Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Проект лермонтов на кавказе: Проект «М.Ю.Лермонтов и Кавказ» (5 класс)

Проект «М.Ю.Лермонтов и Кавказ» (5 класс)

 

МБОУ СШ №41 города Владикавказ

 

 

 

 

 

 

«М.Ю.Лермонтов и Кавказ»

 

Проект

 

 

 

 

 

Руководитель Г.А.Санакоева

 

 

 

 

 

 

 

 

2016-1017 уч.г.

 

 

 

МБОУ СШ №41 города Владикавказ

1.     Актуальность темы.

Тема нашего проекта — «М.Ю.Лермонтов и Кавказ». Она возникла не случайно.  Мы изучали стихотворение «Бородино» и узнали, что кавказский край  занимал исключительное место в судьбе великого поэта.

Он называл себя «сыном Кавказа», считал Кавказ своей Родиной и в стихах не раз признавался:

 

Как сладкую песню Отчизны моей,

Люблю я Кавказ!

 

Как я любил Кавказ мой величавый…

 

Однажды, обращаясь к Кавказу, написал:

От ранних лет кипит в моей крови

Твой жар и бурь твоих порыв мятежный;

На севере, в стране тебе чужой,

Я сердцем твой, — всегда и всюду твой!..

 

Лер­мон­това называют самым кав­каз­ским из рус­ских пи­са­те­лей, если иметь в виду тех, ко­то­рые бы­ва­ли на Кав­ка­зе, пи­са­ли о Кав­ка­зе, ин­те­ре­со­ва­лись Кав­ка­зом. Кавказ – это наша Родина, и мы решили найти ответ на вопрос: «За что Лермонтов  так сильно любил Кавказ»? Особенно нам, конечно, была интересна тема «Лермонтов и Осетия».

 

2.     Цели и задачи проекта.

 Цель проекта:

Понять, за что М.Ю.Лермонтов любил Кавказ.

  Задачи:

·        познакомиться с фактами жизни поэта, связанными с Кавказом;

·        узнать, что связывало поэта с Осетией;

·        выбрать и выразительно прочитать стихи Лермонтова о Кавказе;

·        развить свои интеллектуальные и творческие способности;

·        совершенствовать коммуникативные навыки;

·        пробудить интерес к истории родного края;

·        представить достойно разработанный проект.

 

3.     Тип проекта: исследовательско-творческий.

 

 

 

 

 

 

4.     Участники проекта.

Группа

Участники

1.

Социологи

1.Батаева Милана

2.Дзасохова Эмма

2.

Информаторы

1.Аладжикова Лана

2. Карабаева Анастасия

3.Догузова Амина

4. Пивнев Герман

5. Габараев Александр

6. Тасоев Владислав

4.

Творческая группа

1. Даценко Екатерина

2. Бароева Орнелла

3. Макиева Милана

4.Биченов Давид

 

5.     Планирование деятельности.

 

Вид деятельности

Сроки

 

1.

Определение темы, цели и задач проекта.

 

 

2.

Поиск информации о роли Кавказа в жизни Лермонтова и произведений о любимом крае.

 

3.

Распределение на группы. Самостоятельная работа по индивидуальным заданиям.

 

4.

Промежуточное обсуждение полученных данных. Формулирование выводов.

 

5.

Оформление портфолио.

 

 

6.

Защита проекта.

 

 

 

6.     Материалы проекта.

 Группа социологов.

 

Анкетирование одноклассников

1.     В каких местах Лермонтов бывал на Кавказе?

2.     Как имя поэта связано с Владикавказом?

3.     Где погиб Лермонтов?

4.     Какае произведения написал о Кавказе?

Было опрошено ……… человек.

1.     Не назвали мест……… человек.

Назвали ………

2.     Не знают, как имя связано с Владикавказом …….. человек.

Знают  ..….

3.     Не знают, где погиб Лермонтов …………..

Знают ……

 

         В итоге убедились, что о  Лермонтове и  Кавказе знаем мало — значит тему для собственного развития выбрали нужную.

 

Информационная группа.

Сообщение «Кавказ в жизни Лермонтова»

Из 26 лет своей короткой жизни М.Ю.Лермонтов 13 провёл на Кавказе. С детства будущий поэт был слаб здоровьем, и бабушка возила его на Кавказ к минеральным водам.

Достоверно известно, что первый раз был здесь пятилетним ребёнком в 1820 году. Затем в 1825 году, когда уму было десять лет. Вот что потом напишет Лермонтов об этой поездке:

«Кто мне поверит, что я уже знал любовь, имея десяти лет отроду? Мы были большим семейством на водах Кавказских: бабушка, тётушки, кузины. К моим кузинам приходила одна дама с дочерью, девочкой лет девяти. Я её видел там. Я не помню, хороша она была или нет. Но её образ и теперь ещё хранится в голове моей.  Я никогда не любил, как в тот раз. Горы кавказские для меня священны».

Затем были две ссылки на Кавказ. Первая с февраля по октябрь 1837 года за стихотворение «На смерть поэта». Лермонтов служил полгода в чине прапорщика в Нижегородском драгунском полку. В 1840 году снова ссылка на Кавказ, теперь за дуэль. Лермонтов служит в Тенгинском пехотном полку и принимает участие в двух военных экспедициях в Чечне. В журнале боевых действий отряда, в котором находился Лермонтов 11 июля 1840 года есть такая запись:

«Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов, во время штурма неприятельских завалов на реке Валерик, несмотря ни на какие опасности, исполнял возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших ворвался в неприятельские завалы».

     В последний раз Лермонтов вернулся на Кавказ весной 1841 года по желанию своей бабушки, которая предпочла для внука военную службу вместо литературной деятельности. Однако в свой полк Лермонтов не доехал. 15 июля 1841 года у подножия горы Машук произошла дуэль с майором Мартыновым. Выстрел Мартынова оборвал жизнь поэта.

     

Исследовательская группа.

Лермонтов о Кавказе.

         Очень мало было отпущено М.Ю.Лермонтову  земной жизни, и всего 4 года жизни поэтической!  И всю свою творческую жизнь он писал о Кавказе.   С Кав­ка­зом свя­за­ны пер­вые по­э­ти­че­ские опыты, сде­лан­ные им, когда он ещё был уче­ни­ком пан­си­о­на Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, потом юн­кер­ской школы. Про Кав­каз была пер­вая опуб­ли­ко­ван­ная его поэма. Героем его прозы тоже был Кавказ.  Как певец Кавказа М. Ю. Лермонтов по праву занял первое место в русской литературе.

Кавказ был одной из главных тем не только стихов, поэм и прозы Лермонтова, но и его многочисленных рисунков, акварелей и нескольких картин, выполненных с большим профессиональным мастерством.  Лермонтов с детства прекрасно рисовал и очень любил это занятие. Поэт был талантливым художником.

Мы из творческого наследия Лермонтова о Кавказе  выбрали для исследования стихи: «Кавказ», «Синие горы Кавказа!»,  «Тамара», «Крест на горе», «Дары Терека». 

Представить проект решили в форме литературно-художественной композиции. Стихи поэта будут сопровождать его картины и рисунки. Потом познакомим  с выводами из проделанной работы.

 

 «Кавказ»

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!…

            Своё знаменитое стихотворение «Кавказ» Лермонтов написал в 1829 году, когда ему едва исполнилось 15 лет.

Оно посвящено детским  воспоминаниям и наполнено восхищением. Поэт повторяет: «Люблю я Кавказ!»  Прежде всего, неизгладимое впечатление произвели горы. Он убеждён: «чтоб вечно их помнить, там надо быть раз». Именно горы и кавказские степи ассоциируются у Лермонтова с матерью. Ему кажется, что среди их бескрайних просторов он слышит голос самого близкого для себя человека, который запомнил с детства. И среди убеленных снегом гор он впервые испытал чувство юношеской влюбленности. «Там видел я пару божественных глаз; и сердце лепечет, воспомня тот взор», — делится впечатлениями автор. Поэт делает вывод: «Я счастлив был с вами, ущелия гор».

В 1832 году Лермонтов снова вспоминает подробности своего пребывания на Кавказе.  Кавказские горы величественные, грозные и царственно безмятежные одновременно. Они поднимают человека к Небу. Они дают ощущение безграничной свободы и могущества. Человек чувствует себя великим, близким к творцу, к Идеалу. Душа поэта была именно такой.

Поэт пишет:

  Моей души не понял мир.

  Ему Души моей не надо…

 Но в ней

Живут воспоминанья о далекой Святой земле

Ни свет, ни шум земной

Их не убьет… я твой!

Я всюду твой!..

На Кавказе он чувствовал себя счастливым, потому что понял своё «Я» и нашёл гармонию с миром.

 «Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю о вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордится он ею!..»

 Воздух там чист, как молитва ребенка;

 И люди как вольные птицы живут…

Свободолюбие, бесстрашие, верность Родине – эти черты горцев покорили  поэта.

 

 Крест на скале

В теснине Кавказа я знаю скалу,
Туда долететь лишь степному орлу,
Но крест деревянный чернеет над ней,
Гниет он и гнется от бурь и дождей.
И много уж лет протекло без следов
С тех пор, как он виден с далеких холмов,
И каждая кверху подъята рука,
Как будто он хочет схватить облака.
О, если б взойти удалось мне туда,
Как я бы молился и плакал тогда;
И после я сбросил бы цепь бытия,
И с бурею братом назвался бы я!

 

      В 1830 году М.Ю.Лермонтов пишет стихотворение  «Крест на скале». Это, пожалуй, любимое место на Кавказе — скала, на вершине которой расположена чья-то безымянная могила с простым деревянным крестом на ней.

В наше время была найдена  картина Лермонтова  «Вид крестовой горы». На небольшом картоне масляными красками поэт изобразил свой любимый горный пейзаж. В обрамлении суровых скал высится покрытая снегом гора, вершину которой венчает каменный крест. Огибая ее, по склону проходит дорога, внизу, вырываясь из глубоких расселин, сливаются вместе два бурных горных потока. А выше на фоне голубого неба белеет гряда далеких гор, как бы растворяясь в прозрачном воздухе, которым напоена вся картина.

Человек завидует орлу, потому что он может взлететь так высоко, что отдыхает на вершине скалы.
Герой рвется «туда», «ввысь», потому то там он станет «молиться и плакать» и будет свободен и  счастлив.

    В 1837 году Лермонтов пишет  другу, Святославу Раевскому: «… лазил на снеговую гору (Крестовая) на самый верх, что не совсем легко; … и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух – бальзам; хандра к чорту, сердце бьется, грудь высоко дышит – ничего не надо в эту минуту; так сидел бы да смотрел целую жизнь».

 

 

В 1840 году поэт увидел Терек. Поэта поразили красота и буйство горной реки, но ещё больше он был поражён тем, что в казацких степях Терек становится покорным и спокойным. Время от времени Терек выбрасывает на берег страшные дары в виде тел, словно, что внешняя покорность – иллюзия, обман. Стихотворение «Дары Терека» построено так, что повествование ведется от имени реки. Лермонтов превращает её в одушевленное существо со своим характером, мыслями и чувствами.

«Дары Терека»

Терек воет, дик и злобен,
Меж утёсистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Но, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию журчит:

«Расступись, о старец-море,
Дай приют моей волне!
Погулял я на просторе,
Отдохнуть пора бы мне.
Я родился у Казбека,
Вскормлен грудью облаков,
С чуждой властью человека
Вечно спорить был готов.
Я, сынам твоим в забаву,
Разорил родной Дарьял
И валунов им, на славу,
Стадо целое пригнал».

На Кавказе Лермонтов  с увлечением постигал культуру местных народов, учил их язык, знакомился с традициями и обрядами. Особенно интересовал Лермонтова местный фольклор. На основе легенд и преданий рождались страстные и красивые сюжетные стихи, которые вошли в золотой фонд русской литературы.  «Тамара» — одно из них, одно из последних, написано в 1841 году. В центре образ легендарной  царицы Тамары, любовь которой несёт избраннику смерть. Стихотворение «Тамара» прославило на весь мир аланскую Дарьяльскую крепость. 

7.     Выводы по теме.

     Выводы из выше сказанного можно сделать следующие.

    Кавказский край действительно  занимал исключительное место в жизни Лермонтова. «Всё, всё в этом крае прекрасно!» — утверждал поэт.

Он любил Кавказ, потому что «суровый край свободы» вызывал в его душе сильные и яркие чувства. Это его величественная, красивая природа, его вольные и мужественные люди. Поэт чувствовал себя здесь свободным и счастливым.

Он любил Кавказ, потому что этот край навсегда стал для него источником поэтического вдохновения. «Юный поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей лучшими, благодатнейшими впечатлениями его поэтическую душу. Кавказ был колыбелью его поэзии…»– писал В. Белинский.

Коста Хетагуров считал, что на его Родине всегда будут помнить и любить Лермонтова. Великий осетинский поэт писал: 

…Не умрет, не поблекнет в тебе никогда 
Его образ задумчивый, гордый 
И в ущельях твоих будут живы всегда 
Его лиры могучей аккорды. ..

 

       

Творческая группа.

Мы сделали презентацию «Осетия Лермонтова». В неё вошли картины и рисунки поэта, которые будут сопровождать рассказ. Признание в любви написала бабушка Даценко Е. – Абраменко Людмила Григорьевна:

 

Великий и гордый Кавказ!

Твои вековые вершины

Стоят на посту и сейчас,

Как воины-исполины.

 

Здесь люди чисты и честны,
Как воды ручьёв твоих горных,
Обычаи чтут старины,

Растят сыновей смелых, гордых.

 

Мы новое племя твоё,

Хотим на отцов быть похожи,

Учиться, трудиться и жить,

Чтоб вечно Кавказ свой любить!

 

 

Форма представления — литературная композиция «Сын Кавказа», презентация «Горные пейзажи М.Лермонтова».

 

 

 

 

Проект Лермонтов и Кавказ презентация, доклад

Слайд 1
Текст слайда:

Проект «Лермонтов и Кавказ»

Тема исследовательского проекта:
Графическое и живописное
наследие М. Ю. Лермонтова
Автор проекта: ученица 9А класса
МОУ СОШ №3 с.Камбулат
Судавцова Анастасия
Координатор проекта: учитель литературы
МОУ СОШ №3 с.Камбулат
Грибанова Ирина Эдуардовна


Слайд 2
Текст слайда:

Художественное наследие Лермонтова.

      Михаил Юрьевич Лермонтов был очень одарённым человеком. Помимо высокого дара поэзии и природной музыкальности, он был наделён большим талантом художника. Многие исследователи его творчества считают, что если бы он занимался живописью и графикой более серьёзно и профессионально, то, несомненно, он бы стал большим русским художником.


Слайд 3
Текст слайда:

Автопортрет Лермонтова


Слайд 4
Текст слайда:

Живописные произведения Лермонтова
не профессиональны, они нередко грешат против правил мастерства, но все имеют только им присущую гамму красок, своеобразный аспект восприятия природы, подлинных зрительных впечатлений поэта.


Слайд 5
Текст слайда:

Талант художника Лермонтова очень многогранен. Он увлекался портретом, изображая с большой достоверностью людей своего круга. Ему великолепно удавались пейзажи, как в живописи, так и графике. Лермонтов проявил себя незаурядным мастером карикатуры и анималистических зарисовок скачущих лошадей и групп всадников. Множество его работ посвящено военной тематике – это изображение поединков, сражений, вооружённых черкесов, русских офицеров и юнкеров.


Слайд 6
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Тифлис. Масло. 1837


Слайд 7
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Военно-Грузинская дорога близ Мцхета. Масло. 1837


Слайд 8
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Сцена из кавказской жизни. Масло. 1838


Слайд 9
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Крестовый перевал. Масло. 1837–1838


Слайд 10
Текст слайда:

      Одна из лучших живописных работ Лермонтова «Крестовая гора» написана под сильными впечатлениями от увиденного им на Кавказе. Она выполнена по зарисовкам, сделанным с натуры, в конце 1837 года. Вот как описывает свои впечатления Лермонтов в письме своему другу С. Раевскому:
«Как перевалился через хребет в Грузию, так бросил тележку и стал ездить верхом; лазил на снеговую гору (Крестовая) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух – бальзам; хандра к чёрту, сердце бьётся, грудь высоко дышит – ничего не надо в эту минуту: так сидел бы да смотрел целую жизнь».


Слайд 11
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Окрестности селения Караагач (Кавказский вид с верблюдами). Масло. 1837–1838


Слайд 12
Текст слайда:

М. Ю. Лермонтов. Вид Крестовой горы из ущелья близ Коби. Автолитография, раскрашенная акварелью. 1837–1838


Слайд 13
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. При Валерике. Похороны убитых. Акварель. 1840


Слайд 14
Текст слайда:

      Одной из картин на военную тему явилось полотно «Перестрелка в горах Дагестана».       Здесь Лермонтов средствами живописи сумел показать суровую обстановку военной жизни и утомительный бой русских с черкесами.


Слайд 15
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Перестрелка в горах Дагестана. Масло. 1840–1841


Слайд 16
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Вид Пятигорска. Масло. 1837


Слайд 17
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Воспоминание о Кавказе. Масло. 1838


Слайд 18
Текст слайда:

М. Ю. Лермонтов. Кавказский вид с Эльбрусом. Масло. 1837


Слайд 19
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Черкес. Масло. 1838


Слайд 20
Текст слайда:

В гусарской среде, а затем и в Петербургских гостиных был известен под именем Монго Алексей Аркадьевич Столыпин – друг и родственник Лермонтова. Его изобразил Лермонтов в костюме курда в замечательной акварели.


Слайд 21
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Алексей Аркадьевич Столыпин (Монго) в костюме курда. Акварель. 1841


Слайд 22
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Дарьяльское ущелье с замком царицы Тамары. Карандаш. 1837


Слайд 23
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Пляска грузинок на плоской кровле. Итальянский карандаш. 1837


Слайд 24
Текст слайда:

М. Ю. Лермонтов. Тифлис. Метехский замок. Карандаш. 1837


Слайд 25
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Скачущий всадник и наброски мужских голов. Перо, чернила. 1832–1834


Слайд 26
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Черкес, стреляющий на скаку. Карандаш. 1832–1834


Слайд 27
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Всадники, спускающиеся с крутого склона к воде. Карандаш. 1832–1834


Слайд 28
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Всадник в восточном костюме со знаменем. Сепия. 1836


Слайд 29
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Кавказский вид с арбой. Карандаш. 1837


Слайд 30
Текст слайда:

М.Ю. Лермонтов. Вид Бештау близ Железноводска. 1837


Слайд 31
Текст слайда:

     Рисунки и картины Лермонтова, которых он создал большое количество за свою недолгую и беспокойную жизнь, – это живописные и графические дневники его жизни. Он открыл миру красоты Кавказа, всматриваясь в него зорким взглядом гениального поэта и замечательного художника.
«Как я любил, Кавказ мой величавый,
Твоих сынов воинственные нравы,
Твоих небес прозрачную лазурь
И чудный вой мгновенных, громких бурь…»


Скачать презентацию

Наслаждаясь Кавказскими горами и духом писателя Михаила Лермонтова – Whittier Daily News

К тому времени, когда я добрался до снежного поля, через четыре часа похода и на высоте примерно 11 000 футов в Кавказских горах в Грузии, шел дождь и был поздний вечер. надвигался туман, который вскоре скрыл скалистые вершины. Я продолжал карабкаться, пиная носки кроссовок по остаткам июньского снега в поисках точки опоры, карабкаясь руками и коленями по камням на крутых склонах. Около вершины перевала, ведущего к Джуте, самой высокогорной деревне народа хевсурети, я заметил трех туристов, выходящих из тумана и спускающихся с горы в изнеможении. Они были словаками. «Мы заблудились», — сказал один из них. «Теперь мы спускаемся. Мы ищем отдых в деревне». Они были худощавыми, им было около 20 лет, и у них было достаточно здравого смысла, чтобы купить походные ботинки на жесткой подошве, подходящие для снега. Что подчеркивало, насколько ненадежными были мои собственные приготовления. Неужели я действительно хотел умереть в какой-то недоработанной схеме покорения Кавказа? В то утро я начал путь среди извилистых грунтовых дорог и маленьких каменных домиков малонаселенного района Хевсурети в Грузии; пора было возвращаться. Так что теперь я начал крался вниз вслед за словаками, и в бесконечных изгибах долины внизу, клянусь, я услышал хихиканье человека, его голос был радостной насмешкой, когда он отскакивал от скал. Русский поэт и прозаик Михаил Лермонтов (1814- 41) до меня был на Грузинском Кавказе. Эти горы являются местом действия его фирменного произведения, романа 1840 года «Герой нашего времени», и я убедился, что мы с Михаилом ненавидим друг друга. скверный нрав. После того, как его мать умерла молодой, он был воспитан в Москве снисходительной бабушкой, вдовствующей светской особой, которая позволяла маленькому Мишеньке злиться на прислугу и выдирать ее ухоженный кустарник. Он раздражал меня до самой смерти. Накануне его друг братался с приглянувшейся Лермонтову молодой женщиной. Лермонтов вызвал его на дуэль на ружьях. Лермонтов проиграл. Мы можем приписать ему самую глупую смерть в истории литературы. Или мы можем помнить его по его глазам. Они были очаровательны, угольно-черные и сидели в темных глазницах. Они были жалобны и печальны. Когда смотришь на старые картины маслом, невозможно забыть, что этот диспепсический отродье был еще и чувствительным художником-романтиком. Его глаза видели вещи. Они видели красоту, в то время как сам Лермонтов был поглощен надменным нигилизмом. Наиболее критично они увидели Кавказские горы, расположенные между Россией и Грузией, более чем на 900 миль от салонов Москвы. Когда Лермонтову было 3 года и он страдал от ревматизма, бабушка посадила его вместе с его учителем-французом и гувернанткой-немкой в ​​конную повозку и отправилась на целебный воздух гор. Лермонтов вернулся в возрасте 5 и 10 лет, а затем еще раз, когда ему было 20 лет, и он был офицером в армии царя Николая I. Тогда Россия оккупировала Грузию, ведя вековую кампанию по завоеванию народов Кавказа: чеченцев и осетин, а также самой многочисленной группы — черкесов. Лермонтов провел ключевой год, сражаясь и собирая материал для своего романа. «Герой» — тонкая автобиографическая повесть с ироничным названием, повествующая о Печорине, молодом армейском офицере, который женится на Военно-Грузинской дороге, к северо-востоку от столицы, Тбилиси. , а через Кавказ в то, что сегодня является российской Чечней. Он наполнен грандиозными риффами. Лермонтов пишет: «Синие горные вершины, изборожденные морщинами, покрытые слоями снега, вырисовывались на бледном горизонте». Одна грузинская девица производит впечатление «красивой: высокой, стройной, с черными глазами, похожими на глаза горной газели».58, он сказал, что язык Лермонтова «является инструментом энергичного, невероятно одаренного, горько честного, но определенно неопытного молодого человека». У Лермонтова почти не было сострадания. Для него кавказцы были вредны, когда не были экзотикой. «Что за жалкие люди, — замечает его alter ego Печорин. — Чрезвычайно глупый народ, — добавляет сослуживец, — не способный ни к какому образованию». Но я был там и в знак почтения, потому что мне нравился трепет в голосе Лермонтова. Я хотел узнать об этом блестящем молодом человеке, который выбросил весь свой талант, но все еще имеет большое значение на Кавказе, которого все помнят, некоторые поносят, и он так же важен для своего региона, как, скажем, Натаниэль Готорн для американцев. По сей день большинство грузинских и русских школьников читают Лермонтова. В конце концов я выбрался из-под снега. Склон стал пологим, небо прояснилось, и я начал спускаться к деревне Роща по козьим тропам через клевер. Долина становилась шире, пока не достигла примерно полумили в поперечнике — огромное, ошеломляющее пространство скалистой зеленой земли на фоне пятнистого снега вдалеке. Через час я увидел несколько пасущихся коров. Первый дом в Роще представлял собой грубую ночлежку с дровяным сараем на заднем дворе и коровником, прикрепленным к спутниковой антенне. Когда я лежал в своей комнате, отдыхая, я мог слышать, как мужчина хрипит в родах на траве прямо подо мной. Я вышел на улицу и увидел крупного мускулистого спортсмена, бросающего 50-килограммовые камни. Звиади Гогочури выступает за сборную Грузии по дзюдо в девятом0-килограммовая весовая категория. Он не обращал на меня внимания, устроившись рядом в каком-то упражнении, которое включало в себя натягивание толстого резинового шнура. Рядом стоял ребенок, восхищенно наблюдая за происходящим. «Он тренируется, — на осторожном английском говорит 16-летний Утурга Циклаури. «Он приезжает в горы подышать свежим воздухом. Это важно». Утурга живет в пансионе с родителями. Его отец отсутствовал на ночь, поэтому мать доверила ему все мужские обязанности — например, включить водонагреватель, чтобы я мог принять душ в одном сарае. Его манера была настороженной и серьезной. Он знал вещи. Когда он относил цыплятам объедки, то делал это с торжественным благоговением. И пока мы обедали — дзюдоист, Утурга и я — Утурга работал над своими углами, гарантируя, что, когда на следующее утро я вызову такси, он и его мать поедут бесплатно. Такси прибыло в 7:30. Дорога к следующему городу, Корше, была скорее тропой, врезанной в крутой горный склон и усеянной валунами размером с баскетбольный мяч. Мы спускались со скоростью семь миль в час. В какой-то момент Утурга увидел бродячего петуха, прыгающего по кустарниковой траве возле деревянного обрыва. Он выскочил и начал преследовать птицу в лесу, бросая в нее мелкие камни. Его мать выскочила, и (почему бы и нет?) я тоже присоединился к погоне. К этому времени птица неслась на максимальной скорости, крича от ужаса. У меня была возвышенная точка обзора, а петух бежал прямо передо мной. Но Утурга, подняв руку, остановил меня. Затем он преследовал петуха, пока тот не оказался загнанным в угол утеса. Он схватил его за ноги, затем перевернул вверх ногами, хлопая крыльями, обратно в кабину. Мы возобновили движение, теперь уже с живым, полезным сельскохозяйственным животным на борту. Мать Утурги на заднем сиденье рассмеялась от гордости и восторга. — Гиджи, — сказал я водителю, опираясь на свои скудные знания грузинского языка. «Сумасшедший». Водитель тоже засмеялся, затем указал пальцем на свою голову и сказал: «Нет. Умный». Район Хевсурети, размером примерно в половину Род-Айленда и отделенный от Чечни только Кавказскими горами, находится всего в 50 милях от Тбилиси, но дорога туда крутая. Это место всегда казалось отдаленным, а его жители — поклоняющиеся природе христиане, потомки последних крестоносцев Европы — отчаянно независимы. До 1915, хевсуретские мужчины носили кольчужные доспехи, когда галопом въезжали на лошадях в Тбилиси. Сегодня на склонах холмов все еще усеивают стройные средневековые каменные сторожевые башни с крошечными прорезями окон, а в городе-призраке Шатили, на чеченской границе, есть древняя каменная крепость. .Однако старый Хевсурети рушится из-за растущего благосостояния и урбанизации Грузии, а жители Хевсурети могут похвастаться небольшим числом защитников культуры. Я был в Корше, чтобы остановиться у одного из них — художника по имени Шота Арабули, который управляет гостевым домом «Корша». Один из моих постояльцев, 62-летний Отари Лалиашвили, художник и ночной сторож в музее под Тбилиси. Лысый заядлый курильщик с кривым, игривым смехом, он тщательно изучал историю Грузии, оттачивая свое мировоззрение, которое одновременно гипернационалистично и слегка сюрреалистично. «Грузины, — сказал он мне, — были первыми людьми. До Вавилонской башни все говорили по-грузински». Лалиашвили прочитал всего Лермонтова, и его вывод был решающим: «Лермонтов был несчастным гением-идиотом. Он ничего не знал о Кавказе». Лалиашвили приехал с тремя друзьями и пятилитровым графином красного вина, купленным на заправке. Сидя в просторной столовой, мы попробовали этот винтаж и сосредоточились на черкесской войне. За 100 лет русские убили около 400 000 черкесов, а в 1864 году царь Александр II официально изгнал еще 500 000 человек. Сегодня исламские лидеры в Чечне по-прежнему не признают российскую власть. «Лермонтов писал историю с точки зрения оккупанта, — сказал мне Лалиашвили. Величайшей ошибкой писателя, по мнению Лалиашвили, была его неспособность восславить черкесского правителя по имени Шамиль, лидера партизан, который победил русских в нескольких битвах, поскольку он провел 25 лет, безуспешно пытаясь объединить разрозненные племена Кавказа в битве. «Шамиль был настоящим героем черкесской войны, — сказал Лалиашвили. «Шамиль сражался за свою землю, за свою землю. У него была причина воевать, и он сказал русским: «Ваша страна огромна. Я могу объехать на своей лошади все свое королевство за день. Зачем вам это нужно?» «Мы наполнили свои фужеры, и со временем Лалиашвили пересмотрел свое отношение к войне. Он заявил, что настоящим героем был не Шамиль, а его заместитель Бойсангур, который упрекнул Шамиля, когда военачальник наконец сдался в 1859 году.. По словам Лалиашвили, Бойсангур сказал: «Не сдавайтесь. Ты Шамиль. Помнишь, ты сказал, что мы должны сражаться до конца? Бойсангур продолжал сражаться. «Не имело значения, что у него была только одна рука, одна нога и один глаз», — сказал Лалиашвили. «Он боролся, пока русские не поймали его и не повесили». К концу вечера мы допили бутылку. На следующее утро Лалиашвили проснулся поздно и выглядел несколько помятым, словно брел в ванную. «Если не пить, зачем жить?» сказал он мне с хмурой ухмылкой. «Это философия вашего друга Лермонтова, и я приносил себя в жертву его алтарю». Позже в тот же день я устроился со своими книгами о Лермонтове. В творчестве Михаила Лермонтова мало тихих моментов. Читая его, чувствуешь себя так, как будто проснулся среди ночи от бессонницы в каком-нибудь запасном гостиничном номере, может быть, смотришь супердраматичный старый фильм по черно-белому телевизору, с зазубренным до циферблата контрастом. 10. В его эпической поэме «Демон» изображена отверженная душа, которая печально летит над грешным миром только для того, чтобы завязать злополучный роман с грузинской принцессой. Еще одна длинная поэма, «Новичок», повествует о молодом монахе, который бежит из своего монастыря (и организованной религии) и размышляет о смерти «между крутыми и темными скалами». Стихотворение начинается эпиграфом, перефразирующим первую библейскую книгу Самуила: «Я едва вкусил меда; И я должен умереть». Развратные выходки «Героя» трудно воспринимать, но есть пассажи, которые поют с волшебством. «Все эти снега горели румяным заревом, — пишет Лермонтов, — так весело, так ярко, что заставляло задуматься, почему бы не остаться здесь навсегда». Русский драматург Николай Гоголь сказал об одной главе: «Никто из нас еще не написал прозы такой совершенной, такой прекрасной, такой полной аромата». Я мчался вверх и вниз по горам Джорджии, бросил телегу и сел верхом; Я взобрался на снежную гору Креста на самый верх, что не совсем легко; с него видно пол-Грузии, как с блюдца. . . . Для меня горный воздух бальзам; хандра идет к черту, сердце колотится, грудь дышит высоко». Под «Крестом» Лермонтов имел в виду гору Казбек, вершину высотой 16 512 футов, образующую границу с Россией, возвышающуюся над грузинским селом Степанцминда. Я сел в автобус, направлявшийся туда на следующий день. По пути мы наткнулись на зеленый склон холма, где по узкой тропинке карабкались толпы людей, многие из которых носили тяжелые ожерелья с распятиями, буксируя на веревках блеющих овец. Я пришел к выводу, что для овец наверху дела обстоят не очень хорошо. Я начал карабкаться. Рядом со мной были молодые семьи с детьми и старухи босиком, склонившиеся над тростями. Наконец, используя жесты руки, чтобы расспросить своих попутчиков, я убедился, что мы все находимся в паломничестве. Это был Ломисоба, древний языческий праздник, обновленный 15 веков назад после прихода в Грузию христианства. Мы поднимались в монастырь Ломиса, чтобы зарезать сельскохозяйственных животных и помолиться у каменной усыпальницы покровителя Грузии, святого Георгия. вид толпы передо мной, движущейся теперь по крутому, затененному лугу, усеянному полевыми цветами. Мне понравилось, что даже во время этой святой миссии они утяжеляли свои рюкзаки чачей, самогоном на основе винограда. Были сумерки. Монастырь расположен на холме на высоте 7500 футов, и большинству людей потребовалось три часа, чтобы добраться туда пешком. У меня не было никакой еды, не говоря уже о палатке для неизбежной ночи на холоде. Но к настоящему времени у меня сложилось определенное доверие к грузинам. Каким-то образом я знал, что найду дух и тепло на вершине. Там должно было быть 1000 человек — созвездие небольших групп, разбросанных среди нагромождения гигантских валунов и травянистых оврагов. Костры мерцали, и сотни верующих часами ждали, чтобы зажечь религиозные свечи перед иконами Георгия. В основном, тем не менее, вершиной была вечеринка и, для меня, букварь о прелестях и опасностях чачи. Каждый раз, когда я открывал рот, вокруг меня роились паломники с бутылками домашней чачи. Типичный разговор, переведенный с грузинского и жестами рук, проходил примерно так: Пилигрим: Пей! Пей! Я: Но я уже выпил четыре стопки чачи. Пилигрим: Но это же национальный напиток Георг-э-э-э! Вы должны сделать еще один выстрел, для Георга-э-э-э! Я: Я, мм Пилигрим: Еще один, для Георга-э-э-э! За дружбу народов! Серьезный бородатый человек, багетщик, который делился со мной хлебом, сыром и оливками, продавал крошечные портреты святого Георгия в рамке с широким мечом и золоченым византийским нимбом. Некоторые студенты университета, говорящие по-английски, приветствовали меня песней Боба Дилана «Knockin’ on Heaven’s Door», играя на гитарах у костра. Я услышал длинное попурри из патриотических народных песен, когда мы сидели там на скалах в дымной темноте, и я помню, как подумал, что даже сейчас, спустя 170 с лишним лет после смерти Лермонтова, Грузия все еще захвачена русским империализмом. Две страны вели войну в 2008 году за крошечную кавказскую территорию, Южную Осетию. Джорджия была раздавлена, и жало осталось. После каждой народной песни женщина, сидящая рядом со мной, повторяла текст таким же образом: «Наконец-то, — сказала она, — это о Грузии». очень устал от того, что его просят выпить чачу. Примерно в 1:30 я нашел склон на отдаленном лугу и, спрятавшись в нем, погрузился в милосердный сон. Потом меня разбудили. «Напиток!» скомандовал парящий надо мной человек с бутылкой. «Пейте!» Наконец, в 2:45 я начал спускаться с горы. Было тихо, и в кромешной тьме еще сотни паломников поднимались на вершину, намереваясь совершить утреннюю мессу. Они почти не разговаривали. Я слышал тяжелый хрип их легких и легкий топот их ног по земле. Я никогда не пойду на гору Казбек после моего энергичного поклонения у лермонтовского алтаря. Но когда я выехал на шоссе на рассвете, я выставил большой палец и поймал попутку на север, в сторону Степанцминды, с мускулистым русским в спортивной машине. В стереосистеме гремела русская техно-музыка, так громко, что машина тряслась. Я пристегнулся ремнем безопасности. Мы пронеслись через маленькие городки, мимо церквей, магазинчиков и снежных пятен. Я смотрел, как солнце поднимается в голубое небо над высокими скалами Кавказа. Я был в приключении высоко в горах, и, по крайней мере, часть меня забыла, каким своенравным, подлым и трудным был Михаил Лермонтов. На мгновение мне захотелось, чтобы он сидел рядом со мной, наслаждаясь разреженным горным воздухом. ЧТО ДЕЛАТЬ  Бани Орбелиани 17-го века в Тбилиси предлагают общественные бассейны с серой под куполообразными крышами бань во дворце, выложенном синей черепицей. заснеженная гора Казбек. Отправляйтесь туда пешком или на машине из живописной деревни Степанцминда. Ломисоба — самый священный праздник в Грузии и самая дикая вечеринка. В среду, в день летнего солнцестояния, тысячи людей поднимаются в гору от села Арахвети к хребту Ломиса, чтобы помолиться покровителю Грузии Святому Георгию и провести ночь, распивая домашний алкоголь, прежде чем встречать восход солнца мессой9.0003 ГДЕ ОСТАНОВИТЬСЯ Корша Гостевой дом. В двух часах езды к северу от Тбилиси этот загородный коттедж с шестью комнатами украшен каменной копией башни Хевсурети и раскидистыми садами со скульптурами животных, вырезанными из палочек. 011-995-599-74-11-99 или по электронной почте [email protected] ГДЕ ПОЕСТЬ Номера Гостиница. Расположенный в Степанцминде, с захватывающим видом на гору Казбек, ресторан предлагает изысканные блюда в изысканно отреставрированном курорте советских времен. 011-995-322-71-00-99. roomhotel.ge.

Евразийский меланж в «Герое нашего времени»

Михаил Лермонтов, Тифлис, 1837 г.

Маккензи Хауэлл

Россию нельзя отнести к строго европейской или строго азиатской. Дело в том, что Россия — обширная страна, где проживает множество культур, испытавших влияние как Запада, так и Востока. Тем не менее, роман Михаила Лермонтова 1840 года « Герой нашего времени » эффективно демонстрирует отождествление России девятнадцатого века с Западной Европой и подражание ей. Довольно западная перспектива Лермонтова усиливает инаковость кавказских культур на протяжении всего романа. Тем не менее перспективы Лермонтова по-прежнему иллюстрируют евразийскую смесь России.

Михаил Лермонтов, Автопортрет, 1837

            Интересная идентификация тема внутри Герой нашего времени , as Лермонтов передает информацию через несколько слоев повествования. Роман рассказ Григория Печорина, беспокойного, задумчивого дворянского офицера, служившего в Кавказ. Рассказал через несколько рассказчиков, Печорин представляет русского байронического героя, но также и квинтэссенцию человек империи. Побег с Белой, Кавказская княгиня, «отданная» Печорину, пересказывает Максим Максимыч неназванный рассказчик; позже этот же рассказчик редактирует и обрамляет читательское знакомство с журналом Печорина. Эти персонажи постоянно влияют на точки зрения читателя на события, а также других персонажей. Поэтому примечательно, что эти персонажи имеют одну общую черту: их принадлежность к высшему классу Европейская русская идентичность.

            Возможно, западное влияние проявляется, прежде всего, в различных отношениях рассказчика к представления азиатских. В «Беле» безымянный рассказчик постоянно относится к своему кавказскому окружению с насмешкой, заявляя однажды: «Что несчастные люди!» (Лермонтова, 8). На самом деле он связан с Максимом Максимычем. их общее низкое мнение об этих людях, причем последние пренебрежительно относились к азиатам как «негодяи» и «дураки», которые разводят путешественников на деньги и не могут быть образованными (Лермонтов,4-8). По словам Дэвида Шиммельпенника ван дер Ойе, «Азия была единственной место, где русские могли бы быть равными европейцам». (Эй, 4) С этим в ума, пренебрежительные замечания, подобные этим, от наших европейских русских рассказчиков можно интерпретировать как попытки увидеть Кавказ западноевропейцами делать; то есть как низший и Другое .

Подробнее преднамеренные культурные и языковые ссылки на Запад, особенно на Франция, сохраняются на протяжении всего романа. Безымянный рассказчик ссылается на свою багаж как «саквояж», французский термин, который, по-видимому, использовался исключительно за его кажущуюся элегантность. Позже неназванный рассказчик также ссылается на произведения Бальзака и Печорина ссылок les Jeunes-France , еще один ненужный французский флориш (Лермонтов,56,73). Потом тем не менее Печорин и Грушницкий демонстрируют свой романтический репертуар обмен колкостями по-французски (Лермонтов, 87-8, 108). В конечном итоге они перерастают в более смертельный обмен западного происхождения: их поединок (Лермонтов, 155-6). В этих показывает, что персонажи демонстрируют стремление подражать западным мода и все ее драмы.

Это Затем интересно отметить, что рассказчики демонстрируют аналогичные модели в отношении к азиатской культуре, хотя, возможно, и более невольно. Почти уже в безымянный рассказчик ссылается на свой «саквояж», отмечает «Черкесский мохнатая шапка», тонкий символ кавказского влияния на характер (Лермонтова, 4).

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *