Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Лозунг кронштадтского восстания в марте 1921 г: Восстание в Кронштадте: за власть Советов и свободу торговли

Содержание

Восстание в Кронштадте: за власть Советов и свободу торговли

  • Артем Кречетников
  • Би-би-си, Москва

Подпись к фото,

Штурмующие наступали по льду Финского залива

90 лет назад было подавлено Кронштадское восстание, которое до распада СССР официально именовалось «кронштадтским мятежом».

Считается, что Гражданская война закончилась разгромом Врангеля в декабре 1920 года. На самом деле, тогда она только разгоралась.

Самое неприятное для большевиков заключалось в том, что их противником теперь были не прежние господа, а трудящиеся массы, ради которых, вроде бы, и делалась революция.

Аккурат в четвертую годовщину Февральской революции случилось самое страшное: восстали «краса и гордость революции» — балтийские матросы. «Кукушка прокуковала», — сказал Троцкий.

В советских учебниках случившееся объясняли тем, что стойкие борцы погибли на фронтах Гражданской войны, и вместо них в кубрики пришли несознательные выходцы из деревни — как будто не оттуда же призывались моряки образца 1917 года!

Причиной «несознательности» стали письма из дома о действиях продотрядов и ЧОНов и постоянное урезание хлебного пайка — причем после разгрома Юденича и Врангеля сделалось очевидно, что повинны в этом не «беляки».

Следует заметить, что «угнетенные» дореволюционные матросы одного мяса получали по 650 граммов в день, да хлеб, да кашу, да чарку водки вместимостью в 170 граммов.

Ход восстания подтверждает, что его никто не готовил. Будь у матросов организаторы и продуманный план, выступить следовало бы на две-три недели позже. Тогда лед в Финском заливе растаял бы, и Кронштадт сделался бы неприступным.

«Раздражение до потери самообладания»

Причина недовольства народа, не только матросов, была проста: фактическая отмена денег и переход к прямому распределению «каждого пуда хлеба, каждого пуда угля» вызвали в стране голод.

По России катился вал крестьянских выступлений и рабочих забастовок. Они не имели единого центра, формальной программы и идеологов, но основных требований повсюду было три: Советы без коммунистов, свобода торговли, упразднение ЧК.

В январе 1921 года проходившая в Колонном зале Дома союзов (бывшем московском Дворянском собрании) всероссийская конференция рабочих-металлистов приняла резолюцию с требованием свободных выборов и многопартийных Советов.

«Раздражение конферентов доходило до потери самообладания», — писал будущий сталинский генпрокурор, а тогда журналист Андрей Вышинский. В кулуарах делегаты открыто толковали о скором падении большевиков.

В феврале аналогичная конференция горнорабочих потребовала введения свободной торговли, несмотря на то, что 60% ее делегатов составляли коммунисты.

Начали рабочие

Кронштадтское выступление явилось реакцией на события в Петрограде. Начали не матросы, а рабочие.

11 февраля из-за топливного кризиса было решено закрыть по всей стране 93 предприятия, в том числе знаменитые Путиловский и Сестрорецкий заводы.

Рабочий Юрий Лутовинов покончил с собой, оставив записку: «И революция наша сволочная, и революционеры наши сволочи, честным людям ни жить, ни работать нельзя».

Во второй половине февраля город охватили массовые забастовки. Толпы на улицах разоружали красноармейцев, не оказывавших сопротивления. 24 февраля рабочие вышли на демонстрацию, требуя хлеба и Советов без большевиков.

Петроградский комитет РКП(б) ввел в городе военное положение. Ряд рабочих активистов был арестован.

26 февраля дислоцированная в Новгороде воинская часть получила приказ выступить в Петроград, но около 700 бойцов разбежались, захватив оружие, а местные крестьяне разобрали железнодорожное полотно.

В тот же день команда линкора «Петропавловск» отправила делегацию узнать, что происходит в Петрограде. Делегаты увидели окруженные вооруженными курсантами заводы и фабрики и пообщались с рабочими.

На следующий день команды линкоров «Петропавловск» и «Севастополь» поддержали на собраниях требования петроградцев.

1 марта на Якорной площади Кронштадта прошел митинг против «самодержавия коммунистов» под лозунгом: «Власть Советам, а не партиям».

Было принято обращение к Ленину из 15 пунктов.

В частности, кронштадтцы потребовали обеспечить свободу слова, собраний и союзов, провести тайные выборы в Советы, разрешить свободу торговли и кустарного производства собственным трудом, разрешить крестьянам «свободно пользоваться своей землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства», созвать беспартийную конференцию для определения новой экономической политики, упразднить комиссаров, немедленно освободить арестованных петроградцев.

Приехавшего на митинг Калинина освистали.

2 марта образовался Временный революционный комитет во главе с судовым писарем 29-летним Степаном Петриченко. Его заместителем стал «военспец», бывший генерал Козловский, командовавший кронштадтской артиллерией.

Советские источники говорили о 10 тысячах «мятежников». Современные историки считают эти данные заниженными.

Гарнизон Кронштадта насчитывал 26 тысяч моряков и красноармейцев. Около трех тысяч заявили, что желают остаться в стороне. Принуждать их не стали. Коммунистов посадили под арест, но не расстреливали.

В распоряжении восставших оказались 135 орудий и 68 пулеметов. Не хватало винтовок, которые на кораблях держали только для караульной службы, и боеприпасов, большая часть которых была ранее вывезена на сухопутные фронты.

Жесткая линия

Позиция властей с самого начала была бескомпромиссной: никаких переговоров. Делегатов, направленных в Петроград передать требования кронштадтцев, арестовали.

Военнослужащую 4-го петроградского артдивизиона Анну Кожевникову расстреляли за разговор со знакомой о том, что «в крепости многие коммунисты решили выйти из партии».

2 марта Совет Труда и Обороны объявил участников восстания вне закона.

4 марта Комитет обороны Петрограда направил Кронштадту ультиматум о сдаче. В тот же день на заседании делегатского собрания с участием 202 человек было решено защищаться.

5 марта была сформирована 7-я армия под командованием Тухачевского, которому предписывалось «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте».

Власти спешили отрапортовать о ликвидации «мятежа» X съезду РКП(б), который открывался 8 марта в северной столице. За сутки до этого Тухачевский начал артобстрел Кронштадта, а в день начала работы съезда повел войска в наступление.

«Белогвардейский мятеж будет отбит в ближайшие дни, если не в ближайшие часы», — заявил Ленин, открывая съезд.

Однако штурмующие отступили с большими потерями. Многие красноармейцы и целые подразделения даже под угрозой расстрела отказались участвовать в карательной акции.

Комиссар одной из дивизий доложил, что солдаты потребовали сначала отправить в Кронштадт делегацию, чтобы выяснить причины восстания.

Известие о неудаче вызвало на съезде панику. Дальнейшую борьбу с восставшим Кронштадтом лично возглавил Троцкий. Около 300 делегатов, в том числе Калинин и Ворошилов, были откомандированы в войска. Такой массовой единовременной мобилизации партийной верхушки не проводилось, даже когда Деникин приближался к Туле.

15 делегатов погибли. «Кронштадский лед» в биографии потом долго считался своего рода «знаком качества» для руководителей ВКП(б) и Красной армии.

Впрочем, главные организаторы подавления восстания — Троцкий, Тухачевский и Дыбенко — впоследствии кончили плохо. Не принесло счастья участие в нем и будущему классику советской литературы Александру Фадееву.

В «кронштадтской эпопее» никак не отметился Сталин.

«Коба не проявил активности. Он понимал: партия со смутным чувством следит, как бывший царский офицер Тухачевский и большевистский вождь расправляются с моряками», — полагал Эдвард Радзинский.

«Россия могла полыхнуть»

«Восстание в Кронштадте могло стать детонатором. Вся Россия могла полыхнуть», — писал Виктор Суворов.

Таяние льда вот-вот должно было сделать штурм невозможным.

На берега Финского залива стянули около 70 тысяч военнослужащих при 800 орудиях.

Обычным красноармейцам командование не доверяло. В некоторых частях, расквартированных в Петрограде, у бойцов забрали сапоги, чтобы сидели по казармам.

Костяк карательных частей составили доставленные со всей центральной России курсанты, сознательно выбравшие службу режиму, и добровольческая Сводная дивизия, которую недоброжелатели прозвали «Сбродной», поскольку в нее, надеясь на реабилитацию, записалось немало проштрафившихся и проворовавшихся коммунистов.

Троцкий обещал щедро наградить отличившихся орденами Красного Знамени, их действительно раздали необычно много, по меркам того времени.

В ночь на 16 марта после интенсивного артиллерийского обстрела начался новый штурм.

«561-й полк, отойдя полторы версты на Кронштадт, дальше идти в наступление отказался. Тов. Дыбенко [командир Сводной дивизии] приказал развернуть вторую цепь и стрелять по возвращающимся», — доносил заместитель начальника особого отдела дивизии Юдин.

Утром 18 марта наступавшие, благодаря огромному превосходству в силах, ворвались в крепость.

Расправа

Число павших в бою с той и с другой стороны неизвестно.

Поскольку речь шла не о «контре», как несколькими месяцами ранее в Крыму, а о «классово близких» матросах, приговоры выносились индивидуально, но мягче от этого не стали. 2103 человека расстреляли, 6459 отправили на Соловки.

Открыто признать, что восстание подняли моряки, было политически неудобно. Поэтому его приписали раскрытой ЧК летом 1921 года Петроградской боевой организации из интеллигентов и бывших офицеров, за участие в которой были расстреляны 96 человек, в том числе поэт Николай Гумилев.

Как выяснилось в дальнейшем, участники организации дальше антисоветских разговоров не заходили и к событиям в Кронштадте никакого отношения не имели.

Были репрессированы семьи многих участников восстания, в том числе жена и четыре сына генерала Козловского.

Примерно половину гражданских жителей Кронштадта — около 10 тысяч человек — выселили как неблагонадежных.

В официальных документах возник термин «кронбунтовщики».

Около восьми тысяч человек (а отнюдь не только «главари мятежа», как утверждали советские учебники) ушли по льду в Финляндию.

Почти через четверть века Сталин вспомнил об этих людях и в 1944 году при заключении мира с Финляндией потребовал их выдачи. Степан Петриченко тоже попал в руки МГБ и умер в июне 1947 года по пути из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму.

По данным историка Игоря Бунича, Ленин после Кронштадского восстания намеревался вовсе упразднить военный флот, передав его остатки ГПУ в качестве морской пограничной стражи.

10 января 1994 года президент Борис Ельцин своим указом реабилитировал участников кронштадтского восстания.

Указ предусматривал увековечение их памяти, но монумент не создан до сих пор.

Зато на Якорной площади продолжает гореть Вечный огонь над могилами назначенного после подавления восстания комиссаром Кронштадта командира ударного коммунистического батальона Громова, председателя Ревтрибунала Балтийского флота Трефолева и других карателей. Имя Трефолева носит одна из улиц Санкт-Петербурга.

Вынужденный компромисс

Всегда было принято считать, что Гражданская война в России завершилась полной и безоговорочной победой красных.

Однако многие современные исследователи полагают, что фактически она закончилась вничью. Большевикам пришлось пойти на существенные уступки, отказавшись от немедленного введения коммунизма, который в результате так никогда и не был построен.

Подпись к фото,

Борис Ельцин реабилитировал участников восстания

Позднее они пытались делать хорошую мину при плохой игре, уверяя, что таких планов и не было, и придумав термин «военный коммунизм»: дескать, режим жесткого принуждения и прямого распределения породили чрезвычайные условия.

Но Иосиф Сталин так не считал.

«Военный коммунизм был попыткой взять крепость капиталистических элементов в городе и деревне штурмом, лобовой атакой. В этом наступлении партия забежала далеко вперед. Теперь Ленин предлагал перейти от штурма к более длительной осаде», — писал он в «Кратком курсе истории ВКП(б)».

В день открытия X съезда Ленин сказал с трибуны, что «свобода торговли приведет к белогвардейщине и победе капитализма», а уже через неделю заявил, что страшного в ней ничего нет, если политическая власть останется «в руках рабочего класса» (обычный эвфемизм для обозначения партии большевиков).

Вместо запланированного окончательного обобществления всего на свете и трудовых армий, через три дня после подавления кронштадтского восстания Совнарком издал декрет о замене продразверстки продналогом. Вместо 423 млн пудов (6,8 млн тонн) зерна в 1921 году предполагалось взять 240 млн пудов (3,8 млн тонн).

«Нэп ввели не после Гражданской войны. Гражданскую войну прекратили введением нэпа, — утверждает Михаил Веллер. — Ортодоксальные кремлевские коммунисты под давлением вооруженного народа и всеобщего саботажа пошли на компромисс. Отмену военного коммунизма завоевал народ. Отвоевали себе хоть кое-какие свободы!».

Правда, через восемь лет часть уступок вновь отобрали. Но полностью истребить, по выражению Троцкого, «рыночного дьявола» и заменить принцип личной заинтересованности приказами и призывами не удалось.

Коммунизм больше никогда не был «так близко, как в девятнадцатом году».

Восстание балтийских моряков в Кронштадте

28 февраля 1921 года моряки 1-й бригады линкоров «Петропавловск» и «Севастополь» приняли резолюцию с требованиями политического и экономического характера.

Днем 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся митинг, в котором участвовали свыше 16 тысяч человек. Одним из лозунгов митингующих был «Советы без коммунистов!». На митинге были приняты резолюции с требованием перевыборов Советов, свободы деятельности социалистических партий, упразднения института комиссаров и политотделов, отмены заградительных отрядов, предоставления крестьянам полного права распоряжаться землей и др.  

Присутствовавшие на митинге председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Михаил Калинин и комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин отказались принять требования митингующих, что лишь подтолкнуло народные массы на более решительные действия.

2 марта восставшие создали Временный революционный комитет под председательством старшего писаря линкора «Петропавловск» Степана Петриченко.

Основными лозунгами восставших стали: «Вся власть Советам, а не партиям!», «Долой диктатуру партии, да здравствует свободная Россия, да здравствует власть, выборная от всего русского народа!».

Попытки кронштадтцев установить контакты с населением и военнослужащими Петрограда и пригородов не удались из-за блокады побережья Финского залива заградительными отрядами и ареста почти всех моряков-делегатов.

Партийное руководство РСФСР заняло в отношении кронштадтцев жесткую позицию, отказавшись от любых форм диалога. 2 марта Совет Труда и Обороны при Совете Народных Комиссаров РСФСР объявил участников Кронштадтского восстания вне закона, ввел в Петрограде и Петроградской губернии (ныне Ленинградская область) осадное положение, а для руководства подавлением восстания прибыли председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий и главнокомандующий вооруженными силами Сергей Каменев.

В ответ на действия советских властей Временный революционный комитет в целях организации защиты Кронштадта создал «штаб обороны». Общая численность восставших составляла 26 тысяч человек, в распоряжении которых находились два линкора, до 140 орудий и около 100 пулеметов (по другим источникам — около 18 тысяч человек, два линкора, несколько малых кораблей, около 200 орудий, 126 пулеметов).

5 марта восставшим был предъявлен ультиматум, отвергавший любые переговоры и мирный исход событий. В ответ солдаты и матросы Кронштадта арестовали руководящих политработников Кронштадта и около 320 коммунистов. В тот же день начались бомбардировки крепости с помощью авиации, а 7 марта к месту событий была стянута боевая артиллерия. Гарнизон крепости отвечал залпами с вмерзших в лед линкоров и береговой линии обороны.

8 марта 7-я армия под командованием Михаила Тухачевского в составе 18 тысяч человек предприняла попытку наступления на Кронштадт, но потерпела неудачу из-за нехватки личного состава, и ошибок, допущенных руководителями операции при подготовке штурма.

Также некоторые красноармейцы отказывались идти в бой против «братьев-кронштадтцев».

Извлеченные из неудавшейся попытки штурма уроки заставили командный состав 7-й армии пойти на более решительные меры. Массовую мобилизацию провел ЦК комсомола. Уже 16 марта к Кронштадту были стянуты силы в количестве 45 тысяч человек личного состава, в том числе в составе 7-й армии — 24 тысячи человек, 159 орудий, 433 пулемета, три бронепоезда. Кроме того были расформированы ненадежные части, а за «отказ от выполнения боевого задания» некоторых красноармейцев приговорили к расстрелу.

Второй штурм Кронштадта был предпринят 17 марта после тщательной артподготовки. Преодолев простреливаемое пространство по льду Финского залива, штурмовые отряды ворвались в крепость. Восставшие оказывали упорное сопротивление в городе, что позволило большинству руководителей и восьми тысячам военнослужащих и гражданских лиц отступить на территорию Финляндии. В середине дня группа самолетов произвела налет на линкор «Петропавловск», нанеся ему повреждения. Около 21 часа вмерзшие в лед линкоры были окружены отрядом курсантов, под угрозой применения отравляющих веществ и из-за выступления части старослужащих против восстания экипажи кораблей сдались.

К 12 часам 18 марта Кронштадтское восстание было подавлено. Восставшие потеряли убитыми свыше одной тысячи, ранеными более двух тысяч человек.

Потери войск Петроградского военного округа составили 1912 человек убитыми и 1208 ранеными.

Оценивая Кронштадтское восстание как серьезную угрозу своей политической власти, руководство РСФСР приняло жесткие меры против сдавшихся солдат и матросов. Дела пленных рассматривали наделенные судебными функциями «революционные тройки». Из 10 001 человека, прошедших через них, 2103 были осуждены к расстрелу (без учета расстрелянных без суда), 6447 приговорены к различным срокам заключения, остальные демобилизованы.

2 ноября 1922 года к пятилетию Октябрьской революции, решением ВЦИК значительная часть рядовых участников восстания была амнистирована. Указом Президента РФ от 10 января 1994 года все участники Кронштадтского восстания реабилитированы, репрессии против них признаны незаконными.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. 2004. В 8 томах)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Кронштадт мятежный — Архивы Санкт-Петербурга

Городское
   устройство

Форпост Северной
   столицы

Кронштадт
   мятежный

В огне войны

Население

Архитектура

Культура

Церковная жизнь

Выдающиеся
   кронштадтцы

 

Кронштадт мятежный

В марте 1921 г. началось вооруженное выступление кронштадтцев против экономической политики правительства («военный коммунизм») и монополии большевиков на власть, получившее в историографии название «Кронштадтский мятеж». Спустя 3 года после событий 1917 года многие демократические завоевания Октябрьской революции были отменены под предлогом борьбы с контрреволюцией. В результате затянувшейся Гражданской войны страна оказалась в экономическом кризисе. Мятежники Кронштадта оставались верны советской власти, однако требовали равного избирательного права с тайным голосованием, перевыборов в Советы, свободу слова, печати и собраний, отмены смертной казни, разрешения свободной торговли. Главным их лозунгом был

«Вся власть Советам, а не партиям!». Большевистское руководство считало мятежников сторонниками белых сил. Восстание было жестоко подавлено красными войсками к 18 марта 1921 г. Около 7 тыс. человек успели уйти по льду в Финляндию. К смертной казни были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек.
С весны 1922 г. началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова.

        


                

           

Феномен Кронштадтского мятежа / История / Независимая газета

Нам нужна объективная история событий 1921 года

Обстрел кронштадтских фортов курсовой батареей. Март 1921 года. Фото В.К. Буллы

Столетие окончания Гражданской войны будет официально отмечаться в ноябре этого года. Эвакуация войск Врангеля в Константинополь объявлена этим самым окончанием. А как же Кронштадтское восстание (мятеж) в марте 1921 года? Будут ли в Кронштадте, как в Севастополе, строить памятник примирения? Если да, то кому и с кем? В Севастополе – господам офицерам и товарищам красноармейцам. А в Кронштадте – товарищам матросам и товарищам матросам?

До сих пор у нас отсутствует объективная история событий в Кронштадте в марте 1921 года. Есть только полярные, взаимоисключающие точки зрения.

Вот коммунистический взгляд: «Итак, Кронштадтский мятеж был ликвидирован. Короткая, но ожесточенная борьба завершилась. Она потребовала от Советского государства огромного напряжения сил и стоила советскому народу новых больших жертв. Повреждения получили кронштадтские форты, порт и сооружения города-крепости, линкоры «Петропавловск» и «Севастополь». Были затрачены большие материальные ресурсы. Такова была цена за преступный, бессмысленный мятеж, поднятый кучкой авантюристов, сумевших демагогией и ложью увлечь за собой усталых и полуголодных матросов и солдат. Жестокая цена…

Советские войска захватили в плен 2444 мятежника, в том числе трех членов ревкома – Валька, Перепелкина, Павлова. Некоторые из активных руководителей мятежа, преимущественно бывшие офицеры, уже через несколько дней были непосредственно в Кронштадте преданы суду военного трибунала и по его приговору расстреляны. Это была суровая, но справедливая кара, предупреждение всем, кто попытается поколебать устои государства, власть в котором принадлежит рабочим и крестьянам».

А вот пример антисоветской пропаганды: «Кронштадтские моряки, солдаты гарнизона, тамошние рабочие, все граждане несчастного города-крепости совершили совокупный подвиг для своей страны. Именно их выступление положило конец военному коммунизму, который был самым свирепым коммунизмом среди всех последующих во всех концах планеты. Да, наделали мятежники ошибок, были половинчаты и нерешительны, не смогли выдвинуть из своей среды сильных руководителей – так, но значение из трагического выступления исключительно велико. В 1929-м, во время второй вспышки военного коммунизма, своего «Кронштадта», к сожалению, не нашлось. И они четко осознали, что Троцкий, Зиновьев и их еврейское ВЧК являются истинными врагами народа.

Сохраним же благодарную память обо всех участниках событий в мятежной крепости, хотя почти все имена их сгинули в безднах нашей темной истории. И посочувствуем их судьбе».

Налицо типичная диаметрально противоположная оценка событий 1921 года. Тут же любопытно лишь авторство обеих цитат. Увы, обе гневные филиппики (первая 1973 года, вторая – 2003-го) принадлежат одному и тому же лицу – Сергею Николаевичу Семанову, известному «историку, писателю и общественному деятелю», который, как и большинство наших политиков, деятелей культуры, СМИ и бизнеса, начал свою карьеру в комсомоле, отправившись в 1956 году заведовать отделом пропаганды Петроградского райкома комсомола в Ленинграде.

Дело в том, что обе стороны нагло врут. Опровергать их мне лень. Достаточно сопоставить их версии событий в Кронштадте с красной и белой мифологией всей Гражданской войны, куда они явно не вписываются.

Вспомним все учебники истории до 1991 года, все кинофильмы, романы и спектакли. Там матросы Балтфлота, большевики – честные, неподкупные борцы за дело коммунизма. И вдруг эти «белые и пушистые» внезапно кидаются свергать советскую власть.

А вот белый вариант истории. В марте 1917 года матросы Балтийского флота совершили сотни убийств офицеров и адмиралов в Гельсингфорсе (главной базе флота) и Кронштадте.

И все эти «упыри» и «вурдалаки» становятся гуманными людьми, борющимися за социальную справедливость и демократию, спасителями России?

Замечу, что наиболее жестокие убийства совершали матросы бригады линейных кораблей – четырех дредноутов. Мичман Исаков, будущий адмирал, вспоминал, что спустя три года (!) в Астрахани матросы-клешники издевались над ним: «Эй ты, лейтенант с «Петропавловска».

Самое интересное, что личный состав бригады линкоров на март 1921 года по сравнению с мартом 1917 года на 85% остался прежним. Чтобы понять события в Кронштадте в марте 1921 года, нам нужно вернуться ровно на три года назад.

3 (16) марта 1917 года, то есть на следующий день после отречения Николая II, на рейде Гельсингфорса на линкоре «Андрей Первозванный» матросы потребовали спустить Андреевский флаг и поднять красный. Вахтенный лейтенант Геннадий Бубнов отказался и был поднят на штыки. Это послужило сигналом для расправы над офицерами. На трапе «Андрея Первозванного» был застрелен и начальник 2-й бригады линкоров адмирал А.К. Небольсин.

Были убиты также главный командир Кронштадтского порта адмирал Р.Н. Вирен, начальник штаба Кронштадтского порта адмирал А.Г. Бутаков; 4 марта – командующий Балтийским флотом адмирал А.И. Непенин; следом за ними комендант Свеаборгской крепости генерал-лейтенант по флоту В.Н. Протопопов, командиры 1-го и 2-го Кронштадтских флотских экипажей Н. Стронский и А. Гирс, командир линейного корабля «Император Александр II» капитан 1 ранга Н. Повалишин, командир крейсера «Аврора» капитан 1 ранга М. Никольский и многие другие морские и сухопутные офицеры.

К 15 марта Балтийский флот потерял 120 офицеров, из которых 76 было убито (в Гельсингфорсе – 45, в Кронштадте – 24, в Ревеле – 5 и в Петрограде – 2). В Кронштадте было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона. Четыре офицера покончили жизнь самоубийством и 11 пропали без вести. Более 600 офицеров подверглись нападению. Для сравнения: все флоты и флотилии России потеряли с начала Первой мировой войны 245 офицеров.

В Гельсингфорсе было арестовано около 50 офицеров и в Кронштадте около 300. Ряд офицеров, спасаясь от самосудов, сами пожелали быть арестованными.

Дикие расправы над офицерами в Кронштадте и Гельсингфорсе были спровоцированы самими адмиралами и даже царем. Еще в начале мировой войны Николай II запретил выходить в море четырем балтийским линкорам-дредноутам без его личного разрешения. Морская война на Балтике носила скоротечный характер. И пока решат направить запрос царю на выход линкоров, пока зашифруют его в Петрограде, пока расшифруют в ставке в Могилеве, пока Его величество соизволит прочесть запрос, посоветуется, потом опять будут шифровки да расшифровки, а тем временем германские корабли, имевшие скорость 36–40 км/ч, вернутся в свои базы. Два с половиной года экипажи находились в ожидании выхода в море, но, увы, линкоры-дредноуты так и не сделали ни одного боевого выстрела за всю войну. То же самое можно сказать и о самых мощных линкорах дредноутного типа «Павле I» и «Андрее Первозванном».

Конечно, можно было дать возможность командам линкоров вести плановую боевую учебу, нормально отдыхать и т.д. Но их держали 2,5 года на кораблях, готовых к немедленному выходу в море. Команды волей-неволей озверели.

Господа офицеры регулярно отлучались в Кронштадт и Петроград, а матросов отпускали редко. После Цусимского боя сотни русских матросов с потопленных и сдавшихся кораблей были доставлены на берег на японских броненосцах и крейсерах. Наши матросы были поражены тем, насколько быт (питание, размеры жилых помещений и т.д.) у японских офицеров были близки к матросским. Уже тогда поднялся ропот, почему наши господа офицеры занимают на кораблях «апартаменты». Короче, причин для бунта было много, отречение царя прорвало плотину – ненависть к «золотопогонникам» выплеснулась наружу. Убийства офицеров не были результатом деятельности ни германской разведки, ни большевиков, ни масонов. Это была естественная реакция матросов.

Да и в Петрограде в феврале 1917 года имели место убийства полицейских, офицеров и генералов. Однако за считаные часы Временному комитету Государственной думы, провозгласившему себя Временным правительством, удалось взять столицу под контроль. Замечу, что Петроградский совет был создан масонами, и первыми его руководителями стали меньшевик Н.С. Чхеидзе и Александр Керенский. Ну а в Кронштадте вся власть оказалась в руках анархиствующих матросов. Большевиков среди них были единицы.

С марта по 7 ноября 1917 года Временное правительство не контролировало Кронштадт. Так, 16 (29) мая Кронштадтский совет принял постановление, где говорилось: «По делам государственного порядка вступаем в непосредственные отношения с Советом рабочих и солдатских депутатов города Петрограда». Фактически это означало, что Кронштадтский совет является единственной властью в городе и крепости. Постановление возмутило даже Ленина: «Декларирование Советской власти в одном Кронштадте, сепаратно от всей остальной России, – это утопия, это явный абсурд». Таким образом еще в мае 1917 года кронштадтские матросы реализовали лозунг «Советы без коммунистов».

Разумеется, в мае 1917 года коммунисты в Советах были, но не играли решающей роли. Вот характерный пример. 1 мая 1917 года собрание личного состава форта «Красная Горка» постановило: «Тактика Ленина у нас сочувствия не вызывает, и борьбу с германским империализмом мы прекращать не собираемся».

Дело в том, что форт «Красная Горка» находился в глубочайшем тылу. Его орудия никогда не стреляли по немцам и не будут стрелять в дальнейшем. Сидит гарнизон «Красной Горки» в теплых казармах, получает хороший паек и готов «продолжать борьбу с германским империализмом» еще много лет.

Ну а на Черном море революционные матросы шли еще дальше. В Симферопольском совете лидер севастопольских эсеров С. Бяльницкий-Бируля внес предложение принять резолюцию о запрете Ленину приезжать в Крым. Большинством голосов резолюция Бирули была принята.

За аналогичную резолюцию в Севастопольском совете проголосовали 342 человека, против – 20 и 47 человек воздержались. Евпаторийский совет постановил не допускать Ленина в Евпаторию, а если приедет, арестовать и выслать. Керченский совет постановил Ленину приехать разрешить, но если будет выступать, арестовать.

Другой вопрос, что «клешники» в конце августа 1917 года как огня испугались мятежа генерала Корнилова и дружно поддержали большевиков. Между прочим, Керенский и большинство «временных» в случае подхода войск Корнилова к Петрограду готовились бежать в Кронштадт, чтобы сделать его столицей «демократической России».

В октябре 1917 года моряки поддержали большевиков, хотя говорить о полном контроле над матросской массой не приходится. Ну а в ходе Гражданской войны большевизированные матросы воевали на всех ее фронтах. Тысячи матросов ушли на речные и озерные флотилии, в команды красных бронепоездов и регулярные сухопутные части. Основная же масса матросов и солдат в Кронштадте жила припеваючи, разумеется, по меркам Гражданской войны.

В боевых действиях Кронштадтская крепость не участвовала, не считая трехдневной (14–16 июня 1919 года) перестрелки с восставшими фортами «Красная Горка» и «Серая Лошадь». Она хорошо описана Лермонтовым: «Два дня мы были в перестрелке, что толку в эдакой безделке».

Артиллерия Кронштадта и корабли Балтийского флота выпустили по мятежникам свыше 2 тыс. снарядов калибра 305–120 мм. Сколько снарядов выпустили мятежные форты, точно неизвестно, но, видимо, не менее 400. И, увы, ни один форт ни у мятежников, ни у красных, равно как и корабли, серьезных повреждений не имели.

Замечу, что подобная ситуация повторится в марте 1921 года, но теперь «Красная Горка» и «Серая Лошадь» будут воевать за большевиков. В обоих случаях загулявшие с марта 1917 года братишки стреляли в белый свет, как в копеечку. Бежавшая в Финляндию в марте 1921 года братва плакалась финнам и белогвардейцам о голоде в Кронштадте к началу мятежа.

На самом деле красный флот традиционно снабжался лучше, чем сухопутные части. Несмотря на все трудности, к началу 1921 года на корабле матрос получал в день хлеба 1,5 фунта, крупы 0,2 фунта, мяса 0,3 фунта, рыбы 0,1 фунта, масла 0,7 фунта, сахара 0,1 фунта (1 фунт = 409,5 г).

Питерский рабочий довольствовался в два раза меньшим пайком, а в Москве за самый тяжелый физический труд рабочие получали в день 225 г хлеба, 7 г мяса или рыбы и 10 г сахара.

Причем кронштадтские военморы и команды фортов имели два непыльных приработка. Это круглогодичное рыболовство: летом – на лодках, а зимой – подледный лов. В ходе Гражданской войны объемы промыслового лова рыбы упали в несколько раз, а во многих районах лов совсем прекратился. Так что уловы «любителей» в Финском заливе в 1918–1921 годах, равно как и в 1941–1943 годах, были рекордные.

Любопытно, что командиры береговых и островных фортов разрешали «любителям» с острова Котлин и с материка не только ловить рыбу в районе их фортов, но и базировать рыболовные лодки. Понятно, что за лов рыбы и охрану лодок бравые артиллеристы брали с «любителей» натурой.

Вторая статья доходов – контрабанда: рядом границы с Финляндией и Эстонией. В декабре 1920 года чекисты задержали несколько саней ассенизаторского обоза, который, согласно документам, вывозил списанное тряпье из крепости. А под тряпьем оказались десятки новейших кожаных курток, производившихся с 1914 года для летчиков и шоферов.

Но это мелочь. В Кронштадте в 1918–1921 годах, чтобы обогатиться, не нужно было даже и красть. Несколько фортов, в том числе мощный островной форт «Милютин», были брошены и не охранялись. Аналогично были брошены многие десятки боевых и торговых судов у берегов острова Котлин и у островных фортов. Подъезжай на лодке или катере и бери все что влезет, от оружия до оконных стекол.

23 марта 1922 года, то есть уже после окончания мятежа, главком Каменев с возмущением телеграфировал командующему 7-й армией: «Вновь поступают сведения, что финская граница совершенно не охраняется». Надо ли говорить, что до мятежа пересечение границы матросами было прибыльным и абсолютно безопасным делом.

Несмотря на все проблемы со снабжением в Кронштадте, о такой жизни не могли и мечтать красноармейцы, сражавшиеся в феврале 1921 года с финнами в Карелии и в Приморье с японцами и белогвардейцами. Но вот они продолжали честно драться с врагом, а восстали отсиживавшиеся в глубоком тылу кронштадтцы.

Июль 1920 года. На Балтике наступила мирная жизнь. Эскадры интервентов покинули Балтийское море. С Эстонией мир. Финны ведут партизанскую войну в Финляндии, но на море сидят тихо, как мышь за веником. В мае 1920 года успешно закончилась Энзелийская операция – Каспий стал советским озером.

И в это время председатель Реввоенсовета Л.Д. Троцкий решает поставить Балтийский флот под контроль своих выдвиженцев. 8 июля 1920 года от командования флотом отстранен профессионал – бывший контр-адмирал А.П. Зеленой, командовавший Морскими силами на Балтике в самое тяжелое время – с 18 января 1919 года.

Взамен с Каспия вызван командующий Волжско-Каспийской флотилией Ф.Ф. Раскольников. Формально он герой – под его командованием был захвачен персидский порт Энзели.

На самом деле Раскольников в походе на Энзели играл роль свадебного генерала. А вот еще раньше, 25 декабря 1918 года, Раскольников сдал англичанам у острова Вульф эсминец «Спартак». Троцкий потребовал обменять Раскольникова на 17 пленных английских офицеров. И 27 мая 1919 года на мосту в Белоострове произошел обмен в стиле «Мертвого сезона». На советском берегу реки Сестры оркестр играл «Интернационал».

И вот Раскольников едет из Астрахани в Петроград. Нет, не в теплушке, как ездили в Гражданскую войну Сталин, Ворошилов, Дмитрий Ульянов и другие лидеры большевиков. До Нижнего Новгорода Раскольников вояжирует на штабном судне – бывшей царской яхте «Межень», а далее – спецвагон.

Замечу, что большую часть боевых действий в 1918–1920 годах Раскольников вместе со своей гражданской женой – начальником политотдела Ларисой Рейснер – провели именно на этой яхте. Краткая справка: Лариса Рейснер родилась в мае 1895 года, в 1916 – начале 1917 года – любовница поэта Гумилева, конец 1917 года – начало 1918 года – секретарь любвеобильного наркома Луначарского, лето-осень 1918 года – метресса Троцкого. В 1923 году она бросит Раскольникова и станет любовницей Карла Радека.

Вместе с Раскольниковым и Рейснер на яхте и его начальник штаба В.А. Кукель. В Петрограде новый командующий Балтийским флотом поселился в Адмиралтействе в роскошной квартире морского министра Григоровича. Там Лариса Рейснер устраивает шикарные литературные вечера. Из Адмиралтейства на Елагин остров по холодному и голодному Петрограду регулярно отправляется кавалькада всадников – поэты и окололитературная публика во главе с Ларисой. Надо ли говорить, что о кутежах в здании Адмиралтейства судачил весь Кронштадт?

Ну а Раскольников систематически впадал в запои. Настоящая фамилия Федора Федоровича – Ильин. Риторический вопрос, мог ли психически нормальный человек взять себе псевдоним из романа Достоевского? Отец, дед и дядя Раскольникова покончили жизнь самоубийством. В 1912 году Федор Федорович пролежал полгода в психиатрической больнице.

Ко всему прочему Раскольников вместе с другими троцкистами – Ларисой и ее отцом Михаилом Рейснером, а также замначальника флота Кукелем – попытались втянуть моряков Кронштадта в «дискуссию о профсоюзах». 19 января 1921 года в Кронштадте состоялась конференция большевиков Балтфлота. На ней присутствовали 3500 коммунистов. Из них за платформу Троцкого проголосовали около 50 человек. Матросы даже не выбрали комфлота в президиум.

Раскольников был вынужден подать в отставку. Через пару дней Лариса увозит Раскольникова в Сочи на личном поезде Калинина. Больше во флот Раскольников не вернется, а станет «великим» дипломатом, а позже – невозвращенцем. 24 августа 1939 года в Каннах (Лазурный Берег) Раскольников попытается выброситься из окна. Его положат в психиатрическую больницу в Ницце, где он и умрет 12 сентября 1939 года от воспаления мозга.

27 января 1921 года вместо Раскольникова командующим Балтийским флотом Троцкий назначил В.А. Кукеля. Сместят его только 9 марта 1921 года – после начала мятежа.

У нас уже полвека остепененные историки, раздувая щеки, рассказывают страшилки, как «Сталин обезглавил Красную армию». И вот бедная армия осталась без Раскольниковых, Рейснеров, Кукелей, Тухачевских и Ко.

Но почему-то служивые историки предпочитают не вспоминать, как в 1800–1804 годах первый консул Наполеон Бонапарт «обезглавил французскую армию», избавившись от 90% «революционных генералов». После этого «обезглавленная» армия прошла всю Европу от Мадрида до Москвы. Ну а «обезглавленная» Красная армия разгромила Германию, Японию, Италию, Финляндию, Венгрию, Хорватию и т.д.

Спору нет, наряду с субъективными причинами – разложением в 1917–1921 годах матросов Кронштадта и опереточным правлением Феди и Ляли в июле 1920 года – январе 1921 года – были и объективные причины.

Катализатором мятежа стали тяжелое экономическое положение в стране, разоренной Гражданской войной, продразверстка и восстания крестьян на юге Украины, в Поволжье, на Тамбовщине и в других местах.

Спору нет, продразверстка разоряла крестьян. Но, увы, в России ей альтернативы не было. Кстати, ввел продразверстку не Ленин, а Николай II в 1916 году. Другой вопрос, что его министры не смогли ее реализовать и получили революцию, начавшуюся с протестов голодавших петроградцев.

В России была единственная альтернатива продразверстке – грабеж местного населения проходившими через район частями. Деникин и Врангель в мемуарах стыдливо именовали эту альтернативу самоснабжением.

2 марта 1921 года начался знаменитый Кронштадтский мятеж. Свыше 600 коммунистов были арестованы, более 400 человек бежали по льду из Кронштадта. Во главе восстания стал Временный революционный комитет под председательством писаря линкора «Петропавловск» Степана Петриченко. Большинство офицеров крепости во главе с генерал-майором А.Н. Козловским примкнули к восставшим.

Козловский и ряд других военспецов сразу же предложили Ревкому атаковать части Красной армии на обеих сторонах залива, в частности, захватить форт «Красная Горка» и район Сестрорецка.

Но воевать никто из «клешников» не хотел. Члены Ревкома считали Кронштадт неприступной крепостью, что в основном и соответствовало действительности. «Клешники» надеялись шантажировать власть и выторговывать себе все новые блага, как они это делали с Временным правительством в марте–октябре 1917 года.

А тем временем Троцкий воссоздает 7-ю армию, усиленную бронепоездами и авиаотрядами. На северном и южном берегах Финского залива было сосредоточено свыше 45 тыс. штыков.

Тем не менее этих сил было явно недостаточно. Северная группа советских войск имела 34 орудия, а Южная группа – 103 орудия, не считая орудий двух бронепоездов. Однако проку от них было мало. Так, Северная группа 7 марта выпустила 2435 снарядов, а 8 марта – 2824 снаряда. Вроде бы много. Но всего за два дня было сделано лишь 85 выстрелов из 152-мм гаубиц, а остальные выстрелы пришлись на 76-мм пушки. И 152-мм гаубицы, и 76-мм пушки с северного берега, даже от Лисьего Носа, не доставали до острова Котлин, и пальба велась по северным фортам, которым 76-мм гранаты были не страшнее грецких орехов. Пальба красными велась в основном для поддержания собственного духа.

Эффективно действовать по фортам и линкорам могли только 305-мм и 254-мм пушки, однако красные военморы стреляли из рук вон плохо. Вот характерный пример. 7 марта форт «Красная Горка» целый день вел редкий огонь из 305-мм пушек по линкору «Севастополь» и форту «Константин». Особых повреждений ни линкор, ни форт не получили. «Константин» и «Севастополь» столь же лениво отстреливались, причем все их снаряды ложились западнее форта «Красная Горка».

За время боев мощная артиллерия линкоров и фортов, контролируемых мятежниками, не нанесла особых потерь большевикам. Было повреждено несколько домов в Ораниенбауме, а на севере небольшие повреждения получили железная дорога в районе Лисьего Носа и Сестрорецкий оружейный завод.

Советская авиация практически не оказала никакого влияния на ход боевых действий. Так, 11 марта были сброшены четыре бомбы по 30 кг и две бомбы по 16 кг, 13 марта – четыре бомбы по 16 кг, три по 70 кг и десять однофунтовых зажигательных бомб.

На фортах и кораблях у мятежников имелось свыше 30 зенитных орудий. Но огонь их оказался неэффективным. Лишь 12 марта один из самолетов был подбит и совершил вынужденную посадку.

Решающий штурм Кронштадта начался в ночь на 17 марта. Около двух часов ночи в полной темноте на лед Финского залива вышли передовые части пехоты, а за ними с различными интервалами двинулись войска второго эшелона и резервные части. Любопытно, что в ходе штурма по мятежникам помимо форта «Красная Горка» вели огонь северные форты № 6 и № 7.

Мятежники заметили атакующие советские части слишком поздно. Так, бойцы 32-й бригады без единого выстрела смогли подойти на расстояние одной версты до города. Однако бои в самом городе затянулись. Любопытно, что в середине дня красные вывели на лед кавалерийский полк 27-й дивизии. «Клешники» явно не ожидали конницы на льду. В итоге кавалеристы ворвались в город через Петроградскую пристань. К середине дня 18 марта мятеж был повсеместно подавлен.

Руководство Кронштадтского ревкома во главе с Петриченко еще в 5 часов утра 17 марта на автомобиле уехало по льду в Финляндию. Вслед за ними кинулась толпа мятежников. Всего в Финляндию бежало около 8 тыс. человек. Большинство бежавших финны разместили в уцелевших казармах форта «Ино», а остальных – в лагерях под Выборгом и Териоки. В апреле–июне сотни из них бежали в Советскую Россию.

В ходе боев за Кронштадт советские войска потеряли 527 человек убитыми и 3285 человек ранеными. Мятежники потеряли убитыми около тысячи человек, 4,5 тыс. (из них половина – раненые) были взяты в плен. Вопреки мнению историков – как красных, так и белых – обе стороны сражались более чем бездарно. Если их судить по школьной пятибалльной системе, то красным можно поставить тройку с минусом, а мятежникам – единицу!

Между тем еще за 10 дней до падения Кронштадта мятежникам, а заодно и их карателю Троцкому в Москве был нанесен смертельный удар. Ленин, выступая на Х съезде партии, предложил ввести новую экономическую политику. Любопытно, что кронштадтский ревком регулярно публиковал в «Известиях» сообщения из Москвы, но о введении НЭПа не проронил ни слова.

Введение НЭПа автоматически отодвинуло диктатора Троцкого на второй план и полностью дискредитировало его планы милитаризации экономики страны. Март 1921 года стал переломным моментом в нашей истории.

Ну а «председателя ревкома» Степана Петриченко финны устроили рабочим на лесопилку, а затем плотником. Работать приходилось много, а платили мало. Хитрый Степан догадывался, что за ним приглядывает финская полиция, а посему в 1927 году отправился в Ригу и заявился в советское посольство. Ему там дали непыльную работу, известно, по какой части. Оно и понятно – «стучать» гораздо легче, чем топором махать. 

КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ | Энциклопедия Кругосвет

КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ 28 февраля – 18 марта 1921, антибольшевистское восстание в главной базе Балтийского флота, городе-крепости Кронштадте, где размещались корабельные команды, береговые части и вспомогательные подразделения моряков общей численностью свыше 26 тысяч человек. Восстание, проходившее под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!», сразу оказалось в центре внимания большевистского руководства и дало богатый материал для известных ленинских «уроков Кронштадта».

События в Кронштадте тесно связаны с обстановкой в России в целом. На исходе Гражданской войны она резко обострилась. Значительная часть крестьянства и рабочих не только открыто выражали протест против монополии большевиков на политическую власть, но и предпринимали попытки её ликвидации силой оружия. Возмущения вызывал произвол большевиков под лозунгом утверждения диктатуры пролетариата, а по сути диктатуры партии.

В конце 1920 – начале 1921 вооруженные восстания крестьян охватили Западную Сибирь, Тамбовскую, Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию. Все более взрывоопасной становилась ситуация в городах. Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались на улице. Особенно тяжелое положение в начале 1921 сложилось в крупных промышленных центрах, прежде всего в Москве и Петрограде. Все это накаляло социальную атмосферу. В некоторых городах начались беспорядки.

Волнения в Петрограде, выступления в других регионах страны оказали серьезное влияние на настроения моряков, солдат и рабочих Кронштадта. Моряки Кронштадта, являвшиеся главной опорой большевиков в октябрьские дни 1917, одними из первых поняли, что советская власть оказалась, по существу, подменена властью партийной, а идеалы, за которые они боролись, оказались преданными. Следует отметить, что власти принимали меры к тому, чтобы волна недовольства не охватила и Кронштадт. Так, в крепости была создана разветвленная осведомительная служба.

Однако все меры властей оказались бесполезными. Социально-политическая атмосфера в крепости накалялась. Для прояснения обстановки в Петроград были направлены делегации. Вернувшись в Кронштадт 27 февраля, делегаты доложили общим собраниям своих команд о причинах волнений рабочих, а также моряков линкоров «Гангут» и «Полтава», стоявших на Неве. На другой день моряки линейных кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» приняли резолюцию, которую вынесли на обсуждение представителей всех кораблей и военных частей Балтийского флота. Резолюция, в сущности, была требованием соблюдать права и свободы, провозглашенные в октябре 1917. Она не содержала призывов к свержению правительства, а была направлена против всевластия коммунистической партии.

Днем 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся митинг, собравший около 16 тысяч человек. Его участники подавляющим большинством голосов поддержали резолюцию моряков линкоров «Петропавловск» и «Севастополь». Сразу после митинга состоялось заседание партийного комитета коммунистов крепости, на котором обсуждался вопрос о возможности вооруженного подавления сторонников принятой резолюции.

2 марта в Доме просвещения Кронштадта собралось делегатское собрание представителей. Главным на заседании был вопрос о перевыборах Кронштадтского Совета. Большинством голосов собрание выразило недоверие коммунистам, призывая их добровольно отказаться от власти. Вдруг поступило сообщение, что коммунисты крепости готовятся к сопротивлению. В связи с этим было решено срочно создать Временный революционный комитет (ВРК) для поддержания порядка в Кронштадте, во главе которого встали избранный на собрании президиум в количестве 5 человек и председатель делегатского собрания (писарь с линкора «Петропаловск» С.М.Петриченко).

Лозунги матросов, солдат и рабочих крепости почти дословно повторяли политические требования петроградских рабочих. Власть в Кронштадте без единого выстрела перешла в руки ревкома. Этому способствовал развал большевистских ячеек военных и гражданских организаций Кронштадта. Надо заметить, что выход из партии продолжался вплоть до последнего штурма крепости, когда уже было ясно, что осажденные обречены.

Ревком взял на себя подготовку выборов в Совет путем тайного голосования, предоставив право участвовать в них и вести свободную агитацию всем политическим силам социалистической ориентации. Считая, что в Кронштадте заложен первый камень в основание третьей, подлинно народной революции, члены ВРК были уверены в поддержке трудящимися Петрограда и всей страны. 3 марта ВРК, выдавая желаемое за действительное, оповестил кронштадтцев о том, что в Петрограде происходит «всеобщее восстание».

Между тем реакция петроградских рабочих на события в Кронштадте была неоднозначной. Часть из них под влиянием пропаганды властей негативно восприняла действия кронштадтцев. Люди устали от войны, от «военных» и «осадных» положений, сопровождавшихся репрессиями и чистками со стороны ЧК. События в Кронштадте, по мнению многих, означали новый виток террора. В то же время другая часть петроградского пролетариата симпатизировала кронштадтцам, призывала поддержать их. Но большинство горожан остались равнодушными к событиям в Кронштадте.

Известия о событиях в Кронштадте вызвали резкую реакцию советского руководства. Делегация кронштадтцев, прибывшая в Петроград для разъяснения требований матросов, солдат и рабочих крепости, была арестована.

4 марта Совет Труда и Обороны утвердил текст правительственного сообщения. Кронштадтское движение объявлялось «мятежом», организованным французской контрразведкой и бывшим царским генералом Козловским (командовавшим артиллерией крепости), принятая кронштадтцами резолюция – «черносотенно-эсеровской».

3 марта Петроград и губерния были объявлены на осадном положении. Эта мера была направлена скорее против возможных демонстраций питерских рабочих, чем против кронштадтских матросов.

Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров с властями, однако позиция последних с самого начала была однозначной: никаких переговоров или компромиссов, мятежники должны быть наказаны. Парламентеров, которые направлялись восставшими, арестовывали. 4 марта было опубликовано воззвание Комитета обороны Петрограда «Достукались. К обманутым кронштадтцам», которое, по существу, являлось ультиматумом. Его нужно было либо принять, либо защищаться. Восставшие выбрали второе.

ВРК обратился к военным специалистам – офицерам штаба – с просьбой помочь организовать оборону крепости. 5 марта договоренность о совместных действиях ВРК и штаба крепости в организации обороны была достигнута. Военные специалисты предложили, не ожидая штурма крепости, самим перейти в наступление – захватить Ораниенбаум и Сестрорецк, чтобы расширить базу восстания. Однако ВРК ответил отказом.

Власти готовились силой оружия подавить восстание. Утром 3 марта во все части, на корабли Балтийского флота был направлен приказ, в котором всем комиссарам предписывалось находиться на местах; запрещалось собрание в присутствии посторонних лиц; всех замеченных в агитации против советской власти предлагалось арестовать. Власти приняли меры, чтобы изолировать Кронштадт от внешнего мира, закрыв доступ в Петроград морякам и красноармейцам крепости.

5 марта был отдан приказ об оперативных мерах по ликвидации «мятежа». Была восстановлена 7-я армия под командованием М.Н.Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и в «кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Штурм крепости был назначен на 8 марта. Именно в этот день после нескольких переносов должен был открыться Х съезд РКП(б). Это было не простое совпадение, а продуманный, предпринятый с определенным политическим расчетом шаг.

Руководство большевиков к тому времени поняло необходимость уступок, в том числе замены продразверстки продналогом и разрешения свободной торговли (это были стержневые идеи объявленной на съезде новой экономической политики). Именно эти вопросы являлись одними из основных в требованиях кронштадтцев. Однако показательная расправа над восставшими должна была очертить границы «отступления», поясняя тот факт, что намечавшиеся экономические реформы не затронут основ монополии большевиков на власть. Вот почему беспощадный удар по Кронштадту предполагалось нанести как раз в день открытия Х съезда, когда Ленин должен был объявить о повороте в экономической политике. Кронштадт стал для лидеров большевиков инструментом, с помощью которого они пытались придать особую убедительность требованиям устранения внутрипартийной борьбы, обеспечения единства РКП(б) и соблюдения жесткой партийной дисциплины.

Надежда на быстрый разгром восстания уже в день открытия Х съезда не оправдалась. Понеся большие потери, карательные войска отступили на исходные рубежи. Одна из причин этой неудачи крылась в настроениях красноармейцев; дело дошло до прямого неповиновения и выступлений в поддержку Кронштадта. Волнения в воинских частях усиливались, красноармейцы отказывались идти на штурм крепости, звучали призывы «бить коммунистов». Власти боялись, что восстание перекинется на весь Балтийский флот. Чтобы заставить воинские части наступать, командованию пришлось прибегнуть к репрессиям и угрозам. Ненадежные части были разоружены и отправлены в тыл, а те, кого посчитали зачинщиками, публично расстреляны.

В ночь на 16 марта после интенсивного артиллерийского обстрела крепости начался ее новый штурм. Когда стало ясно, что дальнейшее сопротивление бесполезно, по предложению штаба обороны крепости защитники ее решили уйти из Кронштадта в Финляндию. После положительного ответа из Финляндии начался отход к финскому берегу. Перейти границу успели около 8 тысяч человек и почти все члены кронштадтского ВРК и штаба обороны.

К утру 18 марта крепость оказалась в руках большевиков. Точное количество погибших, пропавших без вести и раненых с обеих сторон до сих пор не известно. Началась расправа над гарнизоном Кронштадта. Само пребывание в крепости во время восстания считалось преступлением. Прошло несколько десятков открытых судебных процессов. Особенно жестоко расправлялись с моряками линкоров «Севастополь» и «Петропавловск». Один из наиболее крупных открытых процессов над моряками восставших линкоров состоялся 1–2 апреля. Перед ревтрибуналом предстали 64 человека. 23 из них приговорили к расстрелу, остальных – к пятнадцати и двадцати годам тюрьмы.

К лету 1921 только президиумом Петроградской губчека, коллегией Особого отдела охраны финляндской границы Республики, чрезвычайной тройкой кронштадтского Особого отдела охраны финляндской границы и реввоентрибуналом Петроградского военного округа к высшей мере наказания были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек. Кроме того, с весны 1922 началось массовое выселение жителей Кронштадта.

Советское руководство было информировано о характере кронштадтского движения, его целях, руководителях, о том, что ни эсеры, ни меньшевики, ни зарубежные силы не принимали в нем участия. Однако объективная информация тщательно скрывалась от населения, и вместо нее предлагалась фальсифицированная версия о том, что кронштадтские события были якобы делом рук эсеров, меньшевиков, белогвардейцев и международного империализма. Официальную версию власти рассчитывали подтвердить фактами в ходе масштабного публичного процесса над «мятежниками». Предполагалось, что наряду с руководителями восстания показания будут давать лица, связанные с западными разведками, и представители оппозиционных партий. В качестве главных обвиняемых должны были выступить председатель ВРК Петриченко и генерал Козловский. Однако главных фигур процесса арестовать не удалось, и процесс так никогда и не состоялся.

Оставшиеся в живых участники кронштадтских событий позднее неоднократно вновь репресcировались. В 1990-х годах их осуждение было признано необоснованным, а они были реабилитированы.

КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ 1921 • Большая российская энциклопедия

КРОНШТА́ДТСКОЕ ВОССТА́НИЕ 1921, воо­руж. вы­сту­п­ле­ние гар­ни­зо­на Крон­штад­та и ко­манд ря­да ко­раб­лей Балт. фло­та 28 февр. – 18 мар­та про­тив дик­та­ту­ры боль­ше­ви­ков и по­ли­ти­ки «во­ен­но­го ком­му­низ­ма». Ста­ло од­ним из наи­бо­лее круп­ных про­яв­ле­ний мас­со­во­го не­до­воль­ст­ва на­се­ле­ния и лич­но­го со­ста­ва ар­мии и фло­та (на­ря­ду с Там­бов­ским вос­ста­ни­ем 1920–21 и За­пад­но­си­бир­ским вос­ста­ни­ем 1921).

На­чав­шие­ся в фев­ра­ле вол­не­ния и за­бас­тов­ки ра­бо­чих в Пет­ро­гра­де, вве­де­ние там 25.2.1921 ко­мен­дант­ско­го ча­са ока­за­ли серь­ёз­ное влия­ние на на­строе­ние мо­ря­ков и гар­ни­зо­на Крон­штад­та. По­сле воз­вра­ще­ния 27 февр. на­прав­лен­ных в Пет­ро­град де­ле­га­тов мо­ря­ки лин­ко­ров «Пе­тро­пав­ловск» и «Се­ва­сто­поль» при­ня­ли 28 февр. ре­зо­лю­цию, ко­то­рую вы­не­сли на об­су­ж­де­ние пред­ста­ви­те­лей всех ко­манд ко­раб­лей и час­тей гар­ни­зо­на Крон­штад­та. Днём 1 мар­та на Якор­ной пл. Крон­штад­та со­сто­ял­ся ми­тинг (ок. 16 тыс. чел.), на ко­то­ром вы­сту­пи­ли ко­мис­сар Балт. фло­та Н. Н. Кузь­мин, пред. Крон­штадт­ско­го со­ве­та П. Д. Ва­силь­ев, пред. ВЦИК М. И. Ка­ли­нин (спе­ци­аль­но при­был из Пет­ро­гра­да), ко­то­рые пы­та­лись убе­дить мо­ря­ков от­ка­зать­ся от по­ли­тич. тре­бо­ва­ний. Но ми­тин­гую­щие боль­шин­ст­вом го­ло­сов при­ня­ли ре­зо­лю­цию с тре­бо­ва­ния­ми пе­ре­вы­бо­ров Со­ве­тов, сво­бо­ды дея­тель­но­сти со­циа­ли­стич. пар­тий, уп­разд­не­ния ин­сти­ту­та ко­мис­са­ров и по­лит­от­де­лов, от­ме­ны за­гра­дит. от­ря­дов и прод­раз­вёр­ст­ки, вос­ста­нов­ле­ния сво­бо­ды тор­гов­ли и др. 2 мар­та вос­став­ши­ми был об­ра­зо­ван Врем. ре­во­люц. к-т. Ок. 900 ком­му­ни­стов (из 2680) вы­шли из ря­дов РКП(б) и примк­ну­ли к К. в., а ок. 150 по­лит­ра­бот­ни­ков, со­труд­ни­ков Осо­бо­го от­де­ла и Рев­три­бу­на­ла бес­пре­пят­ст­вен­но по­ки­ну­ли Крон­штадт. Осн. ло­зунг вос­став­ших – «Вся власть Со­ве­там, а не пар­ти­ям!». Со­бы­тия в Крон­штад­те вы­зва­ли жё­ст­кую ре­ак­цию сов. ру­ко­во­д­ства, СТО объ­я­вил 2 мар­та всех уча­ст­ни­ков К. в. вне за­ко­на и ввёл в Пет­ро­гра­де и Пет­рогр. губ. осад­ное по­ло­же­ние. В Пет­ро­град для ру­ко­во­д­ства по­дав­ле­ни­ем К. в. при­бы­ли пред. РВС Рес­пуб­ли­ки Л. Д. Троц­кий и глав­ком С. С. Ка­ме­нев. Для ор­га­ни­за­ции за­щи­ты Крон­штад­та 3 мар­та вос­став­ши­ми был об­ра­зо­ван «штаб обо­ро­ны» во гла­ве с на­чаль­ни­ком внутр. обо­ро­ны кре­по­сти быв. ка­пи­та­ном Е. Н. Со­ловь­я­но­вым и на­чаль­ни­ком ар­тил­ле­рии быв. ген.-м. А. Н. Коз­лов­ским. В их рас­по­ря­же­нии име­лись лин­ко­ры «Пе­тро­пав­ловск», «Се­ва­сто­поль», неск. ма­лых ко­раб­лей, арт., стрелк. и инж. час­ти кре­по­сти (все­го св. 17,9 тыс. чел., 134 тя­жё­лых и 62 лёг­ких ору­дия, 24 зе­нит­ные пуш­ки и 126 пу­ле­мё­тов). 5 мар­та вос­став­шим был предъ­яв­лен уль­ти­ма­тум, а для по­дав­ле­ния К. в. вос­соз­да­на 7-я ар­мия Пет­рогр. ВО под ко­манд. М. Н. Ту­ха­чев­ско­го. В от­вет вос­став­шие аре­сто­ва­ли св. 320 ком­му­ни­стов. Уже 5 мар­та на­ча­лись авиац. на­лё­ты на Крон­штадт, а 7 мар­та – арт. об­стре­лы кре­по­сти и гор. рай­онов с фор­тов «Крас­но­флот­ский» и «Пе­ре­до­вой» («Крас­ная Гор­ка» и «Се­рая Ло­шадь»). Вос­став­шие от­кры­ли от­вет­ный огонь по фор­там, Ора­ни­ен­бау­му (Ло­моно­сов) и Се­ст­ро­рец­ку, где со­сре­до­тачи­ва­лись час­ти 7-й ар­мии. По льду Фин­ско­го зал. 8 мар­та Се­вер­ная (ком. – Е. С. Ка­зан­ский; ок. 9,8 тыс. чел.) и Юж­ная (А. И. Се­дя­кин; ок. 3,7 тыс. чел.) груп­пы войск из Се­ст­ро­рец­ка и Ора­ни­ен­бау­ма по­шли на штурм Крон­штад­та, ко­то­рый из-за по­спеш­но­сти в ор­га­ни­за­ции, не­дос­тат­ка сил и низ­ко­го бое­во­го ду­ха лич­но­го со­ста­ва (часть крас­но­ар­мей­цев пе­ре­шла на сто­ро­ну вос­став­ших) окон­чил­ся не­удач­но. Сов. ко­ман­до­ва­ние при­ня­ло ме­ры по уси­ле­нию 7-й ар­мии и войск Пет­рогр. ВО: в вой­ска на­прав­ле­ны св. 340 де­ле­га­тов про­хо­див­ше­го в Мо­ск­ве 10-го съез­да РКП(б) и св. 2,7 тыс. ком­му­ни­стов (по парт. мо­би­ли­за­ции). К 16 мар­та груп­пи­ров­ка сов. войск со­ста­ви­ла 45 тыс. чел. (в т. ч. 7-я ар­мия – 24 тыс. чел.), 159 ору­дий, 433 пу­ле­мё­та и 3 бро­не­по­ез­да. По­сле про­дол­жит. арт. под­го­тов­ки по льду Фин­ско­го зал. пе­ре­до­вые час­ти Юж­ной, а за­тем и Сев. групп войск в 5 ч 17 мар­та во­рва­лись в Крон­штадт. Ожес­то­чён­ные улич­ные бои про­дол­жа­лись бо­лее су­ток и к 12 ч 18 мар­та кон­троль над Крон­штад­том был пол­но­стью вос­ста­нов­лен, од­на­ко ок. 8 тыс. вос­став­ших, в т. ч. боль­шин­ст­во чле­нов Врем. ре­во­люц. к-та, по льду за­ли­ва уш­ли в Фин­лян­дию. По­те­ри вос­став­ших (по офиц. дан­ным) со­ста­ви­ли уби­ты­ми св. 1 тыс. чел. и ра­не­ны­ми св. 2 тыс. чел.; войск Пет­рогр. ВО – со­от­вет­ст­вен­но св. 1,9 тыс. чел. и св. 1,2 тыс. чел.

К. в. ста­ло од­ной из при­чин от­ка­за от ме­то­дов «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» и пе­ре­хо­да к но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке. Ком­му­ни­стич. ру­ко­во­дство, оце­нив К. в. как серь­ёз­ную уг­ро­зу «дик­та­ту­ре про­ле­та­риа­та», при­ня­ло жё­ст­кие ме­ры: к ле­ту 1921 к рас­стре­лу при­го­во­ри­ли св. 2,1 тыс. чел. (без учё­та рас­стре­лян­ных без су­да), к разл. сро­кам за­клю­че­ния – св. 6,4 тыс. чел. К 5-ле­тию Окт. ре­во­лю­ции 1917 ре­ше­ни­ем ВЦИК от 2.11.1922 зна­чит. часть ря­до­вых уча­ст­ни­ков К. в. бы­ла ам­ни­сти­ро­ва­на. Ука­зом Пре­зи­ден­та РФ от 10.1.1994 все уча­ст­ни­ки К. в. реа­би­ли­ти­ро­ва­ны.

Почему оценка Кронштадтского мятежа остается предметом споров — Российская газета

Кронштадтский мятеж. Март 1921-го. Его участники хотели примерно того же, чего и делегаты знаменитого перестроечного съезда народных депутатов: советов без коммунистов и свободной торговли. Итог — более двух тысяч погибших, восемь с половиной тысяч человек ушли по льду в Финляндию. Первые жертвы захоронены в общую могилу: разбираться, кто свой, кто чужой, нет времени. Да и исторического смысла делить их на красных, белых или зеленых — тоже. «Красные против красных» — так называют историки этот кровопролитный эпизод Гражданской войны. Удивительный пример ее абсурдности и парадоксальности, когда революционные матросики, авангард Октября, возмутились экономической катастрофой, к которой подходила страна с их же большевистской руки.

Финский залив со стороны дамбы затянут льдом. Прогулки по нему опасны. Мелководье хорошо прогревается, даже зимой температура воды на поверхности около 0 градусов. Однако бегущих в Финляндию под натиском красных мятежников это не остановило. Сколько их утонуло, никто не знает точно. По данным фильтрационных лагерей соседней страны, спаслось около восьми с половиной тысяч человек.

Фото: предоставлено РГАСПИ

Мятежников реабилитировал Борис Ельцин. Своим указом, в котором прописана и установка памятника всем жертвам кронштадтских событий: красным, белым, всяким… На этой волне провели конкурс и даже выбрали место для монумента: на въезде в город у Петроградских ворот, где красноармейцы начали брататься с восставшими. Местные музейщики встрепенулись: должен был приехать президент. «Быстренько собрались, — рассказывает председатель клуба краеведов Кронштадта Виталий Пирогов, — посовещались, нашли большой камень, на нем разместили текст указа и поставили рядом с Морским собором в скверике… С памятником же все так и заглохло на стадии модели, которую выставили в школе. А конкурс был солидный, компания свободных художников Кронштадта организовала конференцию с приглашением иностранцев из Испании и Италии. Приезжие, поклонники лозунга «Анархия — мать порядка», почему-то считали, что восстание подняли анархисты.

Красные против красных — так называют историки этот кровопролитный эпизод Гражданской войны

Перед величественным Морским собором на Якорной площади «мятежники» требовали свободы… Фото: Аркадий Колыбалов

Времени с тех пор прошло много, а музея так и нет. В нашей исторической памяти этот мятеж всегда был чуть-чуть в тени главных событий. И оттесняли его туда намеренно. Из советских учебников и других доступных народу исторических источников было вымарано имя Троцкого, подавившего восстание. Эмигрантские осколки российских анархистов, меньшевиков, левых социал-демократов обвиняли большевиков в кровавой расправе над моряками. До конца 60-х живы были и потомки укрывшихся в Финляндии участников выступления, в общем, не совсем советская правда все же просачивалась сквозь официальное представление о мятежниках — деморализованных элементах под кокаином, носивших широкие штаны «клеш» и прически сутенеров, как писал Троцкий.

Фото: предоставлено РГАСПИ

Сказать точно, где похоронены жертвы мятежа (не только красные, которых увековечили напротив Морского собора), замечательно-гостеприимные жители города Кронштадт нам так и не смогли. С большим трудом удалось разыскать поросший мхом старый памятник в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Смотритель кладбища долго убеждал, что такой могилы там никогда не было и быть не могло. Пришлось соврать, что видели ее на фотографии. «Фотошоп», — тут же нашелся он. Удивительно подходящее слово в нашем случае.

— Вам может показаться, что у нас замалчивают эту страницу своей истории, но это не так, — мы с Виталием Пироговым в безлюдном, с эхом от шагов, страшно обветшавшем актовом зале Итальянского дворца … — Здесь мятежники выбирали ревком, а сейчас, по идее, должны были разместиться экспонаты музея.

В величественном здании Морского собора, где когда-то находилась экспозиция, теперь идут службы, новобранцы и выпускники морских училищ принимают присягу, освящают кортики и погоны. Храм находится на балансе минобороны, но есть соглашение о совместном с церковью его использовании. Уникальные же экспонаты, среди которых и свидетельства о Кронштадтском мятеже, должны были быть размещены на 4 тысячах квадратных метров Итальянского дворца. Предварительно отремонтированного, разумеется… «Прошло уже почти восемь лет, но из-за аварийного состояния здания мы не можем здесь развернуть экспозицию, — вздыхает Пирогов и разводит руками… — В идеале зал не зал, а мощную выставку из нескольких стендов сделать по мятежу смогли бы». Денег на эту страницу нашей истории пока нет.

… Дядя историка Виктора Красноярова был среди мятежников. В семье его называли Двухэтажным за имя-отчество Иван Иваныч, а может быть, и в насмешку за малый рост в 1,56 метра. Как гласит легенда, Иван крестился двухпудовой гирей и вообще, выражаясь сегодняшним языком, был «качком». На флот пошел добровольцем. Чисто из практических соображений. Времена были голодные… В Кронштадте служил унтером в учебке. Рассказывал, что вместо флага матросы натягивали на древко свои черные флотские штаны, получалось, они выступают под знаменем анархистов. В контратаке на площади за Петроградскими воротами под пулеметными очередями, крошившими и красных, и мятежников, 21-летний Иван-Двухэтажный столкнулся со своим дядей. Посмотрели друг на друга и отошли в сторонку покурить: что им делить? Суд после разгона матросов присудил Двухэтажному пять лет лагерей. «А уже осенью дядя попал под амнистию, — рассказывает Краснояров. — Потом жил в Москве и никаких претензий к нему не было. Погиб во время войны, куда ушел опять добровольцем. Что же касается его «красного» дяди, того репрессировали в 1937-м. По мнению Красноярова, власть убирала всех, кто как-то был связан с Троцким.

Для кронштадтских ученых вопрос, как оценивать «мятежников», до сих пор животрепещущая тема и повод для острой публичной дискуссии. Виктор Краснояров через местную газету «Котлас» и другие СМИ доказывает, что революционных моряков, гордости балтийского флота, в Кронштадте на момент восстания почти не было: «Они ушли на Гражданскую войну. Остались те, кто записались добровольцами на флот: здесь кормили, поили, обували, одевали, — мы идем по зимнему, но бесснежному городу, встречаем мальчишек в черных шинелях, у которых безуспешно пытаемся выяснить, за что же почти сто лет назад в их городе погибло две тысячи человек. — Мало того, в конце 1920 года сюда прислали шесть тысяч новобранцев. Это были в основном пленные, которых взяли при разгроме армии Деникина, махновцы, петлюровцы… Контингент будь здоров! К тому же все они переписываются с домашними, которые в основном крестьяне, слышат про голод, продразверстку, жестокое подавление Антоновского мятежа. В общем, как выражался мой дядя, их подставили». То есть спровоцировали на мятеж. Вопрос: кто? Краснояров придерживается мнения, что к кровопролитию привел банальный дележ власти: партии не смогли договориться. Спрашиваю: «Как в 1993-м?». Отвечает: «Круче: здесь с оружием в руках были обе стороны. Кроме этого помогла заграница». Виктор Алексеевич рассказывает, что за две недели до мятежа во французских газетах уже было сообщено, что восстание произошло. По мнению историка те, кто организовывал «цветную революцию», торопился устроить очередную заваруху на территории России до исторического 10-го съезда партии, на котором бы объявили о НЭПе и этим самым аннулировали главные мотивы мятежа.

Фото: предоставлено РГАСПИ

Оппонент Красноярова и редактор «Морской газеты» Марат Кузнецов против теории «цветных революций». Он считает, что кронштадтцы боролись с несправедливой властью, которая притесняла не только крестьян, но и рабочих. «Никакого мятежа не было, — убежден Кузнецов, — один из активных участников движения «За правду о Кронштадте», — на Якорной площади состоялся большой митинг, была принята резолюция из 15 пунктов. Главное в ней — дать свободу рабочим и крестьянам. И заграница здесь ни при чем. Только акция недовольства. Ведь не кронштадтцы же пошли на красноармейцев с оружием в руках, а наоборот. Надо относиться к людям по-человечески. И не будет восстаний».

Капитан первого ранга Марат Кузнецов — известный в городе правдоискатель и поэт с судьбой советского правозащитника. Когда в Кронштадт пришел первый груз-200 из Афганистана, написал стихи: «Не за тем туда ходили, ничего там не нашли, только жизни загубили, только души обожгли!» В райкоме партии попросили: «Прекрати!». Не послушался. Посадили за кражу книг у соседа, — смеется. — Я мастер спорта по боксу и это меня спасло в тюрьме. Я ведь и по зэковским правилам жить бы не стал». Добивается он правды и в вопросе мятежа, поддерживает отношения и с потомками эмигрировавших в Финляндию мятежников, членов общества «Наследники Кронштадта». Спрашиваю, а почему им это так важно, ведь все родились уже в Финляндии. — «Не хотят, чтобы их родственников считали врагами России».

Компетентно

У нас есть и трагический опыт гражданского противостояния, когда близкие друг другу политические силы, не сумев договориться, дошли до жесточайшего кровопролития. Как такое могло произойти? Об этом «РГ» рассказал Андрей Сорокин — директор Российского государственного архива социально-политической истории, где хранятся документы Кронштадтского мятежа.

Свои против своих — так историки пишут о восстании. Если руководствоваться только документами, как вы ответите на вопрос, в чем суть разногласий убивавших друг друга людей.

Андрей Сорокин: Документы, относящиеся к истории Кронштадтского восстания, хранятся в личных фондах Ленина, Дзержинского, Ворошилова, в фонде ЦК РКП(б). Причем среди материалов вождя революции есть специальная папочка «Все о Кронштадте», собранная лично Лениным.  Один из главных — резолюция общего собрания команд линейных кораблей, состоявшегося 1 марта 1921 года в Кронштадте. В ней изложены все требования восставших, которые отражают наиболее насущные проблемы политического, социального, да и экономического развития Советской Республики. Так вот  участники Кронштадтского мятежа категорически осуждают монополию на власть, которую установили большевики, требуют свободы слова и печати для всех социалистических партий, требуют провести немедленно перевыборы Советов, причем тайным голосованием, а перед выборами провести свободную агитацию.   Среди требований также свобода собраний и профессиональных союзов, созыв беспартийной конференции рабочих, красноармейцев и матросов Петрограда, Кронштадта и Петроградской губернии, освобождение политических заключенных из социалистических партий, а также всех беспартийных, арестованных в связи с рабочими и крестьянскими движениями.

Требования вполне «перестроечные»?

Андрей Сорокин: Вот именно. Восставшие хотят упразднить политотделы, причем с очень показательной мотивировкой о том, что ни одна партия не может пользоваться привилегиями для пропаганды своих идей и получать от государства средства для этой цели. Это нас переносит в перестройку, к дебатам вокруг знаменитой 6-й статьи Конституции СССР об отмене руководящей роли КПСС.

Но это абсолютно левый манифест. От большевистского подхода он отличался лишь двумя пунктами. Первое — это установление левой многопартийности. И вопрос о свободе хозяйствования на своей земле. Причем это тот лозунг, который в конце концов будет принят большевиками, отказавшимися от продовольственной диктатуры, продразверстки и принявшими решение о переходе к новой экономической политике (НЭПу).

Что думали сами большевики о причинах мятежа? Считали ли они его провокацией западных стран? Или результатом недовольства «матросни» под кокаином и махновцев-анархистов?

Андрей Сорокин: У нас в архиве находится другой важнейший документ — доклад известного деятеля ВЧК Якова Агранова «О результатах расследования по делу мятежа в городе Кронштадте». Он адресован в президиум ВЧК товарищу Дзержинскому и имеет гриф «Секретно». Надо сказать, что с самого начала руководство РКП(б) квалифицировало мятеж как белогвардейский заговор, который был задуман и реализован французскими спецслужбами.

Фото: предоставлено РГАСПИ

Но практически в первых строках чекист пишет, что восстание гарнизона и рабочих Кронштадта явилось логическим развитием волнений и забастовок на некоторых заводах, фабриках Петербурга, вспыхнувших в 20-х числах февраля. И они имели под собой экономические основания.

Неслучайно, если мы вернемся к резолюции, которую мы только что цитировали, мы увидим, что везде речь идет об ухудшении положения рабочего класса во всех сферах жизни.   Годы гражданской войны привели к развалу экономики, к продовольственному и топливному кризису. Помимо мобилизации продовольственных ресурсов в эти годы распространена и новая социальная практика трудовых мобилизаций. На фабриках и заводах Петрограда огромный процент деревенских жителей, которые приносят в эту среду еще и недовольство российского крестьянства. Причем это не локальная тема северо-западного региона. В документах личного фонда Дзержинского мы находим огромное количество сводок со всех концов страны, которые рисуют такую же протестную картину. И кронштадтские повстанцы называют себя «голосом всей страны». Это правда.

Фото: предоставлено РГАСПИ

Далее Агранов пишет, что задачей его расследования было выяснение роли отдельных партий и групп в возникновении и развитии восстания и связи организаторов и вдохновителей этого восстания с контрреволюционными партиями и организациями, действующими на территории советской России и за рубежом. Но, отмечает он в конце доклада, установить подобные связи не удалось.

Более двух тысяч погибших, и кто кого утопил в крови, неясно. Мы чему-нибудь научились у этой страшной истории? 

Андрей Сорокин: Кронштадт — мы должны примириться с наличием другой точки зрения, даже если не можем согласиться с противоположной оценкой нашего исторического прошлого или современной нам действительности. Научиться взаимодействовать с комплексом идей, противоположных  твоему, находя в нем импульсы для собственного развития. И главное.  Нужно научиться взаимодействовать с носителем другого мнения. Не убивая его и не пытаясь закатать в асфальт. Другой путь — путь конфронтации, гражданского противостояния — ведет в никуда. В 20-м веке наша страна, выбравшая его, лишилась своих элит. Социальная психология, приведшая к потрясениям 1917-го, и по сегодняшний день проявляется в острейших по существу и форме столкновениях представителей разных идеологических лагерей общественной мысли. Мы до сих пор не изжили эту конфронтационную манеру социального поведения, которая и привела к революционным событиям 1917 года, заставила большевиков отказаться от идеи социального партнерства и сотрудничества даже с родственными им практически по всем позициям левыми политическими партиями, заставила их развязать братоубийственную гражданскую войну.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Кронштадтское восстание — семнадцать моментов советской истории

Тексты Изображения Видео Другие ресурсы

Тематическое эссе: Джеймс фон Гельдерн

Военно-морская база Кронштадт находится на острове Котлин, недалеко от истока Финского залива. Петр Великий захватил остров у шведов в 1703 году и превратил его в военно-морскую крепость для защиты своей новой столицы. Концентрация тяжелого оружия и моряков на маленьком острове делала его оплотом против иностранного вторжения, но также и пороховой бочкой во время внутренних беспорядков. В бурные 1905–1906 годы в Кронштадте вспыхнуло несколько восстаний. Моряки были важными союзниками большевиков после Февральской революции (1917 г.), когда Кронштадтский Совет выступил против временного правительства, объявил «Кронштадтскую республику» и принял участие в июльском мятеже 1917 года. Знаменитый крейсер Aurora , обстрелявший Зимний дворец 25 октября 1917 года своим знаменитым выстрелом , разнесенным по всему миру , принадлежал Балтийскому флоту, базирующемуся в Кронштадте.

Для большевиков было грубым потрясением, когда красные матросы Кронштадта в марте 1921 года подняли открытое восстание. Матросы считали себя верными советскому делу, если не коммунистическим правителям. В ту суровую зиму Кронштадт, как и большинство других городов России, был голоден и недоволен. Гнев по поводу материальных лишений усугублялся авторитарным режимом, который строили большевики, который, казалось, нарушал дух революции, победить которую помогли моряки. Народные волнения окончательно переросли в забастовки, приведшие к беспорядкам, локаутам, арестам. Наконец, 26 февраля местные коммунистические власти объявили военное положение. Образец резкого протеста и реакции быстро перерос в состояние мятежа.

В центре мятежа стояли два линкора с революционным происхождением, Петропавловск и Севастополь , застывшие во льдах Кронштадтской гавани. Делегация, возглавляемая Степаном Петриченко, главным делопроизводителем Петропавловск , составила пакет из пятнадцати требований, которые она представила Кронштадтскому Совету 28 февраля.Они включали такие традиционные демократические права, как свобода собраний и слова; эгалитарные меры, такие как равные пайки для всех трудящихся; и конец большевистской монополии на власть. Моряки также требовали прекращения жесткого экономического контроля военного коммунизма. Кронштадтский Совет, которым руководят лояльные большевики, созвал митинг на 1 марта в ответ на требования повстанцев. В нем приняли участие более 16 000 человек, в том числе Михаил Калинин, которого закричали, когда он попытался заговорить. Собрание единогласно приняло решения и избрало Революционный комитет под председательством Петриченко. Когда на следующий день Павел Васильев (председатель Кронштадтского Совета) и Николай Кузьмин (политический комиссар Балтийского флота) пригрозили комитету расправой, они были арестованы и заключены в тюрьму. Отряды матросов установили контроль над Кронштадтом под лозунгом Вся власть Советам, а не партиям.

Недовольство переросло в полный бунт.Когда Калинин доложил Ленину и Зиновьеву, они ответили изолировать остров, запретить работу прессы и организовать специальные перевозки одежды, обуви и мяса в Петроград. В ультиматуме от 5 марта они заклеймили повстанцев марионетками Белой армии. Лев Троцкий был отправлен в Петроград для организации вооруженного ответа. Он собрал как можно больше верных войск под командованием Михаила Тухачевского и 7 марта начал бомбардировку острова из великих орудий Петрограда.В течение следующих десяти дней на крепость было совершено три кровавых штурма. Войска, марширующие по льду, были уничтожены, но постепенно они истощили силы и запасы повстанцев. Хотя правительственные силы потеряли сотни убитых и тысячи раненых, к 16 марта, когда был начат последний штурм, их численность составила около 45 000 человек. Одетые в белые снежные накидки и поддержанные сотнями делегатов-добровольцев с X съезда партии, продолжавшегося в то время в Москве, войска ночью атаковали с трех сторон и прорвались в город.По всему городу развернулись ожесточенные бои, и к 18 марта восстание было подавлено. Многие повстанцы бежали по льду в Финляндию; многие были убиты в боях, а многие выжившие были казнены или отправлены в лагеря.

Недолгое восстание оказало глубокое, хотя и неоднозначное влияние на советскую власть. Пока он еще продолжался, правительство объявило об отмене хлебных реквизиций, заменив их натуральным налогом. Широко распространено мнение, что восстание вдохновило Ленина и режим на провозглашение новой экономической политики, которая отвечала некоторым требованиям Кронштадта. Либерализация экономики не сопровождалась либерализацией в политической сфере. На X съезде Рабочую оппозицию осудили и приказали разойтись, что многие считают предвестником диктатуры Сталина. Русские анархисты и их западные союзники, такие как американец Александр Беркман, правильно расценили реакцию партии как решающий момент в своей истории, хотя они не были полностью оправданы, считая восстание частью своей собственной традиции.


Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 Международная лицензия.

1921: Кронштадтское восстание

История подъема военно-морского города Кронштадт в России рабочими и моряками, поддерживающими первоначальные цели революции 1917 года против новой большевистской диктатуры. Восстание было подавлено войсками Красной Армии под командованием Троцкого.

Кронштадтское восстание произошло в первые недели марта 1921 года. Кронштадт был (и есть) военно-морской крепостью на острове в Финском заливе. Традиционно он служил базой Балтийского флота России и охранял подходы к городу Санкт-Петербург (который во время первой мировой войны был переименован в Петроград, затем Ленинград, а теперь снова Санкт-Петербург). в тридцати пяти милях отсюда.

Кронштадтские моряки были в авангарде революционных событий 1905 и 1917 годов. В 1917 году Троцкий назвал их «гордостью и славой русской революции».«Жители Кронштадта были ранними сторонниками и практиками советской власти, образовав в 1917 году свободную коммуну, которая была относительно независимой от властей. По словам Исраэля Гетцлера, эксперта по Кронштадту:

«именно в своем коммуно-подобном самоуправлении Красный Кронштадт действительно проявил себя, осознав радикальные, демократические и эгалитарные устремления своего гарнизона и трудящихся, их ненасытную жажду общественного признания, политической активности и публичных дебатов, сдерживаемое стремление к образованию, интеграции и сообществу. Почти за одну ночь экипажи корабля, военно-морские и военные части и рабочие создали и практиковали прямую демократию базовых собраний и комитетов ».

В центре крепости огромная городская площадь служила популярным форумом, на котором собиралось до 30 000 человек.

Гражданская война в России закончилась в Западной России в ноябре 1920 г. поражением генерала Врангеля в Крыму. По всей России вспыхивали народные протесты в деревне и в городах.Возникли крестьянские восстания против политики реквизиции хлеба Коммунистической партии. В городах прокатилась волна стихийных забастовок, а в конце февраля в Петрограде вспыхнула почти всеобщая забастовка.

26 февраля 1921 года, в ответ на эти события в Петрограде, экипажи линкоров «Петропавловск» и «Севастополь» провели экстренное совещание и договорились отправить в город делегацию для расследования и отчета о продолжающемся забастовочном движении. В свою очередь, два дня спустя делегаты проинформировали своих товарищей-моряков о забастовках (которым они полностью сочувствовали) и о репрессиях правительства, направленных против них. Присутствовавшие на митинге в Петропавловске затем одобрили резолюцию, которая выдвинула 15 требований, которые включали свободные выборы в советы, свободу слова, печати, собраний и организаций для рабочих, крестьян, анархистов и левых социалистов. Как и петроградские рабочие, кронштадтские моряки также требовали выравнивания заработной платы и прекращения блокпостов, ограничивающих передвижение и возможность рабочих приносить в город продукты.

1 марта на Якорной площади прошел массовый митинг от пятнадцати до шестнадцати тысяч человек, и так называемое Петропавловское постановление было принято после того, как «ознакомительная» делегация сделала свой доклад.Против резолюции проголосовали только два большевистских чиновника. На этом собрании было решено послать в Петроград еще одну делегацию, чтобы разъяснить бастующим и городскому гарнизону требования Кронштадта и потребовать от петроградских рабочих послать беспартийных делегатов в Кронштадт, чтобы из первых рук узнать, что происходит. там. Эта делегация из тридцати человек была арестована большевистским правительством.

2 марта массовый митинг под названием «Конференция делегатов». Эта конференция состояла из двух делегатов от экипажей кораблей, армейских частей, доков, мастерских, профсоюзов и советских учреждений.303 делегата митинга одобрили петропавловскую резолюцию и избрали «Временный революционный комитет» из пяти человек (позже через два дня он был увеличен до 15 членов). Этому комитету было поручено организовать защиту Кронштадта, решение было принято из-за угроз со стороны большевистских чиновников и беспочвенных слухов о том, что большевики направили силы для атаки на митинг. Красный Кронштадт выступил против «коммунистического» правительства и поднял лозунг революции 1917 года «Вся власть Советам», к которому был добавлен «, а не партиям».Они назвали это восстание «Третьей революцией» и завершат работу первых двух русских революций 1917 года, учредив настоящую республику трудящихся, основанную на свободно избранных, самоуправляемых советах.

2 марта коммунистическое правительство ответило ультиматумом. В нем утверждалось, что восстание «несомненно, подготовлено французской контрразведкой». Они утверждали, что восстание было организовано бывшими царскими офицерами во главе с бывшим генералом Козловским (который, по иронии судьбы, был помещен в крепость как военный специалист Троцкий).Это была официальная линия на протяжении всего восстания.

Во время восстания Кронштадт начал реорганизовываться снизу вверх. Были переизбраны комитеты профсоюзов и сформирован совет профсоюзов. Конференция делегатов регулярно собиралась для обсуждения вопросов, касающихся интересов Кронштадта и борьбы с большевистским правительством (в частности, 2, 4 и 11 марта). Рядовые коммунисты массово покинули партию, выразив поддержку восстанию и его цели — «вся власть Советам, а не партиям».«Около 300 коммунистов были арестованы и подверглись гуманному обращению в тюрьмах (для сравнения, по крайней мере 780 коммунистов покинули партию в знак протеста против действий, которые она предпринимала против Кронштадта и ее общей роли в революции). Примечательно, что до одной трети коммунистов делегатами, избранными на Кронштадтскую конференцию мятежников 2 марта, были коммунисты.

Кронштадтский мятеж был ненасильственным, но с самого начала отношение властей было не к переговорам, а к выдвижению ультиматума: либо опомнитесь, либо понесите последствия.Действительно, большевики пригрозили расстрелять повстанцев «как куропаток» и взяли в заложники семьи моряков в Петрограде. Ближе к концу восстания Троцкий санкционировал использование химического оружия против повстанцев, и, если бы они не были подавлены, была бы осуществлена ​​газовая атака.

Существовали возможные средства для мирного разрешения конфликта. 5 марта, за два дня до начала бомбардировки Кронштадта, анархисты во главе с Эммой Гольдман и Александром Беркманом предложили себя в качестве посредников для облегчения переговоров между повстанцами и правительством.Это было проигнорировано большевиками. Спустя годы большевик Виктор Серж (и очевидец событий) признал, что «[даже] когда начались боевые действия, было легко избежать худшего: нужно было только принять посредничество, предложенное анархисты (особенно Эмма Гольдман и Александр Беркман), которые контактировали с повстанцами. Из соображений престижа и из-за чрезмерного авторитаризма ЦК отказался от этого курса ».

Отказ от использования этих возможных средств разрешения кризиса мирным путем объясняется тем, что решение атаковать Кронштадт уже было принято.Основываясь на документах из советских архивов, историк Исраэль Гетцлер заявляет, что «5 марта, если не раньше, советские лидеры решили разгромить Кронштадт. Таким образом, в телеграмме… члену Совета Труда. и обороны, в тот день Троцкий настаивал, что «только захват Кронштадта положит конец политическому кризису в Петрограде».

Как отмечал Александр Беркман, коммунистическое правительство «не пойдет на уступки пролетариату, но в то же время предложит компромисс с капиталистами Европы и Америки.«Будучи счастливы вести переговоры и идти на компромисс с иностранными правительствами, они относились к рабочим и крестьянам Кронштадта (и остальной России) как к классовым врагам!

Восстание было изолированным и не получило внешней поддержки. Петроградские рабочие находились на военном положении и не могли предпринять практически никаких действий в поддержку Кронштадта (если предположить, что они отказывались верить большевистской лжи о восстании). 7 марта коммунистическое правительство начало наступление на Кронштадт. Первый штурм закончился неудачей.«После того, как Персидский залив поглотил свои первые жертвы, — пишет Пол Аврич, — некоторые из красных солдат … начали переходить на сторону повстанцев. Другие отказались продвигаться, несмотря на угрозы со стороны пулеметчиков в тылу, которые получили приказ стрелять. Никаких колебаний. Комиссар северной группировки доложил, что его войска хотят отправить делегацию в Кронштадт для выяснения требований повстанцев ». После 10 дней постоянных атак Кронштадтское восстание было подавлено Красной Армией. 17 марта произошел последний штурм.И снова большевикам пришлось заставить свои войска сражаться. Например, в ночь с 16 на 17 марта большевики «арестовали более 100 так называемых зачинщиков, 74 из которых он публично застрелил». Как только большевистские силы наконец вошли в город Кронштадт, «атакующие войска отомстили своим погибшим товарищам в кровопролитной оргии». На следующий день, по иронии судьбы, большевики отметили пятидесятилетие Парижской Коммуны.

На этом репрессии не закончились.По словам Сержа, «побежденные моряки душой и телом принадлежали Революции; они озвучивали страдания и волю русского народа, но» [ч] красных пленных увезли в Петроград; спустя несколько месяцев их все еще расстреливали мелкими партиями, бессмысленная преступная агония ».

При штурме Кронштадта советские войска потеряли более 10 000 человек. Нет достоверных данных о потерях повстанцев, а также о том, сколько людей позже были расстреляны ЧК или отправлены в лагеря.Существующие цифры отрывочны. Сразу после разгрома восстания 4836 кронштадтских моряков были арестованы и депортированы в Крым и на Кавказ. Когда Ленин услышал об этом 19 апреля, он выразил большие опасения по этому поводу, и в конце концов их отправили в исправительно-трудовые лагеря в Архангельскую, Вологодскую и Мурманскую области. Восемь тысяч моряков, солдат и мирных жителей бежали по льду в Финляндию. До конца сражались экипажи «Петропавловска» и «Севастополя», курсанты механического училища, торпедного отряда и части связи.В статистическом коммюнике говорится, что 6 528 повстанцев были арестованы, из которых 2168 были расстреляны (33%), 1 955 были приговорены к принудительным работам (из которых 1486 были приговорены к пяти годам лишения свободы) и 1272 были освобождены. Статистический обзор восстания 1935-1965 гг. Перечислил число арестованных как 10 026 и констатировал, что «было невозможно точно установить число репрессированных». Семьи повстанцев были депортированы, а Сибирь считалась «несомненно единственным подходящим регионом» для них.

После подавления восстания большевистское правительство реорганизовало крепость. В то время как она атаковала восстание во имя защиты «Советской власти», новоназначенный военачальник Кронштадта «полностью упразднил [кронштадтский] совет» и управлял крепостью «с помощью революционной тройки» (т. е. человек комитет). Кронштадтская газета была переименована. Победители быстро начали ликвидировать все следы восстания. Якорная площадь стала «Площадью Революции», а линкоры повстанцев «Петропавловск» и «Севастополь» были переименованы в «Марат» и «Парижскую Коммуну» соответственно.

Кронштадт был народным восстанием снизу тех же моряков, солдат и рабочих, которые совершили Октябрьскую революцию 1917 года. Подавление восстания большевиками может быть оправдано с точки зрения защиты государственной власти большевиков, но не может быть защищено с точки зрения социалистической теории. В самом деле, это указывает на то, что большевизм является ошибочной политической теорией, которая не может создать социалистическое общество, а может создать только государственный капиталистический режим, основанный на партийной диктатуре. Это то, что Кронштадт показывает прежде всего: при выборе между властью рабочих и властью партии большевизм уничтожит первую, чтобы обеспечить вторую.

Взято с сайта www. anarchistfaq.org.uk, который включает полные ссылки и библиографию; отредактировал libcom.org

Приложение Размер
1921 Кронштадтское восстание.pdf 222.02 KB

Беркман о Кронштадтском восстании

Из моего экземпляра книги Александра Беркмана
Кронштадтское восстание, Берлин: Der Sindikalist, 1922.


Русская революция серии

по

Беркман Александр

Пятнадцать центов
1922

И.НАРУШЕНИЯ ТРУДА В ПЕТРОГРАДЕ

Было начало 1921 года. Долгие годы войны, революции и гражданской борьбы истощили Россию кровью и довели ее народ до отчаяния. Но наконец гражданская война подошла к концу: многочисленные фронты были ликвидированы, Врангель — последняя надежда интервенции Антанты и русской контрреволюции — потерпел поражение, а его военная деятельность в России прекращена. Теперь люди с уверенностью ждали смягчения сурового большевистского режима.Ожидалось, что с окончанием гражданской войны коммунисты облегчат бремя, отменит ограничения на военное время, введут некоторые фундаментальные свободы и начнут организацию более нормальной жизни. Несмотря на то, что большевистское правительство было далеко не популярным, оно пользовалось поддержкой рабочих в его часто объявляемом плане возобновления экономического восстановления страны, как только военные операции должны быть прекращены. Люди горели желанием сотрудничать, вкладывая свою инициативу и творческие усилия в восстановление разрушенной земли.

К большому сожалению, эти ожидания были обречены на разочарование. Коммунистическое государство не проявило намерения ослаблять иго. Та же политика продолжалась, с милитаризацией рабочей силы, еще более порабощающей народ, ожесточая его дополнительным угнетением и тиранией и, как следствие, парализуя любую возможность промышленного возрождения. Последняя надежда пролетариата погибла: росло убеждение, что Коммунистическая партия больше заинтересована в сохранении политической власти, чем в спасении революции.

Самые революционные элементы России, рабочие Петрограда, выступили первыми. Они утверждали, что, помимо других причин, большевистская централизация, бюрократия и автократическое отношение к крестьянам и рабочим несут прямую ответственность за большую часть бедствий и страданий народа. Многие фабрики и фабрики Петрограда были закрыты, а рабочие буквально голодали. Созвали собрания, чтобы обсудить ситуацию. Митинги были запрещены правительством.Петроградский пролетариат, вынесший на себя всю тяжесть революционной борьбы и только великие жертвы и героизм которого спасли город от Юденича, возмущался действиями правительства. Ощущение неприятие методов, применяемых большевиками, продолжало расти. Были созваны новые встречи с тем же результатом. Коммунисты не пошли на уступки пролетариату, в то же время они предлагали пойти на компромисс с капиталистами Европы и Америки. Рабочие возмутились — возбудились.Чтобы заставить правительство учесть их требования, были объявлены забастовки на патронном заводе по производству боеприпасов, на Трубочном и Балтийском комбинатах, а также на заводе Лаферм. Вместо того чтобы обсуждать дела с недовольными рабочими, «Рабоче-крестьянское правительство» создало во время войны Комитет обороны (Комитет обороны), председателем которого был Зиновьев, самый ненавистный человек в Петрограде. Общепризнанной целью этого комитета было подавление забастовочного движения.

Забастовки объявлены 24 февраля.В тот же день большевики направили курсантов, студентов-коммунистов военной академии (подготовка офицеров для армии и флота), чтобы разогнать рабочих, собравшихся на Васильевском острове, в трудовом районе Петрограда. На следующий день, 25 февраля, возмущенные забастовщики Василевского острова посетили Адмиралтейские цеха и Галерные доки и побудили рабочих присоединиться к их протесту против самодержавной позиции правительства. Попытка уличной демонстрации забастовщиков была разогнана вооруженными силами.

26 февраля в Петроградском Совете состоялось заседание, на котором видный коммунист Лашевич, член Комитета обороны и Реввоенсовета республики, самым резким образом осудил забастовочное движение. Он обвинил рабочих Трубочного завода в разжигании недовольства, обвинил их в том, что они «корыстолюбцы ( шкурников, ) и контрреволюционеры», и предложил закрыть Трубочный завод. Исполком Петроградского Совета (председатель Зиновьев) принял предложение.Забастовщиков Трубочного заблокировали и автоматически лишили пайка

Эти методы большевистского правительства еще больше озлобляли и разозлили рабочих.

Прокламации забастовщиков стали появляться на улицах Петрограда. Некоторые из них приобрели отчетливо политический характер, наиболее значимые из них были вывешены на стенах города 27 февраля с надписью:

Необходимо полное изменение политики правительства.Прежде всего, рабочим и крестьянам нужна свобода. Они не хотят жить по указу большевиков: они хотят управлять своей судьбой.
Товарищи! Сохраняйте революционный порядок! Решительно и организованно требовать:
освобождения всех арестованных социалистических и беспартийных рабочих;
Отмена военного положения; свобода слова, печати и собраний для всех трудящихся;
Свободные выборы в цеховые и фабрично-заводские комитеты ( захвкоми, ), представителей профсоюзов и Советов.
Созывайте собрания, принимайте резолюции, отправляйте своих делегатов в органы власти и работайте над реализацией ваших требований.

Правительство ответило на требования забастовщиков, произведя многочисленные аресты и подавив несколько рабочих организаций. Акция привела к тому, что народ стал более антибольшевистским; стали звучать реакционные лозунги. Так, 28 февраля появилось воззвание «Социалистические рабочие Невского района», завершившееся призывом к Учредительному собранию:

.
Мы знаем, кто боится Учредительного собрания.Это они больше не смогут грабить людей. Вместо этого им придется ответить перед представителями народа за свой обман, грабежи и преступления.
Долой ненавистных коммунистов!
Долой Советскую власть!
Да здравствует Учредительное собрание!

Тем временем большевики сосредоточили в Петрограде крупные военные силы из провинции, а также направили в город свои самые доверенные коммунистические полки с фронта.В Петрограде было введено «чрезвычайное военное положение». Бастующие испугались, а беспорядки рабочих подавили железной рукой.

II. Кронштадтское движение

Кронштадтские моряки были очень встревожены происшедшим в Петрограде. Они не смотрели дружелюбно на резкое обращение властей с забастовщиками. Они знали, что революционному пролетариату столицы пришлось вынести с первой фазы революции, как героически они боролись против Юденича и как терпеливо переносили лишения и невзгоды.Но Кронштадт был далек от Учредительного собрания или требований свободной торговли, которые были услышаны в Петрограде. Моряки были революционерами по духу и действиям. Они были самыми стойкими сторонниками советской системы, но они были против диктатуры любой политической партии.

Сочувственное движение петроградским забастовщикам впервые началось среди матросов боевых кораблей Петропавловск и Севастополь — кораблей, которые в 1917 году были главной опорой большевиков.Движение распространилось на весь флот Кронштадта, затем на дислоцированный там полк Красной Армии. 28 февраля петропавловчане приняли решение, с которым согласились и моряки г. Севастополя. Постановление требовало, среди прочего, свободного переизбрания в Кронштадтский Совет, поскольку срок полномочий последнего истекал. В то же время в Петроград был отправлен комитет матросов для изучения положения.

1 марта на Якорной площади в Кронштадте состоялся митинг общественности, который официально созвали экипажи Первой и Второй эскадрилий Балтийского флота.На собрание пришло 16 тысяч моряков, красноармейцев и рабочих. Вел его председатель исполкома Кронштадтского Совета коммунист Васильев. Присутствовали Президент Российской Социалистической Федеративной Республики Калинин и Комиссар Балтийского флота Кузьмин с обращением к аудитории. В качестве свидетельства дружеского отношения матросов к большевистскому правительству можно отметить, что Калинин был встречен по прибытии в Кронштадт воинскими почестями, музыкой и знаменами.

На этом заседании комитет матросов, посланный в Петроград 28 февраля, сделал свой отчет. Это подтвердило худшие опасения Кронштадта. Публика откровенно возмущалась методами, которые коммунисты использовали для подавления скромных требований петроградских рабочих. Затем на собрание было вынесено постановление, принятое 28 февраля Петропавловск . Президент Калинин и комиссар Кузьмин резко осудили резолюцию и осудили петроградских забастовщиков, а также кронштадтских моряков.Но аргументы не впечатлили публику, и постановление Петропавловск было принято единогласно. Исторический документ гласил:

.

РЕШЕНИЕ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ
ЭКИПАЖОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО ЭКАДРОНОВ
БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА
ПРОШЛОСЬ 1 МАРТА 1921 ГОДА

Заслушав отчет представителей, направленных Общим собранием экипажей в Петроград для расследования ситуации, Постановили:

(1) Ввиду того, что нынешние Советы
не выражают воли рабочих и крестьян, немедленно провести новые выборы тайным голосованием, предвыборная кампания, чтобы иметь полную свободу агитации среди рабочие и крестьяне;
(2) Установить свободу слова и печати для
рабочих и крестьян, анархистов и левых социалистических партий;
(3) Обеспечить свободу собраний для профсоюзов
и крестьянских организаций;
(4) Созвать беспартийное Совещание рабочих,
красноармейцев и матросов Петрограда, Кронштадта и Петроградской губернии не позднее 10 марта 1921 года;
(5) Освободить всех политических заключенных социалистических партий
, а также всех рабочих, крестьян, солдат и матросов, заключенных в тюрьмы в связи с рабочим и крестьянским движением;
(6) Избрать комиссию для рассмотрения дел тех
содержащихся в тюрьмах и концентрационных лагерях;
(7) Упразднить все политотдели (политические бюро), потому что
ни одной партии не должны быть предоставлены особые привилегии при пропаганде своих идей или финансовая поддержка правительства для этих целей. Вместо этого должны быть созданы комиссии по образованию и культуре, избираемые на местном уровне и финансируемые правительством;
(8) Отменить немедленно все загрядительные
отряды; *
(9) Уравнять рационы всех работающих, за исключением
тех, кто занят в торговле, вредит здоровью;
(10) Упразднить коммунистические боевые отряды
во всех родах армии, а также коммунистическую гвардию, несущую дежурство на заводах и заводах.Если такая охрана или воинские отряды будут сочтены необходимыми, они должны быть назначены в армию из рядов и на фабриках по мнению рабочих;
(11) предоставить крестьянам в
полную свободу действий в отношении их земли, а также право держать скот при условии, что крестьяне распоряжаются своими средствами; то есть без использования наемного труда;
(12) Просить все виды армии, а также
наших товарищей, военные kursanti, согласиться с нашими резолюциями;
(13) Требовать от прессы максимальной огласки
резолюций;
(14) Назначить Комиссию по контролю за передвижением;
(15) Разрешить бесплатное производство кустарное (индивидуальные мелкие
) собственными силами.

Решение принято единогласно составом собрания, два человека воздержались от голосования.

ПЕТРИЧЕНКО

Председатель бригады

ПЕРЕПЕЛКИН

Секретарь

Постановление принято подавляющим большинством кронштадтского гарнизона.

ВАСИЛЬЕВ

Чариман

Вместе с товарищем Калининым Васильев голосует против постановления.


*) Вооруженные отряды, организованные большевиками с целью пресечения уличного движения и конфискации продуктов питания и других товаров.Безответственность и произвол их методов были пресловутыми по всей стране. Правительство отменило их в Петроградской губернии накануне нападения на Кронштадт — взятки петроградскому пролетариату. А. Б.


Эта резолюция, против которой, как уже упоминалось, категорически возражали Калинин и Кузьмин, прошла без их протеста. После встречи Калинину разрешили беспрепятственно вернуться в Петроград.

На том же бригадном собрании было также решено послать комитет в Петроград, чтобы разъяснить рабочим и находящемуся там гарнизону требования Кронштадта и потребовать, чтобы петроградский пролетариат направил в Кронштадт беспартийных делегатов для ознакомления с действительным положением дел. и требования моряков.Этот комитет, состоявший из тридцати членов, был арестован большевиками в Петрограде. Это был первый удар коммунистического правительства по Кронштадту. Судьба комитета оставалась загадкой.

Поскольку срок полномочий членов Кронштадтского Совета подходил к концу, Собрание бригады также решило созвать Конференцию делегатов 2 марта, чтобы обсудить, каким образом будут проведены новые выборы. Конференция должна была состоять из представителей кораблей, гарнизона, различных советских учреждений, профсоюзов и заводов, каждая организация должна была быть представлена ​​двумя делегатами.

Конференция 2 марта проходила в Доме просвещения (бывшее Кронштадтское инженерное училище) и собрала более 300 делегатов, среди которых были и коммунисты. Собрание открыл матрос Петриченко, а президиум (исполком) из пяти человек был избран viva voce. Главный вопрос, стоявший перед делегатами, заключался в приближении новых выборов в Кронштадтский Совет, которые будут основаны на более справедливых принципах, чем прежде. Встреча также должна была принять меры по резолюциям от 1 марта и рассмотреть пути и средства помощи стране из отчаянного положения, созданного голодом и нехваткой топлива.

Дух конференции был полностью советским: Кронштадт требовал, чтобы Советы были свободны от вмешательства какой-либо политической партии; ему нужны беспартийные советы, которые действительно должны отражать потребности и выражать волю рабочих и крестьян. Отношение делегатов было антагонистическим по отношению к произволу бюрократических комиссаров, но дружественным к коммунистической партии как таковой. Они были стойкими приверженцами советской системы и искренне стремились найти дружественным и мирным путем решение насущных проблем.

Первым на конференции выступил комиссар Балтийского флота Кузьмин. Человек, обладающий большей энергией, чем рассудительностью, он совершенно не осознавал великого значения момента. Он был не на высоте: он не знал, как достичь сердец и умов тех простых людей, моряков и рабочих, которые так много пожертвовали для революции и теперь были истощены до отчаяния. Делегаты собрались, чтобы посоветоваться с представителями правительства.Вместо этого речь Кузьмина оказалась головной болью, брошенной в порох. Он напугал Конференцию своим высокомерием и наглостью. Он отрицал трудовые беспорядки в Петрограде, заявляя, что в городе тихо, а рабочие довольны. Он хвалил работу комиссаров, подвергал сомнению революционные мотивы Кронштадта и предостерег от опасности со стороны Польши.

Он опустился до недостойных инсинуаций и громовых угроз. «Если вы хотите начать войну, — заключил Кузьмин, — вы ее получите, потому что коммунисты не откажутся от бразды правления».Мы будем бороться до победного конца ».

Эта бестактная и провокационная речь наркома Балтийского флота оскорбила и возмутила делегатов. Выступление следующего оратора председателя Кронштадтского Совета коммуниста Васильева не произвело впечатления на публику: человек был бесцветным и неопределенным. По мере продвижения митинга общая позиция становилась все более антибольшевистской. Тем не менее, делегаты надеялись достичь дружеского взаимопонимания с представителями правительства.Но вскоре стало очевидно, говорится в официальном отчете * , что «мы больше не можем доверять товарищам Кузьмину и Васильеву и что их необходимо временно задержать, тем более что у коммунистов было оружие, а у нас не было оружия. доступ к телефонам. Солдаты боялись комиссаров, о чем свидетельствует зачитанное на митинге письмо, а коммунисты не разрешали собирать гарнизон ».

Кузьмин и Васильев были удалены с собрания и помещены под арест.Для духа конференции характерно то, что предложение задержать других присутствующих коммунистов было отклонено подавляющим большинством голосов. Делегаты, считавшие коммунистов, должны рассматриваться наравне с представителями других организаций и пользоваться такими же правами и обращением. Кронштадт все еще был полон решимости найти какие-то узы согласия с Коммунистической партией и правительством большевиков.

Постановления от 1 марта были прочитаны и с энтузиазмом приняты.В этот момент конференция была очень взволнована заявлением одного из делегатов о том, что большевики собираются атаковать митинг и что для этой цели было послано пятнадцать вагонов солдат и коммунистов, вооруженных винтовками и пулеметами. «Эта информация, — продолжает отчет Известий , — вызвала страстное недовольство среди делегатов. Расследование вскоре подтвердило беспочвенность отчета, но ходили слухи, что полк курсанти, во главе с печально известным чекистом Дюкисом, уже маршировал в направление Форт Красная Горка ». Ввиду этих нововведений и с учетом угроз Кузьмина и Калинина конференция сразу же взялась за вопрос об организации обороны Кронштадта от нападения большевиков. В сжатые сроки было решено превратить Президиум конференции во Временный революционный комитет, на который была возложена обязанность по поддержанию порядка и безопасности в городе. Этот комитет также должен был провести необходимые приготовления к проведению новых выборов в Кронштадтский Совет.


*) Известия ВРК Кронштадта, № 9, 11 марта 1921 г.


III. Поход большевиков на Кронштадт

Петроград находился в состоянии сильного нервного напряжения. Начались новые забастовки, ходили упорные слухи о рабочих беспорядках в Москве, крестьянских восстаниях на Востоке и в Сибири. Из-за отсутствия надежной общественной прессы люди доверяли самым преувеличенным и даже заведомо ложным сообщениям.Все взоры были прикованы к Кронштадту в ожидании важных событий.

Большевики, не теряя времени, организовали наступление на Кронштадт. Уже 2 марта правительство издало приказ (приказ), подписанный Лениным и Троцким, который осудил кронштадтское движение как мятеж против коммунистических властей. В этом документе моряков обвиняли в том, что они были «орудием бывших царских генералов, которые вместе с социалистами-революционерами организовали контрреволюционный заговор против пролетарской республики».Кронштадтское движение за свободные Советы было охарактеризовано Лениным и Троцким как «дело интервентов Антанты и французских шпионов». «28 февраля, — гласил приказ , — приняли бойцы постановлений Петропавловск , дышащих духом черносотенцев. Затем на сцене появилась группа бывшего генерала Козловского. Он и трое из его офицеров, имена которых мы еще не установили, открыто взяли на себя роль мятежников.Таким образом, стал очевиден смысл недавних событий. За эсерами снова стоит царский генерал. С учетом всего этого Совет Труда и Обороны приказывает: (1) объявить бывшего генерала Козловского и его помощников вне закона; 2) ввести военное положение в городе Петроград и Петроградской губернии; (3) Передать верховную власть над всем Петроградским округом в руки Петроградского комитета обороны ».

Действительно, в Кронштадте был бывший генерал Козловский.Это Троцкий поместил его туда в качестве специалиста по артиллерии. Он не сыграл никакой роли в событиях в Кронштадте, но большевики явно использовали его имя, чтобы осудить моряков как врагов Советской республики, а их движение — как контрреволюционное. Официальная большевистская пресса начала кампанию клеветы и клеветы на Кронштадт как на рассадник «белого заговора во главе с генералом Козловским», и коммунистические агитаторы были посланы среди рабочих заводов и фабрик Петрограда и Москвы с призывом к пролетариату ». сплотиться в поддержку и защиту Рабоче-крестьянского правительства от контрреволюционного восстания в Кронштадте ».

Кронштадтские матросы не имели ничего общего с генералами и контрреволюционерами, они отказывались принимать помощь даже от партии социалистов-революционеров. Ее лидер Виктор Чернов, тогда еще находившийся в Ревеле, пытался повлиять на моряков в пользу своей партии и ее требований, но не получил поддержки от Временного революционного комитета. Чернов отправил в Кронштадт радиосообщение: *

Председатель Учредительного собрания Виктор Чернов передает братский привет героическим товарищам-матросам, красноармейцам и рабочим, которые в третий раз с 1905 года сбрасывают иго тирании.Он предлагает помощь людьми и обеспечение Кронштадта через русские заграничные кооперативы. Сообщите, что и сколько нужно. Я готов лично прийти и отдать свою энергию и авторитет служению народной революции. Верю в окончательную победу трудящихся масс. *** Слава первым, поднявшим знамя Народного Освобождения! Долой деспотизм слева и справа!

В то же время Партия социалистов-революционеров направила в Кронштадт следующее послание:
Заграничная делегация социалистов-революционеров *** теперь, когда чаша народного гнева переполнена, предлагает помочь всеми имеющимися в ее силах средствами в борьбе за свобода и народное правительство.Сообщите, каким образом требуется помощь. Да здравствует народная революция! Да здравствуют свободные Советы и Учредительное собрание!

Кронштадтский революционный комитет отклонил предложения социалистов-революционеров. Он направил Виктору Чернову следующий ответ:
Временный ревком Кронштадта выражает всем нашим зарубежным братьям свою глубокую признательность за сочувствие. Временный революционный комитет благодарен тов. Чернова за предложение, но воздерживается пока, то есть до выяснения дальнейших событий.При этом все будет учтено

ПЕТРИЧЕНКО
Председатель ВРК


*) Напечатано в журнале «Революционная Россия» № 8, май 1921 г. См. Также Московские Известия (Коммунист.) NO. 154, 13 ИЮЛЯ 1922 г.


Москва, однако, продолжала свою кампанию по искажению фактов. 3 марта большевистская радиостанция разослала миру следующее сообщение (некоторые части не поддаются расшифровке из-за помех от другой станции):
*** Что вооруженное восстание бывшего генерала Козловского было организовано шпионами Антанты, Как и многие аналогичные предыдущие сюжеты, это видно из буржуазной французской газеты Matin, , которая за две недели до Козловского восстания опубликовала следующую телеграмму из Гельсингфорса: «В результате недавнего восстания в Кронштадте большевистские военные власти предприняли шаги для изоляции Кронштадт и не дать матросам и солдатам Кронштадта войти в Петроград. «*** Ясно, что восстание в Кронштадте было организовано в Париже и организовано французскими спецслужбами. *** Социалисты-революционеры, также контролируемые и направляемые из Парижа, готовили восстания против Советского правительства, и не раньше были их приготовления, чем явился настоящий хозяин, царский генерал.

О характере множества других сообщений, отправленных Москвой, можно судить по следующему радио:
Петроград организован и тих, и даже несколько заводов, на которых недавно звучали обвинения в адрес Советской власти, теперь понимают, что это дело рук провокаторов.Они понимают, куда их ведут агенты Антанты и контрреволюции.
*** Как раз в этот момент, когда в Америке новый республиканский режим берет бразды правления в свои руки и проявляет склонность к установлению деловых отношений с Советской Россией, распространение лживых слухов и организация беспорядков в Кронштадте имеют единственную цель. влияния на нового американского президента и изменения его политики в отношении России. В то же время Лондонская конференция проводит свои заседания, и распространение подобных слухов должно повлиять и на турецкую делегацию и сделать ее более покорной к требованиям Антанты.Восстание экипажа Петропавловск , несомненно, является частью большого заговора с целью создать проблемы в Советской России и нанести ущерб нашему международному положению. *** Этот план осуществляется внутри России царским генералом и бывшими офицерами, и их деятельность поддерживается меньшевиками и эсерами.

Петроградский комитет обороны, возглавляемый Зиновьевым, его председателем, взял на себя полный контроль над городом и провинцией Петроград. Весь Северный округ был объявлен военным положением и запрещены собрания.Были приняты чрезвычайные меры предосторожности для защиты правительственных учреждений, и пулеметы были размещены в «Астории», гостинице, занятой Зиновьевым и другими высокопоставленными большевистскими функционерами. Прокламации, размещенные на уличных досках объявлений, предписывали немедленно вернуть всех бастующих на фабрики, запрещали приостановку работы и предостерегали людей от скопления людей на улицах. «В таких случаях, — гласил приказ, — солдаты прибегнут к оружию. В случае сопротивления — стрельба на месте».

Комитет обороны занялся систематической «зачисткой города». Многие рабочие, солдаты и матросы, подозреваемые в симпатиях к Кронштадту, были арестованы. Все петроградские матросы и несколько армейских полков, считавшихся «политически ненадежными», были отправлены в отдаленные пункты, а семьи кронштадтских моряков, проживавшие в Петрограде, были взяты под стражу в качестве заложников. Комитет обороны уведомил Кронштадт о своих действиях в прокламации, рассыпанной по городу с самолета 4 марта, в которой говорилось: «Комитет обороны заявляет, что арестованные содержатся в заложниках для наркома Балтийского флота Н.Председатель Кронштадтского Совета Н. Кузьмин, Т. Васильев и другие коммунисты. Если наши задержанные товарищи понесут наименьший вред, заложники заплатят своей жизнью ».

«Мы не хотим кровопролития. Ни одного коммуниста нами не расстреляли», — ответил Кронштадт.

IV. ЦЕЛИ KRONSTADT

Кронштадт возродился новой жизнью. Революционный энтузиазм поднялся до уровня октябрьских дней, когда героизм и самоотверженность салиоров сыграли столь решающую роль.Теперь, впервые с тех пор, как Коммунистическая партия взяла на себя исключительный контроль над Революцией и судьбой России, Кронштадт почувствовал себя свободным. Новый дух солидарности и братства объединил моряков, солдат гарнизона, заводских рабочих и беспартийные элементы, объединив усилия для их общего дела. Даже коммунисты были затронуты братством всего города и включились в работу по подготовке к приближающимся выборам в Кронштадтский Совет.

Среди первых шагов Временного революционного комитета было сохранение революционного порядка в Кронштадте и издание официального органа комитета — ежедневной газеты «Известия». Его первое обращение к кронштадтцам (выпуск № 1 от 3 марта 1921 г.) полностью характеризовало мироощущение и нрав моряков. «Революционный комитет, — говорилось в нем, — очень озабочен тем, чтобы не пролилась кровь. Он приложил все усилия, чтобы наладить революционный порядок в городе, крепости и фортах. Товарищи и граждане, не останавливайте работу! Рабочие! оставайтесь у своих машин, моряки и солдаты на своих постах, все советские служащие и учреждения должны продолжать свой труд.Временный революционный комитет призывает всех вас, товарищи и граждане, оказать ему поддержку и помощь. Его миссия — организовать братское сотрудничество с вами, создать условия, необходимые для честных и справедливых выборов в новый Совет ».

Страницы «Известий » являются ярким свидетельством глубокой веры Революционного комитета в жителей Кронштадта и их стремления к свободным Советам как истинному пути освобождения от гнета коммунистической бюрократии.В ежедневных органах и радиопередачах Революционный комитет с возмущением возмущался клеветнической кампанией большевиков и неоднократно обращался к пролетариату России и всего мира с просьбой о понимании, сочувствии и помощи. Радио 6 марта озвучивает лейтмотив звонка Кронштадта:

.

Наше дело правое: мы стоим за власть Советов, а не партий. Мы за свободно избранных представителей трудящихся масс. Заместители Советов, которыми манипулирует Коммунистическая партия, всегда были глухи к нашим нуждам и требованиям; единственный ответ, который мы когда-либо получили, — это стрельба.*** Товарищи! Они не только обманывают вас: они сознательно извлекают правду и прибегают к самой гнусной клевете. *** В Кронштадте вся власть находится исключительно в руках революционных матросов, солдат и рабочих, а не контрреволюционеров во главе с каким-то Козловским, как пытается убедить лживое Московское радио. *** Не медлите, товарищи! Присоединяйтесь к нам, свяжитесь с нами: требуйте допуска в Кронштадт для ваших делегатов. Только они скажут вам всю правду и разоблачат дьявольскую клевету о финском хлебе и предложениях Антанты.
Да здравствует революционный пролетариат и крестьянство!
Да здравствует власть свободно избранных Советов!

Временный революционный комитет сначала располагал своей штаб-квартирой на флагманском корабле Петропавловск, , но через несколько дней он переместился в «Народный дом» в центре Кронштадта, чтобы быть, как утверждают Известия , «в более тесный контакт с людьми и облегчение доступа к Комитету, чем на корабле ». Хотя коммунистическая пресса продолжала бурно осуждать Кронштадт как «контрреволюционное восстание генерала Козловского», суть дела заключалась в том, что Революционный комитет был исключительно пролетарским и состоял большей частью из рабочих с известным революционным прошлым.В состав комитета вошли следующие 15 человек:

1. ПЕТРИЧЕНКО, старший клерк, флагманский Петропавловск;
2. ЯКОВЕНКО, телефонистка, Кронштадтский район;
3. ОССОССОВ, машинист, Севастополь;
4. АРХИПОВ, инженер;
5. ПЕРЕПЕЛКИНА, слесарь, Севастополь;
6. ПАТРУШЕВ, главный механик, Петропавловск;
7. Куполов, старший фельдшер;
8. ВЕРШИНИН, матрос Севастополь;
9.ТУКИН, электромеханик;
10. РОМАНЕНКО, смотритель авиационных доков;
11. ОРЕШИН, заведующий Третьим индустриальным училищем;
12. ВАЛК, рабочий лесозавода;
13. ПАВЛОВ, морской горный рабочий;
14. БАЙКОВ, возчик;
15. КИЛГАСТ, глубоководный моряк.

Не без чувства юмора к Кронштадтским Известия замечание по этому поводу: «Это наших генералов, господа Троцкий и Зиновьев, а Брусиловы, Каменевы, Тухачевские и другие знаменитости царского режима. находятся на вашей стороне

Временный революционный комитет пользовался доверием всего населения Кронштадта. Он завоевал всеобщее уважение, установив и твердо придерживаясь принципа «равные права для всех, привилегии для всех». Уравнение пахёк (пищевой рацион). Моряки, которые при большевистском правлении всегда получали пайки, намного превышающие те, которые давались рабочим, сами голосовали за то, чтобы брать не больше, чем средний гражданин и труженик. Особые пайки и деликатесы раздавали только больницам и детским домам.

Справедливое и щедрое отношение Революционного комитета к кронштадтским членам Коммунистической партии — немногие из которых были арестованы, несмотря на большевистские репрессии и удержание в заложниках семей моряков, — завоевало уважение даже коммунистов. На страницах «Известий » содержатся многочисленные сообщения коммунистических групп и организаций Кронштадта, осуждающие позицию центрального правительства и одобряющие позицию и меры Временного революционного комитета.Многие кронштадтские коммунисты публично заявили о своем выходе из партии в знак протеста против ее деспотизма и бюрократической коррупции. В различных выпусках « Известий » можно найти сотни имен коммунистов, совесть которых не позволяла им «оставаться в партии палача Троцкого», как некоторые из них выражались. Вскоре отставки из коммунистической партии стали настолько многочисленными, что стали напоминать всеобщий исход. * Следующие буквы, взятые наугад из большой партии, в достаточной мере характеризуют настроения кронштадтских коммунистов:

(1)
Я пришел к выводу, что политика Коммунистической партии завела страну в безнадежный тупик, из которого нет выхода.Партия стала бюрократической, она ничему не научилась и не хочет учиться. Он отказывается слушать голос 115 миллионов крестьян; он не хочет считать, что только свобода слова и возможность участвовать в восстановлении страны с помощью измененных методов выборов могут вывести нашу страну из летаргии.


*) Исполком Коммунистической партии России счел свою кронштадтскую секцию настолько «деморализованной», что после разгрома Кронштадта приказал полностью перерегистрировать всех кронштадтских коммунистов.

А. Б.


Отныне отказывался считать себя членом Коммунистической партии России. Я полностью одобряю резолюцию, принятую общегородским собранием 1 марта, и настоящим отдаю свои силы и способности в распоряжение Временного революционного комитета.

ГЕРМАН КАНЕВ
КРАСНЫЙ КОМАНДИР (офицер Красной Армии)
Сын политического ссыльного НА СУДЕ 193 г. *
Известия, № 3, 5 марта 1921 г.

(2) ТОВАРИЩИ, МОИ УЧАЩИЕСЯ ПРОМЫШЛЕННОЙ,
КРАСНОЙ АРМИИ И ВОЙСКИХ ШКОЛ!

Почти тридцать лет я прожил в глубокой любви к людям и нес свет и знания, насколько это было в моих силах, всем, кто их жаждал, вплоть до настоящего момента.

Революция 1917 года расширила возможности моей работы, расширила мою деятельность, и я с большей энергией посвятил себя служению своему идеалу.

Коммунистический лозунг «Все для народа» вдохновил меня своим благородством и красотой, и в феврале 1920 года я вступил в Коммунистическую партию России в качестве кандидата. Но «первый выстрел», сделанный по мирному населению, по моим горячо любимым детям, которых в Кронштадте около семи тысяч, наполняет меня ужасом, что меня можно считать разделяющим ответственность за пролитую таким образом кровь невинных.Я чувствую, что больше не могу верить и пропагандировать то, что опозорилось извергом. Поэтому с первого выстрела я перестал считать себя членом коммунистической партии.

МАРИЯ НИКОЛАЕВНА ШАТЕЛЬ

(Учитель)

Известия, № 6, 8 марта 1921 г.

Такие сообщения появлялись практически в каждом номере « Известий». Наиболее знаменательным было заявление Временного бюро Кронштадтского отделения КПСС, Манифест которого к его членам был опубликован в газете Известия, No.2, 4 марта:


*) Знаменитый Процесс 193 года на заре революционного движения в России. Он начался во второй половине 1877 года и завершился в первые месяцы 1878 года.


*** Пусть каждый товарищ нашей партии осознает значение настоящего часа.

Не верьте ложным слухам о расстреле коммунистов и о восстании кронштадтских коммунистов. Такие слухи распространяются, чтобы вызвать кровопролитие.

Мы заявляем, что наша партия всегда защищала завоевания рабочего класса от всех известных и тайных врагов власти Советов рабочих и крестьян, и будет и впредь.

Временное бюро Кронштадтской компартии признает необходимость выборов в Совет и призывает членов Коммунистической партии принять участие в выборах.

Временное бюро Коммунистической партии приказывает всем членам партии оставаться на своих постах и ​​никоим образом не препятствовать или вмешиваться в действия Временного революционного комитета.

Да здравствует власть Советов!
Да здравствует международный союз рабочих!

ВРЕМЕННОЕ БЮРО КРОНШТАДТСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ
РОССИЙСКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ:

ПЕРВУШИН Ф.
Ю. ИЛЬИН
А. КАБАНОВ

Подобным же образом различные другие организации, гражданские и военные, выразили свое несогласие с московским режимом и полностью согласились с требованиями кронштадтских моряков. Многие постановления на этот счет принимали и полки Красной Армии, стоявшие в Кронштадте и дежурившие в фортах.Об их общем духе и тенденциях можно судить по следующему:

Мы, красноармейцы форта «Красноармец», всецело стоим на стороне Временного революционного комитета и до последнего момента будем защищать революционный комитет, рабочих и крестьян.

*** Пусть никто не верит лжи коммунистических прокламаций, сброшенных с самолетов. У нас здесь нет генералов и царских офицеров. Кронштадт всегда был городом рабочих и крестьян, и таким он останется.Генералы на службе у коммунистов.

*** В этот момент, когда судьба страны стоит на волоске, мы, взявшие власть в свои руки и доверившие Революционному комитету руководство в борьбе, заявляем всему гарнизону и рабочих, которых мы готовы умереть за свободу трудящихся масс. Освободившись от трехлетнего коммунистического ига и террора, мы скорее умрем, чем отступим ни на шаг. Да здравствует свободная Россия трудящихся!

ЭКИПАЖ ФОРТА «КРАСНОАРМЕЕЦ»

Известия, №5, 7 марта 1921 г.

Кронштадт был вдохновлен страстной любовью к Свободной России и безграничной верой в истинные Советы. Он был уверен, что получит поддержку всей России, в частности Петрограда, что приведет к окончательному освобождению страны. Кронштадтский «Известия » подтверждает это отношение и надежду, и в многочисленных статьях и обращениях он пытается прояснить свою позицию по отношению к большевикам и свое стремление заложить основы новой свободной жизни для себя и остальной России.Это великое стремление, чистота его мотивов, его горячая надежда на освобождение ярко выделяются на страницах официального органа Кронштадтского временного революционного комитета и полностью выражают дух солдат, матросов и рабочих. На яростные нападки большевистской прессы, на печально известную ложь, которую передала московская радиостанция с обвинениями Кронштадта в контрреволюции и заговоре белых, Революционный комитет ответил достойно.Он часто воспроизводил в своем органе московские прокламации, чтобы показать кронштадтцам, до какой глубины опустились большевики. Время от времени коммунистические методы разоблачались и характеризовались Известиями с негодованием, как в номере от 8 марта (№ 6) под заголовком «Мы и они»:

Не зная, как удержать власть, выпадающую из их рук, коммунисты прибегают к самым гнусным провокационным средствам. Их презренная пресса мобилизовала все свои силы, чтобы подстрекать массы и выставить кронштадтское движение в свете заговора белогвардейцев.Теперь клика бессовестных негодяев разослала миру весть о том, что «Кронштадт продался Финляндии». Их газеты плюются огнем и ядом, и, поскольку им не удалось убедить пролетариат в том, что Кронштадт находится в руках контрреволюционеров, они теперь пытаются играть на националистических чувствах.

Весь мир уже знает по нашему радио, за что борются Кронштадтский гарнизон и рабочие. Но коммунисты стремятся извратить смысл событий и тем ввести в заблуждение наших петроградских братьев.

Петроград окружен штыками курсанти и партийной «гвардии», а Малюта Скуратов — Троцкий — не пропускает делегатов беспартийных рабочих и солдат в Кронштадт. Он опасается, что там они узнают всю правду, и эта правда немедленно сметет коммунистов прочь, и таким образом просвещенные рабочие массы возьмут власть в свои мускулистые руки.

По этой причине Петросовет (Петроградский Совет) не ответил на нашу радиотелеграмму, в которой мы просили прислать в Кронштадт действительно беспристрастных товарищей.

Опасаясь за свою шкуру, вожди коммунистов скрывают правду и распространяют ложь о том, что в Кронштадте действуют белогвардейцы, что кронштадтский пролетариат продался Финляндии и французским шпионам, что финны уже организовали армию в приказ атаковать Петроград с помощью кронштадтских мятежников , мятежнбики, и пр.

На все это мы можем ответить только так: вся власть Советам! Держите подальше от них руки, руки красные от крови мучеников свободы, погибших в боях против белогвардейцев, помещиков и буржуазии!

В простой и откровенной речи Кронштадт стремился выразить волю людей, жаждущих свободы и возможности определять свою судьбу.Он чувствовал себя, так сказать, авангардом пролетариата России, готового встать на защиту великих устремлений народа, который боролся и страдал в Октябрьской революции. Вера Кронштадта в советскую систему была глубокой и твердой; его всеобъемлющий лозунг: Вся власть Советам, а не партиям! Это была его программа; у него не было времени развивать это или теоретизировать. Он стремился к освобождению народа от коммунистического ига. Это иго, которое больше не было терпимым, произвело новую революцию, , третью революцию, , необходимую.Путь к свободе и миру лежал в свободно избранных Советах, «краеугольном камне новой революции». Страницы «Известий » — богатое свидетельство неиспорченной прямоты и целеустремленности кронштадтских моряков и рабочих, их трогательной веры в свою миссию как инициаторов Третьей революции. Эти стремления и надежды четко изложены в № 6 « Известий», 8 марта, в ведущей редакционной статье «За что мы боремся»:

С Октябрьской революцией рабочий класс надеялся добиться своего освобождения.Но это привело к еще большему порабощению человеческой личности.

Власть полиции и жандармской монахии попала в руки узурпаторов — коммунистов, которые вместо того, чтобы дать людям свободу, внушили им лишь постоянный страх перед ЧК, которая по своим ужасам превосходит даже жандармскую режим царизма. *** Худший и самый жестокий из всех — это духовная клика коммунистов: они наложили свои руки также на внутренний мир трудящихся масс, заставляя каждого думать согласно предписаниям коммунистов.

*** Россия трудящихся, первая поднявшая красное знамя освобождения труда, залита кровью мучеников во славу коммунистического господства. В этом море крови коммунисты топят все блестящие обещания и возможности рабочей революции. Теперь стало ясно, что Российская коммунистическая партия не является защитником трудящихся масс, как она претендует на это. Ему чужды интересы трудящихся. Обретя власть, он теперь боится только потерять ее и поэтому считает допустимыми все средства: клевету, обман, насилие, убийство и месть семьям повстанцев.

Конец долгому терпению. Кое-где земля освещается огнями восстания в борьбе против угнетения и насилия. Забастовки рабочих участились, но большевистский полицейский режим принял все меры предосторожности против неизбежной Третьей революции.

Но, несмотря на все это, оно пришло, и сделано руками трудящихся масс. Генералы коммунизма ясно видят, что это люди поднялись, люди, которые убедились, что коммунисты предали идеи социализма.Опасаясь за свою безопасность и зная, что им негде спрятаться от гнева рабочих, коммунисты все еще пытаются терроризировать повстанцев тюрьмой, стрельбой,

Щелкните изображение, чтобы увеличить изображение

и другие зверства. Но жизнь при коммунистической диктатуре страшнее смерти. ***

Средней дороги нет. Победить или умереть! Пример подает Кронштадт, терроризм контрреволюции справа налево и направо.Здесь произошел великий революционный подвиг. Здесь поднято знамя восстания против трехлетней тирании и гнета коммунистического самодержавия, затмившего трехсотлетний деспотизм монархизма. Здесь, в Кронштадте, заложен краеугольный камень третьей революции, которая должна разорвать последние цепи рабочего и открыть новую широкую дорогу социалистическому творчеству.

Эта новая революция поднимет массы Востока и Запада и послужит примером нового социалистического созидания в отличие от правительственного, шаблонного коммунистического «строительства».Трудящиеся массы узнают, что то, что делалось до сих пор во имя рабочих и крестьян, не было социализмом.

Не произведя ни единого выстрела, не пролив ни капли крови, первый шаг сделан. Трудящимся не нужна кровь. Они сбросят его только в целях самозащиты. *** Рабочие и крестьяне идут дальше: они оставляют после себя утчредилка (Учредительное собрание) с ее буржуазным режимом и диктатурой Коммунистической партии с ее Чекой и государственным капитализмом, затянувшим петлю на шее рабочим. и угрожают задушить их до смерти.

Настоящая перемена дает трудящимся массам возможность обеспечить, наконец, свободно избранные Советы, которые будут действовать, не опасаясь партийной кнута; теперь они могут реорганизовать правительственные профсоюзы в добровольные объединения рабочих, крестьян и трудящейся интеллигенции. Наконец-то сломан полицейский клуб коммунистического самодержавия.

Это была программа, те непосредственные требования, ради которых большевистское правительство начало наступление на Кронштадт в 18:45.М., 7 марта 1921 г.

В. БОЛЬШЕВИК ULTIMATUM TO KRONSTADT

Кронштадт был щедрым. Ни капли коммунистической крови он не пролил, несмотря на все провокации, блокаду города и репрессии со стороны большевистского правительства. Он с презрением относился к подражанию коммунистическому примеру мести, вплоть до предупреждения населения Кронштадта о невиновности в бесчинствах по отношению к членам коммунистической партии. Временный революционный комитет обратился с призывом к жителям Кронштадта по этому поводу даже после того, как большевистское правительство проигнорировало требование моряков об освобождении заложников, захваченных в Петрограде.Кронштадтское требование, направленное по радио в Петроградский Совет, и Манифест Революционного комитета были опубликованы в тот же день, 7 марта, и воспроизводятся здесь:

От имени Кронштадтского гарнизона Временный революционный комитет Кронштадта требует, чтобы семьи моряков, рабочих и красноармейцев, удерживаемые Петросоветом в качестве заложников, были освобождены в течение 24 часов.

Кронштадтский гарнизон заявляет, что коммунисты в Кронштадте пользуются полной свободой и их семьи в полной безопасности.Пример Петросовета здесь не будет, потому что мы считаем такие методы (захват заложников) наиболее постыдными и порочными, даже если они вызваны отчаянной яростью. История не знает такого позора.

МАТОР ПЕТРИЧЕНКО
Председатель Временного революционного комитета
КИЛГАСТ
Секретарь

Манифест кронштадтцам читать частично:

Длительное продолжающееся угнетение трудящихся масс коммунистической диктатурой вызвало вполне естественное возмущение и негодование со стороны народа.В результате родственники коммунистов в некоторых случаях были освобождены от занимаемых должностей и бойкотировались. Этого не должно быть. Мы не ищем мести — мы защищаем свои трудовые интересы.

Кронштадт жил в духе своего святого крестового похода. Он твердо верил в справедливость своего дела и чувствовал себя истинным защитником революции. В таком состоянии моряки не верили, что правительство нападет на них с применением силы. В подсознании этих простых детей земли и моря, возможно, зародилось чувство, что не только насилием может быть достигнуто. Славянская психология, казалось, верила, что справедливость дела и сила революционного духа должны победить. Во всяком случае, Кронштадт отказывается от наступления. Революционный комитет не согласился с настойчивым советом военных экспертов немедленно высадиться в Ораниенбауме, форте, имеющем большое стратегическое значение. Кронштадтские моряки и солдаты стремились создать свободные Советы и были готовы защищать свои права от нападений; но они не будут агрессорами.

в Петрограде были упорными слухами о том, что правительство готовит военную операцию против Кронштадта, но люди не кредитуют такие историй: вещь кажется настолько возмутительно, чтобы быть абсурдными. Как уже упоминалось, Комитет обороны (официально известный как Совет труда и обороны) объявил столицу на «чрезвычайном осадном положении». Никаких собраний и уличных собраний не разрешалось. Петроградские рабочие мало знали о том, что происходило в Кронштадте, единственной доступной информацией была коммунистическая пресса и частые сообщения о том, что «царский генерал Козловский организовал контрреволюционное восстание в Кронштадте».Народ с тревогой ждал объявленного заседания Петроградского Совета, который должен был принять решение по Кронштадтскому делу.

Петросовет собрался 4 марта, вход был по карточкам, которые, как правило, могли получить только коммунисты. Присутствовал писатель, друживший тогда с большевиками и особенно с Зиновьевым. Как председатель Петроградского Совета Зиновьев открыл заседание и в длинной речи изложил ситуацию в Кронштадте. Признаюсь, я пришел на встречу настроенным скорее на точку зрения Зиновьева: я был начеку против малейшей возможности контрреволюционного влияния в Кронштадте. Но сама речь Зиновьева убедила меня, что обвинения коммунистов в адрес моряков — чистая выдумка, без малейшего намека на правду. Я уже несколько раз слышал Зиновьева. Я нашел его убедительным оратором, как только его помещения были приняты. Но теперь все его отношение, его аргументация, его тон и манеры — все опровергало его слова. Я чувствовал протест его собственной совести. Единственным «доказательством», предъявленным против Кронштадта, было знаменитое постановление от 1 марта, требования которого были справедливыми и даже умеренными.Только на основании этого документа, подкрепленного яростными, почти истерическими доносами Калинина на моряков, был сделан роковой шаг. Подготовленная заранее и представленная громким голосом Евдокимова, правой рукой Зиновьева, резолюция против Кронштадта была принята делегатами, доведенная до крайности нетерпимостью и кровожадностью, — принятая на фоне волнений протеста нескольких делегатов. петроградских заводов и представителей матросов. Постановление признало Кронштадт виновным в контрреволюционном восстании против Советской власти и потребовало его немедленной сдачи.

Это было объявление войны. Даже многие коммунисты отказывались поверить в то, что резолюция будет выполнена: чудовищно нападать силой оружия на «гордость и славу русской революции», как Троцкий окрестил кронштадтских моряков. В кругу друзей многие здравомыслящие коммунисты пригрозили выйти из партии в случае совершения такого кровавого деяния.

Ожидалось, что Троцкий обратится к Петросовету, и его неявка была интерпретирована некоторыми как указание на то, что серьезность ситуации преувеличена.Но ночью он прибыл в Петроград и на следующее утро, 5 марта, предъявил Кронштадту ультиматум:

.

Рабоче-крестьянское правительство постановило, что Кронштадт и восставшие корабли должны немедленно подчиниться власти Советской республики. Поэтому я приказываю всем, кто поднял руку на социалистическое отечество, немедленно сложить оружие. Непокорных нужно разоружить и передать советским властям. Арестованных комиссаров и других представителей правительства следует немедленно освободить. Только безоговорочно сдающиеся могут рассчитывать на милость Советской республики.

Одновременно я отдаю приказ приготовиться подавить мятеж и подавить мятежников силой оружия. Ответственность за вред, который может быть причинен мирному населению, целиком ляжет на головы контрреволюционных мятежников. Это предупреждение окончательное.

ТРОЦКИЙ
Председатель Реввоенсовета Республики КАМЕНЕВ
Главнокомандующий

Ситуация выглядела зловещей.В Петроград и его окрестности непрерывно стекались крупные военные силы. За ультиматумом Троцкого последовал приказ , в котором содержалась историческая угроза: «Я застрелю тебя, как фазанов». Группа анархистов в Петрограде предприняла последнюю попытку склонить большевиков к пересмотру своего решения атаковать Кронштадт. Они считали своим долгом перед Революцией приложить хотя бы безнадежные усилия, чтобы предотвратить неминуемую резню революционного цветка России, кронштадтских моряков и рабочих. 5 марта они направили протест Комитету обороны, указав на мирные намерения и справедливые требования Кронштадта, напомнив коммунистам о героической революционной истории моряков и предложив способ урегулирования спора, подобающий товарищам и товарищам. революционеры. В документе говорилось:

.

В Петроградский Совет Труда и Обороны
Председатель Зиновьев:

Молчать сейчас невозможно, даже преступно. Недавние события побуждают нас, анархистов, высказаться и заявить о своей позиции в данной ситуации.Дух брожения и неудовлетворенности, проявляющийся среди рабочих и моряков, является результатом причин, требующих нашего серьезного внимания. Холод и голод вызвали недовольство, а отсутствие возможности для обсуждения и критики заставляет рабочих и моряков открыто выражать недовольство.

Банды белогвардейцев хотят и могут попытаться использовать это неудовлетворение в своих классовых интересах. Прикрываясь рабочими и матросами, они бросают лозунги Учредительного собрания, свободной торговли и тому подобное.

Мы, анархисты, давно разоблачили выдумку этих лозунгов, и мы заявляем всему миру, что мы будем бороться с оружием в руках против любой контрреволюционной попытки, в сотрудничестве со всеми друзьями советской революции и рука об руку с большевиками.

Что касается конфликта между Советским правительством и рабочими и матросами, то, по нашему мнению, он должен быть разрешен не силой оружия, а посредством товарищеского, братского революционного соглашения. Прибегая к кровопролитию со стороны Советского правительства, в данной ситуации не запугать и не успокоить рабочих.Напротив, он только усугубит положение и укрепит руки Антанты и внутренней контрреволюции. Еще важнее то, что применение силы рабочим и крестьянским правительством против рабочих и матросов окажет реакционное воздействие на международное революционное движение и повсюду нанесет неисчислимый ущерб социальной революции. Товарищи большевики, задумайтесь, пока не поздно! Не играйте с огнем: вы собираетесь сделать самый серьезный и решительный шаг. Настоящим мы представляем вам следующее предложение: Пусть будет избрана Комиссия из пяти человек, включая двух анархистов. Комиссия должна отправиться в Кронштадт, чтобы урегулировать спор мирным путем. В данной ситуации это наиболее радикальный метод. Это будет иметь международное революционное значение.
Петроград
5 марта 1921 г.
АЛЕКСАНДР БЕРКМАН
ЭММА ГОЛДМАН
ПЕРКУС
ПЕТРОВСКИЙ

Зиновьев сообщил, что документ по Кронштадтской проблеме должен быть представлен в Совет обороны, направил для этого своего личного представителя.Обсуждалось ли это письмо в этом органе, автору неизвестно. Во всяком случае, никаких действий по этому поводу предпринято не было.

VI. ПЕРВЫЙ КАДР

Кронштадт, героический и щедрый, мечтал освободить Россию с помощью Третьей революции, которую он гордился инициированием. В нем нет определенной программы. Его лозунгами были свобода и всеобщее братство. Он рассматривал третью революцию как постепенный процесс эмансипации, первым шагом в этом направлении были свободные выборы независимых Советов, неконтролируемых какой-либо политической партией и выражающих волю и интересы народа.Чистосердечные, бесхитростные моряки провозглашали трудящимся всего мира своим великим Идеалом и призывали пролетариат объединить силы в общей борьбе, будучи уверенными, что их Дело найдет горячую поддержку и что рабочие Петрограда, прежде всего, поспешил бы им на помощь.

Тем временем Троцкий собрал свои силы. В фортах Сестрорецка, Лисси Носса, Красной Горки и близлежащих укреплений теперь были собраны наиболее надежные дивизии фронтов, курсанти, полков, отряды Чека и воинские части, состоящие исключительно из коммунистов.Крупнейшие российские военные специалисты были срочно отправлены на место происшествия, чтобы разработать планы блокады и нападения на Кронштадт, а пресловутый Тухачевский был назначен главнокомандующим при осаде Кронштадта.

7 марта в 6:45 вечера коммунистические батареи Сестрорецка и Лисси Нос произвели первые выстрелы по Кронштадту.

Это была годовщина Дня работницы. Осадный и атакованный Кронштадт не забыл великого праздника. Под огнем многочисленных батарей отважные моряки отправили радио-приветствие работницам мира — поступок, наиболее характерный для психологии Мятежного Города.По радио прочитали:

Сегодня всеобщий праздник — День работниц. Мы, жители Кронштадта, шлём под грохот пушек братский привет работницам мира. *** Пусть вы скоро достигнете своего освобождения от всех форм насилия и угнетения. *** Да здравствуют вольные революционные работницы! Да здравствует социальная революция во всем мире!

Не менее характерен душераздирающий крик Кронштадта «Пусть знает весь мир», опубликованный после первого выстрела в №6 из Известий, 8 марта:

Первый выстрел был сделан . .. Стоя на коленях в крови рабочих, маршал Троцкий первым открыл огонь по революционному Кронштадту, восставшему против самодержавия коммунистов, чтобы установить истинную власть Советов.

Не пролив ни капли крови, мы, красноармейцы, моряки и рабочие Кронштадта, освободились от гнета коммунистов и даже сохранили свои жизни.Угрозой артиллерии они хотят теперь снова подчинить нас своей тирании.

Не желая кровопролития, мы просили прислать к нам беспартийных делегатов петроградского пролетариата, чтобы они узнали, что Кронштадт борется за власть Советов. Но коммунисты сдержали наше требование от рабочих Петрограда, и теперь они открыли огонь — обычный ответ псевдорабочего и крестьянского правительства на требования трудящихся масс.

Но рабочие всего мира знают, что мы, защитники Советской власти, стоим на страже победы социальной революции.

Победим или погибнем под развалинами Кронштадта, сражаясь за правое дело трудящихся масс.

Трудящиеся мира будут нашими судьями. Кровь невинных падет на головы опьяненных властью коммунистических фанатиков.

Да здравствует власть Советов!

VII. ПОРАЖЕНИЕ КРОНШТАДТА

После артиллерийского обстрела Кронштадта вечером 7 марта последовала попытка взять крепость штурмом.Атака была произведена с севера и юга отборными коммунистическими войсками, одетыми в белые саваны, цвет которых защитно смешивался с густым снегом, лежавшим на замерзшем Финском заливе. Об этих первых ужасных атаках штурмом крепости, совершенных безрассудной жертвой жизни, моряки оплакивают трогательное сочувствие своим братьям по оружию, обманутым, поверив в Кронштадтскую контрреволюцию. Под датой 8 марта Кронштадт Известия писали:

Мы не хотели проливать кровь наших братьев и не стреляли ни единым выстрелом, пока не были вынуждены это сделать.Пришлось защищать правое дело трудящихся и стрелять — стрелять в собственных братьев, посланных на верную смерть коммунистами, растолстевшими за счет народа.

*** На ваше несчастье разразилась страшная метель и черная ночь окутала все мраком. Тем не менее, коммунистические палачи, не считая затрат, гнали вас по льду, угрожая вам в тылу своими пулеметами, управляемыми отрядами коммунистов.

Многие из вас погибли той ночью на ледяной просторе Финского залива.А когда настал день и утихла буря, только жалкие остатки вас, измученных и голодных, с трудом передвигающихся, пришли к нам в своих белых саванах.

Рано утром вас уже было около тысячи, а днем ​​- бесчисленное множество. Вы дорого заплатили своей кровью за эту авантюру, и после вашей неудачи Троцкий бросился обратно в Петроград, чтобы загонять новомучеников на бойню — ибо дешево он получает кровь наших рабочих и крестьян! …

Кронштадт жил с глубокой верой в то, что пролетариат Петрограда придет ему на помощь.Но тамошних рабочих терроризировали, а Кронштадт фактически блокировал и изолировал, так что на самом деле никакой помощи ниоткуда нельзя было ожидать.

Кронштадтский гарнизон насчитывал менее 14 000 человек, из них 10 000 матросов. Этот гарнизон должен был защищать обширный фронт, множество фортов и батарей, разбросанных по обширной территории Персидского залива. Неоднократные атаки большевиков, которых Центральное правительство постоянно снабжало свежими войсками; отсутствие провизии в осажденном городе; долгие бессонные ночи, проведенные на страже на морозе, — все это истощало Кронштадт.Тем не менее, моряки героически упорствовали, до последнего были уверены, что их великому примеру освобождения последуют по всей стране, что принесет им облегчение и помощь.

В «Обращении к товарищам рабочим и крестьянам» Временный революционный комитет говорит ( Известия № 9, 11 марта):

Товарищи рабочие! Кронштадт борется за вас, за голодных, холодных, голых. *** Кронштадт поднял знамя восстания и уверен, что десятки миллионов рабочих и крестьян откликнутся на его призыв. Не может быть, чтобы рассвет, начавшийся в Кронштадте, не стал ярким солнцем для всей России. Не может быть, чтобы взрыв Кронштадта не разбудил всю Россию и, прежде всего, Петроград.

Но помощи не было, и с каждым днем ​​Кронштадт становился все более измученным. Большевики продолжали собирать свежие войска против осажденной крепости и ослаблять ее постоянными атаками. Более того, на стороне коммунистов были все преимущества, включая численность, снабжение и положение.Кронштадт не был построен для того, чтобы выдерживать наступление с тыла. Распространенный большевиками слух о том, что моряки намеревались бомбить Петроград, на первый взгляд был ложным. Знаменитая крепость была спроектирована исключительно для защиты Петрограда от иностранных врагов, приближающихся с моря. Более того, на случай попадания города в руки внешнего врага береговые батареи и форты Красной Горки были рассчитаны на бой против Кронштадта.Предвидя такую ​​возможность, строители намеренно не смогли укрепить тыл Кронштадта.

Почти каждую ночь большевики продолжали атаки. В течение всего 10 марта коммунистическая артиллерия беспрерывно стреляла с южного и северного побережья. В ночь с 12 на 13 коммунисты атаковали с юга, снова прибегнув к белым савнам и пожертвовав многими сотнями из куршанти . Кронштадт отчаянно сопротивлялся, несмотря на множество бессонных ночей, нехватку еды и людей.Наиболее героически она боролась против одновременных атак с севера, востока и юга, тогда как кронштадтские батареи были способны защищать крепость только с ее западной стороны. У моряков не было даже ледокола, чтобы подойти коммунистических сил было невозможно.

16 марта большевики нанесли сосредоточенный удар сразу с трех сторон — с севера, юга и востока. «План нападения, — пояснил позже Дибенко, формально большевистский военно-морской комиссар, а затем диктатор разгромленного Кронштадта, — был разработан до мельчайших деталей по указанию главкома Тухачевского и полевого штаба Южного корпуса». *** С наступлением темноты мы начали атаку на форты. Белые саваны и смелость kursanti позволили нам продвигаться колоннами ».

Утром 17 марта несколько фортов были взяты. Через самое уязвимое место Кронштадта — Петроградские ворота — большевики ворвались в город, и тут началась жестокая резня. Коммунисты, пощадившие моряков, теперь предали их, атаковав с тыла. Комиссар Балтийского флота Кузьмин и председатель Кронштадтского Совета Васильев, освобожденные коммунистами из тюрьмы, теперь участвовали в уличных рукопашных боях в братоубийственном кровопролитии.До поздней ночи продолжалась отчаянная борьба кронштадтских матросов и солдат с превосходящими силами. Город, который пятнадцать дней не причинил вреда ни одному коммунисту, теперь залился кровью кронштадтских мужчин, женщин и даже детей.

Дибенко, назначенный наркомом Кронштадта, был наделен абсолютными полномочиями «зачистить мятежный город». Последовала оргия мести, когда ЧКУ потребовала многочисленных жертв за свою ночную оптовую стрельбу разстрела .

18 марта правительство большевиков и Коммунистическая партия России публично отметили Парижскую Коммуну 1871 года, утопленную в крови французских рабочих Галлифетом и Тьером. При этом праздновали «победу» над Кронштадтом.

В течение нескольких недель петроградские тюрьмы были заполнены сотнями кронштадтских узников. Каждую ночь их небольшими группами вывозили по приказу ЧК и пропадали, чтобы их больше не видели среди живых. Среди последних расстрелян Перепелкин, член Временного революционного комитета Кронштадта.

Тюрьмы и концентрационные лагеря в замерзшем районе Архангельска и темницы вдали от Туркестана медленно убивают кронштадтцев, восставших против большевистской бюрократии и провозгласивших в марте 1921 года лозунг Октябрьской революции 1917 года: » Вся власть Советам! »

* * *

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

УРОКИ И ЗНАЧЕНИЕ KRONSTADT

Кронштадтское движение было стихийным, неподготовленным и мирным. То, что это переросло в вооруженный конфликт, закончившееся кровавой трагедией, целиком и полностью связано с татарским деспотизмом коммунистической диктатуры.

Понимая общий характер большевиков, Кронштадт все же верил в возможность мирного решения. Он считает, что коммунистическое правительство поддается разуму; ему приписывали некоторое чувство справедливости и свободы.

Опыт Кронштадта еще раз доказывает, что правительство, государство — независимо от его имени и формы — всегда является смертельным врагом свободы и самоопределения.У государства нет души, нет принципов. У него только одна цель — сохранить власть и удержать ее любой ценой. Это политический урок Кронштадта.

Есть другой, стратегический урок, преподанный каждым восстанием.

Успех восстания обусловлен его решительностью, энергией и агрессивностью. На стороне повстанцев настроения масс. Это чувство усиливается с нарастающей волной восстания. Нельзя позволить ему утихнуть, побледнеть от возвращения к серости повседневной жизни.

С другой стороны, каждое восстание имеет против него мощный государственный аппарат. Правительство способно сконцентрировать в своих руках источники снабжения и средства связи. Правительству нельзя давать время использовать свои полномочия. Мятеж должен быть решительным, нанести неожиданный и решительный удар. Он не должен оставаться локализованным, поскольку это означает застой. Он должен расширяться и развиваться. Бунт, который локализуется, играет политику выжидания или переходит в оборону, неизбежно обречен на поражение.

Особенно в этом отношении Кронштадт повторил роковые стратегические ошибки парижских коммунаров. Последний не последовал совету тех, кто выступал за немедленное нападение на Версаль, в то время как правительство Тьера было дезорганизовано. Они не пронесли революцию в страну. Ни парижские рабочие 1871 года, ни кронштадтские моряки не стремились к упразднению правительства. Коммунары хотели лишь определенных республиканских свобод, и когда правительство попыталось их разоружить, они изгнали министров Тьера из Парижа, установили их свободы и приготовились защищать их — не более того.Так и Кронштадт требовал только свободных выборов в Советы. Арестовав нескольких комиссаров, солдаты приготовились защищаться от нападения. Кронштадт отказался действовать по совету военных специалистов и немедленно взять Ораниенбаум. Последний имел огромную военную ценность, не говоря уже о 50 000 пудов * пшеницы, принадлежавших Кронштадту. Высадка в Ораниенбауме была возможна, большевики были бы застигнуты врасплох и не успели бы подбросить подкрепление.Но моряки не хотели переходить в наступление, и психологический момент был упущен. Через несколько дней, когда декларации и действия большевистского правительства убедили Кронштадт в том, что они участвуют в борьбе за жизнь, было уже поздно исправлять ошибку. **

То же случилось и с Парижской Коммуной. Когда навязанная им логика борьбы продемонстрировала необходимость отмены режима Тьера не только в их собственном городе, но и во всей стране, было уже слишком поздно.В Парижской Коммуне, как и в Кронштадтском восстании г., склонность к пассивной оборонительной тактике оказалась фатальной.


*) Пуд равен 40 русским или примерно 36 английским фунтам.

**) Отказ Кронштадта взять Ораниенбаум дал правительству возможность укрепить крепость своими доверенными полками, уничтожить «зараженные» части гарнизона и казнить командиров авиационной эскадрильи, которая собиралась присоединиться к Кронштадту. повстанцы. Позднее большевики использовали крепости как точку атаки на Кронштадт.

Среди казненных в Ораниенбауме были: Колосов, начальник дивизии авиаторов Красного флота и председатель Временного революционного комитета, только что созданного в Ораниенбауме; Балачанов, секретарь комитета, члены комитета Романов, Владимиров и др. А.Б.


Кронштадт пал. Кронштадтское движение за свободные Советы было задушено кровью, в то время как большевистское правительство шло на компромиссы с европейскими капиталистами, подписывая Рижский мир, по которому 12-миллионное население было отдано на милость Польши, и помогало Турецкий империализм подавил республики Кавказа.

Но «триумф» большевиков над Кронштадтом заключал в себе поражение большевизма. Он раскрывает истинный характер коммунистической диктатуры. Коммунисты доказали, что готовы пожертвовать коммунизмом, пойти на практически любой компромисс с международным капитализмом, но отвергли справедливые требования своего народа — требования, озвученные октябрьскими лозунгами самих большевиков: Советы, избранные прямым и тайным голосованием, согласно Конституция Р.S.F.S.R .; и свобода слова и печати революционных партий.

X Всероссийский съезд Коммунистической партии проходил в Москве во время Кронштадтского восстания. На этом съезде вся экономическая политика большевиков была изменена в результате событий в Кронштадте и аналогичного угрожающего отношения людей в различных других частях России и Сибири. Большевики предпочли изменить свою основную политику, отменить разверстку (насильственную реквизицию), ввести свободу торговли, пойти на уступки капиталистам и отказаться от самого коммунизма — коммунизма, за который боролась Октябрьская революция, пролилось море крови. , и Россия доведена до разорения и отчаяния — но не допустить свободно избранных Советов.

Может ли кто-нибудь еще задаться вопросом, в чем заключалась истинная цель большевиков? Преследовали ли они коммунистические идеалы или власть?

Кронштадт имеет большое историческое значение. Это прозвучало как похоронный звон большевизму с его партийной диктатурой, безумной централизацией, чеканским терроризмом и бюрократическими кастами. Он ударил в самое сердце коммунистического самодержавия. В то же время он шокировал интеллигентные и честные умы Европы и Америки критическим анализом большевистских теорий и практик.Он развенчал большевистский миф о коммунистическом государстве как о «рабоче-крестьянском правительстве». Он доказал, что диктатура Коммунистической партии и русская революция противоположны, противоречат друг другу и исключают друг друга. Это продемонстрировало, что большевистский режим — это абсолютная тирания и реакция, и что коммунистическое государство само по себе является самой могущественной и опасной контрреволюцией.

Кронштадт пал. Но он победил в своем идеализме и моральной чистоте, в своей щедрости и высшей человечности.Кронштадт был великолепен. Он справедливо гордился тем, что не пролил кровь своих врагов, коммунистов в своей среде. Казней не было. Необразованные, грубые матросы, грубые в манерах и речи, были слишком благородны, чтобы следовать большевистскому примеру мести: они не стреляли даже в ненавистных комиссаров. Кронштадт олицетворял щедрый, всепрощающий дух славянской души и вековое освободительное движение России.

Кронштадт был первой народной и полностью независимой попыткой освобождения от ига государственного социализма — попыткой, предпринятой непосредственно народом, самими рабочими, солдатами и матросами.Это был первый шаг к третьей революции, которая неизбежна и, будем надеяться, может принести многострадальной России прочную свободу и мир.

АЛЕКСАНДР БЕРКМАН

Каким было Кронштадтское восстание?

15 Что Кронштадт говорит нам о большевизме?

Обоснование, которое использовали Ленин, Троцкий и их последователи являются важными помощниками в понимании сути большевистской Миф. Эти обоснования и действия позволяют нам понять ограниченность большевистской теории и ее вклад к перерождению революции.

Троцкий заявил, что «Кронштадтский лозунг» было «советов. без коммунистов ». [Ленин и Троцкий, Кронштадт , стр. 90] Это, конечно, неверно. Кронштадтский лозунг было «вся власть Советам, но не партиям» (или «Вольные советы» ). Из этого неверного утверждения Троцкий утверждал следующее:

«освободить Советы от руководства [!] Большевиков. означало бы в короткие сроки снести советы самих себя.Опыт русских советов в годы период господства меньшевиков и эсеров и, что еще более отчетливо, опыт германских и австрийских советов при господство социал-демократов доказало это. Социальное Революционно-анархические советы могли служить только мостом от пролетарской диктатуры. Они не могли играть другого роли, независимо от «идей» их участников. В Таким образом, кронштадтское восстание имело контрреволюционный характер ». [ Op. Cit., стр. 90]

Интересная логика. Предположим, что результат бесплатного выборы были бы концом большевиков «руководство» (т.е. диктатура), что кажется вероятным. Что рассуждает Троцкий в том, чтобы позволить рабочим голосовать за своих представителей будет ли «только мостом от пролетарской диктатуры» ! Этот аргумент был выдвинут (в 1938 г. ) как общий пункт и является , а не сформулированы с точки зрения проблем, стоящих перед русскими Революция 1921 года.Другими словами, Троцкий явно доказывает за диктатуру партии и противопоставление ее советской демократия. Вот вам и «Вся власть Советам» или «рабочих» мощность »!

Действительно, Троцкий не стеснялся иногда прямо заявлять об этом. Как мы отмечали в раздел 13, левая оппозиция основала себя на «Ленинский принцип» ( «неприкосновенен для каждого большевика» ), что «диктатура пролетариата есть и может быть осуществлена ​​только через диктатуру партии.» Троцкий подчеркнул десять лет позже, что весь рабочий класс не может определять политику в так называемое «рабочее государство» (а также указание на его веру в то, что однопартийная диктатура — неизбежный этап в «пролетарской» революция):

«Революционная диктатура пролетарской партии за я не то, что можно свободно принять или отвергнуть: это объективная необходимость, навязанная нам социальными реалиями — классовая борьба, неоднородность революционного класса, необходимость в избранном авангарде, чтобы обеспечить победу. Диктатура партии принадлежит варварская предыстория, как и само государство, но мы можем не перепрыгивайте через эту главу, которую можно открыть (не одним махом) подлинная человеческая история. . . Революционная партия (авангард) который отказывается от собственной диктатуры, сдает массы к контрреволюции. . . Говоря абстрактно, это было бы очень хорошо, если бы партийная диктатура могла быть заменена «диктатура» всего трудящегося народа без всяких партии, но это предполагает такой высокий уровень политической развитие среди масс, что это никогда не будет достигнуто в капиталистических условиях.Причина революции происходит из того обстоятельства, что капитализм не допускает материальное и нравственное развитие масс ». [Троцкий, Writings 1936-37 гг. , стр. 513-4]

В этом суть большевизма. Троцкий явно утверждая, что рабочий класс как класс неспособен совершить революцию или управлять самим обществом — отсюда сторона должна выступить от ее имени и, при необходимости, игнорировать желания людей, которых партия утверждает представлять. Чтобы процитировать комментарии Троцкого против Рабочая оппозиция на X съезде партии в начале 1921: «Они сделали фетиш из демократических принципов! Они поместили право рабочих выбирать представителей над партией. Как будто партия не имеет права утверждать его диктатуры, даже если эта диктатура столкнется с преходящие настроения рабочей демократии! » Он подчеркнул, что Партия «обязана сохранять свою диктатуру …» несмотря на временные колебания даже в рабочем учебный класс .. . Диктатура не опирается на момент о формальном принципе рабочей демократии ». [цитируется М. Бринтоном, Большевики и рабочий контроль , п. 78]

В 1957 году, после подавления рабочей революции 1956 года, Венгерские сталинисты спорили точно по тем же линиям как это сделал Троцкий после разгрома Кронштадта большевиками. Лидер венгерской сталинской диктатуры утверждал что «режим знает, что люди не всегда знают что для них хорошо.Следовательно, долг руководство действовать, а не в соответствии с волей человек, но согласно тому, что руководство знает, что наилучшим образом интересует людей ». [цитата Энди Андерсона, Венгрия ’56 , стр. 101]

Неудивительно, что Сэмюэл Фарбер отмечает, что «есть нет доказательств того, что Ленин или кто-либо из представителей мейнстрима Лидеры большевиков сетовали на потерю рабочего контроля или демократии в советах, или, по крайней мере, упомянул эти потери как отступление, как заявил Ленин с заменой о военном коммунизме нэпом в 1921 г.» [ До сталинизма , стр. 44]

Такая перспектива не может не иметь катастрофических последствий за революцию (и объясняет, почему большевикам не удалось добиваться мирного разрешения кронштадтского восстания). В логика этого аргумента ясно подразумевает, что когда партия подавил Кронштадт, когда распустил небольшевистские советы в начале 1918 г. и лишил рабочих и Советы их власти, большевики действовали в лучших интересах масс! Представление о ленинизме как революционном Теория опровергается аргументами Троцкого.Скорее, чем стремятся к обществу, основанному на силе рабочих, они стремятся к «рабочее государство», в котором рабочие делегируют свою власть лидеры партии. Что подтвердило довод Бакунина. что марксизм означал «крайне деспотическое правительство масс новой и очень маленькой аристократией из реальной или притворились ученые. Народ неучен, поэтому они будут освобождены от забот правительства и включены целиком в управляемом стаде ». [ Статизм и анархия , стр.178-9]

Такой подход обречен на провал — он не может дать социалистическое общество как такое общество (как подчеркивал Бакунин) может быть построен снизу только самим рабочим классом.

Как утверждает Вернон Ричардс:

«Различие между либертарианцами и авторитарными революционные движения в их борьбе за установление свободное общество — это средства, которые каждый предлагает, использоваться с этой целью. Либертарианец утверждает, что инициатива должна исходить снизу, чтобы свободное общество должно быть результатом воли к свободе большого часть населения.Авторитарный. . . считает, что воля к свободе может возникнуть только один раз существующая экономическая и политическая система заменена диктатурой пролетариата [как выражено диктатура партии, согласно Троцкому] которые, как осознание и чувство ответственности людей растет, увянет и свободный возникает общество.

«Между такими подходами не может быть точек соприкосновения. Ведь авторитарный утверждает, что либертарианец подход благороден, но утопичен и обречен на провал с самого начала, пока либертарианец рассуждает о Свидетельства истории, что авторитарные методы просто заменит одно принудительное состояние другим, одинаково деспотичен и далек от народа, и который не более чем «увянет», чем его капиталистический предшественник.»[ Уроки испанской революции , п. 206]

Современные ленинцы следуют аргументам Троцкого (хотя они редко осознают, куда они логически вели или что их герои открыто признали этот вывод и обосновали Это). Они не так честно излагают эту позицию, как Троцкий.

Крис Бамбери из британской SWP, например, утверждает в своем статья «Ленинизм в 21 веке» , что »в Ленинской концепция партии, демократия уравновешивается централизмом » и первая из трех причин для этого:

«Рабочий класс раздроблен. Всегда есть те, кто хотят бороться, те, кто будет чесать, и те, кто между ними. Четное в советах эти разногласия будут очевидны. Революционный организация не стремится представить рабочий класс как целое. Он опирается на тех работников, которые хотят бросить вызов капитализм, и стремится организовать их, чтобы завоевать большинство рабочих к необходимости взять власть ». [ Socialist Review , no. 248, январь 2001 г.]

Это, конечно, точно оснований Троцкого. защита необходимости партийной диктатуры и почему Кронштадт был контрреволюционным.Бамбери отмечает, что даже «в советов » будет « дивизий ». Таким образом, мы имеем основные предположение, которое в сочетании с централизацией, авангардизмом и другие аспекты большевизма, приводит к таким событиям, как Кронштадт и разрушение советской власти партийной властью. В аргументы в пользу централизации на практике означают концентрация власти в центре, в руках партийные лидеры, поскольку трудящимся массам нельзя доверять принимать правильные («революционные») решения. Этот централизованная власть затем используется для навязывания воли лидеры, использующие государственную власть против самого класса они утверждают, что представляют:

«Без революционного принуждения, направленного против заклятые враги рабочих и крестьян, это невозможно сломить сопротивление этих эксплуататоры. С другой стороны, революционное принуждение обязательно будет использоваться для колеблющихся и неустойчивых элементы среди самих масс ». [Ленин, Собрание Работы , т.42, стр. 170]

Другими словами, тот, кто протестует против диктатуры партии.

Конечно, ответят, что большевистская диктатура использовал свою силу, чтобы сокрушить сопротивление боссов (и «отсталые рабочие» ). К сожалению, это не так. Первый, мы должны подчеркнуть, что анархисты , а не против защиты революция или экспроприация власти и богатства правящий класс, совсем наоборот, поскольку это примерно , как революция делает это.Аргумент Ленина ошибочен, поскольку он путает защиту революции с защитой партия власти. Это две совершенно разные вещи.

«Революционное принуждение» , о котором говорит Ленин, очевидно, направлен против одной части рабочего класса. Однако это будет запугивать и остальных (так же, как буржуазные репрессии не только запугивает тех, кто наносит удар, но и тех, кто думает поразительного). Как политика, это может иметь только один эффект — устранить всех рабочих власти и свободы.Это насилие репрессивного меньшинства против угнетенного большинства, а не наоборот. Прекращение свободы слова повредило людям рабочего класса. Милитаризация труда не коснулась буржуазии. Также не было уничтожения советской демократии или независимости профсоюзов. Как диссидент (рабочий класс) коммунист Гаврий Мясноков утверждал в 1921 г. (в ответ Ленину):

«Проблема в том, что пока вы поднимаете руку против капиталист, вы наносите удар рабочему. Вы очень хорошо знаете, что для таких слов, как я сейчас говорю сотни, возможно, тысячи, рабочих томятся в тюрьмах. Что я сам остаюсь в свобода только потому, что я ветеран коммунистов, пострадал по моим убеждениям, и известен в массе рабочих. Было ли это не для этого, был ли я обычным механиком из того же фабрика, где бы я был сейчас? В ВЧК или, что более вероятно, вынужден был «сбежать», как я «сбежал» Михаила Романова. Один раз Еще я говорю: вы поднимаете руку против буржуазии, но это Я проливаю кровь, и это мы, рабочие, чьи челюсти взламывается ». [цитируется Полом Авричем, G.Т. Мясников и Группа рабочих ]

Это видно по составу пленных-большевиков. Из 17 000 заключенных лагерей, по которым имелась статистическая информация 1 ноября 1920 г. крестьяне и рабочие составляли крупнейшую групп — 39% и 34% соответственно. Аналогичным образом из 40 913 заключенных, содержащихся в декабре 1921 г. (из которых 44% были совершены ЧК) почти 84% были неграмотными или минимально образованными, ясно, значит, либо крестьяне из рабочих.[Джордж Леггетт, ЧК: Ленинская политическая полиция , стр. 178] Неудивительно, что Мясников отказался осуждать кронштадтских повстанцев и не стал он участвовал в их подавлении, если бы его призвали сделать так.

Таким образом, идеи централизации, поддерживаемые ленинцами, являются вредны для реальных завоеваний революции, а именно рабочего класса свобода и власть (как мы отмечали в раздел 12, некоторые из них даже не упоминайте об этом при указании достижений 1917 года).Действительно, это можно увидеть на протяжении всей истории большевизма.

Бамбери утверждает (правильно), что «Ленин и большевики Первоначально выступал против стихийно образованных Советов 1905 года. Невероятно, однако, он относит эту оппозицию к утверждение, что их модель революции дюймов все еще была сформирована революцией 1789 года во Франции ». [ Там же. ] На самом деле это было потому, что они считали, цитируя ведущий большевик, что «только сильная партия по классу линии могут направлять пролетарское политическое движение и сохранять целостность программы, а не политическая смесь такого рода неопределенная и колеблющаяся политическая такая организация, как рабочий совет, представляет и не может Помогите, но представляйте. « [П. Н. Гвоздев, цит. По: Оскар Анвейер, Советы , стр. 77]

Иными словами, совет не мог представлять интересы рабочего класса, потому что он был избран ими! Троцкий почти дословно повторил этот аргумент в 1920 г., когда он утверждал, что «можно с полной уверенностью сказать, что диктатура Советов стала возможной только диктатуры партии « и что есть » нет замена на все « при » сила партии « заменяет рабочий класс.Партия, подчеркнул он, «имеет предоставил Советам возможность стать превратились из бесформенных рабочих парламентов в аппарат верховенства труда ». [ Коммунизм и терроризм ] Как труд мог выразить это «превосходство» когда он не мог даже голосовать за своих делегатов (не говоря уже о управлять обществом) никогда не объясняется.

В 1905 г. большевики видели в Советах соперника своей партии и потребовали, чтобы она либо приняла их политическую программу, либо просто стать профсоюзной организацией.Они боялись что это оттолкнуло партийный комитет и таким образом привело к «подчинение сознания спонтанности». [Oskar Anweilier, Op. Cit. , стр. 78] Это было после Ленин в г. Что делать? , где он утверждал, что « спонтанное развитие рабочего движения ведет его подчинение буржуазной идеологии ». [ Essential Ленина , стр. 82] Эта перспектива лежит в основе всех большевистских оправданий власти партии после Октябрьская революция.

Такое сочетание политических посылок неизбежно приводит к таким событиям, как Кронштадт. С восприятием что спонтанное развитие неизбежно приводит к буржуазное господство, любая попытка свергнуть большевистский делегатов и избрать других в советы должны представлять контрреволюционные тенденции. Как рабочий класс разделен и подвержен «колебаниям» за счет «колебаний» и нестабильные элементы среди самих масс » люди из рабочего класса просто не могут сами управлять обществом.Отсюда необходимость «ленинского принципа» из » диктатуру партии ». И, что не менее логично, такие события, как Кронштадт.

Корнеллий Касториадис:

«Управлять чужим делом — это начало и конец всего цикла эксплуатации. Нужда в определенная социальная категория для управления работой других в производство (и деятельность других в политике и в общества), необходимость отдельного управления бизнесом и для партии, чтобы управлять государством — это то, что большевизм провозгласил, как только захватил власть, и вот что это усердно трудился навязывать.Мы знаем, что он добился своего заканчивается. Поскольку идеи играют роль в развитии история — и, в конечном счете , они играют огромную роль — большевистская идеология (а вместе с ней и марксистская лежащая в основе идеологии) был решающим фактором в рождение русской бюрократии ». [ Политические и социальные Сочинения , т. 3, стр. 104]

Более того, логика аргументации большевиков ошибочна:

«, если считать этих достойных выборщиков неспособными смотреть исходя из собственных интересов, как они будут знать, как выбрать для себя пастырей, которые должен направлять их? И как они смогут это решить проблема социальной алхимии, создания гения из голосов массы дураков? А что будет с меньшинства, которые по-прежнему самые умные, самые активная и радикальная часть общества? » [Малатеста, Анархия , стр. 53]

Отсюда необходимость советской демократии и самоуправления, требования кронштадтского восстания. Как выразился Малатеста, «Только свобода или борьба за свободу могут быть школа свободы «. [ Жизнь и идеи , стр. 59] Эпос » Кронштадта « доказывает » окончательно то, что принадлежит реально до рабочих и крестьян не может быть ни ни правительственный или государственник , и что такое правительственный и государственник не может принадлежать ни рабочим, ни крестьяне. « [Волин, Неизвестная революция , п. 503]

Анархисты прекрасно понимают, что различия в политических перспектива существует внутри рабочего класса. Мы тоже осознавая важность организации революционеров вместе влиять на классовую борьбу, повышая необходимость революции и создания рабочего класса организации, которые могут разгромить и заменить государство система самоуправляемых коммун и советов рабочих. Однако мы отвергаем вывод большевиков о централизованном мощность (я. е. полномочия, делегированные центру) как обреченные на отказ. Скорее, мы согласны с Бакуниным, который утверждал, что революционные группы должны «ничего не искать для себя, ни привилегия, ни честь, ни власть « и отклонить » ни идея диктатуры и тюремного контроля. « The » Revolution везде должны быть созданы людьми, и высший контроль всегда должен принадлежать людям, организованным в свободный федерация сельскохозяйственных и промышленных ассоциаций. . . организованы снизу вверх посредством революционных делегации.. . [who] возьмется за управление общественными службы, чтобы не владеть народами ». [ Михаил Бакунин: Избранные произведения , стр. 172]

Анархисты стремятся напрямую влиять на трудящихся, через их естественное влияние в организациях рабочего класса как рабочие советы, союзы и так далее. Только путем обсуждения, дискуссии и самодеятельность могут политические перспективы людей рабочего класса развиваются и меняются. Это невозможно в централизованной системе, основанной на партийной диктатуре.Дебаты и обсуждение бессмысленно, если они не влияют на процесс революции и если рабочие не могут избирать свои собственные делегаты. Самостоятельная деятельность не может быть развита, если правительство использует «революционное принуждение» против «размахивая или нестабильные элементы » (т.е. те, кто не подвергает сомнению выполнять распоряжения правительства или проявлять инициативу).

Другими словами, тот факт, что большевизм оправдывает свою поддержку ведь партийная власть — самый сильный аргумент против этого.Сосредоточив власть в руках немногих, политическая затруднено развитие основной массы населения. Больше не контролируя свою судьбу, свою революцию , они станут молиться контрреволюционным тенденциям.

Либертарианский подход не был невозможен во время революция или гражданская война. Анархисты применили свои идеи очень успешно в махновском движении на Украине. На охраняемых территориях махновцы отказались диктовать рабочим и крестьянам, что делать:

«Свобода крестьян и рабочих, — говорили махновцы, проживает в самих крестьянах и рабочих и может не быть ограниченным.Во всех сферах их жизни это до рабочих и крестьян строить что угодно они считают необходимым. Что касается махновцев — они может только помочь им советом, поставив на их избавление от необходимых им интеллектуальных или военных сил, но ни при каких условиях махновцы не могут прописать за них заранее ». [Петр Аршинов, История Махновское движение , стр. 148]

Махновцы призывали рабочих создавать свободные советы и профсоюзы и использовать их для управления своей судьбой.Они организовали многочисленные конференции рабочих и крестьянских делегаты для обсуждения политических и военных событий а также решить, как реорганизовать общество из снизу вверх в самоуправляемой манере. После того, как они освободили Александровск, например, «пригласили рабочих населения участнику генеральной конференции рабочие города. . . и было предложено, чтобы рабочие организуют жизнь в городе и функционирование заводов своими силами и собственными организации.» [ Op. Cit. , p. 149] Напротив, Большевики пытались запретить съездов рабочих, крестьян и солдатских делегатов, организованных махновцами (один раз Дыбенко и один раз Троцкого). [ Op. Cit. , стр. 98-104 и 120-5]

Махновцы ответили тем, что конференции все равно проводят: спрашивая «[c] существуют законы, сделанные несколькими людьми, которые называют себя революционерами, что позволяет им объявить вне закона целый народ, который более революционен, чем они сами? « и » [с] интересами должна ли революция защищать: те из партии или те из людей, которые установили революция в движении их кровью? » Сам Махно заявил, что он «считал [ред] это неприкосновенным правом рабочих и крестьян, право, завоеванное революцией, называть конференции за свой счет, чтобы обсудить свои дела.« [ Op. Cit. , стр. 103 и стр. 129]

Эти действия большевиков должны заставить читателя задуматься. если ликвидация рабочей демократии во время гражданской войны можно полностью объяснить объективными условиями, с которыми Правительство Ленина или ленинская идеология сыграла важную роль в этом. Действительно, Кронштадтское восстание произошло, отчасти потому, что в феврале 1921 г. Балтийский флот и партийная организация развалились, Таким образом, разрешено «несанкционированных собраний экипажей судов.. . [к] возьмут [е] место за спиной своих комиссаров, поскольку осталось слишком мало лояльных рядовых членов партии, чтобы пресечь их бутон ». [Гетцлер И., Кронштадт 1917-1921 , стр. 212]

Таким образом, аргумент анархистов не является утопическим планом. Скорее, это тот, который был успешно применен в том же обстоятельства, которые, по мнению троцкистов, вынудили большевиков действовать, как они. Как видно, жизнеспособная альтернатива подход существовал и применялся (см. приложение «Почему махновское движение показывает, что существует альтернатива Большевизм? «Подробнее о махновцах).

Ужасные объективные обстоятельства перед революцией очевидно сыграли ключевую роль в вырождении революция. Однако это еще не все. В идей большевиков тоже сыграли ключевую роль. В обстоятельства, с которыми столкнулись большевики, могли сформировать определенные аспекты своих действий, но нельзя отрицать, что Импульс для этих действий был основан на теории большевиков.

Что касается этого типа анализа, троцкист Пьер Фрэнк утверждает, что анархисты считают эту бюрократическую концепции «порождают бюрократию» и что «это идеи, или отклонения от них, определяющие характер революции.Самый упрощенный вид философского идеализм низверг исторический материализм ». Это означает, очевидно, что анархисты игнорируют объективные факторы в рост бюрократии типа «отсталость страны, низкий культурный уровень и замкнутость революции ». [Ленин и Троцкий, Кронштадт , стр. 22-3]

Конечно, ничто не могло быть дальше от истины. Что анархисты спорят (как Ленин до Октябрьской революции) в том, что каждые оборотов будут страдать от изоляции, неравномерное политическое развитие, экономические проблемы и т. д. на (т.е. «исключительные обстоятельства» см. раздел 12). Вопрос в том, сможет ли их пережить ваша революция и смогут ли ваши политические идеи решить эти проблемы без бюрократических деформаций. Как можно заметить от русской революции ленинизм не выдерживает этого испытания.

Более того, Фрэнк недоверчив. Если мы возьмем его серьезный аргумент, то мы должны заключить, что большевистский Идеология сыграла no роль в развитии революции. Другими словами, он придерживается противоречивой позиции. что большевистская политика была необходима для успеха революция и все же не сыграла роли в ее исходе.

Дело в том, что люди сталкиваются с выбором, выбор, который возникает из объективных условий, с которыми они сталкиваются. На какие решения они будут влиять, будут влиять идеи, которые они держать — они не будут происходить автоматически, как если бы люди были на автопилоте — и их идеи формируются под влиянием социальных отношения, которые они переживают. Таким образом, кто-то попал в положение власти над другими будет действовать определенным образом, иметь некое мировоззрение, чуждое кому-то к эгалитарным общественным отношениям.

Итак, очевидно, что «идеи» имеют значение, особенно во время революции. Кто-то за централизацию, централизованную власть и кто приравнивает партийное правление к правлению классов (как Ленин и Троцкий), будет действовать (и создавать структуры) совершенно иначе, чем тот, кто верит в децентрализацию и федерализм. В другом словами, политические идеи имеют значение в обществе. И анархисты оставим наш анализ на этом очевидном факте, мы также что типы организаций, которые люди создают и в которых работают формирует то, как они думают и действуют.Это потому, что конкретные типы организаций имеют особые властные отношения и так создайте определенные социальные отношения. Это явно влияет подчиненные им — централизованная иерархическая система будет создавать авторитарные социальные отношения, которые формируют эти внутри него совершенно иначе, чем децентрализованный, эгалитарная система. Что Фрэнк отрицает этот очевидный факт предполагает, что он ничего не знает о материалистической философии и подписывается на явно лоботомизированные (и буржуазные) «исторический материализм» Ленина (см. Антона Паннекука Ленин как философ подробнее).

Отношение ленинцев к кронштадтскому событию показывает вполне ясно, что, несмотря на все их пустословие в адрес истории снизу, они так же зациклены на лидерах, как и буржуазная история. Как утверждает Корнеллиус Касториадис:

«Теперь мы должны отметить, что не рабочие пишут история. Это всегда , остальные . И эти другие, кто бы они могут быть, имеют историческое существование только постольку, поскольку массы пассивны или активны, просто чтобы поддержать их, и это именно то, что «другие» будут говорить нам на каждом возможность.В большинстве случаев эти другие даже не обладают глазами, чтобы видеть, и ушами, чтобы слышать жесты и высказывания, выражающие автономную деятельность людей. В в лучшем случае, они будут восхвалять это активность до тех пор, пока она чудесным образом совпадает с их свою линию, но они решительно осудят ее и вменит для него самые низменные мотивы, как только он отклоняется оттуда. Так Троцкий грандиозно описывает анонимный рабочие Петрограда опережают партию большевиков или мобилизуясь во время гражданской войны, но позже он должен был охарактеризовать кронштадтских повстанцев как голубей и наемников французского верховного командования.’ Они не хватает категорий мысли — клетки мозга, мы могли бы осмелюсь сказать — необходимо понимать или даже записывать, эта деятельность, как она есть на самом деле: для них деятельность что не учреждено, у которого нет ни начальника, ни программы, не имеет статуса; это даже не заметно, кроме возможно, в режиме «беспорядка» и «неприятностей». В автономная деятельность масс принадлежит по определению к тому, что репрессировано в истории ». [ Op. Cit. , p. 91]

Троцкистские отчеты о восстании в Кронштадте с их постоянные попытки изобразить его как Белый заговор, доказывает, что этот анализ верен.Действительно, возможность того, что восстание было спонтанным массовым восстанием с политическими целями был отклонен одним из них как «абсурдных» а вместо этого была названа работа «отсталых крестьян» вводят в заблуждение эсеры и шпионы. Как капиталист, который считает забастовку работой «сторонних агитаторов» и «коммунисты» вводят в заблуждение своих рабочих, троцкисты представить анализ Кронштадта, пропахшего элитарностью и идейное непонимание. Независимость от имени рабочий класс отвергается как «отсталый» и исправлено «диктатурой пролетариата».» Четко Большевистская идеология сыграла ключевую роль в подъеме Сталинизм.

Наконец, сторонники большевизма утверждают, что при подавлении восстание «большевики только выполнили свой долг. Они защищали завоевания революции против нападений контрреволюция ». [Wright, Op. Cit. , p. 123] In Другими словами, можно ожидать большего количества Кронштадца, если эти «революционеры» набирают силу. «Временные колебания» будущих революций будут исправлены, как Кронштадт пулями, когда Партия «утверждает свою диктатуру даже если его диктатура столкнется даже с уходящим настроения рабочей демократии.» [Троцкий, цит. М. Бринтон, , соч. Cit. , стр. 78] Нет более ясного осуждения Требуется большевизм как социалистическое течение.

И мы должны спросить, а что именно были этими «завоеваниями»? революции, которую нужно защищать? Подавление забастовки, независимые политические и трудовые организации, устранение свободы слова, собраний и печати и, конечно, ликвидация советской и союзной демократии за частичную диктатуру? Что, конечно, для всех Ленинцы, это настоящие революционные завоевания.Кто угодно кто нападает на это, конечно, контрреволюционный (даже если они рабочие). Таким образом:

«Отношение к кронштадтским событиям, выраженное … лет после мероприятия часто дают глубокое понимание политическое мышление современных революционеров. Они на самом деле может дать более глубокое понимание их сознательного или бессознательных целей, чем многие научные дискуссии о экономики, философии или других эпизодов революционная история.

«Это вопрос основного отношения к тому, какой социализм это все о.что олицетворяет Кронштадтские события одни из самых сложных проблем революционного стратегия и революционная этика: проблемы цели и средств отношений между партией и массами в Дело в том, нужна ли партия вообще. Может ли рабочий класс сам по себе только развивает профсоюзное сознание? . . .

«Или рабочий класс может развить более глубокое сознание и понимание его интересов, чем может организации, якобы действующие от ее имени? Когда Сталинисты или троцкисты говорят о Кронштадте как о необходимые действия против классового врага, когда некоторые более «изощренные» революционеры называют это «трагическая необходимость», можно сделать паузу на мысль.Можно спросить, насколько серьезно они принять изречение Маркса о том, что «освобождение рабочий класс — это задача самого рабочего класса ». Относятся ли они к этому серьезно или просто говорят служение словам? Они идентифицируют социализм с автономией (организационно-идеологической) рабочего класса? Или они сами себя видят, с их мудростью в отношении «исторических интересов» других, и их суждениями о том, что должно быть «разрешено», поскольку руководство вокруг какая будущая элита будет кристаллизоваться и развиваться? Можно не только просить.. . но также предложить ответ! »[« Предисловие », Ида Метт Кронштадтское восстание , стр. 26-7]

Вопрос прост — либо социализм означает самоосвобождение рабочего класса или нет. Ленинские оправдания подавления Кронштадтское восстание означает, что для сторонники большевизма, когда необходимо, партия будет патерналистски подавлять рабочий класс за их собственное благо. Явный смысл этого Ленинская поддержка подавления Кронштадта есть что для ленинизма опасно позволять работать классных людей, чтобы управлять обществом и преобразовывать его, когда они считают нужным, поскольку они примут неправильные решения (например, проголосуют за не та партия).Если партийные лидеры принимают решение по массам неверно, то массы переопределено (и подавлено). Так много для «вся мощность Советам « или » рабочая сила «.

В конечном счете, комментарии Райта (и ему подобные) показывают что приверженность большевизма власти рабочих и демократии не существует. Что осталось от самоосвобождение рабочих, власть или демократия, когда «рабочее государство» репрессирует рабочих за попытки практиковать эти важные черты в любой реальной форме социализма? Это опыт большевизма в сила, которая лучше всего опровергает утверждение марксистов о том, что рабочее государство «будет демократическим и основанным на участии.» Подавление Кронштадта было лишь одним из ряда действия большевиков началось, до начало гражданской войны, с упразднением советов, которые избранное небольшевистское большинство, отменив выборное офицерские и солдатские советы в Красной Армии и Флоте и замена рабочего самоуправления производством на назначенные государством менеджеры с «диктаторскими» полномочиями (см. разделы H.4 и 2 для подробностей).

Как предсказывал Бакунин, «рабочее государство» не не могло быть «совместным», поскольку это все еще было государством.Кронштадт является частью эмпирических данных, подтверждающих Предсказания Бакунина об авторитарности марксизма. Эти слова Бакунина подтвердил Кронштадт. бунт и оправдания, сделанные в то время и потом сторонниками большевизма:

«Что значит« пролетариат возвысился до правящего класса »? Будет ли весь пролетариат возглавить правительство? Немцы число около 40 миллионов. Все 40 миллионов будут членами правительство? Вся нация будет править, но никто не будет правил.Тогда не будет правительства, не будет государственный; но если есть государство, будут и те, кто правят, будут рабы.

«В теории марксистов эта дилемма решается простым мода. Под народным правительством они подразумевают правительство людей от небольшого числа представителей, избранных люди. Так называемые народные представители и правители государство, избранное всей нацией на основе всеобщее избирательное право — последнее слово марксистов, как ну а демократическая школа — ложь, за которой деспотизм правящего меньшинства скрывается, ложь тем более опасным, что он представляет собой выражение мнимой народной воли.

«Итак … все сводится к одному и тому же плачевному результату: правительство подавляющего большинства людей привилегированным меньшинство. Но это меньшинство, говорят марксисты, будет состоять из рабочие. Да, пожалуй, из бывших рабочих, которые, как только они станут правителями или представители народа будут перестанут быть работниками и начнут смотреть на все рабочий мир с высот государства. Они не будут больше представляют людей, но себя и свои претензии на управление людьми.. .

«Они говорят, что это государственное иго, эта диктатура — это необходимое переходное устройство для достижения общей освобождение людей: анархия или свобода — вот цель, а государство или диктатура — средства. Таким образом, для освобождения масс они должны быть порабощен. . . . Они утверждают, что только диктатура (их, конечно) могут создать народную свободу. Мы ответьте, что никакая диктатура не может иметь другой цели чем увековечить себя, и что это может породить и взращивайте только рабство в людях, которые его переносят.Свобода может быть создана только свободой, восстание всего народа и добровольного организация рабочих снизу вверх ». [ Статизм и анархия , стр. 178-9]

1921 — Кронштадт: начало контрреволюции

Сегодня мы являемся свидетелями трагедии социальной революции, заключенной в национальных границах в результате пассивности народов Европы перед лицом разумных и хорошо вооруженных реакционных сил.Таким образом, она подавляется и сводится к игре на время с врагом внутри и снаружи. Мы видели много сделанных ошибок, много ошибок выявлено, и с либертарианской точки зрения было подтверждено множество драгоценных истин.

Так писал Виктор Серж в июне 1921 года в предисловии к своему эссе Анархисты и опыт русской революции . Эссе (1) было призывом к анархистам признать пролетарские и положительные черты Октябрьской революции.Хотя он был написан до восстания в Кронштадте в марте 1921 года против большевиков, Серж не упоминает об этой трагедии в своем вступлении, написанном несколькими месяцами позже. Более того, он заявляет, что его выводы «сейчас вернее, чем год назад». Цитата подчеркивает тот факт, что изоляция «социальной революции» от одной территории теперь становилась невыносимым бременем. Не только Кронштадт, как говорил Ленин, «озарил действительность», но и события X съезда партии (принятие НЭПа и запрет фракций), провал мартовской акции в Германии и принятие Политика единого фронта на третьем конгрессе Коминтерна сделала 1921 год чрезвычайно важным годом в вырождении как русской, так и международной революции.Эта статья призвана взвесить значимость того спада, произошедшего восемьдесят пять лет назад.

135 лет назад Парижская Коммуна 1871 года дала представление о том, чего может достичь рабочий класс и как он может управлять обществом самостоятельно. Но через 74 дня Коммуна была разгромлена буржуазным правительством Тьера, поддерживаемым международной властью класса капиталистов. Ограниченный одним городом, он был изолирован и разгромлен 20 тысячами парижских рабочих, хладнокровно убитыми за одну неделю в мае 1871 года.В ответ коммунары расстреляли своих буржуазных заложников. Число жертв правящего класса Коммуны составило 84. Таким образом, белый террор правящего класса всегда превосходит по численности и ужасам красный террор рабочего класса. Как отмечал Маркс, проблема Коммуны заключалась в том, что она была изолирована от одного города. Проблема русского пролетариата заключалась в том, что его революция была изолирована от одной страны.

Октябрьская революция 1917 года в России остается единственным случаем в истории, когда отряд рабочих фактически сверг капиталистическую государственную власть на всей территории.По этой причине мы продолжаем исследовать и пытаемся понять это. Фундаментальный вопрос состоит в том, чтобы объяснить, как революция, начавшаяся с предоставления широчайшего освобождения рабочему классу и, таким образом, всему человечеству, могла стать к 1928 году одной из величайших тираний двадцатого века. Оглядываясь назад на события восьмидесяти пяти лет назад, мы можем понять, что 1921 год стал важным поворотным моментом на пути к поражению революции. В то время многим участникам этого не показалось.Они ясно видели, что 1921 год был годом кризиса; более миллиона человек умерли от голода, еще больше — от тифа и других болезней. Начало забастовок против Совета Народных Комиссаров (Совнаркома) и Кронштадтское восстание продемонстрировали серьезность ситуации. И, что усугубляет горе, международная революция не только не произошла, как ожидали большевистские лидеры, но и потерпела сокрушительный удар в результате поражения мартовской акции в Германии.

Наша задача здесь не просто вести хронику происходящего, но объяснить, что это значит для нас сегодня.Мы понимаем, что революции, подобной российскому опыту, больше не будет. Мы также не используем «снисходительность настоящего», как Э. Томпсон назвал это. Любые революционеры, которые стремятся просто рабски воспроизвести то, что произошло в России, заслуживают только насмешек (как и те троцкисты, которые считают, что вопрос о лидерстве — это просто вопрос правильных людей на стратегических позициях). Нам нужно избежать ловушки, в которую попадают так называемые марксисты и революционеры, рассматривая прошлое как план будущего.Однако, только извлекая уроки из того, что произошло на самом деле, мы можем подготовиться к предстоящей борьбе. И первым шагом в этом процессе обучения является обсуждение значимости прошлого.

1918-21

Уже некоторые «либертарианские марксисты» (2) и анархисты будут кричать, что революция была проиграна задолго до 1921 года. Мы не отрицаем, что советская власть на территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (название СССР не было принят на вооружение до 1923 г.) к концу 1920 г. был уже пустой скорлупой (хотя в 1919 г. имелись здоровые очаги) (3) .Мы также не отрицаем бесчинства ЧК во время Гражданской войны, когда она стала государством внутри государства. Но красный террор возник из гражданской войны. В ноябре 1917 года большевики отпускали бывших царских генералов на свободу, если они обещали не выступать против них с оружием. Несколько месяцев спустя те же царские генералы не только руководили вторжением в Россию, вооруженные британским и французским империализмом, но и буквально распинали всех рабочих, которых они подозревали в симпатиях к большевикам. Хотя обе стороны прибегли к террору в этой классовой войне, масштабы ее не были одинаковыми.Здесь мы можем указать на показания командующего США в Сибири генерала Уильяма С. Грейвса, который сообщил, что:

Я на стороне безопасности, когда говорю, что антибольшевики убили сто человек в Восточной Сибири на каждого убитого большевиками. (4)

Мы также не утверждаем, что революция уничтожила капиталистические производственные отношения, за исключением того, что с приходом к власти большевиков произошел полный экономический крах.Поскольку по крайней мере 60% промышленности было посвящено военному производству, достижение мира означало безработицу. Как заметил Эдвард Эктон:

После октября страна пережила экономический коллапс в масштабе современной Черной смерти … Столица потеряла не менее миллиона жителей за первые шесть месяцев после октября, когда рабочие устремились из столицы в поисках хлеб. (5)

Даже тем работникам, у которых была работа, все еще приходилось тратить свое время на поиски еды, а деморализация усугублялась массовыми прогулами.Попытки большевиков в то время в фабрично-заводских комитетах повысить трудовую дисциплину привели к избранию новых делегатов, более послушных требованиям рабочих. В конце концов, даже эти фабрично-заводские комитеты стали больше интересоваться трудовой дисциплиной и производительностью. В анархистско-либертарианской демонологии это было, конечно, потому, что большевики подавляли инициативу рабочих в фабричных комитетах. Но это слишком упрощенно, как показал С. Смит в своем «Красном Петрограде».

… в этом не видно торжества партии большевиков над заводскими комитетами. С самого начала комитеты были привержены как поддержанию производства, так и демократизации заводской жизни, но состояние промышленности было таким, что эти две цели теперь противоречили друг другу.

стр 250-1

Но Гражданская война еще больше сказалась на революции. В 1917 году партия большевиков была партией преимущественно рабочих.К 1920 году эти рабочие стали чиновниками в Красной Армии, ЧК и бюрократии. К 1922 году более двух третей членов партии были теми или иными администраторами. В то же время борьба с империалистическим вторжением и белыми привела к закрытию рядов. Внутрипартийные дискуссии сокращались, и все чаще местные выборные должности заполнялись секретарем местной партии, просто назначая делегатов в более высокие органы. Практика демократического централизма внутри партии (когда нижние органы избирали все высшие органы) практически рухнула.Остался только централизм. Достаточно было, чтобы Сталин стал секретарем партии, руководившим этими местными секретарями, чтобы иметь в своих руках рычаги власти. Но это было еще в будущем. Когда Серж вернулся в Петроград после депортации из Франции в январе 1919 года, он сообщил:

Мы входили в замороженный до смерти мир … В приемном отделении нам выдали хлеб и сушеную рыбу. Никогда до сих пор никто из нас не знал такой ужасной диеты. Девушки с красными повязками на голове присоединились к молодым агитаторам в очках, чтобы подытожить положение дел: «Повсюду голод, тиф и контрреволюция.Но мировая революция обязательно спасет нас ». (6)

И именно эта вера в мировую революцию лежала в основе надежд русского рабочего класса даже в начале 1921 года, когда он так много страдал и страдал. Его молодые хозяева спросили Сержа, «чего ждет французский пролетариат», но большинство большевиков возлагали самые большие надежды на немецкий пролетариат.

Третий (Коммунистический) Интернационал

Целую большевистскую программу нельзя понять без ссылки на ее международный характер.Настойчивое стремление к решительному сопротивлению империалистической войне в 1914 г. выделило партию большевиков как единственную крупную европейскую партию, которая выступила против войны с революционными требованиями (7) . Именно большевики привели к расколу на Циммервальдской и Кинтальской конференциях с центристским и пацифистским социалистическим большинством. И когда к власти в России пришли большевики, они как раз разделили мнение Розы Люксембург о том, что

В России поставлен вопрос о социализме.Ее невозможно решить в России.

На III съезде Советов в январе 1918 г. Ленин заявил:

Окончательная победа социализма в отдельно взятой стране, конечно, невозможна. Наш рабочий и крестьянский отряд, отстаивающий Советскую власть, — один из отрядов великой мировой армии. (8)

А в марте при принятии Брест-Литовска повторил:

Это абсолютная правда, что без немецкой революции мы обречены. (9)

В своих Апрельских тезисах 1917 года Ленин заявил о необходимости нового Интернационала взамен Второго, перешедшего к империализму в августе 1914 года. Сама война стала обеспечивать материальную основу для этого Интернационала в качестве рабочих и бывших социал-демократов. усилили сопротивление собственным правительствам. Конец Первой мировой войны был ускорен забастовками в Вене, Гамбурге, Бремене и по всей Германии. Когда в Москву дошли новости о восстании в Вене, Радек, один из лидеров большевиков, записал стихийную демонстрацию, которая произошла у Кремля.

Никогда не видел такого зрелища. Рабочие, мужчины и женщины, и солдаты Красной Армии проходили мимо до позднего вечера. Пришла мировая революция. Народные массы слушали его железный шаг. Наша изоляция закончилась. (10)

Это было немного преждевременно. Хотя многие рабочие и бывшие солдаты по всей Европе все более и более поддерживали советскую идею, это не приняло конкретной формы новых коммунистических партий в большинстве стран. Даже в таком месте, как Германия, революционеры не смогли четко отличить себя от социал-шовинистов-социалистов.Хотя Люксембург и Либкнехт сформировали Лигу Спартака, они оставались внутри немецкой центристской USPD (в которую входили Каутский и Бернштейн), поскольку опасались изоляции от массы класса. Это только запутало рабочих и изолировало спартаковцев от более мелких, но политически более чистых групп, таких как Бременские левые и Международные социалисты (IKD). Учитывая также, что социал-демократы открыто не выступали против советов, а работали за кулисами, чтобы уничтожить их, это означало, что спартакисты не рассматривались как единственные сторонники рабочих советов (как это было в случае с большевиками в России).Если мы вернемся к цитате Виктора Сержа в верхней части этого текста, то большая изощренность западноевропейской буржуазии, которая включила так называемых социалистов в свою защиту, была основным фактором в борьбе с распространением революции в Германии и за ее пределами.

Как бы то ни было, известие о реформировании Второго Интернационала в январе 1919 года вынудило большевиков послать щупальца для нового Интернационала, который, как они планировали, встретится в Берлине. Прежде чем это могло произойти, Либкнехт спровоцировал спартаковское восстание, которое было подавлено социал-демократами в союзе с протофашистским Freikorps.В ходе последовавших репрессий сотни рабочих были хладнокровно расстреляны, а Либкнехт и Люксембург были зверски убиты. Запланированная первая встреча нового Интернационала теперь перенесена в Москву. Предполагалось, что этот шаг будет временным, пока на Западе не разразится революция. Однако это был первый шаг в процессе переплетения судеб Русской революции и Интернационала. И поскольку именно российская партия физически и идеологически доминировала в Интернационале, она очень быстро стала органом защиты советской власти в России, какие бы проблемы она ни переживала.В конце концов, Первый конгресс Коммунистического Интернационала лишь объявил о своем существовании. Не все пятьдесят делегатов, собравшихся в Москве, имели формальные мандаты, что привело лишь к дальнейшему преобладанию большевиков в новом органе. Не совсем это видел Ленин, когда он объявил в Коммунистическом Интернационале , что:

Новое третье «Международное Товарищество Рабочих» уже начало в известной мере совпадать с Союзом Советских Социалистических Республик. (11)

Под этим он имел в виду, что процесс развертывания мировой революции также будет сопровождаться прогрессом социализма в России. К несчастью для пролетариата, процесс пошел в обратном направлении. Растущая контрреволюция в СССР также разрушила бы революционную цель Третьего Интернационала.

Однако этого нельзя было увидеть в 1919 году, когда мировая революция и капиталистическая контрреволюция были заключены в смертельные объятия, а существование (каким бы слабым оно ни было) Третьего Интернационала было знаменем, вокруг которого могли сплотиться рабочие повсюду.В начале года революция вспыхнула в Баварии и Венгрии, где были провозглашены советские республики. Союзные державы (Великобритания, Франция и США) столкнулись с мятежами в своих армиях в России. Ллойд Джордж, премьер-министр Великобритании, объявил, что британская интервенция не только закончена, но и восстания на Клайде и в Южном Уэльсе встревожили британское государство у себя дома.

… если бы началось военное предприятие против большевиков, это сделало бы Англию большевистской, и в Лондоне был бы Совет. (12)

Ленин называл июль 1919 года «нашим последним трудным июлем», так как в течение года должна была произойти победа «международной советской республики». Однако пьянящая атмосфера, которая так угрожала капитализму, длилась недолго. К концу мая Баварская Советская Республика, изолированная даже в Германии, рухнула. В августе за ней последовала Венгерская Советская Республика, которая уступила место внутренним конфликтам и вторжению румынской армии, снабженной союзниками.К осени белые в России достигли своего пика. Юденич был у ворот Петрограда, Колчак двигался из Сибири, а Деникин с Украины. В октябре и ноябре …

продолжение существования режима висит на волоске. (13)

В довершение всего молодая коммунистическая партия Германии, потерявшая своих лучших лидеров в результате убийств с января по март 1919 года, была расколота Полом Леви на своем Гейдельбергском конгрессе в октябре 1919 года.Партия приняла тактику использования существующих парламентских и профсоюзных средств для увеличения своего влияния, но только при минимальном количестве голосов. Не удовлетворившись этой победой, Леви (вопреки советам большевиков) предложил исключить всех, кто голосовал против большинства. Левое крыло, составлявшее половину партии и контролировавшее ее северогерманские части (включая Берлин), ушло, чтобы сформировать Коммунистическую рабочую партию Германии (KAPD). Подобные трудности в разных формах возникали в других странах.Ленин пытался склонить к Третьему Интернационалу всех, кто отвергал социал-демократический реформизм, включая анархо-синдикалистов. В это время он также сказал британским группам, ведущим переговоры о создании партии, что он сам выступает за использование профсоюзов и парламентской тактики, но не осуждает тех, кто призывает к иной тактике.

К концу 1920 года гражданская война была выиграна, но Россия оставалась изолированной, и цена победы, как мы видели в начале этой статьи, была почти пирровой.Промышленное производство составляло лишь пятую часть по сравнению с 1913 годом, а сельскохозяйственное производство сократилось вдвое. Экономист-большевик Л. Крицман охарактеризовал ситуацию как экономическую коллапс, «не имеющую аналогов в истории человечества». (14) Политика отправки военных отрядов в деревню во время Гражданской войны для насильственной реквизиции хлеба привела к 113 крестьянским восстаниям (50 000 последовали за экс-эсером Антоновым только в Тамбовской области). Большевикам удалось сохранить государственную власть, но, как позже признал в 1921 году Бухарин (и другие ведущие большевики, включая Ленина), они удержали государственную власть, но при этом потеряли пролетариат.Для Ленина этот материальный факт был единственной важнейшей причиной Кронштадтского восстания в марте 1921 года.

Петроградские забастовки и Кронштадт

Нет более эмоционального имени в истории русской революции, чем Кронштадт. Это лакмусовая бумажка того, насколько все понимают, как революция катилась к поражению. Для большинства троцкистов и сталинистов это был либо заговор белой реакции, которая воспользовалась ужасными условиями в конце гражданской войны, чтобы спровоцировать восстание против пролетариата, либо (в версии Социалистической рабочей партии) (15 ) потому, что теперь все кронштадтские матросы были крестьянами, и это было восстанием мелкой буржуазии.Для анархистов это была настоящая «третья революция» против большевистской диктатуры, а для историков класса капиталистов это был радостный эпизод, продемонстрировавший, что любая альтернатива их системе заканчивается кровопролитием. Э. Х. Карр посвящает Кронштадтскому восстанию только две однострочные ссылки в своем The Bolshevik Revolution Volume 1. Это только подчеркивает, что это история Советского государства, а не революционного пролетариата. Сегодня революционерам нелегко уклониться от этого вопроса, поскольку он определяет то, как мы отвечаем на вопросы, поставленные последним революционным опытом.

К 1921 году советская власть превратилась в пустую оболочку. Выборы в Советы проходили под неусыпным присмотром ЧК. Подобным образом вооруженная охрана патрулировала фабрики, поскольку тейлоризм и единоначалие были навязаны самому революционному рабочему классу в истории. Рабочие принимали это до тех пор, пока Гражданская война против белых создавала исключительную ситуацию. В то же время они также согласились с отказом от выборов офицеров в вооруженных силах, поскольку Троцкий ввел членов старого офицерского класса, чтобы победить белых.Но к тому времени, когда последний Белый генерал был изгнан из России в декабре 1920 года, уже были признаки того, что режим чрезвычайного положения должен сохраниться. Реквизиция зерна продолжалась, Троцкий даже объявил, что его методы Красной Армии должны быть наложены на всю рабочую силу (милитаризация трудовых дебатов), и что новых выборов в Советы не будет. Везде говорили о «железной дисциплине» и о новой диктатуре. Неудивительно, что партия, которая теперь все чаще состоит из функционеров, а не рабочих, стала жертвой бюрократизации.Эта бюрократизация, в свою очередь, привела к появлению оппозиции со стороны пролетарских групп внутри партии большевиков: таких групп, как Демократические централисты во главе с Осинским и Сапроновым, Рабочая оппозиция во главе с Шляпниковым и Рабочая группа Коллонтай и Мясникова. Эти оппозиционеры, какими бы ни были их слабости и ошибки, хотели возврата к революционным принципам 1917 года. Неудивительно, что Ленин мог сказать в феврале 1921 года

.

У нас должно хватить смелости взглянуть в лицо суровой реальности.Партия больна, партию потрясает лихорадка. И если ему не удастся быстро и радикально вылечить собственную болезнь, произойдет перелом, который будет иметь фатальные последствия для революции. (16)

Но прежде, чем начались партийные дебаты на Х съезде Коммунистической партии России в марте, рабочие Петрограда и Москвы забастовали. В Петрограде забастовки были массовыми, требовали свободы печати, освобождения политических заключенных и возврата к демократии в государстве.Некоторые требовали открытия местных продовольственных рынков, чтобы противостоять растущему дефициту (который в конечном итоге перерос в голод в 1921 году). Контрреволюционеры также пытались воспользоваться ситуацией, выдвигая требования о возвращении Учредительного собрания. Реакция большевиков была панической. На разгон забастовок были отправлены войска, а их руководители арестованы. ЧК опровергла ложь о том, что в движении преобладали крестьянские элементы (поскольку к этому времени в Петрограде оставался только храбрый пролетариат).Решающим фактором в прекращении забастовок стало поступление новых запасов хлеба, поскольку именно объявление о сокращении хлебного пайка в первую очередь спровоцировало забастовки.

Кронштадтское восстание, вспыхнувшее на военно-морской базе, было прямым ответом на забастовки в Петрограде и последовавшие за ними репрессии. 28 февраля делегаты из Петрограда доложили обстановку и программа моряков линкора «Петропавловск» была принята. Он призывал к новым советским выборам и к свободе всех социалистов и анархистов.Примечательно, что программа не призывала к свободе буржуазии, и матросы подавляющим большинством отвергли реакционное предложение об отзыве Учредительного собрания. С экономической точки зрения программа выступала за более справедливое нормирование, ограниченное кустарное производство и за то, чтобы крестьяне могли производить свободное производство, пока они не использовали наемный труд. На самом деле она была гораздо менее «капиталистической», чем новая экономическая политика, которую Ленин уже начал проводить до того, как вспыхнуло восстание.

Калинин, впоследствии сталинистский президент СССР, был отправлен в Кронштадт, где он просто осудил моряков (которые еще не участвовали в открытом восстании).Ответом стала продукция Кронштадтских Известий (Kronstadt News), в которой говорилось:

Коммунистическая партия, хозяин государства, откололась от масс. Он показал себя неспособным вывести страну из хаоса. За последнее время в Петрограде и Москве произошло бесчисленное количество инцидентов, которые показывают, что партия потеряла доверие масс. (17)

В ответ большевистское правительство заявило, что это «белогвардейский заговор», возглавляемый бывшим царским генералом Козловским.Тот факт, что эмигрантские газеты в Париже ранее писали о проблемах в Кронштадте, помогло предоставить необходимое доказательство, несмотря на известный отказ кронштадтцев от контрреволюции. По сути, большевики считали контрреволюцию чем-то, что могло прийти только из-за границы, и поэтому кронштадтцы должны объективно работать на эту контрреволюцию. Были очень важные стратегические соображения, которые усилили панику в правительственных кругах. Пока море вокруг Кронштадта было замерзшим, до него можно было добраться, но как только лед растает, когда наступит весенняя оттепель, Кронштадт окажется вне досягаемости и потенциально станет базой, с которой могут действовать иностранные капиталистические силы.Вот почему не было возможности для длительных переговоров. Троцкий прислал кронштадцам ультиматум (в котором, кстати, не было фразы о том, что моряков «расстреляют, как куропаток». Фактически это было в листовке, разосланной Комитетом обороны Петрограда при Зиновьеве). Это было отклонено 7 марта 1921 года, когда кронштадтские «Известия» объявили Троцкого «диктатором Советской России». Первая атака произошла на следующий день, но провалилась: 500 солдат правительственных войск были убиты.

Наступил перерыв, так как в тот же день начался Х съезд Коммунистической партии России (большевиков).Если нужны были дополнительные доказательства, чтобы предположить, что 1921 год стал важным поворотным моментом в судьбе советской революции, то они были должным образом представлены X съездом. На этой конференции было три больших вопроса. Первым была роль профсоюзов в советской системе, вторым — политика, которую следует проводить в отношении крестьянства, учитывая, что чрезвычайная система периода гражданской войны сократила сельскохозяйственное производство вдвое по сравнению с 1913 годом, а третье — запрет фракций в партии.

В профсоюзном вопросе доминировали дебаты с Рабочей оппозицией во главе с Александрой Коллонтай и Александром Шляпниковым. Рабочая оппозиция хотела, чтобы профсоюзы взяли на себя управление производством, но, поскольку их поддержали всего около пятидесяти делегатов, окончательная резолюция «О роли и задачах профсоюзов» отвергла это. Вместо этого было решено, что профсоюзы будут «школами коммунизма», поэтому они не могут быть частью государственного аппарата. В этом свете также было решено, что профсоюзы «едины»… где выбор лидеров должен производиться самими организованными массами ». Это само по себе свидетельствует о масштабах упадка советской власти, поскольку подразумевает, что возрождения советской демократии не будет.

15 марта Конгресс также признал необходимость новой экономической политики, чтобы хлебные реквизиции были заменены натуральным налогом. На практике это было даже большей уступкой крестьянам, чем того требовали сами кронштадцы.Многие большевики выступили против этого, в том числе Осинский из группы демократических централистов. Рязанов назвал его «крестьянским Брестом», имея в виду, что это очередная уступка классовому врагу. Ленин ответил, что « только соглашение с крестьянством может спасти революцию ».

Фактически, нэп предвещал полномасштабную атаку на рабочий класс, поскольку он привел к приватизации более мелких фирм. Без государственной поддержки они уволили рабочих, что привело к быстрому росту безработицы и падению заработной платы.Партия большевиков была теперь одновременно и правящей партией государства, которое пыталось продержаться до мировой революции, и одновременно осуществляло крестьянскую контрреволюцию. Несмотря на это, до тех пор, пока партия большевиков оставалась верной своим традициям открытых дебатов, революционеры все еще могли сохранять некоторую надежду на будущее. Однако окончательная резолюция X съезда партии призвала к запрету фракций (и Рабочая оппозиция и Демократические централисты были упомянуты поименно в резолюции).Хотя это не имело ожидаемого эффекта (фракции продолжали появляться до 1927 года), оно действительно обязывало большевиков защищать партию сильнее, чем когда-либо. В действительности Ленин, кажется, слишком остро отреагировал на угрозу, исходящую от различных тенденций в профсоюзных дебатах. Он ошибочно полагал, что рабочая оппозиция поддерживает идею профсоюзов против идеи партии. Насколько он ошибался, было продемонстрировано тем фактом, что пока большевики в Кронштадте защищали Кронштадтскую военно-морскую базу, остальная часть партии объединилась, чтобы подавить ее.Это включало оппозиционеров, которые составляли часть 300 сильного контингента партийных делегатов, участвовавших в финальном штурме Кронштадта, который в конечном итоге был успешным 18 марта. По иронии судьбы крах Кронштадтской Коммуны произошел ровно через пятьдесят лет после образования Парижской Коммуны. Серж посчитал празднование Парижской Коммуны немного отвратительным, учитывая, что 10 000 нападавших погибли на льду, а 1 500 защитников погибли и еще 2 500 были взяты в плен.Некоторые из них были расстреляны ЧК. Серж хоть и сам поддержал атаку. Его мучительная оценка ситуации была настолько хороша, насколько мог дать нам любой современник.

После долгих колебаний и с невыразимой болью мы с моими коммунистическими друзьями объявили себя на стороне партии. Вот почему. Кронштадт был на его стороне. Кронштадт стал началом новой освободительной революции народной демократии; «Третья революция!» его называли некоторые анархисты, чьи головы были набиты инфантильными иллюзиями.Однако страна была совершенно истощена, а производство практически остановилось; в сердцах масс не было никаких резервов, даже запасов стойкости. Элита рабочего класса, сформировавшаяся в борьбе против старого режима, была буквально уничтожена. Партия, раздутая наплывом искателей власти, не вызывала особого доверия. Из других партий существовали лишь крохотные ядра, характер которых был весьма сомнительным …
Если большевистская диктатура пала, это был лишь короткий шаг к хаосу, а через хаос — к крестьянскому восстанию, резне коммунистов, возвращению эмигранты и, в конце концов, в силу явной силы событий другая диктатура, на этот раз антипролетарская. (18)

Примерно то же самое позднее говорили лидеры большевиков, даже если они повторяли ложь ЧК о том, что Кронштадт был «заговором белогвардейцев» до его разгрома. Бухарин писал, что этого не было, но надо было подавить восстание «наших заблудших братьев-пролетариев». Позднее Ленин более точно заявил, что кронштадтцы не хотели ни правительства белых, ни большевиков, но «другого нет». И в то время это было принято во всем мире.Даже КРПГ, уже выступавшая против Третьего Интернационала, в 1921 году признала необходимость подавления Кронштадта.

Однако одно дело сказать, что все интернационалисты в то время поддерживали разгром Кронштадта, а другое — не извлекать из этого уроков. В то время как Троцкий все еще мог написать в своей биографии Сталина в августе 1940 года, что подавление Кронштадта было «трагической необходимостью», сегодня мы можем более подробно взглянуть на его исторические уроки.Здесь нельзя рассматривать Кронштадт изолированно. Как выяснилось, победа одержала победу контрреволюция. Однако, хотя поражение кронштадтских моряков было поражением советской власти внутри России, перспектива международной революции все еще оставалась открытой, и это было решающим фактором в мнениях революционеров того времени.

Настоящая проблема заключалась в том, что партия была государством. Урок состоит в том, что партия должна быть партией международного пролетариата, что бы его члены ни делали внутри советов определенной территории.Возможно, в будущем будут случаи, когда члены партии снова столкнутся в революционной ситуации из-за материальных лишений, как в 1921 году, но Партия будущего как орган будет интернациональной. И это не только в духе. Он не будет физически привязан к одной территориальной единице. Если советская власть имеет в виду то, что она говорит, тогда советы на каждой территории могут голосовать за партийных делегатов и снимать их, но сама партия стоит только за программу международной пролетарской революции.Это не государство, и оно не обладает государственной властью даже во временном рабочем состоянии перехода от капитализма к коммунизму. (19) Для революционеров того времени государство молодых рабочих пережило критический момент. Оглядываясь назад, мы видим, что, что бы ни случилось в Кронштадте, контрреволюция шла полным ходом. Мы все еще страдаем от последствий этого сегодня.

Мартовская акция и III съезд Коммунистического Интернационала

Кронштадт был не единственным событием того месяца, которое указывало на спад революционной волны.В Германии, как мы видели выше, коммунисты разделились между KAPD и KPD в 1919 году, и все попытки их воссоединения остались без внимания с обеих сторон. Со своей стороны, КПГ с самого начала колебалась между путчизмом и пассивностью. Его участие в так называемой мартовской акции было катастрофой, которая не только стоила ему двух третей членского состава (падение с 450 000 до 180 000 за три месяца), но и действительно подорвала моральный дух и революционную волю рабочего класса. Отчасти КПГ отреагировала на провокацию армии (которая пыталась разоружить рабочих), отчасти на призыв Радека и Белы Куна помочь сломать изоляцию советской России, а отчасти на то, чтобы продемонстрировать, что она действует более решительно, чем это было во время Капп путч, где он позволил СДПГ организовать забастовки, которые свели на нет попытку правого переворота.В конце акции лидер КПГ Эберлейн попытался стимулировать рабочих к продолжению боевых действий, взрывая здания КПГ — тактика, которая дала обратный эффект, когда правящий класс разоблачил ее. Окончательное фиаско наступило, когда рабочие в Гамбурге, которые хотели продолжить, в конечном итоге начали драться с рабочими, которые видели, что Акция закончилась.

Задолго до поражения мартовской акции в Германии Советская Россия вела переговоры о своем выживании в послевоенной империалистической системе. Это не означало автоматического отказа от мировой революции, просто признание слабости советской экономики и необходимости восстановления внешней торговли.16 марта 1921 года, за два дня до окончательного подавления Кронштадта, британское правительство подписало англо-советское торговое соглашение, которое включало фактическое признание большевистского правительства в обмен на прекращение всей пропаганды против британцев в Афганистане и Индии. Однако секретные переговоры с немецкой армией и правительством продолжались дольше, так что, хотя мартовская акция проходила, немецкая торговая миссия под командованием Ратенау прибыла в Москву. Красин, советский комиссар внешней торговли, даже предупредил немецких рабочих в этот критический момент, что забастовки затруднят поставки в Советский Союз!

Еще одно свидетельство того, что революционная волна угасает, появилось на Третьем конгрессе Третьего (Коммунистического) Интернационала в июне — июле 1921 года.Здесь Троцкий сказал делегатам, что в 1919 году они ожидали мировой революции в считанные месяцы. Теперь они говорили о «вопросе лет». Поражение мартовской акции и Кронштадтского восстания тяжело сказалось на умах большевистских лидеров, организовавших основные дебаты. «21 Условия», принятые Вторым Конгрессом, уже не были рамками для непримиримой защиты революционных позиций. На этом этапе главная забота заключалась в том, как создать массовую основу для коммунистических партий.Учитывая, что революционная волна пошла на убыль, это означало стремление к союзу с теми самыми социал-демократами, которые присоединились к империалистическому лагерю в 1914 году и потворствовали убийствам сотен коммунистов крипто-фашистами. Таким образом, Третий Конгресс Интернационала явился еще одним водоразделом в контрреволюционном повороте 1921 года. Он также показал, как судьба Интернационала останется связанной с курсом контрреволюции в России. Это впервые стало ясно в ходе дискуссии по тому, что ранее называлось «национально-колониальным вопросом».Раньше Интернационал проводил преувеличенную политику, рассматривая национальную борьбу против империализма как связанную с борьбой за коммунизм. Теперь (всего через девять месяцев после Бакинской конференции) речь идет даже не о «национальной и колониальной борьбе», а о «восточном вопросе». Российский торговый договор с Британской империей, а также договоры с Персией (Ираном) и Турцией означало, что эти правительства не должны были обижаться. Неудивительно, что индийский коммунист М.Н. Рой вынес единственный действительно тяжеловесный вердикт по поводу дебатов, осудив политику Коминтерна как «чистый оппортунизм», «более подходящий для конгресса Второго Интернационала» (20) .

То же самое относилось и к сдвигу в политике в сторону социал-демократии в целом. Единый фронт с палачами рабочего класса был бы провозглашен на III съезде, если бы он уже не был связан с опальным немецким лидером КПГ Пауль Леви, который был изгнан в начале года. Напротив, на Третьем съезде большевистские лидеры призывали «к массам». Но коммунисты уже использовали эту идею, даже когда пытались расколоть социал-демократические партии.Что может означать новый слоган? Не что иное, как сближение с социал-демократией на всех уровнях. Хотя наши политические предки, которые тогда возглавляли Коммунистическую партию Италии, не возражали против этого лозунга, они все же решили применить его по-другому. Для них идти «в массы» означало присоединиться к забастовкам и другим действиям с рабочими в социал-демократических партиях, но при этом продолжать выступать против классового коллаборационизма своих лидеров. К декабрю, когда Российская партия впервые приняла лозунг «единого фронта», стало ясно, что речь идет не о работе с рядовыми, а с руководителями — это был первый шаг к отказу от революционного пути. в международном масштабе.Это не было объявлено как таковое, но де-факто это уже было так. Если 1921 год показал, что революция внутри России теперь повернулась против рабочего класса, это также было началом процесса, который привел к отказу от пролетарских принципов интернационализма. По мнению наших товарищей по Коммунистической партии интернационалистов, Третий съезд стал поворотным моментом в истории Коммунистического Интернационала:

Противоречия, которые вырисовывались в мировом масштабе, продолжали сковывать первый революционный опыт.Произвести революцию в какой-либо стране, на мгновение победить в вооруженном конфликте ее собственную буржуазию — это не означало, что социализм строится, а только создание необходимых политических условий для этого. Совершенно необходимо разрушить политический инструмент, с помощью которого буржуазия осуществляет свое классовое господство, и заменить его другим, пролетарским, организованным на основе железной классовой диктатуры, но этого самого по себе недостаточно.
Для того, чтобы эффективно двигаться к социализму, революция нуждалась в достаточно развитой политической структуре и экономике, полностью автономной от мирового рынка — условий, которых в России в те годы не хватало.Вот почему единственное спасение от отсталости России лежало в революционной победе в какой-нибудь западной, а еще лучше, в какой-нибудь промышленно развитой стране. Из этого следовало, что Коммунистический Интернационал и большевистская партия, которая, нравится это или нет, составляла основу Коминтерна, должны были приложить все усилия, чтобы ускорить или, по крайней мере, продвигать бескомпромиссные революционные решения на основе первых двух съездов.
Как бы он ни был одет, отказ от политической автономии классовой партии и диктатуры пролетариата не послужил ни для убеждения лидеров социал-демократии, ни для воссоединения масс вокруг программы революционного компромисса, а только для того, чтобы сбить с толку международный пролетариат. притупляют его политическое оружие борьбы и затемняют его цели.Возникает законное сомнение в том, что за официальным анализом лидеров большевиков и самого Коминтерна стояла идея о том, что ситуация была менее благоприятной, чем предполагалось ранее. Таким образом, было сочтено целесообразным помочь все еще неустойчивой ситуации в России международным альянсом с социал-демократией, чтобы дать ей более твердую гарантию безопасности, чем продление революции. Только так мы сможем понять, как тактические корректировки Единого фронта и рабочего правительства вышли из двусмысленности и приняли свою реальную форму. (21)

Первомай 1922 года лозунг «мировой революции» был впервые пропущен из лозунгов Коммунистической партии России.

Однако для революционеров того времени значение этого было не столь очевидным. В любом процессе всегда будут неудачи, и революционеры должны сохранять рациональный оптимизм в отношении того, что такие неудачи могут быть обращены вспять. Троцкий защищал принятие «в массы» как «стратегию временного отступления», но насколько долго это «временно»? К 1922 году Бордига открыто критиковал «опасность превращения единого фронта в коммунистический ревизионизм» (22) .К 1924 году он требовал отказа от лозунгов «единого фронта» и «рабочего правительства» как полной неразберихи. К этому времени, однако, началось дальнейшее вырождение, когда все коммунистические партии, входящие в Интернационал, подверглись «большевизации», то есть их лидеры были выбраны за их согласие с Москвой и интересами внешней политики Советского государства. Грамши заменил Бордигу по настоянию Москвы и использовал различные организационные средства, чтобы разрушить власть итальянских коммунистических левых над Коммунистической партией Италии (даже если это длилось до Лионского конгресса 1926 года) (23) .К этому времени наши политические предки из коммунистических левых сформировали Комитет Интеза (альянс), Платформа которого подытожила их вердикт по всему фиаско политики Коминтерна.

Ошибочно думать, что в любой ситуации приемы и тактические маневры могут расширить партийную базу, так как отношения между партией и массами во многом зависят от объективной ситуации (24) .

Революция — дело масс

Таким образом, можно заключить, что 1921 год был не просто цепью разрозненных неудач, но явился настоящим концом революционной волны и окончательным началом обращения вспять процесса, который поставил мировую пролетарскую революцию в историческую повестку дня.Для революционеров того времени было очевидно, что происходит массовое отступление в международном масштабе. Большевики считали, что они должны удерживать первоначальный пролетарский бастион, пока не наступит мировая революция. Но слабость русского пролетариата означала, что большевистская партия все больше превращалась не просто в руководителя государства, но в само государство. И это государство все более становилось государством зарождающегося советского капитализма, направленного против рабочего класса.Таким образом, мы имеем дело с одной из самых запутанных контрреволюций в истории, когда партия, которая была высшим выражением сознания рабочего класса в 1917 году, была превращена историческими обстоятельствами изолированной войны российского пролетариата против империализма в проводника поражения пролетариата. Ничто из этого не осталось незамеченным оппозицией внутри партии большевиков и даже самим Лениным. На Одиннадцатом съезде Коммунистической партии России в марте 1922 года он сказал делегатам:

[…] и если мы возьмем эту огромную бюрократическую машину, эту гигантскую кучу, мы должны спросить: кто кем руководит? Я очень сомневаюсь, можно ли честно сказать, что коммунисты руководят этой кучей. По правде говоря, они не направляют, их направляют. (25)

Однако, только оглядываясь назад, мы можем увидеть, что 1921 год был годом, когда революция была проиграна, и это должно быть частью нашего баланса российского опыта.То, что мы извлекаем из этого опыта, не является советником, согласно которому все партии являются буржуазными (как заключил Отто Рул, прежде чем бежать работать на мексиканское правительство Партии институционализированной революции!). Поскольку рабочий класс не имеет собственности, которую нужно защищать, его сознание (заключенное в его программе) может принять форму только как коллективное тело. И поскольку некоторые работники в силу своего опыта придут к революционным идеям раньше других, им придется взять на себя инициативу в самоорганизации.Это означает политический орган, который не основан на компромиссе с классом капиталистов, но является его постоянным противником. Для нас это может означать только революционную партию. Однако 1921 год и закат революции демонстрируют необходимость того, чтобы эта партия была международной и централизованной до начала революции. Та же самая партия остается вне всех государственных или государственных функций как орган, что бы ни делали ее местные члены. На местном уровне властью обладают вооруженные рабочие советы.Они являются единственными государственными органами до тех пор, пока буржуазия не будет подавлена ​​во всем мире. Партия — это политический авангард, который защищает программу коммунизма, а не любую территорию, претендующую на на пути к коммунизму. Могут быть те, кто будет утверждать, что это столь же утопично, сколь и идеалистично, но мы должны помнить, что в самом 1921 году, на X съезде партии:

На короткое время Ленин заигрывал с идеей отделения партии от государства.Он вкратце призвал к четкому определению и разграничению соответствующих сфер каждой и предложил предоставить органам государства гораздо большую автономию и свободу от партийного вмешательства. (26)

Позднее Хардинг сообщает нам, что Ленин «почти сразу» осознал, что его предложение не сработает. Но это произошло потому, что ситуация 1921 года не позволила переписать прошлое. Большевики не могли отказаться от государственной власти, потому что советы были уже пустыми оболочками.Если бы это предложение было сделано в ноябре 1917 г. и если бы советы сохранили политическую жизнь, это было бы возможным. В 1921 году большевики были низведены до положения Микобера, когда они держались за государственную власть в надежде, что «что-то произойдет» в виде мировой революции.

Все это просто утопия, если рабочий класс не продвигается в массовом порядке и не вдыхает жизнь в международную партию и рабочие советы. В конечном итоге единственной гарантией победы является относительно быстрое распространение революции, по крайней мере, на основные империалистические страны, поскольку, пока они не парализованы, они обладают способностью разрушить любую революционную инициативу.Навязав международную гражданскую войну и без того истощенной советской республике, они смогли разрушить ее материально. В то время как большевики победили в военном отношении на территории России, провал мировой революции в другом месте означал, что классовая борьба была проиграна политически. Принятие НЭПа и единого фронта в 1921 году стало эпитафией этого политического поражения. Рабочий класс все еще живет с последствиями.

IBRP

(1) См. Виктор Серж, Революция в опасности [перевод Яна Бирчелла] (Redwords, 1997)

(2) Мы не принимаем термин «либертарианский марксист», поскольку для настоящих марксистов марксизм является либертарианским или ничем.Сталинизм и т. Д. — это не марксизм. Наши более широкие взгляды на русскую революцию можно найти в нашей брошюре 1917 г. [2 фунта стерлингов из обращения в Шеффилде]. Готовится новая версия, расширенная с учетом контрреволюции.

(3) Посмотрите на контраст между Артуром Рэнсомом, Шесть недель в России 1919 и Кризис в России 1920 [оба опубликованы Редвордсом, 1992]

(4) Цитируется в W.P. и З. К. Коутс, Вооруженное вмешательство в Россию, 1918-22 гг., [Лондон, 1935] с.229.

(5) Переосмысление русской революции [Эдвард Арнольд, 1990] с.204.

(6) Виктор Серж, Мемуары революционера (Оксфорд, 1963), с. 70-1.

(7) Хотя следует также записать героическое противостояние небольших балканских социалистических партий в Сербии и Болгарии.

(8) Ленин, Избранные произведения, Т. 2 с.505.

(9) Ленин, Собрание сочинений , т.33 с.98.

(10) Цитируется в Немецкая революция и дебаты о советской власти (изд.Джон Ридделл, Pathfinder Press, Нью-Йорк, 1986, стр. 33).

(11) Цитируется по Э. Х. Карру, The Bolshevik Revolution Vol.3 (Pelican edition, 1966) с.133.

(12) Карр, там же. Британские войска не выводились еще шесть месяцев и не раньше, чем лондонские докеры отказались загрузить корабль снабжения Jolly George , направлявшийся в Архангельск и Мурманск.

(13) Карр, указ. соч. с.138.

(14) Л. Крицман, Героический период Великой Октябрьской революции (1926) с.166.

(15) См. П. Биннс, Т. Клифф и К. Харман, Россия: от рабочего государства к государственному капитализму , (Закладки 1987) стр.20. Они всего лишь повторяют ложные обвинения самого Троцкого в его статье 1938 года Hue and Cry over Kronstadt .

(16) Цит. По Кронштадт 1921 Анализ народного восстания во времена Ленина в Революционные перспективы 23 с.22.

(17) Ида Метт, Кронштадтская коммуна .

(18) Serge, указ. Соч. стр.128-9

(19) Мы также отвергаем идеализм Международного коммунистического течения, который считает, что достаточно сказать, что «все действия насилия внутри пролетариата должны быть объявлены вне закона» (см. International Review 100, стр.21), как если бы это решает проблему. Это не только просто благочестивая резолюция, с которой может согласиться каждый, но и еще один вопрос. Решение о том, кто пролетарий, а кто нет, еще предстоит принять, и мы определенно будем нервничать, пройдя любой тест, наложенный МУС!

(20) См. E.Х. Карр, Большевистская революция Том 3 с.386.

(21) I nodi irrisolti dello stalinismo alla base della perestrojka (Edizioni Prometeo 1989) pp.20-21 [Лит. 18 000 с нашего адреса в Милане — см. Стр. 2].

(22) См. Г. Вильямс, Пролетарский орден, , стр. 213

(23) См. Наш образец Платформа Комитета Интеза 1925 , [2 фунта от адреса CWO — см. Стр. 2].

(24) Там же. стр.18.

(25) Ленина, Собрание сочинений , Том 33.

(26) Н. Хардинг, Политическая мысль Ленина [Макмиллиан 1977] с.296.

Судьба советской демократии. Исраэль Гетцлер.

Обзор Кронштадта 1917-1921: Судьба советского. Демократия Исраэля Гетцлера Судьба советской демократии
Израиль Гетцлер Издательство Кембриджского университета
ISBN: 0-521-89442-5
Впервые опубликованное в 1983 году, это превосходное исследование революционных Кронштадт переиздан. В то время как большинство описаний Кронштадта склонны сконцентрироваться на восстании 1921 года против большевистской диктатуры, Книга Гецлера охватывает весь период «красного» Кронштадта.Начиная с Февраль 1917 года, он обсуждает перипетии революции. К сосредоточив внимание на Кронштадте с марта 1917 по июль 1918 года, когда там процветала реальная советская власть и демократия, он представляет важный контекст, в котором следует оценивать Кронштадтерский «Третья революция» марта 1921 г.

Гетцлер анализирует преемственность с точки зрения политики, учреждения и персонал между революцией 1917 г. и 1921 г. Восстание эффективно развенчивает большевистские мифы о Кронштадте.Это подтверждает анархистские отчеты о восстании, показывая, что Восстание 1921 года не было контрреволюционным восстанием вновь прибывших крестьянские призывники (стандартная ленинская точка зрения). Скорее это было в солидарность с всеобщей забастовкой в ​​Петрограде и быстро стала попытка восстановления советской демократии, которая практиковалась в города в 1917 году. Он убедительно доказывает (используя «жестких статистических данные »), что моряки 1921 г. находились там с 1917 г. (если не перед). Фактически, менее 7% моряков на двух линкорах ( Петропавловск и Севастополь ) кто инициировал восстание, прибыл туда в 1918 году или позже.

Гетцлер подчеркивает, что «безусловно так» , что «активистов восстания 1921 г. были участниками восстания 1917 г. оборотов « для » 1900 моряков-ветеранов. . . ВОЗ возглавил это. Это, безусловно, верно для большинства Революционный комитет и интеллигенции. . . Точно так же в не менее трех четвертей из 10 000 — 12 000 моряков — опора восстания — это были старые люди, отслужившие на флоте через война и революция.» Например, Максималист Анатолий Ламанов, председатель Кронштадтского Совета в 1917 г., также был главным редактор ее газеты ( Известия ) в 1921 г. восстание. Он был казнен как «контрреволюционер» настоящим контрреволюционеры, большевики.

Что не менее важно, Гетцлер показывает, что вместо того, чтобы быть бастион большевизма в 1917 и начале 18, Кронштадт регулярно вернул совет с популистским большинством: радикальный популист коалиция максималистов и левых эсеров удерживала власть, хотя и ненадежно, внутри Кронштадт и его Советский.» Большевики, часто являясь самой крупной единственной партией, не доминировали Кронштадт. Во время Октябрьской революции, например, советские большинство составляли левые эсеры и максималисты. Это было только в Январские выборы 1918 г., которые большевики улучшили положение, получив наивысшее количество голосов в эпоху многопартийные советы. Это составляло только 46% мест в советский. Эсеры получили 21%, эсеры-максималисты 19%, беспартийные делегаты. 7%, анархисты 5% и меньшевики 2%.Совет избрал левого эсера в качестве его председателя. К апрельским выборам 1918 г., как и в большей части России, большевики обнаружили, что их поддержка уменьшилась. Большевистская акция голосов упало до 29% по сравнению с 22% у эсеров-максималистов, 21% для левых эсеров, 8% для меньшевиков-интернационалистов, 5% для анархисты и 13% беспартийных делегатов.

Действительно, влияние большевиков в Кронштадте было настолько слабым, что в апреле 18 числа Кронштадтский совет осудил нападение большевиков на анархисты в Москве шестью днями ранее 81 голосами против 57.В качестве Автор отмечает, что «Большевизация» Кронштадта »и разрушение многопартийной демократии произошло не из-за внутренних развития событий и местной большевистской силы, но постановили извне и навязывается силой ». Политически Кронштадт в 1917 г., как и в 1921 г., можно лучше всего резюмировать эсеровцы-максималисты, раскол слева Эсеры, близкие к анархизму. Целью был «советизм», лучший выраженный лозунгом восстания 1921 года: «Вся власть в советы, а не в партии.»

Книга Гетцлера обязательна к прочтению для всех, кто интересуется Русская революция и Кронштадт. Он вызывает ощущение событий того времени, представляя увлекательную картину нового, яркого, общественно-политическая система, построенная кронштадцами после Февральская революция и надежды, которые она породила. Как и Ярчук, влиятельный анархистский активист в Кронштадте, по словам 1917 г., «все нужно взять то, что здесь, в Кронштадте, в малом масштабе в наш советский.. . и построил его в больших масштабах, и он будет работать там тоже ». Этого не должно было быть. Надежда подлинного советского система была задушена большевиками в 1918 году, прежде чем была воскресший многими из тех же людей во время восстания 1921 года. Этот Книга является подходящим свидетельством этой системы и тех надежд, которые она внушала.


Другие записи от Анархо

1921 — Петроград и Кронштадт

Во второй половине февраля 1921 года среди рабочих Петрограда развернулись серьезные волнения, переросшие в стихийные забастовки.Начиная с 22 февраля, митинги проходят на промышленных предприятиях по всему городу. 24 февраля начались забастовки на заводах «Трубочный», «Лаферм», «Патронный», «Балтийский». Завод «Трубочный» возглавил политическое движение против Советской власти.

Несмотря на то, что это беспартийное и неполитическое движение, оно стало первым крупным народным движением с 1918 года, по крайней мере в бывшей столице, явно антикоммунистическим. Волнения вскоре перекинулись на крепость Кронштадт с ее тысячами войск; роль кронштадтских моряков в революции, которую Троцкий назвал «гордостью и славой революции», была свежа в памяти народа, и их преданность не вызывала сомнений.Однако теперь, 3 года спустя, они выступили против коммунистического режима.

Кронштадтское восстание, начавшееся в конце февраля 1921 года и продолжавшееся до 17 марта, было явно левым, но в то же время антикоммунистическим движением. На митинге, на котором присутствовало 16000 человек 1 марта, была принята резолюция, в которой были объявлены требования повстанцев:

«1. Видя, что нынешние Советы не выражают воли рабочих и крестьян, немедленно организовать перевыборы в Советы при тайном голосовании и осторожно организовать бесплатную предвыборную агитацию для всех рабочих и крестьян.

2. Предоставить свободу слова и печати рабочим и крестьянам, анархистам и левым социалистическим партиям.

3. Обеспечить свободу собраний, свободу профсоюзов и крестьянских организаций.

*******

5. Освободить всех политических заключенных социалистических партий, а также всех рабочих, крестьян, солдат и матросов, заключенных в тюрьмы в связи с рабочим и крестьянским движением.

*******

8.Немедленно отменить все «заградительные отряды» [специальные вооруженные отряды, предназначенные для проверки узлов и багажа пассажиров в поездах].

*******

10. Упразднить коммунистические боевые отряды во всех родах армии, а также коммунистическую гвардию, несущую дежурство на заводах и заводах. …

11. Предоставить крестьянам полную свободу действий в отношении всей земли, а также право содержать скот при условии, что крестьяне распоряжаются своими средствами; то есть без использования наемной рабочей силы.

*******

15. Разрешить бесплатное кустарное производство, в котором не используется наемный труд «.

Против проголосовали всего три человека, и эти трое были арестованы. На следующий день состоялось еще одно массовое собрание, на котором был избран Временный революционный комитет, руководителем которого был Петриченко, старший писарь с одного из кораблей. Комитет обосновался на крейсере «Петропавловск».

К 3 марта ревком начал выпускать ежедневную газету «Известия», в которой сообщалось о восстании: « Мирный характер кронштадтского движения не подлежит сомнению.Кронштадт выдвинул требования в духе советской конституции. В самой крепости, и без единого выстрела, власть единогласным решением моряков, красноармейцев, рабочих и советских служащих перешла в руки Временного революционного комитета ».

Революционный комитет отказался перейти в наступление на советские войска. На все предложения военных специалистов перейти в наступление, начать военные действия, использовать возможность, созданную первоначальным замешательством большевиков, Временный революционный комитет ответил категорическим отклонением.

« Основой нашего восстания было то, что мы не хотели проливать кровь. Зачем проливать кровь, если все и так понимают, что наше дело правое. Несмотря на большевистский обман, теперь станет ясно, что Кронштадт восстает за народ и против коммунисты ».

В Петрограде был взят ряд заложников из семей восставших моряков. Правительство объявило: « Если хоть один волос упадет с головы задержанных товарищей [в Кронштадте].. . названные заложники заплатят за это своей головой. «

Правительственные самолеты сбросили на Кронштадт листовки, в которых восставшим морякам сообщалось о захвате заложников; В своем ответе Кронштадтское радио назвало этот поступок постыдным и трусливым и отказалось отомстить.

Были массовые дезертирства из коммунистической партии. Совесть перебежчиков не позволяла им «оставаться в партии палача Троцкого». Преувеличивая политическую нестабильность в Петрограде и недооценивая жестокость режима, кронштадтские повстанцы надеялись на скорейшую победу.В рубрике «За что мы боремся» Кронштадтские известия 8 марта писали:

С Октябрьской революцией рабочий класс надеялся добиться своего освобождения. Но это привело к еще большему порабощению человеческой личности. Власть полиции и жандармской монархии попала в руки узурпаторов коммунистов, которые вместо того, чтобы дать свободы людей, внушили им только постоянный страх перед ЧК, которая по своим ужасам превосходит даже жандармский режим царизма.»

Между тем, собрав войска, Советское правительство готовило военное наступление на Кронштадт. Троцкий, руководитель операции, 5 марта направил Кронштадту ультиматум:

Рабоче-крестьянское правительство постановило, что Кронштадт и мятежные корабли должны немедленно подчиниться власти Советской республики. Поэтому я приказываю всем, кто поднял руку на социалистическое отечество, немедленно сложить оружие.Непокорных нужно разоружить и передать советским властям. Арестованных комиссаров и других представителей правительства следует немедленно освободить. Только безоговорочно сдающиеся могут рассчитывать на милость Советской республики ».

7 марта советская артиллерия вступила в бой против Кронштадта. За первой атакой последовала попытка взять крепость штурмом, но эта атака не увенчалась успехом. Сотни красноармейцев погибли на льду, окружавшем островную крепость.На следующий день Кронштадтские Известия сообщили:

Многие из вас погибли той ночью на ледяных просторах Финского залива. А когда наступил день и утихла буря, к нам пришли только жалкие остатки вас, измученные и голодные, с трудом передвигающиеся, одетые в ваши белые саваны (Примечание: «Белые саваны» относятся к белой одежде, которая используется для маскировки в военных операциях в северной стране.) Рано утром вас уже было около тысячи, а позже днем ​​- бесчисленное множество. .Вы дорого заплатили своей кровью за эту авантюру, и после вашей неудачи Троцкий бросился обратно в Петроград, чтобы загонять новомучеников на бойню, за дешевую плату он получает кровь наших рабочих и крестьян! «

В течение следующих 8 дней наступление советских войск продолжалось неустанно. Почти каждую ночь большевики продолжали атаки. В течение всего 10 марта коммунистическая артиллерия беспрерывно стреляла с южного и северного побережья. В ночь с 12 на 13 коммунисты атаковали с юга, снова прибегая к белым савнам и принося в жертву многие сотни куршанти [военных студентов].16 марта большевики нанесли массированный удар сразу с трех сторон с севера, юга и востока. Утром 17 марта был взят ряд фортов. Через самое слабое место Кронштадта Петроградские ворота большевики ворвались в город, и там началась жестокая резня.

Кронштадтское восстание было подавлено. Советская пресса перестала сообщать о трагических событиях, когда ЧК начала действовать. В течение нескольких недель петроградские тюрьмы были заполнены сотнями кронштадтских узников.Каждую ночь их небольшими группами вывозили по приказу ЧК и пропадали, чтобы их больше не видели среди живых. Одним из последних расстрелянных был Перепелкин, член Временного революционного комитета Кронштадта.

Тюрьмы и концлагеря в замерзшем районе Архангельска и темницы далекого Туркестана медленно убивали кронштадтцев, восставших против большевистской бюрократии и провозгласивших в марте 1921 года лозунг Октябрьской революции 1917 года: «Вся власть Советам! »

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Гранд Атлантис - перевозки груза по Дальнему Востоку.