Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Присоединение северного причерноморья к россии: Присоединение Крыма к России Екатериной II: как это было

Содержание

Присоединение Крыма к России Екатериной II: как это было

Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

https://crimea.ria.ru/20210419/Prisoedinenie-Kryma-k-Rossii-Ekaterinoy-Velikoy_-1114265870.html

Присоединение Крыма к России Екатериной II: как это было

Присоединение Крыма к России Екатериной II: как это было — РИА Новости Крым, 16.04.2021

Присоединение Крыма к России Екатериной II: как это было

Присоединение Крымского полуострова к России в 1783 году определилось ходом кровопролитных русско-турецких войн ХVII-ХIХ веков и последовало за многочисленными… РИА Новости Крым, 19.04.2021

2021-04-19T08:59

2021-04-19T08:59

2021-04-16T18:43

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.crimea.ria.ru/img/111818/66/1118186626_0:231:2822:1818_1920x0_80_0_0_bc1aff75f4f606380fb9ec1e1fecafb1.jpg

РИА Новости Крым

1

5

4. 7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://crimea.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

1920

1080

true

1920

1440

true

https://cdnn1.img.crimea.ria.ru/img/111818/66/1118186626_46:0:2777:2048_1920x0_80_0_0_2f4035fe2832103682e044d8825b8174.jpg

1920

1920

true

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

news. [email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

новости, общество, крым в истории: секреты, факты, фото

Присоединение Крымского полуострова к России в 1783 году определилось ходом кровопролитных русско-турецких войн ХVII-ХIХ веков и последовало за многочисленными поражениями Турции и отречением от престола последнего крымского хана Шагин-Гирея. РИА Новости Крым напоминает ряд известных и неизвестных фактов того периода.

Медленно, но уверенно достигали цели

Во время войны в 1768-1774 годах, которую развязала Турция, полуостров был важным объектом русских стратегических планов. Войска Российской империи добились победы на дунайском направлении. Несмотря на многочисленные поражения, Турция пыталась вернуть левый берег Дуная. Тогда Вторая русская армия под командованием генерал-аншефа В. М. Долгорукова нанесла сокрушительный удар противнику на левом фланге, на Перекопе и ворвалась в Крым.

19 апреля 2019, 07:33

Как Крым стал российским: 236 лет манифесту Екатерины II

Пока Россия и Турция проводили безрезультатные мирные переговоры, работала русская дипломатия. 

Весной 1773 года военные действия начинаются снова. И в этот раз после сокрушительных поражений Турция идет на мирные переговоры, завершившиеся подписанием Кючук-Кайнарджийского договора в июле. В документе говорилось, что России отходят два города: Керчь и Еникале. В остальном Крыму все оставалось по-прежнему: прежняя ханская власть, прежняя администрация, порядки и обычаи.

В 1782 году против последнего крымского хана Шагин-Гирея поднялось все население ханства. Ему пришлось отречься от престола и бежать под защиту русских войск.

И вот 8 (19) апреля 1783 года Екатерина Великая подписывает исторический документ – Манифест о принятии острова Тамани, полуострова Крыма и всей территории Кубанской в состав Российской империи.

«… и в замену и удовлетворение убытков наших решилися мы взять под державу нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону. Возвращая жителям тех мест силою сего нашего Императорского Манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего, содержать их наравне с природными началами подданными».

Манифесту свое время

Особую роль в истории Крыма сыграл государственный деятель, светлейший князь Григорий Потемкин-Таврический, который вместе с императрицей работал над созданием манифеста и лично руководил присоединением Крымского ханства.

14 марта 2016, 15:02

Кто раньше приехал, тому и бюст: Потемкин в Крыму опередил ЕкатеринуВ Симферополе полным ходом идут работы по установке бюста Григория Потемкина напротив здания администрации Симферополя. В ведомстве ничего необычного в появлении памятника князю раньше памятника Екатерине Второй не видят. Историки — тоже.

Так как Екатерина беспокоилась, что манифест спровоцирует новые военные действия с Турцией и приведет к вмешательству Европы, документ решили не обнародовать до тех пор, пока присоединение ханства не станет свершившимся фактом. Манифест был помещен в деревянный ящик, обитый железом.

Чтобы все было легитимным, Потемкин распространил по полуострову «присяжные листы». В документах говорилось, что жители такого-то населенного пункта присягают на верность России. Они скреплялись печатями и подписями. После того, как Потемкин собрал такие листы с большей части Крыма, манифест императрицы обнародовали. «Присяжные листы» частично сохранились до наших дней и хранятся в государственном архиве в Москве.

Манифест был обнародован только 28 июня 1783 во время торжественной присяги крымской знати на вершине скалы Ак-Кая под нынешним Белогорском (тогда Карасубазар).

27 марта 2016, 13:41

Екатерина Великая в Крыму: факты, мифы и легенды. Часть IВ этом году исполняется 229 лет путешествию российской государыни–императрицы Екатерины II, которую еще при жизни называли Великой, в Крым. Как проходило путешествие, какие места посетила императрица, а также о мифах и легендах, связанных с ее пребыванием, — в материале корреспондента РИА Новости (Крым).

Через полгода после выпуска манифеста Екатерины II Турции пришлось смириться и подписать «Акт о присоединении к Российской империи Крыма, Тамани и Кубани». Еще через пару месяцев императрица учредила Таврическую область, управление которой доверили Потемкину. Новая область состояла не только из Крымского полуострова, но и прилегающих районов Северного Причерноморья и Тамани.

Потемкинские изменения

К концу 1783 года в Крыму отменили внутренние торговые пошлины, восстановили монетный двор в Феодосии. Еще через полтора года порты полуострова освободили от уплаты таможенных пошлин, а таможенная стража перебазировалась за Перекоп. Такие послабления привели к развитию сельского хозяйства в регионе, промышленности и торговли, расширению крымских городов. Вскоре Потемкин приступил к реконструкции старых городов и строительству новых.

Именно тогда по «Греческому проекту» появились такие названия городов, как Севастополь, Симферополь, были возвращены древнегреческие имена Феодосии и Евпатории.

Масштабное строительство развернулось во многих поселениях – за счет казны возводились здания общественного назначения. Кроме того, крымчанам выдавали ссуды на строительство собственных домов. Население молодого российского региона стремительно росло.

Таврический вояж

3 апреля 2016, 13:05

Екатерина Великая в Крыму: факты, мифы и легенды. Часть IIВ этом году исполняется 229 лет путешествию российской государыни–императрицы Екатерины II, которую еще при жизни называли Великой, в Крым. Как проходило путешествие, какие места посетила императрица, а также о мифах и легендах, связанных с ее пребыванием, — в материале корреспондента РИА Новости (Крым).

Полугодовое путешествие императрицы по Новороссии, совершенное спустя четыре года после присоединения полуострова к России, было особенно отмечено в Крыму специальными «дорожными знаками». Каждая верста, преодоленная Екатериной, обозначалась специальным треугольным обелиском, а через каждые десять верст водружали каменную «милю» — «круглую пропорционально вытесанную колонну с украшением вроде восьмиугольной капители».

После пятидневного пребывания в Херсоне императрица отправились в Крым через Кизикерман и Перекоп. Сооружая этот путь, Потемкин предписывал: «Дорогу от Кизикермана до Перекопа сделать богатою рукою, чтобы не уступала римским; я назову ее: Екатерининский путь».

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников, а также собственной информации РИА Новости Крым

19 апреля 1783 года Екатерина даровала манифест о присоединении Крыма к России

Наука

close

100%

231 год назад Екатерина II провозгласила присоединение Крыма, после чего Россия становилась полноценной черноморской державой. Но значение Тавриды для страны не ограничивалось только экономикой.

8 (по новому стилю 19) апреля 1783 года императрица Екатерина II провозгласила манифест о присоединении Крыма (Тавриды) и Кубанской области к России. В документе императрица подробно описывала причины такого шага: «Поднявшийся в прошлом году новый мятеж, коего истинные начала от Нас не скрыты, принудил Нас опять к полному вооружению и к новому отряду войск Наших в Крым и на Кубанскую сторону, кои там доныне остаются: ибо без них не могли бы существовать мир, тишина и устройство посреди Татар при неспособности их ко вкушению плодов таковой свободы, служит ко всегдашним для Нас беспокойствам, убыткам и утруждению войск Наших».

Однако правительница России обещала относиться к жителям Тавриды как и к прочим своим подданным, «охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состоянию все те правости и преимущества, каковыми таковое в России пользуется».

Таким образом, многолетняя история вражды Крыма и России завершилась.

Крымское ханство возникло в XV веке, отколовшись от Орды и став вассалом Оттоманской империи. В лучшие годы ханство контролировало не только полуостров, но и территории северного Причерноморья (часть нынешних Николаевской, Херсонской и Запорожской областей Украины) и Кубани. Значительную роль в его экономике играли набеги — на земли России и Великого княжества Литовского (ВКЛ), позже — Речи Посполитой.

Для борьбы с крымцами, которые разрушали и грабили деревни, а главное — уводили в плен для последующей продажи на невольничьих рынках людей, Московское государство создавало «военную границу», выстраивая засеки: оборонительные линии, мешавшие крымской кавалерии. Кроме того, государство поддерживало казачество как противовес крымцам.

Во время Ливонской войны в 1571 году крымцы взяли и сожгли Москву.

«Источник нашей людскости»

В Крыму неспокойно. Полуостров, связанный с Россией длинной историей, пытается самоопределиться. «Газета.Ru»…

28 февраля 18:17

Последствия набега были чудовищны: митрополиту удалось спастись в Успенском соборе, а «других князей, княгинь, боярынь и всяких людей кто перечтет?».

Через год — в 1572 году — хан Девлет-Гирей попытался повторить успех. Но в 45 км от Москвы, близ деревни Молоди, его армию остановило и разгромило войско Михаила Воротынского. В результате этого разгрома Крым отказался от претензий на поволжские ханства — Казань и Астрахань. После поражения при Молоди столь крупных набегов на русские земли крымцы больше не предпринимали.

Усиление Москвы и установление контроля над левобережьем Днепра автоматически обостряли конфликт между Россией и Крымом.

При Петре I у России появилась еще одна цель помимо обеспечения безопасности своих земель — обеспечить себе выход к Черному морю.

«Богдан, зачем отдал Украину москалям поганым?»

360 лет назад — 27 марта 1654 года — царь Алексей Михайлович подписал «Мартовские…

27 марта 14:51

Дело в том, что еще в XVI—XVII веках произошла «морская революция» — мореходство стало заметно более активным и безопасным. Соответственно, именно на воду перенесся акцент мировой торговли. Россия XVII века же выходов к морям практически не имела, если не считать Архангельск на удаленном и замерзающем на длительное время Белом море.

Стремление России к Черному морю, таким образом, диктовалось экономическими соображениями. Однако для этого необходимо было воевать с Турцией. В конце XVII века в ходе очередного конфликта Россия завоевала Азов, а с ним — выход к Азовскому морю. Но оно мелководно и заперто Керченским проливом, который контролировался Крымом.

Более того, в 1711 году в ходе Русско-турецкой войны войско под командованием Петра оказалось в ходе Прутского похода в окружении. В результате спасти его удалось, только отказавшись от Азова. Вернуть город сумели лишь в 30-е годы XVIII века — при Анне Иоанновне.

Но в течение века Россия все же добилась своего. В 1774 году после очередной Русско-турецкой войны был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который признавал независимость Крыма от Турции.

В результате присоединение полуострова стало вопросом времени.

В 1783 году войска под командованием Александра Васильевича Суворова вошли в ханство. Династия Гиреев потеряла престол, но представители элиты сохранили свой статус. Практически сразу началась колонизация полуострова — за счет русского и немецкого населения. В феврале 1784 года города Крыма стали свободными для поселения иностранцев. В 1787 году на полуостров совершила путешествие Екатерина II.

С Тавридой Россия стала полноценной черноморской державой, получив удобные для торгового и военного флота бухты в Севастополе, Феодосии и других городах. Присоединение Крыма стало частью важнейшего идеологического проекта екатерининской эпохи — «Греческого проекта» (создание Византийской империи со столицей в Константинополе).

Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Новостях, Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Новости

Дзен

Telegram

Картина дня

Военная операция РФ на Украине. День 211-й

Онлайн-трансляция военной спецоперации РФ на Украине — 211-й день

«Вредный фастфуд — это миф». Почему в гамбургеры не нужно добавлять витамины

Директор Института общепита Наталия Иванова объяснила, почему вредных продуктов не бывает

«Пора признать, что наш вид не моногамен»: пары, которые не верят в традиционный брак

Высказывания пяти известных пар об открытом браке

«Ъ»: Россия и Украина провели обмен пленными, в их числе Виктор Медведчук

Боррель анонсировал новые санкции против России из-за референдумов

Володин заявил об отсутствии у депутатов «брони» от мобилизации

Украина попросила Израиль предоставить разведданные о военной поддержке Ирана для России

Новости и материалы

В Минске поймали педофила, который вынудил двух девочек сделать интимные фото

«Коммерсантъ» сообщил об аресте руководства оборонного завода в Дзержинске

В Сбербанке ответили на вопрос про кредиты мобилизованных граждан

Пенсионера из США осудят за совершенное 40 лет назад двойное убийство

В Рубцовске три автомобиля переехали сбитую женщину

Вдова Юрия Шатунова утвердила эскиз памятника певцу

Лидер боснийских сербов Додик: вступление Боснии и Герцеговины в НАТО невозможно

МИД Японии сообщил, что Швыдкой ожидается от России на похороны Абэ 27 сентября

21-летняя студентка стала пятой женщиной, с которой солист Maroon 5 состоял в интимной переписке

На российско-монгольской границе нет очередей, заявили в МИД Монголии

Черчесов оценил шансы Кокорина перезапустить карьеру

Британка научила крыс рисовать и открыла собственный магазин

Критик Соседов назвал «неактуальным» Андрея Губина после новости о возвращении певца на сцену

Доля крупнейших банков на российском рынке снизилась впервые за десять лет

МО РФ показало трофейную технику

УЕФА изменит формат Суперкубка Европы

Житель Бурятии снял скальп с сожительницы из-за ревности

РИА «Новости»: ВСУ в Красном Лимане передвигались внутри труб для орошения полей

Все новости

Что будет с долгами и рабочими местами мобилизованных

ЦБ рекомендовал банкам давать кредитные каникулы мобилизованным

«Никто не угрожал России». Как Запад отреагировал на частичную мобилизацию, объявленную Путиным

Как власти западных стран отреагировали на частичную мобилизацию в России

«То вписывал, то зачеркивал эти имена»: Путин в Новгороде рассказал о Николае II и Ленине

Путин предупредил о смертельной опасности ослабления суверенитета России

Эволюция оружия: как меняется автомат АК-12 в боевых условиях

Военные попросили оружейников внести изменения в конструкцию АК-12

Песков рассказал о содержании «секретного» пункта указа Путина о частичной мобилизации

Положение касается числа мобилизованных

Президент Путин объявил частичную мобилизацию в России

Главные заявления Путина и Шойгу из обращения к россиянам

«Побег из Шоушенка», «Зеленая миля» и еще 8 лучших экранизаций Стивена Кинга

Развить у ребенка творческие способности и не сломать психику – это возможно?

Интервью с профессором психологии Анатолием Хархуриным

Шипы на пенисе и 10-часовой секс: как спариваются эти животные

Двойные пенисы, три эякуляции за раз и другие удивительные факты из интимной жизни животных

Частичная мобилизация в России. Главные заявления Путина и Шойгу

Путин объявил частичную мобилизацию в России

Военная операция РФ на Украине. День 210-й

Онлайн-трансляция военной спецоперации РФ на Украине — 210-й день

«Я выпила джин из мини-бара отца»: российские знаменитости о самых стыдных поступках из детства

10 историй звезд о неловких и стыдных ситуациях из детства

Тест: пульсары и галактические нити — что вы знаете о Вселенной?

Как хорошо греет Солнце и в чем загадка нейтронных звезд

Присоединение Крыма к Российской империи 1783 года

Сегодня Крым воспринимается в первую очередь как курортный регион. Но в прошлом за него боролись как за стратегический плацдарм особой важности. По этой причине в веке умнейшие деятели России высказывались за включение полуострова в ее состав. Присоединение Крыма к Российской империи произошло не совсем обычным способом – мирно, но вследствие войн.

СОДЕРЖАНИЕ


  • Предыстория события
  • Неудачная европеизация
  • Присоединение Крыма
  • Защита новых подданых

Долгая предыстория объединения

С конца XV ст. горный Крым и побережье принадлежали Турции, а остальное – Крымскому ханству. Последнее в течение всего своего существования находилось в той или иной степени в зависимости от Порты.

Отношения Крыма с Россией складывались непросто. Южные земли подвергались татарским набегам (вспомним Ивана Васильевича: «Крымский хан на Изюмском шляхе безобразничает»), Руси даже приходилось платить дань ханам. В конце XVII столетия князь Василий Голицын совершил две неудачных попытки военного покорения ханских земель.

С появлением флота значение Крыма для России изменилась. Теперь важна была возможность прохода через Керченский пролив, следовало противостоять турецким попыткам снова превратить Черное море в свое «внутреннее озеро».

В XVIII веке Россия вела несколько войн с Турцией. Во всех успех был на стороне наших, хотя и в разной степени. Крым, зависимый от турков, не мог уже противостоять империи на равных, превратившись в разменную монету. В частности, Карасубазарский договор 1772 г. требовал восстановления полной независимости ханства от османов. На деле оказалось, что воспользоваться независимостью Таврида не в состоянии. Там наблюдался кризис власти.

Крымская история богата тронными перестановками. Изучение списков правивших ханов позволяет установить: многие из них восходили на трон дважды, а то и трижды. Так получалось из-за шаткости власти правителя, который не мог противостоять влиянию духовенства и группировок знати.

Неудачная европеизация в истории

Она была затеяна крымско-татарским правителем, выступив одной из предпосылок присоединения Крыма к России в 1783 году. Шахин-Гирей, ранее управлявший Кубанью, назначен руководящим лицом на полуостров в 1776 г. не без помощи императорской поддержки. Это был культурный, образованный человек, долго живший в Европе.  Ему захотелось и в своей стране устроить порядки наподобие европейских.

Но Шахин-Гирей неправильно рассчитал. Его шаги по национализации владений духовенства, реформам в армии и обеспечении равноправия сторонников всех религий были восприняты татарами как ересь и государственная измена. Против него начался бунт.

В 1777 и 1781 гг. солдаты-русские помогали подавлять восстания, поддерживаемые и вдохновляемые турками. При этом Григорий Потемкин (тогда еще не Таврический) особо указывал армейским командирам А.В. Суворову и графу де Бальмену обращаться с местными, не принимающими непосредственного участия в восстаниях, возможно мягче. Возможность казнить передавалась здешнему руководству.

И образованный европеизатор воспользовался этим правом так рьяно, что исчезла всякая надежда заставить подданных покоряться ему добровольно.

Кратко о присоединении Крыма к России в 1783 г.

Потемкин верно оценил положение дел и в конце 1782 г. обратился к царице Екатерине II с предложением включить Крым в состав России. Он ссылался и на явную военную выгоду и на наличие «общепринятой мировой практики», приводя конкретные примеры аннексий и колониальных завоеваний.

Императрица вняла князю, выступавшему главной фигурой уже свершившегося присоединения Причерноморья. Он получил от нее секретное распоряжение готовить присоединение Крыма, но так, чтобы жители были готовы сами высказать такое пожелание. 8 апреля 1783 года царица подписала соответствующий указ и тогда же войска двинулись на Кубань и собственно на Тавриду. Дата эта официально считается днем присоединения Крыма.

Потемкин, Суворов и граф де Бальмен выполнили распоряжение. Войска демонстрировали доброжелательность к жителям, одновременно не допуская их объединения для противодействия русским. Шахин-Гирей отрекся от престола. Татарам-крымчанам было обещано сохранение свободы вероисповедания и традиционного жизненного уклада.

9 июля у скалы Ак-Кая был обнародован царский манифест перед крымчанами и принесена присяга на верность императрице. С этого момента Крым – часть империи де-юре. Протестов не было – всем пытавшимся возражать Потемкин припоминал их собственные колониальные аппетиты.

Защита новых подданных Российской империи

Выиграл ли Крым оттого, что состоялось его присоединение к России? Скорее да. Из минусов можно назвать только значительные демографические потери. Но они были следствием не только эмиграции в Турцию части татар, но и эпидемий, войн, восстаний, имевших место ранее 1783 г.

Если же кратко перечислить положительные факторы, список получится внушительный:

  • Империя сдержала слово – население могло свободно исповедовать ислам, сохранило имущественные владения и традиционный уклад.
  • Татарская знать получила права дворянства России, кроме одного – владеть крепостными. Но и среди бедных крепостных не было – они числились государственными крестьянами.
  • Россия вкладывала средства в развитие полуострова. Важнейшим достижением называют строительство Севастополя, стимулировалась торговля и промыслы.
  • Несколько городов получили статус открытых. Как сказали бы сейчас, это вызвало приток зарубежных инвестиций.
  • Присоединение к России вызвало приток в Крым иностранцев и соотечественников, но они не имели никаких особых преференций по сравнению с татарами.

В целом Россия выполнила обещание – к новым подданным здесь отнеслись не хуже, а то и лучше, чем к исконным.

В прошлом политические ценности отличались от нынешних, поэтому присоединение Крыма к Российской империи в 1783 году все сочли нормальным и скорее позитивным явлением. В то время государства признавали, что методы, допустимые для них, могут применяться и другими. А Крым не стал бесправной колонией, превратившись в губернию – не хуже прочих. В заключение предлагаем видео-ролик об описанном выше историческом событии в жизни Крымского полуострова, приятного просмотра!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!


Присоединение Северного Причерноморья, Крыма и Правобережной Украины к России.

Присоединение Северного Причерноморья и Крыма к России

По условиям Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г. Турция и Россия признавали государственную независимость Крымского ханства. К России отошли земли между Днепром и Южным Бугом. Отрыв Крымского ханства от Турции не устраивал влиятельную крымскую знать. В 1775 г. она посадила на ханский престол Давлет-Гирея, который в своей политике придерживался протурецкой ориентации. Он повел борьбу за возврат в состав ханства ранее утерянных крепостей. В Крыму сложилась и пророссийская партия. Внутренними неурядицами поспешила воспользоваться Россия.

В 1766 г. российское правительство снарядило на Крымский полуостров войска, которые в 1776 г. овладели Перекопом, а в феврале 1777 г. вошли в Крым и фактически отстранили Давлет-Гирея от власти. Под угрозой штыков диван избрал ханом сторонника России Шагин-Гирея. Однако выступления против нового режима не прекращались, и в борьбе с ними новый хан опирался на российский военный контингент.

При таких обстоятельствах началась этническая чистка Крыма. В 1778 г. российское правительство переселило в пустынное Северное Приазовье 32 тыс. крымских греков, армян и др. — лучших ремесленников и торговцев, что сразу же дестабилизировало внутреннюю ситуацию в Крыму.

После вывода российских войск из Крыма патриотически настроенная татарская знать организовала заговор и скинула с престола Шагин-Гирея. Чтобы выбить почву из-под ног оппозиции, Екатерина II в 1783 г. издала указ о присоединении Крыма к России. Указ противоречил Кючук-Кайнарджийскому миру.

Непосредственным результатом утверждения России в Северном Причерноморье и Крыму явилось резкое сокращение численности местного населения. В течение 70-х — начале 80-х гг. XVIIII количество жителей в пределах бывшего ханства сократилось примерно в два раза. Не восприняв изменений, часть татар переселилась в Турцию. 120-тысячная ногайская орда почти в полном ее составе отступила на р. Кубань.

Последнего крымско-татарского хана Шагин-Гирея вынудили отречься от престола. Татарская администрация заменялась российской.

В эмиграции крымско-татарская знать подталкивала турецкиое правительство к тому, чтобы отвоевать Крым. В 1787 г. Турция объявила войну России — и проиграла ее. В победы российской армии свой вклад внесли и украинские казаки, вступившие в качестве добровольцев в так называемое Черноморское казачье войско численностью 12 тыс. чел.

По Ясскому мирному договору к России отошли земли между Южным Бугом и Днестром, включая Очаков.

Колонизация Южной Украины

Царское правительство, отвоевав Черноморское побережье и ликвидировав Запорожскую Сечь, начало раздавать земли помещикам, чиновникам, офицерам, высокопоставленным сановникам, обязав заселить их и ввести в хозяйственный оборот. Свои владения помещики заселяли в основном беглецами. Большую роль в освоении края играла народная колонизация — переселение крестьян, казаков, мещан. Основной поток переселенцев следовал из Правобережной Украины, а также из Левобережной Украины и России. Вместе с тем земельные наделы получали и иностранные колонисты — болгары, греки, сербы, молдаване, немцы.

Южная Украина быстро заселялась. Были заложены города, которые ускоренно развивались, — Александровск (1770), Екатеринослав (1776), Херсон (1778), Мариуполь (1779), Николаев (1789), Одесса (1795), Севастополь (1783), Симферополь (1784).

Присоединение Правобережной Украины

Воспользовавшись ослаблением Речи Посполитой, правящие круги Пруссии и Австрии приступили к разделу Польши и ее владений. К ним присоединилась и Россия. В 1772 г. был осуществлен первый раздел Польши: к России отошла восточная часть Беларуси; Австрия захватила Галичину. В 1774 г., после поражения Турции в войне с Россией, Австрия оккупировала также Буковину. В 1793 г. Пруссия и Россия произвели второй раздел Польши: к России отошли Восточная Беларусь и правобережные украинские земли – Киевщина, Восточная Волынь, Подолье, Брацлавщина. В 1795 г. Пруссия, Россия и Австрия осуществили третий раздел Польши. Исконные польские земли захватили Пруссия и Австрия.

С переходом Правобережной Украины к России произошли изменения в ее административно-территориальном устройстве. В 1797 г. здесь были образованы Киевская, Подольская и Волынская губернии.

Таким образом, количество государств, в состав которых входили украинские земли с конца XVIII в., уменьшилось с четырех до двух. Политическая стабильность, наблюдавшаяся вплоть до начала XX в., способствовала внутренней консолидации украинских земель. Но степень этой консолидации не приходится преувеличи­вать. Различие в историческом опыте населения западноукраинских земель и населения центральной и восточной частей Украины, заложенное в XIX в., продолжает играть ощутимую роль до наших дней. Регионализм был и остается одним из главных факторов новейшей истории Украины.

Административно-территориальное деление украинских земель в составе в Российской империи.

В Х1Х в. продолжалась унификация административной управленческой системы. В 1802 г. российское правительство ликвидировало огромную Малороссийскую губернию и вместо нее создало Черниговскую и Полтавскую. Новороссийская губерния была разделена на Екатеринославскую, Таврическую и Николайскую (с 1803 г. Херсонскую). В 1828 г. они, а также Бессарабия вошли в состав Новороссийско-Бессарабского генерал-губернаторства. В борьбе с польским освободительным движением царское правительство в 1832 г. создало Киевское генерал-губернаторство в составе Киевской, Волынской и Подольской губерний. Спустя три года Слободско-Украинская губерния была реформирована в Харьковскую. Таким образом, подроссийская Украина была разделена на девять губерний, которые в неизмененном виде просуществовали до начала XX в. Значительное количество украинцев компактно проживало вне пределов этих губерний, в соседних уездах Курской, Воронежской, Белгородской губерний и на Кубани.

как Екатерина II присоединила Крым к России — РТ на русском

Короткая ссылка

Анастасия Ксенофонтова

19 апреля 1783 года Екатерина II подписала манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу». Таким образом императрица завершила важный этап многолетней борьбы с османами за господство на северном побережье Чёрного моря. Вхождение Крыма в состав России ряд современных историков называют крупнейшим внешнеполитическим успехом Екатерины II. Как царица отстояла право империи на «крымские владения» — в материале RT.

От Орды к османам

Как самостоятельная государственная единица Крымское ханство возникло в середине ХV века — после распада Золотой Орды. Однако объявленная независимость продлилась немногим более трёх десятилетий: уже в 1478 году ханство попадает в вассальную зависимость от Османской империи, а Чёрное море на три века становится турецким «внутренним озером».

Также по теме

Искусство убеждать: как создавалась российская дипломатия

10 февраля отмечается День дипломатического работника РФ. Первым профессиональным внешнеполитическим ведомством России стал Посольский. ..

Крымское ханство представляло интерес для османов в первую очередь со стратегической точки зрения: это был опорный пункт для борьбы с Русским государством и Речью Посполитой, а также крупный торговый узел черноморской акватории. На территории полуострова процветала работорговля, и за новыми «ресурсами» для этого рынка подданные хана часто «наведывались» в приграничные земли. В результате многочисленных набегов были пленены, а затем проданы на невольничьем рынке Османской империи около 4 млн русских и поляков.

«Турция была мощным мусульманским государством, поэтому Крымское ханство чувствовало себя во внешней политике достаточно уверенно. Взаимоотношения с Россией были очень сложными, поскольку Крымское ханство постоянно осуществляло набеги на русские земли и на Москву, последний из них в XVI веке провёл хан Казы-Гирей при царе Фёдоре Иоанновиче. Но до конца XVII века российские государи выплачивали крымским ханам «поминки» — своеобразный откуп за то, что крымчане не нападали на русские земли», — рассказал в интервью RT заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгений Пчелов.

  • Неудачный поход В. В. Голицына против Крымского ханства. Миниатюра из рукописи 1-й пол. 18 века «История Петра I», соч. П. Крекшина.
  • © Wikimedia Commons

В XVI— XVII веках внешняя политика московских государей на южном направлении претерпевает коренной перелом: осознав стратегическую значимость Северного Причерноморья, а также важность морских торговых путей, Россия переходит от обороны к наступлению. Однако преимущество долгое время остаётся на стороне османов. Первая русско-турецкая война XVI века завершилась компромиссным Бахчисарайским мирным договором. В ходе второй войны с Османской империей оба похода князя Василия Голицына заканчиваются неудачей. И только в начале правления Петра I ситуация начинает меняться.

«При царевне Софье были безуспешно предприняты два похода в Крым, которыми командовал её фаворит Василий Голицын. Азовские походы Петра Великого позволили ему захватить крепость Азов — таким образом Россия приблизилась к Чёрному морю. Прутский поход Петра окончился неудачно, Азов пришлось вернуть Турции. Затем была русско-турецкая война при Анне Иоанновне, которая для России закончилась не очень результативно, и только русско-турецкие войны при Екатерине II решили вопрос выхода России к Чёрному морю окончательно», — отметил Пчелов.

Путь к господству

Во второй половине XVIII века борьба за Крымский полуостров и выходы к Чёрному морю становится одним из приоритетных направлений внешней политики Российской империи.

Также по теме

«Бренд русского мира»: как Екатерина II переименовала турецкий порт Хаджибей в Одессу

7 февраля 1795 года российская императрица Екатерина II подписала указ о переименовании турецкого порта Хаджибей в Одессу….

«До вступления на престол Екатерины II вопрос о торговом судоходстве на Чёрном море не продвинулся ни на шаг. Впрочем, иностранная морская торговля России в то время вообще не процветала, флот был в самом грустном положении, на что императрица обратила особое внимание. Одним из первых её правительственных мероприятий было выписать из-за границы моряков и мастеров для постройки кораблей и для обучения русских мореходному делу. Уже в самом начале её царствования вопрос о достижении свободы русского судоходства в Чёрном море составлял одну из главных забот», — писал историк конца XIX века Владимир Теплов в очерке «Русские представители в Царьграде».

Кючук-Кайнарджийский мирный договор, подписанный в 1774 году, ознаменовал победу Российской империи в Первой русско-турецкой войне. В результате России отошли первые земли на полуострове — Керчь и Еникале. Также наша страна получила право вести торговлю и обладать военным флотом на Чёрном море. Крымское ханство было провозглашено независимым и получило протекторат со стороны Российской империи. Как отмечают историки, с этого момента присоединение полуострова было лишь вопросом времени.

  • Григорий Александрович Потёмкин-Таврический и Екатерина II
  • © Wikimedia Commons

Тем не менее, несмотря на мирный договор, угроза нападения со стороны Турции всё ещё сохранялась — это прекрасно понимал наместник Екатерины II на южных территориях империи князь Григорий Потёмкин. В 1782 году он обратился к императрице с меморандумом, в котором говорилось, что «приобретение Крыма только покой доставит. С Крымом достанется и господство в Чёрном море. От Вас зависеть будет, запирать ход туркам и кормить их или морить с голоду».

К доводам Потёмкина Екатерина прислушалась: в декабре 1782 года она одобрила его план, а 19 апреля 1783 года императрица подписала соответствующий манифест.

Процессом присоединения полуострова к империи руководил лично Григорий Потёмкин. После принципиального согласия Екатерины светлейший князь оценил обстановку на вверенной ему территории и пришёл к выводу, что ханская власть явно не будет способствовать политической стабильности в Крыму. В июне 1783 года войска под командованием Александра Суворова вошли в Крымское ханство. Местная династия ханов потеряла престол, но знать сохранила свой статус, присягнув на верность российской императрице.

  • «Встреча А.В. Суворова и Ф.Ф. Ушакова в Севастополе»
  • © В.Д. Илюхин

«Бесчисленные полезности таковая перемена при Божием благословении принесёт… Для татарской знати открылись перспективы службы в могущественной империи. Потёмкин подготовил невиданное торжество: татарская знать присягала на скале Ак-Кая, гремели салюты, повсюду было выставлено угощение. Вся область Крымская с охотой прибегла под державу Вашего императорского Величества», — докладывал генерал-аншеф светлейшего князя Григория Потёмкина Екатерине II о вхождении Крыма в состав Российской империи.

В 1784 году императрица позволила селиться в Крыму иностранцам, а в 1787 году Екатерина II сама совершила путешествие на полуостров, который впоследствии вошёл в состав Таврической губернии.

«Екатерина II желала править Россией без заговоров и переворотов. Для этого она хотела показать себя самой русской в Российской империи. Ей, немке по рождению, очень были нужны внешнеполитические успехи, чтобы государственная элита и простой народ видели, что страной правит российский монарх, продолжающий дела Петра Великого по утверждению России на Чёрном и Азовском морях», — рассказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор СПбГУ Павел Кротов.

По словам Кротова, к тому историческому моменту для присоединения полуострова сложились все предпосылки: Крым представлял собой слабую провинцию Османской империи, которой противостояла грозная военная машина Российской империи.

Присоединение Крыма к России было для Екатерины II важным событием и по идеологическим соображениям, считает эксперт, поскольку в Херсонесе Владимир I Святой в 988 году принял крещение. Для православного русского народа возвращение «той самой» земли имело очень большое значение.

Присоединение Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья.

Урок № 34 класс 8-Б Дата 28.03.22

Тема: Присоединение Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья.

Цель: дать подробную информацию о проблемах освоения Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья, оценить роль отдельных личностей в данном процессе.

План

1.Присоединение Северного Причерноморья и Приазовья к Российкой державе. Заселение южной Украины.

2.Присоединение Крыма к Российской империи 1783.

1.Присоединение Северного Причерноморья и Приазовья к Российкой державе. Заселение южной Украины.

Ясский мирный договор – «договор о мире», заключённый 29 декабря 1791 (9 января 1792) года между Россией и Османской империей и положивший конец русско-турецкой войне 1787-1791 годов. Переговоры проводились в городе Яссы в Молдавском княжестве (ныне территория Румынии). Со стороны Российской империи присутствовали светлейший князь Г. А. Потёмкин, а после его смерти — князь А. А. Безбородко, с турецкой — великий визирь Юсуф-паша. Подписан договор от имени России Самойловым, де Рибасом и С. Л. Лашкаревым и от имени Турции рейс-эффенди (министр иностранных дел) Абдуллой эфенди, Ибрагимом Исметом беем и Мехмедом эфенди.

Договор закрепил за Россией всё Северное Причерноморье, включая Крым, усилил её политические позиции на Кавказе и Балканах. К России отошли земли между Южным Бугом и Днестром, по которому была установлена новая граница. Таким образом, территория будущей Бессарабской губернии осталась под турецким господством.

После присоединения Россией Северного Причерноморья, в ходе русско-турецких войн второй половины XVIII в., регион, получивший название Новороссии, был разделен со временем на четыре губернии и Область войска Донского. Территория современной Южной Украины в XIX — начале ХХ вв. была разделена на три крупных административно-территориальных образования — Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии. Сегодня она разделена на 8 южных и юго-восточных областей Украины. Составной частью края является также Автономная Республика Крым.

Процесс активного заселения и хозяйственного освоения Южной Украины проходил в два этапа: с конца XVIII века — до отмены крепостного права, а затем с 1861 по 1917 год — период становления и развития рыночной экономики. Обращаясь к началу XVIII века, следует заметить, что первая перепись (ревизия) населения, состоявшаяся в 1719 г., зафиксировала на территории будущей Екатеринославской и Херсонской губерний в качестве первых поселенцев 14,4 тыс. представителей русского этноса и 7,5 тыс. украинцев. А также переселялись на территории Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья по приглашению для поселения иностранцы. (Манифест декабрь 1762 год): они получали земли, были созданы для них наследственное владение землями, льготные кредиты, освобождение от налогов на 10 лет. Предоставляли земли российскому дворянству от 1,5 до 12 тыс. десятин: Крупнейшие землевладельцы: А.А. Вяземский, Г.А.Потёмкин, К.Г.Разумовский.

В ходе борьбы за южные окраины с Крымским ханством и стоящей за ним Турцией Россия постепенно укрепляла свои позиции в Новороссии, создавая тем самым благоприятные условия для ее постепенного заселения.

Анализ процесса заселения и формирования этнического состава населения Южной Украины с конца XVIII — до начала ХХI в. приводит к следующим выводам:

  • 1. Присоединение Россией Северного Причерноморья в ходе русско-турецких войн второй половины XVIII в., обеспечило ей выход к Черному и Азовскому морям, укрепило международное положение страны и на треть увеличило территорию будущей Украины. Привело к прекращению набегов татар, исключило массовую продажу украинцев на невольничьих рынках Востока. Создало благоприятные условия для последующего активного заселения и социально-экономического развития края.

  • 2. С конца XVIII в. до реформы 1861 г. на юге Украины (Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях) поселилось около 1 млн. переселенцев, выходцев из близлежащих северо-украинских, российских и белорусских губерний, а также более 200 тыс. иностранных переселенцев.

В пореформенный период, после отмены крепостного права, с 1861 по 1900 г., Южная Украины приняла еще 1 млн. переселенцев, половина которых была представлена крестьянством российских и белорусских губерний.

С конца ХIX в. по 1917 год на юге Украины поселилось более 1 млн. мигрантов. Большая их часть, селившаяся в городах и пригородах Южной Украины, была представлена крестьянством российских губерний. В целом же, с конца XVIII в. до 1917 года Южная Украина приняла не менее 3 млн. переселенцев.

3. Вся история заселения Южной Украины в досоветский период была примером не столько правительственного, сколько народного, самовольного заселения. Более того, с конца XVIII в. до революции 1905 г. царское правительство всячески сдерживало процесс свободного заселения региона.

2.Присоединение Крыма к Российской империи 1783.

 

Набеги крымских татар разоряли плодородные земли, турки закрывали России выход к теплым морям, поэтому присоединение Крымского полуострова — было один из стратегически важных вопросов того времени. В ходе Русско-турецкой войны, длившейся с 1768 по 1774 годы, Россия заставила Турцию отказаться от власти над Крымом. 

21 июля 1774 года после завершения русско-турецкой войны, длившейся почти 6 лет, Российская и Османская империи подписали Кючук-Кайнарджийский договор, согласно которому Крымское ханство получило независимость от Османской империи, а для России открывались доступы к Азовскому и Черному морям, что способствовало развитию торговли. За Россией также были закреплены крепости Еникале, Керчь и Кинбурн.

Однако ситуация на полуострове оставалась сложной, турецкий султан сохранил за собой религиозную власть и возможность назначать новых ханов, тем самым сохранив высокий авторитет. И чуть позже в 1774 году турецкие войска во главе с ханом Девлет-Гиреем высадились в Алуште. Известный полководец Михаил Кутузов возглавил русские войска и не позволил противнику пройти в глубь полуострова. В сражении под Алуштой он получил ранение в правый глаз. Отсюда и пошел образ Кутузова с повязкой на глазу, который использовался позже в кинематографе, однако на самом деле полководец повязку не носил.

Турки не оставляли надежды вернуть контроль над полуостровом, подогревая среди татар антирусские настроения. В 1783 году последний крымский хан Шахин-Гирей, столкнувшийся с мятежом, отрекся от престола в пользу русской императрицы. Причиной тому были враждебное отношение подданных к новым реформам и политике хана, а также его финансовое банкротство. В целях водворения мира и порядка Екатерина II объявила о принятии Крымского ханства под власть Российской империи.

9 июля 1783 года возле величественной белой скалы Ак-кая (в районе современного Белогорска) произошло торжественное принятие присяги крымской знати и простого люда Российской империи. На торжестве лично присутствовал князь Потемкин, мероприятие сопровождалось играми, угощением и салютом. Грамотные политические действия князя, направленные на установления дружелюбных отношений между русскими войсками и местными жителями, а также особое уважение и знаки внимания к татарской знати, способствовали мирному и бескровному процессу присоединения Крыма к России.

В 1787 году Турция при поддержке Великобритании, Франции и Пруссии в ультимативной форме потребовали от России отказаться от Крыма. Получив отказ, турецкий султан объявил войну. Однако русская армия и флот действовали грамотно и слаженно, в результате чего турки были вынуждены просить мира.

В 1791 году по Ясскому договору Крым, Тамань и Кубань навсегда были признаны русскими территориями.  Кроме того, Турция обязалась выплатить огромную контрибуцию, но Екатерина II великодушно отказалась требовать деньги из пустой султанской казны.

Сразу после присоединения территорий Крымского ханства к Российской империи началось строительство новых городов Одеса, Херсон, Симферополь… Князь Потемкин лично принимал участие в проектировании и выборе мест для строительства, для этого в 1784 году он посетил Крым, несмотря на страшную эпидемию, свирепствующую в те года на полуострове.

В Севастополе была основана главная база Черноморского флота. За короткое время полуостров заселился жителями, началось его экономическое развитие. Часть крымских татар эмигрировала в Турцию, но большинство из них осталось на родной земле, приняв российское подданство и сохранив все свои привилегии.

Вывод: Освоение Новороссии и Крыма привело к укреплению южных российских границ и способствовало усилению экономического потенциала империи. Был создан мощный Черноморский флот, построены судостроительные верфи и военно-морские базы. Крымский полуостров стал одним из районов высокой культуры земледелия, виноградарства, виноделия, шелководства. Многонациональный состав населения Новороссии способствовал формированию культуры общения между представителями разных народов.

Домашнее задание: прочитать конспект, письменно ответить на вопросы.

Вопросы:

  1. Перечислите причины освоения Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья.

  2. Что было основано в Севастополе?

  3. Кто переселялся на территорию Крыма, Приазовья и Северного Причерноморья.

Геостратегическое значение Черноморского региона: краткая история

2 февраля 2017 г.

Этот комментарий является первым в серии эссе, в которых рассматривается стратегическое значение региона Черного моря для США и НАТО. Читайте второе эссе здесь и третье эссе здесь.

Незаконная аннексия Крыма Россией в марте 2014 г. привлекла внимание всего мира к стратегическому значению региона, расположенного на линии разлома двух бывших империй — Российской и Османской империй — с участием европейских держав, таких как Великобритания, Франция и Германия. Этот анализ представляет собой обзор региона с точки зрения того, что прошлое является прологом к будущему региона, поскольку бунтующие силы реанимируют эмпирические политические и военные стратегии в современном контексте.

О конфликтах и ​​договорах

Источник: Википедия.

Шестилетний конфликт между Россией и перенасыщенной Османской империей с 1768 по 1774 год привел к подписанию Кючук-Кайнарджинского договора 1774 года, который предоставил России прямой доступ к региону Черного моря (через Керченский и Азовский порты). России также было предоставлено право защищать христианские меньшинства в Османской империи, и номинально независимое Крымское ханство попало под ее влияние. Через девять лет после подписания договора народное недовольство реформами, проводимыми кооптированной российской правящей элитой, в сочетании с постоянным притоком переселенцев в Крым вызвали волнения в регионе, дав посланнику Екатерины II, князю Григорию Потемкину, долгожданное предлог для аннексии Крыма военными средствами при небольшом вооруженном сопротивлении. В том же году был основан крымский город Севастополь, а с 1783 года Россия превратилась в растущую черноморскую державу, по мере того как Османская империя соскальзывала на медленный путь упадка.

Упадок Османской империи продолжался, как и региональная борьба за власть в Черном море, в которой ни одна из сторон не смогла претендовать на решающую победу. Кровавая Крымская война 1853–1856 годов между Османской империей и Россией унесла жизни сотен тысяч человек. Франция и Великобритания встали на сторону османов во время конфликта, опасаясь, что растущая сила России приведет к тому, что Россия займет гегемонистское положение в регионе. Хотя этого так и не произошло, более сильной, но более изолированной России неоднократно не удавалось захватить стратегический Босфор и Дарданеллы (Турецкие проливы) у Османской империи. Одним из основных мотивов вступления России в Первую мировую войну был захват контроля над Турецкими проливами, что имело неприятные последствия, когда османы и немцы закрыли проливы, задушив российскую экономику.

После распада Российской и Османской империй во время и в конце Первой мировой войны была предпринята безуспешная попытка перекроить карту региона. Первой попыткой был Севрский договор 1920 года, а второй и более успешной попыткой был Лозаннский мирный договор 1923 года, который создал основу для Турецкой Республики. Заняв более безопасное стратегическое положение, Турция смогла призвать Лозаннский договор к регулированию растущей напряженности между европейскими державами в регионе, что привело к 1936 Конвенция Монтрё, устанавливавшая контроль Турции над проливами и гарантировавшая свободный проход военных кораблей причерноморских государств, не находящихся в состоянии войны с Турцией. Нечерноморские державы были ограничены в отправке своих военных кораблей в Черное море (они должны быть менее 15 000 тонн на судно, 45 000 в совокупности и могут находиться в Черном море только 21 день). Соединенные Штаты не были участником Конвенции Монтрё.

Порядок после Второй мировой войны и после окончания холодной войны

Этот хрупкий баланс угрожал разрушиться в конце Второй мировой войны, когда вспыхнула напряженность между Советским Союзом и Турцией, когда Советский Союз оказал давление на Турцию, чтобы она пересмотрела Конвенцию Монтрё, чтобы Советы могли разделить контроль над Босфором и Дарданеллами с Турцией. Известный как кризис Турецкого пролива 1946 года, Советский Союз увеличил свое военное присутствие в Черном море и оказал давление на турецкое правительство, чтобы оно согласилось с его требованием о военных базах на турецкой земле. Пытаясь защитить себя от советского давления, Турция обратилась за помощью к Соединенным Штатам, которые в ответ отправили в регион американские военные корабли. Хотя Советский Союз в конце концов отступил, этот инцидент стал одним из катализаторов 19-го века.47 Доктрина Трумэна, которая стремилась сдержать растущую советскую угрозу в Средиземном море, заякорив Турцию и Грецию в качестве членов НАТО к 1952 году. На протяжении всей холодной войны в Черном море существовало шаткое равновесие между Турцией, НАТО, , и Советский Союз. С 1976 года Турция разрешила проход через проливы советских авианосцев, построенных на Украине (класса «Киев», затем класса «Кузнецов»).

После распада Советского Союза в 1991 году регион Черного моря стал менее значимым с точки зрения геостратегии с точки зрения Запада, но он по-прежнему играл важную роль в формировании российской концепции «ближнего зарубежья». Важнейшим стратегическим вопросом после окончания холодной войны был вывод ядерного оружия из Украины, который был инкапсулирован в 19 веке.94 Будапештский меморандум, в котором Украина согласилась вывести свое ядерное оружие в обмен на гарантии безопасности со стороны России, США и Великобритании (при поддержке Франции и Китая) для защиты ее территориальной целостности.

Несмотря на этот политический успех, между Украиной и Россией сохранялись непростые отношения из-за стратегически важного Крымского полуострова. Подаренный премьер-министром Советского Союза Никитой Хрущевым в 1954 году в честь 300-летия присоединения Украины к царской России, Крым стал постоянным козырем между двумя государствами. Россия сохранила военную инфраструктуру, в частности базу в Севастополе, которая была необходима для работы Черноморского флота. На момент распада Советского Союза насчитывалось 100 000 российских военнослужащих, 60 000 военнослужащих и 835 судов, в том числе 28 подводных лодок, которые эффективно использовались для оказания давления на Киев в отношении правового статуса города Севастополя и его критической инфраструктуры. Москва, движение которой также было вызвано националистическим рвением к Крыму, смогла эффективно использовать свои прочные политические связи с крымскими официальными лицами (Крым сохранял автономию и собственную конституцию до 1919 г.).95) усилить давление на Киев. В 1997 году Договор о дружбе между Украиной и Россией разделил советский Черноморский флот между Россией (81 процент) и Украиной (19 процентов) и позволил России в обмен на списание большей части украинского долга и льготные цены на энергоносители сдавать в аренду Севастопольская база на 20 лет, срок продлен до 2042 года в 2010 году.

Новая Россия рождается

Хотя Россия сохраняла представление о том, что ее бывшие советские республики — и район Черного моря — принадлежали к ее естественной сфере влияния, ей не хватало политической, экономической и военной мощи, чтобы полностью навязать свою волю. Ситуация начала меняться с более напористой региональной политикой России в ответ на так называемые «цветные революции», которые произошли по соседству с Россией в Грузии (революция роз 2003–2004 гг. ) и на Украине (оранжевая революция 2004–2005 гг.), где лидеры те, кто был более восприимчив к российскому влиянию и интересам, были заменены прозападными и проевроатлантическими лидерами. В то же время членство в НАТО расширилось, включив в 2004 г. Болгарию и Румынию, в результате чего три из шести причерноморских государств стали членами НАТО, а два других государства, Украина и Грузия, работали в тесном сотрудничестве с альянсом с потенциальный взгляд на членство в НАТО. НАТО считало Черное море «важным для евроатлантической безопасности» (Декларация саммита в Бухаресте, 2008 г.).

Россия расценила эти события как вторжение НАТО в свою традиционную сферу влияния и приняла меры по восстановлению своего влияния и усилению своего военного присутствия в Черном море. Российская энергия использовалась как инструмент влияния на Украину в 2006 году, а затем снова в 2009 году, когда Россия временно прекратила поставки природного газа в Европу через Украину и повысила цены на российские энергоносители. В августе 2008 г. российские вооруженные силы, которые сохраняли свои силы в Южной Осетии с начала грузино-южноосетинского конфликта в 1919 г.93 г., отразил попытку президента Грузии восстановить контроль над сепаратистским регионом, затем вошел в Грузию, сокрушив грузинские силы, и почти захватил столицу Тбилиси (около 350 военнослужащих и 400 мирных жителей были убиты с обеих сторон в ходе противостояния). Вопреки соглашению о прекращении огня, вскоре после этого Россия признала «независимость» как Южной Осетии, так и Абхазии, усилила свой контроль над территорией Грузии и продолжает административно интегрировать оба региона.

Вторым и более важным с геостратегической и военной точки зрения событием стала аннексия Крыма Россией в марте 2014 г., через несколько дней после свержения президента Украины Виктора Януковича в результате народного восстания весной 2014 г. В нарушение как Будапештского меморандума, так и Договора о дружбе, ремилитаризация полуострова и военная интервенция на востоке Украины подготовили почву для нескольких военных подкреплений в регионе с развертыванием С300 и С400, подразделений береговой обороны «Бастион-П» и других зенитных и противолодочных ракетных комплексов. Бывший главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Филип М. Бридлав в 2015 году охарактеризовал Крым как российскую «площадку для демонстрации силы». Это закрепление российских сил на полуострове сопровождалось все более агрессивным использованием ядерной риторики, при этом Кремль намекал на возможное будущее развертывание ядерного оружия на полуострове и заявлял, что сохраняет ядерный вариант для защиты Крыма в случае необходимости.

Последним шагом в восстановлении российского военного присутствия в регионе стала военная интервенция России в Сирии в сентябре 2015 г. Впервые после окончания холодной войны Россия продемонстрировала способность проецировать элементы Черноморского флота и развернуть как оборонительные (С300) и наступательные (СС-26) системы на ТВД. В настоящее время Россия активно управляет авиабазой в Латакии, Сирия, и в настоящее время ремонтирует и расширяет свою военно-морскую базу в Тартусе, превращая ее в более крупную базу, способную одновременно принимать до 11 кораблей. У нее также есть соглашение с Кипром, позволяющее российским судам швартоваться, и ведутся переговоры о создании военной базы в Египте (слухи о Ливии были опровергнуты российскими официальными лицами).

Возвращение геостратегического значения Черного моря

Держава-гегемон в девятнадцатом веке, перенапряженная держава во время холодной войны и истощенная сила после 1991 года, Россия вернулась в Черноморский регион и Восточное Средиземноморье, поскольку европейское и американское присутствие в регионе отступает. Попытается ли Кремль обеспечить более беспрепятственный доступ к Восточному Средиземноморью, например, расширив свое присутствие в Тартусе? Будет ли Кремль продолжать наращивать свое военное присутствие в Крыму и на востоке Украины, усиливать давление на Болгарию, чтобы она сократила присутствие НАТО, и в то же время организовывать турецко-российское сближение для усиления влияния в турецких проливах?

Для России геостратегические факторы Черноморского региона не изменились с 1853 г. , когда НАТО и США заменили отдельные европейские государства в качестве основных геополитических конкурентов России: Крым — военная база, Турция — опорная, Турецкие проливы — стратегическая пропускная способность; и конечной целью является доступ и военное присутствие в Восточном Средиземноморье в качестве противовеса расширению США и НАТО на восток и их присутствию в Эгейском море и Центральном Средиземноморье.

Борис Тукас — приглашенный научный сотрудник Европейской программы Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия

Комментарий подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным, освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования носят беспристрастный и некоммерческий характер. CSIS не занимает конкретных политических позиций. Соответственно, все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, следует понимать как принадлежащие исключительно автору (авторам).

© 2017 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Морская экспансия России в Черноморском регионе

После незаконной оккупации и аннексии Крыма в 2014 году Россия приложила большие усилия для усиления своего контроля над морскими районами в северной части Черного моря и природными ресурсами, расположенными там. Это способствовало дальнейшему ухудшению ситуации с безопасностью в регионе.

Мнение 2. май 2022 г.

Кристиан Отланд

Старший научный сотрудник (BA, MA, PhD)

См. профиль Кристиана Атланда

Российский ракетный крейсер и флагман Черноморского флота, Москва в 2012 году. Затонул в Черном море 14 апреля 2022 года. Фото: mil.ru/Wikimedia Commons CC BY 4.0

За более чем восемь лет, прошедших после незаконной оккупации и аннексии Крымского полуострова Россией в феврале-марте 2014 г. , геополитический ландшафт юго-восточного угла Европы претерпел кардинальные изменения9.0003

Крупномасштабное вторжение страны в Украину, начавшееся 24 февраля этого года, еще больше способствовало ухудшению ситуации с безопасностью в этой и других частях Европы.

Украина, вторая по величине страна Европы, стала жертвой неспровоцированной и неоправданной агрессивной войны. Территориальная экспансия России, как на суше, так и на море, уже оказала разрушительное воздействие на экономику и безопасность Украины. Россия, со своей стороны, сталкивается с пакетом международных санкций, который вскоре поставит российскую экономику на колени.

Много было сказано и написано о глубинных причинах российско-украинского конфликта и о том, как он развивался в период с 2014 по 2022 год. Одним словом, ситуация ухудшалась при каждом удобном случае. , особенно зимой 2021–2022 гг.

Доктор Тор Буккволл в FFI «Спецназ России в Крыму и на Донбассе»

На каждом перекрестке Россия предпочитала эскалацию деэскалации и игнорировала все возможные «спуски», на которые можно было пойти. Путин был твердо настроен на вторжение в Украину.

На данный момент сложно оценить долгосрочные геополитические последствия этого вторжения. Гуманитарные последствия войны, безусловно, огромны, с большим количеством жертв среди гражданского и военного населения, беженцев и внутренне перемещенных лиц.

Ущерб, нанесенный украинской инфраструктуре и гражданскому имуществу, также ужасен, особенно в северной, восточной и южной частях страны. И, пожалуй, самое главное, война нанесла непоправимый вред двусторонним отношениям между Россией и Украиной, не говоря уже об отношениях России с Западом.

NormanEinstein/Wikimedia Commons CC BY-SA 3.0

В морской сфере Украина в настоящее время находится в ситуации, близкой к блокаде. С момента российской аннексии Крыма в 2014 году Россия усилила свое военное присутствие в регионе и стремилась утвердить господство над морскими пространствами Азово-Черноморского бассейна.

Массово нарушив Конвенцию по морскому праву и предыдущие двусторонние соглашения с Украиной, Россия не только взяла под свой контроль большую часть исключительной экономической зоны (ИЭЗ) Украины у побережья Крыма, но и фактически задушила большую часть украинских морских иностранных торговля через азовские порты Мариуполь и Бердянск.

Подконтрольный России Керченский пролив, соединяющий Черное море с Азовским, стал практически непроходимым узким местом для торговых и военных судов Украины и третьих стран.

Чтобы лучше понять движущие силы морской экспансии России в северной части Черноморского региона и то, как она повлияла на Украину и четыре других прибрежных государства (Румынию, Болгарию, Турцию и Грузию) в последние восемь лет мы должны вернуться к аннексии Крыма.

Научная статья 2021

Подробнее

Стремление России к региональному доминированию в Черном море и вокруг него после 2014 года было и остается многогранным делом. Опираясь на военную и экономическую мощь, были предприняты усилия по замене ранее действовавшего правового порядка в регионе новым порядком, определяемым и обеспечиваемым Россией.

Россия не разделяет того, что, по-видимому, преобладает среди западных ученых и политических лидеров, а именно, что аннексия Крыма в 2014 году была «незаконной и, следовательно, недействительной».

Осуществляя де-факто власть над полуостровом, Россия утверждает, что произошла юридическая передача территории, подразумевая, что Крым больше не является частью Украины, и что правовой статус морских зон у побережья полуострова изменился. изменился из-за этого.

К западу от Крыма ИЭЗ, незаконно заявленная Россией, теперь непосредственно примыкает к ИЭЗ Румынии. В этом районе Украина и Румыния ранее договорились о морской границе, установленной с помощью Международного Суда.

По мнению Украины, соглашение о делимитации границ 2009 года с Румынией все еще остается в силе, и Украина по-прежнему имеет юридические претензии на эту и другие части своей ИЭЗ до 2014 года.

Восток Крыма, Россия с марта 2014 года контролирует обе стороны Керченского пролива. Это упростило для России введение ограничений на движение торговых судов между Черным и Азовским морями через Керченский пролив, который является важным маршрутом экспорта украинского угля, стали и сельскохозяйственной продукции.

Как было продемонстрировано во время «столкновения в Керченском проливе» в ноябре 2018 года, Россия также приняла силовые меры, чтобы ограничить проход кораблей ВМС Украины через пролив. Таким образом, транзитные ограничения в этой сфере явно стали вопросом безопасности и для Украины.

Что касается экономических аспектов морской экспансии России в Черном море, то, по-видимому, важной стратегической целью Кремля было получение доступа к нефтяным месторождениям на украинском континентальном шельфе.

Аннексировав Крым, утроив длину своей береговой линии Черного моря, экспроприировав Черноморнефтегаз (крымское подразделение украинской государственной нефтегазовой компании Нафтогаз) и отодвинув морские границы России далеко в Черное море, Россия смогла значительно увеличить свой экономический потенциал в регионе и нанести сокрушительный удар по надеждам Украины на энергетическую независимость.

Преследуя свои ревизионистские цели путем применения военной силы, Россия также изменила ситуацию с безопасностью в Черноморском регионе и далеко за его пределами.

Эта статья была впервые опубликована в журнале «Экономика стран Балтии» 2/2022.

Украина

Россия

Черное море

Наращивание военной мощи России в Крыму и на Черном море – Европейский совет по международным отношениям

Резюме

  • Способность России проводить крупномасштабные военные операции против причерноморских государств позволяет ей принуждать и вымогать их.
  • Снижение предсказуемости таких операций — первый шаг к их сдерживанию, потому что Москва тщательно взвешивает их риски.
  • Западные страны должны повысить оперативную совместимость своих вооруженных сил с вооруженными силами причерноморских государств и улучшить инфраструктуру, которую они используют для развертывания подкреплений в регионе.
  • Это позволило бы им отреагировать на российскую военную эскалацию натурой и тем самым увеличить риски для Москвы.
  • Поскольку Украина и Грузия ведут наземные войны против России, уязвимости воздушного пространства и территориальных вод Украины и Грузии уделяется относительно мало внимания.
  • Западные государства могли бы начать устранение этих уязвимостей, установив международное военно-морское присутствие в Черном море.
  • Это противодействовало бы попыткам России запретить другим странам свободное использование моря и могло бы помочь смягчить давнее соперничество между союзными государствами в регионе.
  • Эти усилия по укреплению безопасности причерноморских государств будут зависеть от улучшений в других областях, в частности, безопасности правительственных коммуникаций, контрразведки, верховенства закона и борьбы с коррупцией.

Введение

18 марта 2014 года российские силы в Крыму провели референдум, чтобы попытаться узаконить свою постоянную оккупацию и присоединение полуострова к Российской Федерации. Войска въезжали в Крым с 27 февраля, после того как так называемые добровольцы взяли под контроль тамошние правительственные здания. Вскоре Россия спровоцирует другие инциденты на Украине: в Одессе, Луганске, Славянске, Харькове и Донецке пророссийские группы действий, поддерживаемые и организованные российской военной разведкой, пытались спровоцировать новые восстания против правительства в Киеве. Их поддерживали тайные военные операции, направленные на расчленение Украины.

Хотя эти события хорошо задокументированы, реакции украинцев на них уделяется мало внимания на Западе. Доминирующий нарратив о кризисе заключается в том, что временному правительству, пришедшему к власти после того, как президент Виктор Янукович бежал из страны, нужно было время, чтобы выполнить свои обязанности, и что украинские военные и правоохранительные органы, находясь в плачевном состоянии, в значительной степени были не в состоянии отреагировать. к быстрому военному вмешательству России.

Хотя это правда, это только часть картины. К середине марта 2014 года Россия уже стянула войска на украинско-российскую границу. А к середине апреля Запад уже размышлял о возможности полномасштабного вторжения. Российское военное наращивание было подкреплено мобилизацией личного состава российских «силовых» министерств — МВД и МЧС, — которые подходили для задач, которые они должны были выполнять в качестве оккупационных сил. Следовательно, в то время Киев опасался худшего, и ни он, ни Запад мало что могли сделать, чтобы сорвать планы России (особенно в короткие сроки).

Российские силы сгруппированы в три оперативно-маневренные группы – одну вблизи российско-белорусской границы, одну в Белгороде и одну в Ростове-на-Дону. Направления действий этих группировок можно было легко догадаться по их местонахождению: первая на Киев, вторая на Харьков, третья на Донбасс. Географически Украина находилась в той же ситуации, что и Польша в 1939 году: нападающая сторона была не только сильнее и технически превосходила ее, но и начинала с позиции, которая позволяла обойти и окружить любую военную оппозицию вблизи границы. В тотальной конфронтации с Россией у Украины не было бы шансов.

Правительство Украины решило развернуть небольшое количество своих вооруженных сил, которые были в боевой готовности, для защиты Киева. Это было наиболее благоразумное решение, учитывая общую ситуацию — оно позволило бы правительству задержать наступление русских на Западную Украину и выиграть время, чтобы вызвать международную помощь. Если бы силы были переброшены дальше на восток, они оказались бы в уязвимом положении. В случае полномасштабного вторжения они попадут в окружение. Украинское государство, вероятно, перестало бы существовать в его нынешнем виде, если бы Россия захватила Киев.

Однако такой подход означал, что немногие украинские силовики на востоке (полиция и МВД, некоторые из которых были расформированы после революции) были предоставлены сами себе. У них не было подразделений, готовых предотвратить захват административных зданий «сепаратистскими» силами, состоящими из организованных преступных группировок, поддерживаемых российскими спецназовцами. Вакуумом воспользовалась Россия – началась война на Донбассе.

Кризис показал, как Россия может влиять на поведение других государств, просто угрожая полномасштабным военным вторжением. Такого вторжения в Украину никогда не было, но угроза его оказала ощутимое влияние на историю. Было ли вероятным полномасштабное вторжение в Украину или Россия просто блефовала? Невозможно знать, как бы отреагировала Россия, если бы украинское правительство решило усилить Донбасс и оставить Киев уязвимым, сделав ставку на российский блеф.

Весной 2021 года Россия повторила наращивание военной мощи и бряцание оружием на Украине, продемонстрировав, что военная сила продолжает оставаться одним из ключевых внешнеполитических инструментов, которые Кремль использует против Киева. На этот раз стратегическая цель российской угрозы казалась довольно ограниченной: заставить Киев выполнить московскую концепцию Минских соглашений. Но, учитывая, что Россия рассматривает эти договоренности как средство разделить (и править) Украину, ее общая цель не изменилась с 2014 года.

Некоторые страны ЕС, в частности Франция и Германия, похоже, отвергают возможность полномасштабного российского вторжения в Украину, придерживаясь своей дипломатической рутины, выступая с заявлениями об обеспокоенности, призывая обе стороны к деэскалации и напоминая всем, что конфликт может быть разрешен только дипломатическим путем. Однако такой подход недооценивает опасности, присущие военным действиям России.

Хотя случай с Украиной является самым свежим и очевидным примером того, как военная мощь Москвы ощутимо влияет на политику других государств, та же динамика применима и к другим странам, расположенным вблизи России. А с наращиванием военной мощи в Крыму, которое последовало за аннексией, Россия резко расширила свои военные возможности в отношении всех прибрежных государств Черного моря. Это дает Москве возможность использовать скрытые и явные военные угрозы для влияния на свои внутренние дела.

Европейские лидеры должны перестать относиться к военной мощи как к пережитку прошлого, а к любым перспективам российской военной эскалации — как к «немыслимым» или «неразумным». Слишком часто они притворялись, что знают, каковы должны быть интересы Кремля, из-за чего неправильно оценивали масштабы применения им силы для достижения своих целей. Этот документ призван помочь европейским политикам понять, что поставлено на карту и что может произойти, если сдерживание не сработает. Он также направлен на устранение некоторых наиболее острых уязвимостей черноморских государств.

Не все сценарии, обсуждаемые в этом документе, могут происходить регулярно, и они не обязательно являются предпочтительным исходом для России. Но все они реалистичны и соответствуют возможностям соответствующих вооруженных сил. Москва может использовать свои военные возможности, чтобы угрожать и влиять на внутренние дебаты в странах, на которые она нацелена. Политикам на Западе нужно будет так или иначе подготовиться к этим сценариям — не в последнюю очередь потому, что, если Москва будет медленно изучать свои варианты и продвигаться к таким сценариям, она может пойти на них, если Европа или Соединенные Штаты не просигнализируют, что она столкнется с сопротивление.

Если бы Запад серьезно подготовился к широкому кругу военных действий в Восточной Европе, он смог бы удержать Россию от применения там военной силы. В этом документе объясняется, как эти сценарии могут развернуться, чтобы подорвать стабильность в соседнем с Россией регионе. В документе не утверждается, что Россия немедленно предпримет все эти шаги, которые во многом будут зависеть от дипломатической и политической ситуации в момент кризиса, но такие сценарии касаются оборонных планировщиков в регионе и оказывают ощутимое влияние на формирование там политики.

Когда Россия пойдет на войну?

Обсуждение каждого случая, когда Россия пойдет на войну, может занять целую книгу. Однако европейским политикам важно понимать некоторые из наиболее вероятных сценариев, при которых Москва прибегнет к военной силе в Черноморском регионе.

Во-первых, для России способность применять военное принуждение к соседям — ключевой атрибут любой великой державы. Военное превосходство является самоцелью, независимо от того, намерен ли кто-то действовать. По мнению Кремля, уязвимость других государств перед российскими военными должна вызывать у них страх и, соответственно, уважение российских интересов. Во многом такое восприятие проистекает из того, что Кремль проецирует свою озабоченность военными делами на другие страны. В действительности государства, уязвимые в военном отношении или зависимые от России, — особенно Украина, Грузия и Армения — часто действуют независимо, сбивая Кремль с толку своей способностью игнорировать его мощь.

Москва сочетает эту озабоченность с упорным сопротивлением разведданным о политике соседних государств, которая противоречит ее предубеждениям, что часто заставляет ее подозревать, что Запад оказывает тайную военную поддержку так называемому антироссийскому поведению этих государств. Как следствие, российские лидеры иногда втягивают себя в спираль эскалации, которая основана только на их собственном воображении, но может иметь трагические последствия в реальном мире, особенно для соседних государств.

Действительно, за последнее десятилетие Европа стала свидетелем такой спирали: Москва усилила давление, вмешательство и шантаж, которые она направляет против своих соседей, чтобы навязать свое требование превосходства на постсоветском пространстве. Чем больше он это делал, тем больше государств и обществ в этом пространстве начинали смотреть на Запад, чтобы противостоять этому давлению.

Но, несмотря на эти неудачи, Москва до сих пор не изменила своей главной внешнеполитической цели: восстановить контроль над постсоветскими странами, в частности Украиной, и удержать Запад от вмешательства в этот процесс. С этой целью Москва применяет военное принуждение (включая скрытые и явные ядерные угрозы), диверсионные атаки во многих сферах (от избирательного процесса до киберпространства) и агрессивную информационную войну, чтобы помешать Западу взаимодействовать с государствами, которые российские лидеры считают геополитическими. пешки.

Выполнит ли Россия свои угрозы и агрессивные сигналы, это другой вопрос. Хотя Кремль хочет создать впечатление, что он могущественный, агрессивный и дерзкий, он склонен отступать, как только риски становятся либо слишком большими, либо непредсказуемыми. Россия смягчила войну на Донбассе после того, как первые бои показали, что летнее наступление 2015 года обойдется слишком дорого. Она прекратила свое бряцание оружием весной 2021 года, когда стало ясно, что она не может добиться дальнейших успехов и что шантаж посредством эскалации может спровоцировать реакцию Запада, которая поставит под угрозу интересы России.

Другим часто недооцениваемым фактором, влияющим на то, пойдет ли Москва на войну, является предсказуемость ее военных действий. Западным лидерам (особенно европейцам) оккупация Крыма и начало тайной военной кампании на Донбассе может показаться смелым и дерзким. Но Россия была уверена в исходе крымской кампании из-за ее проникновения в украинский политический аппарат и аппарат безопасности в то время, присутствия ее Черноморского флота в Севастополе и ее способности читать украинские правительственные и военные сообщения. Ситуация на Донбассе была менее ясной и требовала большей осторожности.

Точно так же в Сирии Москва проверила решимость и готовность Запада вступить в войну за три года до своего вмешательства. И, учитывая многолетнее военное сотрудничество режима Асада с Советским Союзом, а затем с Россией, Сирия была знакомой территорией для российских лидеров.

Западные специалисты по оборонному планированию должны помнить, что Москва хочет как можно лучше оценить свои шансы на успех, прежде чем действовать, о чем свидетельствуют неустанные попытки российских спецслужб проникнуть в систему безопасности и политическую систему соседних государств. Поэтому лишение Москвы этого преимущества — первый шаг к успешному сдерживанию.

В то время как российская элита безопасности считает США главным врагом, их великая стратегия по победе над этим врагом все еще неуловима. Кремль пытается связать Запад, расширяя политические разногласия в США и Европе, проводя диверсионные атаки и поддерживая всевозможные антизападные движения и вооруженные группы по всему миру. Хотя она недостаточно сильна, чтобы противостоять Западу в лоб, Россия нацелится на любую уязвимость, которая представится в ней, где даже слабый удар может вывести противника из строя.

Когда-то казалось, что ограниченное российское наступление в странах Балтии, призванное показать, что США не выполняют своих обязательств в области безопасности, было наиболее вероятным сценарием, при котором Россия и НАТО скатятся к войне. Однако страны Балтии больше не являются главной уязвимостью Европы. Запад также сталкивается с трудностями географии, отдаленными резервами и временным преимуществом российских войск в Черноморском регионе. Можно спорить о том, насколько вероятны такие сценарии и какие обстоятельства могут к ним привести — например, война на Тихом океане, отвлекающая США, победа Такера Карлсона на президентских выборах в США в 2024 году и т. д., — но европейским лидерам важно понять, как авторитарные державы могут использовать кризис в регионе.

Российское военное наращивание в Крыму

К 2014 году большая часть военной инфраструктуры в Крыму — аэропорты, радиолокационные станции, бункеры и казармы — пришла в упадок. Украина не воспринимала Крым как приоритет и не готовилась за него воевать. Ни одно другое причерноморское государство оно не воспринимало как вероятного врага. Конечно, это изменилось после аннексии полуострова Россией.

Официально Россия опасается ответного удара Украины, шансы на который невелики. Но на практике Россия использует Крым как платформу для военного господства на Черном море и его прибрежных государствах. Сухопутную связь между Украиной и Крымом можно защитить небольшими силами. А Украина не имеет возможности провести эффективный морской десант в Крыму. Следовательно, с оборонительной точки зрения необходимость в большом военном присутствии в Крыму практически отсутствует. Но, поскольку мышление российских военных по своей сути носит наступательный и упреждающий характер, их подход к защите полуострова требует принуждения и доминирования в Черноморском регионе.

Россия в настоящее время имеет в Крыму следующие силы:

А также следующие авиационные части:

Россия модернизировала и расширила Черноморский флот быстрее, чем любой другой флот. К крупным надводным кораблям Черноморского флота, советскому ракетному крейсеру «Москва» и двум фрегатам типа «Кривак», присоединились три новых ракетных фрегата типа «Адмирал Григорович» (строится четвертый). К подводным лодкам класса «Кило» присоединились шесть модернизированных подводных лодок, а количество малых катеров и патрульных кораблей увеличилось примерно вдвое с 2014 года. Из них три ракетных катера типа «Буян-М» могут нести до восьми крылатых ракет «Калибр». В состав Черноморского флота входят три десантных корабля типа «Аллигатор» и четыре десантных корабля типа «Ропуча», которые в совокупности могут высадить на берег противника до 160 боевых бронированных машин (в зависимости от их размера и массы). Эти суда были заняты доставкой российской военной техники, а затем и войск в Сирию на протяжении всей сирийской гражданской войны, начавшейся в 2011 году.0005 «Иван Хурс» пр. , построенный в 2018 году, является самым современным кораблем такого типа в ВМФ России.

Россия может усилить Черноморский флот кораблями Каспийской флотилии через Волго-Донской канал. Среди этих потенциальных подкреплений два фрегата класса «Жерар» и шесть корветов типа «Буян» (половина из которых может запускать крылатые ракеты «Калибр») добавят значительную огневую мощь. В составе флотилии один десантный корабль класса «Дюгон», один типа «Акула» и шесть десантных кораблей класса «Серна» имеют небольшую транспортную вместимость, но хорошо подходят для плавания на мелководье. Следовательно, они могут получить доступ к большей части побережья Азовского моря, что недоступно для более крупных десантных кораблей.

Возможности дальнего удара этих двух флотов больше всего беспокоят планировщиков НАТО. «Калибр» имеет дальность примерно 2500 км и способен нести ядерные боеголовки. Из хорошо защищенных вод вокруг Крыма Россия может наносить ядерные удары по целям в большей части Европы, при этом Париж и Лондон находятся на максимальной дальности. Развертывание Россией примерно 48 ракет 9М729 наземного базирования (наземная мобильная версия ракеты 3М54 «Калибр») привело к расторжению Договора о ракетах средней и меньшей дальности и серьезной дипломатической напряженности между Западом и Россией, но общая пусковая способность двух флота почти в три раза больше этого числа.

Роль Крыма как плацдарма, откуда можно угрожать некоторым частям Европы и сообщать об этой угрозе в рамках более широких усилий по контролю за эскалацией, имеет стратегические последствия далеко за пределами региона Черного моря. (В Крыму развернуты и другие системы вооружений двойного назначения, которые теоретически могут нести ядерные боеголовки, включая противокорабельные крылатые ракеты, ракеты ПВО, артиллерийские ракеты и баллистические ракеты малой дальности, но из-за их ограниченного радиус действия или отсутствие возможностей для атаки по суше, они не играют такой же стратегической роли, как «Калибры»). Модернизация и восстановление Россией мест хранения ядерного оружия на базе Краснокаменка (Феодосия-13) усиливает опасения европейцев, что Россия будет использовать Крым для передового развертывания этих систем. Хранение их относительно близко к предполагаемым пусковым установкам сократит время предупреждения Запада в случае нападения.

Таким образом, текущая обычная военная позиция России уже далеко выходит за рамки оборонительной. Хотя они все еще слишком малы или им не хватает десантных возможностей для быстрого завоевания любых других причерноморских государств, они способны проводить рейдовые операции: это смесь разведки, глубокого удара и высокомобильных сил — спецназа, морской пехоты и авиации. -мобильные войска – позволяет проводить стремительные морские и воздушные десанты, чтобы застать врасплох и парализовать противника. Однако эти силы могут столкнуться с трудностями при поддержке устойчивых операций через Черное море, требующих более крупных наземных бронированных соединений, поскольку это создаст узкие места в логистике в судоходстве и возможностях переброски по воздуху.

Но такие узкие места могут быть временными. Даже спутниковые снимки из открытых источников показывают интенсивную работу на нескольких военных базах и объектах на оккупированном полуострове. (Поскольку некоторым общедоступным фотографиям этих объектов уже несколько лет, Россия, возможно, уже завершила или расширила большую часть строительных и ремонтных работ на них). Предварительный список объектов, проходящих или ожидающих реконструкции, включает:

Реконструкция военной инфраструктуры России опережает любую программу гражданского развития на полуострове. Это особенно поразительно, учитывая, что нехватка воды и электричества продолжает мешать экономическому и социальному развитию Крыма. Но у Москвы есть свои приоритеты.

Даже по нынешним меркам Россия имеет на полуострове чрезмерное количество военной инфраструктуры по сравнению с численностью постоянно базирующихся там сил. Резкого роста численности воинских формирований, постоянно дислоцированных в Крыму, маловероятно. Например, бомбардировщики Ту-22М3, которые, по слухам, были дислоцированы на авиабазе Новофедоровка, не были развернуты там вне учений (поскольку это отвлекло бы их от баз ближе к их повседневным учебным и рутинным маршрутам). Но военная инфраструктура, превышающая текущие потребности, позволяет Москве быстро наращивать свое военное присутствие за счет развертывания сил из других регионов. В случае кризиса Крым послужит платформой для распространения военной мощи по всему региону.

Россия дала представление о том, чего ожидать в этом сценарии, проведя внезапные учения и развертывание войск в Крыму и на границах Украины в марте и апреле 2021 года. их особая роль в любом вторжении или рейде. Учения, которые Россия проводила в то время в Крыму, включали быстрый воздушный десант на вражеский аэродром, который затем использовался для переброски дополнительных подкреплений. Европейские политики должны понимать стратегический контекст, в котором Россия может проводить подобные молниеносные рейды.

Непредвиденные обстоятельства и военные варианты

Военные средства, описанные выше, предоставляют России множество вариантов применения военной силы в Черноморском регионе. Но они не являются защитной мерой противодействия действиям Запада, несмотря на заявления России и некоторых западных аналитиков об обратном. Например, учения Defender-Europe 21 под руководством США, которые проводились после наращивания российской военной мощи у границ Украины в апреле и мае этого года, представляли небольшую угрозу для России. В учениях могло быть задействовано 28 000 солдат из НАТО и нескольких нейтральных стран, но они были сосредоточены на логистике и развертывании на всем Балканском полуострове. В то время как материально-техническое обеспечение и развертывание имеют решающее значение для любой военной операции, в ходе учений только около 1000 солдат боевых частей были развернуты в Румынии и Болгарии. По словам начальника штаба российской армии Валерия Герасимова, в дислокации у границ Украины участвовало около 300 тысяч военнослужащих. По оценкам экспертов, от 80 000 до 120 000 из них составляли боевые части (остальные, вероятно, составляли склады и логистический персонал). В отличие от Defender-Europe 21, маневры, в которых участвовали эти силы, были формой принудительной дипломатии и демонстрации силы. И такие российские операции в Черноморском регионе не ограничиваются Украиной. Существует также риск того, что Россия может использовать военное принуждение в Грузии и в гибридных вторжениях на территорию НАТО и ЕС.

Операции против Украины

Украина кажется наиболее вероятной целью усиленной российской агрессии, о чем свидетельствует паника в связи с войной в марте и апреле 2021 года. Но этот инцидент также указал на некоторые ограничения Крыма как плацдарма для эффективное военное нападение на территорию, контролируемую Украиной. Оккупированный полуостров отделен от остальной части Украины болотами, лагунами и водными путями, которые многие российские войска могли пересечь только после тщательной подготовки саперами. Эти препятствия замедлят продвижение тяжелых механизированных сил и обеспечат украинской артиллерии множество стационарных целей. Десантные возможности Черноморского флота по-прежнему ограничены, кроме того, мелководностью кромки Азовского моря, которая дает лишь несколько мест для высадки десанта тяжелыми десантными кораблями. Россия могла бы проводить десантные операции непосредственно на украинском побережье Черного моря, но слабо усиленный полк, который она могла бы высадить на берег, имел бы военную ценность только в том случае, если бы он служил отвлекающим маневром или поддержкой наземного десанта с восточной или северной границы Украины. В противном случае резервы Украины – особенно 45-я десантно-штурмовая бригада повышенной готовности, дислоцированная в Болграде, в Одессе область – готов с этим разобраться.

Диверсионная сила все еще может иметь военное значение, особенно если Москва намерена поднять ставки в войне на Донбассе путем эскалации и хочет сковать как можно больше украинских резервов. Предположительно, на это и была направлена ​​операция по сосредоточению сил в Крыму и вокруг Воронежа весной 2021 года. А авиационные средства, базирующиеся в Крыму, могли действовать против Украины, невзирая на препятствия на суше и на море.

Крым играет ключевую роль в российской политике, направленной на оказание давления на Украину, за исключением полномасштабной войны. Спор об Азовском море является наиболее ярким примером этого: рассматривая море как внутренний водный путь России и, следовательно, его территориальные воды, Россия препятствует доступу к нему военно-морских сил других стран, а часто и их коммерческих грузовых судов. Россия построила мост через Керченский пролив, чтобы не допустить прохождения судов высотой более 33 м, что резко ограничило размер грузовых судов, которые могут пересекать Азовское море в украинские порты Мариуполь и Бердянск.

Более того, Россия использует свое господство над Крымом и свою прибрежную патрульную службу и морскую безопасность, чтобы задержать или полностью перекрыть морские перевозки в украинские порты, перекрыв проход через Керченский пролив. Он также ограничил использование Украиной Азовского моря, задерживая украинских рыбаков и других коммерческих деятелей. С марта 2021 года — и, предположительно, по крайней мере до октября 2021 года — Россия полностью заблокировала доступ к Азовскому морю, ссылаясь на «маневры» как на причину запрета на подход к Керченскому проливу всех кораблей, кроме российских военно-морских сил. Эти маневры происходили в марте и апреле, во время войны. Но Россия оставила ограничения, чтобы Украина не могла экспортировать зерно и урожай кукурузы через Мариуполь и Бердянск. Это будет иметь долгосрочные экономические последствия для большей части Украины.

Чтобы оспорить нарушение Москвой доступа к Азовскому морю, Украина подала иск против России в Международный арбитражный суд, который будет рассматриваться как минимум до 2022 года. Как только дело будет завершено, Россия, скорее всего, проигнорирует приговор и продолжать блокаду Украины. Это создало бы опасный международный прецедент, особенно в отношении Китая, который, заявив об исключительном контроле над Южно-Китайским морем, продемонстрировал аналогичное безразличие к морскому праву. Действительно, Пекин проиграл морское дело в Международном арбитражном суде, которое, похоже, с удовольствием проигнорировал.

Тем временем блокада Украины ложится тяжелым экономическим бременем на районы Донецка, все еще находящиеся под контролем Украины. Промышленность сильно зависит от экспорта через порты. Железнодорожная система в регионе сосредоточена вокруг своего узла в городе Донецке, который сейчас оккупирован Россией. Европейский союз обязался поддержать Киев в расширении автомобильной и железнодорожной инфраструктуры, обслуживающей Мариуполь. Но морские перевозки являются наиболее эффективным методом транспортировки для таких секторов, как сталелитейная промышленность, вагоны, специализированное оборудование и тяжелая промышленность.

Даже если украинские фирмы в будущем перенаправят свой экспорт через Одессу, Россия сможет заблокировать и там порт. В 2014 году российские силы специальных операций взяли под контроль украинские нефтегазодобывающие платформы в Черном море, простирающиеся на запад до Крымского полуострова. Россия оккупирует не только объекты у берегов Крыма, но и все бывшие украинские, в том числе нефтяные вышки у румынского побережья. С тех пор эти объекты находятся под усиленной охраной, а пограничные корабли Черноморского флота и Федеральной службы безопасности (ФСБ) предупреждают о приближении любого корабля. Под предлогом соображений безопасности Россия может распространить ограничения на украинское побережье, тем самым завершив морскую блокаду. Кроме того, Россия установила на этих платформах датчики наблюдения, которые следят за надводным и подводным морским движением у берегов Украины.

В одиночку Украина мало что может сделать в ответ на агрессивное поведение России. В ноябре 2018 года украинский буксир и группа патрульных катеров попытались пройти через Керченский пролив в Азовское море, чтобы подтвердить право Украины на доступ к собственным портам. Они были атакованы, взяты на абордаж и захвачены в нейтральных водах еще до того, как приблизились к Керченскому проливу. Нападение на них, проведенное военно-морскими судами и воздушными средствами, базирующимися в Крыму, при поддержке подразделений РЭБ, ПВО и береговых ракет на полуострове, показало как доминирование России в эскалации, так и то, что любое ответное развертывание украинских истребителей столкнулось бы с атака из Крыма. Кремль воспримет любое столкновение Украины с наземным объектом в Крыму как нападение на собственно Россию и, следовательно, как предлог для полномасштабной войны.

Вот почему международные военно-морские патрули в Одессе жизненно важны для подтверждения права Украины на доступ к своим портам. Атака или отгон американских или европейских судов аналогичным образом будет иметь более серьезные последствия. Однако Россия все чаще испытывает и их, постоянно раздвигая границы того, что Запад будет терпеть. Когда корабли НАТО заходят в украинские порты, Россия внезапно объявляет о маневрах с боевой стрельбой и связанных с этим закрытиях, чтобы помешать их операциям. А Россия агрессивно использует авиацию и корабли, пытаясь вытеснить другие суда из вод вблизи Крыма. По сути, Москва хочет превратить Черное море в запретную зону для Запада. Ничего из этого не нужно для обороны полуострова. Подход Москвы направлен на то, чтобы лишить Киев международной поддержки, усилить влияние России на черноморские государства и усилить господство России в регионе.

Операции против Грузии

Хотя конфликт на Украине приобрел международное значение, это не единственная война, которую Россия ведет в Черноморском регионе. После пятидневной войны в Грузии в августе 2008 года напряженность в отношениях между Москвой и Тбилиси в основном возникла из-за «бордеризации» Россией Южной Осетии и Абхазии — отколовшихся регионов, которые она оккупирует, снабжает и которыми управляет. Иногда пограничники ФСБ отодвигают пограничный забор на несколько метров вглубь территории, контролируемой Грузией, чтобы арестовывать или иным образом беспокоить людей, и произвольно закрывают границу, чтобы воспрепятствовать небольшому оставшемуся трансграничному движению.

Хотя эти инциденты, безусловно, вызывают беспокойство у грузин, Москва может полагаться на внутреннюю политику Грузии, чтобы предотвратить сближение страны с ЕС или НАТО по собственной воле. Партия «Грузинская мечта» захватила государство и отказывается проводить реформы; гиперпартийность препятствует любому сотрудничеству по всему политическому спектру; изобилуют взаимные обвинения в политическом обструкционизме и фальсификации выборов; и олигархические экономические структуры посягают на независимость судебной власти и иным образом подрывают верховенство закона. В апреле при посредничестве ЕС было достигнуто соглашение о преодолении поствыборного политического кризиса, но оно уже не действует. Активация в июле 2021 года старого соглашения о сотрудничестве между Службой государственной безопасности, Службой внутренней разведки Грузии и белорусским КГБ превратила в насмешку заявление правительства Грузии о приверженности западным ценностям и стремлении к евроатлантической интеграции. Похоже, что грузинские лидеры приложили все возможные усилия, чтобы убедить западную аудиторию в том, что их политическая система — это бардак.

Тем не менее, вступление как в НАТО, так и в ЕС останется популярным в грузинском обществе, независимо от выходок политического класса страны. Россия по-прежнему крайне непопулярна. И однажды в Грузии может появиться дееспособное правительство, которое не только обещает, но и проводит реформы, тем самым улучшая отношения страны с Западом. Поскольку в начале 2000-х Тбилиси провел ряд базовых реформ, препятствия на пути переговоров о вступлении в ЕС могут оказаться не такими уж большими (пока грузинское руководство не откажется от ключевых реформ). Тем не менее, если бы Тбилиси начал эти переговоры, Москва прибегла бы к своему запасному плану, который для соседних неприсоединившихся стран означает если не войну, то военное давление.

У российских вооруженных сил уже давно есть возможность завоевать Грузию — они развернули силы размером примерно с бригаду в Южной Осетии и Абхазии и подкрепления сразу за Кавказским хребтом, — но оперативные базы в Крыму, безусловно, помогают в этом отношении. Параноидально настроенная по поводу поддержки Грузии Западом — реальной или воображаемой — Москва может использовать Крым, чтобы перерезать линии поддержки Тбилиси со стороны США или Европы.

Даже в кризисной ситуации, если не считать войны, Москва может объявить учения с боевой стрельбой к югу от Крыма до турецких территориальных вод, фактически разграничив Черное море на две зоны. Россия использовала меры безопасности, связанные с такими учениями, чтобы воспрепятствовать или воспрепятствовать морскому движению в Балтийском море и перекрыть украинские порты в Черном море с марта 2021 года. Россия может сделать то же самое с Грузией — останавливая, обыскивая и перенаправляя уходящие военно-морские суда.

В случае дальнейшей эскалации Москва может нанести морской и воздушный десант на Аджарию и Самцхе-Джавахети, чтобы контролировать грузино-турецкую границу. Хотя длина границы составляет около 200 км, она пересекает гористую местность с небольшим количеством дорог, по которым можно было бы доставлять военные поставки. России нужно было бы только захватить и удержать эти точки. Поскольку основные маневренные силы Грузии изо всех сил пытаются удержать российские войска в Абхазии и Южной Осетии на расстоянии, только резервные территориальные силы будут доступны для отражения российского вторжения с запада. Грузия начала возрождать свои силы территориальной обороны только в 2017 году, поэтому судить об их нынешнем состоянии сложно. Учитывая пробелы в возможностях Грузии в наблюдении за побережьем и воздушным пространством, Россия могла бы проводить такие удары в начале перехода от гибридной конфронтации к открытой войне.

После начала полномасштабного конфликта главной целью российских активов в Крыму будет эффективное выполнение роли непотопляемого авианосца и ракетной пусковой установки. Они будут обеспечивать огневую поддержку наземных операций России и будут удерживать союзников по НАТО в регионе от предоставления Грузии мер по оказанию помощи или другой поддержки.

Гибридные вторжения на территорию НАТО и ЕС

Хотя запугивание и подчинение бывших советских республик останется главной целью российской внешней политики и военного мышления, Кремль также считает, что необходимо дестабилизировать Запад, чтобы держать его в страхе. Конечно, открытые нападения на территорию НАТО сопряжены со значительным риском. Следовательно, эти операции должны быть отрицательными и быстро обратимыми. Потом, если есть согласованная реакция, можно отступить. Если есть только замешательство и двусмысленность, можно продвинуться вперед и использовать ситуацию.

До присоединения Крыма к России морские разграничения в Черном море не были установлены. Правительства в регионе мало внимания уделяли этому вопросу, пока Румыния не открыла морские газовые месторождения в 2012 году, а затем это сделала Украина. Сейчас делимитация является спорным вопросом, так как Украина не осуществляет контроль над водами, окружающими часть ее территории, Крым. Москва выдвигает свои территориальные претензии и подкрепляет их агрессивной военной позицией и патрулированием, чтобы предотвратить дальнейшее исследование или эксплуатацию этих вод. Этот подход предназначен для оказания целенаправленного давления на членов НАТО без пересечения жестких границ.

Но дестабилизирующая разведка и специальные операции России не ограничиваются нефтяными вышками и морскими установками. Операции российской разведки в Болгарии не являются секретом, даже если трудно оценить, насколько глубоко они проникли в правительство и аппарат безопасности и насколько они способны парализовать институты и отсрочить реакцию на кризисы. Одним из дел, затрагивающих многие из этих вопросов, является случай, связанный с многочисленными попытками убийства болгарского торговца оружием Эмилиана Гебрева в 2014 году и взрывом на чешском оружейном складе, где хранилось оружие, принадлежащее его компании. Якобы это оружие предназначалось для Украины. Управление военной разведки России, ГРУ, пыталось предотвратить попадание военной техники к украинским военным. Тем не менее, как сообщается, оружие на чешском складе и большая часть другого оружия, принадлежащего фирме Гебрева, не предназначались для Украины; они направлялись к поддерживаемым США группам на Ближнем Востоке. Это поднимает вопрос о том, небрежно ли ГРУ проверяло разведданные или же ему преднамеренно давали недостоверную информацию.

В 2014 году известный болгарский олигарх хотел заняться торговлей оружием, возглавив или обойдя конкурентов. Журналисты-расследователи, пишущие для болгарского СМИ «Бивол», подозревают, что болгарские организованные преступные группировки, олигархи и оперативники разведки вступили в сговор с ГРУ для урегулирования бытового спора. Некоторые коррупционные сети проходят через болгарских политиков и частный бизнес к российским компаниям, которым помогают бывшие «коллеги» из соответствующих КГБ (имя, общее для болгарских и советских спецслужб коммунистической эпохи). ЕС должен обратить внимание на эти проблемы, особенно с учетом того, что СМИ подверглись преследованиям после публикации статей, описывающих токсичное слияние бизнеса, организованной преступности и спецслужб в Болгарии.

Во время кризиса с беженцами в Европе в 2015 году в Румынии и Болгарии были сформированы самопровозглашенные военизированные формирования «пограничного патрулирования». Они прошли обучение и, возможно, другую поддержку из России. Такие ополченцы были бы идеальными марионетками для спонсируемых государством актов дестабилизации и терроризма, а также, при определенных обстоятельствах, для подстрекательства к более широким общественным беспорядкам. Учитывая возраст и техническую слабость инфраструктуры наблюдения вдоль побережья Черного моря, было бы легко усилить такие ополчения оружием, советниками и техникой с использованием небольших судов. Поскольку Россия становится все более репрессивным авторитарным государством, она также может заставить любую российскую компанию предоставлять услуги или разрешить использовать свои объекты для операций по контрабанде и проникновению. У некоторых российских энергетических компаний есть крупные объекты и порты на болгарском побережье Черного моря, которые Кремль мог бы использовать для такого рода тайного проникновения.

Гибридное военизированное давление было бы особенно ценно для России, чтобы заставить Румынию или Болгарию разрешить военным доступ на Западные Балканы. Новый кризис в регионе, спровоцированный, например, сепаратистскими силами в Боснии, заставит Россию искать транзитный маршрут в Сербию.

В 2015 году Болгария закрыла свое воздушное пространство для российских транспортных самолетов, летевших в Сирию, но тогда Россия могла переключиться на маршрут над Ираном и Ираком. При перелете в Сербию такого альтернативного маршрута нет. Активизация правых националистических акторов вызовет внутреннее давление с целью предоставить России желаемый доступ, в то время как агрессивная демонстрация силы и маневры в Черном море вызовут внешнее давление. Запугивание Россией членов НАТО в Черном море, скорее всего, позволит избежать открытых атак и оккупации, а вместо этого вынудит их подчиниться своим стратегическим требованиям.

Турция как противовес?

После войны 2020 года в Нагорном Карабахе некоторые на Западе считают Турцию потенциально способной уравновесить гегемонистские амбиции России в Черном море. На первый взгляд, Турция кажется естественным кандидатом на эту роль: она член НАТО, владеет всем южным побережьем Черного моря, имеет мощный военно-морской флот и поддерживает марионеток, выступающих против России в ливийской и сирийской войнах. так и в Азербайджане. Учитывая, что турецкие военные советы и поставки оружия Азербайджану стали решающими факторами в недавней победе страны над Арменией в нагорно-карабахском конфликте, можно предположить, что Турция повторит эту поддержку в других постсоветских государствах. Но все не так просто.

Придя к власти, президент Реджеп Тайип Эрдоган переделал Турцию по своему образу и подобию, отвернув страну от Запада, секуляризма и традиционной турецкой внешней политики. Неудачная попытка государственного переворота в Турции в 2016 году только ускорила эти тенденции. «Новая Турция» Эрдогана, объединяющая докемалистскую Османскую империю и стремящаяся к лучшему месту под солнцем, часто отражает Россию в своей внешней политике и нормативных интересах. Как и в случае с любой авторитарной системой, международные последствия удержания власти внутри страны — подавление критиков и даже преследование оппозиции за границей — занимают значительное место во внешней политике Турции и создают постоянный раздражитель в ее отношениях с Западом.

Для Анкары сдерживание России не самоцель. Хотя Россия является соперником Турции на многих зарубежных театрах военных действий, она также является источником стабильности для Эрдогана. Как и любой другой авторитарный правитель, он озабочен внутренними угрозами и противниками. В то время как повестка дня Запада в области прав человека и демократии вызывает скрытую угрозу и раздражение, российская политика не содержит ни одного из этих вызовов. Напротив, президент Владимир Путин предупредил Эрдогана о попытке государственного переворота в 2016 году, доказав, что он не будет добиваться или пассивно терпеть отстранение Эрдогана от власти. Это доверие между двумя лидерами является самостоятельным стратегическим фактором, который не следует недооценивать. До сих пор, благодаря этому доверию, два лидера заключали сделки и проводили красные линии в конфликтах, в которых они поддерживали противоборствующие стороны, и даже развернули свои собственные активы на местах, чтобы поддержать местных союзников.

Тем не менее, Эрдоган не пойдет на поводу у интересов Путина. Экспорт Турции оружия в Украину, поддержка членства Украины в НАТО и отказ признать Крым российским — явные признаки того, что Анкара готова игнорировать чувствительность Кремля — и иногда соглашается на цену этого. Чтобы сохранить независимость Турции, Анкара не может допустить полного разрыва отношений с западными столицами. Следовательно, с момента прихода к власти администрации Байдена Анкара рассматривала поддержку Киева как средство накопления политического капитала в Вашингтоне.

Тем не менее оборонно-промышленные отношения с Украиной важны для собственной повестки дня Турции, независимо от Запада и России. С момента прихода к власти в 2002 году Эрдоган стремился создать отечественную оборонную промышленность, максимально независимую от Запада. Эрдоган понимал, что чрезмерная зависимость от США и Европы в отношении импорта оружия сделает его уязвимым при проведении своей новой внешней политики в Африке и на Ближнем Востоке, которая часто расходится с политикой западных стран. Это предсказание сбылось, когда: США заморозили поставки истребителей F-35 в ответ на покупку Турцией системы ПВО С-400; многие европейские страны и Канада прекратили поставки оружия и военных компонентов в Турцию после военных действий Турции против курдов на севере Сирии; и во время нагорно-карабахского конфликта в 2020 году. Турция начала несколько амбициозных оборонно-промышленных проектов: основной боевой танк Altay, истребитель-невидимка TF-X, крылатая ракета SOM увеличенной дальности, фрегат класса Istanbul и легкий Hürjet. штурмовик. Но большинство этих проектов застопорились, потому что ключевые компоненты — реактивные двигатели, танковые двигатели, трансмиссии, электрооптическое оборудование, специальные броневые материалы и т. д. — должны были быть импортированы из западных компаний, которые больше не работают с Турцией из-за политической напряженности. .

Въехать в Украину. Когда-то являвшаяся основной опорой военно-промышленного комплекса Советского Союза, страна производила широкий спектр систем вооружений — от танков до военных кораблей и межконтинентальных баллистических ракет — и теперь отчаянно ищет инвестиции для возрождения оборонного сектора, в котором она нуждается в срочном порядке. время войны. Украина давно пыталась получить доступ к другим оборонным рынкам и искать сотрудничества для проектов развития. Но европейский оборонный рынок остается закрытым, потому что его отечественные чемпионы опасаются конкуренции со стороны своих украинских коллег (которые производят некоторые из тех же товаров). До 2014 года Украина надеялась, что сотрудничество с Китаем поможет развитию оборонной отрасли. Например, китайские технологии по созданию палубных истребителей и эксплуатации авианосца пришли из Украины, поскольку советские предприятия по развитию этих возможностей располагались на Украине. Однако Киев прекратил сотрудничество с Пекином после 2014 года в ответ на давление США.

Военное сотрудничество Украины с Турцией вряд ли вызовет в Вашингтоне такие же опасения, как украинский экспорт в Китай или Иран, равно как и закупки Турцией вооружений или компонентов в Украине, а не в России. Следовательно, оборонно-промышленные отношения между Киевом и Анкарой гораздо менее «геополитичны», чем может думать или надеется большинство наблюдателей. Отношения будут развиваться исключительно по финансовым, промышленным и технологическим причинам, вероятно, независимо от того, что обе страны будут делать в политике. Анкара, конечно же, не пожертвует этими отношениями ради хорошей погоды с Москвой, поскольку они служат слишком многим долгосрочным интересам Турции. Точно так же Анкара не обязательно будет ввязываться в кризис от имени Киева, потому что это создаст ряд рисков и последствий, которых она хочет избежать.

Так что, в конечном счете, трудно предсказать, какое место займет Турция в каждом из упомянутых выше сценариев. Многое будет зависеть от более широких обстоятельств и краткосрочных сделок, которые будут достигнуты или проиграны. В Вашингтоне понятен призыв к подлинному контакту с Анкарой и началу привилегированного стратегического диалога. Но с европейской точки зрения этот подход сложно реализовать. Эрдоган захочет вести переговоры не только по вопросам внешней политики и экономики, но и по вопросам, выходящим за пределы европейской зоны комфорта. Когда Эрдоган ущемляет права своих предполагаемых внутренних противников, таких как журналисты, диссиденты или организации гражданского общества, а также тех, кто имеет двойное гражданство, сделка между Турцией и Европой может рухнуть. Любое требование к европейским организациям гражданского общества или судам вести себя так, как он хочет, и оказание давления на европейские правительства для достижения этого приведет к аналогичным результатам.

Поэтому для сближения Турции и Европы потребуется поддержка Вашингтона. Экономические, социальные и другие связи между США и Турцией относительно невелики и, следовательно, вызывают гораздо меньше раздражений и тупиков, чем европейско-турецкие. И, наконец, Анкара хочет получить от Вашингтона заверения в безопасности. Европа может и должна предоставить Турции экономические стимулы для сотрудничества, пока эти стимулы остаются в пределах того, что Европа может реально терпеть.

Европа и США должны стараться взаимодействовать с Турцией во всем, что они делают в Черном море, чтобы не усугубить подозрительность Анкары в отношении Запада и максимально увеличить участие Турции в их инициативах там. Даже если бы турецкие вооруженные силы были всего лишь партнером по обучению других черноморских вооруженных сил, они многое привнесли бы, особенно в области борьбы с подводными лодками, координации военно-воздушных сил и радиоэлектронной борьбы. Но США и Европа не должны ставить все, что они делают в регионе, в зависимость от участия и доброй воли Турции. Главный интерес Анкары заключается в повышении собственной позиции по отношению как к Москве, так и к Вашингтону. И он будет использовать любую зависимость, чтобы усилить свое влияние на любую из сторон.

Как следствие, Турция не является ни проблемой, ни решением в Черноморском регионе. Анкара не продвигает там ревизионистскую или конфронтационную повестку дня, как в восточном Средиземноморье. Но его готовность противодействовать действиям России имеет пределы. Европа должна поощрять и даже вознаграждать усилия Турции по укреплению безопасности на Черном море, если они происходят, но не должна воспринимать их как должное. Позиция Турции по умолчанию в отношении территориальных споров России с другими причерноморскими государствами — это двойственный нейтралитет.

Уязвимости и сильные стороны причерноморских стран

Уязвимости Болгарии, Грузии, Румынии и Украины схожи по своему характеру, хотя и различаются по масштабу. Учитывая, что только две из этих стран являются членами НАТО и ЕС, им нужно будет по-разному устранять свои уязвимые места.

Междоменная защита

Первая проблема — ситуационная осведомленность. Западным странам необходимо постоянно следить за российским Черноморским флотом, поскольку недавнее усиление его активности и материально-технической подготовки указывает на то, что он что-то замышляет. Болгарские, украинские и румынские военно-морские силы имеют подразделения связи и разведки, но трудно оценить их способность перехватывать и интерпретировать российские военно-морские сообщения, особенно с учетом того, что российские вооруженные силы полностью перестроили свои сети управления и контроля с 2008 года. Ни для кого не секрет, что Украине приходится полагаться на обмен разведывательными данными США, чтобы отслеживать передвижения российских военных за ее пределами. Другие прибрежные страны используют такое же старое оборудование для сбора разведывательной информации и, за исключением Румынии, еще не подверглись модернизации. Хотя соответствующие возможности засекречены, отслеживание и расшифровка сообщений России, похоже, выходит за рамки возможностей других причерноморских государств. Турция может быть единственным исключением, поскольку у нее есть возможность хотя бы отслеживать российские сигналы, но мало свидетельств того, что она делится такой информацией.

Кроме того, Россия стремится перехватывать и интерпретировать военно-морские сообщения этих государств. Помимо возможностей технической разведки, о которых говорилось выше, Россия в значительной степени полагается на человеческую разведку для проникновения в иностранные бюрократические, политические, силовые и экономические структуры, при этом ее агенты не только предоставляют информацию о планах и намерениях страны, но и, при необходимости, препятствуют ответам на российские запросы. действие. Эти хорошо финансируемые и всесторонние усилия по подрывной деятельности нацелены на нереформированные разведывательные службы, внутренние коррупционные сети, неоптимальные системы защиты верховенства закона и захваченные государственные учреждения.

Общественное недоверие к Москве иногда помогает ограничить масштаб этих российских операций, но оно не может компенсировать институциональные слабости, которыми может воспользоваться противник (которые различаются в зависимости от страны). Хотя стратегическое значение борьбы с коррупцией, реформ в сфере верховенства права и реформ разведывательного сектора обсуждалось в предыдущих документах ECFR, следует помнить, что недостатки в этих областях также имеют военные последствия, особенно если их не устранить. Точно так же реформа разведки и иностранная помощь для расширения возможностей национальных разведывательных служб, особенно в Украине, Грузии и Молдове, являются не только мерой борьбы с коррупцией и защиты прав человека; они также важны для улучшения обычной военной безопасности этих государств.

Береговая оборона и военно-морская мощь

Береговая оборона и прибрежное наблюдение также являются ключевыми вопросами. Все страны Черного моря, кроме Турции, имеют береговые наблюдательные и оборонительные сооружения советской разработки. Это означает, что Россия знает точные технические характеристики своих радаров и систем связи — и, соответственно, способы их обнаружения и подавления (хотя местонахождение стационарных установок она знала бы в любом случае). Учитывая, что угроза со стороны России переходит от подрывной к откровенно военной сфере, причерноморским государствам необходимо модернизировать и разработать общие оперативные концепции для своих военизированных береговых охран, военно-морских сил и сил береговой обороны.

Эти слабости в обороне наиболее очевидны в Болгарии. Военно-морской флот и береговая охрана страны преимущественно используют средства связи и инфраструктуру наблюдения времен холодной войны. Как и большинство бывших членов Варшавского договора, Болгария после присоединения к НАТО переориентировала свои вооруженные силы на ведение экспедиционной войны и развертывание солдат для участия в международных стабилизационных миссиях, в результате чего военно-морской флот опустился в списке приоритетов. Для развертывания в Афганистане не было необходимости в военно-морском флоте. Немногочисленные доступные средства пошли на модернизацию сухопутных войск, особенно тех, которые дислоцировались за границей. Были единичные попытки модернизации при закупке трех подержанных 19Фрегаты типа Wielingen 70-х годов из Бельгии. А Болгария ведет переговоры о возможной покупке подводных лодок типа «Ула» у Норвегии. Проблема в том, что эти платформы будут единственными во флоте западного производства, которые до сих пор полагаются на советское оборудование для связи, радиоэлектронной борьбы и логистики. Более глубокая модернизация и обновление береговой обороны ВМС Болгарии потребует большего финансирования, чем имеется в настоящее время.

У Грузии были трудности с созданием военно-морского флота после обретения независимости, и то немногое, что у нее было, было уничтожено Россией в 2008 году. В некотором смысле это было благословением, а также проклятием: это побудило Грузию создать эффективную военно-морскую пограничную охрану ( вместо военно-морского флота), который был создан по образцу Береговой охраны США и впоследствии получил советы и обучение из США. Морская пограничная служба имеет наземные объекты и флотилию малых судов для наблюдения и иного контроля за береговой линией и исключительной экономической зоной Грузии. Силы могут действовать во всевозможных гибридных сценариях против спонсируемых государством «частных» организаций. Но Грузии не хватает каких-либо средств береговой обороны. Учитывая подверженность наземной российской атаке из отколовшихся регионов, у страны есть и другие приоритеты, помимо создания дорогостоящего военно-морского флота. Но это означает, что Грузия не сможет возлагать на Россию операционные риски или расходы в связи с описанным выше морским вторжением.

Военно-морской флот и морская охрана Украины подверглись аналогичному удару во время вторжения России в 2014 году и аннексии Крыма, где находится большинство украинских военно-морских объектов (таких как верфи, логистические центры, базы, академии и учебные полигоны). Восстановление инфраструктуры в Одессе и Мариуполе было первоочередной задачей Киева. И, как и их товарищи на суше, украинский флот и морская охрана постоянно заняты гибридной войной — борьбой с диверсантами, подрывниками иностранных разведчиков, диверсантами и теми, кто занимается незаконным промыслом, особенно в Азовском море. Нынешний украинский набор преимущественно небольших и быстрых патрульных кораблей хорошо подходит для этой задачи.

Всякий раз, когда они выходят за пределы прибрежных вод Украины, эти военно-морские корабли подвергаются преследованиям со стороны Черноморского флота России, который значительно превосходит их по численности и вооружению. В 2014 году Россия оккупировала украинские морские объекты не только в крымских водах, но и в украинской исключительной экономической зоне вокруг Одессы. С тех пор он использовал их как хорошо охраняемые аванпосты. Приближающиеся к ним украинские малые суда силой отгоняются. Малые корабли Украины не могут представлять серьезной угрозы российским десантным операциям на территории Украины. Они не могут оспаривать закрытие международных вод ВМФ России, потому что их будет легко задавить и взять на абордаж, если они покинут защищенные прибрежные воды, как это произошло в Азовском море в 2018 году9. 0003

Украина приступила к модернизации своих систем береговой обороны и наблюдения за берегом, включая военно-морское оборудование связи и разведки. Например, в стране введен в действие береговой ракетный комплекс «Нептун». Киев сделал много амбициозных заявлений о модернизации своей береговой обороны — например, заявление президента Владимира Зеленского в июне 2021 года о том, что Украина построит мощный военно-морской флот, — но трудно сказать, насколько быстро он реализует эти планы, если вообще реализует. Даже если первые батареи «Нептун» будут введены в эксплуатацию в 2021 году, их оперативная эффективность будет зависеть от способности Украины обнаруживать, определять местонахождение и классифицировать российские военно-морские корабли далеко в море. Тем не менее, ракета расширяет серую зону, в которой Украина может увеличить издержки российского морского запугивания.

Значительное усиление военно-морского потенциала Украины может быть обеспечено соглашением о военно-морском сотрудничестве, которое Украина подписала с Великобританией 23 июня 2021 года. На первом этапе соглашения Королевские военно-морские силы будут поддерживать обучение личного состава и подразделений ВМС Украины. Великобритания поможет с модернизацией военно-морских баз и логистических систем Украины, чтобы они могли эксплуатировать и обслуживать современные суда. Великобритания также предоставит два противоминных корабля и, если первый этап модернизации военно-морского флота будет завершен, поможет Украине построить новые ракетные корабли и фрегаты. Соглашение включает планы по оснащению существующих платформ новым вооружением, датчиками и оборудованием для управления и контроля.

Когда это будет завершено, это действительно позволит ВМС Украины внести значительный риск в наступательные операции России против нее и оспорить ограничения ВМФ России на свободу судоходства Украины. Однако можно только надеяться, что у Украины есть бюджет для реализации этих устремлений. В соглашении не указаны сроки для проектов, и Великобритания не привлекала к этим усилиям другие страны, намереваясь управлять ими самостоятельно. Этот подход может вскоре столкнуться с реальностью бюджетов, пострадавших как от Brexit, так и от covid-19.. Точно так же Украина также обязалась строить фрегаты с Турцией — и опять же можно задаться вопросом, как будут финансироваться все проекты.

Румыния сосредоточила свои военные реформы на требованиях экспедиционной войны, но, по сравнению с Болгарией, изменила свой подход быстрее после вторжения России в Крым. Как и ее соседи, Румыния приобрела большую часть своей военной техники, как береговой, так и военно-морской, во время холодной войны. И хотя страна производила свои датчики и оружие у себя, они были советского происхождения или совместимы с советскими разработками, потому что в то время румынский флот действовал в рамках Варшавского договора. Два 19Исключение составляют британские фрегаты Type 22 70-х годов.

Как и другие государства региона, Румыния планирует модернизировать свою военно-морскую и береговую оборонную инфраструктуру, наиболее заметными признаками которой являются закупка морской ударной ракеты для сил береговой обороны и контракт на строительство четырех новых корветов. Румыния увеличила свой оборонный бюджет с 2,78 млрд долларов в 2016 году до 5,21 млрд долларов в 2020 году, что позволило ей провести более широкую модернизацию вооруженных сил, чем в соседних странах.

Однако самым большим переломным моментом для Румынии может стать создание Юго-восточного многонационального корпуса НАТО со штаб-квартирой в Чинку. Новое оперативное командование копирует Многонациональный корпус НАТО «Северо-восток», штаб-квартира которого находится в Щецине и который в случае войны возглавит совместные операции союзников в странах Балтии, и должно обеспечивать не только совместное оперативное командование военного времени, но и штаб, который обрабатывает и оценивает разведывательные данные. и силовое планирование в мирное время. Такое высшее командование, если оно полностью боеспособно и обучено в мирное время, является эффективным способом повышения оперативной совместимости между странами и различными родами войск в самых разных кризисных ситуациях. Однако на данный момент многонациональный юго-восточный многонациональный корпус является скорее румынским начинанием, получившим мало взносов и небольшого финансирования от остальной части альянса.

Воздушная мощь

Наблюдение и защита побережья и прибрежных вод от гибридных и обычных вторжений — одна из задач; наблюдение и защита своего воздушного пространства — это совсем другое. Существует множество непредвиденных обстоятельств, к которым нужно подготовиться — от проникновения разведывательных групп и диверсантов, которые десантируются с гражданских самолетов в страны Черного моря, до нарушений воздушного пространства обычными самолетами в качестве средства устрашения, до атак самолетов и ракет военного времени с базирующихся российских войск. в Крыму. И опять же, причерноморские страны в основном полагаются на оборудование и инфраструктуру советских времен, включая радары и сети наблюдения за воздушным пространством, истребители, наземные средства ПВО и соответствующие сети, чтобы справиться с этими угрозами. Поэтому Россия умеет глушить их радары и использовать средства противодействия их ракетам. Модернизация этой инфраструктуры потребует много времени и денег. Это означало бы не просто покупку нескольких систем, а изменение инфраструктуры, логистики и процедур с нуля.

Перед войной 2008 года Грузия вложила средства в модернизацию своего оборудования для наблюдения за воздушным пространством и раннего предупреждения – и добилась некоторых неожиданных успехов, например, когда она сбила российский бомбардировщик Ту-22М из «Бук-М1», но, в конечном счете, , конфликт уничтожил то, что осталось от этих возможностей. Грузия расформировала ВВС после войны (сохранив авиационное крыло сухопутных войск), но восстановила их в 2016 году. Страна также получила некоторое новое оборудование, в частности радары наблюдения за воздушным пространством и наземные системы малой дальности точечной обороны. ракеты «воздух» – из Франции. Однако ракеты большей дальности, пригодные для территориальной обороны, были слишком дороги для Грузии, даже если бы Франция была готова их продать.

В условиях кризиса, если не считать полномасштабной войны, у Грузии нет самолетов для патрулирования своего воздушного пространства и обеспечения соблюдения правил воздушного движения. Это могло бы стать проблемой, если бы, например, нагорно-карабахский конфликт побудил Россию предоставить подкрепление Армении, нарушив воздушное пространство Грузии, а Турция протестовала бы против этого шага. Грузию можно было легко втянуть в конфликт, в котором она участвовать не собиралась. Россия могла бы использовать непатрулируемое воздушное пространство Грузии для целенаправленных провокаций, но для Грузии было бы крайней мерой сбить вторгшийся самолет в напряженной обстановке одним из своих ракеты класса «земля-воздух». Это также было бы политически нежизнеспособным вариантом, если бы другая сторона ждала предлога для эскалации. Но наращивание потенциала независимой охраны воздушного пространства дорого обходится такой маленькой стране, как Грузия, особенно если ей приходится одновременно укреплять возможности своих сил территориальной обороны и сухопутных войск. По сравнению с патрулированием воздушного пространства наземные возможности более важны для отражения полномасштабного вторжения России.

Украина также относительно мало внимания уделяла ВВС и ПВО при реконструкции вооруженных сил. После того, как ВВС страны выполняли патрулирование и транспортировку на начальном этапе войны в Донбассе, принятое в июле 2014 года решение России о размещении на Донбассе большого количества зенитно-ракетных комплексов положило конец этим операциям. К тому времени ВВС и армейская авиация Украины потеряли один Су-24, шесть Су-25, два МиГ-29, один Ан-26, один Ан-30, один Ил-76, пять Ми-8/17 и пять Ми-24 – тенденция, которая привлекла международное внимание, когда российские войска сбили гражданский авиалайнер MH-17 в июле 2014 г.

С тех пор Киев находится под постоянной угрозой эскалации ситуации, когда Россия начнет использовать свою авиацию над Донбассом или другими частями Украины. Такие воздушные операции не обязательно должны происходить в условиях тотальной войны между двумя странами. Кремль может рассмотреть возможность проведения целенаправленных воздушных операций или вторжений, чтобы спровоцировать Украину или дестабилизировать ее политическую систему. Поскольку Украина использует советские технологии для наблюдения за воздушным пространством (с помощью наземных радаров и средств связи «воздух-земля»), наземной противовоздушной обороны и перехватчиков, российские ВВС могут не только читать сообщения страны, но и копировать украинские. силовой структуры в Сибири и заранее отрабатывать воздушные операции во вполне реальных условиях, тем самым снижая риски, с которыми она сталкивается при проведении таких операций.

Украина за последние пять лет разработала планы модернизации своих ВВС с нуля, но не приступила к их реализации. Например, Украина заявила, что заменит свои стареющие советские истребители современными американскими или европейскими. Но после того, как Франция предложила продать Украине истребители Rafale, стали очевидны высокие затраты на приобретение и обслуживание западных самолетов (даже если по сравнению с Eurofighter и F-35 Rafale относительно прост в обслуживании, так как предназначен для эксплуатации в сложных условиях Африки). И хотя истребители являются самой престижной частью модернизации военно-воздушных сил, этот процесс также требует соответствующей вестернизации процедур, обучения, командования и управления, наблюдения за воздушным пространством, установок электронной разведки, боеприпасов и логистических протоколов.

Болгария начала модернизацию, которую желает Украина. После вступления Болгарии в НАТО военно-воздушные силы страны выпали из списка приоритетов для модернизации, поскольку они не подходили для международных миссий. Тем не менее в 2019 году Болгария закупила в США восемь истребителей F-16 для модернизации своих ВВС. Однако, как обсуждалось выше, вестернизация военно-воздушных сил требует большего, чем приобретение истребителей. Многие в болгарских вооруженных силах надеются, что покупка F-16 повлечет за собой более широкую модернизацию, которая также затронет другие службы для обеспечения взаимодействия между службами (в данном конкретном случае, позволяя военно-морскому флоту обмениваться данными с самолетами). Другие опасаются, что правительство прекратит эти усилия, как только осознает затраты на модернизацию.

В Румынии история была примерно такой же, хотя румынский стратегический консенсус в отношении цели и роли вооруженных сил значительно помог. В отличие от Болгарии, в Румынии нет крупных пророссийских внутриполитических сил. Следовательно, даже в официальных документах можно без колебаний указывать на российские угрозы и корректировать оборонную политику в сторону сдерживания и обороны. До 2014 года Румыния, как и большинство других членов НАТО, сосредоточилась на экспедиционных боевых действиях: единственными новыми воздушными средствами, приобретенными Румынией в период между вступлением в НАТО и 2014 годом, были транспортные самолеты, поскольку страна считала, что основная задача ВВС заключается в доставке припасов и личного состава в отдаленные районы конфликта. театры. Затем российское вторжение в Крым в одночасье оставило Румынию лицом к лицу с одной из самых милитаризованных частей Европы, что вынудило ее планировщиков приспосабливаться. Наиболее заметной частью усилий Румынии по модернизации является покупка ею 17 F-16 в Португалии с 2015 года (еще больше последуют). Но Румыния также инвестирует в радары наблюдения за воздушным пространством, инфраструктуру управления и контроля, боеприпасы и эшелонированную интегрированную противовоздушную оборону, включая семь батарей зенитных ракет Patriot, новейшие партии которых страна закупит с 2022 года. в основательной модернизации инфраструктуры, обучения и операционных схем. Как обсуждалось выше, резкое увеличение оборонного бюджета Румынии после 2016 года позволяет провести наиболее комплексную модернизацию в Черноморском регионе. Тем не менее, страна завершит этот процесс только в 2030-х годах благодаря огромному количеству программ и процедур закупок, которые необходимо внедрить.

Ни одна из причерноморских стран не может справиться с российским вызовом в одиночку. Все они нуждаются в поддержке Запада, чтобы повысить свою устойчивость и обороноспособность, а также противостоять провокациям России или даже эскалации военного времени. Эта поддержка, в том числе, если возможно, силами передового базирования, должна позволить этим государствам не выиграть войну с применением обычных вооружений (не говоря уже о войне с применением ядерного оружия), а возложить на российскую военную агрессию значительные издержки. Чтобы существенно снизить шансы Москвы на успех и повысить риск потери войск и техники, причерноморским государствам необходимо: уменьшить проникновение российской разведки в свои учреждения; установить безопасные военные и гражданские сети управления и контроля; использовать военные системы, которые Россия плохо знает и чьи сигналы она не может перехватить и расшифровать; принять западные военные процедуры и тактику, противопоставить которым российским планировщикам будет труднее, чем советским доктринам; и, наконец, обучить и вооружить свои вооруженные силы до уровня, позволяющего им в полной мере участвовать в комбинированных маневренных операциях с союзниками. Как уже говорилось, вероятность того, что Кремль затеет драку, уменьшается с предсказуемостью исхода.

Повышение ситуационной осведомленности и безопасности связи

Первый вопрос касается разведывательных данных о Черноморском флоте России и вооруженных силах в Крыму. В настоящее время США предоставляют большую часть этой разведывательной информации — используя спутники, P-8 Poseidon и беспилотные летательные аппараты для наблюдения за флотом в Севастополе и его электронными излучениями (от активации радиолокационных антенн и команд сигнализации). Затем США передают эту информацию своим союзникам и партнерам. Американские возможности морского наблюдения, безусловно, являются самыми передовыми в мире, но это также дефицитный ресурс, потому что им поручено следить за военно-морским флотом Народно-освободительной армии Китая по мере того, как он расширяет свою деятельность по всему миру. В то время как черноморские страны должны регулярно улучшать свои наземные возможности сбора разведывательной информации, развертывание большего количества европейских беспилотных летательных аппаратов и других самолетов для сбора разведывательной информации в их регионе быстро расширит их возможности. К сожалению, недавние программы приобретения в крупных европейских странах сталкиваются с задержками.

Морской патрульный самолет обеспечивает быстрый и эффективный способ реагирования и сбора информации о происшествиях в море. Внезапное появление турецких патрульных самолетов заставило российские корабли отступить от украинских кораблей в Черном море. Если бы государства-члены ЕС использовали морские патрульные и разведывательные самолеты с румынских и болгарских баз, это могло бы увеличить частоту таких полетов.

Стоит повторить, что средства сбора разведывательных данных, внедренные в вооруженные силы, не могут быть эффективными без поддержки со стороны функционирующих, дееспособных и интегрированных гражданских разведывательных, контрразведывательных, правоохранительных и антикоррупционных учреждений. Несмотря на то, что помочь черноморским странам с помощью средств технической разведки НАТО относительно легко, будет гораздо сложнее компенсировать тот факт, что предыдущие раунды расширения ЕС и текущая политика добрососедства не отдавали приоритет реформе разведки (область, в которой сами государства-члены много недостатков).

Многонациональные надводные силы

Во время кризиса надводные корабли важны для демонстрации решимости и солидарности. Во время предыдущих кризисов, таких как российско-грузинский конфликт 2008 года и угроза войны в Украине в 2021 году, США в ответ пытались перебросить военные корабли через Босфор. Однако транзит через Босфор идет медленно — поскольку Конвенция Монтрё требует уведомления о таких перемещениях за восемь дней — и побуждает Россию оказывать давление на Турцию, чтобы она заблокировала его. Но если члены НАТО будут размещать боевые корабли в Черном море на постоянной ротационной основе, они смогут реагировать гораздо быстрее. Как и в случае расширенного передового присутствия в странах Балтии, присутствие кораблей нескольких союзных стран усложнило бы расчеты России, повысив риск эскалации военной агрессии против причерноморских государств. Это также сняло бы некоторое давление с этих состояний, чтобы решить, как реагировать в одиночку.

Разумеется, Конвенция Монтрё накладывает ограничения на международное военно-морское присутствие в Черном море. Европейским странам придется вахтовым методом отправлять суда в море, где суммарное водоизмещение всех кораблей иностранных ВМС не должно превышать 30 000 тонн. В этих операциях должно быть задействовано несколько стран, поскольку конвенция запрещает какой-либо одной стране использовать лимит самостоятельно. Но ни один из этих вопросов не должен быть проблемой для многонационального альянса. Современный фрегат имеет водоизмещение около 5000 тонн, а противолодочный корвет примерно вдвое меньше, в то время как корабли снабжения и малые суда, такие как минные охотники, исключены из режима тоннажа. Можно было бы собрать союзную оперативную группу, состоящую из двух-трех фрегатов и нескольких суб-преследователей и вспомогательных кораблей, которая регулярно меняла отдельные корабли. Такая оперативная группа могла бы гибко реагировать на любой инцидент в Черном море и тем самым укреплять европейские политические позиции в регионе.

В 2016 году НАТО попыталась создать такую ​​оперативную группу, состоящую исключительно из кораблей ее членов Болгарии, Румынии и Турции. Но идея быстро развалилась: поскольку только турецкий флот мог предоставить большое количество надводных кораблей, Болгария опасалась, что Турция будет доминировать в оперативной группе. В то время как все члены и партнеры НАТО могли бы вносить свой вклад в надводные силы, предоставляемые и возглавляемые неприкасающими государствами, подход, который опирался бы на внешних игроков, помог бы разрядить такого рода политическое соперничество между черноморскими странами.

Патрулирование свободы судоходства

Патрулирование свободы судоходства, подобное тому, что западные государства проводят в Южно-Китайском море, является еще одним способом подчеркнуть, что Европа отвергает претензии России на Крым и произвольное закрытие морских путей. Однако европейским государствам необходимо будет сочетать эти патрули с эффективной коммуникационной стратегией: поскольку такие операции — это только заявления, сделанные кораблями, сообщение должно быть ясным с самого начала.

В июне 2021 года эсминец Королевского флота HMS Defender вошел в объявленную Россией запретную зону к югу от Крыма по пути из Одессы в Грузию, чтобы подчеркнуть тревогу британского правительства по поводу односторонних действий Москвы. Эта операция в принципе прошла хорошо, но Великобритания никому заранее не сообщила, что корабль делает и куда направляется, что дало российской прессе возможность первой опубликовать преувеличенные истории о «вторжении» и тем самым сформировать нарратив вокруг инцидент. Министерство обороны Великобритании выступило с кратким заявлением об отрицании претензий России через несколько часов после операции, несмотря на то, что бортовой репортер зафиксировал напряженную ситуацию с российскими судами, пытающимися их отогнать. Операция не только не донесла четкого сообщения об отсутствии легитимности притязаний России на Крым, но и создала путаницу, которая помогла подчеркнуть основной посыл Москвы: оспаривание российских завоеваний означает проблемы. Предварительные консультации с союзниками, взаимная поддержка и четкие сообщения предотвратили бы это. Гораздо лучше с этим справились Королевские ВМС Нидерландов в последнее время — после того, как один из их кораблей, HNLMS Evertsen, подвергся преследованиям со стороны российских самолетов в международных водах вблизи Керченского пролива.

Тем не менее, российские вооруженные силы все более агрессивно преследуют корабли НАТО в международных водах как в Черном море, так и в восточной части Средиземного моря. Москва хочет раздвинуть границы запретных зон для сил НАТО в нарушение международного морского права. Россия настаивает на собственном праве на свободу судоходства при перемещении военных кораблей через Белт и Зунд или Ла-Манш, или когда ее авианосцы хотят дозаправиться в испанских портах, или когда корабли ВМФ России стремятся переждать шторм в защищенных британских водах. Поскольку западные страны хотят отстоять свободу судоходства, они отказываются вводить ограничения в натуральной форме. Но им нужно решительно давать отпор российским провокациям и демонстрировать готовность применить силу.

Наращивание военного потенциала

Кроме того, черноморские государства нуждаются в программах наращивания потенциала, чтобы помочь улучшить свои возможности береговой и противовоздушной обороны. Как обсуждалось выше, затраты на военную модернизацию ошеломляют. Страны «Восточного партнерства» и прибрежные государства, входящие в НАТО и ЕС, не имеют достаточных финансовых ресурсов, чтобы сделать это самостоятельно, столкнувшись с российской угрозой, исходящей из-за моря. А наиболее уязвимые черноморские страны, особенно Грузия и Украина, имеют более высокий приоритет, чем береговая и противовоздушная оборона. Европа, в частности, должна предоставить им конкретную военную помощь в виде кредитов и подержанного оборудования, чтобы облегчить финансовое бремя модернизации. В настоящее время для союзных и ассоциированных стран в регионе доступны только программы внешней военной помощи США. Обучение и советы Запада также были бы полезны, поскольку оперативная совместимость сил Украины, Грузии и НАТО является ключом к координации реагирования на кризисы. Даже если Грузия и Украина не входят в НАТО, западные государства должны подать Москве сигнал о том, что две страны не неизбежно окажутся одинокими в противостоянии с ней.

НАТО также необходимо рассмотреть вопрос о распространении миссий по охране воздушного пространства на страны, не являющиеся членами. Этот тип миссии обычно известен тем, что охраняет воздушное пространство трех балтийских стран, каждая из которых слишком мала, чтобы использовать свои собственные истребительные силы. Но есть и другие примеры таких миссий: Италия проводит воздушное патрулирование в Словении. А с 2014 года Расширенное воздушное патрулирование НАТО помогло заполнить пробелы в этой области в Румынии. Миссия также повышает оперативную совместимость действующих там военно-воздушных сил НАТО и помогает румынским военно-воздушным силам в их усилиях по модернизации, проводя учения и маневры. Пока такие операции зарезервированы для стран-членов НАТО. Но, учитывая нестабильную обстановку в плане безопасности на Южном Кавказе, было бы опасно оставлять воздушное пространство Грузии без охраны. Из-за нынешней политической ситуации в Грузии такая служба должна быть связана строгими условиями.

Также важно, чтобы НАТО оказала помощь Румынии и Болгарии в усилиях по модернизации их портов, инфраструктуры морского наблюдения (включая радары и гидролокаторы морского дна), авиабаз, радаров воздушного наблюдения, а также морской и воздушной инфраструктуры управления и контроля. Это связано с тем, что во время кризиса союзным подкреплениям придется использовать инфраструктуру. Расширение роли многонационального юго-восточного корпуса и увеличение его финансирования может способствовать модернизации румынских и болгарских структур управления и контроля. В Балтийском море НАТО обладает значительной стратегической глубиной, поскольку может использовать датские и немецкие порты и авиабазы ​​для переброски подкреплений или выполнения других задач. Однако в Черном море альянсу не хватает такой глубины, и он зависит от имеющихся там объектов.

Многонациональный корпус Юго-восток

Многонациональный корпус Юго-восток должен получить больше внимания со стороны европейских стран. Он служит общей командной структурой для проведения операций во время кризисов, планирования и подготовки к ним в мирное время, преобразования разведывательных данных о приготовлениях России в планирование союзных сил и связи с властями принимающих стран. Но чтобы эффективно играть эту роль, корпусу потребуется больше бюджетной поддержки НАТО для модернизации местной инфраструктуры управления и контроля. Как и любое военное командование, многонациональный юго-восточный корпус нуждается в обучении, учениях и другой подготовке для выполнения своих функций в военное время. Учитывая, что корпус сыграл важную роль в проводившихся под руководством США учениях «Защитник-21», можно только надеяться, что в ближайшие годы последуют дополнительные учения, отрабатывающие как развертывание, так и совместные операции (протесты России против «Защитника-21» отражают стратегическое значение учений).

Основополагающий акт Россия-НАТО ограничивает численность постоянно дислоцированных боевых формирований странами бывшего Варшавского договора. Однако в действии нет ничего, что могло бы помешать развертыванию сил и формирований боевой поддержки для облегчения роли корпуса в маневрах, обучении, сборе разведывательной информации и планировании. И это помогло бы облегчить местные усилия по модернизации вооруженных сил. США начали эту работу в 2000-х годах, когда Группа поддержки Черноморского региона Европейского командования США модернизировала учебные базы и построила объекты, способные разместить до бригады в Румынии и Болгарии. Однако основной целью прежней инициативы была подготовка местных сухопутных войск для экспедиционных миссий в Афганистане и Ираке, а не совместный воздушно-морской и наземный бой против возможной российской угрозы.

С европейской точки зрения поразительно, что США играют такую ​​ключевую роль в большинстве военных действий Запада в Черноморском регионе. США организуют там больше учений, чем любая другая страна, направляют войска для обучения на ротационной основе в Румынию и Болгарию, имеют базу в Румынии, предоставляют большую часть военной разведки причерноморским государствам и предоставляют много офицеров и активов в совместные структуры. Хотя европейские лидеры часто любят заявлять, что они должны взять на себя большую ответственность за собственную безопасность, беглый взгляд на их деятельность на местах показывает, что они этого не сделали.

Это не означает, что в Европе нет спроса. Например, Румыния когда-то намеревалась присоединиться к рамочной национальной инициативе Германии (в соответствии с которой румынская бригада подчинялась немецкой дивизии для обучения и учений с ней). Но вскоре стало очевидно, что инициативе будет препятствовать географическое расстояние между странами и практическая подготовка Бундесвера к операциям по Статье 5, сосредоточенным на его ближайших окрестностях и Балтийском море. Некоторые болгарские политики отмечают, что, учитывая напряженные европейские дебаты о геополитике, многие усилия по модернизации вооруженных сил было бы легче продать, если бы ими руководили европейцы. То же самое относится и к иностранной военной помощи, которая доступна только из США.

Военная мобильность

Стратегическая мобильность также является проблемой. В условиях кризиса США и страны Европы должны быть в состоянии быстро развернуть силы сдерживания. Этим усилиям мешает не только низкая боеготовность большинства европейских вооруженных сил, но и инфраструктурные проблемы. Отряды тяжелой брони необходимо перевозить поездом. Однако такое развертывание из Германии через Польшу, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию занимает много времени. Отчасти это связано с тем, что в большинстве стран Центральной и Восточной Европы железнодорожным сообщениям восток-запад уделяется гораздо больше внимания и инвестиций в реконструкцию, чем соединениям север-юг из-за их более высокой коммерческой ценности. Альтернативным маршрутом был бы транзит через Средиземное и Эгейское моря с последующим судоходством из Греции в Болгарию. В последние годы этот маршрут все чаще используется в коммерческих целях, но еще не был опробован для развертывания войск.

Структурные фонды ЕС являются важным ресурсом для модернизации инфраструктуры, такой как дороги, железные дороги, мосты и порты. Блок уже сделал важный шаг по включению военных стандартов в проекты модернизации инфраструктуры. Тем не менее, другие важные типы инфраструктуры, такие как военные аэродромы, порты и базы, не покрываются текущими фондами ЕС, но по-прежнему имеют решающее значение для предоставления подкреплений странам Черного моря. Для размещения самолетов союзников в случае кризиса Румынии и Болгарии необходимо модернизировать свои авиабазы ​​до стандартов, при которых они могут эксплуатировать и обслуживать современные западные истребители, одновременно размещая потенциально расширенные подразделения своих собственных ВВС. В 19В 50-х годах Германия и Италия предоставили авиабазы ​​ВВС США, которые затем расширили их для размещения своих ВВС. Но, учитывая ограничения, наложенные Основополагающим актом Россия-НАТО, повторить это в Черном море невозможно. Поскольку у НАТО ограниченные средства, ЕС должен ответить на эти вызовы, создав проект постоянного структурированного сотрудничества для военной инфраструктуры. Тем временем Вашингтон признал наличие проблемы: в 2021 году США выделили 152 миллиона долларов на модернизацию и расширение авиабазы ​​Кампия-Турзии в Румынии для размещения союзных войск во время кризиса или войны.

Членство в ЕС и НАТО дает Румынии и Болгарии некоторые инструменты для решения предстоящих задач. Напротив, Грузия и Украина сталкиваются с аналогичными проблемами и не имеют такого преимущества. Эти две страны никогда не могут быть уверены, какую поддержку они получат от Запада в кризисной ситуации или, соответственно, насколько им понадобится оперативная совместимость с западными силами. Конечно, чем более интероперабельны их вооруженные силы, тем больше такой поддержки может оказать Запад, но вложение в это всегда будет сопряжено с риском. Хотя Грузия инвестировала в оперативную совместимость больше, чем Украина, внутриполитический кризис первой страны заставляет США и большинство европейских стран несколько колебаться в отношении углубления своего взаимодействия с ней.

Тем не менее, этот риск всегда будет. Создание оперативной совместимости между вооруженными силами требует значительного времени, в то время как повседневная политика правительства быстро меняется — один день к лучшему, другой к худшему. Но в случае кризиса только приличный уровень оперативной совместимости позволит Западу отреагировать — или, по крайней мере, реально пригрозить реакцией Москве — усилив неопределенность и непредсказуемость военных действий Кремля.

Снова и снова многие европейские страны путают необходимость поддержки своих соседей — даже в военном отношении, для повышения их оперативной совместимости — с вопросом вступления в НАТО или ЕС. Во время холодной войны Великобритания и США поддерживали связи с австрийскими и шведскими вооруженными силами, тем самым обеспечивая минимальную степень оперативной совместимости в области тылового обеспечения, оборудования и обучения офицеров, а также готовясь к различным сценариям кризиса и войны посредством неофициальных консультаций (которые шведы отнеслись к этому гораздо серьезнее, чем австрийцы). Ничто из этого не требовало вступления Австрии или Швеции в НАТО. Это также не означало, что западный альянс будет безоговорочно защищать их в случае войны. Сотрудничество проистекало из осознания в Вашингтоне и Лондоне того, что собственная безопасность, а также безопасность и стабильность Европы требуют взаимодействия за пределами формальных границ альянса.

Европейские страны должны относиться к тройке ассоциаций Восточного партнерства – Грузии, Молдове и Украине – с такой же непредубежденностью. Членство в НАТО и ЕС — это лишь вопрос, который нужно решать после того, как эти государства выполнят все необходимые требования. Но сделать это быстро они не смогут. В то же время существует множество серьезных проблем безопасности, которые государства Восточного партнерства должны решить, если они хотят выжить как независимые государства.

Об авторе

Густав Грессель — старший научный сотрудник программы «Большая Европа» в берлинском офисе Европейского совета по международным отношениям. В сферу его интересов входят Россия, Восточная Европа и оборонная политика. До прихода в ECFR Грессель работал референтом по политике и стратегии международной безопасности в Бюро политики безопасности Министерства обороны Австрии с 2006 по 2014 год, а также научным сотрудником Комиссара по стратегическим исследованиям в Министерстве обороны Австрии. с 2003 по 2006 год. Он также был научным сотрудником Международного института либеральной политики в Вене. До своей академической карьеры он пять лет служил в австрийских вооруженных силах. Грессель имеет докторскую степень в области стратегических исследований факультета военных наук Национального университета государственной службы в Будапеште и степень магистра политических наук Зальцбургского университета. Он является автором многочисленных публикаций по политике безопасности и стратегическим вопросам, а также часто комментирует международные дела.

Благодарности

Эта статья имеет долгую предысторию, поскольку вопросы безопасности Черного моря некоторое время находились в поле зрения автора. Однако, поскольку другие события помешали написанию, а пандемия прервала запланированные раунды интервью в причерноморских государствах, проекту потребовалось некоторое время, чтобы созреть. Как и хорошее вино, мы надеемся, что со временем он не потерял своего вкуса.

Все это время Нику Попеску и Весела Чернева поддерживали автора в его усилиях по написанию статьи, за что им особая благодарность. Газета была бы невозможна без Тани Лессенской и Даниэля Стефанова, которые предоставили контакты и отличных партнеров для интервью в регионе. Автор хотел бы искренне поблагодарить их обоих за все время и усилия, которые они вложили. И последнее, но не менее важное: Крис Рэггетт заслуживает благодарности за гладкое, быстрое и профессиональное редактирование статьи, как и Марлен Ридель за то, что она превратила нечитаемый текст автора. каракули в привлекательную графику.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR представляют только взгляды их отдельных авторов.

Кипящая лягушка — растущая агрессия России в Черном море, часть I

Россия медленно повышает температуру в Черноморском регионе, создавая все большие проблемы для своих соседей.

Вторжение Путина в Украину напомнило международному сообществу, что война в 21 веке действительно возможна, несмотря на то, что многие настаивали на том, что Россия не будет вторгаться в Украину в течение многомесячного наращивания своих сил вдоль украинской границы.

Однако довоенное размещение сухопутных войск вдоль границы с 2021 по 2022 год не было началом подготовки Кремля к войне с Украиной, и наземная война не была единственным измерением конфликта. Скорее, февральское вторжение стало кульминацией десятилетий российской агрессии в Черном море, направленной на изменение регионального статус-кво и достижение господства в качестве ведущей черноморской военно-морской державы.

С момента распада Советского Союза в 1991, Россия и Украина расходятся во мнениях по вопросам безопасности Черного моря. Самый ранний спор был связан с распадом самого Советского Союза. Советский Черноморский флот и его средства базировались в управляемом Украиной порту Севастополь на Крымском полуострове. После затянувшихся дипломатических переговоров ряд соглашений, заключенных в конце 1990-х годов, позволил разделить флотские активы между двумя государствами, львиная доля которых досталась России в обмен на финансовую компенсацию, и позволила ей сдавать в аренду военно-морские объекты в Крыму. разместить свои суда и персонал. Эти соглашения и договор о продлении от 2010 г. были аннулированы Россией после ее односторонней аннексии Крыма в 2014 г.

Однако первой серьезной точкой воспламенения в давнем российско-украинском морском соперничестве стал конфликт вокруг острова Тузла в 2003 году. Кремль, стремясь обойти украинские пошлины и, вероятно, подорвать возможность будущей базы НАТО в Азовском море, начал необъявленное строительство дамбы в части Керченского пролива, который пересекает российско-украинские морские границы в Азовском море и Черное море. По мере нарастания напряженности дипломатия вновь выработала новый двусторонний договор, Договор о правовом статусе Азовского моря и Керченского пролива 2003 года, объявляющий Азовское море совместным внутренним водным путем Украины и России. Это была выгодная сделка для Владимира Путина в начале его президентства: обход украинских пошлин, усложнение некоммерческого судоходства для третьих сторон в море и обеспечение возможности запуска военных кораблей в море и из него по желанию.

Пять лет спустя Кремль одержал еще одну победу. Когда в 2008 году разразилась российско-грузинская война, российские силы смогли вмешаться и обеспечить свои стратегические цели всего за пять дней. Это фактически подтвердило де-факто независимость от Грузии отколовшихся регионов Абхазии и Южной Осетии. Эта короткая война имеет два ключевых геополитических последствия: примерно две трети черноморского побережья Грузии были отрезаны и теперь находятся под контролем пророссийского сепаратистского государства, опирающегося на покровительство России; и что, хотя Грузии было обещано членство в НАТО, эта заявка будет отложена на неопределенный срок. Таким образом, к концу 2008 года Россия фактически умиротворила восточную часть Черного моря. Более того, конфликт стал началом конца для Черноморской рабочей группы по военно-морскому сотрудничеству, форума для совместной работы морских держав — Грузии и России. отказался участвовать в военно-морских учениях с участием другого. Не менее важно и то, что смешанные оперативные действия российских войск во время войны в Грузии положили начало почти десятилетнему периоду военной реформы, направленной на совершенствование российской доктрины и возможностей для ее будущих усилий по изменению черноморского региона.

Действия России против Грузии, наконец, вызвали тревогу на Западе, но в конечном итоге международная реакция была запутанной и неосязаемой. Кульминацией дипломатических инициатив стала встреча в 2009 году тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон и министра иностранных дел России Сергея Лаврова. «Перезагрузка России», казалось, возвестила о новой разрядке между Вашингтоном и Москвой, поскольку администрация Обамы отменила план Буша по системе противоракетной обороны в Польше и Чехии в 2009 году, заключила новый договор СНВ о сокращении ядерных вооружений в 2010 году, в том же году договорились о новых санкциях в отношении Ирана с Россией и Китаем и сняли некоторые санкции с российских государственных компаний. Однако трения между США и Россией по поводу гражданской войны в Сирии, закона Магнитского и других вопросов уже подпитывали сомнения относительно намерений Путина.

Черноморский флот России сыграл в этом свою роль. В 2015 году Россия значительно активизировала свое участие в сирийской гражданской войне, используя элементы флота для поддержки Средиземноморской эскадры, подразделения, включая морские огневые операции и транспортировку войск.

Но именно в 2014 году все оставшиеся вопросы о доброй воле Кремля отпали. Кремль приказал ввести так называемых «зеленых человечков» (российские войска без значков) на Крымский полуостров, что привело к его аннексии в том же году. Вскоре после этого Россия начала свое первое вторжение в Украину, направив войска и технику для поддержки сепаратистских движений в самых восточных районах Донецкой и Луганской областей. С тех пор бои в этом районе продолжаются, в результате чего погибло не менее 14 000 человек.

Менее оцененным аспектом российской кампании в то время было нанесение ущерба военно-морским возможностям Украины. Украина потеряла треть своей береговой линии Черного моря, часть Керченского пролива, обращенного к суше, который является доминирующим выходом к Азовскому морю, и несколько ключевых портовых городов, не более значительных, чем Севастополь. Город был главной базой ВМС Украины с момента обретения независимости от Советского Союза в 1991 году. Здесь также находилась военно-морская академия Советского Союза, которая с тех пор была перепрофилирована для использования Россией. Во время аннексии большая часть украинского флота находилась в порту через Крым, и примерно 80% его флота было захвачено российскими войсками. Кроме того, были потеряны три крупных верфи, которые с тех пор были перепрофилированы для строительства российских судов.

Таким образом, к началу 2015 года Россия почти удвоила свою береговую линию Черного моря за счет Украины, низвела ВМС Украины до ничтожной силы, значительно подорвала внутреннюю военно-морскую инфраструктуру Украины, маргинализировала еще одного соседа по Черному морю, подпирая автономное государство, занимающее две трети береговой линии и обеспечившее контроль над выходом к Азовскому морю.

Географическое доминирование России в северной части Черного моря к 2015 году повысило статус Черноморского флота. В течение следующих нескольких лет он подвергнется серьезной модернизации, что во многом стало возможным благодаря захвату Крыма. Конечно, на ход наращивания военно-морского флота повлияло несколько назревающих проблем, от различных ограничений Конвенции Монтрё на военные корабли в регионе до более основных бюджетных проблем. С учетом обоих факторов модернизация флота была сосредоточена на подводных лодках и небольших кораблях с ракетным вооружением «Калибр». Кроме того, переход от арендованных баз в Крыму к полной оккупации суши позволил России развернуть на полуострове наземные противокорабельные и зенитные системы, тем самым расширив свои возможности по пресечению доступа в зону.

В Черноморском регионе Россия неоднократно сталкивалась с Украиной, захватывая ее суда и время от времени закрывая Керченский пролив. Последнему способствовало завершение Россией Керченского моста, который не только соединил захваченную в 2014 году территорию Крыма с материковой частью России, но и еще больше сузил проливы для облегчения баррикадирования. Действительно, в преддверии своего вторжения Россия снова закрыла большие участки северной части Черного и Азовского морей.

Тем временем гостей из НАТО, никогда не приветствовавших, теперь встречают с открытой враждебностью. В прошлом году российские военно-воздушные и военно-морские средства находились в опасной слежке и, как сообщается, были обстреляны рядом с британским эсминцем HMS Defender , когда он проводил патрулирование свободы судоходства, позже повторив свои опасные действия вблизи голландского фрегата HNLMS Evertsen, , который ранее патрулируется с Defender.

Это первая часть из двух статей о безопасности Черного моря.

Адмирал ВМС в отставке Джеймс Дж. Фогго III — выдающийся научный сотрудник Центра анализа европейской политики и бывший командующий Военно-морскими силами США в Европе и Африке и Командованием объединенных сил союзников в Неаполе. Он командовал BALTOPS в 2015 и 2016 годах и учениями Trident Juncture в 2018 году.

 


Фото: Кадр из кадра, опубликованного Москвой в среду, 16 февраля 2022 г., показывает поезд с российской военной бронетехникой, проходящий через Керченский пролив в России и отправляющийся из Крыма. Москва заявила, что части ее Южного военного округа начали возвращаться на свои базы после завершения учений в Крыму. выезд из Крыма. Подразделения соединения тыла Южного военного округа после завершения мероприятий боевой подготовки выдвинулись в марш обычным транспортом к пунктам постоянной дислокации, говорится в сообщении ведомства. Об этом во вторник (15 февраля) сообщило Минобороны России. Пресс-секретарь министерства Игорь Конашенков сообщил, что, пока продолжаются широкомасштабные учения по всей стране, некоторые соединения Южного и Западного военных округов завершили учения и приступили к возвращению в базы. Президент США Джо Байден приветствовал этот шаг, но сказал, что откат не был подтвержден в телеобращении к Америке во вторник. Предоставлено: EYEPRESS MEDIA LIMITED.

Доминирование России в Черном море: Азовское море

Незаконная аннексия Крыма Россией в 2014 году была направлена ​​на максимизацию власти. Москва стремится превратить Черное море в русское озеро, чтобы широко продвигать свои национальные интересы. Со своей стороны, НАТО не спешит реагировать на этот вызов.

Последние несколько лет после аннексии Крыма Россия милитаризировала полуостров. Крымский полуостров теперь является домом для десятков тысяч российских военнослужащих, десятков кораблей, самолетов и батарей противовоздушных и противокорабельных ракет. Это повторение того, что Россия сделала в оккупированной Абхазии после вторжения в Грузию в 2008 году, но в гораздо большем масштабе.

Черное море, и особенно Крым, служат для России плацдармом для демонстрации военной мощи в таких местах, как Грузия, Украина и даже в таких отдаленных местах, как Сирия и Ливия. Например, Россия использовала свое присутствие на Черном море в оккупированном Крыму для запуска и поддержки военно-морских операций в поддержку президента Сирии Башара Асада. В первые дни интервенции Москвы в Сирии российский ракетный крейсер ВМФ «Москва» играл жизненно важную роль в обеспечении противовоздушной обороны российских войск. Сотни тысяч тонн зерна и пшеницы были отправлены из Крыма в Сирию, чтобы помочь режиму Асада решить проблемы нехватки продовольствия. Были совершены сотни поездок между крымским портовым городом Севастополь и российской военно-морской базой в Тартусе, Сирия, для перевозки военной техники и пополнения запасов.

Но один аспект российского контроля над Крымом меньше обсуждается в западных политических кругах — важность Азовского моря для российских амбиций в Черном море. Контроль России над Крымом не только приближает цель превратить Черное море в российское озеро, контроль над Крымом дает России господство над Азовским морем.

Азовское море — небольшой водоем, окруженный Россией и Украиной, соединенный с Черным морем Керченским проливом. Это неглубокий водоем, который на протяжении веков имел стратегическое значение. Сегодня Азовское море важно по трем геополитическим причинам.

Во-первых, Азовское море жизненно важно для экономического и военного благополучия Украины. Вдоль береговой линии находится Мариуполь, 10-й по величине город Украины и один из ведущих торговых портов страны. Мариуполь также находится недалеко от линии фронта боевых действий на Донбассе. В соответствии с Договором о правовом статусе Азовского моря и Керченского пролива от 2003 года и Азовское море, и Керченский пролив являются общими территориальными водами России и Украины. Однако Россия незаконно задерживает проход украинских коммерческих судов через Керченский пролив. Учитывая важность пролива для морского экспорта Украины, ожидается, что экономические последствия действий России будут серьезными.

Обстановка обострилась в ноябре 2018 года, когда российский танкер заблокировал проход трех кораблей ВМС Украины через международные воды в районе Керченского пролива и открыл по ним огонь, ранив шестерых моряков. Российские силы взяли на абордаж три военных корабля, захватив корабли и 24 украинских моряка. Лишь в сентябре 2019 года моряков наконец вернули в Украину вместе с кораблями. Но только после того, как Россия разобрала внутренности кораблей, чтобы вывести их из строя.

Во-вторых, Азовское море важно для продолжающейся оккупации Крыма Россией по логистическим причинам. Поскольку Украина по-прежнему контролирует доступ к Перекопскому перешейку, Азовское море и Керченский пролив играют роль в соединении материковой части России с Крымом и позволяют пополнять запасы базирующихся там российских войск.

В этом нет ничего нового для России. Фактически на протяжении всей военной истории региона Азовское море играло важную роль в снабжении войск в Крыму. В ходе дебатов в Палате лордов во время Крымской войны в 1855 году один из выступавших отметил, «что значительное количество зерна и железа покинуло русские порты в Азовском море (так в оригинале) с начала настоящей войны, и что, в самом деле, снабжение русской армии в Крыму главным образом производилось из портов этого моря и посредством плавающих по нему судов».

Сегодня такая же ситуация. В мае 2018 года Россия завершила строительство скандального Крымского моста, который проходит через Керченский пролив и связывает оккупированный Россией Крымский полуостров с материковой частью России. Проект, против которого выступила Украина, обошелся России в 3,7 миллиарда долларов.

Чтобы понять третью причину важности Азовского моря, нужно взглянуть на центр Евразийского континента. Важность, которую Россия придает своей евразийской идентичности, также может помочь объяснить, по крайней мере частично, ее решимость оккупировать Крым, доминировать в Черном море и полностью контролировать Азовское море. Это связано с тем, что одним из двух каналов, соединяющих Каспийское море с внешним миром, является Волго-Донской канал, соединяющий Каспийское море с Азовским морем.

Россия использовала Волго-Донской канал для переброски военных кораблей между Каспийским и Азовским морями. Возможность переброски военных кораблей из Каспийского региона, включающего Среднюю Азию, в Черное море (и наоборот) позволяет России проецировать силу в важном районе мира, предоставляя российским политикам гибкость и возможности выбора при возникновении кризиса в область, край.

Есть также предложение о создании Евразийского канала, который превратит Кумо-Манычский канал (в настоящее время только оросительный канал) в судоходный канал, который соединит Каспийское и Черное моря. Если это когда-либо будет реализовано, это будет кратчайший путь от Каспийского моря до внешнего мира.

Интересно, что США в прошлом также использовали Волго-Донской канал. В период с 2000 по 2003 год Береговая охрана США передала Азербайджану три катера. Эти корабли следовали с западного побережья США в Азербайджан через Черное море, Азовское море и Волго-Донской канал в Каспийское море. Очевидно, что сегодня подобный подвиг был бы невозможен из-за текущей геополитической ситуации.

Так что же делать с доминированием России на Азовском море? Лучше всего начать с увеличения присутствия НАТО в Черном море и улучшения возможностей Украины по обеспечению безопасности на море.

Интерес НАТО к безопасности Черного моря возрастает. Чтобы поддерживать сильное присутствие НАТО в Черном море в соответствии с Конвенцией Монтрё 1936 года, НАТО следует создать миссию Черноморского морского патрулирования по образцу успешной миссии воздушной полиции Балтийского моря. Это потребует от нечерноморских стран НАТО заранее взять на себя обязательство о регулярном и ротационном морском присутствии в Черном море.

США и их союзники по НАТО должны поставить Украине больше кораблей. Сильный украинский флот отвечает интересам Америки. После долгих лет проволочек США наконец передали Украине два бывших корабля береговой охраны класса «Айленд». Планируется еще три корабля класса Island для Украины. Это хороший первый шаг в восстановлении военно-морского потенциала Украины после того, как в 2014 году она потеряла много кораблей в пользу России, но еще многое предстоит сделать. США должны продолжить предоставление излишков фрегатов класса Oliver Hazard Perry (FFG-7) в рамках программы Excess Defense Property.

США также должны помочь Украине улучшить свои противокорабельные ракеты. Право на самооборону не ограничивается береговой линией. США могут помочь финансировать и ускорить исследования, чтобы быстрее ввести в эксплуатацию украинскую противокорабельную ракету «Нептун». Кроме того, США должны рассмотреть подходящие готовые варианты противокорабельных ракетных платформ для Украины. США также должны помочь улучшить морскую безопасность Украины, предоставив улучшенный радар и соответствующие средства наблюдения, такие как беспилотные летательные аппараты.

Наконец, США должны провести операцию по свободе судоходства (ФОНОП) через Керченский пролив, чтобы посетить Мариуполь. Пока из Киева поступает приглашение для США сделать это, нет никаких юридических препятствий по условиям Договора о правовом статусе Азовского моря и Керченского пролива от 2003 года.

Некоторые призывали к проведению FONOP под руководством США вскоре после инцидента в Керченском проливе в 2018 году, но из-за тогдашних геополитических обстоятельств для США было нереально и нецелесообразно отправлять военные корабли в Азовское море в то время. Спустя почти два года после инцидента ФОНОП в Азовское море был бы правильным и правильным.

Кроме того, Мариуполь должен посетить командующий Шестым флотом ВМС США вице-адмирал Юджин Х. Блэк III. Визит главного командующего флотом США в Европу поможет лучше понять ситуацию с безопасностью на суше, а также лучше понять морские потребности Украины. Это будет лучше информировать политику США.

Безопасность на Азовском море тесно связана с безопасностью на Черном море. США должны быть лидером внутри НАТО, чтобы разработать конструктивные способы работы с прибрежными государствами Черного моря для разработки стратегии региональной безопасности.

Пока этого не произойдет, Украина будет оставаться под угрозой, НАТО будет подорвано, а Россия будет на марше.

Люк Коффи — директор Центра внешней политики Дугласа и Сары Эллисон в Фонде наследия, где он курирует исследования народов, простирающихся от Южной Америки до Ближнего Востока. Взгляды, выраженные в этой статье, являются его собственными.

Фото ФСБ\ТАСС через Getty Images


Институт Ближнего Востока (MEI) является независимой, беспристрастной, некоммерческой образовательной организацией. Он не занимается пропагандой, и мнения его ученых являются их собственными. MEI приветствует финансовые пожертвования, но сохраняет исключительный редакционный контроль над своей работой, а его публикации отражают только взгляды авторов. Чтобы просмотреть список доноров MEI, нажмите her e.

Черноморская нить во внешней политике России

Адам Кристофер Неттлз

https://doi.org/10.21140/mcuj.20221302006

ДЛЯ ПЕЧАТИ PDF
EPUB
АУДИОКНИГА
 

 

  Резюме: В этой статье описывается развитие геополитической ситуации в Черном море в контексте недавнего вторжения России в Украину. Он устанавливает исторически укоренившуюся модель российской стратегии, связанную с регионом, который проходит через недавние акты российской агрессии против своих соседей. Он показывает, как после каждого конфликта России с соседями за последние 20 лет Россия увеличивала физическую береговую линию на Черном море. Оно укореняет такое поведение в многовековой модели поведения россиян, основанной на практических и идейных мотивах. Соответственно, он устанавливает, что российская агрессия в Черном море, вероятно, станет постоянным элементом глобального соперничества великих держав в ближайшем будущем. Затем автор предлагает устойчивое решение для противодействия российской агрессии на театре военных действий за счет поддержки США нынешней тенденции к расширению европейской «стратегической автономии» в рамках альянса НАТО.

Ключевые слова: Вторжение в Украину, черноморская безопасность, европейская безопасность, трансатлантическая политика, НАТО, стратегическая автономия, российская стратегия, военно-морская стратегия, европейская интеграция

 

Часть 1: Черноморская нить Соревнование за власть

Когда русские двинулись в сторону Киева в первые недели российского вторжения в Украину в 2022 году, в дискурсе появилось множество различных теорий относительно целей Владимира Путина. Однако простая реальность такова, что никто не может быть полностью уверен, каковы были цели Путина в Украине с самого начала, кроме самого человека. Однако спустя несколько месяцев войны мы можем теперь наблюдать, как российские военные до сих пор вели конфликт. Что можно увидеть, так это российскую готовность терпеть и нести огромные потери на юге и востоке Украины. Россия проявила упорство, которого не хватало в ее попытках захватить столицу или второй по величине город Украины — Харьков. 1 То есть в районах на юге Украины, в том числе вдоль побережья Черного моря, российские силы понесли огромные людские и материальные затраты за свои медленные, но последовательные успехи. 2 Хотя отчеты разнятся и все еще могут быть изменены, кажется, что только в черноморском порту Мариуполя Россия была готова выдержать от 4000 до 6000 смертельных потерь при захвате города. 3 Для сравнения: за всю войну в Ираке, по данным министерства обороны, американские потери составили 4431 человек за восемь лет. 4 Хотя достоверные подсчеты потерь в этом конфликте, скорее всего, не будут проводиться в течение некоторого времени, даже это приблизительное число показывает, что цена, которую Россия была готова заплатить за портовый город Мариуполь, была высокой. Это говорит о том, что район вокруг Черного моря имеет решающее значение для российских стратегов. Напротив, столкнувшись с растущими потерями на севере, русские просто решили отступить и передислоцироваться. Эти действия соответствуют тому, что здесь представлено как общая нить, связывающая самые последние акты агрессии России против Грузии в 2008 году, оккупацию Крыма на Украине в 2014 году и нынешнее вторжение в Украину. Если рассматривать эту модель в целом, то она предполагает, что долгосрочные стратегические расчеты Путина сильно ориентированы на Черное море, что необходимо лучше изучить в контексте агрессивных действий России при Владимире Путине.

Значение Черного моря для России не новое явление. Нынешняя политика и военная стратегия Путина, вероятно, будут известны поколениям российских лидеров, как имперских, так и советских. 5 На протяжении поколений Россия демонстрировала, что она более чем готова пойти на большие жертвы, чтобы контролировать этот критически важный военно-морской театр. Говоря исключительно географически, важно отметить, что Черное море ближе к Москве, чем Мексиканский залив к Вашингтону, округ Колумбия. 6 Когда это физическое значение сочетается с глубоким историческим и психологическим значением, которое Россия придает этому региону, можно с уверенностью заключить, что этот район останется постоянным и основным интересом для возрождающейся России. Соответственно, эта работа исследует идейные и географические реалии, на которых зиждется эта черноморская нить. Затем в нем будет изложено, как он увязывает воедино недавние акты агрессии России против ее соседей, и в заключение будут даны рекомендации для американских политиков, как лучше всего реагировать на эту устойчивую геополитическую реальность.

 

История определяет политику

Учитывая более широкое использование Россией истории для оправдания своих политических действий, кажущиеся далекими исторические реалии теперь могут иметь глубокие и четко наблюдаемые политические последствия для российской стратегии. Горетти утверждает, что Путин «возвращается в XIX век», имея в виду заявления Путина последних лет об имперском периоде России. 7 Однако, если углубиться в высказывания Путина, можно заметить, что использование Путиным истории при формировании российской политики опирается и на гораздо более древние события. Существует множество аналитических материалов, оплакивающих использование Путиным истории, которую он использует в качестве оружия для достижения своих стратегических целей и мировоззрения. 8 В Иностранные дела , например, Колесников сетует на то, что Путин совершил преступления против истории и самой России. Он заявляет, что «пытаясь навязать свою версию истории нации, он лишил ее (Россию) ее истории. И, лишив его истории, он ампутировал будущее. Россия сейчас в тупике, в историческом тупике». 9 Однако важно отметить, что основные исторические события, которыми Россия оправдывает свою агрессию, как правило, не выдуманы. Путинская интерпретация таких событий, как правило, корыстна. Тем не менее, этот человек не рассуждает о полной выдумке, когда дело доходит до его использования истории. Это означает, что изучение и понимание сложной недавней и более древней истории России имеет смысл, если мы хотим объяснить эти акты агрессии. В дальнейшем, вместо того, чтобы сетовать на эту риторическую модель, использование Путиным истории предоставляет западным лицам, принимающим решения, отличный инструмент и возможность лучше предсказывать будущее поведение России. По словам Путина, «чтобы лучше понять настоящее и заглянуть в будущее, нам нужно обратиться к истории». 10 В этом случае Западу необходимо обратить внимание и серьезно отнестись к пониманию человеком истории, чтобы понять его поведение, а также предотвратить будущие акты агрессии и отреагировать на них. Пожалуй, самый вопиющий пример такого телеграфирования будущей агрессии можно увидеть в цитируемой статье об Украине, написанной самим Путиным. В нем он описывает, что украинцы и русские — «один народ», искусственно разделенный несправедливыми границами после распада Советского Союза. Произведение читается как эссе по истории, несмотря на то, что это заявление действующего политического лидера. В своей работе он чуть ли не телеграфировал о вторжении, чтобы исправить намеченные исторические ошибки за восемь месяцев до его начала. Соответственно, в первой части этого материала упомянутая ранее черноморская нить будет рассмотрена через историческую призму. Это основано на том факте, что использование Путиным истории придает таким событиям причинно-следственную связь при объяснении современных российских актов агрессии.

 

Средневековая Россия: рождение на берегу Черного моря

Многие исследования России в Черном море указывают на важность этого региона в семнадцатом или восемнадцатом веках, связывая его с возвышением Российской империи. Однако его глубокое психологическое значение для русской исторической памяти восходит гораздо дальше, к основанию Российского государства. 11 После аннексии Крыма Россией в 2014 году Путин сказал, что «все в Крыму говорит о нашей общей истории и нашей гордости. Это место древнего Херсонеса, где крестили князя Владимира». 12 Как подчеркнул здесь Путин, происхождение России как отдельного государства действительно может быть связано с событиями на берегу Черного моря. Киевская Русь, первое чисто русское государство в истории, приняло православие примерно через столетие после своего основания в 988 году. Князь Владимир, с которым у Путина одно имя, большую часть своей жизни исповедовал местную языческую веру. Затем он лихо проверил основные монотеистические варианты, доступные ему, прежде чем преобразовать свое королевство. Он рассматривал католицизм, ислам и православие, остановившись на греческом выборе в немалой степени из-за могущества и пышности Византийской империи, находившейся за Черным морем. 13 Формальным актом этого усыновления явилось крещение князя Владимира, первого православного царя Русского государства. Впоследствии ему было причислено к лику святых. Как указано, это произошло на берегу Черного моря недалеко от Севастополя в Крыму. Даже русскую письменность можно проследить до связей с Византийской империей, поскольку именно ее миссионеры в святых Кирилле (от имени которого происходит термин Кириллица ) и Мефодий дали народу Руси и восточных славян в целом их первые письменный язык. 14 Эти двое соответственно именуются «Апостолами славян». 15 Таким образом, культурный и духовный источник русской идентичности можно проследить непосредственно в Крыму и, соответственно, в истоках на берегу Черного моря.

Спустя несколько столетий после выбора князем Владимиром в период позднего средневековья в регионе произошел геополитический сейсмический сдвиг, который имел глубокие последствия для отношений России с театром. С падением Константинополя, а вместе с ним и Византийской империи османами в 1453 году, были посеяны семена понимания Россией себя как божественно освященной имперской державы. Некоторые российские богословы, политики и интеллектуалы стали понимать Россию как то, что называют «Третьим Римом». Первую артикуляцию этой концепции можно проследить у русского монаха по имени Филофей Псковский, который в то время имел регулярные контакты с русским царем. Ключевой отрывок, написанный им, который впервые сделал концепцию Третьего Рима ясной, следующий:0003

Несколько слов о существующей православной империи нашего светлейшего, возвышеннейшего правителя. Он единственный на всей земле император над христианами, наместник святого, божественного престола святой, вселенской, апостольской церкви, которая вместо церквей Римской и Константинопольской находится в городе Москве. . . . Оно одно сияет над всей землей лучезарнее солнца. Ибо хорошо знайте, любящие Христа и любящие Бога, что все христианские империи погибнут и уступят место единому царству нашего правителя, по книгам пророка, которое есть Российская империя. Ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому никогда не быть. 16

 

Эта концепция представляла Россию как наследницу имперской мантии, основанной в Риме, которая впоследствии перешла в Константинополь после краха Рима. После того как Константинополь пал перед исламской империей турок, российская элита заявила, что естественной наследницей этого наследия является Москва, единственная крупная православная столица с необходимыми имперскими полномочиями, чтобы оправдать такое заявление. Именно на этой концепции в 1547 году то, что ранее было Великим княжеством Московским, было переименовано в Российское царство. 17 Царь, титул, присвоенный русским королем, соответственно производный от русской адаптации римского титула «Цезарь».

Именно с этого момента контроль России над Черным морем стал ключевым компонентом российской политики в этом районе. Однако значение этого контроля придавалось не Черному морю как таковому, а доступу, который оно обеспечивало к более широкому средиземноморскому миру, а вместе с ним и к святым местам христианства. Этот доступ был тесно связан с психологическим пониманием России не только как государства, но и как божественно санкционированной империи и наследницы Рима. Таким образом, как изолированной континентальной державе господство на Черном море означало прямой доступ к захваченному сердцу Православия в Константинополе, Мраморным проливам и, в конечном счете, к Святой Земле в Восточном Средиземноморье. Соответственно, она стала неотъемлемой частью российской внешней политики, как показывают текущие события, на последующие четыре столетия.

 

Имперский период: Применение Третьего Рима

неприязнь к туркам». 18 Эта статья была написана в 1783 году, всего через 7 лет после обретения Америкой независимости от Великобритании и через 200 лет после образования царизма в России. Это была британская публикация в оксфордской газете, посвященная действиям Екатерины Великой в ​​Крыму. В то время она находилась в процессе вторжения в Украину от имени России. В этом случае, как и при нападении России на Украину в 2014 году, стратегической целью был Крымский полуостров. Во времена Екатерины ближайшей целью ее аннексии было создание мощного российского флота с портами на теплой воде, способного проецировать мощь за пределы континентального положения России в Евразии. В конечном итоге целями вторжения было использование военно-морских баз Крыма для отвоевания Константинополя и Турецких проливов у Османской империи. Известный как «Греческий проект», Екатерина Великая выступала за раздел Османской империи и восстановление Восточной Римской империи под властью Москвы. 19 Это открыло бы Восточное Средиземноморье и Африку для российской мощи и потенциальной эксплуатации. Такой проект принципиально опирался на полное господство России на Черном море.

В девятнадцатом веке Россия еще больше продвинула эту стратегию. В своей самопровозглашенной роли защитника восточных христиан западные державы с растущей тревогой наблюдали за закатом Османской империи в том столетии. И Россия, и Франция провозгласили себя законными защитниками Святой Земли в Палестине и Леванте, каждая из которых имела имперские планы на разлагающихся османов. В соответствии с фундаментальной стратегической важностью Черного моря как единственного окна России для проецирования силы в Восточном Средиземноморье, Россия оказалась в открытом конфликте с Великобританией, Францией и Османской империей в Крымской войне, которую она проиграла. 20 Это положило конец надеждам России на экспансию в Османскую империю до конца девятнадцатого века. Однако даже совсем недавно, в двадцатом веке, последний русский царь Николай II все еще проводил аналогичную политику, связанную с мышлением Третьего Рима. Во время Первой мировой войны Российская империя хотела аннексировать Стамбул в результате окончательного раздела Османской империи, восстановив древнюю резиденцию православного христианства. Это желание было настолько продвинутым, что оно было оформлено в секретном соглашении, известном как Константинопольское соглашение, подписанном во время войны. В этом тексте союзники соглашались отдать Российской империи Константинополь и другие турецкие земли в случае победы. 21 Конечно, эти планы, помимо самого русского царства, внезапно прекратились после революции в России и последующего создания Советского Союза.

 

Холодная война: застывший баланс сил

Коммунистическое и официально атеистическое Советское государство и холодная война, в которой оно оказалось, изменили язык, на котором Россия говорила о Черном море. Произошел заметный сдвиг от таких возвышенных исторических оправданий к более чистой и современной логике, связанной с балансом сил. Соответственно, большинство наблюдателей не считали ранее упомянутые исторические концепции особенно актуальными, хотя важно отметить, что эта концепция все еще обсуждалась в академических кругах, посвященных советистике. 22

Во время холодной войны благоприятный баланс сил для Советов был достигнут после кратковременной паники в 1946 году во время кризиса в Турецком проливе. Во время этого кризиса Иосиф Сталин потребовал от Турции разрешить советским кораблям проходить через Турецкие проливы, пригрозив войной, если турки откажутся. 23 Турция уступила, позволив советским кораблям пройти. Однако всего через несколько лет он присоединился к альянсу Организации Североатлантического договора (НАТО), чтобы гарантировать свою территориальную целостность и избежать в будущем сильного оружия со стороны Советов. 24 Несмотря на это очень рискованное событие, на протяжении всей холодной войны Турция продолжала контролировать южное побережье Черного моря и Турецкие проливы, как это было в течение шести столетий. Советский Союз и его государства-сателлиты буквально контролировали остальную часть побережья. По сути, это означало, что стратегическую политику в регионе определяли только два актора. В силу краха Османской империи и снижения военной значимости Турции Соединенные Штаты стали де-факто альтернативным игроком, противостоящим Советскому Союзу. Советский Союз сохранял приемлемый уровень военно-морского превосходства в этом районе и имел доступ к Восточному Средиземноморью, что привело к относительной стабильности на театре военных действий на протяжении всей холодной войны. Через контроль над Черным морем Советский Союз также имел доступ к остальному миру в этот период с юга. Чтобы проиллюстрировать, насколько важен этот контроль для проецирования советской глобальной власти, советские ракеты, отправленные на Кубу, которые спровоцировали кубинский ракетный кризис, были загружены на корабли в Крыму. Затем они были доставлены через Черное море на Кубу и, по крайней мере временно, позволили Советскому Союзу напрямую угрожать центральной части США ядерным оружием средней дальности. 25 Учитывая ядерную реальность того периода, это означало, что вероятность локального конфликта в Черном море была ниже в силу гарантированного взаимного уничтожения. Этот баланс был устойчивым, и в период холодной войны в регионе не было горячих конфликтов. Биполярный характер конфликта означал, что в отличие от сегодняшнего дня просто было гораздо меньше места для маневра в Черном море или где-либо еще.

 

Карта 1. Карта, показывающая национальную принадлежность во время холодной войны, 1987

Источник: предоставлено автором, адаптировано MCUP.

 

Настоящее: возвращение к имперскому мышлению

С распадом Советского Союза и окончанием холодной войны устойчивый баланс сил, созданный биполярным миром в Черном море, был нарушен. Если раньше стратегическую ситуацию в регионе определяли два актора, то теперь явных государственных акторов стало шесть. Россия сохранила береговую линию на Черном море, но больше никоим образом не доминировала в регионе. 26 Спустя тридцать лет после окончания холодной войны мир стал свидетелем эволюции нестабильного баланса сил, перемежающегося многочисленными непрекращающимися вооруженными конфликтами. Чтобы еще больше подлить масла в это пламя, Путин и Россия в постсоветский период также, по-видимому, вернулись к использованию высоких имперских образов и понятий при создании современной российской государственности. Говоря о своем нынешнем вторжении в Украину, Путин прямо сравнил себя с Петром Великим, заявив: «Петр Великий вел Северную войну 21 год. Казалось бы, когда он воевал со Швецией, он что-то у них взял. Он ничего у них не взял, он просто вернул то, что было российским». 27 Эти комментарии он сделал во время обсуждения аннексии украинской территории вдоль Черного моря. Это сочетание дисбаланса сил в сочетании с исторически укоренившимся реваншизмом привело к ряду конфликтов с момента его прихода к власти 22 года назад. Ключевой фактор, который часто недооценивается в этих конфликтах, заключается в том, что каждый из них усилил физическое положение России и контроль над Черным морем, как показывают следующие две цифры.

 

Рисунок 1. Доля побережья Черного моря, 2000 г.

Источник: данные составлены автором, адаптированы MCUP.

 

Рис. 2. Контроль побережья Черного моря после нападения на Грузию и аннексии Крыма

Источник: данные составлены автором, адаптированы MCUP.

 

В совокупности несложно заметить, что Россия удивительно успешно захватила побережье Черного моря за относительно короткий период времени, как показывают приведенные выше диаграммы. Также важно отметить, что последние 750 км береговой линии, обозначенные темно-серым цветом на втором рисунке, также являются наиболее важным участком береговой линии, по крайней мере частично, в стратегическом отношении в Черном море. Он представляет собой Крымский полуостров, который предлагает нации, контролирующей его, огромные преимущества для развертывания военно-морских сил и демонстрации силы на театре военных действий. 28 Это также удовлетворяет ранее упомянутое историческое желание Путина отвоевать корень русской идентичности и веры. Полуостров вдается в середину моря, предоставляя отличные позиции для размещения ракетных батарей и швартовки кораблей. Поскольку нынешнее вторжение в Украину продолжается, Россия, похоже, намерена еще больше расширить это преимущество в любом окончательном урегулировании. Заключительная часть этого раздела теперь перейдет к более подробному обсуждению продолжающегося вторжения и его потенциального воздействия на ситуацию в Черном море.

 

Вторжение на Украину в 2022 году

Учитывая собственно вторжение России в Украину в 2022 году, неясно, сколько еще Россия собирается захватить побережье Черного моря. Однако его ранее упомянутая готовность выдержать и нанести огромные потери в боях за прибрежные города, такие как Мариуполь, и его настойчивость в консолидации регионов вдоль побережья Черного моря позволяют предположить, что эта война является еще одной попыткой России контролировать Черное море. В несанкционированных комментариях российских генералов прямо говорилось, что целью войны является оккупация юга Украины. 29 Такая аннексия даст России сухопутный мост не только в Крым, но потенциально также позволит России получить доступ к отколовшейся молдавской провинции Приднестровье, где в настоящее время базируются российские войска. Это также еще больше укрепило бы историческую репутацию Путина как лидера в компании таких людей, как Петр или Екатерина, каждый из которых успешно привел эти области в состав Российского государства.

Несмотря на слабую военную эффективность России, вполне вероятно, что большая часть юга Украины перейдет под контроль России или лояльных ей государств, когда война закончится. По прошествии нескольких месяцев Россия совершила мучительно дорогостоящее, но последовательное наступление в регионах вдоль побережья Украины и на востоке, отказавшись от наступления на север страны. Если понимать конфликт с точки зрения последовательных усилий по завоеванию большей территории Черного моря как по практическим, так и по историческим причинам, следующий рисунок покажет, почему такая стратегия логична для России.

 

Рис. 3. Возможное послевоенное заселение с присоединением побережья Украины

Источник: данные составлены автором, адаптированы MCUP.

 

Хотя полное отключение Украины от выхода к морю было бы невероятно смелым шагом, он не является чем-то невероятным. В таком случае Россия будет иметь значительно больший непосредственный контроль над Черным морем, чем даже Турция. Даже если бы она предоставила Украине номинальную часть своей прибрежной территории в окончательном урегулировании, Россия готова стать доминирующим держателем береговой линии Черного моря в регионе. Это также показывает простыми словами, что, далеко не являясь частью иррациональных ошибок суждений с каждой серией российских вторжений и военных действий за последние 20 лет, Россия успешно перешла от несколько среднего положения на Черном море к доминирующему. за относительно короткий промежуток времени. Это было сделано с помощью серии методичных нападений на своих соседей, следуя четкому, исторически обоснованному стратегическому мышлению.

Наконец, необходимо повторить, что истинная стратегическая ценность Черного моря заключается не в его господстве как таковом, а в том, что Россия получает доступ к Средиземному морю и через него, в конечном счете, к остальной части земного шара. Как и в прошлом, Черное море имеет основополагающее значение для держав на его берегах, чтобы действовать как серьезные игроки за пределами своих континентальных границ, если они того пожелают. Российские действия в Сирии и все чаще в Северной Африке, вероятно, являются частью этой более широкой стратегии и зависят от достаточного контроля над Черным морем, чтобы сделать такие операции возможными, поскольку Россия пытается вновь заявить о себе как о настоящей великой державе и, по-видимому, вновь погружается в имперское мышление его прошлое. 30

Несмотря на мужественное сопротивление украинского народа и человеческие жертвы, Россия в настоящее время контролирует большую часть украинского побережья Черного моря. Учитывая явную асимметрию, которая существовала в военном отношении между российскими и украинскими вооруженными силами, в дополнение к аннексии Россией стратегически важного Крыма, было в некотором роде неожиданностью, что Украина так твердо сопротивлялась. Несмотря на это, Россия успешно начала военно-морское вторжение возле Мариуполя и после ожесточенного сопротивления теперь полностью оккупирует город. 31 Кроме того, у берегов Одессы находится флот, который, по мнению многих аналитиков, может быть использован для очередного морского вторжения в западную часть страны, если это будет сочтено необходимым. 32 Россия также сохраняла полную блокаду украинских портов на время войны, выбор, который оказал глубокое глобальное влияние на глобальное снабжение продовольствием. 33 Хотя Россия отступила из украинской столицы и второго города, возможность нового наступления в этом районе, вероятно, оказывает огромное давление на Украину, чтобы она сосредоточилась на их защите за счет юга. Превосходство России на море и в воздухе (даже несмотря на то, что она использовала свое преимущество в воздухе в лучшем случае на удивление низком уровне) обеспечило ей относительный успех на юге страны. 34

Хотя предсказывать будущее всегда рискованно, в этой статье мы будем исходить из рабочего предположения, что окончательное урегулирование в Украине будет в пользу России, что, как минимум, позволит ей сохранить контроль над территорией, которую она сейчас оккупирует. Это делается исходя из простого расчета баланса сил и признания того факта, что Россия уже осуществляет контроль над большей частью территории, имеющей стратегическое значение для военно-морских вопросов в Черном море. Сюда входят украинские военно-морские объекты и военно-морские производственные мощности, которыми можно пренебречь, особенно в сочетании с российскими техническими возможностями и военными целями.

Вторжение России в Украину, скорее всего, приведет к тому, что Россия приобретет значительные и в настоящее время недостаточно используемые судостроительные мощности в Украине. 35 В Украине есть 10 судостроительных и ремонтных заводов, над которыми Россия потенциально может получить контроль в случае аннексии или подчинения Украины. Для сравнения, Россия в настоящее время имеет только шесть верфей и ремонтных предприятий на своей международно признанной южной территории плюс Крым. 36 Три из них были получены при присоединении Крыма. Это означало бы, что Россия теоретически могла бы удвоить свои судостроительные мощности в своем южном регионе в случае победы над Украиной. Таким образом, возможно дальнейшее развитие захваченных объектов и мощностей Украины. Это существенная перспектива, которую следует учитывать, когда мы рассматриваем будущую траекторию военно-морского потенциала России в регионе и подчеркиваем важность того, чтобы бросить вызов способности России консолидировать контроль над Украиной в результате этого вторжения. 37 Уже в Херсоне к середине июня 2022 года поступают сообщения о том, что Россия именно этим и занимается и начинает использовать херсонские верфи для производства и обслуживания Черноморского флота России. 38 Только в Херсоне есть три упомянутых выше верфи.

 

Резюме

Подводя итог, можно сказать, что за интересом России к Черному морю стоят глубоко важные практические и идейные мотивы. Соответственно, можно увидеть общую черноморскую нить, вплетающуюся в российские акты агрессии при Путине, восходящие, по крайней мере, к войне России с Грузией в 2008 году. Россия физически аннексировала территорию вдоль своего побережья во всех своих недавних действиях. агрессии против своих соседей. По мере того, как вторжение в Украину в 2022 году смещается на юг и восток, казалось бы, последние действия России не являются исключением из этой модели поведения и, вероятно, приведут к тому, что Россия снова расширит свою власть на театре военных действий.

 

Часть 2: Интересы и рекомендации США

Все приведенные выше доказательства свидетельствуют о том, что Россия действует для дальнейшего расширения своего контроля в Черном море, даже ценой значительных политических и материальных затрат. Это ставит Соединенные Штаты в затруднительное положение. По большинству показателей Соединенные Штаты не имеют прямых стратегических интересов в Черном море. Как бы то ни было, это делают его союзники по НАТО в Турции, Румынии и Болгарии. Соответственно, Соединенные Штаты должны найти способ ориентироваться в этой реальности в ответ на меняющуюся обстановку безопасности на российско-украинском театре военных действий. Однако бесполезно сосредотачиваться на регионе, не рассматривая стратегию США в Европе в целом. Черное море представляет собой пространство, где Соединенные Штаты могут и должны серьезно рассмотреть вопрос о делегировании ответственности за регион компетентным союзникам в рамках более широкой европейской стратегии по сдерживанию России. В немалой степени это связано с тем, что любые интересы США в Черном море проистекают непосредственно из интересов самих этих союзников. Соответственно, нижеследующее обсуждение обрисовывает в общих чертах интересы США и предлагает как краткосрочное, так и долгосрочное решение российской агрессии в Черном море. Они предназначены для того, чтобы как можно лучше удовлетворить то, что понимается здесь как два широких лагеря в нынешнем довольно оживленном и противоречивом внешнеполитическом дискурсе США. Для целей здесь они разделены просто между теми, кто выступает за усиление роли Соединенных Штатов в вопросах глобальной безопасности, и теми, кто предлагает менее сильное присутствие США в области безопасности в таких регионах, как Черное море, хотя признается, что существует множество различия во внешнеполитических взглядах США.

 

Интересы США и развивающийся общественный дискурс

Говорят: «Трамп сказал, что Путин умный». Я имею в виду, что он захватывает страну за санкции на два доллара. . . . «Я бы сказал, что это довольно умно. Он захватывает страну — действительно огромное, обширное место, большой участок земли с множеством людей, и просто входит туда». 39

 

Это цитата бывшего президента Дональда Трампа в феврале 2022 года, вскоре после начала вторжения в Украину. Это противоречит официальному заявлению президента Джозефа Р. Байдена, сделанному 10 днями ранее:

Молитвы всего мира сегодня вечером с народом Украины, который страдает от неспровоцированного и неоправданного нападения российских вооруженных сил. Президент Путин выбрал преднамеренную войну, которая принесет катастрофические человеческие жертвы и страдания. Только Россия несет ответственность за смерть и разрушения, которые принесет это нападение, и Соединенные Штаты, их союзники и партнеры ответят единым и решительным образом. Мир призовет Россию к ответу. 40

 

Разрыв между двумя фактическими лидерами политических партий Америки подчеркивает ранее упомянутую пропасть между политическими лагерями в отношении того, как следует решать такие вопросы, как российский экспансионизм в Черном море. Хотя еще слишком рано начинать строить предположения о том, что нас ждет на следующих президентских выборах, бывший президент Трамп является серьезным претендентом на роль следующего кандидата от республиканцев на пост президента. 41 Хотя Республиканская партия имеет заметные внутренние разногласия, когда речь идет о НАТО и внешней политике в целом, простая реальность такова, что то, что составляет «американскую интересы» уже далеко не так стандартизированы, как это было даже десять лет назад, когда значительная часть Республиканской партии выступает за более транзакционную форму американской внешней политики. Вызовы более прогрессивного левого крыла также выступают за фундаментальные изменения во внешней политике США, придерживаясь гораздо более скептического взгляда на участие США в обязательствах по глобальной безопасности. Таким образом, внешняя политика оказалась восприимчивой к недавним тенденциям политической поляризации по партийному признаку в Соединенных Штатах. 42 Помимо позиций в отношении Путина лично и его действий, существенное крыло Республиканской партии также неоднократно открыто ставило под сомнение полезность НАТО, включая бывшего президента Трампа. 43 Концепция международного сотрудничества в более широком смысле также подверглась существенной критике, что, возможно, наиболее ярко проявилось в выходе Соединенных Штатов из Всемирной организации здравоохранения во время пандемии COVID-19. 44 Этот вызов также исходит от более прогрессивного крыла американских левых, где бывший кандидат от Демократической партии Берни Сандерс решительно выступает против участия США в международных торговых соглашениях. 45 Прогрессивное крыло Демократической партии также в целом скептически относится к военному вмешательству США и их роли в качестве поставщика глобальной безопасности. Даже президент Байден, который, как ожидается, будет непревзойденным традиционалистом во внешней политике, решил уважать согласие президента Трампа вывести американские войска из Афганистана. Несмотря на заявление о том, что он воплощает более традиционную американскую приверженность международному сотрудничеству со своими союзниками, президент предпочел сделать это в одностороннем порядке с минимальными консультациями с международными союзниками, резко положив конец 20-летнему участию США в Афганистане. 46 Это показывает, что даже в том, что можно было бы считать традиционным политическим истеблишментом, ясность в отношении того, что представляет собой «U.S. интересы» находится в состоянии изменения по обе стороны политического прохода.

Эта статья вовсе не претендует на нормативную оценку этих позиций, а вместо этого пытается представить то, что она считает объективными интересами Соединенных Штатов независимо от политической ориентации. Соответственно, он основывается на следующих допущениях:

Стабильная ситуация с безопасностью в Европе представляет интерес для Соединенных Штатов, при наличии или отсутствии значительного присутствия США. Если Соединенные Штаты хотят сократить свои обязательства в области безопасности, они должны сделать это таким образом, чтобы ограничить нарушение глобального мира и стабильности. Главная проблема международных отношений для Соединенных Штатов в этом столетии будет заключаться в том, как они будут управлять подъемом Китая, а не в том, как они реагируют на ослабление России.

 

Проценты

С учетом этих допущений консолидированные интересы выглядят следующим образом.

 

Мир на Европейском континенте

Как показало вторжение в Украину, Россия более чем готова нарушить территориальную целостность соседних государств, если сочтет это в своих интересах. Независимо от точки зрения на внешнюю политику США, общепризнано, что мир на европейском континенте отвечает интересам Соединенных Штатов. Разрушительная война в Европе дважды в двадцатом веке втягивала Соединенные Штаты в жестокие конфликты. В настоящее время риски, связанные с применением оружия массового уничтожения, поднимают риски войны между великими державами до экзистенциального уровня. На востоке Европы есть границы, которые подлежат оспариванию по тем же правилам, что и на Украине. Наиболее тревожно то, что к ним относятся страны Балтии, члены НАТО, которые также были частью Советского Союза. Таким образом, независимо от того, принадлежите ли вы к более традиционному или более реформистскому лагерю политики США, можно согласиться с тем, что мир в Европе является чистой выгодой для Соединенных Штатов.

 

Свободные руки для переключения внимания на Азию

Несмотря на то, что мир на континенте важен для Соединенных Штатов, грубо говоря, важность Европы для американской внешней политики уже не та, что была раньше. Несмотря на попытки России дестабилизировать обстановку в области безопасности в Европе, факт заключается в том, что Соединенные Штаты сталкиваются с восходящей сверхдержавой, Китаем, в Азии и постоянно ослабевающим соперником в России. 47 Хотя Россия, вероятно, останется постоянным военным соперником и значимой региональной державой, ошеломляюще слабые военные действия России в Украине до сих пор усиливают состояние упадка России как надежного соперника Соединенных Штатов в глобальном масштабе.

Хотя Соединенные Штаты сохраняют региональные интересы в Европе, нельзя забывать, что главной целью Соединенных Штатов в военно-морском и ином плане должно быть противодействие возникновению подлинной сверхдержавы в Китае и на Тихом океане. Основная часть настоящего и будущего промышленного производства, общего экономического роста и будущего населения приходится на Азию. 48 Европа, хотя, конечно, по-прежнему важна в стратегическом и экономическом отношении, просто не прогнозируется, что она будет иметь первостепенное стратегическое значение для Соединенных Штатов в ближайшие десятилетия, как это было в прошлые десятилетия. Во всяком случае, согласно прогнозам, его относительно более резкий спад, чем Соединенные Штаты, когда дело доходит до нового распределения власти, если он останется в своей нынешней институциональной форме. 49 Напротив, также хорошо задокументировано, что Китай в ближайшие годы станет конкурентоспособной сверхдержавой. Соответственно, он начал напрягать свои новые мускулы с постоянной регулярностью. Чтобы эффективно противостоять китайской агрессии, Соединенным Штатам потребуется основная часть своих военно-морских сил, внимание и разработка стратегии, сосредоточенные на Тихом океане, если они хотят обеспечить надежное сдерживание Китая в будущем. По мнению некоторых аналитиков, в нынешнем виде Тихоокеанскому флоту будет трудно сражаться с Китаем в его водах и предотвратить захват Китаем Тайваня. 50 В будущем эта сложность будет только возрастать по мере того, как Китай расширяет свои военно-морские возможности. Независимо от того, желаете ли вы, чтобы Соединенные Штаты были более или менее вовлечены в вопросы глобальной безопасности, Соединенные Штаты будут тихоокеанской державой, независимо от их политических убеждений. От штата Гавайи до территорий Гуама и Американского Самоа Соединенные Штаты имеют границы вблизи Китая. Следовательно, это означает, что Соединенные Штаты не могут позволить себе роскошь делегировать ответственность за мир в регионе в той же мере, в какой они могли бы в Европе иметь дело с Россией, стремящейся к господству в Черном море.

 

Рекомендации
Краткосрочное решение: усиление приоритета НАТО в отношении Черного моря

Организация Североатлантического договора (НАТО), безусловно, по-прежнему является ядром аппарата безопасности США в Европе и на Черном море. . На данный момент политика США просто должна продолжать функционировать в рамках НАТО, чтобы поддерживать мир на европейском континенте перед лицом российской агрессии. В последние годы НАТО снизило свой приоритет в Черном море. На момент вторжения России в Украину в 2022 году в Черном море вообще не было кораблей НАТО. 51 Это объясняется прежде всего разногласиями между членами НАТО, в частности, Турцией, которая пыталась не провоцировать Россию, патрулируя территорию собственными флотами. Эта ситуация просто не является устойчивой, пока Россия продолжает нападать на своих соседей по театру военных действий, дестабилизируя ситуацию с безопасностью в Европе. Соответственно, США и НАТО должны отреагировать.

 

Идеальное решение: создание постоянной патрульной миссии НАТО в Черном море

Этот материал перекликается с несколько измененной, но простой рекомендацией по улучшению сдерживания в Черном море, предоставленной Центром анализа европейской политики. 52 Постоянная патрульная миссия НАТО, базирующаяся в Румынии, Болгарии или Турции, должна постоянно находиться в Черном море. Если и можно извлечь какой-то урок из вторжения России в Украину, так это то, что предотвращение провокаций путем обхода Черного моря не помогло противостоять российским амбициям в этом районе.

Хотя это простое решение, следует отметить, что Турция может стать существенным камнем преткновения для такой стратегии. Еще в 2016 г. позиция Турции в отношении России вызывала у стратегов НАТО постоянную и вполне оправданную озабоченность. 53 Хотя краткосрочное решение на первый взгляд простое, готовность Турции угрожать наложением вето на Финляндию и вступление Швеции в НАТО показали, что надежность Турции как партнера НАТО, вероятно, будет в лучшем случае сомнительной при противодействии российской агрессии. На практике это означает, что лучшее решение для Соединенных Штатов, усиление присутствия НАТО в Черном море, кажется почти обреченным на провал. Без Турции как надежного союзника возможности НАТО и США противостоять России в Черном море посредством такого патрулирования существенно ограничены. В конечном счете, до тех пор, пока Турция остается приверженной здоровым отношениям с Москвой, решения на основе НАТО будут подлежать турецкому вето, когда дело доходит до действий в Черном море.

 

Долгосрочное решение: поддержка европейской стратегической автономии

Долгосрочное решение потенциально может заполнить пробелы, в которых стали очевидны слабые стороны НАТО. Кроме того, он также предлагает редкую область, где более интервенционистские и более изоляционистские сторонники внешней политики США могут найти точки соприкосновения. Имея уполномоченный и союзный Европейский союз, Соединенные Штаты могут избежать турецкого спойлера, обнаруженного в НАТО, без необходимости существенно увеличивать свое присутствие в этом районе. Европейские флоты, плавающие под европейским флагом, по крайней мере теоретически должны были бы представлять собой прибрежное государство в соответствии с положениями Конвенции Монтрё, регулирующей Турецкие проливы. Это будет означать, что, независимо от позиции Турции, Европа как актор будет иметь законное право войти и оставаться в море. Это связано с тем, что в Европейском Союзе есть два государства-члена в Болгарии и Румынии, которые имеют береговую линию на Черном море. Это также означало бы, что им будет разрешено размещать флоты на театре военных действий дольше 21-дневного лимита, который в настоящее время распространяется на большинство членов НАТО. 54

 

Текущее состояние Европейского Союза как поставщика безопасности

В 2017 году 55 процентов европейцев заявили, что поддерживают создание европейской армии. 55 Это был последний опрос, проведенный Евробарометром по данному вопросу. Однако последующие опросы показали, что поддержка такого предложения только возросла. Экспресс-опрос Евробарометра, проведенный в 2022 году после вторжения в Украину, показал, что 75 процентов европейцев поддержали открытое заявление «Нам нужно более тесное военное сотрудничество в рамках ЕС», хотя с 2017 года социолог не задавал вопросов о европейской армии. 56 Учитывая только выход Великобритании, где только 39 процентов поддержали такую ​​перспективу, вполне вероятно, что поддержка такого предложения только возросла с 2017 года.

 

2017

Обратите внимание, что поддержка Великобритании не показана (39 процентов).
Источник: данные составлены автором, адаптированы MCUP.

 

Независимо от того, подразумевает ли эта поддержка иного механизма безопасности в Европе поддержку полностью европейской армии, ясно одно: поддержка изменений в способах управления безопасностью в Европе представляет собой не что иное, как политический мандат. Несмотря на это, важно помнить, что Европейский союз (ЕС) ничего не делает быстро. Его невероятно бюрократический характер также мешает сторонним наблюдателям точно определить, когда и где происходят политические сдвиги. Это не столько ошибка, сколько особенность этого особого политического института. Несмотря на это, теперь можно с уверенностью сказать, что за последние семь лет произошли изменения в амбициях ЕС в области безопасности и институциональном ландшафте, которые только ускорились из-за российской агрессии в Украине.

Подразумеваемый в дискурсе ЕС как «стратегическая автономия», Европейский Союз и его ключевые игроки инициировали преобразование ЕС из исключительно экономического и гражданского института в институт, выполняющий подлинную функцию безопасности. 57 Выход Соединенного Королевства из блока, традиционно налагавшего вето, когда речь шла об усилении роли ЕС в сфере безопасности, открыл двери для усиления интеграции в области безопасности, движимой активистскими и еврофильскими правительствами во Франции Эммануэля Макрона и Олафа Шольца. Германия. Такие грандиозные инициативы, связанные с Европейским союзом, как правило, вызывают здоровый скептицизм как в английских, так и в американских политических кругах. Однако недавние рекомендации Chatham House предостерегают британских политиков от того, что они отвергают это новое явление как просто еще одну главу в пестрой истории европейской интеграции в области безопасности, заявляя:

Для Лондона было бы преждевременно отказываться от стратегической автономии, потому что ключевыми движущими силами большей европейской способности мыслить и действовать более автономно в вопросах безопасности и обороны — прежде всего осознание того, что долгосрочная приверженность Соединенных Штатов европейской безопасности меняется по мере того, как Вашингтон все больше сосредотачивается на Индо-Тихоокеанском регионе, диагноз, который в значительной степени разделяет Лондон, не изменился. 58

 

То же самое относится и к американским стратегам. Изменение риторики в ЕС также было подкреплено изменениями в политике. В 2015 году Европа незаметно создала свою первую настоящую силовую службу, расширив мандат Frontex в ответ на миграционный кризис. Frontex заявил в Твиттере, говоря о решении: «Впервые в Европейском союзе есть собственная силовая служба — постоянный корпус Европейской пограничной и береговой охраны». 59 Несмотря на свою скромность, это действительно первая вооруженная служба в форме, находящаяся под контролем Европейского Союза. В нынешнем виде мандат Frontex ставит перед ним задачу защищать как сухопутные, так и морские границы всего Европейского Союза. Его морской элемент будет сравним с береговой охраной США по своей миссии, в то время как его наземный элемент больше похож на таможенную и пограничную охрану США. Вдобавок к этому, создание европейского оборонного фонда, создание механизма постоянного структурированного сотрудничества и развитие более надежной европейской дипломатической службы — все это свидетельствует об ускорении темпов этой эволюции. Однако самое главное, что в 2020 г. серьезные предложения о создании европейских сил быстрого реагирования для решения глобальных кризисов были приняты Еврокомиссией при поддержке основных военных игроков континента. Теперь, в марте 2022 года, европейские лидеры официально согласились создать такие силы, начав с очень малого количества в пять тысяч человек. Однако, несмотря на небольшой размер, институциональные последствия этой акции, безусловно, имеют большое значение для безопасности в Европе в долгосрочной перспективе. 60

Несмотря на бюрократию и медлительность, эволюция ЕС в этом направлении — это то, к чему дальновидные политики США должны отнестись серьезно, хотя и не обязательно с немедленным беспокойством. Естественно, идея о том, что Европа возьмет на себя ответственность за собственную оборону, как правило, вызывает тревогу во многих политических кругах США, поскольку она фундаментально подрывает влияние США. Наоборот, эта статья выступает за то, чтобы рассматривать его как изменение, которое стоит поддерживать там, где это возможно, как экономически эффективное решение проблемы России. В нынешнем виде Соединенные Штаты несут основную ответственность за защиту Европы от российской агрессии, как в военном, так и в политическом плане. Нынешнее соглашение, по-видимому, имеет гораздо больше затрат, чем преимуществ. Расколотая Европа, даже с обещанными государствами более высокими расходами на национальную оборону, просто не способна серьезно защищать себя в рамках своей нынешней институциональной структуры. Европейские государства просто слишком малы, и каждое объявленное увеличение расходов направлено на защиту отдельных государств, а не континента в целом. Вместо того, чтобы ослабить позиции США, самодостаточная в военном и экономическом отношении Европа предоставляет Соединенным Штатам ряд возможностей для окончательного укрепления трансатлантического альянса, в то же время предоставляя себе больше возможностей для сосредоточения внимания на Азии и театрах военных действий, где это имеет более важное значение. интересы поставлены на карту. Макс Бергманн даже делает это в Foreign Affairs , что без существенных изменений фундаментальная целостность трансатлантического альянса окажется под угрозой. В случае прихода к власти действительно антитрансатлантической администрации в Соединенных Штатах отсутствие заинтересованности США в защите Европы может быстро перерасти в ситуацию «каждая нация сама за себя» в вопросах безопасности в Европе, если она сохранит свою нынешнюю позицию. институциональная структура. Если уроки мировых войн двадцатого века являются каким-либо свидетельством, это явно геополитический кошмар, которого хотел бы избежать даже самый изоляционистский политический деятель. Критически важно и то, что именно в Азии возникает настоящая сверхдержава, в отличие от Европы, где рухнувшая сверхдержава отчаянно пытается разрушить установленный порядок с ограниченными ресурсами. Таким образом, при правильном управлении этот сдвиг в сторону увеличения европейской «стратегической автономии» мог бы предложить рентабельное и постоянное решение подрывных действий России.

 

Предлагаемая политика США
Морской элемент в Европейских силах быстрого реагирования

Как упоминалось ранее, Европейский Союз официально заявил о своем намерении создать зарождающиеся вооруженные силы под контролем. Он предназначен для того, чтобы находиться под контролем Европейского Союза, а не государств-членов, а это означает, что организация находится на пути к тому, чтобы формально стать военным игроком. Эти силы должны быть введены в действие к 2025 году, а Германия предоставит основной персонал для подразделения. 61 Целью, которую Соединенные Штаты должны поддержать, будет включение в создание таких сил европейской военно-морской структуры с флотом, предназначенным для того, чтобы бросить вызов России в Черном море. В нынешнем виде такой элемент не предполагается включать. Это может действовать как постоянная патрульная группа на тот случай, если НАТО не сможет выполнить такую ​​задачу.

Способность Европы надежно противостоять России будет почти гарантирована, если серьезно отнестись к развитию таких сил, даже если Россия сможет ассимилировать большую часть судостроительных мощностей Украины. Отчасти это связано с огромным судостроительным потенциалом и техническими возможностями Европы как коллектива. В Евросоюзе насчитывается 150 крупных верфей. Сорок из них способны строить большие морские коммерческие суда. 62 Для сравнения, в России всего 11 верфей, 3 из которых предназначены исключительно для ремонта. Даже если бы Россия смогла полностью поглотить украинскую судостроительную промышленность, это увеличило бы общее количество ее верфей до 13, поскольку большая часть верфей Украины уже была захвачена при аннексии Крыма. 63 Понятно, что это мелочь по сравнению с более сплоченной Европой. Пределы такой силы были бы почти ограничены исключительно уровнем амбиций, принятых на европейском уровне. Этот новый игрок в Европе будет иметь экономическое влияние в сочетании с хорошо развитой военной промышленностью, с которой Россия просто не сможет сравниться. Кроме того, простая географическая близость к театрам сделала бы этого актера гораздо более подходящим для поддержания мира и противодействия России, чем Соединенные Штаты по ту сторону Атлантики. Упомянутый ранее прибрежный статус Европы в Черном море также открыл бы ей возможность участвовать в наращивании военно-морского флота в море, используя порты и объекты на ее побережье.

Хотя юридические детали, вероятно, должны быть проработаны, учитывая особый надгосударственный статус этих европейских флотов при режиме управления Турецкими проливами, способность бросить вызов России непосредственно в Черном море, скорее всего, немедленно изменится. 64 Европа может по своему желанию разместить флот через проливы в составе военно-морских сил быстрого реагирования, если эти флоты базируются в Черном море в Болгарии или Румынии, двух членах Европейского Союза, у которых есть побережье Черного моря. После необходимого строительства более обширных портовых сооружений возможность содержания в Европе Черноморского флота, значительно большего и более современного, чем у России, является чем-то более чем достижимым. Черное море быстро перестанет быть российским озером и станет европейским, союзным Соединенным Штатам, но формально не связанным неэффективностью структуры НАТО. 65

 

Как туда добраться: пряник, а не кнут

Конечно, поскольку создание таких сил является внутренним вопросом, который должны решить европейские государства-члены, Соединенные Штаты Роль государств в таких усилиях должна быть вспомогательной. Такой сдвиг также не ожидается быстрым. Однако Соединенные Штаты сохраняют сильную позицию в дискуссиях о безопасности на континенте, которую не следует недооценивать. В течение 70 лет западноевропейцы практически полностью зависели от Соединенных Штатов в плане своей практической безопасности, в то время как многие восточноевропейцы мечтали присоединиться к этой системе. В результате США сохраняют очень сильные практические и идейные позиции в Европе, что позволяет им своими дипломатическими действиями и заявлениями менять дискуссии и расчеты не только европейских элит, но и рядовых европейцев. Если бы Соединенные Штаты ясно дали понять, что они поддержат вышеупомянутые реформы, опасения по поводу реакции Соединенных Штатов на создание нового органа безопасности наряду с НАТО не обязательно исчезли бы, но, безусловно, они были бы гораздо менее мощными, чем сейчас. было в последние годы. За последние несколько десятилетий Соединенные Штаты заняли неясную позицию в отношении развития потенциала, подобного упомянутому в этой статье, иногда поддерживая их, а иногда выражая тревогу в связи с перспективой появления подлинного наднационального актора в Европе. Даже при двух последних американских администрациях приверженность европейской безопасности и взгляды Соединенных Штатов на роль Европы как стратегического игрока сильно изменились просто из-за смены президентской администрации. Независимо от политической позиции, ЕС с военно-морским потенциалом был бы полезным сдерживающим фактором для усилий России по дестабилизации и принес бы чистую выгоду интересам США. Европа состоит из устоявшихся демократий с общими с США ценностями, не говоря уже об общей культурной и политической истории. По мере того, как силы, не разделяющие эти черты, будут усиливаться в других частях мира, важность надежных и могущественных союзников, разделяющих либеральные взгляды на мир, будет только возрастать.

Открытость и ясность с европейскими союзниками, особенно подчеркивая далеко не радужную реальность того, что Азия будет иметь первостепенное стратегическое значение в следующем столетии, могут иметь большое значение для поощрения Европы продолжать ускоряться на пути к стратегической автономии. Мы надеемся, что это приведет к принятию все более амбициозных решений по противодействию российской агрессии как на Черном море, так и на других театрах военных действий, таких как Ливия и Сирия, при поддержке США. Четкие диалоги, а не действия вслепую, такие как быстрый уход из Афганистана без консультаций, подрыв европейских интересов в Тихом океане в пользу ныне изолированных британцев или откровенно враждебная риторика предыдущей администрации в отношении ЕС — это путь вперед к получить полезного, реформированного европейского партнера, соответствующего широким интересам США. Действия, направленные против сотрудничества, подобные ранее упомянутым, вряд ли остановят реформу безопасности. Наоборот, они рискуют привести к тому, что реформа исходит в первую очередь из чувства беспокойства и недоверия, а не из поддержки и сотрудничества, как предлагается в этой статье. Таким образом, целью политики США должно быть не создание геостратегически значимой Европы как таковой, а дееспособной Европы, которая по-прежнему является твердым и готовым к сотрудничеству союзником Соединенных Штатов. Для этого требуется определенная степень добросовестности, которая в Европе считалась отсутствующей при двух предыдущих администрациях.

 

Выводы

Значение Черного моря для России можно проследить на протяжении более тысячи лет. За последние четыре века имперская логика, связанная с менталитетом Третьего Рима, сделала Черное море еще более важным для российских политиков и усилила готовность России применить силу в этом районе. Хотя эта модель, казалось бы, приостановилась во время холодной войны, самые недавние конфликты России вписываются в эту более длительную историческую тенденцию и ее новое имперское понимание самой себя. Все ее недавние конфликты с соседями привели к тому, что Россия получила больший физический контроль над Черным морем, и вторжение России в Украину, вероятно, станет еще одной главой в этой истории.

Соединенные Штаты должны отреагировать на эту тенденцию, широко поддержав заявленное стремление Европы к стратегической автономии. Соединенные Штаты должны сделать это, поддержав включение военно-морского элемента в состав Европейских сил быстрого реагирования, созданных Европейским союзом в марте 2022 года. Благодаря своему союзническому статусу и огромному скрытому потенциалу военно-морских сил реформированная Европа с надежным военным элементом могла бы противостоять России в Черном море без необходимости значительного увеличения численности флота со стороны Соединенных Штатов. По сути, это также позволило бы противостоять России, не беспокоясь о турецком вето в альянсе НАТО или не беспокоясь о нем. Лучший способ добиться этого — открытая и честная дипломатия с Европой и недопущение дальнейших действий, которые подрывают воспринимаемую надежность Соединенных Штатов как партнера.


Примечания
  1. Питер Дикинсон, «Путинская имперская война: Россия раскрывает планы аннексии Южной Украины», Atlantic Council, 12 мая 2022 г.
  2. Джен Кирби, «Спустя 100 дней война России превратилась в жестокое наступление на востоке Украины», Vox, 3 июня 2022 г.
  3. «Офицер «Азова»: российские войска потеряли около 6000 военнослужащих в Мариуполе», Kyiv Independent , 14 мая 2022 г.
  4. «Статус раненых», Министерство обороны США, по состоянию на 15 августа 2022 г.
  5. «Геостратегическое значение Черноморского региона: краткая история», Центр стратегических и международных исследований, 2 февраля 2017 г.
  6. Москва находится в 932 км от Мариуполя на берегу Черного моря; Вашингтон, округ Колумбия, находится примерно в 1200 км от ближайшего побережья Мексиканского залива во Флориде. Найдено с помощью «Калькулятора расстояний | Erasmus+», Erasmus-Plus.ec.europa.eu, по состоянию на 26 июня 2022 г.
  7. Лео Горетти, «Использование и злоупотребление Путиным историей: назад в XIX век?», IAI Istituto Affari Internazionali, 1 марта 2022 г.
  8. Богдан Витвицкий, «Разоружение исторического оружия Путина», Atlantic Council, 23 января 2022 г.
  9. Андрей Колесников, «Путин против истории», Foreign Affairs , 14 июня 2022 г.
  10. Владимир Путин, «Статья Владимира Путина «об историческом единстве русских и украинцев»», Президентская библиотека имени Бориса Ельцина, по состоянию на 15 августа 2022 г.
  11. Джон П. Ледонн, «Геополитика, логистика и зерно: амбиции России в бассейне Черного моря, 1737–1834 гг.», стр. 9.0451 International History Review 28, вып. 1 (март 2006 г.): 1–41, https://doi.org/10.1080/07075332.2006.9641086; и Пол Стронски, «Что Россия делает в Черном море?», Фонд Карнеги за международный мир, 20 мая 2021 г.
  12. «Послание Президента Российской Федерации», Управление делами Президента России, 18 марта 2014 г.
  13. Игорь Севченко, «Христианизация Киевской Руси», Польское обозрение 5, вып. 4 (осень 1960 г.): 29–35.
  14. «Святые Кирилл и Мефодий: христианские богословы», Британская энциклопедия .
  15. Иоанн Павел II, «Slavorum apostoli», Ватикан, по состоянию на 29 августа 2022 г.
  16. Майкл Бурдо, обзор Святая Русь и христианская Европа. Восток и Запад в религиозной идеологии России , Уил ван ден Беркен, пер. Джон Боуден, Журнал церковной истории 51, вып. 4 (2000): 771–818, https://doi.org/10.1017/S00 22046

    5659.

  17. Роберт Ли Вольф, «Три Рима: миграция идеологии и создание самодержца», стр. Дедал 88, вып. 2 (весна 1959 г.): 291–311.
  18. «Saturday’s Post», Jackson’s Oxford Journal , 5 сентября 1783 г.
  19. Хью Рэгсдейл, «Оценка традиций русской агрессии: Екатерина II и греческий проект», Slavonic and East European Review 66, вып. 1 (январь 1988 г.): 91–117.
  20. Орландо Файджес, Крымская война: история (Нью-Йорк: Пикадор, 2012).
  21. «Константинопольское соглашение: Первая мировая война», Encyclopedia Britannica , по состоянию на 16 августа 2022 г.
  22. Вольф, «Три Рима», 291–311.
  23. Джамиль Гасанлы, Сталин и турецкий кризис холодной войны, 194 5– 1953 (Lanham, MD: Lexington Books, 2011).
  24. Джордж Г. МакГи, «Турция присоединяется к Западу», Foreign Affairs , июль 1954 г.
  25. Ифтихар Гилани, «Анализ — редукция кубинского ракетного кризиса 1962 года в Украине», агентство Анадолу, 28 января 2022 г.
  26. Серджиу Селак, Алессандра Ди Бенедетто и Александру Пуркарус, «Милитаризация театров Черноморского и Восточного Средиземноморья. Новый вызов НАТО», Centro Studi Internazionali, январь 2019 г.
  27. «Приветствуя Петра Великого, Путин проводит параллель с миссией по «возвращению» русских земель», Reuters, 9 июня 2022 г.
  28. Эндрю Шварц, «Стратегическая ценность Крыма для России», Post-Soviet Post (блог), Центр стратегических и международных исследований, 18 марта 2014 г.
  29. Эндрю Рот, «Российский командующий предлагает план постоянной оккупации юга Украины», Guardian , 22 апреля 2022 г.
  30. Фредерик Вери и Эндрю С. Вайс, «Переоценка российских возможностей в Леванте и Северной Африке», Фонд Карнеги за международный мир, 31 августа 2021 г.
  31. Лео Сандс, «Мариуполь: Россия объявляет о полной победе на заводе «Азовсталь», BBC News, 20 мая 2022 г.
  32. Х. И. Саттон, «Десантные корабли ВМФ России приближаются к украинскому побережью вблизи Одессы», Военно-морские новости , 15 марта 2022 г.
  33. Каамил Ахмед и др., «Блокада Черного моря: картирование влияния войны в Украине на мировое снабжение продовольствием — интерактив», Guardian , 9 июня 2022 г.
  34. «Загадочная история пропавших без вести ВВС России», Economist , 8 марта 2022 г.
  35. Еще в 2020 году предполагалось, что Украина использует только 20–30 процентов своих судостроительных мощностей. Ожидается, что благодаря российскому вливанию ноу-хау и капитала эта латентная судостроительная промышленность может существенно вырасти, особенно в контексте строительства новых военных кораблей. Марина Веннери, «Значение морской индустрии Украины для Черного моря и за его пределами», Институт Ближнего Востока, 4 ноября 2020 г.
  36. «Всемирный справочник верфей/судостроителей», TrustedDocks, по состоянию на 16 августа 2022 г.
  37. «Всемирный справочник верфей/судостроителей».
  38. Майкл Старр, «Оккупированный Россией Херсон будет строить военные корабли для России — отчет», Jerusalem Post , 17 июня 2022 г.
  39. Крис Силлизза, «Анализ: Дональд Трамп назвал Владимира Путина «гением» не было ошибкой», CNN, 3 марта 2022 г.
  40. «Заявление президента Байдена о неспровоцированном и неоправданном нападении России на Украину», Белый дом, 24 февраля 2022 г.
  41. Доминик Мастранжело, «Ромни: Трамп, скорее всего, станет кандидатом от республиканцев в 2024 году, если он снова будет баллотироваться», Hill , 5 мая 2022 г.
  42. Гордон М. Фридрихс и Джордан Тама, «Поляризация и внешняя политика США: ключевые дебаты и новые выводы», International Politics (2022): https://doi.org/10.1057/s41311-022-00381-0.
  43. «Последние новости: Трамп ставит под сомнение ценность НАТО, критикует Германию», AP News, 11 июля 2021 г.
  44. «Трамп пытается вывести США из ВОЗ в условиях пандемии», BBC News, 7 июля 2020 г.
  45. Кристина Уилки, «Борьба Байдена и Сандерса за торговлю — это война за будущее Демократической партии», CNBC, 10 марта 2020 г.
  46. Энтони Зурчер, «Афганистан: Джо Байден защищает вывод войск США, поскольку талибы претендуют на победу», BBC News, 1 сентября 2021 г.
  47. Сириэль Кабот, «Уменьшение численности населения в России: «У Путина нет другого выбора, кроме как победить» на Украине», Франция, 24, 24 мая 2022 г.
  48. Это интервью дает хороший общий обзор причин, по которым актуальность Азии будет продолжать расти в следующие десятилетия: Параг Кханна, «Почему будущее за Азией», интервью, McKinsey, 24 мая 2019 г..
  49. Arnau Guardia, «Европа на закате», Politico , 26 декабря 2019 г.
  50. Ориана Скайлар Мастро, «Тайваньское искушение: почему Пекин может прибегнуть к силе», Foreign Affairs , 3 июня 2021 г.
  51. Джон Айриш, Робин Эммотт и Джонатан Сол, «НАТО оставляет Черное море незащищенным, поскольку Россия вторгается в Украину», Рейтер, 24 февраля 2022 г.
  52. Лаура Сперанца и Бен Ходжес, «10 способов усиления обороны НАТО в Черном море», Cepa.org, 5 апреля 2022 г.
  53. Стивен А. Кук, «Турция больше не надежный союзник», Совет по международным отношениям, 12 августа 2016 г.
  54. «Имплементация Конвенции Монтрё», Министерство иностранных дел Турецкой Республики, по состоянию на 15 августа 2022 г.
  55. Найл Маккарти, «Там, где у армии ЕС самая высокая поддержка», Statista, 24 января 2019 г.
  56. «Евробарометр: европейцы одобряют реакцию ЕС на войну в Украине», пресс-релиз, Европейская комиссия, 5 мая 2022 г.
  57. Натали Точчи, 9 лет0451 Европейская стратегическая автономия: что это такое, зачем она нам нужна, как ее достичь (Рим, Италия: Istituto Affari Internazionali, 2021).
  58. Элис Биллон-Галланд, Ханс Кунднай и Ричард Г. Уитмен, «Великобритания не должна отказываться от европейской «стратегической автономии», Chatham House, 2 февраля 2022 г.
  59. «Фронтекс», Твиттер, 11 января 2021 г.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.