Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Падение севастополя: Оборона Севастополя

Содержание

Оборона Севастополя

Севастополь — город русской славы. Во время Крымской войны XIX века наши воины обороняли главную военно‑морскую базу Черноморского флота 349 дней. В годы Великой Отечественной Севастополь держался 250 дней и ночей (с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года). В обоих случаях защитникам города противостояли превосходящие силы врага: в Крымскую войну — англичане, французы, турки, сардинцы, в 1941–1942 годах — отборные соединения 11‑й немецкой армии Э. Манштейна и румынские дивизии.


Севастопольский оборонительный район

Вражеские дивизии осадили Севастополь осенью 1941 года. Переброшенная на полуостров Отдельная Приморская армия генерала И. Е. Петрова, до этого оборонявшая Одессу, отступила к Севастополю и усилила гарнизон города. 4 ноября 1941 года был создан Севастопольский оборонительный район (СОР), состоявший из сил Отдельной Приморской армии, а также кораблей и авиации Черноморского флота. Командующим СОР был назначен вице‑адмирал Ф. С. Октябрьский, одновременно командующий Черноморским флотом. И. Е. Петров возглавил сухопутную оборону Севастополя.

На аэродроме идёт подготовка боеприпасов.
Е. Халдей / РИА Новости

Советские стрелковые войска и моряки были полны решимости отстоять Севастополь. В городе было налажено производство боеприпасов, миномётов, другого вооружения, создавалась глубокоэшелонированная оборона как на подступах к военно‑морской базе, так и на самих улицах Севастополя. Часть морских орудий переведена на берег для укрепления позиции сухопутных частей. Мощный огонь по врагу вели советские дальнобойные батареи, в том числе легендарная бронебашенная батарея № 35. Ключевыми районами СОР были Сапун‑гора, Малахов курган, Мекензиевы высоты. Пополнение в Севастополь доставляли крейсеры, эсминцы и подлодки Черноморского флота. 


Первый штурм Севастополя

Первый штурм Севастополя начался сразу после выхода врага к городу 30 октября 1941 года и продолжался до 21 ноября. Город защищали тогда лишь небольшие части морской пехоты, учебные подразделения, ополченцы, поддержанные огнём береговых батарей и орудиями флота. Первоначально советские войска насчитывали около 20 тыс. человек. Но вскоре к ним присоединились основные силы Приморской армии. К середине ноября части СОР достигли уже 50 тыс. человек, но это было всё равно значительно меньше, чем находилось на тот момент в составе немецких и румынских соединений. Первый штурм провалился после нанесения нашими войсками сильных контрударов и обстрела немецких позиций береговыми батареями и кораблями флота, в том числе орудиями линкора «Парижская коммуна». Тем не менее неприятелю удалось полностью блокировать город с суши.

Скинув чёрные бушлаты, Черноморцы в дни войны Здесь на танки шли с гранатой, Шли на смерть твои сыны, Легендарный Севастополь, Неприступный для врагов. Севастополь, Севастополь — Гордость русских моряков!

Гимн Севастополя


Второй штурм Севастополя

Второй штурм враг начал 17 декабря 1941 года. Вперёд пошли отборные дивизии 11‑й армии Э. Манштейна. Однако и этот штурм провалился благодаря героизму советских пехотинцев и моряков. Кроме того, в конце декабря 1941 года – начале января 1942 года советские войска высадились на Керченском полуострове и в Феодосии, в результате чего враг должен был перебросить на это направление часть дивизий из‑под Севастополя. На освобождённой территории Керченского полуострова образовался Крымский фронт под командованием генерала Д. Т. Козлова. В конце декабря Манштейн вынужден был отдать приказ о прекращении атак на Севастополь.

Ещё один советский десант в составе единственного батальона морской пехоты был высажен 5 января в Евпатории. Советские моряки действовали успешно и выбили румынский гарнизон из города. К ним на помощь пришли подпольщики и партизаны. Но затем враг, подтянув резервы, перешёл в наступление. Большинство советских воинов десанта героически погибли в неравном бою.

«Дорогие товарищи! Озверелый враг снова наступает на Севастополь. Товарищи краснофлотцы, красноармейцы, командиры и политработники! Беспощадно истребляйте фашистских псов, отражая огнём, гранатой все попытки врага пробраться к Севастополю. Ни шагу назад в борьбе за Севастополь!»

Из обращения Военного совета Черноморского флота ко всем защитникам Севастополя 21 декабря 1941 года


Людмила Павличенко
Людмила Павличенко.
И. Озерский / РИА Новости

Отважно и дерзко действовали в Севастополе советские снайперы, на счету которых были тысячи убитых фашистов. Среди них была и самая результативная женщина‑снайпер в мировой истории Л. М. Павличенко, уничтожившая 309 солдат и офицеров противника. Когда в июне 1942 года она была ранена, её эвакуировали на Большую землю, а затем вместе с делегацией советской молодёжи Людмила посетила Канаду и США, встречалась с американским президентом Ф. Рузвельтом. В своих выступлениях в Америке она призывала мужчин вступать в армию, воевать с фашизмом и открыть наконец второй фронт для поддержки Советского Союза.

«Мне 25 лет, на фронте я успела уничтожить 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?»

Из выступления Л. Павличенко перед американской аудиторией, 1942 год

Звание Героя Советского Союза Л. М. Павличенко получила только в 1943 году, когда бои за Севастополь уже закончились.

 


Борьба за Керченский полуостров

В перспективе освобождение нашими войсками Керченского полуострова могло стать прологом к освобождению всего Крыма уже в 1942 году. И такие планы у Ставки ВГК и командования Крымского фронта имелись. Однако недостаток сил и средств, а также ошибки советского военного руководства привели, напротив, к тяжёлому поражению на Крымском фронте и предопределили падение Севастополя. Лишь накануне наступления германской 11‑й армии оперативный отдел штаба Северо‑Кавказского направления (командующий маршал С. М. Будённый) сделал вывод о возможном сильном ударе противника. На тот момент Крымскому фронту катастрофически не хватало самолётов и танков. В составе объединения было всего 24 танка КВ, три Т-34 и 188 лёгких танков.

Немцы начали активную бомбёжку советских слабо подготовленных оборонительных позиций 7 мая 1942 года, затем в атаку перешли танки и пехота. Советские части оказались расчленены и быстро отступали к Керчи. 15 мая противник занял Керчь. При этом значительное внимание, силы и средства Красной Армии были отвлечены на организацию наступления под Харьковом, которое началось 12 мая. Однако наступление на Харьков, которое в перспективе могло привести к освобождению всей Левобережной Украины, окончилось провалом. Вскоре немцы развернули на южном фланге фронта своё генеральное летнее наступление на Кавказ и Сталинград.

Оборона Керченского полуострова. Апрель – май 1942 года.
А. Гаранин / РИА Новости 
Падение Севастополя

Вскоре после взятия Керчи вражеские войска развернули свой последний — третий — штурм Севастополя, который начался 7 июня 1942 года. Враг методично бомбил и обстреливал город из самых тяжёлых орудий. Концентрация вражеской артиллерии при штурме Севастополя была наибольшей за всю войну. Немцы посылали на город снаряды тяжёлых гаубиц калибра 210, 300, 350 и 420 мм. Корабли советской военно‑морской базы, укрепления, воинов на фронте и мирных жителей на улицах Севастополя уничтожали самоходные мортиры «Карл» (калибр 600 мм) и сверхтяжёлое орудие «Дора» (800 мм).

Быстро прорваться к городу врагу не удалось, наши войска героически сражались у Сапун‑горы, бронебашенной батареи № 30, у подножия Мекензиевых высот. Но силы защитников таяли. Подвоз подкреплений становился всё более опасным, многие корабли были потоплены немецкой авиацией и подлодками. 30 июня немцы захватили Малахов курган. Пока держалась знаменитая 35‑я батарея, где был сосредоточен ещё оставшийся в живых командный состав СОР и артиллеристы. В конце концов проход морем к Севастополю стал возможен только на подводных лодках и воздухом. Эвакуация стала неизбежной. Однако эвакуировать все войска не представлялось возможным. Морем на подводной лодке был эвакуирован генерал И. Е. Петров, а на самолёте улетел вице‑адмирал Ф. С. Октябрьский. С ними покинули Севастополь несколько сотен командиров Красной Армии. Оставшиеся бойцы СОР сражались до последнего снаряда и патрона.

Подвигом защитников военно‑морской базы Черноморского флота и советских моряков стало спасение музейной панорамы «Оборона Севастополя» Ф. Рубо, посвящённой защите города в 1854–1855 годах. Живописную панораму вначале спасли из огня пожара после бомбёжки, а затем переправили в Новороссийск на последнем корабле, прорвавшемся в Севастополь, — лидере «Ташкент» под командованием В. Н. Ерошенко.

Защитники 35‑й батареи под командованием А. Я. Лещенко дали по врагу последний залп, а затем взорвали свои мощные орудия.

«Севастополь оставлен советскими войсками, но оборона Севастополя войдёт в историю Отечественной войны Советского Союза как одна из самых ярких её страниц».

Сообщение Совинформбюро от 3 июля 1942 года о падении Севастополя


«Для вывоза героев Севастополя»

Бои в районе Севастополя — на мысе Херсонес — продолжались ещё некоторое время, пока у советских бойцов не кончились все боеприпасы. Тысячи наших солдат и моряков пытались уйти морем на небольших судах. Враг топил их и расстреливал оставшихся в живых. Десятки тысяч советских воинов оказались в плену, часто уже тяжелоранеными.

«На побережье СОР есть ещё много отдельных групп бойцов и командиров, продолжающих оказывать сопротивление врагу. Необходимо принять все меры для их эвакуации, посылая для этой цели мелкие суда и морские самолёты. Мотивировка моряков и лётчиков невозможности подхода к берегу из‑за волны неверна. Можно подобрать людей, не подходя к берегу, а принимая их на борт в 500–1000 м от берега. Прошу приказать не прекращать эвакуации и сделать всё возможное для вывоза героев Севастополя (Ватутин, Рыжков)».

Из телеграммы Генштаба Красной Армии командующему войсками Северо‑Кавказского фронта маршалу С. М. Будённому, 4 июля 1942 года


Потери и итоги
Вражеские бомбардировки превратили Севастополь в руины.
Е. Халдей / РИА Новости

По советским данным, потери Красной Армии и флота в период обороны Севастополя составили более 200 тыс. человек, из них безвозвратные — более 150 тыс. человек. Немцы и румыны потеряли убитыми, пропавшими без вести, ранеными в боях под Севастополем более 300 тыс. человек.

Героическая оборона Севастополя 1941–1942 годов позволила связать боями в Крыму огромные силы гитлеровцев, понёсших тяжёлые потери, и выиграть драгоценное время, которое помогло Советскому Союзу сосредоточить все силы для отпора агрессорам.

Звание «Город‑герой» Севастополь получил одним из первых в нашей стране — 8 мая 1965 года. В декабре 1942 года была учреждена медаль «За оборону Севастополя», которой к середине 1990‑х годов наградили более 52 тыс. человек. Возмездие за разрушенный Севастополь наступило 9 мая 1944 года, когда советские войска освободили город русской воинской славы и сбросили в море немецко‑румынские войска.

Оборона Севастополя октябрь 1941 — июль 1942 кратко, ход, итоги — История России

Система сухопутной обороны города включала в себя три оборонительных рубежа — передовой, главный и тыловой. Силы Севастопольского оборонительного района мужественно отразили два наступления противника на главную базу Черноморского флота: 11-21 ноября и 17-31 декабря 1941 г. В связи с тем, что в конце мая 1942 г. советские войска потерпели крупное поражение на Керченском полуострове, положение осажденного Севастополя стало критическим. После многодневных интенсивных на­лётов авиации и артиллерийских обстрелов 7 июня 1942 г. немцы пред­приняли 3-й штурм Севастополя. К концу июня силы защитников города истощи­лись, сказывалась нехватка боеприпасов. Остатки войск, оборонявших Севастополь, должны были эвакуироваться в Новороссийск. Но эвакуировать удалось лишь незначительную часть защитников города. По отечественным данным безвозвратные потери войск СОР с 30 октября 1941 г. по 4 июля 1942 г. составили более 156 тыс. человек (убитыми, пленными и пропавшими без вести).

Оборона города продолжалась 250 дней и стала символом массового мужества и героизма советских воинов. Она сковала крупные силы противника на южном фланге советско-германского фронта, которые в противном случае могли быть использованы на одном из решающих участков германского наступления летом 1942 г. Немцы в ходе осады и штурма Севастополя также понесли очень большие потери — до 300 тыс. убитыми и ране­ными. В ознаменование героической обороны главной базы ЧФ 22 декабря 1942 г. была учреждена медаль «За оборону Севастополя». 8 мая 1965 г. город Севастополь был награждён орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда».

 

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ КРЫМА № 1640, 4 ноября 1941 г.

В связи с создавшейся оперативной обстановкой на Крымском полуострове произвести следующую организацию управления войсками Крыма:

1. Организовать два оборонительных района:

а) Керченский оборонительный район.

б) Севастопольский оборонительный район.

2. В состав войск Севастопольского оборонительного района включить: все части и подразделения Приморской армии, береговую оборону главной базы ЧФ, все морские сухопутные части и части ВВС ЧФ по особому моему указанию.

Командование всеми действиями сухопутных войск и руководство обороной Севастополя возлагаю на командующего Приморской армией генерал-майора т. Петрова И.Е. с непосредственным подчинением мне.

Зам. командующего ЧФ по сухопутной обороне главной базы контр-адмиралу Г.В. Жукову вступить в командование Севастопольской главной базы; командующему ЧФ состав средств и сил Севастопольской главной базы выделить по моему указанию.

3. В состав войск Керченского оборонительного района включить все части, подразделения 51-й армии, морские сухопутные части и Керченскую военно-морскую базу.

Командование всеми войсковыми частями, действующими на Керченском полуострове, и руководство обороной возлагаю на своего заместителя генерал-лейтенанта Батова П. И.

Формирование оперативной группы Керченского оборонительного района произвести на базе штаба и управления 51-й армии.

4. Начальника штаба войск Крыма генерал-майора Иванова, как не справившегося со своими обязанностями, от занимаемой должности отстранить и направить в резерв кадров Красной Армии.

К должности начальника штаба войск Крыма допустить начальника штаба Приморской армии генерал-майора тов. Шишенина Г.Д.

5. Начальником штаба СОР назначаю зам. начальника штаба Приморской армии полковника Г. И. Крылова.

6. Военным комиссаром Керченского оборонительного района назначаю зам. начальника ПУАРМА 51-й армии полкового комиссара Крупина.

Командующий вооруженными силами Крыма вице-адмирал Левченко

Член Военного совета корпусной комиссар Николаев

Начальник штаба генерал-майор Шишенин

Сайт: «Классная библиотека» (ЦАМО. Ф. 407. Оп. 9837. Д. 2. Л. 202) 

 

КО ВСЕМ БОЙЦАМ, КОМАНДИРАМ И ПОЛИТРАБОТНИКАМ ОТВАЖНЫМ ЗАЩИТНИКАМ РОДНОГО СЕВАСТОПОЛЯ: ОБРАЩЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА, 21 декабря 1941 г.

Дорогие товарищи!

Озверелый враг снова наступает на Севастополь. Разбитый на главном направлении под Москвой, враг пытается захватить наш родной город, чтобы тем самым хоть в какой-то мере умалить и ослабить впечатление от побед Красной Армии под Москвой, под Ростовом и на других фронтах.

Враг несет под Севастополем огромные потери. Он бросил в бой свои последние резервы, пытаясь подавить могучее сопротивление наших войск.

Товарищи краснофлотцы, красноармейцы, командиры и политработники!

Бейте врага так, как бьют его наши товарищи под Москвой, как били и гнали его от Ростова, как громят его под Тихвином и на других фронтах.

Беспощадно истребляйте фашистских псов, отражая огнем, гранатой все попытки врага пробраться к Севастополю.

Ни шагу назад в борьбе за Севастополь! Помните, что от нашей стойкости, храбрости и умения вести бои зависит разгром врага.

Чем сильнее наш отпор врагу, тем быстрее наступит окончательная победа над фашистскими захватчиками…

Товарищи! Истребляйте врагов так, как это делают лучшие защитники нашего Севастополя. Бейте фашистов так, как бьет их политрук Омельченко, уничтоживший в одном бою 15 немецких солдат и офицеров, как бьет капитан Бондаренко — смелый и талантливый командир, показывающий своим подчиненным образцы мужества и самоотверженности.

Истребляйте гитлеровских мерзавцев так, как истребляет их боец Сербин, уничтоживший 20 фашистских солдат и офицеров, как истребляет красноармеец Савчук, снайперы Мирошниченко, Трифонов, Калюжный, Зосименко и многие другие славные воины нашей Родины.

Боевые защитники Севастополя!

Беспощадно истребляйте фашистов, изматывайте силы врага, уничтожайте его боевую технику.

Будьте стойкими и смелыми в бою. Будьте бдительными в любой обстановке! Не поддавайтесь на провокации, разоблачайте трусов и паникеров!

Дорогие товарищи! Помните, что к Севастополю приковано внимание народов не только нашей Родины, но и всего мира.

До последней капли крови защищайте наш родной Севастополь!

Родина ждет от нас победы над врагом. Ни шагу назад!

Победа будет за нами!

Военный совет Черноморского флота

Красный Крым. 1941. 21 дек. 

 

ТЕЛЕГРАММА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА МАРШАЛУ С. БУДЕННОМУ ОБ ЭВАКУАЦИИ БОЙЦОВ И КОМАНДИРОВ ИЗ СЕВАСТОПОЛЬСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО РАЙОНА (СОР), 4 июля 1942 г.[1]

На побережье СОР есть еще много отдельных групп бойцов и командиров, продолжающих оказывать сопротивление врагу. Необходимо принять все меры для их эвакуации, посылая для этой цели мелкие суда и морские самолеты. Мотивировка моряков и летчиков невозможности подхода к берегу из-за волны неверна. Можно подобрать людей не подходя к берегу, а принимая их на борт в 500–1000 м от берега.

Прошу приказать не прекращать эвакуации и сделать все возможное для вывоза героев Севастополя.

ВАТУТИН

РЫЖКОВ

Русский архив: Великая отечественная. Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы. 1942 год. Т. 23 (12-2). М., 1999. С. 205.

[1]Героическая оборона Севастополя против немецких войск (11-я армия генерал-полковника Э. Манштейна) и румынских соединений продолжалась с 30 октября 1941 по 4 июля 1942 г. В части СОР входили соединения Черноморского флота (командующий вице-адмирал Ф.С. Октябрьский) и Приморской армии (командующий генерал-майор И.Е. Петров)

Падение Севастополя – невыученный урок

Падение Севастополя – невыученный урокСтатья Виктора Медведева «Время, которого не было», посвященная обстоятельствам сдачи Севастополя в июле 1942 года, была опубликована в № 41 «Независимого военного обозрения» (от 28.10.16). Создается впечатление, что автор пользовался источниками, опубликованными в 1970-м или, в лучшем случае, в 1985 году. Между тем за последнюю четверть века вышли монографии И.С. Маношина и других авторов, да и я, грешный, опубликовал несколько книг, в которых были раскрыты истинные причины сдачи Севастополя. Ну а Медведев с ними не спорит, а просто не замечает.
На самом деле причиной сдачи Севастополя были глупость и непрофессионализм наших высших адмиралов. Голословное обвинение? Так начинайте загибать пальцы.

ПРИЗРАЧНЫЕ ТАНКИ

В первые 10 лет причиной сдачи Севастополя считалось многократное превосходство противника в самолетах, танках, артиллерии и живой силе. Увы, это тоже было ложью. Так, к примеру, полчища германских танков, слонявшихся по Крымскому полуострову, сбиваясь в стадо по 300–400 машин, существовали лишь в мемуарах наших генералов, того же Батова. На самом деле, когда 11-я армия генерал-полковника Манштейна ворвалась в Крым, у него не было ни одного танка и один (!) 190-й дивизион самоходных установок – восемнадцать 7,5-см машин StuG. III.

Ну а у советских войск, оборонявших Крым, имелось 10 танков Т-34 и 56 плавающих танков Т-38.

В начале же июня 1942 года защитники Севастополя располагали 47 танками (Т-34, БТ-7, Т-26, Т-37, Т-27) и 7 бронемашинами. Ну а у немцев имелось не 450 танков, как до сих пор утверждают наши историки, а 17 трофейных французских танков В-2 и четыре трофейных танка КВ, а также два дивизиона (190-й и 197-й) штурмовых 7,5-см орудий.

А как же германская 22-я танковая дивизия, указанная в сводках Информбюро и во всех мемуарах наших военачальников? Ни один ее танк никогда не был под Севастополем. 22-я танковая дивизия прибыла в апреле 1942 года по железной дороге на Керченский полуостров. А после полного разгрома советских войск в Керчи ее с 21 по 24 мая 1942 года отправили в 17-ю армию. 22-я дивизия вела боевые действия в районе Ростова-на-Дону, а позже – на Кавказе.

Несколько лет назад один весьма компетентный доктор наук профессор Военно-морской академии опубликовал труд, в котором связывал падение Севастополя с отсутствием достаточного количества транспорта для снабжения Севастопольского оборонительного района (СОР) боеприпасами и продовольствием, которые полностью были израсходованы к концу обороны Севастополя. Я проверил цифры, они в основном верны, не учтены лишь сотни малых судов, находившихся в полной готовности в портах Кавказа. Но, увы, трагедия Севастополя имела совсем иные причины.

Начну с того, что советские военморы, начиная с 1920-х годов, готовились исключительно к оборонительной войне с британским, а на Дальнем Востоке – с японским флотами. Боевые действия на Черном и Балтийском морях должны были проходить по одному и тому же сценарию: Гранд флит пытается атаковать главную советскую военно-морскую базу, то есть Севастополь или Кронштадт. Поэтому наши моряки заранее выставили перед своими базами тысячи якорных мин. Супостат, нарвавшись на них, останавливается, и тут подвергается массированной атаке советской авиации, торпедных катеров и подводных лодок. Ну а в последний момент из главной базы флота выходят наши крупные надводные корабли и довершают разгром Гранд флита.

В результате на 22 июня 1941 года в составе Черноморского флота подводных лодок имелось больше, чем во всем кригсмарине, а торпедных катеров – в два раза больше. Флотских истребителей было больше, чем в польских ВВС к 1 сентября 1939 года. Беда в том, что наши торпедные катера, истребители действовали в радиусе около 100 км от главной базы и не могли атаковать морские и воздушные цели у берегов Румынии, Турции и Кавказа.

БОМБАРДИРОВЩИКИ ПОНЕВОЛЕ

Весь мир, Англия, США, Германия, Япония и другие страны, строил мореходные килевые торпедные катера. А у нас компания из ЦАГИ – Туполев и Некрасов, монополизировавшие строительство торпедных катеров, проектировали все новые и новые немореходные торпедные катера реданного типа. Замечу, что германские торпедные катера успешно действовали во всей акватории Северного моря, а с 1943 года – по всему Черному морю. Наши адмиралы были крайне удивлены, когда германские катера, базировавшиеся в районе Феодосии, стали топить наши корабли у берегов Кавказа между Поти и Батуми.

Во всем мире, даже в Польше к 1939 году, делались двухмоторные дальние истребители. Исключение представлял только СССР.

Тут оговорюсь: дальний двухмоторный истребитель ВИ-100 был спроектирован в КБ-29 еще в середине 1938 года, а в середине следующего года совершил первый полет. Но тут бойкие ребята из НИИ ВВС заявили, что нам такие истребители не нужны, а их задачи могут решать одномоторные дешевые легкие фронтовые истребители. Давайте переделаем ВИ-100 в пикировщик. В итоге потеряли девять предвоенных месяцев и получили Пе-2.

Вопрос: почему Филипп Октябрьский, приняв командование Черноморским флотом в марте 1939 года, не озаботился отсутствием на Черном море истребителей, способных прикрывать корабли и суда хотя бы на столь небольшом море? Равно как он не потребовал срочно запустить в серию или хотя бы купить у немцев килевые торпедные катера, а равнодушно взирал, как промышленность гонит сотнями Г-5.

Пикировщик из Пе-2 получился неважный. Летом 1941 года спохватились и на базе Пе-2 сделали дальний истребитель Пе-3, но тут бравые генералы решили его использовать в качестве бомбардировщика в битве под Москвой. Пе-3 сопровождал транспортные самолеты с VIP и т.д.

На Черном же море до падения Севастополя дальних истребителей не было. Замечу, что после падения Севастополя были попытки использования в качестве дальних истребителей бомбардировщиков Пе-2 и других типов. За неимением лучшего посылали даже гидросамолеты МБР-2 для перехвата германских и румынских «летающих лодок».

В мае-июне 1940 года вермахт лишил наших военморов главной страшилки – британского Гранд флита. И тут московские адмиралы лихорадочно начали подыскивать себе нового достойного супостата. Придумывать новые планы борьбы со слабейшим противником было несподручно. И вот кто-то надоумил наркома ВМФ Кузнецова и начальника Главного морского штаба Исакова, что новым супостатом на Черном море может стать итальянский флот. Он пройдет проливы и атакует Севастополь по заранее утвержденным в Москве планам, заменив таким образом Гранд флит.

Увы, к 22 июня 1941 года англичане потопили или вывели из строя около трети итальянского флота. Мало того, итальянский флот не справлялся со снабжением своей армии в Ливии и даже не мог защитить свои города, включая Геную, от обстрелов британских линкоров. Дуче умолял фюрера о помощи авиацией и подводными лодками, без которых итальянский флот мог потерпеть катастрофу во второй половине 1941 года. Понятно, что ни о какой посылке итальянских кораблей в Черное море не могло быть и речи. Правда, в апреле 1942 года итальянцы на автомобилях отправили в Крым несколько диверсионных катеров и сверхмалых подводных лодок. Ничего больше супермарине выделить физически не могло.

«ПЕРИСКОПОМАНИЯ» ПРОГРЕССИРОВАЛА

Следует заметить, что турецкое правительство, возглавляемое премьером Иненю, смертельно боялось ввязываться в войну. Проход любых боевых судов через проливы автоматически делал Турцию участницей войны. Поэтому до 1945 года турки не допускали прохода через проливы военных судов специальной постройки.

22 июня 1941 года в наших военно-морских штабах ситуация сложилась как в гоголевском «Ревизоре». Все боялись ревизора, все ждали ревизора, и любой слух о нем автоматически становился реальностью.

Надо ли объяснять, почему наши адмиралы приняли сброс пятью Хе-111 парашютных магнитных мин рано утром 22 июня в севастопольских бухтах за парашютный десант «а-ля Крит».

Участник боев за Крым генерал-адмирал П.И. Батов пишет: «У меня сохранилась выписка из разведывательных и других штабных документов того времени. Чего тут только нет! 22 июня: в Констанце готовится десант… авиаразведкой обнаружено 10 транспортов противника… направление на Крым. 24 июня: на траверзе Шохе обнаружена подводная лодка… концентрация судов в районе Констанцы свидетельствует о подготовке десанта… на аэродромах Бухареста скопление шестимоторных транспортных самолетов для переброски парашютистов. 27 июня: итальянский флот проследовал через Дарданеллы в Черное море для высадки десанта в Одессе и Севастополе».

Десантобоязнь дошла до маразма. Нарком Кузнецов сообщил командующему Черноморским флотом Октябрьскому, что к Батуми движется эскадра с большим десантом, и там начали срочно готовиться к обороне.

В районе Туапсе 8 июля 1941 года 157-я стрелковая дивизия, занявшая оборону на берегу в ожидании десанта, открыла огонь из полевой артиллерии по транспорту «Громов», совершавшему обычный рейс по маршруту Туапсе – Новороссийск.

В первые же часы войны по приказу командующего Черноморским флотом адмирала Октябрьского перед всеми военно-морскими базами от Одессы до Батуми был выставлен дозор из надводных кораблей, катеров и подводных лодок. Замечу, что этот дозор стоял там почти полгода.

В начале июня 1941 года Октябрьский, ссылаясь на разведку флота, доложил наркому Кузнецову, что в Черное море вошли 10–12 германских подводных лодок.

С 22 июня на флоте началась «перископомания». Уже 24 июня в 11 час. 30 мин. и в 13 час. 20 мин. канонерская лодка «Красная Армения» была дважды «атакована» подводной лодкой противника. 25 июня в 11 час. 15 мин. у мыса Сарыч близ Севастополя заметили перископ подводной лодки. Почти одновременно пограничный малый охотник в районе реки Шохе (между Туапсе и Сочи) обнаружил и атаковал подводную лодку. В нескольких километрах другую подводную лодку заметили с наземного пограничного поста. И вот за первые три месяца войны, согласно отчетам Октябрьского, было «потоплено» не менее 15 вражеских подводных лодок.

По секрету скажу, что первые германские подводные лодки II серии появились на Черном море лишь в конце 1942 года. А единственная находившаяся в строю в 1941–1942 годах румынская подводная лодка «Дельфинул» была захвачена советскими войсками 27 августа 1944 года в Сулине.

Пока надводные корабли героически боролись с итальянскими и германскими подводными лодками, наши подводники почти весь 1941 год ожидали у Севастополя и кавказских портов появления итальянских линкоров и крейсеров. Всего с этой целью подводные лодки Черноморского флота в 1941 году совершили 84 боевых похода, длившихся в общей сложности 730 суток. То есть поиск итальянцев круглосуточно вели несколько подводных лодок.

Но, увы, повезло обнаружить вражеский линкор только подводной лодке М-111 23 сентября 1941 года, находившейся на позиции в 20 милях от Севастополя. Воспользовавшись темнотой, линкор шел к Севастополю – не иначе как собирался повторить набег «Гебена». Наша лодка выпустила торпеду, но она прошла рядом с бортом вражьего корабля. Командир лодки старший лейтенант А.А. Николаев был страшно огорчен. Но по прибытии в базу его вначале пробрал холодный пот, а потом охватила нечаянная радость. Оный линкор оказался транспортом «Восток», да еще с несколькими сотнями бойцов на борту.

ТАКОЙ ГИБЕЛЬНЫЙ ФАРВАТЕР

Но самым страшным и непоправимым последствием войны с «итальянским флотом» стала установка минного заграждения возле своих же баз в районе Одессы, Керченского пролива, Новороссийска, Туапсе и Батуми. Всего с 23 июня по 21 июля для создания оборонительных минных заграждений было выставлено 7300 мин и 1378 минных защитников, то есть более 73% имевшихся на флоте морских якорных мин и более половины минных защитников.

На этих минах только за первые 12 месяцев войны погибло 18 боевых и транспортных судов Черноморского флота, и около десятка судов получили тяжелое повреждение. Среди погибших были эсминцы «Смышленый» и «Дзержинский», а эсминец «Способный», взорвавшийся на своей мине у Севастополя, был отведен в базу, но восстановить его так и не удалось. Только на транспорте «Ленин», подорвавшемся на своей мине у мыса Сарыч, погибли 650 моряков и десантников.

А сколько кораблей противника погибло или было повреждено на минах адмирала Октябрьского? До взятия Севастополя – ни одного! По очень простой причине: германских судов до второй половины 1942 года на Черном море не было, а итальянский флот существовал лишь виртуально в головах наших адмиралов.

Но бедствие от своих мин не ограничилось потерей 18 судов. Для прохода наших кораблей в Севастополь в огромном минном заграждении от мыса Евпаторийский до мыса Сарыч (около 4 тыс. мин.) было оставлено лишь три узких фарватера. «Недостаточно продуманная система фарватеров, слабое навигационно-гидрографическое обеспечение значительно затрудняли плавание в этом районе своих судов. Кроме того, с декабря из трех оставленных проходов два простреливались немецкой артиллерией, установленной на побережье, поэтому пользовались одним, состоявшим из двух колен шириной 3 мили».

Транспорты и корабли, идущие в Севастополь, должны были проходить по этим фарватерам только в условиях хорошей видимости и в сопровождении тральщиков. В результате боевые корабли и транспорты были вынуждены стоять у кромки минного заграждения по много часов, а иногда до двух суток. И все это под воздействием германской авиации и артиллерии. Время перехода судов с Кавказа в Севастополь возрастало в 2–3 раза. Типичный пример, взятый из совсекретной хроники боевых действий: 28 ноября 1941 года крейсер «Красный Кавказ», шедший в Севастополь с грузом боеприпасов и маршевым пополнением, из-за сильного волнения не смог пройти фарватером через наше минное заграждение и был вынужден вернуться в Новороссийск.

Положение стало отчаянным, и Октябрьский в начале декабря 1941 года приказал начать траление собственных мин. Для этого в Севастополе была создана специальная группа из минного заградителя «Дооб» и 11 тральщиков, которые под вражескими бомбами приступили к тралению. Чтобы не нервировать московских адмиралов, эта операция была скромно названа «расширением фарватера». Однако полностью вытралить собственные мины под Севастополем удалось лишь в… 1953 году!

АДМИРАЛЬСКИЕ МАНЕВРЫ

Падение Севастополя – невыученный урокВозникает резонный вопрос: а куда смотрели наши разведчики и дипломаты Стамбульского консульства, окна которого выходили на Босфор? Как они проглядели проход итальянского флота? А у них тоже была война – НКВД затеял свару с военной разведкой. А по прибытии в Стамбул новый резидент НКВД «журналист-международник» Леонид Наумов, он же Наум Эйтингон, руководивший покушением на Троцкого, начал борьбу с послом в Турции Сергеем Виноградовым, тоже, кстати, офицером НКВД. Тут не до каких-то итальянцев.

Итак, виртуальный итальянский флот готовил большой итало-германский десант в Крыму. И когда в конце октября 1941 года войска генерал-полковника Манштейна прорвались на Перекопский перешеек, половина советских дивизий, дислоцированных в Крыму, занимала позиции на побережье полуострова в ожидании итало-германского морского десанта.

Сразу после прорыва немцев на Перекопе адмирал Октябрьский принимает важное решение. В 17 час. 28 октября он садится на эсминец «Бойкий», и через 10 минут эсминец под адмиральским флагом выходит в открытое море. Как не вспомнить адмирала Макарова, который поднял свой флаг на самом легком и быстроходном крейсере «Новик» (ненамного больше «Бойкого») и отправился на перехват японских крейсеров.

А куда же направился наш адмирал? В Поти! Для обхода портов Кавказского побережья с целью их подготовки к приему кораблей на базирование.

Вернулся адмирал в Севастополь лишь 2 ноября. Риторический вопрос: а не могли ли это сделать несколько штабных офицеров? Сели бы на гидросамолеты ГСТ или на сторожевые катера МО-4 и провели спокойно подготовку. Я уж не говорю о том, что это можно было сделать на несколько недель раньше.

Командование Черноморского флота упустило возможность если не остановить, то нанести большой урон продвигавшимся немецким частям.

Сравнительно слабые немецкие части с ходу занимают Евпаторию, а затем движутся вдоль побережья Каламитского залива к Севастополю – вот уж лакомый кусочек для нашего флота! Колонны немцев могли быть стерты с лица земли огнем линкора, шести крейсеров, десятков эсминцев и канонерских лодок! Но, увы, увы…

Несколько советских дивизий отошли к Южному берегу Крыма. С моря весь Южный берег как на ладони, все дороги расположены на расстоянии 1–5 км от береговой черты и прекрасно видны с моря. Немцы же не имели артиллерии, способной вести огонь по морским целям на дистанции свыше 4 км. Численное превосходство в истребителях было на нашей стороне, а немцы располагали всего лишь одной авиагруппой торпедоносцев Хе-111.

Посмотрим на карту Крыма и в таблицы стрельбы корабельных орудий. Вот дальность стрельбы фугасным снарядом образца 1928 года: 305-мм пушек линкора «Парижская коммуна» – 44 км; 180-мм пушек крейсеров проекта 26–38,6 км; 130-мм пушек старых крейсеров и эсминцев – 25,7 км. Таким образом, линкор «Парижская коммуна» (с 31 мая 1943 года «Севастополь») мог обстреливать Симферополь как со стороны Каламитского залива, так и со стороны Алушты. Любая точка Крыма южнее Симферополя была в зоне досягаемости советской корабельной артиллерии. Наконец, боевые и транспортные суда и катера Черноморского флота позволяли осуществлять за несколько часов переброску наших частей как из Севастополя на Южный берег Крыма, так и в обратном направлении.

Командующий Черноморским флотом решил, что до сдачи Севастополя остались считанные дни. Разумеется, прямо говорить об этом Филипп Сергеевич не рискнул. Зато он приказал вывезти из Севастополя большую часть боеприпасов и 2/3 зенитной артиллерии – два полка и три отдельных дивизиона. В Севастополе остались один полк и два дивизиона зенитной артиллерии.

В результате вместо вывоза раненых, мирных жителей, ненужного для обороны военного имущества, материальных ценностей, экспонатов музеев и т.д. из Севастополя вывезли тысячи тонн боеприпасов. Причем в кавказских портах их просто некому было разгружать. Тысячи тонн боеприпасов штабелями лежали на причалах Батуми, Поти и других портов до лета 1942 года. Командование люфтваффе и мысли не допускало о такой глупости русских, иначе одной бомбы было бы достаточно, чтобы вызвать детонацию завалов боеприпасов на причалах Батуми и полностью разрушить приморскую часть города.

БОЕЗАПАС ИСТРАТИТЬ НЕ СМОГЛИ

Между тем в эвакуации флотского боекомплекта из Севастополя не было надобности даже в случае сдачи города. Так, в ходе всей войны наши моряки не сумели расстрелять и пятой части имевшегося к 1941 году боекомплекта 305-, 203-, 180-мм и других снарядов.

С февраля 1942 года началась обратная перевозка боекомплекта. Причем тех же калибров, которые были вывезены из Севастополя осенью 1941 года. Увы, снарядов в Севастополь везли мало, предпочитая гнать туда десятки тысяч солдат почти без артиллерии и боекомплекта. В итоге подавляющее большинство батарей Севастополя замолчало не от огневого воздействия противника, а от отсутствия боеприпасов.

А была ли нужда на Кавказе в зенитных орудиях? Увы, в 1941 году германская авиация бомбила лишь объекты, на которые непосредственно наступали части вермахта. Не стали исключением и порты Кавказа. До весны 1942 года никаких налетов на Туапсе, Сочи, Поти и Батуми не было! Лишь эпизодически пролетали самолеты-разведчики.

У немцев не так много было бомбардировщиков, чтобы распылять силы, и они сосредоточили их против Севастополя. А что Октябрьский увел флот в порты Кавказа, немцы знали и были этому очень рады. Пусть стоят там и не мешаются.

Ну а если бы в люфтваффе нашелся свой Октябрьский и велел бы в декабре 1941 года или январе 1942 года вместо Крыма бомбить порты Кавказа? Так там еще до войны была сравнительно неплохая система ПВО, правда, не флотская, а сухопутная.

В Новороссийске дислоцировался 434-й зенитный артиллерийский дивизион, в Туапсе – 485-й зенитный артиллерийский полк, в Сочи – 371-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, в Поти – 365-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, а в Батуми – 8-я бригада ПВО.

Я уж не говорю о сотнях зенитных орудий, переданных Черноморскому флоту в конце 1941-го – 1942 годах от промышленности и по ленд-лизу (101–85-мм зенитная пушка, 13–76-мм английских зенитных пушек, 79–37-мм автоматов, 4–25-мм автомата, 200–12,7-мм пушек ДШК, а также ленд-лизовские 12,7-мм пулеметы: 42 спаренных и 22 счетверенных).

Итак, Октябрьский ухитрился оставить Севастополь без боеприпасов и зениток, а также из-за мин сильно затруднил подход кораблей к осажденному городу.

В свою очередь, нарком ВМФ Кузнецов приказал вывести с Черного моря новые наиболее крупные транспортные суда. После прохода Дарданелл половина из них была потоплена немцами. Наркому удалось увести с черноморского театра военных действий в полтора раза больше тоннажа, чем было потоплено немцами с начала войны до падения Севастополя. Кроме того, с Черного моря были выведены интернированные 22 июня 1941 года иностранные суда, как, например, греческие.

Замечу, что особой нужды в транспортах ни на Севере, ни на Тихоокеанском флоте не было. Кузнецов прекрасно знал о заключении соглашения с США, по которому нам поставлялись десятки крупных транспортов типа «Либерти», ледоколы «Ветры» и др.

ЧТО МОГЛО СПАСТИ СЕВАСТОПОЛЬ

До последнего момента верховное командование требовало любой ценой отстаивать Севастополь, любые разговоры об эвакуации города считались паникерскими с соответствующими последствиями. И вот внезапно, за одну ночь, все руководство обороны Севастопольского района на самолетах и катерах было вывезено на «большую землю». Сам Октябрьский переоделся в гражданскую одежду, а адмиральскую фуражку сменил на засаленную кепку.

В результате бегства начальства организованное сопротивление прекратилось. Немцы и крымские татары устроили бойню деморализованных защитников Севастополя.

Почему же Черноморский флот ничего не сделал для эвакуации защитников Севастополя? Около 100 тыс. закаленных в боях бойцов были пленены или убиты.

А в составе Черноморского флота были сотни плавсредств – плавбазы (только подплав имел четыре большие плавбазы – бывшие грузопассажирские пароходы), тральщиков, сейнеров, буксиров, малых транспортов, различных катеров. Ну а линкор и четыры крейсера могли прикрыть эвакуирующихся огнем своих дальнобойных орудий.

Ах, бдительный Филипп Сергеевич берег корабли от «стервятников» Геринга!

По сему поводу я не поленился заглянуть в донесение советских летчиков. Так, 3 июля 1942 года отмечалось: «Дневная воздушная разведка, проведенная в районе Севастополя, оказалась безрезультатной из-за неблагоприятных метеорологических условий». В ночь на 5 июля три СБ и семь МБР-2 вылетели «для бомбардировки торпедных катеров противника в порту Ялта». (Речь шла о диверсионных катерах итальянцев, а базировались они не на Ялте, а на Форосе).

Из-за метеорологических условий один СБ ушел к Керчи и бомбил ее, а два МБР бомбили Феодосию. Два МБР вообще вернулись, не найдя цели.

Самолеты ДБ-3 поставили в районе Северной бухты в Севастополе шесть английских мин типа А-IV и сбросили бомбы. Участвовало 8 самолетов, но два из них из-за неблагоприятных метеоусловий вернулись на аэродром, не сбросив бомбы.

Любопытно, почему неблагоприятные метеоусловия не позволили нашим бомбардировщикам бомбить даже площадные береговые объекты, а немцам якобы метеоусловия не мешали бомбить быстроходные маневренные корабли? Почему группы сторожевых катеров с ходом до 26 узлов, вооруженные двумя 45-мм пушками 21К, успешно вели эвакуацию из Севастополя, а лидеры и эсминцы проектов 7 и 7У с ходом 35–40 узлов и с куда лучшим зенитным вооружением не могли участвовать в спасении людей и заодно поддержать защитников Херсонеса огнем своих 130-мм орудий?

Не пора ли трезво взглянуть на вещи? Ради спасения Севастополя можно было пожертвовать даже 80% кораблей Черноморского флота. Останься Севастополь советским во второй половине 1942 – начале 1943 года, на Черное море по железной дороге можно было доставить сотни подводных лодок типа «М», больших и малых «морских охотников», торпедных катеров, бронекатеров и т.д. Их нам поставляли союзники, промышленность, в конце концов можно было взять из Каспийской флотилии и Тихоокеанского флота.

Кстати, чуть позже, в 1943–1944 годах, это и было сделано. И сотни кораблей и катеров были доставлены на Черноморский флот с других флотов, от промышленности и по ленд-лизу. Почему произошла задержка? Да не потому, что этих судов не было в наличии, а из-за отсутствия баз у Черноморского флота, откуда они могли бы эффективно действовать.

Дело в том, что после сдачи Севастополя Черноморский флот полностью потерял господство на Черном море, забившись в его юго-восточный угол.

То, что не понимали ни Октябрьский, ни Кузнецов в 1941–1942 годах, осознало наше политическое руководство в феврале 2014 года. Уход флота из Севастополя в 20-х числах февраля означал бы его гибель. Ну а гибель флота соответственно создала бы критическую ситуацию на Кавказе, и пошло-поехало… Последствия подобной катастрофы непредсказуемы.

Операция «Лов осётра». К 70-летию падения Севастополя

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
7 июня 1942 года начался последний штурм Севастополя. К 17 июня, после ожесточённых боев, немецкие войска смогли переломить ситуацию в свою пользу. На южном участке немцы захватили т. н. «орлиное гнездо» и вышли к подножию Сапун-горы. На северном участке противником был захвачен форт «Сталин» и подножие Мекензиевых высот. В этот же день пало ещё несколько укреплений. В результате немецкая артиллерия могла обстреливать Северную бухту, и подвоз подкреплений и припасов стал невозможен. Однако внутреннее кольцо обороны ещё держалось, и решение об эвакуации командно-политического состава Приморской армии было принято к концу июня — к этому времени у защитников Севастополя стали заканчиваться боеприпасы. После эвакуации командного состава, отдельные очаги сопротивления держались до 9-10 июля.

В послевоенный период оборона Севастополя стала для многих идеальным примером пассивной, оборонительной стратегии. Считалось, что при нормальном снабжении и заблаговременной подготовке Севастополя (да и Одессы) к осаде, этот город мог держаться и дальше, сковывая значительные силы противника. Однако это ошибочный взгляд, преувеличивающий возможности обороны и не учитывающий в полной мере наступательный потенциал неприятеля. Опыт Первой и Второй мировых войн доказывал, что любая оборона и укрепленные линии рано или поздно уступают наступающей стороне. Положение изолированной крепости (форта, дота и т. д.) с неустойчивым снабжением является весьма шатким. Армии первой половины 20 столетия обладали массой инструментов для взлома самой сильной обороны: штурмовые группы, сапёрные подразделения, бомбардировщики и штурмовики, тяжёлые орудия и т. д. Противник имел возможность собрать в кулак превосходящие силы и сокрушить систему обороны обороняющихся. Падение крепости являлось лишь вопросом времени. В результате обороняющая сторона в короткий срок теряла значительные силы гарнизона. В большинстве случаев у гарнизона не было физической возможности отступить, или можно было вывезти только часть сил.

Севастополь продержался так долго (250 дней) в первую очередь потому, что на 11-ю немецкую армию под командованием Эриха фон Манштейна постоянно оказывалось сильное внешнее давление. В сентябре 1941 года наступление Южного фронта под Мелитополем предотвратило появление на Крымском полуострове немецкой отборной пехоты в лице 49-го горного корпуса Людвига Кюблера. В декабре 1941 года штурм базы Черноморского флота был прерван Керченско-Феодосийской десантной операцией. Зимой-весной 1942 года главные силы 11-й армии боролись с наступающим Крымским фронтом. Именно задача удержания Севастополя вынуждала командующего Крымским фронтом Дмитрия Тимофеевича Козлова оказывать постоянное давление на 11-ю армию. Только после того, как к 19 маю Крымский фронт потерпел поражение, и возможности внешнего воздействия на армию Манштейна были исчерпаны, немцы получили возможность сосредоточить силы для ликвидации гарнизона Севастополя. Падение города стало уже делом времени. После того как Керченский полуостров был очищен от советских войск, 30-й армейский корпус начали перебрасывать к Севастополю.

Гарнизон Севастополя

Пока армия Манштейна была занята борьбою с Крымским фронтом, гарнизон Севастополя воспользовался передышкой для улучшения своих позиций. В январе – марте 1942 года силы Севастопольского оборонительного района (СОРа) на отдельных участках фронта отбросили немцев и вновь заняли пункты и позиции, оставленные в ноябре-декабре 1941 года. Так, на участке 4-го сектора советские войска отбили северные скаты Мекензиевых высот и выдвинулись на рубеж Камышлы – Бальбек – высота 79,4. В результате немцы потеряли удобные наблюдательные пункты на северо-восточных подступах к городу.

Кроме того, пауза в активных боевых действиях позволила накопить силы и средства. За период с 1 января по 1 июня 1942 г. корабли Черноморского флота и транспортные суда доставили 77,5 тыс. тонн различных грузов, в основном это были боеприпасы и продовольствие. Обратными рейсами шла эвакуация гражданского населения и раненых. Одновременно в течение зимы-весны 1942 года соединения СОРа получили 34 маршевые роты общей численностью в 12 тыс. бойцов. Перебрасывали и значительные соединения: в город направили 386-ю стрелковую дивизию и 79-ю бригаду морской пехоты. Шла и реорганизация гарнизона. Из прибывших подразделений и отдельных частей Севастопольского гарнизона была сформирована 109-я стрелковая дивизия.

Оборонявшие Севастополь войска к концу мая 1942 года объединялись в Приморскую армию под командованием генерал-майора Ивана Ефимовича Петрова. Начальником штаба был Н. И. Крылов. В составе армии было 7 стрелковых дивизий, 4 стрелковые бригады, несколько частей морской пехоты, 2 танковых батальона (38 танков Т-26) и 1 бронепоезд. Артиллерия состояла из 7 полков дивизионной артиллерии, 3 армейских артиллерийских полков, 1 армейского миномётного дивизиона и 1 гвардейского минометного дивизиона (12 реактивных миномётов М-8). Всего в армии было около 120 тыс. человек, 50-100 самолётов, 606 орудий армейской и береговой артиллерии, 1060-1770 миномётов (данные источников отличаются). Обеспеченность орудий и миномётов боеприпасами составляла для разных калибров от 2 до 7 боекомплектов. Ощущалась значительная нехватка мин.

Периметр обороны города был разбит на четыре сектора. Первый сектор от Балаклавы до реки Чёрной (участок в 7,5 км) защищали 109-я и 388-я стрелковые дивизии. Второй сектор от реки Чёрной до Мекензии (фронт – 12 км) обороняли соединения 386-й стрелковой дивизии, 7-й и 8-й бригад морской пехоты. Третий сектор СОРа от Мекензии до реки Бельбек (8,5 км участок фронта) удерживали части 25-й стрелковой дивизии, 79-я морская стрелковая бригада, 2-й и 3-й полки морской пехоты. Защита четвёртого сектора (фронт – 6 км) была поручена войскам 95-й и 172-й стрелковых дивизий. В резерве была 345-я стрелковая дивизия, один стрелковый полк, два танковых батальона и бронепоезд «Железняков».

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
Зенитчики бронепоезда «Железняков» (бронепоезд № 5 Береговой обороны Севастополя) у 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов ДШК (пулеметы установлены на морских тумбах). На заднем плане видны 76,2-мм орудия корабельных башенных установок 34-К.

Силы противника

Уничтожение и вытеснение войск Крымского фронта дало Манштейну определённую свободу действий. Для охраны Керченского полуострова он оставил две пехотные и одну кавалерийскую румынские дивизии, 46-ю немецкую пехотную дивизию и моторизованную бригаду «Гродек». После завершения операции «Охота на дроф» (операция 11-й армии вермахта против Крымского фронта РККА) основные силы 22-й танковой дивизии были переброшены на Донбасс, но один батальон был оставлен для поддержки пехоты. Также в последнем штурме Севастополя приняли участие два батальона штурмовых орудий. В операции по захвату Севастополя участвовали LIV-й армейский корпус (20-я, 24-я, 50-я и 132-я пехотные дивизии), XXX корпус (28-я егерская, 72-я и 170-я пехотные дивизии), румынский горнострелковый корпус (1-я и 4-я горнострелковые дивизии, 18-я пехотная дивизия). Всего в подчинении у Манштейна было более 200 тыс. человек.

Если в операции по ликвидации советского Крымского фронта самым сильным аргументом Манштейна была 22-я танковая дивизия, то в штурме Севастополя важнейшую роль сыграла тяжёлая артиллерия. К Севастополю подтянули самые мощные орудия Третьего рейха: сверхтяжелую 420-мм гаубицу «Гамму» (Gamma Mörser), 600-мм мортиры «Один» и «Тор», применялись и тяжёлые гаубицы 300 и 350 мм. Под Севастополем также в первый раз было использовано уникальное сверхтяжёлое железнодорожное 1350-тонное и 807-мм орудие «Дора». Это орудие обслуживало и охраняло до 4 тыс. человек. Всего в распоряжении Манштейна было 80 тяжёлых и сверхтяжёлых батарей, 60 легких и 24 батареи реактивных миномётов (примерно, 670 полевых и осадных орудий, 655 противотанковых орудий, 720 миномётов). Батареи реактивных миномётов были объединены в 1-й тяжёлый полк реактивных миномётов (21 батарея с 576 пусковыми установками калибра 280-320 мм), 7-й полк и 1-й и 4-й дивизионы реактивных пусковых установок.

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
Строительство огневой позиции для немецкого сверхтяжелого 800-мм орудия «Дора» под Бахчисараем. Для огневой позиции гигантского 1350-тонного орудия требовались сдвоенные железнодорожные пути с двумя дополнительными ветками для монтажных кранов. Для инженерной подготовки позиции было выделено 1000 саперов и 1500 рабочих, принудительно мобилизованных из числа местных жителей.
Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
Немецкое сверхтяжелое орудие «Дора» (калибр 800 мм, вес 1350 тонн) на позиции под Бахчисараем.

Кроме того, для решающего штурма города в Крым вернули 8-й авиационный корпус под командованием Вольфрама фон Рихтгофена. В подчинении у Манштейна было до 1000 самолётов, город подвергался массированным бомбардировкам: в среднем самолеты немецких ВВС совершали 600 боевых вылетов в день. На Севастополь было сброшено около 2,5 тыс. тонн фугасных бомб, в том числе крупных калибров. Действия артиллерии, авиации в сочетании с тактикой штурмовых групп неизбежно вели к медленному, но верному взлому системы обороны города. Операция по захвату города получила кодовое название «Лов осётра».

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя Начало операции

Уже с 20 мая, на следующий день после завершения операции по разгрому Крымского фронта, немцы начали подготовительный артиллерийский обстрел советских позиций. 2 июня 1942 года началась полноценная артиллерийская и авиационная подготовка. Она продолжалась пять дней. Немцы могли себе позволить столь длительную подготовку. Если на фронте длительная артиллерийская подготовка указывала вероятное место прорыва фронта и обороняющаяся сторона могла перебросить на этот участок дополнительные силы, то командование Севастопольского гарнизона такой возможности не имело. Защитники под бомбами и снарядами противника только могли по мере своих возможностей восстанавливать разрушаемую оборону.

Основной целью тяжёлой артиллерий немцев в этот период была 30-я береговая батарея с четырьмя 305-мм орудиями (бронебашенная батарея-30 или форт «Максим Горький-1»). Надо сказать, что самыми крупными орудиями, которые защитники Севастополя могли противопоставить противнику, были 4 вращающиеся бронебашни с двумя 305-мм орудиями в каждой (в составе 30-й и 35-й береговых батарей). Батарея-30 располагалась в районе деревни Любимовка, в устье р. Бельбек, а батарея-35 (немецкое обозначение — форт «Максим Горький 2») – в районе мыса Херсонес. Господство над окружающей территорией обеспечивал бронебашням круговой обстрел, они проворачивались на 360 градусов. Предельная дальность стрельбы орудий составляла до 42 километров. Обе батареи изначально возводились как береговые, т. е. были предназначены для борьбы с кораблями Военно-морских сил противника, защиты базы Черноморского флота с моря. Однако когда в октябре 1941 года вермахт ворвался на Крымский полуостров, береговые батареи стали главным калибром обороны Севастополя с суши. Учитывая тот факт, что 35-батарея была расположена дальше от района основного удара немцев, наиболее яркую роль в обороне Севастополя суждено было сыграть форту «Максим Горький-I» под началом майора Георгия Александровича Александера. Немецкое командование и инженеры считали, что форт «Максим Горький-I» является «подлинным шедевром инженерного искусства», поэтому уделили огромное внимание его уничтожению. Позиции батарей подвергались непрерывным авиаударам и обстрелам из сверхтяжелых и тяжёлых орудий. В конце мая 600-мм «Один» и «Тор» были подтянуты на расстояние 3,5 км к 30-й батарее. В первые пять дней артиллерийской подготовки они выпустили 18 снарядов. 5 июня 1942 года по форту «Максим Горький-I» было выпущено семь 7-тонных бетонобойных снарядов из 800-мм «Доры». Но ни один из них не попал в цель. Батарея расстрела свои последние снаряды 18 июня.

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
В боевой рубке башенной батареи № 30: командир батареи капитан Г. А. Александер (слева) и военком батареи старший политрук Е. К. Соловьёв. 1941 год.Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
Героическая оборона Севастополя 30 октября 1941 г. — 4 июля 1942 г.

Продолжение следует…

Падение Севастополя. Июль 1942 года. Падение Севастополя

Падение Севастополя

(2 июня — 4 июля 1942 года)

Между вторым и третьим наступлениями немцев на Севастополь прошло более 5 месяцев.

Это время было использовано севастопольцами для проведения ряда активных частных операций с задачей восстановить утраченное на некоторых участках за время второго наступления немцев положение и для сковывания противника.

Одновременно части севастопольского гарнизона усиливали оборону. Вновь было построено 344 ДОТа, 64 ДЗОТа, 423 пулеметных гнезда с бронированными и бетонными оголовками и большое количество окопов и разного рода заграждений.

Части получили пополнение в количестве 11 877 человек. Кроме того, на усиление гарнизона города прибыли 386-я стрелковая дивизия и 9-я бригада морской пехоты. Была сформирована 109-я стрелковая дивизия.

С резервными частями и подразделениями систематически проводились занятия.

Противник, овладев Керченским полуостровом, с 20 мая начал переброску своих войск с Керченского направления под Севастополь с целью возобновить наступление и в кратчайший срок овладеть городом.

Учитывая силу нашей обороны и стойкость защитников Севастополя, немецкое командование решило создать крупную группировку, способную в несколько дней сломить сопротивление советских войск и выполнить задачу, которую немцы не смогли решить в предыдущие 7 месяцев.

К началу третьего наступления противник сосредоточил под Севастополем 11 пехотных дивизий, 2 горнострелковые бригады, 22-ю танковую дивизию, 2 отдельных танковых батальона (223, 300), 2 дивизиона штурмовых орудий (190, 197) и 6–7 отдельных пехотных полков, 5 артиллерийских полков усиления, батареи и орудия большой мощности. Всего в этой группировке было 204 тысячи человек. В общей сложности немцы имели 1325 орудий, в том числе орудия калибра 210 и 305 мм, 720 минометов, 450 танков, 1060 самолетов.

Для участия в штурме Севастополя впервые были привлечены специальные бронетанковые части.

300-й танковый отдельный батальон (Panzer-Abteilung 300) управляемых гусеничных снарядов был создан 8 сентября 1941 года как экспериментальное подразделение (Minen-Rauem-Abteilung 1), но уже 15 сентября он был переименован в 300-й танковый батальон. Переименование было связано в первую очередь с решением о передаче этого подразделения из подчинения инженерных в танковые войска. 3 февраля 1942 года в составе батальона были сформированы две легкие и средняя рота. Легкая рота радиоуправляемого танкового оружия (leichte Panzer-Kompanie F.L.), организованная согласно приказу № 1159 от 5 января 1942 года, включала танк радиоуправления и контроля (созданный на базе Pz.Kpfw.III), предназначенный для наведения радиоуправляемых гусеничных снарядов B-IV Sprengstofftraeger, a также эти танкетки-снаряды. Средняя рота радиоуправляемого танкового оружия, организованная согласно приказу № 1160 от 5 января 1942 года, включала в свой состав единственный Pz.Kpfw.III, предназначенный для управления по проводам минами-танкетками Goliath Sprengstofftraeger. 300-й танковый батальон был отправлен на советско-германский фронт в апреле 1942 года и принимал участие в последнем штурме Севастополя.

223-я отдельная танковая рота была сформирована 10 апреля 1942 года. Она была оснащена тяжелыми танками французского производства В1 bis (по немецкой классификации Pz.Kpfw.B2). Во время последнего штурма Севастополя рота оперативно подчинялась 22-й танковой дивизии вермахта. В тот момент это подразделение насчитывало 17 танков Pz.Kpfw.B2 (из них 12 в огнеметном варианте — Pz.Kpfw.В2 (F.L.)). Данное подразделение появилось на фронте 10 апреля 1942 года и вело боевые действия в районе Севастополя. 15 июня 1942 года данная рота была переформирована в отдельный танковый батальон «Крым» (номер «223» за батальоном также сохранился), но вторую роту батальона сформировали лишь после взятия Севастополя.

Наши войска в Севастополе насчитывали 106 тысяч (7 стрелковых дивизий, 3 бригады морской пехоты), орудий и минометов — 606, самолетов — 60, а также 2 отдельных танковых батальона (81-й и 125-й), имевших на вооружении 39 танков, в основном легкие Т-26.

В процессе боев противник подтянул еще 3 пехотные дивизии и 3 пехотных полка с других фронтов, а советское командование перебросило под Севастополь морем 2 бригады морской пехоты.

Таким образом, к началу третьего наступления немцы превосходили войска Красной армии в живой силе в 2 раза, в артиллерии — в 3,3 раза, в танках — в 12 раз, в авиации — в 18 раз. Очень большое превосходство немцев в авиации дополнялось близостью их баз к объектам действий. Непрерывное патрулирование немецких самолетов в воздухе почти исключало появление наших самолетов над районом Севастополя. Благодаря такому превосходству в воздухе немцам удалось установить полную воздушную блокаду Севастополя. Для борьбы с нашими транспортными и боевыми кораблями, подвозившими в Севастополь все необходимое для защитников города, немцы выделили специальную группу в составе 150 самолетов, 20 торпедных катеров и нескольких подводных лодок.

План немецкого командования предусматривал нанесение двух мощных концентрических ударов по городу с целью раскола нашего фронта на три изолированные части, окружения и уничтожения каждой из них в отдельности. Противник предполагал покончить с Севастополем в 4 дня.

54-й армейский корпус в составе 132, 50-й и 24-й пехотных дивизий при поддержке 100 танков, имея 22-ю пехотную дивизию во втором эшелоне, наносил главный удар. Этот удар наносился из района Камышлы, Бельбек в направлении северо-восточного берега Северной бухты.

Вспомогательный удар вдоль Ялтинского шоссе на Севастополь наносил 30-й армейский корпус силами 28-й легкой и 170-й пехотной дивизий с 60 танками, имея во втором эшелоне 72-ю пехотную дивизию.

На сковывающем направлении, на участке Верхний Чоргунь — Мекензия действовали румынские части: 1-я горнострелковая бригада и 18-я пехотная дивизия.

Армейский резерв состоял из 6–7 отдельных пехотных полков и 22-й отдельной танковой дивизии, которая в конце июня (30 июня 1942 года) имела в своем составе 28 Pz.Kpfw.II, 114 Pz.Kpfw.38(t), 12 Pz.Kpfw.III, 11 Pz.Kpfw.IV (L/24) и 11 Pz.Kpfw.IV Ausf.F2[408].

К началу третьего наступления немцев наша оборона организационно окрепла. Ответственность защитников Севастополя за судьбу города возросла еще больше, особенно в связи с тем, что на получение подкрепления извне они уже рассчитывать не могли.

К этому времени Приморская армия под командованием генерала И. Е. Петрова, составлявшая основу Севастопольского оборонительного района, занимала следующее положение. Первый сектор (фронт — 7,5 км), комендантом которого был командир 109-й стрелковой дивизии генерал П. Г. Новиков, обороняли 109-я и 388-я стрелковые дивизии. Второй сектор (фронт — 12 км), возглавлявшийся командиром 386-й стрелковой дивизии полковником Н. Ф. Скутельником, удерживали части 386-й стрелковой дивизии, 7-я и 8-я бригады морской пехоты. Третий сектор (фронт — 8,5 км), где комендантом был командир 25-й Чапаевской стрелковой дивизии генерал Т. К. Коломиец, обороняли части 25-й дивизии, 79-я морская стрелковая бригада, 3-й полк морской пехоты, 2-й Перекопский полк морской пехоты. Оборона четвертого сектора (фронт — 6 км) возглавлялась командиром 95-й стрелковой дивизии полковником А. Г. Капитохиным. Здесь действовали части 95-й и 172-й стрелковых дивизий. В резерве командующего Приморской армией находились 345-я стрелковая дивизия полковника И. О. Гузя, местный стрелковый полк береговой обороны, один полк 308-й стрелковой дивизии, два отдельных танковых батальона, бронепоезд «Железняков».

В каждом секторе обороны Севастополя на усиление стрелковым войскам были приданы артиллерийские полки, пулеметные батальоны береговой обороны, батареи противотанковых артиллерийских полков.

С 20 мая противник начал артиллерийскую пристрелку боевых порядков войск, КП частей и соединений, позиций артиллерии, аэродромов и тыловых учреждений войск, продолжавшуюся до 1 июня 1942 года.

2 июня германская сторона начали артиллерийскую и авиационную подготовку, которая продолжалась 5 дней. По заявлению самих же немцев, подобной подготовки по времени и плотности огня в военной истории Германии не было.

Со 2 по 7 июня немцы сделали 9 тысяч самолето-вылетов и сбросили на наши войска и город 46 тысяч бомб крупного калибра. Самолеты противника непрерывными волнами по 30–40 машин совершали налеты на боевые порядки войск. Артиллерия выпустила 126 тысяч тяжелых снарядов. В среднем на каждый квадратный метр полосы нашей обороны на направлениях предстоящих ударов приходилось 1,5 тонн металла.

Подготовка завершилась утром 7 июня двухчасовым мощным огневым ударом всей артиллерии и авиации противника по нашим боевым порядкам.

Немцы не рассчитывали на внезапность наступления. Расчет строился на уничтожении живой силы, препятствий и заграждений и деморализации оставшихся в живых наших бойцов и офицеров. Следует отметить, что первые два дня бомбардировки действительно произвели сильное моральное воздействие на обороняющиеся войска. В дальнейшем защитники Севастополя адаптировались к этим условиям и на продолжавшуюся бомбардировку практически не обращали внимания (насколько это было возможно).

В 5 часов 7 июня предшествуемая танками немецкая пехота, прижимаясь вплотную к огневому валу, двинулась в атаку. Главный удар немцы наносили на узком участке фронта в 1,5 км. Немецкие автоматчики двигались во весь рост непосредственно за танками.

За ними шла пехота и артиллерия сопровождения, поддерживаемые с воздуха массированными авиационными ударами.

Тактика немцев была построена на нанесении удара тараном. Они стремились проделать узкий коридор, а затем расширить образовавшийся прорыв в сторону флангов. Поэтому на путях своего движения к Северной бухте они, не считаясь ни с чем, выбрасывали на каждый метр тонны металла. Так, за 7 июня на наши боевые порядки было сброшено 9 тысяч бомб.

Советские войска оказали упорное сопротивление. Особенно огромный урон противнику наносила наша артиллерия всех калибров, в том числе и береговая. О силе нашего сопротивления и главным образом об эффективности огня нашей артиллерии лучше всего можно судить по официальным донесениям самих же немецких офицеров. Вот что в них сказано: «Наше наступление наталкивается на планомерно оборудованную, сильно минированную и с большевистским упорством защищаемую систему позиций. Первые дни боев показывают, что под адским артиллерийским огнем противника наступление дальше вести невозможно»[409].

Несмотря на упорство наших войск и ожесточенность боев 7 и 8 июня, немцам удалось последовательно овладеть рядом высот в глубине обороны, а затем выйти к рубежу Мекензиевы горы. Это продвижение стоило немцам более 5000 человек убитыми. Наши потери за два дня составили 1500 человек убитыми и ранеными.

Советские войска проявляли исключительный героизм. Вот один из эпизодов: 2-я рота 514-го полка в районе Бельбек попала в окружение, ни один человек не дрогнул и не отступил, вся рота упорно дралась целый день и погибла геройски, нанеся огромный урон противнику.

Уже на третий день наступления немцы, вследствие больших потерь, понесенных 50-й пехотной дивизией, ввели в бой второй эшелон корпуса, 22-ю пехотную дивизию. В свою очередь, советским командованием был введен в бой резерв оборонительного района, 345-я стрелковая дивизия. В итоге боев 9 и 10 июня наступление немцев было остановлено непосредственно южнее рубежа Мекензиевы горы.

10 июня противник впервые с начала третьего штурма Севастополя ввел в действие свои танковые части, ранее находившиеся в районах сосредоточения. Немцы свои танки применяли мелкими подразделениями (3–10 танков) и в тесном взаимодействии с пехотой. Танки противника действовали крайне осторожно, как правило, не выходя из боевых порядков своей пехоты. Отмечены единичные случаи, когда группы из 10–12 танков врывались в боевые порядки нашей пехоты и вели беспорядочный огонь из пушек и пулеметов, стремясь зайти во фланги. Во всех этих случаях танки противника успеха не имели. Наша пехота, хорошо подготовленная к встрече с танками, успешно отражала их атаки, нанося им при этом чувствительные потери. Характерно, что, потеряв 2–3 машины, немецкие танки быстро откатывались назад. В отдельных случаях для прорыва нашей обороны (например в полосе действий 345-й стрелковой дивизии) немцы использовали советские трофейные танки KB (4 штуки)[410].

В течение 11 июня наше командование силами третьего и четвертого секторов, при поддержке артиллерии всего района предприняло контрудар с целью восстановить положение на стыке этих секторов.

Немцы в этот день ввели в бой дополнительно 4-ю румынскую горнострелковую бригаду. Развернулись ожесточенные бои, окончившиеся успешно для советских войск. Немцы были выбиты с захваченных позиций, и наши части овладели позициями Мекензиевы горы.

12и 13 июня противник произвел перегруппировку, а 14 июня возобновил атаки, стремясь прорваться к Северной бухте. Но ни в тот день, ни 15 и 16 июня немцам не удалось продвинуться вперед. Большие потери в соединениях вынудили немецкое командование прервать свое наступление для подтягивания новых резервов.

Наступление немцев на направлении вспомогательного удара вдоль Ялтинского шоссе началось также 7 июня. Наиболее ожесточенные бои на этом участке развертывались с 12 по 16 июня. 12 июня противник ввел в бой в направлении на Камары полк 72-й пехотной дивизии и до 100 танков и штурмовых орудий. К концу дня ему удалось несколько вклиниться в нашу оборону. На следующий день немцы продолжали ожесточенные атаки на позиции в районе Камары, высота 164,9. Наступление вели 2 полка пехоты с танками и при поддержке мощной авиации. Высоту 164,9 упорно оборонял 602-й стрелковый полк. Атаки немцев ни днем, ни в ночь на 14 июня успеха не имели. Лишь 14 июня, после того как противник ввел в бой два полка 73-й пехотной дивизии, наши войска оставили высоту. В это же время 381-й стрелковый полк, оборонявшийся в районе совхоза «Благодать», был атакован во фланг. Вследствие неблагоприятно сложившейся обстановки наше командование решило отвести эти два полка на рубеж совхоз «Благодать», высота 123,3.

Пытаясь развить свой наметившийся успех, немцы 16 июня подбросили в район совхоза «Благодать» части 24-й пехотной дивизии, которые совместно с двумя полками и танками 30-го армейского корпуса перешли в наступление на совхоз «Благодать», Кадыковку.

Удар немцы наносили на узком участке, по частям, понесшим уже значительные потери. Это позволило им вклиниться в оборону защитников Севастополя на стыке первого и второго секторов и в ночь на 17 июня захватить совхоз «Благодать». Дальнейшее наступление противника было остановлено.

На других участках фронта противник также вел решительные атаки. В частности, румыны 11 июня произвели крупную атаку на наши позиции в районе высоты 269,0. Пьяные румынские офицеры и солдаты решили психической атакой воздействовать на наших бойцов. Эта психическая атака стоила румынам 200 солдат и офицеров убитыми.

Наиболее критическими днями для частей четвертого сектора, оборонявшего подступы к Северной бухте, были дни с 17 по 20 июня. Сгруппировав здесь 4 полка пехоты с танками, немцы 17 июня атаковали наши подразделения в четвертом секторе. К этому времени гарнизон четвертого сектора насчитывал не более двух полков. Для создания сплошного фронта обороны не хватало войск; кроме того, у подразделений не было необходимого количества боеприпасов. Все это в сильной мере затрудняло организацию длительной обороны занимаемых рубежей. Тем не менее каждый метр советской земли давался немцам дорогой ценой. Лишь во второй половине дня 17 июня немцам удалось оттеснить наши части и занять ряд высот в глубине обороны. В 22 часа немцы возобновили свое наступление, однако большего успеха за этот день они добиться не смогли, если не считать проникновения отдельных групп автоматчиков к восточной окраине Буденновки и блокировки батареи Б-30. В этот день немецкая авиация произвела на участок четвертого сектора 960 самолето-вылетов и сбросила 4500 бомб.

18 июня немецкие части, при поддержке авиации, огня тяжелой артиллерии и реактивных батарей, продолжали теснить подразделения четвертого сектора. Предпринятая во фланг противнику контратака силами 138-й стрелковой бригады (резерв района) не смогла существенно изменить обстановку, и наши части, ведя тяжелые оборонительные бои, вынуждены были отойти.

К исходу дня они отошли на рубеж верховья балки Голландия, Братское кладбище, Буденновка и Учкуевка.

Весь день 19 июня противник продолжал бомбить наши боевые порядки, по которым было сброшено до 4000 бомб крупного калибра, и Севастополь, на который было сброшено несколько тысяч одних зажигательных бомб. Город был объят пламенем, а дым простирался далеко за его пределами.

С наступлением темноты наши части вынуждены были отойти на северные укрепления Севастополя. Эти укрепления, защищавшие с севера непосредственные подступы к Северной бухте, удерживались нашими слабыми подразделениями в течение 20, 21 и 22 июня.

Против горстки защитников северных укреплений противник направил 3 полка пехоты с танками. Но и это не помогло. Тогда немцы решили сравнять наши укрепления с землей и уничтожить засевших там защитников. Только за 21 июня они произвели на северные укрепления 600 самолето-вылетов, и все-таки продвижение их измерялось несколькими десятками метров.

Однако отсутствие резервов и особенно боеприпасов, а также непрерывные атаки немцев, заставили наше командование принять решение об оставлении этих позиций. В ночь на 23 июня по приказу командования Приморской армии героические защитники северных укреплений были перевезены на лодках на южный берег Северной бухты, где они вновь заняли оборону.

Части третьего сектора к этому времени отошли на рубеж высота 255,3, южный берег Мартыновской балки.

С отходом четвертого сектора на южный берег Северной бухты участь северной стороны Севастополя была решена. Все корабли и плавучие средства были переведены из Северной бухты в бухты Камышевую и Стрелецкую. Одновременно была начата постройка пристаней для эвакуации.

Наступая на северо-восточную оконечность Северной бухты, немцы не прекращали своих попыток прорваться к Севастополю вдоль Ялтинского шоссе. 17 июня на стыке первого и второго секторов полк немецкой пехоты с танками 6 раз переходил в атаку на высоту 157,6. Не добившись здесь определенных результатов, противник перенес центр тяжести своих усилий на северо-восток в направлении высоты 135,7. Здесь развернулись ожесточенные бои. Подразделения 7-й бригады морской пехоты оказали упорное сопротивление. Высота неоднократно переходила из рук в руки, и в конечном счете немцы, потеряв до 60 % своего состава, вынуждены были отказаться от последующих атак.

С утра 18 июня дивизия немцев, усиленная 30 танками, повела одновременное наступление частью сил из района совхоза Благодать на Кадыковку и частью сил из района высоты 119,8 на высоты Карагач. Наши части отбили девять атак и уничтожили до двух полков пехоты. Несмотря на эти потери, противник не отказался от своих попыток прорвать нашу оборону и уничтожить оборонявшие ее части. Большие потери понесли и наши войска. К исходу дня они были оттеснены противником на рубеж высоты 55,1, высота 135,7, Черная речка. Атаки противника в течение 19 и 20 июня были безуспешны.

В связи с угрозой охвата частей третьего сектора и принимая во внимание относительно слабую плотность нашей обороны во всех секторах, командующий армией принял решение на отвод в ночь на 21 июня левофланговых частей второго и третьего секторов на главную линию обороны — Памятник, высота 256,2. Это мероприятие было весьма своевременным, так как уже с утра немцы предприняли на этом участке наступление с задачей окружения и уничтожения наших частей. Удар был нанесен по пустому месту, а в последующем противник встретился с организованной обороной, занятой нашими войсками на Федюхиных высотах. К вечеру 21 июня немцам удалось оттеснить наши подразделения к западу, а 22 июня овладеть высотой 157,6.

К 23 июня линия нашей обороны проходила на правом фланге по бывшему рубежу прикрытия эвакуации, в центре — по главному рубежу обороны, на левом фланге — по южному берегу Северной бухты, то есть южнее рубежа прикрытия эвакуации.

За 16 дней боев темпы продвижения противника измерялись десятками метров в сутки. Запланированное быстрое продвижение с решительной целью превратилось в медленное прямолинейное наступление.

Противник добился незначительного тактического успеха. Но и этот небольшой успех, хотя он и стоил противнику колоссальных потерь в людях и технике, создал весьма невыгодную для нас обстановку: севастопольский оборонительный плацдарм сузился до предела.

Ряды защитников настолько поредели, что от некоторых частей остались только отдельные подразделения. Пополнение не поступало, а боеприпасы из-за блокады подвозить было почти невозможно. Авиация из-за дальности базирования, а главное, вследствие абсолютного превосходства в воздухе противника, помочь ничем не могла. Тем не менее в рядах наших бойцов и офицеров не было уныния или неверия в свои силы и в возможность дальнейшего продолжения обороны.

В период с 23 по 27 июня противник сосредоточил основные усилия против Инкерманских высот, прикрывавших с востока кратчайшее направление к Севастополю. Части, оборонявшие Инкерманские высоты, занимали выдвинутое положение и поэтому угрожали флангам противника, вклинившимся в нашу оборону севернее и южнее этих высот. Во второй половине дня 23 июня немцы силами двух дивизий перешли в наступление против наших частей на участке Новые Шули, Мартыновская балка. За день боя 132-я пехотная дивизия немцев была «перемолота» нашими войсками. Однако немецкие части вышли на южные скаты Мартыновской балки.

Для парирования наступления противника на этом участке из резерва района были выброшены 4 батальона, которым было приказано занять оборонительный рубеж по линии прикрытия эвакуации.

25 июня немцы вынуждены были произвести перегруппировку и подтянуть свежие резервы.

26 июня, после проведенной перегруппировки, ввода в бои свежих резервов и переформирования 132-й пехотной дивизии и 4-й румынской горнострелковой бригады, противник вновь перешел в наступление на высоту 169,4 и гору Сахарная Головка. В результате упорного боя немцам удалось овладеть высотой 169,4. 27 июня наши войска по приказу командования оставили гору Сахарная Головка. В ночь на 28 июня наши части оставили Инкерманские высоты и были отведены на вторую линию обороны.

Пятидневные бои за Инкерманские высоты не дали противнику желаемых результатов. Окружить и уничтожить по частям подразделения третьего сектора ему не удалось.

Несмотря на исключительное сопротивление наших частей, положение их с каждым днем становилось все тяжелее и тяжелее.

Вследствие сужения оборонительного плацдарма артиллерия противника всех калибров могла обстреливать всю глубину нашей обороны.

Особенно ожесточенной бомбардировке и обстрелу подвергались город и аэродромы. Так, 25 и 26 июня на аэродромы было сброшено 1770 авиабомб и выпущено 8396 тяжелых снаряда. Авиация была вынуждена полностью перебазироваться на кавказские аэродромы. Отсутствие боеприпасов не позволяло нашей артиллерии бороться с самолетами противника и отвечать огнем на интенсивный обстрел наших позиций, баз и города.

По мере продвижения противника к Севастополю атаки его становились все более и более ожесточенными.

28 июня немцы предприняли многочисленные атаки на левом фланге нашей обороны. Эти атаки были успешно отбиты нашими частями ружейно-пулеметным огнем и штыковыми ударами. В течение всего дня в воздухе непрерывно находились немецкие бомбардировщики, взаимодействующие с пехотой и танками. За день они сбросили свыше 3500 бомб. 132-я пехотная дивизия немцев при поддержке танков и массированного удара авиации овладела Инкерманским монастырем и рощей северо-западнее его и оттеснила наши части непосредственно к Инкерману.

Кольцо блокады вокруг Севастополя все более сжималось. Враг наседал со всех сторон. 29 июня немцы нанесли удар вдоль Ялтинского шоссе с задачей прорвать фронт нашей обороны на стыке первого и второго секторов и выйти к Севастополю с юго-востока. К 16 часам, после ввода в бой свежих резервов, противник овладел хутором Дергачи и высотой 194,2. Высадившийся в районе Килен-Бухта десант немцев обошел с северо-запада гору Суздальскую и отрезал оборонявшиеся здесь подразделения от остальных частей.

В ночь на 30 июня наши части были отведены на рубеж прикрытия эвакуации и непосредственно к слободе Корабельной. 30 июня по решению Ставки Верховного Главнокомандования началась планомерная эвакуация защитников Севастополя с временных пристаней.

В этот день немцы подошли непосредственно к городу и завязали уличные бои на окраинах. Части, отведенные в город, защищали каждый дом. Ярусное расположение города позволяло создавать сплошные многослойные полосы огня вдоль улиц и переулков.

Все попытки противника овладеть Севастополем 1 июля не увенчались успехом. В течение 2 и 3 июля отряды прикрытия продолжали вести с немцами упорные уличные бои. Основные силы Севастопольского оборонительного района отходили к западному побережью полуострова, где уже к 5.30 2 июля отдельные соединения были посажены на суда для последующей отправки на Кавказ. Остальные части были брошены и остались погибать в Севастополе.

Отряды прикрытия не сдавали города, пока была еще возможна эвакуация. К исходу 3 июля держаться уже не было возможности, и отряды прикрытия стали самостоятельно прорываться в горы к партизанам для продолжения борьбы с немцами.

Командование Черноморского флота бежало из города на самолете, а для эвакуации командования сухопутных войск, партийных и советских руководителей предоставило две подводные лодки.

Оставленные на произвол судьбы защитники Севастополя сражались до последнего патрона. Расчет тяжелой башенной батареи Б-35 взорвал себя вместе с орудием, многие краснофлотцы бросались с маяка на камни, не желая сдаваться в плен. Пожалуй, это был один из самых драматических периодов Великой Отечественной войны.

Утром 4 июля противник оказался в Севастополе, но ему достались лишь пепелище и обломки домов и предприятий. Сооружения были разрушены и взорваны, оборудование предприятий вывезено или уничтожено.

Действия танковых частей советских войск. 81-й отдельный танковый батальон находился в армейском резерве и располагался в хуторе (500 м юго-восточнее Пышнова). 125-й отдельный танковый батальон был придан 25-й стрелковой дивизии и располагался в ее оборонительной полосе — северные отроги оврага Мартыновский — в засадах. К началу боевых действий 81-й танковый батальон имел Т-34, двенадцать Т-26, БТ-7, а также сформированный при нем из свободного личного состава танкистов один взвод автоматчиков — 40 человек, и один взвод противотанковых ружей — 12 ружей. Для большей маневренности оба взвода были посажены на тягачи Т-20 «Комсомолец». Батальон имел задачу уничтожать возможный воздушный и морской десанты. На вооружении 125-го отдельного танкового батальона находилось 25 танков Т-26.

Впервые танкисты приняли участие в боевых действиях 8 июня 1942 года. В районе безымянной высоты (2 км южнее Камышалы) через боевые порядки пехоты в тыл 287-му стрелковому полку просочились до 250 автоматчиков противника с минометами. Для их ликвидации командование 25-й стрелковой дивизии выделило одну стрелковую роту и одну танковую роту в составе 6 машин. В результате решительных и внезапных действий автоматчики противника были уничтожены. Потери танковой роты: один человек убит, подбит один танк. Несколько позже танкисты приняли участие в ликвидации прорыва пехоты и 10 танков противника в районе оврага Мартыновский в направлении балки Графской. В этом бою советские танкисты проявили мужество и высокое мастерство. Ими было уничтожено четыре танка, три противотанковых орудия, большое количество пулеметов и более 100 солдат и офицеров противника. Собственные потери составили: один убит, один ранен, был подбит танк.

Во всех последующих боях на северном участке фронта основные задачи танкистов заключались в коротких атаках и контратаках с целью уничтожения живой силы и техники противника. Как правило, танки всегда действовали в непосредственном взаимодействии с пехотой и артиллерией.

С отходом наших частей на рубеж Северная бухта, Цыганская балка, Четаритор 125-й отдельный танковый батальон с северного участка был переброшен на южный и расположен в Хомутовой балке. Батальон имел задачу: войти в связь с частями второго сектора обороны, произвести разведку противника на главных направлениях контратак, привести в порядок материальную часть.

Противник, подвергая непрерывным ожесточенным бомбардировкам боевые порядки наших войск, не считаясь ни с какими потерями, подвозя все новые резервы и вводя танки, рвался к городу. В этой сложной обстановке танковые батальоны получили задачу: совместно с частями 383-й стрелковой дивизии, 7-й бригады морской пехоты контратаковать противника и не допустить выхода его на рубеж высоты Карагач, Сапун-гора. На этом рубеже и к западу от него развернулись ожесточенные бои. Действия танковых батальонов, находившихся в боевых порядках пехоты, определялись конкретной обстановкой. В случаях, когда превосходство в танках было на стороне противника, наши танки отходили в боевые порядки пехоты и совместно с ней из укрытий вели огонь на поражение. При равенстве сил или когда противник был слабее, танки при поддержке артиллерии стремительно атаковали его и не допускали к боевым порядкам пехоты. В этих боях, длившихся несколько дней, противник потерял 16 танков, 12 орудий, 9 минометов, значительное количество пулеметов и до 300 солдат и офицеров. Наши потери составили 9 танков, из них 2 на исходных позициях от прямого попадания бомб.

В последующие дни танкисты также вели ожесточенные бои. 81-й отдельный танковый батальон, отойдя на рубеж Казачьей бухты, отражая атаки численно превосходящего противника, 2 июля потерял последние 4 машины. Оставшийся в живых личный состав (4 офицера, 5 солдат и сержантов) во главе с командиром батальона был эвакуирован в город Новороссийск.

125-му отдельному танковому батальону к исходу 30 июня была поставлена задача отойти в район хутора Пятницкого и удерживать противника на рубеже Коммуна, хутор Познова.

1 июля 1942 года батальон, отражая яростные атаки, отходил на рубеж Камышовой бухты. 2 июля, подвергаясь непрерывной ожесточенной бомбардировке и артобстрелу, под натиском численно превосходящих сил противника батальон также отошел на рубеж Казачьей бухты.

3 июля командир батальона майор Листобаев, старший политрук Осокин и группа из пяти бойцов, имея один, последний уцелевший танк с 15 снарядами, вступили в неравную схватку с наседавшим противником. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Таким образам, отражая атаки немецких войск в ходе третьего штурма Севастополя, танкисты проявили мужество и героизм. За весь период боевых действий не было отмечено ни одного случая трусости или ухода с поля боя. В июне — июле 1942 года ими было уничтожено 32 танка, 20 орудий, 9 минометов, 37 пулеметов, более 1500 солдат и офицеров противника[411].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

как оборона Севастополя во время Крымской войны изменила ход российской истории — РТ на русском

165 лет назад началась оборона Севастополя от англо-франко-турецких войск, продолжавшаяся 349 дней. Осада главной базы Черноморского флота стала кульминацией Крымской войны 1853—1856 годов. По словам экспертов, Россия в это время оказалась в чрезвычайно сложной международной ситуации, и боевые действия в целом могли принять крайне неблагоприятный оборот для официального Санкт-Петербурга. Однако героизм защитников Севастополя изменил ход войны и заставил лидеров антироссийской коалиции отказаться от продолжения боевых действий.

В первой половине XIX века некогда могущественная Османская империя стремительно слабела. С помощью России, Великобритании и Франции свободу от Турции получила Греция. Дунайские княжества оказались под протекторатом Санкт-Петербурга. Алжир был оккупирован Парижем. А Египет не просто вышел из-под контроля вчерашнего сюзерена, но и стал оказывать на него военное давление.

В итоге Турция обратилась к России, согласившись заключить союзный договор и предоставить российским кораблям особые права при прохождении Черноморских проливов в военное время.

Путь к войне

Когда прямая угроза существованию Османской империи исчезла, турецкие власти пожалели о предоставленных России преференциях. Они сделали ставку на сближение с европейскими державами, где царили антироссийские настроения. Даже Австрия, несмотря на ту помощь, которую ей оказала Россия в ходе венгерских выступлений в 1849 году, видела для себя угрозу в стремлении Санкт-Петербурга добиться независимости для балканских народов.

Также по теме

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года «Величайшая победа флота»: как Синопское сражение стало поводом для британской пропаганды против Российской империи

30 ноября 1853 года российский флот под командованием вице-адмирала Павла Нахимова одержал крупнейшую победу, уничтожив мощную…

На этом фоне попытки Николая I покровительствовать проживавшим в Османской империи христианам европейские политики выставили как борьбу «русского варварства» со вставшими на путь «цивилизованных преобразований» турками. По совету британских дипломатов султан отказал Санкт-Петербургу в праве оказывать протекцию христианам на Балканах и Ближнем Востоке.

Летом 1853 года Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией и, воспользовавшись правом, ранее предоставленным ей султаном, ввела войска в Молдавию и Валахию с целью склонить турок к переговорам. Однако руководство Османской империи, ощущая поддержку западноевропейских держав, выполнять требования Санкт-Петербурга всё равно отказалось и 16 октября объявило России войну. 

30 ноября 1853 года корабли Черноморского флота под командованием вице-адмирала Павла Нахимова в Синопском сражении уничтожили большую часть турецкой эскадры на Чёрном море. Уровень антироссийской пропаганды в европейских средствах массовой информации зашкаливал. Британия начала разрабатывать планы раздела Российской империи путём отчуждения у неё территорий в Восточной Европе и на Кавказе.

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года
  • Репродукция картины «Синопское сражение» (1853) работы художника Алексея Боголюбова, из собрания Центрального Военно-Морского музея в Санкт-Петербурге
  • РИА Новости

27 марта 1854 года Великобритания и Франция объявили России войну. 22 апреля англо-французская эскадра подвергла бомбардировке Одессу. Порт серьёзно пострадал, но огонь береговых батарей не позволил противнику высадить десант.

Российские войска одержали ряд побед над турками на Кавказе, однако за Дунаем вынуждены были отвести свои войска из-за негативной реакции Вены на действия Санкт-Петербурга.

«Крымская война во многом была результатом ошибочной оценки Санкт-Петербургом международного положения. Против России образовалась мощная коалиция, существенно превосходившая её по финансовым и мобилизационным возможностям», — рассказал в интервью RT кандидат исторических наук доцент МГУ имени М.В. Ломоносова Олег Айрапетов.

Война за Крым

Летом 1854 года крупная франко-британская эскадра блокировала российский флот в бухтах Севастополя. Против 14 линейных парусных кораблей, шести фрегатов и шести пароходофрегатов русского Черноморского флота противник выставил 34 линейных корабля и 55 фрегатов (преимущественно паровых). В конце лета из Варны к берегам Крыма выдвинулись ещё 350 кораблей антироссийской коалиции.

Севастополь, несмотря на статус главной базы Черноморского флота, в то время был недостаточно защищён. Чтобы спасти ситуацию, командование направило в город отличившегося ранее на Кавказе и на Дунае военного инженера Эдуарда Тотлебена. Но князь Александр Меншиков, руководивший подготовкой города к обороне, принял его весьма прохладно. Тем не менее Тотлебен всё-таки осмотрел укрепления города и доложил об их катастрофическом состоянии.

В результате инженер возглавил оборонительные работы. Под его руководством всего за несколько недель 6000 рабочих и солдат возвели систему мощных фортификационных сооружений. На естественных высотах вокруг города выросла сеть бастионов.

14 сентября 1854 года близ Евпатории началась высадка более чем 60-тысячного корпуса антироссийской коалиции, основу которого составляли французские войска (около 30 тыс. человек).

Меншиков, посчитавший невозможным остановить врага на этом этапе, сосредоточил свой корпус численностью около 35—36 тыс. человек в удобном для обороны месте — на берегах реки Альма.

Подразделения Владимирского полка в штыковой атаке отбросили Королевских уэльских фузилёров и Шотландскую гвардию. Однако французы из-за недостаточной оперативности действий Меншикова и нехватки российских войск на направлении главного удара смогли захватить центральные высоты в районе реки.

Англо-французские силы потеряли в Сражении на Альме по разным оценкам от 3,3 до 4,5 тыс. человек убитыми и ранеными, российские — от 3,7 до 5,7 тыс. солдат и офицеров.

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года
  • Сражение на Альме, гравюра 1860 года
  • globallookpress.com
  • © World History Archive

21 сентября 1854 года на военном совете было решено затопить часть кораблей Черноморского флота у входа в Севастопольскую бухту, чтобы не позволить вражеской эскадре прорваться к городу. Меншиков опасался оказаться запертым в Севастополе, поэтому отвёл свой корпус в сторону Бахчисарая. Защита города сначала была возложена на 18-тысячный гарнизон под командованием вице-адмиралов Владимира Корнилова и Павла Нахимова.

24 сентября французские войска заняли находящиеся вблизи от города Федюхины высоты. В ночь с 25 на 26 сентября британцы вступили в Балаклаву.

Командование коалиции не решилось сразу штурмовать Севастополь, начав готовиться к осаде.

Оборона Севастополя

Днём начала обороны Севастополя принято считать 17 октября 1854 года — тогда город подвергли синхронной бомбардировке со стороны суши и моря. В этот день на Малаховом кургане был смертельно ранен руководитель обороны города вице-адмирал Владимир Корнилов. Однако принципиальных успехов артиллерийский удар коалиции не принёс, что значительно деморализовало её участников.

25 октября 1854 года между Федюхиными высотами, Сапун-горой и рекой Чёрной произошло Балаклавское сражение. Российскими войсками в нём руководил заместитель Меншикова генерал Павел Липранди.

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года
  • Вид на бухту Балаклавы, 1855 год
  • globallookpress.com
  • © Heritage-Images/Imagestate

Вокруг Балаклавы союзники построили четыре редута, оборонявших подступы к городу, который стал главной базой английского корпуса. Рано утром российские войска выбили турецкий гарнизон с одного из редутов. Затем гусары отбросили тяжёлую британскую кавалерию. Разгневанный лорд Фицрой Раглан, командовавший английским корпусом, отправил в атаку на русские позиции лёгкую кавалерийскую бригаду, примерно две трети которой были выведены из строя всего за 20 минут.

Также по теме

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года «В одиночку против союза сильнейших армий и флотов мира»: какие уроки вынесла Россия из Крымской войны

165 лет назад Великобритания и Франция объявили войну России, поддержав Турцию. Чуть позже к ним присоединилась Австрия. С этого…

Российские войска, находившиеся в меньшинстве (около 16 тыс. против примерно 20 тыс. союзников), одержали победу, но не смогли разгромить английский лагерь.

5 ноября 1855 года произошло Инкерманское сражение. Войска под командованием Меншикова смогли нанести значительные потери англичанам, однако неожиданная атака французов вынудила русские войска вернуться на свои позиции. Исход битвы разочаровал князя Меншикова, разуверившегося в успехе кампании. После того как 17 февраля 1855 года российские войска не смогли овладеть Евпаторией, Николай I сменил Меншикова на генерала Михаила Горчакова.

Союзники к этому времени сосредоточили под Севастополем 170-тысячную армию и предпринимали отчаянные попытки захватить Малахов курган — ключевую точку в обороне города. В войну на стороне коалиции вступила Сардиния.

Защитники Севастополя численно и по обеспеченности войск уступали членам коалиции, но продолжали отчаянно сопротивляться. 18 июня союзники попытались атаковать Малахов курган, но были отбиты, понеся значительные потери.

20 июня был тяжело ранен Тотлебен, а 12 июля от раны, полученной на Малаховом кургане, скончался Нахимов.

С 17 по 20 августа и с 21 августа по 5 сентября Севастополь подвергся тяжелейшим бомбардировкам из 800 орудий. В день погибали до 1000 защитников и жителей города.

«Хотя штатских вывозили из города, многие предпочли остаться. Они помогали строить и ремонтировать укрепления, дети собирали ядра, женщины носили на бастионы воду», — рассказал в беседе с RT историк и писатель, экс-директор Севастопольского государственного архива Валерий Крестьянников.

В начале сентября усиленная бомбардировка заставила замолчать орудия на Малаховом кургане. Город фактически превратился в развалины. 8 сентября французы смогли захватить Малахов курган, но на других позициях не продвинулись. Тем не менее из-за больших потерь российское командование сочло удержание южной части Севастополя бессмысленным. Взорвав пороховые погреба и затопив оставшиеся суда, русские войска по мосту из плотов перешли через бухту на северную сторону города. Союзники вступили в Севастополь 11 сентября 1855 года.

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года
  • Сражение за Малахов курган
  • © Library of Congress

В ходе обороны города прославились такие народные герои, как одна из первых сестёр милосердия Дарья Михайлова (Даша Севастопольская), оборудовавшая для защитников походный перевязочный пункт, матрос Игнатий Шевченко, закрывший своей грудью командира, и его товарищ Пётр Кошка, совершивший многочисленные вылазки на вражеские позиции. В обороне Севастополя участвовали артиллерист Лев Толстой и хирург Николай Пирогов, который первым в российской военной медицине применил гипсовую повязку.

Конец войны

После падения южной части Севастополя в войне наступило относительное затишье. На Балтике, Дальнем Востоке и под Николаевом действия антироссийской коалиции были по большому счёту безуспешными.

«После победы в Первой Опиумной войне западные страны были настроены на успешную кампанию и в России, но этого не произошло. Наполеон III решил, что его страна не готова вести войну «до последнего француза». И к таким выводам его во многом подтолкнуло севастопольское сопротивление», — отметил Олег Айрапетов.

А.П. Боголюбов. Синопский бой 18 ноября 1853 года
  • Армия союзников входит в Севастополь
  • © Library of Congress

30 марта 1856 года под давлением Австрии, заявившей о готовности присоединиться к коалиции, Россия подписала Парижский мирный договор. Союзники возвращали России все крымские города, но Санкт-Петербург отказывался от Карса, части Бессарабии, протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, а также от права иметь военный флот, арсеналы и укрепления на Чёрном море, которое получало нейтральный статус. Положения Парижского договора были отменены только в 1870-е годы. Однако, по мнению историков, если бы не долгая оборона Севастополя, условия мира могли быть для России значительно более болезненными.

По мнению Олега Айрапетова, поражение в Крымской войне подтолкнуло российское руководство к реформам и более взвешенной внешней политике.

«Защитники Севастополя спасли престиж государства и не дали неприятелю продвинуться вглубь страны, изменив ход войны», — подытожил Валерий Крестьянников.

Оборона Севастополя, 250 дней стойкости в Великую отечественную войну

Панорама города Севастополь, фото 1941 год

Панорама города Севастополь, фото 1941 год

В планах немецко-фашистского командования Крыму отводилось большое значение. Овладев полуостровом, гитлеровская Германия получала доступ к Кавказу, где находились советские запасы нефти. Крым также планировалось использовать в качестве базы снабжения южной группы армий. Операция по захвату полуострова являлась частью плана «Барбаросса», который предусматривал стремительное наступление на СССР и завершение войны осенью 1941 года. В штабе противника не могли предвидеть, что вторая оборона Севастополя будет не менее упорной, чем первая.

В свою очередь командование Красной армии стремилось любой ценой сохранить Крым. Полуостров являлся важным плацдармом для советской авиации: бомбардировщики могли из Крыма совершать налеты на Румынию и уничтожать вражеские запасы горючего.

Оборона Севастополя 1941-1942 г.г. надолго сковала силы гитлеровской армии и затормозила их наступление. Вражеские армии понесли настолько значительные потери в боях, что для восстановления их боеспособности понадобилось не менее 1,5 месяцев.

Предыстория и положение сторон

Атаку на Севастополь немецкая авиация осуществила в первый день ВОВ –– 22 июня 1941 года. Для того, чтобы блокировать корабли Черноморского флота в Севастопольской бухте, вражеские самолеты сбросили магнитно-акустические морские мины. Бомбардировки города проводились почти каждые сутки. Появились первые жертвы среди гражданского населения.

Немецкая бомба падает на Севастополь, 1941 год

Немецкая бомба падает на Севастополь, 1941 год

Зенитно-пулеметный расчет ведет огонь по самолету противника

Зенитно-пулеметный расчет ведет огонь по самолету противника

Бойцы Красной Армии ведут огонь из 47-мм противотанковой пушки под Севастополем.

Бойцы Красной Армии ведут огонь из 47-мм противотанковой пушки под Севастополем.

Но советские войска в Севастополе оказались наиболее подготовленными к войне. Силы ПВО отражали атаки фашистской авиации, тральщики освобождали бухту от мин. С первых дней войны Черноморский флот начал активные боевые действия. 26 июня боевые корабли эскадры нанесли удар по румынскому порту Констанца, через который шло снабжение вражеской армии топливом. В ходе сражения 1 из 5 кораблей затонул,  а второй получил серьезные повреждения. В акватории Черного моря не было крупных сражений, но огневая поддержка корабельной артиллерии имела большое значение для сухопутных войск, обороняющих Севастополь.

Часть промышленных предприятий города вывезли в другие регионы страны, а оставшиеся перешли на выпуск военной продукции. Имеющие стратегическое значение заводы, госпитали, склады, казармы были спущены в подземные штольни, созданные еще в XIX веке. Началась эвакуация гражданского населения. Было собрано народное ополчение в количестве 15 тыс. бойцов.

Положение Красной армии на других фронтах в конце лета 1941 года было крайне сложным. Противник захватил большую часть Украины, в том числе Киев. К середине сентября 1941 года немецко-фашистские войска оказались на подступах к полуострову. Было принято решение отозвать вооружённые силы, защищавшие Одессу, для участия в обороне Севастополя.

Атака солдат Вермахта позиций Красной Армии под Севастополем

Атака солдат Вермахта позиций Красной Армии под Севастополем

Захват Крыма с суши был возможен только через Перекопский перешеек. Оборону полуострова осуществляла 51-я отдельная армия под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Две стрелковых дивизии прикрывали Арабатскую стрелку, Чонгарский полуостров и Перекоп. 106-я стрелковая дивизия защищала южный берег озера Сиваш. Еще 4 дивизии охраняли побережье. Перед 271-й стрелковой дивизией и кавалеристскими подразделениями стояла задача предотвращать высадку вражеских десантов.

В наступление на Крым была брошена 11-я немецкая армия под командованием Эриха фон Манштейна. В ее рядах насчитывалось более 200 тыс. солдат, свыше 600 самолетов, 400 танков и 2000 орудий. 12 сентября передовые отряды вражеской армии подошли к полуострову. В ходе жестоких боев в сентябре 1941 года немецкие войска прорвались через Перекопский перешеек. Советская армия отошла на Ишуньские позиции.

Наступление на Ишуньские позиции началось 18 октября. Советские войска оказывали упорное сопротивление немецкой армии, несмотря на значительное превосходство противника в живой силе, технике и авиации. В результате 5-дневных изнурительных боев советские войска были вынуждены отойти вглубь полуострова. 26 октября войско Манштейна получила свежие подкрепления и смогла развить успех.

Колонна румынской горнострелковой бригады в направлении Севастополя, 1941 год

Колонна румынской горнострелковой бригады в направлении Севастополя, 1941 год

Подразделения Красной армии отступили к Севастополю и Керчи. По предложению, внесенному командиром 172-й стрелковой дивизии полковником И. А. Ласкиным, 4  стрелковых и 3 кавалерийских дивизии Приморской армии отходили к Севастополю окружным путем через Крымские горы. Эту группу преследовали 2 дивизии немецкой пехоты. Основные силы неприятеля направились к городу напрямую.

Ход обороны Севастополя

К началу войны город не был защищен укреплениями с суши. В июле началось строительство трех линий обороны, которое было окончено к 1 ноября 1941 года. Работами руководил инженерный отдел флота под командованием В. Г. Парамонова — военного инженера I ранга. Передовые укрепления имели протяженность около 35 км, а тыловые, находящиеся в 2-3 км от Севастополя – 19 км. В систему обороны входили артиллерийские батареи и минные поля. Третий, главный рубеж обороны, расположенный между Керчью и Балаклавой, к началу штурма города не был завершен до конца. Защита бухты Севастополя обеспечивалась береговой артиллерией и кораблями Черноморского флота.

Солдаты Вермахта у разрушенной башни №2 батареи № 30 в Севастополе.

Солдаты Вермахта у разрушенной башни №2 батареи № 30 в Севастополе.

Датой начала обороны Севастополя считается 29 октября 1941 года. Командующий немецкой армией считал Севастополь слабой крепостью и был уверен, что город не будет долго сопротивляться. 30-31 октября гитлеровские войска предприняли первую попытку овладеть городом с ходу. После ее провала неприятель перешел к планомерной осаде.

Зенитно-артиллерийский полк ПВО под Севастополем, Крым, СССР 1942 год

Зенитно-артиллерийский полк ПВО под Севастополем. Крым, СССР 1942 год

4 ноября войска флота и сухопутные подразделения, в том числе прибывшие из Одессы части Приморской армии, были объединены в Севастопольский оборонительный район. Его командиром назначен вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, а его заместителем — генерал-майор И. Е. Петров. Защитники города располагали 170 артиллерийскими орудиями и 100 самолетами. Общее количество бойцов составляло порядка 50 тыс. человек. Множество жителей города вступило в народное ополчение. Отдельный батальон был сформирован из курсантов военного ВМУ береговой обороны. В ночь с 29 на 30 октября курсанты совершили 35 километровый ночной переход, имея при себе оружие, боеприпасы и различное снаряжение. Военные моряки приняли первый удар неприятеля.

Защита Севастополя длилась 250 дней. Мужественно обороняясь, советские войска надолго сковали значительные силы противника. Существование укрепленной военно-морской базы в тылу задержало наступление немецко-фашистских войск на Южном фронте. Неприятель не смог развить успех, достигнутый под Харьковом в мае 1942 года, где 3 советских армии попали в окружение, так как значительная часть немецкой авиации была задействована под Севастополем. Стойкость и героизм севастопольских бойцов стала достойным вкладом в дело общей победы в Великой Отечественной войне.

Первое наступление немцев на Севастополь

Первое наступление немецких войск на город началось 11 ноября. Главный удар противника был направлен на Балаклаву. В наступлении были задействованы 4 пехотные дивизии, моторизованный отряд и румынская мотобригада. Дополнительная атака проводилась вдоль долины Кара-Кобя. В ходе ожесточенных боев немцы смогли ценой больших потерь вклиниться на отдельных участках в передовой оборонительный рубеж. После этого противник был вынужден с 21 ноября возобновить осаду.

Солдаты Вермахта в захваченном доте под Севастополем

Солдаты Вермахта в захваченном доте под Севастополем

По решению командования Черноморского флота военные корабли в начале ноября 1941 года перебазировались в порты Кавказа. Но суда периодически заходили в бухту Севастополя, обеспечивая защитников подкреплением, боеприпасами, медикаментами и продуктами питания.

Второе наступление немцев на Севастополь

Немецко-фашистское командование планировало возобновить штурм города 27 ноября. Операцию пришлось отложить, так как вследствие погодных условий и действий партизан было нарушено снабжение 11-й армии. Из строя вышли 4 из 5 паровозов, принадлежавших неприятелю и почти половина авто-гужевого транспорта.

Улицы Севастополя после бомбового удара

Улицы Севастополя после бомбового удара

Второе наступление немцев на Севастополь началось 17 декабря. В штурме города участвовали 7 пехотных дивизий, 2 горнострелковые бригады, 150 танков, 300 самолетов, более 1000 орудий и минометов. Для разрушения оборонных сооружений противник использовал крупнокалиберную артиллерию, в том числе сверхтяжелые осадные гаубицы и 800-мм орудие класса «Дора», весившее 1000 тонн.

Основной удар противник наносил через Мекензиевы горы по направлению к Севастопольской бухте. Вспомогательный удар был направлен на Инкерман. Немецко-фашистская армия почти в 2 раза превосходила защитников Севастополя по численности и огневой мощи. В районе Мекензиевых гор создалось опасное положение — неприятель вклинился в расположение советских войск. Чтобы избежать прорыва немцев к Севастопольской бухте, в Ставке было принято решение об усилении оборонявшихся двумя стрелковыми дивизиями и одной бригадой, доставленными по морю.

Крейсер «Ворошилов» и линкор «Парижская коммуна» , Севастополь 1942 год

Крейсер «Ворошилов» и линкор «Парижская коммуна» , Севастополь 1942 год

При поддержке кораблей Черноморского флота и авиации Красная армия перешла в контрнаступление и отбросила противника. 25 декабря началась Керченская десантная операция. Советское командование планировало силами десанта уничтожить войска неприятеля в районе Керчи, деблокировать Севастополь и в дальнейшем освободить Крым. Для борьбы с советским десантом немцам пришлось оттянуть значительные силы от Севастополя, что облегчило положение защитников города. Но несмотря на первоначальный успех, Керченская операция кончилась провалом.

Третье наступление немцев на Севастополь

В конце мая 1942 года советские войска были вынуждены оставить Керченский полуостров. Часть подразделений 51-й армии эвакуировалась на материк. После ликвидации Крымского фронта оборона Севастополя не могла долго продолжаться.

Под Севастополем была сосредоточена почти вся 11-я немецкая армия, насчитывавшая свыше 200 тыс. человек. Противник располагал 2 тыс. орудий, 450 танками, 600 самолетами. Советские войска, получившие пополнение в начале июня, имели 106 тыс. человек, 600 орудий, 38 танков и 53 самолета. Город был полностью блокирован с суши.

В этот же период противник предпринял активные меры против Черноморского флота. Для этой цели неприятель использовал торпедные катера, сторожевые катера и подводные лодки, которые базировались в Евпатории и Ялте. Значительную роль играла авиация. По плану немецкого штаба морская блокада должна была ослабить защитников и облегчить взятие города. Без подвоза подкрепления и боеприпасов Севастополь не мог долго сопротивляться, несмотря на опытность командования и героизм рядовых солдат и матросов. То количество снарядов, которое все же удавалось доставить в осажденный город, не покрывало расхода. Вследствие этого советским артиллеристам приходилось снижать плотность огня. Зенитная артиллерия не могла сбивать вражеские самолеты, из-за чего немцы усилили бомбардировки города.

Эсминец «Ташкент» идет в Севастополь

Эсминец «Ташкент» идет в Севастополь

Крейсере «Красный Кавказ» на подходе к Севастополю

Крейсере «Красный Кавказ» на подходе к Севастополю

С 27 мая Севастополь почти ежедневно подвергался артиллерийским обстрелам и бомбардировками с воздуха. 7 июня после продолжительной артиллерийской подготовки немецкая армия перешла в наступление. Главный удар пришелся на восточный берег Севастопольской бухты, вспомогательный — на юго-восточную окраину города. В течение 5 дней велись упорные бои, в результате которых советским войскам пришлось отступить. 18 июня противник вышел к Инкерману и Сапун-горе.

22-26 июня защитники получили последнее пополнение — 142-ю стрелковую бригаду. В этот период морская блокада усилилась: авиацией неприятеля были потоплены несколько судов Черноморского флота. Лидер «Ташкент» стал последним из надводных кораблей, прорвавшихся в город. Для доставки боеприпасов и вывоза раненых стали использоваться транспортные самолеты, делавшие вылеты из Краснодара в ночное время.

29 июня немецкие войска возобновили штурм. Враг наступал практически по всей линии фронта, кроме Балаклавы. Немцы вели себя крайне самоуверенно, из-за чего понесли большие потери. В дальнейшем они стали более осмотрительны и передвигались только после предварительной артиллерийской подготовки.

Но положение советских войск также было крайне тяжелым. Создалась реальная угроза захвата Севастополя противником. В результате авиаударов и артиллерийских обстрелов отдельные подразделения были полностью уничтожены. У защитников осталось всего 18 тыс. солдат, 200 орудий полевой артиллерии и 20 орудий ПВО. К вечеру 29 июня немецкие подразделения прочно закрепились в районе Сапун-горы.

В ночь с 29 на 30 июня советское командование произвело перегруппировку войск. В эту же ночь авиация Черноморского флота нанесла удар по кораблям противника в порту Ялта. Самолеты Севастопольского оборонительного района также совершили вылет и провели бомбардировку вражеских позиций. Днем авиацию невозможно было использовать из-за того, что немецкие истребители блокировали аэродром.

30 июня противник продолжил наступление. Многократное преимущество в боевой технике и живой силе позволяло немецким войскам вклиниваться в линию обороны в нескольких местах. Многие советские подразделения попали в окружение и были уничтожены. К вечеру 30 июня немецкая армия захватила все основные подступы к Севастополю. Защитники были вынуждены отступить к Херсонесу и бухтам Казачья и Камышовая.

1 июля немцы контролировали почти все побережье в районе Севастополя. Советские бойцы, зная о невозможности эвакуации, упорно сопротивлялись. Они уничтожали все стратегически важные объекты, оборудование заводов, склады, запасы продовольствия.

Бойцы КА на отдыхе, Севастополь 1942 год

Бойцы КА на отдыхе, Севастополь 1942 год

Вторая оборона Севастополя продолжалась вплоть до 4 июля 1941 года. У защитников оставалось лишь стрелковое оружие и небольшое количество мелкокалиберной артиллерии. Большинство бойцов погибло или попало в плен. Незначительная часть защитников была вывезена самолетами, подводными лодками и мелкими судами. Отдельным группам удалось прорваться к партизанам.

За взятие города командующий немецкой армией генерал-полковник фон Манштейн получил звание фельдмаршала.

Оккупация Севастополя

По плану, разработанному еще в начале 1941 года, Крым должен был стать одной из областей Германии. Севастополь переименовывался в Готсбург, а Симферополь — в Теодорихсхафен. Полуостров планировалось полностью заселить немцами.

За месяц до взятия Севастополя немцы сформировали оккупационные органы управления. Была создана военная комендатура, управление службы безопасности и городская управа, во главе с бургомистром. Также была созвана полиция из местных жителей, проявлявшим лояльность к оккупантам. Местная комендатура полностью подчинялась немецким властям. Ее основной задачей было снабжение немецких властей продовольствием.

Разрушенное депо в Севастополе

Разрушенное депо в Севастополе

Немецкие солдаты на улицах Севастополя

Немецкие солдаты на улицах Севастополя

К сожалению, советские войска не успели при отступлении уничтожить документацию городского отдела НКВД, паспортного стола и ЗАГСа, которая попала в руки немцев. С помощью этой документации немцы смогли провести учет всего трудоспособного населения и выявить лиц, считавшихся политически опасными. К концу августа 1942 года было казнено 1,5 тыс. человек, среди которых члены партии, комсомольцы, руководители предприятий, сотрудники милиции, лица, награжденные правительственными наградами и представители некоторых этнических групп. Расстреливали людей, обнаруженных в чужом доме без документов, и жителей этого дома.

В первые месяцы оккупации проводились показательные казни случайных прохожих, задержанных на улице. Многие жители города умерли с голоду: продовольственные пайки получали только лица, сотрудничавшие с оккупантами и работники немногочисленных предприятий.

Пленные бойцы Красной Армии под Севастополем

Пленные бойцы Красной Армии под Севастополем

Для жителей города вводился комендантский час. Всех, кого задерживали на улицах в зимнее время с 17 до 6 ч. и в летнее с 20 до 6 ч. подвергали проверке и отправляли на принудительные работы сроком до 10 дней.

На территории Севастополя было создано более 20 лагерей военнопленных, где за период оккупации  уничтожено более 15 тыс. человек. Свыше 45 тыс. жителей города захватчики угнали на работы в Германию.

Во время осады и оккупации Севастополь был почти полностью разрушен. Вышли из строя водопровод, канализация, отсутствовало электричество, промышленные предприятия были взорваны противником при отступлении. К маю 1944 года население города уменьшилось до 3-х тыс. жителей.

Освобождение Севастополя

Полуостров Крым освободили в ходе Крымской наступательной операции, которая проводилась 8 апреля — 12 мая 1944 года. Операция проводилась войсками 4-го Украинского фронта и Приморской армии. Немецкие и румынские подразделения в Крыму занимали выгодные для обороны позиции.

Освобождение Севастополя

Освобождение Севастополя

По плану советского командования основной удар необходимо было наносить с плацдарма в районе Керчи по направлению к Симферополю и Севастополю. Большое значение отводилось Черноморскому флоту, который должен был блокировать противника с моря и содействовать армии во время боев в прибрежной полосе.

8 апреля советские войска начали наступление. 15-16 апреля подразделения Красной армии подошли к Севастополю и начали подготовку к штурму, который был назначен на 5 мая. Противник учел ошибки войск, допущенные во время обороны Севастополя,  и значительно укрепил оборонительные сооружения. Особо жестокие бои велись на участке Карань и возле Сапун-горы. 6 мая советские войска заняли город. Остатки немецких подразделений отступили на мыс Херсонес, где впоследствии были взяты в плен.

Итоги обороны Севастополя

В течении 250 дней защитники Севастополя мужественно противостояли многократно превосходящим силам противника, сдерживая наступление немецкой армии. После сдачи города положение Красной армии значительно ухудшилось. Был утерян важный стратегический плацдарм, позволявший советскому флоту и армии действовать в водах Румынии. Погибли бойцы и командиры, приобретшие ценный боевой опыт. Потери Красной армии составили свыше 150 тыс. человек.

Но немецкой армии дорого далась победа. По карте боев видно, что за период обороны Севастополя вплоть до июня 1942 года защитники успешно отражали атаки противника, который не смог добиться значительного успеха, несмотря на численное преимущество. Более 300 тыс. немецких солдат и офицеров были убиты или получили тяжелые ранения. Оборона Севастополя продолжалась намного дольше, чем планировали в штабе немецкой армии. Столь необходимые фронту самолеты и артиллерия были задействованы на штурме города. Противник был лишен возможности использовать 11-ю армию в операции под Харьковом, вследствие чего скорость наступления немецко-фашистских войск замедлилась. Неприятель смог усилить активность на южном направлении только после падения Севастополя.

Освобождение Севастополя, 1944 год

Освобождение Севастополя, 1944 год

46 защитникам города присвоели звание Героя Советского Союза. В 1942 году учреждена медаль «за оборону Севастополя», которой было награждено свыше 40 тыс. человек. В 1945 году Севастополь стал городом-героем.

После войны построено множество памятников, связанных со значимыми датами обороны Севастополя: мемориальные комплексы на Сапун-горе и Малаховом кургане, памятник Вечной Славы, памятник солдату и матросу, обелиск городу-герою, памятник адмиралу Ф. С. Октябрьскому и многие другие.

 

Падение Севастополя — невыученный урок

Fall of Sevastopol - an unlearned lesson Статья Виктора Медведева «Время, которого не было», посвященная обстоятельствам сдачи Севастополя в июле 1942 года, опубликована в 41 «Независимом военном обозрении» (от 28.10.16). Судя по всему, автор использовал источники, опубликованные в 1970 году, в лучшем случае 1985 году. Между тем за последнюю четверть века И.С. Маношина и другие авторы, а также я, грешник, опубликовали несколько книг, в которых раскрыты истинные причины сдачи Севастополя.Что ж, Медведев с ними не спорит, а просто не замечает.
На самом деле причиной сдачи Севастополя стала глупость и непрофессионализм наших высших адмиралов. Утверждение? Так что начни сгибать пальцы.

Призрачные танки

В первые 10 лет причиной сдачи Севастополя считалось многократное превосходство противника в самолетах, танках, артиллерии и живой силе. Увы, это тоже была ложь. Так, например, полчища немецких танков, торчащих по Крымскому полуострову, сбившись в стадо из 300-400 машин, существовали только в воспоминаниях наших генералов, того же Батова.Фактически, когда 11-я армия генерал-полковника Манштейна ворвалась в Крым, у него не было ни одного танка и одной (!) Дивизии самоходных установок 190 — восемнадцати машин StuG. Iii.

Ну а у советских войск, оборонявших Крым, было 10 Т-34 и 56 плавающих танков Т-38.

На начало июня 1942 года защитники Севастополя разместили 47 танков (Т-34, БТ-7, Т-26, Т-37, Т-27) и 7 бронемашин. Что ж, у немцев было не 450 танков, как до сих пор утверждают наши историки, а 17 трофейных французских танков Б-2 и четыре трофейных танка КВ, а также две дивизии (190 и 197) штурмовых 7,5-сантиметровых орудий.

А как же немецкая 22-я танковая дивизия, как указано в сводках Информационного бюро и во всех воспоминаниях наших военачальников? Ни одного его танка под Севастополем не было. 22-я танковая дивизия прибыла в апреле 1942 года по железной дороге на Керченский полуостров. А после полного разгрома советских войск в Керчи с 21 по 24 мая 1942 года была отправлена ​​17-я армия. 22-я дивизия вела боевые действия в районе Ростова-на-Дону, а затем и на Кавказе.

Несколько лет назад очень компетентный доктор наук, профессор Военно-морской академии опубликовал работу, в которой он связал падение Севастополя с нехваткой транспорта для снабжения Севастопольского оборонительного района (ОПЗ) боеприпасами и продовольствием, которые были полностью поглощены окончанием обороны Севастополя. Я проверил цифры, они в основном правильные, только сотни малых судов, которые были полностью подготовлены в портах Кавказа, не учитывались. Но, увы, у трагедии Севастополя были совсем другие причины.

Для начала советское военное командование, начиная с 20-х годов прошлого века, готовилось исключительно к оборонительной войне с англичанами, а на Дальнем Востоке — с японскими флотами. Бои на Черном и Балтийском морях должны были проходить по тому же сценарию: Великий флот пытается атаковать главную советскую военно-морскую базу, то есть Севастополь или Кронштадт. Поэтому наши моряки заранее поставили тысячи якорных мин перед своим б

.

Осада Севастополя | Исторический атлас Европы (5 ноября 1854 г.)

Изменить Атлас Арктика Северная Америка Южная Америка Северная Африка К югу от Сахары Восточное Средиземноморье Европа Северная Евразия Азиатско-Тихоокеанский регион Восточная Азия Южная Азия Австралазия Игра престолов

Изменить дату 31 декабря 6AD 9 сен. 1 сен 16AD 1 октября 18AD 30 июн 26AD 29 февраля 36 г. 23 января 41 г. 16 августа 43 г. 30 апреля 47 г. 31 августа 49 г. 15 января 54 г. 31 июля 59 г. 15 октября 60 г. 15 ноя 62AD 3 октября 66 г. 7 июн 68AD 14 янв 69AD 14 апреля 69 г. 15 июля 69 г. 24 октября 69 г. 16 декабря 69 г. 14 апреля 70 г. 15 апреля 74 г. 24 октября 79 г. 2 августа 84 г. 29 августа 88 г. 18 сентября 96 г. 5 июл 102 8 августа 106 11 августа 107 19 октября 113 23 сен 114 14 октября 115 15 сен 116 10 августа 117 17 июля 122 30 ноя 132 26 апреля 142 31 октября 161 г. 24 апреля 166 27 августа 170 3 мая 175 16 марта 180 30 декабря 192 19 апреля 193 г. 31 марта 194 19 февраля 197 28 января 198 г. 202 декабря сумма 210 213 сен сумма 216 8 июн 218 28 апреля 224 6 апреля 227 осень 232 осень 235 2 апреля 238 9 мая 238 сумма 242 26 сентября 1815 г. 27 сен 1818 28 сентября 1820 г. 22 апреля 1821 г. 31 августа 1823 г. 23 октября 1824 г. 14 сентября 1826 г. 20 октября 1827 г. 30 октября 1828 г. 13 сентября 1829 г. 14 июня 1830 г. 23 сентября 1830 г. 26 февраля 1831 г. 17 февраля 1832 г. 21 декабря 1832 г. 6 мая 1833 г. 27 июля 1833 г. 17 июня 1834 г. 20 июня 1837 г. 15 июля 1840 г. 27 ноября 1840 г. 10 сентября 1844 г. 3 ноября 1847 г. 24 февраля 1848 г. 21 марта 1848 г. 11 апреля 1848 г. 3 мая 1848 г. 23 июня 1848 г. 24 июля 1848 г. 26 августа 1848 г. 29 октября 1848 г. 19 декабря 1848 г. 23 марта 1849 г. 14 апреля 1849 г. 9 мая 1849 г. 26 мая 1849 г. 3 июля 1849 г. 28 августа 1849 г. 29 апреля 1850 г. 29 ноября 1850 г. 2 декабря 1852 г. 28 марта 1854 г. 5 ноября 1854 г. 30 марта 1856 г. 1 апреля 1857 г. 24 января 1859 г. 4 июня 1859 г. 25 августа 1859 г. 3 декабря 1859 г. 29 мая 1860 г. 22 октября 1860 г. 17 марта 1861 г. 24 декабря 1863 г. 30 октября 1864 г. 14 июня 1866 г. 24 июня 1866 г. 22 июля 1866 г. 21 декабря 1867 г. 1 сентября 1870 г. 20 сентября 1870 г. 28 января 1871 г. 10 мая 1871 г. 2 января 1878 г. 17 марта 1878 г. 20 октября 1878 г. 15 ноя 1884 4 января 1894 г. 19 сентября 1898 г. 8 апреля 1904 г. 31 марта 1906 г. 7 октября 1908 г. 1 июля 1911 г. 17 мая 1912 г. 23 апреля 1913 г. 31 июля 1913 г. 25 сентября 1913 г. 28 июня 1914 г. 4 августа 1914 г. 5 сентября 1914 г. 26 декабря 1914 г. 26 апреля 1915 г. 4 ноября 1915 г. 21 февраля 1916 г. 20 сентября 1916 г. 12 января 1917 г. 6 апреля 1917 г. 11 июля 1917 г. 7 нояб.1917 г. 1 декабря 1917 г. 20 марта 1918 г. 18 июля 1918 г. 20 сентября 1918 г. 25 октября 1918 г. 8 нояб.1918 г. 11 нояб.1918 г. 4 декабря 1918 г. 10 января 1919 г. 9 апреля 1919 г. 28 июня 1919 г. 10 сен 1919 27 нояб.1919 г. 6 апреля 1920 г. 4 июня 1920 г. 10 августа 1920 г. 12 нояб.1920 г. 20 марта 1921 г. 23 августа 1921 г. 28 июня 1922 г. 28 октября 1922 г. 8 ноября 1923 г. 1 декабря 1925 г. 30 января 1933 г. 7 марта 1936 г. 20 июля 1936 г. 13 марта 1938 г. 2 нояб.1938 г. 15 марта 1939 г. 23 августа 1939 г. 16 сентября 1939 г. 11 марта 1940 г. 21 апреля 1940 г. 25 мая 1940 г. 21 июня 1940 г. 7 сен 1940 3 ноября 1940 г. 26 февраля 1941 г. 16 апреля 1941 г. 21 июня 1941 г. 31 августа 1941 г. 4 декабря 1941 г. 20 января 1942 г. 27 июня 1942 г. 16 сентября 1942 г. 8 нояб.1942 г. 22 ноября 1942 г. 29 декабря 1942 г. 22 февраля 1943 г. 19 марта 1943 г. 12 июля 1943 г. 30 сентября 1943 г. 29 января 1944 г. 20 июня 1944 г. 30 августа 1944 г. 17 октября 1944 г. 24 декабря 1944 г. 24 марта 1945 г. 2 мая 1945 г. 14 мая 1945 г. 13 июля 1945 г. 19 апреля 1946 г. 10 февраля 1947 г. 1 августа 1948 г. 7 октября 1949 г. 21 сентября 1955 г. 7 нояб.1956 г. 22 февраля 1958 г. 26 июня 1963 г. 26 мая 1972 года 15 июня 1977 г. 25 апреля 1982 г. 10 ноя 1989 г. 3 октября 1990 г. 28 февраля 1991 г. 27 июня 1991 г. 19 августа 1991 г. 6 сен 1991 9 декабря 1991 г. 25 декабря 1991 г. 22 июня 1992 г. 1 нояб.1993 г. 12 июня 1999 г. 13 апреля 2003 г. 16 августа 2008 г. 19 марта 2011 г. 18 марта 2014 г. 23 мая 2014 г. 17 июл 2014 7 октября 2015 г. 27 октября 2017 г. 31 января 2020

Изменить главу (-27 — 68) Династия Юлиев-Клавдиев (68 — 96) Династия Флавиев (96 — 192) Династия Нерва-Антонинов (192 — 235) Династия Северан (235 — 285) Кризис третьего века (285 — 1815) НА ЭТОТ ПЕРИОД НЕТ КАРТ (1815 — 1848) Конгресс Европы (1848 — 1850) Весна народов (1850 — 1859) Крымская война (1859 — 1862) Объединение Италии (1862 — 1871) Объединение Германии (1871-1914) Императорская Европа (1914-1918) Великая война (1918-1922) Перемирие в Европе (1922-1939) Подъем фашизма (1939-1942) Вторая мировая война: блицкриг (1942-1945) Вторая мировая война: падение Третьего рейха (1945 — 1990) Холодная война (1990 — 2010) Европа после холодной войны (2010 -) Кризис Европы

Изменить карту Вторая французская империя Начало Крымской войны Осада Севастополя Конец Крымской войны Большая игра

,

Панорамы 360 ° / VR-изображения из Севастополя

Севастополь (украинский: Севастополь, русский: Севастополь, крымскотатарский: Aqyar) (см. Произношение ниже) — портовый город в Украине, расположенный на черноморском побережье полуострова Крым. Его население составляет 342 451 человек (2001 г.) [1]. Город, ранее являвшийся базой Черноморского флота СССР, теперь является украинской военно-морской базой, совместно используемой ВМС Украины и России.

Уникальное географическое положение и навигационные условия городских гаваней делают Севастополь стратегически важным военно-морским пунктом.Это также популярный морской курорт и туристическое направление, в основном для гостей из стран Содружества Независимых Государств (СНГ).

Торговое и судостроительное значение порта Севастополя росло после распада Советского Союза, [цитата необходима], несмотря на трудности, возникающие из-за совместного военного контроля над его портами и пирсами.

Севастополь также является важным центром исследований морской биологии. В частности, изучение и дрессировка дельфинов ведется в городе с конца Второй мировой войны.Впервые это была секретная военно-морская программа по использованию животных для специальных подводных операций.

История

Севастополь вместе с Кронштадтом и Гибралтаром — одна из самых известных военно-морских цитаделей в Европе. Он был основан в 1783 году Григорием Потемкиным, когда Россия аннексировала Крымский полуостров. Он стал важной военно-морской базой, а затем и торговым портом. В 1797 году указом императора Павла I военная крепость была переименована в Ахтиар. Наконец, 29 апреля (10 мая) 1826 г. городу было возвращено имя Севастополь.


Музей-панорама Севастополя Одним из наиболее заметных событий, связанных с городом, является осада Севастополя (1854–1855), осуществленная британскими, французскими, сардинскими и турецкими войсками во время Крымской войны, которая длилась 11 месяцев. Несмотря на все усилия, русская армия была вынуждена покинуть свой опорный пункт и эвакуироваться по понтонному мосту к северному берегу залива. Русским пришлось потопить весь свой флот, чтобы не допустить его попадания в руки врага и в то же время заблокировать вход западных кораблей в залив.Когда вражеские войска вошли в Севастополь, они столкнулись с руинами некогда славного города.

Панорама осады, созданной Францем Рубо и восстановленной после ее разрушения в 1942 году, размещается в специально построенном круглом здании в городе. На нем изображена ситуация в разгар осады 18 июня 1855 года.


Памятник Эдуарду Тотлебену в Севастополе (1909 год). Во время Второй мировой войны Севастополь выдержал немецкие бомбардировки в 1941–1942 годах во время осады Оси, которая длилась до За 250 дней до его падения в июле 1942 года.Город был переименован в «Теодориххафен» в 1942 году. Он был освобожден Красной Армией 9 мая 1944 года, а годом позже был удостоен звания «Город-герой».

В 1957 году город Балаклава вошел в состав Севастополя.

В советское время Севастополь превратился в так называемый «закрытый город». Это означало, что любые нерезиденты должны были обращаться к властям за разрешением на временное посещение города. Он напрямую подчинялся центральным властям РСФСР, а не местной области, а позже (после 1978 г.) украинской администрации.

10 июля 1993 года российский парламент принял постановление, провозгласившее Севастополь «федеральным городом России». В то время многие сторонники тогдашнего президента Ельцина перестали принимать участие в работе парламента. В мае 1997 года Россия и Украина подписали договор «О мире и дружбе», исключающий территориальные претензии Москвы к Украине.

Как и в остальной части Крыма, русский язык остается преобладающим языком в городе, хотя после обретения Украиной независимости были предприняты некоторые попытки украинизации, которые не имели большого успеха.Назначенные правительством Украины власти сохраняют формальный контроль над жизнью Севастополя (например, налогообложение и гражданскую полицию) и стараются избегать конфронтации с командованием базы на Черном море и пророссийскими группами. Несколько лет назад городской совет, в котором доминируют коммунисты, отклонил ссуду ЕБРР на ремонт некачественной канализационной системы Севастополя, заявив, что проект направлен на усиление зависимости города от правительства Украины и Запада.

Молодежная политическая организация «ЗЕ», выступающая за получение российского гражданства для жителей Севастополя, в 2004 году опубликовала опрос, в котором утверждалось, что «72% севастопольцев поддерживают идею независимого статуса Крыма… Кроме того, 95% опрошенных поддерживают постоянное пребывание Черноморского флота России в Севастополе даже после 2017 года, когда истекает срок соответствующего соглашения между Россией и Украиной. Также 100% опрошенных высказываются за соответствие права двойного гражданства — российского и украинского — гражданам Севастополя. Хотя примечательно, что в случае получения российского гражданства только 16% севастопольцев готовы отказаться от украинского.

Список достопримечательностей

  • Национальный археологический заповедник Херсонес
  • Музей-панорама (Героическая оборона Севастополя в Крымскую войну)
  • Малахов курган (Курган) с Белой башней
  • Владимирский собор (Владимирский собор) на Центральной горе
  • Памятник затонувшим кораблям на Морском бульваре
  • Музей Черноморского флота России
  • Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г., Музей диорамы (Вторая мировая война)
  • Братское (коммунальное) военное кладбище

Демография

Население самого Севастополя составляет 342 451 человек (2001 г.), что делает его 15-м по величине городом Украины и крупнейшим в Крыму.В городской агломерации проживает 961 885 человек (2008 г.). Согласно Всеукраинской переписи населения 2001 года, этнические группы Севастополя включают русских (71,6%), украинцев (22,4%), белорусов (1,6%), татар (0,7%), крымских татар (0,5%), армян (0,3%). ), Евреи (0,3%), молдаване (0,2%) и азербайджанцы (0,2%).

http://en.wikipedia.org/wiki/Sevastopol

,

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.