Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Образование на древней руси: от Древней Руси до современности

Содержание

от Древней Руси до современности

Первые школы на Руси

988 год — это время крещения Руси и зарождения школьного образования. 

Князь Владимир Святославович издаёт указ: дети бояр должны учиться книжному делу. Так появилась школа под названием «Книжное учение». Там учеников делили на небольшие группы, и в каждой был свой учитель грамоты и чтения.

Впоследствии первые учебные заведения открылись при монастырях в Киеве, Новгороде, Смоленске, Суздале и Курске. Учителями были монахи, а программу утверждал сам князь Владимир.

Спустя столетие, в 1086 году, Анна Всеволодовна, сестра Владимира Мономаха, открыла первое женское училище при церкви, где девочки из зажиточного населения обучались грамоте, чтению и пению. 

В начале XV века на смену церквям при монастырях приходят частные школы — «Мастера грамоты», которые стали новым этапом в развитии обучения на Руси. Там обучались мальчики богатых родителей, в программу входило письмо, чтение и зарубежная литература. 

Во время татаро-монгольского ига произошёл регресс образования, и развитие обучения сильно замедлилось. Только школы при церквях продолжали вести мало-мальскую образовательную деятельность.

В 988 году зародилось школьное образование. Владимир Святославович обязал детей бояр учиться.Так и появились первые школы: «Книжное учение», школы при монастырях и частные. В это время зародилось женское образование — открылось первое женское училище. Однако татаро-монгольское иго замедлило процесс образования.

Школы в допетровской России

До Петра I развитие образования шло медленно. Изредка открывались частные школы, а также была создана Славяно-греко-латинская академия — первое высшее учреждение в стране. 

Для знатных мальчиков 8-12 лет открылись училища, где обучение строилось по особым сборникам школьных правил — «Азбуковникам». Сначала изучалась письменность, затем уроки становились более разнообразными. В этих учебных заведениях изучали «семь свободных художеств»: 

  • грамматику,
  • диалектику,
  • риторику,
  • церковное пение,
  • землемерие,
  • географию,
  • звёздознание.

Зарубежные языки (латынь, греческий) в школах учили только будущие священники и дипломаты.

Образование в допетровской России развивалось медленно, однако, появились новые учебные заведения, первое высшее учреждение и свод школьных правил. Это, безусловно, стало важной ступенью в истории отечественного образования. 

Школьное образование при Петре I

Значительные изменения в обучении произошли при Петре I. Он провёл реформу образования, которая коснулась многих аспектов в развитии школ в России:

  • В 1701 году открыл школу математических и навигационных наук. В ней учились мальчики всех сословий с 12 лет. После освоения программы дети бедных родителей шли служить, а дети бояр поступали в «верхнюю» школу. Такие юноши учили немецкий язык, географию и навигацию.
  • В 1714 году появились цифирные школы. Ученики углублённо изучали математику и геометрию. К 1723 году в стране было порядка 42 таких школ.
  • В 1724 году Пётр I учредил Академию наук, но открылась она год спустя, уже после его смерти. Академия состояла из гимназии и университета. В гимназии дети учились 7 лет, изучали латынь, немецкий и французский языки, историю и географию.
При Петре Первом произошла школьная реформа — основное образование стало доступно всем, кроме крестьян. В школах появились новые предметы, во всех учебных заведениях делался упор на математические знания. 

Смольный институт Екатерины II

До Екатерины II фактически учиться могли только юноши (робкие попытки Анны Всеволодовны — не в счёт). В 1764 году право получить образование дали и девушкам. Императрица открыла Смольный институт — Воспитательное общество благородных девиц:

  • В 6–9 лет девочек обучали математике, иностранным языкам, творчеству. 
  • В 9–12 лет в программу входило изучение истории и географии.
  • В 12 лет девушки читали познавательную литературу, практиковались в ведении хозяйства, постигали азы физики, архитектуры и скульптуры.
  • В 15–18 лет ученицы завершали обучение и повторяли все предметы, углублённо изучали закон божий. 

Мужское образование в России также получило новую веху при Екатерине II. Шляхетский сухопутный кадетский корпус, основанный в 1732 году, работал по новым правилам. Образование для юношей отличалось от женского:

  • Мальчики учились с 5 лет до 21 года — более долгий срок обучения.
  • Упор был на точные науки — физику, химию, военное искусство.
  • Изучали юриспруденцию и государственную экономию.
  • Под влиянием французского просвещения юноши обучались танцам, творчеству и фехтованию.
Заслуги Екатерины II: доступное образование для девушек, более строгое обучение у юношей с углублённым изучением точных наук, преемственность творческих предметов у французов.

Школьная система XIX века в России

Важный шаг к улучшению образования произошёл в 1802 году. Александр I создал министерство народного просвещения, которое определило дальнейшую историю развития школ в России. 

Устав министерства предусматривал следующие учебные заведения:

  • Приходские училища для бедного населения. Обучение длилось 1 год. Ученики с 6 лет изучали чтение, религию и письменность. Проходили подготовку к поступлению в уездные училища. 
  • Уездные училища принимали мальчиков 7-8 лет. Учёба шла 2 года, дети изучали около 15 предметов, в числе которых были черчение, геометрия, арифметика.
  • Гимназии. В них могли учиться только дети дворян для подготовки к службе или поступлению в университет. Обучение было насыщенным: философия, экономика, математика, этика и многое другое. В гимназиях были не только учителя, но и контролёры, следившие за поведением. Всего в стране было пять гимназий.
  • Университеты считались привилегированными учебными заведениями и функционировали только в Москве и Санкт-Петербурге. 

Ещё одно знаменательное событие в истории системы образования — открытие Императорского Царскосельского лицея в октябре 1811 года. Там обучался Александр Пушкин и другие именитые люди того времени. Система обучения была следующей:

  • Мальчики высших сословий принимались в лицей с 10-12 лет. Срок обучения был 6 лет.
  • Изучали разные предметы — физику, химию, языки, рисование, политику. 
  • Был чёткий распорядок дня, на учёбу отводилось 7 часов, плюс время на выполнение домашних заданий. Юноши не только учились, но и жили в лицее. 

В 1864 году были созданы земские школы, которые действовали на основе положения «О начальных народных училищах»:

  • Учёба в земских школах была бесплатной и длилась три года, была доступна для мальчиков и девочек с 8 лет. 
  • Уроки вели педагоги и священники. Занятия были в одной комнате с одним учителем.
  • Дети изучали религию, русский язык, церковное пение.
В XIX веке проведена масштабная реформа образования в России. Появились привилегированные учебные заведения (лицеи,гимназии, университеты), в которых обучались будущие дипломаты и служащие.

Школа советского периода

Становление советской системы образования можно разделить на следующие этапы:

  • В 1918 году были приняты «Положение о единой трудовой школе» и «Декларация о единой трудовой школе». Введён запрет на религиозные учения. Школа стала двухступенчатой: на первой ступени обучали детей с 8 до 13 лет, на второй — с 14 до 17 лет. Открылись бесплатные трудовые школы, где изучали письмо, чтение, математику, но уклон был на труд. 
  • В 1930-х годах школа стала авторитарной — утратилась ценность личности и главной целью обучения стало воспитание коммунистов. В это время введено обязательное начальное образование.
  • В годы войны образование пережило сильный кризис — не хватало учителей, учебной литературы, ученики работали на заводах. 
  • В 1958 году началась школьная реформа. Обучение стало 10-летним, а получение среднего образования — обязательным.
  • С 1980 года дети стали обучаться 11 классов. Введена система поощрения в виде медалей. 
Педагогика советского периода складывалась в тяжёлые времена для народа, но шла по восходящей линии. Именно в советское время сложилась система обучения, которой мы пользуемся по большей части до сих пор.

Новая школа в России

В 2012 году был принят действующий закон «Об образовании». Он считается одним из самых демократичных в мире, поскольку выделяет такую форму получения образования как семейное обучение. Это очень важный этап в истории образования в России, который определил его дальнейшее развитие. В наши дни ребёнок абсолютно легально может не посещать обычную школу с её классно-урочной системой, а осваивать программу самостоятельно или в онлайн-школе. 

Источник: freepik.com

В домашней онлайн-школе «Фоксфорда» обучаются дети из 47 стран мира. Занятия ведут преподаватели из МГУ, МФТИ, ВШЭ. Уроки можно просматривать в режиме «реального времени» или в записи.

История образования: от первых школ Руси до советских

В разное время в отечественных школах преподавали уроки грамоты и черчения, физики и логики, астрономии и греческого. Занятия вели сначала духовные лица, а позже — учителя-предметники. Портал «Культура.РФ» рассказывает, как менялась система образования в России на протяжении десяти веков.

Первые школы

Николай Богданов-Бельский. Вдохновение (фрагмент). 1910. Частное собрание

Иван Владимиров. На уроке грамоты у дьячка (фрагмент). 1913. Частное собрание

Николай Богданов-Бельский. Сочинение (фрагмент). 1903. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«Прежде славяне, когда были язычниками, не имели письмен, но [считали] и гадали с помощью черт и резов», — сообщалось в болгарском трактате начала X века «О письменах».

После крещения Руси в 988 году перед государством встала задача «привить» новую религию, а для этого было необходимо научить население грамоте. Появилась славянская азбука — ее создали специально для перевода церковных текстов греки Кирилл и Мефодий. В Киеве, Новгороде, Смоленске, Суздале, Курске открылись первые школы. Ученые установили, что понадобилось от 50 до 100 лет, чтобы письменность широко распространилась среди знати, духовенства, отдельных купцов и ремесленников.

Хотите узнать подробнее о берестяных грамотах? Смотрите лекцию

В XX веке в Новгороде во время раскопок нашли более тысячи берестяных грамот. Среди них — грамоты и рисунки Онфима, мальчика шести-семи лет, жившего в XIII веке. Свои упражнения, как полагают исследователи, ребенок потерял. Скорее всего Онфим переходил с письма на восковой дощечке к письму на бересте. Сначала ученики выписывали полную азбуку, после — слоги, а затем копировали фрагменты из Псалтири и деловые формулы вроде «Взыскать с Дмитра должки», «Поклон от Онфима к Даниле».

По сообщению историка Василия Татищева, князь Роман Смоленский открыл в Смоленске несколько школ. В них изучали греческий и латинский языки. В Суздальском княжестве образованием занимался князь Константин.

В Суздальском княжестве князь Константин (сын Всеволода III) собрал библиотеку из греческих и славянских книг, заказал переводы с греческого на русский и завещал — в 1218 году — свой дом во Владимире и часть доходов от имения школе, в которой должны были обучать греческому языку.

Учение в допетровской Руси

Николай Богданов-Бельский. Будущий инок (фрагмент). 1889. Латвийский Национальный художественный музей, Рига

Николай Богданов-Бельский. Воскресное чтение в сельской школе (фрагмент). 1895. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Николай Богданов-Бельский. У дверей школы (фрагмент). 1897. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

О системе образования в Московском государстве можно узнать из «Азбуковников» — сборников с учебными пособиями и школьными правилами. В XVII веке училища для мальчиков 8–12 лет держали духовные лица. Обучение шло неспешно: зубрили азбуку, потом начинали читать Часослов, Псалтирь, Деяния апостолов и Евангелие, затем переходили к письму.

В старших классах осваивали «семь свободных художеств»: грамматику, диалектику, риторику, церковное пение, арифметику, землемерие, включавшее сведения по геометрии и географии, и звездознание, то есть астрономию. Из иностранных языков в почете были лишь латынь и греческий — их преподавали будущим церковным служителям, чиновникам и дипломатам.

Старшие дети царя Алексея Михайловича под руководством поэта и богослова Симеона Полоцкого изучали латинский, греческий и польский языки, музыку. Но образованию младшего сына — будущего Петра I — не уделялось должного внимания. К этому времени Алексей Михайлович скончался, и ребенок от второго брака вместе с матерью оказался в опале.

Петр начал учиться письму, кажется, в начале 1680 года и никогда не умел писать порядочным почерком. Зотов (бывший канцелярский служащий Иван Зотов, приставленный к царевичу. — Прим. ред.) как пособие при обучении употреблял иллюстрации, привозимые в Москву из-за границы, ознакомил Петра с событиями русской истории.

Пользоваться привезенной из-за границы астролябией (старейший астрономический инструмент. — Прим. ред.) Петра научил голландец Тиммерман. Другой голландец из Немецкой слободы по фамилии Карштен-Брант учил любознательного юношу лавировать на боте и управлять парусами.

Школы при Петре I

Николай Богданов-Бельский. Ученицы (фрагмент). 1901. Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева, Саратов

Алексей Стрелковский. Сельская школа (фрагмент).1872. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Алексей Венецианов. Портрет Кирилла Ивановича Головачевского, инспектора Академии художеств, с тремя воспитанниками (фрагмент). 1911. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Петр I понимал необходимость профессионального образования. Поэтому в 1701 году в Москве по его указу открыли Школу математических и навигацких наук. Учились в ней юноши разных сословий в возрасте от 12 до 20 лет. После освоения грамоты, арифметики, геометрии и тригонометрии ученики низкого происхождения, как правило, поступали на службу, а отпрыски знатных фамилий переходили в «верхнюю школу», где изучали немецкий язык, астрономию, географию, навигацию, фортификацию.

Читайте также:

А какие правила были в светском обществе петровской эпохи? Читайте по ссылке

В это же время появились учебные заведения, выпускавшие рабочих-металлургов, медиков, канцелярских служащих, инженеров, химиков, артиллеристов, переводчиков. В 1714 году появились начальные цифирные школы — упор в них делали на арифметику и геометрию.

Для «губернских дворянских и приказного чина, дьячих и подьячих детей от 10 до 15 лет» была введена учебная повинность. Она вызвала недовольство родителей, поскольку купцы и ремесленники традиционно учили наследников грамоте сами, одновременно с этим обучали и торговле. Из-за этого купцы не могли своевременно передать семейное дело детям. Церковнослужители же отдавали своих отпрысков в религиозные архиерейские школы — они открылись во всех епархиях в 1721 году.

Одним из последних детищ Петра стала Академия наук. Ее император учредил в 1724 году. Однако работу она начала уже после смерти императора — в конце 1725 года. В состав академии входили гимназия и университет.

Универзитет есть собрание ученых людей, которые наукам высоким, яко феологии и юрис пруденции (прав искусству), медицины, филозофии, сиречь до какого состояния оные ныне дошли, младых людей обучают.

Реформа образования Екатерины II

Василий Перов. Приезд институтки к слепому отцу (фрагмент). 1870. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Екатерина Хилкова. Внутренний вид женского отделения Петербургской рисовальной школы для вольноприходящих (фрагмент). 1855. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Карл Лемох. Гимназистка (фрагмент). 1885. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первое учебное заведение для девушек было открыто во время царствования Екатерины II. В 1764 году императрица учредила Воспитательное общество благородных девиц. В историю оно вошло как Смольный институт. Институт просуществовал до 1917 года.

Предметами обучения в первом возрасте (6–9 лет) были: Закон Божий, русский и иностранные языки (чтение и письмо), арифметика, рисование, рукоделье и танцы. Ко второму возрасту (9–12 лет) прибавлялись история и география... В третьем возрасте (12–15 лет) вводились словесные науки, состоявшие в чтении исторических и нравоучительных книг. Затем следовала еще: опытная физика, архитектура, скульптура, токарное искусство и геральдика. Домашнему хозяйству обучали уже на практике... Курс последнего возраста (15–18 лет) состоял в повторении всего пройденного, причем особое внимание обращалось на Закон Божий.

Женское образование значительно отличалось от мужского. Основанный еще в 1732 году Шляхетский сухопутный кадетский корпус при Екатерине II получил новый устав. В корпусе учились с пятилетнего возраста до 21 года. Юноши осваивали «полезные» науки (физику, воинское искусство, тактику, химию, артиллерийское дело), «нужные гражданскому званию» (всенародное, государственное и естественное право, нравоучение, государственную экономию), прочие науки (логику, математику, механику, красноречие, географию, историю) и «художества» (рисование, танцы, фехтование, архитектуру и другие). Эта программа была разработана под влиянием идей французского Просвещения.

А еще узнайте, как отмечали праздники в институтах благородных девиц

В 1786 году приняли Устав народным училищам в Российской империи. Появились малые училища с двумя классами начального образования, а в крупных городах — средние училища с тремя классами, а также главные с пятилетним обучением (последний, четвертый класс длился два года). В главных народных училищах изучали арифметику и геометрию, физику и механику, естественную историю и архитектуру с черчением планов, географию и историю, а также факультативно латинский и действующие европейские языки. Выпускники главных училищ могли сдать экзамен на звание учителя.

Образование в XIX веке

Алексей Корин. Опять провалился (фрагмент). 1891. Калужский областной художественный музей, Калуга

Эмилия Шанкс. Новенькая в школе (фрагмент). 1892. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Николай Богданов-Бельский. Приготовление уроков (фрагмент). 1900-е. Новокузнецкий художественный музей, Новокузнецк

В 1802 году император Александр I учредил Министерство народного просвещения. Его основными принципами были бессословность (за исключением крепостных) и бесплатность начального образования, а также преемственность учебных программ. В 1804 году при церковных приходах стали открывать начальные школы, куда ходили в основном крестьянские дети. С 1803 года главные народные училища стали преобразовывать в гимназии (первая женская гимназия открылась через 55 лет, в 1858 году, в Петербурге). Постепенно в программу вводили новые предметы: мифологию, статистику, философию, психологию, коммерческие науки, естественную историю, иностранные языки. В гимназиях делали упор на классическое образование — в приоритете были гуманитарные науки.

В 1811 году состоялся первый набор в Императорский Царскосельский лицей. За шесть лет мальчикам из знатных семей давались энциклопедические знания. Особое внимание уделялось отечественной истории и «российскому языку», который в гимназиях того времени практически не изучали. Однокурсник Пушкина государственный деятель, историк Модест Корф писал:

…До самого конца для всех продолжался какой-то общий курс, полугимназический и полууниверситетский, обо всем на свете: математика с дифференциалами и интегралами, астрономия в широком размере, церковная история, даже высшее богословие — все это занимало у нас столько же, иногда и более времени, нежели правоведение и другие науки политические.

Все население империи получило доступ к образованию лишь после отмены крепостного права и учреждения в 1864 году земств — выборных органов местного самоуправления. В земских школах учились три года, а с начала XX века — четыре. Там изучали чистописание, арифметику, Закон Божий, церковное пение. В школы принимались мальчики и девочки с восьми лет. В XIX веке продолжали работать и церковно-приходские школы.

Советская школа

Федор Решетников. Прибыл на каникулы (фрагмент). 1948. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Виктор Цветков. Нерешенная задача (фрагмент). 1969. Частное собрание

Иван Козлов. Вход для первоклассников (фрагмент). 1950. Частное собрание

Знакомьтесь с историей старых школ, рассматривайте картины со школьниками и читайте рассказы о писателях-учителях в нашем спецпроекте

После Октябрьской революции 1917 года нужны были квалифицированные рабочие, поэтому в стране стали открываться трудовые школы.

1920-е годы прошли под знаком экспериментов. Отменили домашние задания, уроки истории заменили политграмотой и обществоведением. На местах пытались ввести американскую модель: дети могли сами выбирать предметы и сдавать по ним проекты. Такое обучение приближало учеников к практике.

Однако в 1927 году правительство обозначило уже не примерные, а обязательные программы и учебные планы. Больше всего учебных часов отводилось на уроки математики, русского и родного языка, обязательными стали Конституция СССР, чистописание, черчение, химия, труд.

О школе 1930-х годов вспоминал философ Александр Зиновьев:

Школа, в которой я проучился с 1933 по 1939 год, была построена в 1930 году и считалась новой. Она не была исключением в то время. Но таких школ было еще немного. Она не была привилегированной. Но вместе с тем она была одной из лучших школ в стране.
Приобщение к культуре на первых порах происходило для меня также через школу. Это упоминавшиеся выше экскурсии, различного рода кружки, коллективные походы в музеи, в кино и в театры. В нашей школе был драматический кружок. У нас были даже уроки музыки. Учитель, заметив, что у меня не было ни голоса, ни слуха, но что я что-то постоянно рисовал, предложил мне «рисовать музыку», то есть изображать в рисунках то, как я воспринимал музыку.

В это время ввели обязательное сначала четырехлетнее, а затем семилетнее обучение для детей 8–10 лет. В 1943 году в школу начали брать с семи лет. В послевоенное время появилась школьная форма, в программу добавили уроки логики, психологии, латыни, вернулись к раздельному обучению мальчиков и девочек. Но после смерти Сталина «гимназические» веяния из советской школы убрали. В эпоху холодной войны появился новый предмет — начальная военная подготовка, которая оставалась в программе до конца 1980-х.

Автор: Екатерина Гудкова

Обучение в Древней Руси

Грамотность и просвещение в Древней Руси

Первые сведения о распространении грамотности и культуры на Руси отмечаются еще в период существования восточных славян, а появление первой славянской азбуки связано с именами монахов-миссионеров Кирилла и Мефодия.

Распространению письменности и письменной культуры на Руси способствовало принятие христианства в 988 г. Этот период принято считать и началом введение школьного образования на Руси, как организованной и управляемой системы.

Первые школы создаются под началом князя Владимира Святославовича. Позднее князь Ярослав Мудрый расширяет круг людей, которые занимаются обучением. Так, священникам, было предписано учить людей по городам и иным местам. Им же была создана школа в Новгороде, в которой обучалось около 300 детей церковных старост и духовенства.

Обучение в школе велось на родном языке. Дети постигали:

  • чтение,
  • письмо,
  • основы вероучения,
  • счет.

Помимо богословия изучались риторика, грамматика, философия, детей знакомили с географическими, историческими и естественнонаучными открытиями.

Позже были открыты особые школы, в которых обучали грамоте и иностранным языкам, чуть позже в Киеве открывают первое женское училище.

По образцу государственных школ Киева и Новгорода, в других городах начинают открываться частные школы при дворах русских князей. Первые такие школы появились в Переславле, Чернигове и Суздале.

Помимо обучения, в школе предусматривалось общекультурное развитие личности учащихся.

Замечание 1

Таким образом, в Киевский период, образование на Руси ценилось очень высоко. Свидетельством тому являются дошедшие до наших времен книги и рукописи.

Обучение грамоте на Руси в период монголо-татарского нашествия

Отрицательно на развитие русской культуры повлияло монголо-татарское нашествие. В этот период происходит гибель людей, разрушение и уничтожение целых городов, разрыв с западными странами, понижение общей культуры и грамотности населения Древней Руси, отдаление от Византии и ее культурных ценностей.

Основной целью людей в этот период было выжить. После нападения на города монголо-татары не просто их разрушали, а сжигали, тем самым уничтожалось все культурное наследие народа. Были уничтожены (сожжены и разграблены) не только библиотеки, но и иные места, оказывающие влияние на культурное развитие и становления человека. Разграблялись и похищались исторические ценности (картины, ковры, посуда ручной работы и т.д.).

Несмотря на то, что было уничтожено большое количество книг и рукописей, в целом удалось сохранить письменность. Основа грамотности была сосредоточена в церквях, так как именно им удалось сберечь достаточное количество книг. В связи с чем, после освобождения Руси от Ига, создание учебных заведений осуществлялось при церквях и монастырях. Детей и взрослых обучали азам грамотности представители духовенства.

Обучение на Руси после избавления от монголо-татарского ига

Во многих монастырях и церквях открывались учебные классы, в которые можно было отдать детей на обучение. Чаще всего родители с целью экономии отдавали ребенка в такой класс с условием его проживания при церкви, при этом ребенок оказывал посильную помощь церковным служителям.

Более зажиточные люди могли себе позволить нанять учителя для обучения детей. В этом случае нанимали чаще всего гувернантку или гувернера, который осуществлял присмотр за ребенком, заодно обучал его грамоте и расширял кругозор. Уровень подготовленности гувернера так же зависел от уровня достатка семьи. Семьи с большим достатком могли выписать себе гувернера из-за границы, имеющего много рекомендаций и достаточный уровень образования.

Гувернер, приставленный к ребенку, обучал его не только письму, чтению и счету, но и занимался изучением иностранных языков, расширял представление об окружающем мире, просвещал в плане географических и научных открытий.

Обучение мальчиков и девочек значительно отличалось. Помимо всех перечисленных занятий, мальчикам преподавали так же верховую езду, владение оружием и т.п.

Девочки познавали науку ведение домашнего хозяйства, учились вышивке и шитью, обучались игре на музыкальных инструментах, пению и танцам.

Замечание 2

Таким образом, обучение детей отличалось в зависимости от уровня благосостояния и социального положения родителей.

Однако, несмотря на все усилия, общий уровень грамотности населения по-прежнему оставался крайне низким. Для разрешения данной проблемы, было принято решение передавать на обучение детей всем служителям церкви, в случае если они владеют необходимыми знаниями и письменной грамотой. То есть обучение с этого момента осуществлялось не только при церквях, но и на дому у священников и иных церковных служителей.

Количество школ было крайне мало, а вся суть обучения в них сводилась к усвоению элементарной грамоты. Преобладало индивидуальное обучение на дому. В качестве учебных пособий выступали богослужебные книги.

Потребность в специальной учебной литературе была очевидна, в связи с чем, со временем появляются специальные учебники по грамматике и арифметике.

Влияние книгопечатания на процесс обучения

Большое значение для развития образования на Руси имеет появление и развитие книгопечатания. 1 марта 1564 года выходит первая печатная книга «Апостол». Книгопечатание внесло оживление не только в распространение грамотности среди населения, но внесло вклад в общее просвещение. Возникает еще большая потребность в обучении.

В связи с этими событиями начинают открываться школы по европейскому образцу, имеющие как богословское, так и светское направление в образовании.

Большие изменение претерпевает и методика обучения, особенно в начальной школе. Буквослагательный метод заменяется на звуковой, для обозначения чисел начинают использовать арабские цифры.

Изменения происходят и в области оснащения процесса обучения, появляются толковые словари для учащихся, учебники по арифметике, астрономии, астрологии и т.д.

Как учились на Руси – статья – Корпорация Российский учебник (издательство Дрофа – Вентана)

Ученье — свет

Существует древний документ «Стоглав», явно указывающий на ошибочность мнения о «неучёной» Руси: «...училища бывали в Российском царствии, на Москве, в Великом Новограде и по иным градам... Грамоте, писати и пети, и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и чтецы славны были во всей земле». Именно «Стоглав» разъясняет, что лицо духовного звания могло содержать училище, предварительно снискав разрешение на это у церкви. Среди требований к будущему главе училища числились экзаменация на предмет знаний соискателя, а также «свидетельские показания от надёжных источников» о поведении учителя.

Окончательным же подтверждением существования училищ в Древней Руси стал достоверный исторический источник — «Азбуковник».

«Азбуковник»

Любопытная и, порой, неожиданная информация из этого документа стала доступна благодаря труду известного в XIX веке журналиста и писателя Даниила Лукича Мордовцева, получившего от епископа Саратовского Афанасия Дроздова интересные рукописи. Это были тетради XVII века, содержащие информацию об организации училищ на Руси. Рукописи состояли из нескольких учебников, часть из которых имела авторство какого-то"первопроходца«, часть была переписана с похожих работ, названных так же «Азбуковники». Начало рукописи датировано летом «миробытиа 7191 (1683 г.)».

«Азбуковник» представлял собой отнюдь не привычные нам «Азбуку» или «Букварь». Рукопись скорее была сборником указаний для преподавателя, а также подробные наказы для учеников. На протяжении повествования всех «Азбуковников» фразы и в стихах, и в прозе совпадают почти дословно, следовательно можно говорить о том, что в этих строках отразились общие положения для всех училищ XVII века допетровской Руси.

Именно из этого документа мы узнаём важную деталь — образование на Руси в описанное время не имело связи с сословием. Обучаться могли все, за исключением, пожалуй, слишком бедных семей, которые не могли хоть чем-то оплатить учителю его труд, и родителей, не пожелавших отдавать ребёнка в школу.

Школа на Руси

Руководство для учащихся содержало настолько подробную информацию, что благодаря ей стало возможно представить традиционный день ученика. Как и в современной школе, начиналась учёба с самого утра. Ученики входили в здание училища, кланялись образам, учителю и товарищам. Урок начинался с повторения предыдущей темы. После ответа всех учеников школьники совершали общую молитву. Затем ученики брали у старосты книги и садились за общий стол. У каждого из «дружины» было своё место, определённое учителем.

Старосту назначал учитель. Это была особая «должность» помощника в школе, которому было даже разрешено замещать преподавателя. Выбирался староста из старших учеников, отличающихся прилежанием в учёбе и положительными душевными качествами. Старост, предположительно, было трое — главный и двое его помощников. Кроме сбора и выдачи книг в заботы старост входило множество обязанностей: спрашивать уроки у младших учеников, наблюдать за поведением школьников (с правом наказывать шалунов), позволять отлучаться «на двор» по нужде (к слову, количество таких «отпусков» было строго регламентировано — не больше четырёх раз в день) и испить воды, следить за освещением, отоплением и уборкой в школе.

Уборкой учебного помещения занимались сами ученики. Староста назначал «дежурного», в обязанности которого входило «пристроять школу»: подметать, мыть полы, лавки и стол, менять воду в сосудах под подставкой для лучины: «Сим бо познается ваша личная лепота аще у вас будет школьная чистота».

Читайте также:

История России. 7 кл. Рабочая тетрадь. Изд.2

Рабочая тетрадь, входящая в систему учебно-методических комплектов «Алгоритм успеха», сделана для учебника по Истории России для 7 класса П.А. Баранова, В.Г. Вовиной, И.М. Лебедевой, Н.Г. Шейко (М.: Вентана-Граф, 2014). Содержащиеся в ней вопросы и задания позволят учащимся закрепить знания по истории России ХVI — ХVIII вв., дать оценку историческим событиям, выразить своё отношение к деятельности исторических личностей этого периода.

Купить

«Книг аще кто не бережет, таковый души своей не бережет»

К книгам в училищах относились особенно трепетно, ведь именно они представляли главную ценность. Школьникам возбранялось слишком сильно раскрывать книгу или листать её без надобности, тем более запрещалось делать в ней заметки. Книги не дозволялось оставлять на лавке. В конце урока требовалось вернуть все учебники старосте, который относил их храниться в особое место.

Своя атмосфера

Любопытным представляется особое правило для учеников, которое в современном мире можно было бы охарактеризовать, как: «Первое правило училища — никому не рассказывай об училище». Действительно, существовал запрет на рассказы о том, что творится в стенах школы:

В дом отходя, школьных бытностей
не кажи,
Сему и всякого товарища своего накажи...
Словес смехотворных и подражание
в школу не вноси,
Дел же бывавших в ней отнюдь не износи.

Это создавало особую семейно-заговорщицкую атмосферу школы, в которую не было входа ни родственникам, ни сторонним людям. Дополняло дружелюбные отношения и стратегия «без доносов». Более того, если преподаватель искал провинившегося ученика, нередко вся «дружина» сплачивалась и скрывала шалуна.

#ADVERTISING_INSERT#

«Розга ум вострит, возбуждает память»

Наказывали хулиганов розгами. Провинившийся должен был лечь на лавку, где и проводилось «задавание лозанов по филейным частям». Под описания наказаний для ленивых и дерзких учеников в «Азбуковнике» отводится целый отдел.Помимо розг были и другие наказания, например провинившихся учеников отправляли в чулан и оставляли после уроков.

Естественно, в основе учения лежало мастерство преподавания учителя, а не умение пороть учеников. Ведь если пойдёт толк о жестокости учителя, никто не захочет отдавать ему в учение своих детей, поэтому всё было в меру и по справедливости. Как говорилось в Уложении Стоглавого Собора, учить следует, руководствуясь «не яростью, не жестокостью, не гневом, но радостным страхом и любовным обычаем, и сладким поучением, и ласковым утешением».

Окончание дня

Заканчивался учебный день вечерней службой. Во избежание праздного шатания школьники должны были посещать церковь не только в воскресные и праздничные дни, но и каждый день после учёбы. Вести себя там полагалось прилично, так как «все знают, что вы учитесь в школе».

Школьная программа

Кроме школьного распорядка дня и правил в оной «Азбуковник» рассказывает о существовании «семи свободных художеств», изучение которых наступало после получения первоначального образования. В них входили: грамматика, диалектика, риторика, музыка, арифметика и геометрия («всякое землемерие», в том числе география и космогония) и астрономия («звёздознание»). Также школьники обучались основам стихосложения, практикуясь в сочинении двустиший, сентенций и приветствиях в стихах и в прозе.

Получить больше информации об учебе допетровского времени помешало печальное обстоятельство. Как пишет Даниила Лукич Мордовцев: «На днях перевели Преосвященного Афанасия в Астраханскую Епархию, лишив меня возможности окончательно разобрать интересную рукопись, и потому, не имея под рукой „Азбуковников“, и принужден я окончить свою статью тем, на чем остановился. Саратов 1856 год». Таким образом труд его остался неоконченным. Однако уже год спустя, после публикации монографии Мордовцева в журнал, его работу издал Московский университет. Значение проделанной им работы огромно. Монография не только восполнила многие «пробелы» в истории, но и открыла интереснейшие факты из школьной жизни семнадцатого века.

История России. 9 класс. Рабочая тетрадь.

Рабочая тетрадь входит в состав УМК по истории России И. Л. Андреева, Л. М. Ляшенко, О. В. Волобуева и других, соответствует ФГОС основного общего образования, а также историко-культурному стандарту. Структура рабочей тетради полностью соответствует структуре учебника для 9 класса. Рабочая тетрадь предназначена для проверки знаний учащихся и закрепления материала учебника.

Купить

Воспитание и обучение в Древней Руси

ПЕРВУШКИН БОРИС НИКОЛАЕВИЧ

ЧОУ «Санкт-Петербургская Школа «Тет-а-Тет»

Учитель Математики Высшей категории

Воспитание и обучение в Древней Руси

Введение

Многие и по сию пору уверены, что в допетровскую эпоху на Руси вообще ничему не учили. Более того, само образование тогда якобы преследовала церковь, требовавшая только, чтобы ученики кое-как твердили наизусть молитвы и понемногу разбирали печатные богослужебные книги. Да и учили, мол, лишь детей поповских, готовя их к принятию сана. Те же из знати, кто верил в истину «учение - свет...», поручали образование своих отпрысков выписанным из-за границы иностранцам. Остальные же обретались «во тьме незнания».

Однако это не так, сохранились многочисленные свидетельства обратного. Например, открыты так называемые граффити (надписи, сделанные на стенах соборов и церквей; особенно известны граффити Новгородского и Киевского Софийских соборов), оставленные явно случайными прихожанами. Найдены многочисленные берестяные грамоты XI–XIII вв., причем не только в Великом Новгороде, но и в других древнерусских городах; по их содержанию видно, что их авторами были люди самого различного социального положения, в том числе купцы, ремесленники, даже крестьяне, встречались и грамоты, написанные женщинами. Сохранилась даже грамота, служившая ребенку школьной тетрадкой. Есть и другие как прямые, так и косвенные свидетельства относительно широкого распространения грамотности в Древней Руси.

Характер воспитания и обучения изменился в процессе продвижения древних славян на восток и север, обогащая представления о целях и содержании воспитания, благодаря тесному общению с другими народами. Имея в виду, что Русь приняла христианство почти на полтысячи лет позднее Европы и к этому моменту имела самобытные традиции, которые были необычайно крепки и жизненны. В итоге на Руси сформировалась специфическая воспитательно-образовательная культура.

Все вышеизложенное подтверждает актуальность темы.

Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка используемой литературы.

Воспитание и обучение в Древней Руси

На Руси сформировался особый, принципиально отличный от западноевропейского, культурный мир, который характеризовался своими взглядами на воспитание и образование, своим отношением к общечеловеческим ценностям, способам передачи их от поколения к поколению.

В Древней Руси существовали различные формы воспитания и обучения.

Например «кормильство» - социально-педагогическое явление на Руси X-XII вв., своеобразная форма домашнего воспитания детей феодальной знати. В возрасте 5-7 лет малолетний княжич отдавался на воспитание в другую семью - кормильцу, которого князь подбирал из числа воевод, знатных бояр. При этом кормилец выполнял нескол

ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ И ОБРАЗОВАНИЯ НА РУСИ

Основные идеи и цели древней и средневековой педагогики (IX-XVII вв.)

Органическое единство педагогики и православия. Педагогика, понимаемая на Руси как «душевное строение», призвана помочь человеку овладеть христианскими добродетелями, мудростью христианского смирения и любви к Богу. Одновременное сосуществование православной педагогики, опирающейся на духовно-нравственные ориентиры и народной педагогики, помогающей процессу социализации в быту и профессиональной подготовки. Обучение грамоте играло вспомогательную роль, и было призвано способствовать изучению религиозных текстов. Внешкольная система обучения. Начиная с XVII века - проникновение европейской образованности, формирование нетипичных для древнерусской педагогической традиции подходов к осмыслению природы человека, целей, путей, способов и средств его воспитания и обучения. Усиление внимания к рациональной познавательной деятельности.

Основные события и факты

863 г. - братья Кирилл и Мефодий создают первый славянский алфавит (глаголицу), на основе которого их ученики затем составляют кириллицу. Кирилл (827-869) и Мефодий (815-885) открыли первую школу с преподаванием на славянском языке (в Велиграде, столице Моравского княжества). Заложили основы славянской письменности, литературы, философии, богословия. Канонизированы православной и католической церквами.
          988 г. - Крещение Руси кн. Владимиром Святославовичем. Открытие первой на Руси школы «учения книжного» в Киеве, расширение географии школьного образования в XI-XIII вв. (Переславль, Владимир, Суздаль, Чернигов, Полоцк, Муром и др.). Начальное обучение проводили «мастера грамоты», учившие детей всех сословий. Кроме грамоты изучалось пение и ремесла, а также искусство делать книги («изоборники»). Обучение велось в индивидуальной форме: ученики сидели вместе, но учитель занимался с каждым отдельно. «Учение книжное» давало элементарное и повышенное образование, учащиеся получали сведения о природе, истории различных стран.
          1073 г. - появление «Изоборника Святослава», получившего широкое распространение на Руси. Основан на ряде религиозных источников («Притчи Соломона», «Премудрость Иисуса, сына Си-рахова» и др. ). «Изоборник» должен был в достаточно краткой и легкой форме помочь ученикам овладеть элементами знаний, которые приблизили  бы их к византийской образованности.
         Конец XV века - «Домострой» - древнерусский свод правил поведения в общественной жизни и быту. В него входили главы о почитании веры («духовное строение»), о семейной жизни («мирское строение»), о ведении хозяйства («домовое строение»). Среди добродетелей особого внимания заслуживало воспитание мужества, настойчивости, трудолюбия, бережливости, патриотизма, уважения к старшим. Разрешалось применять наказание, но без злоупотреблений. «Домострой» ставил превыше всего авторитет хозяина и мужа, но вместе с тем с уважением относился к женщине, которой отводилась роль матери, хозяйки и воспитательницы («похвала женам»).
           1574 г. (Львов), 1581 г. (Острог)- появление первых печатных книг - букварей Ивана Федорова, впитавших опыт учительской работы мастеров грамоты предшествующих веков.
           1615 г. - открытие Киево-Могилянского коллегиума, впоследствии преобразованного в академию по образцу западноевропейских гимназий академического типа. Первое в России высшее учебное заведение, в котором обучалось 1200 человек и имелось три отделения: младшее, среднее и старшее. Преподавались астрономия, музыка, катехизис, риторика, славянская и латинская словесность, славянский, польский, греческий, древнееврейский, немецкий, французский, латинский языки, история, география, математика, экономика, медицина и др. Большое внимание уделялось философии, богословию, юридическим наукам. До 80-х гг. XVIII в. преподавание велось на латыни, с 1784 г. - на русском языке. В 1819 г. преобразована в Киевскую духовную семинарию.
          1649 г. - открытие Ф. Ртищевым на собственные средства училища (школы) в Москве при Андреевском монастыре. Руководил училищем Епифаний Славинецкий, а сам Ртищев стал его слушателем. В содержание обучения входили греческий, польский, латинский языки, грамматика, риторика, богословие. Для нужд училища составлен первый греко-славянский словарь.
         1681 г. - открытие в Москве Типографской школы (училища) по инициативе царя Федора Алексеевича. Первая государственная школа повышенного типа. Типографская школа являлась одновременно и начальной школой, и училищем по подготовке переводчиков для Печатного двора. Впоследствии слилась со Славяно-греко-латинской академией.
          1685 г. - открытие школы при Богоявленском монастыре братьями Лихудами. Все свободные науки преподавались на латинском и греческом языках, изучался итальянский. Эта школа повышенного типа приближалась по уровню образования к западноевропейским университетам. Учителем греческого языка был Карион Истомин — учитель цесаревича Петра Алексеевича и автор многих учебников.
          1687 г. - основание Славяно-греко-латинской академии, первого высшего учебного заведения в Москве. Цель - подготовка православных священников, государственных служащих, преподавателей. Первое высшее учебное заведение, в котором серьезно изучались не только богословские, но и светские науки. Ориентирована на программы западноевропейских университетов. В академии было восемь основных классов и один подготовительный. В первой половине XVIII века стала одним из центров русской культуры и просвещения, с развитием сети светских учебных заведений - центром русской религиозной мысли и проповедничества. В 1814 г. указом Синода преобразована в Московскую духовную академию и переведена в Троицко-Сергиеву лавру.

Булдыгерова Л.Н. Древнерусское государство и право VIII-XII вв.: лекция. Хабаровск, 1999.

План:

I . Историография вопроса.

II. Образование древнерусского государства:

  1. Зарождение элементов государственности у восточных славян.
  2. Теории происхождения древнерусского государства.
  3. Территория и население Древней Руси.
  4. Государственное устройство Киевской Руси.
  5. Управление.

III. Становление древнерусского права. «Русская правда».

  1. Источники древнерусского права.
  2. «Русская правда» - древнейший памятник права.
  3. Суд и судебный процесс в Киевской Руси.
  4. Церковное право.

Источники и литература

Составитель: Л.Н. Булдыгерова

I. ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА

Проблемы образования древнерусского государства достаточно полно исследованы в отечественной историографии. Даже спор между сторонниками норманнской теории и их оппонентами закончился. Большинство ученых согласны, что государственность не предмет экспорта или импорта, а закономерный результат многовекового исторического пути народа[1].

В изданиях последних лет исследующих историю России достаточно большое внимание уделяется вопросам образования государства Киевская Русь. В работе В.В. Пузанова [2] дается характеристика древних источников, рассказывающих об образовании Киевской Руси, приводятся точки зрения различных исследователей по вопросам развития родоплеменных отношений у славян, функции князей и др.

Достаточно подробно вопросы образования Древнерусского государства рассматриваются в учебном пособии для студентов исторических специальностей под редакцией член-корр. РАН А.Н. Сахарова и член-корр. РАН А.П. Новосельцева [3]. В книге исследуются вопросы происхождения славян, их ранние политические объединения, борьба Севера и Юга и образование Древнерусского государства.

Вопросы образования Древнерусского государства рассматриваются также в работах историков права. Это учебные пособия по истории становления древнерусского права, «Русская Правда» исследуется как в работах гражданских историков, так и историков права. Однако рассматривают они этот исторический документ в различных аспектах. Историки отечественной истории используют его в основном для характеристики социальных отношений, а историки права, кроме того, рассматривают его как княжеский судебник и используют для изучения становления древнерусского права [4].

Характеристика древнерусского права содержится во всех вышеперечисленных работах по истории государства и права. Кроме того имеется немало изданий специально изучающих эту проблему. Наиболее известной является работа М.Ф. Владимирского-Буданова, написанная в 1886 г и выдержавшая семь изданий и считавшаяся в начале ХХ века лучшим университетским курсом по истории права России[5]. Автор дает систематическое изложение истории отечественного права по отраслям права: государственное, уголовное, гражданское, уголовный и гражданский процесс. Владимирский-Буданов показывает что в древнерусском праве и «Русской Правде» много заимствований из византийского права. На основании «Русской Правды » и современных ей памятников он дает характеристику уголовного права, выделяет субъектов и объектов преступления, дает классификацию преступлений, виды наказаний.

Большой интерес по-прежнему представляет работа С.В. Юшкова [6]. Особое внимание он уделяет характеристике следственного процесса. Он первым пришел к выводу о том, что устав князя Владимира является одним из основных памятников права Киевского государства.

Вопросы суда и уголовного процесса Киевской Руси рассматриваются в книге М.А. Чельцова-Бебутова [7]. Автор начинает исследование о возникновении суда и наказаний за преступления с раннего «русского закона». В работе исследуется возникновение и функционирование вотчинного суда, дается достаточно полная характеристика порядка процесса в «Русской Правде».

Различные аспекты древнерусского права изучаются в работах С.В. Жильцова, Г.Г. Литаврина, Т.В. Новицкой, С. Салтыковой [8].

II. ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

1. Зарождение элементов государственности у восточных славян. Вопрос о происхождении древнерусской государственности тесно связан с вопросом о происхождении народа, ее создавшего. «Великое переселение народов», начавшееся в 375 г. способствовало расселению праславян на огромных пространствах от Черного моря до Балтики. От Эльбы до Белоозера и Волги. В ходе этого движения, в третьей – последней четверти 1 тыс., происходил распад единой славянской общности на три ветви – восточную, западную и южную.

Расселение восточных славян происходило на громадной территории, удаленной от основных центров европейской цивилизации, на которой проживали этносы, находившиеся, как правило, на более низкой ступени общественного развития, чем сами пришельцы. Поэтому контакты с ними и их ассимиляция, не только содействовали прогрессу общественных отношений этих народов, но и вызывали попятное движение у самих славян, что не могло не сказаться на становлении их государственности.

В ходе расселения славян закладывались предпосылки для формирования древнерусской народности и государственности. Особенностью восточнославянской колонизации является ее перманентный характер, что стало важным фактором, определившим последующую историю русского народа.

Род (коллектив родственников, ведших свое происхождение от общего, зачастую легендарного, предка) состоял из парных семей, на смену которым, со временем, приходили большие семьи. Во главе рода стоял родоначальник, который совместно с главами семей управлял делами рода, а на войне предводительствовал отрядом сородичей. Для родовых объединений характерна жесткая, обусловленная традициями, регламентированность жизни, общая собственность на основные средства производства, круговая порука, кровная месть. Последняя являлась не только средством защиты сородичей, символизируя неразрывность кровных уз, но и действенным средством поддержания общественного порядка в условиях отсутствия или слабости элементов публичной власти. Несколько родов объединялись в племя, несколько племен – в племенные союзы.

Градация у славян VI-VII вв. выражена слабо и не имеет ничего общего с системой господства-подчинения. Весь народ, «люди», обладает правом на участие в родовой и племенной собственности, представляет вооруженную силу (народное ополчение) и принимает непосредственное участие в племенном управлении (народное собрание). Для ведения боевых действий выбирались военные предводители – вожди.

Власть военного вождя, прежде чем перейти во власть князя, проходит ряд этапов в своем развитии. Если вождь племени избирался на время боевых действий, то власть князя племенного союза имеет более сложный характер. Это уже постоянное должностное лицо, ведающее, помимо преобладающих по-прежнему военных функций, вопросами внутреннего строительства союза и внешней политикой под контролем совета старейшин и народного собрания.

Между князьями, возглавлявшими племенные объединения, велось постоянное соперничество, что мешало им объединиться под властью одного вождя. По мере возрастания плотности населения усиливается консолидация племен, появляются города, как координирующие военные, политические, административные и религиозные центры, постоянная княжеская власть. Однако основным субъектом власти оставался народ. В трехступенчатом механизме власти: князь – совет старейшин – народное собрание, решающее слово оставалось за последним.

Племенные союзы не были еще протогосударствами. Они целиком укладывались «в систему родоплеменных отношений». Князь мог избираться из представителей одного рода. Причем предусматривалось преимущество дяди - перед племянником, старшего брата – перед младшим. Эти и объясняется наследование столов не от отца к сыну, а от брата к брату, распространенное в Киевской Руси. В первой половине IХ в. наблюдались новые черты в характере княжеской власти: князь все больше расширяет свои права в сфере внешней политики, управления. суда и религии. Но здесь нет узурпации, а идет добровольная передача прав. У князей не было постоянной дружины. Княжеская власть находилась, по-прежнему, в органическом единстве с остальными элементами трехчленной структуры родоплеменного строя, каждый из которых, взятый в отдельности, не был самодостаточным. Дальнейшая консолидация племен как на севере, так и на юге проходила при прямом участии варяжского элемента и не без влияния со стороны «степи».

2. Теории происхождения древнерусского государства. Происхождение русской государственности и самих названий «Русь», «русский» едва ли не самая древняя и наиболее популярная тема в отечественной историографии. В письменном варианте впервые она была сформулирована Нестором в «Повести временных лет». Вокруг этого летописного издания историки сломали немало копий. Особенно жаркими были споры об этническом происхождении русской княжеской династии и руссов разделившие исследователей на два больших лагеря – норманнистов ( признавали их норманнское происхождение) и антинорманнистов (любое другое: славянское, хазарское, финское, жмудское, готское и т. п.).

И сторонники норманнской теории, и их оппоненты, авторы дореволюционных исследований, некоторые современные авторы, например Р. Пайпс, исходили из возможности «научить» государству. Подобный подход был решительно отвергнут в советской исторической науке: возникновение государства рассматривалось как следствие внутреннего развития общества, его разделения на классы и борьбы между ними. При этом вопрос об этническом происхождении княжеской династии отходил как бы на второй план, тем более что варяжская знать очень быстро ассимилировалась местным населением, и на Руси внук Рюрика Святослав носил уже славянское имя. При таком взгляде важно было другое: государственность – это не предмет экспорта или импорта, а закономерный результат многовекового исторического пути народа. Восточнославянское общество IХ в. находилось в стадии создания государственности. Племенные княжения – ранние государственные образования существовали у полян, древлян, дреговичей, полочан. Причем нельзя сказать, что уровень развития варягов был выше, чем славян. И те и другие находились примерно на одной стадии социального развития – перехода от военной демократии к раннеклассовому обществу. Синхронность развития позволяла варягам активно включиться в исторический процесс в Восточной Европе.

С разложением родового строя и возникновением более сложных социальных структур – союза племен прежние средства разрешения и регулирования отношений оказались недостаточными. Возникающее государство восполняло этот пробел, разрешая социальные и иные противоречия на принципиально ином уровне и другими средствами. Призвание (или завоевание) варяжского князя в новгородское Приильменье было связано со сложной этнической ситуацией в этом регионе, где жили славяне, угро-финны, балты. Иногороднему этносу было легче подняться над родовыми отношениями и выполнить задачу универсального регулятора; местные племена охотнее мирились с верховенством чужеземцев, чем с властью, принадлежащей представителям соседнего племени.

В отличие от государств в Западной Европе, которые в своем становлении унаследовали многие государственные и правовые традиции античности, Восточная Европа оказалась вне ее рамок. Этим, по-видимому, можно объяснить сравнительно медленные темпы вызревания государственных институтов, их архаичность и своеобразие. Многие исследователи связывают с правящей варяжской династией такую особенность Древнерусского государства, как лественичный порядок престолонаследия. Он, в свою очередь, отражал взгляд на Древнерусское государство как на коллективную родовую собственность князей-завоевателей.

3. Территория и население Древней Руси. Славянские племена в IХ в. перешли от чисто племенного быта к земскому, т.е. образовали княжения – земли, пределы которых не всегда совпадали с границами племени. Каждая земля состояла из старшего города (Киев, Смоленск, Новгород и др.), пригородов (младшие города, как, например, Изборск, Белоозеро) и волостей – округа, подчиненного каждому пригороду в отдельности.

Славяне жили соседской общиной – вервь. Она состояла из одного большого села или нескольких небольших поселений. Члены верви были связаны коллективной ответственностью за уплату дани, за преступления, совершенные на ее территории, круговой порукой. В состав общины входили не только земледельцы, но и ремесленники, которые обеспечивали потребности общины в ремесленных изделиях и работали в основном на заказ. Общинник мог выйти из общины. В этом случае он уже не пользовался ее покровительством и назывался изгоем.

Многие авторы долгое время полагали, что основным крестьянским населением страны были не раз упоминающиеся в источниках смерды, однако в последнее время появилась другая точка зрения на эту проблему. Русская Правда, говоря об общинниках, постоянно употребляет термин «люди», а не «смерды». За убийство людина полагается штраф в размере 40 гривен, а за убийство же смерда – всего 5. Смерд не имел права оставить свое имущество непрямым наследникам – оно передавалось князю. Существует много гипотез о социальной сущности смердов, но большинство исследователей признают, что они были несвободными или полусвободными княжескими данниками, сидевшими на земле и несшими повинности в пользу князя. Основную же массу свободного земледельческого населения составляли общинники – «люди».

К древнерусской знати относились «лучшие», «старейшие» мужи, бояре (старшие дружинники), огнещане (управляющие). Они происходили из родоплеменной знати, военной верхушки, из приближенных слуг князя, ведавших управлением княжеским хозяйством.

Зависимое население Древней Руси – это прежде всего рабы, которые назывались холопами (женский род - роба) или челядью (единственное число – челядин). Ученые предполагают, что «челядь» - термин более раннего периода. В рабство попадали прежде всего пленники, но к ХI в. широкое распространение получили и другие источники рабства: за долги, за совершение наиболее опасных преступлений, брак с рабом или рабой, а также рождение от рабыни. Правовой статус раба характеризовался полным бесправием, он был объектом, а не субъектом права. С ХII в. уже известны два вида холопства: обельное (полное) и неполное.

С развитием феодального землевладения появляются разнообразные формы зависимости земледельческого населения от землевладельца – неполные, необельные холопы. К временно зависимым или полузависимым людям в Древней Руси относились закупы, рядовичи, вдачи. Закупом называли человека, получившего от землевладельца купу – участок земли, денежную ссуду, семена, орудия труда или тягловую силу. Закуп был обязан вернуть или отработать купу с процентами. Закуп продолжает вести свое, отдельное от господина хозяйство. Рядович – это человек, заключивший с феодалом определенный договор – ряд и обязанный выполнить различные работы согласно этому ряду. Вдач – это еще одна категория полузависимого населения, отрабатывающего милостыню феодала.

С принятием христианства на Руси стал формироваться довольно многочисленный слой духовенства, которое делилось на две крупные категории: «белое» - приходское и «черное» - монашеское. С самого начала своего существования церковь на Руси стала и крупным землевладельцем, а предоставленные ей иммунитеты довольно быстро превратились в собственность.

Правовой статус знати, духовенства и других категорий населения характеризовался неприкосновенностью личности, жилища, имущества, активным участием в политической жизни общества. Местное свободное население (городское и сельское) составляло свои общины (миры), имело выборных представителей, старост и «добрых людей», которые защищали его интересы перед княжеской администрацией. Оно обсуждало и решало местные дела на своих сходках.

4. Государственное устройство Киевской Руси. Киевская Русь по форме правления была раннефеодальной монархией - государством переходного периода от первобытнообщинного строя к феодализму у народов, миновавших рабовладельческое общество, когда процесс формирования феодальных отношений происходит при значительных остатках первобытнообщинного строя (вече, кровная месть, язычество и т.д.).

Политический строй Киевской Руси т.о. сочетал институты новой феодальной формации и старой общинной. Раннее Киевское государство, с политической точки зрения представлявшее федерацию княжеств непосредственно подчиненных великому князю Киевскому, с точки зрения социально-экономической являлось совокупностью территориальных общин с элементами родовых отношений.

Киевская Русь имела довольно разветвленную государственную структуру. Во главе государства стоял наследственный князь. Киевскому князю подчинялись владетели других княжеств. Князь был законодателем, военным предводителем, верховным судьей, адресатом дани. Однако государственный строй древнерусских земель-княжений нельзя назвать монархическим. Государственный строй древнерусских княжеств ХI-ХII вв. представлял собой «неустойчивое равновесие» между двумя элементами государственной власти: монархическим в лице князя и демократическим в лице народного собрания или веча. Власть князя не являлась абсолютной. Княжеская власть была ограничена и элементами сохранявшегося народного самоуправления. Народное собрание – вече действовало активно в IХ-ХI вв. и позднее.

Власть веча, его состав не определялись никакими юридическими нормами. Вече было открытым собранием, всенародной сходкой, и все свободные люди могли принимать в нем участие. Решение вечевого собрания старшего города считалось обязательным для жителей всей волости. Никакой закон не определял и не ограничивал компетенции веча. Вече могло обсуждать и решать любой вопрос, его интересовавший. Иногда даже народное ополчение, находясь в походе, устраивало вечевое собрание и решало вопрос о продолжении похода. Самым главным предметом компетенции вечевых собраний было призвание или изгнание князей, неугодных народу. Решения веча должны были быть единогласными.

В историографии существуют две концепции вече: вече как собрание, где заправляет феодальная верхушка, и вече как народное собрание. Однако вмешательство веча в дела князя проявлялись только в случаях чрезвычайных, тогда как власть княжеская была повседневно действующей.

В своей правительственной деятельности князья обыкновенно пользовались помощью и советом дружинников. Совет при князе обладал теми же функциями, что и сам князь. В его составе были представители старшей дружины, старейшины городского населения – «старцы градские» и без их согласия было трудно принять то или иное решение., духовенство. При решении важных вопросов князья иногда собирали на совет всю дружину.

Дружина разделялась на младших дружинников, которые назывались гридями, или отроками, детскими и старших дружинников, называемых княжьими мужами или боярами Дружинники были лично свободны и связаны с князем только узами личного договора, обоюдного доверия и уважения. В то же время совет с боярами и дружинниками не являлся обязательным для князя и не налагал на него никаких формальных обязательств.

У некоторых из бояр могла быть и своя дружина. Если бояре выступали в роли воевод, то младшие дружинники исполняли обязанности административных агентов: мечников (судебных исполнителей, вирников(сборщиков штрафов) и т.д. Княжеская дружина, оторвавшаяся от общины, делившая между собой дань, представляла собой нарождавшийся класс феодалов. За защиту от врагов общинники отдают им часть урожая. Князь с дружиной объезжал села и собирал дань – полюдье. Размер дани не фиксировался.

Институт полюдья характерен не только для Древней Руси, но известен во многих раннеклассовых обществах разных эпох. Для Древней Руси он имел исключительно важное значение, по сути дела определял социальное лицо этого государства. Едва ли не главной задачей русских князей первой половины Х в. была организация полюдья, а затем военно-торговых экспедиций с целью сбыта полученного в ходе полюдья добра. Верховная власть «монополизировала» право «распределения благ» Поэтому знать пока не стремилась обособиться и старалась упрочить свой статус на службе у могущественного киевского князя.

Экономическое положение знати определялось предоставлением им иммунитетов, т.е. передачей в их распоряжение определенной территории с правом осуществления на ней суда или сбора податей без права князя вмешиваться в эти дела. Постепенно, во второй половине ХI – первой половине ХII в., иммунитеты, не связанные первоначально с землевладением, превращаются в собственность их владельцев. Таким образом, возникает феодальное землевладение, образуется вотчина – родовое наследственное имение, т.е. феодальное землевладение становится не только княжеское, но и частное. Возникают боярские села. Основой экономической мощи господствующего класса становится не дань, а эксплуатация феодально-зависимых людей внутри боярских вотчин.

Главным содержанием деятельности первых киевских князей было:

  • объединение всех восточнославянских и части финских племен под властью великого киевского князя;
  • приобретение заморских рынков для русской торговли и охрана торговых путей, которые вели к этим рынкам;
  • защита границ русской земли от нападений степных кочевников.

Постоянной заботой киевских князей была оборона русских пределов от нападения кочевников. С этой целью они создавали систему пограничных укреплений, формировали значительные вооруженные силы. Основными составными частями вооруженных сил Киевской Руси были6 княжеская дружина и народное ополчение.

Первоначально значительная часть княжеских дружин состояла из пришельцев-варягов, но уже во втором и третьем поколениях как сами князья, так и их дружинники ассимилировались с полянами. Дружина не была многочисленной. Даже у старших князей она составляла 700-800 человек.. Княжеская дружина составляла ядро войска. В случае обширных военных действий собиралось ополчение во главе с тысяцким. Русские князья нанимали на службу иностранных наемников. Первоначально это были варяги, а с конца ХI в. стали приглашать конные отряды печенегов, берендеев и других кочевников.

Следует обратить внимание на то, что русская земля не была сильно централизованным государством. Не стала она и политической федерацией, так как княжеские съезды собирались сравнительно редко, в исключительных случаях и постановления их не имели юридической силы. Все члены Рюрикова рода считали себя прирожденными владетельными князьями и «братьями» между собой. Старшего в роду они называли обычно «отцом», но это было не более как почетное звание. Каждый князь внутри своей «отчины» - наследственного владения держал себя как независимый государь. Все спорные вопросы решались силой оружия или соглашения.

Киевская Русь не выработала никакого определенного порядка в распределении волостей между князьями. Порядок княжеского владения на принципе родового старшинства не вошел в ее политическую жизнь. При распределении княжеских столов играл роль ряд других факторов, одним из которых был принцип «отчины» - область которой владел их отец и где они родились и выросли. Часто «столы» распределялись по соглашениям и по договорам между князьями, а также в результате насильственных захватов. Иногда вече изгоняло нелюбимого народом князя и приглашало другого.

Анализ социально-политических структур Киевской Руси позволяет говорить о трех центрах притяжения, влиявших на общественное развитие: это прежде всего княжеская власть, набиравшая силу дружина (боярство), вече. В дальнейшем именно соотношение этих властных элементов станет определять тот или иной тип государственности, который возобладает на территориях, некогда входивших в состав державы Рюриковичей.

5. Управление. Государственная власть призвана: 1) управлять, 2) законодательствовать, 3) судить. В древнейшем периоде истории на первый план выступает последняя функция, однако и первые входят в задачи государственной власти.

Органы управления подразделяются на центральные и местные. В центральном управлении различают две системы органов: собственно княжескую (дворовую) или дворцово-вотчинную. Для такой системы управления было характерно совмещение в руках одного администратора (слуги) функций по управлению отраслью дворцового хозяйства и государственного управления. Другими словами, происходил перенос на управление государством порядка управления дворцовым хозяйством князя.

Другая система центрального управления – земская (более древняя, чем княжеская) построена по численному делению общества (десятичная): так, государство составляло тысячу, а города и провинции делились на сотни и десятки. Центральным правителем был тысяцкий, а подчиненные ему – сотские и десятские. Тысяцкий был и предводителем народного ополчения.

Органы местного управления были также двоякие. Одни существовали для связи центра с провинцией. Это посадники, наместники или волостели, направляемые из центра, содержание которых брало на себя население управляемой территории («кормление»). Назначение куда либо посадника означало присоединение местности к государству. Они были обязаны заботиться о военной защите провинции, творить правый суд. Неугодных посадников население изгоняло. Как правило, посадники, преследуя интересы кормления, мало вмешивалось во внутреннее управление провинции. Местное управление находилось в руках органов местного самоуправления – пригородного и волостного вече и выборных чиновников: старост, сотников, десятских и «добрых людей».

Доходы князей состояли из дани с населения, штрафов за преступления, взимаемых в пользу князя, торговых пошлин и доходов с имений, которые обрабатывались преимущественно трудом княжеской челяди.

Способом взимания дани вначале, как уже говорилось, было полюдье. С ХI в. князья вместо себя посылают в полюдье специальных данщиков и полюдье уже не носит характер военного похода. Дань доставлялась из пригородов посадниками, а в пригороды самим населением. Князь выезжал в провинции для производства суда, за что получал подарки, постепенно превратившиеся в постоянный и фиксированный доход.

Единицами обложения были дым (двор) и рало (плуг), обе единицы означали участок земли (соха), обрабатываемый силами одного домохозяина. Пошлины устанавливались первоначально не в финансовых целях, а на благоустройство. Вес и мера взимались для покрытия расходов при взвешивании и измерении товаров в интересах торговли. Мыт и перевоз взимались за предоставление средств или помощи государства при перевозке товаров через реку или волоки. Корчмита – пошлина с содержателей корчем. Гостиная дань и торговое взималось за предоставление мест для склада товаров иностранным купцам и за устройство рынков. Уголовные штрафы и судебные пошлины служили одним из главных финансовых средств государства. Право охоты в заповедных лесах составляло княжескую привилегию и одну из самых важных статей дохода.

Повинности устанавливались для целей военного управления. Повоз состоял из обеспечения средств передвижения для военных дружин (лодки, телеги). Градоделание – постройка и поправка укреплений всей волостью. Постройка и почин мостов.

III. СТАНОВЛЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ПРАВА. «РУССКАЯ ПРАВДА»

1. Источники древнерусского права. Становление Киевской Руси сопровождалось формированием древнерусского права. Источниками права , как известно, служат законодательная власть, создающая закон; суд, вырабатывающий своими решениями новые нормы права; частные лица и органы правительства, содействующие созданию новых юридических обычаев. Таким образом, источники права: закон, обычай, договор, судебные решения.

Источниками нормативно-правового акта являются обычное право, судебная практика, иностранное (часто византийское) и церковное право. Нормативно-правовые акты в раннефеодальном государстве рождаются, в основном, на базе обычного права. Большая часть обычаев не получила поддержки государства и осталась обычаями (календарь, наследование имущества господина его детьми от рабыни), часть обычаев была санкционирована государством и превратилась в нормативно-правовые акты.

Главными нормативно-правовыми актами Древнерусского государства были:

  • договоры. Договор – иначе ряд, крестное целование, докончанье – широко распространенная форма древнего права. Им определялись не только международные отношения, но и отношения между князьями, князей с народом, дружиной, между частными лицами. Важные международные договоры были заключены с греками и немцами. Договоры Руси с Византией (911, 944 гг) в большей своей части посвящены вопросам уголовного права, международным, торговым отношениям. Под влиянием греков, в договорах встречаются общие термины для выражения понятия преступления: проказа, согрешение, понятия о наказании: казнь, епитимия. В договорах ясно видны правовые воззрения, свойственные первобытному народу. Греческий закон устанавливал за убийство смертную казнь по приговору суда, «закон русский» - кровную месть. В договоре Олега 911 г. ст.4 постановляет, что убийца должен умереть на том же месте, греки настояли, что затем это утверждалось судом, а в договоре Игоря ст.12, который заключался, когда победителями были греки, месть совершалась родственниками убитого после суда;
  • княжеские уставные грамоты, которые  устанавливали повинности феодально-зависимого населения;
  • княжеские уставы, которые были прообразом законодательной деятельности в Древней Руси. Первые князья, раздавая города своим мужам, устанавливали порядок управления и суда. Подчиняя своей власти новые племена и земли, они определяли размеры дани. Уставы закрепляли взаимоотношения государства и церковных властей, В Уставе князя Владимира Святославича содержится история крещения Руси, определяется юрисдикция церкви по регулированию внутрисемейных отношений, дел о колдовстве. В Уставе Ярослава Владимировича были установлены нормы, регулирующие семейно-брачные отношения, половые преступления, преступления против церкви.

Наиболее крупным памятником древнерусского права является «Русская Правда ». Вопрос о времени ее возникновения спорен. Некоторые авторы относят древнейшую часть этого документа к VII в. Однако основная часть документа, бесспорно, связана с именем Ярослава Мудрого. Первоначальный текст «Русской Правды » до нас не дошел. Сыновья Ярослава во второй половине ХI в. существенно изменили и дополнили его. Объединенные потом переписчиками «Правда Ярослава» и «Правда Ярославичей» составили основу Краткой редакции «Русской Правды». Владимир Мономах еще существеннее переработал этот документ. В результате появилась Пространная редакция «Правды». В последующие века создавались новые редакции «Русской Правды», всего их насчитывают шесть. Все редакции дошли до нас в составе летописей , различных судебных сборниках.

«Правда» - разновременный труд многих частных лиц. Кроме обычаев, в нее вошли записи отдельных судебных решений, княжеские уставы, заимствованные из Византии правовые нормы. «Русская Правда» наиболее наглядно дает представление о правовой системе Древнерусского государства.

2. «Русская Правда» - древнейший памятник права. Согласно «Русской Правде», преступно то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Соответственно этому строится и система преступлений. «Русская Правда» знает лишь два рода преступлений – против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Однако это не означало, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в этих случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия.

Таким образом термин «преступление» хотя и известен был в эпоху «Русской Правды», но самому судебнику не известен, ибо ей чуждо то понятие о преступлении, которое выражается этим термином, т.е. нарушение закона. В «Русской Правде»употребляется термин «обида», т.е. преступление рассматривается как деяние, оцениваемое только по количеству вреда, нанесенного частному лицу.

Субъектом преступления может быть только свободный человек. Злодеяния, совершаемые холопами, не считались преступлениями и на них не накладывалось наказание. Ответственным лицом являлся господин холопа, который или выкупал его, или отдавал потерпевшему. «Русская правда» еще не предусматривала возрастного ограничения уголовной ответственности, не знала понятия вменяемости, но ей уже было известно понятие соучастия.

«Русская Правда» различала также ответственность в зависимости от субъективных обстоятельств преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но выделяются два вида умысла – прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей мерой наказания (поток и разграбление), убийство в драке – только штрафом. По субъективным обстоятельствам преступления различались и ответственность за банкротство: преступным считалось только умышленное банкротство. Не было известно также преступлений, совершаемых путем бездействия.

Преступным действием считается, начатое, но не достигшее цели (покушение): «если кто вынет меч, но не ударит, то гривна кун»; за преступление оконченное – удар мечом - положено 3 грив.продажи, таким образом, покушение наказывается в три раза слабее оконченного действия. При имущественных преступлениях, вор схваченный на месте кражи, наказывается как совершивший ее.

Объектом преступления не может быть холоп или раб. Убиение раба сторонними лицами «без вины» считается не убийством, а уничтожением чужой вещи и направлено не против раба, а против хозяина. Штраф такой же как за уничтожение коня или скота. Права лиц с ограниченной правоспособностью (закупы), иностранцев ограждаются законом наравне со свободными людьми. Древнейшая Правда не делает различия между свободными людьми по общественному положению, однако в последующих редакциях двойной вирой ограждается жизнь княжеских управляющих, появляется привилегированный класс под именем княжих мужей «есои кто убьет княжего мужа, то 80 грив., а если людина, то 40 гр.». В поздних списках «Русской Правды» принцип неравенства выражен так: «любо розсудити по мужу смотря».

Наказание. Первичная форма наказания в Древней Руси – месть, осуществляемая потерпевшим или его ближними. Сначала месть определялась степенью разгневанного чувства и силами пострадавших, позднее подвергается различным ограничениям, благодаря которым приобретает публичный характер, потому что подлежит контролю общественной власти. Ограничения мести сводится: к сокращению числа преступлений, за которые допускается месть, установлению срока, в течении которого можно мстить сужению круга мстителей.

«Русская Правда» знает месть за убийство, увечья, кровавые и синие раны, даже за удар рукой, не воинским оружием, за кражу. За увечья мстят дети, за раны и побои может мстить лишь сам потерпевший и притом только вслед за нанесением удара. Все случаи правонарушений из мести могли подлежать судебной оценке. Суд проверял соблюдение правил мести. Суд мог присудить месть.

Постепенно месть ограничивается и вытесняется системой выкупов. Выкуп – это денежное вознаграждение, уплачиваемое правонарушителем и его родственниками потерпевшему и его ближним при условии отказа их от мести. Отказ от мести сопровождался при этом обрядами, устранявшими всякое подозрение в трусости перед противником.

Упрочившись, выкупы слагаются в сложную систему правил. Размеры выкупа, определяемые сначала соглашением сторон, постепенно фиксируются соответственно причиненным ущербам. Вмешательство общественной власти в систему выкупов влечет за собой установление штрафов в пользу власти, и в пользу пострадавших. Так возникают: вира – штраф за убийство, поступающий в пользу князя; головничество, плата за голову, поступающая в пользу родственников убитого; за увечье взималось полувирье, поступавшее в пользу князя; продажа – штраф за другие правонарушения, кроме убийства и увечья.

В пользу потерпевших от других преступлений, помимо убийств, уплачивался урок, протор, пагуба и т.п. За убийство в разбое, поджог и казнокрадство назначалось разграбление ( насильственное изъятие имущества ) и поток (изгнание, обращение в рабство и даже убийство). Смертная казнь как форма наказания в «Русской Правде» не упоминается. Первое место в общественных отношениях Киевской Руси занимали саморасправа или примирение потерпевших с нарушителями.

Классификация преступлений дается в «Русской Правде» на основании их объектов:

Преступление против личных прав: убийство. Различаются умышленное и непредумышленное убийство в ссоре, на пиру.

Увечье относится к преступлениям против жизни, за него полагается штраф. Увечьем называлось отнятие руки, ноги, глаз, носа, т.к. лишало человека правоспособности, для него наступала гражданская смерть. Отнятие прочих членов входит в другой, низший разряд преступных действий, а именно:

Преступления против здоровья: легкие увечья – отнятие пальца, нанесение раны, побои и удары, не имеющие отношения к оскорблению чести. За все эти преступления взыскивалась обычно средняя продажа (3 гривны).

Преступления против чести. «Русская Правда» знает оскорбление чести только делом, а не словом. Оскорблением считается удар не обнаженным мечом и хотя он наносит гораздо меньше вреда, чем тяжкая рана, карается вчетверо большим штрафом (12 грив.) Такое же значение удар батогом, жердью, ладонью, чашей, сюда относится вырывание бороды и усов как символов мужества. В поздних редакциях появляется оскорбление словом в отношении к женщине.

Преступления против свободы известны «Русской Правде» в двух видах: продажа полусвободного человека лишение свободы по лживому обвинению.

Преступление против имущественных прав в Русской Правде квалифицируется как разбой (убийство с корыстной целью), грабеж, кража. На первом месте стоит татьба (кража).Тяжесть татьбы определяется ценностью украденного. Все предметы разделены только на три категории: высшую, за которую взыскивается 12 гривн продажи (холоп, бобр), среднюю с продажей в гривн. (рогатый скот, пчелы, охотничьи собаки, птицы), прочие предметы включаются в низшую категорию с продажей в 60 кун.

Истребление чужих вещей наказывается в три раза строже кражи. Наиболее строго карается поджог, потоком и разграблением. Незаконное пользование чужими вещами карается наравне с татьбой.

В «Русской Правде» содержится достаточно развитая система гражданско-правовых норм. Предусмотрена правовая защита как недвижимого, так и движимого имущества.

Обязательства в Древней Руси возникали из складывающихся норм возмещения за причиненный вред и из договоров. Например, человек, нанесший ранение другому кроме уголовного штрафа, должен был оплатить убытки потерпевшего, в том числе услуги врача. Для древнерусского обязательственного права характерно не только обращение к изъятию имущества провинившегося, но и наложение взыскания непосредственно на должника, а порой даже на его жену и детей. Злостного банкрота можно было продать в холопы.

«Русская Правда» знает определенную систему договоров. В их числе наиболее полно регламентирован договор займа. Существовало три вида займа: обычный, бытовой займ; займ, совершаемый между купцами и займ с само закладом – закупничество. Предусматривались различные проценты в зависимости от срока займа.

«Русской Правде» известна договоры: договор купли-продажи, договор хранения (поклажи), договоры перевозки и комиссии. Порядок заключения договоров был простым. Обычно применялась устная форма с совершением некоторых символических действий: рукобития, связывания рук и т.п. В некоторых случаях требовались свидетели. При заключении договоров о недвижимости требовались ,как правило, письменные формы.

В наследовании существовали существенные различия в зависимости о принадлежности человека к той или иной ступени иерархической лестницы. Так, у бояр и дружинников наследовать могли и дочери, у смердов же при отсутствии сыновей имущество считалось выморочным и поступало в пользу князя. При наследовании по закону, т.е. без завещания, преимущество имели –сыновья умершего. При их наличии дочери не получали ничего. Братья обязаны были выдать их замуж и содержать мать. Наследство делилось поровну, но младший сын имел преимущество – он получал двор отца.

3. Суд и судебный процесс Киевской Руси. В Киевской Руси судебная функция являлась одной из главных обязанностей княжой власти. Князь лично должен был осуществлять суд и отвечать за неправильные действия поставленных им для суда тиунов.

С ростом феодальных отношений зарождается и укрепляется вотчинный суд. Крупные землевладельцы-бояре постепенно приобретают все большую независимость от князя, присваивая функции управления и суда.

Древнерусское право еще не знало четкого разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия (гонение следа, свод) могли применяться только пол уголовным делам В целом строй процесса по «Русской Правде» был состязательным (или обвинительным).

В судебники описываются особые формы досудебного установления отношений между потерпевшим (будущим истцом, обвинителем) и предполагаемым ответчиком (обвиняемым). Это так называемый «свод» и «гонение следа». «Свод» состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика путем «заклича», свода в тесном смысле и присяги.

Закон исходит из мысли о том, что «заклич» сделается известной для того города или «мира», где она сделана, в течении трех дней. Поэтому при обнаружении вещи у кого-либо по истечении этого срока, истец не только отбирает вещь, но и получает с владельца вещи 3 гривны «за обиду».

«Свод» в тесном смысле слова начинается в случаях: а) если вещь обнаружена у кого-либо до «закличи», б) если вещь найдена до истечении 3 дней после «закличи», в) если вещь найдена не в своем городе (либо «миру»).В этих случаях предполагается еще, что владелец вещи приобрел ее правомерно. Поэтому закон обязывает его, не выдавая вещи, идти вместе с утратившим ее собственником к тому, у кого владелец приобрел ее. Если это третье лицо, в свою очередь ссылается на законный способ приобретения вещи, то свод продолжается дальше всеми заинтересованными лицами. Если свод происходит в пределах данного города, собственник участвует в нем до конца. Если же свод выходит за пределы города, истец идет только до третьего свода. Лицо, к которому привел свод, обязано уплатить собственнику цену вещи, а само продолжает свод.Если последний владелец не может доказать, что приобрел вещь законным способом, он признается вором и должен уплатить штраф и возместить ущерб. Если владелец доказал добросовестность приобретения, но не может указать человека, у которого приобрел вещь (а это может быть подтверждено присягой двух свободных людей, свидетелей покупки), он теряет свои деньги, уплаченные за вещь, но сохраняет право иска в случае, если обнаружит лицо, продавшее ему вещь. Наконец, если свод приводит к границе государства, последствия те же, что и во втором случае.

«Гонение следа» - это отыскание преступника по его следам. Закон исходил из предположения, что там, куда приводит след, находится преступник. Если след терялся на большой дороге или в пустой степи, розыски прекращались. Если следы приводили в ту или иную вервь, на нее ложилась обязанность самой отыскать преступника и выдать его властям. В противном случае она платила так называемую «дикую виру».

Закон предусматривал определенную систему доказательств. Среди них важное место занимали показания свидетелей. Различалось две категории свидетелей – видоки (очевидцы факта) и послухи (слышавшие о случившемся от кого-либо).В Киевской Руси существовала целая система формальных доказательств – ордалии. Это – судебный поединок (поле). Победивший в нем выигрывал дело, считалось, что Бог помогает правому. Когда не хватало доказательств применялось испытание железом и водой. «Русская Правда», посвящающая этим ордалиям три статьи, не раскрывает их содержания, порядка проведения. Особым видом доказательств была присяга – «рота», применявшаяся по небольшим делам, при отсутствии дополнительных доказательств. «Ротой» можно было подтвердить наличие какого-нибудь события или, наоборот, его отсутствие. В некоторых случаях определяющее значение имели внешние признаки и вещественные доказательства. Так, наличия синяков и кровоподтеков на теле было достаточно для доказательства избиения. При краже существенное значение имело нахождение краденого.

4. Церковное право. С принятием христианства в Древней Руси начинает складываться церковная организация. Русская метрополия не была автокефальной, а зависела от константинопольского патриарха. Который назначал русского митрополита, епископов. Во главе русской митрополии стоял киевский митрополит. Митрополия делилась на епархии (включавшие территорию большой округи.). Сначала их насчитывалось пять, затем дошло до пятнадцати. Во главе епархии стоял епископ. Первые епископы были греки или болгары. Впоследствии Киевско-Печерский монастырь стал своего рода школой или «рассадником» русских епископов. Из него вышло много выдающихся архипастырей русской церкви.

Первые годы церковь и ее епископские кафедры находились полностью на содержание князей. Князь Владимир Святославович установил «десятину» - отчисление десятой части княжеских доходов в пользу церкви. Этот же порядок поддерживался и другими князьями.

Одной из сильнейших церковных организаций были монастыри, игравшие важную роль в истории средневековых государств. По идее монастырь – добровольное братство людей, отрекшихся от семьи, от обычной жизни и целиком посвятивших себя служению богу. На деле же монастыри были крупными землевладельцами-феодалами. Духовенство и монастыри вели хозяйство по-своему, руководствуясь византийскими обычаями и законами, устанавливая такие юридические отношения с земледельцами, какие были приняты в Греции. Монастыри владели селами, вели оптовую торговлю. Они ссужали деньги под ростовщические проценты и всегда находились в самой гуще жизни, принимая непосредственное участие в повседневной жизни и крупных политических событиях. Игумены монастырей наравне с епископами выступали как дипломаты, судьи, посредники. В монастырях существовало неравенство между монахами выходцами из бедняков и из бояр, купцов.Высшие церковные власти (епископы и митрополиты) могли быть выбраны только из среды монахов, которые в отличии от обычных попов и дьяконов называли черным духовенством. Если кандидат в епископы происходил из «белого» духовенства и был женат, то его жена должна была уйти в отдаленный монастырь.Монастыри, появившиеся в середине ХI в. стали своего рода духовными академиями, куда охотно поступали сыновья крупных вельмож. В монастырях были хорошие библиотеки, в которых велись летописи, сочинялись проповеди, записывались монастырские события, прославлялись монахи – «подвижники», «отшельники», «молчальники».

Ко времени Ярослава относится окончательное оформление церкви как организации. При нём основывается митрополия в Киеве и при ней соборная церковь святой Софии, созывается первый церковный Собор в Киеве.

Могущество церкви основывалось прежде всего на ее быстро увеличивающихся материальных средствах. Церкви принадлежали крупные недвижимые имущества, многочисленные села, слободы и даже целые города. Опираясь на материальные богатства, церковь приобрела большое влияние на экономическую и политическую жизнь, на быт населения. Она стремилась выступать в качестве гаранта между княжеских соглашений, закреплявшихся «крестным целованием», вмешивалась в ведение переговоров.

При Владимире церковь взяла на себя не только духовные обязанности, но также ведала и мирскими делами, тесно соприкасавшимися с интересами государства. Суд был одной из самых доходных статей церкви. При епископах состоял целый штат чиновников для суда и управления. Источниками церковного права в Древней Руси были «Кормчая книга» - сборник церковных законов, служивший для руководства церковных судей и администраторов. Это был перевод с греческого «Номоканона» с добавлениями, извлеченными из законодательных сборников византийских императоров. Уставы князей: Владимира, Ярослава, в которых определялись права церкви, привилегии, доходы и юрисдикции.

Под попечение церкви было поставлено особое общество, выделившееся из христианской паствы, получившее название богадельных людей. Это были - духовенство: черное и белое с семьями; люди, служившие церкви: врачи, повивальные бабки, просвирни и т.п.; убогие, нищие, слепые, странники, находящиеся под особым покровительством церкви; свободное и полусвободное население, жившее на церковных землях. В ведомстве церкви находились богадельни и больницы.

Помимо общества церковных людей, церковная власть имела в своей юрисдикции суд над всеми христианами по делам о преступлениях против религии и нравственности по всем делам, касающимся семейных отношений. К впервой категории относились дела о святотатстве, об оскорблении религиозной святыни, о ересях, колдовстве (чародействе), идолослужении и т.д. Следует отметить, что если в Западной Европе в средние века велись бесконечные процессы по делам о ересях и колдовстве и в результате происходили бесчисленные казни «еретиков» и «колдунов», тогда как в Древней Руси случаи казни еретиков были совершенно исключительными, единичными фактами.

Ко второй категории относились вопросы о законности брака, его расторжении, споры о столкновении между членами семьи и т.д. Церковь вносила в древнерусское общество совершенно новое понятие семьи – как пожизненного союза мужа и жены, освященного и скрепленного церковным венчанием и, как правило, нерасторжимого, и восставала против прежнего обычая многоженства и беспорядочных брачных отношений. Церковь выступала против кровной мести, против наиболее жестоких форм рабства. Духовенство в своих проповедях убеждало, что рабы такие же христиане и люди как все остальные. Церковные поучения запрещали истязать рабов, морить их голодом или непосильной работой. Подобные действия не были преступлением перед светским законом, но грехом перед законом церковным и подлежали церковному наказанию (епитимий). Среди рабовладельцев возникал обычай – перед смертью, по завещанию, отпускать своих рабов на волю или завещать церкви. Рабы, подаренные церкви превращались в полусвободных землевладельцев, прикрепленных к церковной земле.

Таким образом церковь, как отмечал В.О. Ключевский, глубоко проникала в юридический и нравственный склад общества. 


[1] История России с древнейших времен до 1861 года / Под ред. Н.И.Павленко. М., 1998. С.36.

[2] Пузанов В.В. У истоков восточнославянской государственности // История России: народ и власть /Сост. Ю.А.Сандулов. СПб., 1997. С. 5-48.

[3] История России с древнейших времен до конца ХУ11 века / Под ред. А.Н. Сахарова, А.П. Новосельцева . М., 1997. С. 39-84.

[4]. Краснов Ю.К. История государства и права России. М., 1997; История отечественного государства и права. Ч. 1 / Под ред. О.И. Чистякова. М.,1996; Исаев И.А. История государства и права России. М., 1994.

[5] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995.

[6] Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949.

[7] Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995

[8] Жильцов С.В. Смертная казнь в истории древнерусского права. М., 1995; Литаврин Г.Г. О юридическом статусе древних русов в Византии Х столетия // Византийские очерки, М., 1991. С. 60-82; Новицкая Т.В. Некоторые аспекты правового регулирования экономики в Древнерусском государстве // Вестник МГУ. Сер 11. Право. 1996. № 5. С. 43-55; Салтыкова С. Зарождение древнерусского права // Российская юстиция. 1977. № 1. С. 59-62.

 

Иисточники и литература:

Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. / Сост. Я.Н. Щапов. М., 1976. 239 с.

Повесть временных лет// Изборник. Повести Древней Руси / Сост. Л.А. Дмитриев, Н.В. Понырко. М., 1987. С. 24-58.

Повесть Временных лет о возникновении Киевской Руси// Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век – 1917 год) / Сост. В.А. Томсинов. М., 1998. С. 3-6.

«Повесть временных лет»// История России IХ-ХI вв. в документах. Методические указания к практическим занятиям для студентов 1 курса / Сост. Н.Т. Кудинова, Т.А. Рямова. Хабаровск, 1992. С. 3-5.

Правда Роськая. Краткая редакция / Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век – 1917 год) / Сост. В.А. Томсинов. М., 1998. С. 7-9.

Русская Правда // Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 1997. С. 4-27.

Суд Ярославль Володимирович. Правда Русьская. Пространная редакция / / Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век – 1917 год) / Сост. В.А. Томсинов. М., 1998. С. 10-20.

Древняя Русь: проблемы права и правовой идеологии. / Под ред. Г.В. Швекова. М., 1984. 116 с.

Ермолаев И.П., Кашафутдинов Р.Г. Свод законов Киевской Руси. Казань. 1988. 88 с.

Жильцов С.В. Смертная казнь в истории древнерусского права. Тольятти, 1995. 53 с.

История политических и правовых учений. М., 1988. С. 149-156.

Исаева Т.С. Основные памятники русского права. Владивосток, 1983. 92 с.

Карамзин Н.М. История государства Российского в 12-ти т. Т. 1. М.,1989. С. 163-174. Т. 2-3. М., 1991. С. 31-43.

Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. 1 // Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Т. 1. М., 1987. С. 232-274.

Литаврин Г.Г. О юридическом статусе древних русов в Византии в Х столетии // Византийские очерки. М., 1991. С. 60-82.

Милов Л.В. Легенда или реальность? О неизвестной реформе Владимира и Правда Ярослава// Древнее право. 1966. № 1. С. 201-218.

Никитин А. Первый Рюрик – миф или реальность? // Наука и религия. 1991. № 4. С. 34-39..

Новицкая Т.В. Некоторые аспекты правового регулирования экономики в Древнерусском государстве// Вестник МГУ. Сер 11. Право. 1996. № 5. С. 43-55.

Свердлов М.Б. Русская правда. СПб., 1992. 97 с.

Салтыкова С. Зарождение древнерусского права // Российская юстиция. 1977. № 1. С. 59-62.

Тихомиров М.И. Пособие для изучения Русской Правды. М., 1953. 192 с.

Хачатуров Р.Я. Становление права. Тбилиси. 1988. 260 с.

Юшков С.В. Русская правда. Происхождение, источники , ее значение. М., 1950. 360 с.

Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С. 621-646.

История образования в России

1687

Основание Славяно-греко-латинской академии , первого вуза в России.

1724

Основание Петербургской Академии наук , предшественницы нынешней Российской Академии наук.

1755

Основание МГУ (с 1940 г.Ломоносова).

1870

Открыты первые высшие курсы для женщин .

1899

56 университетов , работающих в России.

1904

Заслуженный российский ученый Павлов Иван , выпускник Петербургского университета (ныне СПбГУ), - первый россиянин, удостоенный Нобелевской премии за исследования в области физиологии пищеварения.

1913

4 500 человека преподают в высших учебных заведениях России, 127 400 человека учатся в вузах по всей стране.

1917

150 университетов в России.

1918

Россия стала первой страной в мире, где высшего образования стали бесплатными .Издается указ, разрешающий работникам поступать в университеты с 16 лет. Это право распространяется на всех, независимо от гражданства, пола или наличия аттестата выпускника школы.

1918-1919

Созданы десятки новых университетов . В основном они расположены в крупных городах Советской республики.

1928

Созданы первые политехнических институтов.

1930

В ходе реформы высшего образования университеты подчиняются государственным органам. Они создают индустриальных института на базе факультетов крупных университетов. В 30-е годы прошлого века создано более 40 учебных, медицинских, экономических и других институтов. Научные отделы были закреплены за научно-исследовательскими институтами. Открываются первые вечерние и заочные отделения и институты.

1944-1945

Создан фонд диссертационных работ .
В последние годы Второй мировой войны открыто 60 новых университетов .

1950-е

Объединение университетов происходит в рамках усилий по повышению качества образования. Открываются университеты и факультеты для подготовки специалистов в области радиоэлектроники, электронной и вычислительной техники, автоматики, биологической физики, биохимии.

1981

В СССР действуют 494 государственных университета .

1990

180 000 иностранных студентов в учебных заведениях России.

2003

Россия подписывает Болонскую декларацию. становится частью единой европейской системы высшего образования.

2007

Программы бакалавриата, специальности и магистратуры вводятся в России.

2010

Выпускники МФТИ Андрей Гейм и Константин Новоселов удостоены Нобелевской премии по физике за открытие графена. Всего Россия подарила миру 42 лауреата Нобелевской премии.

2014

Двадцать один российский университет вошел в общий рейтинг QS .

2013

Академическое превосходство Проект 5-100 запускается с целью повышения конкурентоспособности ведущих отечественных университетов на мировом рынке образования.

Новый российский закон расширяет права граждан на образование и устанавливает требования к образовательным программам и стандартам , чтобы соответствовать мировым образовательным нормам .

2015

Тринадцать российских университетов вошли в мировой рейтинг университетов Times Higher Education.

2017

Россия запускает приоритетный проект «Развитие экспортного потенциала системы образования России» .

24 университета в общем рейтинге QS .

28 университетов занимают более 140 позиций в 38 рейтингах QS по предметам и факультетам.

27 университетов среди лучших в мире в рейтинге THE .

2016

В России 896 университетов.

Двадцать два входят в число лучших в рейтинге QS .

THE В общие рейтинговые таблицы университетов включены 24 российских университета .

2018

Три российских университета возглавляют рейтинг THE лучших университетов Евразии.

27 университетов включены в QS World University Rankings.

17 университетов заняли места в рейтинге ARWU по предметным областям.

358 университетов заняли место в Webometrics 2019.

2019

31 университет включен в QS Rankings по предметам.

35 университетов вошли в рейтинг THE Emerging Economies University Rankings.

изменений образовательной идеологии и формата: практика XVIII – XX веков »HI 446 Революционная Россия

Советский плакат, показывающий, как важно для всех быть продуктивными и помогать строить новые школы для пролетариата.

Это руководство представляет собой отправную точку для дальнейшего изучения темы образования в России, уделяя особое внимание изменениям, произошедшим в образовании в связи с переходом от царской России к большевистской и советской России. Период времени для этого руководства начинается с середины 19 века и продолжается до середины 20 века. Образование в России всегда было тесно связано с обществом, например, оно было эксклюзивным товаром во времена Имперской России, когда классовые барьеры были твердыми, но когда классовые барьеры были сломаны во время русской революции, образование стало доступным для масс благодаря большевистскому идеалу всеобщего образования.

Образование во времена Имперской России функционировало как средство ограничения социальной мобильности многих, а позже оно послужило средством социального просвещения во времена большевистской и советской России. Официальный государственный подход к образованию менялся в зависимости от экономических, политических и военных вопросов каждого временного периода. И Имперская Россия, и Советская Россия использовали образование как средство общественного контроля для продвижения государственной повестки дня или создания единства. Такой подход государства к образованию как к инструменту начинает демонстрировать сложные отношения между государством, образовательным учреждением, педагогом, студентом и обществом.Чтобы понять состояние образования на этих этапах российской истории, можно пролить свет на природу общества в конкретный период.

За многими крупными изменениями в образовании стояли прерогативы государства. Например, если спросить, в какой форме произошли изменения в системе образования? и почему произошло это изменение? В конечном итоге ответ будет связан с целью или миссией государства. Во время правления царя Петра I было инициировано обязательное образование с целью просвещения и модернизации российского общества из-за желания Петра I вывести Россию из тьмы.Ответить на ранее поставленные вопросы становится все труднее, поскольку большевики и Советский Союз берут на себя власть и видоизменяют систему образования. Чтобы объяснить цель всеобщего образования, можно сделать вывод, что оно соответствует социалистическим ценностям, но дальнейший анализ этого изменения в образовательной практике демонстрирует, что государство использует образование как средство подавления инакомыслящих путем создания социальной сплоченности, укрепляя тем самым социалистическое государство.

Хотя многие из образовательных изменений, которые произошли в России с течением времени, были реализованы в государственной повестке дня, также было много реальных попыток переформатировать образование на благо общества.В конце 17 века царь Федор III ценил образование и сочувствовал бедным, он предпринял действия по созданию школы специально для бедных, в результате чего в Москве была создана Греко-латинско-славянская академия. Позже, в середине и конце 19 века, граф Лев Николаевич Толстой, автор книги Война и мир , открыл свои крестьянские школы. В школах, которыми он руководил, использовалось органическое обучение, что отличало их от жесткой формы обучения, которая была популярна в России и Европе.История российского образования представляет собой постоянное смешение надежд и реальностей, поскольку провидцы образовательной реформы находят, что их идеи воплощаются в жизнь, но часто для достижения альтернативной цели, выбранной внешним человеком или группой.

Сборник источников по истории российского образования, изменениям в практике, формате и идеологии российского образования, а также по вопросам, связанным с образованием в то время. Публикации в научных журналах, историографии и первоисточники составляют большинство приведенных ниже источников.Работы организованы по трем темам; образование во время царской России, образование во время ранней революционной России и образование во время ранней советской России.

Образование в царской России

Во времена Императорской России образование было преимущественно эксклюзивным, религиозным и ограниченным по продолжительности. Еще не было создано ни одной формы всеобщего государственного образования, оставляя только тем, у кого есть финансовые возможности, возможность поступать в образовательные учреждения среднего и университетского уровня.Гимназическая форма обучения, заимствованная из Германии, обеспечила большую доступность образования для элиты, что способствовало росту национальной культуры, но также вызвало поляризацию образованной элиты, еще больше отделив эту группу от большинства российского общества. Консерватизм был главной темой этих школ как в учебной программе, так и в миссии. Обычные учебные программы в то время были сосредоточены на классических произведениях, истории, политической теории и экономике. Общая миссия этих начальных и средних школ заключалась в том, чтобы сформировать из учащихся сплоченную, мягкую группу, которая не могла бы стать радикальной и вызвать революцию, подобную той, что произошла во Франции в 1789 году.Университеты оказались проблемой для имперского правительства, и их так и не удалось укротить из-за влияния интеллигенции на учебные заведения.

Заиконоспасский монастырь, преобразованный в Славянско-греко-латинскую академию

  • Пайпс, Ричард. Россия при старом режиме. Нью-Йорк: сыновья Чарльза Скрибнера, 1974.

Ричард Пайпс дает обзор образования в царской России в году в России при старом режиме. Он дает ценную информацию, подчеркивая отношения между крестьянином, духовенством, элитой и образованием.Пайпс сосредотачивается на реформах, начатых Петром I в отношении образования. При Петре I была создана система обязательного образования для всех юношей, которых по государственной инспекции отправляли в школу или отправляли на службу. Петр I имел цель создать образованное российское население, но его реформы, такие как обязательное образование / государственная служба, были одними из самых презираемых из всех реформ.

  • Оти Роберт и Оболенский Дмитрий. Введение в российскую историю: Сообщество по русистике. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1976.

Царь Федор III

Царь Федор III любил Западную Европу, что проявилось в создании греко-латинско-славянской академии в Москве. Это учебное заведение создано специально для детей из малообеспеченных семей. В рамках реформы системы обязательного образования Петр I организовал «шифровальные» школы, в которых работали священнослужители. Эти школы не добились большого успеха из-за неспособности духовенства преподавать светские исследования и неодобрения элиты смешивания социальных классов в школах.Другой наиболее заметный страх перед быстрым расширением образования включал страх элиты, что произойдут хаотические изменения общественного порядка. Стремление к массовому образованию, исходящее от Федора III и Петра I, продолжалось в начале 20 века, увеличивая грамотность примерно с 20% в 1897 году до 44% в 1914 году.

  • Фриз, Григорий Л. Россия: История. Нью-Йорк: Oxford University Press: 2002.

Грегори Фриз много пишет о состоянии России с 16 по 20 век.Его упор на переходный период в России позволяет читателю проследить за меняющейся системой образования. В 1667 году Россия захватила левый берег Украины, что привело к притоку в Россию образованных людей, способствовавших новому уровню образования. Во время своего визита в Западную Европу Петр I набирал экспертов из Европы, среди которых самыми влиятельными новобранцами были Джозеф Най, Джон Дин, Джон Перри и Генри Фаркухарсон, которые сыграли свою роль в создании нового военно-морского флота России. По планам, составленным Петром I, в 1725 году открылась Императорская Академия наук, которая со временем утвердилась как авторитетное высшее учебное заведение в России.Духовные правила 1721 года требовали образованного, грамотного духовенства, чтобы сделать это. Система семинарий, основанная на системе семинарий иезуитов, была принята и стала обычной практикой к 1780-м годам. Александр I взял на себя задачу предоставить высшее образование русскому языку независимо от класса, создав университеты в Харькове, Казани и Санкт-Петербурге. Рост образования вызвал появление двух сил, которые бросили вызов империализму: национализм и желание участвовать в политике. В конце 1920-х годов в России были приняты меры по отстранению привилегированных групп от высшего образования, заменив их рабочими группами.

  • Таден, Эдвард. Консервативный национализм в России девятнадцатого века. Сиэтл: Вашингтонский университет Press, 1964.

Консерватизм в России XIX века можно приравнять к словосочетанию Самодержавие, Православие и Народность. Главным сторонником этого консервативного толчка в России XIX века был адмирал Александр Шишков. Шишков будет влиять на Россию через свою работу в качестве министра народного просвещения. Его попытка продвинуть Самодержавие, Православие и Национальность приняла форму обучения высший класс России созданию социальной сплоченности и моральной силы для России.Для этого он работал над заменой учебных заведений нерусского происхождения (польских и католических) на истинно русские учебные заведения. Эдвард Таден, профессор русских исследований Пенсильванского государственного университета, в своей работе Консервативный национализм в России девятнадцатого века описывает рост консерватизма в России XIX века. Его внимание к образованию в этот период возросшего консерватизма дает полезный график эволюции образования в царской России.Использование им чиновников, ученых и радикалов дает множество точек зрения на этот период перемен.

  • Рингли, Эндрю. Воспитание молодежи в позднеимператорской России: Воспитание в кадетском училище и классической гимназии, 1863-1894 гг. . Университет Северной Каролины, 2010 г.

В последние годы царской России две резко контрастирующие группы учеников были произведены из финансируемых государством школ, находящихся в ведении Министерства войны и Министерства образования.Военные кадетские школы находились в ведении военного министерства, а гражданская гимназия - в ведении министерства образования. Выпускники военных кадетских училищ оставались верными своей альма-матер спустя годы после распада царской России, в то время как выпускники гражданской гимназии обычно отказывались от бывших педагогов и школ. Эндрю Рингли сравнивает образовательные методы, используемые Министерством войны и Министерством образования во времена правления Александра II и Александра III, чтобы понять, как участники испытали на себе два типа учебных заведений.Электронную копию этой работы можно найти здесь.

  • Олстон, Патрик Л. Образование и государство в царской России. Stanford: Stanford University Press, 1969.

Образование в царской России прошло несколько этапов, становясь изощреннее и автономнее. Петр I внес серьезные изменения в образовательную систему России, привнеся новое чувство просвещения в образовательные учреждения. К концу 19 века педагоги начали сопротивляться тискам государства в сфере образования.Эти усилия по обеспечению большей автономии и легитимности стали бы укоренившимися ценностями в педагогических кругах, которые остались бы после русской революции. Этот прогресс можно увидеть на примере работы Патрика Олстона « Образование и государство в царской России». Олстон использует хронологический подход, чтобы изобразить отношения между образованием и государством, начиная с 18 века по 1914 год. Он разделяет свою книгу, чтобы продемонстрировать постепенный, но нынешний рост влияния педагогов в царской России.

  • Брауэр, Дэниел Р. Обучение нигилистов: образование и радикализм в царской России . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1975.

Блок-схема радикализма Дэниела Брауэра

Работа Дэниела Брауэра « Обучение нигилистов: образование и радикализм в царской России» объясняет роль формального образования в возникновении и развитии радикализма в России в середине и конце 19 века. Книга разбита на главы, которые сначала фокусируются на небольших группах российского общества, таких как семья, а затем сосредотачиваются на более крупных группах, завершающихся созданием нового общества инакомыслящих.Несогласие было ключевым элементом в России в конце 19-го и начале 20-го веков, эта книга призвана ответить на вопрос, откуда это несогласие пришло. Две особенности работы Брауэра, которые наиболее полезны для понимания инакомыслия в России, - это дата опроса 1840-1870-х годов, показывающая уровень образования российских радикалов, и блок-схема развития российских радикалов в период 1840-1870 годов.

  • Кассов, Самуэль Д. Студенты, профессора и государство в царской России .Беркли: Калифорнийский университет Press, 1989.

Начало 20 века в России было периодом, когда различные группы действовали как политические акторы, влияющие на природу российского государства. В студентах, профессорах и государстве в царской России, Самуил Кассов фокусируется на взаимодействии студентов, университетов и профессоров с государством. Кассов показывает эту неспособность царского российского государства признать легитимность студенческих движений, базирующихся за пределами российских университетов.Должностные лица государства должны были найти баланс между ограничением социальных волнений, порождаемых университетами и образовательными учреждениями, и при этом не полностью подавить образование, поскольку была признана необходимость увеличения числа образованных рабочих. Профессора и российское правительство столкнулись с идеологическими целями университетов. Профессора считали университеты образцом свободных исследований и академической свободы, в то время как правительство рассматривало истеблишмент как утилитарный по своей цели, воспитывающий надлежащих государственных служащих.Электронную копию работы можно найти здесь.

  • Сереги, Скотт. Русские учителя и крестьянская революция . Индианаполис: Издательство Индианского университета, 1989.

Скотт Сереги подвергает сомнению представление о сельских учителях как о кротких, скромных, изолированных фигурах в России конца XIX века. Используя рассказы сельских учителей, студентов и городских властей, он обнаруживает, что сельские учителя в конце периода расцвета профессионализма в России были особенно важны. власть в организации Общероссийского союза учителей с сильными политическими целями.Чтобы бороться с этим восприятием педагогов, русские педагоги превратились в политически активное меньшинство, выступающее против старого царского режима. Русские учителя, как и другие профессии, в конце 19-го и начале 20-го веков желали самоопределения и осознавали, что их желания не могут быть реализованы в нынешней царской системе. Пик политических усилий сельских учителей пришелся на 1905 год, когда произошла революция 1905 года, но с течением года быстро сошла на нет. Серегни говорит о низком уровне уважения к сельским учителям из-за низкой заработной платы, скромного происхождения и высокого уровня бюрократии.

  • Уокер, Франклин А. «Просвещение и религия в российском образовании в период правления царя Александра I.» История образования Ежеквартально , Vol. 32, No. 3 (осень, 1992), стр. 343-360.

Царь Александр I стремился обучить своих соотечественников с помощью плана расширения государственного образования, разработанного Екатериной II. Первоначальной целью этого расширения общественного образования в имперской России было привитие идеалов просвещения народу России, но после угроз, созданных во время наполеоновских войн, эти цели сместились в сторону создания послушного, морального общества для предотвращения восстания.В течение нескольких лет после Французской революции многие обвиняли отсутствие религии как причину террора во время Французской революции. Франклин А. Уокер исследует баланс религии и просвещения в образовании при царе Александра I. Потребность в послушании усиливала роль религии в образовании, даже когда идеалы просвещения становились все более популярными в образовании, что привело к уникальному подходу к образованию. . Электронную копию статьи можно найти здесь.

  • Стиллингс, Рене. Школа русских и азиатских исследований, «Государственное образование в России от Пита I до наших дней». Последнее изменение 8 декабря 2005 г.

Рене Стиллингс предлагает краткую историю российского образования с 18 века до наших дней. Ее работа дает базовые фундаментальные знания, которые помогают в дальнейшем лучше понять сложность российской образовательной системы. Доступ к веб-странице можно получить здесь.

  • Брукс, Джеффри. Когда Россия научилась читать . (Evanston: Northwestern University Press, 2003), 54.

С окончанием крепостного права в России произошел взрыв крестьянского стремления к образованию. Джеффри Брукс описывает рост крестьянского образования в конце 19 века в своей работе «, когда Россия научилась читать, ». Охватываются основные компоненты образования, включая школы, учителей и учебную программу. Одним из наиболее значительных аспектов работы является анализ Бруксом влияния крестьянской грамотности, заключающийся в том, что с повышением уровня грамотности крестьянство стало любопытным и амбициозным, желая другой жизни по сравнению с их родителями.

  • Соудер, Эрик М. Школа русских и азиатских исследований, «Толстовские крестьянские школы в Ясной Поляне». Последнее изменение 18 ноября 2010 г.

Граф Лев Николаевич Толстой является примером реформатора дошкольного образования в царской России. Эрик М. Судер сообщает об усилиях Толстого в сфере образования в статье «Толстовские крестьянские школы в Ясной Поляне». Толстого расстроил формат образования в России и Европе середины XIX века, так как он увидел, что он недостаточно органичен и не способствует обучению.Эта вера, смешанная с симпатией к крестьянскому сословию России, вдохновила Толстого на создание собственной школы в Ясной Поляне. Его учебная программа вышла за рамки традиционных предметов и охватила такие области, как пение, рисование и история России. Подробное описание работы Толстого в сфере образования Судером раскрывает отношение к образованию и условиям образования во времена царской России. Доступ к этой веб-странице можно получить здесь.

  • Толстой, Лев. Полное собрание сочинений графа Толстого: Педагогические статьи; Измеритель белья. Бостон: Дана Эстес и Компания, 1904 г.

Граф Лев Николаевич Толстой

Во время своих усилий по повышению образованности русских крестьян граф Лев Николаевич Толстой опубликовал несколько работ, посвященных, по его мнению, улучшениям в области образования, которые принесут пользу России и, в частности, крестьянам. Он сравнил образовательные системы по всему миру, чтобы сформировать свою собственную идеальную образовательную систему, которая, как он утверждал, будет служить России лучше, чем нынешняя система.Сравнительная работа, проведенная Толстым, очень критически относилась к жесткой и временами исключительной природе европейской образовательной системы. Американская система государственного образования функционировала как воплощение идеала массового образования, к которому Толстой стремился в России. Работы Толстого демонстрируют растущее неодобрение нынешней системы образования при царях, которая позже вспыхнет во время русской революции. Многие концепции, изложенные в его работах, позже возникли в экспериментальных большевистских школах в 1920-е годы.Полную подборку произведений Толстого можно найти здесь.

  • Макклелланд, Джеймс К. Автократы и ученые: образование, общество и культура в царской России . Чикаго: University of Chicago Press, 1979.

Неравенство в качестве и доступности образования в царской России - тематический центр работы Джеймса МакКлелланда Автократы и ученые: образование, общество и культура в царской России. Он утверждает, что заимствование таких образовательных технологий, как гимназия, из немецких школ позволило развить национальную культуру, но за счет увеличения разрыва между социальными классами.Элитарный характер средних школ и университетов во времена царской России привел к появлению интеллигенции, которая была бы оторвана от большинства российского общества с точки зрения уровня образования. Эта работа раскрывает отношения царского периода с элитарным образованием, педагогикой элитных академических институтов и студенческой активностью.

Образование в раннереволюционной России

Революция

предоставила многим реформаторам образования время проявить себя и воплотить в жизнь свои экспериментальные школы.Новые образовательные идеологии и практики были включены в школы по мере того, как новые школы были созданы для предоставления образования массам, в то время как другие были созданы специально для таких групп, как пролетариаты или крестьяне. Формальные учебные программы этих школ сильно различались из-за того, что многие школы самоуправлялись преподавателями, а также из-за эволюционного характера образования во времена Революционной России, которое постоянно обновлялось и менялось. Акцент сместился с одной области на другую. В один год акцент может быть на привитии социалистических идеалов студентам, а в последующие годы акцент может сместиться на науку и технологии.

  • Пайпс, Ричард. Россия при большевистском режиме. Нью-Йорк: Винтажные книги, 1995.

Анатолий Луначарский

Ричард Пайп позволяет читателям Россия при большевистском режиме проследить систематические изменения в образовании, осуществленные большевиками, посредством подробной хронологии образовательных изменений. Владимир Ленин вместе с Анатолием Луначарским определили миссию всех учебных заведений - воспитать новую группу людей, превосходящих по культуре и интеллекту.В 1909 году на Капри была создана экспериментальная большевистская школа с помощью Максима Горького и Федора Шаляпина. Целью этой школы было создать кадры образованных рабочих, которые затем ассимилировались бы с остальными рабочими для распространения недавно приобретенных знаний. Ленин был главным противником этой школы, потому что не верил, что рабочие обладают творческими способностями, необходимыми для создания нового общества. Советская Россия рассматривала образование как воспитание, означая, что воспитание в этом образовании должно служить средством развития общества добродетельных существ.Основное внимание в этом образовании уделялось науке и технологиям, которые заложили основы технологически развитой Советской России. К 1918 году все образование было национализировано под руководством Комиссариата просвещения. Была создана новая система образования, которая проложила краткий путь от детского сада до университета. Хотя это было серьезным изменением, другие радикальные философии, такие как создание школ для фермеров и общинных рабочих, так и не были реализованы из-за финансовых ограничений.

  • Глисон, Эбботт, Кенез, Питер и Стайтс, Ричард. Большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1985.

Ленин осознавал необходимость долгосрочного образовательного процесса, преподавания тем социализма и политического сознания обществу для построения социалистического общества. В большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции, образование описывается как инструмент большевиков для формирования России. Одним из средств массового просвещения было издание пропагандистских брошюр, но многие просто не умели читать, а те, кто умел читать, реагировали на государство с отвращением.Во время Временного правительства советские представители критиковали Министерство образования за чрезмерную бюрократию, отсутствие прогресса в повышении грамотности, неспособность повысить статус учителей и неспособность обновить учебные программы с учетом революционной культуры. Средство эффективного общения с массами пришло с популяризацией кино. Власти могли производить революционные учения вообще без слов с помощью кино.

  • Розенберг, Уильям. Большевистское видение: первая фаза культурной революции . (Анн-Арбор: издательство Ardis, 1984), 287.

Большевистская идеология разбита на несколько слоев общества в работе Уильяма Розенберга « Большевистское видение: первая фаза культурной революции». Его описательное письмо позволяет ярко отразить большевистскую идеологию. Раздел книги под названием «Объединенные трудовые школы: природа коммунистического образования» очень подробно освещает темы начального, среднего и высшего образования.На уровне начальной и средней школы описано несколько различных моделей школ, включая Объединенную школу труда, фабричную школу и политехническую школу. Охватывается и высшее образование, поскольку хроника национализации университетов демонстрирует сильное сопротивление профессоров реформам Луначарского.

  • Фицпатрик, Шейла. Культурный фронт. Ithaca: Cornell University Press, 1992.

Шейла Фицпатрик пишет о культурной революции в России, наблюдая за многими динамичными группами и силами, которые превратили революционную Россию в консервативную сталинистскую Россию.В своей работе она аналитически описывает проблемы, с которыми столкнулись большевики при создании новой системы образования для только что созданного социалистического общества. Две главы, «Профессора и советская власть» и «Секс и революция» в «Культурном фронте », дают глубокое понимание борьбы за власть в образовании в новом социалистическом обществе, поскольку интеллигенция изначально была отстранена от образования и заменена на частоту. В главе «Секс и революция» используются опросы о состоянии здоровья учащихся, чтобы продемонстрировать отношение пролетарских работников в учебных заведениях.Это отношение включало отвращение к буржуазным профессорам, апатию к книжной работе и консервативные сексуальные отношения со сверстниками.

  • Макклелланд, Джеймс. «Большевистские подходы к высшему образованию, 1917-1921». Славянское обозрение . нет. 4 (1971): 818-831.

В период с 1917 по 1921 год большевистское правительство столкнулось с многочисленными военными угрозами со стороны имперской Германии, белых русских армий и движений за национальную независимость. Несмотря на огромное количество стоящих перед ними вопросов, большевистское правительство все же могло уделять время и силы революционной повестке дня, включая реформу образования.Джеймс МакКлелланд исследует три основные экспериментальные системы образования в течение этого революционного периода. Первая из этих инициатив была под руководством Наркомпроса и была направлена ​​на повышение доступности высшего образования, увеличение набора студентов из рабочего класса и использование марксистской программы. Экономическая, военная и политическая напряженность Гражданской войны вынудила большевистское правительство подойти к реформе образования с другой стороны. Новый путь реформирования образования был сосредоточен на профессионализации образования и милитаризации учащихся.С Новым экономическим планом появилась третья форма реформы образования. Этот третий план был направлен на централизацию высшего образования под властью правительства. Макклелланд сосредотачивается на отношениях между большевистским правительством и профессорами университетов, чтобы раскрыть сложный характер высшего образования в революционной России. Электронную копию работы Макклелланда можно найти здесь.

  • Розенберг, Уильям. Большевистские взгляды: первая фаза культурной революции в Советской России. Мичиган: Ardis Publishers, 1984.

Напор и энтузиазм, которыми обладал Анатолий Васильевич Луначарский в ранний период большевистской России, отражен в работе Уильяма Розенберга « Большевистские взгляды: первая фаза культурной революции в Советской России». Работа представляет собой подробное введение в цели новой советской школы, которая должна оторваться от всех прежних буржуазных учебных заведений. Фабричные школы и Объединенные трудовые школы были образовательной платформой, созданной Луначарским, который стремился помочь в создании нового советского гражданина.Затем работа продолжается несколькими речами Луначарского, включая его «Речь на Первом Всероссийском съезде по образованию» 1918 года, «Основные принципы объединенной трудовой школы» и «Студенты и контрреволюция». Каждое из этих произведений Луначарского демонстрирует искреннее стремление изменить общество через образование, чтобы создать совершенно иную культуру.

  • Финкель, Стюарт. На идеологическом фронте: российская интеллигенция и становление советской общественной сферы. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 2008.

Высшее образование оказалось одним из последних учебных заведений, попавших под контроль Советов, поскольку остались остатки авторитета интеллигенции. Последний толчок исходил от менталитета «жесткой линии» по отношению к университетам, заключающегося в том, что все буржуазные деятели и институты должны быть устранены. Наркомпрос и Анатолий Луначарский способствовали изъятию государством высшего образования, уведомив ЦК партии о необходимости реформирования высшего образования.На пути к этой желанной перемене был Валдимир Ленин, он считал, что нет необходимости в немедленном захвате университетов, поскольку пролетариату не нужен высокий уровень образования. Позиция Ленина в отношении высшего образования сменилась «жесткой линией», когда в 1921 году был создан комитет для обсуждения реформы университетов.

Образование в раннесоветской Руси

По мере укрепления большевистского и советского контроля над Россией возникла возросшая потребность в поддержании нынешнего состояния и продвижении государственной идеологии.Образование стало для пролетариата необходимостью, поскольку государство провозгласило потребность в образованном пролетариате. Этот период развития образования сталкивается с множеством проблем, поскольку студенческий состав быстро менялся от элиты к студентам из числа пролетариата и крестьян. Распространение массового образования на студентов из числа пролетариата и крестьян, отдавая предпочтение этим группам в средних школах и университетах, снизило бы уровень образования, что привело бы к созданию рабочей силы, получившей посредственное образование.Образовательные учреждения приняли форму профессиональных училищ, которые готовили студентов к получению высшего образования с целью создания образованной рабочей силы, невиданной ранее в российской истории. Основной проблемой для образовательных реформ в этот период было отношение родителей к образованию, поскольку многие родители считали, что недавно свергнутая форма обучения, ориентированная на чтение, письмо и арифметику, была правильной в учебной программе.

  • Lipset, Гарри. «Воспитание мусульман в царской и советской России.» Сравнительный обзор образования . нет. 3 (1968): 310-322.

В отношении мусульман в России произошел серьезный сдвиг - от имперского государства к революционной и советской России. Дискриминация меньшинств в царской России была обычным делом и оставила мусульман в России с недостаточным и неадекватным образованием. Это ограниченное образование для мусульман было улучшено во время Революционной и Советской России благодаря социалистическому идеалу всеобщего образования. Гарри Липсет освещает эту тему в своей книге «Образование мусульман в царской и советской России», противопоставляя состояние мусульманского образования в царской России и в пост-царской России.Чтобы добавить глубины своей работе, он анализирует официальное обращение с другими меньшинствами, такими как украинцы и армяне, при каждом правительстве. Липсет утверждает, что мусульмане смогли добиться больших успехов в культуре и образовании благодаря социалистическим идеалам, внедренным после распада Российской империи. Электронную копию статьи можно найти здесь.

  • Фицпатрик, Шейла. Комиссариат Просвещения; Советская организация просвещения и искусств при Луначарском, октябрь 1917-1921 гг. .Кембридж: University Press, 1970.

Наркомпрос был советской комиссией по просвещению, которой было поручено создавать и совершенствовать искусство и образование в новообразованной социалистической России. Шейла Фицпатрик посвящает несколько глав реформированию образования под властью Совета. Анатолий Васильевич Луначарский, комиссар Наркомпроса, изложил множество доктрин и деклараций, которые будут определять новую систему образования в социалистическом обществе. Например, в одной из деклараций Луначарского были созданы начальные и средние школы, так что учителя предоставили самим себе организацию и управление школами.Работа Фитцпатрика представляет собой яркую хронологию образовательных изменений, произошедших под влиянием Наркомпроса.

Образование для пролетариата: Чтобы производить больше, вам нужно больше знать.

  • Левин, Дина. Советское образование сегодня. New York: Monthly Review Press, 1963.

Деана Левин подходит к образованию в Советском Союзе, используя исторический фон России с 1917 года. В отличие от других работ о советском образовании, Советское образование сегодня не сравнивает советское образование с американским образованием, а скорее исследует цели и методы системы .Чтобы объяснить, как работает советская система образования, Левин использует официальные документы и заявления как личные наблюдения во время поездок в СССР, где проводились интервью со студентами, преподавателями и администраторами. Дальнейшее понимание дает опыт Левина в качестве школьного учителя в Москве за пять лет до начала Второй мировой войны.

  • Фицпатрик, Шейла. Образование и социальная мобильность в Советском Союзе 1921-1934 гг. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1979.

Одна из самых всеобъемлющих работ по образованию в социалистической России, Образование и социальная мобильность в Советском Союзе 1921-1934 Шейлы Фицпатрик дает обширные знания об изменениях в системе образования в России в период с 1917 по 1934 годы. широкий спектр от идеологических изменений в образовании до заработной платы педагогов. Книга построена в хронологическом формате, чтобы проследить за развитием и изменениями нового социалистического российского государства.Несмотря на то, что ее работы охватывают более широкий круг тем, Шейла Фицпатрик сосредотачивает свое внимание на образовании как средстве социальной мобильности в недавно созданном социалистическом обществе.

  • Бередай, изд. Меняющаяся советская школа . Бостон: Houghton Mifflin Company, 1960.

Меняющаяся советская школа предоставляет обширную информацию об образовании в России с главами, посвященными основным этапам российской истории, начиная с царской России и заканчивая Советским Союзом.Утверждения, представленные в работе, подтверждаются исследованиями 70 американских исследователей, которые посетили и посетили советские школы, университеты, колхозы и промышленные предприятия в 1958 году. Чтобы обеспечить полное исследование эволюции образования в СССР, в книге представлено образование в период Царская Россия, революционная Россия и Советский Союз. Работа разделена на три раздела, каждый из которых дает подробное представление об образовании в России. Первая часть посвящена идеологическим, социальным, историческим и философским характеристикам российского образования для анализа педагогики.Во второй части описываются формальные дошкольные учреждения, начальные школы, средние школы и университеты, которые спрашивают, какое содержание преподавалось, как преподавалось содержание и как обучали учителей. В третьей части исследуется универсальный характер всеобщего образования путем изучения маргинальных групп, таких как талантливые студенты и студенты с физическими недостатками. У работы двоякая цель: первые две дают подробное изображение советской системы образования, а вторая - выявить сходство между советской системой и американской системой образования.

  • Горсуч, Энн Э. Молодежь в революционной России: энтузиасты, богемы, преступники . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 2000.

Энн Горсуч изучает опыт молодежи в России во время Новой экономической политики. Экономические проблемы, порожденные нэпом, оставили многих детей без присмотра взрослых, когда они возвращались домой из школы. Эта ситуация, вызванная, в основном, нэпом, привела к тому, что многие дети ограничились четырьмя годами образования, прежде чем присоединиться к своим родителям в той или иной форме работы.Образование для девочек в этот период считалось слишком дорогим, поэтому многие родители держали дочерей дома, чтобы они работали по дому и помогали воспитывать детей младшего возраста. Gorsuch дает представление о роли пола в образовании российской молодежи. Например, из каждых ста дней у мужчин было 230 свободных часов, а у женщин - всего 169,27. Помимо роли пола в образовании, она также дает важный анализ влияния экспериментальных форм обучения. Вступительные экзамены из средних школ и университетов показали, что учащиеся экспериментальных школ были политически неграмотными из-за неэффективности преподавателей этих экспериментальных учреждений.Эти неудачи привели к рецидиву в учебной программе от обучения социальному поведению к традиционной истории, экономике и политической теории.

Сцены советского образования 1921 г .:

Три учителя коммунистических голландских школ поехали в Россию, чтобы посмотреть на трудовые школы, созданные в недавно реформированной России. Они наблюдали за школами, в которых обучали от малышей до подростков. В этих школах детей учили, как проявлять фотографии, как прядать ткани, как пользоваться печатными станками, как работать на лесопильном заводе и как работать в лаборатории.Каждый из голландских исследователей написал небольшие биографии, которые можно найти ниже. Наблюдения этих трех социалистических педагогов служат воротами в умы социалистического образования.

Ян Корнелис Четон

Ян Корнелис Четон : Противодействие книжному образованию. Любит брать учеников на прогулки на природе, чтобы познать мир. Он выступал против христианского образования, поскольку оно служило лишь средством поддержания существующего общественного строя. Он не видел необходимости в администрации в образовании, поскольку она создавала авторитарных фигур.В 1919 году он стал соучредителем Ассоциации учителей-коммунистов. Он опубликовал несколько работ о новом образовании в социалистических журналах, таких как The New Era, , две из этих работ перечислены ниже. Обе эти работы демонстрируют желание Четона внедрить социалистические ценности в систему образования в Голландии, а затем и во всем мире.

Четон, Ян Корнелис. «Бесплатная школа или обязательная государственная школа» Новая эра , (1902): 37-51, 109-121.

Четон, Ян Корнелис.«Социал-демократия и образование» Новая эра , (1913): 875 - 889.

Ян Корнелис Стам

Ян Корнелис Стам : Родился в 1884 году в семье кальвинистов, которые уделяли большое внимание образованию. Он учился в школе в Слидрехте, в Южной Голландии, где познакомился с социалистическими ценностями со стороны своих сверстников и учителей. Он начал преподавать в 1903 году и позже вступил в Социал-демократическую партию в 1909 году. Он работал редактором партийной газеты The Tribune , писавшей о социалистических ценностях в образовании и нейтральной школе или школе с совместным обучением.

Wiliemse Willjbrecht

Виллемсе Вильбрехт : Школьный учитель в Амстердаме с 1925 по 1940 год. Начиная с 1932 года Виллемсе был важной фигурой в создании и работе марксистских школ рабочих. С 1940 по 1941 год она работала в Монтессори-тренинге для учителей в Утрехте. Виллемсе работал редактором Montessori Education с 1939 по 1956 год. Многие из ее работ были опубликованы в журналах Renewal of Education, и Montessori Education.

Wiljbrecht, Виллемсе. « Наши дети будут нашими судьями »

Ниже представлены сцены, запечатленные Яном Корнелисом Четоном, Яном Корнелисом Стамом и Вилемсе Вильбрехтом во время их путешествий в Россию в 1921 году. Эти изображения раскрывают экспериментальный характер образования в революционной России, когда можно увидеть, как студенты занимаются спортом, играют в пьесах и даже рубить дрова.

  • Четон, Ян, и Стам, Ян, и Вильбрехт, Виллемсе. Советское образование 1921 год. Международный институт социальной истории. По состоянию на 25 октября 2013 г.

Образование в середине 20 века Советский Союз

  • Бентон, Уильям. Учителя и преподаватели в СССР Kingsport: Kingsport Press, 1965.

В качестве подробного анализа советского образования книга Уильяма Бентона Учителя и преподаватели U.S.S.R охватывает определенные области, такие как фильмы в образовании и структурирование начальных и средних школ. Исследования, сделанные во время поездки Бентона в Москву в 1964 году, служат данными для большей части его книги. Работа использует узкую линзу при рассмотрении советского образования, фокусируясь на определенных областях, и должна рассматриваться как дополнение к работам, которые рассматривают тему советского образования с более широкой точки зрения.

  • Мэтьюз, Мервин. Образование в Советском Союзе. Лондон: Университет Суррея, 1982.

Никита Хрущев

Со сменой руководства в Советском Союзе наступят перемены, одни переходы принесут больше изменений, чем другие. В Образовании в Советском Союзе, Мервин Мэтьюз сравнивает образование при администрации Никиты Хрущева и Леонида Брежнева. Его сравнение сосредоточено на общем образовании, технических школах и высших учебных заведениях с учетом таких характеристик, как отношение учителей, благополучие учащихся и проблемы в управлении.Большая часть этих работ посвящена социальным сдвигам, произошедшим после смерти Иосифа Сталина.

  • Грант, Найджел. Советское образование. Нью-Йорк: Penguin Books, 1979.

Краткий обзор образования в СССР в 1960-х годах можно найти в книге Найджела Гранта «Советское образование». В своей работе он стремится представить образовательную систему Советского Союза, используя информацию из первых рук студентов и профессоров из СССР, чтобы дополнить статистическую информацию, официальные документы и научные журналы.Он представляет общие характеристики начального, среднего и высшего образования, включая идеологию, структуру, укомплектование школ и дисциплины. Грант обращается к другим образовательным системам других стран в своем описании работы советского образования.

Москва | Middlebury School в России

В течение первого семестра студенты проходят четыре курса. Для большинства он состоит из одного основного курса и трех факультативов. Основной курс «Русский язык» включает в себя грамматику русского языка, а также фонетику русского языка и / или речевую практику (они могут варьироваться от семестра к семестру, в зависимости от уровня / потребностей учащихся).

Курсы Миддлбери

На семестр весны 2020 года предлагаются следующие курсы:

Русский язык (обязательно для всех студентов)

Курс состоит из углубленных занятий по русской грамматике два раза в неделю в РГГУ Центра русского языка как иностранного (РКИ) и семинара по устной речи в Театральном институте им. Щукина один раз в неделю.

Продвинутая русская грамматика - это интенсивные занятия, охватывающие широкий спектр грамматических нюансов. Уроки позволяют студентам отточить свои грамматические навыки и поработать над письмом.Для студентов предлагаются занятия по изучению различных языков.
Требования: отсутствие без уважительной причины, все работы представлены своевременно, активное участие.

Мастер-класс по устной речи ведет ведущий профессор актерского мастерства и сценической речи Щукинского института. Это уникальное занятие представляет собой комбинацию дыхательных упражнений и техник по улучшению фонетики, акцента и произношения. Этот класс предлагает ученикам выйти из своей зоны комфорта, попробовать немного поиграть и выполнить упражнения, которые оказались полезными для запоминания и обучения.Разработанный специально для студентов нашей программы, он помогает развить беглость речи и преодолеть страх говорить по-русски в любых условиях.

Требования: отсутствие прогулов без уважительной причины, спортивная одежда и тренировочная обувь для всех классов, активное участие.

Мир российской политики

Это вводный курс в российскую политику, который даст вам общее представление о сложной нынешней политической сцене России. Курс представляет собой комбинацию курса лингвистики и политологии, поскольку такой подход позволяет провести глубокий анализ того, как сформировалась нынешняя политическая система, какие методы политики используют для достижения своих целей и как это влияет на жизнь простых людей.Студенты также приобретут необходимый словарный запас и идиоматические выражения для обсуждения, анализа и выражения своего мнения. Вы также узнаете о социальных, политических и законодательных аспектах жизни в России по широкому кругу тем, например, Российский политический истеблишмент, бизнес и политика, национальная безопасность.

Требования: отсутствие отсутствия без уважительной причины, активное участие, подача сочинений.

Русское и современное общество

В этом курсе студенты расскажут о проблемах современного российского общества и сравнят эти проблемы с тем, что беспокоит людей в США сегодня.Мы попытаемся проанализировать язык подростков, политиков, язык СМИ и Интернета в России и США; мы увидим, как сленг Кремниевой долины влияет на то, как люди разговаривают в Москве и Казани. Просмотр видео и обсуждение аудиоподкастов, посещение шоу и выставок и анализ современных медиаресурсов помогут студентам разгадать загадку «русской души», то есть, почему русские говорят так, как они говорят, и что это говорит нам о русской культуре и чем она отличается от США, тем самым достигнув главной цели этого класса - налаживания диалога между Россией и США.

Требования: отсутствие без уважительной причины, активное участие, просмотр фильмов.

Постсоветская Россия с 1980-х годов до эпохи Путина

Этот курс познакомит студентов со сложной, увлекательной, а иногда и трагической историей постсоветской России. Чтобы лучше понять текущую политическую ситуацию, студенты начнут с изучения событий перестройки и того, что в конечном итоге привело к распаду СССР, а затем постепенно перейдут к 1990-м годам в России и к Ельцину.Вторая половина курса будет посвящена 2000-м годам в России и правлению Путина. В рамках лекций и семинаров этот курс рассматривает все ключевые вопросы, которые формируют современное состояние, знакомит со всеми основными игроками постсоветского времени. Урок дополняют экскурсии, кинопоказы и экскурсии по музеям.

Творческое письмо и журналистика

В этом классе студенты изучают основы составления отчетов и письма на практике. Студенты будут рассказывать о своей жизни в России, текущих московских событиях и общественных мероприятиях в России.После краткого введения в историю журналистики в России и характеристики различных журналистских форм, класс будет сосредоточен на развитии навыков письма, разговорной речи и аудирования. Инструктор одновременно является профессиональным преподавателем русского языка как иностранного и профессиональным журналистом. Курс тематически разделен в соответствии с различными формами публикации и включает в себя подробное изучение каждой формы - структуры и функций. В классе используются различные материалы - художественные тексты, визуальные и аудиоматериалы.Курс также имеет гибкую структуру, поэтому его можно комбинировать с другими курсами. В рамках курса состоятся экскурсии в некоторые из знаковых мест для российских журналистов (Дом журналиста, Журфак МГУ, здание ТАСС и др.), А также знакомство с другими журналистами.

Современная интерпретация русской литературы ХХ века

Бурные времена, которые пережила Россия в ХХ веке, подарили ей выдающихся авторов, сумевших запечатлеть переходы и перемены своего времени с впечатляющей остротой и остротой.От дореволюционного периода до перестройки студенты будут изучать трансформации внутри российского общества через их призму. Углубленный анализ текста и обсуждения позволят студентам полностью оценить язык и разнообразие стилистических приемов этих авторов. В список для чтения входят М. Булгаков, Ильф и Петров, Чехов, Бунин, Аксенов и Солженицын.

Основные курсы

Студенты, владеющие русским языком на продвинутом уровне, могут выбрать один или несколько занятий на обычных факультетах РГГУ, Высшей школы экономики (ВШЭ) или Театрального института им. Щукина вместо любого из стандартных курсов Школы в России.

РГГУ и ВШЭ предлагают широкий выбор курсов по гуманитарным и социальным наукам, включая историю и политику, международные отношения, журналистику / СМИ, литературу, лингвистику, социально-экономические исследования, право, психологию.

Высшая школа экономики

Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ) была основана в 1992 году по инициативе известных экономистов и ведущих реформаторов в Правительстве России. В 1995 году Вышка получила статус университета и в сотрудничестве с ведущими европейскими университетами, включая Университет Эразма в Роттердаме, Университет Париж I Пантеон-Сорбонна и Лондонскую школу экономики, зарекомендовала себя как один из ведущих университетов России в мире. области экономики, социальных и политических наук.

В 2003 году ВШЭ стала членом Европейской ассоциации университетов (EUA) и присоединилась к программе «Институциональный менеджмент в высшем образовании» (IMHE) Организации экономического сотрудничества и развития (OECD). Университет активно участвует в проектах EUA и IMHE, направленных на повышение качества университетских программ, исследований и управления.

Университет состоит из восемнадцати факультетов и школ. Обучение экономике является неотъемлемой частью учебных программ факультетов НИУ ВШЭ, а также серьезным стремлением вооружить будущих специалистов общими аналитическими навыками и глубоким знанием иностранных языков.

Соглашение о сотрудничестве между Middlebury College и НИУ ВШЭ было подписано в 2011 году и предоставило нашим студентам возможность изучать экономику и политологию с точки зрения России с широким спектром курсов на выбор. Курсы, которые читают студенты Middlebury School в России, включают такие конкретные дисциплины, как «Практика социальных реформ» и «Стратегии противодействия коррупции».

Российский государственный гуманитарный университет

Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) был основан в 1991 году в результате слияния Московского государственного университета (1908) и Московского государственного историко-архивного института (1930).Московский публичный университет, созданный по инициативе выдающегося российского мецената Альфонса Леонидовича Шанявского, был одним из самых прогрессивных вузов того времени и сыграл решающую роль в истории российского образования. С годами РГГУ превратился в один из крупнейших исследовательских центров страны. Сегодня в РГГУ обучается почти 14 000 студентов, в него входят семь институтов, одиннадцать факультетов, девятнадцать научных и образовательных центров и пятьдесят кафедр.Некоторые из его лучших программ на получение степени включают международные отношения, политологию, историю искусства, музеологию, туризм, рекламу и связи с общественностью. РГГУ известен в России своими факультетами лингвистики и психологии. Ежегодно RSUH принимает иностранных студентов из 250 колледжей и университетов со всего мира.

Театральный институт им. Щукина

Театральный институт им. Щукина, основанный в 1913 году, сегодня является одним из самых престижных и уважаемых театральных училищ в России.Он привержен исследованию и развитию исполнительского искусства, отмечая богатые театральные традиции России.

Приверженность школы профессионализму и преподаванию видна как в ее выпускниках, преподающих актерское мастерство в театральных школах по всей России, так и в профессорах, которые регулярно проводят семинары и конференции в России и за рубежом. Выдающийся профессорско-преподавательский состав института, состоящий исключительно из выпускников института, получил широкое признание как в стране, так и за рубежом.

Сегодня Театральный институт им. Щукина сохраняет репутацию школы, которая готовит лидеров в области исполнительского искусства, включая кино, театр и телевидение. Институт недавно расширил свои программы, чтобы обеспечить доступ к международному сообществу, включая студентов из Южной Кореи, США, Франции, Израиля, Эстонии, Латвии, Украины и Молдовы.

Один из предлагаемых в институте курсов - «Сценическая речь», вероятно, самый увлекательный и занимательный метод улучшения вашего произношения на русском языке.Собственный Учебный Театр Школы предоставляет редкую возможность изучать и практиковать все театральные дисциплины в культурном и языковом погружении, включая звук, свет и грим. Найдите дополнительную информацию на английском о различных доступных отделах.

Другие образцы факультативов

Факультативы, предлагаемые студентам, варьируются от семестра к семестру и определяются в зависимости от академических дисциплин и интересов студентов на этот конкретный семестр. Некоторые примеры факультативов, которые предлагались в предыдущих семестрах:

  • Три эпохи Москвы: от древних времен до наших дней
  • Социально-политический дискурс в современной России
  • История России: XVII - начало XX века
  • Собачье сердце М.Булгаков. Чтение между строк
  • История СССР
  • Аспекты истории и цивилизации
  • История русской литературы
  • Курсы по литературным произведениям Н. Гоголя, А. Чехова, М. Булгакова, В. Шукшина, В. Высоцкого и др.
  • Поэзия периода Серебряного века
  • Российская политика ХХ и ХХI веков
  • Язык СМИ
  • Деловой русский

Все курсы преподаются на русском языке и предназначены только для участников Школы в России.Инструкторы выбираются из различных отделений принимающего университета. Что касается языковых курсов, студенты делятся на группы языкового уровня на основании результатов языкового тестирования, проведенного до приезда в Россию, а также по результатам собеседований и тестирования на месте. Russian Culture & Civilization и спецкурсы не делятся по языковому уровню, а преподаются группе в целом. Каждое занятие проводится на две пары (четыре академических часа) в неделю и включает письменные и устные оценочные упражнения.

Исторический факультет

И.о. декана: Белоусов Лев Сергеевич

Исторический факультет - лидер исторического образования в России. Факультет предоставляет своим выпускникам широкий взгляд на историю как географически, так и хронологически - от истории Америки и Европы до истории человечества в целом. Краеугольным камнем является классическое университетское образование, но мы также открыты для различных современных тенденций. Россия. Факультет предоставляет своим выпускникам широкий взгляд на историю как географически, так и хронологически - от истории Америки и Европы до истории человечества в целом.Семнадцать кафедр и 300 преподавателей обеспечивают качественное обучение наших студентов. Факультет, считая Соловьева и Ключевского, Тихомирова и Рыбакова среди своих бывших сотрудников, придает большое значение представлениям о школе и традициях. Краеугольным камнем, на наш взгляд, является классическое университетское образование, но мы также открыты для различных современных тенденций. На нашем факультете пять отделений с широким спектром специальностей.

Бакалавриат

Отдел истории - старейший и в собственном смысле слова классический.Помимо общеобязательных курсов по истории разных стран и эпох, начиная с третьего курса, наши студенты имеют возможность выбрать себе интересующие их области из археологии, этнологии, истории России до XIX века, истории России XIX века, История России XX и XXI веков, источниковедение истории России, древняя история, история южных и западных славян, древняя история, история средневековья, современная и новейшая история стран Европы и Америки, история общественных движений и политических партии в России и странах СНГ.Учебная программа включает в себя основные обязательные курсы, такие как всемирная и русская история, история искусств, иностранные языки, латынь и т. Д. Студенты могут выбирать из широкого спектра специальных курсов по выбору в соответствии с их основными интересами.

Отдел истории искусства пользуется большим уважением среди подобных заведений. Наши студенты изучают изобразительное искусство и архитектуру самых разных стилей, стран и эпох. Мы предлагаем курсы, охватывающие все аспекты изобразительного искусства - от искусства Древнего мира до современного искусства нонконформистов.

Отдел истории международных отношений полон историков международных отношений и политологов. Учебная программа включает в себя полный набор соответствующих дисциплин, а именно историю и теория международных отношений, историю дипломатии, основы международного права, международных организаций и многие другие. Особое внимание уделяется изучению современного языка, чтобы выпускники могли свободно владеть двумя европейскими языками.

Какой бы дивизион или специальность студенты ни выбрали, они приобретают широту кругозора и культурную компетентность.Наши студенты имеют дело со всеми периодами истории человечества, от доисторических времен до вчерашнего дня, и со всеми ее аспектами, а именно экономикой, политикой, культурой и т. Д. Студенты исторического факультета проходят соответствующие стажировки и стажировки на археологических раскопках. , в музеях, архивах и библиотеках.

Также мы предлагаем дополнительные факультативные курсы по экономике и психологии, курсы по памятникам истории и культуры, по истории русского и зарубежного искусства, с демонстрацией наглядных материалов, посещением музеев, экскурсиями.Есть кафедра исторической информатики, телекоммуникационная лаборатория, три компьютерных класса, хорошо оборудованные для курсов по информационным технологиям. Акцент на эффективном преподавании иностранного языка в нашей учебной программе заставляет наших выпускников свободно говорить на одном или нескольких современных языках.

Дневная программа бакалавриата рассчитана на 4 года.

Выпускникам присваивается квалификация «Бакалавр», определяющая их основную специализацию, например, «История» или «История искусства».

Курс магистратуры

В рамках двухгодичного внешнего магистерского курса мы предлагаем две специализации «История» и «История искусства». Соискателю, желающему пройти внешний курс магистратуры, не требуется степень бакалавра истории или истории.

В дополнение к курсам, упомянутым выше, студенты могут посещать некоторые специальные курсы магистратуры, такие как:

  • История международных отношений
  • История диаспор
  • Миграционные процессы, военная история и национальная безопасность России

Кроме того, существует специальная магистерская программа - «История белорусской диаспоры», которую изучают в МГУ и Государственном университете Белоруссии, по которой выпускник получает два диплома.

Дневная программа бакалавриата длится 2 года.

Выпускникам присваивается квалификация «Магистр», определяющая их основную специализацию, например, «История» или «История искусства».

Выпускники
Около трети наших выпускников становятся стипендиатами и преподавателями в высших учебных заведениях, другие работают в государственном управлении, различных фондах, на предприятиях, в СМИ и PR.

Допуск

Китайское древнее образование, История образования в Китае

Китайские традиции

Автор Candice Song Обновить мар.04.2021

Гоцзицзянь, императорская академия в Пекине

Древнекитайское образование началось с классических произведений, а именно, Четырех книг и пяти классических произведений (Великое учение, Доктрина среднего, Аналекты и Менсий; Классик поэзии, Книга документов, Книга обрядов, И Цзин и Весна и Осенние летописи), рассматриваемые как кардинальные тексты, которые нужно было выучить, чтобы понять подлинную мысль конфуцианства. Начиная со времен династии Ся (2070–1600 гг. До н.э.), древние короли и императоры традиционно выбирали хорошо образованных чиновников, которые помогали им управлять своими королевствами.

Система экзаменов на государственную службу для отбора должностных лиц была учреждена императором Яном (569-618 гг. Н.э.) из династии Суй (581-618 гг.). В дальнейшем он был усовершенствован императором Тайцзун (598–649) из династии Тан (618–907). Только в конце династии Цин (1644-1911) система экзаменов для государственной службы была демонтирована Юань Шикаем (1859-1916) и заменена более западной системой образования. С момента основания Китайской Народной Республики в 1949 году китайская система образования была смоделирована по образцу российской системы, возможно, с большим количеством кормления с ложечки и механического обучения, чем в некоторых других странах.

История древнего образования

В первобытном обществе старшие передавали знания своим детям устно. Когда около 3000 лет назад появились иероглифические письма, возникли профессиональные учреждения, стремящиеся обучать знаниям. Их называли чэнцзюнь, предшественниками школ.

Создание школ

Официальные школы были созданы во время династии Ся (2070–1600 до н.э.). Их называли Сяо во времена Ся, Сян во время династии Шан (1600 г. до н.э. - 1046 г. до н.э.) и Сюй во время ранней династии Чжоу (1046 г. до н.э. - 221 г. до н.э.).

Сюй были разделены на Восточный Сюй и Западный Сюй. К востоку от столицы королевства Чжоу стоял восток Сюй. Это были предшественники колледжа, где получали образование дети знати. К западу от столицы стоял Западный Сюй. Это были предшественники начальных школ, в которых учились дети простых граждан. Восток Сюй набирал только детей знати, а дети простых людей были просто мечтой.

С расширением производительных сил и процветанием культуры во время династии Чжоу (1046-221 гг. До н.э.) создавалось все больше и больше школ.Во времена династии Западная Чжоу (1046-771 гг. До н.э.) рабовладельческое общество находилось на пике своего развития. Школы были разделены на государственные и сельские.

государственных школ были созданы только для детей знати; и состоял из начальных школ и колледжей более высокого уровня. Деревенские школы, также известные как местные школы, были разделены на четыре уровня: шу, сян, сю и сяо. Вообще говоря, студенты, которые хорошо изучили шу, могут перейти на следующий уровень и продолжить движение вверх. Если они будут решительными и настойчивыми, у них даже будет шанс учиться в колледже.

Академия Цзися была основана в штате Ци в 360 г. до н.э. в период Воюющих царств (475-221 гг. До н.э.). В то время король разыскивал способных людей (в том числе Мэн-цзы, Сюнь-цзы, Цзоу Янь и Лу Чжунлянь) по всему королевству, чтобы регулярно читать лекции по различным темам, что привело к возникновению 100 научных школ, которые боролись друг с другом.

После объединения Империи Цинь (221-206 гг. До н.э.) в 221 г. до н.э., Цинь Ши Хуан (первый император Китая, правивший с 259-210 гг. До н.э.) запретил частные школы любой формы в своем королевстве, чтобы он мог осуществлять строгий контроль над простыми людьми.Следуя совету Ли Си, секретаря Империи Цинь (221 г. до н.э. - 206 г. до н.э.), Цинь Ши Хуан приказал ввести законническое образование. Он запретил простым людям читать в частном порядке или собирать классические произведения конфуцианства и даже приказал сжигать книги и заживо хоронить ученых-конфуцианцев.

Имперские колледжи

Император Ву (156-87 гг. До н.э.) династии Западная Хань (206 г. до н.э. - 9 г. н.э.) основал спонсируемые государством имперские колледжи, и учителя были выбраны из числа ученых и опытных чиновников, которых называли боши (современные врачи).Главный боши получил титул пушэ в династии Западная Хань (206 г. до н.э. - 9 г. н.э.) и дзицзю в династии Восточная Хань (25-220 г. н.э.). Студентов имперских колледжей называли учениками боши. Число учеников боши (примерно эквивалентных нынешним студентам колледжей) достигло более 30 000 во время правления Императора Шунди (115–144 гг. Н.э.).

Император Вэнь Цао Пи (сын Цао Цао), правивший с 220 по 226 год нашей эры, в 224 году развил систему имперских колледжей в Лояне.Императорская академия была основана императором У (Сыма Янь, царствовавшим с 236 по 290 годы) во время династии Западная Цзинь (265-317), и император Хуэй (259-307) прямо оговорил, что только дети чиновников 5-го ранга или высшим разрешили учиться в Императорской Академии. Конфуцианская академия была основана императором Вэном (422-453) в 438 году нашей эры в пригороде Цзянькан (ныне Нанкин, провинция Цзянсу), за ней последовали Академия метафизики, Академия истории и Академия литературы.

Классификация древнекитайского образования

Вообще говоря, древнекитайское образование подразделялось на официальное школьное образование и обучение в частной школе. Они дополняли друг друга, воспитывая таланты правящих классов.

Древнее официальное школьное образование

Древнее официальное школьное образование относится к целому набору систем образования, спонсируемых центральными и местными правительствами рабовладельческих и феодальных обществ. Он был направлен на подготовку различных талантов для правящих классов, взлет и падение которых были связаны с социальными и политическими событиями в древнем Китае.

Легенда гласит, что официальное школьное образование возникло во времена династии Западная Чжоу (1046-771 гг. До н.э.). Однако согласно историческим документам центральное официальное школьное образование было начато только при династии Западная Хань (206 г. до н. и южные (420-589) династии в связи с изменением политической ситуации. Только во времена династии Тан (618-907) центральное официальное школьное образование достигло своего пика при поддержке и поддержке правящих классов.Официальное школьное образование было свернуто со времен династии Северная Сун (960–1127), а во время династии Цин (1644–1911) существовало только номинально, как инструмент национальной системы экзаменов.

Центральные официальные школы

Высшие учебные заведения назывались Тайсюэ (Императорские колледжи) или Гоцзицзянь (Императорские академии).

Правящие классы подчеркивали важность развития официальных школ во время династии Хань (206–220 гг. До н.э.), особенно Тайсюэ.Когда император У основал Тайсюэ в 124 г. до н.э., было всего 50 учеников боши, их число выросло во время династии Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.) до 3000 во время правления императора Чэнди и 30 тысяч во время правления императора Чжиди (138-146 гг.).

Кроме того, правительство учредило ряд профессиональных академий для подготовки специализированных талантов для правящего класса, таких как Историческая академия южных и северных династий (420-589), Академия каллиграфии династии Тан (618 -907), Юридическая академия династии Сун (960-1279) и Академия живописи династии Мин (1368-1644).

Гоцзицзянь были основаны императором Яном во времена династии Суй (581-618) и служили учебными заведениями до династии Цин (1644-1911).

Кроме того, правительство учредило ряд профессиональных академий для подготовки специализированных талантов для правящих классов, таких как Историческая академия Северной и Южной династий (420-589), Академия каллиграфии династии Тан (618-907). ), Юридическая академия династии Сун (960-1279) и Академия живописи династии Мин (1368-1644).

Местные официальные школы

Древние местные официальные школы начались с Академии Шуцзюнь, основанной Вен Онгом (156-101 гг. До н.э.) в префектуре Шу (ныне провинция Сычуань) во время правления императора Цзинди (188-141 гг. До н.э.) династии Западная Хань (206 г. до н.э. - 9 г. н.э.) . Вскоре в других префектурах страны открылись собственные школы.

Местная официальная школьная система была полностью установлена ​​в первый год правления императора Пинди (9 г. до н.э. - 6 г. н.э.) во время династии Западная Хань (206 г. до н.э. - 9 г. н.э.), но она пришла в упадок во время Вэй (220-265 гг.) , Цзинь (265-420), Северная и Южная (420-589) династии из-за непрекращающихся войн.

Местные официальные школы получили беспрецедентное развитие во время ранней династии Тан (618-907) и были унаследованы и развиты в большем масштабе во время Сун (960-1279), Ляо (916-1125), Цзинь (265-420). ), Юань (1271-1368), Мин (1368-1644) и Цин (1644-1911) династии.

Древняя частная школа образования

В отличие от древнего официального школьного образования, древнее частное школьное образование также играло важную роль в истории образования Китая.Впервые он был инициирован Конфуцием в период весны и осени (770–476 гг. До н.э.) и оказал большое влияние на китайский народ.

Период Весны и Осени (770-476 гг. До н.э.) и Период Воюющих Государств (475-221 гг. До н.э.) были периодами перехода от рабовладельческого общества к феодальному обществу, во время которого образование претерпело драматические изменения наряду с преобладающими экономическими и политическими ситуациями. . В таких условиях возникли старинные частные школы. Ученые служили разным правителям и создали различные школы, среди которых самые известные включали Конфуцианскую школу, Моистскую школу, Даосскую школу и Школу законников, что привело к явлению, когда 100 школ борются друг с другом за господство в сфере мысли.

Конфуций (551-479 до н.э.), основатель школы Конфуция, читал лекции по этике в Цюйфу (провинция Шаньдун) в период Весны и Осени (770-476 до н.э.) и Мо-цзе (468-376 до н.э.). основатель школы мохистов, рассуждал о политике в Академии Цзися в Линьцзы (в провинции Шаньдун) в период Сражающихся царств (475-221 до н.э.). Оба они оказали существенное влияние на традиционную китайскую культуру, особенно на Конфуция.

Однако, как упоминалось выше, император Цинь Шихуан (259–210 гг. До н.э.) запретил частные школы, сжигал книги и даже заживо хоронил ученых-конфуцианцев.

Император У (156-87 гг. До н.э.) из династии Западная Хань (206 г. до н.э. - 9 г. н.э.) проводил политику запрещения всех неконфуцианских школ мысли и поддерживал конфуцианство как ортодоксальную государственную идеологию, но частные школы были разрешены во время его правления. царствовать.

Частные школы превосходили официальные во время поздней династии Восточная Хань (25–220), и ряд мастеров конфуцианской классики, таких как Ма Ронг и Чжэн Сюань, широко набирали учеников и воспитывали множество талантов. Изучение конфуцианской классики делало упор на текстовое исследование имен и предметов, позже известное миру как китаеведение.

Хотя официальное школьное образование шло на убыль, частное школьное образование процветало во времена династий Вэй (220-265), Цзинь (265-420), а также Северной и Южной (420-589) династий. Частное образование вышло за рамки традиционного конфуцианства, и оно также включало метафизику, буддизм, даосизм и технологии.

Частные школы существовали в сельских и городских районах во времена династии Тан (618-907), а конфуцианские мастера были представлены Янь Шигу (581-645) и Кун Инда (574-648).Частные школы приняли две формы в династиях Сун (960-1279), Юань (1271-1368), Мин (1368-1644) и Цин (1644-1911): академии, спонсируемые сельскими джентльменами и сишу (предшественники настоящие частные начальные школы), которыми руководят ученые. «Методы обучения детей», написанная И Цзюнем (1783–1854 гг.) Из династии Цин (1644–1911 гг.), Представляла собой монографию, дающую широкий обзор методов формирующего обучения.

Система экзаменов государственной службы - Ke Ju

Система экзаменов на государственную службу для отбора государственных служащих была создана и вступила в силу во времена династии Суй (581-618).Он служил не только системой образования, но и стандартом отбора талантливых людей по всей стране.

Система включала экзамен, проводимый местными властями, плюс заключительный имперский экзамен (дворцовый экзамен), проводимый императорами. Ученых, сдавших экзамены на уровне округа, называли Сюцай, а занявший первое место Сюкай получил титул Аньшоу. Ученых, сдавших экзамен на провинциальном уровне, называли Цзюрен, а Цзюань, занявшие первое и второе места, получали титулы Цзэюань и Хуэйюань соответственно.Ученый, занявший первое место на дворцовом экзамене, получил титул Чжуанъюань, второй - Банъян и третий - Танхуа. По результатам экзамена всем ученым, сдавшим экзамен, были присвоены различные официальные должности.

Система была улучшена во время династии Тан (618-907). Некоторые ученые из бедных и небогатых семей занимали должности при дворе, что значительно уменьшало классовые различия в обществе. Во времена династии Тан (618-907) национальная система экзаменов играла существенную роль в обучении квалифицированных чиновников и содействии культурному процветанию, и она была принята в качестве наследства последующими феодальными правителями.

Во времена династии Сун (960–1279) национальная политика заключалась в том, чтобы делать упор на литературу и ограничивать военную силу. Императоры Сун унаследовали национальную систему экзаменов и приказали создать многие известные академии по всему королевству, такие как Байлудун, Юэлу, Интяньфу и Сунъян (см. Ниже). Эти академии прекрасно сочетали образовательную деятельность и академические исследования и привели к публикации многих известных книг, в том числе Писания из трех букв, Сто фамилий, Букварей по тысяче знаков и Золотой сокровищницы катренов и октав.

В отличие от династии Сун (960–1279), монгольские правящие классы династии Юань (1271–1368) взяли строгий контроль над академиями из опасения, что народ хань может объединиться и восстать. Правители династий Мин (1368–1644) и Цин (1644–1911) в большей степени контролировали мысли простых людей. За это время национальная экзаменационная система окостенела, и ученые даже подверглись преследованиям из-за «еретической идеологии».

Древние китайские академии

Древние академии возникли во время династии Сун (960-1279) и пришли в упадок во время династии Цин (1644-1911).Они были важным учебным заведением в древнем Китае. Многие древние академии хорошо сохранились как исторические места до сегодняшнего дня, и ниже приведены некоторые известные для вашей справки.

Академия Байлудонг

Построенная в 940 году и расширенная Чжу Си (1130-1200) во время династии Сун (960-1279), Академия Байлудун была колыбелью неоконфуцианства. Он стал известной достопримечательностью на горе Лу в провинции Цзянси благодаря своему живописному расположению у подножия Пяти пиков стариков на горе Лу, примерно в 30 километрах от Цзюцзян.

Академия Юэлу

Академия Юэлу

Академия Юэлу имеет более чем 1000-летнюю историю. Он был построен в 976 году нашей эры, на 9-м году периода Кайбао династии Северная Сун (960-1127). С 903 года он использовался как Академия высшего образования провинции Хунань. В 1926 году Академия Юэлу была переименована в Университет Хунань. Он расположен в Чанше, столице провинции Хунань, в живописной горной местности Юэлушань. Узнайте больше об Академии Юэлу. Подробнее о Yuelu Academy

Академия Иньтяньфу

Академия Иньтяньфу была построена торговцем Ян Цюэ в период пяти династий (907–960).Это была высшая академия во времена династии Северная Сун (960-1127). Академия Интяньфу теперь является частью знаменитого культурного ландшафта недалеко от древнего города Шанцю в Шанцю провинции Хэнань.

Академия Сунъян

Академия Сунъян находится у подножия горы Суншань, в 3 км к северу от города Дэнфэн, в провинции Хэнань в Центральном Китае. Академия была построена во времена династии Северная Вэй более 1500 лет назад.

Кроме того, Jiangnan Gongyuan (экзаменационный зал Jiangnan) в Нанкине и Пекин Guozijian (Императорская академия) являются известными историческими памятниками древнего китайского образования, и China Highlights может организовать индивидуальный тур в любую из этих древних китайских академий.

Русская философия | Интернет-энциклопедия философии

Статья представляет собой исторический обзор русских философов и мыслителей. Он подчеркивает российские эпистемологические проблемы, а не онтологические и этические проблемы, надеясь, не игнорируя и не умаляя их. В конце концов, большая работа в области этики, по крайней мере в советский период, строго поддерживала государство, так что то, что считается хорошим, часто помогает обеспечить цели советского общества.В отличие от большинства других крупных стран, политические события в истории России сыграли большую роль в формировании периодов ее философского развития.

Различные концепции русской философии побудили ученых определить ее начало в разные моменты истории и у разных людей. Однако мало кто будет оспаривать тот факт, что до Петра Великого (около 1700 г.) в русской мысли существовала религиозная ориентация и что профессиональная светская философия, в которой философские вопросы рассматриваются отдельно, без явного обращения к их полезности, возникла сравнительно недавно в истории страны.

Несмотря на трудности, в русской философии можно выделить пять основных периодов. В первый период («Период философских замечаний») явно проявляется нечто похожее на то, что мы сейчас назвали бы философией. Однако религиозный и политический консервативность наложила множество ограничений на распространение философии в то время. Второй период («Темная философская эпоха») отмечен вынужденным молчанием русского философского сообщества.Многие относили философию к сфере религии или политики, и дисциплина оценивалась в первую очередь по тому, была ли она полезна. Третий период (Возникновение профессиональной философии) показал рост многих крупных русских мыслителей, многие из которых находились под влиянием философов Запада, таких как Платон, Кант, Спиноза, Гегель и Гуссерль. В этот период начался и подъем русской философии, не связанной с религией и политикой. В четвертый период (советская эпоха) были серьезные опасения по поводу приматов естественных наук.Это породило, например, дебаты между теми, кто считал, что все философские проблемы будут разрешены естественными науками (механисты), и теми, кто защищал существование философии как отдельной дисциплины (деборинисты). Пятый период (постсоветская эпоха), безусловно, слишком недавний, чтобы его полностью описать. Однако, безусловно, произошло повторное открытие работ религиозных философов, которые были строго запрещены в прошлом.

Содержание

  1. Обзор проблемы
    1. Масарик
    2. Лосский и Зенковский
    3. Шпет
    4. Заключительные замечания
  2. Исторические периоды
    1. Период философских замечаний (ок.1755-1825)
    2. Философские темные века (ок. 1825-1860)
    3. Возникновение профессиональной философии (ок. 1860-1917)
    4. Советская эпоха (1917-1991)
    5. Постсоветская эпоха (1991-)
  3. Заключительные замечания
  4. Ссылки и дополнительная литература

1. Обзор проблемы

Само понятие русской философии представляет собой культурно-историческую проблему. Нет единого мнения о том, какие работы он охватывает и какие авторы внесли решающий вклад.В значительной степени определенная идеологическая концепция русской философии, то, что составляет ее основные черты, повлияла на выбор включений. В свою очередь, различные концепции побудили ученых определять начало русской философии в разные моменты и у разных людей.

а. Масарик

Одним из первых, кто занялся этим вопросом, был Т. Масарик (1850-1937), ученик Франца Брентано, а затем первый президент новообразованной Чехословакии.Масарик, вслед за пионером русского ученого Э. Радлова (1854-1928), считал, что русские мыслители исторически не уделяли должного внимания эпистемологическим вопросам в пользу этических и политических дискуссий. По мнению Масарика, даже те, кто был обязан этическим учениям Иммануила Канта (1724–1804), с трудом понимали и ценили его эпистемологическую критику, которую они считали по существу субъективистской. Правда, Масарик действительно комментирует, что русский ум «более склонен» к мифологии, чем западноевропейский - позиция, которая может привести нас к выводу, что он рассматривал русский ум как в некотором роде врожденно отличающийся от других.Однако он ясно дает понять, что склонность россиян к безоговорочному принятию или полному отрицанию какой-либо точки зрения проистекает, по крайней мере, в значительной степени, из исконной православной веры. Церковное учение «приучило» русский разум принимать доктринерские откровения без критики. По этой причине Масарик определенно положил начало русской философии не ранее XIX века с историософских размышлений П. Чаадаева (1794-1856), который, что неудивительно, также возложил вину за положение страны в мировых делах на ее православную веру.

г. Лосский и Зенковский

Другие, особенно этнические русские, встревоженные тем, что, по их мнению, было скрытым принижением Масариком их интеллектуального характера, отрицали, что русская философия страдает от полного отсутствия эпистемологических исследований. По мнению Н. Лосского (1870-1965), русские философы, как правило, стремились связать свои исследования, независимо от конкретной озабоченности, с этическими проблемами. Это, вместе с преобладающим эпистемологическим взглядом на то, что внешность познаваема - и действительно посредством непосредственного постижения или интуиции - придало русской философии форму, отличную от большей части современной западной философии.Тем не менее, относительно позднее появление независимой русской философской мысли было результатом средневекового «татарского ига» и последующей культурной изоляции России до открытия Петра Великого Западу. Даже тогда русская мысль оставалась в большой степени обязанной развитию в Германии до появления славянофильства XIX века с И. Киреевским (1806-56) и А. Хомяковым (1804-60).

Еще более решительно, чем Лосский, В. Зенковский (1881-1962) отрицал отсутствие эпистемологического исследования в русской мысли.В его глазах русская философия отвергала примат теории познания, по крайней мере со времен Канта, над этическими и онтологическими вопросами. Широко распространенная, хотя и не единодушная точка зрения среди русских философов, по мнению Зенковского, - это онтологизм (то есть, что знание играет лишь второстепенную роль в экзистенциальных делах человека). Тем не менее, хотя многие россияне исторически отстаивали такой онтологизм, он ни в коем случае не является уникальным для этой страны. Для Зенковского более характерным для русской философии является ее антропоцентризм (то есть озабоченность состоянием человека и его конечной судьбой).По этой причине философия в России исторически выражалась в терминах, заметно отличающихся от западных. Кроме того, как и Лосский, Зенковский видел сравнительно позднее развитие русской философии в результате изоляции страны и последующего увлечения западным образом мышления вплоть до XIX века. Таким образом, хотя Зенковский поместил Киреевского только на «порог» зрелой, независимой «русской философии» (понимаемой как система), первый считал возможным проследить первые независимые движения от Г.Сковорода (1722-94), который, собственно говоря, был первым русским философом.

Во многом в результате отрицания примата эпистемологии и картезианской модели методологического исследования Лосский (и даже больше Зенковский) включил в «русскую философию» фигуры, взгляды которых вряд ли можно было бы включить в современные западные трактаты по истории философии. В советский период российские ученые апеллировали к марксистской доктрине, связывающей интеллектуальную мысль с социально-экономической базой для своего довольно широкого представления о философии.Любая попытка ограничить их историю тем, что сегодня на Западе считается профессионализмом, просто отвергалась как «буржуазная». Таким образом, такие литературные деятели, как Достоевский и Толстой, обычно включались в тексты, хотя и осуждались за их собственный якобы буржуазный менталитет. Западные исследования, посвященные истории русской философии, в значительной степени с момента своего появления согласились с этим принятием широкого понимания философии. Ф. Коплстон, например, признавал, что «по историческим причинам» философия в России, как правило, опиралась на социально-политическую ориентацию.Такое извинение за его объемное исследование можно рассматривать как несколько корыстное, поскольку он признает, что философия как теоретическая дисциплина никогда не процветала в России. Точно так же А. Валицкий опасается, что рассмотрение истории русской философии с современной западной технической точки зрения приведет к обеднению картины, заполненной совершенно неоригинальными авторами. Очевидно, что невозможно написать историю какой-либо дисциплины, если этой дисциплине недостает содержания!

г. Шпет

Из тех, кто, казалось бы, не боялся признать историческую бедность философской мысли в России, Густав Шпет (1879-1937) выделяется не только своей обширной исторической эрудицией, но и своим собственным оригинальным философским вкладом.Шпет почти вызывающе охарактеризовал интеллектуальную жизнь России как корни которой «элементарное невежество». Однако, в отличие от Масарика, Шпет считал, что этот недостаток проистекает не из православной веры России, а из-за языковой изоляции своей страны. В принятом языке булгар отсутствовали культурные и интеллектуальные традиции. Без наследия, с помощью которого можно было бы ценить идеи, интеллектуальные усилия ценились только за их полезность. Хотя правительство не усматривало в этом практической пользы, Церковь изначально сочла философию полезным в качестве оружия для защиты своего положения.Эта терпимость не распространялась дальше, и, конечно же, клерикальные власти не одобряли расхождений или независимого творчества. После правительственных реформ Петра Великого государство увидело пользу образования и отстояло те и только те дисциплины, которые выполняли бюрократическую и апологетическую функцию. После успешной военной кампании против Наполеона многие молодые русские офицеры впервые познакомились с западноевропейской культурой и вернулись в Россию с зарождающимися революционными идеями, которые за относительно короткое время нашли выражение в неудавшемся восстании декабристов 1825 года.Наконец, к концу 1830-х годов появилась новая группа, «нигилистическая интеллигенция», которая проповедовала терпимость к культурным формам, включая философию, но только постольку, поскольку они служат «народу». Такова была судьба философии в России, что она практически никогда не рассматривалась как нечто иное, как инструмент или оружие, и ей приходилось постоянно демонстрировать эту полезность, опасаясь потерять свою легитимность. Шпет заключает, что философия как знание, имеющее ценность сама по себе, никогда не имела шанса.

г. Заключительные замечания

Независимо от даты, с которой мы начинаем русскую философию и ее первого практикующего - а по ходу дела мы еще будем говорить по этой теме - мало кто станет оспаривать религиозную ориентацию русской мысли до Петра Великого и этого профессионального человека. Светская философия возникла в истории страны сравнительно недавно. Если мы хотим избежать двойных стандартов, один для «западной» мысли, а другой для русского, который является не только корыстным, но и снисходительным, тогда мы должны изучить исторические записи на предмет неоспоримых примеров философской мысли, которые были бы признаны таковыми. независимо от того, где они возникли.Хотя в целом наши включения, упущения и оценки могут больше походить на таковые у Шпета, чем, скажем, у Лосского, нам, таким образом, не нужно прибегать к какой-либо метафизической исторической схеме для их оправдания.

Вопрос о том, как точно разделить историю русской философии, также был предметом споров. В своем новаторском исследовании 1898 года А. Введенский (см. Ниже), выдающийся неокантианец в России, обнаружил три периода, существовавших до своего времени. Конечно, в свете событий ХХ века его список необходимо пересмотреть, пересмотреть и расширить.Мы легко можем выделить пять периодов в русской философии, последний из которых еще слишком молод, чтобы его охарактеризовать. В отличие от большинства крупных наций, определенные внефилософские (а именно политические) события явно сыграли главную, если не единственную роль в завершении периода.

2. Исторические периоды

а. Период философских замечаний (1755-1825)

Хотя в русских писаниях до середины восемнадцатого века можно найти разрозненные замечания философского характера, они в лучшем случае представляют незначительный интерес для профессионально подготовленного философа.По большей части эти замечания не предназначались для использования в качестве рациональных аргументов в поддержку какой-либо позиции. Даже в церковных академиях тонкая схоластическая оболочка принятых текстов была просто традиционным схематическим устройством, пережитком тех времен, когда доступными были только западные тексты. По какой-то причине, только с открытием первого национального университета в Москве в 1755 году мы видим появление чего-то похожего на философию, как мы используем этот термин сегодня. Однако даже тогда шлюзы не распахнулись настежь.Первый обитатель философской кафедры Н. Поповский (1730-1760) больше подходил для преподавания поэзии и риторики, на которую его перевели через год.

Чувствуя нехватку адекватно подготовленных местных кадров, правительство пригласило в университет двух немцев, тем самым положив начало практике, которая будет продолжаться и в следующем столетии. История первого этнического русского, занявшего должность профессора философии в течение значительного периода времени, сама по себе свидетельствует о ненадежном существовании философии в России на протяжении большей части ее истории.Уже получив в 1760 году степень магистра, защитив диссертацию на тему «Расследование о бессмертии души человека», Дмитрий Аничков (1733-1788) представил в 1769 году диссертацию по естественной религии. В диссертации Аничкова было установлено, что она содержит атеистические взгляды, и она подверглась длительному 18-летнему расследованию. Легенда гласит, что диссертацию публично сожгли, хотя убедительных доказательств этому нет. Как это было принято в то время, Аничков пользовался учебниками по вольфовской философии и в первые годы преподавал на латыни.

Другой заметной фигурой того времени был С. Десницкий (~ 1740-1789), преподававший правоведение в Московском университете. Десницкий учился в университете в Глазго, где он учился у Адама Смита (1723-1790) и познакомился с работами Дэвида Юма (1711-1776). Влияние Смита и британской мысли в целом очевидно в меморандумах от февраля 1768 года, которые Десницкий написал о правительстве и государственных финансах. Некоторые из этих идей, в свою очередь, практически дословно появились в отрывке из знаменитого «Наказа » Екатерины Великой, или «Наставления » , опубликованного в апреле того же года.

Также в 1768 г. появился Я. « Философские предложения » Козельского - неоригинальный, но заслуживающий внимания сборник пронумерованных утверждений по множеству тем, не все из которых были философскими в техническом, узком смысле. По его собственному признанию, материал, посвященный «теоретической философии», был взят у вольфианцев, в первую очередь Баумейстера, а материал, касающийся «моральной философии», - у французских мыслителей эпохи Просвещения, в первую очередь Руссо, Монтескье и Гельвеция.Самая интересная особенность трактата - это принятие общественного договора, восьмичасового рабочего дня, явный отказ от огромного неравенства в богатстве и молчание о религии как об источнике морали. Тем не менее в своей «теоретической философии» Козельский (1728-1795) отверг атомизм и ньютоновскую концепцию возможности пустого пространства.

Во время правления Екатерины планировалось основать еще несколько университетов помимо московского. Конечно, из этого ничего не вышло.Самому Московскому университету было трудно привлечь достаточное количество студентов, большинство из которых происходили из малообеспеченных семей. Несомненно, учитывая состояние российской экономики и общества, практически повсеместно распространялось мнение, что изучение философии было чистой роскошью, не имеющей утилитарной ценности. Что касается общего образования, правительство, очевидно, пришло к выводу, что отправка студентов за границу является более выгодным вложением, чем трата больших сумм дома, где инфраструктура требует много работы и времени для развития.К сожалению, хотя некоторые из них вернулись в Россию и сыграли определенную роль в интеллектуальной жизни страны, многие не смогли завершить учебу по разным причинам, в том числе из-за того, что оказались в долгах. Однако прогресс замедлился в 1796 году, когда сын и преемник Екатерины Павел приказал отозвать всех русских студентов, обучающихся за границей.

Несмотря на относительно небольшое количество учебных заведений, Россия почувствовала необходимость пригласить иностранных ученых, чтобы помочь укомплектовать эти учебные заведения.Один из ученых, Й. Шаден (1731-1797), помимо преподавания философии в университете, руководил частной школой-интернатом в Москве. Однако самый печально известный инцидент из этих ранних лет связан с немцем Людвигом Мельманом, который в 1790-х годах представил мысли Канта в России. Пропаганда Меллмана не вызвала особого сочувствия даже среди его коллег по Московскому университету, а в докладе царю прокурор обвинил Меллмана в «психическом заболевании». Мельмана не только сняли с должности, но и вынудили покинуть Россию.

По инициативе нового царя Александра I в 1804 году были открыты два новых университета. Вместе с ними снова возникла потребность в хорошо подготовленных профессорах. В очередной раз правительство обратилось к Германии, и, с перебоями, вызванными наполеоновскими войнами, Россия оказалась в прекрасном положении, чтобы собрать интеллектуальный урожай. К сожалению, многие из этих приглашенных ученых мало повлияли на русскую мысль. Например, один из самых выдающихся, Иоганн Буль (1763-1821), еще до того, как поселился в Москве, написал ряд трудов по истории философии.Тем не менее, оказавшись в России, его литературное творчество резко упало, и его незнание местного языка определенно не способствовало расширению его влияния.

Тем не менее, внезапный приток немецких ученых, многие из которых были хорошо знакомы с последними философскими разработками, подействовал на других как интеллектуальное тонизирующее средство. Приезд швейцарского физика Франца Броннера (1758-1850) в новый Казанский университет, возможно, познакомил молодого будущего математика Лобачевского с эпистемологией Канта.Сербский физик А. Стойкович (1773-1832), преподававший в Харьковском университете, подготовил учебный текст, в котором содержание было расположено в соответствии с категориями Канта. Однако одной из первых русских трактовок философской темы были две «Письма о критической философии», написанные А.Лубкиным 1805 года. преподавал в Петербургской военной академии, критиковал теорию пространства и времени Канта за ее агностический смысл, говоря, что мы получаем наши представления о пространстве и времени из опыта.Точно так же в 1807 году профессор математики Харьковского университета Т. Осиповский (1765-1832) выступил с опубликованной впоследствии речью «О пространстве и времени», в которой он сомневался в том, что с учетом различных соображений, позиция Канта была единственно возможным логическим выводом. Принимая лейбницевское представление о предустановленной гармонии, мы можем поддержать все конкретные наблюдения Канта относительно пространства и времени, не делая вывод о том, что они существуют исключительно в пределах наших познавательных способностей.Осиповский продолжил ряд других проницательных критических замечаний по поводу позиции Канта, хотя немецкие критики Канта уже высказывали многие из них еще при его жизни.

В сфере социальной и политической философии, как она понимается сегодня, наиболее интересным и, возможно, наиболее сложным документом периода русского Просвещения является « Право естественное » А. Куницына ( Естественное право ). В своем сводном тексте, состоящем из 590 разделов, Куницын (1783-1840) ясно продемонстрировал влияние Канта и Руссо, считающих, что рациональные предписания относительно человеческого поведения образуют моральные императивы, которые мы воспринимаем как обязательства.Поскольку каждый из нас обладает разумом, с моральной точки зрения к нам всегда следует относиться как к цели, а не как к средству достижения цели. В последующих параграфах Куницын подробно изложил свою концепцию естественных прав, в том числе свою веру в то, что среди этих прав есть свобода мысли и выражения. Однако его откровенное осуждение крепостного права российские власти не могли пропустить или не заметить. Вскоре после того, как текст привлек их внимание, все возможные копии были конфискованы, а сам Куницын был отстранен от преподавательской деятельности в Санкт-Петербурге.Петербургского университета в марте 1821 года.

Еще одним ученым, связанным с Петербургским университетом, был Александр Иванович Галич (1783-1848). Отправленный в Германию для дальнейшего обучения, он там познакомился с творчеством Фридриха Вильгельма Йозефа фон Шеллинга (1775-1854). По возвращении в Россию в 1813 году он был назначен адъюнкт-профессором философии Педагогического института в Санкт-Петербурге; а в 1819 году, когда институт был преобразован в университет, Галич был переименован в кафедру философии.Однако его педагогическая карьера была недолгой: в 1821 году Галич был обвинен в атеизме и революционных симпатиях. Несмотря на то, что он был лишен преподавательских обязанностей, он продолжал получать полную зарплату до 1837 года. Важность Галича заключается не столько в его собственных квази-шеллингианских взглядах, сколько в его новаторских трактовках истории философии, эстетики и философской антропологии. Его двухтомник История философских систем ( История философских систем ) 1818-19 гг. Завершился изложением позиции Шеллинга и, вероятно, содержал первую дискуссию на русском языке Г.W.F. Гегель (1770-1831) и, в частности, его Наука логики . Галичский «« Опыт науки изящного »(« Попытка науки о прекрасном, ») 1825 года, безусловно, является одним из первых русских трактатов по эстетике. Для Галича прекрасное - это чувственное проявление истины и как таковое субдисциплина философии. Его работа 1834 года, Картина человека ( Картина человека ), стала первым русским набегом на философскую антропологию.Для Галича все «научные» дисциплины, включая теологию, нуждаются в антропологическом обосновании; и, более того, такая основа должна признавать единство человеческих аспектов и функций, будь то телесные или духовные.

Растущий религиозный и политический консервативность, отмечавшаяся в последние годы жизни царя Александра, наложила обременительные ограничения на распространение философии как в классе, так и в печати. К моменту смерти царя в 1825 году наиболее уважаемые профессора философии уже были административно заставлены замолчать или запуганы.В конце того же года неудавшийся переворот, известный как «восстание декабристов», многие лидеры которого были заражены инфекцией западноевропейской мысли, только укрепил в основном антиинтеллектуальные настроения нового царя Николая. Вскоре после этого И. Давыдов (1792 / 4-1863), едва ли ни оригинальный, ни одаренный мыслитель, в мае 1826 года прочитал вводную лекцию «О возможности философии как науки» в качестве профессора. философии в Московском университете кафедра была временно упразднена, а Давыдов перешел на преподавание математики.

г. Философские темные века (ок. 1825-1860)

Царствование Николая I (1825-1855) было отмечено интеллектуальным обскурантизмом и вынужденным философским молчанием, необычным даже по российским меркам. Министр народного просвещения А. Шишков прямо обвинил в восстании декабристов распространение иностранных идей. Чтобы предотвратить их распространение, он и другие советники Николая ограничили доступ неблагородной молодежи к высшему образованию и заставили царя принять всеобъемлющий закон о цензуре, который возлагал на издателей юридическую ответственность даже после утверждения рукописи официальной цензурой.Тем не менее, объем этого нового «чугунного статута» был задуман настолько широко, что даже в то время было замечено, что молитву «Отче наш» можно было истолковать как революционную речь. Несмотря на то, что философия мешала выходу в университетах на профессиональном уровне, она нашла энергичное, хотя и дилетантское выражение сначала на факультетах медицины и физики, а затем в модных салонах и на общественных собраниях, где дисциплина, строгость и точность не имели большого значения. . В течение этих лет те, кому было дано право преподавать философию в университетах, боролись с задачей оправдать само существование своей дисциплины не с точки зрения поиска истины, а как имеющую некоторую социальную полезность.Учитывая преобладающий климат мнений, это оказалось трудной задачей. Известие о революциях в Западной Европе 1848 года стало последней каплей. Все разговоры о реформах и социальных изменениях были просто запрещены, а выезд за пределы Империи был запрещен. Наконец, в 1850 году министр образования сделал шаг, который в 1820-х годах считался слишком экстремальным: чтобы защитить Россию от новейших философских систем и, следовательно, от интеллектуальной инфекции, преподавание философии в государственных университетах должно было быть просто прекращено.Логика и психология были разрешены, но только в надежных руках профессоров теологии. Такая ситуация сохранялась до 1863 года, когда после унизительной Крымской войны философия вновь вышла на публичную академическую арену. Однако даже тогда строгие ограничения на его преподавание сохранялись до 1889 года!

Тем не менее, несмотря на гнетущую атмосферу, в Николаевские годы возникло некоторое самостоятельное философствование. Поначалу влияние Шеллинга доминировало в абстрактных дискуссиях, особенно в тех, которые касались естественных наук и их места по отношению к другим академическим дисциплинам.Однако два главных шеллингианца той эпохи - Д. Велланский (1774-1847) и М. Павлов (1793-1840) - оба ценили немецкий романтизм больше за его радикальные выводы, чем за его аргументы или за то, что он был логическим результатом философского развития, начатого Кантом. Хотя Велланский и Павлов написали значительное количество работ, ни одно из них не нашло бы места в сегодняшней программе философии. Чуть позже, в 1830-40-х годах, дискуссия перешла к системе Гегеля, снова с большим энтузиазмом, но с небольшим пониманием того, что на самом деле имел в виду Гегель, или философского фона его сочинений.Неудивительно, что самопровозглашенное Гегелем «путешествие открытий», «Феноменология духа » , осталось неизвестным текстом. Достаточно сказать, что, если бы не недостаток оригинальных компетентных исследований в то время, простое упоминание кругов Станкевича и Петрашевского, славянофилов, западников и т. Д. В тексте истории философии было бы сочтено пародией.

Тем не менее, среди мрака официального мракобесия было несколько кратких проблесков света.Ф. Сидонский (1805-1873) в своем труде «Введение в науку философии » 1833 г. ( «Введение в философию ») рассматривал философию как рациональную дисциплину, независимую от богословия. Хотя Сидонский и соответствовал теологии, он рассматривал философию как необходимое и естественное исследование человеческого разума для поиска ответов, которые одна вера не может дать адекватно. Он ни в коем случае не понимал, что это означает конфликт веры и разума. Откровение дает те же истины, но пройденный путь, хотя и догматичен и, следовательно, рационально неудовлетворителен, значительно короче.О вводном тексте Сидонского можно было сказать гораздо больше, но и он, и его автор были быстро отправлены на обочину истории. Несмотря на желаемое признание его книги в некоторых светских кругах, Сидонский вскоре после ее публикации был переведен сначала с философии на преподавание французского языка, а затем попросту исключен из Санкт-Петербургской духовной академии в 1835 году. На этот раз его книгу нашли духовные власти. как было сказано, недостаточно строгий с официальной религиозной точки зрения.Следующие 30 лет Сидонский (до возвращения философии в университеты) провел приходским священником в российской столице.

Среди тех, кто наиболее решительно защищал автономию философии в этот «темный век», были О. Новицкий (1806–1884) и И. Михневич (1809–1885), оба из которых некоторое время преподавали в Киевской духовной академии. Хотя ни один из них не был особенно выдающимся мыслителем и не оставил устойчивых работ по извечным философским проблемам, оба выделяются тем, что отказываются просто относить философию к религии или политике.Новицкий в 1834 году принял должность профессора философии в новом Киевском университете, где он преподавал до отмены философии правительством, после чего работал цензором. Михневич же стал администратором.

Один из самых интересных философских анализов того времени принадлежит киевскому ученому С. Гогоцкому (1813–1889). В своей дипломной работе «Критический взгляд на философию Канта» («Критический взгляд на философию Канта») 1847 года Гогоцкий подошел к своей теме с умеренного и осознанного гегельянства, в отличие от его более ярких, но дилетантских современников.Для Гогоцкого мысль Канта представляла собой явное улучшение позиций эмпиризма и рационализма. Однако он продемонстрировал свой экстремизм, отстаивая такие идеи, как идея неузнаваемости вещей в себе, отрицание реального существования вещей в пространстве и времени, резкая дихотомия между моральным долгом и счастьем и так далее. В этот «темный век» Гогоцкий продолжал учебу в Киевском университете, но преподавал педагогику и хранил молчание по философским вопросам.

С нашей сегодняшней точки зрения, одной из важнейших характеристик философствования ранней «киевской школы» является упор на историю западной философии и, в частности, на эпистемологию. Михневич, например, писал: «Философия - это наука о сознании ... предмета и природы нашего сознания». Судя по таким утверждениям, некоторые (А. Введенский, А. Никольский) видели влияние Иоганна Готлиба Фихте (1762-1814).

Преподавание философии в то время не было исключено из церковных академий; отдельные высшие учебные заведения были параллельны светским университетам для тех, кто имел клерикальное образование.Во многом не без оснований правительство чувствовало себя в безопасности по поводу их политической и интеллектуальной пассивности. Среди наиболее примечательных профессоров духовной академии в николаевские годы был Ф. Голубинский (1798-1854), преподававший в Москве. Его историческое значение, общепризнанное в качестве основателя «Московской школы теистической философии», заключается исключительно в его беззастенчивом подчинении философии теологии и эпистемологии онтологии. По Голубинскому, люди ищут знания в попытке восстановить первоначальное направление, потерянную близость с Бесконечным! Тем не менее идея Бога сразу же ощущается внутри нас.Благодаря этой непосредственности нет необходимости и не может быть доказательством существования Бога. Таков был уклад «философской» мысли в религиозных учреждениях того времени.

В самом конце «Темного века» появилась одна фигура - Сова Минервы (или был ли это феникс?), Которая объединила научную эрудицию своих киевских предшественников с доминирующим «онтологизмом» апологетов теизма, таких как Голубинский. П. Юркевич (1826–1874) одной ногой стоял в российском философском прошлом, а другой - в будущем.Служащий мостом между эпохами, он во многом определил контуры, по которым будут формироваться философские дискуссии для следующих двух поколений.

г. Возникновение профессиональной философии (ок. 1860-1917)

Будучи профессором философии в Киевской духовной академии, Юркевич в 1861 году привлек внимание издателя с хорошими связями своим длинным эссе в малоизвестном домашнем органе Академии, критикующим материализм и антропологизм Чернышевского, которые в то время были в моде. среди молодежи России.Решив вернуть философию в университеты, правительство, тем не менее, опасалось, что ограниченная и контролируемая мера независимого мышления выйдет из-под контроля. Предполагалось, что решение о назначении Юркевича профессором Московского университета послужит целям правительства, но при этом будет бороться с модными радикальными тенденциями.

В потоке статей за последние три года, проведенных в Киеве, Юркевич яростно аргументировал ряд кажущихся несвязанными тезисами, но все они продемонстрировали его собственную глубокую приверженность платоническому идеализму.Его наиболее известная позиция, его неприятие популярного материализма того времени, было направлено не на метафизический материализм, а на физикалистский редукционизм. Среди замечаний Юркевича было то, что никакое физиологическое описание не может отдать должное откровениям, предлагаемым интроспективной психологией, и что преобразование количества в качество происходит не в субъекте, как полагали материалисты, а во взаимодействии между объектом и субъектом. Юркевич не исключил возможности того, что это взаимодействие обусловлено необходимыми формами, но, в соответствии с логикой этого представления, исключил непознаваемую «вещь в себе», задуманную как объект без какого-либо возможного субъекта.

Хотя Юркевич уже представил схему своего общего философского подхода в своей первой статье «Идея» 1859 г., в последней его статье «Разум по учению Платона и опыт по учению Канта» («Теория разума Платона и теория разума Канта») Теория опыта »), написанная в Москве, сегодня является наиболее читаемой его работой. В ней он пришел к выводу (как это делали до него Спиноза и Гегель), что эпистемология не может служить первой философией, то есть что совокупность знаний не нуждается и, действительно, не может начинать с запроса условий своей собственной возможности; по наиболее известному выражению Юркевича: «Чтобы знать, необязательно иметь знание самого знания.Кант, по его мнению, понимал знание не в традиционном, платоническом смысле, как знание того, что действительно есть, а в радикально ином смысле как знание универсально значимого. Следовательно, для Канта целью науки было получение полезной информации, тогда как для Платона наука обеспечивала истину.

К сожалению, стиль Юркевича не позволял шире распространять его взгляды. В его дни его немодные взгляды, замаскированные схоластическим языком с частыми отсылками к Священным Писаниям, вряд ли привлекли его внимание молодой светской аудитории.В университете Юркевич оставался в значительной степени объектом насмешек. Сегодня именно эти качества, вместе с его неспособностью разъяснить свои аргументы в отчетливо рациональных терминах, делают изучение его сочинений трудоемким и неудовлетворительным. Что касается непосредственного воздействия, у него был только один ученик - В. Соловьев (см. Ниже). Тем не менее, несмотря на его скудное прямое влияние, христианский платонизм Юркевича оказывал большое влияние, по крайней мере, до большевистской революции 1917 года.

В отличие от Юркевича П.Лавров (1823-1900), преподаватель математики Петербургской военной академии, активно стремился попасть на университетскую кафедру философии (а именно на столичную, когда должность была восстановлена ​​в начале 1860-х годов). Однако правительство, по-видимому, уже подозревало Лаврова в сомнительной лояльности и, несмотря на рекомендацию широко уважаемого ученого (К. Кавелин), предоставило эту должность вместо Сидонского.

В серии длинных эссе, написанных, когда у него были университетские устремления, Лавров развил позицию, которую он назвал «антропологизмом», которая выступает против метафизических спекуляций, включая модный тогда материализм левого радикализма.Вместо этого он защищал простой эпистемологический феноменализм, который во многих пунктах имел определенное сходство с позицией Канта, хотя и без запутанности, нюансов и строгости последней. По сути, Лавров утверждал, что все утверждения, касающиеся объектов, можно перевести в утверждения о внешнем виде или их совокупности. Вдобавок он считал, что у нас есть совокупность убеждений относительно внешнего мира, убеждений, основанных на повторяющихся переживаниях с похожими проявлениями.Несомненность сознания и наша непреодолимая уверенность в реальности внешнего мира фундаментальны и несокрушимы. Ошибка как материализма, так и идеализма - это, по сути, ошибочная попытка слиться друг с другом. Поскольку оба являются фундаментальными, попытка доказать любой из них с самого начала является непродуманной. В соответствии с этим скептицизмом Лавров утверждал, что изучение «феноменов сознания», «феноменологии духа» может быть возведено в науку только посредством интроспекции, метода, который он назвал «субъективным».Точно так же естественные науки, основанные на нашей твердой вере во внешний мир, нуждаются в небольшой поддержке со стороны философии. Например, ставить под сомнение закон причинности, в сущности, подрывать научную точку зрения.

Параллельно с двумя принципами теоретической философии Лавров говорил о двух принципах, лежащих в основе практической философии. Во-первых, человек сознательно свободен в своей мирской деятельности. Однако, в отличие от Канта, этот принцип - не постулат, а феноменальный факт; это не имеет теоретических выводов.Для Лаврова моральная сфера совершенно автономна от теоретической. Второй принцип - принцип «идеального творения». Как в теоретической сфере мы противопоставляем себя реальному миру, так и в практической сфере мы противопоставляем себя идеалам. Подобно тому, как реальный мир является источником знаний, мир наших идеалов служит мотивацией к действию. Превращая собственное представление о себе в идеал, мы создаем идеал личного достоинства. Первоначально человеческая личность воспринимает достоинство в соответствии с эгоистическими принципами.Однако со временем взаимодействие индивида, включая конкуренцию, с другими дает начало его представлению о них как о равных притязаниях на достоинство и права. Связывая права с человеческим достоинством, Лавров тем самым отрицал наличие прав у животных.

Обладая подобными интеллектуальными наклонностями, Н. Михайловский (1842–1904) был даже более популярным писателем, чем Лавров. Тем не менее значение Михайловского в истории русской философии заключается в его защите роли субъективности в исследованиях человека.В отличие от естествознания, целью которого является открытие объективных законов, гуманитарные науки, по мнению Михайловского, должны учитывать гносеологически несводимый факт сознательной, целенаправленной деятельности. Не отрицая важности объективных законов, и Лавров, и Михайловский считали, что социологи должны вводить в свой анализ субъективную, моральную оценку. В отличие от естествоиспытателей, социологи признают податливость исследуемых законов.

Контовский позитивизм, на протяжении многих лет пользовавшийся значительным вниманием в России XIX века, нашел своего наиболее решительного и философски заметного защитника в лице В. Лесевича (1837–1905). Обнаружив, что у него нет научного обоснования, Лесевич считал, что позитивизм нуждается в исследовании принципов, которыми руководствуется познание. Такое исследование должно принимать как должное некоторый комплекс знаний, а не просто отождествлять себя с ним. На ставшее уже классическим гегелевское обвинение в том, что такая процедура сводится к тому, чтобы не рисковать в воде до того, как научиться плавать, Лесевич ответил, что искали, так сказать, не умения плавать, а, скорее, условия, делающие плавание возможным. .В этом ключе он сознательно обратился к кантианской модели, оставаясь при этом весьма критичным по отношению к любым разговорам об априори. В конце концов, Лесевич в значительной степени опирался на психологию и эмпиризм для установления условий познания, тем самым оставляя себя открытым для обвинений в психологизме и релятивизме.

По прошествии лет Лесевич перешел от своего раннего «критического реализма», который ненавидел метафизические спекуляции, к признанию позитивизма Рихарда Авенариуса и Эрнста Маха.Однако само это отвращение, которое было явно немодным, а также его политическая активность несколько ограничивали его влияние.

Несомненно, из философских деятелей, появившихся в 1870-х годах, даже, возможно, в любое десятилетие, величайшим был Владимир Соловьев (1853-1900). Фактически, если мы рассматриваем философию не как абстрактное независимое исследование, а как более или менее продолжительный интеллектуальный разговор, то мы можем точно датировать начало русской светской философии: 24 ноября 1874 года, днем ​​защиты Соловьевым своей магистерской диссертации. Кризис западной философии ( Кризис западной философии ).Ибо только с этого дня мы находим устойчивое обсуждение в России философских вопросов, рассматриваемых на их собственных условиях, то есть без явного обращения к их внефилософским разветвлениям, таким как их религиозные или политические последствия.

После завершения и защиты своей магистерской диссертации Соловьев написал весьма метафизический трактат под названием «Философские начала целостного знания», который так и не закончил.Однако примерно в то же время он также работал над тем, что стало его докторской диссертацией: Критика отвлеченных начал ( Критика абстрактных принципов ) - само название указывает на кантианское влияние. Хотя изначально предполагалось, что оно будет состоять из трех частей, каждая из которых посвящена этике, эпистемологии и эстетике, завершенная работа опускает последнюю. Более десяти лет Соловьев хранил молчание по философским вопросам, предпочитая вместо этого сосредоточиться на злободневных вопросах.Когда в 1890-х годах его интерес к подготовке второго издания книги Kritika возродился, признание фундаментального сдвига в его взглядах привело к тому, что он переработал их систематизацию в виде совершенно новой работы, Opravdanie dobra Обоснование добра ). Предположительно, он намеревался дополнить свои этические исследования соответствующими трактатами по эпистемологии и эстетике. К сожалению, Соловьев умер, закончив всего три краткие главы «Теоретической философии».”

Самым непримиримым философским критиком Соловьева был Б. Чичерин (1828–1904), несомненно, одна из самых замечательных и разносторонних фигур в истории русской интеллектуальной мысли. Несмотря на резкие разногласия с Соловьевым, сам Чичерин придерживался модифицированной гегелевской точки зрения в метафизике. Хотя все сущее рассматривается как рациональное, рациональный процесс, воплощенный в существовании, разворачивается «диалектически». Чичерин, однако, расстался с традиционной триадической схематизацией гегелевской диалектики, утверждая, что первый момент состоит из изначального единства одного и множества.Второй и третий моменты, пути или шаги противоположны и принимают различные формы в разных сферах, таких как материя и разум или универсальное и частное. Последний момент - это слияние двух в высшее единство.

В социальной и этической сфере Чичерин уделял большое внимание индивидуальной человеческой свободе. Социальные и политические законы должны стремиться к моральному нейтралитету, допускающему расцвет индивидуального самоопределения. Таким образом, он оставался стойким сторонником экономического либерализма, по сути, не видя роли государственного вмешательства.Само правительство не имело права использовать свои полномочия ни для достижения морального идеала, ни для принуждения своих граждан к поиску идеала. С другой стороны, правительство не должно использовать свои полномочия, чтобы помешать гражданам проявлять личную мораль. Несмотря на меньшее обращение, чем негативная концепция свободы, Чичерин, тем не менее, поддерживал идеалистическую концепцию позитивной свободы как стремление к нравственному совершенству и, таким образом, к достижению Абсолюта.

Другой фигурой, появившейся в конце 1870-х и 1880-х годах, был неолейбницкий А.Козлов (1831-1901), преподававший в Киевском университете и назвавший свою высокоразвитую метафизическую позицию «панпсихизмом». В рамках этой позиции он, в отличие от Юма, выступал за субстанциальное единство Самости или Я, которое делает возможным переживание. Это единство он считал очевидным фактом. Кроме того, отвергая независимое существование пространства и времени, Козлов считал, что они обладают бытием только по отношению к мыслящим и чувствующим существам. Однако, как и Августин, Козлов считал, что Бог рассматривает время как единое целое, без разделения на прошлое, настоящее и будущее.Чтобы обосновать пространство и время, приписать объективное существование любому из них, требуется ответ о том, где и когда их разместить. Действительно, сама постановка проблемы предполагает связь между обоснованным пространством или временем и нами самими. Наконец, в отличие от Канта, Козлов считал все суждения аналитическими.

К сожалению, в этот период в значительной степени упускается из вида фигура М. Каринского (1840-1917), преподававшего философию в Санкт-Петербургской духовной академии. В отличие от многих своих современников, Каринский уделял много внимания логике и анализу аргументов западной философии, а не метафизическим спекуляциям.В отличие от своих современников, Каринский пришел к философии с аналитическим уклоном, а не с литературным чутьем - факт, который часто делал его стиль письма явно мучительным. Верный тем, кто воспитан в аристотелевской традиции, Каринский, как и Брентано (с которым его сравнивают), считал немецкий идеализм по сути иррационалистическим. Выступая против Канта, Каринский считал, что наши внутренние состояния не просто феноменальны, что рефлексивное «я» - это не видимость. Внутренний опыт, в отличие от внешнего, не делает различия между реальностью и явлением.В своей общей эпистемологии Каринский утверждал, что знание строится на суждениях, которые являются законными выводами из предпосылок. Знание, однако, можно проследить до набора окончательных недоказуемых, но надежных истин, которые он назвал «самоочевидными». Карински выступал за прагматическую интерпретацию реализма, говоря, что что-то существует в другой комнате, не воспринимаемое мной, означает, что я бы это воспринял, если бы я вошел в эту комнату. Вдобавок он принял аналогичный аргумент в пользу существования других умов, подобных умам Джона Стюарта Милля и Бертрана Рассела.

В своем двухтомном magnum opus « Положительные задачи философии » Л. Лопатин (1855-1920), преподававший в Московском университете, отстаивал возможность метафизического знания. Он утверждал, что эмпирическое знание ограничено видимостью, тогда как метафизика дает знание об истинной природе вещей. Хотя Лопатин рассматривал Гегеля и Спинозу как окончательных толкователей рационалистического идеализма, он отверг их обоих из-за самой трансформации конкретных отношений в рациональные или логические.Тем не менее, Лопатин подтвердил роль разума, особенно в философии, в сознательном противостоянии, как он это видел, окончательной капитуляции Соловьева перед религией. В первом томе он атаковал материализм как метафизическую доктрину, которая возвышает материю до статуса абсолюта, который не может объяснить конкретные свойства отдельных вещей или отношения между вещами и сознанием. Во втором томе Лопатин отделяет механическую причинность от «творческой причинности», согласно которой одно явление следует за другим, хотя и с добавлением к нему чего-то нового.Несмотря на его богатство метафизических спекуляций, совершенно чуждых большинству современных читателей, наблюдения Лопатина над самостью или эго основаны на предположениях, которые не лишены некоторого интереса. Отрицая, что самость имеет чисто эмпирическую природу, Лопатин подчеркивал, что неоспоримая реальность времени демонстрирует вневременность самости, поскольку темпоральность может быть понята только через то, что находится вне времени. Поскольку «я» вневременное, оно не может быть уничтожено, поскольку это событие во времени.Точно так же, в противовес Соловьеву, Лопатин считал, что субстанциальность «я» немедленно проявляется в сознании.

В последние годы XIX века неокантианство стало доминировать в немецкой философии. Учитывая растущую тенденцию к отправке молодых российских аспирантов в Германию для дополнительного обучения, неудивительно, что это движение закрепилось и в России. В одной из очень немногих русских работ, посвященных философии науки, А. Введенский (1856-1925) в своей обширной диссертации представил в высшей степени идеалистическую кантовскую интерпретацию концепции материи, как ее понимали в физике того времени.Он попытался защитить и обновить собственную работу Канта, примером которой является «Метафизические основы естествознания ». Однако книга Введенского привлекла мало внимания и оказала еще меньшее влияние. Гораздо более широкое признание получили его собственные попытки в последующие годы, когда он преподавал в Санкт-Петербургском университете, преобразовать трансцендентальный идеализм Канта в то, что он называл «логицизмом». Не делая никаких выводов, основанных на природе пространства и времени, Введенский считал возможным доказать невозможность метафизического знания и, как следствие, так сказать, что все, что мы знаем, включая наше собственное «я», - всего лишь видимость, а не вещь в себе.Введенский также был готов признать, что время и пространство, в котором мы переживаем все в мире, также феноменальны. Хотя метафизическое познание невозможно, метафизические гипотезы, также неопровержимые, могут быть внесены в мировоззрение, основанное на вере. Особенно полезны те, которых требуют наши моральные принципы, такие как существование других умов.

Следующие два десятилетия ознаменовались расцветом академической философии в масштабах, которые едва ли можно было вообразить совсем недавно.Самые модные западные философии того времени находили приверженцев на все более профессиональной российской сцене. Даже мысли Фридриха Ницше начали проникать, особенно среди определенных слоев художественного сообщества и среди растущего числа политических радикалов. Тем не менее, немногие, особенно в эти годы становления, приняли любую западную систему без значительных оговорок. Даже те, кто был наиболее восприимчив к иностранным идеям, адаптировали их в соответствии с традиционными российскими проблемами, интересами и взглядами.Одна из этих традиционных проблем была связана с платонизмом в целом. Некоторые диалоги Платона появились в масонском журнале еще в 1777 году, и мы можем легко заметить интерес к идеям Платона еще в средневековый период. Возможно, католическая ассимиляция аристотелизма имела какое-то отношение к тому, что Русская православная церковь уделяла особое внимание Платону. И снова, возможно, этот интерес к Платону имел какое-то отношение к метафизическому и идеалистическому характеру большей части классической русской мысли в отличие от явно более эмпирического характера многих западных философий.Мы уже отмечали христианский платонизм Юркевича и его ученика Соловьева, который с его центральной концепцией «всеединство», в свою очередь, может также рассматриваться как современный неоплатоник.

В первые десятилетия, предшествовавшие большевистской революции 1917 года, настоящий легион философов работал в широкой тени Соловьева. Среди наиболее известных - С. Трубецкой (1862–1905). Платоническая направленность его мысли очевидна в тех самых темах, которые Трубецкой выбрал для своих магистерских и докторских диссертаций: Метафизика в Древней Греции , 1890 и История доктрины Логоса , 1900, соответственно.Однако именно в своих программных очерках «О природе человеческого сознания» («Природа человеческого сознания») 1889–1891 и «Основания идеализма» («Основания идеализма») 1896 г. Трубецкой развил свою позицию в отношении к современной философии. Считая, что основная проблема современной философии заключается в том, носит ли человеческое знание личностный характер, Трубецкой утверждал, что современные западные философы соотносят личные знания с личным сознанием. В этом их ошибка.Человеческое сознание - это не индивидуальное сознание, а, скорее, непрерывный универсальный процесс. Точно так же этот процесс является проявлением не личного, а космического разума. Личное сознание, как он выражается, предполагает коллективное сознание, а последнее предполагает абсолютное сознание. Великая ошибка Канта заключалась в том, что он считал трансцендентальное сознание субъективным. Во втором из упомянутых выше эссе Трубецкой утверждает, что существует три способа познания реальности: эмпирически через чувства, рационально через мысль и непосредственно через веру.Для него вера - это то, что убеждает нас в существовании внешнего мира, мира, независимого от моего субъективного сознания. Именно вера лежит в основе нашего принятия информации, предоставляемой нашими органами чувств, как надежной. Более того, именно вера заставляет меня думать, что в мире есть другие существа с ментальной организацией и способностями, подобными моим. Однако Трубецкой отказывается отождествлять свое понятие веры с пассивной «интеллектуальной интуицией» Шеллинга и Соловьева. Для Трубецкого вера неразрывно связана с волей, которая составляет основу моей индивидуальности.Мое открытие другого основано на моем желании выйти за пределы себя, то есть любить.

Хотя Н. Лосский (1870-1965) в целом характеризовался как неолейбницкий, он также находился под сильным влиянием многих русских мыслителей, включая Соловьева и Козлова. В дополнение к своим собственным взглядам Лосский, учившийся в Берне и Геттингене среди других мест, известен своими новаторскими исследованиями современной немецкой философии. Он сослался на книгу Эдмунда Гуссерля «Логические исследования » еще в 1906 году, а в 1911 году прочитал курс по «интенционализму» Гуссерля.Несмотря на этот ранний интерес к строгим эпистемологическим проблемам, Лосский в целом все ближе подходил к онтологическим проблемам и позициям русского православия. Он назвал свои эпистемологические взгляды «интуитивизмом», полагая, что когнитивный субъект непосредственно воспринимает внешний мир таким, какой он есть сам по себе. Тем не менее объект познания остается онтологически трансцендентным, но гносеологически имманентным. Это прямое проникновение в реальность возможно, говорит нам Лосский, потому что все мирские сущности взаимосвязаны в «органическое целое».Кроме того, все сенсорные свойства объекта (например, его цвет, текстура, температура и т. Д.) Являются фактическими свойствами объекта, а наша сенсорная стимуляция служит лишь для того, чтобы направить наше умственное внимание на эти свойства. То, что разные люди видят один объект по-разному, объясняется тем, что люди по-разному привлекают внимание непосредственно к одному из многочисленных свойств объекта. Все сущности, события и отношения, лишенные временного и пространственного характера, обладают «идеальным бытием» и являются объектами «интеллектуальной интуиции».Однако есть еще одна, третья, область бытия, которая выходит за рамки законов логики (здесь мы видим влияние учителя Лосского, Введенского), которую он называет «металогическим бытием» и является объектом мистической интуиции.

Другим родственным духом был С. Франк (1877-1950), который в раннем взрослом возрасте был вовлечен в марксизм и политическую деятельность. Его магистерская диссертация Predmet znanija ( The Object of Knowledge ), 1915, примечательна как мастерским изложением современной западной философии, так и ее общей метафизической позицией.Демонстрируя понимание не только немецкого неокантианства, Франк свободно черпал, среди многих других, Гуссерля, Анри-Луи Бергсона и Макса Шелера; Возможно, он даже был первым в России, кто сослался на Готлоба Фреге, чьи Основы арифметики Франк называет «одним из редких по-настоящему философских произведений математика». Франк утверждает, что все логически определенные объекты возможны благодаря металогическому единству, которое само по себе не подчиняется законам логики. Точно так же любое логическое знание возможно исключительно благодаря «интуиции», «интегральной интуиции» этого единства.Такая интуиция возможна, потому что все мы являемся частью этого единства или Абсолюта. В последующей книге Непостижимое ( The Unknowable ), 1939, Франк далее развил свою точку зрения, заявив, что мистический опыт открывает надлогическую сферу, в которую мы погружены, но которую невозможно описать концептуально. Хотя мысли Франка гораздо шире, мы видим, что быстро оставляем светскую, философскую сферу ради религиозной, если не мистической.

Ни один обзор русских мыслителей, находившихся под влиянием Соловьева, даже краткий, был бы удовлетворительным без упоминания самого известного из них на Западе, а именно Н. Бердяева (1874-1948). Широко известный как христианский экзистенциалист, он начал свой интеллектуальный путь как марксист. Однако ко времени своих первых публикаций он пытался объединить революционное политическое мировоззрение с трансцендентальным идеализмом, особенно кантианской этикой. В течение следующих нескольких лет мысль Бердяева быстро и решительно эволюционировала от марксизма и от критического идеализма к прямо-таки православному христианскому идеализму.Что касается проблемы свободы воли и детерминизма, Берджаев перешел от первоначального принятия мягкого детерминизма к решительному инкомпатибилизму. Он утверждал, что мораль требует его твердой позиции. Конечно, Бердяев был одним из первых, если не , то первым философом своей эпохи, который принизил значение эпистемологии вместо онтологии. Однако со временем он сам пояснил, что стержнем его мысли была не концепция Бытия, как это было бы для некоторых других, и тем более знания, а, скорее, концепция свободы.Признавая свой долг Канту, Бердяев тоже видел в науке знание феноменальной реальности, но не действительности, вещей, каковы они есть в себе. Какими бы ни были применимы категории логики и физики к видимости, они, несомненно, неприменимы к ноуменальному миру и, в частности, к Богу. Таким образом, Бердяев не возражает против неокантианства Введенского, для которого объективация мира есть результат функционирования когнитивного аппарата человека, а только то, что оно не заходит достаточно далеко.Есть другой мир или царство, а именно тот, который характеризуется свободой.

Подобно тому, как все вышеперечисленные фигуры черпали вдохновение в христианском неоплатонизме, они все чувствовали необходимость обратиться к кантианскому наследию. Например, диссертация Лосского «Обоснование интуитивизма » ( «Основы интуитивизма ») представляет собой расширенное взаимодействие с эпистемологией Канта. знаменитый перевод на английский язык.Трубецкой называл Канта «Коперником современной философии», который «обнаружил, что существует априорная предпосылка всякого возможного опыта». Тем не менее не все философы этой эпохи видели в трансцендентальном идеализме трамплин для религиозной и мистической мысли. Ученик Введенского И. Лапшин (1870-1952) в своей диссертации Законы мысли и формы познания ( Законы мысли и формы познания ), 1906, попытался показать, что вопреки позиции Канта, пространство и время были категориями познания, и что вся мысль, даже логическая, опирается на категориальный синтез.Следовательно, законы логики сами по себе синтетические, а не аналитические, как думал Кант, и применимы только в пределах возможного опыта.

Г. Челпанов (1863-1936), преподававший в Московском университете, был еще одним человеком с широко понимаемой кантианской полосой. Челпанов, чьи работы в экспериментальной психологии запомнились в той же мере, если не в большей степени, в философии, в отличие от многих других, хотел сохранить концепцию вещи-в-себе, рассматривая ее как то, что в конечном итоге «вызывает» определенное представление. объекта.Без него, утверждал Челпанов, мы остаемся (как и у Канта) без объяснения того, почему мы воспринимаем именно этот, а не тот конкретный объект. Во многом таким же образом мы должны обратиться к некоторому трансцендентному пространству, чтобы объяснить, почему мы видим объект в этом месте, а не в другом. По этим причинам Челпанов назвал свою позицию «критическим реализмом» в отличие от более привычной трактовки кантианства как «трансцендентального идеализма». В психологии Челпанов поддерживал психофизический параллелизм Вильгельма Вундта.

По мере приближения Первой мировой войны на первый план вышло новое поколение ученых, вернувшихся в Россию после дипломной работы в Германии, которые в целом сочувствовали одной или даже нескольким школам неокантианства. Среди этих молодых ученых работы Б. Кистяковского (1868–1920) и П. Новгородцева (1866–1924) выделяются сегодня, пожалуй, наиболее доступными благодаря аналитическому подходу к вопросам методологии общественных наук.

В этот период гуссерлианская феноменология проникла в Россию из ряда источников, но ее первым и в известном смысле единственным крупным пропагандистом был Г.Шпет (1879-1937), о котором мы упоминали ранее. В любом случае, помимо своих исторических исследований Шпет проделал новаторскую работу в области герменевтики еще в 1918 году. Кроме того, в двух памятных эссе он, соответственно, приводил аргументы в духе раннего Гуссерля и позднего Соловьева против гуссерлианского взгляда на трансцендентальное эго и в другом прослеживается гуссерлианское представление о философии как строгой науке, восходящей к Пармениду.

К сожалению, в сталинские времена Шпета постоянно заставляли замолчать, но А.Лосев (1893-1988), в ранних работах которого плодотворно использовались некоторые ранние феноменологические приемы, выжил и расцвел после этого. Его многочисленные публикации, сосредоточенные на древнегреческой мысли, особенно на эстетике, еще не вошли в мировую литературу, хотя в последующие годы его огромный вклад был признан на его родине и другими людьми, для которых они были лингвистически доступными. Тем не менее следует сказать, что личные высказывания Лосева восходят к неоплатонизму, полностью противоречащему современному темпераменту.

г. Советская эпоха (1917-1991)

Большевистская революция 1917 года положила начало политическому режиму со сложившейся идеологией, не допускавшей интеллектуальной конкуренции. В течение первых нескольких лет своего существования внимание большевиков было направлено на консолидацию политической власти, и подбор университетского персонала во многих случаях оставался внутренним делом. Однако в 1922 году наиболее явно не марксистские философы, которые еще не бежали, были изгнаны из страны.Многие из них нашли работу, по крайней мере, на какое-то время, в крупных городах Европы и продолжили свои личные интеллектуальные планы. Однако ни один из них в течение своей жизни не оказал существенного влияния на философское развитие ни у себя на родине, ни на Западе, и лишь немногие, за заметным исключением Бердяева, получили широкое признание.

В течение первого десятилетия правления большевиков всепоглощающий философский вопрос касался роли марксизма в отношении традиционных академических дисциплин, особенно тех, которые возникли после смерти Карла Маркса или стали свидетелями недавних захватывающих событий, изменивших поле зрения.Самый известный спор произошел между «механистами» и «диалектиками» или «деборинистами» по имени его главного защитника А. Деборина (1881-1963). Поскольку в обе группы входило несколько человек, а спорные вопросы со временем эволюционировали, никакое простое изложение соответствующих позиций не может полностью оправдать их. Тем не менее, механисты по существу считали, что философия как отдельная дисциплина не имеет оснований для существования в рамках советского государства. Все философские проблемы могли и будут разрешены естественными науками.Священный диалектический метод марксизма на самом деле был просто научным методом. Деборинисты , с другой стороны, защищали существование философии как отдельной дисциплины. Более того, они рассматривали естественные науки как построенные на наборе философских принципов. В отличие от механистов, они рассматривали природу как диалектическую сущность, которую нельзя свести к более простым механическим терминам. Даже человеческая история и общество совершили диалектические скачки, приведшие к качественно другим состояниям.Специфика полемики, которая бушевала до 1929 года, сейчас имеет второстепенное философское значение, но в некоторой степени основной вопрос об отношении философии к наукам, о роли первой по отношению ко второй сохраняется и по сей день. . К сожалению, политика сыграла в ходе спора такую ​​же роль, как и абстрактные рассуждения, и исход был простым политическим указом, когда деборинисты одержали временную победу. Последующие события следующих двух десятилетий, такие как поражение деборинистов, не имеют ничего общего с философией.Какая философия продолжала следовать в эти годы в России, держалась в секрете, любое раскрытие которой происходило за счет жизни. В определенной степени вопрос о роли философии снова возник в 1950-х годах, когда философские последствия теории относительности стали предметом споров. И снова встал вопрос о том, приоритетна ли философия или наука. Однако на этот раз с надежным атомным оружием в руках не могло быть никаких сомнений в окончательном победителе без необходимости политического вмешательства.

Другой спор, хотя и менее громкий, касался психологической методологии и самого сохранения таких общих терминов, как «сознание», «психика» и «внимание». Интроспективный метод, который, как мы видели, отстаивали многие философы-идеалисты, рассматривался новыми идеологами как субъективный и ненаучный, поскольку он явно относился к частным явлениям. И. Павлов (1849-1936), уже ставший звездой русской науки во время революции, был быстро замечен как использующий метод, подчиняющий психическую деятельность объективным методам естественных наук.Однако вопрос заключался в том, устранит ли использование объективных методов необходимость использования таких традиционных терминов, как «сознание». Центральной фигурой здесь был В. Бехтерев (1857-1927), считавший, что, поскольку все психические процессы в конечном итоге проявляются в объективно наблюдаемом поведении, субъективная терминология излишня. Как только была одержана победа над интроспекционистами, обсуждение снова было приостановлено политическими средствами. Бихтеревский бихевиоризм оказался опасно левым.

Как отмечалось выше, в 1930-40-е годы независимое философствование практически прекратило свое существование, и то немногое, что было опубликовано, представляет не более чем исторический интерес. О состоянии русской мысли в то время свидетельствует тот факт, что, когда в 1946 году правительство решило ввести логику в учебную программу средних школ, единственным доступным подходящим текстом была тонкая книга Челпанова, датируемая дореволюционным периодом. После смерти Иосифа Сталина относительное расслабление или «оттепель» в суровом интеллектуальном климате было разрешено, конечно, в строгих рамках официальной государственной идеологии.Помимо переосмысления старого вопроса о роли марксизма в естественных науках, российские ученые стремились вернуться к традиционным текстам в надежде понять изначальное вдохновение официальной философии. Некоторые, например молодой А. Зиновьев (1922–2006), стремились понять «диалектическую логику» в терминах операций, процедур и методов, используемых в политической экономии. Другие, например, В. Тугаринов, в значительной степени опирались на пример Гегеля, пытаясь очертить систему фундаментальных категорий.

После формального признания законности формальной логики в последующие годы она привлекла значительное внимание Зиновьева, Д. Горского, Э. Войшвилло и многих других. Их работы заслуженно получили международное внимание и не использовали официальную идеологию. Какой смысл придавать «диалектической логике», если вообще есть, - другой вопрос, который не может оставаться политически нейтральным. До последних дней советского периода не существовало единого мнения относительно того, что это такое и какова его связь с формальной логикой.Одним из самых решительных защитников диалектической логики был Э. Ильенков, получивший внимание даже на Западе. В эпистемологии также поверхностное согласие, продемонстрированное посредством использования официального словаря, затемняет (но не полностью скрывает) различия во мнениях относительно того, как именно истолковывать официальную позицию. Сейчас, безусловно, кажется, что в советские годы было опубликовано очень мало значительных публикаций в этой области. Однако некоторые философы, работавшие в то время, создали работы, которые были опубликованы совсем недавно.Пожалуй, наиболее ярким примером является М. Мамардашвили (1930–1990), который при жизни отличался глубоким интересом к истории философии и своими антигегелевскими позициями.

Большая часть этических работ в советский период представляла собой грубую апологетическую форму служения государству. По сути, добро - это то, что способствует провозглашенным целям советского общества. На таком фоне Я. Тем более примечательно исследование Мильнера-Иринина « Этика или принципы истинной человечности ».Хотя в 1960-х годах в печати появился только отрывок, рукопись размером в книгу, которая в целом была отклонена для публикации, была распространена и обсуждена. Автор представил нормативную систему, которую он считал универсально действующей и вневременной. Вспоминая первые дни немецкого идеализма, Мильнер-Иринин считал своим моральным принципом верность своей совести. Однако он утверждал, что вывел свою деонтологию из социальной природы человека, а не из идеи рациональности (как у Канта).

После вступления Л. Брежнева на пост генерального секретаря и особенно после событий, ограничивших «Пражскую весну» 1968 года, все признаки независимого философствования быстро отступили. Правительство с тревогой развернуло кампанию за идеологическую бдительность, которую немецкий ученый Х. Дам назвал «идеологической контрреформацией», которая продолжалась до «перестройки» горбачевских лет.

e. Постсоветская эпоха (1991-)

Очевидно, что распад Советского Союза и обращение Коммунистической партии в политическую оппозицию также открыли новую эру в истории русской философии.Какие тенденции появятся, пока рано говорить. То, как российские философы в конечном итоге будут оценивать свое недавнее, а также царское прошлое, может в значительной степени повлиять на политическое и экономическое благополучие страны. Неудивительно, что в 1990-е годы, в частности, произошло «повторное открытие» ранее запрещенных работ религиозных философов, действовавших незадолго до или во время большевистской революции. Будут ли российские философы продолжать в том же духе или приблизиться к стилю, напоминающему западные «аналитические» тенденции, остается открытым вопросом.

3. Заключительные замечания

В вышеупомянутом историческом обзоре мы подчеркнули российские эпистемологические проблемы, а не онтологические и этические, надеюсь, не пренебрегая и не умаляя их. По общему признанию, это может отражать определенный «западный уклон». Тем не менее такое исследование, несмотря на его недостатки, показывает, что вопросы о возможности знания никогда не были полностью чужды русскому уму. Мы можем однозначно заявить об этом, не отвергая позицию Масарика, поскольку действительно в течение нескольких десятилетий, предшествовавших революции 1917 года, эпистемологии не уделялось особого внимания, не говоря уже о приоритете.Конечно, в то время, когда Масарик сформулировал свою позицию, русская философия была относительно молодой. Тем не менее, были ли некритические черты русской философии, которые так правильно подметил Масарик, отражением русского ума как такового или же отражением наблюдаемой эпохи? Если взглянуть на немецкую философию XIX века от подъема гегельянства до возникновения неокантианства, разве нельзя было бы увидеть в ней непостоянную эпистемологию? Может быть, наша ошибка заключалась в том, что мы сосредоточили внимание на одном периоде русской истории, хотя и наиболее плодотворном с философской точки зрения? В любом случае, простое существование различных мнений в советское время - как бы осторожно они ни выражались - по повторяющимся фундаментальным вопросам свидетельствует о стойкости философии в человеческом сознании.

Вместо того, чтобы спрашивать об общих характеристиках русской философии, не следует ли нам спрашивать, почему философия возникла в России так поздно по сравнению с другими народами? Прав ли Введенский в том, что в стране до недавнего времени не хватало подходящих учебных заведений, или он писал как университетский профессор, не видевший реальной альтернативы заработку на жизнь? Может быть, Шпет был прав, считая, что никто не находил в философии никакой утилитарной ценности, кроме скромного служения теологии, или он просто выражал свои собственные опасения за будущее философии в откровенно идеологическом состоянии? Были ли у Масарика основания связывать позднее возникновение философии в России с предполагаемым антиинтеллектуализмом православного богословия, или он просто говорил как унитарий?Наконец, каким бы интригующим ни был этот вопрос, не виноваты ли мы в поисках ответа в том, что некоторые назвали бы ошибкой редукционизма, то есть в попытке решить философскую проблему путем обращения к нефилософским средствам?

4. Ссылки и дополнительная литература

Дополнительные работы на западных языках:

  • Коплестон, Фредерик К. Философия в России, от Герцена до Ленина и Бердяева , Нотр-Дам, 1986.
  • Дам, Гельмут. Der gescheiterte Ausbruch: Entideologisierung und ideologische Gegenreformation in Osteuropa (1960-1980) , Баден-Баден, 1982.
  • ДеДжордж, Ричард Т. Образцы советской мысли , Анн-Арбор, 1966.
  • Goerdt, W. Russische Philosophie: Zugaenge und Durchblicke , Freiburg / Muenchen, 1984.
  • Джоравский, Давид. Советский марксизм и естествознание 1917-1932 гг. , NY, 1960.
  • Койре, Александр. «Философия и национальная проблема в России», дебют XIX века , Париж, 1929.
  • Лосский Николай О. История русской философии , Нью-Йорк, 1972.
  • Масарик, Томас Гарриг. Дух России , пер. Eden & Cedar Paul, Нью-Йорк, 1955.
  • Сканлан, Джеймс П. Марксизм в СССР, Критический обзор современной советской мысли , Итака, 1985
  • Валицки, Анджей. История русской мысли от Просвещения до марксизма , Стэнфорд, 1979.
  • Зенковский В.В. История русской философии , пер. Джордж Л. Клайн, Лондон, 1967.

Информация об авторе

Томас Немет
Электронная почта: t_nemeth @ yahoo.com
U. S. A.

Культура Древней Руси. IX - первая половина XIII века

В X – XI веках в России произошел качественный скачок в развитии культуры. С одной стороны, принятие христианства в конце X века дало мощный толчок развитию Древней Руси. С другой стороны, впервые появляется культура города, вобравшая в себя новые идеи, принесенные извне, и старые, еще языческие традиции и верования.На протяжении веков древнерусская культура была результатом синтеза различных элементов, испытавших на себе скандинавское, византийское и восточное влияние. Тем не менее, он сохранил свою яркую индивидуальность.
Многочисленные дизайнерские формы, техники и декоры пришли в Россию из Византии, наиболее культурно развитого государства того времени. Впоследствии они были освоены и обработаны местными мастерами. Сразу после христианизации Россия начинает каменное строительство. Такие выдающиеся памятники, как Киев и Новгородская ул.Софийские соборы, Владимирский Успенский и Дмитриевский соборы долгое время остаются символами эпохи. Крестово-купольная композиция храмов, заимствованная из Византии, была обогащена русскими зодчими деревянными элементами.
Письменность в России зарегистрирована еще до принятия христианства, но ее широкое распространение связано с этим знаменательным событием. Многочисленные церкви и княжеские дворы стали источниками распространения «книжного дела» и просвещения, местом создания первых памятников литературы.Книги были написаны на пергаменте уставным шрифтом, украшены красочными миниатюрами и заставками. Большой популярностью в России пользовались переводы произведений «отцов и учителей Церкви», летописей, торжественных и просветительских сочинений, жизнеописаний святых. Особое место отведено хроникам, возникшим в 11 веке и продолжавшимся до конца 17 века. Большую роль в его развитии сыграли киевский митрополит Илларион, автор «Слова закона и благодати», и Киево-Печерский монастырь, из стен которого вышла всем известная «Повесть временных лет». »- свод летописей древнего прошлого России.
Основным источником сведений о декоративно-прикладном искусстве Древней Руси являются многочисленные сокровища, захороненные во время нашествия хана Батыя в 1237–1241 годах. Все они представляют собой наборы украшений знати, спрятанные в период вымирания. «Дивный узор» знакомит с разными видами украшений. Литье и ковка, и штамповка, и чернение, и золочение, скань и перегородчатая эмаль были хорошо известны русским мастерам и позволяли создавать удивительные образцы высокохудожественных изделий.
Многие локальные центры материальной и духовной культуры возникли в России на протяжении XII - первой половины XIII веков, причем весь период удельных княжеств (политической раздробленности) определялся региональными особенностями. При этом культура княжеств в целом осталась прежней, с заметно заметным осознанием единства Русской земли.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *