, а также увидеть князя Андрея, который смог объяснить ему все происходящее. Только ему мог поверить Пьер, только от него ждал в этот решающий момент своей жизни важных слов. И они встретились.

Князь Андрей ведет себя по отношению к Пьеру холодно, почти враждебно. Безухов одним своим видом напоминает ему о прежней жизни, а главное – о Наташе, а князь Андрей хочет поскорее забыть о ней. Но, разговорившись, князь Андрей совершил то, чего ждал от него Пьер, – со знанием дела объяснил положение дел в армии. Как и все солдаты и большинство офицеров, он считает величайшим благом отстранение от дел Барклая и назначение на пост главнокомандующего Кутузова: «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности, нужен свой, родной человек».

Кутузов для князя Андрея, как и для всех солдат, – человек, который понимает, что успех войны зависит от «того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате». Этот разговор был важен не только для Пьера, но и для князя Андрея. Высказывая свои мысли, он сам ясно понял и в полной мере осознал, как ему было жалко свою жизнь и своей дружбы с Пьером. Но князь Андрей – сын своего отца, и его чувства никак не проявятся. Он почти насильно выставил Пьера от себя, но, прощаясь, «быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал…»

26 августа – день Бородинского сражения – глазами Пьера мы видим красивое зрелище: пробивающееся сквозь туман яркое солнце, вспышки выстрелов, «молнии утреннего света» на штыках войск… Пьеру, как ребенку, захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки». Он долго еще ничего не понимал: приехав на батарею Раевского, «никак не думал, что это… было самое важное место в сражении», не замечал раненых и убитых. В представлении Пьера война должна быть торжественным событием, а для Толстого это – тяжелая и кровавая работа. Вместе с Пьером читатель убеждается в правоте писателя, с ужасом наблюдая за ходом сражения.

Каждый в сражении занимал свою нишу, выполнял честно или не очень свой долг. Кутузов это прекрасно понимает, почти не вмешивается в ход сражения, доверяя русским людям, для которых это сражение – не тщеславная игра, а решающая веха в их жизни и смерти. Пьер волей судьбы оказался на «батарее Раевского», где происходили решающие события, как потом напишут историки. Но Безухову и без них «казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых значительных мест сражения». Подслеповатым глазам штатского не видно всего масштаба событий, а видно только то, что происходит вокруг. И здесь, как в капле воды, отразился весь драматизм битвы, ее неимоверный накал, ритм, напряжение от происходящего.

Батарея несколько раз переходит из рук в руки сражающихся. Пьеру не удается остаться созерцателем, он активно участвует в защите батареи, но делает все по наитию, из чувства самосохранения. Безухову страшно от происходящего, он наивно думает, что «…теперь они (французы) оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали! Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что-то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил».

Толстой стремился показать войну глазами ее участников, современников, но иногда смотрел на нее с точки зрения историка. Так, он обращал внимание на плохую организацию, удачные и неудачные планы, которые рушились из-за ошибок военачальников. Показывая военные действия с этой стороны, Толстой преследовал еще одну цель.

В начале третьего тома он говорит, что война – «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Прошлой войне вообще не было оправданий, потому что вели ее императоры. В этой же войне была правда: когда враг приходит на твою землю, ты обязан защищаться, что и делала русская армия. Но как бы то ни было, война по-прежнему оставалась грязным, кровавым делом, что и понял Пьер на батарее Раевского.

Эпизод, когда ранили князя Андрея, не может оставить читателя равнодушным. Но самое обидное, что его гибель бессмысленна. Он не бросился вперед со знаменем, как при Аустерлице, он не был на батарее, как под Шенграбеном, – он лишь ходил по полю, считая шаги и прислушиваясь к шуму снарядов. И в этот момент его настигло вражеское ядро. Стоявший рядом с князем Андреем адъютант лег и ему крикнул: «Ложись!» Болконский стоял и думал о том, что не хочет умирать, и «вместе с тем помнил о том, что на него смотрят». Князь Андрей не мог поступить иначе. Он, с его чувством чести, с его благородной доблестью, не мог лечь. В любой ситуации находятся люди, которые не могут бежать, не могут молчать и прятаться от опасности. Такие люди обычно гибнут, но в памяти других остаются героями.

Князь был смертельно ранен; истекал кровью, русские войска стояли на занятых рубежах. Наполеон был в ужасе, он еще не видел подобного: «двести орудий направлены на русских, но… русские все так же стоят…» Он смел писать, что поле битвы было «великолепно», но его устилали тела тысяч, сотен тысяч убитых и раненых, но это уже не интересовало Наполеона. Главное, что не удовлетворено его тщеславие: он не одержал сокрушительной и яркой победы. Наполеон в это время «желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом… сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы… Он с болезненной тоской ожидал конца того дела, которого считал себя причиной, но которого не мог остановить».

Здесь Толстой впервые показывает его естественным. Накануне битвы он долго и с удовольствием занимался своим туалетом, затем принял приехавшего из Парижа придворного и разыграл небольшой спектакль перед портретом своего сына. Для Толстого Наполеон – воплощение суетности, той самой, которую он ненавидит в князе Василии и Анне Павловне. Настоящий человек, по мнению писателя, не должен заботиться о впечатлении, которое он производит, а должен спокойно отдаваться воле событий.

Таким он изображает русского полководца. «Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжений, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему». Он не суетится, доверяя людям проявлять инициативу, где это нужно. Он понимает бессмысленность своих распоряжений: все будет так, как будет, он не мешает людям мелочной опекой, а верит в высокий дух русской армии.

Великий гуманист Л.Н. Толстой правдиво, документально точно отразил события 26 августа 1812 года, дав свою трактовку важнейшему историческому событию. Автор отрицает решающую роль личности в истории. Не Наполеон и Кутузов руководили сражением, оно шло, как должно было идти, как смогли «повернуть» его тысячи участвующих в нем с обеих сторон людей.

Прекрасный баталист, Толстой сумел показать трагедию войны для всех участников, независимо от национальности. Правда была на стороне русских, но они убивали людей, гибли сами ради тщеславия одного «маленького человечка». Говоря об этом, Толстой как бы «предостерегает» человечество от войн, от бессмысленной вражды и от кровопролитий.

Бородинское сражение – кульминация романа Толстого «Война и мир»

Лев Николаевич Толстой дает читателям широкую картину жизни нашей страны с 1805 по 1820 год в романе «Война и мир». Бородинское сражение — один из важнейших эпизодов в произведении. Весь исторический период, описанный в романе, был насыщен драматическими событиями. Но все же самым судьбоносным годом, оказавшим влияние на последующую жизнь России, является 1812, описанный подробно в романе «Война и мир». Бородинское сражение произошло именно тогда. Также в 1812 году случился пожар Москвы и разгром наполеоновской армии. Подробнее о Бородинском сражении в романе «Война и мир» вы узнаете, прочитав эту статью.

Как описывает Бородинское сражение Толстой на страницах романа?

Эпизоду его изображения в романе уделено довольно много места. Со скрупулезностью историка описано автором Бородинское сражение. «Война и мир» — роман, в котором в то же время изображение событий дано великим мастером слова. Читая посвященные этому эпизоду страницы, ощущаешь напряженность и драматизм происходящего, как будто все, о чем говорилось, было на памяти читателя: настолько все правдиво, зримо.

Толстой переносит нас то в лагерь русских солдат, то в ряды войск Наполеона, то в полк князя Андрея, то на батарею Раевского, на которой находился Пьер. Это нужно писателю для того, чтобы правдиво и полно изобразить события, происходившие на поле битвы. Для каждого русского патриота, сражавшегося в то время, это был рубеж между смертью и жизнью, позором и славой, бесчестием и честью.

Анализ эпизода из романа «Война и мир» Л. Н. Толстого — князь Андрей накануне Бородинского сражения

Анализ эпизода из романа «Война и мир» Л. Н. Толстого

Том 3, часть 2, глава 24 — князь Андрей накануне Бородинского сражения

В данном отрывке из романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир» князь Андрей Болконский предстает перед нами накануне Бородинского сражения.
Андрей Болконский — один из самых любимых героев Толстого. Вы­сокое понятие о чести, независимость, острота ума, благородство — отли­чительные качества князя Андрея. На протяжении своей короткой, но ин­тенсивной жизни Андрей Болконский — человек чести — ищет смысл жизни и свое предназначение в ней. Это человек умный, гордый, страдаю­щий, не раз разочаровывающийся в жизни и пересматривающий свои жизненные взгляды, но сохранивший главное: желание быть полезным и нужным людям. Духовно-нравственные ценности жизни — основа силы Андрея Болконского.

Во время нашествия Наполеона князем Андреем движет страстное же­лание служить Отечеству, защищать его, защищать своих родных, любимых.

Накануне Бородинского сражения он — деятельный участник того, что свершается во имя и на благо Отечества, — вспоминает свою жизнь, размышляет.

Воспоминания и размышления эти горьки, тяжелы и мучительны. Андрей Болконский как бы увидел свою жизнь до сегодняшнего дня, 25-го августа 1812 г., при ярком дневном свете. То, что казалось князю Андрею раньше великим: любовь к женщине, общественное благо, слава — пред­ставляются теперь ложными образами при холодном белом свете утра, которое поднималось для него и в которое он, тонкий и глубокий человек, интуитивно чувствовал приближение и возможность своей смерти. Три главные составляющие его горя останавливали его внимание: его любовь к женщине, смерть отца и французское нашествие. И мысли, и выводы Андрея Болконского об этом безотрадны.

Проблема поиска смысла жизни, так остро волновавшая князя Анд­рея на протяжении его жизни, находит свое завершение на Бородинском поле накануне Бородинской битвы. Именно накануне сражения князь Ан­дрей достигает гармонии с самим собою. Внутренний монолог служит спо­собом выражения «диалектики души» князя. Мысли о предстоящей смер­ти, о том, что «завтра и меня убьют» и он перестанет существовать, как перестал существовать его отец, вдруг с необычайной силой и яркостью осветили холодным белым светом все то, что мучило его в жизни. Первый раз в жизни Болконский чувствует возможность своей смерти, чувствует приближающуюся смерть. И с высоты этой просто и ужасно представив­шейся возможности смерти в никогда не успокаивающейся душе князя

Восприятие Пьера Безухова

Во многом через восприятие Пьера Безухова, штатского человека, показывает Бородинское сражение «Война и мир». Он плохо разбирается в тактике и стратегии, однако душой и сердцем патриота ощущает происходящие события. Не только любопытство его гонит на Бородино. Этот герой хочет находиться среди народа, когда должна решиться судьба России. Безухов — не просто созерцатель происходящего. Пьер пытается быть полезным. Он не стоит на месте, попадает не туда, куда хотел, но куда было «уготовано судьбой»: спустившись под гору, генерал, за которым ехал Безухов, круто повернул влево, и герой, потеряв его из вида, вклинился в ряды пехотных солдат. Пьер не знал, что здесь было поле сражения. Не слышал герой звуков пуль, пролетающих мимо, снарядов, не видел бывшего на другой стороне реки неприятеля, долго не замечал раненых и убитых, хотя совсем недалеко от него многие падали.

Роль Кутузова в сражении

Бородинская битва на страницах романа «Война и мир» изображена как масштабное сражение. Лев Николаевич глубоко уверен, что таким огромным количеством солдат руководить невозможно. В произведении «Война и мир» Бородинское сражение представлено таким образом, что каждый занимает в нем отведенную ему нишу, честно или не очень выполняя свой долг. Кутузов хорошо понимает свою роль. Потому в ход сражения главнокомандующий практически не вмешивается, доверяя русским (это показывает в романе «Война и мир» Толстой»). Бородинское сражение для русских солдат являлось не тщеславной игрой, а решающим событием в их жизни. Во многом благодаря этому они победили.

Основная мысль в повествовании о Бородинском сражении

Толстому важно подчеркнуть главную мысль: при Бородинском сражении русскими была одержана нравственная победа. Писатель многократно показывает, что общая беда объединила русских людей, независимо от чинов и сословий. Например, накануне сражения Кутузов поклоняется Смоленской чудотворной иконе вместе с простыми солдатами, причём присутствие Кутузова «обратило на себя внимание высших чинов», солдаты и ополченцы продолжали молиться. То есть автор показывает, что молитва для них важнее присутствия командования.

Важным для понимания философии Толстого в романе «Война и мир» является разговор Пьера Безухова и Андрея Болконского накануне Бородинского сражения. Андрей объясняет, что сражение будет выиграно, потому что исход любой битвы зависит от того чувства, которое есть в каждом солдате. Мы проиграли под Аустерлицем, так как солдаты не понимали, для чего и за что сражаются. Сейчас же каждый знает, что он спасает от беды свою родину, и каждый понимает, что отступать некуда.

Пьер Безухов, не являясь военным, всё же решает отправиться на Бородинское поле, чтобы самому видеть происходящее. По пути он встречает обозы с ранеными, его удивляет, как спокойно солдаты говорят о готовности умереть. Символом всеобщего единения русского народа становятся для Пьера слова раненого солдата: «Всем народом навалиться хотят, одно слово – Москва». Это общее чувство – «скрытую теплоту патриотизма» — видит Пьер на лицах всех солдат.

Участие Безухова в Бородинском сражении

Волей судьбы Пьер очутился на батарее Раевского, где проходили решающие бои, как напишут потом историки. Однако Безухову и так казалось, что место это (так как на нем находился он) было одним из наиболее значительных. Всего масштаба событий не видно подслеповатым глазам штатского. Он наблюдает лишь локально то, что происходит на поле боя. В событиях, увиденных Пьером, отразился драматизм битвы, ее ритм, неимоверный накал, напряжение. Несколько раз батарея во время боя переходила из одних рук в другие. Безухову не удается остаться лишь созерцателем. Он принимает активное участие в защите батареи, однако делает это из чувства самосохранения, по наитию. Страшно от происходящего Безухову, он думает наивно, что теперь французы ужаснутся от того, что они совершили, прекратят сражение. Но застилаемое дымом солнце стояло высоко, и канонада и стрельба не только не ослабевали, но, наоборот, усиливались, как человек, который кричит из последних сил, надрываясь.

Основные события сражения

Основные события происходили посередине поля, когда «сшиблись пехотинцы» после канонады. То конные, то пешие несколько часов подряд сражались, сталкиваясь, стреляя, не зная, что делать. Противоречивые сведения доносили адъютанты, поскольку ситуация постоянно менялась. Наполеон Бонапарт отдавал распоряжения, однако многие из них не исполнялись. Из-за хаоса и неразберихи часто все делалось наоборот. Император был в отчаянии. Он ощущал, что «страшный взмах руки» бессильно падал, хотя генералы и войска были те же, та же диспозиция, а сам он был даже намного искуснее и опытнее теперь…

Не учел Наполеон патриотизма русских, которые плотными рядами стояли позади кургана и Семеновского, и орудия их дымили и гудели. Император не решился дать разгромить свою гвардию за 3000 верст от Франции, поэтому так и не ввел ее в сражение. Напротив, Кутузов не суетился, предоставляя возможность проявлять инициативу своим людям, где это нужно. Он понимал, что распоряжения его бессмысленны: все будет так, как должно быть. Кутузов не мешает мелочной опекой людям, а верит в то, что у русской армии высокий дух.

Осведомленность о событиях Наполеона и Кутузова

Наполеон показан человеком, не знающим действительного положения дел на поле боя (в романе «Война и мир»). Бородинское сражение он наблюдает издалека, следя за происходящим в подзорную трубу. Напротив, Кутузов, хоть внешней активности и не выказывает, осведомлен прекрасно обо всех событиях и еще до завершения сражения говорит о победе: «Неприятель побежден…».

Анализ романа

Бородинская битва показала сущность большинства главных героев. К примеру, Пьер наблюдает духовную бедность Долохова, который все же осознает безысходность сложившейся ситуации и просит у Безухова извинения за все его поступки. Болконский опять встретил Курагина: Казанова и красавец увел невесту у князя. Теперь он потерял ногу, то есть и свою привлекательность. Бородинская битва как бы расставила все на свои места.

Бонапарт ощутил волнение — состояние, которое похоже на чувства Болконского. Наполеон понимает, что битва на Бородино будет решающей для войны. Он сомневается в своей армии. Такое состояние заставило Бонапарта изолироваться от воинов, укрыться от битвы на кургане. Писатель считает, что французский император — равнодушный и жалкий человек, который демонстрирует высокомерность и гордыню в отношении обычных воинов. Наполеон с равнодушием смотрит на смерть, на войну, все его мысли о власти. Императору безразличны судьбы простых людей.

Кутузов в контексте Бородинской битвы является положительным персонажем, поскольку он един со своей армией, берет участие в сражении, не отрываясь от народа, не обращает внимания на свое звание. Русского командующего беспокоят жизни воинов и всех обычных людей. Кутузов осознает, что есть только один способ победить в войне, а не в сражении — это правильная стратегия. Главнокомандующий отдает Москву Бонапарту.

Но так французская армия подписывает себе приговор. Кутузову неинтересны власть, слава, одобрение высшего общества. Он мастер, который знает свое дело и исполняет роль командующего русскими войсками.

Краткое содержание позволит школьникам понять главный смысл романа «Война и мир» и на отлично подготовить домашнее задание. Помимо этого, именно оно поможет написать изложение или сочинение на тему Бородинское сражение прямо на уроке, даже без предварительного прочтения произведения.

Роль личности в истории по мнению Толстого

Тщеславие французского императора не было удовлетворено: он не одержал яркой и сокрушительной победы. Пошел дождь в конце дня — как будто «слезы неба». Лев Николаевич Толстой, великий гуманист, отразил документально точно события 1812 года (26 августа), однако дал происходящему свою собственную трактовку.

Толстой отрицает распространенное мнение о том, что личность в истории играет решающую роль. Сражением руководили не Кутузов и Наполеон. Оно шло так, как смогли «повернуть» события тысячи человек, участвовавшие с обеих сторон в нем.

«Мысль народная»

В изображении патриотизма и героизма русской армии и народа во время Отечественной войны проявилась «мысль народная». Лев Николаевич показывает необыкновенное мужество, стойкость и бесстрашие лучшей части офицерства и простых солдат. Роль Бородинского сражения в романе «Война и мир» заключалась, в частности, в передаче этой «мысли народной». Лев Николаевич пишет о том, что не один лишь Наполеон и генералы его, но и все солдаты, сражавшиеся на французской стороне, во время боя испытывали «чувство ужаса» перед русскими, которые, лишившись половины войска, так же грозно стояли в конце, как и в начале битвы. Роль Бородинского сражения в романе «Война и мир» велика и потому, что в нем показано столкновение русского народа, нравственно сильного, с врагом, вторжение которого было преступным. Именно поэтому был ослаблен дух французской армии.

Очень интересно изучать Бородинское сражение по роману Л.Н Толстого «Война и мир». Лев Николаевич — прекрасный баталист, который сумел показать, что для всех участников война была трагедией, независимо от национальности. На стороне русских была правда, однако им пришлось убивать людей, а также гибнуть самим. И все это случилось лишь из-за тщеславия «маленького человечка». Толстой описанием событий Бородинского сражения как будто предостерегает от дальнейших войн человечество.

Краткое содержание

Бородинское сражение в «Война и мир» описывается через призму впечатлений далекого от войны героя Пьера Безухова, чьими глазами читатель видит все происходящее. Герой берет участие в битве, ничего не понимая в военном ремесле. Для автора главное, что он проявляет патриотизм. Толстой выбрал для описания сражения психологическую, а не историческую точку зрения.

Писатель начинает рассказ о битве с лета 1812 г. Наполеон продвигается в район Бородино и не замечает, что русская армия расположила неподалеку войска. Начало сражения было случайностью: французы неожиданно наткнулись на корпус в Шевардинске, завязался бой.

Бонапарт ослабил позиции русской армии, перебросив свои войска через речку. Писатель считает это сражение странным и бессмысленным: это относится и к важности боя для французских войск, и к смыслу для русских. Но Бонапарт бросает вызов Кутузову, а последний принимает его.

Русские войска теряют редут, который защищает один из флангов. Вследствие этого армия Кутузова сражается с солдатами Бонапарта, количество которых значительно ее превышает. Позиция русских была незащищенной и открытой. Местность недостаточно укреплена и невыгодна для Кутузова. Но русские воины вступили в бой и сильно ослабили французскую армию.

В произведении писатель анализирует сражение на Бородино и смысл битвы в жизни героев своего произведения. Основную часть занимают рассуждения главных персонажей эпопеи.

Бородинское сражение (Бородино) — кратко.

Битва Бородино является одной из известнейших в российской истории. Она имела огромное значение в войне 1812 года и стала самой жестокой и кровавой в 19 веке. 7 сентября (26 августа) 1812 – день одной из величайших побед в истории России. Значение Бородинского сражения переоценить трудно. Поражение в нем привело бы к полной и безоговорочной капитуляции.

Русскими войсками к тому моменту командовал Михаил Илларионович Кутузов, уважаемый не только офицерами, но и простыми солдатами генерал. Он стремился любой ценой оттянуть генеральное сражение с армией Наполеона. Отступая вглубь страны и заставляя Бонапарта распылять свои силы, он старался максимально уменьшить превосходство французской армии. Однако постоянные отступления и приближение врага к Москве не могло не сказаться на настроениях в российском обществе и моральном духе армии. Наполеон же спешил захватить все ключевые позиции, стремясь при этом сохранить высокую боеспособность Великой Армии. Бородинское сражение причины которого были заключены в противоборстве двух армий и двух выдающихся полководцев произошло 7 сентября (26 августа по старому стилю) 1812 года.

Место сражения выбиралось весьма тщательно. Разрабатывая план Бородинского сражения, Кутузов уделил серьезное внимание рельефу местности. Ручьи и овраги, небольшие речки, покрывавшие земли, прилегающие к небольшому селу Бородино, делали их наилучшим вариантом. Это позволяло минимизировать численный перевес французской армии и превосходство ее артиллерии. Обойти русские войска на этом участке было достаточно сложно. Но, в то же время, Кутузову удалось перекрыть Старую и Новую Смоленские дороги и Гжатский тракт, ведущие на Москву. Важнейшей для русского полководца стала тактика изматывания армии противника. Возведенные солдатами флеши и иные фортификационные сооружения сыграли немалую роль в битве.

Вот сжатое описание Бородинского сражения. В 6 утра французская артиллерия открыла огонь по всему фронту – таким стало начало Бородинского сражения. Выстроенные для атаки французские войска обрушили свой натиск на Лейб-гвардии Егерский полк. Отчаянно сопротивляясь, полк отступил за речку Колочь. Флеши, которые станут известны как Багратионовы, прикрывали от обхода егерские полки князя Шаховского. Впереди, так же, выстроились в оцеплении егеря. Дивизия генерал-майора Неверовского занимала позиции за флешами.

Войска генерал-майора Дуки занимала Семеновские высоты. Этот участок был атакован кавалерией маршала Мюрата, войсками маршалов Нея и Даву, корпусами генерала Жюно. Численность атаковавших достигала 115 тыс. человек.

Ход Бородинского сражения после отбитых атак французов в 6 и 7 часов продолжился очередной попыткой взять флеши на левом фланге. К тому моменту они были усилены Измайловским и Литовским полками, дивизией Коновницина и частями кавалерии. С французской стороны именно на этом участке сконцентрировались серьезные силы артиллерии – 160 орудий. Однако последующие атаки (в 8 и 9 утра) оказались, несмотря на невероятный накал боев, совершенно безуспешными. Французам ненадолго удалось в 9 утра овладеть флешами. Но, скоро они были выбиты с укреплений русских мощным контрударом. Полуразрушенные флеши упорно держались, отражая последующие атаки врага.

Коновницин отвел свои войска в Семеновское только после того, как удержание этих укреплений перестало быть необходимостью. Новой линией обороны стал Семеновский овраг. Измотанные войска Даву и Мюрата не получившие подкрепления (Наполеон не рискнул ввести в сражение Старую Гвардию) не смогли провести успешную атаку.

Положение было крайне сложным и на других направлениях. Курганная высота была атакована в то же время, когда на левом фланге кипел бой за взятие флешей. Батарея Раевского удерживала высоту, несмотря на мощный натиск французов под командованием Евгения Богарне. После того, как подошло подкрепление, французы вынуждены были отступить.

Схема Бородинского сражения не будет полной без упоминания об отряде генерал-лейтенанта Тучкова. Он предотвратил обход русских позиций польскими частями под командованием Понятовского. Заняв Утицкий курган, Тучков перекрыл Старую Смоленскую дорогу. Защищая курган, Тучков получил смертельное ранение. Но поляки вынуждены были отступить.

Не менее напряженными были действия на правом фланге. Генерал-лейтенант Уваров и атаман Платов кавалерийским рейдом вглубь позиций противника, совершенным около 10 часов утра оттянули на себя значительные силы французов. Это позволило ослабить натиск по всему фронту. Платов смог выйти в тыл французов (район Валуево), что приостановило наступление на центральном направлении. Уваров совершил столь же успешный маневр в районе Беззубово.

Бородинское сражение длилось весь день и стало понемногу затихать только к 6 часам вечера. Еще одна попытка обхода русских позиций была успешно отбита воинами Лейб-гвардии Финляндского полка в Утицком лесу. После этого Наполеон отдал приказ отойти к исходным позициям. Бородинское сражение краткое содержание которого изложено выше, продлилось более 12 часов.

Потери в Бородинском сражении Великой Армии Наполеона составили 59 тыс. человек, среди которых 47 генералов. Русская армия потеряла 39 тыс. воинов, среди которых 29 генералов.

Необходимо отметить, что итоги Бородинского сражения вызывают бурные споры и в наше время. Однако, к окончанию того дня, сложно было сказать даже кто победил в Бородинском сражении, ведь и Кутузов и Наполеон заявили о своей победе вполне официально. Но, дальнейшее развитие событий показало, что, несмотря на огромные для русской армии потери и отступление дата Бородинского сражения стала одной из славнейших дат военной истории страны. И достигнуто это было стойкостью, мужеством и беспримерным героизмом офицеров и солдат. Героями Бородинского сражения 1812 года стали Тучков, Барклай-де-Толли, Раевский и многие другие воины.

Исход битвы для Бонапарта оказался на много более тяжелым. Потери Великой Армии восполнить было невозможно. Боевой дух солдат упал. В такой ситуации перспективы русского похода уже не выглядели столь блестяще.

День Бородинского сражения сегодня отмечается и в России, и во Франции. На Бородинском поле проводятся масштабные исторические реконструкции событий 7 сентября 1812 года.

Бородинская битва 1812 г.: кратко о главном

Бородинская битва 1812 года – сражение, продлившееся всего один день, однако сохранившееся в истории планеты среди самых важных мировых событий. Этот удар Наполеон предпринял, рассчитывая быстро покорить Российскую Империю, но его планам не суждено было сбыться. Считается, что именно битва при Бородино стала первым этапом падения знаменитого завоевателя.

Что же известно о сражении, которое прославил в своем известном произведении Лермонтов?

Это было время, когда войска Бонапарта уже успели подчинить себе почти всю континентальную Европу, власть императора распространилась даже на Африку. Сам он подчеркивал в разговорах с приближенными, что для того, чтобы заполучить мировое господство, ему осталось приобрести лишь контроль над русскими землями. Для покорения российской территории он собрал войско, численность которого составила приблизительно 600 тысяч человек. Армия стремительно продвигалась вглубь государства. Однако солдаты Наполеона один за другим гибли под ударом крестьянских ополчений, их здоровье ухудшалось, ввиду непривычно тяжелого климата и плохого питания. Тем не менее продвижение войска продолжалось, целью французов была столица.

Кровопролитная Бородинская битва 1812 года стала частью тактики, которую использовали русские полководцы. Они ослабляли вражескую армию незначительными сражениями, выжидая время для решающего удара.

Бородинская битва 1812 года фактически представляла собой цепочку, состоящую из нескольких столкновений с французскими войсками, обернувшихся огромными потерями с двух сторон.

Первой оказалась схватка за село Бородино, которое находится примерно в 125 км от Москвы. Со стороны России в ней участвовали егерские полки де Толли, со стороны врага – корпус Богарне. Бородинская битва 1812 года была в разгаре, когда состоялось сражение за Багратионовы флеши. В ней участвовали 15 дивизий французских маршалов и две русских, управляемых Воронцовым и Неверовским. На данном этапе Багратион получил тяжелую рану, что вынудило его поручить командование Коновницыну. К тому моменту как русские солдаты покинули флеши, уже около 14 часов продолжалась Бородинская битва.

Русские располагаются за Семеновским оврагом, где имеет место третье сражение. Его участниками становятся люди, атаковавшие флеши и защищавшие их. Французы получили подкрепление, которым стала конница, находящаяся под руководством Нансути. На помощь к русским войскам поспешила кавалерия Уварова, подошли и казаки под командованием Платова. Батарея Раевского.

Бои за батарею Раевского, вошедшую в историю как «могила французской кавалерии», длились около 7 часов. Это место действительно стало могилой для множества солдат Бонапарта. Историки по-прежнему недоумевают, почему силы русской армии покинули Шевадинский редут. Не исключено, что главнокомандующий намеренно открыл левый фланг, чтобы отвлечь внимание врага от правого. Его целью была защита новой Смоленской дороги, воспользовавшись которой, армия Наполеона быстро подошла бы к Москве. Сохранилось множество важных для истории документов, проливавших свет на такое событие, как война 1812 г. Бородинская битва упоминается в письме, которое еще до ее начала было отправлено Кутузовым русскому императору. Полководец сообщал царю, что особенности местности (открытые поля) обеспечат российским войскам оптимальные позиции.

Бородинская битва кратко и развернуто освещается в таком количестве исторических источников, что создается впечатление, что она была весьма длительной по времени. В действительности сражение, начавшееся 7 сентября в половине шестого утра, продолжалось менее суток. Безусловно, оно оказалось в числе наиболее кровавых среди всех непродолжительных битв. Ни для кого не секрет, как много жизней унесла Отечественная война 1812. Бородинская битва внесла свою кровавую лепту. Точное число убитых историкам установить не удалось, называют 80-100 тыс. погибших с обеих сторон. Подсчет показывает, что каждую минуту на тот свет отправлялось не менее сотни солдат.

Множеству полководцев подарила заслуженную славу Отечественная война 1812 г. Бородинская битва, конечно же, увековечила такого человека, как Кутузов. Кстати, Михаил Илларионович в то время еще не был седым старцем, у которого не открывается один глаз. На момент сражения он еще оставался энергичным, хоть и стареющим человеком, и не надевал свою фирменную повязку. Разумеется, Кутузов оказался не единственным героем, которого прославило Бородино. Вместе с ним в историю вошли Багратион, Раевский, де Толли. Интересно, что последний из них не пользовался авторитетом в войсках, хоть и являлся автором гениальной идеи выставить против вражеской армии партизанские силы. Если верить легенде, во время Бородинского сражения генерал три раза терял коней, которые погибали под шквалом снарядов и пуль, однако сам остался невредимым.

За кем осталась победа? Пожалуй, этот вопрос остается основной интригой кровопролитного сражения, так как обе участвовавшие в нем стороны имеют собственное мнение на этот счет. Французские историки убеждены, что великую победу в тот день одержали войска Наполеона. Российские ученые настаивают на обратном, их теорию в свое время поддержал и Александр Первый, провозгласивший Бородинскую битву абсолютной победой России. Кстати, именно после него Кутузову было присвоено звание генерал- фельдмаршала. Известно, что Бонапарт остался не удовлетворенным отчетами, которые предоставили его военачальники. Число отбитых у русских орудий оказалось минимальным, так же как и количество пленных, которых отступавшая армия забирала с собой. Считается, что завоеватель был окончательно подавлен моральным духом противника.

В России 200-летняя битва Памятный день : NPR

В России 200-летняя битва Памятный день Бородинское сражение произошло во время вторжения Наполеона в Россию. Это был самый кровавый день наполеоновских войн, и он запомнился русским как символ национального мужества. Каждый год, в первое воскресенье сентября, битва воспроизводится тысячами людей.

Мир

Прослушано в выпуске выходного дня в воскресенье

В России 200-летняя битва. День, который нужно помнить

Члены исторических клубов, одетые как русские кавалеристы, продвигаются вперед во время реконструкции битвы 1812 года между армией Наполеона и русскими войсками в Бородино. AFP/Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок

AFP/Getty Images

Члены исторических клубов, одетые как русские кавалеристы, выступают во время реконструкции битвы 1812 года между армией Наполеона и русскими войсками в Бородино.

AFP/Getty Images

На этой неделе двести лет назад Наполеон Бонапарт участвовал в битве в России, которая, возможно, положила начало его гибели. Он повел свою Великую армию против Российской императорской армии у села Бородино, примерно в 70 милях от Москвы.

Это был самый кровавый день наполеоновских войн, и он запомнился русским как символ национального мужества. То воскресенье пережила армия реконструкторов.

До сих пор ведутся исторические споры о том, кто выиграл Бородинское сражение, но большинство сходятся во мнении, что это была тактическая победа Наполеона, поскольку он заставил русскую армию отступить. Историк Олег Соколов говорит, что настоящее значение битвы пришло позже.

«Значение Бородино… в литературе, в истории, в поэзии», — говорит он. «Стратегически это не так важно».

Михаил Лермонтов написал стихотворение о Бородино, которое читает каждый русский школьник, а Толстой сделал битву центром Войны и мира .

Большую часть своей карьеры Соколов посвятил тому, чтобы оживить Бородинское сражение. Он начал еще подростком с несколькими друзьями, создавая старинную форму и делая небольшие реконструкции, которые привели к эпическому представлению, в которое это событие превратилось сегодня.

Сейчас, в 56 лет, он обычно изображает одного из генералов Наполеона, в полном облачении, верхом на гарцующем коне.

Реконструктор Виктор Пензас из Беларуси представляет подполковника российской армии. Он говорит, что офицеры того времени часто страдали, потому что ожидалось, что они будут вести свои войска с фронта. Кори Флинтофф/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок

Кори Флинтофф/NPR

Реконструктор Виктор Пензас из Беларуси представляет подполковника российской армии. Он говорит, что офицеры того времени часто страдали, потому что ожидалось, что они будут вести свои войска с фронта.

Кори Флинтофф/NPR

Русский гусар мчится мимо артиллерии перед началом боя. Кори Флинтофф/NPR скрыть заголовок

переключить заголовок

Кори Флинтофф/NPR

Русский гусар мчится мимо артиллерии перед началом боя.

Кори Флинтофф/NPR

Во время мероприятия на поле боя несколько тысяч человек: ряды пехоты, артиллерии, гренадеры, гусары в медвежьих шапках с перьями и тяжелые драгуны в блестящих латунных шлемах.

Дым и пламя вырываются из артиллерийских батарей, когда кавалерия проносится по полю боя под треск мушкетного огня. Верховая езда достойна настоящей кавалерии, а когда всадники схлестнутся саблями, видно, что одни из самых проворных — женщины.

Среди пехотинцев 61-летний Виктор Пензас изображает в своей треуголке с перьями подполковника, заманчивую мишень для врага. По его словам, русские офицеры проявили особый героизм.

«В те дни офицеры вели с фронта, и у них было много потерь», — говорит Пензас.

Не менее храбрыми были французы и их союзники.

Бернхардт Шавек из Германии представляет солдата Императорской гвардии Наполеона. Наполеон держал свою имперскую гвардию в резерве во время битвы и не использовал их.

Некоторые историки говорят, что если бы он их развернул, то мог бы уничтожить русскую армию, а не просто заставить ее отступить.

Как бы то ни было, французы потеряли не менее 30 000 человек убитыми и ранеными за один только этот день. Потери русских составили около 45 000 человек.

Шавек — волынщик своего полка, и он играет марш французской армии, обманчиво веселую мелодию, учитывая то, что произошло дальше. Он считает, что русские в конечном итоге победили при Бородино.

Наполеон занял Москву, большая часть которой была сожжена отступающими русскими. Его армия была истощена, а его линии снабжения подвергались постоянным атакам, поэтому в октябре с приближением зимы он был вынужден к катастрофическому отступлению.

Великая армия, которую он вел в Россию, была фактически уничтожена.

Когда реконструкторы заканчивают свой бой, на поле нет тел, но есть много зрителей, которые знают кое-что еще об ужасной суматохе, которая здесь произошла.

Сообщение спонсора

Стать спонсором NPR

Книга X: главы 26–39

 

Резюме

Ответ Наполеона адъютанту: «Пленных нет», поскольку он считает, что русские сами себя уничтожают. Когда его туалет закончен, он строит лицо, чтобы изобразить нежность, и разворачивает новый портрет своего сына, которого называют королем Рима. Затем он драматически просит убрать картину, потому что несовершеннолетнему ребенку не нужно смотреть на поле боя. Осмотрев расположение своих войск, Наполеон составляет внушительный список приказов. Эти приказы кажутся очень грамотными и военными, пишет Толстой, но ни один не будет выполнен. С некоторыми невозможно начать, другие не соответствуют ситуации, для которой они были созданы, так как в пылу боя всегда происходят непредвиденные изменения. Действительно, добавляет Толстой, Наполеон находился так далеко от места сражения, что ничего не знал о происходящем. Автор показывает Наполеона в роли военачальника, тогда как на самом деле такую ​​роль невозможно играть после начала битвы. После окончательного осмотра своих линий Наполеон заявляет: «Фишки на доске, игра начнется завтра».

Пьер просыпается от грохота пушек и жаждет оказаться среди дыма и шума. На лицах Кутузова и его людей Пьер находит «скрытый жар» патриотизма и хладнокровие людей, перед лицом смерти. По мере того, как битва разгорается, Безухов видит, как ярче вспыхивает «скрытый жар» в глазах окружающих и чувствует, как он горит внутри него самого. Солдаты теперь падают вокруг него, а пушечные ядра поражают ближайшие цели. Сам он сбит с ног силой близкого взрыва. В панике он бросается обратно в безопасное место батареи, но люди ушли, а пушки замолчали. Кругом трупы. Теперь битва остановится, думает Пьер, ибо они ужаснутся тому, что сделали. Но гул продолжается, пока солнце поднимается в зенит.

К середине дня Наполеон получает донесения, в которых все говорят одно и то же: слабые русские стоят твердо, а французы растворяются и бегут. Все его офицеры просят подкрепления, и он внезапно чувствует себя вовлеченным в дурной сон. Его заботой во всех предыдущих сражениях было выбрать различные пути к успеху, но против этих русских, из которых за два месяца не взято ни одного корпуса, ни одного знамени или пушки, он может рассматривать только возможность поражения. Из своего взгляда на зубчатую стену он видит, что это бойня, а не битва, и, медленно, побежденный, поворачивает обратно в Шевардино.

Кутузов с утра стоит на том же месте. Он не отдает приказов, а просто соглашается или не одобряет все, что ему предлагают. Его старость показала ему, что сражения выигрываются не командирами, а неосязаемой силой, называемой духом армии, и он просто следует за этой силой и ведет ее настолько, насколько это в его силах. Когда генерал-адъютант докладывает, что сражение проиграно на всех пунктах, Кутузов приходит в ярость и быстро пишет приказ разослать по всем линиям: завтра наступаем. Утомленные солдаты передают сообщение; чувствуя, что высшее повеление подтверждает то, во что они хотят верить, они вновь обретают мужество и мужество.

Полку князя Андрея под шквальным огнем целый день приказано бездействовать. Бойцы уносят раненых, снова смыкаются и ждут смерти. Между ними падает граната, а Андрей, для примера, остается стоять. Глядя на предмет своей смерти, шипящий в нескольких шагах, Болконский преисполнен любви к траве, земле и воздуху. Взрыв подбрасывает его в воздух, и он приземляется в лужу собственной крови.

При виде поля боя, заваленного убитыми и ранеными, фантазм жизни Наполеона на мгновение сменяется личным, человеческим чувством, когда он воображает себе агонию и смерть. Брать на себя личную ответственность или личную заинтересованность в этой бойне для него слишком много; это признало бы тщетность всех его стремлений. Он должен вернуться к своим уютным фантазиям, считать значительным то, что за каждым французом лежат пять русских трупов, что он борется за благополучие своего народа и народов Европы и что он распоряжается судьбами миллионов.

В Бородино два гектара пропитаны кровью. Тысячи лежат мертвыми. Бородино — не физическая победа, так как половина русских сил выведена из строя, а моральная. Русские выстояли и преградили путь к Москве, тогда как французам, превосходящим их в вооружении и людях, стоило бы приложить немного дополнительных усилий, чтобы сломить слабое сопротивление. Они не могли этого сделать, заявляет Толстой, ибо их нравственные силы были истощены перед стойкими защитниками. Бородино предвещает неизбежность поражения французов, теперь, когда они встречают более сильного духом врага.

Анализ

Длинное описание Бородинского сражения полностью погружает нас в «военную» область романа Толстого. Больше не занимаясь личным конфликтом в душах конкретных персонажей, Толстой расширяет свое творчество, включив в него национальную борьбу и нравственную силу, порожденную в национальном масштабе. Как князь Андрей и Пьер распоряжаются своим личным прошлым и сливаются со всей русской обороняющейся силой, так Толстой распоряжается славой и игровым искусством прошлых сражений. В этих главах мы не находим романтики и дерзости Ростова и Денисова под Эйлау, а только резню и смертельно опасную серьезность стойких русских под Бородино. Это сражение, которое воодушевляет защитников на мощное воплощение русского духа и предвещает падение Наполеона.

Толстой преувеличивает сравнение кутузовского признания реальности с «искусственным фантазмом жизни» Наполеона, чтобы показать, как придет окончательная победа России. Мало того, что Бонапарт не имеет никакого контроля над событиями битвы, но его мания величия мешает ему понять фактическую ничтожность своей роли. Показано, что он более беспомощен перед судьбой, чем любой солдат в строю. Сила Кутузова, напротив, как раз в том, что он сознает себя пассивным орудием среди игры неподконтрольных ему сил.

Из этого чувства пассивности перед судьбой Кутузов, как и каждый солдат, которым он командует, обретает сознание смерти, обостряющее всякое чувство личного — следовательно, национального — бытия. В этом сознании и состоит «высшая моральная сила» русских, которую французы не могут одолеть.

Моральная сила человека или народа, во многом говорит Толстой, происходит от того, что он является частью космического целого и подчиняется всеобщей судьбе. Это всего лишь другой вариант аналогии Пьера с «бесконечной лестницей продвижения» от неодушевленной жизни к свободным духам, близким к Богу. Там, где Наполеон ослеплен тем, что считает свою волю свободной, тем самым ускоряя гибель своей армии, самозабвенный Кутузов преклоняется перед необходимостью и ведет одухотворенную русскую силу к победе.

«Бородинская битва», Джордж Джонс, выставлен 1829

Бородинское сражение

Изображение опубликовано под лицензией Creative Commons CC-BY-NC-ND (3. 0 непортированная)

Лицензия на это изображение

Художник
Джордж Джонс 1786–1869 гг.

Medium
Масляная краска на холсте

Размеры
Опора: 1219 × 2134 мм

Коллекция
Тейт

Приобретение
Представлено Робертом Верноном 1847

№ по каталогу
N00391

Подпись к изображению

Бородинское сражение произошло под Москвой 7 сентября 1812 года. Это было последнее сражение перед тем, как армия Наполеона вошла в город 14 сентября. Здесь Наполеон стоит на правом переднем плане рядом со своим знаменитым конем Маренго. Его командир кавалерии маршал Мюрат стоит слева. Вдалеке французы атакуют русскую армию Кутузова. Их триумф был недолгим, так как Москва была сожжена русскими, а французам вскоре предстояло их ужасное отступление под зимними снегами.

Этикетка галереи, май 2007 г.

Содержит ли этот текст неточную информацию или формулировки, которые, по вашему мнению, нам следует улучшить или изменить? Мы бы хотели получить от Вас отзывы.

Исследуйте

  • история (5,785)
    • военный(301)
      • Бородино, Битва, 7 сент. 1812(1)
      • Наполеоновские войны 1796-1815 гг.(66)
  • объекты (23 573)
    • религиозные и церемониальные(1733)
      • флаг — неспецифический(333)
  • человек (22 066)
    • взрослых (20 115)
      • цифра(6,811)
  • групп (5 163)
    • армия(201)
  • именные лица (12 878)
    • Наполеон(21)
  • мест (26 474)
    • городов, поселков, деревень (за пределами Великобритании) (13 325)
      • Бородино(1)
  • стран и континентов(17 398)
    • Европа(267)
    • Европа, Восточная Европа(229)
    • Россия(46)
  • общество (15 148)
    • национальность(18 624)
      • Французский(436)
      • Русский(495)
  • работа и занятия (5 445)
    • военный(862)
      • бой(98)
      • солдат(1204)
  • Вам может понравиться

    Оставил Верно

    • выставлен 1815

    • c. 1801–10

    • c.1802–10

    • с.1801

    • c.1826–7

    • дата неизвестна

    • выставлено 1818

    • выставлено 1833

    • ок. 1823

    • выставлено 1836

    • ок.1823

    • Джозеф Мэллорд Уильям Тернер, гравер Эдвард Гудолл Маренго

      1830

    • Джозеф Мэллорд Уильям Тернер, гравер Эдвард Гудолл Битва на Балтике

      1837

    • ок. 1824

    В магазине

    Российская царская семья под Бородино, 1912 год.

    Об этом товаре

    Заголовок

    • Русская царская семья на Бородино, 1912 г.

    Резюме

    • На этой фотографии изображены царь Николай II (1868-1918) и царица Александра Федоровна (1872-1918) со своими дочерьми и другими знатными особами, идущие по перрону поезда после прибытия на станцию ​​Бородино по случаю 100-летия Бородинского сражения. Второй справа — барон Владимир Борисович Фредерикс (1838-1919 гг.).27), министр императорского двора, приближенный к Николаю II. Во время вторжения Наполеона в Россию в 1812 году русская и французская армии столкнулись на поле Бородинского сражения, расположенного к западу от Москвы. Бородинское сражение (известное французам как Битва под Москвой) произошло 7 сентября 1812 года перед воротами древней русской столицы и считается самым кровопролитным из всех сражений наполеоновских войн, включая даже Ватерлоо. Французы одержали тактическую победу, которая позволила им войти в Москву, но им не удалось уничтожить русские войска под командованием князя Михаила Кутузова. Фотография хранится в Российском государственном архиве кинофотодокументов.

    Создано/опубликовано

    • [место издания не указано] : [издатель не указан], 07 сентября 1912 г.

    Тематические заголовки

    • — Российская Федерация—Москва—Москва
    • — 1912-09-07
    • — Александра, императрица, супруга Николая II, императора России, 1872-1819 гг.18
    • — Бородинское сражение, 1812 г.
    • — Одежда и платье
    • — Фредерикс, Владимир Борисович, барон, 1838–1927 гг.
    • — Короли и правители
    • — Военная форма
    • — Николай II, император России, 1868-1918 гг.
    • — Вагоны
    • — Железнодорожные вокзалы
    • — Мировая война, 1914-1918 гг.

    Заметки

    • — Название разработано на английском языке сотрудниками библиотеки.
    • — Исходный объем ресурса: 1 черно-белая фотография: контактный отпечаток со стеклянной пластины; 18 х 24 см.
    • — Оригинальный ресурс: Президентская библиотека имени Бориса Ельцина.
    • — Описание основано на данных, извлеченных из Мировой цифровой библиотеки, которые могут быть получены из учреждений-партнеров.

    Середина

    • 1 сетевой ресурс.

    Исходная коллекция

    • Первая Мировая Война

    Цифровой идентификатор

    • https://hdl.loc.gov/loc.wdl/wdl.12902

    Контрольный номер Библиотеки Конгресса

    • 2021669110

    Онлайн формат

    • сжатые данные
    • изображение

    Постоянная ссылка LCCN

    • https://lccn. loc.gov/2021669110

    Дополнительные форматы метаданных

    • MARCXML-запись
    • МОДС Запись
    • Дублинская основная запись

    Манифест презентации IIIF

    • Манифест (JSON/LD)

    Формат

    • Фото, печать, рисование

    Финики

    • 1912 г.

    Адреса

    • Москва
    • Российская Федерация

    Город

    • Москва

    Страна

    • Российская Федерация

    Государственный

    • Москва

    Языки

    • Нет лингвистического содержания
    • Непригодный

    Субъекты

    • 1912-09-07
    • Александра, императрица, супруга Николая II, императора России
    • Бородино, битва
    • Одежда и платье
    • Фредерикс, Владимир Борисович, барон
    • Короли и правители
    • Военная форма
    • Москва
    • Николай II, император России
    • Железнодорожные вагоны
    • Железнодорожные вокзалы
    • Российская Федерация
    • Мировая война

    Права и доступ

    Библиотеке Конгресса ничего не известно о каких-либо авторских правах или других ограничениях в коллекции Всемирной цифровой библиотеки. При отсутствии каких-либо таких ограничений эти материалы могут использоваться бесплатно и повторно. Исследователям рекомендуется ознакомиться с исходной информацией, прилагаемой к каждому пункту. Информацию о том, как связаться с организациями-партнерами WDL, см. в этом архивном списке партнеров 9.0007

    Библиотека просит исследователей подходить к материалам этой коллекции с уважением к культуре и чувствам людей, чья жизнь, идеи и творчество описаны здесь.

    Кредитная линия: [Ссылка на первоисточник], World Digital Library

    Подробнее об авторских правах и других ограничениях

    Для получения дополнительной информации и контактной информации многих партнерских организаций см. этот архивный снимок сайта World Digital Library от 2021 года.

    Для получения рекомендаций по составлению полных ссылок обратитесь к Citing Primary Sources.

    Процитировать этот товар

    Цитаты генерируются автоматически из библиографических данных, как для удобства и может быть неполным или точным.

    Чикагский стиль цитирования:

    Российская царская семья в Бородино . Российская Федерация Москва, 1912 г. [Место издания не установлено: Издательство не установлено, -09-07] Фотография. https://www.loc.gov/item/2021669110/.

    Стиль цитирования АПА:

    (1912) Русская царская семья в Бородино . Российская Федерация, Москва, 1912 г. [Место публикации не указано: Издатель не указан, -09-07] [Фотография] Получено из Библиотеки Конгресса, https://www.loc.gov/item/2021669110/.

    Стиль цитирования MLA:

    Русская царская семья в Бородино . [Место публикации не установлено: Издатель не указан, -09-07] Фотография. Получено из Библиотеки Конгресса, .

    Кровавый тупик в Бородино — Сеть истории военных действий

    Джон Уокер

    К полудню 7 сентября 1812 года русские войска потеряли контроль над земляными укреплениями на левом фланге у Бородино. Оборонительная позиция, известная как Багратионовы флеши, несколько раз переходила из рук в руки в ходе ожесточенных боев в течение дня.

    Великая армия французского императора Наполеона и Императорская армия русского царя Александра вели титаническую борьбу на пути к Москве, в которой около 250 000 человек были стиснуты на площади в три квадратных мили вдоль реки Колоча. Компактная территория превратилась из мирных сельских пастбищ в ужасный пейзаж, где тысячи убитых и раненых солдат лежат среди моря мертвых лошадей и разбитой техники.

    Стержнем российской обороны был Большой Редут, который доминировал в центре позиций Имперской Армии и оставался в руках русских. Если бы французы смогли захватить опорный пункт, это дало бы им возможность прорвать линию русских и уничтожить армию генерал-фельдмаршала князя Михаила Кутузова.

    За два дня до финального сражения русская конница вступает в бой с французской пехотой, штурмующей Шевардинский редут. Редут находился слишком далеко от основной линии русских, чтобы его можно было защищать.

    После двух десятилетий войны, в ходе которой Франция превратилась из страны, охваченной муками гражданской войны, в могущественную империю, к 1812 году она завоевала большую часть Европы. Наполеон ассимилировал Нидерланды и части западной Германии и северной Италии в сильное ядро, которое поддерживали различные государства-сателлиты и конфедерации, управляемые родственниками и верными союзниками. На политическом и экономическом фронтах Наполеон занялся государственной структурой, которая объединила бы его завоевания и приобретения и обеспечила бы увековечение крупнейшей европейской империи со времен Древнего Рима.

    Главным препятствием на пути к такому решению была Британия, с которой Наполеон столкнулся в борьбе за глобальное морское и континентальное господство. Не имея возможности противостоять британцам в открытом море, Наполеон попытался уничтожить его экономически, закрыв весь европейский континент для своей торговли, тем самым закрепив рынок сбыта для французского производства и сельского хозяйства. Континентальной системе Наполеона никогда не удавалось полностью предотвратить попадание британских товаров в материковые порты. В случае с Россией система вынудила страну наказать себя, развязав экономическую войну.

    Пытаясь бороться с контрабандой товаров через северо-западное побережье Германии, Наполеон в декабре 1810 г. аннексировал ганзейские города и герцогство Ольденберг, которым правил тесть сестры царя Александра, великой княгини Екатерины Павловны. . Эти действия привели в ярость царя, который в ответ издал указ, в котором подтверждалось право России держать свои порты открытыми для судов из нейтральных стран и вводились дополнительные ввозные пошлины на французские предметы роскоши и вина, ввозимые в Россию. Хотя это и не было открытым объявлением войны, декрет, по сути, выводил Россию из имперской системы Наполеона в то время, когда он был способен собрать почти миллионную армию.

    В результате опрометчивого шага, направленного на усиление блокады Балтийского побережья, Наполеон в январе 1812 года аннексировал Шведскую Померанию. Будучи союзником Франции, двумя годами ранее Швеция избрала одного из собственных офицеров Наполеона, маршала Жана-Батиста Бернадота, наследным принцем и наследником своего бездетного короля Карла XIII. Швеция находилась в состоянии войны с Россией еще в 1809 г., но эта новая аннексия бросила ее в русский лагерь, о чем свидетельствует подписание Бернадотом договора о дружбе с Александром в апреле 1812 г. Новый договор закреплял за Россией северный фланг на случай войны с Франция. В следующем месяце Александр подписал мирный договор с Османской империей, положивший конец шестилетней войне между двумя соперниками и обезопасивший южный фланг России.

    Опасаясь вторжения русских в Варшавское герцогство, Наполеон приказал своим рассредоточенным армиям двигаться на восток, в сторону Пруссии и Восточной Польши, по-видимому, полагая, что крупномасштабное повторение его кампании 1807 года не повлечет за собой большого риска. Поскольку по обе стороны польской границы происходило огромное военное наращивание, Наполеон планировал выставить достаточно большую армию, чтобы запугать Александра или, в противном случае, заставить его подчиниться быстрым ударом. Тем не менее, чрезвычайные дамбы в начале 1812 года, которые собрали 400 000 новых крестьян-рекрутов, в сочетании с глубокими военными и социальными реформами превратили царскую армию в гораздо более грозную армию, чем та, с которой французы столкнулись в Центральной Европе в 1805 и 1807 годах. став свершившимся фактом, 21 апреля 1812 г. Александр уехал из Санкт-Петербурга в главную базу своей армии в Вильно, но через несколько недель вернулся в свою столицу, мудро позволив своим командирам проводить все последующие операции.

    Маршал Михаил Кутузов проводит военный совет в крестьянской избе. Царь Александр, ненавидевший престарелого полководца, назначил его главным главнокомандующим, потому что он пользовался широкой популярностью у русского народа и солдат.

    Пообещав вернуться через два месяца, что было слишком оптимистичным ожиданием, Наполеон отправился на фронт 29 мая, оставив императрицу Марию Луизу и их малолетнего сына с ее отцом, австрийским императором Франциском II, и 23 июня достиг берегов реки Неман. Предпочитая не отталкивать своих упрямых прусских и австрийских союзников, Наполеон намеренно не останавливался в Варшаве. В конце 18 века Австрия, Пруссия и Россия разделили Польшу. Хотя

    поляков служили в Великой армии, Наполеон не собирался помогать своим польским союзникам воссоединить свою нацию. В Европе, контролируемой Францией, такие мечты останутся нереализованными.

    Решимость Наполеона выставить такие огромные силы, в том числе 40-тысячный кавалерийский корпус под командованием маршала Иоахима Мюрата для использования в качестве подвижного авангарда, не только привела к величайшей проблеме с фуражом в истории войн, но и определила время начала кампании. Наполеон вторгся в Россию с более чем 200 000 лошадей. Его огромной армии требовалось 30 000 лошадей для артиллерии, 80 000 для кавалерии и 90,000 для своего поезда снабжения. В поезде с припасами было достаточно провизии, чтобы поддерживать 600-тысячную армию на вражеской территории в течение 40 дней.

    Средства для адекватного прокорма такого количества лошадей превосходили возможности армии. Скот придется кормить новым урожаем сена и овса вдоль восточного марша, который не будет готов к уборке раньше конца июня. «Мы были вынуждены косить траву на лугах, а когда ее не было, собирать кукурузу, ячмень и овес, которые только что всходили», — писал полковник Жан Буларт из артиллерийского корпуса императорской гвардии. Это не только уничтожило урожай, но и поставило под угрозу здоровье лошадей, поскольку не могло обеспечить их питанием, необходимым для форсированных маршей.

    Вскормленные незрелым ячменем, овсом и даже гнилой соломой, снятой с соломенных крыш крестьянских хижин, обезвоженные лошади быстро заболели сильными коликами и дизентерией и начали гибнуть тысячами. Эпатажный Мюрат, казалось, больше заботился о своей сложной униформе, чем о надлежащем уходе и кормлении своих животных.

    Французский император Наполеон, страдающий множественными недугами, наблюдал за сражением со складного походного кресла.

    Солдаты Великой Армии начали страдать от нехватки продовольствия и пресной воды задолго до того, как 24 июня 1812 года они начали форсировать реку Неман в Россию. По мере того, как провизия истощалась, войска в передовых колоннах начали опустошать амбары и конюшни, собирать урожай и грабить крестьянские дома. Фельдмаршал принц Михаил Барклай-де-Толли, военный министр России и командующий Первой Западной армией, быстро начал проводить политику выжженной земли. В результате последующие французские части обнаружили только заброшенные деревни, разоренные поля и отравленные колодцы. Изнуряющие марши по примитивной системе дорог в палящей жаре и удушливой пыли, прерываемые ледяными ливнями, которые превращали дороги в грязные болота, оставляли тяжелые фургоны с припасами далеко позади. По мере продвижения на восток колонны Наполеона неуклонно теряли людей и лошадей из-за жажды, голода и истощения.

    Наполеон занял Вильно без боя 28 июня. Его внимание в это время было сосредоточено на предотвращении соединения Первой Западной армии Барклая и Второй Западной армии генерала князя Петра Багратиона. Но, поставив своего неопытного брата, принца Жерома Бонапарта, под командование 80-тысячным войском, он потерял возможность быстрой победы. Принц Жером и маршал Луи Даву имели шанс поймать армию Багратиона в ловушку в начале кампании, но неуклюжесть Жерома позволила Багратиону бежать. Наполеон отругал Жерома за его некомпетентность, а его брат подал в отставку и уехал к себе домой в Вестфалию. 21 июля 1-я Западная армия Барклая и 2-я Западная армия Багратиона соединились9.0007

    Наполеон надеялся догнать русских на открытой местности и уничтожить их, но они продолжали отступать. Он преследовал их через Дриссу, Полоцк и Витебск. Французский император догнал арьергард сводной русской армии у укрепленного города Смоленска. После двухдневных боев, в ходе которых город был сожжен, объединенная русская армия продолжала отступление. В этот момент французы находились в 310 милях от Москвы. Навязчивая идея Наполеона добиться решающей победы и относительно короткое расстояние, оставшееся до Москвы, вынудили его продвигаться на восток, даже несмотря на то, что его линия снабжения была растянута далеко за пределы предела.

    Русское население, армия, дворянство и царь Александр, однако, устали от непрерывного отступления, и теперь, когда Барклай и Багратион соединили свои силы, возникло всеобщее желание стоять и сражаться. Русские защитники были глубоко религиозными, неграмотными крепостными, призванными на пожизненную военную службу. Они предпочитали сражаться насмерть, чем отдать пядь священной русской земли.

    Барклай был возмущен аристократическими русскими офицерами как балтийский немец, а не как настоящий русский. Чтобы уменьшить трения в высшем командовании своей армии, Александр назначил 67-летнего ветерана Кутузова главнокомандующим, оставив Багратиона и Барклая на их нынешних должностях. Армия и народ были в восторге. Кутузов ушел в армию 29 августа.во время своего похода на восток и искал хорошую позицию, чтобы противостоять французской безжалостной силе.

    3 сентября Кутузов прибыл в Бородино, маленькую деревню на Новой Смоленской дороге к северу от реки Колоча. Он осмотрел и быстро утвердил позицию, предложенную одним из его помощников, которая позволила бы ему развернуть всю свою армию по обе стороны Новой Смоленской дороги за защитой крутых берегов реки Колочи. Вскоре тысячи ополченцев расчищали леса, возводили земляные валы и демонтировали целые деревни, чтобы обеспечить чистоту полей огня.

    Кутузов считал, что Наполеон будет продвигаться на восток по Новой Смоленской дороге в сторону Москвы. Утром 4 сентября генерал начал составлять свои диспозиции, приказав построить вдоль линии несколько групп несоединенных редутов. Наиболее впечатляющим из этих опорных пунктов был Большой Редут, или Редут Раевского, усеянный 12-фунтовыми полевыми орудиями, который находился юго-восточнее села Бородино.

    Почтенный генерал приложил немало усилий для укрепления своего правого крыла, которое должна была защищать Первая Западная армия Барклая. Инженеры Барклая руководили строительством крепких земляных валов вокруг села Маслово. Кутузов поручил небольшой 2-й Западной армии Багратиона удерживать преимущественно открытую местность на левом фланге. Его войска занимали Шевардинский редут, который представлял собой опасную передовую позицию. Кутузов устроил свой командный пункт в деревне Горки, находившейся в версте за Бородино.

    По часовой стрелке сверху слева: Петр Багратион; Майкл Андреас Барклай де Толли; Жером Бонапарт, бездарный брат Наполеона; и Эжен де Богарне, бесстрашный пасынок Наполеона. Багратион желал решающего сражения с французами, тогда как де Толли предпочитал фабианскую стратегию.

    К полудню 4 сентября русская линия шла по диагонали на пять верст от Маслова у слияния рек Колочи и Москвы до деревни Шевардино. Хотя армия Барклая блокировала Новую Смоленскую дорогу на северном конце поля боя, Старая Смоленская дорога в трех милях к югу оставалась незащищенной за левым флангом Багратиона. Эта дорога резко обрывалась с запада за левым флангом русских и соединялась с главной дорогой на Москву в тылу русских. Если бы Наполеон быстро двинулся на восток по Старой Смоленской дороге и повернул русских влево, он мог бы оказаться в тылу всей армии Кутузова и отрезать ей путь отступления к Москве.

    Передовой отряд маршала Мюрата прибыл западнее Бородино утром 5 сентября. Он развернулся, готовясь к наступлению на Шевардинский редут. Заметив, что русские готовятся к бою, Мюрат незамедлительно известил об этом Наполеона, прибывшего в полдень для разведки позиций противника. Император пришел к выводу, что правое крыло русских было практически неприступным, в то время как открытая местность к югу от Новой Смоленской дороги открывала лучшие перспективы. 5-й польский корпус под командованием маршала князя Иосифа Понятовского прибыл по Старой Смоленской дороге для поддержки наступления. Имея в наличии достаточные силы, Наполеон решил начать атаку на левое крыло русских.

    В ответ на просьбы своих подчиненных скорректировать свои ошибочные позиции, 5 сентября Кутузов приказал левому крылу русских отступить на восток на новую линию, которая должна была пройти на юг от Бородино до деревни Утица на Старой Смоленской дороге. Шевардинский редут останется укомплектованным. Его целью было задержать продвижение французов. Он приказал 3-му гвардейскому корпусу генерала Николая Тучкова вывести из резерва вместе с 1500 казаками и 7000 ополченцев по обе стороны Старой Смоленской дороги к югу от Утицы и развернул четыре егерских полка в лесистой местности справа от Тучкова, укрепив свою новую линию между Новая и Старая Смоленская дороги. Однако Кутузов настаивал на том, чтобы II корпус генерал-лейтенанта Карла Багговута и IV корпус генерал-лейтенанта Александра Остермана-Толстого оставались на исходных позициях на правом фланге, где он все еще ожидал удара Наполеона.

    Острие обороны русских, недостроенный Шевардинский редут, к тому времени превратился в обособленный выступ. Наполеон приказал Даву немедленно ликвидировать его имеющимися войсками. Потребовалось семь часов и 35 000 солдат, чтобы захватить редут, который несколько раз переходил из рук в руки и был разрушен огнем французской артиллерии, что привело к потерям 6 000 русских и 4 500 французов. Поняв, что положение стало несостоятельным, Барклай приказал оставшимся в живых в ночь с 5 на 6 сентября отойти на новую линию Багратиона.

    Обе армии использовали 6 сентября, чтобы окончательно расставить свои силы перед предстоящей битвой. После 10 недель маршей и стычек солдаты обеих армий рвались в бой и осознавали высокие ставки. Торжественный крестный ход с Кутузовым и его штабом, православным духовенством и чтимой иконой Смоленской Богородицы прошел в пределах русских рубежей. Однако с французской стороны такого события не произошло, учитывая, что многонациональная армия Наполеона была почти полностью светской.

    В последнюю минуту Кутузов также приказал построить три дополнительных земляных вала на участке возвышенности западнее станицы Семеновской, в миле южнее Большого Редута, который впоследствии стал известен как Багратионовы флеши. Каменистая земля и нехватка инструментов мешали продвижению русских. Когда на следующее утро боевые действия возобновились, они еще не закончили строительство флешей.

    После того, как развертывание Наполеона южнее главной дороги и захват Шевардинского редута свели на нет все возможные наступательные действия русских, Кутузов решил перейти к обороне и нанести сокрушительные потери наступающим. Что же касается Наполеона, то он намеревался бить слабым русским левым до тех пор, пока не будет достигнут прорыв.

    Несмотря на сильную простуду и рецидивирующую инфекцию мочевого пузыря, Наполеон встал в 3 часа ночи 7 сентября и находился на своем командном пункте на кургане за разрушенным Шевардинским редутом. Сидя на раскладном походном стуле, Наполеон мог видеть все поле битвы и выстроил свой элитный корпус Имперской гвардии численностью 18 500 человек рядом и позади себя, на безопасном расстоянии от артиллерийского огня. Когда в 6 часов утра 102 французских орудия открыли огонь по левым и центральным русским, укомплектованным 2-й армией Багратиона, им ответила тем же русская артиллерия, и бои у Бородино возобновились. В камышах и кустарниках вдоль реки Колочи кишели русские егеря. Позади них на возвышенности выстроились массированные ряды русской кавалерии и пехоты перед редутами, на брустверах которых сверкали ярко начищенные бронзовые пушки. За редутами виднелись более плотные соединения войск.

    Кутузов развернул свои 120 000 регулярных войск в глубокие узкие колонны, поддерживаемые большими скоплениями артиллерии. Им противостояли 103 800 человек Великой Армии. У французов было 587 орудий, а у русских 640 орудий.

    Войско Кутузова насчитывало 10 000 казаков и 31 000 ополченцев. Войска ополчения участия в боях не принимали. Их задача заключалась исключительно в вывозе раненых и формировании кордона за линией фронта для предотвращения дезертирства. Отклонив предложение Даву обойти слабые левые русские с фланга, Наполеон вместо этого приказал I корпусу Даву атаковать прямо в зубы обороне противника. Ответственность за фланговый маневр лежал на корпусе Понятовского, дислоцированном южнее, на старой дороге.

    Войска обеих сторон подверглись массированному артиллерийскому обстрелу, ожидая начала боя. Французские орудия били по русским позициям, особенно по земляным валам, подбрасывая клубы пыли, которые, смешиваясь с дымом обороняющихся орудий, создавали впечатление огромного бурлящего моря.

    18 орудий, стреляющих с максимальной скоростью, напоминали извергающийся вулкан. Генерал-майор принц Эжен де Богарне, вице-король Италии, чей IV корпус удерживал французов слева от деревни Бородино и Большого редута, быстро занял Бородино, смести три батальона передовых лейб-гвардии егерей, которые потеряли половину своих людей в коротком бою. . Еще две дивизии Евгения переправились через Колочу, но русская контратака отбросила их за реку.

    Тем временем маршал Даву развязал яростный наземный штурм самого южного флеша Багратиона. Даву послал в общей сложности 22 000 солдат из трех дивизий, которые развернулись для боя бригадными колоннами. Это были 2-я дивизия генерал-майора Луи Фриана, 4-я дивизия генерал-майора Жозефа-Мари Дессе и 5-я дивизия генерал-майора Жана Компана. Им противостояли три дивизии, входившие в состав VIII корпуса генерал-лейтенанта Михаила Бороздина. Русские, которые были в меньшинстве, понесли значительные потери от разрушительного огня французской артиллерии.

    Дивизия Компана, возглавляемая прославленным 57-м линейным пехотным полком и 30 орудиями, двинулась вперед и быстро исчезла в пыли, дыму и тумане. Французские вольтижеры оттеснили русских стрелков. Выйдя из леса на дальнем берегу Колочи и подойдя к самому южному флешу, русские орудия обрушили огонь на 57-ю линию. «Внезапно с этой мирной равнины и безмолвных холмов послышались клубы огня и дыма, за которыми последовало множество взрывов и свист пуль, разрывающих воздух во всех направлениях», — писал Бриг. Генерал Филипп Поль де Сегюр. Компанс был ранен в плечо и не смог продолжать командовать своими войсками.

    Увидев замешательство, Даву, известный как Железный маршал, принял командование. Он повел 57-й линейный полк вперед, но его лошадь вылетела из-под него. Он рухнул на землю так сильно, что его люди поверили, что он мертв. Генерал Джин Рапп прибыл, чтобы заменить его, только чтобы найти Даву живым и снова командующим 57-м полком, который захватил земляные укрепления, хотя и временно. Рапп, один из самых доверенных помощников Наполеона, повел вперед 61-й линейный полк и был ранен.

    На юге Понятовский атаковал Утицу и лесистые склоны и леса, прилегающие к этой деревне и к северу от нее. Его усилиям помогла переброска некоторых русских частей в этом секторе на тесные флеши к северу. Кутузов направил две дивизии из корпуса генерала Карла Густава фон Багговута на усиление войск Тучкова, стоявших между Понятовским и русским тылом. Тучков был убит на качелях, в нерешительных боях в районе Утицы и вокруг нее, где поляки в конце концов оказались, несмотря на доблестные усилия, не в состоянии совершить прорыв. Истощенный корпус Понятовского провел остаток дня в бесплодных боях на истощение по обе стороны Старой Смоленской дороги и в лесах к северу от нее.

    Яростная контратака русских вскоре вытеснила французов с южного флеша. Тем не менее второй штурм был быстро организован. Раппа, возглавлявшего дивизию Компана, поддерживали дивизия Дессе и части VII корпуса генерал-майора Жана Жюно. Тем временем дивизия генерал-майора Франсуа Ледрю III корпуса маршала Мишеля Нея атаковала ближайший второй флеш. Батальон гренадеров готовился к атаке на каждом флеше. Еще семь батальонов были развернуты колоннами в тыл.

    900:02 Французы захватили оба редута в ожесточенных рукопашных схватках. Хлипкие земляные брустверы рассыпались под шквалом снарядов французской артиллерии. Поскольку стесненные условия делали перезарядку испорченных мушкетов почти невозможной, пехотинцы с обеих сторон прибегали к штыкам. В бою был ранен генерал-майор князь Михаил Воронцов, командующий 2-й сводно-гренадерской дивизией. К 8:30 утра его дивизия была уничтожена. Из его 4000 солдат 3700 были убиты, ранены или пропали без вести.

    Даву завладел двумя передовыми флешями Багратиона. Французам сначала не удалось увидеть третий флеш на северо-востоке. Багратион быстро повел контратаку, изгнавшую французов. Но маршал Ней, командовавший тремя дивизиями общей численностью 10 000 человек и поддерживаемый 7 000 вестфальцев Ледрю, отбил ключевые позиции. В отчаянии Багратион обратился за помощью не к Кутузову, а к Барклаю. К его чести, Барклай отреагировал в течение часа, отправив на поддержку Багратиона три гвардейских полка, три кирасирских полка, восемь гренадерских батальонов и 36 орудий.

    Противостоящая пехота сражается штыками и мушкетами за контроль над ключевой позицией. Фронтальные атаки французов на прочно защищенные полевые укрепления привели к большим потерям.

    Флеши оказались для французов смертельной ловушкой. Это были простые земляные сооружения, которые были открыты сзади и имели валы высотой не более шести футов. Как только французы взяли их, они столкнулись с несколькими линиями русских войск. Только после того, как они взяли второй флеш, французы поняли, что есть третий флеш. Пока русские орудия обстреливали французские ряды, генерал-майор Дмитрий Неверовский повел свою 23-ю пехотную дивизию в контратаку, которая отбросила французов от флешей. Французы собрались для нового штурма. Обе стороны направили в бой подкрепления. Французские атаки и русские контратаки сменяли друг друга одна за другой, оставляя тысячи убитых и раненых людей и лошадей разбросанными по окутанному дымом полю.

    Наполеон оставался у Шевардинского редута на протяжении всего боя. «Каждый раз, когда я возвращался из одной из моих многочисленных миссий, я заставал его сидящим в одном и том же положении, следившим за всеми движениями в свою карманную подзорную трубу и с невозмутимым спокойствием отдававшим свои приказы», ​​— писал полковник Луи Лежен, французский адъютант. лагерь.

    Развернув для боя свои различные пехотные и кавалерийские корпуса, Кутузов оставался на своем командном пункте под Горками почти весь день, не имея возможности видеть поле боя, лишь выпуская резервы по требованию. Это оставило Барклая и Багратиона, которые были вполне компетентны в ведении оборонительного боя, в котором ни одна из сторон не предпринимала попыток больших маневров, проводить операции.

    Поздним утром, когда французы вновь овладели всеми тремя флешами, Багратион собрал свои войска для последней попытки и сам повел их внутрь. Контратака удалась, но в момент триумфа Багратион был поражен в ногу осколком снаряда, нанесшим смертельную рану. Его войска упали духом, и следующая французская атака навсегда очистила русских от флешей, отбросив их через овраг ручья Семеновки вплоть до развалин станицы Семеновской, где дома рушились под французским обстрелом.

    «Нет слов, чтобы описать то горькое отчаяние, с которым бросались в бой наши солдаты, — писал Иван Лубенков, русский капитан. «Это была битва между свирепыми тиграми, а не людьми, и как только обе стороны решили победить или умереть на своем месте, они не прекращали сражаться, когда их мушкеты ломались, а продолжали, используя приклады и мечи в ужасной рукопашной схватке. рукопашный бой». Французы направили 40 000 пехотинцев и 11 000 кавалеристов для захвата флешей.

    К полудню оба командира использовали большую часть своих резервов. Перебросив 4-й корпус Остермана-Толстого со своего правого фланга, которому никто не мешал, для поддержки своего центра и левого фланга, Кутузов согласился отправить объединенные кавалерийские силы на север, через реку Колоча, в небольшом рейде, чтобы беспокоить Евгения слева и в тылу. Этот отряд, состоявший из казаков графа Матвея Платова и регулярных войск I кавалерийского корпуса генерала Федора Уварова, насчитывал 8000 человек и дюжину пушек. Разорительные атаки, предпринятые Платовым против французского обоза и Уваровым против пехотных рядов Евгения, мало что дали. Кутузов счел их обоих неудачниками. Внезапное появление вражеской кавалерии рядом с поездом снабжения и штабом Евгения, когда он готовился к атаке Большого Редута, побудило обычно невозмутимого командира отложить атаку. Он направил 17 кавалерийских полков для борьбы с неожиданной угрозой. Русскому конному набегу удалось на два часа задержать атаку Евгения на Большой редут. Это дало русским время перегруппироваться и укрепить свой потрепанный левый фланг. 900:07 Наполеон решил обрушить всю мощь Grande Armée на левый фланг русских. В решающий момент Наполеон не хотел вводить в бой свою имперскую гвардию.

    Защитниками Большого Редута командовал генерал князь Николай Раевский. «Эти батареи мы строили сами, — писал Раевский. «Офицер-сапер посоветовал нам выкопать ряд волчьих ям за 150 метров до редута, так как позиция могла быть захвачена кавалерией. Мы сделали это, и теперь нам оставалось только ждать врага».

    Несмотря на то, что он был построен наспех, четырехгранный земляной Великий редут был, тем не менее, грозным. Воздвигнутый на холме длиной 200 ярдов, Большой редут был обращен на запад. Он состоял из двух плеч длиной 70 ярдов, которые сходились под углом 90 градусов в центре линии фронта русских. Редут был расширен укреплениями на его флангах. В отличие от флешей, Большой Редут имел тыловую защиту, состоящую из двойного деревянного частокола с восьмифутовой внутренней стеной и шестифутовой внешней стеной.

    7-му корпусу Раевского была поставлена ​​задача защищать Большой Редут и часть русской линии слева от него, но когда боевые действия обострились южнее, ему пришлось отправить войска на помощь Тучкову. Когда Евгений предпринял первую атаку на Большой Редут, Раевский командовал двумя пехотными дивизиями, шестью егерскими полками и 18-пушечной артиллерийской бригадой. Основная часть егерей была выстроена в боевой порядок перед редутом, в то время как две пехотные дивизии и 19-й егерский полк были размещены рядом и в тылу, готовые к контратакам против французов. После того, как разрушительный артиллерийский обстрел нанес ужасающие потери защитникам как внутри, так и за пределами Большого редута, Евгений послал с северо-запада одну дивизию под командованием генерала Жана-Батиста Брусье, которая была быстро отбита.

    Генерал Шарль Антуан Моран предпринял вторую попытку, и на этот раз солдатам его 30-го линейного полка удалось преодолеть подходы, пройти через амбразуры и войти в Большой редут, вынудив Раевского временно покинуть свой командный пункт. Однако, поскольку большая часть 30-й линии все еще сражалась снаружи, нападавшие Морана без поддержки внутри заводов столкнулись с неизбежной контратакой в ​​​​одиночку. Русские вскоре отвоевали Большой Редут, хотя и дорогой ценой. Генерал Александр Кутайсов, уважаемый командир русской артиллерии, был убит в контратаке. Кутузов не заменил Кутайсова, а это означало, что русское превосходство в этой руке никогда не использовалось должным образом до конца дня.

    Когда его наступление застопорилось, Юджин вернулся на северный берег реки Колоча рано утром, чтобы поддержать войска, атакованные там вражеской кавалерией, и подготовить свои три дивизии к следующему штурму Большого Редута. Однако вывод 4-го корпуса оставил только 2-й кавалерийский корпус генерала Луи-Пьера Монбрена, чтобы заполнить большую брешь во французской линии, где они пострадали от массированного артиллерийского огня, который сильно поредел их ряды и подорвал их боевой дух. 3-й кавалерийский корпус маршала маркиза Эммануэля де Груши был послан, чтобы уничтожить всю русскую пехоту в этом районе, но потерпел неудачу, когда русские отошли на площади. После того, как солдаты Груши вернулись на свои позиции, французы удвоили артиллерийский обстрел. В результате обстрела были убиты и покалечены тысячи людей и лошадей в плотно сомкнутых русских рядах.

    При сомнительном прорыве на любом фланге французы могли добиться победы только в центре. Расположенная примерно на линии русских между Большим редутом и флешами, уже сожженная и практически разрушенная, деревня Семеновская была разрушена огнем французской артиллерии. Кавалерия Мюрата подошла, чтобы нанести потенциально решающий удар. Хотя тысячи русских гренадеров в деревне сражались насмерть, наступление французов выбило их из горящей деревни.

    На короткое время армия Кутузова разделилась надвое. Даву, Мюрат и Ней обратились к Наполеону с призывом передать имперскую гвардию. Но Наполеон не был склонен вводить гвардию так глубоко во вражескую территорию. Он считал необходимым сохранить его для будущих действий. В результате шанс на победу был упущен. Наполеон также не смог оптимально использовать кавалерию Мюрата. Не получив приказа использовать брешь в строю противника, русские подкрепления отбросили их из района станицы Семеновской. Кавалерия оставалась неподвижной в течение нескольких часов, в течение которых она понесла большие потери, в том числе потерю Монбрена от огня русских орудий. Русские подтянули дополнительные резервы и закрыли брешь, что позволило русским линиям остаться нетронутыми.

    Наполеон прибывает в Москву и обнаруживает, что она горит и без припасов. Ему не удалось уничтожить русскую армию, и он сильно недооценил политическую решимость царя Александра.

    В 14:00 Юджин начал массированную скоординированную атаку пехоты и кавалерии как на фронт, так и на фланги бесформенного Большого Редута, отправив три пехотные дивизии в лобовую атаку, в то время как французская тяжелая кавалерия атаковала слева и справа. Половина корпуса Остермана-Толстого, присланного справа от русских, и 24-я стрелковая дивизия генерал-майора Петра Лихачева заняли редут. В суматохе генерал-майор Огюст де Коленкур, командующий 2-м кавалерийским корпусом, попытался вывести французских кирасиров в тыл редута, но был сбит пушечным ядром, когда ожесточенный огонь русских остановил его атаку.

    Бригадный генерал Иоганн фон Тильман, командующий Саксонской тяжелой кавалерийской бригадой, повел восемь саксонских и два польских кавалерийских эскадрона против тыла редута. Его офицеры и сержанты протолкнули своих лошадей через осыпающиеся амбразуры в кипящий котел, где французские кавалеристы и русские пехотинцы сошлись в решающей схватке. Когда французская пехота хлынула через брустверы, Лихачев был взят в плен, защитники уничтожены, а Большой редут безвозвратно потерян.

    «Раевский редут и район вокруг него представляли собой вид, превосходящий самые страшные ужасы, о которых можно только мечтать», — писал лейтенант Х. Брандт из Вислинского легиона, который был придан французской молодой гвардии. «Подходы, рвы и земляные укрепления исчезли под массой мертвых и умирающих, средней глубиной от шести до восьми человек, нагроможденных друг на друга».

    Собрав всех измученных всадников, которых смог найти, Юджин попытался продвинуться вперед, чтобы использовать падение Великого Редута. Хотя французская кавалерия понесла ужасные потери при штурме редута, а их лошади были в ужасном состоянии, они все же значительно превосходили противника численностью. Поэтому Барклай задействовал свои оставшиеся кавалерийские резервы, в том числе элитные кавалерийские гвардейцы, которые, наконец, отбросили французскую кавалерию после двух часов беспорядочного боя. Русская пехота построилась каре, когда французские кавалерийские эскадроны штурмовали их новую линию. Без дополнительных резервов и с отказом Наполеона вводить гвардию грозный принц Евгений не смог добиться большего.

    Услышав о падении Большого Редута, Понятовский предпринял еще одно наступление на французов справа в 16:00, захватив деревню Утица и холм, на котором она стояла, прежде чем остановиться через час, пока защитники отошли к своей основной линии. К 17 часам Бородинское сражение почти закончилось. Обе армии были окровавлены и истощены. Великая армия Наполеона приблизилась примерно к тому месту, где располагались русские позиции в начале сражения. Войска Барклая, потрепанные, но не сломленные, отступили лишь на небольшое расстояние на восток к следующему гребню. Вряд ли это был тот результат, которого желал Наполеон. Слишком усталые, чтобы преследовать, французы отошли на исходные позиции.

    Таким образом, самое кровопролитное однодневное сражение наполеоновской эпохи закончилось изматывающим тупиком, ни один из командиров не достиг своих целей. Цена порочных диспозиций Кутузова была ошеломляющей. Он потерял 43 000 человек, что в сумме с потерями ранее при Шевардино составило треть его армии. Когда он понял размер своих потерь и то, что императорская гвардия Наполеона не была задействована, Кутузов приказал отступать к Москве. Что касается Grande Armée, то она потеряла 27 000 человек. Когда русские отступили, Наполеон решил не предпринимать ожесточенных преследований.

    Наполеон прибыл в Москву 14 сентября и обнаружил, что город лишен снабжения и в котором проживает только треть его 270-тысячного населения. Русские хулиганы с молчаливого одобрения градоначальника в ту ночь подожгли город. Пожар уничтожил большую часть города, оставив Grande Armée без квартир, чтобы защитить его от суровой русской зимы.

    Пока Кутузов перегруппировывал и перестраивал свою армию к югу от города, Наполеон пять недель ждал капитуляции, которая так и не состоялась. Александр боялся, что дворяне убьют его, если он сдастся. С приближением зимы и ни одной из своих целей Наполеон применил лучший вариант, который у него оставался, — отдать приказ об общем отступлении. 19 октябряGrande Armée вышла из города, чтобы начать отступление на 800 миль к реке Неман.

    Хотя Наполеон мудро выбрал путь отхода, поворачивавший на юго-запад в сторону Калуги, Кутузов предвидел этот ход. Сообразительный русский полководец развернул свою армию, чтобы заблокировать отступление. После того, как один из офицеров Наполеона сообщил ему, что для вытеснения русских потребуется еще одно сражение масштаба Бородино, французский император отвел свою сокращающуюся армию, к тому времени сократившуюся до 90 000 человек, на разоренный путь, по которому он шел, чтобы добраться до Москвы.

    Когда русская зима обрушилась со всей своей яростью в первую неделю ноября, отступление зараженной тифом Великой Армии превратилось в марш смерти. Изголодавшиеся французские солдаты зарезали своих лошадей, оставив кавалерию без коней, а армию в целом без пушек и повозок с припасами. Кошмарные условия привели к повсеместному падению дисциплины и морального духа. Единственным подразделением, сохранившим сплоченность во время отступления, был Корпус Имперской Гвардии.

    Отступление Великой Армии, характеризовавшееся интенсивными страданиями и жестокостью в невыносимых зимних условиях, остается одним из определяющих образов наполеоновской эпохи. Катастрофа в России вынудила оставшихся союзников Наполеона повернуться против него и в конечном итоге привела к его отречению и изгнанию на Эльбу.

    Вернуться к выпуску. hours

    Released:

    Nov 12, 2007

    ISBN:

    9781848849709

    Format:


    Description

    On 7 September 1812 at Borodino, 75 miles west of Moscow, the armies of the Russian and French empires clashed в одном из кульминационных сражений наполеоновских войн. С тех пор это ужасное и противоречивое состязание завораживает историков. Выживание русской армии после Бородино стало ключевым фактором в окончательном поражении Наполеона и полном разгроме французской армии в 1812 году. Бородинское сражение глазами русских. Его оригинальное и тщательно проработанное исследование этого критического эпизода наполеоновского вторжения в Россию дает читателю свежий взгляд на битву и более широкое понимание глубинных причин окончательного триумфа русских.

    Эта книга только что получила вторую премию Литературного комитета Международного наполеоновского общества. В общей сложности двенадцать выдающихся работ были тщательно оценены, и том доктора Микаберидзе соответствует строгим критериям, установленным Комитетом. Качество публикации, особенно в области исследования, оригинальности, стиля и анализа, представляет собой значительный вклад в наполеоновские исследования.

    Выпущено:

    12 ноября 2007 г.

    ISBN:

    9781848849709

    Формат:


    О авторе


    Предварительный просмотр

    Врастать в «Бородино».

    роль в моей жизни. Он сформировал мой характер и давал указания и советы, когда мне это было нужно. С ярким характером, яркими глазами и великолепными усами он мог бы стать идеальным генералом от кавалерии в наполеоновских войнах. Я всегда буду дорожить его любовью и дружбой .

    Впервые опубликовано в Великобритании в 2007 году

    Pen & Sword Millatard

    Отпечаток

    Pen & Sword Books Ltd

    47 Church Street

    Barnsley

    South Yorkshire S70 2AS

    CopyRight © Allexander MikaberIdze 200777777777777

    Copyright © Allexander Mikaberidze 20077777777

    Copyright © Allexander Mikaberidze 2007777777

    .

    ISBN 978-1-84884-404-9

    ePub ISBN: 9781848849709

    ISBN КНР: 9781848849716

    Право Александра Микаберидзе быть идентифицированным как Автор этого

    Работа была подтверждена им в соответствии с Законом об авторских правах

    о промышленных образцах и патентах 1988 года.

    Запись каталога CIP для этой книги —

    , доступная в Британской библиотеке.

    Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена или передана

    в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая

    фотокопирование, запись или любую систему хранения и поиска информации

    , без письменного разрешения Издателя.

    Набрано Sabon 10.5/12pt by

    Concept, Huddersfield

    Отпечатано и переплетено в Англии

    Biddles Ltd

    Pen & Sword Books Ltd включает в себя Imprints Pen & Sword Aviation,

    Maritime Pen & Sword & Sword Military, Wharncliffe Local History,

    Pen and Sword Select, Pen and Sword Military Classics и Leo Cooper

    Полный список названий Pen & Sword можно получить по телефону

    PEN & SWORD BOOKS LIMITED

    47 Church Street, Barnsley, South Yorkshire, S70 2AS, England

    E-mail: [email protected]

    Веб-сайт: www.pen-and -sword.co.uk

    Contents

    Author’s Note

    List of Maps, Diagrams and Illustrations

    Preface

    Acknowledgements

    Фон

    Дорога в Бородино

    Подготовка к битве

    Кампания Хроника

    2–7 августа: Мутитию

    2–7 августа: мутитию

    2 2–7 августа: мутитию

    9000 2 . Последний!

    14–19 августа: Наполеон наносит ответный удар – битвы под Красным, Смоленском и Лубино

    20–29 августа: Отступление продолжается

    29–31 августа: В поисках нового командующего

    1–4 сентября: Прибытие в Бородино

    5 сентября: Прелюдия к Бородину – Шевардинское сражение Армии и предводители

    Канун 6 сентября Кровавая Баня

    7 Сентябрь: Бородинская битва Первая фаза (с 6:00 до 12:00)

    – Северный сектор – д. Бородино

    – Южный сектор – Багратион Флеш

    — Центральный сектор — первое нападение на Rayevsky’s Redoubt

    — Экстремальный южный сектор — Старый Смоленск -роуд и Utitsa

    Фаза Бородино второй (с 12:00 до 6 вечера)

    9002 – Сектор – Кавалерийский рейд

    – Южный сектор – Бой за Семёновское

    – Центральный сектор – Второй штурм Редута Раевского

    — Extreme Southern Sector — Old Smolensk Road and Utitsa

    Фаза при Бородино три (с 18:00 до 12 вечера)

    Affermath 2.

    В Москву и обратно

    Приложения

    Боевые приказы

    Глоссарий

    7

    7

    70021 Notes and Sources

    Select Bibliography

    Index

    Примечание автора

    Работая над этой книгой, я столкнулся с рядом проблем. Даты в оригинальных русских документах даны по юлианскому календарю, действовавшему в то время в России. Таким образом, для русских Бородинское сражение произошло 26 августа 1812 г., а для французов (и потомков) сражение произошло 7 сентября. В своем повествовании я преобразовал даты в знакомый григорианский календарь, хотя некоторые даты в юлианском стиле остались в цитируемых отрывках.

    Точно так же французские и русские источники используют разные системы мер и весов (например, туаз, льеуэ, верста, пуд и т. д.), и я снова попытался сделать их понятными для современного читателя (для тех, кому интересно, пояснения этих терминов, среди прочего, можно найти в глоссарии в конце книги).

    Между тем читатели не должны удивляться, увидев римские цифры, прикрепленные к фамилиям русских офицеров. Эта система была принята в Российской армии, чтобы различать офицеров с одинаковыми фамилиями. Таким образом, мы имеем Тучкова IV, Диттерикса III, Иловайского X, Грекова XVIII и т. д.

    Еще один момент, о котором следует помнить, это использование польских улан как французской, так и русской армиями в Бородино. Чтобы различать эти подразделения, я решил называть те, что несут французскую службу, «уланами», а те, что несут русскую службу, — «уланами» (от польского «уан»).

    Русские названия полков даны в русской транскрипции в тексте, а в Боевом приказе в скобках указан их общепринятый английский перевод. Хотя русские полки и были названы в честь конкретных мест, они не имели отношения к этим местам, что часто (ошибочно) предполагается при переводе их названий на английский язык. Таким образом, лейб-гвардии Литовский или Финляндский полки насчитывали , а не , укомплектованный новобранцами из Литвы или Финляндии, как можно было бы предположить. Также, если следовать этому принципу, то Измайловск следует переводить как Измайлово, Ахтырск как Ахтырка, Преображенск как Преображенское и т. д. Поэтому я принял решение использовать транскрибированные названия полков: напр. Ахтырский, Измайловский, Преображенский и так далее.

    Наконец, слово «царь» часто используется как народное обозначение русского правителя, хотя технически оно некорректно применительно к государям восемнадцатого и девятнадцатого веков. Я решил использовать термин «император», потому что это был официальный титул русских монархов с 1721 года, когда его принял Петр Великий. В официальном титуле российского императора особо указывалось, что он «милостью Божией Император и Самодержец всея Руси».

    List of Maps, Diagrams and Illustrations

    Maps

    1 Russia 1812

    2 Dispositions in June 1812

    3 Smolensk to Borodino

    4 The Borodino Battlefield

    5 Бородино: три позиции русской армии

    6 Бородино: исходные позиции армейского корпуса

    7 Бородино: ранний полдень

    8 Rayevsky’s Redoubt: First Assault

    9 Rayevsky’s Redoubt: Second Assault

    10 Borodino to Moscow

    Diagrams

    Shevardino Redoubt

    Maslovo Fortiications

    Gorki Nine- Артиллерийская батарея

    Разрез Южного Флеша

    Северный Флеш

    Южный Флеш

    Rear Flèche

    Rayevsky’s Redoubt

    Illustrations (between pages 136 and 137)

    Emperor Alexander I

    Mikhail Illarionovich Golenischev-Kutuzov

    General Barclay de Tolly

    Генерал граф Беннигсен

    Генерал князь Багратион

    Генерал Багговут

    Генерал Тучков

    General Osterman-Tolstoy

    General Dokhturov

    General Uvarov

    General Korf

    Ataman Platov

    General Golitsyn

    General Rayevsky

    General Vorontsov

    Генерал Сиверс

    Генерал Карпов

    Генерал Левенстерн

    Emperor Napoleon I

    Marshal Berthier

    Armand de Caulaincourt

    Auguste de Caulaincourt

    General Montbrun

    Marshal Bessières

    Marshal Davout

    Marshal Ney

    Князь Понятовский

    Генерал Жюно

    Маршал

    General Nansouty

    General Grouchy

    Генерал Латур-Маубург

    Французский Tirailleur и Voltigeur

    Chusilier-Grenadiur

    9002 -ChasLier 2 2 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 9002 . ) Вислинского легиона

    Конная артиллерия Императорской гвардии Наполеона

    Французский карабинер

    Красный (голландский) Лансер из Имперской гвардии Наполеона

    Французский Chevau-Léger

    ИКОНС Гвардейский Литовский полк

    Наполеон наблюдает за Бородинским сражением

    Бой у Багратионовых Флешей

    Бородинский боевой массив

    Битва при Бородино

    Битва при Бородино

    раненые

    Эксплу Костенцкий

    Смерть августа де Каулейн. Ней во главе III корпуса против Багратиона Флеша

    Наполеон направляет свои войска на Бородино

    Военный совет в Филях

    Napoleon on the Heights Overlooking Moscow

    Earthworks of Rayevsky’s Redoubt

    View of the Northern Flèche

    View of the Left Flèche

    Shevardino Redoubt

    Russian Veteran

    Предисловие

    «У каждого народа бывают переломные моменты, когда можно измерить силу и благородство его духа», — писал выдающийся русский писатель Виссарион Белинский. Для России одним из таких моментов было Бородино 7 сентября 1812 года. Битва, в которой участвовало более 280 000 человек с обеих сторон и от 75 000 до 80 000 потерь, оказалась одной из крупнейших битв 19-го века.го века и одно из самых кровопролитных сражений в военной истории. Его значение в военном, политическом, социальном или культурном плане трудно переоценить.

    Несмотря на объемные исследования наполеоновских войн, Бородинское сражение все еще требует дополнительного изучения, особенно в связи с быстро приближающимся 200-летием битвы. Большая часть имеющегося материала состоит из воспоминаний и общих исследований кампании 1812 г., что, естественно, запрещает подробный анализ самого сражения. Среди книг на английском языке, опубликованных за последние три десятилетия, книги Холмса, Даффи и Смита конкретно посвящены битве, но используют ограниченное количество нефранцузских источников. Есть также исследования Палмера, Кертиса, Замойского, Рина, Николсона, Бриттена, Джеймса и Нафзигера, но общий характер их книг ограничивает обсуждение битвы; тем не менее, Кертис, Замойски и Рин смогли проконсультироваться с различными российскими источниками, чтобы представить российскую точку зрения на конфликт. Во Франции Уртуль подготовил самый последний, хотя и краткий, отчет о битве, в то время как Каштело, Тири и Транье изучали русскую кампанию в целом. Тем не менее, их произведения имеют общий недостаток описания битвы в основном с французской точки зрения.

    Русская историография Бородина, бесспорно, самая обширная и насчитывает десятки томов. Тем не менее, такое изобилие исследований не лишено недостатков. Битва часто обсуждалась в чрезмерно патриотических тонах и использовалась в идеологических целях. Многие советские исследования необъективны в интерпретации событий, а некоторые даже содержат намеренное преувеличение или искажение фактов. На советских историков часто оказывалось давление, чтобы они придерживались официальной линии. Во время и после Второй мировой войны советское правительство при Иосифе Сталине пыталось изобразить борьбу с нацистскими захватчиками в тех же терминах, что и борьбу с Великой армией Наполеона, и этой «формуле» историки следовали десятилетиями.

    Выдающиеся историки Жилин, Бескровный и Гарнич задавали тон и всю свою жизнь боролись с «пороками буржуазной историографии», критически относившейся к действиям России в 1812 году. Кутузов постепенно превратился в мифическую фигуру, господствующую над своей эпохой и современниками, а Бородино стал шедевр русского военного искусства, а Кутузов — его главный архитектор. Так, в версии битвы Бескровного, «Кутузов мешал Наполеону совершать какие-либо маневры или добиваться какого-либо успеха» 9.0021 ¹ Между тем Гарнич утверждал, что русские завоевали Бородино настолько решительно, что преследовали разбитые французские войска на протяжении более 7 миль после сражения!²

    Подобные взгляды доминировали в советской историографии почти четыре критический свет. Ученые стремились как можно лучше прославить действия русских и роль Кутузова в них, что часто приводило к комическим случаям. На одном научном собрании в Ленинградском университете ученого, представлявшего свою статью, прервал рассерженный коллега-историк, сказавший ему: «Товарищ Сталин показал нам, что Кутузову было 9 лет».0047 на две головы выше Барклая-де-Толли, а в вашей газете указано, что он был выше его всего на на одну голову . ³ Точно так же некоторые ученые принимали гипотезу Сталина за чистую монету и пытались доказать ее диковинной формулой: Кутузов был на две головы выше Барклая-де-Толли, который был на одну голову выше любого французского маршала и наравне с Наполеоном: стало быть, Кутузов был на две головы выше Наполеона! Такие мнения и характеристики сохранились до XIX века.80-х и даже начале 1990-х, когда историки продолжали восхвалять: Бородино оставалось «полной стратегической и тактической победой» русских, Кутузов был «военным полководцем лучше, чем Наполеон», а его военный гений «намного превосходил Наполеона».

    Среди несогласных были Кочетков, Шведов и Троицкий, которые пытались привнести в российскую историографию столь необходимые беспристрастность и объективность, но были по большей части проигнорированы. Хотя страстные эмоции по поводу Бородино и Кутузова были по существу оставлены в 1990-х годов некоторые русские писатели до сих пор идут по этому пути, отказываясь критиковать Кутузова или действия русских, потому что это непатриотично. ⁵ В настоящее время Безотосный, Попов, Васильев, Земцов, Целорунго и другие начали новую волну бородинских исследований, книги которых способствовали разрушению давних взглядов и предубеждений о битве. Результатом их коллективных усилий стало одно из самых выдающихся наполеоновских изданий на любом языке: Отечественная война 1812 года: Энциклопедия 9.0048 (2004 г.), обширная энциклопедия из более чем 1000 статей, которая останется стандартной работой по этой теме на долгие годы вперед. К сожалению, такие работы остаются малоизвестными и малоиспользуемыми за пределами России.

    Таким образом, настоящая книга стремится объединить первоисточники и материалы из разных стран и дать сбалансированный отчет о битве. Это сложная задача, и я только надеюсь, что преуспела в ней. Бой будет освещаться с обеих сторон, но упор будет сделан на российский опыт. Чтобы соответствовать требованиям этой серии, мне пришлось исключить многие детали, но большая часть информации будет доступна на веб-сайте серии «Наполеон» ( 9). 0021 www.napoleon-series.org).

    Книга открывается общим обзором политической ситуации в Европе и причин войны. Затем в нем прослеживаются начальные действия основных русских и французских сил в июле и августе 1812 года, более подробно описывая события по мере их приближения к битве при Бородине. Книга охватывает действия только крупных боевых сил и не включает северный и южный фронты, которые в нее не входят. Повествование о битве разделено на три фазы и четыре сектора. Такое деление носит предварительный характер и просто используется для лучшей организации материала. Последние разделы посвящены последствиям битвы, жертвам и последующей истории кампании 1812 года.

    Избыток первоисточников — для этой книги было использовано более 150 — также показывает ограниченную ценность личных свидетельств о сражениях, особенно таких сложных, как Бородино. Хотя основные моменты битвы не подлежат сомнению, тщательное сравнение заявлений и свидетельств участников обнаруживает большие различия и противоречия в деталях. Это особенно верно в отношении сроков различных атак и маневров, которые сильно различаются в показаниях из-за неразберихи на поле боя и/или провалов в памяти участников, пишущих спустя годы, если не десятилетия, после битвы. Это не означает, что мемуары следует игнорировать, а скорее подходить к ним добросовестно. Они дают уникальное представление о человеческом опыте той войны и ужасающе жестоком характере Бородинского сражения, подобного которому их авторы никогда раньше не испытывали.

    Благодарности

    Впервые я познакомился с Бородинской битвой, будучи учеником советской начальной школы, и я хорошо помню чувство радости, когда узнал, что князь Петр Багратион был моим соотечественником из Грузии (тогда советским республики). В последующие годы я начал исследовать карьеру Багратиона для своей докторской диссертации в Университете штата Флорида, что оказалось полезным, когда я начал писать эту книгу.

    Я благодарен профессору Дональду Д. Ховарду за его неизменную поддержку и руководство во время моего пребывания в бывшем СССР. Мне удалось воспользоваться наполеоновскими специальными коллекциями Библиотеки Строцье (БСС), которая остается одной из лучших коллекций в Соединенных Штатах. Особая благодарность отделу межбиблиотечного абонемента библиотеки Митчелла в Университете штата Миссисипи и Мари Крусинберри из публичной библиотеки Санта-Барбары, чья эффективность в поиске материалов оказалась незаменимой. Я в долгу перед Джеффом Грацеффо, который прислал мне десятки документов после моего отъезда из бывшего СССР.

    Жизнь в эпоху Интернета дает уникальную возможность встретиться с коллегами-учеными, и мне посчастливилось подружиться со многими выдающимися личностями на веб-сайте Дискуссионного форума серии «Наполеон» ( www.napoleon-series.org), где я был активен в течение последних десяти лет. Стивен Х. Смит, Тони Бротон, Рори Мьюир и Роберт Гетц щедро делились своим временем и опытом и помогали мне добывать малоизвестные материалы. Ален Шаппе, Уве Вильд и Фаусто Берутти помогали мне с французскими, немецкими и итальянскими материалами, а Джерри Маккензи и Терри Доэрти помогли прояснить некоторые детали боевого порядка французов. Роберт Мошер любезно прислал мне десятки фотографий поля боя. Майкл Хоппер вызвался отредактировать рукопись, и его удивительная самоотверженность и многочисленные проницательные комментарии помогли мне улучшить ее.

    Я благодарен Кристоферу Саммервиллю, который связался со мной по поводу написания этой книги и провел меня через бурные воды написания рукописи в соответствии с требованиями издателя. Руперт Хардинг приветствовал меня в Pen & Sword и всегда действовал с большим профессионализмом.

    На личном уровне эта книга не была бы написана без помощи и поддержки моей семьи и друзей. Я выражаю свою любовь и благодарность всем им, особенно моей жене Анне за ее непоколебимую поддержку и любовь.

    Карты

    Предыстория

    На восходе солнца 24 июня 1812 года маленькая фигурка в армейской форме и двурогой шляпе стояла высоко на холме над рекой Неман. Вокруг него, насколько мог видеть глаз, каждая долина, овраг и холм были покрыты огромным воинством, которое копошилось, как муравейник. Эта колоссальная армия двигалась тремя колоннами по построенным накануне мостам. Многие солдаты с благоговением смотрели на далекую фигуру своего предводителя, императора Наполеона, молча наблюдая, как передовые части едва не вступили в бой, оспаривая честь первым ступить на чужую землю. Позже под Ковно французский офицер стал свидетелем форсирования реки польской эскадрой:

    Они вместе доплыли до середины ручья, но там быстрое течение разнесло их в стороны […] Беспомощно плывя по течению, они были унесены буйством течения […] [и] больше не пытались плыть и совсем сбились с курса […] но когда они собирались упасть, они повернулись к Наполеону и закричали: «Да здравствует Император!»

    Это были первые жертвы роковой войны, которая разрушила Французскую империю и изменила ход европейской истории. .

    Дорога на Бородино

    Война между Россией и Францией не стала неожиданностью для многих современников, так как отношения между ними становились все более напряженными после Тильзитского договора 1807 года. Император России Александр I не забыл болезненных уроков 1805–1807 гг., когда его армии неоднократно терпели поражение от Наполеона, и прекрасно знал о распространенном в России, особенно в армии, недовольстве «постыдным» Тильзитским миром. Русское дворянство раздражало то, что оно воспринимало как покорность России Франции, как описал князь Сергей Волконский:

    Поражения под Аустерлицем и Фридландом, Тильзитский мир, надменность французских послов в Петербурге, пассивная реакция [царя] Александра на политику Наполеона — все это глубоко ранило сердце каждого русского. Месть, и только месть, было непоколебимым чувством, которым мы все горели. Тех, кто не разделял этого чувства, — а таких было немного, — отвергали и презирали…

    Хотя Наполеон и Александр, казалось, примирились в Эрфурте в 1808 году, разногласия стали очевидны на следующий год, когда последний не хотел поддержать Францию ​​против Австрии. Россия была обеспокоена агрессивной внешней политикой Наполеона, особенно после аннексии Голландии, ганзейских городов и германских государств, в том числе герцогства Ольденбургского, правителем которого был зять царя Александра.

    Тем временем Континентальная блокада, начатая Наполеоном в ответ на британскую блокаду 1806 года, оказала глубокое влияние на Европу и, в частности, на Россию. Это оказалось невыгодным для русского купечества и дворянства, что привело к резкому сокращению внешней торговли России. Великобритания была ведущим торговым партнером России, экспортировав в 1802 году товаров на 17,7 миллиона рублей по сравнению с 500 000 рублей из Франции в том же году. До 1807 г. из Риги и Петербурга на верфи в Англии было отправлено в общей сложности 17 000 больших мачт, но это число резко сократилось до 4 500 в 1808 г. и чуть более 300 в 1809 г.–10. Помимо леса, Россия также активно торговала с Англией зерном, пенькой и другими продуктами, и в 1800 году английский консул отмечал в протоколе заседания Торговой палаты, что: «Английские купцы имели такие обширные сделки со всевозможными русскими товарами, вывоз от двух третей до трех четвертей всего в товарах». Действительно, в 1804 г. двенадцать английских компаний контролировали четверть российского импорта и половину ее экспорта, а другие английские купцы выдавали русским купцам долгосрочные кредиты и благородство. С другой стороны, система протекционистских тарифов Наполеона была направлена ​​на защиту французских производителей и промышленности, ограничивая российский импорт и стимулируя французский экспорт. Но французы не могли обеспечить ни объемов, ни качества продуктов, требуемых в России; они также не могли заменить британскую покупательную способность, когда дело доходило до покупки сырья.

    Финансовые затруднения, созданные Континентальной системой Наполеона, быстро переросли в серьезную проблему, причинив страдания купцам и дворянам и нанеся ущерб имперской казне, которая изо всех сил пыталась справиться с дефицитом, который увеличился с 12,2 миллиона рублей в 1801 году до 157,5 миллионов рублей в 1809 году. Такие экономические невзгоды вынудили российское правительство постепенно ослабить блокаду, особенно в отношении нейтрального судоходства. К 1810 г. американские корабли — и английские суда с фальшивыми документами — беспрепятственно заходили в русские порты, и такая «нейтральная» торговля была окончательно официально разрешена указом императора Александра от 31 декабря 1810 г. , ограничивавшим ввоз французских товаров и разрешавшим торговлю иностранцами. Французский товар. По мере того, как английские товары направлялись из русских портов в Восточную и Центральную Европу, Наполеон понял, что новая российская политика нанесла тяжелый удар по его континентальной блокаде, и сотрудничество Санкт-Петербурга в этой системе могло быть усилено только войной.

    Франция и Россия также разошлись во мнениях по нескольким политическим вопросам, самым важным из которых была судьба Польши. Российско-польские отношения можно проследить на протяжении веков, и они во многом были омрачены соперничеством между двумя государствами. В 1600-х годах польские нашествия на Россию были обычным явлением, а сама Москва была захвачена в 1612 году. Но как только Россия превратилась в первоклассную державу, Польское государство пришло в упадок и было трижды разделено соседями Россией, Пруссией и Австрией во второй половине 16 века. 18 век. Россия была главным бенефициаром этих разделов, расширив свою территорию вглубь Северо-Восточной Европы. Любое обсуждение возрождения Польши, естественно, угрожало стратегическим интересам России в регионе. Тем не менее едва успели высохнуть чернила на Тильзитском соглашении, когда Наполеон создал Варшавское герцогство (хотя и под номинальным контролем короля Саксонии): акт, который Санкт-Петербург сразу же счел враждебным своим интересам.

    Заинтересованность Наполеона в укреплении своего контроля над поляками еще больше проявилась, когда после поражения Австрии в 1809 году он включил Западную Галицию в состав Варшавского герцогства, что, по сути, еще больше расширило Польское княжество. Требования Польши о возможном восстановлении своего королевства только усилили опасения России, что она будет вынуждена уступить территорию. Таким образом, Александр выступал против французских замыслов в Польше и пытался убедить Наполеона отказаться от своих планов. Оба императора провели два года (1809 г.–10) спорили по этому вопросу, и к 1811 году дискуссии зашли в тупик, и ни одна из сторон не желала уступать.

    Другой аспект франко-русской вражды лежал на Балканах, где Россия поддерживала местное славянское население против османов. Только в XVIII веке Россия и Османская империя вели четыре войны, а с 1806 года шла пятая. В Тильзите Наполеон согласился предоставить России полную свободу действий на Балканах, но Александр постепенно убедился, что Франция далеко не допустить российскую экспансию на Балканы.

    Незначительное, но все же имеющее отношение к личным отношениям двух императоров, было дело о женитьбе Наполеона на австрийской принцессе Марии-Луизе. Вернувшись в Эрфурт в 1808 году, Наполеон предположил возможность укрепления франко-русского союза через женитьбу на сестре Александра. Русская царская семья не желала допускать «корсиканского выскочки» в свой круг и находила разные предлоги для отпора Наполеону. Его первоначальная избранница, великая княгиня Екатерина, была быстро выдана замуж за герцога Ольденбургского, в то время как императрица-мать Мария Федоровна резко выступала против брака другой своей дочери Анны, которой Наполеон также сделал официальное предложение. Наполеон считал эти отказы личным пренебрежением, и в его отношениях с русским двором начало пронизывать определенное недоверие. Интересно, что когда Наполеон в конце концов женился на австрийской принцессе, петербургский двор был несколько задет, поскольку это сигнализировало о сближении Франции и Австрии и упадке российского влияния.

    Летом 1811 года Наполеон начал подготовку ко «Второй польской кампании», как он ее называл, пытаясь обеспечить быструю победу над Россией. На немецких и польских землях была собрана огромная Великая армия численностью более 600 000 солдат и более 1300 полевых орудий. Примерно половину ее личного состава составляли войска союзников Наполеона, включая Австрию, Пруссию, Саксонию, Испанию, Баварию, Польшу и Италию. Предвидя неизбежную войну, Россия и Франция искали союзников, ища поддержки у Австрии и Пруссии. Но французское присутствие в германских государствах и недавнее поражение Австрии в 1809 г.не оставил этим странам иного выбора, кроме как подчиниться Наполеону.

    Общая стратегия Наполеона на войну предусматривала использование Швеции и Османской империи для формирования его крайних флангов, но он не мог оказывать влияние ни на одну из держав. Швеция, защищенная морем и британским королевским флотом, заключила союз с Россией (апрель 1812 г.) в обмен на обещание помощи России в аннексии Норвегии, находившейся тогда во владении Дании. Что касается османов, то они казались естественными союзниками Наполеона, но их война потерпела неудачу, их армии были разбиты русскими, а их финансы истощены. К июню 1812 г. Александру I удалось добиться значительного дипломатического успеха, заключив Бухарестский мирный договор (26 мая) с турками.

    Preparing for Battle

    Napoleon’s Army was deployed in three groups from Warsaw to Königsberg:

    Left Flank

    • X Corps, under Marshal Jacques-Etienne Macdonald

    Central Army Group

    Main Армия под непосредственным командованием Наполеона

    • Имперская гвардия под командованием маршалов Франсуа Жозефа Лефевра (Старая гвардия), Эдуарда Мортье (Молодая гвардия) и маршала Жана-Батиста Бессьера (Гвардейская кавалерия)

    • I корпус под командованием маршала Луи Николя Даву

    • II корпус под командованием маршала Николя Шарля Удино

    • III корпус под командованием маршала Мишеля Нея

    • I резервный кавалерийский корпус под командованием генерала Этьена Нансути

    • II резервный кавалерийский корпус Корпус под командованием генерала Луи Пьера Монбрена

    Армия Италии под командованием принца Эжена де Богарне

    • IV корпус под командованием принца Эжена де Богарне

    • VI корпус под командованием маршала Лорана Гувиона Сен-Сира

    • III резервный кавалерийский корпус под командованием генерала Эммануэля Груши

    Вторая армия поддержки под командованием короля Вестфалии Жерома Бонапарта

    • V корпус под командованием генерала Юзефа Понятовского

    • VII корпус под командованием генерала Жана Луи Ренье 90 007 90 VIII корпус под командованием короля Жерома и генерала Доминика Вандамма

    • IV кавалерийский корпус под командованием генерала Мари-Виктор Латур-Мобур

    Правый фланг

    • Австрийский корпус под командованием генерала принца Карла Филиппа Шварценберга

    Резервы второй и третьей линий

    • IX корпус маршала Клода Виктора-Перрена

    • XI корпус маршала Пьера Франсуа Шарля Ожеро

    Стратегия Наполеона была проста и напоминала стратегию его предыдущих кампаний. Держа противника в неведении о точных целях своей армии, он намеревался сосредоточить подавляющее превосходство в выбранном пункте, атаковать и уничтожить полевые силы противника, а затем диктовать мир на своих условиях. Зная обширность Российской империи, он стремился как можно скорее вступить в бой с русскими. Император был абсолютно уверен, что сможет добиться желанной победы в течение нескольких недель, ведя решающие сражения в приграничных районах. Тем не менее, он прекрасно осознавал предстоящие трудности. Вместе с изучением истории и географии России его предыдущие походы в Польшу дали ему опыт боевых действий в малонаселенных районах без хороших дорог и в экстремальных погодных условиях. В 1811 году он провел обширные логистические приготовления, и огромное количество припасов было скоплено на складах в Польше и Германии, и была организована обширная сеть поездов снабжения, чтобы доставлять в армию продовольствие, кессоны с боеприпасами, горны и машины скорой помощи.

    В 1812 году вооруженные силы России насчитывали более 650 000 человек, но они были разбросаны по ее обширным регионам. Некоторые из них располагались в Дунайских княжествах, другие — в Крыму, на Кавказе и в Финляндии, оставив около 300 000 человек с более чем 900 орудиями, чтобы противостоять армии Наполеона на начальных этапах вторжения. Русские войска, столкнувшиеся с Великой армией, были развернуты тремя группами армий вдоль западных границ Империи. 1-я Западная армия генерала Михаила Барклая-де-Толли (120 000 человек и 580 орудий) была развернута в районе Вильно, прикрывая путь на Петербург. 2-я Западная армия генерала князя Петра Багратиона (49 г.000 человек и 180 орудий) была собрана в районе Волковыска и Белостока, прикрывая путь на Москву. Генерал Александр Тормасов командовал 3-й резервной наблюдательной армией (44 000 человек и 168 орудий), дислоцированной в районе Луцка для прикрытия пути на Киев. Позднее эта сила была переименована в 3-ю Западную армию.

    Три основные армии были поддержаны несколькими резервными корпусами, составлявшими вторую линию обороны. Крайние фланги русских прикрывались корпусом генерал-лейтенанта барона Фаддея Штейнгеля в Финляндии и Дунайской армией адмирала Павла Чичагова на юге.

    Три главные армии России накануне 1812 года:

    1-я Западная армия генерала от инфантерии Михаила Барклая-де-Толли

    • I пехотный корпус генерал-лейтенанта Петра Витгенштейна

    • II пехотный корпус генерал-лейтенанта Карла Багговута

    • III стрелковый корпус генерал-лейтенанта Николая Тучкова I

    • IV стрелковый корпус генерал-лейтенанта графа Павла Шувалова

    • V резервный (гвардейский) корпус великого князя Константина Павловича

    • VI стрелковый корпус генерала от инфантерии Димитрия Дохтурова

    • I кавалерийский корпус генерал-адъютанта Федора Уварова

    • II кавалерийский корпус генерал-адъютанта барона Федора Корфа

    • III кавалерийский корпус генерал-майора Петра Палена III

    • Казачий корпус генерала от кавалерии Матвея Платова.

    2-я Западная армия генерала от инфантерии князя Петра Багратиона

    • VII стрелковый корпус генерал-лейтенанта Николая Раевского

    • VIII стрелковый корпус генерал-лейтенанта Михаила Бороздина

    • IV кавалерийский корпус генерал-майора графа Карла Сиверса

    3-я резервная армия наблюдения генерала от кавалерии Александра Тормасова

    • I стрелковый корпус генерала от инфантерии Сергея Каменского 9007

    • Пехотный корпус генерал-лейтенанта Евгения Маркова

    • Пехотный корпус генерал-лейтенанта барона Фабиана Остен-Сакена

    • Кавалерийский корпус генерал-майора графа Карла Ламберта

    Столкнувшись с обширными приготовлениями Наполеона, русское правительство стремилось усилить свою оборону. Но был ли реальный план заманить Наполеона вглубь России, или отступление русских было неизбежным, учитывая обстоятельства? Историки расходятся во мнениях относительно того, действительно ли у русских был «скифский план» или нет. Некоторые утверждают, что Барклай-де-Толли обдумывал эту стратегию еще в 1807 году, когда обсуждал заманивание французских войск вглубь России перед их уничтожением. Другие ученые отвергают такие предположения, утверждая, что у российского правительства не было реального плана отступления, а отход был осуществлен по необходимости, когда он столкнулся с превосходящими силами противника.

    Русское военное планирование в 1810–1811 гг. представляет собой сложную, если не сказать запутанную картину. Не доверяя своим генералам, Александр скрывал военные разведданные, а также военные планы, которые обсуждались в узком кругу его советников. Подготовка к войне началась еще в 1810 г., и первоначально стратегия носила наступательный характер. Но эти приготовления были остановлены после того, как Юзеф Понятовский, которого Чарторицкий пытался убедить перейти на сторону России, сообщил Наполеону о намерениях России. Стратегическое планирование все еще продолжалось и велось в такой секретности, что генерал Беннигсен жаловался на свое исключение: «Император [Александр] не показывал мне никаких частей оперативного плана, и я не знаю никого, кто его видел». Между тем начальник штаба 1-й Западной армии генерал-майор Ермолов еще весной 1812 г. считал, что «в настоящий момент все устроено для наступления…»

    За два года, предшествовавших войне, было потрачено много чернил на составление различных планов, и один русский ученый насчитал до тридцати представленных разными офицерами. ⁷ Многие из этих офицеров изучали операции герцога Веллингтона в Испании, а также планы Петра Великого против короля Швеции Карла XII в 1700-х годах, в то время как прусские офицеры, в том числе Герхард фон Шарнхорст, советовали русским вести «оборонительную войну». ‘.⁸

    Среди этих планов несколько заслуживают обсуждения. Военный министр Михаил Барклай-де-Толли еще весной 1810 года представил свой план действий, предложив установить главный оборонительный рубеж по рекам Западная Двина и Днепр. Он хотел: «встретиться с врагом на границах, как можно дольше бороться с превосходящими силами противника в польских губерниях, а затем отступить на оборонительные рубежи, оставив врага в выжженной местности, без хлеба, скота и других средств к существованию». снабжение себя.» Затем, когда противник истощал свои силы, русские армии переходили в контрнаступление. ⁹ Позже в том же году Александр утвердил этот план, и в период с августа 1810 по декабрь 1811 года велась подготовка. В Западной России проводились картографические и рекогносцировочные работы, ремонтировались крепости в Риге, Двинске, Бобруйске и Киеве, а также крупные склады, расположенные в Вильно и Гродно и другие города.

    Однако в начале 1812 года князь Петр Багратион отразил мнение более бескомпромиссных офицеров, когда призвал к агрессивной позиции по отношению к французам. Он предложил установить демаркационную линию на реке Одер, нарушение которой «даже одним французским батальоном» будет считаться повод для войны . Багратион предложил использовать «все возможные средства» для обеспечения поддержки Австрии или, по крайней мере, ее нейтралитета, а соглашение с Великобританией обеспечит необходимое финансирование. В зависимости от действий Наполеона Багратион призывал к вторжению в Польшу и германские земли, чтобы поднять национальное движение против французов и «удалить театр военных действий за пределы империи». офицер, присоединившийся к русской армии в 1807 году, обдумывал более оборонительную стратегию и предлагал развернуть две армии вдоль западных границ. В случае нападения французов один из них отходил бы в особую линию хорошо снабженных крепостей, организованных по Двине, Днепру и другим рекам, где и задерживался. Вторая армия должна была действовать на коммуникациях противника. Идеи Вольцогена можно сравнить с содержательной, хотя и почти не замеченной, запиской подполковника Секретной канцелярии военного министерства Петра Чуйкевича. В меморандуме Чуйкевича, адресованном Барклаю-де-Толли, утверждалось, что Наполеон будет стремиться к решающему сражению для уничтожения вражеских армий, поэтому русские должны избегать его, насколько это возможно. Ссылаясь на пример Испании, он утверждал, что «необходимо вести войну, к которой [Наполеон] не привык», и начать партизанскую войну с использованием лживых отрядов для беспокоящих французских коммуникаций и линий снабжения. Чуйкевич предвидел, что русские должны будут уступить Наполеону огромные территории, но тогда, собрав достаточные силы, они смогут дать бой измученным, перерастянутым и значительно сократившимся силам противника: целостность Империи зависит от целостности Армии»9.0021 ¹¹

    Докладная записка Чуйкевича, представленная в начале апреля 1812 г., безусловно, свидетельствует о том, что «скифский план» в различных его аспектах рассматривался и обсуждался русским верховным командованием накануне войны. За месяц до начала войны Барклай-де-Толли и Багратион уже обсуждали эвакуацию крупных складов снабжения и опустошение сельской местности, чтобы создать препятствия для преодоления врагом. В инструкциях военного министра указывалось: «Мы должны не допустить, чтобы противник использовал какие-либо наши припасы во время наступления, перерезать его пути сообщения и всегда применять политику «выжженной земли» при нашем отступлении»9. 0021 ¹² Такой «скифский план», однако, носил ограниченный характер и предусматривал отступление только до Западной Двины. Сам Барклай-де-Толли был готов отказаться от недавно приобретенных польско-литовских провинций и отступить к «нашим древним рубежам». Генерал-лейтенант Канкрин соглашался, что: «в начале войны никто не предполагал отступления за Двину и уж никак не до Смоленска; в результате за этой рекой было создано очень мало складов снабжения».

    На первый взгляд предложенные планы обороны и наступления как бы противоречили друг другу, но, как утверждал С. Шведов:

    намерения русского командования вторгнуться в Великое княжество Варшавское и Пруссию не противоречили одновременному заделу длительного отступления [в Россию]. Целью упреждающего наступления было отодвинуть зону «выжженной земли», где русские хотели вступить в бой с Наполеоном, как можно дальше на запад. В случае ее достижения вся тяжесть войны будет снята с плеч русского народа и переложена на его соседей. ¹³

    Среди упомянутых планов особое влияние имели идеи Вольцогена, так как они привлекли внимание генерал-лейтенанта Карла Людвига Августа фон Пфуля, бывшего прусского офицера, ныне советника российского императора. Признавая, что западная граница России разделена болотами Полесья на две части — северную и южную, — Пфуль предположил, что Наполеон мог подойти только с одного из двух направлений: к северу от Полесья или к югу от него. Он предложил сосредоточить две армии и развернуть одну на севере, а другую на юге. Если Наполеон подойдет с севера, первая армия отступит к «лагерю Дрисса» на западной Двине и задержит его там. Затем вторая армия должна была действовать во фланги и тыл врага. Но если бы Наполеон подошел с юга, то вторая армия отступила бы к Житомиру и Киеву, а первая армия атаковала бы его тыл, а также его коммуникации.

    Этот план был ошибочным по нескольким причинам. Во-первых, он не принимал во внимание возможность атаки французов на обоих подходах.

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.