Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Поход владимира на византию: Взятие крепости Корсунь: как князь Владимир в Византию жениться ходил, а потом и Русь крестил | Истории об истории

Содержание

Взятие крепости Корсунь: как князь Владимир в Византию жениться ходил, а потом и Русь крестил | Истории об истории

Русско-византийская война 988 или 989 года во всех древних летописях неразрывно связана с крещением Руси. Однако ни точные даты, ни хронологию событий доподлинно определить до сих пор не удалось.

Все версии и домыслы базируются на четырех ключевых деяниях киевского князя Владимира, произошедших примерно в одно время:

· Осадил и захватил греческий Корсунь (Херсонес Таврический) в Крыму.

· Женился на сестре византийского императора Василия II.

· Отрядил в качестве военной помощи Византии отряд русских воинов.

· Провел крещение Руси.

Н. Рерих. Поход Владимира на Корсунь

Мирный договор или силовое вмешательство?

В Византии в того периода сложилась непростая для правящего императора Василия II политическая ситуация. Череда предательств и мятежей вылилась в междоусобную войну внутри страны, отягощенную пограничными столкновениями с болгарами.

Василий крайне нуждался в военной помощи.

Киевский князь Владимир к тому времени полностью овладел властью на Руси, разобравшись в междоусобных войнах с остальными претендентами на престол. Он хотел объединить свой народ единой религией и выбрал православие.

И. Эггинк. Великий князь Владимир избирает религию

Таким образом, Русь и Византия заключили взаимовыгодный союз: Василий получил военную помощь и окончательно одолел мятежные войска, а Владимир упрочил свое положение, породнившись и разделив религию со знатным соседним государством.

Однако возникает вопрос: если Владимир сблизился с Византией, зачем же он начал поход против византийской Корсуни? Самым простым ответом является версия, что город в ту пору был захвачен силами мятежного военачальника, и Владимир просто отвоевал его для императора Василия.

Также имеется и другое объяснение нападения на Корсунь. Возможно, получивший военную помощь византийский император не спешил отдавать свою сестру, Анну, за Владимира, считая его недостойным высокого родства. В ответ на столь низкое поведение киевский князь захватил греческий город, угрожая двинуться на Константинополь. После этого Василий все-таки дал согласие на брак, поставив непременным условием крещение Руси.

Взятие Корсуни

Как бы то ни было, но в 988 или 989 году князь Владимир со своим воинством прибыл на ладьях к стенам крепости Корсунь, располагавшейся в Крыму (на территории современного Севастополя).

Руины Херсонеса

Сходу русским витязям твердыню взять не удалось. Крепость стояла прямо на берегу моря и со всех сторон была окружена неприступной стеной.

По периметру Корсуни возвышались 32 мощные башни. Стены между ними достигали 4 метра в толщину и 12 метров в высоту. Кроме того, со стороны суши подходы к укреплениям закрывал дополнительный каменный вал.

Князь Владимир начал осаду города, которая продолжалась несколько месяцев. Судя по сохранившимся историческим источникам, военачальник был неплохо знаком с навыками инженерной войны. Однако благодаря мерам, предпринятым защитниками города, земляные работы не принесли результатов.

Миниатюра. Поход Владимира на Корсунь

Неизвестно, как повернулись бы события, но за стенами города у Владимира появился союзник. В лагерь русских ратников со стрелой прилетела записка, где указывалось местоположение подземного акведука, снабжавшего крепость водой. Князь перерезал водопровод, и Корсунь была вынуждена сдаться.

Впрочем, после захвата город почти сразу передали обратно Византийской империи, а князь Владимир вернулся домой с молодой женой и принес с собой православную веру.

Понравилась статья? Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Вам будет интересно:
Как гуляй-город спас Русь от разорения и захвата
Дела семейные: как разводились в Древней Руси

Русско-византийская война 988 года - Энциклопедия России



Русско-византийская война 988 года (взятие Корсуни) — осада и захват киевским князем Владимиром греческого города Корсунь в Крыму в 988 или 989 году.

В сознании древнерусских книжников захват Корсуни неразрывно связан с последовавшим затем Крещением Руси. Собственно рассказ о боевых действиях являлся лишь обрамлением для описания важнейшего этапа в жизни народа — принятия православной веры. Конфликт за Корсунь в 988 привёл к женитьбе Владимира на византийской принцессе Анне и последующему распространению на Руси православия. По другой версии, захват Корсуни в 989 произошёл уже после крещения Владимира в 987 как средство давления на Византию с целью заставить её выполнить взятые обязательства.

Падение Корсуни отражено лишь в древнерусских источниках, за исключением единственного упоминания об этом событии современником, византийским историком Львом Диаконом.

Предыстория конфликта

После войны киевского князя Святослава с Византией в 970—971 годах отношения между греческой империей и Русью оставались недружественными. Когда Святослав погиб в 972 в схватке с печенегами на днепровских порогах, на Руси разгорелась междоусобная война между его сыновьями за киевский престол. Победил князь Владимир в 978 и с тех пор совершал военные походы на соседей.



Укрепление древнерусского государства заставило киевского князя задуматься о принятии религии, которая могла бы стать государственной на Руси. Выбор пал на православие. По «Повести временных лет» Владимир к 988 году решил принять крещение в греческом городе Корсунь в Крыму, причём последующий захват города и крещение описываются в рамках агиографической традиции с сопутствующими чудесами.

В Византии с 976 года правил молодой император Василий II, который с самого начала правления столкнулся с разгромом своего войска болгарами и мятежом военачальников. Сначала восстал командующий восточными армиями империи Варда Склир. Для борьбы с ним направили в 978 бывшего мятежника Варду Фоку, популярного в войсках. Однако тот, одержав победу над Вардой Склиром, в 987 провозгласил себя императором. В начале 988 мятежные войска подошли к византийской столице Константинополю, от которого их отделял только пролив Босфор. Одновременно, по словам сирийского историка XI века Яхъя Антиохийского, болгары опустошали владения Византии на западе.

Русско-византийский союз

Василий II отчаянно нуждался в военной помощи, когда узнал о желании киевского князя Владимира принять крещение. Яхъя Антиохийский, обычно точно отражающий хронологию событий, так рассказал о русско-византийском союзе:

«Был им [Вардой Фокой] озабочен царь Василий по причине силы его войск и победы его над ним. И истощились его богатства и побудила его нужда послать к царю русов — а они его враги, — чтобы просить их помочь ему в настоящем его положении. И согласился он на это. И заключили они между собою договор о свойстве и женился царь русов на сестре царя Василия [Анне], после того, как он поставил ему условие, чтобы он крестился и весь народ его стран, а они народ великий. И не причисляли себя русы тогда ни к какому закону и не признавали никакой веры. И послал к нему царь Василий впоследствии митрополитов и епископов, и они окрестили царя и всех, кого обнимали его земли, и отправил к нему сестру свою, и она построила многие церкви в стране русов . И когда было решено между ними дело о браке, прибыли войска русов также и соединились с войсками греков, которые были у царя Василия, и отправились все вместе на борьбу с Вардою Фокою морем и сушей, в Хрисополь. И победили они Фоку…»

О размере русской военной помощи Византии сообщил армянский историк Стефан Таронский, современник князя Владимира. Он назвал цифру в 6 тысяч воинов. По Яхъю соединённые силы русов и греков разгромили войска Варды Фоки под Хрисополем (на азиатском берегу Босфора) в конце 988 года, а 13 апреля 989 года союзники в сражении под Абидосом покончили с Вардой Фокой. Яхъя Антиохийский упоминает о боевых действиях русов в составе византийского войска и после, в северной Сирии в 999 году.



Таким образом, русско-византийский союз был заключён не позднее осени 988 года, после чего русский корпус воевал в составе византийской армии по крайней мере до начала XI века. Согласно восточным источникам союзу предшествовали решение князя Владимира креститься и согласие императора Василия II выдать свою сестру замуж за Владимира.

Владимир крестился в 987 году, так как его самое раннее «Житие», составленное монахом Иаковом, сообщает, что «по святом крещении поживе блаженный князь Владимир лет 28», а также «крестижеся князь Владимир в десятое лето по убиении брата своего Ярополка». Более поздний источник «Повесть временных лет» соединяет крещение Владимира с крещением всей Руси и походом на Корсунь.

Поход на Корсунь

Хронология похода

Причины и дата похода князя Владимира на греческий город Корсунь в Крыму остаются неясными. Повесть временных лет датирует поход весной—летом 988 года, что в целом не противоречит восточным свидетельствам о заключении русско-византийского союза.

Однако византийский историк Лев Диакон, единственный из греков упомянув о захвате Херсона (Корсуни) «тавроскифами», приурочил это событие к комете, наблюдаемой в июле-августе 989 года. «Житие» монаха Иакова сообщает: «На другое лето по крещении к порогам ходил, на третье лето Корсунь город взял». То есть взятие города произошло в 989 году.

В таком случае вызывает вопрос участие крупного русского соединения в составе византийского войска в то время, когда Владимир осаждает греческий город. Историки выдвигают различные версии, объясняющие поход Владимира на Корсунь. По наиболее распространённой версии Византия, получив шеститысячный русский отряд, не торопилась выполнить унизительный с её точки зрения договор: отдать замуж за «варвара», крещённого без участия византийской церкви, родную сестру императора. Захват Корсуни и угроза пойти на Царьград стали средством, принудившим Василия II к исполнению обязательств породниться с «тавроскифами». Выдвигалась другая версия, что город отложился от империи, присоединившись к мятежу Варда Фоки, и Владимир действовал против него как союзник Василия.

По разным средневековым источникам осада Корсуни заняла от 6 до 9 месяцев, что допускает возможность начала осады осенью 988 (уже после отправки воинского отряда на помощь Василию II), а падение Корсуни — летом 989 года.

Крепость Корсунь

Древний Херсонес (древнерус. Корсунь, совр. территория Севастополя) располагался на скалистом участке побережья Крыма, примыкая на востоке к бухте Карантинная и вытягиваясь вдоль берега моря в сторону бухты Песочная на западе. Основали его в конце V в. до н. э. греческие колонисты, выходцы из Гераклеи Понтийской.

Оборонительная система в Средние века представляла собой мощную крепостную стену по всему периметру, включая и со стороны моря. Общая протяжённость стен — 2,9—3,5 км, толщина до 4 м. Открыто 32 башни, 7 боевых калиток и 6 ворот. Высота стен достигала 8—10 м, башен 10—12 м Нижняя наружная часть стен сложена из крупных, тщательно отёсанных и пригнанных известняковых блоков. Выше использовались для кладки более мелкие блоки на известковом растворе.



На наиболее угрожаемом южном участке (дальнем от моря) перед основной стеной была сооружена более низкая вспомогательная стена (протейхизма), сильно затрудняющая подступ к стенам.

За Песочной бухтой к западу находится Стрелецкая бухта, где по предположению историков высадился Владимир с войском.

Повесть временных лет

Наиболее ранний древнерусский летописный свод из дошедших до нашего времени, «Повесть временных лет», так описывает осаду и захват Корсуни:

«В 6496 (988) году пошёл Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне в городе. И стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города, и сражались крепко из города.

Владимир же осадил город. Люди в городе стали изнемогать, и сказал Владимир горожанам: „Если не сдадитесь, то простою и три года“. Они же не послушались его, Владимир же, изготовив войско свое, приказал присыпать насыпь к городским стенам. И когда насыпали, они, корсунцы, подкопав стену городскую, выкрадывали подсыпанную землю, и носили её себе в город, и ссыпали посреди города. Воины же присыпали еще больше, и Владимир стоял.

И вот некий муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, написав на ней: „Перекопай и перейми воду, идет она по трубам из колодцев, которые за тобою с востока“. Владимир же, услышав об этом, посмотрел на небо и сказал: „Если сбудется это, — сам крещусь!“. И тотчас же повелел копать наперерез трубам и перенял воду. Люди изнемогли от жажды и сдались.»

После захвата города Владимир потребовал у визанийского императора его сестру, обещав взамен креститься; дождался там Анны с церковной свитой, после чего крестился, заключил брак и вернул Корсунь Византии. По возвращении в Киев Владимир приступил к крещению народа с помощью греческих священников. Летописец замечает, что князь вывез из Корсуни не только мощи святых и иконы, но и прочие трофеи, включая всякую утварь и медные статуи.



Историк В. В. Мавродин предполагал, что Корсунская легенда о крещении Владимира была внесена в начальную летопись одним из корсунских священников, так как летописец хорошо знал топографию Херсонеса и вставлял греческие слова в русский текст. Легендарный характер захвату Корсуни придают агиографические штампы, то есть традиционное соединение реальных событий с описанием чудес, происходящих во время этих событий (внезапная слепота Владимира и прозрение после крещения).

Житие Владимира особого состава

Несколько иная версия похода на Корсунь излагается в «Житие Владимира особого состава».

Согласно ему вначале Владимир просил за себя дочь «князя Корсунского града», но тот с презрением отказал язычнику. Тогда оскорблённый Владимир собрал войско из «варяг, словен, кривичей, болгар с черными людьми» и двинулся покарать обидчика. Во время осады некий варяг из Корсуни по имени Ждберн (или Ижберн) послал стрелу в лагерь к своим соплеменникам варягам и крикнул: «Донесите стрелу сию князю Владимиру!» К стреле была привязана записка с сообщением: «Если будешь с силою стоять под городом год, или два, или три, не возмешь Корсуня. Корабельники же приходят путём земляным с питием и с кормом во град.» Владимир велел перекопать земляной путь и через 3 месяца взял город.

Далее последовала расправа с жителями города:

«А князя корсунского и с княгинею поймал, а дщерь их к себе взял в шатер, а князя и княгиню привязал у шатерной сохи и с дщерию их пред ними беззаконство сотворил. И по трех днях повелел князя и княгиню убить, а дщерь их за боярина Ижберна дал со многим имением, а в Корсуни наместником его поставил…»

Возможно в этом эпизоде автор Жития хотел подчеркнуть варварство русского князя, который просветлел духом только после крещения, однако в данном случае Владимир скопировал образ своих предыдущих действий по отношению к полоцкому князю Рогволоду и его дочери Рогнеде. Захватив Корсунь, Владимир отправил в Царьград посольство во главе с военачальником Олегом и варягом Ждберном. Эти персонажи не известны по другим источникам.

Таким образом, «Житие особого состава», несмотря на противоречия с другими источниками, передаёт историю падения Корсуни более реалистично и с большими подробностями, чем «ПВЛ». Однако историков настораживает не ясная версия с «земляным путём», по которому в город экипажами кораблей доставлялись вода и продовольствие. Версия «ПВЛ» с перекопанным водопроводом очевидна, хотя не вполне понятна зависимость крупной, хорошо укреплённой крепости от внешнего водопровода, расположение которого не могло долго храниться в тайне от врага.

Историки не исключают, что обе истории захвата Корсуни имеют под собой реальную основу, и наряду с исторически достоверным Анастасом, вошедшим в доверие к Владимиру после падения города, одновременно действовал варяг Ждберн, которому сподручнее было выпустить стрелу в сторону осаждавших и переговариваться с ними на одном языке.

После похода

По крайней мере до 1000 года русский контингент, посланный Владимиром на помощь Византии, сражался в разных краях обширной империи. Известно о русах в составе греческого войска и позже, однако это уже были чисто наёмные отряды подобные варяжским.

После захвата Корсуни следующая русско-византийская война произошла спустя 55 лет в 1043 году при сыне Владимира киевском князе Ярославе. Около 1024 года, в смутное время борьбы за власть на Руси, отмечен набег русской вольницы на византийские острова в Эгейском море, но все 800 русских воинов были перебиты на Лемносе.

Город Корсунь после русского набега продолжал жить и поддерживать связи с Киевской Русью, однако постепенно угасал с ослаблением Византийской империи. В XII веке торговлю на Чёрном море захватили итальянские республики Венеция и Генуя, а в 1399 году город в очередной раз был разрушен татарами, после чего так и не оправился. После присоединения Крыма к России рядом с развалинами античного Херсонеса в 1783 году появился Севастополь, который вскоре поглотил городище.

Багрянородная Анна, став женой князя «тавроскифов» при таких обстоятельствах, оставила добрую память на Руси распространением христианского учения. Она умерла раньше мужа, в 1011 году.

Анастас Корсунянин, предавший город в руки Владимира, достиг высокого положения при дворе князя. Став одним из основателей Десятинной церкви в Киеве, он после смерти Владимира перебежал в 1018 году к польскому королю Болеславу.

«Поход Владимира на Корсунь»

Николай Константинович Рерих – выдающийся русский художник, видный общественный деятель и писатель. Помимо искусства он занимался наукой, особенно близка ему была археология. Его творческое наследие огромно – это более семи тысяч произведений и многочисленные литературные труды.

Эскиз картины «Поход Владимира на Корсунь» относится к раннему этапу творчества художника. После окончания Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств Рерих работал в историческом жанре. Его увлекало изучение русской истории и культуры, древних памятников старины. С 1894 по 1902 годы он много путешествует по историческим местам России. В это время были созданы полотна: «Утро богатырства Киевского» (1895), «Вечер богатырства Киевского» (1896), «Сходятся старцы» (1898), «Идолы» (1901), «Строят ладьи» (1903) и др. В ранних произведениях определяющими сюжетами становятся древняя языческая Русь, красочные образы народного эпоса, первозданное величие еще не тронутой природной стихии.

На эскизе изображен исторический момент – шествие могущественной эскадры военных кораблей. Известно, что в 988 году Владимир, собрав многочисленное войско, вы­ступил на судах на Корсунь (Херсонес) – центр византийских владений в Крыму, где находилась самостоятельная митрополия во главе с митрополитом. После длительной осады город, на протяжении многих веков отражавший приступы завоевателей, был взят.

На эскизе в центре композиции изображена ладья князя Владимира, она выделена цветом и большим белым парусом. Впереди, в носовой части ладьи, выделяется фигура князя в фиолетовой одежде. Остальные корабли, плывущие тремя ровными рядами, намечены карандашом, бумага слегка тонирована красной акварелью. Ритм быстрого хода ладей поддержан повторяющимся ритмом красных весел. Общий строй произведения передает характер военного наступления благодаря темному фону гор и неспокойному морю.

В окончательном варианте произведения художник существенно меняет композицию, размещая ее горизонтально вдоль плоскости холста, и добавляя важный цветовой эффект красных парусов. Согласно византийским и арабским летописям, взятие Херсонеса совпадает с появлением на небе «огненных столпов», предвещавших падение Херсонеса. В сравнении с эскизом, Рерих высветляет палитру, движение ладей становится более плавным, демонстрируя тем самым картину триумфальной победы князя Владимира.

В собрание музея графическое произведение поступило в 1966 году в дар от Г.П. Белякова.

Начало Православной Руси. 7. Поход на Корсунь и крещение князя Владимира

«Повесть временных лет» сообщает, что на следующий год, после того, как князь Владимир принял прибывших из разных стран своих посланников, выслушал их о вере в этих странах и принял решение в пользу «греческой», православной, он отправляется в поход в Корсунь (Херсонес).

Считается, что Владимир здесь преследовал две цели: принять крещение не в Царьграде, а здесь, в городе, хоть и греческом, христианском, но относительно независимым от Византии.

Так, Н.М. Карамзин, убежденный, что крещение было совершено именно в Корсуни, писал: "Владимир мог бы креститься и в собственной столице своей, где уже находились церкви и священники христианские, но князь пышного хотел блеска и величия при сем важном действии; одни цари греческие и патриарх казались ему достойными сообщить целому его народу уставы нового богослужения. Гордость могущества и славы не позволяла также Владимиру унизиться, в рассуждении греков, истинным признанием своих языческих заблуждений и смиренно просить крещения; он вздумал завоевать веру христианскую и принять ее святыню рукой победителя"[ Карамзин Н.М. История государства Российского. М. 2008].

С другой стороны, Владимир не хотел быть зависимым от Византии.

Собрав многочисленное войско, князь Владимир пошел на судах к Корсуни. «Сей торговый город, — продолжает Н.М. Карамзин, — построенный в самой глубокой древности выходцами гераклейскими, сохранял еще в Х веке бытие и славу свою, несмотря на великие опустошения, сделанные дикими народами в окрестностях Черного моря. Он признавал над собою верховную власть императоров греческих, но не платил им дани, избирал своих начальников и повиновался собственным законам»[ Карамзин Н.М. История государства Российского. М. 2008].

Итак, предоставим слово летописи [Для лучшего понимания представляем отрывок из «Повести временных лет» не в оригинале, а в переводе академика Д. С. Лихачева].

«В 6496(988) пошел Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне в городе. И стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города, и сражались крепко из города. Владимир же осадил город. Люди в городе стали изнемогать, и сказал Владимир горожанам: «Если не сдадитесь, простою и три года». Они же не послушались. Владимир же, изготовив войско свое, приказал присыпать насыпь к городским стенам. Когда насыпали они, корсунцы, подкопав стену городскую, выкрадывали подсыпанную землю, и носили к себе в город и ссыпали посреди города. Воины же присыпали еще больше, а Владимир стоял. И вот некий муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, так написав на ней: «Перекопай и перейми воду, идет она по трубам, из колодцев, которые у тебя с востока». Владимир же, услышав об этом, посмотрел на небо и сказал: "Если сбудется это — крещусь"[ Повесть временных лет. "Библиотека всемирной литературы. Изборник (Сборник литературы Древней Руси под редакцией Д. С. Лихачева) М. 1969].

Владимир воспользовался этим советом и велел перекопать водопровод. Жители города, изнуряемые жаждой, сдались. Завоевав славный и богатый город, который в течение многих веков умел отражать приступы врагов, князь Владимир еще более возгордился своим величием и через послов объявил императорам Василию и Константину, что желает взять в жены их сестру, юную царевну Анну, пригрозив при этом: "...если не отдадите ее за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу. И услышав это, опечалились цари. И послали ему весть такую: "Не пристало христианам выдавать жен за язычников. Если крестишься, то и ее получишь, и царство небесное воприимешь, и с нами единоверен будешь. Если же не сделаешь этого, то не сможем выдать сестру за тебя"[ Повесть временных лет. «Библиотека всемирной литературы. Изборник (Сборник литературы Древней Руси под редакцией Д.С. Лихачева) М. 1969].

Комментируя этот фрагмент «Повести временных лет», тот же Н.М. Карамзин пишет: «Родственный союз с греческими знаменитыми царями казался лестным для честолюбия Владимира. Империя по смерти героя Цимисхия была жертвою мятежей и беспорядков: военачальники Склир и Фока не хотели повиноваться законным государям и спорили с ними о державе. Сии обстоятельства принудили императоров забыть обыкновенную надменность греков и презрение к язычникам» [Карамзин Н.М. История государства Российского].

Услышав ответ царей, Владимир сказал: «Скажите царям вашим так: «...я крещусь, ибо еще прежде испытал закон ваш и любы мне вера ваша и богослужение, о которых рассказали мне посланные нами мужи». И рады были цари, услышав это, и упросили сестру свою, именем Анна, и послали к Владимиру, говоря: «Крестись, и тогда пошлем сестру свою к тебе». Ответил же Владимир: «Придите же с сестрой вашею и тогда крестите меня» И послушались цари и послали сестру свою, сановников и священников"[ Повесть временных лет. «Библиотека всемирной литературы. Изборник (Сборник литературы Древней Руси под редакцией Д.С. Лихачева) М. 1969]

Если буквально воспринимать слова «Повести временных лет», то выходит, что обе стороны ставят друг другу ультиматум, но первенство здесь имеет Владимир: не пойдете на наши условия, разрушим Царьград.

Здесь необходимо сделать отступление и обрисовать положение Византии в тот период.

Обстановка в Византийской империи была очень сложной, она была сильно ослабленной. В 986 году болгарское войско одержало крупную победу над византийским, которым командовал сам император. Василий II спасся какими-то горными тропами, а над империей нависла серьезная болгарская угроза. И тут же, на юге, в малоазийских владениях империи поднял восстание Варда Склир. Военачальник высокого ранга, он сумел поднять против Василия II значительные силы и вдобавок заключил союз с арабами. Склир провозгласил себя императором и возложил на голову венок. Василий направил на переговоры со Склиром родственника императора Никифора известного полководца и вельможу Варду Фоку. Но Фока изменил Василию. Оба Варды договорились разделить империю и власть. Обстановка императорского двора складывалась самая неблагоприятная. И в Царьграде понимали это.

Над Василием II и над Константином VIII трон шатался не на шутку. Десять лет относительного покоя каждую минуту могли стать чредой цареубийств и борьбы за престол. Императоры помнили, что их предшественники кончали жизнь не естественной смертью: Константин VII был отравлен, Роман — отравлен, Никифор Фока — обезглавлен, Иоанн Цимисхий — отравлен [Гризопулос Д. История Византии. Одесса 1901. Переиздание СПб. 2000. С. 88].

Поэтому, рассказывая о согласии Василия II и Константина VIII на брак своей порфирородной сестры с русским князем и в дальнейшем на крещение Руси, эту византийскую обстановку никак нельзя оставлять без внимания.

А теперь вновь вернемся к «Повести временных лет».

Анна «...не хотела идти, говоря: «Иду, как в полон, лучше бы мне здесь умереть». И сказали ей братья: "Может быть, обратит тобою Бог Русскую землю к покаянию, а Греческую землю избавишь от ужасной войны. Видишь ли, сколько зла наделала грекам Русь, Теперь же, если не пойдешь, то сделают и нам то же, что в Корсуни"[ Повесть временных лет. «Библиотека всемирной литературы. Изборник (Сборник литературы Древней Руси под редакцией Д.С. Лихачева) М. 1969].

Она вынуждена была покориться, села на корабль, попрощалась со своими ближними, и вскоре прибыла в Корсунь. Жители города тепло встретили Анну, «вышли навстречу ей с поклоном, ввели ее в город и посадили ее в палате».

«По божественному промыслу, — пишет далее Нестор-летописец. — разболелся в это время Владимир глазами и не видел ничего. И скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: «Если хочешь избавиться от болезни этой, то крестись поскорей; если же не крестишься, то не избудешь недуга своего». Услышав это, Владимир сказал: «Если и вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский». И повелел крестить себя. Епископ же корсуньский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тотчас же прозрел он. Ощутив свое внезапное исцеление, Владимир прославил Бога: «Теперь узнал я Бога истинного». Многие из дружинников, увидев это, крестились. Крестился же он в церкви святого Василия, а стоит та церковь в городе Корсини посреди града"[ Повесть временных лет. "Библиотека всемирной литературы. Изборник (Сборник литературы Древней Руси под редакцией Д.С. Лихачева) М. 1969]. Поэтому и получил при крещении князь Владимир христианское имя Василий.

(В этих эпизодах, рассказанных Нестором-летописцем, князь Владимир выглядит, мягко говоря, несерьезным: то он готов креститься, если перекроит воду в трубах Корсуни и войдет в город, то, если отдадут в жены царевну Анну, то, если исцелится от болезни. Разве все это было причиной его крещения, принятием веры Христовой?)

Корсуньский митрополит и византийские пресвитеры, — говорит летописец, — совершили крещение торжественно, а затем последовало венчание царевны Анны и князя Владимира. Как писал Н.М. Карамзин, этот брак был "благословенный для России во многих отношениях и весьма счастливый для Константинополя, ибо великий князь, как верный союзник императоров, немедля отправил к ним часть мужественной дружины своей, которая помогла Василию разбить мятежника Фоку и восстановить тишину в империи"[ Карамзин Н. М. История государства Российского. М. 2008].

Владимир же отказался от своего завоевания Корсуни, соорудил здесь церковь — на том самом возвышении, куда граждане сносили из-под стен землю "возвратил сей город царям греческим в изъявлении благодарности за руку сестры их. Вместо пленников он вывел из города одних иереев и того Анастаса, который помог ему овладеть городом. Вместо дани взял церковные сосуды, мощи св. Климента и Фивы, ученика его. Наставленный корсуньским митрополитом в тайнах и нравственном учении христианства, Владимир спешил в столицу свою озарить народ светом крещения«[ Карамзин Н.М. История государства Российского. М. 2008].

Вот приблизительно так рисует «Повесть временных лет» поход князя Владимира и его крещение. А теперь сделаем некоторые комментарии, обратимся к источникам, мнениям ученых, богословов.

Мы очень мало знаем об Анне. Из византийских источников известно, что она родилась 13 марта 963 г. Знаем также, что к Анне сватался еще ранее император Священной Римской империи Оттон II, но эта попытка оказалась неудачной: византийские императоры не видели политической выгоды от этого брака, да и церковь в западной империи, хоть была формально еще пока единой с восточной, была чужда грекам. Анне предлагал рукуи болгарский царь Борис, но и ему было отказано [См. Прошин Г. Второе крещение в кн. «Как была крещена Русь». М. 1988 с. 127].

Есть маленькое упоминание в летописи и о том, что на Руси Анна построила много церквей. Летописец под 1011 г. отметил: «Преставилась Владимирова царица Анна».

«Именно это отсутствие сведений дает нам возможность утверждать, что расчеты Константинополя на Анну не оправдались, а с ее смертью сошли в могилу и многие надежды Византии на «игемонию» на Руси. Утверждаем это потому, что о деятельности Анны на Руси нам ничего не известно. Это не парадокс»[ Прошин Г. Второе крещение в кн. «Как была крещена Русь». М. 1988 с. 127].

Итак, сведения о походе на Корсунь и крещении князя Владимира мы имеем из «Повести временных лет». Но многие историки, в том числе церковный историк конца ХIX века, ректор Московской духовной академии Е.Е. Голубинский, говорили, что к «Повести временных лет» надо подходить с осторожностью. В ней наряду с действительно существовавшими фактами и событиями, много вымысла.

Воспроизведя повествование «Повести временных лет», мы должны сказать и о других точках зрения на эти события.

«Рассказ летописи о крещении Владимира в Корсуни (а следовательно, о византийском влиянии на процесс христианизации Руси) по праву может называется корсуньской легендой, возникшей в период господства в русской церкви греческого духовенства, — пишет кандидат философских наук Г.М.Филист [Филист Г.М. Введение христианства на Руси. Минск. Изд. «Беларусь». 1988. С.132]. Такого же мнения придерживался Е.Е. Голубинский, который еще в 1880 году высказал предположение о легендарном характере летописных известий о Корсуне, причем не русского, «а по всей вероятности, греческого» происхождения.

Известий легендарного характера о корсуньских событиях появилось в летописной литературе конца XI — начала XII века предостаточно. Однако там, где им надлежало быть — в Византийских хрониках Х века — их нет. И быть не могло, так как Владимир принял христианство не от Византии. Если его крещение произошло в Корсуни, все бы об этом знали не только на Руси, но и Константинополе. Болгарский ученый В. Николаев после длительных исследований византийских источников пришел к выводу, что ни в одной хронике, достойной доверия нет упоминаний и даже намеков о крещении Владимира. Он же особо подчеркивал непричастность Византии к введению христианства на Руси [Филист Г.М. Введение христианства на Руси. Минск. Изд. «Беларусь». 1988. С.132]. Ряд свидетельств позволяет предположить, что процесс крещения Руси ориентировался не на греческую, а на болгарскую церковь, на христианство, существовавшее в землях южных славян. Болгарская, сербская церкви существенно отличались от греческой. И если действительно на Руси обошлись без Царьграда, то именно поэтому в византийских документах мы найдем сведения конца Х века о крещении в Константинополе, к примеру, не первостепенных венгерских владетелей, но не найдем сведений о крещении князя Владимира и христианизации Киевской Руси.А первые священники в Киеве были в основном болгарские или корсуньские.

Существует мнение, что крещение Владимира было еще до Корсуни. Даже Нестор-летописец писал: «...говорят, что крестился Владимир в Киеве, иные же говорят в Василькове, а другие — и по-иному скажут...».

Важным источником, где говорится о крещении князя Владимира, является «Память и похвала Владимиру». Она написана монахом Киево-Печерского монастыря Иаковым («Мнихом»- так он здесь себя назвал) в конце XII в., некоторые же считают в начале XIII века. По тексту "Памяти и похвалы Владимиру«,поход на Корсунь состоялся тогда, когда сам Владимир был уже окрещен. «После крещения, — пишет Иаков, — Владимир прожил 28 лет». Князь умер в 1015 году, что дает нам дату его личного крещения 987 год. «Крестился же князь Владимир, — уточняет Иаков, — в десятое лето по убиении брата его Ярополка». Это опять же 987 год [Прошин Г. Второе крещение. В кн. «Как была крещена Русь» М. 1988. С. 156].

И еще одно обстоятельство: в конце XIX века трудами ученых-богословов Киевской духовной академии в подтверждение вышеуказанного была отмечена дата крещения князя Владимира — 1 марта 987 года. (т.е. на новый год, считавшийся тогда с марта)[ Владимирский сборник. В память девятисотлетия крещения Руси. Киев 1888. С. 2. Приведено по Прошин Г. Второе крещение. В кн. «Как была крещена Русь» М. 1988. С. 158.].

И наконец, доктор исторических наук Я.Н. Щапов пишет: «Крещение Владимира для скорейшего вступления договора в силу (о нем см. ниже — А.М) могло иметь место еще во время пребывания посольства императора Василия II в Киеве, хотя корсуньская легенда в «Повести временных лет» и зависящем от нее «Житие Владимира» относит его только к Корсуни".[ Щапов Я.Н. Церковь в Древней Руси (до конца XIII века. В. Сб. «Русское Православие. Вехи истории. М. 1989. С. 17]

Можно приводить и еще ряд высказываний на этот счет, но мы ограничимся лишь перечисленными.

Выходит, что действительно, князь Владимир был крещен до похода на Корсунь. Может быть правы те, кто, по «Повести временных лет», говорил, «...в Киеве...или в Василькове». Вероятно, "этот факт широко не разглашался, ибо являлся прологом к другим актам: бракосочетанию и родственной связью с империей, крещению Руси. Дипломатическая тайна в этих условиях была оправдана и, видимо, соблюдалась. Может быть отсюда — разноречивость свидетельств о событии, которое позднее старались забыть».[ Удальцова З.В. Киев и Константинополь: политические и культурные связи до XIII века. Ж-л Вопросы истории. 1987. № 4]

Что же получается? В «Повести временных лет» содержится неправдоподобный рассказ о походе и особенно о крещении князя Владимира? Наверное, прав Е.Е. Голубинский, который говорил, что к ней надо относиться с осторожностью. Известный ученый, академик, бывший директор Института истории АН БССР Н.М. Никольский писал: «Церковный историк Голубинский нашел в себе мужество признать, что все рассказы как летописи, так и «жития» Владимира об обстоятельствах принятия Владимиром христианства являются благочестивыми вымыслами, составленными на разные византийские сюжеты, и не содержат в себе ни одной крупицы исторической истины, кроме одного факта, что в 988 или в 989 году Владимир и его дружина приняли христианство»[ Никольский Н. М. История русской церкви. М.1983. с. 21].

А что говорит историческая наука о крещении Владимира? Не отрицая эти факты, она вносит некоторые уточнения и дополнения. Так, в частности, на основании византийских и иных источников, утверждается, что решение о походе на Корсунь, крещении и женитьбе князя Владимира было принято еще ранее, во время посещения Киева византийского посольства в 987 году. Возможно, тогда же прибыл и «философ», который вел беседу с князем о христианской вере. Это посольство возглавлял митрополит севастийский Феофилакт. Во время переговоров обсуждались три проблемы: принятие христианства Русью и ее правителем, его брак с багрянородной Анной и военная помощь империи.

«В результате обе стороны пришли к следующим решениям:

1. Владимир объявил от своего имени и от имени своих подданных, «бояр и людей земли русской», о своем желании принять христианство. Для распространения и укрепления христианской веры было решено создать отдельную русскую епархию, подчиненную патриарху Константинопольскому. Византийская сторона взялась организовать ее, а русский правитель гарантировал ее охрану и обещал создать и обеспечить условия, необходимые для ее деятельности.

2. Оба императора, Василий и его брат Константин, выразили готовность породниться с русскими князем, отдать ему в жены их сестру Анну, как только он примет христианскую веру.

Владимир взял на себя обязательство оказать военную помощь в борьбе против врагов империи и отправить, по возможности скорее, в распоряжение императора Василия несколько тысяч воинов. Было также решено, что руссы предпримут военные действия в Крыму, против Корсуни (Херсонеса), признавшего мятежников Варду Склира и Варду Фоку«[ Поппэ А. «Русско- византийские отношения в 986-989 гг.» ж-л. Вопросы истории, № 2. 1990].

Надо отметить, что обе стороны выполнили условия соглашения, но это произошло уже в следующем, 988 году. Что касается боевых действий русских войск против Херсонеса, то они осуществлялись не только по этому соглашению. Еще в договоре между Византией и Русью в 944 году в одной из статей было указано, что если Херсонес попытается отделиться от Византийского государства, то русский князь может пойти на него войной и при этом рассчитывать на поддержку со стороны Византии [Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. М. 1987. С. 78].

Выполняя обязательства, Владимир послал в Византию шесть тысяч воинов, которые вместе с другими союзниками разгромили армию Варды Фоки. Русский «экспедиционный корпус» оставался в Византии вплоть до XIII века, участвовал во многих военных действиях с врагами империи.

В свете сказанного напрашивается вывод, что никакой угрозы Владимира византийским императорам разрушить Царьград в случае, если они не отдадут ему Анну, не было. Штурм Корсуни был совершен по обоюдной договоренности. Владимир и императоры были союзниками. Если Владимир был уже крещен, зачем Василию и Константину ставить условием женитьбы его крещение. Из летописи Иакова Мниха известно, что на второй год по крещению, Владимир поехал к днепровским порогам, византийские источники писали, что именно у порогов Владимир встречал Анну. То есть, выходит, что никаких событий, связанных с Анной и Владимиром в Корсуни не было, ни чудесного исцеления, ни крещения Владимира. Похоже, что и женитьба Владимира на Анне была уже дома, в Киеве.

Александр Медельцов
историк, член Союза писателей Беларуси

Как Владимир Святославич Херсонес воевал — легенды и мифы Крыма

После распада Римской империи средневековый Херсонес попадает под влияние Византии и становится крымским форпостом Византийской империи. В IХ–Х вв. город приобрел большое значение торгового культурного центра. Через Херсонес Византия распространяла христианство в Крыму. В это же время налаживаются политические и экономические связи с Киевской Русью. В древнерусских летописях Херсонес упоминается как Корсунь.

В 988 году князь Владимир осуществил поход в Таврию и захватил Корсунь. Здесь князь Владимир принял христианство. На месте, где князь крестился стоит собор Святого Владимира.

Владимирский собор в Херсонесе

Тогда Владимир Святославич собрал бояр, воевод, дружинников и сказал им:

— Витязи, богатыри, верные мои дружинники! Задумал я думу великую и надеюсь, что вы поддержите меня.

Мне и всем вам стыдно отныне именоваться идолопоклонниками. Все европейские государи поклоняются единому небесному богу, только мы — выдуманному нашими праотцами. Я посылал послов ко всем народам и убедился, что самая лучшая вера у грековинов. И решил я принять эту веру. Но византийские императоры не желают иметь с нами дело. Я хочу завоевать в Таврике греческие земли и заставить Византию считаться с нами. Мы поплывём в Корсунь и возьмем её. А когда договоримся с Византией, восстановим эти земли во власти и возвратимся домой.

В лето 988-е огромная рать во главе с князем Владимиром Святославичем отправилась в поход. Ладьи с русскими воями спустились вниз по Днепру и, преодолев бypные воды Понта Эвксинского, очутились у берегов Таврики. Оставив ладьи в тихом Ктеносском заливе, русские высадились на Гераклейском полуострове. Здесь стоял хорошо укреплённый город Херсонес.

Первым, кого встретили русские ратники на херсонесской земле, был человек в длинных до пят одеждах, с крестом на шее.

— Кто ты есть и как твоё имя? — спросил его князь Владимир.

— Я священник из Херсонеса, а имя моё Анастасий. Дозволь и мне спросить тебя, княже, зачем с мечом к нам пожаловал? Ведь у нас с вами, россами, договор.

На то князь ответил:

— Нарушить договор меня вынудил византийский император. Не из жадности я решил воевать Корсунь, а чтоб с Византией породниться и христианство здесь принять. Я не хочу кровопролития. Пусть херсонеситы откроют мне ворота.

— Не поверят тебе, княже, херсонеситы и ворота не откроют. А силой побороть их будет нелегко. Они не пощадят жизни для защиты родного города. Но если ты и вправду задумал христианство принять, я помогу овладеть городом.

Отпусти только меня.

Отпустил князь Анастасия, а с ним и толмача послал просить у херсонеситов открыть городские ворота и порешить дело миром. Но толмач вернулся ни с чем. И когда русские приблизились к городским стенам, они были осыпаны стрелами и камнями. Видно было по всему, что херсонеситы твёрдо решили обороняться.

Князь Владимир собрал в своем шатре воевод и стал совет держать: как быть?

 — Ты мудр, князь, и ведаешь, что делать, — молвил воевода Свенедл. — Уж не обессудь меня, но не тоже нам Корсунь мечом брать. Мы дружим с грековинами и договоры с ними имеем. Не лучше ли сделать под стеной насыпь и по ней без боя перебраться в город?

Ночью, когда херсонеситы спали, тысячи россов с кирками и лопатами пришли под городскую стену и носилками, наскоро сделанными из рыбачьих лодок, начали носить землю. Незадолго до рассвета они вернулись в свой стан.

Очень удивились херсонеситы, когда утром увидели под стеной насыпь в несколько сажен длины и ширины. Позвали стратега. Взошел он на стену, посмотрел на насыпь и разгадал замысел противника.

— Мы перехитрим россов, — сказал он. — Мы тоже ночью будем работать, а днём спать.

На следующую ночь херсонеситы сделали под стеной подкоп и начали уносить в город землю, насыпанную россами. И сколько бы за ночь русские не нанесли земли, столько же херсонеситы уносили. Насыпь не увеличивалась.

— Что бы это значило? — недоумевали русские. И только когда за городской стеной вырос большой холм свежей земли, они всё поняли.

— Трудно иметь дело с этими грековинами, — сказал князь Владимир. — На всякую хитрость они отвечают хитростью. Выходит, зря мы столько трудились. Что ж, возьмем их измором.

Русские ратники окружили Херсонес и стали выжидать.

Дни сменялись ночами, время летело, а херсонеситы и не думали сдаваться. У них было вдоволь и хлеба, и воды, и терпения.

Но иссякло, наконец, терпение у Владимира, и он решился идти на штурм. И вот тогда дал о себе знать священник Анастасий. Из осаждённого города он пустил в стан русского войска стрелу с привязанной к ней запиской, в которой сообщал: «Отмерь от городских ворот полных 135 шагов к юго-востоку, и ты подойдёшь к камню. Под этим камнем проходит в город единственный водовод. Если отвести воду в сторону, город останется без воды и вынужден будет сдаться».

Так и учинили русские. Они перекрыли водовод и вынудили осаждённых сдаться. Херсонеситы признали русских победителями и согласились впустить их в город. Они просили только сохранить им жизнь, свободу и имущество. Князь Владимир обещал им это.

Распахнулись городские ворота Херсонеса. Стратег, военачальники, именитые граждане со знамёнами и хоругвями, с хлебом и солью вышли встречать великого князя всей Руси Владимира Святославича и его славных ратников.

Город был убран и празднично украшен. На главной площади стояли столы со всевозможными яствами и напитками для простых ратников. А для князя, воевод и херсонесской знати столы были накрыты во дворце. И начался многодневный пир во славу войска русского, во имя мира между русскими и греками.

Стратег отправил в Константинополь гонцов с вестью о взятии россами Херсонеса, и император Василий II прислал в Херсонес послов и свою сестру Анну.

Князь Владимир принял христианство и обвенчался с Анной. Приняли также христианство и воеводы, и все другие вои.

А когда Владимир возвращался на Русь, с ним отправились греческие учителя, священники, художники, ремесленники — все, кто пожелал жить в далёкой северной стране, в стольном граде Киеве.

Ныне среди развалин древнего Херсонеса выделяется возвышенность. Не тот ли это холм, насыпанный херсонеситами во время осады города, память о былом походе киевского князя Владимира?

Что в реальности делал князь Владимир в сакральном Крыму | Мнения

Виктор Васнецов. Крещение князя Владимира

Когда Владимир Путин объявил, что крещение князя Владимира в Херсонесе делает Крым и Севастополь для русских не менее сакральным местом, чем Храмовая гора для евреев, многим такой поворот исторический мысли показался новым и неожиданным. Однако в околоисторической литературе и публицистике сравнения Херсонеса с Иерусалимом попадаются уже давно, а в последние годы особенно часто. Поэтому здесь было бы интересно обратиться к реальным историческим источникам и постараться понять, чем же на самом деле занимался в Крыму князь Владимир Красно Солнышко, сколько в этом было сакрального и насколько его действия оказались важны для истории Руси и Византии. 

Трижды крещенные

Итак, в двух словах сюжет таков. Киевский князь Владимир явился под Херсонес (Корсунь), осадил и взял город, потребовав в жены сестру византийского императора Василия Анну. Анну он получил в обмен на обещание креститься, крестился там же в Крыму, потом вернулся в Киев, сбросил языческих идолов в Днепр, разорил капища, и Русь стала христианской. Это, конечно, не единственная трактовка произошедших событий, и поскольку детали хронологии фактически полностью утеряны, есть еще масса альтернативных версий.

Тем не менее сравнению Херсонеса с Храмовой горой несколько мешают исторические обстоятельства, реальность которых трудно оспаривать. В первую очередь поход Владимира был обыкновенным грабительским походом – русы неоднократно появлялись у стен Константинополя с аналогичными намерениями. Владимир поступил мудрее и прибрал к рукам то, что плохо и ближе лежало – византийская армия во главе с императором только что была полностью разгромлена болгарами, и грекам было не до Тавриды. «Корсунь разорен бысть от Руси», – говорит нам Тверская летопись. Правда, в последнее время историки, основываясь на результатах археологических раскопок, начали минимизировать ущерб, который русская армия нанесла городу. Но сложно поверить в то, что армия язычников во главе со своим женолюбивым вождем ни с того ни с сего отказалась бы от грабежа и насилия, тем более что Херсонес оказал сопротивление.

Но больше всего в истории с Херсонесом и Крещением Руси поражает то, что по этому поводу хранят молчание византийские историки. А кому, как не им, стоило бы расписать в подробностях столь знаменательные для империи события: потерю форпоста в Крыму (простите, Тавриде, – до тюркского Крыма оставалась еще несколько сотен лет), выдачу замуж сестры басилевса, обретение единоверцев в лице могущественных северных соседей и, наконец, союз с ними.  

Михаил Пселл в своей «Хронографии» описывает борьбу императора Василия против мятежных военачальников Варды Фоки и Варды Склира – именно на этот период приходится Крещение Руси. Но византийский летописец лишь в одном месте упоминает «тавро-скифов», как греки именовали русских. «Царь Василий порицал неблагодарных ромеев и, поскольку незадолго перед тем явился к нему отряд отборных тавро-скифских воинов, задержал их у себя, добавил к ним других чужеземцев и послал против вражеского войска», – вот, собственно, и все, ни тебе Анны, ни тебе Херсонеса, ни тем более Владимира.

Возможно, в Царьграде не прочувствовали всей сакральности момента, потому что, по мнению греков, можно сказать, монополизировавших тогда православие, Крещение Руси состоялось намного раньше – в середине IX века, когда присланный из Константинополя епископ крестил киевских князей Аскольда и Дира. Патриарх Фотий в «Окружном послании» от 867 года информирует нас: «Ибо не только этот народ (болгары) переменил прежнее нечестие на веру во Христа, но и даже для многих многократно знаменитый и всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос – те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан. .. И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере, что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды». Собственно, в IX веке, согласно византийским источникам, появилась и «епархия Росия».

Если к этому добавить то, что бабка Владимира – княгиня Ольга – тоже официально крестилась, да не где-то, а в Святой Софии в присутствии императора Романа, то можно представить недоумение греков, когда речь вновь зашла о крещении «северных варваров». Сколько можно, каждые сто лет, что ли, их крестить? Получается, для тех, кто крестил Русь, никакой сакральности в истории с Херсонесом не было и быть не могло, а Владимира в Константинополе, скорее всего, расценивали как варвара и пройдоху, отказавшегося от веры своей бабки. Требование же креститься греки могли выдвинуть, чтобы застраховать сестру императора от участи наложницы, коих киевский князь зело любил – одной из них, например, стала беременная вдова его брата Ярополка, которого воины Ясного Солнышка предательски прикончили.

Плюс у греков был трезвый расчет – им надо было не только вернуть хоть и изрядно пограбленный, но все еще важный для империи Херсонес, но и получить ту самую армию «тавро-скифов», с помощью которой в итоге император Василий одолел мятежников. Причем, по наиболее распространенной версии, Владимир предоставил своих воинов уже после взятия и разграбления Херсонеса, поставив условием опять-таки присылку ему новой жены.

Странные союзники

Что же касается разговоров про включение Руси при Крещении в сферу влияния Византии, то тут, пожалуй, можно говорить только о культурном и религиозном пространстве и вряд ли о настоящем союзничестве. Принятие Христа не помешало Ярославу Мудрому отправить армию и флот на захват Константинополя в 1043 году – как раз когда вспыхнул крупный мятеж полководца Георгия Маниака и трон под императором Константином Мономахом шатался.

Да и все последующие годы Киевская Русь, а потом ее наследники вплоть до падения Константинополя в 1453 году не особенно рвались помогать Византии в ее бесконечной борьбе с внешними и внутренними врагами. Конечно, своих проблем хватало, да и край неблизкий, но разве это помеха, когда речь идет о сакральности? Ричард Львиное Сердце ездил из Англии аж в Иерусалим, чтобы воевать за Гроб Господень, хотя у него дома тоже было все не слава богу. 

Русские же правители, покуда враги отщипывали от Византии куски, в том числе и Херсонес (разграбленный татарами, литовцами и присвоенный генуэзцами), делили между собой ярлыки на княжение и наслаждались сакральностью. Последними же защитниками Константинополя, города, откуда эта сакральность пришла, были почему-то наряду с греками как раз итальянцы. Потомки Дмитрия Донского в это время как раз дрались за великокняжеский престол.

И наконец, последнее. Сторонники сакральности Херсонеса забывают о том, что массовое Крещение Руси началось с Киева, где была возведена и первая официальная церковь, Десятинная. Если в мире и найдется место более сакральное для русских православных, чем она, то его уже точно нужно искать не в Крыму, а где-то в Палестине.  

Часто встречается утверждение, что раз крестился князь, то это автоматически означает и крещение всех его подданных. Но тут мы опять возвращаемся к Аскольду, Диру и Ольге. Принятие последней православия не помешало, например, появлению годы спустя первых христианских мучеников – уже в правление Владимира Феодор Варяг и сын его Иоанн были растерзаны язычниками в Киеве. Да и после Херсонеса прошло еще немало лет, покуда христианство было принято на Руси – кое-где, как в Новгороде, не обошлось при этом без кровопролития. Хотя, с другой стороны, почему бы и нет. Если Крым наш, то делать с ним можно все, что захочется.

Крещение князя Владимира в Крыму

В середине 980-х гг. внешняя угроза и внутренние мятежи поставили православную Византийскую империю в крайне затруднительное положение. Вдобавок ко всему в 987 г. вспыхнуло восстание полководца Варды Фоки, объявившего себя василевсом (царём). В конце 987 — начале 988 г. братья-соправители Василий II и Константин VIII вынуждены были обратиться к Киевскому князю за военной поддержкой против мятежников.

 

Владимир согласился отправить в Византию довольно многочисленное войско взамен на обещание императоров выдать за него замуж свою сестру — царевну Анну. Как политик, Владимир мыслил безукоризненно — породниться с Византийской династией означало бы практически уравнять князей Киевской Руси если не с римскими василевсами, то по крайней мере с великими европейскими монархами того времени и значительно укрепить мировой авторитет Киевской державы.



Император дал согласие выдать свою сестру Анну за Владимира, но взамен сам Владимир должен принять крещение и подавить восстание. Отряд русичей направлен в Византию, мятеж подавлен. Но Гордый император Василий II почитал для себя позором родниться с варварами, идолопоклонниками и отказал князю.


Тогда Владимир Святославич собрал бояр, воевод, дружинников и сказал им:

— Витязи, богатыри, верные мои дружинники! Задумал я думу великую и надеюсь, что вы поддержите меня. Мне и всем вам стыдно отныне именоваться идолопоклонниками. Все европейские государи поклоняются единому небесному богу, только мы — выдуманному нашими праотцами. Я посылал послов ко всем народам и убедился, что самая лучшая вера у грековинов. И решил я принять эту веру. Но византийские императоры не желают иметь с нами дело. Я хочу завоевать в Таврике греческие земли и заставить Византию считаться с нами. Мы поплывём в Корсунь и возьмем её. А когда договоримся с Византией, восстановим эти земли во власти и возвратимся домой. В лето 988-е огромная рать во главе с князем Владимиром Святославичем отправилась в поход. Ладьи с русскими воями спустились вниз по Днепру и, преодолев бypные воды Понта Эвксинского, очутились у берегов Таврики. Оставив ладьи в тихом Ктеносском заливе, русские высадились на Гераклейском полуострове. Здесь стоял хорошо укреплённый город Херсонес.


Русичи перекрыли водовод и вынудили осаждённых сдаться. Херсонеситы признали русичей победителями и согласились впустить их в город. Они просили только сохранить им жизнь, свободу и имущество. Князь Владимир обещал им это.

Распахнулись городские ворота Херсонеса. Стратег, военачальники, именитые граждане со знамёнами и хоругвями, с хлебом и солью вышли встречать великого князя всей Руси Владимира Святославича и его славных ратников.

Город был убран и празднично украшен. На главной площади стояли столы со всевозможными яствами и напитками для простых ратников. А для князя, воевод и херсонесской знати столы были накрыты во дворце. И начался многодневный пир во славу войска русского, во имя мира между русскими и греками.

Стратег отправил в Константинополь гонцов с вестью о взятии россами Херсонеса, и император Василий II прислал в Херсонес послов и свою сестру Анну.


Еще до приезда царевны у Владимира началась тяжелая болезнь глаз, так что он ничего больше не мог видеть. Приехавшая царевна Анна пожалела Владимира и сумела убедить его, что крещение в христианскую веру исцелит его от слепоты духовной и телесной. Во время крещения князь прозрел. В духовном восторге он воскликнул: «Теперь я узрел Бога Истинного!» Некоторые из дружинников князя, пораженные этим чудом, также крестились. Во святом Крещении князь Владимир был наречен Василием в честь святого Василия Великого. Тогда же в Херсонесе совершилось его бракосочетание с царевной Анной. В качестве выкупа за жену князь возвратил Херсонес Византии, построив в нем храм во имя святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня.


Когда Владимир возвращался на Киевскую Русь, с ним отправились греческие учителя, священники, художники, ремесленники — все, кто пожелал жить в далёкой северной стране, в стольном граде Киеве.

Ныне среди развалин древнего Херсонеса выделяется возвышенность. Не тот ли это холм, насыпанный херсонеситами во время осады города, память о былом походе киевского князя Владимира?

Смотрите на сайте:

Мы не знали, где находимся | InContext

«Мы не знали, где мы были, на небе или на земле». Русских послов (987) в донесении к Киевскому князю Владимиру.

Собор Святой Софии теперь в руках мусульман

Мы не знали, где мы были

Владимир, князь Киевский, языческий плейбой с восьмисотым гаремом.Он жесток и могущественен, подчиняя себе большую часть региона, известного как Русь. Игнорируя рост христианства среди своих подданных, он воздвиг множество статуй древним богам своего народа.

Однако князь Владимир начинает осознавать, что языческие боги не могут объединить Русь. Заинтересовавшись вопросом веры при планировании кампании против Восточной Римской империи, он отправил посольства в соседние государства Болгарии, Хазар и Византии, чтобы проверить их верования.Послы возвращаются, заявляя, что ислам Болгарии слишком несчастная религия для принятия. Тот факт, что ислам запрещает ферментированные напитки и свинину, не нравится россиянам, которые не представляют жизни без них, особенно без напитка. Сам Владимир отвергает иудаизм своих соседей-хазар, поскольку он говорит, что потеря евреями Иерусалима и его храма доказывает, что Бог оставил их. Что касается немецкого католицизма, то послы называют его простым и суровым. Однако их впечатление о вере своих православных соседей на юге совершенно иное.Присутствуя на службе в великолепном соборе Святой Софии в Константинополе, они сообщают:

«И мы пошли в земли греческие, и нас привели в место, где они служат своему Богу, и мы не знали, где мы были, на небе или на земле; и не знаю как об этом рассказать. Все, что мы знаем, это то, что Бог живет там с людьми и их служение лучше, чем в любой другой стране. Мы не можем забыть эту красоту, потому что каждый человек, если он съест что-нибудь сладкое, потом не съест что-нибудь горькое; поэтому мы не можем больше оставаться в язычестве.

Владимир и его подданные не совсем чужды христианства. Бабушка Владимира, Ольга, много лет назад приняла западную религию. Есть и стратегические причины принять веру. Из всех соседей Владимира христианская Византия - самая могущественная. Однако его сила не удерживает князя от угрозы войны с Константинополем, если император Василий II не выдаст ему замуж его сестру Анну. Василий отвечает, что христианкам разрешено выходить замуж только за христианских мужчин.

Владимир соглашается креститься и отсылает своих языческих жен. К нему приводят Анну с несколькими священниками, которые наставляют и крестят его.

Перемена во Владимире значительна. Он становится добрее и полон рвения свергнуть старых богов и обратить своих подданных в свою новую веру. Он рубит или сжигает статуи языческих богов и волочит по грязи изображение Перуна, главного божества своего народа. Он требует, чтобы все его подданные приняли христианство, что они и делают при массовом крещении.Отвергнув старых богов, он строит множество церквей для своего нового Господа. Россия становится ведущей православной нацией.

—Дэн Грейвс

Копай глубже

  • Брэдбери, Дорис. Русская Православная Церковь. Москва: Прогресс, 1982.
  • Православное издательское общество «Никодемос». «Житие равноапостольного великого князя Владимира [Владимира] Киевского».
  • Православная Америка ок. http://www.ro ca. org / OA / 59-60 / 59f.htm
  • «Русское христианство». Христианская история № 18.
  • Кубилюс, Керри. «Князь Владимир - восточное православие». http://eeuropeanhistory.suite101.com/article.cfm/origins_of_eastern_orthodoxy
  • Шипман, Эндрю Дж. «Св. Владимир Великий ». Католическая энциклопедия. Нью-Йорк: Роберт Эпплтон, 1914.
  • «Владимир, ул.» Оксфордский словарь христианской церкви, под редакцией Ф. Л. Кросса и Э.А. Ливингстон. Оксфорд, 1997.

Следующие статьи

Основание и становление Киевской Руси.

Как Россия стала страной?

  • В 882 году князь викингов по имени Олег захватил власть в Киеве, который затем провозгласил «матерью городов русских». Тем самым он объединил славянские жилища, разбросанные по обширной территории, которая впоследствии стала известна как «Киевская Русь».
  • Олег установил дружеские отношения с соседней Византийской империей и победил всех, кто угрожал его власти.
  • Первым славянским царём, принявшим христианскую религию, была Ольга. Крестилась в 957 году.
  • Пытаясь сплотить своих граждан, внук Ольги, Владимир, ввел христианство в Киевскую Русь между 988 и 990 годами, отвергнув ислам и иудаизм как неподходящие для его страны.
  • В период правления князя Ярослава с 1019 по 1054 год Киевская Русь достигла своего апогея.Он простирался от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге, реки Оки на востоке и Карпатских гор на западе. При его правлении процветали образование, архитектура и искусство. Он также ослабил жесткую хватку Византии над русскими религиозными делами, назначив своих епископов и представив первых славянских святых - Бориса и Глеба, мученически погибших во время гражданской войны 1015-1019 годов. Он также установил первый русский правовой кодекс: Русское правосудие.
  • После смерти Ярослава Русь пережила множество гражданских войн и вторжений, пока монголы окончательно не захватили землю в 1240 году.

История первого русского государства, Киева, полулегендарна и поэтому напоминает сказку, как те, которые бабушки часто рассказывают детям, чтобы они заснули. Однако ранняя история России также напоминает загадочный детектив, потому что источников по этой теме не так много, и поэтому мы мало о ней знаем. Хотя сложно и даже невозможно дать все правильные ответы, мы, по крайней мере, сможем избежать грубых ошибок и чрезмерных упрощений.

Образование Киевского государства

В XII веке Россия была одной из наиболее развитых в культурном и экономическом отношении стран Европы, которой восхищались многие ее соседи. Именно в это время монах Киевского монастыря Нестор закончил дело своей жизни - Первую летопись. Это историческое сочинение - увлекательное чтение и полное приключений, но оно также по праву считается одним из основных источников по ранней русской истории.Первая летопись начинается со следующих вопросов: «Каково происхождение земли Русской?» и «Кто первым стал князем Киевским?» Эти вопросы жизненно важны и сегодня. Первый из них ясен, потому что русская земля - ​​это территория, народ и государство, а государство в сознании средневековых людей было тесно связано со своим правителем. Хроника также успешно иллюстрировала русскую историю в движении. Авторы последних летописей неизбежно начинали свои сочинения с исследования Первой летописи.По этим причинам Первичная летопись считается основным источником информации о периоде становления Киевской Руси.

Русские земли имели выгодное географическое положение - находясь на перекрестке христианского и мусульманского миров, они оказали значительное влияние на культурное, экономическое и политическое развитие мира. Особое значение имел торговый путь «из варяжского в греческий». Он соединил Балтийское море с Черным морем и, таким образом, позволил развивать торговые отношения между Северной Европой и Византийской империей.Этот торговый путь пролегал через реки Нева, Волхов и Днепр, которые находились в районах проживания восточных славян. Конечно, восточные славяне извлекали выгоду из географического положения своих территорий. Они основывали города, которые вскоре превратились в процветающие торговые, политические и культурные центры. Киев на юге и Новгород на севере были самыми крупными и влиятельными из них, и неудивительно, что они поглощали восточных славян, живших на близлежащих территориях.Вообще говоря, Новгород и Киев сыграли важную роль в закладке фундамента будущего Российского государства. Согласно Первой летописи, Киев был основан легендарным славянским князем Кием примерно в 7 веке нашей эры.

У восточных славян, стремившихся создать собственное государство, были довольно опасные и могущественные соседи. Хазары, жившие в устье Волги, заставили некоторые южнославянские племена (в том числе поляны) платить им дань.В то же время северные территории, расположенные вокруг Новгорода, часто подвергались набегам воинственных викингов, пиратов из Скандинавии, которых очень боялись в Европе. Согласно «Первой летописи», в середине IX века викинги заставили восточных славян на севере, а некоторые финские племена платили им огромный налог. Как и когда именно им это удалось, никто из ученых точно сказать не может. Но правление викингов длилось недолго - славяне и финны объединились и изгнали их из своих земель.Но, завоевав независимость, они не смогли мирно жить друг с другом и поэтому отправили послов к викингам. Послы сказали им: «Вся наша земля велика и богата, но в ней нет порядка. Приходите править и царствовать над нами».

Первый русский князь

Трое варягов (под этим именем у восточных славян были известны варяги) приняли приглашение. Это были три брата Рюрик, Синеус и Трувор. Самый старый, Рюрик, поселился в Новгороде; второй, Синеус, в Белоозере; третий, Трувор, в Изборске.Согласно «Первой летописи», «район Новгорода стал называться землей Руси. Нынешние жители Новгорода произошли от варяжской расы, но со временем они стали славянами». В последующие два столетия Синеус и Трувор умерли, оставив Рюрика единолично править северными славянскими территориями. Однажды двое из его вассалов, Аскольд и Дир, пришли к нему и попросили разрешения отправиться в Константинополь, а затем отправились в путь на корабле. Они прибыли в Киев, еще один центр восточных славян, сумели захватить власть и решили остаться там.Что касается Рюрика, то он правил в Новгороде до своей смерти в 879 году. Его сын Игорь был слишком молод, чтобы править, поэтому вместо этого Олег, близкий родственник, получил всю власть в северных славянских областях. Таким образом, именно Рюрику удалось основать первую династию русских князей, а на смену ему пришел Олег.

Таким образом, именно викинги основали первую русскую княжескую династию. Более того, слова «Россия» и «русский», как это ни странно, вероятно, нормандского происхождения. Некоторые историки считают, что южное побережье Швеции, откуда родился Рюрик, было известно как Руслаген.Вот почему автор «Первой летописи» назвал живущих там людей русов. Но есть историки, которые утверждают, что слово «Россия» впервые появилось на юге, где протекает река Рось. Согласно некоторым византийским и арабским источникам, слово «Русь» существовало уже до прихода викингов в 862 году. Невозможно точно сказать, как, когда и откуда произошли слова «Русь» и «Русский».

Возвращаясь к истории князей: Олег соединил свои славянские, викинговые и финские войска и с большим войском направился к Киеву.Он проявил себя не только искусным воином, но и хитрым человеком. Прибыв в Киев, он приказал своим людям спрятаться под лодкой, а затем сказал горожанам, что он купец. Когда киевские правители Аскольд и Дир вышли приветствовать его, внезапно появились воины Олега и убили их. Что касается Олега, то ему удалось захватить власть в Киеве, который он провозгласил матерью городов русских. Таким образом ему удалось объединить северный и южный центры восточнославянской культуры и создать государство.882 год считается годом рождения Киевской Руси.

Возвышение Киевского государства

Согласно Первой летописи, между 882 и 912 годами Олег был эффективным правителем первого русского государства, Киева. Его целями были завоевание власти над независимыми племенами восточных славян, борьба с кочевниками и другими внешними врагами, а также установление хороших торговых отношений с соседними сверхдержавами, в основном с Византийской империей. К концу своего правления власть Олега распространилась на территории Полян (около Киева), Славян (около Новгорода), Древлян, Северян, Радимичей, Кривичей и некоторых финских племен.Уже в то время Россия была одной из крупнейших стран Европы.

Чтобы защитить свои огромные владения, Олег начал застраивать города на юго-восточной границе. Оттуда хазары совершали набеги на Русь, но Олег несколько раз их побеждал, и какое-то время Россия была вне опасности. К концу жизни Олег стал государственным деятелем международного значения. К 907 году он собрал достаточную армию и провел успешную кампанию против Византии. Согласно Primary Chronicle, жители Константинополя не ожидали, что Олег или его грубая сила вторгнутся так сильно и так быстро.В результате кампании был подписан исключительно выгодный торговый договор, подписанный немного позже, в 911 году. Согласно договору, русские купцы получали право на свободную торговлю, на проживание в течение некоторого времени за счет правительства в Константинополе и даже на умывание. городские бани (всегда считалось привилегией только для представителей высокого класса). Но купцам не разрешалось жить в городе без письменного разрешения или ходить по его улицам с оружием.

Олег вошел в историю как один из лучших киевских князей.Правитель местного значения, из множества разделенных земель сумел создать большое единое государство и добиться международного признания страны. Он нанес поражение мятежным восточнославянским и финским племенам, могущественным хазарам и, наконец, могущественным византийцам. «И Олег стал пророком», - этими словами завершает свое повествование о нем автор «Первых летописей».

Князь Игорь

Преемник Олега князь Игорь правил Киевской Русью с 913 года до своей смерти в 945 году.Мы знаем о нем не только из русских, но и из греческих и латинских источников. Игорю приходилось бороться с древлянами, а также поддерживать и распространять киевскую власть на других восточнославянских землях. Как уже упоминалось, эта власть оставалась довольно ненадежной, так что каждый новый князь был вынужден в значительной степени повторять работу своего предшественника. Как и Олег, Игорю пришлось сражаться с кочевниками, совершая набеги на Киевскую Русь из степи. С 915 года печенеги стали самыми опасными из них.Они господствовали у границы с Россией чуть больше века, до 1054 года, когда впервые появились половцы. Постоянная война против кочевых народов была негативным фактором, совершенно неизвестным Европе.

Во время правления Игоря отношения с Византией начали постепенно ухудшаться, потому что имперское правительство не выполнило мирных условий 911 года. Вот почему в 941 году Игорь предпринял крупный поход на Константинополь и опустошил его окраины. Но его флот потерпел поражение от византийского флота, использовавшего знаменитый «греческий огонь».(«Греческий огонь» представлял собой зажигательное соединение, проецируемое через медные трубы византийскими моряками, чтобы поджечь корабли своих противников. Его точный состав остается неизвестным даже по сей день.) В 944 году Игорь организовал еще один поход против Византии, на этот раз русским повезло больше. Услышав, насколько мощны и многочисленны русские войска, император решил послать посла для переговоров с ними. Игорь решил внести огромный вклад и уехать в Киев.Война была окончательно завершена договором 944 года, положения которого были для русских гораздо менее благоприятными, чем положения предыдущего договора 911 года.

Тем не менее смерть ждала Игоря не за границей, а дома, в России. Согласно «Первой летописи», в 945 году Игорь со своими воинами отправился в землю Древлян собирать дань. Князь сделал вид, что собрал достаточно денег, но вместе с некоторыми из своих ближайших друзей он решил собрать еще немного дани в городе Искоростень.Древляне решили убить киевского князя. «Если волк начнет есть овец, он истребит все стадо, если только его не убьют». Итак, из-за своей жадности Игорь умер в 945 году.

Месть Ольги

Внезапная смерть Игоря оставила его вдову Ольгу править Киевским государством, так как их сын Святослав был еще мальчиком. Ольга воспользовалась возможностью стать первой в истории России женщиной-правителем; она правила страной с 945 по 962 год. В летописных сведениях об Ольге она описывается как суровое наказание древлян за смерть ее мужа.Древляне прислали двадцать послов, чтобы сообщить Ольге, что их князь Мал хочет на ней жениться. Таким образом древляне намеревались распространить свою власть на все русские земли. Ольга отправила послов в древлянскую землю, где хотела выбрать лучших и знатнейших людей для следующего визита в Киев: «Иначе мои люди никогда не позволят мне выйти замуж за вашего князя Мала», - пояснила она. Древляне решили сделать то, о чем их просили. Лучшие из их людей, которые влияли на политику страны, были отправлены в Киев.Когда они приехали, Ольга предложила освежиться в прачечной. Древлянские аристократы вошли в прачечную, и дверь внезапно захлопнулась. Сразу же все в уборной были подожжены. Ольга продолжила свой гнев мести, решив самой посетить древлянскую землю и устроить поминальный пир в честь умершего мужа. Во время церемонии Ольге и ее слугам удалось напоить древлян, поэтому убить их было несложно. Погибло около 5000 человек.

Убив их, Ольга не успокоилась и решила наказать жителей Искоростеня, которые несли личную ответственность за смерть ее мужа. Хотя киевские воины изо всех сил пытались захватить город, им это не удалось. Вдруг Ольге пришла в голову умная и смертельная идея. Она заверила жителей Искоростеня, что ее войска уйдут, если они согласятся заплатить символическую дань - по три голубя и по три воробья с каждого двора. Древляне согласились.После получения дани слуги Ольги окликнули дронов (дрон - легковоспламеняющийся материал) в лапки птиц. Птицы прилетели в свои гнезда, расположенные во дворах Искоростеня, и вскоре весь город загорелся. Люди выходили из домов и выбегали на поле, где их убивали или брали в плен слуги Ольги. Так Ольга наказала древлян за смерть мужа в 945 году.

Ольга была достаточно мудрой, чтобы извлечь урок из внезапной смерти мужа.Она провела несколько жизненно важных административных реформ, чтобы укрепить авторитет киевской правящей семьи и положить конец сепаратизму. Ольга установила специальные места для сбора дани, и, что более важно, размер дани стал фиксированным. Тем самым княжне удалось распространить свою власть среди восточных славян и закрепить территории, которые принадлежали Киевской Руси.

После рейда мести русские войска редко участвовали в войне, потому что Ольга, что довольно удивительно, учитывая ее психопатические наклонности, предпочитала дипломатию кампаниям.В 957 году она совершила путешествие в Константинополь, где была тепло принята императором Константином Порфирогентом и крестилась как христианка. Однако обращение Ольги не означало обращения ее народа или ее сына Святослава.

Князь Святослав

Десять лет правления Святослава на Киевской Руси, с 962 по 972 год, были названы «великим приключением». Святослав выделяется в истории как классический князь-воин: простой, суровый, храбрый, разделяющий со своими людьми бесчисленные невзгоды и непрерывные сражения.В 964 году Святослав начал большой восточный поход. Сначала он подчинил себе восточнославянское племя вятичей, которое продолжало платить дань хазарам, а не Киеву. Затем он спустился к устью реки Оки, подчинив себе окружающие финские племена. От устья Оки он спустился по Волге, напал на волжских булгар и разрушил их столицу. Следующим его шагом была война против хазарского государства, которая дала впечатляющие результаты. Русские разбили хазарскую армию, захватили и разграбили столицу хазар Итиль и достигли Каспийского моря.Затем Святослав нанес поражение аланам и некоторым другим народам Северного Кавказа. Князь вернулся в Киев в 967 году. Победив волжских булгар и хазар, Святослав завершил объединение восточных славян вокруг Киева. Также он взял под контроль России великий Волго-Каспийский торговый путь, который всегда имел особое значение.

В следующем, 969 году, Святослав вторгся на Балканы и даже бросил вызов Византийской империи. Новый император, известный военачальник Иоанн Цимисхи, полностью осознал новую опасность.Подавив восстание в Азии, он переместил свои основные усилия на Балканы и, наконец, победил русских. Святослав был вынужден подписать мирный договор при условии, что он оставит Балканы и пообещал больше не бросать вызов Византийской империи в будущем. По пути домой с небольшой свитой он был атакован и убит Византийскими войсками. Согласно «Первой летописи», у убившего Святослава старосту печенегского хана была сделана чаша для питья из черепа Святослава.Великое приключение подошло к концу.

Ученые давно спорят о роли Святослава в истории России. Некоторые утверждают, что его политика способствовала возвышению Киевской Руси; другие утверждают, что его многочисленные кампании не принесли ничего хорошего. Русский историк Карамзин писал: «Святослав заслуживает восхищения поэта, а также упрека историка». Наверное, он прав.

Киев в своем Зените

Во время своего правления Святослав, постоянно находясь вдали от армии, доверил управление Киевской областью своему старшему сыну Ярополку, а второго сына Олега отправил управлять территорией мятежного Древлян.Но жители Новгорода, второго по величине города России, остались без представителя князя для управления ими. Чтобы исправить эту ошибку, к Святославу послали посла просить у него губернатора. Князь решил назначить на эту должность своего третьего сына Владимира. Хотя Владимир был незаконнорожденным (мать его была рабыней), новгородцы приняли его своим правителем.

После смерти Святослава между братьями началась гражданская война. Сначала Ярополк разбил войска Олега и убил его брата.Затем он послал своих представителей управлять Новгородом, и Владимиру ничего не оставалось, как бежать за границу в Швецию. На какое-то время Ярополк стал правителем всей Киевской Руси, но его правление длилось недолго. Наняв варяжских воинов, Владимир вернулся в Новгород и восстановил свою власть над городом и территорией вокруг него. Он был полон решимости стать князем Киевской Руси и наказать Ярополка за смерть своего брата. Он собрал достаточные силы и завоевал Полоцкое княжество, где у власти был друг Ярополка, варяж Рогволд.Двое сыновей Рогволда умерли, а его дочь Рогнеда, ранее отклонившая предложение Владимира, согласилась выйти за него замуж. Затем Владимир предпринял крупный поход против Ярополка. Последнему вскоре пришлось сдаться, потому что один из его командиров, Блуд, предал его. Владимир великодушно пообещал простить Ярополка и гарантировал ему почетное положение при дворе. Но Блуд уговорил двух варягов убить бывшего князя. Хотя Владимир сурово наказал предателя, он также стал ответственным за смерть своего брата.Таким образом, первая гражданская война между князьями ознаменовалась братоубийством.

Князь Владимир и христианство

Во время правления Владимира (980-1015) Киевская Русь достигла своего апогея во многих сферах и стала одной из самых сильных и культурно развитых стран Европы. Но в первые годы своего правления Владимир в значительной степени продолжал политику своих предшественников. Среди восточных славян он подтвердил авторитет Киевского государства, сильно пошатнувшегося в годы гражданской войны.Он вернул галицкие города (расположенные на западе России) у Польши, король которой получил контроль над ними в обмен на поддержку Ярополка. Владимир также предпринял в целом успешную попытку сдержать византийского правителя печенегов. Он построил крепости и города и привел поселенцев в приграничные районы. Однако самая большая слава Владимира связана с его отношениями с Византией и, особенно, с принятием христианства, которое навсегда изменило русскую историю.

Владимир фактически не проявлял интереса к учению Иисуса Христа. Он представлял типичного язычника, имеющего пять жен и невероятное количество наложниц. Пытаясь укрепить свою власть над восточнославянскими территориями, Владимир решил провозгласить Киев не только политическим, но и религиозным центром. С этой целью он провел первую религиозную реформу, чтобы создать единый пантеон языческих богов и, таким образом, объединить верования населения. В Киеве, на холме недалеко от княжеского дворца, были установлены деревянные изображения важнейших богов.Это были идолы Стрибога, Хороса, Симаргла и Мокоши, но идол Перуна был самым высоким и красивым из всех. Его голова была сделана из серебра, а усы из золота. В этом нет ничего удивительного, ведь Владимир провозгласил Перуна верховным богом Киевской Руси, которому должны поклоняться все. Согласно Первой летописи, огромные жертвы приносились из-за подставок идолов, а иногда они даже включались человеческими.

Однако первая религиозная реформа ни к чему не привела, и на то были важные причины.Сложной задачей оказалось объединение народов Киевской Руси на основе политеизма. Перуну в основном поклонялись принц и его приближенные, в то время как остальное население предпочитало других богов. Вот почему Владимир решил попробовать принять монотеистическую религию, поскольку они давали больше возможностей для духовного объединения его подданных. Среди наиболее влиятельных из них в то время (как и сегодня) были христианство, ислам и иудаизм, но принцу и его советникам потребовалось время, чтобы выбрать между ними.Согласно «Первичной летописи», в 986 году миссионеры, представлявшие все монотеистические религии, приехали в Киев, чтобы принять участие в богословском диспуте во Владимире. Это были булгар мусульманского вероисповедания, раввин из хазарского государства, легат Папы и греческий философ из Византийской империи. Каждый из них пытался убедить Владимира, что их религия лучшая. Проповедь Философа оказалась особенно убедительной. Владимира почти уговорили принять христианство, но он решил немного подождать.По совету старших он отправил послов в соседние страны, чтобы посмотреть, какая религия лучше всего подходит России. Когда они вернулись в Киев, он внимательно выслушал каждого из них. Послам не понравились мусульманские услуги. Несомненным плюсом этой религии с точки зрения Владимира было то, что она позволяла мужчинам иметь более одной жены (как уже было сказано, у Владимира уже было пять!). Но с другой стороны, алкоголь категорически запрещен. Учитывая то, что «пьянство - радость русских», князь решил отвергнуть ислам.Иудейские службы также не произвели особого впечатления на российских послов. Но они были очарованы православными христианскими службами, на которых им посчастливилось присутствовать в Константинополе. «Мы не понимали, находимся мы на Небесах или на Земле. Никогда раньше мы не видели такого величия». Это был хороший аргумент в пользу христианства.

Россия находилась на перекрестке культурных путей и имела контакты не только с христианскими странами, такими как Византийская империя и Болгария, но также с мусульманским государством волжских булгар и другими более отдаленными мусульманами на юго-востоке, а также с еврейскими хазарами. Но влияние христианства затмило влияние других монотеистических религий во многом потому, что оно имело более долгую и богатую историю в Киевской Руси. На самом деле, возможно, еще в 867 г. существовала русская епархия Византийской церкви. В правление Игоря в Киеве существовала христианская церковь святого Илии, и многие из вассалов были христианами. Более того, политический кризис в Византийской империи предоставил прекрасные возможности для принятия христианства и сохранения политической независимости страны.

Решающий момент в принятии Россией христианства наступил, когда один из военачальников Варда Фока поднял восстание, намереваясь захватить власть в Византии. Ему удалось завоевать всю Малую Азию и даже угрожать Константинополю. В этой ситуации императору Василию II ничего не оставалось, как обратиться за помощью к Владимиру. Владимир согласился послать в Константинополь около 6000 воинов, но взамен потребовал разрешить ему жениться на сестре Василия Анн. Благодаря русским войскам восстание было подавлено, но император не спешил сдержать обещание. Почувствовав себя обманутым, Владимир осадил и захватил византийский форпост Херсонес в Крыму. Василий был вынужден отправить сестру в Киев, а Владимир пообещал принять христианство.

Точная дата «крещения Руси» довольно спорна. Некоторые историки утверждают, что это событие произошло в 988 году, другие предпочитают 990 год. Тем не менее, вернувшись из Херсонеса в Киев около 988 года, Владимир приказал уничтожить всех идолов, стоявших возле его дворца.Затем он пригласил киевлян прийти к реке и принять участие в обряде крещения, которое должны были провести византийские священники. К его большому удивлению, они пришли довольно охотно. Крестились и жители других русских городов, но с большей борьбой - люди бежали в леса, другие нападали на священников и убивали их, некоторые даже воевали с княжескими войсками. Понятно, что не все россияне были готовы забыть о язычестве и принять христианство.Но мы также должны иметь в виду, что христианство в России не сопровождалось такими жестокостями, как те, которые были нанесены литовским племенам или американским индейцам в XVI веке. Большинство населения проявило интерес к учению Иисуса Христа и охотно приняло новую религию. России потребовалось всего столетие, чтобы принять новую религию, тогда как в Норвегии и Швеции потребовалось 200-250 лет.

Последствия религиозной реформы

Вторая религиозная реформа привела как минимум к трем политическим последствиям.Во-первых, это привело к усилению власти киевских князей над своими землями. Князь был провозглашен церковью священным человеком, и это позволило легко узнать его всем неофитам страны. Во-вторых, реформа сделала Киев не только политическим, но и религиозным центром России, что имело жизненно важное значение в средние века. В-третьих, киевская Россия получила окончательное признание на мировой арене, что положило конец ее международной изоляции. В средние века языческому государству было трудно влиять на мировую политику.

Приняв христианство, князь Владимир сделал Русь неотъемлемой частью христианского мира, что, безусловно, внесло большой вклад в его сближение с западными странами. Но все же есть один аспект новаторства Владимира, который мы всегда должны учитывать. Дело в том, что христианство пришло на Русь из Византии, а не из Рима. Хотя в то время это различие не имело своего более позднего значения: разрыв между Восточной и Западной Церквами произошел только в 1054 году.После этого верность России Византии определила многие аспекты дальнейшей истории страны. Это означало, что Россия осталась вне Римско-католической церкви, а это, в свою очередь, не только лишило Россию того, что могла предложить сама Церковь, но и в значительной мере способствовало относительной изоляции России от остальной Европы и ее латинской цивилизации. . Примечательно, что это помогло вызвать у россиян подозрения в отношении Запада и трагическую враждебность между русскими и поляками.

С другой стороны, можно утверждать, что поворот Владимира в Константинополь представлял собой самый богатый и наиболее плодотворный духовный, культурный и политический выбор, который он мог сделать в то время. Отсутствие латинизма и упор на местные языки имели свои преимущества. Он приблизил к народу религию в форме легко понятного славянского обряда и дал мощный импульс развитию национальной культуры. Подводя итог, можно сказать, что православное христианство заложило духовную основу для развития отдельной русской цивилизации, определив разные сферы ее жизни.Даже сегодня, в постсоветской России, религия играет большую роль.

Как видим, роль Владимира в истории страны можно сравнить с ролью Петра Великого по длительным последствиям его реформ. Помимо того, что его помнят как могущественного и успешного правителя, Владимир был канонизирован церковью как креститель русских, «равный апостолам». Христианство не только повлияло на его политику, но и изменило его как личность. Учение Иисуса Христа сделало из агрессивного, воинственного и страстного варвара доброго, заботливого, мягкого и человечного человека.Владимир даже мечтал об отмене смертной казни, потому что боялся быть обвиненным Богом в многочисленных убийствах.

За смертью Владимира в 1014 г. последовала еще одна гражданская война, длившаяся четыре года. Несколько сыновей Владимира, которые служили в разных частях королевства помощниками своего отца, оказались вовлечены в борьбу. Согласно «Первой летописи», старший из них, Святополк, намеревался стать единственным правителем страны. Сначала он убил своих братьев Бориса и Глеба, сыновей Владимира от Анны.Борис и Глеб не сопротивлялись, предпочитая смерть борьбе за власть. Они действовали в соответствии с христианскими религиозными идеалами, и поэтому в конце века Церковь провозгласила их святыми. Убив Бориса и Глеба, Святополк предпринял большой поход против Святослава, владевшего землями древлян. Единственным братом, который оставался у власти, был Ярослав, которого Владимир послал управлять Новгородом. Но, несмотря на сильную помощь Польши, в 1019 году Святополк потерпел поражение от Ярослава, сумевшего нанять огромные варяжские войска.

Князь Ярослав

Князь Ярослав, известный в истории как Ярослав Мудрый, правил в Киеве с 1019 года до своей смерти в 1054 году. Его правление принято считать высшей точкой развития и успеха Киева. Тем не менее, особенно в первой части, опасность была небезопасна, и принцу и его подданным приходилось работать так же усердно, как и их предшественникам. Фактически, гражданская война не закончилась оккупацией Ярославом Киева. Ему пришлось воевать со своим братом, Мстиславом Тмутороканским (Тмутороканское княжество, расположенное на берегу Азовского моря).В 1026 году они наконец решили разделить королевство, позволив Мстиславу управлять территорией к востоку от Днепра, а Ярослав взял под контроль области к западу от него. Так было до смерти Мстислава в 1036 году, после чего Ярослав стал правителем всего Киевского государства. Помимо борьбы за престол, ему также пришлось побеждать многочисленные восстания, от воинствующего языческого возрождения под Суздалем до восстаний различных финских и литовских племен.

Говоря о зарубежных войнах Ярослава, следует прежде всего назвать его успешный поход против Польши, который привел к завоеванию некоторых русских земель на юго-западе в обмен на поддержку Святополка. В 1046 году Ярослав пытался сразиться с Византией, но эта попытка провалилась. Но все же после него был подписан довольно выгодный мирный договор, и отношения между двумя странами стали меняться в лучшую сторону. Поход 1046 г. оказался последним в череде военных начинаний русских против могущественной Византийской империи.

Особое значение имели войны Ярослава с печенегами. В 1037 году он победил их так сильно, что впоследствии они уже не могли поправиться.Это событие привело к четвертьвековому относительному миру на степной границе, вплоть до прихода с востока новых кочевников, половцев.

Во время правления Ярослава престиж Киевского государства был в зените. Само государство простиралось от Балтийского до Черного моря и от устья Оки до Карпат. Киевская правящая семья имела тесные связи со многими другими правящими домами Европы. Ярослав получил руки трех европейских принцесс для трех своих сыновей; одна из его сестер стала женой польского короля, другая - византийской принцессы. Он женил своих трех дочерей на королях Венгрии, Норвегии и Франции. Дочь Ярослава Анна дала царскую присягу не на латыни, а на славянской Библии, специально привезенной ей из Киева. Как ни странно, эта Библия находилась в соборе Реймса, где короновали французских королей и королев, и все они использовали ее для этой важной церемонии.

Однако большая слава Ярослава основывается больше на его действиях дома, чем на его деятельности в международных отношениях.Его имя связано с впечатляющим религиозным возрождением, а также с киевским законодательством, образованием, архитектурой и искусством.

С момента принятия христианства Церковь во многом зависела от Византии, которая посылала греческих иерархов управлять русскими епархиями. Но Ярослав посмел назначить митрополитом русских епископов и религиозного мыслителя Илариона. Однако это не испортило отношений с Константинополем. В это время появились первые русские святые, которые во многом способствовали распространению христианства среди населения. Это были князья Борис и Глеб, погибшие мученической смертью во время гражданской войны 1015-1019 годов.

Ярослав сыграл значительную роль в киевской культуре благодаря таким мерам, как покровительство художникам и создание большой школы и библиотеки в Киеве. В библиотеке книги по теологии, истории и литературе были переведены с греческого на русский язык. Это познакомило население с последними достижениями высокоразвитой византийской культуры. Именно во время правления Ярослава первый русский митрополит написал свой знаменитый богословско-исторический труд «О законе и благодати.«Этот факт свидетельствовал о том, что культурные инновации, проводимые и поддерживаемые Владимиром и Ярославом, начали приносить плоды. Сам князь был известен как большой чтец, который засыпал с книгой в руке. Видимо, это было одной из причин, почему Ярослава называли его подданные Ярославом Мудрым.

Ярослав Мудрый также написал первый в России правовой кодекс «Русское правосудие». «Российское правосудие» свидетельствует о высоком уровне развития российской правовой культуры. Например, были официально отменены телесные наказания и кровная месть, и хотя смертная казнь существовала, предпочтение отдавалось различным видам штрафов.

Вообще говоря, во времена Владимира и Ярослава могущество и престиж Киевского Русского государства были на пике. Можно без преувеличения сказать, что в экономическом, политическом и культурном отношении страна была развита в большей степени, чем где-либо в Европе, за одним исключением - Византийская империя.Владимир и Ярослав по праву считаются одними из лучших правителей в истории России.

Отклонение

Перед смертью Ярослав выделил своим сыновьям отдельные княжества: Изяслав, старший, получил Киевскую и Новгородскую области; Святослав, второй, район с центром в Чернигове; Всеволод третий, Переяславль; Вячеслав четвертый, Смоленск; и Игорь, пятый, Владимир-на-Волыни - всегда с прилегающими территориями. Ярослав хорошо знал, что такое гражданская война, и, желая предотвратить ее в будущем, разделил земли между братьями так, чтобы владения каждого из них находились в разных частях страны. Ожидалось, что князья будут сотрудничать и удерживать Киевскую Русь вместе. Первые двадцать лет они довольно успешно справлялись с этой задачей, но затем система - если ее действительно можно назвать системой - начала разрушаться. Договор Ярослава разрушил естественные связи между князем и его государством и исключил сыновей из наследства в пользу их дядей, братьев их покойного отца. Кроме того, с постоянным увеличением числа князей точный расчет соответствующих назначений становился чрезвычайно трудным.На встрече в городе Любеч в 1097 году князья договорились, что практика преемственности от отца к сыну должна преобладать. И все же принцип ротации от брата к брату долгое время оставался связанным с самым важным местом из всех - Великим князем в Киеве.

Царствование Изяслава, Святослава и Всеволода, последний из которых умер в 1093 году, а также правление сына Изяслава Святополка, который сменил Всеволода и правил до своей смерти в 1113 году, представляют собой устрашающую историю постоянных гражданских войн. Они начали борьбу друг против друга за место великого князя в Киеве. В то же время стране пришлось столкнуться с новым главным врагом, половцами или половцами, как их называли на Западе. Эта последняя волна тюркских захватчиков из Азии нанесла поражение печенегам и установила контроль над степью на юго-восточной границе. Впервые они напали на территорию Киева в 1061 году, после чего стали постоянной угрозой безопасности и даже существованию Киевской Руси.

Тем не менее, Киевское государство пережило еще одно возрождение при выдающемся правлении Владимира Мономаха. Сын великого князя Всеволода, он занял видное место в политической жизни страны задолго до того, как получил высокий авторитет. Он и его отец управляли многими местными княжествами, участвовали в гражданских войнах и участвовали в княжеских конференциях, пытаясь убедить своих «коллег» объединиться для совместного похода против половцев. Кроме того, он сыграл значительную роль в реальных сражениях с кочевниками, одержав над ними величайшую победу в 1111 году при Сальнице. После этого события его пригласили на киевскую резиденцию жители города. Находясь у власти с 1113 года до своей смерти в 1125 году, Владимир Мономах большую часть времени проводил в изнурительных походах. Он вел войну в Ливонии, Финляндии, стране волжских булгар и в районе Дуная, изгнав, среди прочего, поляков и венгров. Владимир предпринял 83 крупных похода на половцев и убил 200 половецких принцесс; по традиции, половецкие матери использовали его имя, чтобы пугать своих детей.Князь прославился не только своими многочисленными военными начинаниями, но и домашними действиями. Как законодатель он издал несколько жизненно важных законов, которые должны были дополнить российское правосудие, которое, как известно, появилось во времена его деда Ярослава Мудрого. В 11 веке произошло расцвет искусства, в частности литературы. Именно в это время была написана «Первая летопись» - наш главный источник по ранней русской истории.

Владимиру Мономаху наследовал его способный и энергичный сын Мстислав (правил в 1125–1132 годах), а после него - другой сын, Ярополк, который правил до своей смерти в 1139 году. Но вскоре киевский престол снова стал объектом ожесточенных раздоров и гражданской войны, которая часто следовала классическому киевскому образцу борьбы между дядьями и племянниками. В 1169 году один из претендентов, князь Андрей, или Андрей Боголюбский, из северо-восточных княжеств Ростова и Суздаля не только штурмовал и разграбил Киев, но после своей победы в гражданской войне перенес столицу в свой любимый город Владимир. Действия Андрея Боголюбского отражали как личные предпочтения нового великого князя, так и резкое снижение значения города на Днепре.Киев снова был разграблен в 1203 году. Наконец, в 1240 году он был практически полностью разрушен от рук монголов.

Читайте дальше, чтобы узнать о монгольском нашествии.

Владимир I

Младший сын великого князя Киевского Святослава Игоревича и служанка, Владимир проявил себя первым наместником своего отца в Новгороде, куда он был назначен в 969 году. В гражданской войне, последовавшей за смертью Святослава (972 или 973), Владимир бежал в Скандинавию, оставив правление своему старшему брату Ларополку (976 г.).Но в 978 г., при поддержке большого войска варягов (норманнов), он возобновил борьбу и примерно к 980 г. стал великим князем Киевским.

Первая цель Владимира, похоже, состояла в том, чтобы вернуть завоевания отца, потерянные во время гражданской войны, и добавить к ним собственные завоевания. Хотя Владимир остался за пределами Балкан, он вернул себе территорию Вятичей и Радимичей на востоке (981-982, 984) и таким образом воссоединил всех восточных славян под Киевом. На западе он отвоевал у Польши ряд галицких городов (981 г.) и завоевал территорию литовских латвигов (983 г.).Но его поход против волжских булгар в 985 году был нерешительным и положил конец его намерениям вернуть бассейн Волги. На юге он также был заблокирован тюркским племенем печенегов (патзинаков), захватившим контроль над черноморскими степями, но он все же вернул себе часть степей и обеспечил их системой земляных стен, фортов и укрепленные города. Стремление к единству и безопасности было также целью внутренней политики Владимира. Он заменил своих сыновей и лейтенантов слишком независимыми вождями племен в качестве губернаторов отдельных частей государства и поставил их под жесткий надзор.

Похоже, что Владимир использовал даже религию для достижения этой цели. Сначала он предпринял попытку создать языческое вероучение, общее для всего его царства, приняв всех богов и божеств местных племен и сделав их объектом всеобщего почитания. В конце концов, он обратился к христианству, вероятно, потому, что вера в единого Бога казалась более подходящей для целей князя, стремящегося укрепить власть единственного правителя в своем королевстве. Однако точные обстоятельства этого события до конца не известны.Похоже, что в 987 году византийский император Василий II в обмен на помощь России в борьбе с восстаниями в Болгарии и Анатолии согласился протянуть Владимиру руку своей сестры Анны, если он станет христианином. Владимир крестился около 988 года, получил византийскую невесту и сделал христианство официальной религией своего государства. Он приказал и, в конце концов, заставил своих подданных принять крещение, уничтожил языческих идолов, построил христианские церкви, школы и библиотеки, поддерживал мир внутри и за пределами королевства и занимался благотворительностью на благо бедных и больных.

Крещение Руси, конечно, не было немедленным успехом. Прошло несколько десятилетий, прежде чем христианство прочно и окончательно пустило корни в России. Не удалось Владимиру полностью сдержать опасность феодального распада. Фактически, он умер в 1015 году в разгар поход против восстания его сына Ярослава. Возникшая в результате этого гражданская война закончилась только в 1026 году разделением России между Ярославом и его братом Мстиславом, и страна не воссоединилась снова до 1036 года, после кончины последнего.

Владимир I завершил объединение всех восточных славян в своем царстве, обезопасил его границы от иноземных вторжений и, приняв христианство, ввел Россию в сообщество христианских народов и их цивилизации. Его помнили и прославляли в многочисленных легендах и песнях как великого национального героя и правителя, «Солнечного принца». Почитаемый как креститель Руси, «равный апостолам», он был канонизирован примерно в середине 13 века.

Василий II - Энциклопедия древней истории

Василий II (он же Василий II) был императором Византийской империи с 976 по 1025 год нашей эры.Он стал известен как Булгар-Убийца ( Булгароктонос, ) за свои подвиги в завоевании древней Болгарии, сладкую месть за свое печально известное поражение у ворот Траяна. Крепко держась за византийские кошельки и личную армию гигантских викингов, Василий одолел как минимум двух значительных узурпаторов своего престола, отвоевал Грецию и все Балканы, одержал победы в Сирии и удвоил размер империи. Этот колосс византийской истории является предметом биографии в Chronographia византийского историка XI века н.э. Михаила Пселла.

Ранняя жизнь

Василий, родившийся в 958 году нашей эры, был сыном императора Романа II из македонской династии, и когда его отец умер, Василий, которому было всего пять лет, и его младший брат Константин совместно унаследовали трон. Императрица Феофано, жена Романа, выступила в качестве их регента и вышла замуж за полководца Никифора Фоки, который стал императором Никифором II Фокасом. Это был несчастливый брак, и Феофано сговорился убить ее мужа в его постели в декабре 969 г. Затем генерал Иоанн Цимискес сделал себя императором и в том же году изгнал Феофано в монастырь.Иоанн I Цимискес продолжал действовать в качестве опекуна двух молодых императоров и предпринял ряд успешных кампаний на Ближнем Востоке. Когда Цимискес умер от болезни в 976 году нашей эры, Василий занял законное место на троне Византийской империи. По крайней мере, на бумаге Бэзил разделял эту роль со своим братом Сесилом, но на практике правил именно Бэзилом.

Не хватало всякой всякой всячины, которую можно было бы ожидать от императора - ни пышных вечеринок, ни красивых мантий, ни ярких колец.

Молодой Василий не отличался особой физической подготовкой, хотя и умел ездить на лошади. Он избегал красивой жизни и мало интересовался литературой; во многих отношениях он жил жизнью сурового монаха. Василий, безусловно, был набожным человеком и, как известно, нес в бою статую Богородицы. Эти качества, наряду с его суровым характером, резкостью и вспыльчивостью, в сочетании с полным отсутствием доверия к кому-либо, что неудивительно, не вызвали у его подданных особой любви и восхищения.Казалось, не хватало всякой всякой всячины, которую можно было бы ожидать от императора - ни пышных вечеринок, ни изысканных мантий, ни ярких колец; даже когда он носил пурпурные мантии своего кабинета, они были более тусклого оттенка, чем могли бы быть. В войне также кампании Василия, несмотря на весь их успех, были решительными, а не лихими, но его ловкие навыки управления империей заслужили бы уважение его народа и страх перед его противниками.

Внутренняя политика

Непосредственной задачей Василия при вступлении на престол было подавление восстания, возглавляемого аристократом Барда Склеросом, генералом, который стремился сохранить привилегированное положение, которым он занимался при предыдущих императорах.Василий победил, несмотря на некоторые начальные поражения Склероса в Малой Азии, и ему очень помог его тезка, главный администратор, одаренный евнух Василий Лакапин, паракоимомен (камергер императора). Василию II пришлось помешать другому перевороту, на этот раз с участием его нелояльного и коррумпированного камергера, который попытался сделать императором Варда Фокаса, вождя аристократического клана. Евнух Василий был сослан в 985 году нашей эры. Теперь император был готов сосредоточить все свои усилия на правлении в одиночку, и даже брак или семья не могли отвлекать его.

Монета Василия II

от PHGCOM (CC BY-SA)

Василий стремился еще больше укрепить свое правление, уменьшив постоянно растущую власть земельной аристократии и монастырей. Обе эти группы расширяли свои земельные интересы за счет беднейшего крестьянства либо путем покупки, либо путем завоевания. Что еще более важно для государства, более крупные землевладельцы часто уклонялись от уплаты налогов или просто получали льготы. Василий пришел к простой идее, что крупные землевладельцы, или dynatoi , как их называли, выплачивают налоговую задолженность беднякам.Новый налоговый план, известный как allelengyon , встретил сильную оппозицию, не был успешным и был отменен Романом III в 1028 году нашей эры.

История любви?

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку по электронной почте!

Другая стратегия дальнейшей централизации власти заключалась в том, чтобы разрешить оплату вместо военной службы в провинции, что значительно уменьшило численность местных лидеров. Василий мог противостоять сокращению более широких вооруженных сил благодаря своим элитным войскам, предоставленным ему союзными государствами, и, довольно умно, он использовал новые налоговые поступления, чтобы заплатить новой армии, более лояльной к его собственным интересам.Эта сила пригодится во второй половине его правления.

Военные кампании

Первая и худшая военная экспедиция Василия состоялась в августе 986 г. н.э., когда он понес огромную потерю войскам Самуила Болгарского (годы правления 976-1014 гг.) В узком болгарском горном перевале, известном как ворота Траяна. 60-тысячная армия императора уже пережила позорный эпизод во время неудачной осады столицы Болгарии Сердики (Софии), но теперь она была уничтожена, знамя потеряно, и Василий был вынужден бежать обратно в Константинополь.Императору пришлось бы ждать 28 лет, чтобы отомстить, хотя, когда она наступила, она была бы полной.

Последствиями поражения у ворот Траяна были дальнейшее расширение царства Самуила на византийские земли и поощрение двух восстаний у себя дома под предводительством Варда Склероса и Барда Фокаса (его снова) соответственно. Варда Фокас даже объявил себя императором в 987 году нашей эры. Василий, к счастью, мог обратиться за помощью к киевскому Владимиру I (годы правления 980–1015 гг. Н. Э.), Чья сила в 6000 викингов укрепила его военно-морские силы и заверил, что император восстановит порядок к 989 г. н. Э.Армия повстанцев была разгромлена, и каждому из трех командиров была дана уникальная смерть: повешены, распяты и пронзены. За помощь из Киева была назначена плата, и она пришла в виде обещания Василия, что его сестра Анна выйдет замуж за Владимира, при условии, что последний согласится креститься. Обе стороны выполнили свое обещание, хотя и были полезны друг другу как союзники. Принятие христианства и его продвижение Святым Владимиром, каким он стал, было важным событием, имевшим долгосрочные последствия для русских народов.

Василий II в триумфе

Неизвестный художник (общественное достояние)

Помимо Самуила Булгарского, были и другие дела. И Антиохия, и Алеппо в Сирии должны были быть защищены от арабского владычества и особенно от все более амбициозных Фатимидов. Сам Василий одержал победу на севере Сирии в 995 году нашей эры, когда его армия прибыла в сверхбыстрое время из ниоткуда, потому что Василий выдал каждому человеку по два мула, одного для себя и одного для его багажа.Император тогда остановился на долгосрочной политике нанесения вреда арабам в их карманах, ограничивая любую торговлю с халифом.

Тем не менее, основное внимание Василия было сосредоточено на западе и мести булгарам. Его подход к войне здесь описан историком Дж. Дж. Норвичем:

Поддержите нашу некоммерческую организацию

С вашей помощью мы создаем бесплатный контент, который помогает миллионам людей изучать историю во всем мире.

Стать участником

Успех Василия зависел от безупречной организации.Армия должна действовать как единый, идеально скоординированный орган. Когда началось сражение, он запретил солдатам выходить из строя. Героизм карался мгновенным увольнением. Его люди жаловались на бесконечные проверки своего хозяина; но они оказали ему доверие, потому что знали, что он никогда не проводил операции, пока не был уверен в победе. (211)

Император был безжалостен, и после многих лет кампаний как летом, так и зимой он отвоевал Грецию для Византии (997 г. н.э.), а затем Плиска (1000 г. н.э.), Скопье (1004 г. .1005 г. н.э.), среди многих других городов. В 1014 году Василий, наконец, одержал великую и решающую победу над булгарами на, что вполне уместно, на другом горном перевале, на этот раз у Клейдиона в горах Беласица. Было захвачено более 15 000 вражеской армии. Император, вспоминая свое поражение от Самуила, довел византийскую традицию до крайности изувечить врага и ослепил своих пленников, отправив их обратно к своему лидеру группами по 100 человек, каждую во главе с одноглазым проводником. Говорят, что Самуил умер от инсульта, вызванного шоком, вскоре после получения этого зловещего знака безжалостного гнева Бэзила.

Византийская империя, 1025 г. н.э.

некропотамом (CC BY-SA)

После некоторого ограниченного сопротивления под руководством сыновей Самуила, в конечном итоге, земли булгар были включены в цветущую Византийскую империю, и Василий победоносно вступил в Сердику в 1018 г. . Наконец-то было стерто неприятное воспоминание о воротах Траяна. Василий оказался более щедрым со своими новыми подданными, чем с их армией. Он сохранил низкие налоги - разрешил оплату натурой вместо обычного золота, позволил определенным провинциям оставаться под местным, княжеским правлением, дал некоторым дворянам высокие должности в империи и разрешил Болгарской церкви оставаться независимой от Константинополя с единственной оговоркой, что Василия выберите архиепископа.

Смерть

Василий продолжал свою кампанию до конца, с более успешными походами в Грузинскую Иберию и Армению в 1021-22 гг. Н. Э., Где он захватил Васпуркан. Его территории простирались даже до Месопотамии и были объединены путем разделения завоеванных регионов на новые провинции империи. Италия тоже была реорганизована, и была подготовлена ​​кампания против арабов, на этот раз в их последнем оплоте на Западе, Сицилии. Однако прежде чем эти планы смогли осуществиться, Василий умер 13 или 15 декабря 1025 г.Он почти удвоил империю, которая теперь «простиралась от Крита до Крыма, от Мессинского пролива и реки Дунай до рек Аракс, Евфрат и Оронт» (Mango, 80) или, другими словами, Византия теперь была «сверхдержавой на двух континентах» ( там же, , 176).

Императора следовало похоронить в великолепном саркофаге, ожидавшем его вместе со своими предшественниками в церкви Святых Апостолов в Константинополе, но Василий предпочел более простую гробницу в меньшей церкви за пределами города.На его последнем упокоении была надпись:

С того дня, как Царь Небесный призвал меня стать Императором, великим повелителем мира, никто не видел, чтобы мое копье лежало без дела. Я оставался бдительным на протяжении всей своей жизни и защищал детей Нового Рима, доблестно участвуя в кампаниях как на Западе, так и на аванпостах Востока ... О, человек, увидев здесь мою могилу, награди меня своими молитвами за мои кампании.

(Херрин, 219)

Наследие

Почти 50-летнее правление Василия обеспечило Византийскую империю в самом зените, как считает историк Э.Р. А. Сьютер объясняет здесь во введении к своему переводу Пселла биографии императора:

Василий посвятил всю свою энергию делу управления; он никогда не был женат, проводил большую часть своего времени на границах или вблизи них, разработал ужасающую боевую машину, жаждал автократии, но презирал ее внешние символы. Он подавил восстания, покорил феодальных землевладельцев, победил врагов Империи, особенно в дунайских провинциях и на Востоке. Везде уважали и опасались мощь римского оружия.Казна была переполнена накопленным разграблением походов Василия. Даже лампа обучения, несмотря на известное безразличие императора, все еще горела, хотя и несколько тускло. Убор простых людей в Константинополе, должно быть, был достаточно приятным. Для большинства из них жизнь была веселой и красочной, и если оборонительные укрепления города в некоторых местах были в аварийном состоянии, у них не было причин опасаться атак. (12)

Поскольку у Василия не было детей, титул императора вернулся к его брату Константину, который правил как Константин VIII с 1025 по 1028 год нашей эры, и его дочерям Зое и Феодоре.К сожалению, преемники Василия расточают свое наследство в течение одного-двух поколений. Когда-то великая империя потерпела поражение, и не было ничего более материального и символического показателя, чем постоянно сокращающееся содержание золота в византийских монетах. 24-каратные безмятежные дни Василия II, увы, никогда не повторится.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Византийская империя | История, география, карты и факты

Единство и разнообразие в поздней Римской империи

Римская империя, предок Византии, удивительным образом сочетала единство и разнообразие, первое из которых гораздо более известно, поскольку его составляющие были преобладающими чертами римской цивилизации.Общий латинский язык, чеканка монет, «интернациональная» армия римских легионов, городская сеть, закон и греко-римское наследие гражданской культуры вырисовывались самыми большими среди тех связей, которые, как надеялись Август и его преемники, принесут единство и мир. в средиземноморский мир, истощенный столетиями гражданской войны. Чтобы укрепить эти основы имперской цивилизации, императоры надеялись, что между несколькими провинциями может развиться оживленная и спонтанная торговля. На вершине этого мира стоял сам император, мудрый человек, который защитил бы государство от любых неудач, которые тёмно скрывала фортуна.Только император мог обеспечить такую ​​защиту, поскольку, как воплощение всех добродетелей, он в совершенстве обладал теми качествами, которые лишь несовершенно проявлялись его отдельными подданными.

Римская формула борьбы с удачей с помощью разума и тем самым обеспечения единства всего средиземноморского мира сработала на удивление хорошо, учитывая давление разобщенности, которое в то время должно было увеличиваться. Завоевание привело к тому, что под властью римлян были разные регионы. Восточные провинции были древними и густонаселенными центрами той городской жизни, которая на протяжении тысячелетий определяла характер средиземноморской цивилизации.Западные провинции лишь недавно начали свой собственный курс городского развития под не всегда нежным руководством своих римских хозяев.

У каждого из перечисленных выше аспектов единства была своя другая сторона. Не все понимали или говорили по-латыни. Параллельно с римским правом, а иногда и оказывало влияние на него, были местные обычаи и обычаи, по понятным причинам живые в силу своей древности. Языческие храмы, иудейские синагоги и христианские баптистерии свидетельствуют о разнообразии организованных религий, с которыми официальные формы римского государства, включая поклонение императору, не всегда могли мирно сосуществовать.Экономический рост не только не объединял римский мир, но и создавал самодостаточные единицы в нескольких регионах, провинциях или крупных владениях.

Принимая во внимание препятствия, с которыми боролись хозяева римского государства, совершенно замечательно, что римский патриотизм был чем-то большим, чем пустая формула, что воспитанные джентльмены от Геркулесовых столбов до Черного моря знали, что у них есть «что-то» в общий. Это «что-то» можно определить как греко-римскую гражданскую традицию в самом широком смысле ее институционального, интеллектуального и эмоционального значения.Благодарные за условия мира, которые способствовали этому, люди богатые и культурные посвятили свое время и ресурсы прославлению этой традиции, украшая города, которые ее олицетворяли, и через образование молодежи, которая, как они надеялись, могла ее увековечить.

Варвары спустились в этот мир примерно после 150 г. Чтобы защитить границу от них, императоры-воины тратили все силы, которые они могли сэкономить от постоянной борьбы, чтобы восстановить контроль над провинциями, где возникли местные режимы.Принимая во внимание последовавшую войну, повсеместное распространение болезней и быструю смену лиц, занимающих имперский трон, можно легко предположить, что мало что осталось либо от традиционной ткани греко-римского общества, либо от бюрократической структуры. чтобы поддержать это.

Ни одно из предположений не является точным. Разрушения были случайными, одни регионы пострадали, а другие нет. Фактически, экономика и общество империи в тот период были самыми разнообразными из когда-либо существовавших.Побуждаемые необходимостью или соблазненные наживой, люди переезжали из провинции в провинцию. Социальный беспорядок открывал пути к величию и богатству, которые более стабильный порядок прежних времен был закрыт для талантливых и амбициозных. По личным и династическим причинам императоры отдавали предпочтение одним городам и провинциям за счет других, и неустойчивый ход престолонаследия в сочетании с постоянной сменой высших административных должностных лиц в значительной степени лишали экономическую и социальную политику узнаваемой последовательности.

Варяжская гвардия: почему викинги сражались за Византийскую империю?

В эпоху викингов в составе армии Византийской империи существовала элитная рота наемников, в основном из Скандинавии. Эта группа была известна как Варяжская гвардия, полк воинов, известный своей безжалостной преданностью и военным мастерством. Соблазненные богатством и славой, это были викинги, проделавшие долгий путь в Константинополь (или Миклагарур на древнескандинавском языке).

Эти люди стремились только служить, и за это были щедро вознаграждены.Украшенные византийским шелком, дорогие и ярко раскрашенные, древнескандинавские саги подчеркивают пышный вид варяжских семей. Члены гвардии были самыми высокооплачиваемыми наемниками на византийской службе и часто получали подарки от самого императора.

Выдающиеся личности, такие как Харальд Сигурарсон (позже Харальд Хардрада) и путешествовавший далеко исландец Болли Болласон, следовали давней традиции скандинавского служения в Византии. Действительно, возможная (и успешная) заявка Харальда на получение норвежской короны была профинансирована за счет богатства, которое он приобрел как варяг.

С 989 по 1070 годы к полку присоединились десятки скандинавов, а к концу 11 века гвардия заинтересовала англосаксов, которые сражались вместе со своими маловероятными товарищами-викингами.

Викинги. Сезон 6 прибывает на Amazon Prime 30 декабря: узнайте, что произошло на данный момент

Как викинги достигли Константинополя?

Хотя некоторые шведы следовали датским и норвежским плаваниям в Англию и дальше, бесчисленное множество других направили паруса на восток в поисках арабского серебра.Очарование дирхама , серебряной монеты, отчеканенной в Аббасидском халифате и других мусульманских государствах, побудило скандинавов попытаться обнаружить ее источник. К концу восьмого века эти монеты появлялись в торговых местах вдоль Ладожского озера (на сегодняшнем северо-западе России) и Балтийского моря, где они попали в руки шведских купцов.

Легендарный варяг (наемник викингов) Рюрик и его братья прибывают в Старую Ладогу. (Фото Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images)

Было организовано

экспедиций, и «волжские викинги» начали исследовать реки Восточной Европы.Шведы могли руководствоваться торговлей, но их наследие на востоке было не более мирным, чем датская и норвежская экспансия на запад. Эти викинги вымогали товары, совершая набеги на рабов и собирая дань. Они основывали поселения или захватывали существующие на широко распространенных торговых путях. Попутно эти шведы, поселившиеся в Восточной Европе, получили новое имя: «Русь».

Происхождение этого слова, от которого произошло свое название, неоднозначно. Среди ученых широко распространено мнение, что «Русь» образовано от слова Ruotsi , финского названия шведов. Ruotsi , в свою очередь, вероятно, происходит от древнескандинавского слова r ó ð r , что означает «команда гребцов».

Владимир, повелитель Холмгарда (Новгорода), станет в конечном итоге правителем Киевской Руси. В c978-80 гг. Русский князь сделал ставку на первенство в борьбе за власть против своих братьев. Положение Холмгарда на севере поместило Владимира ближе всего к Швеции, где он набрал 6000 новобранцев, и с этой недавно сформированной армией он вернулся на восток, убил своих братьев и завоевал королевство.

Приблизительно девять лет спустя эти 6000 воинов станут членами-основателями Варяжской гвардии.

Формирование Варяжской гвардии

В далеком Константинополе в 989 году византийский император остро нуждался в помощи. Василий II столкнулся с не менее чем тремя претендентами и обратился к правителю Руси за военной помощью. В обмен на женитьбу на сестре императора Владимир обязался отдать свою армию шведам. Эти люди переломили ход войны Василия, и именно Василий назвал их Варяжской гвардией.

Почему варяг? Как и многие термины эпохи викингов, этимология слова спорна. Широко распространено мнение, что оно происходит от древнескандинавского слова v á r (множественное число v á r ar ), что означает 'уверенность (в)', 'вера (в) 'или' обет верности '- следовательно, компания людей, давших клятвы верности и верности.

Василий II приобрел национальное достояние в лице этих доблестных северян.В империи против него не обращали ни одного меча, и ни один иностранец не мог противостоять его мощи. Упиваясь своей вновь обретенной защитой, император основал имперскую стражу, тщательно дисциплинированную и безжалостно лояльную. Варяжский полк пришел на смену его нелояльным греческим спасателям.

Хранители Константинополя

Как имперские телохранители, варяги держались рядом с императором, образуя «варягов города», охранявших Константинополь. Они стояли на страже у бронзовых дверей Большого дворца и охраняли другие владения императора.Гвардейцы также выполняли полицейские обязанности и могли выполнять деликатные задачи (например, арестовывать людей с высоким статусом) из-за своей имперской лояльности и внешнего происхождения. По тем же причинам варяги также выступали в роли тюремщиков, часто действуя в ужасной тюрьме Нуумера, которая была пристроена к Большому дворцу. Эти гвардейцы никогда не покидали столицу, если этого не потребовал сам император.

Византийский император Василий II, создавший варяжскую гвардию, доминирует над распростертыми фигурами покоренных болгар на этом псалтирном фронтисписе (Фото DeAgostini / Getty Images)

Варяги сопровождали своего монарха, куда бы он ни шел, служили ему, пока он посещал церковь, и стояли у его престола во время приемов.Присутствие варягов в византийских церквях подтверждается граффити, которые они оставили в соборе Святой Софии в XI веке. На мраморной балюстраде в южной галерее собора один из подозреваемых варяг использовал свой топор, чтобы вырезать почти неразборчивую надпись, в том числе имя «Хальвдан». Другая надпись в южной галерее обозначает человека по имени Аре, обычное имя в средневековой Исландии.

Варяжская гвардия на войне

Когда византийский император выехал на битву, его сопровождал отряд варягов.Контингенты часто использовались как ударные отряды с полевыми армиями, как гарнизоны фортов и на военно-морском флоте. В отличие от варягов, охранявших Константинополь, эти отряды были известны как «варяги за пределами города». На поле боя они сражались как элитная пехота, обычно выполняя оборонительные функции. Варягов часто держали в тылу от основной боевой линии, держали в резерве до тех пор, пока конфликт не достигал критической точки.

Тот факт, что они использовали скандинавское снаряжение наряду с византийской тематикой, очевиден в норвежских мечах, топорах и наконечниках копий X-XII веков, найденных в Болгарии и Румынии.Двуручный топор был излюбленным оружием варягов. Наряду с современной Русью это оружие породило общеизвестные эпитеты: «топорщики» или «топорщики-варвары».

Византийские источники предоставляют различные примеры отправки варягов на поля сражений по всей империи. Около 300-500 гвардейцев под командованием императора Алексиоса Комненоса в северо-западной Македонии отразили нападение норманнов в 1081 году. Во время византийско-венецианской войны 1171 года имперские корабли, несущие на своих плечах однолезвийные топоры, следовали за венецианскими кораблями, спасаясь бегством. Константинополь.

Помимо этих наземных сражений, варяги использовались для подавления пиратства и других военно-морских дел из-за своего морского опыта. Heimskringla (хроника королей Норвегии), написанная в 13 веке, сообщает, что варяжский гвардеец Харальд Сигурцарсон, позже Харальд Хардрада из Норвегии, должен был платить императору 100 марок за каждое пиратское судно, которое он захватил.

Знаменитая варяжская гвардия

Харальд Хардрада, без сомнения, самый известный викинг, вступивший в ряды варяжской гвардии.После свержения с престола и смерти его сводного брата Олафа II из Норвегии во время битвы при Стиклестаде в 1030 году Харальд бежал в Киев, где занимал какой-то военный пост. Из Киева он отправился в Византийскую империю и присоединился к варяжской гвардии.

Харальд служил офицером с 1034 по 1043 год, проводя кампанию повсюду. От Сицилии и Болгарии до Анатолии и Святой Земли время варяжского харальда считалось апогеем его военной карьеры. Хотя Heimskringla , вероятно, преувеличивает благосклонность, оказанную Харальду, очевидно, что он как варяг заработал достаточно денег, чтобы профинансировать свою успешную заявку на норвежский трон.

Удачливые члены гвардии не ограничивались норвежской королевской семьей. Обычные варяги, такие как исландец Болли Болласон (умерший около 1067 года), вернулись на свою северную родину, неся великолепие Византии. Laxdæla Saga , исландская сага, написанная в 13 веке, рассказывает, что Болли вернулся в Исландию с позолоченным мечом и расшитым золотом шелком, подаренным ему императором. Согласно саге, все 11 товарищей Болли были одеты в алое и ехали в позолоченных седлах.В саге говорится, что везде, где мужчины укрывались, женщины смотрели на Болли и его товарищей, поскольку они были варягами, все еще покрытыми славой Византийской империи.

Что случилось с варяжской гвардией?

В то время как скандинавы доминировали в рядах на начальном этапе полка с 989 по 1070 годы, варягам суждено было стать такими же разнообразными, как и империя, которая их использовала. После норманнского завоевания в 1066 году англосаксы устремились в Византийскую империю, желая присоединиться к варяжской гвардии.

В 1071 году византийская армия потерпела катастрофическое поражение от турок-сельджуков в битве при Манцикерте. Император Романос IV был взят в плен, и многие варяги были убиты, защищая императора после того, как большая часть армии бежала. Истощенные ряды гвардии частично пополнились англосаксами, хотя скандинавы продолжали присоединяться к полку.

Во время Четвертого крестового похода Константинополь был осажден в июле-августе 1203 года. Во время битвы около 6000 варягов стояли у городских стен, одержав несколько побед над захватчиками.17 июля, когда крестоносцы разрушили часть дамбы своим тараном, это был отряд варягов, вооруженных топорами, которые преуспели, чтобы отбить их.

В марте – апреле 1204 г. крестоносцы и венецианцы снова напали на Константинополь. Варяги храбро сражались, но после того, как 11 апреля ворота были взломаны, крестоносцы ворвались в них, и византийские защитники запаниковали. 12 апреля император бежал, и византийцы сложили оружие. Не имея законного правителя для защиты, варяги последовали его примеру, подчинившись армии захватчиков.

Крестоносцы подвергли Константинополь жестокому трехдневному разграблению, после чего город стал частью государства крестоносцев, Латинской империи. Оставшиеся византийские лидеры создали свои собственные государства-преемники, такие как Никейская империя, которая вернет Константинополь в 1261 году и восстановит Византийскую империю. Есть признаки того, что отряд варягов служил «изгнанной Византийской империи» в Никее. У латинского правителя Константинополя был и личный полк варягов.

Первые упоминания о варягах в 14 веке связаны с церемониальными придворными и караульными обязанностями. В начале 15 века английские варяги были обозначены в письме византийского императора Иоанна VII королю Англии Генриху IV, но помимо этого письма и нескольких неясных упоминаний, варяжская гвардия практически вымерла (и едва ли скандинавская). В 1453 году Византийская империя погибнет от рук Османского султаната, решив судьбу этого знаменитого корпуса наемников.

Ной Тецнер ведет подкаст История викингов , в котором представлены научные дискуссии об истории средневековой Скандинавии. Его книга Воин викингов против франкского воина: Франция 799-950 должна быть опубликована Osprey в 2021 году.

.

Этот контент был впервые опубликован HistoryExtra в 2020 г.

Василий II (976–1025) - Думбартон-Оукс

Василию II было 18 лет, когда Иоанн I умер в 976 году.Почти сразу близкий союзник и родственник Иоанна Барда Склерос восстал против Василия. Соединившись с семьей Фоки (Иоанн I убил Никифора II Фоки), Склер был побежден и вынужден был покинуть страну. С тех пор и до 985 года евнух Василий Лакапин, паракоимомен , в значительной степени правил империей Василия II, как и последние тридцать лет. В 985 году Василий отстранил Лакапина от власти. В то же время Болгария, завоеванная Иоанном I, восстала под предводительством Самуила.Самуилу удалось завоевать Фессалию, а в 986 году победить Василия. Это поражение привело к возвращению Барда Склероса из ссылки, и в то же время Варда Фокас восстал против Василия. Молодой император заручился помощью киевского князя Владимира, который в обмен на брачный союз с сестрой Василия одолжил Василию 6000 человек и согласился перейти в христианство. Василий вскоре победил и Фоки, и Склероса, сделав его бесспорным правителем Византии в 989 году. Василий провел большую часть оставшейся части своего правления в походах против Самуила Болгарского.Он вторгся в Болгарию в 991 году, но был вынужден приостановить кампанию до 1001 года из-за волнений на Востоке. Василий проводил кампании почти каждый год до 1014 года, когда болгары потерпели сокрушительное поражение. К 1018 году Болгария была завоевана, и византийская граница была восстановлена ​​до Дуная впервые со времен правления Фоки (602–610). Новые темы были организованы на завоеванных территориях, а Сербия и Хорватия были сокращены до зависимых территорий. На Востоке Василий разбил попытки Фатимидов распространить свою власть на север Сирии, вынудил Давида Тао передать ему свои иберийские земли, а позже приобрел земли царя Васпуракана.

В течение первых тринадцати лет своего правления Василий развил ненависть к существующей аристократии. Его роман 996 года попытался обуздать влияние влиятельных людей и их семей, продлив срок давности на покупку собственности до Цезаря Августа. Это немедленно привело к банкротству ряда могущественных семей, низведя их до уровня крестьян, которых они ранее эксплуатировали. Хотя Василий технически правил вместе со своим братом Константином VIII, никакая реальная власть не могла попасть в руки младшего императора.Не довольствуясь своими успехами на Востоке и на Балканах, Василий готовился к вторжению на Сицилию, когда умер в 1025 году. Никогда не женившись, он оставил управление империей своему семидесятилетнему брату Константину.

Василия II и Константина VIII, выпуск 976–1025 (БЗС.1951.31.5.1660)

Две разновидности печати изображают Василия II: первая изображает его одного, вторая - его брата Константина, последнее появление македонского типа с двумя императорами.Особенностью являются два примера первого рода. Редакторы DO Seals 6 считают, что это сокращение от autokrator , но это также может быть пережитком надписи Иоанна I, читающей autokrator Romaion (единоличный правитель римлян).

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *