Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Люди в горах: «Будь готов к гибели». Почему альпинисты оставляют тела товарищей в горах

Содержание

Жизнь на небесах. Как живут люди в горах Памира. Часть 1.: adverfreak — LiveJournal

Памир — самое высокое место на постсоветском пространстве. Большая часть высокогорья расположена на высоте 4000 метров и выше. Разумеется, на такой высоте ничего не растет и не выживает, кроме немногочисленных путешественников. Да и тех съедают волки, обитающие здесь.

По рассказам местных жителей, пару лет назад волки съели иностранного велосипедиста, от которого остались только ботинок и велосипед. Давайте прогуляемся по одной из немногочисленных деревень, расположенных в горной степи.

Знакомьтесь, это деревня Каракуль, расположенная на берегу одноименного озера, между прочим, самого большого озера в Памире.

В деревне живет порядка 500 человек, это примерно 70 семей. Не смотря на то, что деревня находится в Таджикистане, большая часть населения деревни — кыргызы. Когда-то деревня находилась на територии советской республики Киргизия, но потом граница сдвинулась и деревня стала таджикской.

В этот июльский день из-за холодной погоды и сильного ветра на улице почти никого не было. Температура воздуха была примерно 10 градусов, а ветер пронизал тело до костей. Зимой температура может опускаться до -40 градусов.

Здесь нет ничего, что могло бы как-то повлиять на приток населения. Местные жители выживают, как могут. Электричество бывает редко, центрального водоснабжения, разумеется, тоже нет. Давайте зайдем в один из домой и посмотрим, как живут люди в одном из самых необычных мест мира.

Это гостиная комната, здесь останавливаются и спят на полу гости и незнакомые путники. Дети хозяйки дома позируют на камеру.

Мебели почти нет, да и она здесь не нужна, все спят на полу. В углу видна стопка матрасов и одеял для гостей.

Это кухня, здесь готовят. Готовят на газу, который привозят из районного центра.

Это умывальник. Вместо канализации ведро, которое периодически нужно выносить и сливать. Воду в умывальник, к слову сказать, тоже нужно периодически подливать. Здесь умываются, моют руки, посуду и все остальное. Ванной комнаты нет, моются из тазиков либо в бане у соседей по деревне.

Одна из комнат. Здесь живут хозяева дома.

Ибрагим — озорной бандит, который даст просраться любому гостю.

Родители Ибрагима зарабатывают тем, что размещают залетных туристов и путешественников в своем доме. Заработок небольшой, но на жизнь в этих краях хватает.

Давайте прогуляемся по деревне и посмотрим, как живут люди здесь. Это печи, в основном в них готовят хлеб. Распологаются они чаще всего прямо на улице.

Дома здесь принято красить побелкой, т.к. это самый дешевый и легкий способ. Для меня осталось тайной, почему все двери и оконные рамы выкрашивают в голубой цвет. Видимо, это эхо советского периода, когда разнообразие красок оставляло желать лучшего.

Дома строят из говна и палок глины, потому что больше здесь ничего нет.

Такие дома хоть и достаточно теплые, но недолговечные. Глина постепенно высыхает и разваливается по кусочкам.

Так из глины строят заборы лентяи.

А так трудолюбивые жители. Но, стоит отметить, первый вариант выглядит надежнее.

Это колонка, здесь местные жители набирают воду для бытового пользования, ее же и пьют. Чтобы набрать воды, нужно изрядно прокачать рычаг.

Народ здесь не теряет времени зря. Вот, например, спортивная площадка.

Столовая тоже есть.

А вот так выглядит единственный в деревне магазин и его ассортимент. Купить особо нечего, но есть Сникерсы и Кока-Кола.

Местная мечеть. Примечательно, что мечеть почти не отличается от обычного дома. Две пристроенные башни говорят о религиозности места.

Деревня Каракуль находится на берегу озера Каракуль, но от этого деревня не становится привлекательнее. Давайте прогуляемся к озеру.

Берег озера открывает путнику совершенно неземной пейзаж. Здесь хоть и безумно холодно, но хочется оставаться здесь долго и любоваться этим удивительным видом.

Словно на другой планете.

Озеро соленое и очень холодное, поэтому здесь не купаются и не ловят рыбу. Из-за высоты рыба здесь водится только очень мелкая и ее едва хватает немногочисленным чайкам.

Здесь ничего не растет, поэтому огородов и растениеводства здесь нет. Скот здесь тоже не выживает, потому что скоту тоже есть нечего.

Чтобы экономить тепло, двери во многие дома делают очень маленькими.

Невероятная красота. Ничего подобного вы не увидите нигде в мире.

В целом в деревне разруха. Люди здесь либо торгуют китайскими товарами, либо уезжают в Кыргызстан или Россию на зиму на заработки. Некоторые семьи все же занимаются животноводством и держат горных яков. О том, как живут такие семьи, я расскажу в следующем посте.

На окраине деревни расположена бывшая советская военная база, которая после распада советского союза пришла в негодность.

Бывший пропускной пункт, от которого веет духом советского времени. Словно на машине времени ты в миг переносишься в прошлое.

Дорога тоже была построена в советское время и до сих пор не ремонтировалась. Это удивительное чувство — находиться здесь. Вдалеке видно эту самую деревню. Транспорт здесь ходит с периодичностью одна машина в два часа.

Я бы никогда не смог жить здесь, но очень хочу сюда вернуться еще раз. Здесь такая энергетика, которую вряд ли можно найти где-то еще.

Хотели бы жить здесь?

Поделитесь, если вам понравился этот рассказ.

Оригинал записи читайте на www.peopleonmyway.ru

зачем люди идут в горы

8 августа в России и во всем мире отмечается Международный день альпинизма. Этот праздник объединяет всех, кто начинает готовиться в новым восхождениям, едва спустившись со сверкающих горных вершин. Что влечет людей там, на недосягаемой высоте, рассказал вице-президент Федерации альпинизма России, председатель комиссии классического альпинизма Александр Пятницин.

 — Александр Алексеевич, в нашей стране альпинизм традиционно очень популярен. В том числе среди непрофессионалов  людей, которые совершают восхождения в свободное от основной работы время. Как вы думаете, чем горы так привлекают людей? Ведь  это же и финансовые расходы, и бешеные физические нагрузки. Люди тратят на это все отпуска, отрывают себя от семьи, от комфорта ради очень тяжелого труда в горах.

Александр Пятницин: В первую очередь это самоутверждение. Человеку очень важно почувствовать в себе силы, укрепиться духом. Ведь любая экстремальная деятельность, в том числе альпинизм дает силы и понимание себя самого. Когда человек выходит на вершину, он начинает себя уважать куда больше, чем перед этим. И это дает ему алгоритм выживания в обычной жизни. Когда внизу мне бывает тяжело и сложно, я всегда вспоминаю, как сложно мне было в горах. И это помогает мне решать любые задачи и преодолевать себя.

В нашей жизни внизу все очень размыто. Человеку порой сложно понять, как он должен себя вести в той или иной ситуации. В крупном или мелком бизнесе где люди буквально выживают, им нужна отдушина, в которой они могут почувствовать себя настоящих, окрепнуть душевно. Вот это самое главное.

Сейчас многие руководители очень высокого уровня ходят в горы для того, чтобы ощутить уверенность в себе и собственных силах. Мало того, они ведут в горы людей из своей команды для того, чтобы увидеть, насколько можно на них положиться и в жизни, и в бизнесе.

Многие из них находятся в прекрасной физической форме, хорошо подготовлены, бегают на лыжах, занимаются спортом и требуют этого от своих подчиненных. Я знаю руководителя холдинга,  который совершил со всей своей командой несколько серьезных восхождений.  Он специально взял в горы всех директоров своих заводов и повел их на восхождение.  И, по результатам, даже принял в отношении двоих строгие оргвыводы.

Есть такая песенная строчка: «Наши души в горах раскрываются сами, существует вне нас, у других на виду».   И это действительно так: в экстремальной ситуации уже не до масок, ничего не спрячешь. Там характер человека как на ладони.  Быт в горах очень простой и нагляден для всех участников. Дойдя до стоянки, людям нужно еще собрать остатки сил и обеспечить ужин и ночлег. Кто-то берет на себя самую черную работу, кто-то идет за водой, кто-то воздвигает стенку из камней или снежных кубиков – от ветра.  А кто-то садится и сидит. Кто первый схватил ложку, а кто взял на себя самый тяжелый рюкзак – все это люди видят и потом делают выводы, на кого можно полагаться, а на кого нет.

— Вы видели, как альпинизм развивался в Советское время. Расскажите, пожалуйста, как вы сами пришли в большой спорт?

А.П.: Первой в нашей семье альпинизмом занялась моя старшая сестра. Она приехала из альплагеря с сияющими глазами, вдохновленная и так рассказывала о горах, что я, 16-летний лоботряс, стал умолять ее в следующий раз взять меня с собой. Она поставила условие: с осени и до самого отбора в секцию в феврале следующего года я должен был показать себя. А значит хорошо учиться, делать работу по дому, слушаться и так далее. Я действительно очень хотел в горы, поэтому старался изо всех сил. Но перед самыми отборочными испытаниями сорвался: где-то болтался, пришел домой поздно, поссорился с сестрой. И она меня не разбудила, не взяла с собой на отборочные соревнования. Когда я проснулся в полдень, то помчался к месту, где они проходили. Вижу – стоят судьи каждый у своего снаряда, но испытания уже закончились.Тем не менее, я уговорил их меня допустить и все снаряды прошел без отдыха, один за другим. Так и был принят в секцию и начал тренироваться.

Система отбора в то время была очень жесткой. Сначала кандидатов было человек 400, в секцию отобрали 100. Весной к экзамену допустили только тех, кто посетил все занятия, ни разу не опоздал и не заболел, побывал на всех выездах и нигде не нарушил технику безопасности. Таких к майскому экзамену осталось 54 человека, а из них выбрали лучших, только 24 спортсмена.

После этого я первый раз выехал в настоящие горы, на западный Кавказ.  Это были незабываемые, самые сильные впечатления! В походе было прохождение двух перевалов, переправа вброд через горную реку, а это довольно серьезное дело, к тому же май – суровое время, в горах довольно много снега.

В том же году я съездил в альплагерь, потом прошел 4 похода, выступал на соревнованиях по скалолазанию, зимой съездил в горы на соревнования по горнолыжному спорту среди новичков, и даже занял там первое место. Я полюбил горы и в течение последующих десяти лет по 10 месяцев в году находился в горах: занимался и скалолазанием, и альпинизмом, и горным туризмом, и горными лыжами – всем параллельно. Горы были для меня единым целым, а все остальное – только возможностями туда поехать и прикоснуться к этому великолепию. 

Я кандидат в мастера спорта по скалолазанию, мастер спорта по горному туризму, мастер спорта по альпинизму. И при этом я как-то умудрялся учиться: окончил Новочеркасский политехнический институт. По окончании института меня распределили в Ростов-на-Дону, на «Ростсельмаш», где оформили в заводской клуб «Планета» в качестве инструктора-методиста по альпинизму. Там в основном была работа с детьми и участие в команде мастеров по альпинизму в чемпионатах СССР и РСФСР, в рамках которых я совершил множество очень интересных и сложных восхождений 

— Как вы считаете, сейчас новичкам попасть в большой альпинизм сложнее или легче?

А.П.:

Конечно? намного легче! Сейчас альпинизмом может заниматься абсолютно каждый. Никакого отбора, только желание! Причем альпинистская подготовка ведется общественниками бесплатно! Во всяком случае в региональных Федерациях по альпинизму и объединенных ими клубах.

Зато при Советском Союзе была значительная государственная поддержка альпинизма. Ежегодно сотни тысяч альпинистов из студенческой и рабочей молодежи повышали свой спортивный уровень в альпинистских лагерях по льготным профсоюзным путевкам. Серьезный альпинизм хорошо финансировался: и чемпионаты СССР, и экспедиции. Была даже такая поговорка «Что такое коммунизм? Это альпинизм, но без восхождений».

Альпинистские лагеря были обеспечены так хорошо, что в сухом пайке мы получали на маршруты даже черную икру! По нормативу нам давали продовольствие на определенную сумму в сутки. А когда ходили на серьезные восхождения, то нам удавалось помимо всех продуктов взять еще и большую банку черной икры. Но сама икра не была нашей целью, мы не брали ее в горы, а приглашали знакомых и друзей, чтобы они поскорее съели ее. Настоящей ценностью была для нас банка из-под икры. Мы ее даже разыгрывали между собой, поскольку она была очень удобной для того, чтобы в ней разместить техническую аптечку. Многие альпинисты еще с тех времен и до сих пор хранят эти банки, ведь техническая аптечка – это одно из самых основных составляющих, которые необходимы для успешных восхождений.

Конечно, все это не значит, что мы не тратили на альпинизм собственные деньги. На начальной стадии нужно было платить и за дорогу, и за путевку, пусть и льготную, и за снаряжение. Моя мама, которая не хотела, чтобы я занимался альпинизмом, не давала мне на это денег. И поэтому я после учебы по ночам ходил разгружать вагоны – с песком или с цементом – и так зарабатывал на альпинизм. Почти все мои друзья делали то же самое.

Очень многое из экипировки тогда делали своими руками. Мы с сестрой даже потихоньку разобрали родительскую перину и сшили себе «пуховые» куртки и спальники, естественно наполненные не пухом, а пером, и весившие около четырех килограммов. Но мы очень гордились ими.

Сейчас все иначе: рынок очень разнообразен, много фирм, в том числе российских, которые производят отличное альпинистское снаряжение. Естественно, это намного облегчает восхождения.

— Альпинизм принято считать очень опасным видом спорта. И действительно, ежегодно альпинисты гибнут в горах. Вы считаете этот риск оправданным?

А.П.: Моя точка зрения следующая: в горах не опаснее, чем в городе. Причем в городе порою опасности не зависит от человека, и он не в силах их предусмотреть. Ты можешь стоять на остановке, в которую влетит какой-нибудь пьяный водитель. Или тебе на голову может прилететь горшок с цветком, брошенный в кого-то совершенно другого, когда ты мирно идешь вдоль дома. Такие случаи были. Очень много людей гибнет и на дорогах, и в бытовых условиях. В процентном соотношении в горах гибнет намного меньше людей, чем в городе.

В моем понимании безопасность при восхождении в горах при кажущейся суперэкстремальности, во многом зависит от поведения человека. Всегда можно заранее предусмотреть многие риски и избежать неприятностей. Особенно на самых сложных восхождениях, потому что там невозможно передвижение без страховки. С первого метра и до самой вершины постоянно страхуешься.

Хотя все-таки люди гибнут – примерно 5-6 несчастных случаев в год. Еще раз повторюсь, в основном это происходит не в результате случайности, а в результате неправильных действий человека в горах.

Чаще всего это происходит потому, что люди отправляются в горы неподготовленными. Дело в том, что высотный опыт достигается только в результате многолетних восхождений, этому нельзя научиться заочно: ни прочитать, ни услышать не получится, нужен только личный опыт восхождений.  

На высоте многое зависит от мелочей и от того, насколько вы понимаете свой организм. Мокрые носки могут привести к обморожению. Неправильное дыхание и не бережное отношение к себе может привести к ангине, которая развивается в условиях высокогорья буквально в течение двух часов, перекрывает гортань и человек задыхается.

Очень опасна неправильная оценка своих сил. Некоторые пытаются идти до последнего и не учитывают, что нужно еще оставить силы для спуска. Они идут дальше, доходят до своего предела, но не могут спуститься. Такое бывает, это происходит от переоценки собственных сил.

— Каково ваше отношение к коммерческому альпинизму? Не секрет, что большинство восхождений сейчас можно совершить, опираясь на опыт проводников, которые обеспечивают сопровождение и индивидуально, и в составе небольших групп.

А.П.: Коммерческого альпинизма я не отрицаю, но я им не занимаюсь. В рамках Федерации альпинизма России, которая признана Министерством спорта России, я занимаюсь спортивным альпинизмом. У нас предполагается обязательная подготовка, начиная с самого первого этапа, по специальным программам, где есть отработка всего, с чем человек столкнется в горах. Потом начинаются восхождения: от первой категории трудности и далее. Только на третий спортивный разряд нужно совершить 5 восхождений второй категории сложности. На второй спортивный разряд нужно сделать 7 восхождений третьей категории сложности, и все это под присмотром инструкторов.

И только после получения второго спортивного разряда люди имеют право ходить в горы самостоятельно. Для этого они объединяются в команды людей, с которыми комфортно совершать восхождения.

Альпинизм – это спорт, который я называю интимным. У нас очень важен выбор партнера. Человек должен уметь целиком положиться на напарника. А для этого надо знать его очень хорошо в быту и в жизни. Альпинизм – это когда человек сам себя ставит в экстремальную ситуацию и потом пытается в ней выжить. И морально-психологический аспект здесь очень важен. Слишком многое завязано на межличностных отношениях. Очень важно, чтобы ты чувствовал чуть ли не родственную связь с напарником, которого ты страхуешь. Ты должен спасти его любой ценой. Это примерно как в разведку: с одним пойду, с другими нет.

А коммерческие группы, как правило, собираются из случайных людей, которые друг друга раньше не знали. Они сразу идут на серьезную гору, и там могут возникнуть разные ситуации, которые приводят к несчастным случаям.

Разница между коммерческим и спортивным альпинизма состоит еще и в том, что в коммерческом альпинизме группы в горы водят гиды. Порой я встречаю гидов, которые вообще не имеют никакого спортивного разряда, или имеют, но он очень низкий. К примеру, такой человек один раз в составе коммерческой группы взошел на Эльбрус и потом начал давать рекламу и водить туда других людей. Но он вводит их в заблуждение, когда говорит, что сможет полноценно обеспечить их безопасность.

У нас в системе спортивного альпинизма работают инструкторы, которые прошли подготовку в Центральной школе инструкторов Федерации Альпинизма России. Это очень серьезная школа, там прекрасные преподаватели и очень сложные экзамены. Многие не проходят аттестацию, но если уж человек получает звание инструктора, то мы знаем, что он действительно научит человека ходить в горы.

Цель инструктора альпинизма – научить будущего альпиниста совершать восхождения самостоятельно. Цель гида – заработать деньги и дать при этом минимум навыков, чтобы в дальнейшем человек не смог без него обходиться. А лучше – чтобы человек привязался к своему гиду, и все время ходил только с ним и платил ему деньги.

— Где можно начать заниматься альпинизмом с нуля? И могут ли начинающими быть взрослые люди?

А.П.: Альпинизм – это такой удивительный вид спорта, что им можно начинать заниматься не только в юности, но и в 30, и в 40, и в 50 лет. Возможно, человек, начавший заниматься в 50 лет, и не сможет достичь уровня мастера спорта. Но если он здоров, то в высотном альпинизме он вполне может достичь многого. Даже дойти своими ногами до вершины Эвереста. С грамотным подходом всего можно достичь.

Федерация Альпинизма России объединяет около 60 региональных федераций на местах. Практически в каждом крупном городе есть отделение, внутри которого есть клубы.  Может быть, о них и не всем известно, поскольку они и не дают свою рекламу, но если человек хочет заниматься альпинизмом, живя в Воронеже, в Волгограде, в Новосибирске, во Владивостоке, в Красноярске – да где угодно, то он всегда может в интернете найти секцию и начать тренироваться. Например, вечером, после работы или учебы. Это клубная система, и, как правило, эти секции бесплатные. Все тренеры, которые тренируют ребят – это общественники, которые занимаются подготовкой будущих альпинистов в свободное от основной работы время.

— Расскажите, пожалуйста, про новые дисциплины, которые в последнее время выделились из альпинизма: скалолазание, ледолазание, скайраннинг и другие.

А.П.: Скалолазание выделилось сейчас в отдельный вид спорта со своей отдельной Федерацией. При этом скалолазы в большинстве своем ушли в залы. В классическом альпинизме того, что делают скалолазы, практически нет. Ведь в скалолазании почти все трассы под отрицательным углом. А если такое и встречается в горах, то эти места во время восхождений преодолеваются специальными техническими методами. Тем не менее скалолазание – это увлекательный современный вид спорта, в больших городах есть секции скалолазания, их очень много. Есть и детско-юношеские школы, которые финансируются региональными министерствами спорта: на проведение соревнований, на аренду скалодромов, на экипировку, и там также можно заниматься спортом бесплатно или почти бесплатно.

Федерация Альпинизма России культивирует четыре направления: классический альпинизм, о котором мы говорили, ледолазание, скайраннинг и ски-альпинизм.

Ледолазание – современная дисциплина, и олимпийские перспективы у нее огромные.  Если альпинизм никогда не станет олимпийским видом спорта, то ледолазание им вот-вот станет. Дело в том, что Олимпийская хартия требует для участников единых условий. Но в альпинизме добиться этого невозможно. А вот в ледолазании это возможно, и сейчас уже проходят чемпионаты Европы и мира, в которых участвует очень много стран. Возможно, что ледолазание будет включено в программу уже следующей Зимней Олимпиады.  

Скайраннинг – это не что иное, как бег в гору. Он тоже вышел из альпинизма. В свое время для подготовки альпинистов и отбора в команды на серьезные соревнования мы тоже бегали на очень высокие горы. Теперь это вылилось в отдельный вид спорта, который успешно развивается по всему миру. Те, кто занимается классическим альпинизмом, конечно, не бегают так, как скайраннеры. Это что-то потрясающее: сумасшедшая выносливость и удивительные физиологические особенности у людей! Я ими всегда восхищаюсь и с удовольствием сужу соревнования по скайраннингу на любых уровнях.

И еще у нас есть ски-альпинизм. Это прохождение подготовленных трасс в горах на лыжах.  Для ски-альпинизма есть очень серьезные трассы, в том числе для международных соревнований прокладывали трассу вокруг Эльбруса, по эльбрусскому кольцу. Сейчас это направление активно развивается, в том числе как прикладное, в вооруженных силах многих стран мира.

— Верно ли, что в мире лишь несколько команд, которым по силам быть в альпинизме первопроходцами, и большинство из них – российские? И если да, то почему?

А.П.: В мире существует множество первоклассных альпинистов, но это, как правило, одиночки или очень малые группы. Точнее, выдающиеся личности, под которых работает спонсорская поддержка. Во всем мире альпинизм – это не спорт, а увлечение, и  в рамках этого увлечения люди добиваются больших успехов.

В нашей традиции и на всем постсоветском пространстве альпинизм – это коллективный вид спорта. Люди тренируются, обучаются и развиваются в нем, опираясь на мощную программу, разработанную еще при СССР. В советские времена у нас было огромное количество команд, которые ходили в горы на очень высоком уровне.

Когда первая советская экспедиция отправилась в 82 году на Эверест, туда был отбор из 500 спортсменов. И как минимум 300 из них – это те люди, которые точно взошли бы Эверест. По силе и подготовке они отвечали всем требованиям. Но всех отправить было невозможно, поэтому отобрали только самых лучших.

Сейчас количество альпинистов высокого уровня, конечно, снизилось. Потому что подготовка в советское время велась целенаправленно: было около сорока лагерей по всей территории Советского Союза, в них проходили горную подготовку десятки и сотни тысяч молодых людей. Сейчас альплагерей почти не стало. В 90-е годы был страшный упадок, все выживали, молодежь вообще перестала интересоваться горами, и даже 10 лет назад секции еще были полупустыми. Но сейчас наблюдается подъем интереса молодежи. Бум начался примерно 5 лет назад, но на этой волне развивается пока в основном коммерческий альпинизм.

Буквально в позапрошлом году начали восстанавливаться отдельные альплагеря. И хотя системы альпинистских лагерей сейчас не существует, но уже есть энтузиасты, которые хотят возродить эту систему в нашей стране.

Мы надеемся, что когда новое поколение альпинистов немножко разберется и поймет, что  гиды привязывают их к себе и выкачивают деньги, то у них возникнет желание самим научиться ходить в горы. И тогда они, возможно, начнут проходить серьезную подготовку и учиться совершать восхождения самостоятельно.

— Рекомендуете ли вы родителям выбирать для детей этот непростой спорт?

А.П.: Я горячий сторонник этого. Многое негативное, что сейчас происходит с подростками и молодежью – это их способы понять, кто они. Особенно среди мальчишек, ведь мальчишки по природе своей – воины, и им нужно где-то себя проявить. По недоразумению, по недомыслию многие из них попадают в сомнительные компании, ими движет стадное чувство, ложные приоритеты. Там тоже есть свои вожаки которые хотят подчинить пацанов, и все это довольно опасно.

Но если они попадают в любую спортивную среду, это здорово. А альпинизм – это к тому же коллективный вид спорта, в нем воспитывается очень много человеческих качеств, которые не всегда возможно воспитать дома, в школе или во дворе. Это взаимовыручка, коммуникабельность, самоотверженность, доброта, честность, умение принимать волевые решения. Мы готовим ребят, ставим их в экстремальную ситуацию, и они начинают в ней жить. Это их воспитывает, помогает им становится лучше. 

Когда я начал заниматься тренерской деятельностью, то я пошел в милицию и взял адреса всех трудных подростков, которые числились на учете. Я прошел по их домам, поговорил с их родителями, и многих привлек в скалолазание и альпинизм. Некоторые из них стали даже мастерами спорта.

Работа с детьми – это самое благодатное дело! Когда на твоих глазах из неуклюжих мальчиков или девочек они становятся спортивными, ловкими, успешными, то это очень здорово. Это большой стимул и большая мотивация.   

Фото: из архива Александра Пятницина

Люди и горы

Остановивший свастику

– Я никому не рассказывал эту историю... Даже детям.

– Почему?

– Наша война – это наша война… У нас это как и у вас…

«У нас» – это у фронтовиков Франции. «У вас» – это у фронтовиков России. Настоящие фронтовики похожи. Своим взглядом. Он у них какой-то особенный – спокойный, глубокий, удивительно ясный, даже если им сейчас, как Люсьену Тивьержу, за девяносто лет. Это люди, максимально реализовавшие свою жизнь. Потому и взгляд у них такой. Они смотрят на мир так, словно любуются тем, что спасли.

Они похожи и своей немногословностью, что досадно. Им много о чем есть рассказать, но как мало они об этом рассказывают! Они предпочитают о своей войне молчать. Люсьена уговорил пообщаться его друг, художник Александр Гальперин, сам не очень охотно соглашавшийся поначалу на интервью в прошлом выпуске (См. DESTINATIONS, № 02.2010–11 // Едем в Альпы! C. 49–52), которого в свою очередь уговорила пообщаться Аньес Дюкро (См. DESTINATIONS № 01.2010 // Едем в Альпы! C. 78–80) . Да, это горцы. Их приходится уговаривать, потому что, как сказал Александр, «люди в Шамони вообще разговорчивы как рыбы». И вот мы собрались все вчетвером за простым, покрытым клеенкой столом в маленьком доме маленького старика Люсьена, выстоявшего большую войну здесь, в этих больших горах.

Cемья его отца из Тонон – тогда небольшого городка на берегу Женевского озера. В старые времена жизнь в тех краях была счастливой, веселой, полной и трудов, и праздников, в один из которых рыбаки совершали заплыв через Женевское озеро, очевидно, в знак солидарности со своими рыбами. Уже тогда Люсьена влекли горы, что естественно, ведь они отражаются в его озере, и рыбаки, переплывающие вплавь Леман, словно плывут по снежным вершинам. Это как сон, и сном была та Европа, которой уже больше не будет.

Накануне войны его родители нашли работу в одном из альпийских замков, и когда в долину пришли фашисты, горы выглядели естественным и надежным убежищем.

– До начала Второй мировой войны я служил во французской армии. После капитуляции Франции перед немцами правительство армию распустило, а немцы начали привлекать французов для работ и службы на фронтах. А поскольку родился я в 1920 году, то попал под фашистский призыв. Поэтому с самого начала немецкой оккупации Франции убежал из дома, чтобы спрятаться где-нибудь в горах.

– Вы слышали по радио это историческое обращение де Голля к французам с призывом к Сопротивлению?

– Да, конечно! Нас всех тогда этот призыв очень воодушевил. Каждый из нас, поначалу поодиночке скрывавшихся кто где, чувствовал, что он не одинок, что Франция может и должна бороться. Уже и друзья ушли в подполье в Шамони. Мы устанавливали связь друг с другом, но следовало опасаться стукачей, которые могли донести на нас немцам. Для встреч у нас был заброшенный дом в горах над Сервозом, из тех, которые летом пастухи используют для альпажа. Там мы были в относительной безопасности. Кстати, этот дом назывался символично для укрытия Сопротивления – Шале де Фер, «железное шале».

У бойцов из «железного шале» поначалу даже оружия не было. Воевали кто чем. Те, у кого были старые охотничьи ружья, могли подстрелить фашиста и забрать его автомат, но это случаи единичные. Основная поставка оружия была от англичан или американцев – его сбрасывали на парашютах. Впрочем, от союзников с неба не только «гуманитарная помощь» сыпалась. Однажды английский самолет, вероятно, залетевший со стороны Италии и заблудившийся в горах, увидел их отряд где-то в районе плато Асси и сбросил на него бомбы. Люсьена ранило, но не могло быть даже и речи о том, чтобы обратиться куда-то в больницу – кругом были фашисты. Вылечился сам.

Первое время в обязанности Люсьена входило договариваться о продовольствии с местными жителями. Со временем он стал участвовать и в боевых операциях, последнюю из них следовало бы отметить не только в этой книжке, но и в анналах Второй мировой. Незадолго до того как в ноябре 1944 года французские войска под командованием генерала Жака Филиппа Леклерка освободили Страсбург, Гитлер решил провести операцию по водружению на вершине Монблана фашистской свастики, аналогично той, какую спецназ «Эдельвейс» осуществил в 1942 году на Эльбрусе. Судя по тому, что более важных дел у фюрера гибнущего рейха в тот момент не нашлось, этой акции он придавал важное символическое, если не мистическое значение. Для осуществления миссии он пригласил Андерля Хекмайера, выдающегося альпиниста, который был членом германо-австрийской команды, впервые прошедшей Северную стену Эйгера. Гитлер его уважал и пару раз удостоил аудиенции. После начала войны с Советским Союзом Хекмайер был снят с восточного фронта и переведен в лагерь подготовки горного спецназа в Баварских Альпах. Впоследствии он всячески открещивался от связи с нацистами. В партии действительно вроде бы не состоял, но от предложения доставить свастику на Монблан не отказался. Впрочем, попробовал бы он отказаться… Об этом факте, кстати говоря, «Википедия» скромно умалчивает. Ну да Бог судит не по «Википедии»… Возможно, не знали об этой странице его биографии и влиятельные люди Шамони, решившие вместе с бывшим мэром десять лет тому назад отметить достижения выдающегося германского альпиниста присвоением ему звания почетного гражданина своего города. А вот Люсьен всю свою долгую жизнь помнил, как Хекмайер приставил к его голове дуло автомата… Впрочем, обо всем по порядку.

Итак, в октябре 1944 года партизанам долины Шамони становится известно, что немцы готовят особенную экспедицию с восхождением на Монблан, чтобы водрузить там свастику. Взойти на Монблан они планировали с итальянской стороны через Эгюй Гриз, и перед Люсьеном и его товарищами стояла задача укрепиться в горном приюте, чтобы дать немцам бой. И вот командир отдал Люсьену приказ – подняться в Белую Долину через перевал Миди, пройти ее и спуститься на территорию Италии, занять приют «Турино» и встретить поднимающихся со своей свастикой нацистов. Люсьен, никогда до тех пор не бывавший на Мер ди Глас, добрался до означенного приюта. Там он присоединился к другим бойцам. Начинался ураган…

– Нас было семеро – французов и итальянцев, которые собрались в «Турино». Погода сделалась настолько ужасной… Ветер… Выпал целый метр снега. Немцы и австрийцы вышли из Курмайора в ливень, дошли до снега и встали, как нам показалось, лагерем. Мы были уверены, что в такую погоду они до нас просто не дойдут. Но они дошли.

Хекмайер шел первый, оторвавшись от основной группы. Он первый и ворвался в приют, уложив автоматной очередью нескольких наших товарищей.

Завязался бой. Мы сражались и даже успели застрелить их лейтенанта, но, застигнутые врасплох, проиграли. Наш итальянский товарищ синьор Маджиоре погиб как истинный герой. При нем были бумаги с именами всех партизан Валле д’Аосты, с координатами явок… Чтобы они не достались врагу, он бросился в пропасть. Его примеру последовал и Франсуа Кокоз, отец Поля Кокоза, который сейчас работает в магазине «Интерспорт», что на центральной улице. Я тоже имел все шансы погибнуть в тот день. Хекмайер уже приставил свой автомат к моей голове и что-то кричал, указывая на пулевые отверстия в своей каске. Видимо, хотел сказать, что сейчас в моей голове сейчас будут такие же. И они, несомненно, появились бы, если бы не Куаглия – тот самый, что уложил их командира. Он заговорил с Хекмайером по-немецки. Его целью было отвлечь того от порыва размозжить мне голову, и это ему блестяще удалось.

Он сказал Хекмайеру, что убить он меня всегда успеет, что бой они выиграли и что вряд ли разумно немецким альпинистам тащить на себе труп своего лейтенанта, когда это могут сделать пленные французы. Перспектива тащить на себе чей бы то ни было труп Хекмайеру не улыбалась, и он оставил мне жизнь.

Оставшиеся без командира немцы прекратили восхождение и повернули обратно.

Мы спускались через гребень в Курмайор, один впереди, другой сзади, на веревках мы несли убитого лейтенанта. Хекмайер побежал в Курмайор бегом, чтобы сообщить о случившимся. Так все мы – немецкие солдаты и оставшиеся в живых наши бойцы – спустились в Пре-Сан-Дидье, где располагалась ставка вермахта. Там нас сразу же поставили к стенке. В смысле да, расстреливать. Этот ужас – ужас ожидания собственного расстрела – остался со мной на всю жизнь. Мы стояли в одном нижнем белье возле стены церкви и ждали, когда солдатам дадут команду нас расстрелять. Солдаты тоже ждали. Их автоматы лежали между ними и нами на земле, а офицеры никак не могли договориться. Если бы это было бы СС или гестапо, они бы нашу участь вряд ли стали обсуждать. Но это были обычные, в общем-то, солдаты и офицеры, видимо, неплохие люди. Они, рассудив в конце концов, что казни не их дело, велели нам одеться и отправили в сборный пункт для военнопленных. Так я во второй раз за тот день родился на свет. Потом из Валле д'Аосты нас перевезли в другой лагерь, под Турин. Там каждый день вешали пленных солдат. Но военной формы на мне не было. Я был одет в свитер. Меня допросили и решили, что я обычный бандит и потому должен уступить очередь на повешение кадровым военным. Кормили там всех очень мало – выдавали в день половину от стандартной концлагерной пайки. Дескать, зачем кормить тех, кого будут вешать…

– Как же весь этот кошмар закончился?

– Война закончилась. Италию освободили американские солдаты, а их генерал пришел лично освобождать военнопленных нашего лагеря. Мы все были истощены, и первым делом я оказался в госпитале Красного Креста. Когда поправился, вернулся в Шамони, к жене и сыну, которых благополучно спрятал в одной маленькой деревушке нашей долины. Работал один год в «План де Легюй», первом приюте от Эгюй дю Миди. Потом – в приюте «Пьер Аберар» в долине Валлорсин два года. Затем этот приют снесла лавина. Пригнали мулов, все перестроили и продолжили там работать. Тридцать три года работал. Что еще? Строил канатные дороги. Простым рабочим на Гран Монте. Носил камни, месил цемент… Все на спине, конечно, техника еще была не та, что сейчас. Еще спасателем работал.

– А если бы не война?

– А если бы не война, стал бы гидом… Всегда мечтал им быть. Зато два моих сына ими стали.

Пережил ту войну и Хекмайер. Десять лет назад его пригласили в Шамони и присвоили ему звание почетного гражданина. Разумеется, не как гиду Гитлера, а как знаменитости в мире альпинизма. Люсьена на это торжественное мероприятие почему-то не пригласили. Его вообще никогда и никуда не приглашали, никакими медалями, почетными грамотами, ветеранскими регалиями не отмечали. И гражданин он тут никакой не почетный. Просто местный житель. Лишь пару лет тому назад, накануне девяностолетия Люсьена, новый мэр Эрик Фурнье (интервью с ним читайте в предыдущем номере DESTINATIONS, № 02.2010–11. С. 60–65») представил его к правительственной награде – oрдену Почетного Легиона, Legion d'Honneur (Лежон Дюнэр), учрежденному Наполеоном Бонапартом. Сегодня его раздают направо и налево, но в случае Люсьена избитая до обретения противоположного смысла фраза «Награда нашла героя» употребима в прямом значении. Я попросил Люсьена показать ее, и он, не без смущения, кстати, принес эту маленькую медаль с порвавшейся ленточкой, сцепленной проволочкой.

– Вот.

– Это надо носить здесь! – воскликнула Аньес, знавшая Люсьена со своего раннего детства, ходившая с ним за грибами, но так же, как и я, впервые услышавшая его историю. Она прицепила медаль к его древнему растянутому свитеру и расцеловала как родного.

– Но это странно, Люсьен, что про тебя вспомнили только сейчас… Ведь и Морис Эрцог был мэром, он же мировая знаменитость, герой войны, влиятельный политик, мог бы что-то полезное сделать для своих ветеранов…

– Да я и сам тому удивляюсь. В годы войны Эрцог был моим непосредственным командиром. А после войны ни разу меня никуда не пригласил, как будто меня и нет. Может, просто за делами забыл. Или, может быть, думал, что я недостаточно хорошо воевал… Да я не в обиде. Чего уж…

Задумался на минуту, устремив куда-то взгляд, каким всматриваются в прошлое прожившие долгую жизнь люди. Руки этого маленького старика, натруженные почти за век, своими венами и морщинами напоминали горные отроги и так же излучали спокойствие и мощь. Солнечный свет, отраженный от всех пиков и ледников Шамони, проникал в полутемную комнату сквозь полуприкрытые ставни и резко высвечивал лицо и ладони, скрадывая детали одежды и интерьера. В той игре светотени Люсьен, погрузившийся в воспоминания, своими взглядом и руками напоминал старцев Рембрандта, всматривающихся куда-то по ту сторону холста…

– Хорошая у меня получилась жизнь. Даже пожалеть особенно не о чем, – сказал Люсьен.

– Конечно, хорошая, – подключился к разговору художник Гальперин. – Наш герой был героем многих фронтов. Должен заметить, что Люсьен был главным донжуаном нашей долины. Помню, зайдем мы с ним в бар, все девчонки стонут: «Ах, мсье Люсье-е-ен…», а на меня никто не смотрит. 🙂

– Да уж, кто не был молодым… Должен, впрочем, заметить, что самой любимой моей женщиной была жена. Она была моей главной и единственной драгоценностью.

– «Не везет мне в смерти, повезет в любви» – тот самый случай…

Старики развеселились, Люсьен, хитро улыбнувшись, исчез и через секунду возник снова – с четырехлитровой бутылью мутноватой жидкости, вызывая своим романтическим образом детские воспоминания о советском триллере «Самогонщики».

– Вот тут у меня есть кое-что.

– Наливай! – велел Гальперин.

– За победу! – поддержал я в духе преемственности поколений, а про себя подумал, когда эту пятидесятиградусную субстанцию выпил, что хотел бы я в девяносто один год, ни о чем в своей жизни не жалея, вот так выпивать со старым другом и спокойно рассуждать о жизни, о смерти, о том, как надо любить женщин и прощать неприятелей...

Все-таки да, мир – это гармония, просто умноженная на асимметрию. Пример Люсьена – это пример того, что Бог всем дает поровну, только разного. Кто пережил собственный расстрел и виселицу, тому жить сто лет. Кто не был обласкан начальством, тот знал толк в более изящных ласках… Бог, впрочем, лишь в справедливости логичен. А в милосердии – абсурден. Сказал же Тертуллиан на заре христианства: «Верую потому, что абсурдно»… Может быть, и пример Хекмайера о том же. Не донес свастику до вершины Монблана, не убил остановившего тебя – ну будь тогда почетным гражданином Шамони, хрен с тобой.

Cмерть в горах... - Интересный Мир: путешествия, туризм, психология, наука, техника, интересное в мире, юмор, история, культура

Многие знают, что покорение вершин это смертельно опасно. И те, кто поднимаются, не всегда спускаются. На Горе умирают и новички и опытные альпинисты.

Но к моему удивлению, совсем не многие знают, что умершие остаются там, где их застигла судьба. Нам, людям цивилизации, интернета и города – по меньшей мере странно слышать, что тот же Эверест давно превратился в кладбище. Трупов на нем не счесть и никто не спешит спускать их вниз. Недавно я рассказал об этом своему знакомому, так он мне не поверил.
Говорил, что не может такого быть, чтобы людей оставили лежать там, где их застигла смерть.

Но в горах несколько иные правила. Хорошие или плохие – не мне и не из дома судить. Порой мне кажется, что в них очень мало человеческого, но даже будучи на пяти с половиной километрах, я чувствовал себя не слишком хорошо, чтобы, к примеру, волочить на себе что-либо весом килограмм под пятьдесят. Что уж говорить о людях в Зоне смерти – высоте восемь километров и выше.
Не поленившись, специально для тех, кто еще не верит в мертвых на горе, я нашел некоторые воспоминания альпинистов и документальные свидетельства покорения всего лишь одной вершины – Эвереста.

Хочу предупредить вас что я специально не кладу все фотографии. Не всем приятно и интересно смотреть на брошенные в снегах тела. Нет в этом зрелище ничего хорошего и приятного. Лично я, когда смотрел на них, ощущал глубочайшую жалость. Несчастные люди, оставленные всеми на милость Сагарматхе.

Эверест – это современная Голгофа. Тот, кто идет туда, знает – у него есть шанс не вернуться. Рулетка с Горой. Повезет – не повезет. Не все зависит от тебя. Ураганный ветер, замерзший клапан на кислородном балоне, неправильный расчет времени, лавина, истощение и пр.
Эверест часто доказывает людям, что они смертны. Хотя бы тем, что когда поднимаешься видишь тела тех, кому уже больше никогда не суждено спуститься.
По статистике на гору поднялось около 1500 человек.
Остались там (по разным источникам) от 120 до 200. Можете себе представить? Вот очень показательная статистика до 2002 года о погибших людях на горе (имя, национальность, дата смерти, место смерти, причина смерти, добрался ли до вершины).

Среди этих 200 человек есть и те, кто всегда будет встречать новых покорителей. По разным источникам на северном маршруте находится восемь открыто лежащих тел. Среди них двое русских. С юга находится около десяти. А если отойти влево или вправо…
Расскажу лишь о самых известных потерях:

“Да, в горах лежат сотни трупов замерзших от холода и истощения, упавших в бездну”. Валерий Кузин.

“Зачем вы идите на Эверест?” спросили у Джорджа Мэллори.
“Потому что он есть!”

Я отношусь к тем, кто считает, что Меллори первым покорил вершину и погиб уже на спуске. В 1924 году связка Мэллори-Ирвинг начала штурм. Последний раз их видели в бинокль в разрыве облаков всего лишь в 150 метрах от вершины. Затем облака сошлись и альпинисты исчезли.
Загадка их исчезновения, первых европейцев оставшихся на Сагарматхе, волновала многих. Но чтобы узнать, что случилось с альпинистом, потребовались многие годы.
В 1975 году один из покорителей уверял, что видел какое-то тело в стороне от основного пути, но не стал подходить, чтобы не потерять силы. Понадобилось еще двадцать лет, чтобы в 1999 году, при траверсе склона от 6 высотного лагеря (8290 м) на запад, экспедиция наткнулась на множество тел, погибших за последние 5-10 лет. Среди них обнаружили Мэллори. Он лежал на животе, распростершись, словно обнимая гору, голова и руки были вморожены в склон.
На видео прекрасно видно, что у альпиниста сломаны большая и малая берцовые кости. С такой травмой он уже не смог продолжать путь.

“Перевернули – глаза закрыты. Значит, умер не внезапно: когда разбиваются, у многих они остаются открытыми. Спускать не стали – там и захоронили.”
Ирвинга так и не нашли, хотя обвязка на теле Мэллори говорит о том, что пара была друг с другом до самого конца. Веревка была перерезана ножом и, возможно, Ирвинг мог передвигаться и оставив товарища, умер где-то ниже по склону.

В 1934 году к Эвересту пробрался, переодевшись тибетским монахом, англичанин Уилсон, который решил молитвами воспитать в себе силу воли, достаточную для восхождения на вершину. После безуспешных попыток достигнуть Северного седла, покинутый сопровождающими его шерпами, Уилсон умер от холода и истощения. Тело его, а также написанный им дневник были найдены экспедицией 1935 г.

Известная трагедия, потрясшая многих, произошла в мае 1998 года. Тогда погибла супружеская пара – Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано.

Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано-Арсентьев, проведя на 8,200 м три ночи (!), вышли на восхождение и взошли на вершину 22/05/1998 в 18:15.Восхождение совершено без использования кислорода. Таким образом, Френсис стала первой американской женщиной и всего второй за всю историю женщиной, совершившей восхождение без кислорода.

Во время спуска супруги потеряли друг друга. Он спустился в лагерь. Она – нет.
На следующий день пять узбекских альпинистов шли на вершину мимо Френсис – она еще была жива. Узбеки могли помочь, но для этого отказаться от восхождения. Хотя один их товарищ уже взошел, а в этом случае экспедиция уже считается успешной.
На спуске встретили Сергея. Сказали, что видели Френсис. Он взял кислородные балоны и пошел. Но пропал. Наверное сдуло сильным ветром в двухкилометровую пропасть.
На следующий день идут трое других узбеков, три шерпа и двое из Южной Африки – 8 человек! Подходят к ней – она уже вторую холодную ночевку провела, но еще жива! Опять все проходят мимо – на вершину.

“Мое сердце замерло, когда я понял, что этот человек в красно-черном костюме был жив, но абсолютно один на высоте 8,5 км, всего в 350 метрах от вершины, – вспоминает британский альпинист. – Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное,чтобы спасти умирающую. Так закончилась наша экспедиция, которую мы готовили годами, выпрашивая деньги у спонсоров… Нам не сразу удалось добраться до нее, хотя она лежала и близко. Двигаться на такой высоте –то же самое, что бежать под водой…
Мы обнаружив ее, пытались одеть женщину, но ее мышцы атрофировались, она походила на тряпичную куклу и все время бормотала: “Я американка. Пожалуйста, не оставляйте меня”…
Мы одевали ее два часа. Моя концентрация внимания была потеряна из-за пронизывающего до костей дребезжащего звука, разрывавшего зловещую тишину, – продолжает свой рассказ Вудхолл. – Я понял: Кэти вот-вот и сама замерзнет насмерть. Надо было выбираться оттуда как можно скорее. Я попытался поднять Фрэнсис и нести ее, но это было бесполезно. Мои тщетные попытки спасти ее подвергали риску Кэти. Мы ничего не могли сделать.”

Не проходило и дня, что бы я ни думал о Фрэнсис. Спустя год, в 1999-м, мы с Кэти решили повторить попытку добраться до вершины. Нам это удалось, но на обратном пути мы в ужасе заметили телоФрэнсис, она лежала точно так, как мы ее оставили, идеально сохранившейся под влиянием низких температур. Такого конца никто незаслуживает. Мы с Кэти пообещали друг другу вернуться на Эверест снова,чтобы похоронить Фрэнсис. На подготовку новой экспедиции ушли 8 лет. Я завернул Фрэнсис в американский флаг и вложил записку от сына. Мы столкнули ее тело в обрыв, подальше от глаз других альпинистов. Теперь она покоится с миром. Наконец, я смог сделать что-то для нее.” Йен Вудхолл.

Через год тело Сергея Арсеньева было найдено: “Прошу прощения за задержку с фотографиями Сергея. Мы определенно его видели – я помню фиолетовый пуховый костюм. Он был в положении как бы поклона, лежа сразу за Джохеновским [Jochen Hemmleb – историк экспедиции – С.К.] “неявно выраженным ребром” в районе Мэллори примернона 27150 футах [8254 м]. Я думаю, это – он.” Джейк Нортон, участник экспедиции 1999 года.

Но в том же году был случай, когда люди остались людьми. В украинской экспедиции парень провел почти там же, где американка, холодную ночь. Свои спустили его до базового лагеря, а далее помогали более 40 человек из других экспедиций. Легко отделался – четыре пальца удалили.

“В таких экстремальных ситуациях каждый имеет право решать: спасать или не спасать партнера… Выше 8000 метров ты полностью занят самим собой и вполне естественно, что не помогаешь другому, так как у тебя нет лишних сил». Мико Имаи.
“Невозможно позволить себе роскошь нравственности на высоте более 8000 метров”
В 1996 году группа альпинистов из японского университета Фукуока поднималась на Эверест. Совсем рядом с их маршрутом оказались трое терпящих бедствие альпинистов из Индии – истощенные, занедужившие люди попали в высотный шторм. Японцы прошли мимо. Спустя несколько часов все трое погибли.

Крайне рекомендую прочитать статью участника экспедиции на Эверест из журнала GEO “Надине со смертью”. О величайшей катастрофе десятилетия на Горе. О том, как из-за кучи обстоятельств, погибло 8 человек, в том числе и двое командиров групп. Позже по книге автора был снят фильм “Смерть на Эвересте”.

Страшные кадры канала “Дискавери” в сериале “Эверест – за грянью возможного”. Когда группа находит замерзающего человека, снимает его на камеру, да лишь интересуется именем, оставляя умирать в одиночестве в ледяной пещере (отрывок).

“Трупы на маршруте – хороший пример и напоминание о том, что надо быть более осторожными на горе. Но с каждым годом восходителей всё больше, и по статистике трупов будет с каждым годом прибавляться. То, что в нормальной жизни неприемлемо, на больших высотах рассматривается как норма.” Александр Абрамов.
Тела на пути к вершине:

Тело Джорджа Мэллори.

“Нельзя продолжать совершать восхождения, лавируя между трупами, и делать вид, что это в порядке вещей”. Александр Абрамов.

Наверное, все вышесказанное следует закончить каким-нибудь глубокомысленным выводом, но позвольте мне этого не делать. Лучше добавлю ссылки о спасении людей в горах:
Канадская альпинистка получила награду за спасение женщины на Эвересте.
Аннапурна – 20087 Спасы. 
Аннапурна 
Альпинизм. Трагедия в Гималаях.
Прощай, Иньяки… 
Поплачь о нем, пока он живой…
Российский альпинист спас итальянца

Автор Olesher. Взято отсюда.

От редактора: Сегодня 11 декабря – Международный день гор. Памяти всех погибших в горах посвящается этот выпуск «Интересного мира».

Интернет-СМИ «Интересный мир». 11.12.2011

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Visa 4276400051181130 Ширяева Лариса Артёмовна.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.

особенности жизни и занятия людей в горах

Жизнь в горах состоит из суровых будней. Она выработала из их обитателей худощавых, стройных, мускулистых и грациозных в движениях людей с могучими легкими. Горцы от рождения проходят естественную акклиматизацию и потому легко переносят кислородное голодание и физическую усталость. Их отличает веселый нрав, упорство в тяжелом труде и мастерство на все руки. Женщины силой и выдержкой почти равны мужчинам. Женщины гималайских шерпов — самой высокогорной народности мира, завоевавшей славу лучших горовосходителей, — носят поклажи, достигающие 2/3 их собственного веса. Многие народы гор — шотландцы, тирольцы, албанцы, гуцулы — создали изящные и очень удобные национальные одежды. Возьмем тибетский халат — чуб. Он может служить удобным спальным мешком. Длинные рукава и накинутый на голову широкий воротник прекрасно защищают от дождя и снега, сохраняют тепло. Самая существенная на суше природная граница между горами и равнинами неизбежно должна была оказаться границей культур и народов. Прежде всего, в горах уцелело более древнее население. Горы укрывали его от завоевателей, а те немногие пришельцы, что проникали сюда, растворялись среди местных жителей. Горы спасли людей от опустошительных эпидемий, охватывавших в былые времена огромные пространства. В изолированных долинах Альп проживают ретороманские народы (романши, ладины) , потомки древнейшего населения Европы, близкие к древним этрускам или иллирийцам. К очень древним народам относятся курды, грузины, армяне. В труднодоступных долинах Гиндукуша сохранились устоявшие даже от давления ислама кафиры (нуристанцы) . По одной из версий они являются потомками плененных персами греков. Все народы в западной части Судана, уцелевшие от нашествия сюда народа фульбе, находятся только в горах. У стыка Кантабрийских гор и Пиренеев нашли прибежище баски. По мнению многих исследователей, они ведут свое происхождение от древнеиберийского племени ваксонов — потомков древнего доиндоевропейского населения Европы. Любопытно, что в языке басков обнаружено более 360 лексических соответствий с грузинским (картвельским) языком. Кстати, в древности Грузия носила одинаковое название со страной басков — Иберия. С географической разобщенностью горных селений гармонировали запутанные отношения племенной, родовой и семейной кровной мести. Отдельные семьи и даже целые селения десятками лет враждуют между собою. Кровавая месть за преступление не считается, напротив, это священная обязанность каждого мужчины. Она заключается в том, что один из членов семьи убитого должен в свою очередь убить любого взрослого мужчину из семьи убившего. Частым источником семейных раздоров и кровной мести служит похищение девушек и женщин. Сама раздробленная природа гор питала идею дифференциации и благоприятствовала постоянным междоусобицам. В отличие от других многонациональных районов мира народы гор имели слабую степень смешения и, как следствие этого, проживали очень компактно относительно друг друга. Каждая из горных долин принадлежала отдельному роду, равно как и луга, на которых летом пасся скот. Так создавались навыки изолированного ведения хозяйства. Горный хребет нередко становился религиозным и языковым барьером. В горах Центральной Азии в одних селениях жили буддисты, в соседних исламисты, а то и огнепоклонники. Высокие нагорья Тянь-Шаня, Памира и Индийский океан надолго разделили Древний мир на обособленные друг от друга Запад и Восток. Гималаи и Тибет многими веками ограждали Небесную империю Китая от Индии. Альпы, составляющие политическую границу между Францией, Италией и Германией, разделяли в то же время три главные западноевропейские культуры. Скандинавские горы отделяют друг от друга норвежцев и шведов. Во многих горах формировался очень пестрый национальный состав. Так, на территории Кавказа проживает около 50 народов. В одном Дагестане их насчитывается не менее 30 — аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины. Вот так вот

Смерть на Эвересте. Что происходит с нашим телом на высоте 8 км?

  • Николай Воронин
  • Корреспондент по вопросам науки

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Почему столько людей гибнет на Эвересте?

Только за последнюю неделю при попытке взобраться на вершину Эвереста погибли 11 человек. Это почти вдвое больше, чем в среднем погибало там ежегодно в последнее десятилетие.

Такой всплеск смертности объясняют плохой погодой, неопытностью альпинистов, слишком большими очередями к вершине и даже возросшей конкуренцией между операторами, которые организуют восхождения.

Однако главная причина одна: наш организм просто не приспособлен к жизни в таких условиях. По мере приближения к вершине дышать становится всё сложнее, и на высоте около 8000 метров над уровнем моря начинается "мертвая зона": концентрация кислорода в воздухе падает настолько, что наше тело в самом буквальном смысле слова начинает медленно умирать - клетка за клеткой.

Катастрофическая нехватка кислорода не только резко повышает риск инсульта или сердечного приступа, но и сильно притупляет чувства, замедляет реакции, мешает адекватно оценивать ситуацию и принимать правильные решения.

Но что же именно происходит?

"Пробежка с соломинкой во рту"

Наиболее комфортные условия для нашего организма - на морском побережье и в городах, расположенных на небольшом возвышении. Для сравнения: средняя высота Москвы над уровнем моря - около 130 м, Лондона - 20 м, Нью-Йорка - 57 м.

По мере набора высоты давление уменьшается, и в результате при дыхании в легкие попадает все меньше кислорода. На высоте примерно 3600 м (это выше, чем большинство альпийских горнолыжных курортов) каждый вдох дает организму примерно 60% от его привычного объема - и начинается кислородное голодание.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Пульс альпинистов достигает 140 ударов в минуту

Вы не заметите, что дышать стало труднее, но у вас начнут проявляться первые признаки горной болезни: слабость, тошнота, головокружение, раздражительность.

В "мертвой зоне" кислорода в воздухе настолько мало, что дышать без специального снаряжения там практически невозможно. Анализы, взятые у четырех альпинистов на высоте 8000 метров, показали, что уровень кислорода в их крови был вчетверо ниже нормальных показателей.

"Такие цифры мы обычно наблюдаем у пациентов, находящихся при смерти", - поясняет изучавший анализы врач Джереми Виндзор, который сам принимал участие в восхождении на Эверест в 2007 году.

Чтобы поддерживать снабжение органов кислородом на привычном уровне, сердце начинает биться чаще - пульс может достигать 140 ударов в минуту. За счет этого резко возрастает риск инфаркта или инсульта.

Американский альпинист Дэвид Брешерс как-то сравнил восхождение на высоту 8 км с затяжной пробежкой, во время которой тебе приходится дышать через соломинку.

От кашля трескаются ребра

Существенно снизить риск помогает акклиматизация. Перед тем как отправиться покорять Эверест, альпинисты медленно приучают свой организм к горной болезни и экстремальным условиям "мертвой зоны".

Официальные рекомендации Принстонского университета предписывают не начинать пеший подъем в гору выше уровня 3000 метров и не подниматься больше, чем на 300 м ежедневно, делая суточный перерыв через каждые три дня.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

От яркого солнечного света и окружающего со всех сторон снега у альпинистов может начаться "снежная слепота" - временная пропажа зрения

Однако экспедиции на Эверест рассчитаны только на очень опытных альпинистов и начинаются из базового лагеря, который уже расположен на высоте больше 5000. Это выше любого из альпийских пиков, включая Монблан.

Чтобы хоть немного компенсировать кислородное голодание, организм начинает усиленно производить гемоглобин - белок красных клеток крови, который переносит по телу молекулы кислорода.

Кровь из-за этого становится вязкой, нагрузка на сердце увеличивается еще больше, а у некоторых альпинистов в легких начинает скапливаться жидкость - развивается так называемый высокогорный отек легких.

Помимо общей слабости и повышенной утомляемости, отек приводит к тому, что по ночам человек начинается задыхаться, а приступы удушающего кашля могут быть такими, что трескаются ребра. О том, чтобы продолжить восхождение, не может быть и речи: воздуха не хватает даже тогда, когда человек просто лежит без движения.

Слепота и галлюцинации

В "мертвой зоне" из-за катастрофической нехватки кислорода отекает мозг, что может привести уже не только к головокружению и рвоте. Становится невероятно трудно думать и принимать решения. Многие теряют аппетит, кто-то временно теряет зрение из-за "снежной слепоты".

Самое страшное - когда у людей развивается так называемый высокогорный психоз. Они теряют связь с реальностью и забывают, где находятся. У них начинаются слуховые и визуальные галлюцинации.

Известны случаи, когда альпинисты начинали скидывать с себя одежду (температура у вершины Эвереста составляет минус 20-30 градусов Цельсия) или разговаривать с воображаемыми друзьями.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

Большинство погибших на Эвересте альпинистов так и остаются лежать в горах, но некоторые тела все же удается достать

Но даже у тех, кто остается в трезвом уме и здравой памяти, в "мертвой зоне" организм начинает попросту отказывать. Появляются проблемы со сном - становится сложно уснуть и так же сложно проснуться. Развивается мышечная атрофия, люди быстро теряют в весе.

Усталость и ослабленное зрение повышают риск падения с горы. Неспособность ясно мыслить и принимать решения грозят тем, что альпинист может легко сбиться с пути, забыть пристегнуть страховочный трос или не сообразить вовремя подготовить запас кислорода.

Именно поэтому покорители Эвереста стараются проходить "мертвую зону" как можно быстрее - последний бросок к вершине обычно совершается за один день.

И именно поэтому ожидание в очереди к самому пику, в которой альпинисты могут провести несколько часов, для многих из них оказывается смертельным.

Почему люди ходят в горы: «КИ» пробуют покорить Оштен

Когда мы приезжаем в Гузерипль и паркуемся рядом с кардоном, только восемь утра. Недалеко от парковки – роща, где гуляют коровы, и крутой спуск к горной речке, из-за которой здесь по утрам холодно. Ларьки с горячим чаем и сувенирами еще закрыты. По мере того как солнце выше поднимается над горами, становится теплее, а парковка заполняется людьми, приехавшими в Кавказский заповедник провести выходные.

Есть люди, для которых поход в горы такое же обычное дело, как прогулка в магазин за хлебом. К таким людям относится Екатерина. Она первой выпрыгивает из подъехавшей машины, сразу же безошибочно находит нас и приветливо машет рукой. Екатерина и ее муж Михаил проводят в горах большую часть своей жизни. Для них походы в горы это не только работа, но и любимое увлечение, это их второй дом. А для нас этот поход – настоящее приключение, цель которого – поиск ответов.

Рюкзак решает все: поход – интересное путешествие или испытание?

До Яворовой поляны от кардона ехать около получаса по серпантину. С поляны начинаются маршруты на хребет Каменное море, к озеру Псенодах, на горы Пшехо-Су, Фишт и Оштен. 

Оштен – одна из вершин западной части Кавказа, которой не присвоена категория, а значит маршруты на ней туристические, не требующие специальной альпинистской подготовки, но требующие физической. В Краснодарском крае и Адыгее много таких маршрутов разного уровня сложности. Собираясь в первый поход, оценивать свои силы следует объективно и лучше выбрать максимально простой маршрут.

По словам Екатерины, в походе нужно быть готовым не только к физическим, но и к психо-эмоциональным нагрузкам. Тяжелый рюкзак, сложные затяжные подъемы, отсутствие комфортных условий – горячего душа и привычной постели – все это может вызвать стресс. Поэтому важно заранее настроиться на то, что просто не будет.

– Для первого похода прекрасно подойдут несложные горы. Например, Папай, Индюк, Оштен. В окрестностях Новороссийска можно погулять по горам Маркхотского хребта, в такой поход можно без проблем отправиться всей семьей и при этом совсем не обязательно пользоваться услугами гида,

– рекомендует Екатерина.

Впрочем, отправляясь в горы впервые, лучше обратиться к опытному гиду, который хорошо знает маршрут. Инструктор поможет с выбором снаряжения, ответит на все вопросы и поможет решить любые трудности. Тогда получится сохранить время и нервы, а поход с большей вероятностью оставит только хорошие впечатления. А к самостоятельному походу нужно подготовиться серьезно: досконально изучить всю информацию о маршруте и взять хороший навигатор или карту.

На Яворовой поляне собираются все члены нашей группы. Большинство сегодня идут в горы впервые, поэтому Екатерина называет нашу компанию «Первый раз». Еще до старта становится понятно, что мы прогадали со снаряжением: наши рюкзаки едва ли не в два раза больше нас самих, тогда как у остальных членов группы все компактно. Секрет тут в том, что мы себе снаряжение брали в аренду сами, а другим подбирала Екатерина.

– От того, насколько правильно подобрано снаряжение, обувь и одежда, напрямую зависит, каким будет ваш поход: интересным путешествием или испытанием на выносливость с элементами выживания,

– поясняет она.

Рюкзак нужен с жестким каркасом и удобным широким поясом. Объем рюкзака зависит от продолжительности похода и времени года. Для 2-4-дневных походов в теплое время года обычно достаточно 45-60-литрового рюкзака. Также его важно правильно собрать: не брать ничего лишнего, самое тяжелое положить в середину, а сверху – самое необходимое. Лямки нужно отрегулировать так, чтобы вес ложился на бедра, а не на плечи.

Нас, судя по всему, ждет испытание на выживание. Но мы готовы ко всему.

Что касается остального снаряжения, одежды и обуви, то есть много факторов, влияющих на их выбор: начиная от рельефа, заканчивая временем года и количеством дней, которые планируется провести в горах.


Для первого похода не стоит покупать походное снаряжение. Во-первых, качественное снаряжение стоит достаточно дорого, во-вторых, важно понимать, для каких конкретных походов оно нужно. Роль играет их продолжительность, сложность и сезон. Для первого раза снаряжение лучше взять напрокат, а перед самим походом обязательно нужно проверить его целостность и разобраться, как им пользоваться.


Прежде чем отправиться в путь, мы перекусываем слойками, которые приготовила Екатерина, надеваем рюкзаки и уже чувствуем себя настоящими туристами, хоть еще ими не являемся.

Преодоление: ползти или вернуться?

Первые полчаса маршрута проходят через лес. Здесь на дороге большие камни, затем – земляные склоны. До места первого привала у ручья, где можно набрать воды, группа добирается быстро, а мы сильно отстаем. Откровенно говоря, соблазн развернуться и пойти обратно на Яворовую поляну слишком уж велик, но впереди идет Екатерина, которая оборачивается и повторяет, что дороги назад нет.

Когда мы присоединяемся к группе, поджидающей нас у ручья, сил уже нет. На нас смотрят с сочувствием, выглядим мы, конечно, жалко. Смотрим на тропинку, виляющую между сосен позади нас, не понимая, что значит «нет дороги назад», если вот она. В этот момент конечности дрожат, а в ушах шумит. Екатерина была права, отправляясь в поход, следует рассчитывать свои силы и иметь хотя бы элементарную физическую подготовку.

Но мы идем дальше. По склону вверх, через заросли борщевика и крапивы. Тропинка узкая, насмешливо петляет между высоких толстых стеблей, над головой немилосердно жарит солнце. Мы притормаживаем через каждые несколько метров, абсолютно уверенные в том, что, если на Оштен не получится подняться, то мы заползем.


Для входа в заповедник нужно заплатить символическую сумму. На эти средства удается содержать туристические маршруты: проводить маркировку троп, устанавливать указатели и информационные таблички, а также организовывать туристические стоянки и поддерживать порядок на них.


Через борщевик нужно идти осторожно: сок этого растения в сочетании с ультрафиолетом оставляет на коже ожоги, которые заживают весьма неприятным образом. Пока пробираемся через заросли этого опасного растения, в мыслях только один вопрос.

Зачем люди ходят в горы?

Постепенно заросли остаются позади, тропинка начинает круто подниматься вверх, появляются крупные серые камни, а растительность становится более дружелюбной. Внизу виднеется густой лес и Яворовая поляна. Кажется, что прошли мы совсем немного, но зато много раз сделали выбор в пользу того, чтобы двигаться дальше.

– Скоро речка, – подбадривает Екатерина, которая в очередной раз немного отстала от группы, чтобы подождать нас. Остальных ведет Михаил: инструкторы никогда не оставят группу без присмотра и не позволят кому-нибудь потеряться. Понимая наше жалкое состояние, Катя советует: “Нужно идти, не останавливаться, подобрать свой темп. Лучше двигаться медленно, чем стоять”.

Здесь невероятно красиво. Склоны гор усеяны цветами, уже слышен шум реки Армянки. Тишина тут какая-то особенная, и люди как будто совсем другие. В горах действует негласный этикет: тем, кто обгоняет, уступить дорогу, кто возвращается вниз – пожелать удачного спуска, поднимается – восхождения. Сомневаться в том, что в случае необходимости любой встретившийся по дороге турист поможет, не приходится.

Когда мы в очередной раз тормозим, чтобы попить воды, обнаруживается, что у нас неправильно застегнуты пояса рюкзаков. Исправить ситуацию помогает Михаил, который в шоке от того, как нам удается в принципе передвигаться с таким снаряжением.

– Нужно дойти до Инструкторской щели, – говорит Михаил. – Это безопасное место, где могут остаться туристы, которые не рассчитали свои силы. Бросать вас на середине маршрута мы не можем.

После того как основной вес рюкзака правильно перенесен на бедра, идти стало гораздо легче, и к речке Армянке мы спускаемся довольно бодро, почти не отставая от группы. Выходим на тропинку, которая ведет между крутых склонов. Здесь уже нет резких подъемов и спусков, а впереди виднеется Инструкторская щель.

Екатерина считает, что походы в горы отлично тренируют силу воли, целеустремленность, умение работать в команде и преодолевать трудности.

Кажется, преодолевать себя приходится не только в горах. Вся жизнь это, по сути, преодоление. Решение за решением, когда на развилке приходится выбирать: идти выше или остаться на месте. Когда каждый новый шаг приближает к вершине, действительно самое главное не останавливаться. Лучше двигаться медленно, чем стоять.

Как выбрать место для стоянки?

Мы проходим мимо Инструкторской щели и следуем дальше, не отставая от идущей в прежнем темпе группы – наша большая победа. По дороге встречаем пробегающий неподалеку табун лошадей и конюхов, которые идут нам навстречу и желают удачного пути.

Место для стоянки выбираем на равнине недалеко от вершины Оштена. При выборе поляны для стоянки нужно руководствоваться в первую очередь правилами безопасности, а также удобством, наличием источника воды неподалеку и красивым видом.


Для стоянки важно выбрать место подальше от сухостоя, который при порыве ветра может свалиться. Стоянка должна находиться на удалении от русла горной реки, так как во время дождя в горных реках уровень воды быстро и значительно поднимается. Спать на вершине горы в Кавказском биосферном заповеднике нельзя, ночевать можно только в специально отведенных для этого местах.


Погода в горах непредсказуема, поэтому с собой важно иметь дождевик. Но нам везет: пока мы разбиваем лагерь, тучи проходят мимо.

Самое важное в походе – это палатка, спальник и рюкзак. Палатка должна быть легкой, подходящей по габаритам, водонепроницаемой и ветроустойчивой. При выборе спальника нужно обращать внимание на погодные условия и помнить, что температура в горах ночью ниже, чем в городе.

С собой важно взять туристический коврик, налобный фонарь, аптечку, солнцезащитный крем, солнцезащитные очки, дождевик, снаряжение для приготовления еды. Если вы собираетесь в поход под руководством опытного инструктора, то он обязательно даст полный список необходимых для конкретного похода вещей и снаряжения.

Разобравшись с палатками, мы перекусываем и решаем посмотреть на закат с ближайшего склона. С собой берем куртки – холодает стремительно. По пологому склону подняться наверх не получается: туда набегает облако, и Михаил предупреждает, что это может быть опасно. Когда стемнеет, потеряться в облаке будет легко, а вот выйти обратно к стоянке – непросто. Но и вид, открывающийся с середины склона, где останавливаемся, поразителен.

Солнце медленно катится вниз, окрашивая все кругом в оттенки оранжевого. Вершина Оштена меняет свой цвет каждую секунду, становясь то розовой, то фиолетовой, то синей. Облака бегут совсем рядом, зажигаются первые звезды. Небо горит.

– Для меня Оштен очень особенное место, – негромко говорит Михаил, беседуя с кем-то из группы. – Я здесь сделал предложение Кате.

Мы ложимся прямо на траву, чтобы поймать последние минуты этого удивительного дня, в который сжалась вся жизнь, и насладиться тишиной, которой нет больше нигде.

Если наблюдать за закатом сверху, он удивительно долгий.

Когда мы спускаемся обратно в лагерь, уже темнеет. Собраться у костра, как в фильмах, не выйдет: в заповеднике запрещено жечь костры. Но мы устраиваемся на ковриках в кружок и греем на горелках чай. Пока мы беседуем за ужином, мимо нашей стоянки проходят «светлячки» – запоздавшие туристы, которые не успели засветло вернуться с вершины. Екатерина заставляет всех есть вареную картошку, объясняя, что для похода это самая лучшая еда.


Перед тем как лечь спать, всю еду важно обязательно как следует упаковать и убрать подальше, иначе на запахи может прийти медведь и разодрать палатку в поисках вкусненького.


С наступлением темноты быстро становится холодно. На улице светло: луна почти полная и светит, как фонарь. Из-за этого звезды кажутся не такими яркими, но все равно они здесь другие. Они здесь ближе.

Подъем на вершину: опасные камни и талый ледник

Ночью нас будит табун лошадей, пробегающий совсем близко к лагерю, но в остальном ночевка в палатке проходит спокойно. Утро в нашем небольшом лагере начинается в пять часов.

– Тут лед везде, – сообщает наш фотограф Денис, когда выбирается из палатки.

Вечером Екатерина попросила нас еще раз трезво оценить свои силы. Мы приняли решение остаться в лагере. Покорять Оштен отправляется Денис, самый опытный в нашей редакции турист. Вместе с группой он еще около получаса гремит котелками и шуршит рюкзаком, одеваясь потеплее и собираясь в путь, а потом снова становится тихо.


Одежда для похода должна быть легкой и быстросохнущей, лучше придерживаться принципа многослойности. Термобелье, флисовая кофта или пуховый свитер, а сверху – мембранная ветро- и влагозащитная куртка и штаны. Обувь удобная и разношенная. От рельефа на маршруте зависит, можно ли обойтись кроссовками с хорошим протектором или понадобятся трекинговые ботинки.


Просыпаемся примерно через час от невыносимой жары, выпутываемся из курток и толстовок и вылезаем на воздух. В топе самых странных занятий в жизни на одном из первых мест – умывание в горах. Утро свежее и теплое, воздух еще золотистый после недавнего рассвета, недалеко от нашей стоянки пасутся кони, позвякивая колокольчиками.

Пока валяемся на сохнущих под солнцем спальниках, слушая стрекот сверчков и перезвон лошадиных колокольчиков, остальные участники похода поднимаются на вершину Оштена. 

Для Дениса это второе в жизни восхождение на Оштен. В этот раз подъем занял около трех часов.

– Когда мы выходили утром, было холодно, где-то минус три, каждые 20 минут мы снимали по одному предмету одежды, пока не остались в футболках. Подъем представлял собой микс из равнин и камней, по которым надо было карабкаться. Опасных участков там особо нет, но идти нужно осторожно, следить, чтобы камень, на который наступаешь, не соскользнул. Обратно мы по сыпучке спускались через ледник, чтобы набрать воды, – рассказал он. – Подъем на вершину это ведь как: каждый раз думаешь, что не дойдешь, но доходишь.

Путь домой и безумное приключение

После завтрака мы собираем лагерь и выдвигаемся в обратный путь, который дается гораздо легче. Теперь больше времени для того чтобы глазеть по сторонам и разговаривать.

Катя рассказывает о своих любимых маршрутах. В Краснодарском крае и Адыгее это природный парк Большой Тхач.

– Благодаря удаленности там не так много людей, как в Кавказском заповеднике. Горы в тех местах имеют необычный рельеф, и в целом эти места очень живописные,

– поясняет она.

Пейзажи сменяются в обратном порядке: Инструкторская щель, тропинка между крутых склонов, усеянных цветами, река Армянка, заросли борщевика, лес.

В словах не помещается ощущение величия природы, которое приходит в горах. Только там по-настоящему можно понять, насколько невелик человек. Природа – значительна, но человек – значим. Кто-то, надо полагать, здесь ради этого чувства.

– Люди ходят в горы по самым разным причинам: отдохнуть от городской суеты, ради красоты дикой природы, кто-то хочет попробовать в жизни что-то новое, другие – лучше себя узнать,

– отвечает Екатерина на наш главный вопрос.

Горы требуют больших усилий, не только физических. С каждым шагом переступать через себя, ради того чтобы добраться до вершины, а там все может оказаться не так, как ожидалось. Наверху может быть холодно и одиноко, но там самые красивые закаты и звезды так близко, что рукой можно дотянуться, а значит, стоит идти туда, не останавливаясь.

По словам Екатерины, походы в горы позволяют переосмыслить ценности и учат радоваться простым вещам. Выходя из зоны комфорта и оставаясь один на один с природой, без гаджетов и бесконечного потока информации, люди начинают смотреть на жизнь совсем иначе.

Пожалуй, так и есть. С вершины возвращаются не такими, какими уходили. Походка становится увереннее, приходит понимание, что человеческие возможности гораздо шире, чем казалось раньше. Только спустившись с гор можно понять, что жизнь сама по себе – непредсказуемое путешествие, в котором нужно идти, не останавливаясь, чтобы найти место, в котором будет тихо и хорошо.

Самое безумное приключение – это поиск покоя.

Горные люди - Руководство для искателей

В этом выпуске «Культурное выживание» сосредоточено на горных людях - предмете, который обретает форму только после некоторого первоначального поворота и толкания, потому что «горные люди» - это универсальный термин, который имеет тенденцию разваливаться. когда вы внимательно посмотрите на это.

Во-первых, не все люди согласны с тем, что такое гора. Например, жители среднегорного региона Непала удобно расположены на полном расстоянии видимости от гималайских массивов высотой более 23000 футов.Хотя они живут на высоте 12000 футов, равной многим из Скалистых гор, для них склоны, на которых они террасируют и на которых живут, не горы, а холмы.

Напротив, Пик 8 в лесных горах Кламат на северо-западе Калифорнии, несмотря на свои скромные 5193 фута в высоту, считается не только горой, но и священной горой для индейцев юрок и карук, живущих рядом с рекой Кламат. .

Энциклопедия заявляет, что горы - это географические регионы, которые возвышаются над окружающей землей. Это практическое определение; Идея состоит в том, что горы идентифицируются не по высоте, а по контрасту с близлежащими низменностями. Относительное, а не абсолютное, по праву имеет приоритет и узаконивает исключительно важный местный и региональный взгляд.

Например, невысокий и круглый Лю Пань Шань в китайском автономном районе Нин Ся, который на первый взгляд кажется не более внушительным, чем скромные прибрежные холмы Калифорнии, на которые они похожи, тем не менее, создают типичные горные трудности для людей, которые живут в них.Возможности сельского хозяйства у этих людей более ограничены, чем у людей на близлежащих равнинах; их сезонный климат более экстремален; их эрозия почвы в мягком лёссе даже более сильная, чем в долине Хуанхэ. Правительство региона признает, что не может изменить вечные горы Лю Пань Шаня, и поэтому решило вместо этого удалить часть его населения - радикальное лекарство от проблем горцев.

В Кэтскиллс в Нью-Йорке средства к существованию жителей крошечного корпоративного городка Корбетт зависели от их горных ресурсов; будучи брошенными из-за сдвига рыночного спроса - с древесины на синтетический ацетат - горожане испытали ту же дислокацию, что и судьба горцев во всем мире, средства к существованию которых зависят от неустойчивого мирового спроса на их горную руду или горную древесину.

Горы - действительно местное явление, несмотря на то, что Кэтскилл не может сравниться с Гималаями. При поиске горных людей нельзя оставлять без внимания ни одну потенциальную географию - ни окраинные горы, возвышенности, плато и возвышенности, ни Анды и Гималаи.

Используя такую ​​безоговорочную щедрость, Джек Айвз, президент Международного горного общества, определил, что четверть людей в мире живут в горах - или считают, что они живут.Складывается впечатление, что клуб горцев вряд ли является эксклюзивным. Но мы до сих пор не знаем: кто живет в горах? Есть ли у этих людей что-нибудь общее? Есть ли горные люди?

Флатландцы, похоже, разделяют идею о том, что у всех гор есть что-то общее. Их мысленные образы гор построены на романтике, что есть что-то неуловимое и очень ценное, что можно найти в горах, что-то прямо за горизонтом - Шангри-ла совершенного покоя, огромная удача потерянного золота инков или здоровья обещают альпийские курорты.

Горцы понимают, что эти ценности, помещенные в горы, не могут быть экспортированы. Ценности, такие как горы, относительны, поэтому возникает следующая ситуация: жители равнин приходят в поисках собственных мечтаний и иногда находят их, но слишком часто сокровища горцев кажутся жителям равнин прахом.

Что там, на берегу реки, вам неизвестно, доктор?

Достаньте бинокль, ваши лучшие линзы.

Смотрите, если можете.

Доктора - это планировщики и разработчики, пришельцы на вертолетах.Аргуедас подчеркивает: горы, о которых говорят в университетах и ​​столицах, часто имеют очень мало общего с земными; вместо этого они - творения, основанные на низменном состоянии ума.

Антропологи приложили все усилия, чтобы дать определение «горным людям», чтобы дать себе общий язык для сравнения заметок по горным хребтам. Они придумали полезные концепции «Alpwirtschaft» и «вертикальности», взгляды, соответственно основанные на характеристиках, которые отличают горную жизнь от жизни равнинной местности, и на адаптациях, которые эти неизменные географические особенности требуют от тех, кто там живет.

Они начинают уместно с того, что спрашивают себя, чем отличается горная среда от низменностей и равнин. Высота и уклон в горах одинаковы, и многие другие условия окружающей среды естественным образом вытекают из этих отличительных черт: экстремальные температуры и осадки; мелководные почвы и низкая биологическая продуктивность; переменное воздействие солнечного света; повышенная уязвимость к эрозии. Центральное место в концепции экстремальных климатических изменений занимает тот факт, что увеличение высоты проявляется аналогично увеличению широты: изменение высоты на 100 м эквивалентно изменению широты на 100 км.Таким образом, фермеры, ведущие натуральное хозяйство, живущие в таких условиях, должны иметь возможность успешно вести сельское хозяйство в нескольких климатических условиях.

Неровная горная местность накладывает дополнительные политические и экономические ограничения. Горцы часто изолированы от жителей равнин и друг от друга по языку; транспортировка в горах затруднена, потому что дороги, когда они существуют, страдают от оползней, смывов или лавин; горцы часто являются угнетенными меньшинствами в рамках политических систем, внутри которых даже культурам большинства стран трудно маневрировать.

Учитывая аналогичные трудности, горные фермеры часто применяют аналогичные стратегии выживания. По всему миру горные фермеры разбивают склоны террасами. В Гималаях, Андах и Альпах они зависят как от сельскохозяйственного, так и от пастбищного производства. Отдельная деревня или семейная группа будет сажать урожай на равнинах рек или горных террасах или пасти стада на высокогорных пастбищах, которые могут быть доступны только несколько месяцев в году.

Кроме того, фермеры Анд и Гималаев схожи в том, что экстравагантные климатические изменения, с которыми они сталкиваются, побуждают их высаживать десятки разновидностей сельскохозяйственных культур даже на небольших фермах.Суровый горный рельеф во всем мире не способствует переходу на механизированное производство. В то время как разносторонние стратегии горных фермеров повышают их шансы на выживание в горах, эти же стратегии также усугубляют трудности, с которыми сталкиваются фермеры, когда их бросают на мировые сельскохозяйственные рынки, которые процветают за счет механизированного земледелия и монокультуры.

Скотоводство - еще один вариант для горных фермеров. На больших высотах с коротким вегетационным периодом выращивание продуктов на копытах - это способ пастухов наиболее полно использовать различные доступные им сельскохозяйственные ленты.Они справляются с этим, удерживая общие пастбища - метод, который сильно зависит от доброй воли сообществ, контролирующих земли, через которые проходят стада на пути вверх и вниз по горам. Стратегия предполагает свободу передвижения стада. Когда устанавливаются политические границы или когда все более колонизируемые горные земли становятся собственностью отдельных лиц, возникает горный эквивалент «ограждения в диапазоне». Горные пастухи либо теряют права на выпас скота, либо вынуждены платить увеличивающуюся плату за их содержание.Коммунальные пастбища сокращаются в размерах, они перевыпасываются и деградируют. Следовательно, экономическое благополучие пастухов находится под угрозой.

Однако для целей этого выпуска журнала Cultural Survival сравнение, основанное на сельскохозяйственных и пастушеских обычаях, недостаточно. Горному народу вообще не обязательно жить в горах. В новостях из Тибета исторически подчеркивалась религия тибетцев, история которой сформирована изоляцией страны под влиянием гор. Буддийская религия придала силы тибетским беженцам за десятилетия изгнания: для этих тибетцев отсутствие гор имеет большое значение.

Экологические аспекты горной жизни до некоторой степени сопоставимы, но сами по себе недостаточны для того, чтобы сделать полезные обобщения. Каждая горная местность имеет свою историю и культуру.

Возьмем два наиболее часто сравниваемых горных района: Анды и Гималаи. Их соответствие географической высокогорности недостаточно для сравнения. Бедственное положение многих из их людей, оказавшихся в ловушке сельской бедности и занимающих слабые позиции меньшинств в своих национальных правительствах, схожи, но это сходство не отличает горцев от угнетенных или бедных людей во всем мире.К сожалению, сравнения не могут быть сделаны на основе доступной антропологической информации об Андах и Гималаях: совокупность работ, доступных для людей в двух регионах, развивалась отдельно и теперь разошлась до противоположных, но в равной степени достоверных выводов.

В Андах горцы потеряли свою ценность на протяжении сотен лет колониального господства. Только в первые десятилетия этого столетия «доказательства того, что презираемая раса высот была не кем иным, как благородной расой инков, способствовали изменению регионального сознания от стыда к про-андской гордости».Сторонним наблюдателям кажется, что стойкость кечуа и их упорство вызвали чувство изумления и навсегда установили представление о народе Анд как о выживших перед лицом длительного и массового угнетения. Устойчивость стала темой Анд. Совсем недавно исследователи расширили свои исследования экологии человека в Анд, включив в него адаптацию жителей Анд к социальной несправедливости, но в некоторых случаях уроки, извлеченные из политической и экономической точки зрения, были воплощены в политике.

В Гималаях, с другой стороны, хрупкость стала темой. Очевидно, увеличившиеся потери земли и жизни в Гималаях в результате оползней и наводнений в начале 1970-х сместили исследовательские интересы с антропологических на экологические. Ухудшение состояния окружающей среды в Гималаях и последовавшая за этим нехватка дров и кормов на протяжении последних двух десятилетий определяли как исследования, так и политику правительства в некоторых частях региона. Измененная национальная лесная политика Непала была дополнена общенациональной системой облесения; в Индии вдохновленное Ганди местное движение Чипко получило достаточную поддержку со стороны научного сообщества и международного общественного мнения, чтобы повлиять на архаическую политику Индии в области лесного хозяйства в лучшую сторону.В то время как разнообразные культурные очаги, которыми изобилуют Гималаи, по-прежнему вызывают интерес и озабоченность, культурное выживание в Гималаях отошло на второй план, уступив первостепенное значение самому выживанию.

Интересно, что исследователи, которые пытались найти важные и актуальные данные о Гималаях (например, количество сжигаемых дров на семью в год), оказались в тупике. Даже на небольших горизонтальных расстояниях климатические, биологические и культурные условия сильно различаются. Таким образом, несмотря на все более благие намерения, потенциально смертельная ситуация оказывается весьма затруднительной для управления в национальном масштабе.Различия между прилегающими долинами или в пределах одной и той же долины - всего лишь микрокосм трудностей, которые возникают при попытках сравнения хребтов и в поисках общих тем среди горцев.

Мои собственные взгляды на горы и горных людей были получены несколько неудобным методом журналистских проб и ошибок. Я обнаружил сходство между горными людьми в их топографически навязанной культурной адаптации, но, что более важно, я обнаружил сходство в обстоятельствах, которые возникают при крупномасштабных вторжениях в горную среду.

Горы исторически были хранилищами полезных ископаемых, древесины, воды и гидроэнергии, невостребованных земель и неиспользованных рынков, дикой природы, красоты и мира - все это пользуется большим спросом и дефицитом среди жителей равнин. Хотя сами горцы слишком разнообразны, чтобы их было легко сравнивать, их невзгоды перед лицом массивных деревянных конструкций или огромных и плохо спланированных плотин и шахт имеют много общего.

Эти типы спроса отнюдь не новы. Например, 200 лет назад правители долины Катманду непреднамеренно вызвали серьезную вырубку лесов в Чаутаре, их районе на севере, потребовав уплаты районных налогов в форме руды, выплавленной на месте.Точно так же склоны вокруг Симлы были засажены густым лесом до тех пор, пока чуть более 100 лет назад строители не реквизировали огромное количество древесины, чтобы превратить город в британский курорт.

Крупномасштабная эксплуатация ресурсов, историческая и текущая, - все они имеют своего рода эффект увеличительного стекла: они оказывают сильное экологическое, политическое и экономическое давление на небольшие географические районы - районы, экологические ограничения которых уже ограничили возможности людей к изменениям.

Управлять ситуациями не всегда невозможно.Там, где окружающая среда ограничивает, выгодная экономика может предоставить варианты. Например, возьмем Обергургль, деревню в австрийском Тироле. В 1840-х годах отчаявшийся сельский совет наложил на жителей полный запрет на браки, так как население выросло больше, чем может обеспечить окружающая среда. Сегодня население намного больше, но благодаря надежному лыжному бизнесу в деревне люди могут позволить себе обучать своих детей. Теперь избыточное население переезжает в города, где они находят себе место в экономической жизни страны.Таким образом, село, казалось бы, перенесло свои проблемы с населением на остальную часть страны. Однако есть и другие последствия зависимости от лыжного бизнеса. Биологическая продуктивность и разнообразие высокогорной долины Обергургля заметно сократились с появлением лыжного спорта и туризма. Кроме того, было подорвано и уважение людей к своей горной окружающей среде.

В Нанче-Базаре в Непале у шерпа почти неограниченные возможности для трудоустройства; в финансовом отношении они относятся к числу наиболее обеспеченных непальцев.Тем не менее, нельзя забывать, что они заплатили немыслимую цену своим сильно уменьшившимся мужским населением, погибшим в несчастных случаях со смертельным исходом, сопровождая иностранных альпинистов на вершины.

В Ладакхе, регионе в западных Гималаях, традиционная культура которого лишь недавно подверглась потенциально разрушительному влиянию промышленных технологий и массового туризма, цену изменений еще предстоит подсчитать. Посторонние и те изменения, которые они приносят, до сих пор встречали спокойно.Местные лидеры объединились, чтобы уравновесить внешнее влияние, предлагая альтернативы ресурсоемким технологиям в виде малых энергетических систем и других соответствующих технологий, которые больше соответствуют ладакхскому подходу к жизни.

В общем, истории успеха слишком редки. Например, горнодобывающая промышленность имеет тенденцию наносить долгосрочный ущерб в виде кислотного дренажа шахт, который отравляет ручьи, такие как те, что повсюду в Скалистых горах.В краткосрочной перспективе это приводит к экстремальным циклам подъема и спада с сопутствующей безработицей и вынужденной миграцией; так было как в Аппалачах, так и в Андах. Кроме того, эксплуатация горных рек гидроэлектростанциями может вытеснить горцев или лишить их воды.

Эти многочисленные вторжения поставили под угрозу даже духовные аспекты гор. Святость тоже хрупка и может поддерживаться только сообществом людей, которые разделяют мнение, что их гора даже «больше», чем ее скалы и снег. Священные горы уязвимы на двух уровнях - как для физической деградации горы, так и для эрозии веры в людей, которые ее уважают.

В целом понятие «горцы», пожалуй, более полезно для жителей равнин, чем для горцев. Горные люди - это те, кто контролирует огромные ресурсы, которые развили уникальные сильные стороны в своем образе жизни и приспособились к своей неумолимой окружающей среде и вторжениям жадных людей. Они практикуют образцовые философские принципы, и их духовная связь с их собственными горными домами настолько сильна и совершенно чужда жизни в современном обществе, что мы не можем не уважать и завидовать этому, даже когда мы проектируем его прохождение.

Авторские права на статью Cultural Survival, Inc.

Захват "горцев" Аппалачей | Путешествие

Эстер Рене Адамс родилась в день рождения своей бабушки, 2 июня, и была названа в ее честь, хотя, в конце концов, после того, как «Мамау» стали называть ее «Нет, баг» (потому что она боялась божьих коровок), все остальные тоже. Ни одна внучка больше не любила свою бабушку. Мамау могла вытащить остроту из укуса осы и выстоять в соревнованиях по выдуванию жевательной резинки.Она всегда была склонна нарезать арбуз Четвертого июля на несколько дней раньше.

Мамау умер от эмфиземы в июле 1990 года, когда Най Багу было 7 лет. «Половина меня тоже умерла», - говорит она.

Мамау поселили в собственном доме. В горах восточного Кентукки такие «деревенские поминки» могут длиться несколько дней, когда скорбящие выходят из угольных шахт или уезжают с заводов. Иногда приходило так много людей, что пол в гостиной приходилось укреплять.Гости поклонились умершим, затем прошли в другую комнату, чтобы выпить бутербродов, кофе и долгого визита.

Not Nay Bug. Пока люди говорили на улице: «Ты знаешь, где я был?» она спрашивает. «Прямо там, с моей мамой. Я не спал с ней всю ночь ».

И когда мужчина с фотоаппаратом подошел и попросил ее сфотографировать, она сказала, что хочет положить розу на грудь своей бабушки. «Он сказал:« Конечно, если это то, чем ты хочешь заниматься », - вспоминает Ней Баг. Потом сделал снимок.

Home Funeral станет одним из самых известных портретов Аппалачской жизни Шелби Ли Адамс.

Адамс больше 18 лет не увидит Нет Бага. Он нашел ее летом 2008 года в начале Улей Холлоу, на извилистой дороге, живущей в доме без водопровода и электричества. Краем глаза была вытатуирована угольно-черная слеза. Адамс снова начал ее фотографировать.

В течение 36 лет Адамс проводил лето в нескольких сельских округах Кентукки, наблюдая, как растут дети, процветают или разваливаются семьи, а зеленые горы рушатся после многих лет добычи угля.Угольная пыль кажется вездесущей на фотографиях Адамса, которые он снимает почти исключительно в черно-белых тонах.

Его портреты «горцев», как он их называет, интимные, прямые и иногда мрачные. Некоторые критики - в том числе и те, кто фигурирует в документальном фильме 2002 года о творчестве Адамса «Истинное значение изображений» , - говорят, что он эксплуатирует регион, уже обремененный стереотипами о бедности и насилии. Адамс говорит, что он запечатлел исчезающую культуру - например, домашние поминки теперь реже встречаются в горах - и лица старых друзей.«Когда [критиков] выводят из зоны комфорта среднего класса, они сталкиваются с человечностью другого человека», - говорит он. «И они винят фотографа».

59-летний Адамс имеет корни как в горах, так и в среднем классе. Он живет в западном Массачусетсе, но родился в Хазарде, Кентукки, недалеко от того места, где он снимает свои портреты. Он дальний родственник Хобарта Айсона, жителя Аппалачей, который в 1967 году смертельно застрелил режиссера на своей земле, но отец Адамса был руководителем газовой компании с контрактами по всей стране, и его семья часто жила в городах, включая Нью-Йорк. и Майами.По его словам, когда Адамс возвращался в Кентукки на часть каждого года, отец научил его смотреть свысока на «кричащих жителей».

Однажды летом дядя, сельский врач, познакомил его с некоторыми из самых изолированных горных семей. Когда Адамс вернулся позже, он говорит, что был загипнотизирован их открытостью перед его объективом; их фотографирование станет делом его жизни. Сегодня он знает, как меняются акценты от полого к полому, у кого сернистый колодец, у кого ждет ребенка.

Тьма, которую он иногда видел в Аппалачах, только заставляет его приглядеться.«В тени лежат глубина и красота людей», - говорит он. «Пока мы не поймем нашу собственную тьму, мы не поймем нашу красоту».

Его подданные ценят его подарки в виде консервированной ветчины и одежды на Рождество и случайный ящик пива; они также хотят увидеть его фотографии. «Сельские жители любят картинки, - говорит Адамс. Практически в каждом доме или трейлере есть экспонаты: портреты церкви и выпускного вечера, сонограммы, а иногда и работы Адамса.

Но не всем нравятся его изображения.

«Думаю, я не вижу смысла замерзать вовремя», - говорит Кристофер Холбрук, младенец на руках у матери в доме Home Funeral , а теперь 20-летний подросток с ямочками в пыльных джинсах. «Прошлое должно быть в прошлом». Крис - первый человек в своей семье, окончивший среднюю школу; он также прошел курсы механики дизелей в Hazard Community College. Он недавно женился и сейчас работает охранником. По его словам, никакая фотография не может сказать ему, что его ждет в будущем.

Уолтер Холбрук, отец Криса и сын Мамау, придерживается иной точки зрения. Домашние похороны - это «то, что я могу показать своим детям, и, возможно, позже они смогут сэкономить, чтобы показать своим детям, какая у них семья», - говорит он.

«Кто-то сказал, что Шелби делает эти фотографии, чтобы посмеяться над людьми», - говорит Ней Баг. "Ты знаешь что я думаю? Это не для того, чтобы они выглядели плохо. Это то, как вы на это смотрите. Он не собирается высмеивать бедняков. Он показывает, как тяжело нам жить.”

Она никогда не видела Home Funeral , пока Адамс не посетил ее прошлым летом. Она долго смотрела на фотографию. «Теперь, Джейми, я хочу, чтобы ты кое-что посмотрел», - сказала она своему бывшему мужу. «Просто посмотри сюда». Настоящая слеза скользнула по татуированной возле ее глаза. "Это я."

Штатный писатель Эбигейл Такер также пишет о мустангах в этом выпуске.

"Nay Bug" (с бывшим мужем Джейми в 2008 году) была сфотографирована Шелби Ли Адамс в 1990 году, а ее несмываемый портрет Home Funeral не видели в течение 19 лет.(Шелби Ли Адамс) Эстер Рене Адамс, «Мамау», была похоронена в собственном доме. В горах восточного Кентукки такие «деревенские поминки» могут длиться несколько дней. (Шелби Ли Адамс) «Деревенские жители любят фотографии», - говорит Шелби Ли Адамс.Почти в каждом доме или трейлере есть экспонаты: портреты из церкви и выпускного вечера, сонограммы, а иногда и работы Адамса. (Билл Шваб)

Современные подходы к археологии горных ландшафтов

Горные пейзажи впервые были освоены земледельцами в самом начале неолита. Однако существуют разногласия относительно того, когда и где эти конкретные типы человеческого поведения развились в результате процессов адаптации к этим особым условиям. Цель книги «Люди в горах: современные подходы к археологии горных ландшафтов» - представить результаты исследований в различных научных контекстах. Чтобы обсудить эти вопросы и изучить различные аспекты человеческой деятельности в горах и прилегающих регионах, мы используем археологическую, ботаническую, зооархеологическую и этнологическую информацию.В главах, среди многих других тем, исследуются несколько основных областей исследований: история окружающей среды и воздействие человека на горную среду; особенности различных горных ландшафтных зон; долгосрочные изменения человеческой деятельности в различных горных регионах и причины таких изменений; сезонный выпас, а также отгон скота на короткие и длинные дистанции; эксплуатация различного сырья, например кремнистое сырье, соль и др .; горы как границы, дороги и зоны соприкосновения; создание новых обычаев, прав и социальных отношений; символические и ритуальные локации в горах; диалог между различными методологическими точками зрения и аналитическими методами. Книга состоит из 15 глав, подготовленных 27 авторами из 10 стран. Темы главы охватывают горы, расположенные в Европе, Америке и Азии.

Введение - Анджей Пелисиак, Марек Новак и Чиприан Асталош

Горный пейзаж как жизнеспособная альтернатива неолиту - Павел Валде-Новак

От людей к пейзажам. Проект Fluturnum: археология и антропология в долине Тассо-Верхний Стрелец (Италия, провинция Л’Акуила - AQ) - Франческа Романа Дель Фатторе, Анна Риццо и Алессандро Фелиси

Доисторическое пасторализм дальнего и ближнего действия.Потенциал палеоэкологических прокси и новый рекорд из западной Эмилии, северных Апеннин, Италия - Лионелло Ф. Моранди и Николас П. Бранч

Археология гор в Марамуреш, Румыния: начало долгосрочного проекта - Раду -Александру Драгоман, Дан Поп, Богдан Бобина, Мариус Арделяну, Кэлин Шутэу и Чиприан Асталош

Карпаты: барьер или граница? Культуры Тисапольгар, Бодрогкерестур, Петрешти и Трипольско-Кукутень - Тарас Ткачук

Заселение и экономика доисторических сообществ в бассейне Зволена и прилегающих районах в Западных Карпатах (Словакия) - от Ноэми Беляк Пажинова 9000 Bieszczady Mts. - Анджей Пелисиак

Пыльцевые признаки человеческой деятельности в польских Западных Карпатах в период неолита - Марек Новак

Поселение культуры шнуровой керамики и ранние фазы культуры Мерзановиц в Карпатах - Павел Ярош

Переоснащение прошлого - кладбища в урнах в предгорьях Карпат - Марта Корчиньска и Клаус Каппенберг

Судетская ресурсная база в экономике раннесредневековых обществ - Ева Лисовска

Начало горного поселения в Чешской Республике - тематическое исследование из Богемский лес - Катарина Капустка, Мэтью Уоллс и Ян Эйгнер

Подход к пониманию значения культурного ландшафта племен Аруначал-Прадеша, Северо-Восточная Индия - Бина Ганди Деори

Туман, горы и пустыня: человек-среда взаимодействия в Ломас-де-Лаше, Перу - Петр Калицки, Томаш Калицки и Петр Киттель

Плюсы и минусы жизни в горах

Несколько лет назад мои родители продали дом моего детства в пригороде Чикаго и переехали в горы Колорадо. Это довольно волшебное место. Посмотрите в окно, и, помимо обширного открытого неба и, казалось бы, безграничной зелени, вы можете увидеть лося, грызущего траву (как мой папа называет их «ландшафтные дизайнеры»), или орла, сидящего на вершине дерева. Жизнь в горах определенно имеет свои преимущества, и любой, кто там живет, скажет вам. Но это не все наблюдения за животными и парящие орлы. Если вы планируете подняться на высоту и жить горной жизнью, сначала убедитесь, что вы знаете все плюсы и минусы.Вот некоторые из них.

Pro: это настоящий рай

От лесистых склонов до пустынных вершин - если вы живете в горах, вы живете в месте идиллической красоты. Растения и животные гораздо свободнее живут в горах, где население менее плотное и построек значительно меньше. Отойдите подальше от города, и вы, вероятно, увидите самое великолепное ночное небо, которое вы когда-либо видели. Если вы любите природу во всей ее чистоте, то это про горную жизнь может быть всем, что вам нужно.

Минус: на основе непросто

Построить новый дом на горе или надстроить существующий невероятно сложно и невероятно дорого. Если вы начинаете с нуля, вам придется срубить деревья, выровнять землю динамитом и запустить инженерные сети, и это еще до того, как вы дойдете до фундамента своего дома. Начните копать, и вместо того, чтобы искать землю, вы найдете камень. Много этого. Чтобы выровнять достаточно большое пространство для постройки собственности, вам потребуется много труда.Конечно, есть много уже построенных домов, если вы хотите жить в горах, не беря на себя расходы на строительство нового. Но если вы мечтаете о новом строительстве, вам придется потратить большие деньги.

Pro: тонны конфиденциальности

Даже в менее удаленных, более жилых горных районах вы не собираетесь противостоять своим соседям, как если бы вы находились в низинах. На самом деле, велика вероятность, что у вас будет много горного пространства, которое можно назвать своим, чтобы жить, отдыхать и, возможно, даже заниматься йогой, если вам это нравится. Горная жизнь идеальна для людей, которые ценят тишину, покой и возможность обитать в собственном маленьком уголке большей части нетронутой природы. А если вы хотите быть как можно более удаленным, у вас есть множество возможностей жить в горах, не зря соседей.

Минус: затруднен доступ

Крутые дороги, грунтовые дороги, отсутствие дорог… все это неотъемлемая часть жизни в горах, и вам придется смириться, если вы решите построить там дом.Имейте в виду, что во многих горах существующие дороги принадлежат округу или группам частных жителей. Дороги округа обслуживаются за счет налогов, поэтому вы получите базовые знания, такие как вспашка снега и засыпка выбоин. Частные дороги обслуживаются ассоциациями домовладельцев, и то, что ударила метель, не означает, что прибывает плуг. Если вы можете справиться с этой переменной, вам просто нужно убедиться, что у вас есть автомобиль или грузовик, способный справиться с подъемами и поворотами. Откажитесь от спортивного автомобиля и вместо этого начните смотреть на полноприводные внедорожники.

Pro: непревзойденные просмотры

Это кажется очевидным, не так ли? Чем выше вы подниметесь, тем больше захватывающих видов пейзажа вы увидите из окна. Конечно, большая высота испортит вашу выпечку, и вашим легким может потребоваться некоторое время, чтобы приспособиться, но виды - одна из основных вещей, которые делают жизнь в горах такой уникальной и особенной. Будь вы на западном или восточном побережье, у воды или в окружении суши, виды, которые вы увидите, никогда не устареют.

Con: Удаленность от объектов инфраструктуры

Когда живешь в горах, не бывает быстрого похода в магазин. Большинство гор по своей природе сельские. Добавьте к этому тяжелые условия строительства, и вы не увидите там большого количества коммерческой застройки (да и большинство жителей этого не хотят). Нет, если у вас закончился корм для собак или вам нужно оставить письмо на почте, вам придется немного спланировать поездку. А если вы хотите заказать пиццу с доставкой? Если вы не находитесь недалеко от города, вам, вероятно, придется просто сделать его самостоятельно.

Pro: бесконечные развлечения на свежем воздухе

Еще один термин, который мой отец с гордостью придумал, находясь в Колорадо: «соревновательное мастерство на открытом воздухе». Это правда - большинство людей уезжают в горы не сидеть сложа руки. И это хорошо. Пешие прогулки, катание на горных велосипедах, скалолазание, катание на лыжах и другие развлечения на свежем воздухе - все это часть того, что делает жизнь в горах такой веселой, и если вы никогда не пробовали что-то раньше, но хотите сейчас, у вас, вероятно, есть сосед, который будет счастлив взять вас с собой и показать вам, как.

Con: Экстремальная погода

Погода может быть немного более драматичной, когда вы находитесь на высоте. Ветер сильнее, холод сильнее, и, в зависимости от того, где вы находитесь, условия могут представлять высокий риск возникновения лесных пожаров. Чтобы с комфортом жить в горах, вам нужно узнать как можно больше о погодных условиях, с которыми вы, вероятно, столкнетесь в лесу, чтобы вы могли правильно спланировать и убедиться, что у вас есть все необходимое.

Pro: вы, наверное, всегда будете чувствовать себя в отпуске

В горной жизни есть очарование, которого нет ни в городе, ни в пригороде. Есть что-то поистине чудесное в том, чтобы просыпаться в свежем горном воздухе и ложиться спать под таким большим и тихим небом, и часто есть что-то новое, что можно увидеть - новые посетители животных, новые цветущие полевые цветы, которых вы никогда раньше не замечали. Держите глаза и уши открытыми, и каждый день в горах может приносить что-то новое и впечатляющее.

Как и в случае с любым другим важным шагом, всегда изучайте, чего вы можете ожидать, чтобы быть уверенным, что это подходит вам. Жизнь в горах уникальна, но есть факторы, которые могут немного усложнить жизнь. Но знайте, во что вы ввязываетесь, и вам будет намного легче справляться со всем, что встречается на вашем пути.

человек, живущих в горах, сталкиваются с лавиной климатических рисков

Наука о климате сообщает нам, что прибрежные зоны мира страдают от штормовых нагонов и повышения уровня моря. Продовольственные регионы подвержены риску засухи, болезней и устойчивых к климату вредителей.

Но как насчет примерно 25 процентов площади суши Земли, определяемой как «горные районы»?

В новом отчете ООН говорится, что горы и общества, которые называют их домом, сталкиваются с собственными климатическими проблемами.

К ним относятся экстремальные температуры и осадки, которые, в свою очередь, могут вызвать лавины, наводнения, засуху и лесные пожары. По мнению экспертов, горные регионы также сталкиваются с риском таяния ледников и «наводнения из-за прорыва ледниковых озер», а также ускоренной эрозии и оползней, которые являются одними из самых смертоносных стихийных бедствий во всем мире.

«Эти риски подвергают опасности и без того уязвимые и зачастую маргинализированные горные сообщества и дестабилизируют некоторые из их секторов, приносящих богатство, включая сельское хозяйство, туризм и биоразнообразие», - заключают эксперты в обобщающем отчете из семи томов, известном как «Серия перспектив адаптации горных районов».

Риски приобретают еще большее значение, если учесть, что горные хребты обеспечивают необходимой водой более половины населения мира, что «делает их жизненно важными не только для людей, живущих в горах, но и для тех, кто живет ниже по течению», - говорится в докладе.

Такие проблемы с водоснабжением хорошо задокументированы на Западном межгорном районе США и в таких штатах, как Калифорния, где распределение воды является постоянным источником публичных политических споров между городскими и сельскими водопользователями. В некоторых западных хребтах США от нашествия горных сосновых жуков погибли десятки миллионов в остальном здоровых деревьев, что усугубляется тем, что повышение температуры позволяет короедам происходить на больших высотах.

Обобщающий доклад ООН посвящен горным регионам за пределами Северной Америки: тропическим Андам в Южной Америке; Западные Балканы и Карпаты в Восточной Европе; Южный Кавказ; регион Гиндукуш в Гималаях вдоль афгано-пакистанской границы; Центральная Азия; и Восточноафриканский рифт.

Джойс Мсуя, исполняющий обязанности исполнительного директора Программы ООН по окружающей среде, заявила в своем заявлении, что горные хребты являются «чрезвычайно сложными экосистемами [и] домом для некоторых из наиболее маргинализированных и уязвимых сообществ» в мире.

В более широком смысле авторы отмечают, что многие горные цепи служат политическими границами между странами. Они находятся на окраине страны и часто вдали от центров государственной и экономической власти, где принимаются важные политические решения.

Эксперты также говорят, что горные сообщества переживают непропорционально большое количество бедствий по сравнению с другими средами. Они говорят, что им срочно нужно адаптироваться к меняющимся условиям.

В то же время, «быстрые и беспрецедентные темпы изменения климата бросают вызов этой способности к адаптации, что очевидно из уже широко распространенных воздействий, ощущаемых в горных регионах», - говорят авторы.

Серия «Перспективы адаптации горных районов» является результатом сотрудничества между У. Н. Окружающая среда и ГРИД-Арендал, норвежская некоммерческая организация. Оба агентства и другие партнеры с 2015 года работают над изучением действий по изменению климата в развивающихся странах с уязвимыми горными ландшафтами.

Отчет, выпущенный на полях международных переговоров по климату в Польше, включает более подробное исследование адаптации в Гиндукушских Гималаях, которые простираются на восемь стран, от Афганистана до Мьянмы, и являются домом для 240 миллионов человек.

Некоторые называют этот регион в мире «водонапорная башня», потому что она является источником 10 крупнейших рек Азии и содержит большой объем снега и льда за пределами Арктики и Антарктики.По оценкам, 1,3 миллиарда человек зависят от этих источников воды для питья, орошения, энергетики, промышленности и санитарии.

Тем не менее, эксперты обнаружили, что огромные размеры и разнообразие Гималаев затрудняют совместную работу стран по поиску решений, связанных с изменением климата, включая меры адаптации.

«В то время как мир должен сократить выбросы парниковых газов, чтобы ограничить потепление до безопасных уровней, реальность для Гиндукуша в Гималаях такова, что меры по адаптации во всех секторах необходимы сейчас и в ближайшие десятилетия», - говорится в докладе.«Многие из текущих и будущих вызовов имеют трансграничный характер, требуя расширения сотрудничества между странами региона».

Эрин Глисон, заместитель директора Горного института, некоммерческой организации, расположенной в Вашингтоне, округ Колумбия, заявила, что выводы Организации Объединенных Наций согласуются с собственной программой института «Расширение масштабов адаптации на основе горных экосистем», которая сосредоточена на климатических решениях в Перуанские Анды и Гималаи Непала.

Глисон добавил, однако, что «политическая добрая воля часто медленно превращается в реальные действия на местах» и что необходимо сделать гораздо больше для передачи адаптационных технологий и методов из развитых стран в развивающиеся.

«Хотя мы приветствуем этот отчет, мы должны подчеркнуть, что пора действовать на основе уже имеющихся у нас значительных знаний», - сказала она. «Пора внедрять в отдаленных горных районах, где поддержка больше всего нужна. Давайте применим эти знания и поддержим местных жителей в защите их хрупких экосистем, которые являются основой их средств к существованию и вершин наших водоразделов ».

Перепечатано с сайта Climatewire с разрешения E&E News. E&E ежедневно освещает важные новости энергетики и окружающей среды на сайте www.eenews.net.

Скалистые горы | Местоположение, карта, история и факты

Физиография

Канадские Скалистые горы включают горы Маккензи и Селвин на Юконе и Северо-Западные территории (иногда называемые Арктическими Скалистыми горами), а также хребты западной Альберты и восточной части Британской Колумбии. Северные Скалистые горы включают хребты Льюиса и Биттеррута в западной Монтане и северо-восточном Айдахо. Эти хребты сформировались вдоль восточного края области карбонатного осадконакопления мощностью около 17 миль (27 км), которая накапливалась с позднего докембрия до раннего мезозоя (т. е., примерно от 1 до 190 миллионов лет назад). Эта структурная депрессия, известная как геосинклиналь Скалистых гор, в конечном итоге простиралась от Аляски до Мексиканского залива и превратилась в непрерывный морской путь в меловой период (примерно от 145 до 66 миллионов лет назад). Хребты Канадских и Северных Скалистых гор образовались, когда толстые пласты палеозойских известняков были надвинуты на восток над мезозойскими породами во время горообразования, названного Ларамидным орогенезом (65–35 миллионов лет назад).Некоторые из этих упорных шкотов переместились на 20–30 миль (от 32 до 48 км) к своему нынешнему положению. Западная окраина Канадских Скалистых гор и Северных Скалистых гор отмечена желобом Скалистых гор, грабеном (обрушенная вниз, прямая, плоская долина) глубиной до 3000 футов (900 метров) и шириной несколько миль, которая была покрыта льдом и частично заполнена. с отложениями талых ледниковых вод.

Ледяное поле Колумбии расположено на континентальном водоразделе в Канадских Скалистых горах на высоте от 10 000 до 13 000 футов (от 3 000 до 4 000 метров) над уровнем моря. Он включает в себя большой ледник Атабаска, длина которого составляет около пяти миль, а ширина - около мили. Ледники на этом ледяном поле, продолжая движение, истончаются и отступают. Канадские Скалистые горы примерно поровну разделены между стоками на восток (Атлантический и Северный Ледовитый океан) и запад (Тихий океан).

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Средние Скалистые горы включают хребты Бигхорн и Винд-Ривер в Вайоминге, хребты Уосатч на юго-востоке Айдахо и северной Юты и горы Уинта на северо-востоке Юты; хребет Абсарока, простирающийся от северо-западного Вайоминга до Монтаны, служит связующим звеном между Северными и Средними Скалистыми горами.В то время как массивные отложения карбонатов происходили в Канадских и Северных Скалистых горах от позднего докембрия до раннего мезозоя, значительно меньшее количество обломочных отложений накапливалось в Средних Скалистых горах. Горообразование здесь произошло в результате складчатости сжатия и крутого разлома, за исключением пологого надвигового разлома в юго-западном Вайоминге и юго-восточном Айдахо. Гранитное ядро ​​антиклинальных гор часто вздымается вверх, и многие хребты примыкают к палеозойским осадочным породам (например.g., сланцы, алевролиты и песчаники), которые были размыты в хребты. Тот же самый процесс горообразования происходит сегодня в Андах в Южной Америке. Большинство горообразований в Средних Скалистых горах произошло во время орогении Ларамида, но горы впечатляющего хребта Тетон достигли своей высоты менее 10 миллионов лет назад, переместившись более чем на 20000 футов по вертикали относительно дна Джексон-Хоула по разлому, падающему на восток. .

Хребет Уинд-Ривер

Хребет Уинд-Ривер, западно-центральный Вайоминг.

© BrendanReals / Shutterstock.com

Хребты Бигхорн, Винд-Ривер и Уинта образуют острые линии хребтов, которые возвышаются над окружающими бассейнами. Хребет Винд-Ривер поддерживает большую площадь ледников, включая ледник Динвуди. Однако эти ледники довольно быстро отступают.

Геологические события в Средних Скалистых горах сильно повлияли на направление течений. Особенностью последних 10 миллионов лет было образование рек, которые текли со дна бассейнов в каньоны через прилегающие горы и на прилегающие равнины.Это явление возникло в результате наложения потоков. Русла ручья были первоначально заложены в эпоху позднего миоцена (примерно от 11,6 до 5,3 миллиона лет назад), когда бассейны были в основном заполнены отложениями неогенового и палеогенового возраста (т. Е. Возрастом примерно от 2,6 до 66 миллионов лет), которые локально простирались на более низкие уровни. отрезки горных топоров. Во время последующих региональных раскопок насыпей бассейна, которые начались около пяти миллионов лет назад, потоки сохранили свое русло через горы и прорезали глубокие поперечные каньоны.

Регион Йеллоустоун-Абсарока на северо-западе Вайоминга является отличительной частью Средних Скалистых гор. Большой магматический очаг под этой областью несколько раз заполнялся и заставлял поверхность вздуваться, но затем опустошал в серии вулканических извержений базальтовой и риолитовой лавы и пепла. За последние два миллиона лет произошло три таких цикла, последний из которых произошел около 600 000 лет назад. Магматическая камера в настоящее время снова заполняется, и поверхность суши в Йеллоустоне каждый год немного поднимается или наклоняется.

Южные Скалистые горы включают Передний хребет и горы Вэт и Сангре-де-Кристо вдоль восточного склона, а также хребты Парк, Гор и Саватч и горы Сан-Хуан вдоль западного склона. Восточный и западный хребты разделены рядом высоких бассейнов: с севера на юг это Северный парк, долина реки Арканзас и долина Сан-Луис. Южные Скалистые горы простираются на север, в южный Вайоминг, тремя выступами: горами Ларами и Медисин-Боу и Сьерра-Мадре.

Река Ункомпагре и (на заднем плане) горы Сан-Хуан, западный Колорадо.

Бен Уокер / Британская энциклопедия, Inc.

Только около 5 000 футов отложений накопилось в среднем мезозое (около 200–150 миллионов лет назад) в регионе, который сейчас занимают Южные Скалистые горы. Горообразование в этих диапазонах возникло в результате складчатости сжатия и образования под большим углом разломов во время Ларамидской орогении, поскольку мезозойские осадочные породы изгибались вверх над массивным батолитом из кристаллической породы.Затем было размыто около 10 000 вертикальных футов осадочных пород; в противном случае передний хребет был бы примерно в два раза больше нынешней высоты. Южные Скалистые горы испытали меньшее воздействие надвигового разлома под низким углом, которое характерно для Канадских и Северных Скалистых гор, а также западных частей Средних Скалистых гор.

Хребты Южных Скалистых гор выше, чем хребты Средних или Северных Скалистых гор, при этом многие пики превышают высоту 14 000 футов. Колорадо имеет 53 вершины над этой высотой, самая высокая из которых - гора Эльберт в хребте Саватч, которая на высоте 14 433 футов (4399 метров) является самой высокой точкой в ​​Скалистых горах.Эти хребты были сильно разрушены несколькими эпизодами оледенения - последнее закончилось около 7500 лет назад, и активных ледников не осталось, - что привело к захватывающим альпийским пейзажам. Долины рек были углублены за последние два миллиона лет, сначала из-за прямого воздействия ледникового льда, а затем из-за талых ледниковых вод. В большинстве долин встречаются извилистые морены с острыми краями, отмечающие протяженность уклона прошлых оледенений.

Физико-географическая провинция, называемая плато Колорадо на юго-востоке Юты, юго-западе Колорадо, северной Аризоне и северо-западе Нью-Мексико, является еще одним высокогорным регионом на западе США, хотя в ней отсутствует история складчатости, разломов и вулканической активности в соседних регионах .Поднятия на плато Колорадо не такие большие, как в других местах в Скалистых горах, и поэтому эрозия была меньше; Докембрийские породы обнажены только в самых глубоких каньонах, таких как Гранд-Каньон.

Плато на самом деле представляет собой серию плато на разных высотах, расположенных ступенчато через разломы. Горизонтальные осадочные породы были разделены реками Грин и Колорадо и их притоками на сеть глубоких каньонов. Некоторые из этих каньонов представляют собой глубоко укоренившиеся меандры, например, драматический участок Гусиная шея реки Сан-Хуан недалеко от Мексикан-Хэт, штат Юта, где эрозия стен каньона, разделяющих противоположные стороны извилистой речной петли, создала естественный мост.

Река Колорадо в национальном парке Каньонлендс, штат Юта.

© Открыть индекс

Гранд-Каньон реки Колорадо пересекает южный конец Кайбаб-Апварпа в районе южного плато. Каньон имеет глубину до 6600 футов (2000 метров) и обнажает удивительную последовательность осадочных пород. Слабые типы горных пород, такие как сланцы и более мягкие слои песчаника, образуют пологие уступы, в то время как более устойчивые типы пород, такие как известняк и более твердые слои песчаника, образуют единицы, образующие обрывы.Из-за чередования слабых и устойчивых пород в стенах каньона сформировался рельеф скал и уступов, типичный для большей части региона плато Колорадо. Направленная вниз эрозия ручьев на поверхность плато в конечном итоге изолирует части плато на столовые, холмы, памятники и шпили. Коренная порода, которая была разделена на серию параллельных стыков, может выветриться в высокие скальные стены, известные как плавники. Последующее выветривание приводит к созданию естественных арок. Те же процессы выветривания на скалах могут создавать ниши, которые в прошлом использовались живущими на утесах культурами коренных американцев.

Примечательны четыре горные группы - Ла Саль, Анри, Абахо и Карризо. Из центрального трубчатого проникновения, проникающего глубоко в земную кору, магма была введена между слоями осадочных пород, в результате чего вышележащие слои вздулись куполами диаметром около одной мили. Эти купола называются лакколитами, и каждый из этих горных массивов состоит из группы лакколитов.

Почему людей, живущих в горных регионах, почти невозможно победить?

21 августа 2018 года генерал Джон Николсон передал командование миссией НАТО в Афганистане генерал-лейтенанту Скотту Миллеру.На своей последней пресс-конференции Николсон заявил, что стратегия работает, и ей просто нужно больше времени. Он был семнадцатым командующим Афганистаном, и его прощальное заявление очень похоже на предыдущие шестнадцать. Учитывая, что там командуют некоторые из самых успешных военных лидеров этого поколения, почему Афганистан по-прежнему остается нестабильным?

Очевидно, Афганистан имеет долгую историю вывода иностранных войск. 13 января 1842 года помощник хирурга Уильям Брайдон, окровавленный и измученный, достиг британского форта в Джелалабаде.Когда его спросили, где находится остальная армия, он сумел ответить: «Я армия». Таким образом, британцы узнали, что их 20-тысячная армия в Афганистане была уничтожена. Хотя это, пожалуй, самый известный пример того, как западная армия терпит поражение от горцев, но, конечно, не единственный.

Начиная с трехлетней кампании Александра (329–327 гг. До н.э.) по контролю над Бактрией (нынешний Афганистан) до настоящего времени, военная история изобилует историями о великих державах, уверенных в победе, отважившихся на территорию горцев - только для быть изгнанным.

Англичане первыми начали серьезные усилия по покорению Шотландии в двенадцатом веке, но потребовались столетия боев, прежде чем Акт Союза присоединился к двум странам в 1707 году. Даже это не положило конец шотландскому сопротивлению, поскольку шотландцы восстали в 1715 и 1745 годах - и спорят о независимости по сей день. Русские то и дело сражаются на Кавказе с начала 1700-х годов, и до сих пор борются за подавление террористических группировок в регионе. Марониты-христиане Ливана защищали свои горы от мусульман более тысячи лет.

Внешние силы могут победить горцев, но на это нужны десятилетия или столетия. Афганцы, чеченцы, курды, горцы (что по-французски буквально означает «горцы»), шотландцы, валлийцы, швейцарцы, друзы и христиане-марониты - все они неоднократно провожали чужаков. Хотя шотландцы и валлийцы окончательно интегрировались в Соединенное Королевство, на завоевание каждой нации ушли столетия. Самое главное, у англичан были веские стратегические причины для проведения этих кампаний. Во-первых, английские короли искренне верили, что территории по праву принадлежат им.Это послужило толчком к более чем двухвековым усилиям англичан по завоеванию Уэльса. Позже, когда Англия столкнулась с континентальными врагами, она не могла принять независимую Шотландию, которая неоднократно вступала в союз с континентальными врагами. Таким образом, Англия была готова заплатить высокую цену, чтобы окончательно поработить шотландцев.

Практически в каждом горном обществе есть истории об отверженных захватчиках. Эти истории являются центральным элементом идентичности людей. Кроме того, центральное место в самобытности горных людей занимают давние внутренние распри.Семьи и кланы вступали в ссоры, которые длились веками. Посторонние, попадающие в горы, неизбежно вовлекаются в эти распри, хотя они редко их понимают. В своей книге «Нет друзей, кроме гор» Джудит Матлофф отправляет читателя в интимное путешествие по горным сообществам от Сьерра-Мадре до Кавказа, Гималаев и Анд. Она отмечает, что, хотя в горах проживает только 10 процентов населения мира, на момент написания они были домом для двадцати трех из двадцати семи войн. Она также подчеркивает кровную месть, затрудняющую управление в горах.

Швейцария, которая в настоящее время рассматривается как одна из самых стабильных, демократических и процветающих стран в мире, потребовала столетий, чтобы решить вопросы своего внутреннего правительства. Впервые образованный в 1291 году союзом трех кантонов, только в 1848 году швейцарцы согласились объединиться под единым правительством. До этого было много внутренних конфликтов. Даже сегодня двадцать шесть кантонов и три тысячи коммун (муниципалитетов) сохраняют значительную независимость в решении местных вопросов.Даже в современном, сильно урбанизированном обществе наличие трех тысяч коммун в крошечной стране указывает на то, что швейцарцы сохраняют стремление горной культуры к местному управлению. Также важно понимать, что посторонним часто не нравятся их решения, потому что они не отражают посторонних ценностей. Например, швейцарские женщины не получали права голоса на федеральных выборах до 1971 года. Последний кантон, который предоставил женщинам право голоса по местным вопросам, Аппенцелль Ауссерроден, сделал это только в 1991 году и только по распоряжению Федерального верховного суда. Швейцарии.

Ясно, что «оставьте горцев в покое» должно быть практическим правилом, по крайней мере таким же важным, как «Никогда не участвуйте в наземных войнах в Азии». Но это не так. Пришло время военным колледжам включить это практическое правило в свои учебные программы. К войне ведут нацию политики, а не военные. Но именно офицеры уверяют политиков в своей победе. Несмотря на семнадцать лет кампании американских, союзных и афганских национальных сил, безопасность в Афганистане продолжает ухудшаться.Возможно, если бы руководители США понимали, что они вступают в борьбу с горцами, их ожидания были бы более реалистичными.

Тем не менее, если это правило должно применяться, возникает очевидный вопрос, как определять горцев. Тот факт, что люди живут в горной местности, не означает, что они горцы. Я определяю горцев как тех, кто зарабатывает на жизнь в горах, а не в долинах. Например, Корея и Япония - это горные страны, но они также занимаются выращиванием риса, что означает, что большинство их жителей живет в долинах, а не в горах.Напротив, горцы зарабатывают на жизнь животноводством, добычей полезных ископаемых, лесозаготовками, контрабандой, квази-кочевым сельским хозяйством или другой экономической деятельностью, которая осуществляется в горах, а не в долинах между ними. Возможно, наиболее важным является то, что большинство этих действий не требует от них защиты определенного участка местности.

Однако факт остается фактом: не существует четкого академического определения горцев. Но, по традиции судьи Верховного суда Поттера Стюарта, вы узнаете их, когда увидите.Будет еще яснее, если вы решите сразиться с ними.

Следующий очевидный вопрос: почему горцев так трудно победить? Нет никаких сомнений в том, что сложная местность благоприятствует защитникам, особенно если защитники предпочитают сражаться как повстанцы. Хотя захватчик может пробиться на территорию, он чаще всего не может найти и уничтожить повстанцев. Изрезанная местность с пещерами, лесами, вырубками и оврагами, соединенными маршрутами, известными только местным жителям, обеспечивает убежище и относительно безопасное передвижение, даже когда посторонние имеют полное господство в воздухе.Горы предоставляют почти неограниченные укрытия для местных сил.

Еще больше затрудняя захватчика, маршруты снабжения всегда ограничены и часто имеют множество узких мест, которые служат отличным местом для засад повстанцев. Чтобы сохранить силы в горной местности, захватчик должен обеспечить безопасность протяженных уязвимых линий снабжения. Он не может уступить повстанцам тактическое преимущество возвышенности, но редко имеет достаточно войск, чтобы контролировать все возвышенности на своих линиях снабжения.На YouTube есть сотни видеороликов, на которых силы США и их союзников горят в горах Афганистана в надежде подавить невидимых повстанцев. Захватчики обычно стреляют вслепую, потому что, несмотря на владение лучшими технологиями в мире, они не могут найти повстанцев. Несколько повстанцев, обстреливающих заставы и устраивающие засады на путях снабжения, связывают сотни правительственных войск.

Имея дело с посторонними, горцы используют местность, чтобы нейтрализовать численное или технологическое превосходство нападающего - и свою стойкость, чтобы утомить нарушителей.Под натиском русских, а затем их чеченских марионеток, чеченские повстанцы ушли в горы в середине 1990-х годов и продолжили борьбу. В последние два десятилетия различные пакистанские террористические группы удерживались в Хайбер-Пахтунхве, чтобы продолжить свои боевые действия в Афганистане и Пакистане. Курдская РПК использовала свою базу на гористом юго-востоке и востоке Турции для борьбы с турками более тридцати лет. И на протяжении более тысячи лет относительно небольшие христианские общины в Ливане и Сирии защищали свои горные деревни от мусульманского населения равнин.

Кампании против горцев часто превращаются в войны на истощение. В Афганистане Советы «успешно» вторгались в Панджшерскую долину девять раз. Каждый раз они наносили большой ущерб афганским защитникам, их семьям и их имуществу. Тем не менее каждый раз Советы уходили и оставляли афганских повстанцев командовать долиной. Советские и афганские правительственные силы никогда не были в состоянии подавить повстанцев и не могли поддерживать силы в пересеченной местности. Хотя Панджшер и называют долиной, на самом деле это длинный узкий коридор с ограниченным доступом, окруженный высокими горами.Короче говоря, это действительно горная крепость. Помимо быстрой депопуляции горного региона, как это сделал Сталин с Кавказом в 1944 году, пришельцам потребовались очень длительные кампании по интеграции горцев в свои общества. Политическая воля часто терпела неудачу, и аутсайдеры уходили, довольствуясь серией рейдов с целью «дисциплины» и сдерживания горного населения.

Даже если внешние силы все-таки возьмут под контроль горный регион, будет очень трудно сохранить контроль. В отличие от большинства равнинных сообществ, горные сообщества физически фрагментированы, что ведет к социальной фрагментации. В то время как речные долины и равнины обеспечивают естественные пути сообщения, которые, как правило, объединяют общество, часто путем завоеваний, горные хребты разделяют общины. В особо труднопроходимой местности до деревень, разделенных прямой линией на расстояние всего 10 миль, можно добраться пешком за день или больше. А зимой они могут вообще не навещать друг друга. Не менее важно то, что горные сообщества не производят постоянно большие излишки, необходимые для поддержки бюрократического правительства, и поэтому лишь изредка могут позволить себе или нуждаются в центральном правительстве для защиты этих излишков.Напротив, низинные общества исторически производили излишки, нуждались в правительстве для защиты этих излишков и развили для этого стратифицированные социальные структуры. Наличие излишков и отсутствие пригодной для обороны местности послужили стимулом и ресурсами для сильных мужчин, чтобы объединить эти низменные регионы.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *