Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Российско турецкая война: Началась русско-турецкая война 1768-1774 гг.

Содержание

Началась русско-турецкая война 1768-1774 гг.

25 сентября (6 октября) 1768 г. началась русско-турецкая война 1768-1774 гг. — одна из ключевых по значению войн между Российской и Османской империями, в результате которой к России были присоединены Керчь, Еникале и Кинбурн, земли между Днепром и Бугом, а Крымское ханство обрело независимость под протекторатом России.

Русско-турецкая война 1768-1774 гг. была продолжением борьбы России за выход к Чёрному морю, против агрессии Османской империи, которая стремилась расширить свои владения в Причерноморье и на Кавказе и захватить Астрахань. Турция также выступала против усиления русского влияния в Польше, где в 1764 г. на престол был возведён русский ставленник Станислав Август Понятовский. Поводом к войне явилось отклонение Россией турецкого ультиматума о выводе русских войск из Польши, где они с 1768 г. вели военные действия против Барской конфедерации.

25 сентября (6 октября) 1768 г. Турция, поддерживаемая Францией и Австрией, начала военные действия против России на Украине и на Кавказе.

Попытки турок прорваться вглубь России были пресечены русскими войсками под командованием П. А. Румянцева. Кампания 1768-1769 гг. закончилась для турок неудачно, не принеся, однако, особого успеха и российской армии.

Перелом наступил в 1770 г., когда военные действия развернулись на Нижнем Дунае. Румянцев одержал ряд значительных побед при Ларге и Кагуле. В это время русская эскадра под командованием Г. А. Спиридова впервые в истории совершила переход из Балтийского моря вокруг Европы в восточную часть Средиземноморья, при полном отсутствии своих баз на пути следования и в условиях враждебного отношения Франции. В результате она оказалась в тылу турецкого флота. Успешно преодолев трудности полугодового плавания, русские моряки разгромили в Средиземном море турецкий флот. Решающим было морское сражение в ночь с 25 на 26 июня 1770 г. в Чесменской бухте Эгейского моря у побережья Малой Азии. Русский флот (4 линейных корабля, 2 фрегата, 1 бомбардирский корабль и 4 брандера), встретив в Хиосском проливе турецкий флот (15 линейных и 70 других кораблей), заставил его отступить в Чесменскую бухту.

В результате сильного артиллерийского огня и атаки брандеров весь турецкий флот был уничтожен. В 1771 г. были блокированы Дарданеллы, турецкая торговля в Средиземном море была подорвана.

В июне 1771 г. 2-я армия генерала В. М. Долгорукова захватила Перекоп, а затем заняла Крым. 1-я армия, действуя на широком фронте, несмотря на недостаток сил, успешно отразила в июне и октябре попытки противника прорваться на левый берег Дуная. 1 (12) ноября 1772 г. Россия заключила договор с крымским ханом Сахиб-Гиреем, по которому Крым был объявлен независимым от Турции и находящимся под покровительством России.

В июне 1773 г. главные силы русской армии переправились через Дунай. 9 (20) июня 18-тыс. корпус генерала А. В. Суворова разгромил у Козлуджи 40-тыс. турецкий корпус, в тот же день 15-тыс. турецкий отряд был разбит у Туртукая генералом И. П. Салтыковым. Русские войска блокировали крепости Шумлу, Рущук (Русе) и Силистрию, а передовой отряд А. И. Заборовского перешёл через Балканы.

Победы русских войск заставили Турцию начать мирные переговоры, которые закончились подписанием 10 (21) июля 1774 г. Кючук-Кайнарджийского мира, по которому Крым объявлялся независимым и фактически переходил под российский контроль. Россия приобрела также значительную часть северного побережья Чёрного моря. Новая граница прошла по Бугу и Кубани. В Крыму Россия получила город Керчь и крепость Еникале, а на Черноморском побережье Северной Таврии — крепость Кинбурн. Русский флот теперь имел право на свободный проход через Босфор и Дарданеллы.

Лит.: Петров А. Н. Война России с Турцией и Польскими конфедератами с 1769-1774 гг. СПб., 1866; То же [Электронный ресурс]. URL: http://runivers.ru/lib/detail.php?ID=432753; Веселаго Ф. Краткая история Русского Флота. М.; Л., 1939. Гл. 7. Русско-турецкая война 1768–1774 гг.; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/veselago_ff/index.html; Сакович П. М. Действия Суворова в Турции в 1773 г. СПб., 1853; То же [Электронный ресурс]. URL: http://runivers.ru/lib/detail.php?ID=1026975; Тарле Е. В. Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг // Академик Е. В. Тарле. Сочинения. Т. 10. С. 11—91; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/tarle4/index.html.

См. также в Президентской библиотеке:

Бутурлин Д. П. Картина войн России с Турциею в царствования императрицы Екатерины II и императора Александра I. Ч. 1. СПб., 1829;

Лебедев А. А. Создание и действия Азовской флотилии в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2009.

Русско-турецкая война 3 мая 1787

ХОД СОБЫТИЙ

После заключения Кючук-Кайнарджийского мира Россия начала вывод войск из Крыма. Турки старались уклониться от исполнения договора (не платили контрибуции, не пропускали русские корабли в Чёрное море) и, нарушив договор 1774 г., попытались силой вмешаться в дела ханства и в конце июля 1775 г. высадились в Крыму.

Екатерина II приказала двинуть войска в Крым и в ноябре 1776 г. князь Прозоровский вступил в Крым. Новый хан Шахин Гирей удерживался у власти только благодаря военной поддержке России. 10 (22) марта 1779 г. с Турцией была подписана конвенция, которой подтверждался Кючук-Кайнарджийский договор, но в 1782 г. турки заняли Тамань и угрожали переправой в Крым. Русские войска сосредоточились на турецких границах, военный флот появился на Чёрном море, 8 апреля 1783 г. был выпущен манифест о присоединении к России Крыма, Тамани и кубанских татар.

Заключённый 24 июля (4 августа) 1783 г. с объединённым грузинским царством договор о покровительстве и верховной власти России (Георгиевский трактат) резко ослабил позиции Турции в Закавказье, уничтожив их притязания на Восточную Грузию.

В ответ на требования Екатерины II в конце 1786 г. не беспокоить границы царя грузинского, Порта, со своей стороны, потребовала отказаться от покровительства Грузии, уступить Турции 39 соляных озёр близ Кинбурна, предоставить приоритет турецким купцам в уплате торговой пошлины, возвратить Крым.

При поддержке Великобритании, Франции и Пруссии в 1787 г. Турция выдвинула ультиматум Российской империи. Получив отказ, Османская империя 13 (24) августа 1787 г. объявила России войну.

13 (24) августа 1787 г. турецкая флотилия атаковала два русских судна, стоявшие около Кинбурна. Попытки овладеть Кинбурном были отбиты Суворовым. Кинбурнская победа 1 (12) октября 1787 г. стала первой крупной победой русских войск. Вторая попытка турок овладеть Кинбурном зимой 1787–1788 гг. также оказалась безуспешной.

В ходе двухдневного сражения 17–18 (28–29) июня 1788 г. под Очаковом корабли русской флотилии и береговые батареи Суворова нанесли туркам поражение, после долгой осады отрядами князя Потёмкина и Суворова 6 (17) декабря Очаков пал. Черноморский флот нанёс поражение турецкому у Фидониси (1788). 21 июля (1 августа) 1789 г Суворов атаковал и разбил турок под Фокшанами и 11 (22) сентября при Рымнике.

Флот турок испытал двукратное (в июне и августе 1790 г.) поражение от контр-адмирала Ушакова. Пали Килия, Тульча, Исакча; 11 (22) декабря Суворов взял штурмом Измаил.

29 декабря 1791 г. (9 января 1792 г.) в Яссах был заключён мир и подписан Ясский мирный договор, закрепивший Крым и Очаков за Россией, отодвинувший границу между двумя империями до Днестра. Турция подтвердила Кючук-Кайнарджийский договор и навсегда уступила Крым, Тамань и кубанских татар.

http://magister.msk.ru/library/history/kluchev/kllec76.htm

КИНБУРНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

Главной целью войны Турция ставила овладение Крымом, чему должен был способствовать флот с сильным десантом и гарнизон Очакова.

Стремясь использовать выгодное свое положение нападающей стороны, турки сразу же проявили большую активность на море и 1-го октября высадили свой десант на Кинбурнской косе, но десант этот был уничтожен Суворовым. При Кинбурне у Суворова было всего 1600 человек (роты и эскадроны различных полков). Турок высадилось 5500. Русские атаковали развернутым строем (Петербургские драгуны и Павлоградские легкоконные - выше колена лошади в морской воде). Для "сочинения" карре было слишком мало войск. Убито и потоплено до 5000 турок. Наш урон 16 офицеров, 419 нижних чинов. Суворов ранен.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ПЕРЕД ШТУРМОМ ОЧАКОВА

11-го ноября. На рассвете турки выслали из города в великом числе на вылазку, напали на нашу вновь устроенную батарею на фланге левом, отняли две полевых пушки и поставили было уже на завоеванной ими батарее знамя свое, перерезав малое число людей, в сей батарее от холоду уснувших; но находившийся там на каракуле генерал Максимович, разбудя солдат, пошел сам вперед и имел несчастие по сильном врагу сопротивлении быть сильно порубан и повержен на землю; в которое время турки отрубили ему голову, унесли в город. Солдаты же пошли на штыках, прогнали турков, отняли знамя и отбили одну пушку, и гнавшись за ними нашли и другую во рву.

В сем случае много с нашей стороны солдат перерезали османы, напав на сонных, многим отрезали головы, унеся их с собою, и взоткнув их на штыках, расставили по валу; между сими головами примечена и генерала Максимовича, и как о сем донесено было князю светлейшему, он с сердцов велел лежавшим, побитым туркам около батареи отрезать головы и привезть в стан меж солдат, что и учинено было.

(Другие говорят, что в том было недоразумение и что князь светлейший не приказал сего учинить). Боже мой, какой отвратительный взор! Взор, возбуждающий варварство человечества, к человечеству соделанное! Головы сии отрубленные возимы были везде по лагерю, человеки сбегались со всех сторон, посмотря на их содрогались и ощущали ноющее омерзение солдат, вопия: штурм! штурм!.. мужик: неверные... чиновный: гадкость, и все содрогались и отвращались в скорости от сей сцены.

Цебриков Р.М. Вокруг Очакова. 1788 год. (Дневник очевидца) // Русская Старина, 1895. Т.84, №9. http://adjudant.ru/suvorov/cebrikov04.htm

СРАЖЕНИЕ У РЕЧКИ РЫМНИК

Визирь Юсуф решил воспользоваться удаленным положением Кобургского и Суворова, чтобы разбить их порознь, а затем двинуться на выручку Бендер. Собрав до 100000, он двинулся к речке Рымник. Кобургский снова запросил помощи у Суворова. Не медля, Суворов соединился с австрийцами 10-го сентября, пройдя в два с половиной дня по невылазной грязи 85 верст, а 11-го числа в славной Рымникской битве (второй Кагул) наголову разгромил полчища Юсуфа.

У союзников было 25000 при 73 орудиях, у турок 100000 при 85 орудиях. Кобургский указал было на неравенство сил, но Суворов возразил, что тогда он атакует с одними русскими, и принц подчинился. Желая заранее составить диспозицию на следующий день, Кобургский настойчиво просил Суворова явиться к нему на совещание. Посланному было отвечено в первый раз — «Суворов ужинает», во второй — «Суворов Богу молится» и в третий — «Суворов спит». Но Суворов не спал, а с дерева обозревал турецкий лагерь. Вернувшись с рекогносцировки, Суворов приказал армии выступать немедленно и скрытым ночным переходом из Фокшан, перейдя реку Рымну (приток Рымника), подвел ее к самому турецкому лагерю. Турки, уверенные в победе над австрийцами (о прибытии Суворова они не знали), были застигнуты врасплох. Союзная армия построилась углом, вершиною к неприятелю. Русские (ставшие полковыми карре) составили правую, австрийцы (в батальонных карре) левую сторону угла. При движении между русскими и австрийцами образовался промежуток свыше 2-х верст, кое-как заполненный слабым австрийским отрядом генерала Карачая.
Бой начался в 8 часов блестящей атакой через овраг правофлангового русского карре — Фанагорийских гренадер, овладевших авангардным турецким лагерем. Подоспевший визирь собрал всю свою конницу (45000 всадников — половина всего войска) и бросил 7000 всадников на левый фланг русских (воспользовавшись тем, что 2-я русская линия еще не перешла оврага), 18000 в промежуток между союзниками — на Карачая с его 2000 — и до 20000 в охват левого фланга австрийцев. Орда была отбита батальным огнем доблестных союзных кареев.

Повторная атака (25000 всадников) имела столь же мало успеха. Вся конница турок была рассеяна. В 3 часа дня союзная армия подошла к главному укрепленному лагерю турок, занятому 15000 свежих янычар. Суворов, видя, что ретраншамент полевой, слабой профили, бросил в атаку на укрепления всю свою конницу — 6000 сабель. Первым пронесся через ретраншамент Стародубовский карабинерный (ныне драгунский) полк. Завязалась убийственная сеча, в которой приняла участие подоспевшая пехота. Янычары были истреблены, и в 4 часа победа была полной. Турецкая армия превратилась в толпы, бежавшие без оглядки и массами погибавшие в бурных водах разлившегося Рымника. До 15000 убитых и раненых турок осталось на поле сражения, трофеями были 4 богатых лагеря, вся артиллерия визиря — 85 орудий и 100 знамен. Урон союзников составили всего 650 человек. Суворов награжден орденом св. Георгия 1-й степени и титулом графа Рымникского.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ВЗЯТИЕ АККЕРМАНА И БЕНДЕР

По некотором отдохновении мы пошли к крепости Аккерманну, куда пришед, я расставил всю артиллерии на высотах, в виду крепости, а позади войска. На другой день паша выслал мне сказать, что желает войти в переговоры. Я объявил о сем Князю Потемкину; он мне дал полную власть заключить капитуляцию, и в тот же день паша выслал своего уполномоченного. Я согласился выпустить гарнизон с его имуществом, под условием уступить нашей Императрице все, принадлежащее Султану: артиллерию, порох, провиант, и на сих условиях, в десять часов следующего утра, я крепость и город занял. Словно, как бы войны не было: наши с Турками обходились ласково, и по вступлении, в тот же день, все лавки были отперты. Оставив тут гарнизон и сделав распоряжения, пошли мы к Бендерам, где я имел под начальством, пятьдесят шесть тысяч войска, и разными колоннами, в одну минуту, по данному от меня предписанию, крепость была обложена по обеим сторонам Днестра. Я въехал в Форштат, но Турки производили пальбу с такою осторожности, что казалось боялись кого убить, чтобы нас не раздразнить. Приметив, что крепость вовсе не намерена обороняться, я приехал к Потемкину, сказал ему свое замечание, и мы отправили парламентера им сказать: что войско Русское с тем пришло, чтобы Бендеры взять, а хотят ли они без траты людей крепость отдать или намерены защищаться, все таки по позднему осеннему времени мы не можем тут долго забавляться, и участь Бендер непременно решится в одни сутки. В ответ мы получили, что все три паши к нам для переговоров будут. После обеда они приехали, и я с ними, чрез переводчика, до самой полуночи возился. Наконец обещались они на то же утро отворить ворота на условиях, на каких и сдался Аккерманн. Они поехали в крепость, а я пошел к Потемкину, лежащему в кибитке на постели и поздравил его с Бендерами.

Комментарий: Почему Россия и Турция оказались на грани войны | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW

Словосочетание "русско-турецкая война" вызывает в памяти имена Суворова и Скобелева, картины Айвазовского и Верещагина, монумент на перевале Шипка и памятник императору Александру Второму в Софии. Однако в любой момент оно имеет шанс обрести новое значение. В Сирии, в районе Идлиба, российские силы, поддерживающие режим Башара Асада, могут столкнуться с турецкими войсками, которые защищают последний анклав, находящийся под контролем антиасадовской оппозиции.

Почему Эрдоган не согласен с Путиным

Тактический союз Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана переживает, мягко говоря, не лучшие времена. Сначала они поссорились из-за Ливии, где Москва поддерживает фельдмаршала Халифу Хафтара, а Анкара - признанное ООН правительство Фаиза Сараджа. Теперь разногласия по поводу будущего Сирии поставили два режима на грань войны.

Константин Эггерт

Кремль хочет помочь Асаду окончательно поставить под контроль всю сирийскую территорию. Российское начальство мечтает объявить об окончательной победе над "террористами" и постараться поскорее забыть об этой войне. Она становится все менее популярной у россиян, которые в последние год-два заметно охладели к зарубежным военным авантюрам Кремля. Там не без оснований надеются, что после окончательного "умиротворения" Сирии с помощью кассетных бомб воздушно-космических сил России и химического оружия Асада Европейский Союз смирится с произошедшим и начнет через какое-то время финансировать восстановление страны. Это будет способствовать укреплению и постепенной международной легитимации режима в Дамаске.

Однако Эрдогана это совершенно не устраивает. Он хочет сохранить влияние на ситуацию в Сирии и военное присутствие в ее северных регионах. Вдобавок, значительная часть его электората симпатизирует сирийским суннитам, которые больше всего пострадали от Асада. Плюс три с лишним миллиона сирийских беженцев уже находятся в лагерях в Турции, а после угрозы зачистки Идлиба еще почти миллион побежал к турецкой границе. Некоторые наблюдатели считают это крупнейшим потоком беженцев за всю девятилетнюю историю гражданской войны в Сирии. Путин упорно игнорировал этот фактор, что доказывает - глубокого понимания интересов и проблем важнейшего соседа России в Кремле нет.

Меркель и Макрон встревожены действиями РФ и Турции

Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон предложили срочно встретиться с Эрдоганом и Путиным, чтобы попытаться предотвратить военное столкновение России и Турции и очередную гуманитарную катастрофу. И Путину, и Эрдогану, разумеется, приятно, что их буквально молят о встрече канцлер ФРГ и президент Франции. Скорее всего, они на нее согласятся и, видимо, о какой-то приостановке конфронтации договориться удастся. Кремль не мечтает вступить в боевое столкновение с четвертой по численности армией мира, которую, вдобавок, готов поддержать поставками вооружений главный союзник по НАТО - Соединенные Штаты.

Эрдоган, в свою очередь, едва ли хочет начинать наступление против сирийской армии без гарантированной поддержки с воздуха - ведь небо над Сирией контролируют российские ВКС.

Однако турецкий президент уже может торжествовать: ведь в потенциальном конфликте с Москвой его, вероятно, поддержит Вашингтон. Эрдоган уже попросил Америку поставить Турции ракетные комплексы Patriot. Несмотря на вызвавшую гнев американцев прошлогоднюю покупку Турцией российских ракетных комплексов С-400, шанс, что просьбу турецкого президента удовлетворят, довольно велик. Он показал всему миру, что Турция - настолько важный член Североатлантического альянса, что может заставить американцев прислушиваться к ней.

Путину придется смириться?

Для Путина это неприятная история. Он культивировал отношения с Эрдоганом в надежде максимально отдалить Турцию от ненавидимого им НАТО и ослабить южный фланг альянса. Теперь же всем ясно: турецкий лидер использовал отношения с Кремлем, чтобы пощекотать нервы американцам и укрепить свой образ как независимого ни от кого лидера, без которого невозможно обойтись в мировых делах. Эрдоган буквально принуждает Путина и его союзников-иранцев фактически признать особые интересы и роль Турции в Сирии, заставить их согласиться на то, что Анкара будет иметь там свою зону ответственности и каналы влияния.

Это совершенно не входило в планы Кремля, Тегерана и их клиентуры в Дамаске. Москва не может доверять туркам и не может от них избавиться. Путин теперь надолго обречен защищать Асада от возможной военной операции Турции и рисковать столкновением с одной из ведущих стран НАТО. Он знает: любимый лозунг российских ура-патриотов "Можем повторить!" на самом деле полностью выражает и позицию Турции. Она один раз в 2015 году уже сбила российский военный самолет и этим доказала: Эрдоган не хуже Путина любит и умеет применять силу. Более того, его позиции, благодаря членству страны в НАТО, в чем-то сильнее путинских. Российскому президенту придется надолго смириться с этим неприятным фактом.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь".   Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    От "весны" до войны

    В начале 2011 года "арабская весна" добралась до Сирии, но первые мирные демонстрации были жестоко подавлены полицией. Тогда, начиная с 15 марта, по всей стране стали вспыхивать массовые акции протеста с требованиями отставки Башара Асада. Вряд ли можно было вообразить, что те события положат начало конфликту, который затянется на восемь долгих лет и унесет жизни почти полумиллиона сирийцев.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Стороны конфликта

    После того как волна массовых протестов прокатилась по стране, Асад начал использовать для их подавления армию. В свою очередь противники режима были вынуждены взять в руки оружие. В конфликт вступили также отряды национальных меньшинств (например, курды) и исламистские террористические группировки, среди которых особняком стоит так называемое "Исламское государство".

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    "Халифат" террористов

    В апреле 2013 года в гражданскую войну в Сирии вступили боевики террористической организации ИГИЛ, образованной из подразделения "Аль-Каиды". В июне 2014 года группировка объявила о переименовании в "Исламское государство" и провозгласила "халифат". По некоторым данным, в 2015 году под контролем ИГ находилось около 70 процентов территории Сирии, а численность боевиков составляла 60 000 человек.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Культурное наследие как цель террористов

    Разрушение античного города-оазиса Пальмиры стало символом варварского обращения террористов ИГ с объектами культурного наследия. Всего же с момента начала гражданской войны в Сирии было разрушено более 300 археологических памятников. В феврале 2015 года Совбез ООН приравнял уничтожение боевиками ИГ предметов исторической, культурной и религиозной ценности к терактам.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Миграционный кризис

    По данным ООН, за последние семь лет 5,3 млн сирийцев бежали из страны. Большинство из них нашли убежище в соседних Турции (более 3 млн человек), Ливане (свыше 1 млн) и Иордании (почти 700 тысяч). Но возможности этих стран по приему беженцев оказались практически исчерпаны. В результате сотни тысяч сирийцев отправились искать спасения в Европе, вызвав миграционный кризис в ЕС.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Международная коалиция против ИГ

    В сентябре 2014 года президент США Барак Обама объявил о создании международной коалиции против ИГ, в которую вошли более 60 государств. Участники коалиции наносили авиаудары по позициям боевиков, занимались подготовкой местных сухопутных войск, оказывали гумпомощь населению. В декабре 2018-го президент США Дональд Трамп объявил о выводе американских солдат из Сирии, обосновав это победой над ИГ.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Исламская антитеррористическая коалиция

    В декабре 2015 года Саудовская Аравия представила свою антитеррористическую коалицию, состоящую из исламских стран. В нее вошли 34 государства, часть из которых, как и сами саудовцы, являются также членами международной коалиции под предводительством США.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Участие России

    С осени 2015 года российские ВКС также наносят удары в Сирии - по заверениям Москвы, лишь по позициям ИГ. По данным же НАТО, 80% российских авианалетов были нацелены на противников Асада из умеренной оппозиции. В ноябре 2017 года Путин заявил о скором окончании военной миссии в Сирии. Группировка будет сокращена, но в распоряжении РФ останутся 2 военные базы и некоторые другие структуры.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Мирные переговоры

    14 марта 2016 года, в канун 5-летия начала гражданской войны в Сирии в Женеве стартовали переговоры по мирному урегулированию конфликта под эгидой ООН. Первая подобная попытка в начале февраля завершилась неудачей на фоне наступления армии Асада на город Алеппо. Второй шанс появился после заключения перемирия между сторонами с 27 февраля при содействии США и РФ.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Применение химического оружия

    Согласно совместному докладу ООН и ОЗХО, режим Асада несет ответственность за применение отравляющего вещества зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года, а "Исламское государство" применяло сернистый иприт во время атаки в населенном пункте Ум-Хош в сентябре 2016 года.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Договоренность о зонах безопасности

    С января 2017 года в столице Казахстана по инициативе России, Турции и Ирана проводятся параллельные женевским межсирийские переговоры по урегулированию в Сирии. На них впервые за одним столом встретились представители как режима Башара Асада, так и оппозиционных сил. В мае в Астане подписан меморандум о создании четырех зон деэскалации в северной, центральной и южной части Сирии.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Год радикальных перемен в Сирии

    2017 год принес радикальные перемены в ситуации в Сирии. Еще в декабре 2016 года войска Асада при поддержке ВКС России освободили Алеппо, весной 2017-го - Хомс. А в июне были достигнуты американо-российские соглашения об установлении реки Евфрат в качестве разделительной линии между "Силами демократической Сирии" и войсками Асада.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Разгром ИГ, но еще не окончательная победа

    В 2018 году войска Асада заняли стратегически важный город Дейр-эз-Зор и ряд других. А оппозиционные "Силы демократической Сирии" и курдские Отряды народной самообороны при поддержке США - Ракку. 3 марта 2019 года произошло решающее сражение за последнее поселение Бахгус, находящееся в руках ИГ. После освобождения деревни под контролем ИГ останется только отдаленный регион к западу от Евфрата.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    "Тройка" в Сочи

    В 2017 году на встрече в Сочи лидеры РФ, Ирана и Турции Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган выступили с рядом инициатив, призвав Дамаск и оппозицию к участию в сирийском Конгрессе национального диалога, который должен открыть дорогу к конституционной реформе. В 2019-м лидеры трех государств заявили, что контроль над Сирией должен вернуться к правительству в Дамаске.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Новое применение химоружия в Думе

    По данным гуморганизаций, 7 апреля 2018 года в городе Дума, последнем очаге сопротивления исламистов и повстанцев в регионе, было вновь применено химоружие. По данным ВОЗ, в ходе атаки более 70 человек погибли, у 500 жителей зафиксированы симптомы отравления. Власти Сирии опровергали эту информацию. Но 1 марта 2019 года эксперты ОЗХО пришли к выводу, что в Думе, вероятнее всего, был применен хлор.

    Автор: Илья Коваль


История: Наука и техника: Lenta.ru

В череде непрерывных русско-турецких конфликтов XVIII-XX веков освободительная война 1877-1878 годов занимает особое место. Стала ли она долгожданным реваншем России за проигранную Крымскую войну? Могла ли тогда российская армия взять Константинополь (Стамбул) и завладеть черноморскими проливами? Почему маркиз Солсбери и британская королева Виктория хотели воевать с Россией из-за Турции? Почему эта война сплотила русское общество, но стала прологом к Первой мировой? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Лапин.

«Лента.ру»: Почему так получилось, что эта война стала едва не единственным случаем в нашей истории, когда ее больше хотело российское общество, нежели власть?

Владимир Лапин: Если позволите, начну издалека. Каждая новая война несет на себе отпечаток войны предшествующей. Истоки турецкой кампании 1877-1878 годов следует искать не только в Крымской войне, а даже в войнах наполеоновской эпохи — прежде всего в Отечественной войне 1812 года.

Владимир Лапин

Дело в том, что до начала XIX века любые войны в России были делом государя и власти. Но именно война 1812 года и заграничный поход в Европу 1812-1815 годов породили национальное самосознание и создали русскую нацию, которая сразу осознала себя нацией победителей и освободителей. И такая особенность рождения нашей нации наложила свой отпечаток на весь ход русской истории.

В каком смысле?

Мы неизбывно ощущаем себя победителями и освободителями — и в этом осознаем свою миссию. И очень болезненно реагируем, когда этот почетный статус подвергается сомнению. В России все проверяется войной. Например, Екатерина II выиграла все войны, которые вела, поэтому ей прощали и непопулярные реформы, и то, что она незаконно занимала трон. Но стоило ее сыну Павлу I проиграть войну с Францией (ту самую, во время которой Суворов переходил через Альпы), как он тут же получил табакеркой в висок. Поэтому победа в войне 1877-1878 годов, несмотря на все издержки, подтвердила правильность курса реформ Александра II.

Материалы по теме

00:03 — 12 августа 2017

Крымская война, поначалу называемая Восточной, тоже начиналась под лозунгом освобождения братьев-славян от турецкого ига и защиты православных святынь в Палестине. И когда в 1875-1876 годах турки утопили в крови христианские восстания в Боснии и Герцеговине и в Болгарии, власть и русское общество были единодушны: война с Турцией неизбежна. Этот порыв, когда власть парадоксальным образом оказалась под сильным общественным нажимом, стал закономерным следствием роста национального самосознания в России в XIX веке.

Известно, что император Александр II долго колебался, прежде чем объявить войну. Он опасался повторения Крымской войны, неудачи в которой свели его отца в могилу?

Российскому императору было чего бояться, потому что ситуация была весьма неустойчивой. Он понимал, что если в конфликт вмешается Европа, для России это будет иметь катастрофические последствия. К тому же Александр II помнил, какой разорительной была Крымская война для российской экономики. Ведь всякая война — это запредельно дорогое удовольствие. Но эти деньги ему были нужны для продолжения великих реформ — преобразования тоже требуют огромных затрат. Поэтому война Александру II пришлась совсем некстати, но он никак не мог от нее уклониться.

Фрагмент фильма Леонида Парфенова «Александр II» из цикла «Российская империя»

Вы говорили, что эта война очень важна прежде всего своими последствиями и что память об этой войне очень причудлива и специфична в плане использования ее для обслуживания национального исторического мифа. Что вы под этим подразумеваете?

Под историческим мифом я подразумеваю не какую-то выдумку, а национальную версию событий прошлого. Я говорил о дальнейшей трактовке этой войны будущими историками. Для России она действительно стала и победоносной, и освободительной. По ее итогам наша страна преодолела тяжелые последствия неудачной Крымской войны и восстановила свой престиж в мире. Но я имел в виду последствия для отношений России с освобожденными народами.

Это прежде всего касается Болгарии, которая после обретения независимости, добытой во многом русской кровью, взяла курс на союз с Австро-Венгрией и Германией. В 1886 году Россия разорвала с ней дипломатические отношения и дело чуть не дошло до войны. Что характерно, в обеих мировых войнах XX века Болгария была на стороне врагов нашей страны. Сербский король Милан Обренович после освобождения от турецкой власти тоже стал ориентироваться на Австро-Венгрию, а в 1885 году развязал войну против Болгарии.

Почему так получилось?

Я недавно видел публикацию в одной болгарской газете 1890-х годов. Там есть фраза, смысл которой сводится к тому, что болгары питают глубокую благодарность к русским героям-освободителям, но различают братский русский народ и официальную Россию. Видимо, в правящих кругах новообразованных балканских государств побаивались чрезмерного влияния Петербурга. Недаром в Болгарии на троне утвердилась немецкая династия.

Тут сразу приходит на ум известная цитата из Достоевского, что «не будет у России и никогда еще не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными».

Это все так. Парадоксально, но чем больше независимых государств создавалось на территории бывших османских владений в Европе, тем дальше оказывалась Россия от своей заветной мечты — Константинополя.

Почему?

Чтобы наступать на Константинополь во время Крымской войны, русским войскам требовалось только перейти границу с Османской империей. К началу русско-турецкой войны 1877-1878 годов вместо двух подконтрольных туркам княжеств Валахии и Молдавии уже существовала единая Румыния, с которой нужно было предварительно договариваться. После этой войны появилось еще и единое болгарское государство.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 15 июня 1877 года»

Понятно, что в таких условиях об овладении Константинополем сухопутным путем можно было забыть, поэтому все последующие планы российского генерального штаба по захвату черноморских проливов предусматривали только высадку десанта. Но это была явная авантюра, что наглядно показала неудачная Дарданелльская операция британцев во время Первой мировой войны.

Если не ошибаюсь, в основе военной кампании лежал новаторский по тем временам план молниеносной войны генерала Обручева, во многом предвосхитивший концепцию германского блицкрига в будущих мировых войнах. Он предусматривал после переправы через Дунай наступать по трем направлениям через Балканы, затем захватить в клещи и разгромить основные силы турок и завершить войну стремительным броском к Константинополю. Почему ход боевых действий пошел не так? Почему российским войскам пришлось с огромными потерями трижды штурмовать Плевну, а потом оборонять Шипку?

У нас начисто забыли победную русско-турецкую войну 1828-1829 годов, когда в считаные месяцы Россия блестяще разгромила Османскую империю и решила все свои стратегические задачи. Такой успех был возможен во многом благодаря тому, что Россия полностью контролировала Черное море, а логистическое обеспечение действий русских войск осуществлялось морским путем. Но после Крымской войны Россия потеряла свой Черноморский флот, и к началу войны 1877-1878 годов только приступила к его восстановлению.

Поэтому снабжение нашей армии на Балканах могло осуществляться только по суше. Обручев действительно был талантливым военачальником и составил смелый и толковый план наступления. Но тут возникла ситуация как в известном стихотворении Льва Толстого, сочиненном при осаде Севастополя во время Крымской войны: «Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги». Учитывая сложный рельеф местности и отсутствие нормальных дорог, русская армия завязла в пути и испытывала колоссальные трудности в снабжении.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Сдача крепости Никополь 4 июля 1877 года»

Вторая проблема — стереотипное мышление командного состава. Это, кстати, характерная черта не только нашей армии. Генералы, как известно, всегда готовятся к прошедшей войне. В то время у российских военачальников не было изжито идущее с XVII-XVIII веков и устаревшее в промышленную эпоху представление об организации театра военных действий как пространства, разделенного зонами крепостей. Взятие четырехугольника турецких крепостей в Болгарии стало своего рода фетишем для русского командования, хотя их можно было взять в осаду и обойти, стремительно продвигаясь дальше на Константинополь.

Насколько я понимаю, в той войне хорошо себя показали военачальники среднего звена вроде Гурко, Скобелева и Драгомирова, а высшее великокняжеское командование, состоящее из родственников императора, особыми воинскими дарованиями не блистало.

Не совсем соглашусь в оценке высшего командования — оно вовсе не было бездарным. Великий князь Николай Николаевич войсками руководил неплохо, и даже цесаревич Александр Александрович (будущий император Александр III), командовавший Рущукским отрядом, проявил себя хорошо. Но здесь выявилась третья проблема русской армии — отсутствие должного взаимодействия между войсками. Много кто влиял на принятие ключевых решений, но мало кто мог взять ответственность за их исполнение.

Наверное, нужно учесть еще и то, что Россия вступила в эту войну, когда милютинская реформа армии еще не завершилась?

Конечно. То, что армию отправили на войну во время реформирования, сильно сказалось на ее боеготовности. Сильно оплошала и российская военная разведка, проглядевшая серьезное перевооружение турецкой армии накануне войны. В результате вооружение и оснащение русских войск оказались на порядок хуже, чем у противника. К тому же из-за просчетов разведки и прочих организационных провалов турки беспрепятственно заняли Плевну, что потом дорого стоило русской армии.

Как вы думаете, почему на Кавказском фронте наступление русских войск оказалось более успешным, чем на Балканах? Хотя и там, как мы знаем, случилось Баязетское сидение.

К сожалению, об этом событии у нас больше знают по известной книге Валентина Пикуля, где много неточностей и просто прямых искажений. Тем, кто хочет знать, как там все было на самом деле, я советую прочитать роман Бориса Васильева «Господа офицеры» из дилогии «Были и небыли». С военно-стратегической точки зрения Баязетское сидение стало не самым значительным эпизодом той войны, хотя оно предотвратило турецкое вторжение в Восточную Армению.

Но знать о нем стоит, потому что это была яркая и героическая страница нашей военной истории, когда русские солдаты и офицеры на протяжении 23 дней отбивались от превосходящих сил противника под укрытием обветшалых укреплений, не имея необходимого запаса воды и продовольствия.

И все-таки — почему на кавказском театре военных действий у России дела шли благополучнее? Кстати, и в Первой мировой войне было точно так же.

Это правда, тогда русская армия под командованием генерала Николая Юденича дошла до Трапезунда и даже до Анатолии. Во всех русско-турецких войнах, начиная с кампании 1806-1812 годов, боевые действия на Кавказе для нас складывались более успешно, чем на Балканах.

Картина Льва Лагорио «Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года»

Во-первых, там турецкая армия была слабее той, что воевала на Балканах, где защищала подступы к своей столице. Во-вторых, в кампании 1877-1878 годов на Кавказском фронте у нас действовали грамотные генералы, за плечами которых был опыт участия в Кавказской войне против горцев. К тому же там было много офицеров из числа грузин и армян — взять хотя бы одного из героев той войны Арзаса Тергукасова. У всех у них имелась своя мотивация воевать с турками.

Почему обо всех войнах с Турцией на кавказском направлении у нас всегда говорили меньше, чем о боевых действиях на Балканах?

Это можно объяснить европоцентричностью нашего сознания. В России всегда больше интересовались войнами на европейском театре военных действий, поэтому кавказское направление всех русско-турецких войн оставалось на периферии внимания как современников, так и потомков.

В начале 1878 года русские войска остановились в 12 километрах от Константинополя, но не стали его штурмовать, хотя турецкая столица на тот момент была совершенно беззащитной. Почему?

Во-первых, когда огромная армия входит в большой и богатый город, всегда есть риск потери ее боеспособности и превращения в банду мародеров. Неизвестно, как могли сложиться события Отечественной войны 1812 года, если бы Наполеон не поддался соблазну захватить Москву. Мы все знаем, чем это для него закончилось.

Материалы по теме

00:11 — 3 мая 2016

Во-вторых, весь опыт войн России не только с турками, но и с прочими азиатскими противниками показывал их слабость в открытых полевых сражениях. Но в своих городах, ощущая поддержку местных жителей (особенно черни), они дрались гораздо отчаяннее. Иными словами, если бы русская армия вошла в Константинополь, последствия могли быть непредсказуемыми.

В-третьих, взятия русскими войсками Константинополя не могли допустить в европейских столицах — Вене, Берлине, Париже и Лондоне. Для европейских держав это было бы немыслимо, поскольку подобная акция полностью нарушала сложившийся баланс сил. Я подозреваю, что в Петербурге всерьез даже и не рассматривали такой вариант, зная о возможных катастрофических последствиях.

Но какой вариант рассматривала Россия? Когда Достоевский с воодушевлением писал «Константинополь должен быть наш», он наверняка был не одинок в этом желании, хотя в преддверии войны Россия официально заверяла Великобританию, что не собирается захватывать турецкую столицу и черноморские проливы.

Да, это так. Была известная нота Горчакова.

Но современный историк Олег Айрапетов указывает, что «в случае превращения Константинополя в вольный город, предусматривалось создание русского укрепления на Босфоре с правом Великобритании оккупировать вход в Дарданеллы». То есть в Петербурге могли существовать и другие планы?

У писателя Льва Кассиля есть повесть «Кондуит и Швамбрания», где он рассказывает, как в детстве они с братом придумали идеальную сказочную страну. Все российские дореволюционные прожекты насчет Константинополя и черноморских проливов — это такой военно-политический «Кондуит и Швамбрания». Умные люди в Петербурге понимали их неосуществимость, особенно после создания независимых Румынии и Болгарии.

Русский солдат на фоне мечети Селимие в Эдирне (Адрианополе) в 1878 году

Допустим, Россия добилась бы в 1878 году создания военного укрепления на Босфоре. Но как бы осуществлялось его снабжение? Разумеется, только по морю, но для этого пришлось бы создавать еще один Черноморский флот. Где взять на это ресурсы? То есть вместо решения прежних проблем Россия получила бы колоссальную головную боль на долгие годы вперед. Но я опять повторю: великие европейские державы в любом случае этого бы не допустили.

Но даже Сталин после 1945 года хотел создать советскую военно-морскую базу в черноморских проливах.

И что — кто-нибудь ему это позволил? К чему-нибудь это привело?

Разве что к тому, что Турция быстро запросилась в НАТО.

Вот именно. Никогда и ни при каких обстоятельствах другие великие державы не допустили бы контроля нашей страны над черноморскими проливами.

Но во время Первой мировой войны Британия и Франция на это согласились.

Вы говорите об англо-франко-русском соглашении от 18 марта 1915 года. Но не факт, что союзники стали бы его потом исполнять, особенно если Дарданелльская операция увенчалась бы успехом.

Если вернуться к событиям 1877-1878 годов — какой стратегический план был у России в отношении Константинополя?

Я думаю, что угрозой захвата Константинополя предусматривалось взять турок за горло и продиктовать им любые условия мирного договора. Это уже было в 1829 году в Адрианополе, это повторилось в 1878 году в Сан-Стефано.

Насколько вообще выполнимым был Сан-Стефанский мир, выгодный прежде всего России и Болгарии? Я где-то читал такую версию, что турки намеренно согласились на него в надежде, что оно неизбежно рассорит Россию с остальной Европой, а болгар — с остальными балканскими народами. В итоге именно так и случилось.

Мне трудно сказать, на что надеялись турки, но я хочу обратить внимание на одно обстоятельство, которое в отечественной историографии обычно замалчивают. Сан-Стефанский договор 1878 года стал прямым нарушением секретного Рейхштадтского соглашения, заключенного Россией и Австро-Венгрией в 1876 году. Для Петербурга было важным накануне предстоящей войны с Османской империей обеспечить нейтралитет Вены и не допустить повторения ситуации Крымской войны, когда высока была угроза получения удара в спину от Австро-Венгрии.

Поэтому по Рейхштадтскому соглашению Россия признавала австро-венгерскую оккупацию Боснии и Герцеговины и обязывалась не допускать создания на Балканах крупного славянского государства. Причем все это делалось за спиной балканских народов — ни сербов, ни болгар никто не спрашивал. Я не исключаю, что Сан-Стефанский договор стал для России игрой на повышение ставок.

В каком смысле?

Подписанием этого договора мы как бы демонстрировали болгарам, что сделали для них все, что смогли, но если не получилось — то во всем виновата коварная Европа, а Рейхштадтское соглашение как бы и ни при чем.

Картина Алексея Попова «Защита "Орлиного гнезда" орловцами и брянцами 12 августа 1877 года»

Но Сан-Стефанским договором были недовольны не только великие европейские державы, но и все соседи Болгарии: публично возмущалась Греция, Сербия вступила в тайные переговоры с Австро-Венгрией, Румыния предъявляла претензии России из-за южной Бессарабии.

Это неудивительно. Вы сами сказали, что на Балканах от Сан-Стефанского договора выиграла только Болгария. В результате все, кому Россия помогала на Балканах, не только обиделись на нее, но и передрались между собой. Особенно это касается постоянных конфликтов Сербии и Болгарии из-за Македонии, которые продолжились и в XX веке.

Ваши коллеги-историки пишут, что в 1877-1878 годах «в британской прессе началась настоящая антирусская истерия», российский посол в Лондоне Шувалов не нашел общий язык с новым министром иностранных дел «ястребом» маркизом Солсбери, а королеву Викторию считал сошедшей с ума и в донесении Александру II отзывался о ней так: «Английской конституции недостаточно, чтобы пресечь влияние этой женщины, вбившей себе в голову мысль о войне с нами… Наши примирительные попытки терпят неудачу… Британцы усматривают только два возможных варианта — либо война с Россией, либо унижение Англии». Почему Великобритания столь остро реагировала на конфликт России с Турцией?

Позиция Великобритании в этой ситуации была ясна и понятна: начиная с XVI века ее внешняя политика основывалась на противостоянии с самой сильной континентальной державой Европы. Сначала это была Испания, а потом Франция. После побед Екатерины II над турками и Александра I над Наполеоном это «почетная» роль досталась России, незадолго до Первой мировой войны ее сменила Германия. Поэтому никакой особенной русофобии тут искать не надо — Великобритания просто стремилась максимально обеспечить свои интересы — так, как она их понимала.

Сейчас это назвали бы политикой сдерживания.

Совершенно верно. К тому же в Лондоне тогда были весьма обеспокоены российской экспансией в Среднюю Азию.

Великобритания действительно была готова в 1878 году воевать с Россией?

Конечно. В Мраморное море вошла британская эскадра, а русские войска стояли напротив на европейском берегу. Это была очень взрывоопасная ситуация.

Почему в 1878 году, как и в Крымскую войну, Россия вновь оказалась в полной международной изоляции? Почему в Европе у нас снова не нашлось союзников?

Во-первых, международная репутация России тогда оставляла желать лучшего. И хотя в нашей стране уже проходили великие реформы Александра II, за ней тянулся тяжелый шлейф деспотического «жандарма Европы», созданный в эпоху Николая I.

Во-вторых, война России с Османской империей, как я уже говорил, была вызвана скорее внутренними причинами и оказалась неизбежной, но проблема была в том, что наши цели и задачи полностью противоречили интересам ведущих европейских держав. Австро-Венгрия категорически не желала создания на своих южных рубежах большого славянского государства. Германию Россия раздражала с 1875 года, когда из-за ее вмешательства немцам пришлось отказаться от новой войны с французами.

Бисмарк обиделся, что русские не позволили ему добить Францию, но Париж хотя бы из благодарности мог поддержать нас на Берлинском конгрессе?

Франция тогда еще не оправилась от разгрома 1871 года и событий Парижской коммуны. Ее авторитет на международной арене был сильно подорван, и ее голос не имел решающего значения.

Картина Антона фон Вернера «Берлинский конгресс»

Чем на самом деле для России стал Берлинский конгресс, пересмотревший условия Сан-Стефанского мира — национальным позором или приемлемым компромиссом, спасшим страну от войны со всей Европой?

Я бы вообще так вопрос не ставил. Была вполне возможна война с Великобританией, но вряд ли России угрожал вооруженный конфликт со всей Европой. У нашей страны для этого просто не имелось ни ресурсов, ни возможностей. Поэтому на Берлинском конгрессе Россия получила максимум из того, что позволяла ситуация. К тому же наши дипломаты, особенно престарелый канцлер Горчаков, в Берлине вели себя вяло и пассивно.

Как вы считаете, стала ли эта война реваншем за Крымскую войну, хоть и полученным большой ценой?

Безусловно, при всех издержках это была победоносная война. Россия на Берлинском конгрессе сохранила лицо, а его результаты в общих чертах подтвердили Рейхштадтское соглашение. Я считаю, что именно стараниями российских дипломатов вся ответственность за такое половинчатое решение болгарского вопроса перекладывалась исключительно на европейские державы.

Но, кажется, русское общество тяжело восприняло итоги Берлинского конгресса, посчитав его ударом по престижу нашей страны. Причем так полагали и консерваторы, и либералы.

Глубокая обида на Европу объединила в России всех. Но кто в русском обществе знал о Рейхштадтском соглашении 1876 года?

Можно ли сказать, что именно после Берлинского конгресса появилось отчуждение между властью и обществом, а вокруг Александра II возник вакуум, приведший его к гибели от рук террористов в 1881 году?

Я так не думаю. Великие реформы Александра II продолжились, хотя и несколько замедлились после войны. Россия понесла тяжелые финансовые потери, но не настолько катастрофические, как после Крымской войны. Гораздо больше на общественные настроения в России повлияли коррупционные скандалы во время боевых действий.

То есть?

Русско-турецкая война 1877-1878 годов стала первой войной в России, где важную роль играли средства массовой информации. В войсках находилось немало российских и зарубежных журналистов. Разумеется, их репортажи существенно влияли на общественное мнение как внутри России, так и за ее пределами. Когда корреспонденты писали о многочисленных злоупотреблениях в снабжении русской армии, это вызывало негативную реакцию в обществе.

Даже цензура не мешала?

Нет, и это понятно. В России всегда дозволялось обличать конкретных чиновников и отдельные «недостатки на местах» — нельзя было только ругать власть.

Что вы можете сказать о международных последствиях русско-турецкой войны 1877-1878 годов?

Она стала прологом к Первой мировой войне и создала для нее предпосылки. Впрочем, так всегда бывает — итоги одной войны становятся причинами следующей. Результаты Берлинского конгресса предопределили формирование двух коалиций, столкнувшихся в 1914 году. Россия отвернулась от Германии и постепенно стала сближаться с Францией, что потом привело к созданию Антанты. После событий 1878 года был окончательно поставлен крест на почти полуторавековом альянсе нашей страны с Австро-Венгрией.

Картина Василия Верещагина «Побежденные. Панихида»

В свою очередь, Вена в 1879 году заключила с Берлином Двойственный союз, явно направленный против Петербурга. Когда Османская империя по решению Берлинского конгресса уступила Кипр Великобритании, это привело к турецко-германскому сближению. Тут немаловажную роль сыграло усиление английского влияния в Персии.

Если говорить о братьях-славянах, то освободительная война 1877-1878 годов не разрешила всех противоречий между ними. Даже наоборот, ослабление и последующее выдавливание Османской империи из Европы привело к противоположному результату. Стоило туркам уйти с Балкан, как местные народы с удовольствием принялись резать друг друга. Ничего удивительного тут нет — таков итог распада всех империй. В итоге Балканы стали пороховым погребом Европы, который рванул в 1914 году. Но в 1878 году обо всех этих последствиях, разумеется, никто не думал.

какую роль в истории России сыграла победа над турками в войне 1768—1774 годов — РТ на русском

21 июля 1774 года в селе Кючук-Кайнарджа между Россией и Турцией был подписан мирный договор, который поставил точку в Русско-турецкой войне 1768—1774 годов. Боевые действия завершились разгромом Османской империи. В соответствии с соглашением, турки пошли на существенные уступки: признали независимость Крыма, передали России ряд крепостей и обширные территории в Северном Причерноморье, гарантировали свободный доступ русских торговцев к Чёрному морю. По мнению историков, договор стал одним из крупнейших успехов императрицы Екатерины II и создал предпосылки для будущих побед российской армии.

245 лет назад Россия и Турция заключили Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который завершил войну 1768—1774 годов. В результате российская сторона получил полноценный доступ к Чёрному морю и Крыму. 

Движение народов

С древних времён на территории Северного Причерноморья шло постоянное движение различных народов. Вдоль моря была основана сеть греческих городов-колоний, власть над которыми в различные времена захватывали Рим, Боспорское царство, Византия. А в степной части друг друга сменяли киммерийцы, скифы, сарматы, готы, гунны, авары, булгары и хазары.

В конце I тысячелетия н. э. Северное Причерноморье поделили между собой славяне и печенеги. Последние после ряда поражений, понесённых от Руси, были вытеснены на запад половцами. В XIII веке в Северное Причерноморье пришли монголы, которые покорили половцев и вместе с ними вторглись в Крым. Земли в нижнем течении Днепра, Южного Буга и Днестра, а также степная часть Крыма вошли в состав Золотой Орды. А на южном берегу и в горах Тавриды закрепились генуэзцы и представители христианского княжества Феодоро.

В Малой Азии с XIV столетия начался стремительный рост влияния Османской империи. За полтора века турки покорили обширные территории в Юго-Западной Азии и на Балканах. В 1475 году они высадили многочисленный десант в Крыму и Приазовье. За считаные месяцы османы захватили генуэзские колонии и Феодоро. А три года спустя сделали своим вассалом Крымское ханство, которое незадолго до этого отделилось от Золотой Орды.

  • Уильям Аллан. Рынок невольников в Константинополе
  • © National Galleries of Scotland

С конца XV века Крымское ханство начало совершать набеги на Польшу, Литву, а затем и на Русское царство. Согласно подсчётам историков, в XVI—XVII веках через невольничьи рынки Крыма прошли порядка двух-трёх миллионов пленников, захваченных в Восточной Европе.

Начало борьбы

В 1571 году крымско-татарское войско опустошило юго-западные земли России и, дойдя до Москвы, сожгло посады столицы. На следующий год против России выступили несколько десятков тысяч крымских татар, усиленных семитысячным турецким янычарским корпусом. Захватчики были разгромлены в битве при Молодях. Это поражение ослабило Крымское ханство и позволило России начать расширение в юго-восточном направлении.

Также по теме

«Феномен фундаментальной русскости»: почему Севастополь занимает особое место в истории России

235 лет назад был основан Севастополь. Из четырёх каменных строений, заложенных летом 1783 года в районе Ахтиарской бухты, вырос город...

В XVII веке в постоянные столкновения с турками и татарами вступали казаки, считавшиеся российскими подданными. В 1681 году был заключён Бахчисарайский мирный договор, согласно которому граница между Россией и Османской империей прошла по нижнему течению Днепра. При этом казаки получили право свободно плавать по Днепру до Чёрного моря.

Однако мир продержался недолго — после вступления России в Священную лигу Османская империя снова оказалась в состоянии войны с Москвой. 

В 1696 году Пётр I захватил крепость Азов, и противник официально признал эту потерю. В 1710 году между Россией и Турцией началась новая война из-за того, что после Полтавской битвы Османская империя предоставила убежище королю Швеции Карлу XII и гетману Войска Запорожского Ивану Мазепе. После неудачного Прутского похода Петру пришлось вернуть туркам Азов и срыть ряд укреплений на южных границах России.

В 1735 году при императрице Анне Иоанновне началась очередная война между Россией и Османской империей из-за территориальных споров и набегов крымских татар на российские земли.

Профессор РГГУ доктор исторических наук Игорь Курукин рассказал в беседе с RT, что война была крайне тяжёлой и складывалась не очень удачно для России.

«Нужно понимать, что Крым и Кавказ той эпохи сильно отличались от того, как они выглядят сейчас. Если в наши дни они ассоциируются с фруктами и морем, в котором плещутся курортники, то тогда их считали чем-то вроде тёплой Сибири», — отметил историк. 

По словам Курукина, в ходе войны 1735—1739 годов Россия приобрела важный опыт.

«Страна понесла значительные людские потери и затратила огромные ресурсы, но безрезультатной война не оказалась. Пусть и очень дорогой ценой, но был приобретен опыт, подаривший России будущие победы», — подчеркнул он.

После того как участвовавшая в войне Австрия заключила с Турцией сепаратный мирный договор, России пришлось согласиться на переговоры на невыгодных условиях, таких как уничтожение укреплений Азова и запрет на присутствие своего флота в Чёрном море.

Русско-турецкая война 1768—1774 годов

В 1768 году православные жители Речи Посполитой при поддержке жителей российского Левобережья Днепра подняли восстание против диктата польских националистов, которое получило название Колиивщина. Во время преследования противника восставшие перешли турецкую границу и вторглись в Балту. Турецкий султан использовал этот шаг как повод для объявления войны России.

Также по теме

«Совершил невозможное»: как русский бриг «Меркурий» одержал победу в бою с двумя турецкими линкорами

26 мая 1829 года в ходе Русско-турецкой войны близ побережья Османской империи произошло легендарное морское сражение между бригом...

Османы действовали в союзе с Францией и рассчитывали захватить Подолию с Волынью, обещанные им руководством Барской конфедерации. Однако их остановили войска князя Александра Голицына.

Как рассказал в беседе с RT главный специалист научного отдела РВИО Константин Пахалюк, «во второй половине XVIII века ввиду экономического развития Российской империи возник вопрос об обеспечении торговли южных регионов через Чёрное море — «внутреннее озеро» Османской империи». Нужно было решить и проблему вассального ей Крымского ханства, которое совершало набеги на южные регионы России, добавил эксперт.  

«Однако вовсе не Екатерина II стала инициатором войны. Наоборот, в первые годы её правления Россия боролась за усиление влияния в Польше. Не без воздействия наших противников Франции и Австрии Турция решила, как говорится, воспользоваться моментом. Это была великая держава, армия которой по численности превосходила российскую, и все ожидали затяжной и тяжёлой для России войны», — отметил он. 

По словам Пахалюка, в 1770 году российский флот впервые вышел с Балтики, проследовал в Средиземное море и разгромил турок в Чесменском сражении. В следующем году войска князя Василия Долгорукого вступили в Крым.

  • Иван Айвазовский. Чесменский бой в ночь с 25 на 26 июня 1770 года
  • © Коллекция Феодосийская картинная галерея имени И. К. Айвазовского

Ханство объявило о своей независимости от Османской империи и фактически перешло под российский протекторат. В то же самое время турки понесли значительные потери в боях на берегах Дуная. Начались длительные мирные переговоры, однако они оказались безрезультатными, поскольку Османская империя отказывалась идти на весомые уступки России.

Весной 1773 года на Дунае началась позиционная война. Отряд из примерно 700 солдат и казаков под командованием генерал-майора Александра Суворова выбил из крепости Туртукай 4000 турок. Русские войска потеряли убитыми лишь 26 человек, а турки — 1500. После этого российские военные одержали ещё ряд побед, но были сильно истощены. Действовавшие в регионе силы под командованием Петра Румянцева отступили. 

В 1774 году российские войска под командованием Михаила Каменского и Суворова в битве при Козлуджи разгромили почти вдвое превосходившие их по численности турецкие силы. Османское командование запросило перемирия.

  • Сражение при Козлуджи
  • © Wikimedia

Кючук-Кайнарджийский договор

Мирный договор между Россией и Турцией был подписан 21 июля 1774 года в лагере возле села Кючук-Кайнарджи (на территории современной Болгарии). В дальнейшем текст документа был расширен за счёт ряда дополнительных соглашений.

Согласно договору, Крым и прилегавшие к нему татарские области официально обрели независимость от Османской империи. Крепости Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн признавались российскими. Россия получала обширные земли между Днепром и Южным Бугом, территорию Большой и Малой Кабарды. Русский торговый флот имел беспрепятственный доступ в Чёрное море и проливы. Молдавия и Валахия переходили под российский протекторат.

Россия получила полномочия по защите христиан в Османской империи и возможность беспрепятственно отправлять своих подданных в паломничество на Ближний Восток. Кроме того, Турция обязалась выплатить 7,4 млн золотых пиастров за военные издержки.

Впрочем, вскоре после подписания договора турки стали саботировать исполнение своих обязательств. Власти Османской империи не выплачивали контрибуции, препятствовали российскому судоходству и устраивали провокации в Крыму. В 1783 году после организованных Турцией волнений и просьб местного населения навести порядок на полуострове Екатерина II официально присоединила Крым и Кубань к Российской империи.

  • Неизвестный художник. Фейерверки в честь визита Екатерины II в Крым

По словам Пахалюка, в результате турки были отброшены на юг, в то время как Россия усилила контроль над Чёрным морем и получила выход к Кавказу. 

В свою очередь, историк и писатель Дмитрий Володихин заявил в беседе с RT, что Северное Причерноморье долгое время было ареной для борьбы между Россией, Речью Посполитой, Крымским ханством и Османской империей, которая велась практически на равных.

«Первой остановилась ослабевшая Речь Посполитая, а Россия, напротив, вырвалась в лидеры», — отметил эксперт. 

Также по теме

С третьей попытки: как Речь Посполитую делили Австрия, Пруссия и Россия

220 лет назад, 26 января 1797 года, подписанием Петербургской конвенции был завершён третий раздел Польши. Россия, Австрия и Пруссия. ..

По его словам, в Северном Причерноморье не просто сместились государственные границы, а подвинулись рубежи между христианским миром и исламом.

«Сегодня можно услышать обвинения в адрес России, что она захватила Северное Причерноморье. Но нельзя забывать о том, что перед этим его захватила Османская империя. В этом смысле российские войска просто вытеснили захватчиков», отметил Володихин.

В свою очередь, Игорь Курукин рассказал, что в тот период внутри России произошли качественные изменения по сравнению с более ранними эпохами.

«В то время наша страна уже была великой державой с современной армией, без которой не удалось бы присоединить Северное Причерноморье», — подчеркнул он. 

По словам эксперта, к тому моменту необходимость изменения границ в этом регионе уже давно назрела, о чём свидетельствуют более ранние походы (в частности, времён Петра I и Анны Иоанновны). Но сил для этого России ещё не хватало.

«Победа в войне и Кючук-Кайнарджийский мир изменили Россию. Появился победоносный дух, который в дальнейшем привёл державу к новым свершениям. Причём это воодушевление было общим  Румянцев и Суворов были великими полководцами, но они бы не смогли одержать победы без соответствующим образом настроенных генералов и офицеров», пояснил Курукин. 

Эксперт добавил, что важным результатом Кючук-Кайнарджийского мира стало получение Россией полноценного доступа к Чёрному морю, а затем и к Крыму с военно-морской базой в Севастополе. Кроме того, Россия стала активно влиять на процессы в захваченных Турцией регионах.

«Кючук-Кайнарджийский мир стал одним из крупнейших свершений Екатерины II», — подытожил Курукин.

Итоги русско-турецкой войны — Виталий Дымарский, Максим Кузахметов — Все так + — Эхо Москвы, 09.05.2020

Виталий Дымарский― Добрый вечер! Программа «Все так плюс». Мы продолжаем рассказ о династии Романовых. Мы – это Максим Кузахметов, петербургский историк, я Виталий Дымарский. Мы, конечно же, как и все российские люди, чуть не сказал советские, находимся в самоизоляциях, но современные средства связи нам не мешают всё-таки не останавливаться и продолжать вот этот вот рассказ, который уже давно мы затеяли про династию Романовых, и надеюсь, ещё нас надолго ещё хватит. Ну, что? Мы в прошлый раз остановились на завершении как бы русско-турецкой войны. Нам осталось, если Максим согласен, подвести итоги этой войны, потому что война-то завершилась, но мы же не можем так просто сказать закончилась и всё. Нам нужно подвести итоги, что, как, последствия. Ну, и потом там уже подведя итоги, пойдём дальше по событиям того времени. Безусловно так или иначе все события в тогдашний Российской империи, конечно же, да и сегодня тоже связаны с именем первого лица. Сегодня это называется первое лицо, а тогда это называлось император. Император Николай I. Так. Итак, в русской… русско-турецкая война – очередная победа русского оружия, Максим.

Максим Кузахметов― Действительно блестящая победа русского оружия, хотя всё не так просто получилось. Рассчитывали-то в Петербурге побыстрее сломить сопротивление Османской империи, но тем не менее это абсолютно решительная победа. Приведена к покорности Турция в очередной раз. Но я бы просто разделил итоги на два главных… Ну, есть формальные итоги – это рост территорий, это контрибуция. Но более драматическим для всех последующих событий оказалось такое своеобразное помешательство Николая I на своем могуществе на том, что он способен добиваться любых результатов, сломать любое сопротивление, и всё это в итоге привело к печальным последствиям и для государства, и для остальных… для соседей России. Вот, наверное, в этот период времени и начался… началась… началось формирование такого… Как его потом называли, жандарм Европы. Такой печально известный статус для Николая I как человека, который решил, что он вправе вмешиваться в любые дела не только в своём отечестве, а вообще где бы то ни было.

В. Дымарский― А вот, знаете, интересная вещь, конечно, она скорее для психотерапевтов – да? – и для тех, кто занимается всяким психоанализом, ведь совсем недавно… Мы сейчас говорим, значит, это конец 20-х годов – да? – начало 30-х. Значит, совсем недавно в 25-м году Николай не был таким самоуверенным. Он, я бы даже сказал, был в какой-то степени растерянным, когда были декабристы, – да? – когда появились декабристы. Он вообще даже не ожидал, что он сумеет выжить во всей этой истории декабря 25-го года, а тут и вдруг за несколько лет он приобрёл такую, я бы сказал, такую самоуверенную силу. Да?

М. Кузахметов― Исключительно самоуверенную. Так он и царствовать не готовился. Опять-таки…

В. Дымарский― Ну, да.

М. Кузахметов― … такие прямо аналогии с ХХI веком. Мало ли кто царствовать не готовился, а потом помешался, возомнил себя повелителем вселенной, перед которым все трепещут. А если ты окружён ещё ушлыми царедворцами и лизоблюдами, которые без конца тебе подсказывают: Ваше Величество, перед Вами трепещет не только… не только вся Европа, а там весь мир. Ну, как и не поверить? Приятно. Удовольствие. Возраст опять-таки. Ну, правда, Николай-то I был сравнительно молод. То есть ему там ещё нет и 30, а уже перед ним трепещет вся Европа. Ну, или там 30 лет, например.

В. Дымарский― 30.

М. Кузахметов― Ну, возвращаюсь к формальным итогам мира на самом деле Николай I мог бы добиться явно и большего, потому что Турция, например, готова была передать в состав России Валахию. То есть вообще всю современную Румынию. Но тут у Николая I, во-первых, была специфическая такая особенность, что нерушимость границ мы должны соблюдать, во всяком случае в Европе, но при этом вот – да, – войска свои введем до выполнения всех условий в Румынию. Это больше пригодилось именно Румынии. Мы уже рассказывали в одной из предыдущих передач, что там наместником оказался Киселёв, человек, освобождённый как будто бы от суровостей российского законодательства. Территория-то вроде как не наша. И он там провёл такие прогрессивные реформы, что благодарные румыны в честь него назвали один из проспектов Бухареста. Это название сохранилось. Так вот. Но это всё, что касалось Европы. Там, правда, ветка Дуная ещё перешла под контроль русских, но там уже было не очевидно, делили мы, не делили границы, потому что там же всё-таки это река, и где там по какому руслу проходит судоходство. Но вот в Закавказье там да, там были присоединены территории непосредственно. Но это же как будто бы Азия. На неё вроде бы представления Николая I о нерушимости границ не распространяются. Более того там даже были достигнуты договоренности о таком своеобразном обмене населения. Ну, наверное, к счастью, для этого населения, потому что присоединили в основном территории южной Грузии, присоединено было… были присоединены к Российской империи территории восточного побережья Черного моря. И вот оттуда население, например, турецкое и курдское почти полностью ушло в Турцию, а вот из Турции перебрались… Ну, в основном это были армяне. И это, наверное, спасло многих из них в последствии. Но глобальным последствием русско-турецкой войны… Тогда ещё никто не называл это независимостью. Тогда все говорили о том, что надо соблюдать автономию. Ну, в русском представлении автономия подразумевала только религиозные мотивы, что вот там насчёт православные братья сербы, греки, румыны, валахи как их называли тогда, должны быть избавлены от мусульманского давления, от мусульманского влияния. Ну, для европейцев. Потому, что ещё раз повторюсь, в эти дела активно вмешивались Англии и Франции, и ещё раз не как какие-то коварные злодеи, которые пытались ослабить Россию, а во многом именно как сторонники мирного урегулирования. Ну, тогда там тоже уж так буквально никто не говорил о праве наций на самоопределение, но тем не менее если турки в жесточайших… с кровью подавляют любое свободомыслие на территории Османской империи, то вмешательство Англии и Франции, ну, как мы уже рассказывали в предыдущей программе, было незамедлительным. Но этого допускать нельзя. Убийство мирных граждан. Резня. Это же уже просвещенный XIX век, даже более просвещённый, чем ХVIII. Никто просто не знал, что ещё будет твориться в ХХ веке. Так вот автономию получили Сербия… Серьезную автономию. Ещё раз повторюсь, Валахия. Ну, и главное, о чём, конечно, все без конца беспокоились, – это Греция. Но у Греции было там ещё своё очарование. Во-первых, мода пришла на всё античное чуть раньше. Если вот посмотреть на облик Петербурга николаевского, это же всё колонны с дорическим или коринфским ордером, треугольные фронтоны, портики, античные статуи. То есть вот вся вот эта мода, и тут, конечно же, Греция в первую очередь приходит на ум, ну, также и Римская империя. Так вот Греция действительно обрела реальную независимость. И кроме того Россия получила по договоренности, по Адрианопольского миру ещё и контрибуцию – полтора миллиона голландских червонцев, что, конечно, Николая I не могло не радовать. То есть мы остались ещё и в плюсе. Хотя ещё раз повторюсь… повторюсь, победа-то далась очень тяжёлый ценой. Причем как я уже говорил, это вообще сейчас уже невероятно представить, но в 10 раз больше русских солдат погибло не во время боевых действий, а от болезней.

Ну, и вот ещё там несколько ярких эпизодов, которые там, может быть, больше идеологическое значение. Во-первых, был удивительный, конечно же, эпизод. Вот у нас он там часто приводится как пример выдающегося мужества. Это военно-морское событие, когда бриг «Меркурий», то есть бриг – небольшой корабль, 18-пушечный оказался случайно в Чёрном море, столкнулся с двумя турецкими линкорами. То есть превосходство 2-х боевых кораблей турецких над нашим бригом было, ну, там всё меряется, как правило, орудийной мощью, почти десятикратное. И происходит невероятное дело. Капитан Александр Казарский брига «Меркурий» приказывает подчиненным: будем сопротивляться, будем биться, в общем. Не опозорим матушку-Россию. Более того он даже представил у мачте, на которой был поднят российский флаг, часового с приказом стрелять в любого, кто посмеет это флаг спустить. И происходит удивительное дело. Смогли отбиться. Ну, тут выиграло… Тут, наверное, сыграла свою роль и выучка русских экипажей, потому что, ну, это действительно невероятно. 10-краткое преимущество турок в артиллерии, а умудрились перебить более меткой стрельбой русские артиллеристы рангоуты. Ну, турки то есть не могли маневрировать уже. И удивительное дело, там, правда, ещё бриг такой был специфический. Он был с веслами. То есть русские моряки могли достаточно быстро поворачивать свой корабль, более выгодно для ведения стрельбы. И более того, чтобы не отвлекать гребцов от маневрирования, к орудиям встали офицеры, включая и самого Казарского. Ну, вот такой вот вроде бы блестящий, яркий, выдающийся подвиг. Там, правда, у Казарского судьба сложилась потом трагически. Это же герой, награжденный, обласканный, а потом его отправляют с комиссией расследовать всякие злоупотребления флотские черноморской администрации. И там его просто отравили злодеи.

В. Дымарский― Ну…

М. Кузахметов― Но был и другой…

В. Дымарский― Не надо… не надо влезать в такие дела. Да.

М. Кузахметов― Да. Действительно. С коррупционерами-то как? Но был и другой эпизод, который вот гораздо менее известен, а вот, например, главного героя нашего повествования Николая I шокировал, причем в чём-то, может быть, даже аналогичный, потому что фрегат «Рафаил», гораздо более крупный корабль, когда оказался даже не то, чтобы окружен, а вот тоже при приближении турецких кораблей более многочисленных. И там вот был капитаном Семен Стройников, который решил сдаться. Причем, ну, как в таких случаях, тоже вот любопытный эпизод, почему-то когда надо сдаваться, то это решение, как правило, коллегиальное. А вот если оказывать сопротивление, то кто-то берёт всю ответственность на себя личную, героическую. Да ещё всё… впереди все ужасы Первой мировой войны, когда сдаётся огромная Ивангородская крепость меньшим по численности наступающим немецким силам. И вот первый звоночек прозвенел, может быть, именно в русско-турецкую войну, когда капитан Стройников решил сдать свой корабль. Причем там же такие… Ирония судьбы заключалась в том, что пересадили турки его… его и арестованных других членов экипажа на свой флагман «Реал-бей», который и вёл в последующем вот вскорости после этого бой с бригом «Меркурий», и «Меркурий» оторвался, ушёл в открытое море. Турки не могли его больше преследовать, фактически проиграв сражение. И всё это видит капитан сдавшегося корабля Стройников. Ну, так вот на этом-то история не закончилась, потому что после завершения войны по договоренностям состоялся обмен пленными, и Стройников вернулся в Россию. Вот тут-то вот Николай проявил всю свою суровость и беспощадность. Это значит лишение чинов, званий, наград, разжаловать в рядовые. Не последний, кстати, эпизод, который вот под личным руководством Николая I происходил. И там судьба Стройникова даже не до конца ясна, куда он делся в итоге за весь этот свой позор. Но при этом два его сына впоследствии, как ни в чём ни бывало, дослужились до контр-адмиралов. То есть, к счастью, не перечислены были к детям врага народа.

В. Дымарский― Ну, да.

М. Кузахметов― … гуманные. Служили в русском флоте, ничем себя вроде бы не опозорили. Но вообще эта история загадочна, потому что Стройников, он был боевым командиром, много лет нечем себя не дискредитировал. Были какие-то подвиги. И почему это произошло, до сих пор не до конца понятно. Но тем не менее вот такие два удивительных эпизода.

И еще такое тоже в чем-то интересное событие. Дело в том, что на территории Турции, Османской империи, давным-давно оказалось значительная часть казаков по двум главным мотивам. Во-первых, это староверы, которые уходили от притеснений из России, и турки их охотно принимали. То есть фактически делали из них пограничную стражу по побережью Дуная, ну, по мере того как граница двигалась то по Днестру, то по реке Прут. то там впоследствии по Дунаю. Но их условно можно разделить на две категории. Это некрасовцы. Ну, так в основном называли староверов. Или запоро… те, кто еще во времена Екатерины II не принял изменения своего статуса, остался свободолюбивым, предпочел уйти на чужбину к туркам, но лишь бы… Ну, там же им турки, например, разрешали сохранять свое самоуправление, выборы гетмана. А как это важно для казаков-запорожцев. Это же не то, чтобы им из Петербурга гетмана назначают, какого-нибудь любовника Екатерины II. Ну, так вот. Но присоединение этих территорий к России, ну, вот дельты Дуная, где они в основном и жили, в какой-то степени спасло их, потому что во время нахождения на территории Османской империи вот эти две группировки, запорожцы и некрасовцы, кошмарно истребляли друг друга. То есть там начали взаимный геноцид. Началось всё вроде бы как-то пустяково, кто больше имеет прав на вылов рыбы и в каких местах. А дальше вот вместо того, чтобы находить какие-то компромиссы… Ужасная история. Там какие-то осколки, кстати, вот некрасовцев и запорожских казаков… Их потомки до сих пор еще на территории Турции проживают, но совсем маленькими общинами, потому что большая часть либо оказалась уже во власти Российской империи, либо по всяким договоренностям была распределена между другими казачьими войсками, и даже там немножко некрасовцам… Ну, там староверы – это ж преступники такие тоже своеобразные, но как-то там с ними помягче обошлись. Ну, в общем, оказались и такие удивительные эпизоды. Я вот, кстати, дополнил бы историю про сдачу кораблей, про то, что…

В. Дымарский― Да, да.

М. Кузахметов― … какая-то специфическая избирательность вот последствий. Ну, вот я уже рассказал про драматическую судьбу Стройникова, который за то, что сдал туркам свой корабль, в последствии был разжалован. Ну, в общем, никакого милосердия, никакого помилования. А незадолго до этого при Александре I был эпизод, когда Дмитрий Сенявин, известный адмирал. Да?

В. Дымарский― Это самый… Это фрегат «Спешный», если я не ошибаюсь. Да?

М. Кузахметов― Нет. Это когда он в Лиссабоне сдал всю свою эскадру англичанам без единого выстрела, несмотря на то, что у него были инструкции от Александра I сопротивляться англичанам.

В. Дымарский― А! Да, да, да.

М. Кузахметов― Более того…

В. Дымарский― … еще при Александре I. Да.

М. Кузахметов― Да, да, да. Пир Александре I.

В. Дымарский― Да. Там и «Спешный» тоже. Это другая история. Это в Портсмуте было. Да, да, да.

М. Кузахметов― Ну, там ладно, один корабль сдался, а тут…

В. Дымарский― А тут целая эскадра.

М. Кузахметов― … целая эскадра сдается. Но любопытно-то что? Сенявин, между прочим, есть на памятнике тысячелетия России. Да, у него были действительно заслуги во время русско-турецкой войны, которая велась ещё при Александре I. Но тем не менее вся эскадра оказалась в руках англичан. Экипажи— то потом вернули в Россию без кораблей, а корабли, ну, там всего два осталось к тому времени, через 6 лет, когда их можно было возвращать, а вернули только, когда Россия сама стала воевать Наполеоном. Но Сенявина, конечно, патриотическая общественность оправдывала чем? Что если бы он выступил против англичан, он действовал в интересах Наполеона. А это, кстати, было… Это ж Тильзитский мир. Это там 1807 год. Кто там чего тогда знал-то, как там всё еще обернется?

В. Дымарский― Ну, да.

М. Кузахметов― Наполеон был наш лучший друг. Это всё задним числом можно было объяснять. Но, в общем, тем не менее…

В. Дымарский― Ну, его оправдывали вообще предыдущим геройством еще, – да? – что он всегда…

М. Кузахметов― Да.

В. Дымарский― … как бы его…

М. Кузахметов― Так предыдущее геройство было и у Стройникова. Ну, может быть, Николай I немножко чувствовал себя виноватым, потому что несмотря на все бедствия, которые Стройников пережил после сдачи… потом возвращения уже в Россию, тем не менее его вдове пенсию-то назначили. Ну, и как я сказал, сыновья его там контр-адмиралами потом стали. Ну, так вот возвращаясь к характеру Николая I, к его необычным психологическим особенностям. Он исповедовал… Он же, кстати, когда заключал мир, руководствовался в первую очередь такой целесообразностью, что нам выгоднее вообще сохранить Османскую империю, чем её разделить, о чем в принципе можно было договориться с англичанами и с турками. Ну, вот не договорились. Так вот Николай I считал, что гораздо важнее, чтобы… тем более что мы не должны там делить границы, пусть государства остаются такими в тех же границах, в которых они были, но там находятся не просто лояльные нам государи, а благодарные. Вот мы им что-то хорошее сделаем, а они будут нам всю жизнь благодарны…

В. Дымарский― И будут в ноги кланяться. Да. Максим, вот на этой оптимистичной для России ноте, на том, что все наши соседи должны быть нам благодарны, давайте мы сейчас прервемся, послушаем выпуск новостей, узнаем, кто ещё нам должен быть благодарен, и кому мы должны быть благодарны, а после этого продолжим программу «Все так плюс».

**********

В. Дымарский― Ещё раз… Ещё раз добрый вечер! Программа «Всё так плюс». Мы продолжаем. Вы послушали выпуск новостей. И теперь Максим Кузахметов с… я Виталия Дымарский, мы, напоминаю, продолжаем вам рассказывать о Николае Павловиче, Николае I. И вот Максим Кузахметов прервался перед выпуском новостей на том, что все Николю, ему так казалось, ему так хотелось, что все вокруг порабощенные и побеждённые народы должны быть ему благодарные. Да? Я так понимаю, что с этим чувством он вышел из русско-турецкой войны?

М. Кузахметов― И вот это популярное в России чувство никуда не делось. И даже в ХХI веке многие наши соотечественники всё только так и меряют. Мы всех освободили. Мы всем несли только добро. А они все неблагодарные. При этом как-то исключается возможность самостоятельного участия других народов в своей жизни. Это же мы только хорошие, добрые. Только мы можем что-то доброе привнести. Не англичане же и не французы, и уж, не дай бог там, вдруг это какие-то маленькие народы сами себе на что-то способные. Не может такого быть! Вот примерно так рассуждал Николай I. Более того он даже готов был пойти на какие-то уступки там небольшие или в свой звёздный час помочь какому-то монарху удержаться на престоле, чтобы в последующем, Но тут он глубоко, правда, ошибался, в последующем быть уверенным, что из благодарности этот монарх точно так же будет действовать в интересах России поперёк своим национальным интересам. Тут вот интересное развитие как раз после русско-турецкой войны. То есть вот ещё раз мы возвращаемся 29-й, 1829 год. Блестящая победа. Турция повержена. Согласна практически на любые наши условия. Но проходит буквально пара лет, и начинается невероятная российско-турецкая дружба. Почему? Потому, что у турецкого султана, как я уже говорил, масса своих внутренних проблем. Практически от него отделился Египет. Египетские паша Мухаммед-Али правит как независимый правитель в Египте. А Египет – это богатая провинция Османской империи. Не слушается султана. И более того, что тоже любопытно вот в наших нынешних обстоятельствах, претендует на то, чтобы присоединить к своим владениям еще и Сирию. Вот какая Сирия злополучная страна!

В. Дымарский― Да.

М. Кузахметов― И если там султан делал вид, что, ну, как-то я ещё там готов смириться с этим дерзким моим вассалом египетским, не до него сейчас, войну проиграли, то уж вот за Сирию буду биться до конца. Но происходит невероятное. То есть начинается по сути в Османской империи гражданская война. Но султан терпит поражение от твоего вассала, египетского паши, на территории сначала Сирии, а потом египетские войска вторгаются уже на территорию нынешней Турции. Тогда-то всё считалось… Она была просто огромная империя. Но вот внутренней, будем так говорить.

В. Дымарский― Метрополия в какой-то степени.

М. Кузахметов― … рассчитан… К кому обратиться за помощью может турецкий султан? К Николаю I, этому доброму, светлому человеку, который только за нерушимость границ, только за то, чтобы подданные слушались своих монархов, потому что власть правителя, она данная Богом. Никакие выборы, никакие Конституции не должны в это богоугодное дело вмешиваться. И Николай I очень быстро, это уже 1832 год, организует Босфорскую операцию, быстро отправляется к Дарданеллам русский флот, на котором туда же направляется 30-тысячный экспедиционный корпус, ну, русский десант, для того, что… для того, чтобы уже с помощью военной силы вмешаться в эту по сути гражданскую войну. Ну, там, правда, ещё давление на египетского Али-пашу оказывали точно также англичане и французы, в том числе и военной угрозой, и своими военными флотами. В общем, в итоге был достигнут компромисс какой-то между Египетским пашой и турецким султаном. Но Николай I сумел этим воспользоваться еще и как? Ведь это русский флот стоит уже в проливах. Да? Их в русском… в русской истории часто даже не поясняли, что Дарданеллы и Босфор, ну, уж это не Мраморное море, а так и говорили: проливы. Это же наше историческое всё. Это же Константинополь. Это же истоки православия. Ну, так вот и вот тут уже в присутствии русского флота преисполненный благодарности Махмуд II соглашается на невероятный договор о том, что Россия имеет право блокировать проливы для прохождения не дружелюбных судов. Но здесь как будто бы, может быть, так в стратегическом плане Николай I предвидел все опасные последствия. Всё это было сделано только для того, чтобы враждебные корабли не входили в Чёрное море. Но как могли на это, например, согласиться Англия и Франция? Не согласились. Они не признали этот договор. И прошло немного времени, потому что в 1841 году, когда опять у турецкого султана, уже следующего, возникли аналогичные проблемы, там быстро вмешались англичане и французы, и благодарный новый султан подписал новый договор, по которому, тоже такое очень своеобразное было решение, по которому запрещается проход через проливы военных кораблей. То есть по сути Россия из Чёрного моря не может никуда отправить свой военно-морской флот, ну, или привести свой флот балтийский, например, как когда-то там вокруг Европы в Чёрное море. Ну, в общем, не действует… Я всё про ошибки глубокие психологические в основном Николая I, от которых, к сожалению, и современные правители что-то не избавлены, всё вот так вот и меряют. Мы вот там принесли свободу от нацизма, посадив, правда, свой большевизм, а они неблагодарны.

В. Дымарский― Да. Но знаете, Максим, если мы завершаем уже с русско-турецкой войной, то надо сказать, в общем, такую довольно банальную, но вещь, от которой никуда не денешься, что война закончилась, но неприятности не закончились. И это будет в любой стране во все времена и все эпохи – да? – и при любых правителях.

М. Кузахметов― Ну, особенно если не были фундаментальные противоречия решены, потому что не решено было практически ничего. Всё, что делал Николай I, – это вот пытаться вернуться в прошлое. В ХIХ веке с трудом, ну, как…

В. Дымарский― У нас всегда… У нас всегда… У нас всегда в прошлом лучше, чем в настоящем.

М. Кузхаметов― Наше будущее в прошлом.

В. Дымарский― Да.

М. Кузахметов― Да. К несчастью.

В. Дымарский― Мы всегда ищем в прошлом наше будущее. Это такая тоже русская болезнь, я бы сказал, российская.

М. Кузахметов― … такая наша, непонятно за что.

В. Дымарский― Ну, да. Ну, хорошо. Это называется у нас консерватизм. Давайте всё-таки пойдём дальше по истории правления Николая I. Дальше… Значит, в 29-м году закончилась русско-турецкая война, и тогда же или годом позже уже – да? – начали возникать вот так называемые холерные бунты. Я думаю, что это сейчас актуальная для нас будет тема с учётом того, что… Ну, слава богу, у нас бунта ещё пока нет, но эпидемия-то есть. Как развивались тогда…

М. Кузахметов― Действительно…

В. Дымарский― … события, да?

М. Кузахметов― Действительно, ну, в ХIХ веке все уже знали, что спасение во время эпидемии – это карантин. То есть, ну, тогда ещё вакцинация только появлялась и против оспы. Только умнейшие люди догадывались про характер этих заболеваний. Вирусный, да? Еще даже вирусология не возникла. Но тем не менее средство спасения в отличие от страшных эпидемий чумы средневековых было найдено. Это жесткий карантин. Но так как это происходило в России с отечественной спецификой: с произволом чиновников, с мошенничеством, ну, всё, это, конечно… Это бомба и бунты. И ещё всё это помножено на дремучесть народа. Я тут, кстати, в очередной раз не просто упрекну, а вот это прямая вина власти, например, Николая I. Вот он был против лишнего образования. Не надо ничего знать. Мало ли чего они там будут читать. В лучшем случае если мы учим человека простого происхождения читать, ну, чтоб Библию читал. Не более того. А в результате дремучесть русского народа была, ну, несусветная. Они не верили в медицину вообще. Докторов не понимали, не признавали. Как только где-то появилась какая-то зараза, первые же слухи, что это немцы воду отравляют. И всё это десятилетиями продолжалось. Всё это ХIХ век. Ну, так вот, ну, в Севастополе, правда, когда начался бунт в 1830 году, там была история немножко другая. Вообще карантин в Севастополе ввели ещё в 1828 году по большому счёту на всякий случай, потому что во время русско-турецкой войны то там, то сям вспыхивали вспышки эпидемии чумы или холеры, там даже не очень точно было понятно. И, ну, надо сразу огораживать эту территорию, ставить карантинные посты, никого впускать, не выпускать, кто выживет там через 30 дней, тому, значит, повезло. Кто умер, ну, значит, других не заразил. Так вот Севастополь огородили по сути просто на всякий случай, потому что город важный, не дай бог, там будет эпидемии чумы. Это значит, что мы лишимся нашей военно-морской базы. В условиях войны это всё немыслимо. Хотя чумы там, повторюсь еще раз, не было. Не было ни одного заболевшего. Ну, как? Карантин ввели. Да? В город, значит, никому въезжать нельзя. Точнее тем, кто приезжает, надо выдерживать свой карантин. Их не пускают дальше, пока они не посидят в специальном карантинном бараке.

В. Дымарский― Ну, это нам всё очень хорошо знакомо.

М. Кузахметов― И начинаются проблемы с продовольствием. Прекрасно знакомо. Особенно когда людям запрещают потом выходить из дома. Но там же есть карантинные чиновники, они же знают, как всё это организовать. И мгновенно начинается безобразная коррупция. Эти же чиновники придумывают правила, ну, вот например, – да? – что дома запрещено покидать, но провизию вам привезут. Провизию, может, какую-то и привезут, но не вовремя гнилую. Там голод уже в городе. Но если дашь денежку карантинному чиновнику, то еда будет получше. И всё это затянулось на… на долгие месяцы. Там начался реальный голод в Севастополе, болезни от антисанитарии, а вовсе не от чумы или от холеры. Все слухи ходят до Петербурга, что там беспорядки творятся. И тоже загадочная история. Приезжает комиссия, тут же выясняет массу чудовищных преступлений, нарушений. И почему-то эту комиссию отзывают обратно в Петербург без всяких последствий. Уже и война закончилась. А карантин всё никак в Севастополе не заканчивается, потому что чиновники на нём наживаются. И более того в марте 1830 года ещё более ужесточают карантин, причём всё это касается в основном самых бедных территорий Севастополя. Ну, вот когда там запрещают, например, покидать дома. Вообще запрещено всё. У этих несчастных матросов, рабочих и денег-то уже нет. А чиновники говорят: ну, не знаю, ищи. Бери в долг. Отдай ещё хоть что-нибудь. И в итоге, в общем, вспыхнул бунт. На каком-то этапе там доведенные до отчаяния люди, которым, как учили большевики, терять вообще уже нечего кроме своих цепей, поднимают реальный военный бунт. Причем матросский бунт, он же такой страшный и беспощадный. Эти же люди не будут требовать Конституцию, свободы слова. Они же грабь награбленное. Только вот такими категориями, к несчастью, и меряют всё. В общем, в итоге вспыхнувшего бунта растерзан губернатор Николай Столыпин, герой, кстати, войны 1812 года. Причем тоже специфическая история. Лично к нему особенных претензий вроде бы и не было, даже не он заведовал этими карантинными чиновниками. Это ж тоже всё такая специфическая русская история, что у нас где-то есть губернаторы, а полномочий у них никаких нет. Приезжает там кто-то… То есть назначение на многие должности всё равно точно также происходит через их голову из Москвы. Вот примерно то же самое было… У него не было никакой управы на этих карантинных чиновников. Тем не менее именно он был растерзан и убит. И несколько дней город находился в руках восставших, которые, ещё раз повторюсь, это даже не Кронштадтское восстание уже в…

В. Дымарский― Ну, уже в советскую эпоху. Да.

М. Кузахметов― Да, когда там у них хоть какие-то были политические требования, о чем Ленин мечтал. А здесь даже требований никаких нет. Эти все люди были охотно… челобитную царю писать с покаянием. Ну, в общем, вводятся туда царские, верные царю войска. Восстание жестоко подавлено. 7 человек было вообще казнено. Хоть Николай I и говорил, что мы против казни, но тем не менее в каких-то исключительных случаях, ну, это как будто уже военные даже люди. Это военно-полевые, если так можно сказать, суды. Там беспощадные последствия, потому что тысяча человек отправлена на каторгу, больше 4-х тысяч человек просто выселены из Севастополя. Ну, практически все.

И еще одно последствие. Тоже вот любопытная личная реакция Николая I… к оплоту трона, дворянам, можно сказать. Там был генерал-лейтенант Андрей Турчанинов, который после смерти… после того, как убили Столыпина, губернатора, он был комендантом Севастополя и практически вот на нем сосредоточилась вся власть, а он ничего не предпринял. То есть как это и было в итоге приговоре названо: за бездействие и малодушие. Ну, то есть фактически за то, что не стал стрелять в бунтовщиков. А это вот ещё раз повторимся, это доведенные до отчаяния… У людей выбор – просто умереть от голода или на каторге. НРЗБ. Ну, в общем, он безжалостно лишен всех званий, наград. А он тоже герой войны 1812 года. Боевой генерал, у которого до этого в послужном списке никаких провинностей не было. И тоже вроде бы даже нет никаких явных свидетельств, чтобы он был этой коррупции безобразной как-то замешан. В общем, он разжалован в рядовые. Ну, и Турчанинов от такого несчастья, тем более что он человек уже немолодой, и он вскорости умер. Вот как Николай I мог действовать беспощадно.

В. Дымарский― Ну, я бы только… только добавил, Вы знаете, что? Что… Просто чтобы знать, что вот этот несчастный губернатор Столыпин, он, кстати, из рода Столыпиных. Там не очень близкий, но родственник уже более нам хорошо знакомого Столыпина и более позднего Столыпина. Да.

М. Кузахметов― Ну, так вот этот бунт в Севастополе, он-то был не единственный…

В. Дымарский― Он был не единственный. Да. То-то… Я только хотел Вам как раз… Вас настроить на другие города.

М. Кузахметов― Да, потому что…

В. Дымарский― … Тамбов, и под Петербургом вот в Старой Руссе.

М. Кузахметов― Да. И вот мы там… Ну, там главнее, наверное, даже в Старой Руссе, где вот эти военные поселения. Но вот про Тамбов. Там же тоже вспыхивает бунт, и опять он бессмысленный и беспощадный. То есть это… Ну, это практически везде картина одинаковая. Как только вот никак… В Севастополе не было реальной эпидемии. А вот если где-то вспышка чумы или холеры… Там, скорее всего, была все-таки эта холера. То есть люди, непонятно от чего, начинают быстро заболевать, покрывается ужасными язвами и умирать, значит, отравленная вода. А отравленная вода, она не может ни с того, ни с сего появится. Ее, значит, отравили какие-то злодей, враги. В первую очередь, ну, так как там была черта оседлости евреев, тогда еще не было понятно, что всё на евреев бы свалили. Это значит немцы. А… А немцы в основном и были фельдшерами и докторами. Ну, было немножко русских, но и им тогда тоже сразу доставалось. Но с немцами это было очень удобно. Но главный бунт действительно с размахом произошел в Новгородской губернии в городе Старая Русса, который действительно оказался в руках восставших на достаточно долгое время. Вот там тоже всё началось с того, что… ну, тут мы немножко забегаем вперед. Вспыхнуло восстание в Польше. Из военных поселений самые боеспособные части были…

В. Дымарский― Туда отправлены в Польшу.

М. Кузахметов― … отправлены – да, – на подавление польского восстания. Тут опять Николаю I везло, у него всё происходило по очереди, а не одновременно. А то ещё неизвестно как бы всё обернулось, потому что ему приходилось действовать уже как такому пожарному, везде тушить пожары революций, восстаний, бунтов, а ещё и участвовать в военных действиях, вот как мы рассказывали, сначала с Персией, потом и Турцией. Ну, так вот самые боеспособные, самые дисциплинированные части отправлены на войну, а остались запасные батальоны. То есть это там, где новички, где молодежь, где ещё необученные солдаты без опыта. И вот кто-то начинает заболевать и умирать. И с невероятной скоростью распространяются слухи, что воду травят доктора, фельдшеры, немцы. И здесь… И тут же начинаются расправы и убийства. Ну, как вот не убить доктора с фамилией Вагнер за то, что это ж он всё отправлял. Ну, там причем в постели убили. Ну, заодно и офицеров. Чего вот хорошего ждать от офицеров? Произвол. Особенно если у офицера фамилия немецкая. Но при этом вот еще раз вот вспыхнул бунт вроде бы. Вот если бы кто-то там вспомнил о своих правах и свободах, о том, что освободите нас от помещичьего гнета. Нет таких лозунгов! И, ну, где-то может они между собой и говорили. Но если уж формируется какая-то делегация, депутация царю, то с чем? С тем, чтобы объяснить Николаю I соответственно, что истребили изменников и отравителей. Вот, государь-батюшка, как мы тебе помогаем. Ну, как… как вот с такими людьми по-другому можно управлять, казалось бы? А при всем при том народ-богоносец. Чего вот, например, хотели все эти люди? Ведь условия карантина, они подразумевают, что нельзя вместе собираться и, за что поплатился ещё в Москве митрополит в своё время, не надо собираться большими толпами в церкви и целовать одни и те же иконы, намоленные. Но это там отдельная история. По-моему, Амвросий звали митрополита, которого толпа в Москве растерзала еще во времена Екатерины II, хотя человек просто хотел спасти этих русских людей от чумной смерти. Ну, так вот за время вот этого бунта в Старой Руси было убито, растерзано около ста врачей, ну, заодно и офицеров. Вообще ужасная история. И всё это в первую очередь в силу необразованности, дремучести таких людей, потому что всё это продолжалось достаточно долгое время. Там Николай I пребывал уже в Новгород, бунты вокруг… южнее, там вокруг Старой Руссы, продолжались достаточно долго. И только с большим трудом удалось привести к покорности свой собственный народ, бунтовавший, ещё раз повторюсь, против… против докторов по сути, против карантинных мер, против медицины, за то, чтобы им разрешили ходить в церковь в любое время и целовать намоленные иконы. Неважен там никакой карантин, никаких микробов не может быть. Это всё немцы воду отравляют. Но в итоге там тоже жестокое…

В. Дымарский― Но Николай… Слушайте, но Николай, надо же все-таки ему отдать должное, что он приехал в Новгород.

М. Кузахметов― Вот тут да! Но это мы дальше расскажем, он в Петербурге приезжал…

В. Дымарский― Да. Но в Петербурге хоть это там, где он живет как бы. Да? А тут действительно…

М. Кузахметов― Нет, но он приезжал там с инспекцией посмотреть еще, как там на счет…

В. Дымарский― Ну, да.

М. Кузахметов― … верных воинских частей. Ну, да. Но он нет, не такой уж был и трус. Да, действительно. Не так ему страшно было заразиться, и не так ему страшно было приехать на передовую. Ездил же он когда-то…

В. Дымарский― Это была его Коммунарка такая.

М. Кузахметов― Ну, посмотрим там, чем всё это закончится в наше время. Но, в общем, по итогам бунта в Старой Руссе было больше 2-х тысяч человек прогнано сквозь строй. Опять-таки не казни, не на Аппиевой дороге несколько тысяч распять как после восстания Спартака, а вот такой гуманный вариант – просто шомполами хорошенечко пройтись по их спинам, чтоб в следующий раз знали как бунтовать. Ну, понятно, что там тысячи ударов достаточно для того, чтобы стать инвалидом. Ну, в общем, вроде бы казней нет, а больше 200 человек погибли после того, как их через строй прогнали. Ну, и всё. Чего ещё ожидать? И всё, приведены все к усмирению. И вот опять-таки порядок. Это всё опять драма нашей истории. А лично Николай I как человек ограниченные никогда не собирался погружаться в глубину произошедшего, из-за чего всё-таки это произошло. Если, например, в случае со Старой Руссой хоть немножко задуматься, что это отсутствие образования, ну… ну, надо, значит, строить школы, значит, надо нести свет и просвещение в темные массы. Если в случае с Севастополем, то это безобразная коррупция чиновников. Надо ее искоренять. Ну, он там пытался бороться с коррупцией, но только своим таким великодерж… великодержавным методом. Ну, примерно как и сейчас. Назначить вместо вороватого губернатора честного губернатора. А мысль о том, что граждане могут себе выбрать честную власть, она исключена вообще. Как такое может быть? Никак. До сих пор в ХХI веке не можем добраться. Ну, и если есть время, тогда про петербургский бунт, да?

В. Дымарский― Да, конечно. Надо обязательно. Да, да, да.

М. Кузахметов― Потому, что…

В. Дымарский― Там-то он прямо к толпе же вышел, да? И вот это знаменитое…

М. Кузахметов― Да.

В. Дымарский― … на колени!

М. Кузахметов― … определенная кульминация всех этих холерных бунтов, которые частично даже прославили в глазах современников Николая I. Действительно вдруг вот какие-то холерные больные обнаруживаются в столице империи, в Петербурге. Ну, опять-таки все-таки просвещенное общество, образованные люди знают карантин. Других вот методов тогда в таком случае не было. И изоляция. Но для необразованных людей, которые тоже регулярно приезжают в Петербург, ну, те же крестьяне… Собственно тогда же какая доставка продовольствия в большие города? Фуры же не ходили, супермаркетов больших не было. Это крестьяне каждое утро на подводах из окрестных сел привозят в город продукты, привозят мясо, перевозят молоко, зелень там привозят. Ну, вот кто-то из них там оказался вдруг зараженным, зачихал, закашлял. Вдруг среди прибывших кто-то оказался с опасными язвами, ну, его хватают и да, в карантинную больницу, и держат там. Он прибывает, например, туда, а там другие такие же больные. Ну, как этот человек себе всё представляет? Ну, в чем-то тоже может быть прав. Меня же отправляют в карантинную больницу на погибель, чтобы я там нашёл свою смерть. А нам, простым крестьянам, всё понятно, что это немцы-отравители ядовитую воду… подсыпают яды какие-то. Там же тоже… Там такое же было средневековье, когда хватали любого подозрительного человека… Вот у человека там, может быть, эпилепсия. Он идет немножко странно. Да? Явно, значит. яд разбрасывает вокруг себя. Вот у него такие движения рук хаотические. А это он яд подсыпает где-то там в колодцы. Значит, схватить его, хорошенечко не просто побить, а хорошо бы еще и растерзать. В общем, там бунтовщики собрались на Сенной площади, во-первых, потому что был большой рынок, огромная толпа собралась. А еще там рядом была холерная больница. Ворвались в эту холерную больницу и стали выкидывать из окон – ужасно! – с 3-го этажа медицинский персонал, опять-таки докторов, главных отравителей. Но тут на счастье Николая I, во-первых, в городе всё-таки оставалось ещё… Ну, так она почти всегда и была, за редким исключением покидала Петербург. Гвардейские полки, ну, сравнительно привилегированные части, в том числе где служил… и достаточно много дворян, хотя там не только дворяне были. То есть можно было оперативно окружить Сенную площадь верными войсками. И действительно туда прибывает к бунтовщиком, к мятежникам лично Николай I. Ну, дальше там уже расходятся воспоминания современников, потому что Бенкендорф рассказывал, что Николай I обратился с пламенной речью к бунтовщикам, крикнул им: «На колени!», и немедленно все они пали ниц и слушали его с благоговением. И послушались государя, все разошлись, усовестились и рыдали, и чувствовали себя виноватыми. Ну, я так немножко утрирую.

В. Дымарский― Да. А он… а он их… А он их обвинял в том, что они подражают французам и полякам.

М. Кузахметов― Да, это, конечно, так вот усовестило этих русских крестьян. Вот с кем угодно, можно было пережить сравнение, но если с поляками, то всё, такого позора пережить, конечно же, ну, никак невозможно. Но действительно он прибыл. Это действительно он прибыл к этим… к мятежникам, несмотря на то, что тут же стояли гвардейцы, ещё и артиллерией на всякий случай прибыли. Уже был полезный опыт подавления восстания декабристов. Там-то приходилось разгонять 3 тысячи вооруженных человек с опытом гвардейских… тоже гвардейских частей. А здесь все-таки безоружные крестьяне, у которых тоже там сработал какой-то, наверное, инстинкт самосохранения. Бунт был сравнительно быстро подавлен. Но он нашел свое отражение и прославил Николая I как человека решительного, потому что главный памятник, чудом сохранившийся, уникальная конная статуя на двух точках опоры у нас здесь в Петербурге перед Мариинским дворцом, дворец, построенный Николаем I для своей дочери, там тоже отдельно расскажем. Так вот там есть барельефы, и один из них и посвящен этому событию. Так вот Николай I в коляски без бронежилета, удивительным образом, прибывает на Сенную…

В. Дымарский― Без… Без охраны.

М. Кузахметов― Да, без бронестекла. Да. НРЗБ впереди от охраны, ну, сравнительно…

В. Дымарский― Нет, ну, конечно. Да, да, да.

М. Кузахметов― Для него…

В. Дымарский― Вообще всё да, вроде к толпе вышел. Ну, хорошо. Тогда вот…

М. Кузахметов― Ну, толпа на коленях – на коленях! – все, и чувствуют себя виноватыми.

В. Дымарский― Ну, да. Ну, хорошо. Вот этим эпизодом, уже завершающим, в Петербурге мы, наверное, завершим и вообще всю историю холерных бунтов. Но продолжались, только уже не в российских городах, хотя это тогда тоже считалось Российской Империей. Я думаю, что в следующий раз мы начнём, наверное, с Польши?

М. Кузахметов― Конечно.

В. Дымарский― Вот. На сей раз мы совершаем эту программу. Спасибо Максиму Кузахметову. Это была программа «Все так плюс». И до встречи через неделю! И на встречу с польскими бунтами. Всего доброго! До встречи!

М. Кузахметов― До свидания!

Новая страница (1)

Причины войны

Россия пытается остановить экспансию Турции в Северном Причерноморье, предотвратить систематические набеги крымских татар на свои южные границы и укрепить внешнеполитические связи со странами Европы.

Повод к войне

В 1686 г. Россия присоединилась к Священной лиге, куда входили государства Центральной, Южной и Восточной Европы (Австрия, Бавария, Саксония, Венеция, Мальта, Польша), видевшие для себя угрозу в экспансии Турции в северном и северо-западном направлении. Условием для вступления России в Лигу стало заключение «вечного мира» с Польшей на приемлемых для Москвы условиях: признание за ней Киева, Смоленска, левобережья Днепра. 12 апреля договор был заключен. Россия обязалась разорвать мир с Турцией и напасть на нее. В октябре 1686 г. по приказу регентши при малолетних царях Иване V и Петре I Алексеевичах, царевны Софьи Алексеевны, начался сбор армии для войны с Турцией и Крымским ханством. Русско-турецкая война 1686 – 1700 гг. стала частью системы боевых действий Священной лиги против Турции (австро-турецкая война 1683 – 1699 гг., польско-турецкая война 1683 – 1699 гг., венециано-турецкая война 1684 – 1699 гг.).

Цели России

Россия стремилась нанести поражение союзнику Турции – Крымскому ханству, уничтожить турецкие опорные пункты в Северном Причерноморье, закрепиться на черноморском и азовском побережьях.

Командование русской армией

1687 – 1689 гг. – князь Василий Васильевич Голицын, гетман Иван Самойлович Самойлович, гетман Иван Степанович Мазепа.
1695 – 1700 гг. – царь Петр I Алексеевич, генералиссимус Алексей Семенович Шеин, гетман Иван Степанович Мазепа, генерал Борис Петрович Шереметев, генерал Автоном Михайлович Головин, генерал Патрик Гордон, князь Яков Федорович Долгоруков, адмирал Франц Яковлевич Лефорт, вице-адмирал Корнелиус Крюйс.

Командование войском Крымского ханства

Хан Селим I Гирей, Нуреддин-султан, калги-султан Девлет.

Командование турецкими войсками

Муртоза-паша, Гассан-бей, Сераскир-паша, адмирал Ассан-паша.

Территория военных действий

Крымское ханство (степи Приазовья), Турция – низовья Днепра, низовья Дона, Азовское море.

Периодизация русско-турецкой войны 1686 – 1700 гг.

Кампания 1687 г.: русская армия предприняла поход на Крым, но задачу, поставленную перед ней, не выполнила.
Кампания 1689 г.: русская армия предприняла поход на Крым, нанесла поражение войску крымского хана у Зеленой Долины, но, подойдя к Перекопу, не смогла его взять.
Кампания 1695 г.: русская армия и флот предприняли поход на Азов, осадили его, но взять не смогли.
Кампания 1696 г.: русская армия и флот предприняли поход на Азов, который был взят.
Кампания 1697 г.: русская армия закрепилась в низовьях Дона, построив там систему укреплений; в низовьях Днепра был взят ряд турецких крепостей и оставлены русские гарнизоны.
Кампания 1698 г.: русская армия провела наступление в низовьях Днепра.
Кампания 1699 г.: русская эскадра провела военно-морскую демонстрацию в Керчи.

Окончание русско-турецкой войны 1686 – 1700 г.

В 1699 г. почти все страны Священной лиги – Австрия, Польша, Венеция – завершили свои войны с Турцией и заключили мирные договоры. Россия, оказавшись одна, стала искать пути к миру на своих южных рубежах. Также произошла переориентация основного направления внешней политики России с юга на северо-запад, от союза с католическими странами Европы против Турции к союзу с протестантскими государствами против Швеции. 3 июля 1700 г. в Стамбуле был заключен мир с Турцией на 30 лет, по которому Азов и вновь построенные царем Петром I крепости в Приазовье (Таганрог, Павловский город, Миюс) остались за Россией, а Турция ликвидировала свои крепости в низовьях Днепра. Россия впервые закрепилась в Северном Причерноморье. В ходе русско-турецкой войны 1686 – 1700 гг. возник русский военно-морской флот, получили значительное развитие службы тыла.

Голицын Н. С. Русская военная история. СПб., 1878. Ч. II. С. 660 – 668.
Масловский Д. Ф. Записки по истории военного искусства в России. СПб., 1891. Вып. 1. С. 62 – 66.

русско-турецких войн | Infoplease

Русско-турецкие войны. Великая экспансия России на восток в 16-17 веках во время упадка Османской империи, тем не менее, оставила берега Черного моря в руках османских султанов и их вассалов, ханов Крыма. Русско-турецкие войны были результатом попыток России найти выход в Черном море и - на более поздних этапах - завоевать Кавказ, доминировать на Балканском полуострове, получить контроль над проливами Дарданеллы и Босфор и сохранить доступ к мировой торговле. маршруты.

Войны между русскими и крымскими татарами носили хронический характер в 16-17 вв. В 1696 году Петр I одержал первую крупную победу русских над тюрко-татарами, взяв крепость Азов. Во время Северной войны (1700–1721 гг.) Султан Ахмед III открыто вступил в конфликт с Россией в 1710 г. и вернул Азов по Прутскому миру (1711 г.). Франция, традиционный союзник османов, принимала участие в подстрекательстве этой и последующих попыток османов остановить наступление русских.

В 1736 году снова вспыхнула война между Османской империей и Россией в союзе с Австрией. Русские отбили Азов и добились впечатляющего успеха в Молдавии, где генерал Мюнних вошел в Яссы (1739 г.). Однако Австрия была встревожена российскими амбициями на Балканах и заключила отдельный Белградский мирный договор (1739 г.), к которому Россия была вынуждена присоединиться. Россия согласилась демилитаризовать Азов, а не строить Черноморский флот.

Первая крупная русско-турецкая война 1768–1774 годов была косвенным результатом вмешательства России в Польшу.Султан Мустафа III, встревоженный действиями России и воодушевленный Францией, объявил войну Екатерине II России. Русские завоевали (1771 г.) Крым, где был установлен пророссийский хан, и захватили Молдавию и Валахию. Кучук-Кайнарджинский мирный договор (1774 г. ) объявил Крымское ханство независимым от султана, дал России значительные территориальные приобретения, уступил России роль защитника греческих православных подданных султана и позволил российским судам плавать по Черному морю и проходить через Проливы.

Общий раздел Османской империи предусматривался союзным договором (1781 г.) между Екатериной II и императором Иосифом II; Таким образом, судьба Османской империи стала главной заботой западных держав и породила взрывоопасный Восточный вопрос. В 1783 году Екатерина полностью аннексировала Крым. В 1787 году разразилась новая русско-турецкая война, и в 1788 году Иосиф II вступил в войну как союзник Екатерины. Хотя Австрия была вынуждена, в основном из-за усилий Пруссии, выйти из союза в 1791 году, успехи России при Суворове позволили Екатерине достичь благоприятного урегулирования в Ясском мирном договоре (1792 г.).

В 1806 году энергичный султан Селим III сверг русофильских наместников Молдавии и Валахии, что привело к русско-турецкой войне 1806–1812 годов. Это было завершено молниеносной кампанией Кутузова 1811–1812 годов и привело к завоеванию Россией Бессарабии по Бухарестскому мирному договору (1812 г.). Греческая война за независимость (см. Грецию) ускорила русско-турецкую войну 1828–1829 годов, которая закончилась Адрианопольским договором (см. Адрианопольский договор).

Когда в 1853 году Россия попыталась добиться от Османской империи дальнейших уступок, османы при поддержке Англии и Франции объявили войну.Их союзники вступили в конфликт в 1854 году, результатом чего стала Крымская война. Мир 1856 года (см. Париж, Конгресс) не привел к серьезным территориальным изменениям, но ознаменовал серьезный отказ русскому влиянию.

Последняя русско-турецкая война стала результатом антиосманского восстания (1875 г.) в Боснии и Герцеговине. По наущению России Сербия и Черногория присоединились к повстанцам в их войне против Османской империи; после обеспечения нейтралитета Австрии Россия открыто вступила в войну (1877 г.). Сан-Стефанский договор 1878 г. настолько тщательно изменил карту в пользу России и Болгарии, находящейся под влиянием России, что европейские державы созвали конференцию для пересмотра его условий (см. Берлин, Конгресс).В 1878 г. произошла основательная перестройка союзов.

В Первой мировой войне Россия и Османская империя снова столкнулись друг с другом; Россия встала на сторону традиционных союзников османов - Англии и Франции, тогда как османы воевали с бывшими партнерами России - Австрией и Болгарией. Отдельным русско-турецким договором 1921 года СССР вернул округу Карс и Ардахан, приобретенные в 1878 году, турецкому правительству Ататюрка.

Колумбийская электронная энциклопедия, 6-е изд.Авторские права © 2012, Columbia University Press. Все права защищены.

См. Другие статьи в энциклопедии по: История Турции и Османской империи

Перейти к основному содержанию Поиск