Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Крымская война на камчатке: Отражена атака англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский во время Крымской войны

Содержание

Отражена атака англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский во время Крымской войны

«Почти одновременно с вестью об Инкермане в России, во Франции и Англии стала распространяться неожиданная для всего света новость, которая сначала принята была даже с известной недоверчивостью, но оказалась совершенно верной и в России явилась лучом солнца, вдруг прорвавшегося сквозь мрачные тучи, а в Париже и особенно в Лондоне вызвала ничуть не скрываемые раздражение и огорчение: союзный флот напал на Петропавловск-на-Камчатке и, потерпев урон, удалился, не достигнув ни одной из поставленных себе целей».

Тарле Е. В., Крымская война.

24 августа (5 сентября) 1854 г. в разгар тяжёлой для России Крымской войны (1853-1856) немногочисленным Петропавловским гарнизоном была одержана блистательная победа над превосходящими силами англо-французской эскадры, напавшей на Петропавловский порт — основной опорный пункт России на Дальнем Востоке.

Главной причиной нападения союзников на Петропавловск была борьба великих держав за господство на морях. В частности, союзники намеревались отторгнуть от России богатый промысловый район северо-восточной части Тихого океана. Их главный удар был направлен на опорный пункт России на Дальнем Востоке — Петропавловск. Особенно рьяно стремилась к этому Великобритания.

Обороной Петропавловска руководили военный губернатор Камчатки генерал-майор В. С. Завойко и командир фрегата «Аврора» капитан-лейтенант И. Н. Изыльметьев. Гарнизон насчитывал свыше 1 тыс. человек; в бухте находились фрегат «Аврора» и военный транспорт «Двина», на кораблях и 7 береговых батареях имелось 67 орудий. В подготовке к обороне участвовало и всё население (около 1,6 тыс. человек). Работы по строительству семи береговых батарей и установке орудий велись круглосуточно. Был сформирован отряд из 100 добровольцев. Фрегат «Аврора» и военный транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани, орудия правого борта (27 пушек) были сняты для усиления береговых батарей. Вход в гавань был заграждён боном.

17 (29) августа англо-французская эскадра (3 фрегата, 1 корвет, 1 бриг, 1 пароход, 218 орудий) под командованием контр-адмирала Прайса и контр-адмирала Феврие де Пуанта появилась перед Петропавловском и 18 (30) августа бросила якорь в Авачинской бухте.

20 августа (1 сентября), подавив огонь двух батарей, союзники высадили десант (до 600 человек) южнее города, но русский отряд (230 человек) контратакой сбросил его в море.

24 августа (5 сентября) союзная эскадра разгромила 2 батареи на полуострове и высадила крупный десант (970 человек) западнее и северо-западнее города. Защитники Петропавловска (360 человек) задержали противника, а затем контратакой отбросили его. Союзники потеряли около 450 человек, русские — около 100 человек.

Из рапорта Камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта В. С. Завойко: «18 августа сего года военная эскадра из 6 французских и английских судов: трёх фрегатов большого размера, трёхмачтового парохода, одного фрегата малого ранга и брига стала на якорь на рейде Авачинской губы: с сего числа по 25-е эскадра бомбардировала Петропавловский порт и делала два решительных нападения (десанта) с целью овладеть городом и военными судами: фрегатом «Аврора» и транспортом «Двина», находившимися в Малой губе, но нападения неприятеля отражены во всех пунктах, город и суда сохранены. Эскадра, потерпев значительные повреждения, потеряв несколько офицеров и до 350 человек, оставив в Петропавловском порте английское знамя десантного войска, 27 числа того же месяца снялась с якоря и скрылась из вида».

В апреле 1855 г. из-за отсутствия войск и сил флота Петропавловск был эвакуирован по приказу иркутского генерал-губернатора Н. Н. Муравьёва.

В память о героической обороне Петропавловского Порта на Никольской сопке был установлен обелиск «Слава», на чугунных плитах которого надпись: «Памяти погибших при отражении атаки англо-французского флота и десанта 20 и 24 августа 1854 г.» Через 100 лет между Никольской сопкой и мысом Сигнальный был воздвигнут обелиск, на котором начертаны слова: «Героям 3-й батареи лейтенанта А. П. Максутова, жизни не пощадившим для разгрома врага. От военных моряков-тихоокеанцев в день столетия Петропавловской обороны».

Лит.: Гаврилова С. В.«Пардону» врагу не дали… Из истории обороны Петропавловска 1854 г. // Маленькие камчатские истории. Петропавловск-Камчатский, 2002; Защитники Отечества. Петропавловск-Камчатский, 1989; Краснознамённый Тихоокеанский флот. М., 1973. Гл. 2. За честь русского флага; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/tihookeanskiy_flot/02.html; Памятники Петропавловска-Камчатского. Петропавловск-Камчатский, 2007; Полевой Б. П. Героическая оборона Петропавловска-Камчатского в 1854 году. Петропавловск-Камчатский, 1979; Сергеев М. А. Оборона Петропавловска на Камчатке. М., 1954; Степанов А. Петропавловская оборона. Хабаровск, 1954; Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. М.; Л.,1941-1944. Глава 8. Белое море и Тихий океан. Неудача англо-французского флота у Петропавловска-на-Камчатке; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/tarle3/19.html; Щедрин Г. И. Петропавловский бой. М., 1975.

См. также в Президентской библиотеке:

Нападение на Петропавловский порт англо-французской эскадры в 1854 году. СПб., 1884.

Петропавловск в августе, или Крымская война на Камчатке

Текст: Василий Авченко

Уже в силу привычного названия той войны — Крымская — мы, вспоминая её, ищем на карте Чёрное море. Но боевые действия также шли на Балтийском, Белом, Баренцевом морях; некоторые историки даже считают Крымскую войну 1853—1856 гг. «нулевой мировой». Другое её название — «Восточная», что тоже кажется неслучайным. Один из самых впечатляющих её эпизодов произошёл на фантастическом даже по нынешним меркам расстоянии от основного театра военных действий. Книга историка Николая Манвелова «Гвардии Камчатка» (М: Пятый Рим, 2019) рассказывает об обороне Петропавловского порта — нынешний город Петропавловск-Камчатский — в августе 1854 года.

Привет от гавайского короля

К началу Крымской войны ни Приморье, ни Приамурье ещё не были российскими. Зато российской была Аляска, где добывали «мягкую рухлядь» — мех, нефть своего времени. Путь в столицу Русской Америки — Новоархангельск, он же Ситка — шёл по «северам»: Иркутск, Якутск, Охотск и Аян… Петропавловский порт на Камчатке служил перевалочной базой для снабжения Аляски.

На Камчатке ещё не базировались атомные подлодки — для этого должен был пройти век с хвостиком. Когда в 1849 году Петропавловский порт объявили центром только что созданной Камчатской области, в нём жило около полутора тысяч человек. Почта из столицы шла по четыре месяца.

А Запад уже делил последние ничейные воды и земли. По Тихому океану шныряли английские, французские, американские корабли. Велись «опиумные» войны против Китая, появлялись новые колонии. Русские не отставали: капитан Невельской в 1849 году открыл, что Сахалин — остров, а устье Амура — судоходно, что стало предпосылкой скорого занятия Приамурья Россией. До подписания Айгунского и Пекинского договоров с Китаем оставалось ещё несколько лет, но русские уже занимали Амур, Уссури, Сахалин. Британия даже опасалась, что «рука Петербурга» захватит Канаду.

Ещё за несколько лет до начала Крымской войны генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьёв (пока не Амурский) приказал укрепить Петропавловский порт, дабы тот не стал «игралищем самой незначительной враждебной эскадры». Военным губернатором Камчатки и командиром Петропавловского порта назначили капитана первого ранга (будущего адмирала) Василия Завойко, до того — командира порта Аян.

Врасплох Камчатку не застали. Интересно, что известие о возможном скором нападении англо-французских сил поступило к Завойко в мае 1854 года от гавайского короля Камеамеа Третьего через некоего Грегга — консула США на Гавайях, одновременно исполнявшего обязанности дипломатического представителя России.

Губернатор Завойко обратился к жителям с воззванием: «Англия и Франция соединились с врагами христиан… Петропавловский порт должен быть всегда готов встретить неприятеля, жители не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы, с бодростью, не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред…» Штатских мобилизовали в ополчение. Горожане принялись строить артиллерийские позиции.

На Тихом океане Англия и Франция серьёзно превосходили по силе Россию, основной флот которой был заперт на Балтике и Черноморье. В распоряжении союзников здесь были и военные базы, и нейтральные порты. Завойко располагал всего 231 человеком (из них половина — морские экипажи). После прихода двух больших кораблей — «Авроры» и «Двины» — гарнизон вырос почти до тысячи человек. Врага готовились встретить семь только что оборудованных береговых батарей с 44 пушками, а также «Аврора» и «Двина», которые должны были отражать нападение левыми бортами (пушки с правых перенесли на берег). Вход на рейд перекрыли боновым заграждением из брёвен. В гарнизоне, кроме того, сформировали несколько стрелковых отрядов.

Тем временем из перуанского Кальяо уже выходила союзническая эскадра. Старшим флагманом выступал британский контр-адмирал Дэвид Пауэлл Прайс, французами командовал Огюст Фебврье-Депуант. На бортах шести кораблей (60-пушечный La Forte, 40-пушечный Pique, 50-пушечный President, а также L’Euridice, Obligado и Virago) имелось 212 орудий и 2250 бойцов. В разгар войны Петропавловскому порту, оторванному от метрополии тысячами километров и месяцами пути, ждать подмоги было неоткуда. Защитникам города оставалось сдаться или героически погибнуть. Но случилось иначе.

Петропавловское чудо

Подойдя к Петропавловску и выявив расположение батарей, эскадра 19 августа начала штурм, но взять город с ходу не удалось. В этот же день произошло загадочное событие, породившее массу домыслов: адмирал Прайс прямо на борту «Президента» вдруг застрелился. По другой и весьма распространённой версии — Прайс погиб случайно, чистя оружие. Есть и гипотеза о диверсии. Но автор, приводя свидетельства английских офицеров, настаивает именно на версии самоубийства.

На другой день штурм продолжился. Завойко, учитывая нехватку боеприпасов, приказывал «не тратить времени на стрельбу, а прогонять неприятеля штыками и драться до последней капли крови». Десанту удалось было захватить одну из батарей, но ненадолго.

Город дрался весь — даже дети подносили к пушкам зарядные картузы. 11-летнему Матвею Хромовскому оторвало руку. При перевязке он не плакал и на вопрос, больно ли ему, отвечал: «Нет, это за царя».

21—23 августа стороны хоронили убитых и готовились к новому бою. Ночью на склонах сопок горожане раскладывали костры, чтобы создать видимость многочисленности защитников порта.

24 августа союзники вновь высадили десант. На берег отправился даже сам адмирал Депуант с саблей в руке. Завязался бой, положение стало критическим. Завойко, собирая последние силы, смог выставить против почти тысячи десантников лишь около 300 человек.

Тут и случилось «петропавловское чудо» — отчаянный штыковой удар русских отрядов.

Неприятель дрогнул и побежал.

27 августа союзная эскадра покинула Петропавловск.

Анализируя оборону буквально по дням и часам, Николай Манвелов подробно пишет о соотношении сил, об особенностях вооружения. Вокруг камчатского эпизода Крымской войны наросло множество мифов, и автор разбирается с каждым. Доклады и воспоминания союзников, указывает Манвелов, изобилуют штампами и неточностями. Возможно, атакующие не могли внятно объяснить себе и другим, почему они не взяли Петропавловск, имея перевес, — вот и придумали «крепость» с многотысячным гарнизоном. «При чтении донесений английских и французских офицеров иногда возникает ощущение, что они штурмовали какой-то другой Петропавловск, — пишет Манвелов. — Слабые батареи превращаются в форты, а количество защитников увеличивается в разы. Подкрепления же были просто бесконечными».

Генерал-губернатор Муравьёв поручил было Завойко усиливать оборону города и готовиться к новым боям, однако вскоре пересмотрел собственное приказание и решил перенести гарнизон из Петропавловска в устье Амура, которое тоже требовалось защитить (де-юре эти земли, напомним, пока не были российскими, хотя ещё в 1850 году Невельской основал Николаевский пост — нынешний Николаевск-на-Амуре). В Петропавловском порту оставили часть казаков и «волонтёров» из камчадал, которые в случае нового нападения должны были не пустить врага вглубь полуострова. В мае 1855 года семь кораблей под флагом английского адмирала Генри Уильяма Брюса прибыли в опустевший Петропавловск, но, удовлетворившись сожжением нескольких строений, противник ушёл.

В августе 1854 года на Камчатке была одержана замечательная победа — при преимуществе со стороны неприятеля и отсутствии надежды на помощь. «В английской, германской и французской исторической литературе никогда не было разногласий по вопросу о нападении союзников в 1854 г. на Петропавловск… Считается признанным фактом, что все шансы на победу были на стороне союзников, а победу одержали русские», — цитирует Николай Манвелов академика Евгения Тарле. Однако героизм защитников Петропавловска затмили Севастопольская страда и Синопское сражение. Если в 1855 году Александр II учредил медаль «За защиту Севастополя», то для петропавловцев специальной награды не появилось. Поручик Толстой находился на бастионах Севастополя — и потому у нас есть «Севастопольские рассказы», а «Петропавловских» нет. Восточные форпосты империи долго считались её задворками — и, кажется, инерцию этого представления мы не можем преодолеть до сих пор. Уже хотя бы поэтому книга Манвелова, о которой идёт речь, — нужная и долгожданная.

Петропавловская оборона 1854 года. Враг в панике бросался с обрыва Никольской сопки | Публикации по истории Камчатки

Автор: А. П. Пирагис. Дата публикации: . Категория: Публикации по истории Камчатки.

Петропавловская оборона в августе 1854 года, в ходе которой была одержана победа над англо-французской эскадрой, одна из славных страниц истории Петропавловска. Небольшой военный гарнизон на задворках Российской империи взял верх над неприятелем, превосходившим его в военной силе в несколько раз. На фоне неудач России в ходе Крымской войны (1853–1856) этот незначительный по масштабам военных действий эпизод был единственной победой России в этой войне. О защитниках Петропавловска узнала не только Россия, но и весь мир.

17 августа 1854 года* неприятельская эскадра в составе шести кораблей появилась у входа в Авачинскую губу. С дальнего маяка сообщили: «Вижу эскадру, состоящую из шести судов». В Петропавловском порту объявили тревогу. Теперь в течение десяти дней город находился на военном положении. В тот же день пароход «Вираго» из эскадры с целью разведки заходил в губу. 18 августа англо-французская эскадра вошла в нее в составе трех английских судов (фрегат «Президент» — 52 пушки, фрегат «Пайк» — 44 пушки и пароход «Вираго» — 6 пушек) и трех французских (фрегат «Форт» — 60 пушек, фрегат «Эвридика» — 32 пушки и бриг «Облигадо» — 18 пушек) [1, с. 183].

Командующим английским отрядом кораблей и совместной эскадрой был адмирал Дэвид Прайс, командующим французским отрядом — адмирал де Пуант. Противник имел 212 корабельных орудий и 2250 матросов и морских пехотинцев.

Защитники города могли противопоставить им только 67 орудий и чуть более 900 человек. В боевых расчетах на шести береговых батареях и при полевом орудии находилось 378 человек, в двух стрелковых отрядах и одном отряде по тушению пожаров — 189. На фрегате «Аврора» — 284 и транспорте «Двина» — 65.

Отряд волонтеров состоял из 18 человек [2, с. 15].

20 августа началось первое сражение защитников города с англо-французами [2, с. 18–20]. В этот день англо-французы пытались прорвать оборону с южной стороны Петропавловской гавани. В 9 часов корабли «Форт», «Президент», «Пайк» и пароход «Вираго» заняли позицию западнее мыса Сигнального и приступили к обстрелу батареи № 1, стоявшей на его оконечности. Против ее пяти пушек было направлено около 80 орудий. Началась артиллерийская дуэль, длившаяся более часа. Позицию батареи и корабли окутывали клубы порохового дыма (бездымный порох изобрели в 1887 году). Расчет батареи стойко сражался с неприятелем, пока орудия не были повреждены и засыпаны скальной породой от крошимого ядрами склона. Два артиллериста были убиты, а несколько ранено, в том числе командир батареи П. Ф. Гаврилов. Только после этого губернатор Камчатской области, генерал-майор В. С. Завойко дал команду покинуть расположение батареи.

Батарея № 2 на песчаной Кошке пока не участвовала в баталии. Корабли противника закрывал мыс Сигнальный. К артиллерийской дуэли при приближении кораблей на расстояние выстрела подключилась батарея № 4 (командир мичман Попов), находившаяся на Красном Яру (район нынешнего мелькомбината за площадью Г. И. Щедрина). Для ее подавления с кораблей противника был направлен десант численностью около 500 человек. Расчет батареи, состоявший всего из 29 человек, не мог противостоять такой силе и, заклепав пушки, спрятав порох и ядра, в 10 часов 45 минут он покинул позицию.

Для отражения десанта в район батареи № 4 были направлены из города отряды мичмана Д. В. Михайлова, подпоручика М. Д. Губарева, волонтеры, команда с фрегата «Аврора» во главе с мичманом Н. А. Фесуном и объединенный отряд из расчетов батарей № 1 и № 3 под руководством лейтенанта князя А. П. Максутова. Они отправлялись один за другим с небольшим интервалом с 10 до 11 часов. Их общее количество составляло примерно 180 человек. Вражеский десант успел только немного порубить укрепление и попортить артвооружение.

По десанту ударили пушки с «Авроры» и «Двины». Отряды защитников показались с неприятельских кораблей такими значительными, что десанту дали команду к отступлению. В 12 часов 45 минут вражеский десант вернулся на свои корабли.

Таким образом, еще до полудня 20 августа противник заставил замолчать орудия на батареях № 1 и № 4. Однако с южной стороны гавань продолжали защищать пушки кошечной батареи, фрегата и транспорта. Англо-французские корабли переключились на бомбардировку батареи № 2, прячась за мыс Сигнальный, опасаясь выстрелов с наших кораблей. До 17 часов они пытались смять ее, но им это не удалось. Русские воины проявили стойкость и мужество и выдержали длительную атаку. В ходе обстрела батареи бриг «Облигадо» и фрегат «Эвридика» с десантом в шлюпках подходили к батарее № 3, но метким огнем были прогнаны. Одна шлюпка была потоплена.

О первом сражении в своих воспоминаниях пишет жена В. С. Завойко Юлия, находившаяся в Хуторе в 30 километрах от города: «Вдруг раздался какой-то странный, неявственный гул. Я вышла из домика. Старик Мутовин, налаживавший сети, вдруг все оставил и припал ухом к земле. «Что, Мутовин, палят?» «Палят. Прилягте. Слушайте, как земля дрожит и стонет». Действительно. Прижав к земле, можно было слышать сильную, частую канонаду… Взойдя на открытую вершину, явственно увидели вдали Авачинскую губу… Видны и неприятельские суда; пальба беспрерывная, издали они кажутся все в пламени и дыме» [2, с. 110–111].

Маленькие мужественные поступки совершали обыкновенные люди. Так, Харитина, работавшая в прислуге у семьи Завойко, во время боя 20 августа разносила офицерам еду и вино.

«Иду, — говорит она, — с узлом, а над головой вдруг свистит, страшно свистит, так я присяду, либо под заборчик прилягу… Ко всем снесла, и к Дмитрию Петровичу (Д. П. Максутов. — А П.) на кошку, и к барину (В. С. Завойко. — А. П.), и к Александру Петровичу (А. П. Максутов. — А. П.) на перешеек. …Днем же в порту из женщин никого нету, только я да Губаревой матушка и ходим» [2, с. 113].

Несмотря на то, что атака неприятеля была мощной и длительной и что он подавил две батареи, овладеть Петропавловском не смог. Среди защитников погибли шестеро, и 13 были ранены. Потери англичан и французов неизвестны, хотя они тоже были.

21, 22 и 23 августа в городе восстанавливали батареи № 1, № 2 и № 4, хоронили погибших. Вражеская эскадра ремонтировала корабли, получившие повреждения от русских ядер.

Рано утром 24 августа англо-французская эскадра приступила ко второй попытке завладеть Петропавловском [2, с. 21–26]. Генерал-майор В. С. Завойко избрал место своего пребывания — у порохового погреба. На этот раз наступление противника началось с северных подступов к городу, в районе Озерновской косы и берега Култучного озера, где размещались батареи № 6 и № 7.

Чтобы батарея № 3 на перешейке между Никольской сопкой и Сигнальным мысом не была помехой в атаке, первый удар был нанесен по ней. Пароход «Вираго» около 7 часов утра стал подводить французский фрегат «Форт» к ее подступам. В 7 часов 30 минут пятипушечная батарея открыла огонь по «Форту». Начался неравный бой. Плохо защищенная от ядер батарея противостояла 30 орудиям противника. К обстрелу подключился пароход «Вираго», освободившийся от постановки напротив батареи № 7 английского фрегата «Президент». В этом поединке проявил стойкость и мужество командир батареи лейтенант князь А. П. Максутов. Он сам наводил орудия и покинул батарею, только будучи тяжело раненным. В 9-м часу батарея уже не могла отвечать выстрелами.

Аналогичная обстановка складывалась и на батарее № 7 у основания Озерновской косы. Неприятель поставил фрегат «Президент», а затем и пароход «Вираго» так, что только три пушки батареи из пяти могли отвечать огнем. 29 орудий кромсали батарею. Как ни были стойки артиллеристы под командованием капитан-лейтенанта В. К. Кораллова, им пришлось тоже покинуть позицию.

Несмотря на скоротечную дуэль, огонь двух батарей нанес повреждения кораблям противника.

После того как эти батареи были подавлены, с кораблей на двух ботах и 23 гребных судах (шлюпках) был направлен десант, составляющий около 900 человек, который устремился к берегу в районе Озерновской косы и к перешейку у Никольской сопки.

Один из многочисленных отрядов двинулся к городу по дороге от Култучного озера вдоль северного подножия Никольской сопки и был встречен картечью батареи № 6 и выстрелами полевого орудия. Это заставило противника повернуть на Никольскую сопку, куда уже взбирались два других отряда.

В. С. Завойко понял замысел врага: через сопку проникнуть в город, захватить его и уничтожить стоявшие в Ковше транспорт «Двина» и фрегат «Аврора». В этот момент у порохового погреба в четырех стрелковых отрядах под командованием Михайлова, Губарева, Кошелева и Анкудинова имелось всего 204 человека. Из них 135 человек генерал-майор направил на северную оконечность Никольской сопки: отряды (партии) под командованием лейтенанта Е. Г. Анкудинова, мичмана Д. В. Михайлова, поручика Кошелева и фельдфебеля Спылихина.

Около 9 часов утра начался бой на Никольской сопке. Противник уже забрался на нее с северной стороны и со стороны перешейка, овладев ею. Настала критическая ситуация. В. С. Завойко приказал командиру фрегата «Аврора» И.

Н. Изыльметьеву направить на помощь дополнительные силы. С небольшими интервалами в бой пошли отряды из матросов фрегата под командованием мичмана Н. А. Фесуна, прапорщика Д. О. Жилкина и гардемарина В. А. Давыдова численностью 80 человек.

В 10 часов противник стал обстреливать с Никольской сопки из штуцеров фрегат «Аврора» и транспорт «Двина». В ответ, не дожидаясь приказа от В. С. Завойко, И. Н. Изыльметьев бросил на сопку отряд из 32 матросов под командованием лейтенанта К. П. Пилкина, а затем отряд из 35 матросов во главе с лейтенантом И. В. Скандраковым. Это спасло защитников города от поражения. Кроме того, из резерва, находившегося у порохового погреба, в бой был направлен отряд под руководством капитана первого ранга А. П. Арбузова с 30 воинами.

В общей сложности на Никольской сопке лицом к лицу сошлись в смертельной схватке свыше 1000 человек. Сопка превратилась в страшную арену боя, где раздавались воинские команды, и неслась площадная ругань на английском, французском и русском языках. Шла пальба из кремневых ружей и штуцеров, раздавались крики раненых и звуки горнов и свистков. Более часа по склонам сопки крутилась зловещая карусель. Неприятель и защитники сражались отдельными разрозненными группами по всей Никольской. Ад боя сопровождался артиллерийской канонадой: фрегат «Эвридика» стрелял по батареям № 4 и № 1, но выстрелами был отогнан, а затем бросал ядра через перешеек, пытаясь поразить фрегат «Аврора» и транспорт «Двина», поджечь город.

В схватке на Никольской сопке русские воины проявили стойкость и не потеряли самообладания. Даже в суматохе боя они своей целью выбирали офицеров противника. Вывели из строя большинство командного состава, ранив 15 и убив четырех офицеров. С подходом подкрепления с «Авроры» русские воины перешли в штыковую атаку и в прямом смысле сбросили десант с Никольской сопки.

В. С. Завойко отмечал в своем победном рапорте: «Неприятель держался не долго и, несмотря на свою многочисленность и на храбрость офицеров, которые умирали, но не отступали, побежал в беспорядке, стараясь добраться до гребня; здесь их ожидала верная гибель: одни были сброшены с утеса штыками, другие сами бросались вниз…»

Противник спешно покидал Никольскую сопку, садился в боты и шлюпки под непрерывным огнем стрелковых отрядов, неся потери.

В 11 часов 45 минут десантные боты и шлюпки ушли к своим кораблям. Защитники Петропавловска одержали победу.

Более чем через месяц после битвы исследователь Камчатки К. Дитмар, вернувшийся из очередного путешествия по полуострову, посетил место боя на Никольской сопке и описал ее состояние: «Поле битвы на Никольской горе представляло еще теперь картину полнейшего опустошения. Хотя здесь, само собой понятно, не валялось уже ни одного трупа, и многочисленное оружие всяких родов уже давно убрали, однако еще ясно можно было видеть следы разорения. Трава была вытоптана, с деревьев сорваны ветви, кусты поломаны, кругом валялись пестрые лоскутья обмундировки и патроны» [3, с. 523].

Свое поражение английские и французские военные оправдывали одинаково: неожиданно большим воинским гарнизоном Петропавловска, мощным укреплением города, дикими зарослями на Никольской сопке и даже совпадением цвета русских рубах и мундиров английских моряков. Победа же складывалась из многих факторов, о которых писалось выше. Она во многом связана с проявлением героизма, мужества и стойкости русского солдата, матроса и офицера. На батареях, в стрелковых отрядах присутствовал боевой дух. Не было паники и проявления трусости.

На защиту Петропавловска встали не только профессиональные военные, но и казаки, гражданские лица в числе волонтеров и мальчики-кантонисты, подтаскивавшие к орудиям картузы с порохом. Выдержку и самообладание проявили также два руководителя обороны — губернатор области генерал-майор В. С. Завойко и командир фрегата «Аврора» капитан-лейтенант И. Н. Изыльметьев, особенно в период второго нападения. Большая заслуга в победе принадлежит экипажу фрегата «Аврора», его командно-офицерскому составу и матросам. В шести береговых батареях двумя командовали «авроровцы». В сражении 24 августа на Никольской сопке из 11 командиров стрелковых отрядов 7 командиров были «авроровцами». В боевых действиях на сопке принимали участие 136 рядовых членов экипажа.

Жители города составляли отряд из 18 волонтеров. Как отмечалось в воспоминаниях участников последнего боя, 16 камчадалов-охотников, расположившись на гребне Никольской сопки, метко поражали своими выстрелами отступавшего противника. Известно, что в бою погибли купец Калмаков, сын купца Сахарова, камчадал Дурынин.

В ходе последнего боя 31 защитник города погиб и 65 были ранены. Со стороны противника потери были значительно больше. В официальном рапорте В. С. Завойко указывал, что 24 августа потери неприятеля составляли около 300 человек, а за период осады — 350. Противная сторона показывала иные цифры: 52 человека — убитых и пропавших без вести, а также 150 раненых. На месте сражения были обнаружены 38 погибших англичан и французов, из них четверо офицеров; было подобрано 56 ружей, 7 офицерских сабель и знамя Гибралтарского полка Королевской морской пехоты Великобритании.

От бомбардировок ядрами в Петропавловске пострадало 16 строений, в том числе 11 домов. На Озерновской косе был уничтожен сарай с рыбными запасами. На территории города еще долгое время находили десятки ядер и бомб (на прибойной полосе у Никольской сопки ядра находили и в 1940-е годы).

24 августа 1854 года погибших защитников города и англо-французов похоронили в двух братских могилах возле порохового погреба у подножия Никольской сопки: справа — русских воинов, слева — английских и французских. Место погребения известно: чуть выше могил стоит «Часовня», а перед двумя небольшими холмами — пушки, обрамленные якорными цепями.

25 августа неприятель хоронил погибших на берегу Тарьинской бухты, а 27 августа покинул Авачинскую губу.

Свою злобу от поражения в Петропавловске объединенная англо-французская эскадра выместила на двух безобидных с военной точки зрения русских судах с грузом: на шхуне «Анадырь» и транспорте «Ситха», захватив их в Авачинском заливе.

Осадное положение в Петропавловске сняли только после ухода эскадры из Авачинской губы.

«По уходе эскадры люди отозваны были с батарей и собрались в соборе, где был отслужен благодарственный молебен. …Затем команды собрались в казармы. Завойко поздравил их, выпил чарки за здоровье царя и их, и потом пошло то, что обыкновенно бывает, когда люди предоставляются самим себе. Семейные торопились встретиться с своими семьями, покинувшими город. Пьяницы валялись по канавам и кустам…», — писал в письме брату Д. П. Максутов. В этом же письме он также рассказал, что его направили в столицу с донесением о Петропавловской обороне и об одержанной победе над неприятельской эскадрой [2, с. 60].

14 сентября 1854 года на американском бриге «Ноубл» Д. П. Максутов отправился в Охотск. 26 ноября он прибыл в Санкт-Петербург, где имел встречу с Николаем I. Весть о победе небольшого воинского гарнизона на Камчатке над англо-французами вскоре разнеслась по всему миру.

* Даты приведены по старому стилю.

Источники

1. Журнал военных действий, веденный на фрегате «Аврора» под командою капитан-лейтенанта Изыльметьева с 14 июля по 28 августа 1854 года // Завражный Ю. Забыть адмирала! : историческое расследование с размышлениями. — Петропавловск-Камчатский, 2005. — С. 182–189.

2. Защитники отечества: героическая оборона Петропавловска-Камчатского в 1854 году: сб. офиц. докум., воспом., статей и писем. — Петропавловск-Камчатский, 1989.

3. Дитмар К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851–1855 гг. — Петропавловск-Камчатский, 2009.

А. П. Пирагис, Петропавловск-Камчатский,
август 2009 года.

Публикуется впервые.

Как 165 лет назад крохотный гарнизон отстоял Петропавловский порт

Противник не выработал четкого плана действий

Зачем эскадра пришла к Петропавловскому порту (так официально именовался тогда Петропавловск-Камчатский)?

Диорама «Петропавловская оборона»

В поисках фрегата «Аврора». Союзники очень опасались, что он — вместе с фрегатами «Паллада» и «Диана» и корветом «Оливуца» — начнет охоту за их торговыми судами в Тихом океане1.

Раз так, эскадре надо было поставить как минимум задачу уничтожения «Авроры» (она действительно стояла в Петропавловском порту). А как максимум — всего порта, этой базы русских крейсеров.

Вместо этого командующий эскадрой контр-адмирал Дэвид Прайс приказал лишь уничтожить батареи N 1 (на Сигнальном мысу) и N 4 (у Красного Яра), прикрывавшие подходы к гавани порта.

Дальше собирались действовать «по обстоятельствам»2

Не решился прорываться в гавань

Обстоятельства сложились так, что к полудню 20 августа (1 сентября) 1854 года батареи N 1 и 4 эскадра подавила.

В. Шиляев. Битва за Петропавловск-Камчатский, 1854 год.

Ну и что делать дальше?

Если помнить про главные задачи, то подавить еще и батарею N 2 — на косе Кошка, отгораживающей гавань Петропавловского порта от Петропавловской губы. (Тем более что русские батареи оказались весьма уязвимы.)

А затем уничтожить стоящие за косой фрегат «Аврора» и транспорт «Двина».

Бомбы — разрывные артиллерийские снаряды времен Крымской войны (слева — в разрезе).

Это тоже вполне реально. 27 пушкам левых бортов «Авроры» и «Двины» главные силы эскадры — фрегаты «Президент», «Пик» и «Форт» — могут противопоставить до 753. Большинство судов русского флота построены не из дуба, а из менее прочной сосны — и потому более уязвимы для ядер и бомб, чем английские и французские. (Корпус «Авроры» действительно был сосновым — да еще и чрезвычайно расшатанным ударами волн в тяжелейшем, изобиловавшем штормами 66дневном плавании через Тихий океан от берегов Перу к Камчатке4.)

Высадка была произведена безупречно. (Не зря на эскадре тренировались в этом еще весной, стоя в перуанском порту Кальяо…) Однако гора опять родила мышь.

Возможность «истребления» русских судов допускал не только лейтенант Николай Фесун (в 1854м — мичман на «Авроре»), но и организатор обороны Петропавловского порта генерал-майор Василий Завойко5

Василий Завойко. 1860 год.

Уничтожив «Аврору» и «Двину», можно войти в гавань Петропавловского порта (выслав предварительно шлюпки, чтобы промерить глубины на входе и развести преграждавший вход бон из скрепленных цепями бревен. Если русские обстреляют шлюпки из ружей — отогнать стрелков картечью из судовых орудий).

А войдя, сжечь город — либо огнем с судов, либо усилиями высаженного десанта.

Батарею N 2 эскадра действительно бомбардировала и подавила.

Но вот уничтожать «Аврору» и «Двину» контр-адмирал Огюст Феврие де Пуант (еще утром сменивший погибшего при не вполне понятных обстоятельствах Прайса) не стал. И увел суда туда, откуда пришел, — за мыс Сигнальный.

Оставив в полном недоумении своих рвавшихся в бой моряков. «Вообще, — сетовал потом его бывший подчиненный Эдмон дю Айи, — во всем происшедшем после полудня заметна какая-то нерешительность», объяснить которую «мудрено»6.

Испытал стресс от самого факта сопротивления

Мудрено — но попытаться можно. Союзники, писал в том же 1854 году корреспондент лондонской «Таймс», «предполагали, что Петропавловск сдастся при первых выстрелах, и не рассчитывали, что он мог противиться»7. (Англичанин основывался на рассказах прибывших с Камчатки в Сан-Франциско французских моряков. )

Если так, то понятно, почему Феврие де Пуант не довел дело до конца.

Он испытал стресс, был выбит из колеи самим фактом сопротивления русских.

Выбит настолько, что утратил способность адекватно оценивать происходящее. Подавление целых трех русских батарей стоило его эскадре всего лишь 1 убитого и 7 раненых — но на вечернем военном совете адмирал доказывал, что уничтожение порта обернется большими потерями! И хотел увести эскадру в Сан-Франциско8

Старший над английскими судами кэптен (капитан 1 ранга) сэр Фредерик Николсон насилу убедил его продолжить операцию — ввиду вновь открывшихся обстоятельств. А именно: американские матросы сообщили о дороге, выводящей к Петропавловскому порту с тыла — от перешейка между Никольской горой и озером Култушное…

Союзники, писала в том же 1854 году корреспондент лондонской «Таймс», «предполагали, что Петропавловск сдастся при первых выстрелах, и не рассчитывали, что он мог противиться»

Растерялся при десантировании на берег

И 24 августа (5 сентября) по обе стороны Никольской горы был высажен десант — на этот раз с четкой задачей захватить Петропавловский порт9.

Артиллерийская подготовка высадки своей цели достигла: прикрывавшие район Никольской горы русские батареи N 3 и N 5 были подавлены.

Сама высадка была произведена безупречно. (Не зря на эскадре тренировались в этом еще весной, стоя в перуанском порту Кальяо…)

Однако гора опять родила мышь.

Двинувшаяся по дороге к городу колонна кэптена Ричарда Бёрриджа10 попала под огонь батареи N 6 — но Бёрридж не проявил настойчивости в попытках продвинуться. После провала второй атаки его люди отошли и вступили в ружейную перестрелку с батарейцами. Со слов Бёрриджа, кэптен Николсон доложил потом в Адмиралтейство, что пробиться было «невозможно»11

Нерешительность Бёрриджа «фактически лишила десант всякого смысла. Без его атаки и взятия города дальнейшее пребывание союзников на берегу становилось не только бесполезным, но и опасным»12.

Даже при том, что была занята Никольская гора. Да, с нее просматривался и простреливался весь город. Но из чего стрелять? С собой захватили лишь одну легкую гаубицу. Свозить на берег и втаскивать на гору судовые орудия было бы очень долго, а времени у союзников не было. На их эскадре подходили к концу запасы провизии…

На суше русские моряки воевали лучше

Не исключено, однако, что колонна Бёрриджа не сумела прорваться в город потому, что составлявшие ее английские матросы были плохо обучены действиям на суше. Может быть, именно поэтому для них оказалось «невозможно» просочиться через лес и кустарник, обойти батарею N 6 и двигаться дальше.

Здесь мы подходим ко второй причине поражения союзников под Петропавловском — сказавшейся в бою за Никольскую гору. На англо-французской эскадре «было много молодых горячих матросов»13 — но они уступали русским матросам в умении сражаться на суше.

Дело в том, что с 1833 года в русском флоте не было морской пехоты. Ее функции выполняли матросы — которых учили поэтому не только стрелять, но и колоть штыком и действовать в рассыпном строю (где каждый самостоятельно применяется к местности, ищет цели и поражает их огнем или штыком). В результате матросы «Авроры» (балтийцы из 19-го флотского экипажа) справились даже с английской морской пехотой.

А в тихоокеанском 47-м флотском экипаже большинство матросов вообще были вчерашними пехотинцами — только весной 1854-го переведенными во флот из Сибирских линейных 12-го, 13-го и 14-го батальонов. Мало того, больше половины этих уроженцев Сибири до службы промышляли охотой — то есть были привычны к одиночным действиям в лесу и горах. И 24 августа на заросшей кустарником Никольской горе оказались в своей стихии!

Тем более что по пути на Камчатку командир 47-го экипажа капитан 1 ранга Александр Арбузов усиленно обучал их аккурат тому, что понадобилось 24 августа, — быстрому построению и движению по сигналам горна, фехтованию на штыках, действиям в рассыпном строю на пересеченной местности…

А «стрельбе обучать было не нужно»: бывшие сибирские охотники «оказались артистами» в этом искусстве14!

Русские командиры «из камня делали хлеб»

И, наконец, нельзя не отдать должное хладнокровию и распорядительности русских командиров — генерал-майора Завойко, капитана 1 ранга Арбузова и командира «Авроры» капитан-лейтенанта Ивана Изыльметьева. Не думая об опасности, держа руку на пульсе боя, они изыскивали все средства, скребли по всем сусекам — и все, что находили, быстро бросали навстречу врагу! «Из камня делали хлеб»15, — сказал бы руководивший точно так же светлейший князь Григорий Потемкин-Таврический…

ЦЕЛИ ЭСКАДРЫ

ОХОТА ЗА «АВРОРОЙ»

Перед Крымской войной Россия стала наращивать силы своего флота в Тихом океане. Раньше у нее было там лишь несколько транспортных судов, а в мае 1851 года в Петропавловский порт прибыл корвет «Оливуца» — охранять от браконьеров районы китового промысла и защищать русские поселения на Аляске. Летом 1853-го на Дальний Восток пришли транспорт «Двина» и — доставляя русское посольство в Японию — фрегат «Паллада». Осенью в Тихий океан отправились фрегаты «Диана» (на смену обветшавшей «Палладе») и «Аврора» (в помощь «Оливуце»).

Таким образом, к лету 1854 года русские должны были располагать в Тихом океане 3-4 фрегатами и корветами. Англичане сочли, что в случае войны эти силы создадут серьезную угрозу их торговому судоходству. Поэтому для поиска и уничтожения «Паллады», «Дианы», «Авроры» и «Оливуцы» была выделена целая англо-французская эскадра — контр-адмирала Прайса.

С началом войны ближайшей ее задачей стало нейтрализовать упущенную у берегов Перу «Аврору». На Гавайских островах ее не обнаружили, и Прайс повел эскадру в Петропавловский порт…

С 1833 года в русском флоте не было морской пехоты. Ее функции выполняли матросы — которых учили поэтому не только стрелять, но и колоть штыком и действовать в рассыпном строю

КСТАТИ

Англичан проучили и на Русском Севере

В июле текущего года исполнилось и 165 лет обороне Соловецкого монастыря, который отстреливался от двух английских военных кораблей.

На требование сдаться архимандрит монастыря Александр, ставший еще и командующим, ответил:

— Так как в монастыре солдат нет, а только инвалиды, охраняющие монахов и жителей, то и сдаваться некому.

Англичане ушли ни с чем.

А в июне 1855 года продолжили свою Беломорскую кампанию, попытавшись высадиться у деревни Лямца. Но получили отпор от дьячка Изюмова и крестьян («Родина» N 12 за 2017 год).

___________________________________________________________________________________________________

1 Лебедев А.А. «Если завтра война…» О некоторых особенностях состояния русского корабельного флота в конфликтах XVIII — первой половины XIX вв. СПб., 2018. С. 98; Война на Тихом океане 1854 — 1856 // Флотомастер. 2004. N 5. С. 6.
2 Официальное донесение английскому адмиралтейству о нападении на Петропавловский порт // Морской Сборник. 1855. N 1. Учено-литературный отд. С. 88; Официальное французское известие о сражении под Петропавловском // Морской Сборник. 1855. N 1. Учено-литературный отд. С. 100; Экспедиция англо-французов в Петропавловск. (Из Revue des deux Monde) // Морской Сборник. 1860. N 2. Ч. неофиц. С. 489.
3 См.: Фесун [Н.А.] Из записок офицера, служившего на фрегате «Аврора» // Морской Сборник. 1860. N 1. Ч. неофиц. С. 24; Война на Тихом океане 1854 — 1856. С. 6, 11.
4 Фесун [Н.А.] Указ. соч. С. 18-19.
5 Там же. С. 30-31; Нападение на Камчатку англо-французской эскадры, в августе 1854 года // Морской Сборник. 1854. N 12. Офиц. статьи и известия. С. 196.
6 Экспедиция англо-французов в Петропавловск. (Из Revue des deux Monde). С. 493, 494.
7 Рассказ иностранных газет о нападении англо-французов на Камчатку в августе 1854 года // Морской Сборник. 1854. N 12. Ч. учено-литературная. С. 454.
8 Экспедиция англо-французов в Петропавловск. (Из Revue des deux Monde). С. 494; Война на Тихом океане 1854 — 1856. С. 8.
9 Бартенев Ю. Оборона Петропавловска против англо-французской эскадры в 1854 году // Русский архив. 1898. N 7. С. 470; Официальное донесение английскому адмиралтейству о нападении на Петропавловский порт. С. 90.
10 Его фамилию (Burridge) у нас читали и как «Барридж», и как «Борридж», и как «Бьюрридж».
11 Официальное донесение английскому адмиралтейству о нападении на Петропавловский порт. С. 92.
12 Кибовский А. Героическая оборона Петропавловска // Флотомастер. 2007. N 2. С. 9.
13 ОРурк][ Н. Петропавловский бой // Гангут. Научно-популярный сборник статей по истории флота и судостроения. Вып. 15. СПб., 1998. С. 110.
14 Арбузов А.П. Оборона Петропавловского порта в 1854 году против англо-французской эскадры. (Из записок очевидца и участника в этом деле) // Русская старина. 1870. Т. I. С. 299.
15 См.: Письма и бумаги А.В. Суворова, Г.А. Потемкина и П.А. Румянцева. 1787 — 1789. Кинбурн-Очаковская операция // Сборник военно-исторических материалов. Вып. IV. СПб., 1893. С. 242. 

Оборона Петропавловска сорвала планы Англии и Франции

В.С. Завойко

18-26 августа (31 августа — 7 сентября) 1854 года – беспрецедентная по своим результатам оборона Петропавловска на Камчатке. Объявив в марте 1854 года войну России, Англия и Франция опасались, что находящиеся в Тихом океане русские военные суда могут нанести значительный урон их торговому судоходству. Кроме того, их привлекал богатый промысловый район в северной части Тихого океана. В связи этим они решили захватить Петропавловск и уничтожить находившиеся там русские военные суда. Однако эта операция англо-французских правящих кругов потерпела полный провал.

В Англии и Франции известие о результатах нападения на Петропавловск вызвало настоящий шок. Это было воспринято как самое тяжелое и позорное поражение. Для России героическая оборона Петропавловска стала ярким и славным эпизодом Крымской войны. На фоне неудач нашей армии под Севастополем эта победа на самой отдаленной окраине империи, в пункте, считавшемся почти беззащитным, стала для нас ободряющим коротким проблеском надежды.

Русские решили оборонять Петропавловск до последней крайности

В середине XIX столетия США, Англия и Франция активизировали свои усилия по завоеванию господства в северной части Тихого океана. Их издавна привлекали природные богатства этого региона. Сотни иностранных промысловых судов ежегодно заходили в наши воды, били китов, рубили леса, притесняли местных жителей. Не менее серьезной была и опасность военного захвата наших территорий. В связи с этим в декабре 1849 года была образована Камчатская область на правах российской губернии.

Губернатор Восточной Сибири и Дальнего Востока Н.Н. Муравьёв в 1849 году посетил Петропавловск и вскоре назначил капитана 1 ранга В.С. Завойко военным губернатором Камчатки (смотрите статью «День Тихоокеанского флота – большой морской праздник» ). Одновременно Муравьев приказал готовиться к обороне города. Новый губернатор много сделал для экономического развития полуострова, был переоборудован Петропавловский порт, создан флотский экипаж, построено жилье для солдат и офицеров. Сооружались береговые укрепления и началась боевая подготовка личного состава гарнизона.

Известие о начале Крымской войны и о возможном нападении на Камчатку пришло в Петропавловск на исходе мая 1854 года. В.С. Завойко немедленно обратился к населению Камчатки с воззванием, в котором заявил: «Я пребываю в твёрдой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови. Убеждён, что флаг Петропавловского порта будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!»

Почти два месяца круглые сутки, небольшой гарнизон и всё население (в целом около 1600 человек) возводили укрепления, вырубали в скалах площадки для орудий и вручную по крутым склонам сопок перетаскивали на них пушки. Из добровольцев формировались стрелковые отряды и отряды пожарных. В результате этого защитники города успели завершить основную часть работ по созданию главных укреплений и организовать достойную оборону.

В июле 1854 года в Петропавловск, пришёл фрегат «Аврора» под командованием капитан-лейтенанта И.Н. Изыльметьева. По предложению Завойко он решил остаться здесь, чтобы усилить оборону города. В конце июля военный транспорт «Двина» доставил в Петропавловск 350 солдат и шестнадцать крупнокалиберных орудий. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал 988 человек. Фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» поставили на якоря левыми бортами к выходу из гавани. Орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань закрыли боновым заграждением. К 10-му августа все батареи были построены и вооружены. Петропавловск подготовился к обороне.


Береговые батареи Петропавловска
Рисунок 1883 года

Береговые батареи охватывали Петропавловск полукольцом. На скалистой оконечности мыса Сигнальный, располагалась батарея № 1, состоявшая из пяти орудий. Она защищала вход на внутренний рейд. На перешейке между Сигнальной и Никольской сопками стояла батарея № 3, тоже из пяти орудий. Для предотвращения высадки десанта и атаки на город с тыла у северного конца Никольской сопки, на самом берегу соорудили батарею № 7 — пять орудий. Батарея № 6 была возведена к северо-востоку от Петропавловска. Ей предстояло держать под огнём дорогу от Никольской сопки, если неприятелю удалось бы подавить батарею №7.

Батарея № 5 имела пять 3-фунтовых медных пушек без прислуги и в бою не участвовала. Батарея № 4 стояла на горе Красный Яр и имела три 24-фунтовых орудия. Батарея № 2 на песчаной косе Кошка имела девять 36-фунтовых и одно 24-фунтовое орудие. Боезапас для всех батарей составлял 37 выстрелов на орудие. Но к этому надо добавить еще непоколебимую решимость каждого жителя Петропавловска сражаться до конца и не отдать врагу ни пяди русской земли.

Первый штурм города

Для нападения на Петропавловск была сформирована союзная англо-французская эскадра из шести кораблей (218 пушек), под командой английского контр-адмирал Дэвида Прайса. Поразительно, но противник был настолько уверен в лёгкой победе, что не спешил к русским берегам. Наконец, утром 17 августа 1854 года наши передовые посты обнаружили шесть военных судов, которые шли курсом на Петропавловск. В городе объявили боевую тревогу. Небольшой гарнизон немедленно приготовился к обороне. Женщин и детей вывезли в безопасное место. Но неприятель проявил нерешительность. Только к вечеру следующего дня эскадра вошла в Авачинскую губу и после короткой перестрелки встала на якорь вне досягаемости наших пушек.

Союзники планировали подавить артиллерийским огнём батареи № 1, 4 и 2, войти в гавань, уничтожить фрегат «Аврора» и транспорт «Двина». После чего десант должен был захватить Петропавловск. Утром 19 августа корабли начали обстрел наших позиций. Защитники не отвечали, поскольку противник находился слишком далеко. В этот день английский адмирал Прайс покончил жизнь самоубийством. В командование эскадрой вступил французский контр-адмирал де Пуанте. Первый решительный штурм начался утром 20 августа. Пароход «Вираго», взяв на буксир три фрегата, повел их к входу в Петропавловскую губу. Здесь они выстроились в линию и открыли сосредоточенный огонь по батареям № 1 и № 4. Всего 8 наших пушек в течение полутора часов отвечали на огонь 80 корабельных орудий.

Противнику удалось полностью разбить батарею № 1. После этого французский десант, около 600 человек, начал высадку на отлогий берег горы Красный Яр, в районе батареи № 4. Видя невозможность устоять против такого многочисленного десанта, командир батареи приказал заклепать пушки и с 28 матросами орудийной прислуги отступил к Петропавловску. Французы сразу битком набились в брошенные укрепления и подняли свой флаг. Но в это время бомба с английского парохода ударила в самый центр образовавшейся здесь толпы, а затем по десанту открыли огонь наш фрегат и транспорт.

Тем временем на помощь батарейцам Завойко послал подкрепление. Наши моряки и солдаты около 230 человек решительно бросились на десантников, которые в панике побежали к шлюпкам, и ушли к своим кораблям. После этого неприятельские суда открыли огонь по батарее № 2, непосредственно прикрывавшей вход в гавань. Это было самое сильное оборонительное укрепление с хорошими брустверами и укрытиями для канониров. Батарейцы сражались геройски и выдержали многочасовую дуэль с кораблями противника. В 6 часов вечера неприятель прекратил огонь и отошел на безопасную дистанцию.

В этот же день была отбита попытка корвета высадить десант у батареи № 3. Она находилась на низменном перешейке между горами Никольская и Сигнальная. Ее орудия были полностью открыты, но канониры стреляли отлично. Одно их ядро попало в пароход, а второе потопило шлюпку с десантом. Так закончился этот день. Наши потери составили 6 убитых и 13 раненых. К утру следующего дня все укрепления были приведены в полный порядок. Однако 3 орудия восстановить не удалось. Противнику на устранение повреждений потребовалось три дня. Первоначальный план штурма полностью провалился, наша оборона выстояла, а моральный дух защитников Петропавловска укрепился.

Второй штурм и полное поражение противника

Наступило 24 августа — день решающего и самого ожесточенного штурма. По плану, две партии десанта должны были захватить Никольскую сопку, а затем штурмом взять город. Третьей партии предстояло уничтожить батарею № 6 и атаковать Петропавловск с тыла. В 7.30 пароход «Вираго» вывел на боевые позиции три фрегата. Батарею № 3 обстреливал фрегат «Форт», имевший по 30 орудий с каждого борта. Русские канониры вели себя геройски. Ими командовал лейтенант князь Александр Петрович Мактусов.


Батарея Мактусова
Современная реконструкция

Через некоторое время врагу удалось вывести из строя 4 орудия. Решив, что сопротивление русских подавлено, противник начал высадку десанта. Тогда Мактусов сам встал к последней уцелевшей пушке. Выстрел, и большой катер с десантом разбит в щепки. Фрегат дает залп всем бортом. Разбито последнее орудие. Мактусов падает с оторванной рукой. Десанту удается высадиться на берег. В это время второй фрегат громил батарею № 7. Она была защищена земляным валом, поэтому смогла продержаться дольше. В конце концов, и она была полностью разбита.

После этого противник приступил к высадке второй и третьей партий десанта, общая численность которого составила 900 человек. Два отряда десантников начали штурмовать Никольскую гору, а третий пошел к батарее № 6. Четыре небольшие пушки и одно полевое орудие несколькими залпами картечи заставили неприятеля отказаться от продвижения в этом направлении. Третий отряд десанта тоже повернул к Никольской горе.

Штурм Никольской горы
С картины художника В.Ф. Дьякова

Гребень горы в это время был почти пуст, десантники без особого труда овладели им и стали спускаться к Петропавловску. В этот самый трудный для обороны момент Завойко собрал все резервы и бросил их в контратаку. Около 300 человек, которые должны были контратаковать вверх по склону, совершили чудо. Видя стремительный натиск русских, появившихся с разных сторон, десантники дрогнули, смешались и начали отступать, а затем в панике побежали назад к шлюпкам. Потеряв много убитыми и ранеными, десант вернулся на корабли, которые спешно ушли на якорную стоянку.

В 13.00 у нас пробили отбой. В этот день гарнизон потерял более 30 человек убитыми и 65 ранеными. Вечером приступили к восстановлению батарей. Все, что можно было исправить, было исправлено, и к утру гарнизон вновь был готов к обороне. Однако противник решил, что силы его истощились, и 27 августа дождливым пасмурным утром англо-французская эскадра с позором покинула Авачинскую губу. С таким же позором англичане и французы уходили и из Архангельска в 1918 году, потерпев полное поражение в гражданской войне на Севере , правда, тогда с ними были еще и американцы.

Вся наша страна гордилась этой победой. Вдали от Родины, лишенные надежды на помощь, жители Петропавловска – моряки и солдаты, офицеры и промысловики защищали свое Отечество с не меньшей отвагой и стойкостью, чем их братья на Малаховом кургане в Севастополе. В честь этой славной победы в составе Российского флота приказано было всегда иметь корабль с именем «Петропавловск». Мужество, самоотверженность и стойкость гарнизона Петропавловска особенно впечатляют на фоне действий шведского гарнизона крепости Выборг, который сдался без боя нашим войскам в 1710 году. Подробности читайте здесь .

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Военная энциклопедия. Санкт-Петербург. 1912 г.
  • Петропавловский бой и Камчатская эскадра адмирала Завойко. Санкт-Петербург. 1883 г.
  • Сильницкий А. Адмирал Василий Степанович Завойко и его деятельность в приамурском крае в муравьевскую эпоху. Хабаровск. 1898 г.
  • Тарле Е.В. Крымская война. Москва. 1950 г.

Некоторые считают оборону Петропавловска всего лишь небольшим эпизодом Крымской войны. А что Вы, уважаемый читатель, думаете о значении этой победы в истории Дальневосточного региона нашей страны?
Выскажите свое мнение в комментариях. Это будет интересно всем!

Иван Иголкин: «Оборона Петропавловска 1854 года»

В то же время, в течение 1854-1855 годов англо-французские военно-морские силы атаковали российские владения на Севере (захват Аландских островов, бомбардировка Свеаборга, Соловецкого монастыря) и на Дальнем Востоке (оборона Петропавловска). Этому последнему событию и посвящена моя статья.
Известный советский историк Е.В. Тарле назвал итог Петропавловской обороны 1854 г. «лучом света», который прорвался «сквозь мрачные тучи поражений».

С какой целью англо-французская эскадра направилась к далекому и забытому порту на восточной окраине Российской империи, что могло привлечь великие державы к этой далекой окраине Российской империи?

Чтобы ответить на эти вопросы, стоит немного остановиться на истории Петропавловского порта. Возникновение Петропавловска связанно с деятельностью Второй Камчатской экспедиции Беринга и Чирикова. В июне 1740 г. с целью подготовки места для зимовки экспедиции в одной из бухт северо-восточного побережья Авачинской бухты были заложены дома, сараи, склады и небольшая церквушка. 17 октября 1740 г. корабли «Св. Петр» и «Св. Павел» остановились там на зимовку. Именно с этой даты и началась история Петропавловска, названного в честь этих кораблей. С расширением района плавания русских кораблей, с основанием русских поселений в Северной Америке Петропавловск становится важнейшим опорным пунктом России на Тихом океане. Значение Петропавловска для русского Дальнего Востока очень хорошо охарактеризовал генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев докладывал правительству после посещения Камчатки: «Я много видел портов в России и в Европе, но ничего подобного Авачинской губе не встречал; Англии стоит сделать умышленно двухнедельный разрыв с Россией, чтобы завладеть ею и потом заключить мир, но уже Авачинской губы она нам не отдаст, и если б даже заплатила нам миллион фунтов за нее при заключении мира, то выручит его в короткое время от китобойства в Охотском и Беринговом морях».

Доклад Муравьева возымел свое действие. В декабре 1849 г. последовал царский указ об изменении существовавшего до этого административного положения Камчатского полуострова. В соответствии с указом образовывалась Камчатская область, Петропавловский порт становился главным портом в этом регионе.

Первым военным губернатором Камчатки и командиром Петропавловского военного порта был назначен капитан 1 ранга, произведенный затем в генерал-майоры, Василий Степанович Завойко. Он энергично взялся за экономическое развитие области и постройку оборонительных сооружений нового порта. В Петропавловске сооружаются пристань, казармы и другие казенные здания.

В результате принятых мер, Камчатка начала развиваться быстрее, расширялся Петропавловский порт, ставший основным русским портом на Тихом океане. Однако разразившаяся вскоре Крымская война надолго приостановила развитие Камчатки. Самоотверженная оборона Петропавловска-Камчатского в 1854 г. открыла боевую летопись русского военно-морского флота на Тихом океане.

К середине прошлого столетия резко обострились противоречия на Ближнем Востоке между крупнейшими европейскими государствами, стремившимися к территориальным захватам, укреплению и расширению своих позиций в этом районе земного шара. В 1853 г. Россия, начавшая войну против Турции, ввела свои войска во входившие в Оттоманскую империю княжества Молдавию и Валахию. Эскадра, которой командовал вице-адмирал П. С. Нахимов, уничтожила в Синопской бухте турецкий флот, а русские войска разбили у Башкадыкляра превосходящие силы турок. Победы русских на море и на суше вызвали тревогу у крупных европейских держав. Опасаясь дальнейшего усиления России на Ближнем Востоке, на стороне Турции выступили Англия, Франция и Сардиния при недружественном нейтралитете Пруссии и Австрии. Началась Крымская война.

Боевые действия в ходе этой войны происходили на всех морских театрах, но главное внимание воюющих стран было приковано к Крыму, который хотели отторгнуть от России в пользу Турции ее западноевропейские партнеры. Русские войска и военные моряки одиннадцать месяцев стойко обороняли главную базу Черноморского флота — Севастополь, поразив мир изумительной стойкостью и отвагой.

Для захвата богатых и обширных российских земель на Дальнем Востоке (Аляски, богатых промыслами Алеутских и Командорских островов, побережья Берингова и Охотского морей), уничтожения русских кораблей, находившихся в тихоокеанских водах, разгрома укреплений, и в первую очередь таких опорных пунктов, как Петропавловск, в Тихий океан направилась объединенная англо-французская эскадра.

Первые сведения о начале войны дошли до генерал-майора Завойко в мае 1854 г. Официальное извещение об этом он получил от генерального консула России в США в середине июня. Но еще в марте американское китобойное судно доставило военному губернатору Камчатки письмо дружественно относившегося к России короля Гавайских островов, который предупреждал, что располагает достоверными сведениями о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов. Завойко, не теряя времени, развернул работы по сооружению на Камчатке береговых укреплений, а также подготовку личного состава гарнизона.

К началу Крымской войны дальневосточные границы России были почти открыты. Охрана их состояла из малочисленных постов.

19 июня в Петропавловск, совершив трудное кругосветное плавание, прибыл фрегат «Аврора». Этому кораблю благодаря находчивости и отваге командира капитан-лейтенанта И. Н. Изыльметьева, мужеству и высокой воинской выучке команды удалось избежать пленения на рейде Калао англо-французской эскадрой, готовившейся к походу в русские тихоокеанские воды. 44 пушки и 300 человек команды фрегата значительно усилили гарнизон Петропавловска.

20 июня корвет «Оливуца» доставил в Петропавловск распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева о подготовке порта к обороне.

Выполнить в короткий срок необходимые работы по укреплению оборонительных сооружений порта силами малочисленного гарнизона Петропавловска было, разумеется, невозможно, и Завойко обратился за помощью к населению города.

«Я надеюсь, что жители в случае нападения неприятеля не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы с бодростью, не щадя жизни противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред, — сказал он горожанам. — Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочислен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта, во всяком случае, будет свидетелем подвигов, чести и русской доблести».

Жители города, окрестных селений и стойбищ с воодушевлением откликнулись на призыв Завойко. Большинство их приняло участие в сооружении укреплений, а из добровольцев был сформирован особый отряд, в который кроме гражданских служащих и крестьян вошли меткие стрелки-охотники ительмены.

Для обучения волонтеров артиллерийскому делу генерал Завойко назначил лейтенанта Д. П. Максутова из экипажа «Оливуцы» помощником капитана над Петропавловским портом. 24 июля транспорт «Двина» доставил из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, две бомбические пушки двухпудового и четырнадцать пушек 36-фунтового калибров. Прибыл на транспорте вновь назначенный на должность помощника военного губернатора и капитана над Петропавловским портом капитан 1 ранга А. П. Арбузов. Под его руководством батальон перед отправкой на Камчатку был подготовлен к действиям на пересеченной местности, а во время перехода морем изучал артиллерийское дело. На «Двине» прибыл также военный инженер поручик Константин Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. Осталась здесь и сама «Двина», вооруженная десятью 18-фунтовыми орудиями. Ее команда из 65 человек сразу же включилась в работы по строительству береговых батарей.

В течение двух месяцев день и ночь защитники Петропавловска возводили укрепления, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам и устанавливали на берегу. В результате на побережье появилось семь батарей.

Первая батарея (нумерация и расположение даются в соответствии с данными, указанными Завойко в своем рапорте) «Сигнальная» из пяти орудий, которой командовал лейтенант Петр Гаврилов, была установлена на мысе Сигнальный. Ее орудийная прислуга состояла из 65 человек.

Второй батареей «Кошечной» из одиннадцати орудий (129 человек), расположенной на песчаной косе Кошке, у входа во внутреннюю гавань, командовал лейтенант Дмитрий Максутов.

Третья батарея «Перешеечная» (еще за ней закрепилось иное название «Смертельная») из пяти орудий (52 человека) стояла на перешейке, соединяющем Никольскую и Сигнальную сопки. Командовал ею лейтенант Александр Максутов.

Четвертая батарея «Кладбищенская» находилась на возвышенности Красный Яр, южнее входа в гавань. Она насчитывала три небольшие пушки, снятые с «Авроры», и 30 человек команды, возглавлявшейся мичманом Василий Поповым.

У северо-западной подошвы Никольской сопки, на низменности, соединяющей Авачинскую губу с Култушным озером, располагалась седьмая батарея из пяти малокалиберных пушек, которые обслуживали 50 матросов. Командовал батареей капитан-лейтенант Василий Кораллов.

Шестая батарея из четырех пушек с транспорта «Двина» была установлена на берегу Култушного озера, к северу от Никольской горы. Прислуга состояла из 32 человек. Командовал этой батареей поручик Карл Гезехус.

Пятая батарея, состоящая из пяти медных пушек, располагалась на левом берегу Малой губы. Прислуги не имела.

Первая, вторая и четвертая батареи, артиллерия «Авроры» и «Двины» предназначались для защиты входа во внутреннюю гавань. При этом на кораблях, поставленных в линию гавани левым бортом к ее входу, осталась только часть пушек (на «Авроре» — 22; на «Двине» — 5). Северные и северо-западные подступы к порту и городу защищали остальные батареи. Кроме них защитники порта имели одно полевое трехфунтовое передвижное орудие с командой 20 человек.

Всего гарнизон Петропавловска насчитывал 920 человек (41 офицер, 825 солдат и матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов), 61 орудие, из них 34 на береговых батареях и 27 на кораблях.

Береговые батареи располагали 37 зарядами на пушку, фрегат «Аврора» — 60 и транспорт «Двина» — 30.

В полдень 17 августа 1854 г. передовые посты на маяках обнаружили эскадру из шести кораблей. В Петропавловске прозвучал сигнал боевой тревоги. Защитники города заняли свои места. Английские корабли шли под флагом нейтрального государства. От эскадры отделился трехмачтовый пароход под американским флагом и начал производить промеры глубин на подходах к мысу Сигнальный и входу в гавань. Когда из порта вышел бот, пароход полным ходом отошел к эскадре.

Утром 18 августа эскадра вошла в Авачинскую губу. В ее составе были: английские корабли — фрегат «Президент» (52 пушки), фрегат «Пайк» (44 пушки) и пароход «Вираго» (10 пушек и мортир), французские — 60-пушечный фрегат «Ла-Форт», 32-пушечный корвет «Евридика» и 18-пушечный бриг «Облигадо». Командовал объединенной эскадрой англичанин контр-адмирал Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Феврие де Пуант.

Англо-французская эскадра имела 216 орудий, ее личный состав насчитывал свыше 2600 человек. Значительно превосходя силы защитников Петропавловска, противник рассчитывал на легкую победу, но встретил дружный отпор русского гарнизона.

18 и 19 августа англо-французская эскадра безуспешно обстреливала русские батареи и город. Огонь защитников Петропавловска вынуждал противника спешно отходить в море. 19 августа Прайс намечал штурм и высадку десанта, но из-за его смерти (самоубийства), последовавшей в тот день, они были отменены. На рассвете 20 августа англичане и французы возобновили приготовления к штурму. Считая высадку вражеского десанта вполне вероятной, Завойко расположил в прибрежных кустах отряды стрелков и волонтеров.

В 8 часов корабли союзников под командованием Феврие де Пуанта заняли позицию за Сигнальной горой, чтобы артиллеристы «Авроры», «Двины» и второй батареи не могли стрелять по ним, и открыли интенсивный огонь по первой и четвертой батареям. Восьмидесяти орудиям англо-французской эскадры противостояли восемь орудий береговых батарей. С огромным хладнокровием и мужеством русские моряки вели неравную борьбу, нанося врагу урон метким огнем. Первая батарея была буквально засыпана неприятельскими бомбами. Большинство ее орудий вышло из строя. Командир батареи лейтенант Гаврилов был дважды тяжело ранен, но продолжал руководить боем. В помощь ему был послан подпоручик М.Д. Губарев.

Усилив обстрел четвертой батареи, противник начал подготовку к высадке десанта с трех гребных ботов. Увидев высадившийся вражеский десант, Завойко отдал приказ оставить первую батарею, заклепать орудия, а оставшиеся снаряды перенести на вторую батарею. Личный состав первой батареи присоединился к отряду петропавловцев, двигающихся навстречу вражескому десанту.

Высадившись, англичане двинулись в сторону четвертой батареи. В виду неприятеля защитники батареи спрятали порох, заклепали орудия и стали продвигаться к своим. В это время союзники получив подкрепление заняли оставленную четвертую батарею. Подошедшие «Двина» и «Аврора» своим огнем остановили вражеский десант, а атака защитников города вынудила противника отступить к своим кораблям.

Подавив первую и четвертую батареи, английские и французские корабли из-за Сигнальной горы сосредоточили огонь по второй батарее. Девять часов продолжался этот неравный бой, но противник так и не смог заставить замолчать береговую батарею. Стоило какому-либо вражескому кораблю приблизиться к ней, как меткие залпы русских комендоров обрушивались на него.

Не удалось противнику в этот день высадить десант и на перешеек между Никольской и Сигнальной горами. Корабли эскадры, получив серьезные повреждения, отошли в глубь Авачинской губы. Защитники Петропавловска потеряли 6 человек убитыми и 13 ранеными.

Трое суток корабли англо-французской эскадры стояли на якорях, заделывая многочисленные пробоины в бортах и палубах. Только ранним утром 24 августа они смогли предпринять новое нападение на Петропавловск. На этот раз противник подошел с севера и занял диспозицию, скрытую от наблюдения мысом Сигнальный. Он рассчитывал высадить десант и прорваться в город по дороге между Никольской сопкой и Култушным озером. Такое решение Феврие де Пуант принял после того, как получил от матросов стоявшего в порту американского купеческого брига сведения об окружающей местности и слабых участках обороны Петропавловска.

Подойдя к берегу на близкую дистанцию, корабли противника открыли сосредоточенный огонь по третьей и седьмой батареям, защищавшим северные подходы к Петропавловску. Русские батареи ответили метким огнем. Первыми же их выстрелами был сбит гафель, а затем и флаг на английском флагманском корабле. Вскоре получил несколько попаданий французский фрегат.

В этом бою команды русских батарей проявили исключительный героизм, но силы были слишком неравны. Более полутора часов держалась третья батарея. Но вот в строю осталось лишь одно орудие. Командир батареи Александр Максутов метким выстрелом потопил большой катер с десантом. Вскоре отважный лейтенант получил смертельную рану и упал. Не теряя ни секунды, его заменили рядовые артиллеристы.

До последней возможности сражалась и команда седьмой батареи.

Продолжая обстрел, противник начал высадку десанта. В районе седьмой батареи, к северу от Никольской горы, высадилось 700 человек под командованием англичанина Паркера. Десант разделился на три отряда: два из них направились к Никольской горе, третий — по северной дороге к городу. У третьей батареи высадилось еще 250 человек, которые затем соединились с отрядами, наступавшими с севера.

Десантники, наступавшие на город по северной дороге, были встречены сокрушительным картечным огнем шестой батареи и отступили к основным силам десанта. Однако вскоре Никольская сопка, господствующая над городом и портом, оказалась в руках неприятеля. Пули засвистели над «Авророй» и «Двиной». Десантные отряды обстреливали их с перешейка. Создалась угроза вторжения противника в город.

В этот критический момент генерал-майор Завойко послал на угрожаемые направления несколько отрядов. Три отряда матросов направил туда и командир «Авроры» капитан-лейтенант Изыльметьев. Под градом пуль 250 матросов, солдат, добровольцев из местных жителей ринулись на врага. Мощное «ура» разнеслось у подножия горы. На ее крутых склонах завязалась рукопашная схватка. Мичман Н. А. Фесун, командовавший одним из отрядов авроровцев, позже писал: «…Хотя наши небольшие отряды действовали отдельно и почти независимо один от другого, у всех была одна общая и хорошо известная цель: во что бы то ни стало сбить с горы неприятеля; числа его тогда хорошенько не знали, и каждый последний матрос вполне понимал одно: французам с англичанами оставаться там, где они были, не приходится».

Не устояв под дружным натиском защитников Петропавловска, захватчики обратились в бегство. Штыками, прикладами матросы и солдаты разили врага, отбрасывая его со склонов горы. Англичане и французы бежали к шлюпкам и уходили к кораблям, которые затем спешно снялись с якоря и отошли от Петропавловска. Из-за больших потерь они были уже не в состоянии повторить нападение. 26 августа англо-французская эскадра вышла из Авачинской губы и скрылась в море.

Англичане и французы потеряли в бою до 450 человек убитыми и ранеными, корабли эскадры получили серьезные повреждения. Гарнизон Петропавловска потерял 32 человека убитыми и 64 ранеными. «Борт одного только русского фрегата и несколько батарей оказались непобедимыми перед соединенною морскою силою Англии и Франции, и две величайшие державы земного шара были осилены и разбиты ничтожным русским местечком , — сетовал в начале 1855 г. английский журнал «Юнайтед сервис мэгэзин».

Потерпев поражение, англичане и французы не оставили, однако, намерений захватить Петропавловск. В 1855 г. они направили в дальневосточные воды новые отряды кораблей. Трудности доставки войск и оружия на Камчатку, присутствие на Тихом океане превосходящих сил противника вынудили русское командование перенести базу Охотской флотилии в Николаевский пост. 3 марта 1855 г. контр-адмирал В. С. Завойко получил приказ Н. Н. Муравьева об эвакуации порта.

В то время в Петропавловске находились фрегат «Аврора», корвет «Оливуца», транспорты «Двина», «Байкал» и «Иртыш», боты «Кадьяк» и № 1. Необходимо было подготовить их к переходу, установить на них снятые с позиций пушки, погрузить огромное количество различного имущества порта. Разъясняя эти задачи личному составу, Завойко в своем приказе писал:

«От быстрого и скорого изготовления судов к плаванию будет зависеть весь успех нашего предприятия. Союзники, как положительно известно, имеют намерения напасть на Петропавловск силами, непомерно превосходящими все наши силы, а следовательно, было бы лучшим выйти в море не позднее 1 апреля, для того чтобы сколь возможно поспешнее достигнуть места нового назначения нашего. На этом основании я покорнейше прошу командиров внушить их командам всю важность успешного производства работ по вооружению и изготовлению судов».

Работы по эвакуации порта проводились в чрезвычайно трудных условиях — при сильных снегопадах и штормах. Тяжелые орудия матросы на руках подносили по льду на корабли. Особый отряд пропиливал и пробивал во льду фарватер для выхода кораблей на чистую воду.

Корабли один за другим покидали Петропавловскую гавань и переходили в залив Де-Кастри, поскольку Татарский пролив еще был скован льдом. Когда основной отряд русских кораблей уходил из Петропавловска, на подходах к Авачинской губе уже находилась скрытая сильным туманом англо-французская эскадра из 12 кораблей, вооруженных в общей сложности 420 орудиями.

Не найдя никого в городе, захватчики подожгли несколько зданий и уничтожили фашины на местах прежних береговых батарей.

Отряды неприятельских кораблей направились на поиск Охотской флотилии. Один из них, состоявший из английских фрегата, брига и винтового парохода, 20 мая обнаружил в Де-Кастри русские корабли. Командир отряда не решился вступить в бой и послал за подкреплением. Из портов Японии прибыли другие неприятельские корабли, но они опоздали. Русские корабли ушли к Николаевскому посту. Англо-французская эскадра бросилась на поиск, но из-за своей географической неосведомленности найти их не смогла.

«Русская эскадра под командой адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и потом из Де-Кастри нанесла нашему британскому флагу два черных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов вовеки» — так оценивала это очередное поражение своей эскадры лондонская газета «Таймс».

Автор текста: научный сотрудник, член ВРКПОО «Наша история» Иван Иголкин

Петропавловск: забытая битва Крымской войны

На короткое время изолированный порт Петропавловск стал активным фронтом Крымской войны. Последовавшая битва была скорее фарсовой, чем героической.


Марк Н. Лардас

Крымская война обычно считается конфликтом на Черном море, но на самом деле она происходила на нескольких границах Российской империи, включая Балтийское и Белое моря. Летом 1854 года тихоокеанские эскадры трех государств — России, Великобритании и Франции — вели самые необычные и анахроничные боевые действия на далеком и неприступном полуострове Камчатка.
[text_ad]

Корабли, тактика и командиры, участвовавшие в том сражении, казались более подходящими для мира адмирала Горацио Нельсона, чем современная эпоха пароходов и железных дорог, на которых велась битва.

Появление военного корабля на паровой тяге

В 1850-х годах паровая тяга была еще новинкой. Ни одна страна, даже Великобритания, еще не создала всемирную сеть угольных станций. Отдаленные станции — а в 1854 году ни один уголок мира не был более удален от Европы, чем северная часть Тихого океана, — все еще полагались на парусные военные корабли. Эскадрильи были небольшими, а корабли, как правило, старыми, реликвиями периода после наполеоновских войн. Британская эскадра имела пять таких кораблей. Pique , новейший из парусных кораблей, был спущен на воду в 1834 году. Флагман President , спущенный на воду в 1829 году, был копией 44-пушечного President американского производства, захваченного англичанами в 1815 году. Два другие корабли, Amphitrite и Trincomalee , были построены в 1816 и 1817 годах соответственно. Amphitrite и Trincomalee были фрегатами класса «Леда», дизайн которых восходит к 1794 году.0003 «Президент » и британский класс «Леда» были задуманы как ответ этих стран на большие фрегаты, которые Франция ввела в эксплуатацию после американской революции. Американцы выбрали большие фрегаты, установив 24-фунтовые орудия главного калибра. Британские фрегаты класса «Леда» в наполеоновскую эпоху оценивались как 38-пушечные фрегаты, несущие главную батарею из 18-фунтовых длинных орудий. Эта конструкция составляла костяк эскадрилий крейсеров Королевского флота в течение первых двух десятилетий 19-го века.века, но к 1850-м годам их век уже давно прошел. Их главные батареи были облегчены, а они и их однотипные корабли были переведены в удаленные эскадрильи и выполняли учебные обязанности.

Единственный английский пароход, Virago , был шестипушечным гребным колесом. Спущенный на воду в 1842 году, он считался первоклассным шлюпом и имел водоизмещение больше, чем 40-пушечный Pique . Основанный на конструкции HMS Gorgon, Virago был одним из 18 колесных пароходов, построенных для Королевского флота. Это был единственный современный боевой корабль в обоих флотах, но, как и остальная часть эскадры, он был далеко от передового края военно-морской архитектуры. К началу Крымской войны винтовой пароход заменял колесный пароход с его уязвимыми колесными коробками в боевом порядке современных военно-морских сил.

Сравнение флотов

Ощетинившийся ряд орудий стоит как яркий памятник обороне Петропавловска русскими в 1854 году.

Командовал английскими силами контр-адмирал Дэвид Прайс, 64 лет, который пришел из той же эпохи, что и большинство его кораблей. В последний раз он участвовал в боях в качестве гардемарина во время наполеоновских войн и с 1815 по 1834 год получал половинное жалованье. С 1834 по начало 1850-х годов он командовал береговыми укреплениями и служил на различных административных должностях. К тому времени, когда он осуществил мечту большинства морских офицеров — лично командовал эскадрой военных кораблей, — он был готов уйти в отставку. Вместо этого его первое морское командование в его карьере привело к тому, что он вел корабли в бой.

Французские силы были в немногим лучшем состоянии. Он состоял из четырех кораблей: Forte, Eurydice, Artémise, и Obligado. . Хотя их конструкции были созданы после наполеоновской эпохи, они все еще были традиционными деревянными боевыми кораблями с парусным вооружением и гладкоствольными пушками. Их командир, контр-адмирал Огюст Феврье-Депуант, имел больший морской опыт, чем Прайс, в том числе провел время в Тихом океане. Годом ранее, в сентябре 1853 года, он руководил аннексией Новой Каледонии Францией и был ее первым генерал-губернатором. Хотя Феврье-Депуант был на шесть лет моложе Прайса, он был нездоров. В следующем году он умрет на борту своего флагманского корабля «Форте».

Союзные силы затмили своего противника. У русских было всего три боевых корабля в Тихом океане, все парусные: фрегаты «Паллас» и «Аврора» и транспорт «Двина» . Аврора , спущенная на воду в 1833 году, всю свою карьеру провела на Балтике. В начале войны Pallas и Dwina находились в Сибири, а Aurora направлялись домой из Кальяо, Перу. Российские сухопутные войска были тщательно распределены по небольшим гарнизонам вдоль береговой линии, которая занимала половину Тихого океана, от Владивостока в Сибири до Врангеля на Аляске.

Великобритания и Франция мало интересовались северной частью Тихого океана, что было одной из причин, по которой эта должность привлекала таких вышедших в отставку командиров — в других местах нужны были лучшие командиры. Однако для России активные границы Сибири и Аляски были на острие экономического роста России. Обладая обильными запасами меха, древесины и полезных ископаемых, эти провинции были столь же богаты, сколь и изолированы, и вознаграждали упорных, активных и компетентных лидеров.

Одним из таких руководителей был контр-адмирал Евфимий Васильевич Путятин. Он понял, что не может атаковать силами, которыми командовал, и, что еще хуже, не может ожидать подкрепления от царя. Соответственно, он решил охранять те позиции, которые, по его мнению, будут атакованы его врагами. Он послал Паллада далеко вверх по реке Амур, используя свои орудия и экипаж, чтобы пополнить там гарнизоны. Он также решил удержать Петропавловск, форпост на Камчатке. Для ее усиления он послал Двина с 350 солдатами Сибирского линейного батальона, двумя 68-фунтовыми минометами и 14 36-фунтовыми длинными орудиями. По сравнению с ресурсами его противников это были жалко малые силы, но они представляли собой значительную часть общих резервов Путиатина.

г.Порт Петропаловск

Основанный русским мореплавателем Витусом Берингом в 1740 году, Петропавловск был одним из забытых портов мира. Порт был назван в честь святых Петра (Петро) и Павла (Павла), названий двух самых больших кораблей последней экспедиции Беринга. Изолированный от азиатского материка горами, образующими полуостров Камчатка, в заброшенный порт можно было добраться только по морю. Тем не менее в Петропавловске была отличная гавань, а те же самые горы, которые препятствовали сухопутному движению, защищали город от худшей субарктической зимней погоды. На полпути между Владивостоком и российскими портами на Аляске Петропавловск был единственной промежуточной станцией, связывающей азиатские и американские владения России. Хотя ранний рост города был медленным, к середине 19 в.В X веке значение порта возросло, отражая возросший интерес России как к Сибири, так и к Аляске.

Петропавловск был изолированным форпостом на юго-восточном побережье российского полуострова Камчатка.

В 1849 году российское правительство решило превратить Петропавловск в военно-морскую базу и сделать город своим главным портом на азиатском берегу. В том же году на входе в Авачинскую губу построили маяк. В феврале 1850 г. был назначен новый губернатор, полковник-майор Василий С. Завойко, еще один активный лидер. Завойко начал масштабную строительную программу, построив пристань, верфь, литейный завод и новые казармы. Эти объекты и возможности, которые они предоставили русскому флоту в западной части Тихого океана, сделали город очевидной мишенью, когда весной 1854 года Россия оказалась в состоянии войны с Францией и Великобританией.0007

Завойко узнал о начале войны в мае того же года и сразу же приступил к подготовке своих укреплений в Петропавловске. Его гарнизон тогда насчитывал менее 250 человек, но горожане сплотились, чтобы защитить свой крошечный кусочек матушки-России. Практически все население в 1600 человек участвовало в строительстве земляных валов. За месяцы, прошедшие между началом войны и первым прибытием англо-французских войск в Авачинскую губу, на крутых склонах вокруг гавани было вырезано не менее семи батарей.

Первый отпор Королевского флота

Первая удача для защитников Петропавловска пришлась на конец июня. 19 июня по юлианскому календарю, используемому в то время в России (1 июля по григорианскому календарю, используемому на Западе), Аврора беспрепятственно проскользнула в гавань. Она вышла из Кальяо вечером 24-25 апреля, уклонилась от преследующих ее французских и британских кораблей и пересекла весь Тихий океан менее чем за два месяца, хотя большая часть ее команды страдала от цинги.

В поисках убежища, Аврора отплыла в Петропавловск, став на якорь там, где она могла контролировать подходы к гавани. Завойко сняла свою береговую батарею и распределила ее по подготовленным губернатором позициям.

5 августа Двина прибыла в Петропавловск со своими солдатами и орудиями. Это подкрепление дало Завойко гарнизон из 988 человек, с помощью которого он мог защищать свое изолированное командование. Из них 350 моряков и 54 местных добровольца. Местные жители, выносливые охотники и звероловы, были опытными стрелками и сыграют важную роль в последующих операциях. Двина бросил якорь вместе с Аврора в гавани, за песчаной косой, на которой была размещена батарея из 11 орудий. «Аврора » могла безопасно прикрыть эту батарею, а также трехорудийные и пятиорудийные батареи по обеим сторонам порта. Как и у Aurora , Dwina орудия борта, обращенного к берегу, были сняты и распределены по батареям. Четыре другие батареи были размещены вдоль внутренних подходов к порту.

Командиры союзников Прайс и Феврье-Депуант вышли в Авачинскую губу 29 августа. Не зная, что Aurora затонула в Петропавловске, союзники ранее отправили Amphitrite, Artémise, и Trincomalee в независимые круизы у побережья Калифорнии, чтобы показать флаг и защитить британскую и французскую торговлю от предполагаемой угрозы. на русском фрегате. В результате силы вторжения остались с судами Amphitrite, Artémise, и Obligado. и их сводный экипаж из 2600 человек.

Союзники приложили значительно меньше усилий для захвата Петропавловска, чем русские для его защиты. Возможно, они ожидали, что простое появление их флота просто заставит русских сдаться. Вместо этого русские встретили нападавших артиллерийским огнем, на который ответили фрегаты, хотя и на слишком большом расстоянии, чтобы ни одна из сторон не могла быть эффективной. Союзники отошли в бухту, чтобы обдумать свой следующий шаг..

Извиняющаяся смерть

На следующее утро они возобновили атаку. Но когда President, Pique, и Forte оказались в пределах досягаемости, Прайс вышел из квартердека, удалился в свою каюту и приставил пистолет к груди. Ответственность вести людей в бой оказалась для него непосильной — как, по-видимому, и его меткая стрельба. Прайс попытался выстрелить себе в сердце, но промахнулся. Вместо этого пуля попала в легкое, обрекая его на мучительную и затяжную смерть.

То, что задумывалось как высокая трагедия, вскоре превратилось в мрачный фарс. Попытка Прайса покончить жизнь самоубийством оставила союзников без лидера. Дневная атака была прекращена. Когда военные корабли снова отошли в бухту, офицеры Прайса один за другим приходили навестить умирающего командира. Он извинился перед каждым по очереди за свой поступок, объяснив, что не может «вынести мысли о том, чтобы взять в бой столько благородных и доблестных парней». Феврье-Депуант тоже поднялся на борт «Президент », чтобы увидеть умирающего своего коллегу.

В агонии Прайс призвал корабельного хирурга закончить работу. В конце концов Прайс умер, оставив капитана сэра Фредерика Николсона, командира Пике , в качестве старшего британского офицера на месте происшествия. Поскольку у Королевского флота была задействована большая часть сил (и поскольку Феврье-Депуант был болен и не хотел возглавить силы), Николсон теперь оказался во главе союзного наступления.

Борьба за русские орудия

Во главе с агрессивным полковником Василием Завико русский гарнизон в Петрпавловске отразил неоднократные нападения с суши и моря на гавань в Авачинской губе.

Смерть Прайса омрачила последующее нападение. Его колебания 29-го числа, а затем самоубийство 30-го числа означали, что Николсон нападал на силы, хорошо осведомленные о его присутствии и готовые — действительно стремящиеся — отразить любое вторжение. Самоубийство потрясло боевой дух британцев. Капеллан Холм из президента писал: «Мы не можем себе представить, что все будут говорить дома об английском адмирале, покидающем свой пост в такой момент». Тем не менее, Николсон взял удила и возобновил атаку 31 августа.

В 8 утра, President, Pique, и Forte , буксируемые Virago , заняли позиции для обстрела трех русских батарей, охраняющих подходы к рейду. К середине утра они заставили их замолчать. Во главе с Virago 15 лодок, наполненных французскими моряками и морскими пехотинцами, высадились на трехорудийную батарею справа, захватив ее. Аврора открыла огонь по захватчикам и отправила отряд из 200 моряков, чтобы дать отпор французам. Французы, в свою очередь, обстреляли вражеские орудия и отошли под сильным натиском.

Объединенный британско-французский десант был отправлен против пятиорудийной батареи. Орудия снова были выведены из строя, прежде чем контратака русских вытеснила захватчиков с батареи. Третий союзный десант был отправлен против 11-пушечной батареи на песчаной косе, прикрывающей рейд. В третий раз русские при поддержке орудий «Авроры» отбили врага. Последовали десять часов ожесточенных боев, и обе стороны были измотаны. Хотя батареи, охранявшие гавань, были подавлены, союзники не могли немедленно атаковать гавань. Вместо этого британцы и французы отступили в бухту, чтобы возобновить бой на следующее утро.

Пока англичане и французы спали, русские всю ночь трудились, чтобы восстановить свои батареи. К рассвету батареи снова заработали. Сбитые с толку возобновившимся сопротивлением, союзные корабли отступили, чтобы рассмотреть свои альтернативы. Пауза длилась три дня. 2 сентября года Вираго доставил тело адмирала Прайса в залив Тарински для захоронения. Во время поездки пароход подобрал трех американских моряков, побывавших в Петропавловске. Эти люди, по всей видимости, дезертировавшие с китобойного судна, предоставили нападавшим важную информацию об обороне внутри российского порта, в том числе о размерах гарнизона и батарей. Они также поделились информацией о более легком пути в порт, чем морской путь, пообещав провести союзников в Петропавловск по северной дороге.

Дезертиры были либо дураками, либо мошенниками. «Неохраняемый» внутренний путь к городу прикрывали три русские батареи — одна у кромки воды на северном склоне горы Николаевки, вторая на южном склоне горы между ней и горой Сигнальной и третья прикрывала внутренняя северная дорога на Петропавловск. Не зная об этом, британцы и французы собрали военный совет и согласились попробовать маршрут моряков. Они попытаются высадиться у горы Николаевка, затем перейдут через гору и атакуют город с севера.

Кровавое путешествие вглубь страны

В 8 часов утра 4 сентября у горы Николаевка был высажен десант из 700 морских пехотинцев и матросов. Место приземления также находилось рядом с двумя русскими батареями, но они были быстро подавлены огнем «Президент», «Форте» и «Вираго ». Во главе с капитаном Барриджем из Президент и капитаном Грандье из Эвридика десант двинулся вверх по склону холма мимо заброшенных батарей.

По мере продвижения союзники разделились на три колонны. Две группы двинулись на гору Николаевку, а другая пошла по северной дороге на Петропавловск, надеясь захватить город с тыла. Кусты и ежевики покрывали склон, препятствуя продвижению союзных частей. Гарнизоны бесшумных батарей двинулись в гору впереди наступающих захватчиков и использовали густые заросли ежевики, растущие на склоне холма, чтобы обеспечить прикрытие, пока они стреляли по нападавшим. Когда британцы и французы боролись вверх по склону холма и вниз по дороге к Петропавловску, они вышли из зоны досягаемости артиллерийского огня своего флота, потеряв самое большое преимущество, которое они имели над русскими.

Огонь русских был сильным и смертоносным. Метко стреляющие сибиряки с разгромными результатами претворяли свои охотничьи навыки в военных целях, концентрируя огонь на вражеских офицерах. Они убили капитана Чарльза Аллена Паркера, командующего Королевской морской пехотой, и ранили не менее семи других офицеров десанта. Русские, предупрежденные обстрелом их батарей союзниками, бросили 300 защитников, чтобы противостоять наступлению. Наступление союзников остановилось, когда офицеры пали, оставив солдат без лидера. Перед лицом усиливающегося сопротивления русских было приказано отступить к месту высадки. Когда французы и британцы начали отступать, осмелев, хотя и превосходившие численностью русские, начали штыковую атаку, завершив разгром союзников.

Прежде чем французы и англичане вернули свои лодки, они потеряли 208 человек убитыми и ранеными. К 10:45 штурм закончился. Оставшиеся в живых снова оказались на борту корабля, а фрегаты вышли из зоны досягаемости русской артиллерии. Теперь союзники были отброшены в четырех случаях. С учетом потерь от предыдущего штурма рейда общее количество потерь составило около 450 человек, или одну шестую от общей численности. Их командующий адмирал был убит собственной рукой; его французский коллега был болен. В полном унынии и на исходе боеприпасов британская и французская эскадрильи 7 сентября отошли из Авачинской бухты. Прежде чем покинуть камчатское побережье, они захватили русский транспорт, Stitka и малая шхуна Avatska, , обе загружены припасами. Это была плохая сделка для Петропавловска.

Взятие порта

Обратное, как оказалось, было временным. В следующем году Королевский флот вернулся в Петропавловск под командованием нового и энергичного британского адмирала, контр-адмирала Генри Уильяма Брюса. Помимо кораблей, атаковавших порт в 1854 г., англичане ввели Trincomalee и Amphitrite , усиленный парусными шлюпами Dido, Encounter, и Barracouta, и винтовым пароходом Brisk . Три французских военных корабля были усилены еще одним парусным фрегатом, Alceste, , и адмирал Фуришон заменил Феврье-Депуанта, который окончательно скончался от болезни.

Вместо укрепления и закрепления обороны порта генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев-Амурский 27 марта 1855 г. приказал эвакуировать порт. Положение в Сибири стало еще более отчаянным после Pallas потерпел крушение в реке Амур прошлой зимой. Муравьев-Амурский знал, что российский флот не может послать подкрепления и что у союзников на месте происшествия больше кораблей. Петропавловск был обречен.

Завойко со свойственной ему энергией подчинился приказу, прорубая тропы сквозь лед, покрывающий гавань, для облегчения эвакуации. Он закопал или зарядил орудия гарнизона вместе со всеми полезными припасами на борту «Аврора» и «Двина ». К середине апреля, когда порт все еще был скован льдом, русских уже не было. Батареи были пусты от орудий, военные склады были пусты, а казна разорена. Мирных жителей вывезли в поселок Аватча, вглубь Камчатки.

Брюс отправил Encounter и Barracouta наблюдать за портом, начиная с начала февраля, но плохая погода вынудила парусники стоять далеко от гавани. Воспользовавшись снегом и туманом, два русских корабля проскользнули мимо своих охранников незамеченными и неожиданными. 30 мая союзная эскадра из 12 кораблей осторожно вошла в гавань, несмотря на отсутствие огня противника. Они нашли его почти полностью заброшенным, за исключением двух американцев и их слуги-француза.

Англичане и французы уничтожили портовые арсеналы, батареи и магазины; сожгли казармы, пекарню, казну и другие общественные здания; и потопили китобойное судно, обнаруженное ими в гавани Раковии. Они пощадили гражданские здания в городе, в том числе склад, на который претендовали двое американцев. Не имея дальнейших стимулов оставаться на Камчатке, союзники ушли. Они обыскали сибирское побережье в поисках русских войск, эвакуировавшихся из Петропавловска, и в конце концов нашли их. Аврора , Двина и четыре торговых корабля стояли на якоре вверх по реке Амур, стоя за мелководным баром. Прикрытые собственными орудиями и береговыми батареями, они оказались слишком грозным противником, чтобы атаковать их. Союзники оставили их там в покое до конца войны.

Уроки битвы

HMS Trincomalee сейчас выставлен в Хартлпуле на северо-востоке Англии. В течение многих лет он служил учебным судном для молодых английских моряков.

Забытое на Западе Петропавловское сражение до сих пор вспоминается в России как выдающаяся морская победа. Русские назвали один из своих первых броненосных кораблей Петропавловск, и держал в строю корабль с таким названием до конца жизни царской России. Более поздний «Петропавловск » был потоплен в Порт-Артуре во время русско-японской войны, а третий «Петропавловск » был одним из четырех дредноутов класса «Гангут», построенных Императорским флотом России перед Первой мировой войной.

Русские имеют право на праздновать. Хотя сражение было мелким действием на игнорируемом театре малой войны, русские защитники Петропавловска, тем не менее, сражались храбро и умело, добившись успеха против превосходящего противника. Отступление русских следующей весной было столь же искусным, лишив союзников возможности отомстить. Еще одним фактором, вызывающим приятные воспоминания о русских, является то, что Петропавловское сражение было одной из их редких морских побед в XIX веке.19-го века — и победа над могучим Королевским флотом, не меньше. Хотя русские вряд ли столкнулись с командиром способностей лорда Нельсона во время битвы, это все равно была победа, которую нужно было смаковать.

Для Королевского флота и французского флота Петропавловск стал поучительной историей о снижении эффективности военно-морских сил мирного времени. Большая доля вины за потери союзников лежала на плохом руководстве. И адмиралы Прайс, и Феврие-Депуант жили дома, на пенсии, а не впервые в жизни командовали удаленными подразделениями своих военно-морских сил. Прайс просто не справлялся с обязанностями командования. Его самоубийство было поводом не столько для осуждения, сколько для сочувствия. Феврье-Депуант был слишком болен, чтобы принимать активное участие в боевых действиях, что позволило передать командование старшему капитану.

Британские капитаны проявили больше энергии и храбрости, чем здравого смысла. Они подчинялись Прайсу до его смерти. Хотя этого следовало ожидать от Королевского флота XIX века, они не воспользовались возможностью, предоставленной им после его смерти. Вместо того чтобы собирать разведданные и разрабатывать план, в котором использовались слабости русских, Николсон просто ворвался в порт в первый день своего командования, а затем позволил русским восстановить батареи, которые британцы и французы уничтожили ценой еще большей крови и боеприпасы. Наконец, высадка 4 сентября была произведена без надлежащей разведки или вообще без какого-либо планирования за пределами точки, в которой они приземлились.

После войны

Крымская война закончилась в марте 1856 года. Аврора покинула реку Амур в июле того же года и отплыла обратно в Кронштадт, наконец прибыв после почти года плавания в море. Больше он никогда не служил и был списан в апреле 1861 года. Адмирал Путиатин стал послом России в Японии в 1858 году. К концу Крымской войны Завойко был произведен в генералы, а позже он помог основать Владивосток.

Петропавловск долго восстанавливался после войны. Появились материковые порты. Николаевск-на-Амуре стал главным русским портом на побережье Тихого океана, прежде чем его вытеснил Владивосток в 1871 году. Россия продала свои земли на Аляске Соединенным Штатам в 1867 году. Вместо того, чтобы быть важным перевалочным пунктом на торговом пути в Северную Америку, Петропавловск стал крайней восточной оконечностью Российской империи. К 1890 порт сократился с 1600 до 506 жителей. Десять лет спустя в нем проживало всего 383 человека. Потребовалась еще одна тихоокеанская война, чтобы вернуть городу его прежний статус.

Из союзных кораблей, участвовавших в битве, большинство вышло из боевого состава после Крымской войны. Во многих отношениях Петропавловское сражение стало последним актом в эпоху боевых парусов. В то время как чисто парусные суда будут служить военными кораблями в течение следующих 15 лет, они выполняли дополнительные функции после 1856 года. Срок службы деревянных военных кораблей также был ограничен, даже для винтовых пароходов. В 1860 году был спущен на воду HMS 9.0003 Warrior, железный бронированный паровой военный корабль. Год спустя броненосец Конфедерации CSS Virginia/em> протрубил похоронный звон по парусному военному кораблю, уничтожив два деревянных парусных фрегата в Хэмптон-Роудс, штат Вирджиния. Только другой броненосец, USS Monitor, , предотвратил уничтожение остальных деревянных боевых кораблей ВМС США в этих водах.

Один из британских кораблей эскадры Прайса, HMS Trincomalee , все еще существует. После 1871 г. использовался как портовое судно, а в 1919 г. стал учебным.03. В течение следующих 83 лет поколения мальчиков-моряков учились верёвкам на её верхней палубе. К 1983 году этот тип школьного корабля устарел, но из-за его возраста (и растущего увлечения возрастом паруса) корабль был восстановлен как музей в Хартлпуле на северо-востоке Англии, где посетители могут увидеть его сегодня. .

Осталось одно странное эхо битвы. Как и в большинстве военно-морских сил, ВМФ России повторно использует названия кораблей, участвовавших в выдающихся боях. Когда деревянный фрегат Аврора ушел в отставку, его имя было присвоено другому русскому военному кораблю, легкому крейсеру, спущенному на воду в 1897 году. Имя оказалось столь же удачным для крейсера, как и для более раннего фрегата. Крейсер пр. «Аврора» был одним из немногих российских участников, уцелевших в Цусимском сражении. Затем, в 1917 году, дислоцированная в Петрограде, она произвела выстрелы, положившие начало Октябрьской революции. Пережив Вторую мировую войну в Ленинграде, крейсер сохранился как памятник русской революции. Сегодня это корабль-музей на Невке, единственный уцелевший военный корабль Императорского флота России.

Крымская война Северная часть Тихого океана — Петропавловск 1854

Перейти к содержимому Крымская война Северная часть Тихого океана – Петропавловск 1854 г.

Самый распространенный образ Крымской войны (1854–1856 гг.) – это британская легкая бригада, которая идет на смерть и славу против русских орудий в Балаклаве. Почти одинаково известны былины «Тонкая красная линия» и «Штурм Редана», обе в самом Крыму. Более ориентированные на мореплаватели могут подумать об огромной и дорогостоящей экспедиции на Балтику, которая принесла такие скудные доходы. Однако мало кто слышал о самой отдаленной операции войны, англо-французском штурме Петропавловска, российского порта на севере Тихого океана на полуострове Камчатка.

Даже для русских слово «Камчатка» означало загробный край, труднодоступный до почти невозможности добраться по суше из Европейской России. Транссибирская магистраль еще не была продумана и не будет завершена в течение следующих пяти десятилетий, и единственным реальным путем снабжения населенных пунктов было море. Камчатка представляет собой обширный полуостров — почти 100 000 квадратных миль — и содержит около 160 вулканов, 29 из которых действуют сегодня, и практически отрезан от остальной Сибири Охотским морем. В 1854 г. русское присутствие здесь едва достигло столетия, и город Петропавловск, основанный мореплавателем Витусом Берингом (прославленным «проливом») в 1740 г., имел важное значение не только как незамерзающий порт, но и как перевалочный пункт для связи с Русская Аляска. Однако интерес России к Аляске никогда не был более чем вялым, а ее потенциал никогда не признавался. Примерно через тринадцать лет его должны были продать Соединенным Штатам по бросовой цене.

Петропавловск расположен на берегу, описанном викторианским писателем как «одна из самых благородных бухт во всем мире — славная бухта Аватча». К 1854 году в городе была гавань, почти не имеющая выхода к морю, с песчаной косой, защищавшей его от всякого страха перед штормами или внезапными шквалами. Укрытие, которое он предлагал, и отсутствие зимнего льда сделали его идеальной морской базой, и в последнее время он использовался как таковой Тихоокеанским флотом Советского Союза и Российской Федерации.

Петропавловск в 1856 г. – в конце войны

Когда Великобритания, Франция, Турция и Пьемонт вступили в войну с Россией в 1854 году, главными театрами военных действий должны были стать Крым и Балтика, оба из которых имели выход по морю. Разрушение крымской военно-морской базы в Севастополе и русских укреплений на Аландских островах считалось стратегически важным и желательным. Однако невозможно понять, как можно было вообразить, что экспедиция на Петропавловск окажет существенное влияние на ход войны. Даже в случае удержания оккупационным силам некуда было деваться, и единственные неудобства для русских были бы двумя или тремя тысячами, занятыми торговлей на Аляске. Несмотря на это, было решено направить против Петропавловска значительный англо-французский отряд. Он состоял из шести кораблей, HMS 9 Королевского флота.0003 President (фрегат, 38 орудий), HMS Virago (гребной шлюп, 6 орудий) и HMS Pique (фрегат, 36 орудий), плюс французский La Fort (фрегат, 60 орудий), Eurydice (корвет, 32 орудия) и Obligado (шлюп, 32 орудия). Поскольку только Virago приводился в движение паром, его сила мало чем отличалась от той, которая могла выйти в море во время наполеоновских войн всего четыре десятилетия назад. Британский командующий, 64-летний контр-адмирал Дэвид Прайс сам был ветераном того последнего периода, получив повышение после 39 лет службы.лет в должности капитана почты. Французские силы находились под командованием контр-адмирала Огюста Фебврье-Депуанта, и, как всегда в операциях союзников, вероятность недопонимания и путаницы была значительной. На бумаге силы союзников несли около 200 орудий, хотя, поскольку они почти полностью состояли из бортовых кораблей, только половина этого числа могла быть задействована в любой момент времени.

HMS  Virago  – единственный паровой корабль в составе союзных войск (с признанием Австралийского военного мемориала)

Англо-французские силы вошли в Аватчинскую бухту 28 августа 1854 года (по западному календарю) и менее ветрозависимый Virago был отправлен на разведку. Город — немногим больше деревни — был защищен от внешней бухты длинным узким полуостровом на западе и песчаной отмелью на востоке. Суда, проходившие между ними, заходили во внутреннюю гавань, и проход можно было закрыть цепью. Защитные батареи располагались, как показано наложением на современную российскую карту выше — батарея из 5 орудий на оконечности полуострова (батарея № 1), батарея из 11 орудий на песчаной отмели напротив (батарея № 2) и батарея из 11 орудий. 3-я артиллерийская батарея дальше по полуострову (батарея №3). Общая численность российских войск составила 9 человек.20 человек, как моряков, так и солдат, плюс два корабля Тихоокеанского флота России (практически весь флот!), 44-пушечный фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» . Они были пришвартованы внутри песочницы и надежно защищены батареей № 2, которую дополнили собственными десантными орудиями.

Современная русская карта с примечаниями Ваннера для идентификации батарей и т. д.

разведка Вираго завершена, союзные силы выдвинулись для бомбардировки города 31 августа. Судебное разбирательство началось с того, что контр-адмирал Прайс спустился вниз и застрелился — неизвестно, преднамеренно или случайно, — оставив британское командование переданным капитану Николсону из HMS 9.0003 Пике . Обстрел был приостановлен, но 4 сентября силы вернулись, Virago впереди, за ними La Fort, President и Pique , которые должны были сосредоточить огонь на батарее № 1, в то время как Eurydice и Obligado захватили на батарее №3.

HMS  Pique  – один из последних парусных фрегатов, устарел на момент постройки в 1836 году предупредил, что « Глупо сражаться с фортом на корабле» ). Однако вступить в бой с батареей № 2 на песчаной косе, закрывающей внутреннюю гавань, было более трудным делом, поскольку было недостаточно места для того, чтобы все орудия кораблей союзников могли вести по ней огонь. Таким образом, взятие города означало высадку людей. Однако почти со всех сторон он был окружен высокими холмами, и единственное уязвимое место находилось на юге, за пределами гавани, где на сушу, окаймлявшую залив, выходила небольшая долина (см. старую русскую карту выше).

Петропавловск под бомбардировкой – современное впечатление

Десантный отряд из примерно 680 британских и французских моряков и морских пехотинцев был спешно собран и отправлен на берег на лодках. Высадка не встретила сопротивления, и англо-французские силы беспорядочно и плохо скоординировано продвигались вглубь суши. Земля впереди, поднимаясь к гребню, была усеяна разбросанными кустами и деревьями, за которыми расположились казачьи стрелки. Они открыли уничтожающий огонь и перестреляли почти всех офицеров союзников. Бойцы, не видя своего врага и потеряв своих лидеров, в паническом беспорядке отступили. Многие потеряли ориентацию в зарослях, и последовала серия небольших ожесточенных боев, в которых некоторые из высадившихся войск, скорее всего, были случайно застрелены самими собой. Некоторые бежали на холм в задней части города и были безжалостно преследованы казаками, в то время как другие погибли, упав с крутого утеса на одной стороне холма. Орудия La Fort, Virago и Obligado прикрывали основное отступление к лодкам, но это явно было крупное поражение. По счету мясника было 107 британцев и 101 француз убитыми или ранеными из 680 высадившихся. Россияне потеряли половину этого числа и удержали поле. Поражение союзников было тотальным.

Союзникам ничего не оставалось делать, как отступить. Зима сделала перспективу дальнейших действий непривлекательной, но вскоре планировалось вернуться в войска на следующий год. Втайне от союзников русские решили — мудро — что Петропавловск не представляет большой ценности для них самих и может стать потенциальной угрозой для союзников, если они возьмут его. Соответственно, в начале 1855 г. русский гарнизон был эвакуирован.

Тем временем союзники собирали более крупные силы с приписанными к ним кораблями с китайской станции. Новый командующий, контр-адмирал Брюс, организовал снабжение на Гавайях, а в Эскимальте, недалеко от Ванкувера, был организован огромный склад снабжения и госпиталь для обеспечения дальнейшей поддержки. 30 мая 1855 г. объединенная англо-французская флотилия в густом тумане вернулась в Петропавловск и заняла позиции в ожидании нападения. Когда через два дня туман рассеялся, разведка показала, что город заброшен. Войска Брюса заняли его без единого выстрела. Он должен был удерживать город до окончания войны в 1856 году.0007

Русская пушка батареи № 3 с видом на Аватчинскую бухту сегодня

Отражение союзников под Петропавловском было единственным успехом русских на любом фронте в Крымской войне, и поэтому его вспоминают лучше, чем на Западе. На тактическом уровне операция имела больше общего с наполеоновским периодом — парусные суда, бортовая дульнозарядная артиллерия, импровизированные десанты — чем с наступающей эпохой. Броненосец прибудет в течение десяти лет, а за ним быстро последуют затворы, торпеды, эффективная паровая энергия и постоянно улучшающаяся броня. На стратегическом уровне операция, будь то тактический успех или провал, могла представлять собой лишь тупиковую растрату жизней и ресурсов.

Для Англии и Франции Петропавловск был позором. И, возможно, именно поэтому мы так мало слышали о нем с тех пор.

Типичный обзор на Amazon, названный «Самым продуманным сериалом о военно-морских приключениях».

«Каждая из «Хроник Долиша» лучше предыдущей. Сочетает действие и приключения Тома Клэнси или Бернарда Корнуэлла с чувственностью Генри Джеймса или Джека Лондона. Герой проявляет упорство перед лицом невзгод и остается верным своим принципам и развивающимся моральным чувствам: становится все более совершенным с каждым испытанием. Не ура-патриот, а решительный этичный человек, который будет выполнять свой долг до края земли. Не могу дождаться следующего романа из этой серии! Спасибо, мистер Ваннер, за этого сказочного героя, которого так удачно поместили на фоне выдающихся викторианцев».

Для получения более подробной информации нажмите ниже:

Для amazon.com    Для amazon.co.uk      Для amazon.com.au

Хроники Доулиша – теперь до восьми томов 07 002 9039, и это число…

Шесть бесплатных рассказов доступны для загрузки на Kindle. Чтобы получить к ним доступ, зарегистрируйтесь в списке   Dawlish Chronicles  ma — просто нажмите на баннер ниже. Вы будете в курсе новых книг и периодически будете получать другие бесплатные истории.

Антуан Ваннер2020-04-07T18:41:37+00:00 Ссылка для загрузки страницы

Перейти к началу

Крымская война в Арктике | Исторический атлас Арктики (2 сентября 1855 г.)

ПОСЛЕДНИЙ: Битва за спасение Разрушение Иерусалима Мир Акилисены • Восстание Флавиев

Изменить Атлас АрктикаМексика и Центральная АмерикаСеверная АмерикаЮжная АмерикаСеверная АфрикаАфрика к югу от СахарыВосточное СредиземноморьеЕвропаСеверная ЕвразияСеверо-Западная ЕвропаЗападное СредиземноморьеАзиатско-Тихоокеанский регионВосточная АзияЮжная АзияАвстралияАзияИгра престолов

Изменить дату 14 января 181420 октября 181828 г. , февраль 182523 г. ноябрь 183715 июня 184621 октября 185031 г. март 18542 г.1721 август 19186 апреля 192031 г. октябрь 192120 января 192514 г. Глава (1620 — 1818) Меховые империи (1818 — 1875) Разделение северной части Тихого океана (1875 — 1939) Завоевание Крайнего Севера (1939 — 1945) Вторая мировая война в Арктике (1945 — ) Арктика преобразилась

Изменить карту Договор 1818 г. Англо-русская конвенцияКанадские восстанияОрегонский договорПоиск ФранклинаОткрытие ЯпонииКрымская война в АрктикеПриобретение АмураЗолотая лихорадка на северо-западе Тихого океанаПокупка АляскиВойна БосинаЗакон о земле РупертаСанкт-Петербургский договор

Посмотреть полную карту и варианты для мобильных…

США

R

0 p  e  r  t  ‘  s     L  a  n  d(Br./HBC)

Гренландия(Den./KGH)

I  n  u  i  t

Китайский
Империя

Русский
America(Rus./RAC)

Canada(Br.)

D  e   n   e

Newfoundland(Br.)

C.West

C. East

Исландия(Den.02) 90 Швеция)

Швеция

Великобритания

Ден.

Франция

Испания

Япония

Инуиты

Инуиты

Инуиты

Инну

Юпик

Северо-Западный

Британия америка(Br. unorg. terr.)

Пруссия

Новый
Caledonia (Br./hbc)

N.B. (Br.)

N.S. (Br.)

P.E. (Br.)

N.

B.

Инуиты

Инуиты

Aleutian
Острова(рус.)

Австрия

Финляндия(на рус.)

Шпицберген(англ.)

Новый
Сибирский
Ис.(униж.)

Чукотский

N. Kuril IS. (Rus.)

CREE

CREE

Tutchone

Kaska

Gwich’in

Athabaskans

Nganasan

Vancougure
Шарлотта Ис.(Бр.)

Железо
Конфедерация

Ainu

A.

Ezochi (Jap. Dom.)

Tlingit

Sardinia

Jan Mayen (Uninh.)

ST P & M (фр. )0002 Фарера IS. (Den.)

Urup (Allied Ock.)

AVG MAX
Ледяной покров
ФЕВ./МАР

AVG MAX
ICE COMP
AUG/SEP

ARKHANGEL

KOLA

NOW

Петропавловск

Соловки

Аян

Де-Кастри

13–16 авг. 1854Союзники берут
Аландские о-ва.

23 авг. 1854 г. Британцы разрушают Колу;
перейти в атаку
Соловки и Архангельск

29 августа – 5 сентября 1854 г. Поражение русских
Англо-французский
попытка взять
Петропавловск

сен 1854Высадка союзников
в Крыму

окт 1854Англо-японский
Договор о дружбе

фев 1855Симодский договор делит Курил
. btn
Россия и Япония

Май–июнь 1855 г. Союзники ненадолго оккупируют
Петропавловск после
Отход русских

Май–октябрь 1855 Нападение англичан на Де-Кастри

Июль–август 18550007

2 сентября 1855 г.

14 Jan 1814

20 Oct 1818

28 Feb 1825

23 Nov 1837

15 Jun 1846

21 Oct 1850

31 Mar 1854

2 Sep 1855

13 Aug 1859

19 июль 1862

30 марта 1867

27 января 1869

15 июля 1870

7 мая 1875

9 октября 1882

(более) (меньше…

5 августа 1892

13 июня 1898

7 июня 1905

6 апреля 1909

6 апреля 1917

21 августа 1918

6 апреля 1920

31 октября 1921

20 Январь 1925

14 Mays 1926 19261 19000 21 октября 1921

20 Январь 1925

14 Mays 1926 1926 14 Mays 1926 1926 14 Mays 1926 1926 14 May Mays 1926 1926 14 May Mays 1926 1926 14 May Mays 1926 1926 19000 14

12 Jul 1932

10 Sep 1939

10 Apr 1940

10 May 1940

9 Apr 1941

3 Sep 1941

7 Dec 1941

7 Jun 1942

31 Dec 1942

22 Oct 1943

25 июнь 1944

4 октября 1944

7 мая 1945

15 августа 1945

4 апреля 1949

17 августа 1977

12 марта 2015 г.

15 января 2022

…меньше)

1620–1818 Империи меховой торговли 1818–1875 гг. Разделение северной части Тихого океана 1875–1939 Завоевание Крайнего Севера. 1939–1945 Вторая мировая война в Арктике. 1945–н.в. Преобразование Арктики

Арктика Мексика и Центральная Америка Северная Америка Южная Америка


Северная Африка К югу от Сахары
Восточное Средиземноморье Европа Северная Евразия Северо-Западная Европа Западное Средиземноморье
Азиатско-Тихоокеанский регион Восточная Азия Южная Азия
Австралазия
Игра престолов

20 окт. 1818 г. Договор 1818 г. 28 февраля 1825 г. Англо-российская конвенция. 23 ноября 1837 г. Восстания в Канаде 15 июня 1846 г. Орегонский договор 21 октября 1850 г. Поиски Франклина 31 марта 1854 г. Открытие Японии. 2 сент. 1855 г. Крымская война в Арктике 13 августа 1859 г. Приобретение Амура 19 июля 1862 г. Золотая лихорадка на северо-западе Тихого океана. 30 марта 1867 г. Покупка Аляски. 27 января 1869 г. Босинская война 15 июля 1870 г. Закон Руперта о земле 7 мая 1875 г. Санкт-Петербургский договор

Другие страны вскоре последовали за Соединенными Штатами в подписании договоров с Японией, в частности с Великобританией, которая в настоящее время сражалась с Россией в Крымской войне и была занята нанесением ударов по русским базам вдоль обширной береговой линии этой страны. Используя японские порты, британцы и их французские союзники смогли обойти российскую военно-морскую базу в Петропавловске с фланга и преследовать численно превосходящий российский Тихоокеанский флот, который прятался за Сахалином (который союзники считали полуостровом, но русские знали, что это остров). ). Тем не менее русским удалось получить своего эмиссара в Японию, установив выгодные отношения и разделив между собой Курильские острова.

Об этой карте

Скачать карту

Основные события

13–16 августа 1854 г.
Битва при Бомарсунде▲

Войдя в Балтийское море, военно-морские силы Соединенного Королевства и Французской империи при поддержке высадившихся на острове войск и артиллерии открыли огонь по русским крепость Бомарсунд на Сунде (один из Аландских островов). После нескольких дней бомбардировок с суши и моря 2000 оставшихся русских защитников согласились сдаться. Затем союзники разрушили крепость, оставаясь на острове до середины сентября.0007

23 августа 1854 г. Разрушение Колы▲

Британская военно-морская эскадра из трех боевых кораблей под командованием HMS Miranda обстреляла и разрушила Колу, российская Лапландия. Эскадра вышла в Белое море, успешно обстреляв Соловки и Архангельск. Однако попытка эскадры штурмовать Архангельск силами 800 матросов и морских пехотинцев была отбита русскими защитниками. Деспонты попытались захватить русский порт Петропавловск на Камчатке, но их 2600 человек и шесть военных кораблей были отбиты 9-й дивизией.20 Russian Defenders. in wikipedia

14 сентября 1854 г. Высадка в бухте Каламита▲

Англо-французский экспедиционный корпус высадился в бухте Каламита, к юго-востоку от Евпатории и в 56 км к северу от Севастополя, в Крыму, Российская империя. Несмотря на то, что они были дезорганизованы и ослаблены холерой и дизентерией, отсутствие противодействия со стороны России этим высадкам позволило союзникам сформировать плацдарм в 6 км вглубь суши. 19 сентября две армии направились на юг, нанеся поражение русским при Альме на следующий день.0007

14 октября 1854 г. Англо-японский договор о дружбе▲

Соединенное Королевство, представленное адмиралом сэром Джеймсом Стерлингом, подписало англо-японский договор о дружбе с сёгунатом Токугава в Нагасаки, Японская империя. В результате договора порты Нагасаки и Хакодате были открыты для британских судов, а Великобритания получила статус наибольшего благоприятствования по отношению к другим западным державам. вице-адмирал Путятин подписал договор о торговле и мореплавании с сёгунатом Токугава в Симода, Японская империя. Договор разделил Курильские острова между Россией и Японией. Путятин застрял в Японии, когда его корабль Диана была потоплена 7-метровым цунами во время Ансей-Токайского землетрясения 1854 года и смогла уйти только в апреле 1855 года после постройки шхуны Хеда

Британские и французские военные корабли прибыли в Петропавловск на Камчатке только для того, чтобы обнаружить, что единственные трое мужчин, оставшихся в городе, были американцами, которые объявили поселение Соединенным Штатам и сообщили, что русские покинули город в апреле, а некоторым удалось бежать. морем по льду и др., уходящим вглубь суши под покровом снега. Союзники остались на несколько недель, чтобы договориться об обмене пленными с внутренними русскими, прежде чем отправиться присоединиться к китайской эскадре. Русские снова оккупировали город к 1 сентября, после того как ушел последний британский военный корабль. in wikipedia

29 мая — 28 октября 1855 г. Битва при Де-Кастри▲

В апреле 1855 г. русский контр-адмирал Василий Завойко покинул Петропавловск и отплыл в Николаевск — новое русское поселение в дельте Амура напротив Сахалина и на территории, признанной во всем мире китайской территорией. в то время — для строительства новой военно-морской базы. Британская эскадра под командованием Эллиота преследовала русских до Де-Кастри, который они ненадолго заняли в мае, только для того, чтобы обнаружить, что он был покинут, а русские корабли таинственным образом исчезли (британцы не знали о Николаевске чуть севернее, полагая, что Сахалин быть полуостровом). Эллиот вернулся в октябре и обнаружил, что Де-Кастри теперь укреплен, но отступил после того, как двухнедельная перестрелка не смогла сломить русских.0007

10 июля – 13 августа 1855 г. Британская оккупация Аяна▲

В июле 1855 г. британские военные корабли HMS Amphitrite и HMS Barracouta захватили русский порт Аян на Охотском море, прежде чем двинуться на юг, чтобы атаковать русские суда вокруг вход в Амур. Основная эскадрилья британской китайской базы под командованием коммодора Эллиота прибыла в Аян в начале следующего месяца, но, обнаружив, что он покинут, за исключением архиепископа Сибири и нескольких жителей, отступила через 11 дней.0007

2 сентября 1855 г. Захват Урупа ▲

Французско-британский военно-морской флот, направлявшийся из Хакодате, Япония, высадился на Урупе, на российских Курильских островах, завладев островом как l’Isle de l’Alliance и назначив местный Алеутский житель как губернатор. в википедии

1850-е гг. 1855 г. Союзники Архангельск Канадская история Китай Крым Крымская война Финляндия Франция Япония Камчатка Курильские острова карты Наполеон III Россия русская история Сентябрь 2 сентября Турция Соединенное Королевство Уруп

Никольская сопка | Камчатка

Никольская сопка расположена в центре Петропавловска-Камчатского. Это место любят посещать жители города, прогуливаясь парами и компаниями по склонам, иногда даже загорая на вершине. Среди камчадалов наиболее популярно имя Сопка любви.

Сегодня мы посетим Никольскую Сопку по более романтичному маршруту.

Начиная с исторического центра. Имеются административные здания и единственный в городе театр — Камчатский театр драмы и комедии.

Торжества на площади устраивают массовые гуляния, на масленицу пекут блины, устанавливают небольшие концертные площадки. Иногда проводятся соревнования по стритболу.

Летом, в праздничные дни, вдоль побережья совершаются прогулки на моторных лодках.

И каждую зиму перед Новым годом на площади вырастают фигуры из снега и льда. Особенно много людей, молодых и старых, привлекает ледовая трасса. На площади можно увидеть и новогодний фейерверк. Бывает, что салют устраивают боевые корабли, стоящие в Авачинской бухте, цветными залпами из их орудий. Часто зимой на площади проводят соревнования или просто шоу райдеров на сноубордах или лыжах. Постройте специальную горку или пандус, который начинается со склона Никольской сопки.

В центре города стоит памятник Ленину. Иногда мне кажется, что это такой атрибут каждого маленького городка. То ли дань истории, то ли просто забыли убрать.

Еще один памятник апостолам Петру и Павлу находится здесь, на берегу Култучного озера. В 1740 г. экспедиция Витуса Беринга вошла в Авачинскую бухту на двух пакетботах «Святой Петр» и «Святой Павел». Поселок моряков, расположенный на берегу, давший начало городу, стал называться Петропавловской гаванью. И с тех пор святые апостолы Петр и Павел являются хранителями нашего города. Памятник им установили в 2005 году.

Далее Никольская сопка справа, и идем вверх по улице Ленина, поднимаемся на небольшой холм, мимо театра.

С левой стороны проходим небольшую часовню. Этот памятник — братская могила воинов, погибших во время героической обороны города от английских и французских захватчиков в 1854 году. С левой стороны от нападавших захоронено 38 солдат, а с правой — 35 доблестных защитников порта. Вообще большинство памятников, находящихся сегодня на Никольской горе, установлены в честь событий той обороны.

Во время Крымской войны к берегам Петропавловска-Камчатского подошли несколько английских и французских военных кораблей. Их целью был захват территории и ослабление влияния России на Тихом океане. Авачинская бухта — одна из самых удобных и крупных портовых гаваней мира. В ходе ожесточенных боев нашим войскам удалось отразить превосходящие силы противника и защитить свой город.

Идя по улице Ленина, мы подходим к площади Свободы, в центре которой находится памятник войнам Советской Армии — освободителям Курил в 1945. Ежегодно в честь победы люди возлагают цветы к памятнику и поздравляют ветеранов.

Затем мы пройдем через парк и переместимся ближе к холму. В советское время Никольская горка использовалась как парк отдыха. Были проложены дорожки для прогулок, работали аттракционы и танцпол, можно было использовать тир или прыгнуть с парашютной вышки.

Все основные праздники и гуляния проходили в этом парке. Но со временем это место утратило свое значение, и все городские мероприятия стали проводить на площади Ленина. Территория холма объявлена ​​памятником природы и запрещена любая хозяйственная деятельность. Постепенно место пришло в негодность.

Через эту арку, которая служила перед входом в парк, мы поднимемся по лестнице, а затем поднимемся вплотную к вершине.

Здесь мы посетим три памятника, посвященных событиям обороны 1854 года.

К памятнику «Славе» ведет каменная лестница. Памятник выполнен из чугуна и увенчан шпилем и крестом.

Далее идем к памятнику героям III батареи лейтенанта Максутова, принявшего ожесточенный бой в обороне. На каменном постаменте расположена чугунная пушка, нацеленная на Авачинскую бухту.

По узкой тропинке, чуть ниже добираемся до места батареи Максутова. Воссоздан после войны в 1959 году.

Спускаемся по разрушенной лестнице, оказываемся на узкой полоске берега. Протягивается в обе стороны вдоль Никольской сопки. Вода перемалывает камни и стекла, которые падают в воду, и поэтому много круглых камней.

Можно просто посидеть на скамейке, наблюдая за закатом и заходом солнца на дорожку оранжевого солнца. Или сидеть с закрытыми глазами и слушать шум волн, накатывающих на берег.

Мы пойдем вдоль берега вправо по направлению к центру. Если вам повезет, вы найдете морских звезд или медуз, выброшенных на берег приливом. Повсюду есть моллюски, которыми кормятся местные птицы.

По этой узкой полоске галечного пляжа, по крутым склонам Никольской сопки, мы добираемся до того места, откуда начали наш маршрут.

Никольская сопка

Морская война на Тихом океане 1854-55 гг. — Медали DCM

Морская война на Тихом океане 1854-55 гг.

Забытый элемент русской войны 1854–1856 годов

Война против России 1854–1856 годов обычно вспоминается сегодня как «Крымская война», после кампании, в которой участвовали армии Великобритании, Франции, Османская империя и Сардиния для захвата базы российского Черноморского флота в Севастополе. Война в Крыму хорошо задокументирована и хорошо известна — с ее (печально) известными инцидентами, такими как Атака легкой бригады, страдания солдат от болезней, холода и плохого управления, а также работа Флоренс Найтингейл. Но мы склонны забывать, что с британской точки зрения война против России должна была быть прежде всего морской войной — британские сухопутные войска были лишь вспомогательным элементом в наземных операциях, проводившихся в Крыму. В другом месте огромная Российская империя должна была быть атакована в любой доступной точке с моря — и это в значительной степени имело в виду Королевский флот, действовавший в согласии с более мелкими французскими эскадрами. Были морские походы на Балтике в 1854 и 1855 годах, далеко на север в Белом море в 1854 и 1855 годах, вокруг Черного моря и (наиболее успешно) в Азовском море в 1855 году. наиболее забытая из них — серия морских операций, проведенных на Тихом океане в 1854 и 1855 гг.

Что касается значимых усилий против России, то в то время, когда русская экспансия на восток через Сибирь была еще в зачаточном состоянии, на ее тихоокеанском побережье было немного русских поселений, которые могли бы заслужить внимание союзных военных кораблей. Единственными крупными русскими городами в регионе были Охотск и Петропавловск, а также порт Ситка на Аляске, торговавший мехом и рыбой. Небольшие рыбацкие и торговые поселения едва ли стоили каких-либо усилий, как и общины на острове Сахалин или вокруг устья реки Амур, бывшей территории Китая, которая лишь недавно перешла под контроль России. Порт Петропавловск, расположенный на полуострове Камчатка и укрытый в бухте Авоча, был крупнейшим русским поселением на побережье Тихого океана. Основанный в 1740 году русским мореплавателем Витусом Берингом, в честь которого названы Берингово море и проливы, порт развивался как рыболовецкий и китобойный порт, база для плаваний в арктические моря и как связующее звено с русскими поселениями на Аляске. В 1854 году здесь также стояла якорная стоянка небольшой русской Тихоокеанской эскадры.

Если бы не факт присутствия русского флота в северной части Тихого океана, союзники вполне могли бы оставить этот район в покое, так как он был так удален и не имел большого экономического значения. Вдобавок к этому, британские (и французские) знания региона были минимальными, а морские карты практически отсутствовали. Тем не менее, русская эскадра действительно существовала, хотя ее точный размер и местонахождение были неизвестны, и с ней нужно было разобраться, поскольку существовала некоторая обеспокоенность тем, что русские военные корабли могут «навредить» британским китобоям или торговцам в Тихом океане или при движении в и из Тихого океана. США, Китай и Австралия. Поэтому летом 1854 года было решено, что англо-французские военно-морские силы действительно будут действовать против интересов России в регионе. Целью, как и на других военно-морских театрах, был поиск и уничтожение русских военных кораблей, нанесение ударов по береговым военным объектам и срыв торговли, под которой в основном подразумевался рыболовный и китобойный промысел и торговля с русской Аляской.

Российское военно-морское присутствие в северо-западной части Тихого океана было очень небольшим. Ее флотом в этом районе в 1854 г. командовал контр-адмирал Путятин, многоопытный исследователь, дипломат и морской офицер, имевший в своем подчинении только престарелый 60-пушечный фрегат «Паллада», фрегат «Аврора» (44) и вооруженный транспорт «Двина» ( 12). Путятин прекрасно знал, что его противник может выставить против него гораздо большие силы, и мудро стремился избежать морского боя. Фрегат «Паллас» был отправлен в безопасное место далеко вверх по реке Амур, а «Аврора» и «Двина» — в Петропавловск, где они могли не только укрыться, но и помочь в защите порта.

Эскадра союзников, развернутая для действий в северной части Тихого океана, набиралась с военных кораблей, обычно находящихся на Китайской базе или патрулирующих американское тихоокеанское побережье, которые можно было быстро отвлечь для операций против интересов России. Выбранные корабли сосредоточились в Гонолулу в конце июля 1854 года, объединенные силы включали:

Британцы:

Президент (флагман), 50-пушечный фрегат под командованием капитана Р. Берриджа.

Пике, 40 лет, фрегат пятого ранга под командованием капитана сэра Ф. В. Э. Николсона, Барт.

Тринкомали, 24 года, фрегат типа «Леда» под командованием капитана У. Хьюстона.

Амфитрита, 24 года, фрегат типа Леда, под командованием капитана К. Фредерикса.

Вираго, 6, колесный пароход под командованием командира Е, маршала.

Французский: La Forte, 60 (флагманский) фрегат под командованием капитана де Миниака.

L’Eurydice, 32, фрегат под командованием капитана де ла Грандьера.

L’Artémise, 30, корвет под командованием капитана L’Eveque.

Л’Облигадо, 18, бригада капитана Розенавата.

Французский контингент находился под командованием контр-адмирала Огюста Феврье-Депуанта (1796-1855), но общее командование возлагалось на британского контр-адмирала Дэвида Прайса, командовавшего британской эскадрой в Тихом океане. 9 мая 1854 года Прайс издал инструкции президента, находившегося тогда в Кальяо в Перу, подчиненным ему командирам, требуя, чтобы «мы немедленно начали и выполнили все такие враждебные меры, которые могут быть в нашей власти… против России и против кораблей, принадлежащих Императору». России или его подданным или иным лицам, проживающим в пределах любой из его стран, территорий или владений». Отправив «Амфитриту», «Тринкомали» и «Артемиз» в круиз для защиты торговли у берегов Калифорнии, союзная эскадра по-прежнему имела более 200 орудий и 2000 человек, и один писатель назвал ее «очень респектабельной силой кораблей для встречи с русскими». . Союзники направились сначала к русскому пушному порту Ситка на Аляске, надеясь найти там русскую эскадру. Ничего не найдя, объединенный флот повернул к полуострову Камчатка и 28 августа 1854 г. прибыл в бухту Авоча.

Замечательное выживание — HMS Trincomalee прекрасно отреставрирован и теперь пришвартован в Хартлпуле.

Таково расстояние между Петербургом и Петропавловском, что губернатор Камчатки контр-адмирал Завойко только в середине июля узнал о состоянии войны. Хотя Петропавловск имел несколько установленных укреплений, адмирал, не теряя времени, укреплял оборону, понимая, что порт станет очевидной целью для морской атаки. Он приказал построить новые окопы, батареи, насыпи и рвы и набрал местных жителей в «городскую стражу». Торговые суда в бухте были рассредоточены и стоявшие в порту русские военные корабли, недавно пришедшие «Аврора» и «Двина» были выведены в бухту, пришвартованы так, что орудия их служили дополнительными батареями, защищающими подходы к порту; экипажи обоих кораблей высадились, чтобы присоединиться к защитникам. Тем не менее у Завойко было всего 67 тяжелых орудий и менее 1000 вооруженных людей для защиты всего города. Тогда ему оставалось только ждать появления врага.

Не найдя за последние недели достойных целей, 29 августа адмирал Прайс прибыл к Петропавловску и провел разведку порта на пароходе «Вираго». Он обнаружил, что его защищают четыре небольшие батареи и более крупный форт с пятью тяжелыми орудиями, а сам он защищен фланговыми батареями из двенадцати 36-фунтовых орудий. Прайс решил атаковать порт 30 августа. Рано утром корабли были готовы к бою, и в гавань вошли «Президент», «Пике», «Ла Форте», «Эвридика» и «Облигадо». Но после того, как было произведено всего несколько выстрелов, произошла катастрофа. Сразу после начала стрельбы Прайс удалился в свою каюту на борту «Президента» и выстрелил себе в сердце; он умер несколько часов спустя. Был ли это случайный выстрел из собственного пистолета, как тактично предположили в свое время, или попытка самоубийства престарелого офицера, заваленного своими обязанностями, никогда не будет известно, но трагедия его внезапной смерти, естественно, вызвала полный срыв запланированного атака. Общее командование британскими кораблями было передано капитану сэру Фредерику Николсону из Пике, который отложил атаку до следующего дня. После этого операции руководил французский адмирал Феврье-Депуант; он тоже должен был умереть на борту своего флагманского корабля «Ла Форте» в 1855 году.00:07

31 августа союзная эскадра снова вошла в гавань и начала усиленную бомбардировку Петропавловска. Но нерешительность разрушила все шансы на успех. Опасаясь серьезного повреждения кораблей, французский адмирал держал их на большом расстоянии — слишком далеко, чтобы нанести серьезный ущерб хорошо защищенным батареям. Главной целью была батарея из 11 орудий, которая фактически была подавлена ​​огнем Ла Форте и Президента. Русский корабль «Аврора» открыл ответный огонь из-за обороняемой позиции, но сильно пострадал от реакции союзников. Наконец, десант из Вираго под командованием капитана К.А. Паркера, Р.М., фактически захватил одну береговую батарею и навел на нее орудия, прежде чем отступить. Но к ночи мало что было достигнуто, и эскадра снова отошла; за ночь русские устранили повреждения своих батарей, готовые к следующему натиску.

Атака на Петропавловск

Посоветовавшись со своими офицерами, Феврье-Депуант решил начать совместную атаку с суши и моря 4 сентября. Пока военные корабли обстреливали морскую оборону, военно-морская бригада из 700 матросов и 100 морских пехотинцев с «Пике» и «Эвридики», почти половина всего личного состава союзной эскадры, должна была высадиться, чтобы захватить артиллерийские позиции к северу от порта перед атакой на сам город. Эти силы были переданы под командование капитана де ла Грандьера из Л’Эвридики, с капитаном Берриджем президента и контингентом морской пехоты снова под командованием капитана Паркера. Президент, Вираго и Ла Форте привлекут внимание батарей, в то время как береговые группы, находящиеся на борту Вираго, расправятся с батареями в ближнем бою, а затем атакуют город.

Trincomalee (в центре) и другие корабли Китайской эскадры

Основная высадка поначалу прошла хорошо, хотя место было выбрано неудачно, так как его пропускал холм, который оказался хорошо защищенным. Стрельба из «Президента» и «Вираго» заставила замолчать две береговые батареи, а непосредственная наземная цель, батарея № 4, была быстро взята. Однако выяснилось, что его просто бросил экипаж, который навел орудия и отошел к другой батарее. Военные корабли продолжали обстрел, но вскоре у береговой группы возникли трудности, и вся атака провалилась. Перед лицом вражеского десанта русские защитники расположились на лесистом холме с видом на маршрут наступления и на скрытых позициях в густом кустарнике. Когда морская бригада и морские пехотинцы продвигались вглубь суши, препятствуя зарослям ежевики и подлеску, они были встречены шквальным и точным огнем с укрытых позиций, после чего последовала контратака русских моряков. Капитан Паркер и два французских офицера, включая капитана Лефевра из L’Eurydice, были среди первых убитых, а девять других британских и французских офицеров были быстро ранены. С этими потерями среди своих лидеров и под шквальным огнем остальные отступили, и было приказано отступать к берегу.

К моменту прекращения боевых действий 107 британских и 101 французский моряк и морской пехотинец были убиты или ранены в результате позорного отпора. С точки зрения Русской войны это были значительные потери в мелкомасштабном бою. Выжившие вскоре вернули корабли, и, хотя беспорядочная стрельба продолжалась до наступления темноты, ничего существенного достигнуто не было. Вечером военные корабли отошли за пределы досягаемости для ремонта и лечения раненых, а ночью русские снова заняли или отремонтировали свои поврежденные артиллерийские позиции.

Излишне говорить, что эта неудача на Дальнем Востоке была встречена с изумлением в Британии, где неспособность добиться чего-либо конкретного против столь отдаленного врага вряд ли считалась заслугой. Нет никаких сомнений в храбрости солдат и офицеров с обеих сторон, но в равной степени ясно, что высадка была плохо продумана, а информация о характере и силе вражеских позиций, которые они атаковали, была скудной.

После захоронения погибших союзников на острове Таринский эскадрилья просто покинула этот район, командиры сочли ее слишком ослабленной, чтобы возобновить атаку. Русские сообщили о 115 жертвах и повреждении городского рыбного склада и тринадцати других зданий в результате морской бомбардировки. Хотя 7 сентября Вираго и Президенту удалось захватить русскую шхуну «Анадис» и десятипушечный транспорт «Ситка», это были скромные награды, достигнутые большой ценой. Британские части отплыли на зимние стоянки на острове Ванкувер, а французы — в Сан-Франциско.

В 1854 году в Тихом океане больше не проводились военно-морские операции. Поражение вынудило провести полную реорганизацию союзной эскадры, действовавшей в регионе, и отправить на театр военных действий больше боевых кораблей. Контр-адмирал Х. В. Брюс, командующий британской Тихоокеанской эскадрой, был назначен командующим в ноябре 1854 года, но ничего не было сделано до лучшей погоды весной 1855 года. Шустрый, винтовой, Encounter и Barracouta. Французское подразделение под командованием контр-адмирала Фуришона, как и в 1854 году, состояло из Ла Форте, Альцеста, Эвридики и Облигадо.

Медаль за выслугу лет матросу на борту «Тринкомали» во время кампании

В апреле 1855 года адмирал Брюс приказал кораблям «Энкаунтер» и «Барракута» просто наблюдать за Петропавловском и докладывать о передвижениях противника. Фактически, в начале 1855 года город был сильно укреплен, но планы союзников о новой атаке внезапно устарели. Защитники города под командованием русского военачальника на Тихом океане Николая Муравьева прекрасно осознавали опасность, с которой они столкнулись в результате нового нападения более мощной силы. Предприняв удивительно дерзкий шаг, они прорубили проходы во льдах, чтобы освободить застрявшие корабли, и под покровом снега и тумана 17 апреля 1855 г. весь русский гарнизон численностью около 800 человек был выведен из города и отправлен в безопасное место в устье р. Амур. Гражданское население (около 1300 человек) бежало по суше, чтобы укрыться во внутреннем селе Аватча, вдали от опасности морской артиллерии. Городские пушки были заколоты, убраны или закопаны. Все это было выполнено быстро и эффективно, причем союзные наблюдатели даже не знали о движении.

Когда в мае 1855 года союзники вошли в Петропавловск, сразу стало ясно, что город опустел. Десантные отряды уничтожили оставшиеся батареи и сожгли найденный в гавани арсенал, магазины и севший на мель русский китобойный корабль, но не было предпринято никаких попыток проследить за русскими кораблями в Амур, поскольку сообщалось, что они очень хорошо защищены. Позднее британская пресса подвергла командиров «Энкаунтер» и «Барракуты» особую критику за то, что они позволили всему гарнизону Петропавловска бежать на корабле. Не имея других целей в Петропавловске, союзники переправились на Ситку, но поскольку она оказалась незащищенной и в порту не было русских кораблей, она осталась невредимой.

Несмотря на смену командиров и увеличение численности, Тихоокеанская кампания 1855 года потерпела очередной удручающий провал, характеризующийся кажущимися бессмысленными (и уж точно неэффективными) патрулями в малоизвестных водах. Они просто не могли найти русскую тихоокеанскую эскадру — или, по крайней мере, не могли сблизиться с ней — и, в отличие от кораблей союзников в Балтийском и Азовском морях, не предпринимали попыток нанести ущерб малозначительному местному промыслу или местным общинам. В течение всего года продолжались спорадические военно-морские операции кораблей, привлеченных с китайской станции. В апреле HMS Spartan был отправлен для патрулирования Курильских островов, но безрезультатно, а боевые корабли курсировали в японских и корейских водах в поисках российских судов. Военные корабли союзников заходили в японский порт Хакодате и оттуда шли на север, «посещая» в основном небольшие местные поселения на разбросанных островах; в Урупе на Курильских островах они захватили владения Российско-Американской компании.

Что еще более тревожно, коммодор Эллиотт с сорокапушечной «Сибиллой», винтом «Хорнет» (17) и «Выпи» (12) заметил русскую эскадру в заливе Кастри 20 мая. Они были идентифицированы как «Аврора», «Двина» (оба ушли с Амура), «Олтеница» (22), шестипушечный «Восток» и два других вооруженных судна. Со своими тремя небольшими кораблями — и без карт или знаний об этих водах — Эллиот не чувствовал себя достаточно сильным, чтобы войти в бухту, чтобы попытаться «вырезать» вражеские суда и, если не считать Хорнета, бросившего несколько дальнобойных снарядов в Двину. , ничего не делалось. Не сумев напугать или заставить русские корабли выйти из бухты, чтобы сражаться на открытом воздухе, Эллиот отправил «Выпь» за подкреплением и провел бесплодную неделю в плавании с Хорнетом и Сибиллой, наблюдая за заливом Кастри. К тому времени, когда Биттерн вернулся с частью китайской эскадры под командованием адмирала Стирлинга, русские корабли ушли в Амур, просто минуя легкую блокаду Эллиотта — факт, вызвавший язвительные комментарии в Лондоне. «Пике», «Барракута» и «Амфитрита», к которым присоединились французские корабли «Сибилла» и «Константин», затем были отправлены под командованием Эллиота для патрулирования Охотского моря, безуспешно разыскивая пропавшие русские корабли.

Эскадра адмирала Брюса, совершив безрезультатный крейсер в устье Амура, а затем среди Курильских островов в августе и сентябре, с наступлением зимы просто рассеялась; большинство британских судов снова направились к верфям на острове Ванкувер, а французы снова отправились в Сан-Франциско. Последним актом Тихоокеанской кампании, если его можно таковым назвать, был захват «Барракутой» брига «Грета», на борту которого оказалась большая часть экипажа русского фрегата «Диана». Пятидесятипушечная Диана прекрасно провела время. Нагруженный боеприпасами и припасами, предназначенными для пополнения запасов Петропавловска, он прошел весь путь из Кронштадта в 1854 году, избежав блокады союзников на Балтике. После эпического кругосветного путешествия она в конце концов потерпела крушение у берегов Японии в ноябре 1854 года. Грету отправили в Гонконг в качестве приза.

То, что такие мощные эскадрильи могли сделать так мало, в Британии было за гранью понимания. Морские власти на месте были обвинены в «странствующих рыцарях» в бессмысленном плавании по дальним, в значительной степени неизведанным морям без видимой цели, в разделении своих сил на эскадрильи, слишком малочисленные для борьбы с любыми оставшимися значительными русскими силами, и особенно в допущении бегства. русской эскадры в бухте Кастри. Неудивительно, что в 1856 г. союзные военно-морские операции на Тихом океане не проводились9.0007

Китай 1856-60 и военно-морской LSGC морскому пехотинцу, служившему в Петропавловске

С точки зрения коллекционера медалей, разочаровывает тот факт, что за войну с Россией не было выдано генеральной медали – только награды за Балтийские и Черноморские кампании /Крымская обл. Это означает, что военно-морские и морские служащие, служившие только на Белом море или на Тихом океане в 1854-55 гг. , вообще не получали медалей. Тем не менее, можно найти медали, которые связывают их получателя с тихоокеанскими кампаниями — медаль за выслугу лет, документы которой, возможно, свидетельствуют о службе в Тихом океане, или группу медалей тому, кто участвовал в тихоокеанских кампаниях; многие люди, служившие там в 1854–1855 годах, участвовали в китайских войнах 1856–1860 годов. Стоит проверить послужной список человека, чтобы убедиться, что он действительно был одним из тех, кто принимал участие в давно забытой Тихоокеанской кампании.

…………………………

Топ-10 фильмов о Камчатке

В самом начале путешествия, когда вы только решили отправиться на Камчатку, рекомендуем вам ознакомиться с путеводителем, внимательно изучите все активности на сайте и посмотрите 10 фильмов, которые мы отобрали лично для вас.

1. Камчатка. Жизнь на вулкане

Режиссер: Илья Яковлев

Страна производства: Россия, 2013

Жанр: документальный

Камчатка – рай для вулканологов – здесь более 300 вулканов, и многие из них действующие. В 2012 году произошло необычное трещинное извержение вулкана Плоский Толбачик. Жидкая базальтовая лава стекала по склону без массовых взрывов в кратере, что предоставило исследователям уникальную возможность подойти вплотную к месту извержения.

Съемочная группа фильма «Камчатка. Жизнь на вулкане» выехала на место извержения через полгода после его начала в сопровождении группы вулканологов. Захватывающая история огнедышащего великана и работы по его исследованию сопровождается уникальными кадрами этого редкого природного явления.

2. «Камчатка» Гвардейский

Режиссер: Никита Снегов

Страна производства: Россия, 2018 г. славный русский флот. В 1854 году, в разгар Крымской войны, Петропавловск-Камчатский стал местом, где произошло одно из самых героических сражений XIX века. Объединенная эскадра из шести французских и британских кораблей яростно атаковала русскую крепость, надеясь вытеснить Российскую империю из стратегической военно-морской базы на Тихом океане.

Документальный фильм «Камчатская гвардия» рассказывает нам о многодневной обороне русского гарнизона от превосходящих сил противника, о лишениях и победах русского оружия, которое было куплено дорогой ценой потерь и жертв. Фильм удачно сочетает в себе черты документального, игрового и мультипликационного фильмов, показывая подробную реконструкцию героического сражения.

3. Камчатские медведи. Родник жизни

Режиссеры: Владислав Гришин, Ирина Журавлева

Страна производства: Россия, 2018 г.

Жанр: документальный

Фильм рассказывает о первом годе жизни молодых медведей и их семей, путешествующих по невероятно красивым просторам Камчатки. Съемочная группа провела семь месяцев в дикой природе, наблюдая за несколькими свиноматками и их потомством. Действие происходит на территории знаменитого Южно-Камчатского федерального природного заповедника «Шпиленок», где люди выступают исключительно в роли наблюдателей.

Медитативный рассказ переносит зрителя в долгое и невероятно красивое путешествие по рекам и лесам, склонам вулканов и туманным долинам в мир, полный первозданной тишины и умиротворяющей атмосферы природного равновесия. Картина была высоко оценена пользователями известного портала «КиноПоиск» и достигла рейтинга 8,43.

4. Камчатка – чудесный край медведей и вулканов

Режиссер: Ларс Бронке

Страна производства: Германия, 2018

Жанр: документальный

Однажды молодой немец Ларс Бронке решил отправиться на Камчатку со своими друзьями и его неизбежной камерой. Он не сумасшедший путешественник, не искатель острых ощущений и не исследователь. Он просто хочет видеть то, чего не видят другие люди. Его фильм — образец тревеллога, который в России встречается довольно редко. Зритель живет несколько дней вместе с автором и видит этот удивительный мир его глазами.

«Камчатка – чудесный край медведей и вулканов» получил несколько престижных наград, в том числе международную туристическую медиа-премию «Золотые ворота города», а также стал победителем в номинации «Лучший фильм о туризме 2018 года» главной журналистской премии Columbus Journalist Награды (VDRJ) в Германии.

5. Богатство (мини-сериал)

Режиссер: Эльдор Урозбаев

Страна производства: Россия, 2004 г. , повествующий о жизни на Дальнем Востоке накануне русско-японской войны. Действие происходит на Камчатке, где на фоне природного великолепия показаны неурядицы, махинации и политическая борьба. Недавно назначенный бюрократ из Хабаровска должен окунуться в этот мир, если он хочет не только выжить, но и исполнить свой долг йомена.

В сериале представлены известные российские актеры, такие как Олег Табаков, Сергей Никоненко, Александр Самойлов, Сергей Баталов и др.

6. Земля медведей

Режиссер: Гийом Венсан

Страна производства: Франция, 2013 г.

Жанр: документальный

Жизнь нескольких медведей разного возраста среди захватывающих пейзажей полуострова. Главные герои преодолевают трудности, борются за выживание, играют, любят… Легкое настроение повествования и мастерская операторская работа заставляют нас наблюдать за красотой дикой природы на протяжении всего фильма. 5 минут.

Фильм создан при участии известного кинорежиссера Джеймса Кэмерона, создателя «Титаника» и «Аватара». В оригинальной версии рассказчиком является Марион Котийяр, а в русской — Владимир Познер. Картина была встречена зрителями во всем мире. На сайте «КиноПоиск» рейтинг «Страны медведей» уже пять лет составляет 7,83, а рейтинг IMDb — 7.

7. Земля Санникова

Режиссер: Альберт Сергеевич Мкртчян, Леонид Попов

Страна производства: СССР, 1973

Жанр: приключения

Таинственная Земля Санникова вот уже более 100 лет вызывает неизменный интерес полярников. Ильин, ссыльный по политическим мотивам, отправляется в экспедицию, чтобы окончательно сорвать покров тайны с одного из последних пробелов на карте Земли. Среди льдов исследователи обнаруживают цветущий оазис, населенный людьми.

Этот чрезвычайно популярный советский фильм известен нескольким поколениям зрителей, которые с увлечением следят за приключениями героев. Мало кто знает, что кадры, имеющие прямое отношение к Земле Санникова, сняты в Долине гейзеров, Кроноцкого заповедника, на Камчатке. Эстетика дикой природы стала центральным элементом фильма. В советское время попасть на Камчатку было очень сложно из-за ее приграничного статуса, но сегодня увидеть Долину гейзеров воочию может каждый.

8. Камчатка, Лекарство от ненависти

Режиссер: Юлия Миронова

Страна производства: Россия, 2014

Жанр: документальный

Фильм рассказывает о жизни военного журналиста и писателя Вячеслава Немышева. Главный герой фильма 27 раз участвовал в боевых действиях, после чего ему было сложно адаптироваться к повседневной жизни. Поэтому он решил отправиться на Камчатку в надежде излечить свою душевную боль и вернуть радость и покой. Безупречно красивые пейзажи, океан, вулканы и морские канарейки становятся его друзьями, помогая ему восстановить самообладание и слушать себя в единении с природой.

В 2014 году фильм получил первую премию XXVII Международного фестиваля документального кино IDFA в Амстердаме в номинации «Лучший полнометражный фильм».

9. Экспедиция на край света

Режиссер: Альберт Самойлов

Страна производства: Россия, 2015

Жанр: документальный участник экспедиции 1737-1741 гг. Он изучал географию, ботанику и этнографию полуострова и оставил после себя книгу «Описание земли Камчатки», ставшую основным трудом по этому региону на долгие годы.

Съемочная группа шла по стопам великого путешественника, рассказывая о его пути и о современной ситуации на Камчатке. Как живут местные жители, что происходит в корякских и ительменских селах, с какими трудностями сталкиваются люди и о чем они мечтают. Фильм получил награду международного кинофорума «Золотой витязь» в номинации «Короткометражные документальные фильмы»

10. Призыв к тишине

Режиссер: Игорь Попелюх, Лёша Шум

Страна производства: Россия, 2019

Жанр: документальный

Трое друзей-путешественников отправляются покорять Камчатку, экипированные сноубордами, палатками, рюкзаками, фотоаппаратами и энтузиазмом.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.