Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Русско турецкая война 1828 1829 годов кратко: Русско-турецкая война 1828-1829 гг (кратко)

Содержание

Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг.

Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск > Войны и конфликты России в 1800 – 1914 гг.  > Войны и конфликты России в 1800–1914 гг. > Русско-турецкая война 1828–1829 гг.

Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг.

Кампании

Дата: 1828–1829 гг.

Противники: Османская империя

Расположение и число войск при открытии кампании 1829 года

Оригинальное название:

Схема №20. Расположение и число войск при открытии кампании 1829 года

Источник:

Задачи русской армии. Том II-й. Задачи армии, не связанные с русскою национальной политикой

Смотреть полностью

Дата начала конфликта

Апрель 1828

Дата завершения конфликта

Сентябрь 1829

Театр военных действий

Балканы, Кавказ

Аннотация

Русско-турецкая война 1828–1829 гг. велась за укрепление влияния России на Балканах и Кавказе на фоне продолжавшейся Греческой войны за независимость 1821–1830 гг. Накануне войны, в 1827 г., союзным флотом России, Англии и Франции в Наваринском морском сражении был разгромлен турецкий флот. Турция потерпела поражение на Балканах и на Кавказе и по условиям Адрианопольского мирного договора 1829 г. признавала переход к России восточного побережья Черного моря, а также соглашалась признать автономию Греции.

Формирования и командующие России

Главнокомандующий Дунайской армией, фельдмаршал граф П. Х. Витгенштейн; главнокомандующий 2-й армией, генерал-адъютант граф И. И. Дибич; командир Отдельного Кавказского корпуса, генерал-адъютант граф И. Ф. Паскевич, командующий Черноморским флотом, адмирал А. С. Грейг

Формирования и командующие противника

Османская империя: верховный главнокомандующий войсками, султан Махмуд II, командующий войсками на Балканах Хуссейн-паша, затем Решид Мехмед-паша

Предпосылки конфликта

Длительная борьба России с Турцией за Причерноморье и влияние на Балканах и Кавказе обострилась вновь на фоне Греческой войны за независимость от Турции в 1821–1830 гг., в которой Россия с начала царствования Николая I в 1825 г. решительно поддержала греческих повстанцев, отказавшись от политики нейтралитета.

Причина конфликта

Непосредственным поводом к русско-турецкой войне1828–1829 гг. послужил отказ Турции от Аккерманской конвенции 1826 г. и закрытие Босфора для прохода русских судов.

Аккерманская конвенция в основном подтверждала условия Бухарестского мирного договора 1812 г. , подписанного по итогам победоносной для России русско-турецкой войны 1806–1812 гг. Конвенция была подписана после того, как Турция согласилась на условия ультиматума, выдвинутого императором Николаем I. Ультиматум требовал безусловно выполнять Бухарестский мирный договор в отношении Сербии, а также вывести турецкие войска из Молдавии и Валахии. Стамбул, подписав конвенцию, обязался признать границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-Кале и Анакрии. Турция принимала все исковые требования русских подданных, которые должны были быть удовлетворены в течение полутора лет. Кроме того, русским подданным предоставлялось право беспрепятственной торговли на всей территории Турции, а русским судам разрешалось свободно плавать в турецких водах и по Дунаю. Стамбул гарантировал автономию Молдавии, Валахии и Сербии.

После Наваринского сражения 1827 г. Турция, в нарушение обязательств по Аккерманской конвенции, закрыла Босфор и стала задерживать русские суда. В ответ Россия приказала своим войскам 14(26) апреля 1828 г. выдвигаться из Бессарабии в пределы Порты, объявив ей войну.

Цели

Россия стремилась добиться не только подтверждения условий Бухарестского мира и Аккерманской конвенции, но и расширить свое присутствие в Причерноморье и на Кавказе, а также укрепить влияние на Балканах. Конечной целью ставилось нанесение решающего поражения противнику и принуждение Турции к миру на условиях России.

Русская армия планировала наступать через Дунай на Адрианополь и Константинополь.

Стратегический замысел

Основным театром военных действий были Балканы. Русская армия планировала перейти Дунай, продвигаясь близко к побережью Черного моря, чтобы не провоцировать Австрию на враждебные действия, форсировать Балканский хребет и выйти к Адрианополю и Константинополю.

На Кавказе (второстепенный театр военных действий) Россия планировала: очистить от турок берег Черного моря и овладеть крепостями Анапой и Поти, а также, ведя наступление из Грузии, овладеть районами Карса, Ахалкалаки и Ахалцыха и Баязета.

Силами флота планировалось блокировать Черноморские проливы и Константинополь как со стороны Черного, так и со стороны Эгейского морей.

Турция выбрала на Балканах оборонительную стратегию, рассчитывая задействовать силы своей новой регулярной армии для сдерживания наступления русских войск в низовьях Дуная с опорой на стратегический четырехугольник крепостей Силистрия – Шумла – Варна – Рущук.

На Кавказе планировалось по возможности перейти в наступление на Эривань и в случае успеха вторгнуться в Грузию.

Политическая обстановка

Завершение войны между Персией и Россией в феврале 1828 г. позволило России высвободить силы для действия против Турции в условиях действия в Европе системы Священного Союза. Вслед за разрывом Аккерманской конвенции султан Махмуд II закрыл Босфор для прохода русских кораблей. Император Николай I в ответ на эти действия Турции официально 14 апреля 1828 г. объявил войну. Продолжающееся греческое восстание и совместные действия русской, английской и французской эскадр у берегов Греции в 1827 г. (уничтожение турецкого флота в Наваринском сражении). создали благоприятные условия для успеха России в русско-турецкой войне 1828–1829 гг.

Ход конфликта

В ходе кампании 1828 г. русские войска вошли в Молдавию и Валахию, овладели нижним течением Дуная и крепостью Варна, а на Кавказе взяли крепости Карс и Баязет.

В кампании 1829 г. наступление русских войск продолжилось. После взятия Силистрии русские войска форсировали Балканы и заняли Адрианополь. На Кавказе русские войскам отразили наступления турок на Карс и Баязет, овладели Эрзерумом и начали наступление на Трапезунд.

Состав войск России

Около 200 тыс. человек. 56 полков пехоты, четыре уланских полка, четыре гусарских полка, один драгунский полк, казаки

Состав войск противника

Турция: более 280 тыс. чел.

Потери России

Около 15 тыс. убитых и умерших от ран, более 10 тыс. раненых

Потери противника

Турция: более 20 тыс. убитых и умерших от ран, 15 тыс. раненых

Результат

Османская империя потерпела поражение. По условиям Андрианопольского мирного договора 1829 г. к России переходило восточное побережье Черного моря. Турция признавала переход к России Картли-Кахетинского царства, Имеретии, Менгрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому мирному договору 1828 г.), подтверждала принятые по Аккерманской конвенции 1826 г. обязательства по соблюдению автономии Сербии, а также соглашалась с Лондонской конвенцией 1827 г. о предоставлении автономии Греции. Была подтверждена автономия Молдавии, Валахии и Сербии. Турция обязывалась в течение 18 мес. уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

Последствия конфликта

Россия существенно усилила свое влияние на Балканах, вступив в скрытый конфликт с Англией в «восточном вопросе», Греция обрела независимость.

Декларация окончания конфликта

Адрианопольский мирный договор

Литература

Епанчин Н. А. Очерк похода 1829 года в Европейской Турции. Ч. 1. СПб., 1905. Ч. 2. СПБ., 1906. Ч. 3. Спб., 1906.

Ушаков Н.И. История военных действий в Азиатской Турции в 1828 и 1829 годах. В двух частях. Ч. 1- 2. СПб., 1836; 2-е изд. Варшава, 1843.

Лукьянович Н.А. Описание Турецкой войны 1828 и 1829 годов. Ч. 1-4. СПб., 1844-1847.

Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. Минск., 2005

Иллюстрации

Кампании

1828 Кампания 1828 г. Болгария
1828 Кавказская кампания 1828 г.
1828 Морская кампания 1828 г.
1829 Кампания 1829 г. Болгария
1829 Кавказская кампания 1829 г.
1829 Морская кампания 1829 г.

Русско-турецкая война 1828-1829 годов | История Российской империи

Русско-турецкая война 1828-1829 гг.

История русско-турецких войн уходит в XVII век. Сначала это были войны между Московским государством и Османской империей (Турцией). До XVIII века на стороне Османской империи всегда выступало Крымское ханство. Со стороны России главной причиной войн было стремление получить выход в Черное море, а позже – утвердиться на Кавказе.

Причины войны

Военный конфликт между Российской и Османской империями в 1828 г. возник в результате того, что после Наваринского сражения в октябре 1827 года Порта (правительство Османской империи) закрыла пролив Босфор, нарушив Аккерманскую конвенцию. Аккерманская конвенция — соглашение между Россией и Турцией, заключённое 7 октября 1826 г. в Аккермане (сейчас это город Белгород-Днестровский). Турция признавала границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-кале и Анакрии (Грузия). Она обязалась в течение полутора лет выплатить по всем исковым требованиям русских подданных, предоставить русским подданным право беспрепятственной торговли на всей территории Турции, а русским торговым судам — право свободного плавания в турецких водах и по Дунаю. Гарантировалась автономия Дунайских княжеств и Сербии, господари Молдавии и Валахии должны были назначаться из местных бояр и не могли быть отстранены без согласия России.

Но если рассматривать этот конфликт в более широком контексте, то необходимо сказать о том, что эта война была вызвана тем, что греческий народ начал борьбу за независимость от Османской империи (еще в 1821 г. ), а Франция и Англия стали помогать грекам. Россия в это время проводила политику невмешательства, хотя состояла в союзе с Францией и Англией. После смерти Александра I и вступления на престол Николая I Россия изменила отношение к греческой проблеме, но в то же время между Францией, Англией и Россией начались разногласия в вопросе раздела Османской империи (дележки шкуры неубитого медведя). Порта тут же объявила о том, что она свободна от договоренностей с Россией. Русским судам был запрещен вход в Босфор, а войну с Россией Турция предполагала передать Персии.

Порта перенесла свою столицу в Адрианополь и укрепляла дунайские крепости. Николай I в это время объявил войну Порте, а она объявила войну России.

Ход войны в 1828 году

Дж. Доу «Портрет И. Паскевича»

7 мая 1828 г. русская армия под командованием П.Х. Виттгенштейна (95 тысяч) и  Отдельным Кавказским корпусом под командованием генерала И. Ф. Паскевича (25 тысяч) форсировала Прут, оккупировала Дунайские княжества и 9 июня переправилась через Дунай. Один за другим капитулировали Исакча, Мачин и Браилов. Одновременно состоялась и морская экспедиция к Анапе.

Затем продвижение русских войск замедлилось. Лишь 11 октября они смогли взять Варну, но осада Шумлы и Силистрии окончилась неудачей. В то же время попытки турок вторгнуться в Валахию были нейтрализованы победой русских у Баилешти (совр. Бэйлешти). На Кавказе летом 1828 решительное наступление развернул корпус И.Ф.Паскевича: в июне он овладел Карсом, в июле Ахалкалаки, в августе Ахалцихом и Баязетом; был занят весь Баязетский пашалык (провинция Османской империи). В ноябре две русские эскадры блокировали Дарданеллы.

Штурм крепости Карс

Я. Суходольский «Штурм крепости Карс»

День 23 июня 1828 года занимает в истории русско –турецкой войны особое место. Перед малочисленной армией пала неприступная крепость, видевшая много раз грозных завоевателей у стен своих, но никогда – в стенах.
Три дня шла осада крепости. И Карс склонился перед победителями недосягаемыми вершинами своих башен.  Вот как это происходило.
К утру 23 июня русские войска стояли под крепостью, они находились под общей командой генерал-майора Королькова и генерал-лейтенанта князя Вадбольского, генерал-майора Муравьева, Эриванского карабинерного полка и резервных Грузинского гренадерского полка и сводной кавалерийской бригадой.
С первыми лучами солнца со всех русских батарей началась канонада по турецкому лагерю. В ответ на это начался сильнейший огонь со всех ярусов цитадели. Шестнадцать русских орудий с трудом могли отвечать на эту канонаду. «Вряд ли мне случалось во всю мою службу быть в сильнейшем огне, чем в этот день,– говорил Муравьев, участник Бородина, Лейпцига и Парижа.– Продолжись такая пальба еще два часа, и батарея была бы срыта до основания».
Когда батареи турецкого лагеря замолкли, часть неприятельской пехоты спустилась с укрепленной высоты и начала ближний бой. Произошла рукопашная свалка.
Русскими солдатами руководили Миклашевский и Лабинцев, их мужество не знало пределов. Разбив врага, солдаты начали преследовать бегущих к лагерю вверх по горе. Это было очень опасно, но офицеры не смогли остановить русских солдат. «Стойте, братцы! Остановитесь! – кричали они.– Дальше не надо! Это только фальшивая атака!»
«Никак невозможно, ваше благородие,– отвечал на бегу один из солдат,– нам уже не впервой иметь дело с нехристем. Пока его по зубам не треснешь, он никак этой самой фальшивой атаки понять не может».

Ход войны в 1829 году

Весной 1829 г. турки попытались взять реванш и отбить Варну, но 11 июня новый русский главнокомандующий И.И.Дибич разбил вдвое превосходящие силы великого везиря Решид-паши у с. Кулевча. 30 июня сдалась Силистрия, в начале июля русские перешли Балканы, захватили Бургас и Айдос (совр. Айтос), разбили турок под Сливно (совр. Сливен) и вступили в долину Марицы. 20 августа капитулировал Адрианополь. На Кавказе И.Ф.Паскевич в марте и июне 1829 отразил попытки турок вернуть Карс, Баязет и Гурию, 8 июля захватил Эрзерум, овладел всем Эрзерумским пашалыком и вышел к Трабзону.

Дж. Доу «Портрет И. Дибича»

Многочисленные поражения заставили султана Махмуда II вступить в переговоры. Но турки их всячески затягивали, надеясь на вмешательство Австрии. Тогда И.И.Дибич двинулся на Константинополь. Послы западных держав рекомендовали султану Махмуду принять русские условия. 14 сентября был заключен Адрианопольский мир: Османская империя уступала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани до форта Св. Николая, Ахалцихский пашалык и острова в дельте Дуная, предоставляла автономию Молдавии, Валахии и Сербии, признавала независимость Греции; Босфор и Дарданеллы открывались для судов всех стран; Россия получала право свободной торговли на всей территории Османской империи.

Подвиг брига «Меркурий»

И. Айвазовский «Бриг «Меркурий» атакуют два турецких корабля»

«Меркурий» — 18-пушечный военный бриг русского флота. Был спущен на воду 19 мая 1820 г. В мае 1829 года, во время Русско-турецкой войны, бриг под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями, за что был награждён кормовым Георгиевским флагом.

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 годов Черноморский флот продолжал плотную блокаду Босфора. Отряды русских судов постоянно дежурили у входа в пролив, чтобы своевременно обнаружить любую попытку турецкого флота выйти в море. В мае 1829 года в крейсерство у входа в Босфор был назначен отряд судов под командой капитан-лейтенанта П. Я. Сахновского. В отряд входили 44-пушечный фрегат “Штандарт”, 20-пушечный бриг “Орфей” и 18-пушечный бриг “Меркурий” под командой капитан-лейтенанта А. И. Казарского. Корабли вышли из Сизополя 12 мая и взяли курс на Босфор.

Рано утром 14 мая на горизонте показалась турецкая эскадра, шедшая от берегов Анатолии (южное побережье Черного моря) к Босфору. “Меркурий” лег в дрейф, а фрегат “Штандарт” и бриг “Орфей” пошли на сближение с противником для определения состава турецкой эскадры. Они насчитали 18 судов, среди которых были 6 линейных кораблей и 2 фрегата. Турки обнаружили русские суда и бросились в погоню. Сахновский приказал каждому судну уходить от погони самостоятельно. “Штандарт” и “Орфей” поставили все паруса и быстро скрылись за горизонтом. “Меркурий” тоже уходил на всех парусах, однако два турецких корабля стали нагонять его. Это были 110-пушечный и 74-пушечный  корабли. Остальные турецкие корабли легли в дрейф, наблюдая, как адмиралы охотятся за маленьким русским бригом.

Около двух часов дня ветер стих и погоня приостановилась. Казарский приказал двигаться на веслах. Но через полчаса вновь поднялся ветер, и погоня возобновилась. Вскоре турки открыли огонь из погонных орудий (орудия, предназначенные для стрельбы прямо по курсу). Казарский пригласил офицеров на военный совет. Положение было исключительно трудным. По количеству пушек два турецких корабля превосходили «Меркурий» в 10 раз, а по весу бортового залпа — в 30 раз. Поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев предложил драться. Совет единодушно решил сражаться до последней крайности, а затем свалиться с каким-либо из турецких кораблей и взорвать оба судна. Ободренный этим решением офицеров, Казарский обратился к матросам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все как один заявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге.

Команда быстро приготовилась к бою. Казарский был уже опытным морским офицером. За отличие при взятии Анапы он был досрочно произведен в капитан-лейтенанты, а затем вновь совершил геройский поступок при осаде Варны, за что был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость!» и назначен командиром брига «Меркурий». Как настоящий морской офицер, он прекрасно знал сильные и слабые стороны своего судна. Оно было крепким и обладало неплохой мореходностью, но из-за малой осадки было тихоходным. В сложившейся ситуации спасти его могли только маневр и меткость канониров.

В течение получаса, используя весла и паруса, «Меркурий» избегал бортовых залпов противника. Но затем туркам удалось все-таки обойти его с двух сторон, и каждый из турецких кораблей дал по бригу по два бортовых залпа. На него посыпался град ядер, книпелей (два ядра, соединенных цепью или стержнем, применяются для вывода из строя такелажа судна) и брандскугелей (зажигательные снаряды). После этого турки предложили сдаться и лечь в дрейф. Бриг ответил залпом карронад (короткая чугунная пушка) и дружным огнем из ружей. Казарский был ранен в голову, но продолжал руководить боем. Он прекрасно понимал, что его главная задача лишить турецкие корабли хода, и приказал канонирам целить в такелаж и рангоут турецких кораблей.

И. Айвазовский «Бриг «Меркурий» после победы над турецкими кораблями идет навстречу русской эскадре»

Эта тактика русского брига полностью оправдалась: несколько ядер с «Меркурия» повредили такелаж и грот-мачту одного корабля, и он вышел из строя. А другой продолжал атаки с еще большей настойчивостью. В течение часа он бил бриг жесткими продольными залпами. Тогда Казарский решился на отчаянный маневр. Бриг резко изменил курс и пошел на сближение с турецким кораблем. На турецком корабле началась паника: турки решили, что русские взорвут оба корабля. Сблизившись на кратчайшую дистанцию, Казарский позволил своим канонирам с максимальной точностью бить по снастям турецкого корабля. Риск был очень большой, ведь и турки могли теперь в упор стрелять по «Меркурию» из своих огромных орудий. Но наши артиллеристы перебили несколько рей, и паруса стали падать на палубу, турецкий корабль не мог маневрировать. «Меркурий» дал по нему еще один залп и стал уходить. А «Штандарт» и «Орфей» в тот же день с приспущенными флагами прибыли в Сизополь. Они доложили о появлении турецкого флота и о гибели «Меркурия». Командующий флотом вице-адмирал А. С. Грейг приказал немедленно выходить в море, чтобы отрезать турецкому флоту путь в Босфор. На следующий день русская эскадра на пути к Босфору встретила бриг «Меркурий». Вид судна говорил сам за себя, но  израненный бриг гордо шел на соединение со своей эскадрой. Казарский поднялся на борт флагманского корабля и доложил о геройских действиях офицеров и команды. Вице-адмирал А. С. Грейг в подробном донесении Императору Николаю I подчеркнул, что экипаж брига совершил «подвиг, которому в летописях морских держав нет подобного». После этого «Меркурий» продолжил путь в Севастополь, где его ждала торжественная встреча.

За этот бой Казарский был произведен в капитаны 2 ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и получил звание флигель-адъютанта. Все офицеры брига были повышены в званиях и награждены орденами, а матросы знаками отличия военного ордена. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. Офицерам разрешили внести в свои гербы изображение пистолета, который был подготовлен для взрыва корабля. В честь подвига экипажа «Меркурия была отлита памятная медаль. Бриг вторым из русских судов получил памятный Георгиевский флаг и вымпел. Известие о небывалой победе нашего небольшого дозорного судна над двумя сильнейшими кораблями турецкого флота быстро облетело всю Россию. Казарский стал национальным героем.

А.И. Казарский

Дальнейшая история «Меркурия»

«Меркурий» прослужил в составе Черноморского флота до 9 ноября 1857 года. После этого три корабля поочередно носили название «Память Меркурия», принимая и передавая его Георгиевский флаг. Казарский скоропостижно скончался в 1833 году в Николаеве, когда ему было неполных 36 лет. Есть основания предполагать, что он был отравлен проворовавшимися чиновниками порта, чтобы скрыть следы своих преступлений. На следующий год на Мичманском бульваре Севастополя был поставлен памятник одному из первых героев города. С инициативой его установки выступил командующий Черноморской эскадрой М. П. Лазарев. Автором проекта стал известный архитектор А. П. Брюллов. На гранитном постаменте памятника высечена очень краткая, но такая многозначительная надпись: “Казарскому. Потомству в пример”.

Памятник А.И. Казарскому

Итог войны

14 сентября 1829 года между двумя сторонами был подписан Адрианопольский мир, в результате которого к России перешла большая часть восточного побережья Чёрного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.

Османская империя признала переход к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру).

Турция подтверждала принятые по Аккерманской конвенции 1826 года обязательства по соблюдению автономии Сербии.

Молдавии и Валахии предоставлялись автономии, и на время проведения реформ в Дунайских княжествах оставались русские войска.

Турция согласилась также с условиями Лондонского договора 1827 года о предоставлении автономии Греции.

Турция обязывалась в течение 18 месяцев уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

Медаль за участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг.

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. – кратко про ход событий

Начало 1820-х гг. стало временем сильных политических волнений в Греции, находившейся под властью Османской Империи. Восстание и война за независимость, жестоко подавляемая турецкими властями, на первый взгляд, не имели к России никакого отношения. Если бы не вмешался религиозный фактормусульманская страна навязывала грекам-христианам свою веру, чуждые и непонятные им ритуалы и обычаи. Это и стало поводом для начала русско-турецкой войны 1828-1829 гг., краткой, но глобально повлиявшей на территориальное устройство Европы.

К 1828 г. ситуация настолько обострилась, что крупнейшие державы континента, принадлежащие как восточной, так и западной церкви, приняли решение начать войну, защищая интересы побратимов. Православные русские совместно с католиками и протестантами Франции и Британии еще в 1827 г. разгромили турецкую армаду. Ослабленная поражением, Османская империя не смирилась с ним, вынашивая планы реванша.

Кратко среди причин очередного обострения русско-турецких отношений можно выделить борьбу за контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, расширение территорий на Кавказе и ослабление влияния Турции на балканские страны.

Весной 1828 г. русская армия вторглась на молдавские земли. Летом Николай I перешел со своими войсками Дунай, атаковав турецкие территории в Болгарии (Шумла, Бургас, Сливен). Трансбалканское наступление стало первым в российской истории переходом через дунайскую долину со времен походов князя Святослава. Кратким, но важным не только для истории России, а и для всей Европы в целом.

Осадив Адрианополь, царские войска в августе 1828 г. вынудили мусульманское население города покинуть его. Во время боев султанский дворец практически снесли с лица земли. Уже к осени Варна сдалась под напором царской флотилии. Султан, собрав все силы, сумел оттеснить Россию назад, в бессарабские края. Там армия царя находилась до конца 1828 г.

Кавказский фронт в это время представлял собой не менее горячую точку войны. Осада Карса завершилась победой России, а паша, находившийся поблизости от крепости, не стал рисковать и спешно ретировался в Ардахан.

Зимой 1829 г., пока русские собирали подкрепление, в столице Ирана, Тегеране, агрессивная толпа разгромила посольство, убив дипломата и писателя А. Грибоедова. В Петербурге после краткого обсуждения решили сосредоточить главные силы на кавказском направлении. В мае турок смогли оттеснить из Ардахана, к северным районам Аджарии. Одержав победу возле Дигура, войска Николая I присоединились к главным силам Паскевича при Карсе. Уже в июне крепость Эрзурум, крупнейший город в восточной Турции, перешел к русским. Более пяти столетий внутри этих стен не было ни одного солдата христианской веры. По рассказам, именно трусость и малодушие местного населения дало преимущество армии России.

Получив подкрепление, войска под командованием фельдмаршала Дибича-Задунайского в мае 1829 г. вернулись к активной стадии войны, осадив Силистру, крепость на болгарском берегу. Разбив турецкие войска, посланные освободить Варну, царская армия вторглась в Силистру, сдавшуюся в июне 1829 г.

По пути к турецкой столице – Стамбулу – россиянам удалось захватить еще несколько значимых крепостей противника. Под натиском России султан был вынужден подписать мирный договор в Эдирне (древнем Адрианополе) 14 сентября 1829 г. Краткая его суть состояла в том, что устье реки Дунай переходило под протекторат российской власти. Как и большая часть восточного побережья Черного моря, включая берег Абхазии с крепостями Анапа и Поти.

Кроме Греции, ставшей независимой, по итогам войны Сербия получила широкую автономию в составе Османской империи. Молдавия и Валахия перешли под покровительство России как автономные области. Фактически оккупировав эти районы, Николай I гарантировал местному правительству право на свободную торговлю. Также обещалась повсеместная поддержка в экономической и военной областях. На молдавских землях была упразднена архаическая система рабовладения, существовавшая там до 1828 г.

После кратких дискуссий Турции пришлось согласиться с тем, что Грузия и часть современной Армении навсегда вышли из-под ее влияния. С 1829 г. российские корабли снова стали свободно проходить через Босфор и Дарданеллы. Вопрос проливов решили через четыре года, в 1833 г., подписав договор о сотрудничестве в Ункяр-Искелесийске.

Позиции русского правительства в Восточной Европе укрепились. Став зависимой от расстановки политических сил на континенте, Турции оставалось только наблюдать, как происходит передел ее бывшей собственности на Балканах. Россия, как страна-победительница в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., кратко формулировала свои требования – Османская империя должна быть расчленена.

Добавить комментарий

Русско турецкая война 1828-1829 годов

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. — это вооруженный конфликт между Российской империей и Турцией по Восточному вопросу — доступа России к проливам Босфор и Дарданеллы, а также реализации панславянской роли России по отношению к Греции.

При подготовке к ЕГЭ по истории, немаловажно будет освежить в памяти вопросы школьной программы, которые вы изучали. Русско-турецкая война 1828-1829 гг., также может попасться вам при прохождении тестирования. Давайте рассмотрим этот вопрос более детально.

Здесь, и далее по тексту, жирным курсивом выделены даты, имена и значимые события, необходимые для успешной сдачи ЕГЭ по истории, отнеситесь к ним крайне внимательно, выучите их.

Формальным поводом для начала войны послужило закрытие Портой (общепринятое название правительства османской империи) пролива Босфор. Это явилось последней каплей, после чего, русский государь Николай I, 14 апреля 1828 года объявил войну Османской империи. Кстати, ознакомиться со всей внешней политикой этого императора вы можете здесь.

Причины, приведшие к началу войны

Предпосылками к скорой войне, если кратко, послужили события, начавшие происходить с весны 1821 года, на территории современной Греции, впоследствии названные Греческой революцией, а именно вооруженное противостояние греческого народа, целью которой являлся выход из орбиты влияния Османской империи.

В то время государственный трон России занимал Александр I, и внешняя политика России по этому вопросу носила характер невмешательства, поскольку греческим повстанцам помогали Франция и Англия, а Россия была союзником Франции по этому вопросу.

Император Николай Первый

С восхождением на престол царя Николая I, ситуация в греческом вопросе начала меняться из-за неспособности союзников договориться по поводу раздела Османской империи. И русская дипломатия открыто поддержала греков в их борьбе.

Следствием этих шагов, турецкий султан Махмуд II, правивший Турцией в то время, и всячески пытавшийся придать конфликту религиозный характер, выслал российских дипломатов из страны, и как говорилось ранее, в нарушение действующего соглашения, перекрыл пролив Босфор для судоходства.

Военные действия кампании 1828 года

Основные события в 1828 году происходили в двух регионах, а именно на Балканском полуострове и в Закавказье. Русские располагали контингентом численностью порядка 95000 человек на Балканах, сосредоточенных в устье реки Дунай и 25000 корпусом на Кавказе.

Со стороны Турции были противопоставлены превосходящие силы, порядка 150 и 50 тысяч военных соответственно. Не смотря на это, военная кампания российской армии на Балканском полуострове имела успех, начиная с весны 1828г. русская армия под руководством генерал-фельдмаршала Петра Христиановича Витгентшейна, несмотря на значительное превосходство Османских солдат по численности, практически не получив сопротивления заняла земли Молдавии и Валахии (территория на юге современной Румынии).

Это было обусловлено иной военной стратегией, использованной Николаем I в ходе этой кампании впервые. Он решил не вести наступление своих отрядов на противника, как это было ранее, в ходе предыдущих войн с Турцией, по всей линии нижнего и среднего Дуная, а нанести точечный, сосредоточенный удар в довольно узкой полосе Причерноморья, сконцентрировав здесь основную массу своих войск.

Хотя наступление русской армии было существенно затруднено небывало сильным весенним выходом рек из своих берегов. К примеру, для подготовки переправы группировки через Дунай потребовалось больше месяца. Но не смотря на возникшие трудности и задержки, царским войскам удалось захватить все османские крепости расположенные вдоль Нижнего Дуная, за исключением Силистрии.

Основная ударная группировка русской армии после этого начала осаду двух сильнейших твердынь Болгарии, крепости: Шумлу (Шумен) и Варну. Но захватить их оказалось довольно сложной задачей. В Шумле от армии численностью в 35000 русских солдат защищались около 40000 турок, это не беря в расчет значительное количество действовавших в окрестностях этих городов партизан.

Со стороны Балкан, на осаждавшую Варну бригаду князя Меншикова была совершена попытка нападения корпуса Омара Врионе-паши, состоявшего из 30-ти тысячного турецкого полчища. Однако, не смотря на усилия турок, Варна пала 29 сентября, крепости Силистрия и Шумла перенесли осаду и не сдались, русское войско вынуждено было отступить.

Осенью 1828 года турецкое войско попыталось развернуть на западном направлении крупное наступление в Валахию, но попытка была сорвана во многом благодаря блестящей победе генерала Фёдора Клеменьтьевича Гейсмара у Боэлешти. К концу балканской кампании 1828 г. большая часть русского контингента вернулась на зиму за Дунай, оставив в Варне, Пазарджике и ещё некоторых городах южнее реки гарнизоны, превратив эти города в опорные пункты для последующего наступления в 1829.

В противостоянии русских и турок в Закавказье в течение кампании 1828г. генерал Иван Федорович Паскевич, действуя против превосходящих по численности вдвое сил противника, занял крепости, имевшие стратегическое значение: Карс, Поти, Ахалцих, Ардаган, Ахалкалаки, Баязет. Во время взятия 16 августа 1828 города Ахалциха, находящегося высоко в горах, колонна под командованием полковника Бородина совершала штурм городских стен, находясь под огнём вражеской артиллерии расположенной в три яруса.

Кампания 1829 года

Зима прошла в усиленной подготовке обеих армий к весенне-летним сражениям. К весне 1829 турецкое войско на Балканах насчитывало 150 тысяч солдат и порядка 40 тысяч солдат, входящих в албанское ополчение. Император Николай I противопоставил этому полчищу 100-тысячный контингент.

В Закавказье 20 тысячам воинов генерала Паскевича противостояла группировка турецких войск общей численностью 100 тысяч. Преимущество было только у флота, русские флотилии адмирала Грейга в Чёрном море и адмирала Гейдена в Эгейском море доминировали над врагом. Руководителем кампании 1829 г. на Балканском полуострове был назначен генерал Иван Иванович Дибич, ярый сторонник быстрого решения турецкого вопроса, и скорейшего завершения войны.

Корабли адмиралов Грейга и Гейдена блокировали пролив Босфор с обеих сторон, организовав морскую блокаду Стамбула. Турецкий визирь предпринял отчаянную попытку отбить город Варны, но 30 мая 1829 армия Дибича численностью 18000 солдат сокрушительно разгромила почти 40 тысячное войско врага.

Эта битва произошла близ деревни Кулевчи. В надежде взять реванш визирь стянул остатки своих вооруженных сил к Шумле в надежде, что она станет очередной целью русских. Однако вопреки планам визиря, Дибич неожиданно для турок, провел свои отряды мимо города и небольшим корпусом военных, состоящим всего из 35 тысяч солдат, в начале июля 1829, направился на юг, к Стамбулу.

Забалканский поход 1829 по своей смелости и военной дерзости сильно напоминал легендарную швейцарскую кампанию Александра Валильевича Суворова. В течение 11 дней отряды Дибича преодолели 150 километров по крутым балканским горам. Поняв свою оплошность, визирь спешно послал на перехват армии Дибича два отряда (12 и 20 тысяч), которые были на голову разбиты в сражениях у Айтоса и Сливена в июле 1829.

Гарнизон Дибича преследовали неудачи, ее численность быстро сокращалась, причем больше от болезней и изнуряющей жары, чем от боевых потерь. Но, несмотря на все это поход к Стамбулу продолжался. Преодолев за последующие 7 дней ещё 120 км. Дибич подступил к Адрианополю, второй столице Османской империи. 8 августа 1829 обескураженное появлением русских население города, само сдало им город без единого выстрела. До Стамбула оставалось всего 200 километров.

В ходе кампании в Закавказье Паскевичу так же сопутствовал успех. Летом 1829 турецкое войско в составе двух отрядов в 30 и 20 тысяч двинулось на Карс, но Паскевич с отрядом в 18 тысяч воинов разбил их в июне 1829 поодиночке: в боях у Каинлы и Милле Дюзе. А 27 июня 1829 был взят Эрзерум, и далее армия Паскевича последовала вглубь Анатолии, направившись к Трапезунду.

Окончание войны

Отряд Дибича в Адрианополе уменьшался на глазах, солдаты умирали от полученных ранее ранений и постигших их в походе болезней. За непродолжительное время его численность сократилась почти до 7000. Понимая скверность своего положения, но, не выдавая истинного положения дел, генерал Дибич из Адрианополя начал вести с султаном мирные переговоры.

Поскольку турки совместно с албанским ополчением имели намерение взять Адрианополь в котел, генерал понимал, что промедление ведет к верной смерти. И поэтому он в ультимативной форме потребовал от Порты подписать мирный договор, угрожая в случае отказа ударить по Стамбулу. Свои намерения он подтвердил отправкой отрядов, захватившими Сарай и Чорлу, находящимися посередине между Адрианополем и Царьградом.

Блеф Дибича сработал и 2 сентября 1829 г. был подписан Адрианопольский мир, окончивший русско-турецкую войну.

По условиям мира, Турция выплачивала небольшую контрибуцию, срывала военные крепости на реке Дунай, отдавала России Анапу и Поти, пропускала торговые суда России через проливы Босфор и Дарданеллы.

Если у Вас остались вопросы, задавайте их в комментариях! Также делитесь этим материалом с друзьями в социальных сетях.

Поделиться в соц. сетях

    Русско-турецкая война 1828—1829 годов | это… Что такое Русско-турецкая война 1828—1829 годов?


    Русско-турецкая война 1828—1829 вспыхнула в связи с греческой борьбой за независимость от Османской империи. Также война была вызвана борьбой европейских государств за раздел Османской империи. Сама Турция переживала острый внутренний кризис, который усилился с Греческой революцией 1821—1830 гг. В ходе войны русские войска совершили ряд походов в Болгарию, на Кавказ и на северо-восток современной Турции, после чего турки запросили мира.

    Содержание

    • 1 Статистика Русско-турецкой войны 25 апреля 1828— 14 сентября 1829
    • 2 Повод к войне
    • 3 Боевые действия
    • 4 Наиболее яркие эпизоды войны
    • 5 Герои войны
    • 6 Итоги войны
    • 7 Примечания
    • 8 Ссылки
    • 9 Литература

    Статистика Русско-турецкой войны 25 апреля 1828— 14 сентября 1829

    Воюющие страны Население (на 1828 год) Мобилизовано солдат Солдаты убитые Солдаты умершие от ран Раненые солдаты Солдаты умершие от болезней
    Российская империя 54 600 000 * 200 000 10 000 5 000 10 000 110 000
    Османская империя 26 000 000 280 000[1] 15 000 5 000 15 000 60 000
    ВСЕГО 80 600 000 400 000 25 000 10 000 25 000 170 000
    1.  Население указанно в границах соответствующего года учёта (Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991.).

    Повод к войне

    Непосредственным поводом к войне послужило восстание греков против Турции в 1821 году. Греции тогда помогали Франция, Россия и Англия. Но между союзниками начались распри, по поводу раздела владений Османской империи. Воспользовавшись этим, Турция объявила России «Священную войну».

    Боевые действия

    Россия располагала 95 000 Дунайской армией под командованием П. Х. Витгенштейна и 25 000 Кавказской армией под командованием И. Ф. Паскевича.

    Им противостояли турецкие армии общей численностью до 200 000 солдат (150 000 на Дунае и 50 000 на Кавказе).

    8 мая 1828 года Дунайские войска перешли границу на реке Прут. Кавказская армия не была подготовлена к немедленным боевым действиям, поэтому её наступление отложили почти на месяц.

    Перед Дунайской армией была поставлена задача занять Молдову, Валахию и Добруджу, а также овладеть Шумлой и Варной. Оккупировав Дунайские княжества (апрель — май 1828 г.) российские войска 8 июня переправились через Дунай у Исакчи и отправились в Добруджу. 12 июня капитулировала Исакча.

    Русские захватывали один город за другим. Но, достигнув Варны, русские столкнулись с проблемами. Варну защищала 40 000 турецкая армия, которая, в отличие от русских, не испытывала проблем ни с экипировкой войск, ни с продовольствием. Неудачные осады Шумлы, Силистрии, нехватка продовольствия и страшные эпидемии лихорадки и тифа в российской армии замедлили её продвижение. Лазареты были переполнены больными. Еды не хватало. Лошади начали умирать. Осада Варны затянулась.

    Большую помощь при осаде Варны российским войскам оказал Черноморский флот под командованием Алексея Грейга. Генеральный штурм города был начат 8 октября, а 11 октября Варна капитулировала. В плен русским попало до 7 000 человек.

    Взятие Варны было наибольшим успехом, достигнутым российской армией в 1828 году. Осаду Шумлы и Силистрии сняли в октябре. Под Шумлой полегло большое количество русских, так как их всё время преследовала турецкая конница. Чтобы оторваться от настойчивой турецкой конницы, российская армия была вынуждена бросить свои обозы.

    Штурм Карса в 1828 году

    В отличие от Дунайской, Кавказской армии сопутствовал успех. На Кавказе были заняты Анапа, Карс (25 июля), Ардаган, Ахалцих, Поти и Баязет. Иван Паскевич, продвигаясь по Кавказскому фронту в сопровождении Пушкина, 9 июля занял крепость Эрзурум в северной части Ближнего Востока. Захват Эрзурума был приурочен к 120-летию Полтавской битвы, а также решил исход войны на Кавказе в пользу Российской империи. После этого российские войска нанесли удар по Трапезунду и осадили эту крепость.

    В феврале 1829 года Витгенштейн, осторожность которого граничила с робостью, был заменён более энергичным и решительным И. И. Дибичем. На Дибича давило не только российское правительство, но и сложившаяся мировая политическая обстановка. В частности, Австрия была крайне недовольна успехами российской армии на Балканах. В это же время Николай I оставил Дунайскую армию и отправился в Петербург.

    7 мая Дибич, с 60 000 солдат, вторично пересёк Дунай и начал повторную осаду Силистрии.

    Турция смогла выставить в этом районе боевых действий только 40 000 солдат. 11 июня Дибич разбил 40 000 турецкую армию. 30 июня Силистрия капитулировала. Русские перешли Балканы и захватили Бургас и Айдос.

    В начале августа 1829 года Дибич, с 17 000 армией, осадил Адрианополь, а 20 августа деморализованный корпус города сдался. Собрав резервы, Дибич двинулся во главе 35 000 армии на Стамбул. Столица Османской империи оказалась в опасности.

    Одновременно с этим российский флот блокировал проливы Босфор и Дарданеллы. Оказавшись блокированным с моря и суши, турецкое правительство, во главе с султаном Махмудом II, запросило мира.

    Наиболее яркие эпизоды войны

    • Подвиг брига «Меркурий»

    Герои войны

    • Александр Казарский — капитан брига «Меркурий»

    Итоги войны

    14 сентября 1829 между двумя сторонами был подписан Адрианопольский мир:

    • К России перешла бо́льшая часть восточного побережья Чёрного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.
    • Османская империя признавала российское верховенство над Грузией и частями современной Армении.
    • Сербии предоставлялась автономия.
    • Российской империи позволялось занять Молдавию и большую часть Валахии до тех пор, пока турки не оплатят обширные контрибуции.

    Примечания

    1. Из них 80 000 — регулярная армия, 100 000 — конница и 100 000 — сипаи или вассальные всадники

    Ссылки

    • onwar.com/aced/nation/ram/russia/frussoturk1828.htm
    • krugosvet.ru/articles/115/1011544/1011544a4.htm#1011544-L-109
    • rusempire.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=109&Itemid=50
    • cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/098/300.htm
    • cow2.la.psu.edu/cow2%20data/WarData/InterState/Inter-State%20Wars%20(V%203-0).htm

    Литература

    • Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск., 2005.

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг. и воспоминания о Болгарии и болгарах ее русских участников Текст научной статьи по специальности «История и археология»

    в стане турок воцарилось уныние, участились случаи дезертирства. Комендант Варны Юсуф-паша был вынужден отправиться на переговоры к графу Воронцову и объявить о капитуляции. Но остававшийся в крепости другой военачальник, Капудан-паша, и слышать не хотел о капитуляции — он настаивал на праве турок покинуть город, оставив при себе личное оружие. Упорство его было сломлено после того, как по приказу Воронцова русские пехотинцы взломали ворота и стройными колоннами вошли в город. Официальная сдача Варненской крепости была подписана 29 сентября 1828 г. -70 дней спустя после начала осады. По этому случаю в присутствии государя в окрестностях города состоялся молебен всеобщим коленопреклонением, завершившийся залпами корабельных и полевых орудий11.

    Для успеха в войне против турок необходимо было завоевать господство нашего флота на Черном море. С помощью военных и транспортных кораблей можно было эффективно осуществлять снабжение русской армии в Болгарии боеприпасами, амуницией, провиантом для солдат и фуражом для лошадей и волов. Суда могли быть использованы для переброски живой силы и создания численного преимущества войск в «узком» для неприятеля месте. Благодаря высадке русских десантов и захватов ими турецких гаваней на западе Черного моря можно было перерезать военные коммуникации противника, лишая гарнизоны его крепостей военной и материальной поддержки России по морю. Кроме того, черноморские эскадры имели на своем вооружении около 1000 орудий различного калибра и, при умелом сосредоточении и маневрировании судов, могли быстро подавлять артиллерию турецких приморских крепостей и принуждать их непрерывными обстрелами к капитуляции. Прекрасно понимая важность роли флота в будущих боевых действиях против Османской империи, Россия в 10-20-х годах XIX в. интенсивно вела строительство больших, средних и малых военных судов. В 1816— 1828 гг. в строй было введены 11 линейных кораблей, 4 фрегата, 31 канонерская лодка и 17 других судов военного назначения12.

    Русскому флоту удалось установить господство на Черном море после взятия крепости Анапа и переброски эскадры адмирала А. Грейга на запад. В то время, как на суше зимой наступило некоторое затишье, на море развернулась ожесточенная борьба за турецкие гавани. 11 февраля 1829 г. русская эскадра во главе с контр-адмиралом Кумани снялась с Варненского рейда и отправилась к Созополю, но прибыла туда только через четыре дня, задержавшись вначале из-за наступившего штиля, а затем и густого тумана. Приблизившись к Созополю 15 февраля на расстояние выстрела, Кумани потребовал капитуляции турок, но получил отказ коменданта Халил-паши. После непрерывной ночной бомбардировки русских канонерских лодок и высадки десанта нашего флотского экипажа турецкий гарнизон выбросил белый флаг, а более 1,5 тыс. находившихся в Созополе албанцев бежали в направлении Константинополя13.

    Но победа не всегда давалась легко: иногда турки защищали свои гавани очень упорно, нанося русским судам из своих орудий существенный

    русским в открытом поле. В Шумене удалось сконцентрировать 25 тыс. солдат, с которыми можно было попытаться отбросить русских за Дунай и отбить Варну. В ожидании турецкого наступления войска генерала Рота возвели дополнительные укрепления в Провадии и Эски-Арнаутларе, и натолкнувшиеся на них две 10-тысячные колонны Решид-паши после 15-ти часового кровопролитного боя вынуждены были возвратиться в Шумен. Провалилась и последующая попытка Решид-паши перехватить инициативу путем наращивания турецкой военной силы. Присоединив к себе отряды рущук-ского коменданта Гуссейн-паши, он довел численность своего войска до 40 тыс. человек и вооружил его 60 орудиями. Русские же силы насчитывали всего 26 тыс. человек (44 батальона генералов Рота, Палена и Ридигера плюс 2 тыс. казаков), но превосходили турок почти в 2,5 раза по орудиям.

    Решающее сражение произошло близ селения Кулевча 30 мая (11 июня) 1829 г.: попав в турецкую засаду на марше, русские войска из-за сильного картечного огня и неожиданных фланговых ударов из леса пехоты и конницы вынуждены были повернуть вспять и даже очистить селения Церковна и Кулевча. Окруженный турками батальон Муромского полка почти полностью был изрублен. Развивая успех, турки пошли в атаку на занятые русскими высоты к востоку от Кулевчи, но были встречены таким огнем, что теперь уже сами решили отступить к месту первоначальной засады. Они оборонялись очень вяло (хотя фронт наступления русскихпродолжал сужаться из-за усиливавшейся тесноты ущелья) и после взрыва нескольких зарядных ящиков панически бежали18. Турецкие поражения на суше и на море открывали русской армии дорогу на Адрианополь и Константинополь.

    Но война 1828-1829 гг. несла в себе не только победы русского оружия, но и огорчительные поражения. Причем виной их становились не столько турки, сколько эпидемии, болезни, хроническое недоедание русских солдат, их физическое истощение. Ведение войны осложнила чума, вспыхнувшая почти сразу вслед за объявлением похода на Балканы. Отдельные случаи заболевания ею наблюдались еще до вступления войск в Дунайские княжества. В войсках, осаждавших Шумен и Варну, объявили карантин, что дало заметный положительный эффект. Но ряды русской армии косили лихорадка, кровавый понос и цинга, убыль личного состава от которых в десять раз превышала последствия заболеваний чумой. С мая 1828 по февраль 1829 гг. заболело 210 тыс. человек, из которых умер каждый седьмой19. Боевые потери русской армии в ходе военных действий — убитые в сражениях, пропавшие без вести и замерзшие от лютой стужи — составляли 40 тыс. человек, то есть всего на 10 тыс. больше, чем убыль от болезней. Людей мучила цинга, весной ею было заражено 600 человек, в пяти лазаретах находилось более 1000 больных, из которых ежедневно умирали около 20 человек20. Служивший в русской армии немец из Ревеля, доктор К. Зейдлиц считал, что всего около полутысячи наших солдат и офицеров сумели избежать лихорадки. Многие заболевали ею даже после возвращения в Россию и не смогли преодолеть эту, заканчивающуюся смертью, болезнь. Только

    серые утесы, которые при утреннем солнце красиво оттеняют на темной зелени деревьев низкие, плоские красные крыши и белые минареты мечетей. Для оживления картины, считал он, городу не хватает только моря или реки. Но здесь имеется много колодцев и фонтанов, вода к которым проведена, очевидно, с плоской возвышенности. С нее открывается величественный вид на Айтос и на обширную долину с дорогой, вьющейся по направлению к Адрианополю. Улицы города, судя по его описанию, узкие и кривые, с проложенными по обеим их сторонам тропинками для пешеходов. На некоторых более широких улицах есть тропинки и для верховых. Окна всех домов, за исключением резиденции великого визиря, смотрят во двор. На базарной площади возвышается главная мечеть с прекрасным источником, вокруг нее — многочисленные дощатые лавочки с узкими проходами между ними3 .

    Город Сливен, согласно описанию К. Зейдлица, лежит у подножья Балкан в ущелье со склонами, покрытыми лесами, фруктовыми садами и виноградниками. Ущелье расходится к югу, а в самом его начале распложена прекрасная платановая роща. Посреди этого небольшого чистенького городка протекает ручей, но идиллию нарушали дома, уничтоженные пожаром во время войны. Сливен, по сообщению К. Зейдлица, слывет местом производства лучшего в Болгарии розового масла38.

    Месемврия, по данным К. Зейдлица, расположена на косе, которая выдается в море на полверсты и соединена с твердой землей узким, невысоким перешейком. По обеим сторонам от города находятся бухты, удобные для стоянки кораблей. Вид берега с выступами очень напоминает Италию, где также часто можно видеть предгорья, опускающиеся прямо в море. Однако в отличие от живописных итальянских городов, Месемврия весьма некрасива, в ней полностью отсутствует зелень, а вокруг нет ничего, кроме песков. Здесь размещался 4-тысячный турецкий гарнизон, который после получасовой бомбардировки нашего флота сложил оружие, причем часть турецкой кавалерии сумела спастись бегством. Пленным позволили продавать личное имущество, и знаменитому в будущем филологу В. Далю удалось задешево купить у турка прекрасную лошадь с седлом39.

    Больше всего сведений о географии, климате, хозяйственной жизни Болгарии можно было почерпнуть из книги полковника генерального штаба русской армии Энсгольма40. Автор, по его утверждению, сумел побывать во всех занятых русскими болгарских городах и собрать у местных жителей самые разнообразные сведения о болгарских землях. Книга начинается с исторических преданий и легенд, некоторые из которых заслуживают упоминания. Так, например, название Фракия Энсгольм увязал с легендой о любимой дочери древнегреческого бога Марса, а название Филиппополь (Пловдив) — с царем Филиппом II, отцом Александра Македонского. Несколько ошибался он, утверждая, что протоболгары пришли на Балканский полуостров раньше славян, но это вполне объяснимо уровнем исторических знаний того времени. Не оставил Энсгольм без внимания войны болгарского хана Крума и походы русского князя Святослава за Дунай, крестовые

    Филибе — Адрианополь — Константинополь. Одновременно, Энсгольм отметил, что, несмотря на наличие хороших каменных мостов и дорог, последние каким-то непостижимым образом после таяния снегов и дождей становятся рыхлыми и непроходимыми, вопреки местному «хрящеватому» грунту43.

    Энсгольм оставил нам также заметки о ряде болгарских городов, описания которых не встречаются в воспоминаниях его современников: Тырнове, Ахтополе, Созополе, Бургасе, Карнобате, Ямболе и других. О Тырнове он, например, писал, что название села происходит от слова «терн», что оно сравнительно невелико и насчитывает 650 домов. В нем имеются небольшой базар, три постоялых двора, именуемых «ханами», 50 колодцев и греческая школа. Его жители, которых насчитывается 3500 чел. , занимаются в основном скотоводством, пшеницу сеют мало, но выращивают рожь, ячмень, овес и кукурузу. Овощи и виноград здесь почти не растут из-за сурового климата44. Созополь, по его словам, является древней Аполлонией; он образован отрогом гор Шайтан, который, врезаясь острым углом в море, образует полуостров, соединенный с материком узким перешейком. Далее в море виднеются три острова св. Иоанна Его бухта превосходна: она может вместить одновременно до 600 кораблей. В городе находится две бедные греческие церкви и 950 греческих домов, в нем нет фонтанов, но вода в колодцах пресная45.

    Бургас, по свидетельству Энсгольм а, также образован отрогом Шайтан и двумя мысами Баглар-Бурну и Эмине-Даг. Здесь имеется большая бухта Фо-рос и глубоко вдающиеся внутрь берега озера Чингане и Анастасское. Сам город лежит на болотистом лугу, которое с запада окаймляет озеро Мунтрис-гёль, за которым начинаются покрытые лесом горные возвышения. Хорошая пресная вода здесь отсутствует — в колодцах она солоновата. В городе почти нет болгар, преобладают турки (212 домов) и греки (116 домов), имеются и армяне (29 домов). На две мечети приходится всего одна греческая церковь. На севере в шести верстах от города находится греческий монастырь св. Анастасия с прекрасным каменным колодцем и чистейшей водой46.

    Город Анхиало, по словам Энсгольма, связан узким перешейком с берегом, по которому идет дорога из Айтоса в Месемврию. Примыкающая к морю часть города заливается морскими приливами. В нем находится одна большая мечеть и большой дом паши. В Анхиало преобладают греки (2300 домов), имеется митрополит, 6 полуразрушенных греческих церквей и руины двух десятков других храмов. Турецких домов — около 300, есть мечеть и базар, 4 фонтана и много колодцев. Особую живописность, по его словам, придает Анхиало множество ветряных мельниц47.

    Гораздо меньше сведений в воспоминаниях и дневниках участников войны 1828-1829 гг. встречается о коренных задунайских жителях болгарах. И это не случайно, потому что возможности увидеть их воочию были относительно невелики. Турки при отступлении стремились угнать с собой местное болгарское население, а тех, кому удавалось ускользнуть, в расположение русских войск не допускали из-за опасения заразиться чумой. Страх перед чумой был настолько сильным, что наши подразделения часто

    Примечания

    ‘Международные отношения на Балканах. 1815-1830 гг. М, 1983; Слава русских воинов в Европе и Азии или исторический взгляд на победы оных во время кампании против турок в 1829 г. С присовокуплением анекдотов, в сие время случившихся, и краткого описания некоторых городов, покоренных победоносным оружием русских, почерпнутых из разных официальных известий и донесений. М, 1828. С. 7.

    2 Епанчин Н. Очерк похода 1829 г. в Европейской Турции. Ч. 2. До перехода через Балканы. СПб, 1906. С. 10-12.

    3 Там же. С. 15; Ляхов В.А. Русская армия и флот в войне с Оттоманской Турцией в 1828-1829 годах. Ярославль, 1972. С. 99.

    4 Там же. С. 108.

    5 Kíoltke G. Der Russisch-Türkische Feidung inder Europäischen Türkei 1828 und 1829. Berlin, 1845. S. 88.

    6 Слава русских воинов в Европе и Азии…. С. 66-68.

    7 Ладыженский. Осада Силистрии в 1829 г. (Письма к другу). СПб., 1829.

    8 Атлас сражений XIX века. Период времен с 1820 по настоящее время, План важнейших сражений, боев и осад с объяснительным текстом и приложением общих карт, с кратким изложением хода кампаний в Европе, Азии и Америке. Перевод с немецкого генерального штаба полковника Чекмарева. Вып. XI. СПб. Русско-турецкая война 1828-1829. № 3. Осада Варны.

    9 Глебов П.Н. Осада Варны в 1828 г. Из воспоминаний армейского офицера // Отечественные записки. Т. 29. № 8. Отд. 2. СПб, 1843.

    10 Лукъянович H.A. Три месяца за Дунаем в 1828 году // Сын отечества и северный архив (COCA). Т. XXXIII. № 1. СПб, Ч. I. Замечания по пути от Дуная до Варны. С. 159-174; Ч. III. С. 219-239. — См. также: Император Николай I в 1828-1829 гг. (Из записок графа А.Х Бенкендорфа). Сообщил Н.К. Шильдер//Русская старина. XXVII. Т. 86. Апрель-июнь. СПб, 1896. С. 7.

    15 Там же. С. 52-53.

    16 Ляхов В.А. Указ, соч. С. 52-53; Журнал военных действий Черноморского флота… Там же.

    17 Энсгольм. Записки о городах забалканских, занятых российскими войсками в достопамятную кампанию 1829 года, генерального штаба полковника Энсгольма. СПб, 1830. С. 124-126.

    18 Атлас сражений XIX века. Период времен с 1820 по настоящее время План важнейших сражений, боев и осад с объяснительным текстом и приложением общих карт, с кратким изложением хода кампаний в Европе, Азии и Америке. Перевод с немецкого генерального штаба полковника Чекмарева. Вып. XI. СПб. Русско-турецкая война 1828-1829. Сражение при Кулевче.

    19 Епанчин И. Указ. соч. С. 52-53.

    20 Купреяное П.Я. Действия Праводского отряда в 1828-29 гг. (Посмертные записки генерала Купреянова с планом)//Военный сборник. № 3. Т. 102. СПб, 1875. С. 17.

    21 Зейдлиц К.К. Воспоминания доктора Зейдлица о турецком походе 1829 г. М, 1878.

    22 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 10. 2? Зейдлиц К. К. Указ. соч. С. 23.

    24 Макавеев А. Извлечения из походных записок русского офицера, веденных во время войны с Турцией в 1828-1829 гг. // Военный сборник. Т. XI. № 2. Февраль. СПб, 1860. С. 431.

    25 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 17.

    26 Зейдлиц К.К. Указ. соч. С. 31.

    27 Макавеев А. Указ. соч. С. 441-442.

    28 Зейдлиц К.К. Указ. соч. С. 24.

    29 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 166.

    русско-турецких войн | Русско-турецкая история

    Дата:
    1687 1676 — 1681 гг. 1689 1695 — 1696 гг. 1710 — 1712 гг.
    Местонахождение:
    Анатолия Болгария Молдова Турция Украина
    Участники:
    Австрия Болгария Франция Османская империя Россия Турция Соединенное Королевство Сербия Босния и Герцеговина
    Основные события:
    Белградский договор Крымская война Эдирнский договор Кучук-Кайнарджинский договор Осада Плевена
    Ключевые люди:
    Александр II Екатерина Великая Карл XII Николай I Петр I

    Просмотреть весь соответствующий контент →

    Резюме

    Прочтите краткий обзор этой темы

    Русско-турецкие войны , серия войн между Россией и Османской империей в 17–19 веках.

    Войны отразили упадок Османской империи и привели к постепенному расширению границ России на юг и расширению ее влияния на османскую территорию. Войны 1676–81, 1687, 1689, 1695–96, 1710–12 (часть Северной войны), 1735–39, 1768–74, 1787–91, 1806–12, 1828–29, 1853 гг. –56 (Крымская война) и 1877–78 гг. В результате этих войн Россия смогла расширить свои европейские границы на юг до Черного моря, на юго-запад до реки Прут и южнее Кавказских гор в Азии.

    Первые русско-турецкие войны в основном были вызваны попытками России создать на Черном море тепловодный порт, который находился в руках Турции. Первая война (1676–81) безуспешно велась на Украине к западу от Днепра Россией, которая возобновила войну неудавшимися вторжениями в Крым в 1687 и 1689 годах. В войне 1695–96 годов русский царь Петр I Войскам Великого удалось захватить крепость Азов. В 1710 году Турция вступила в Северную войну против России, и после того, как попытка Петра I освободить Балканы от османского владычества закончилась поражением на реке Прут (1711 год), он был вынужден вернуть Турции Азов. Война снова разразилась в 1735 году, когда Россия и Австрия объединились против Турции. Русские успешно вторглись в удерживаемую Турцией Молдавию, но их австрийские союзники потерпели поражение на поле боя, и в результате русские почти ничего не получили по Белградскому договору (18 сентября 1739 г.).).

    События русско-турецких войн

    Первая крупная русско-турецкая война (1768–1774 гг.) началась после того, как Турция потребовала от российской правительницы Екатерины II Великой воздержаться от вмешательства во внутренние дела Польши. Русские продолжали одерживать впечатляющие победы над турками. Они захватили Азов, Крым и Бессарабию, а под командованием фельдмаршала П.А. Румянцев захватили Молдавию, а также разгромили турок в Болгарии. Турки были вынуждены искать мира, который был заключен в Кучук-Кайнарджинском договоре (21 июля 1774 г.). Этот договор сделал Крымское ханство независимым от турецкого султана; продвинул русскую границу на юг к реке Южный (Южный) Буг; дал России право содержать флот на Черном море; и наделил Россию нечеткими правами защиты христианских подданных османского султана на Балканах.

    Теперь у России было гораздо больше возможностей для экспансии, и в 1783 году Екатерина полностью аннексировала Крымский полуостров. Война началась в 1787 г., когда Австрия снова была на стороне России (до 1791 г.). При генерале А.В. Суворова, русские одержали несколько побед, которые дали им контроль над нижними реками Днестр и Дунай, а дальнейшие успехи русских вынудили турок подписать Ясский (Ясский) договор 9 января 1792 года. По этому договору Турция уступила всю западную Украину. Черноморское побережье (от Керченского пролива на запад до устья Днестра) до России.

    Когда в 1806 году Турция низложила русофильских наместников Молдавии и Валахии, война вспыхнула снова, хотя и бессистемно, поскольку Россия не хотела концентрировать крупные силы против Турции, в то время как ее отношения с наполеоновской Францией были столь неопределенны. Но в 1811 году, видя перспективу франко-русской войны, Россия искала быстрого решения на своей южной границе. Русский фельдмаршал М. И. Победоносный поход Кутузова 1811-12 вынудил турок уступить Бессарабию России по Бухарестскому мирному договору (28 мая 1812).

    Россия к настоящему времени обеспечила безопасность всего северного побережья Черного моря. Его последующие войны с Турцией велись, чтобы получить влияние на Османских Балканах, получить контроль над проливами Дарданеллы и Босфор и расшириться на Кавказ. Борьба греков за независимость спровоцировала русско-турецкую войну 1828–1829 годов, в ходе которой русские войска продвинулись в Болгарию, на Кавказ и в северо-восточную Анатолию до того, как турки потребовали мира. В результате Эдирнский договор (14 сентября 1829 г.) отдал России большую часть восточного побережья Черного моря, а Турция признала суверенитет России над Грузией и частями современной Армении.

    Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подписаться сейчас

    Война 1853–1856 годов, известная как Крымская война, началась после того, как российский император Николай I попытался добиться от Турции дальнейших уступок. Однако Великобритания и Франция вступили в конфликт на стороне Турции в 1854 г., и Парижский мирный договор (30 марта 1856 г.), положивший конец войне, стал серьезной дипломатической неудачей для России, хотя и связанной с небольшими территориальными уступками.

    Последняя русско-турецкая война (1877–1878 гг.) также была самой важной. В 1877 году Россия и ее союзник Сербия пришли на помощь Боснии и Герцеговине и Болгарии в их восстаниях против турецкого владычества. Русские атаковали через Болгарию, и после успешного завершения осады Плевен они двинулись во Фракию, взяв Адрианополь (ныне Эдирне, Тур.) в январе 1878 года. В марте того же года Россия заключила Сан-Стефанский договор с Турцией. Этот договор освободил Румынию, Сербию и Черногорию от турецкого владычества, дал автономию Боснии и Герцеговине и создал огромную автономную Болгарию под защитой России. Великобритания и Австро-Венгрия, встревоженные русскими выгодами, содержащимися в договоре, вынудили Россию принять Берлинский договор (июль 1878 г. ), по которому военно-политические выгоды России от войны были резко ограничены.

    Эта статья была недавно пересмотрена и обновлена ​​Майклом Рэем.

    Русско-турецкие войны в истории — Отчет EVN

    Первая русско-турецкая война произошла в 16 веке. На сегодняшний день две империи встречались на поле боя 12 раз. Соперничество Российской и Турецкой империй распространилось на Кавказ, Крым и Балканский полуостров, обозначив их военно-экономические интересы в бассейне Черного моря. Несмотря на чередующиеся успехи, Россия в ходе этих войн смогла вытеснить Турцию с севера и северо-востока, а также с Кавказа. Эта новая серия расскажет о русско-турецких войнах 19-го века.X-XX вв., имевшие решающее значение для двух частей — восточной и западной — армянского народа.

     

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг.

    В XIX веке присоединение Закавказья к России часто рассматривалось как отдельное региональное событие. По сути, эти войны между Персией и Турцией были военными этапами многослойного геополитического процесса, начавшегося в XVIII веке и протянувшегося от Восточной Европы до Каспийского моря. В 19ХХ веке Османская империя слабела и постепенно вытеснялась с европейского континента. В то же время значительно рос авторитет Российской империи как возможного гаранта баланса сил в Европе. Национально-освободительные движения, вспыхнувшие на европейских территориях Турецкой империи, имели во многом успех, принеся независимость или автономию славянским народам Восточной Европы. Эти поражения турецкого правительства очень воодушевили армянское население и заставили его также искать освобождения от турецкого ига.

    Победам славянских народов во многом способствовала поддержка Англии, Франции и России, без которой, по всей вероятности, не удалось бы победить военную машину турецкого государства. Это растущее влияние сверхдержав в освободившихся странах, в свою очередь, привело к большой геополитической конкуренции.

    Если проанализировать геополитические процессы XVIII-XIX вв. через более широкую призму, то становится очевидной борьба за влияние и контроль в Черноморском бассейне. Главным игроком в этой борьбе была Российская империя, которая расширялась на юг, прежде всего, чтобы обеспечить себе тепловодные порты, которые могли обеспечить круглогодичный выход в открытое море.

    «Веками усилий и жертв Россия создала государство, подобного которому по престижу, территории и мировому положению мы не видели со времен краха Римской империи», — делится историк Василий Ключевский. .[1]

    Битвы между Османской империей и Россией велись за господство в бассейне Черного моря. Турки значительно отставали от своих европейских и русских коллег в морской мощи. Их торговый флот и их военно-морской флот не могли сравниться с флотом Великобритании или России. В те времена турецкая поговорка гласила: «Аллах дал землю верующему и море неверующему». Чтобы сохранить свое влияние в бассейне Черного моря, Турция пыталась укрепить свои позиции на суше, защищая прибрежные районы от русских наступлений.

    Русский историк XIX века Сергей Соловьев в своем труде «Восточный вопрос» (1876 г. ) отмечает, что Россия расширялась на восток в сторону степей до XVI века, когда затем повернула на запад к Черному морю. Общая протяженность границ России составляет 60 000 км, из которых более 38 000 км приходится на береговую линию. Большая часть этой обширной границы проходит против северной ледяной шапки и северной части Тихого океана, которые не судоходны большую часть года. Продвижение России к Черному морю позволило ей плавать в любое время года.

    * * *

    Наполеоновские войны завершились Венским конгрессом, на котором были подведены итоги войны и определен новый мировой порядок. Баланс сил в Европе, между Францией, Англией и Пруссией, устанавливался в Вене, и Россия играла ключевую роль. Эти страны гарантировали установившийся мир, разделив сферы своего влияния. Любое значительное нарушение этого баланса сил привело бы к новой большой европейской войне.

    В 1814-1815 годах, вскоре после поражения Наполеона и падения Французской империи, в Европе вновь вспыхнули революционные движения. «Западные державы обращали внимание на христианских подданных Турции только тогда, когда им была нужна Россия. Чтобы заставить Россию подняться на борьбу с турками, они укажут тогда на свой священный долг освободить своих единоверцев от варварского ига», — пишет Соловьев[2].

    В 1828-1829 годах, в период перед очередной русско-турецкой войной, на Балканском полуострове произошло очень важное политическое событие: в 1821 году началось восстание греков против Османской империи. Восточный вопрос в европейскую дипломатию, в основе которой лежит соперничество на Ближнем Востоке между сверхдержавами. В этой борьбе широко и беспощадно эксплуатировались угнетенные народы Османской империи. Спустя несколько десятилетий Армянский вопрос стал одним из ключевых элементов Восточного вопроса, интернационализация которого в конце XIX в.го и начала 20 века имели серьезные последствия для армянского народа.

    Антитурецкая борьба на Балканах уже дала сербам некоторую степень внутренней автономии. Гранича с Россией, они смогли добиться самоуправления сербских князей. Это стало дополнительным толчком для восстания. В начале 19 века греки создали тайную организацию под названием Этерия.[3] Вскоре после этого греческое движение возглавил Александр Ипсилант, служивший в русской армии и приходившийся двоюродным братом императору Александру I. Он пытался поднять антитурецкое восстание в Подунавье, поскольку оно было близко к России; однако он потерпел неудачу. Вместо этого в центральных районах Греции вспыхнула антитурецкая борьба, переросшая в кровопролитную войну.

    Император Александр I решил остаться верным Священному союзу, согласно которому европейские монархи обязались вместе бороться против революционных движений. Греческое восстание в то время считалось революционным движением.

    Во время греческого восстания 1821 года, по словам Соловьева, российский император Александр I оказался в тяжелом положении. С одной стороны, согласно Священному союзу, европейские монархи обязались противостоять всем восстаниям и революциям. С другой стороны, в данном случае православные греки пытались освободиться от мусульманского ига. Стремление России прийти на помощь грекам беспокоило и другие европейские страны. Если грекам это удастся, то и другие народы на Балканах могут попытаться сделать то же самое. Поскольку большинство из них придерживались православного учения, такая динамика значительно усилила влияние России в Восточной Европе.

    Николай I вступил на престол в декабре 1825 года, после смерти своего брата Александра I. Однако политика Российской империи в отношении греческого восстания существенно не изменилась. Правда, по его приказу численность русских войск, стоявших у реки Прут, была увеличена, но прямой поддержки греки не получили. Повстанцам в основном помогала Великобритания, которая рассматривала Грецию как потенциальный перекресток на пути в Индию. Тем не менее Турция была убеждена, что Россия на самом деле поддерживает греков. Чтобы усилить давление на своего соперника, Турция призвала персидского шаха к началу новой войны.

    Русско-персидская война 1826-1827 годов привела к новым территориальным потерям для Персии. Турции пришлось подписать Аккерманскую конвенцию с Россией, подтверждавшую положения Бухарестского договора, подписанного по итогам первой русско-турецкой войны XIX века. Турция подтвердила, что границы империи будут проходить по реке Дунай, а также признала, что Сухуми, Редуткале и Анаклия на восточном побережье Черного моря принадлежат России. Не менее важное значение имело достигнутое в Аккермане экономическое соглашение, позволившее русским купцам свободно торговать по всей Турции. Аккерманская конвенция стала дипломатической победой России и временной паузой Турции. В 1826 году в Турции вспыхнуло янычарское восстание; с трудом и кровопролитными столкновениями он был подавлен султаном Махмудом II. Лишь через год, в конце 1827 г., Махмуд II аннулировал Аккерманскую конвенцию, что привело к новой русско-турецкой войне.

    В 1826 году турецкая армия нанесла тяжелые потери грекам, за поражением и отступлением которых последовали зверства, в том числе массовые убийства мирного населения, учиненные турками. Англия, Россия и Франция потребовали от турок прекращения войны и решения греческого вопроса путем переговоров.

    Воодушевленный своими победами, Махмуд II не внял призывам европейских сверхдержав; вскоре он будет сурово наказан за это. 8 октября 1827 г. объединенные военно-морские силы трех стран разгромили турецкий флот у Наварино; 60 из 90 кораблей было уничтожено, погибло около 6000 военнослужащих. В ответ султан объявил священную войну и выслал послов трех стран из Константинополя.

    Русско-турецкая война, начавшаяся 12 апреля 1828 года, была неизбежна.

    * * *

    К началу войны позиции России на Кавказе еще не были укреплены. Части Грузии — Мегрелия и Кура — были на стороне России. Однако царевна Софья Куринская вела тайные переговоры с турками. Появление турецких войск в Сухуми могло еще больше спровоцировать внутреннее восстание. Также необходимо отметить, что, хотя русско-персидская война только что закончилась, если бы русские понесли потери от турок, персы могли попытаться восстановить свои утраченные территории. Как пишет военный историк Василий Потто, «везде нужны были войска, только войска»[4] 9 .0033

    Позиции Турции на Кавказском фронте были сильнее. Вдоль всей границы стояли сильные крепости. Поти, Батуми, Ахалцихе, Ахалкалак, Карс, Баязет — вот некоторые из крепостей, против которых предстояло сражаться русским войскам.

    Непосредственно перед войной по приказу султана Галиб-паша был назначен губернатором Эрзурума; ему удалось навести порядок в регионе, подавив янычарский мятеж без жертв. Турки эвакуировали мирное население из приграничных с Россией населенных пунктов. Зная, что армяне склоняются к русским, турки разоружили их.

    Ранней весной 1828 г. русские войска еще не полностью вернулись из Персии, а турки концентрировали значительные силы в направлении Александрополя (современный Гюмри). Обе стороны распространяли дезинформацию, чтобы обмануть друг друга и скрыть свои основные цели. Командующий русскими войсками генерал Паскевич распространял слухи о том, что они не готовятся к войне, а турки проявляли к русским пограничникам заметно дружелюбное отношение.

    По общему замыслу войны первостепенной задачей русских войск на Кавказском фронте было отвлечение турецких сил от Дуная, т. е. от Балканского фронта, для захвата, по возможности, новых территорий в Азиатской Турции. Для достижения этой второй цели русские намеревались захватить крепости Карс, Ахалцихе, а на берегу залива — крепости Поти и Анапу. В русско-турецких войнах Кавказский фронт часто играл второстепенную роль, и, как мы увидим далее, русские войска частично отказывались от своих военных успехов на Кавказе в обмен на новые уступки на Западе.

    Надо сказать, что российская сторона не планировала большой войны на Кавказском фронте. Русские опасались, что, если они начнут военные действия с Турцией, персы могут отказаться от Туркменчайского договора и попытаться восстановить утраченные территории с помощью военных операций в Ереванской губернии.[5] В этом случае русские не стали бы вести наступательную войну; они перейдут к глубокой обороне. Если бы Персия не начала войну, ряд воинских частей с Кавказского фронта был бы переброшен на Балканский фронт. Во время русско-турецкой войны Персия не пошла в наступление, и генералу Паскевичу удалось отговорить высшее руководство от удержания значительной части своих войск на Кавказе.

    * * *

    Весной 1828 года турки также готовились к русскому вторжению. В Эрзуруме было созвано военное совещание, на котором было решено сосредоточить значительные силы в Карсе. По турецкому военному замыслу, параллельно с наступлением в направлении Александрополь-Ереван, Ахалцихский паша должен был двигаться в Имеретию. Затем войска наступали на Тбилиси в двух направлениях. Турецкие шпионы постоянно передавали информацию, но она не всегда была достоверной. Например, сообщали, что в районах, где господствовали русские, голод, а главнокомандующий тяжело болен. Паскевич действительно был болен; однако это была обычная простуда. В начале июня он уже был в Александрополе.

    В отличие от турецкого центрального командования, информация, предоставленная пашой Карса, была более достоверной. Он знал, что русские строят дорогу из Тбилиси в Александрополь и что российская угроза серьезна. Эмин-паша Карсский знал, что необходимо сосредоточить в городе-крепости крупные силы для подготовки к длительной обороне. «Пока турецкие гонцы доставляли сообщения из Эрзурума в Карс и из Карса в Эрзурум, русские войска переходили границу», — пишет Потто[6]. У русских было 15 тыловых батальонов в составе 8561 человек, 40 полевых и горных орудий, а также 2767 кавалерийских и 18 кавалерийских орудий.

    Первое военное противостояние с Турцией произошло 19 июня под стенами Карса, закончившееся победой русских. Уже на следующий день армяне попросили у Паскевича разрешения вернуться в свои села, которые они были вынуждены покинуть по приказу турок. Русские отреагировали благосклонно, и 750 армянским семьям было разрешено вернуться.

    Крепость Карс имела мощные оборонительные укрепления и была окружена ущельем реки Карс и непреодолимыми скалами. Возможная точка атаки была бы с юго-запада, где располагались башни и оборонительные рубежи.

    20 июня несколько российских отрядов атаковали и смогли занять несколько новых позиций. Генерал Николай Муравьев, руководивший операцией, докладывал Паскевичу: «Нельзя сказать, что турки хорошо укреплены, но во всех случаях они будут сражаться значительно упорнее персов».[7]

    Русская сторона осадила город-крепость и стала готовить свою артиллерию. Зная, что турки пришлют помощь, русские разместили пару отрядов на дороге Эрзурум-Карс. Паскевич намеревался начать наступление 25 июня. Он был уверен, что крепость удастся взять и преподнести в подарок императору Николаю I в день его рождения. Для отвлечения внимания противника и в стратегических целях русская сторона 23 июня предприняла отвлекающие удары по бортам крепости. Однако это переросло в ожесточенные бои, и русская армия была вынуждена атаковать на всех фронтах. Вскоре после этого турки отступили; к исходу дня русские взяли под контроль все башни крепости. Паскевич приказал помиловать всех жителей крепости, гарантировать им свободу вероисповедания и неприкосновенность их имущества.

    Через несколько дней после взятия города среди русских войск появились случаи чумы. До вторжения осведомители предполагали, что чума в Карсе побеждена, но были случаи среди солдат, прибывших из Эрзерума. Чума распространилась среди армии после взятия города. Паскевич приказал принять строгие ограничения. Все инфицированные были изолированы, что успешно предотвратило эпидемию.

    Для лучшего понимания целей русско-турецкой войны важно отметить, что в начале июня русские также захватили Анапскую крепость, еще больше укрепив русское присутствие на северо-востоке Черного моря.

     

    Из Карса в Ахалцихе

    Пробыв в Карсе около месяца, Паскевич решил переехать в Ахалцихе. Он мог решиться идти в направлении Эрзурума, но Ахалцихская крепость представляла постоянную угрозу на дороге Тбилиси-Олти-Эрзурум. Таким образом, русские решили сначала обезопасить свой тыл. Турки имели в этом районе значительные силы. В Ардагане остановился 20-тысячный воинский отряд Киос-паши, спешивший на помощь осажденному Карсу. Киос упустил свой шанс. Зная, что в его сторону движутся русские военные, он отступил к Эрзуруму. Оставив достаточные силы для защиты города, Паскевич повел основную армию к Ахалцихе.

    К Ахалцихской крепости подошли в конце июля. Российские агенты начали переговоры, предлагая не проливать кровь в обмен на капитуляцию. Турецкая сторона отвергла это предложение, заявив: «Мы не такие, как жители Еревана или Карса; это Ахалцихе. Здесь нет ни женщин, ни богатства. Мы умрем под этими стенами, но крепости не сдадим».

    Вместо атаки Паскевич решил осадить крепость и вынудить турок сдаться под обстрелом. Русская артиллерия застала турок врасплох. Потто пишет, что турки были полны решимости героически защищать крепость, но разрушения от обстрела были огромными и повлияли на боевой дух. Через пару часов русские воины были уже у стен крепости, а ее защитники были в панике и в бегах. После захвата крепости русские заметили, что со стороны Ардагана приближается турецкая конница. Это был присланный Киос-пашой батальон, состоящий в основном из лазов, которые должны были усилить оборонявших крепость. Увидев, что крепость уже взята, турки ушли. По сути, это был второй случай, когда турецкие вспомогательные силы прибыли с опозданием на пару часов, что имело фатальные последствия.

    На пути к Ахалцихе русские захватили также крепость Хертвис, что гарантировало бесперебойную связь и препятствовало свободному проходу турецких войск между Ардаганом и Ахалцихе.

    В составе населения Ахалцихского края было много лазов и аджаров, живших в горных ущельях и известных своими вооруженными подвигами. Они преуспели в грабежах и грабежах. Турецкие власти освободили ахалцихских мусульман от налогов при условии, что каждый будет носить собственное оружие и в случае необходимости вступать в турецкую армию. В этот период большое количество проповедников-мусульман из Анапы, Поти и других регионов разжигали антироссийские настроения. Россия находилась в Закавказье уже два десятилетия, но регулярные восстания не позволяли ей закрепиться на вновь завоеванных территориях. Основная цель 1828-1829 гг. Русско-турецкая война заключалась в захвате турецких поселений на восточных берегах Черного моря, что мешало укреплению российской власти на Кавказе.

    Взятие Ахалцихской крепости было более сложной и трудной военной задачей. Турецкий гарнизон был большим, около 30 000 человек, и хорошо вооруженным. Первые бои произошли в начале августа. Вскоре из Грузии прибыли русские вспомогательные войска, но турки сохранили значительный численный перевес.

    Через несколько дней после постановки осады к крепости подошел 10-тысячный отряд, в основном состоящий из лазов. Русские решили разбить отряд лазов, прежде чем разобраться с крепостью. В тяжелом бою им удалось нанести большие потери турецким воинским частям. Даже Киос-паша был ранен в бою. Однако потери русских тоже были велики. 10 августа Паскевич обратился к защитникам крепости с просьбой сдаться, на что они ответили отказом.

    Одна из башен Ахалцихской крепости обрушилась в первый же день обстрела; однако атака все еще была рискованной, поскольку турецкие вооруженные силы были вдвое больше русских. Паскевич надеялся, что христианское население города поднимет восстание. Однако турки уже учли этот риск и по приказу Киос-паши разоружили армян и грузин.

    Наступление на Ахалцихе началось 23 августа и продолжалось двое суток. Обе стороны понесли значительные потери. Турецкое сопротивление было ожесточенным. Даже российские историки почитали сопротивление в своих отчетах. Турки оставались укрепленными в цитадели даже после того, как все окружающие укрепления и высоты перешли под контроль русских. Понимая, что сопротивление окажется бесполезным, Киос-паша в конце концов согласился сложить оружие при условии, что им будет разрешено уйти. Остальные турецкие войска сложили оружие, сдали ключи русским и ушли. Так Ахалцихе, более 200 лет находившийся под контролем Турции, был передан русским.

    Русские создали новое местное самоуправление в Ахалцихе под руководством армянского генерала Василя (Барсега) Бейбутова. Для удовлетворения потребностей населения, лишившегося жилья и средств к существованию, новое руководство компенсировало их раздачей денег и продовольствия и в короткие сроки стабилизировало ситуацию. Через два дня после взятия Ахалцихской крепости русский батальон и два казачьих полка были отправлены на захват Адзхурской крепости, являвшейся коммуникационным звеном между Боржоми и Тбилиси.

    * * *

    Пока русские войска занимали Ахалцихе, турецкие силы активизировались в Карсе и Ардагане. Войска паши Муша, отступившие из Ахалцихе, двинулись к Ардагану. По пути они депортировали значительную часть армянского населения. Турки увидели, что армяне поддерживают русских, и в ответ использовали насилие и депортации, что стало частым явлением. Русский батальон из Карса двинулся в сторону Ардагана, чтобы помочь армянам и очистить территорию от турок и курдов. 23 августа в результате аналогичной операции русские освободили армян из 23 деревень и переселили их в Карс. Следует сказать, что армяне постепенно становились частью военных действий. В Карсе была создана армянская кавалерия численностью около 70 человек. Они принимали участие в военных столкновениях и потеряли 15 человек. Русские, создавшие базу в Карсе, в августе смогли взять Ардаган.

    Курды из регионов, которые теперь находились под контролем России, и соседней Восточной Армении также активно участвовали во время войны. Летом 1828 года курды из Баязета начали нападать и грабить деревню Ахурян и населенные пункты вокруг соляного рудника Кохб. Курды из Вана напали на Хой и Салмаст, где столкнулись лицом к лицу с русскими войсками. Русские планировали также захватить Баязет, который, располагаясь между Эрзурумом, Карсом, Ереваном и Персией, имел стратегическое значение и представлял угрозу для вновь захваченных и еще не полностью ассимилированных областей.

    Баязет находился под отдельным, почти полностью независимым, феодальным курдским режимом в границах Османского государства. «Им правила известная курдская династия более 300 лет. Они не платили налогов, и их единственной обязанностью было строить крепости и содержать их для защиты приграничья от врагов», — пишет Лев.[8]

    В конце августа 1828 года русские войска под командованием князя Александра Чавчавадзе перешли границу и подошли к Баязету. После нескольких артиллерийских залпов турки и курды покинули крепость. Армяне приветствуют русских у ворот.

    Осенью 1828 года большая часть русской армии перебралась на зимовку в Грузию. Турки готовились к боевым действиям. Султан стал уделять больше внимания регионам, граничащим с Россией. Лидеры, потерпевшие поражение от России, были отпущены. Хаджи-Салех стал губернатором Эрзурума и получил неограниченные полномочия. Турки сосредоточили в Эрзуруме армию численностью около 80 000 человек не только для его защиты, но и для отвоевания Карса. По турецкому военному замыслу курдские отряды также должны были выдвинуться на захват Баязета. Русские силы были малочисленны․ Отряд усиления, состоявший в основном из новобранцев, опоздал. Паскевич пытался пополнить свои войска всем, чем мог.

    Примечательна позиция персов. Прошел всего год с тех пор, как Персия присоединилась к передаче Ереванской и Нахичеванской губерний русским после ее поражения. Тем не менее персидский шах Аббас-Мирза направил Паскевичу письмо, в котором сообщалось, что Персия готова начать военные действия против Турции и напасть на Багдад. Это значительно ослабило бы Турцию на турецко-российском военном фронте. Паскевич отверг это выгодное предложение. Потто пишет, что отказ Паскевича был основан на геополитических расчетах: «Участие Персии в войне могло затянуть процесс примирения. Помимо защиты собственных интересов, России придется вести переговоры от имени своего союзника»[9].]

    Чтобы пополнить армию и приобрести союзников в войне, Паскевич начал тайные переговоры с курдами. Он отправил князя Вачнадзе в Муш, и паша Муша разрешил ему вести переговоры с курдами. Конечно, это сотрудничество не было бесплатным; русские давали значительные суммы денег и предлагали местным властям должности и звания.

    В ходе подготовки к зиме Пашкевич доложил императору и попросил 100 000 рублей для подкупа курдов.

    Однако сотрудничество с курдами ненадежно. Таким образом, параллельно русские создали ополчение в сотрудничестве с более благонадежными народами, включая армян.

    Война возобновилась в полную силу в мае 1829 г. Турки намеревались вернуть Карс и Ахалцихе; русские намеревались также захватить Эрзурум. Важно отметить, что высшее военное руководство России обсуждало возможность похода на Трабзон зимой. Взятие Трабзона еще больше расширило бы российское присутствие в бассейне Черного моря. Однако Паскевичу удалось убедить начальство в том, что это предприятие практически невозможно из-за непроходимых горных хребтов. Трабзон также находился далеко от торговых путей и имел меньшее экономическое значение. Император согласился с Паскевичем, и русские двинулись к Эрзуруму.

    Армянское население Эрзурума оказалось в крайне опасном положении во время осады города. Турки, разгневанные их благоприятным отношением к врагу (русским), были готовы уничтожить их. Решение предводителя армян-христиан Эрзурума архиепископа Карапета обязывало армян строить укрепления для турок и рыть окопы. Он лично взялся организовать работу и спас положение.

    После взятия Эрзурума осенью русские захватили Баберт и попытались перекрыть дороги на Сваз и Трабзон.

    Генерал Паскевич был не только искусен в военном деле; он также хорошо разбирался в международных делах и системе обороны своей страны. Во время войны генерал сообщал министру иностранных дел России Карлу Нессельроде, где должны проходить будущие границы России. По его словам, Батуми, Поти, Ахалцихе и Карс должны остаться российскими. Баязет должен быть автономным. Нессельроде ответил, что пожелания России были не единственным фактором; необходимо было также учитывать интересы других европейских стран. «Он [Нессельроде] считал необходимым поощрить христианское население новых земель, перешедших под власть России, к переселению в Россию», — пишет Лео[10].

    Паскевич был в Баберте, когда получил известие об окончании войны и в Адрианополе идут переговоры.

    Адрианопольский договор был подписан 14 сентября 1829 года. К России были присоединены прибрежные районы Черного моря от реки Кубань до Новороссийска (Суюк-кале). России также были даны Ахалцихе и Ахалкалак. На западном побережье Черного моря новой русско-турецкой границей стала река Дунай. Греция была объявлена ​​независимым государством и обязана платить султану 1,5 миллиона пиастров в год. Адрианопольский договор подтвердил автономию Сербии и признал автономию Валахии и Молдавии под защитой России.

    Русские должны были вернуть Турции ряд захваченных ими крепостей и территорий на Кавказе. «Российскому Императорскому Двору возвратить и уступить Высокой Порте остальные ахалцихские пашаляки, города Карс, Баязет и Эрзурум с их пашаляками, а также все области, занятые русским войском, находящиеся вне означенной границы», — говорится в статье 4 договора.[11]

    Россия и Турция амнистировали всех, кто встал на чью-либо сторону во время войны. В статье 13 договора также говорится, что желающим разрешается переезжать со своим имуществом и жить в пределах границ другого государства. В следующем, 1830 году, началось массовое переселение армян из областей, временно перешедших под контроль России, но вернувшихся в Турцию. Тысячи армян перебрались из Эрзурума, Карса и Баязета, чтобы поселиться в Ахалкалаке, Нор Баязете и других районах.

    * * *

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг. закрепила завоевания России в восточных районах Черного моря. Турки приняли русское господство в Абхазии, Гурии, Имерети и Поти, что усилило военное, политическое и экономическое влияние России в бассейне Черного моря. Русским купцам были предоставлены права действовать через проливы Босфор и Дарданеллы, давшие им выход в Средиземное море.

    Тем не менее, война не решила восточный вопрос, предмет острых споров между Россией и европейскими сверхдержавами. Турции, в свою очередь, было трудно смириться со своими территориальными потерями на Балканах и в Армянском нагорье.

    Пока «страсти утихали», потенциал новых войн не исчезал.

    [1] վահան նավա նավա, «թուրքական ջրուղիները հայ դատը», գահիրէ, 1947, էջ 5։ (Вахан Навасарьян, «Турецкие водные пути и армянское дело», Каир, 1947, стр. 5.

    [2] երգեյ ոլովյով, «ալեք ալեք կայ կայ քաղաքականություն դիվանագիտություն։ ս պ.բ, 1877 թ». «Император Александр I: Политика, дипломатия», 1877 г. ).
    [3] Греческий, Филики Этерия или Общество друзей. Тайная организация, основанная в 1814 г. в Одессе.
    [4] В. Потто, Кавказская война 1828-1829гг., т.к. 4, С.-Петербург, 1889, стр. 4 11. (В. Потто, «Кавказская война 1828-1829», т. 4, СПб, 1889, с. 11:)
    [5] Туркменчайский мирный договор был подписан 10 февраля 1828 г. В результате В результате русско-персидской войны (1827-1828 гг.) Персия уступила Российской империи Ереванское, Нахичеванское и Талышское ханства.
    [6] В. Потто, Кавказская война 1828-1829гг., т.к. 4, С.-Петербург, 1889, стр. 4 28. (В. Потто, «Кавказская война 1828-1829 гг.», т. 4, СПб, 1889 г., п. 28).
    [7] В. Потто, Кавказская война 1828-1829гг., т.к. 4, С.-Петербург, 1889, стр. 4 50. (В. Потто, «Кавказская война 1828-1829 гг.», т. 4, СПб, 1889, с. 50).
    [8] Լեո, հ. 4, էջ 463։ (Лев, том 4, стр. 463).
    [9] В. Потто, Кавказская война 1828-1829гг., т.к. 4, С.-Петербург, 1889, стр. 4 274. (В. Потто, «Кавказская война 1828-1829», т. 4, СПб, 1889, с. 274).
    [10] Լեո, հ. 4, էջ 479։ (Лев, Том 4, стр. 479).
    [11] հայա միջազգային և ովետական ​​ովետական ​​քաղաքականության փա փա փա (1828-1923), Երևան, 1972թ., էջ 76։ (Армения в международных дипломатических и советских внешнеполитических документах (1828-1923 гг.), Ереван, 1972, стр. 76).

    Хронология русско-турецкой войны 1828 г. 1829 г. Русско-турецкие войны

    Двигался с русской армией в Крым. Лобовой атакой он захватил укрепления Перекопа, ушел вглубь полуострова, взял Хазлейв (Евпатория), разрушил ханскую столицу Бахчисарай и Акмечеть (Симферополь). Однако крымскому хану, постоянно избегавшему решающих сражений с русскими, удалось спасти свое войско от истребления. В конце лета Миних вернулся из Крыма в Украину. В том же году генерал Леонтьев, действовавший против турок с другой стороны, взял Кинбурн (крепость у устья Днепра), а Ласси — Азов.

    Русско-турецкая война 1735-1739 гг. Карта

    Весной 1737 года Миних двинулся в Очаков, крепость, прикрывавшую выходы к Черному морю со стороны Южного Буга и Днепра. Из-за его неумелых действий взятие Очакова стоило русским войскам довольно больших потерь (хотя они все равно были во много раз меньше турецких). Еще больше солдат и казаков (до 16 тысяч) погибло из-за антисанитарии: немец Миних мало заботился о здоровье и питании русских воинов. Из-за огромных потерь солдат Миних остановил поход 1737 г. сразу после взятия Очакова. Генерал Ласси, действовавший в 1737 г. восточнее Миниха, ворвался в Крым и рассеял отряды по полуострову, разорив до 1000 татарских деревень.

    По вине Миниха военная кампания 1738 г. закончилась напрасно: русская армия, нацеленная на Молдавию, не осмелилась перейти Днестр, так как на другом берегу реки стояло большое турецкое войско.

    В марте 1739 года Миних во главе русской армии переправился через Днестр. Из-за своей бездарности он сразу же попал в почти безнадежную среду у села Ставучаны. Но благодаря героизму солдат, неожиданно напавших на врага в полунепроходимом месте, Ставучанский бой (первое столкновение русских и турок в чистом поле) закончился блестящей победой. Огромные войска султана и крымского хана в панике бежали, а Миних, воспользовавшись этим, взял близлежащую сильную крепость Хотин.

    В сентябре 1739 года русская армия вошла в Молдавское княжество. Миних заставил своих бояр подписать договор о переходе Молдавии в российское подданство. Но на самом гребне успеха пришло известие, что союзники русских, австрийцы, заканчивают войну против турок. Узнав об этом, императрица Анна Иоанновна тоже решила его окончить. Русско-турецкая война 1735-1739 гг.завершился Белградским миром (1739 г.).

    Русско-турецкая война 1768-1774 гг. — кратко

    Эта русско-турецкая война началась зимой 1768-69 гг. Русская армия Голицына форсировала Днестр, взяла Хотинскую крепость и вошла в Яссы. Почти вся Молдавия присягнула Екатерине II.

    Молодая императрица и ее фавориты братья Орловы строили смелые планы, намереваясь изгнать мусульман с Балканского полуострова уже во время этой русско-турецкой войны. Орловы предложили выслать агентов для поднятия балканских христиан на всеобщее восстание против турок и направить к Эгейскому морю русские эскадры для его поддержки.

    Летом 1769 года флотилии Спиридова и Эльфинстона отплыли из Кронштадта в Средиземное море. Прибыв к берегам Греции, они подняли восстание против турок в Морее (Пелопоннесе), но оно не достигло той силы, на которую рассчитывала Екатерина II, и вскоре было подавлено. Однако вскоре русские адмиралы одержали головокружительную морскую победу. Напав на турецкий флот, они загнали его в Чесменскую бухту (Малая Азия) и полностью уничтожили, направив на столпившиеся вражеские корабли зажигательные брандеры (Чесменское сражение, июнь 1770 г.). К концу 1770 года русская эскадра захватила до 20 островов Эгейского архипелага.

    Русско-турецкая война 1768-1774 гг. Карта

    На сухопутном театре войны русская армия Румянцева, действовавшая в Молдавии, летом 1770 г. наголову разгромила силы турок в боях при Ларге и Кагуле. Эти победы отдали в руки русских всю Валахию с мощными османскими опорными пунктами на левом берегу Дуная (Измаил, Килия, Аккерман, Браилов, Бухарест). Турецких войск севернее Дуная не было.

    В 1771 году войско В. Долгорукого, разгромив орду хана Селим-Гирея под Перекопом, заняло весь Крым, поставило гарнизоны в его главных крепостях и поставило на ханский престол. Эскадра Орлова и Спиридова в 1771 г. совершала дальние рейды от Эгейского моря к берегам Сирии, Палестины и Египта, подвластных тогда туркам. Успехи русских армий были настолько блестящими, что Екатерина II надеялась в результате этой войны окончательно аннексировать Крым и обеспечить независимость от турок Молдавии и Валахии, которые должны были попасть под влияние России.

    Но противодействовать этому начал враждебный русским западноевропейский франко-австрийский блок, а формальный союзник России прусский король Фридрих II Великий повел себя вероломно. Воспользовавшись блестящими победами в русско-турецкой войне 1768-1774 годов, Екатерине II помешало и одновременное вовлечение России в польские волнения. Пугая Австрию Россией, а Россию Австрией, Фридрих II выдвинул проект, по которому Екатерине II предлагалось отказаться от обширных завоеваний на юге в обмен на компенсацию с польских земель. Перед лицом сильного западного давления российская императрица была вынуждена принять этот план. Он реализовался в виде Первого раздела Польши (1772 г.).

    Петр Александрович Румянцев-Задунайский

    Османский султан, однако, хотел выйти из русско-турецкой войны 1768 года вообще без потерь и не соглашался признавать не только присоединение Крыма к России , но даже его независимость. Мирные переговоры между Турцией и Россией в Фокшанах (июль-август 1772 г.) и Бухаресте (конец 1772 г. — начало 1773 г.) закончились безрезультатно, и Екатерина II приказала Румянцеву вторгнуться с армией в Дунай. В 1773 г. Румянцев совершил два похода через эту реку, а весной 1774 г. — третий. Ввиду малочисленности своей армии (часть русских сил пришлось вывести с турецкого фронта в это время для борьбы с Пугачевым) Румянцев не добился в 1773 г. ничего выдающегося. Но в 1774 г. А. В. Суворов с корпусом из 8000, наголову разбил 40000 турок при Козлудже. Этим он навел на неприятеля такой ужас, что, когда русские направились к сильной крепости Шумла, турки в панике бросились оттуда бежать.

    Затем султан поспешил возобновить мирные переговоры и подписал Кучук-Кайнарджийский мир, положивший конец русско-турецкой войне 1768-1774 годов.

    Русско-турецкая война 1787-1791 гг. — кратко

    Русско-турецкая война 1806-1812 гг. — кратко

    Подробно о ней — см. в статье

    Жестокое подавление турками греческого восстания 1820-х гг. ряд европейских держав. Россия, единоверная с православными греками, действовала наиболее энергично; К нему не без колебаний присоединились Англия и Франция. В октябре 1827 года объединенный англо-русско-французский флот наголову разбил египетскую эскадру Ибрагима, помогавшую турецкому султану подавить непокорную Грецию, в битве при Наварино (у юго-западного побережья Пелопоннеса).

    Русско-турецкая война 1828–1829 гг.

    Война началась вследствие Наваринского сражения 1827 г., в ходе которого англо-франко-русская эскадра нанесла поражение турецкому флоту, чтобы остановить истребление греков, которые выступал против турецкого правления. 8 октября 1827 года султанское правительство расторгло договор с Россией и закрыло Босфор и Дарданеллы для русских кораблей. В ответ к весне Россия подготовилась к наступлению через Дунай на Балканы в направлении Шумлы и Варны; на Кавказе должны были быть заняты карсские и ахалцихские пашалыки. Черноморский флот должен был разгромить турецкий флот в случае его выхода из Босфора, поддержать действия войск у побережья Румели и захватить Анапу.

    Черноморский флот, базировавшийся в Севастополе, состоял из 9 кораблей, 5 фрегатов и 23 более мелких судов, в том числе 3 пароходов, а у турок в Константинополе было 6 кораблей, 3 фрегата и 9 более мелких судов. Гребная флотилия на Дунае состояла из 25 канонерских лодок, 17 иол.

    В ноябре 1827 г. Грейг обратился к начальнику Генерального штаба генерал-адъютанту И. И. Дибичу с просьбой о необходимости заготовить провизию, разоружить флот для ремонта после семимесячной кампании и ходатайствовал об увеличении Дунайской флотилии и 44-й экипаж, ибо против 42 русских кораблей с 9 С2 орудия, у турок на реке было 109 кораблей с 545 орудиями. Адмирал понимал неизбежность войны. Столица тоже это понимала. Для подготовки Черноморского флота к походу были выделены необходимые средства; разрешалось построить для флотилии 5 канонерских лодок, 18 иолов и переоборудовать два транспорта в бомбардировочные корабли. Поскольку одной из задач флота была переброска десантных войск, главнокомандующий поручил начальнику порта в Севастополе построить по одному десантному гребному судну на каждый корабль и подготовить необходимые материалы для строительства причалов и укреплений в районах высадки десанта. .

    2 декабря царским указом разрешалось Грейгу находиться там, где он считал нужным, а для управления флотом во время его отсутствия в Николаеве должно быть создано общее присутствие под руководством флагманского корабля по выбору главнокомандующего . Вторым флагманом у Грейга был вице-адмирал Ф. Ф. Мессер, начальником штаба — капитан-лейтенант Мелихов.

    Оперативный план войны против Турции предусматривал взаимодействие сухопутных и морских сил. Черноморский флот должен содействовать армии в захвате пунктов снабжения, обеспечивать и охранять морские перевозки, действовать на коммуникациях противника и участвовать во взятии прибрежных крепостей. Первой целью была Анапа с шеститысячным гарнизоном. Еще в 1826 году, посланный с дипломатической миссией к Анапскому паше, капитан 2-го ранга Крита сумел измерить Анапскую бухту и установить ее мелководность. Эти данные способствовали составлению плана взятия крепости. Флот должен был перебросить 3-ю бригаду 7-й дивизии из Севастополя в район высадки и захватить крепость с помощью сухопутных войск уже на Кавказе. Поскольку основные боевые действия происходили на западном побережье Черного моря, флот следовало использовать для осады только до 10 мая, а после этого направить к берегам Румелии, оставив несколько кораблей у Анапы. Операцию должен был возглавить Грейг. 30 марта 1828 года Николай I послал ему Высочайший рескрипт 20 апреля отплыть из Севастополя в Анапу, потребовать сдачи крепости и начать боевые действия. После высадки командование сухопутными войсками должен был взять на себя и. Д. Начальник штаба ВМФ контр-адмирал А. С. Меньшиков.

    11 апреля флот отправился в рейд. 13 апреля был получен рескрипт от 30 марта. 14 апреля Грейг и Меньшиков прибыли из Николаева на пароходе «Метеор» в Севастополь. 17 апреля вице-адмирал поднял флаг на «Париже». 18 апреля началась погрузка десанта на корабли; 19 апреля были отданы последние приказы. Контр-адмиралу Патаниоти, назначенному командующим Севастопольским портом, было поручено подготовить город на случай нападения неприятеля, чтобы «…каждый заранее знал свои места и свои обязанности».

    Задержанный встречным ветром, на рассвете 21 апреля вышел флот из 7 кораблей, 4 фрегатов, шлюпа, корвета, бригантины, шхуны, 3 люгеров, катера, 2 бомбардировочных кораблей, транспорта и 8 зафрахтованных судов. 2 мая подошел к Анапе. Под стенами крепости находилось 18 торговых судов. На кораблях были вскрыты пакеты с приказом о начале войны. На письмо о начале войны и предложении сдать крепость паша Шатыр-Осман-оглы ответил, что будет защищаться до последней капли крови. Так как сухопутные войска еще не прибыли, высадку отложили, то этому помешала плохая погода. 3, 9 мая00 человек отряда полковника Перовского подошли по суше, под прикрытием которых 6 мая был высажен десант (пять тысяч человек), находившийся в двух километрах от Анапы и начал осаду. Меньшиков принял командование ими.

    Задача оказалась трудной, так как греческий перебежчик сообщил, что гарнизон из 6000 человек в крепости хорошо снабжен и ожидает подкрепления. Поскольку осадных орудий не было, главной огневой силой стали корабли эскадры.

    Инструкции Императора предусматривали либо нападение на Анапу, либо начало осады. Грейг выбрал первый вариант. 7 мая 5 линкоров, 2 бомбардировочных корабля и 3 фрегата в течение четырех часов (с 11.00 до 15.00) обстреливали крепость. Вице-адмирал на пароходе «Метеор» обошел корабли, расставленные на позициях, и руководил обстрелом. Вечером свежий ветер заставил корабли отойти. За сутки было выпущено 8 тыс. снарядов, корабли имели 72 пробоины и 180 повреждений в рангоуте и такелаже, экипажи потеряли 6 человек убитыми и 71 ранеными. Так как из-за мелководья корабли не могли подойти, а стрельба издалека малоэффективна, пришлось перейти к обычной осаде.

    Задачей флота был постоянный обстрел крепости одним, а при необходимости и несколькими кораблями. Моряки, сменив осадную артиллерию, выстроили на берегу батарею корабельных пушек и единорогов. Высадившиеся на берег моряки участвовали в строительстве укреплений, построили лазарет. Флот был плавучим складом для осаждающих, снабжая их боеприпасами, провиантом и материалами.

    С 9 мая отряды русских кораблей вели ежедневный артиллерийский обстрел. Небольшие суда курсировали у берегов Абхазии. 9 мая, лодка «Сокол» привела турецкий корабль с тремя сотнями турецких войск, взятых южнее Суджук-Кале; Лейтенант Вукотич награжден орденом Святого Георгия IV степени. Второй корабль с войсками был взят в Суджук-Кале бригом «Ганимед», третий был расстрелян «Соколом», так как туркам удалось спастись и вытащить корабль на берег. Четвертое место заняли баркас и катер яхты «Утеха», за что командир яхты также был награжден орденом Святого Георгия IV степени. 17 мая стало известно, что командир брига «Пегас» капитан-лейтенант Баскаков после боя уничтожил в Геленджике турецкий корабль.

    Главнокомандующий не хотел оставлять Анапу на попечение одних сухопутных войск. Поскольку осада затянулась, в соответствии с указаниями Императора Грейг направил 3 корабля и 2 фрегата под командованием вице-адмирала Мессера для обеспечения плавания кораблей вдоль берегов Румелии (Румыния и Болгария). Эскадра должна была взять трофеи, отправить их в Севастополь и собрать сведения о турецком флоте и положении в Константинополе. Конечно, разделять силы было рискованно, но вице-адмирал не ожидал, что турки смогут так рано выйти в Черное море.

    18 мая, заметив, что противник готовит вылазку, Грейг направил два корабля и фрегат, которые помогли наземным войскам огнем отразить атаку противника из крепости и чеченцев из гор. 20 мая был предпринят ответный ход. Капитан-лейтенант Немтинов получил приказ вырезать стоявшие там корабли из-под стен крепости. Командуя группой гребных судов из кораблей и фрегатов, Немтинов завладел тремя кораблями, чем был удостоен ордена Св. Георгия IV степени; остальные корабли взять не удалось, так как они находились за боном.

    28 мая турки и черкесы численностью 9-10 тыс. человек из крепости и с гор снова попытались атаковать, но понесли значительные потери и отступили. После этого дня они не продвигались вперед, что способствовало усилению осадных работ.

    Перед штурмом, 10 мая, русские корабли прекратили огонь, а на корабле «Париж» был поднят белый переговорный флаг. Грейг отправил на берег чиновника для особых поручений Ботянова с предложением сдаться. Комендант просил четыре дня на размышление, но получил только пять часов. Тем не менее переговоры 11 июня продолжились. 12 июня турецкое командование согласилось на предложенные ему условия капитуляции. В тот же день русские войска заняли крепость через брешь, и флот приветствовал поднятый русский флаг салютом. На следующий день вице-адмирал отправил на «Метеоре» к Николаю I с донесением флангового адъютанта Толстого. В рапорте Грейг высоко оценил действия князя Меншикова и сообщил, что после отправки пленных в Керчь и принятия десанта он продвигается к западным берегам.

    16 июня стало известно, что за бои 28 мая Меньшиков получил орден Св. Георгия III степени, Перовский — IV степени. 20 июня за отличие при взятии Анапы Грейга произвели в адмиралы, Меньшикова в вице-адмиралы с утверждением начальником морского штаба. Награды получили офицеры и бригады. Весть об этом дошла до эскадры 28 июня, в этот же день под гром салюта на «Париже» был поднят адмиральский флаг.

    Пришло время более активных действий Черноморского флота у берегов Румелии. 27 мая русские войска форсировали Дунай, овладели крепостями Исакча и Кюстендже (Констанца), выйдя на побережье Черного моря. Дорога на Константинополь была теперь открыта вдоль побережья. Но пройти этот путь без поддержки с моря было невозможно.

    Дибич писал, что десантные войска остались в составе эскадры и что дальнейшими задачами морской силы будет блокада и взятие Варны, важного пункта на пути к Константинополю. Эскадра вице-адмирала Мессера, курсировавшая в районе мыса Калиакрия — Созополь, в мае-июле не позволила противнику перебросить подкрепления к Варне, а 8 июля 3-й корпус блокировал крепость со стороны Шумлы. 3 июля флот вышел из анапского рейда и взял курс на запад, 9 июляоно дошло до Севастополя, где раненых и больных отправили на берег, пополнили припасами, а затем взяли курс на Мангалию.

    12 июля пришло извещение Дибича, чтобы Меньшиков по прибытии на цель уходил в Главную квартиру, а флот уходил в Варну на блокаду, но десант не высаживался до особого распоряжения. Узнав, что русские полки достигли Каварны, Грейг направился в этот порт и соединился с Мессером, который сообщил, что во время плавания его кораблей они взяли девять призов.

    Варна была сильной крепостью с гарнизоном в 12 тысяч человек. Попытки 4-тысячного отряда начать осадные работы с суши 1 июля были отбиты защитниками. Но 21 июля эскадра Грейга доставила в Каварну десятитысячный отряд вице-адмирала А. С. Меншикова; на следующий день эти войска осадили Варну.

    Получив 15 июля извещение о желании Императора посетить флот и затем направиться в Одессу, Грейг подготовил отряд кораблей и предложил принять монарха в Каварне. Но на следующий день у города появились турецкие войска. Для обеспечения его обороны адмирал высадил егерский полк и батарейную роту. 21 июля Грейгу было приказано возглавить осаду Варны, а Меншикову командовать сухопутными войсками.

    Немедленно на берег был высажен оставшийся десант, который по суше двинулся к Варне. 22 июля к крепости подошел и флот. В тот же день флагман послал капитана 2-го ранга Мелихова для осмотра и составления плана крепости. На следующий день он сам с группой генералов и адмиралов на пароходе «Метеор» прошел вдоль укреплений. Турки огня не открывали.

    24 июля 1828 года вместе с группой высокопоставленных лиц Николай I посетил «Париж» и после осмотра корабля поблагодарил Грейга за прекрасную организацию флота и покорение Анапы. Отправляясь в Одессу на фрегате «Флора», император приказал уничтожить флотилию под крепостью.

    Утром 25 июля адмирал отправил Ботянов в Варну с предложением сдаться. В то же время корабли подошли к крепости, как бы поддерживая ультиматум. Но уже через час турецкий чиновник доставил отказ коменданту, рассчитывавшему на победу. А у Капудан-паши Иззет-Мохаммеда были основания. Первоклассная крепость имела сильный гарнизон; многочисленные войска за пределами крепости были готовы оказать поддержку.

    Получив отказ, Грейг начал действовать решительно. 26 июля 22 русских гребных корабля уничтожили 14 турецких кораблей, прикрывавших крепость с моря, что позволило русским кораблям обстреливать крепость с 26 июля по 29 сентября.. Операцией командовал капитан 2 ранга Мелихов. Из каждого корабля и фрегата было собрано по два гребных судна. К 20.00 они собрались у бригантины «Елизавета», стоявшей на полпути от флота к крепости. В 23.00 отряд двинулся в путь, был обнаружен и обстрелян. Тем не менее в ночном бою русские моряки взяли 14 кораблей и 2 вооруженных баркаса, 46 пленных, потеряв всего 4 человека убитыми и 37 ранеными. За этот лихой поступок Император выразил Мелихову царскую благодарность и пожаловал ему очередной чин.

    Постепенно наладилась и блокада с суши. Если двухтысячный отряд в начале похода мог только наблюдать за крепостью, то 10-тысячное войско, доставленное Грейгом, окружило крепость с западной и северной сторон. Для связи с осадными войсками адмирал высадил 350 матросов, которые построили у берега редут, куда перевезли часть провизии, пристань и телеграф. Еще 500 человек были отправлены на строительство осадных батарей под командованием капитана 2-го ранга Залесского. Одновременно начался обстрел с моря: обычно тревожно вел огонь корабль или фрегат, а при необходимости вели огонь 2 корабля и 2-3 бомбардировщика. В частности, 26 июля фрегат «Святой Евстафий» успешно обстрелял турецкий отряд, пытавшийся обойти левый фланг русских.

    Чтобы прекратить снабжение крепости по Лиману, 3 августа по просьбе Меньшикова туда был отправлен баркас, который в тот же день начал боевые действия.

    Круизные лайнеры, продолжение. 5 августа фрегат «Поспешный» привел два корабля, снятых со стен Мидии и Инады; третий корабль пришлось потопить.

    7 августа, после состоявшегося накануне совета, адмирал всем флотом пошел в атаку. Корабли выстроились боевым строем вслед за транспортом «Редут-Кале», производившим промеры. Один за другим корабли проходили мимо крепости, по очереди обстреливая ее. Этот маневр, получивший название «Варненский вальс», длился с 14.00 до 17.00 и привел к разрушениям в Варне без особого ущерба для нападавших. Из-за мелководья корабли стреляли по одному с расстояния пяти кабельтовых; тем не менее удалось подавить огонь приморского бастиона.

    Видимо, в ответ на обстрел турки 9 августа предприняли крупный боевой вылет. Меньшиков был ранен в бою. Грейг немедленно прибыл на берег с врачом. Николай I, узнав о ранении князя, 15 августа назначил графа Воронцова командовать войсками под Варной и просил адмирала облегчить доставку продовольствия в Каварну для войск, осаждающих Шумлу.

    В августе отличился капитан 1 ранга Н.Д. Крицкий. Соединив свой крейсерский отряд, 17 августа направился к Инаде, где противник сосредоточил большие запасы пороха и снарядов. Оставив в охранении шлюп «Диана», он с фрегатами «Поспешный», «Рафаэль», ботом и бригом обстрелял укрепления и, высадив 370 человек, лично командовал взятием крепости, потеряв только 6 человек (1 убит, 5 ранены). Русские успели зарядить орудия с батарей, вывести из порта 12 кораблей, взорвать батареи и уничтожить склады до того, как турки прислали подкрепление. За успешное выполнение задания Крицкий был награжден орденом Святого Владимира III степени.

    В это же время «Рафаэль» доставил информацию о том, что турецкий флот готовится покинуть Босфор. Очевидно, командование противника после рейда на Инаду проявляло активность. Однако султанский флот так и не появился на Черном море.

    В июле-августе, воспользовавшись тем, что проходы в крепость были открыты с юга, турки повели к Варне двенадцатитысячное подкрепление. Но 27 августа царь вернулся и устроил Ставку на флагманском корабле, взяв на себя командование сухопутными и морскими силами. Каждый день он посещал лагерь на берегу, в подзорную трубу наблюдал за ходом осады с борта «Парижа» и был в курсе событий. 28 августа, после прибытия гвардейского корпуса (25 500 человек), осада стала более тесной, войска успешно отразили попытки деблокировать крепость изнутри и снаружи. 29 августа, отряд генерал-адъютанта Головина занял позицию южнее крепости, окончательно замкнув кольцо блокады. Наутро отряд матросов (170 человек) высадился с южной стороны Варны и установил редут и телеграф для связи флота с армией.

    С моря по очереди подходили линейные и бомбардировочные корабли и обстреливали крепость.

    1 сентября подорвался на мине под Приморским бастионом. Появилась возможность для штурма. Во избежание потерь Николай I поручил Грейгу предложить капудан-паше Иззет-Мохаммеду сдать Варну. Адмирал отправил Капудан-паше следующее письмо:

    «Пока крепость не была окружена со всех сторон нашими войсками, она могла надеяться на получение подкрепления; теперь все сообщения, как на суше, так и на море, прерваны; По большей части укрепления разрушены, а потому дальнейшее сопротивление послужит лишь напрасному пролитию крови. Желая избежать этого, предлагаю вам сдать крепость, обещая с моей стороны неприкосновенность всего имущества вашего и ваших подчиненных. Если наши парламентарии, которым разрешено находиться на берегу не более двух часов, вернутся без удовлетворительного ответа от вас, то боевые действия немедленно возобновятся.

    Капудан-паша согласился направить в «Париж» двух чиновников, но они не имели полномочий и передали только желание вести переговоры. Турки просили прислать представителей на корабль «Мария», находившийся в 400 саженях от крепости. Утром следующего дня на корабль прибыл Грейг, но Капудан-паша, сославшись на болезнь, прислал трех сановников. Старший из них, Юсуф-паша, пытался затянуть переговоры длинными речами. Очевидно, гарнизон рассчитывал на то, что крепость будет освобождена.

    Адмирал, прервав пустую болтовню, высказал прямое требование сдаться и отправил турок на берег за ответом, пригрозив, что после штурма не стоит ожидать поблажек. Турки попросили отложить ответ до завтра. Грейг сказал, что постарается добиться от царя ответа и, в случае отказа, две ракеты послужат сигналом к ​​возобновлению боевых действий. На следующий день сам Иззет-Мохаммед встретился с Грейгом на борту «Марии». Адмирал уверенно вел переговоры. Он представил перехваченные письма, в которых Капудан-паша и Юсуф-паша обращались за помощью к верховному визирю и описывали бедственное положение крепости. Капудан-паша сошел на берег, не получив запрошенной передышки. В тот же день боевые действия возобновились.

    8 сентября Николай I в ходе разведки обнаружил точку, с которой удобно было обстреливать крепость. Здесь моряки основали батарею из 4 24-фунтовых орудий.

    Вскоре поступили сведения о передвижении турецких войск из Адрианополя в Варну с целью атаковать осаждающих с южной стороны. Воодушевленные безуспешными поисками отряда русских войск, турки 12 сентября вышли из лагеря и при содействии гарнизонной вылазки попытались прорвать блокаду, но были отбиты. 18 сентября русские полки атаковали неприятельский лагерь, и, хотя турки удержали свои позиции, наступать больше не решались.

    21 сентября взорвались две подземные мины; часть стены с бастионом рухнула. Так как турки проявили готовность отразить штурм, 22 сентября Николай I вновь приказал предложить капудан-паше капитулировать, но безрезультатно. Вскоре взрыв третьей мины разрушил приморский бастион.

    23 сентября само турецкое командование предложило переговоры. Граф Дибич, разговаривавший с турками, отказался предоставить тридцатичасовое перемирие. Был отдан приказ готовить атаку. 25 сентября Николай I, чтобы уменьшить число жертв, предложил с группой добровольцев атаковать приморский бастион. Охотники без сопротивления взяли бастион и продолжили наступление дальше. В ходе решающей атаки группа охотников ворвалась в крепость, не встретив турок, которые выстроились в центре Варны и истребили большую часть храбрецов, не поддержанных основными силами. Император, наблюдавший за сражением, снова предложил переговоры, и 25 сентября представитель капуданского паши вел переговоры с Грейгом на париже.

    26 сентября Капудан-паше снова предложили сдаться. На следующий день в окопах Грейг вел переговоры с Юсуфом-пашой. 28 августа переговоры продолжились. Боевые действия возобновились. Наконец турки согласились сдаться, и 29 сентября русские войска без сопротивления заняли крепость.

    К вечеру Юсуф-паша согласился сдаться, и 26 сентября крепость покинули четыре тысячи албанцев. Но Капудан-паша, укрепившийся в цитадели из 500 человек, отказался капитулировать. Боевые действия возобновились. После того, как внешние укрепления были заняты, большая часть 19сдался многотысячный гарнизон. Капудан-паша продолжал упорствовать, угрожая взорвать цитадель, и наконец получил разрешение покинуть крепость со своим вооруженным отрядом. На следующий день он говорил. 30 сентября состоялся молебен, а 1 октября Николай I и Грейг вошли в завоеванную Варну. Он обратился к Воронцову и Грейгу: «Благодарю вас обоих за завоевание такой важной, по слухам, непобедимой крепости Варна; Я был свидетелем важного усердия и служения на благо и славу отечества. Он вручил Грейгу орден Св. Георгия 2-й степени со следующим рескриптом:

    «Ваше прекрасное рвение на благо Империи и ваша неустанная работа по организации Черноморского флота отмечены ныне блестящими успехами.

    Этот флот, построенный и управляемый Вами, покорил Анапу, и под Вашим личным руководством особенно способствовал покорению Варны, еще не знавшей мощи русского оружия. Обращая Наше царственное внимание на сии заслуги, Милостивейше пожалуем Вам Кавалера Ордена Святого Великомученика Георгия Победоносца второй степени, знаки которого передаем, повелевая надеть на себя и носить по установлению . Это новое доказательство Нашего прекрасного расположения и благодарности к вам, пусть еще больше усугубит ваше примерное рвение и желание оправдать царскую доверенность на вас новым подвигом.

    Во время осады флот выпустил 25 000 снарядов. В значительной степени огонь корабельной и осадной артиллерии, которой управляли матросы, можно объяснить тем, что гарнизон уменьшился с 27 тысяч до 9 тысяч человек. Помимо 3000 албанцев Юсуфа-паши, в плен попало 6000 человек. Было взято 291 орудие и другие трофеи. Флот взял 21 трофей и 2 вооруженных баркаса, за успешные действия император пожаловал Севастополю и Николаеву по трофейной пушке.

    Уже 30 сентября Грейг приказал вернуть на корабли матросов и материалы, использовавшиеся при осаде. 6 октября эскадра вышла из Варны и 12 октября вышла на зимовку в Севастополь. Однако мир длился недолго. Император приказал подготовить флот к марту 1829 г., а зимой держать в море эскадру для охраны судоходства, помогать армии в охране районов на правом берегу Дуная и блокировать Босфор. Грейг срочно выехал в Николаев, назначив Мессера для надзора за ремонтом флота, а контр-адмиралов Быченского, Стожевского и Салти для подготовки своих отрядов.

    Прибыв в Николаев, Грейг обнаружил, что оставленное им присутствие не выполнило своих задач, и направил вице-адмирала Быченского командовать Севастопольским портом. Сам он активно занимался снабжением флота материалами. Он доложил Николаю I, что подготовить флот к 1 марта невозможно, но так как это время самой штормовой погоды, маловероятно появление турок на Черном море. За зиму транспорт «Успех» перестроили в бомбардировщик, два трофейных корабля — в брандмауэры, корабль «Скорая помощь» переоборудовали в госпитальный. Для кораблей были подготовлены дополнительные пушки, чтобы построить батареи на берегу.

    Уже осенью 1828 г. начался поход. 6 ноября эскадра контр-адмирала М.Н. Кумани вступил в рейд и 11 ноября выступил на блокаду турецкого побережья. Местом встречи были Варна и Каварна. Если бы корабли были отнесены ветром к Босфору, то для соединения с эскадрой Рикорда, крейсировавшей у Дарданелл, надо было бы прорываться под парусами через проливы.

    Прибыв в Варну, Кумани получил от генерала Ротта предложение появиться в Фаросском заливе, чтобы отвлечь внимание противника от сухопутного фронта. 28 ноября русская эскадра подошла к Месемврии, 30 ноября вошла в бухту и захватила остров Анастасия, разрушив на нем укрепления. После осмотра прибрежных городов Месемврия, Ахиоло, Бургас и Сизополь Кумани 7 декабря вернулся в Варну и предложил захватить Сизополь. Его идею одобрили Ротт и Грейг.

    17 января 1829 года на смену первой эскадры прибыли корабли контр-адмирала Стожевского. Однако в Севастополь Кумани не вернулся. 22 января его корабли укрылись от непогоды в Варне. Тем временем пришло разрешение Кумана, если он возьмет на себя его удержание, взять Сизополь… Контр-адмирал собрал совет, который признал, что вполне возможно удержать занятый порт, а также уничтожить Бургас и Месемврию. Кумани попросил у Ротта только три канонерские лодки и несколько зафрахтованных судов. 11 февраля его эскадра в составе трех кораблей, двух фрегатов, трех канонерских лодок и двух кораблей вышла из Варны и 15 февраля вышла на рейд Сизополя. Халил-паша отклонил предложение о капитуляции, но после обстрела береговые батареи были взяты, а на следующее утро десантные войска захватили крепость и захватили в плен пашу со свитой, так как большая часть гарнизона бежала. Моряки немедленно усилили укрепления орудиями с кораблей, из Варны было переброшено полторы тысячи человек, а когда 28 февраля турки попытались вернуть крепость, они были отбиты сухопутными войсками при поддержке корабельной артиллерии. Попытка захватить Ахиоло также не удалась из-за мелководья.

    Занятие Сизополя дало русским войскам важный опорный пункт при наступлении на Константинополь. Все чины эскадрильи получили награды, а Кумани был награжден орденом Святой Анны и 10 тысячами рублей.

    В январе была запланирована атака у Синопа, чтобы отвлечь внимание турок от Трапезунда (Трапезунда), и Грейг обратился за высочайшим соизволением. Однако граф Чернышев, сменивший Дибича, назначенного главнокомандующим, доносил, что Государь дал согласие лишь с учетом того, что выход турецкого флота мог в любой момент потребовать сосредоточения флота у западного побережья , или хотя бы усиление половцев.

    Николай I считал, что для десантов на флоте нужна целая бригада. Позднее он указал в качестве основной задачи уничтожение вражеского флота, если он выйдет в Черное море. Грейгу было рекомендовано распределить главные усилия от Варны до Босфора. Император при необходимости разрешал флоту двигаться дальше, оставляя суда для сообщения у болгарских берегов. Это было важно, так как второй этап действий флота начался позже, с подходом русских войск к Балканам.

    Дибич со своей стороны предложил флоту занять пункт в Фаросском заливе, совершить демонстрацию к Босфору, уничтожить Килию или Риву, предпринять экспедицию на Инаду или Самоково, вернуться в Константинополь и, отвлекши внимание турки к середине июня высылают корабли для приема десанта. В ответ главнокомандующий объявил, что Сизополь уже взят, что поиски Ривы или Инады в трех верстах от Босфора с сильным течением опасны, что Самоково находится в 30 верстах от моря и что лучший способ отвести Вниманию противника со стороны Шумлы и Балкан было взять Инаду в 30 милях от пролива.

    В конце марта Император приказал ускорить вывод флота. 2 апреля Грейг назначил контр-адмирала Снаксарева председателем общего присутствия в Николаеве, а контр-адмирала Салти — командующим Севастопольским портом. Сам он прибыл 5 апреля в Севастополь. Адмирал поднял флаг на «Париже», которым по высочайшему указу были укомплектованы чины гвардейского экипажа. Когда в конце марта контр-адмирал Кумани объявил о скором выводе турецкого флота, Грейг поспешил снарядить главные силы. 12 апреля вышел в море, 19 апреляон прибыл в Сизополь и принял командование флотом и войсками. По известию об отходе из Босфора двух кораблей и брига флагман отправил в пролив отряд капитана 1 ранга Скаловского в составе двух кораблей и двух бригов.

    Сам главнокомандующий в сопровождении адмиралов и генералов 22 апреля осмотрел Фаросский залив. Заметив, что турки укрепляют Бургас, он приказал с 23 апреля начать укрепление полуострова Святой Троицы, чтобы его не заняли враги. На островах были построены склады и лазарет, создав опорный пункт для флота в Сизополе.

    26 апреля прибыл бриг «Орфей» с сообщением, что 23 апреля турецкий флот выходит из Босфора. Русский флот выступил через несколько часов, оставив в распоряжении Кумана для обороны Сизополя корабль, бомбардировщик и гребную флотилию. 27 апреля «Меркурий» доставил Скаловскому сообщение о том, что в проливе находится всего пять кораблей, а остальные он собирается искать в Анатолии. Главнокомандующий одобрил его план и направил в качестве подкрепления корабль «Норд-Адлер».

    30 апреля фрегат «Флора» доложил, что турецкий флот находится в проливе. Воспользовавшись этим, Грейг 1 мая отправил фрегаты «Флора» и «Рафаэль» с десантом матросов и яхтой «Утеха» для взятия Агатополя и взрыва укреплений. Однако сильный ветер заставил отказаться от плана, и эскадра Грейга вернулась в Сизополь.

    После смерти Снаксарева адмиралу пришлось отправить контр-адмирала Кумани председателем комитета в Николаев. Для плавания у восточного побережья, между Синопом, Трапезундом и Батумом, он направил бриг, шлюп и шхуну на бригантину «Екатерина», а затем фрегат «Рафаэль».

    7 мая «Меркурий» привел 2 трофейных корабля; еще 13 отряд Скаловского истребил. В этот же день «Орфей» привел еще 3 корабля. 11 мая прибыл отряд Скаловского. Капитан 1-го ранга сообщил, что, узнав о вооружении броненосца в Пендераклии, отправился в порт. 3 мая он вышел на цель и обстрелял батареи, прикрывавшие верфь. Попытка в ночь на 4 мая атаковать противника с гребных лодок была отбита турецким огнем. Лишь 5 мая группе охотников удалось сжечь корабль, а также стоявшие поблизости транспортные и торговые суда. Потери русских составили 7 убитых, 13 раненых, на кораблях было двести пробоин и повреждений. После этого Скаловский направил фрегат «Поспешный» и бриг «Мингрелия», которые уничтожили стоявший на верфи корвет.

    Тем временем турецкий флот покидал пролив. 12 мая у берегов Анатолии турецкие корабли окружили фрегат «Рафаил», командир которого сдался без боя. Это был такой из ряда вон выходящий случай, что император приказал в случае встречи захваченного турками корабля предать его огню, что и было сделано в Синопе 18 ноября 1853 года.

    15 мая , командир фрегата «Штандарт» сообщил Грейгу в Сизополь, что в 13 милях от Босфора замечен турецкий флот из 18 кораблей, направляющийся в пролив из Анатолии. Когда турки бросились в погоню за крейсерским отрядом, командир «Штандарта» приказал кораблям идти своим курсом. Он сам ездил в Сизополь и видел, как бриг «Меркурий» догоняет турецкие корабли. В течение трех часов флот вышел в море и встретил «Меркурий», который выдержал бой с двумя линкорами и заставил противника отступить.

    28 мая прибыл бриг «Орфей», уничтоживший у Шили два турецких корабля. Капитан-лейтенант Колтовской доложил, что 26 мая с фрегата «Флора» видели преследующих его 6 кораблей, 3 фрегата и 9 более мелких кораблей противника, но 27 мая их не было видно.

    Пришло известие, что турки готовы напасть на Сизополь: они только и ждали выхода русского флота. 31 мая фрегат «Флора» доставил известие о том, что 28 мая он видел у Килии флотилию из 16 вымпелов, которая днем ​​вошла в пролив. 2 июня Колтовской с брига «Орфей» доложил, что 1 и 2 июня за ним гонится турецкий флот (17 вымпелов); главные силы были видны у Агатополя, а передовые у мыса Зейтан. Очевидно, турки стремились привлечь внимание русского командования, чтобы заставить флот покинуть Сизополь и способствовать его захвату, не рискуя морским сражением.

    Грейг, со своей стороны, отправил «Штандарт» и «Орфей» в Синоп, чтобы прервать плавание к Пендераклии и выманить противника из пролива. 5 июня он отправил корабль «Пимен» в крейсерство у Инады, «Пармен» у Агатополя, фрегат «Евстафий» у Сизополя, чтобы через цепь кораблей передать известие об уходе турецкого флота с фрегата, патрулирующего у входа в Босфор. .

    В мае появился новый враг — чума; для борьбы с этим Грейг приказал ввести карантин. Болезнь распространилась на Варну и Каварну, и адмирал просил разрешения сосредоточить снабжение армии в Сизополе, но в июне чума появилась и там.

    6 июня турецкий перебежчик сообщил, что 12-тысячный турецкий корпус только и ждал появления флота, чтобы атаковать Сизополь. 15-17 июня из-за неправильно понятого сигнала адмирал вышел с эскадрой в море. 25 июня с пятью кораблями, фрегатом и бригом Грейг снова вышел к Босфору. 25 июня пришло известие о взятии Силистрии. Фрегат «Поспешный» доложил, что у входа в пролив крейсирует эскадра из двух кораблей, фрегата и брига, но турки укрылись в Босфоре раньше, чем Скаловский, посланный с тремя кораблями, подошёл.

    Итак, с моря Сизополю ничего не угрожало, а вот с суши турки могли атаковать крепость. 1 июля император приказал усилить гарнизон Сизополя 12-й дивизией, переданной в распоряжение главнокомандующего. 4 июля адмирал с тремя кораблями вернулся в порт, оставив остальные под флагом Скаловского в море. 7 июля он снова вышел с тремя кораблями, тремя фрегатами, бригом, бомбардировочным кораблем, шхуной и 8 июля прибыл в Месемврию, к которой с Балкан спускались полки генерала Ротта. Турки отказались от предложения сдаться. 9 июля, бомбардировщики обстреливали крепость; 10 июля русские войска разгромили войска Сераскира, захватили лагерь и верфь. На следующий день, находясь под атакой с суши и кораблей, Осман-паша капитулировал. Принятый в порту корвет был назван «Ольгой» в честь великой княгини. В этот же день пришло сообщение Колтовского, что он и его бриг высадили десант и без боя взяли Ахиоло; большая часть его гарнизона бежала. Остается капитан-лейтенанту сдать крепость подошедшим войскам.

    11 июля главнокомандующий прибыл в Париж, а 12 июля флот двинулся на взятие Бургаса, но по пути стало известно, что город уже занят сухопутными войсками, и корабли вернулись в Сизополь.

    15 июля Скаловский сообщил, что вызвать турецкий флот из Босфора не удалось, хотя его корабли прервали сообщение Константинополя с Агатополем. Сухопутные войска Турции также не проявили твердости. 21 июля фрегат «Поспешный» захватил Василико, 24 июля фрегат «Флора» вместе с армией взял Агатополь.

    Количество больных выросло настолько, что их пришлось отправлять в Севастополь на кораблях «Император Франц» и «Сильный».

    1 августа главнокомандующий сообщил Грейгу, что 8 или 9 августа его главные силы соберутся в Адрианополе, и попросил о сотрудничестве в наступлении на Константинополь. 3 августа отряд капитан-лейтенанта Баскакова в составе корабля «Адлер», фрегатов «Флора» и «Поспешный», бригов «Орфей», «Ганимед» и 2-х бомбардировщиков вышел в Инаду. Крепость, имевшая двухтысячный гарнизон, была взята после двухчасового обстрела и высадки 500 матросов. В тот же день весь флот стоял на рейде Инада. Тем временем лейтенант Паниоти завладел прибрежной деревней Сан-Стефано.

    От Инады до Босфора осталось немного. Главнокомандующий приказал приготовить брандеры, чтобы сжечь турецкий флот, укрывшийся в Буюк-дере. Нашлось много охотников, из которых сформировали экипажи брандмауэра №1 (лейтенант Скаржинский) и №2 (мичман Попандопуло).

    8 августа взят Адрианополь, 100 000 турок сдались, и Дибич просил Грейга овладеть Мидией к 15 августа. 13 августа адмирал поручил контр-адмиралу Стожевскому два корабля, два брига, два бомбардировщика, люгер , взяв с кораблей три роты войск и десант в составе 75 матросов, для нападения на Мидию. Около 13.00 корабли открыли огонь, но высадили десант за реку, через которую десант переправиться не мог, и им пришлось вернуться на корабли. Из-за волнения атака была отложена. 17 августа сами турки стали оставлять укрепления. Лейтенант Паниоти с гребной флотилией двинулся на южную сторону. С одним фрегатом и 50 лодками он обстрелял крепость, а когда гарнизон, насчитывавший тысячу человек, бежал, занял ее. Экипаж «Люгера «Дип» захватил судно у берега в районе Карабурну.

    28 августа адмирал вернулся в Сизополь после похода. 1 сентября он получил уведомление о занятии города Эноса и установлении связи с эскадрой Гейдена в Средиземном море. А 4 сентября стало известно о заключении Адрианопольского мира двумя днями ранее (2 сентября). На следующий день Грейг известил эскадру об окончании войны и отправил корабли для извещения крейсерских отрядов.

    Мир был заключен, но война, похоже, еще не закончилась. Через несколько дней Дибич обратился к Грейгу с просьбой поддержать флот, если турки продолжат недружественные передвижения войск. Адмирал ответил, что, хотя и прислал два корабля с больными и пушками, но готов поддержать армию. Однако из-за осеннего времени штурмовать береговые укрепления и высадить десант не удалось. Поэтому главнокомандующий предложил идти прямо к Буюк-дере, взяв на абордаж бригаду привыкших к боевым действиям войск, чтобы взять укрепления европейского побережья. Дибич согласился с тем, что в случае возобновления войны целью главных сил армии и флота должен стать Константинополь, и пообещал предоставить достаточно войск не только для захвата укреплений на европейском побережье проливов, но и высадить десант на побережье Азии.

    Посадка не требуется. 7 октября Грейг получил высочайшее повеление вернуть флот в порты, оставив, по согласованию с Дибичем, отряд у берегов Румелии. Адмирал отделил отряд контр-адмирала Скаловского, 11 октября получил «добро» на возвращение. 13 октября 4 корабля и фрегат вышли из Сизополя и 17 октября прибыли в Севастополь. Флагман спустил флаг и 19 октября ушел в Николаев.

    Грейг первым из русских адмиралов осуществил широкое стратегическое сотрудничество между армией и флотом, используя помощь болгарских добровольцев на флоте и Дунайской флотилии.

    За время похода флот принял 79 орудий, 16 кораблей; корабль, корвет и еще 31 корабль были уничтожены. В честь взятия крепостей Севастополя и Николаева, кроме орудий из Анапы, Варны, Инады и Сизополя, дали по одному орудию из Месемврии, Ахиоло, Агатополя, Инады и Мидии.

    Успехам флота в немалой степени способствовало заключение выгодного для России Адрианопольского договора, по которому Россия приобретала устье Дуная и восточное побережье Черного моря от устья Кубани на должность св. Николая, вернул право на свободу торгового мореплавания в Черном море, в проливах и на Дунае и получил другие льготы. Немалую роль в достижении успеха сыграл подготовленный Грейгом флот.

    Общественное мнение во время и после войны возмущалось, почему Грейг не уничтожил турецкий флот, что было его главной задачей в 1829 году. Его обвиняли и в гибели «Рафаэля», и в том, что турки, вышедшие в море, были никогда не нападал. Однако сам читатель может убедиться из приведенных выше фактов, что неприятельский флот слишком быстро вернулся к Босфору и перехватить его не было никакой возможности. Как и Сенявин после Афонской битвы, Грейг выполнял важнейшую задачу (оборона главного опорного пункта армии и флота, Сизополя) и не мог рисковать, выходя в море на длительное время даже для уничтожения турецкого флота, который мало повлияло на боевые действия. Начальник штаба Черноморского флота Мелихов, не совсем согласный с прежним начальником, считал, что адмирал добросовестно держал флот в Сизополе, потому что турецкие войска ждали выхода этой главной силы для того, чтобы взять город. Сравнение действий русского флота в войнах 1806-1812 и 1828-1829 гг., Мелихов отмечал:

    «…В прошлом существование Черноморского флота было едва заметно, а теперь оно имеет решающее влияние на важнейшие действия и на успех войны.

    Приведение флота в то положение, в котором его все видели в 1828 и 1829 годах, принадлежит, без сомнения, покойному адмиралу Алексею Самойловичу Грейгу. Он был в истинном смысле этого слова его реформатором; флот обязан ему приведением своих материальных ресурсов в совершенный порядок, а офицеры — любовью к службе и пламенным усердием в исполнении своих обязанностей.

    Понятно, что деятельность Грейга была замечена. 7 октября 1829 г. адмиралу был отправлен рескрипт:

    «Алексей Самойлович! За вашу прекрасную усердную службу и труды, вынесенные вами в последней войне против Османской Порты, дарую вам вензель моего имени на погоны. С удовольствием по этому поводу уверяю вас, что ваши заслуги приобретают для вас право на мое вечное благоволение.

    Турецкий султан Махмуд II , узнав об истреблении своих морских сил в Наварино, озлобился больше, чем Послы союзных держав потеряли всякую надежду убедить его принять Лондонский трактат и покинул Константинополь. Вслед за этим во всех мечетях Османской империи был обнародован хат-и-шериф (указ) о всеобщем ополчении за веру и отечество. Султан провозгласил, что Россия — извечный, неукротимый враг ислама, что она замышляет уничтожение Турции, что восстание греков — ее дело, что она — истинная виновница Лондонского договора, вредного для Османской империи. Империи, и что Порта в последних переговорах с ней пыталась только выиграть время и собраться с силами, заранее решив не выполнять Конвенция Аккермана .

    На столь враждебный вызов двор Николая I ответил глубоким молчанием и целых четыре месяца медлил с объявлением перерыва, все еще не теряя надежды на то, что султан задумается о неизбежных последствиях новой русско-турецкой войны и согласится к миру; надежда была тщетной. Он призывал Россию к войне не только словами, но и делами: оскорблял наш флаг, задерживал корабли и не открывал Босфор, что останавливало всякое движение нашей черноморской торговли. Мало того: как раз в то время, когда мирные соглашения между Россией и Персией подходили к концу, Турция, поспешно вооружая свои войска и тайно обещая сильную поддержку, поколебала миролюбивый нрав тегеранского двора.

    Вынужденный обнажить меч в защиту достоинства и чести России, прав своего народа, добытых победами и договорами, государь император Николай I объявил во всеуслышание, что, вопреки разоблачениям султана, он не все думают о разрушении Турецкой империи или расширении его могущества и немедленно прекратили бы боевые действия, начатые Наваринским сражением, как только Порта удовлетворит Россию в ее справедливых требованиях, уже признанных Аккерманской конвенцией, предусматривает будущее с надежной гарантией действительности и точного исполнения предыдущих договоров и приступает к условиям Лондонского договора по греческим делам. Такой умеренный ответ России на турецкое заявление, наполненный злобой и непримиримой ненавистью, обезоружил и успокоил самых недоверчивых завистников нашей политической власти. Европейские кабинеты не могли не согласиться с тем, что нельзя поступать благороднее и великодушнее российского императора. Да благословит Бог его правое дело.

    Русско-турецкая война началась весной 1828 года. С нашей стороны был составлен обширный план военных действий, чтобы побеспокоить Турцию со всех сторон и убедить Порту в невозможности борьбы с Россией совместными, объединенными ударами сухопутными и морскими силами в Европе и Азии, на Черном и Средиземном морях. Генерал-фельдмаршал граф Витгенштейн поручил главной армией занять Молдавию и Валахию, форсировать Дунай и нанести противнику решающий удар на полях Болгарии или Румелии; Графу Паскевичу-Эриванскому было приказано атаковать азиатские районы Турции с Кавказским корпусом, чтобы отвлечь ее силы от Европы; князя Меншикова с отдельным отрядом взять Анапу; адмирала Грейга с Черноморским флотом для оказания помощи в завоевании приморских крепостей в Болгарии, Румелии и на восточном побережье Черного моря; Адмирал Гейден с эскадрой дислоцировался в Архипелаге, чтобы запереть Дарданеллы, чтобы не допустить доставки продовольствия из Египта в Константинополь.

    Кампания 1828 г. на Балканах

    Главная армия численностью 15 000 человек, начав русско-турецкую войну, перешла границу империи, реку Прут, в конце апреля 1828 г. тремя колоннами: правой , почти без выстрела, захватил Яссы, Бухарест, Крайову, занял Молдавию и Валахию и быстрым движением спас оба княжества от злобы турок, намеревавшихся разрушить оба до конца. Молдаване и влахи приветствовали русских как избавителей. Средняя колонна, возложенная на главные органы великого князя Михаила Павловича, повернула к Браилову и осадила его, чтобы обезопасить тыл армии за Дунаем взятием этой крепости, важной по своему стратегическому положению на пути наших боевых действий. Ниже Браилова, против Исакчи, войска левой колонны, более многочисленные, чем другие, сосредоточились для форсирования Дуная.

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг. Карта

    Здесь русская армия столкнулась с одним из самых славных подвигов русско-турецкой войны 1828-1829 годов: из-за необычайного разлива весенних вод Дунай вышел из берегов и затопил окрестности на обширной территории. Левая, низкая сторона его превратилась в непроходимое болото; чтобы выйти на берег реки и навести через нее мост, нужно было сначала сделать насыпь, наподобие тех гигантских сооружений, которыми еще удивляют нас римляне. Войска, воодушевленные присутствием государя императора, разделившего с ними труды похода, быстро принялись за дело и построили плотину на площади 5 верст. Турки тоже не бездействовали: пока мы строили насыпь, они возводили батареи, грозившие перекрестным огнем уничтожить все наши усилия построить мост.

    Благоприятное событие облегчило нам зачистку правого берега от противника. Запорожские казаки, издавна жившие в устье Дуная под покровительством Порты, но не предавшие веры праотцев, узнав, что в русском стане находится сам государь император, изъявили желание нанести удар православного царя челом и, увлекшись его самодовольством, согласились вернуться в недра своего древнего отечества. Весь их кош переселился на левый берег, со всеми старшинами и атаманом. Теперь в нашем распоряжении были сотни легких кораблей. Два полка егерей сели на запорожские байдары, переправились через Дунай, овладели турецкими батареями и водрузили на правом берегу русское знамя. Вслед за этим в упорядоченном порядке переправились все войска, предназначенные для наступательных действий в Болгарии. Государь император Николай, сам руководивший переправой, переплыл Дунайские волны на запорожской ладье, управляемой атаманом.

    За Дунаем османы не осмелились встретить нас в чистом поле и заперлись в крепостях, служивших опорным пунктом в Порту в предыдущих русско-турецких войнах. Основными обороняемыми ими пунктами, кроме Браилова, были Силистрия, Рущук, Варна и Шумла. Каждая из этих крепостей имела многочисленный гарнизон, надежные укрепления и опытных военачальников. В неприступной по своему положению Шумле было сосредоточено 40 000 лучших турецких войск под командованием мужественного сераскира Хусейна-паши. За Балканами стоял визирь с резервной армией для защиты Константинополя.

    В наших главных штабах было решено начать войну, выдвинувшись прямо на Шумлу, чтобы проверить, удастся ли выманить сераскира в бой и, разгромив его войска, открыть путь за Балканы. Небольшие задунайские крепости Исакча, Тулча, Мачин, Гирсова, Кистенджи, лежавшие на нашем пути, не могли нас задержать: они брались один за другим отдельными отрядами. Но упорная оборона Браилова, на левом берегу Дуная, в тылу русской армии, заставила ее на время остановиться у Траяновского вала. Дождавшись падения Браилова, войска снова двинулись вперед; они шли среди невыносимой жары, по стране такой бесплодной и скудной, что им приходилось носить самые маленькие вещи, даже уголь. Нездоровая вода породила болезни; лошади и волы умирали тысячами от недостатка пищи. Доблестные русские воины преодолели все препятствия, выбили неприятельские войска из Пазарджика и подошли к Шумле.

    Надежда на бой не оправдалась: Хусейн остался неподвижен. Взять Шумлу приступом или обычной осадой было трудно, по крайней мере, надо было опасаться жестокого кровопролития, а в случае неудачи пришлось бы возвращаться за Дунай. Огородить его со всех сторон, чтобы воспрепятствовать подвозу продовольственных запасов, также оказалось невозможным из-за малочисленности войск. Пройти Шумлу и выйти прямо за Балканы значило бы оставить в тылу целую армию, которая могла бы атаковать нас в балканских ущельях сзади, а визирь ударил бы спереди.

    Взятие Варны

    Российский император, избегая дурного предприятия, приказал фельдмаршалу Витгенштейну оставаться под Шумлой для наблюдения за Хусейном; тем временем отряд князя Меншикова, уже разгромивший Анапу, при содействии Черноморского флота захватывает Варну, а корпус князя Щербатова Силистрию. Взятие первой крепости обеспечило продовольствием русские войска за счет подвоза провизии из Одессы морем; падение второго было признано необходимым для безопасности зимних квартир нашей армии за Дунаем.

    Осада Варны длилась два с половиной месяца. Небольшой отряд князя Меншикова оказался слишком недостаточен для завоевания первоклассной крепости, защищенной выгодным расположением, опорными пунктами, всегда отражавшими все наши усилия во время предыдущих русско-турецких войн, и мужеством 20-тысячного гарнизона, под под командованием храброго капитана-паши, любимца султана. Напрасно Черноморский флот, одушевленный присутствием государя императора, громил Варну с моря: она не сдавалась. Прибытие русских гвардейцев на помощь осадному корпусу придало иной оборот боевым действиям. Как ни активно сопротивлялся гарнизон, наша работа быстро переместилась к самым стенам крепости, и все усилия турецкого полководца Омара-Врионе спасти Варну, напав на осаждающих с Балканских гор, оказались тщетными: отбиты князем Евгением Вюртемберга и храброго Бистрома ему пришлось уйти в горы. 29 сентября, 1828 г. Варна пала к ногам российского императора. Завоевание его, обеспечив продовольствием русские войска в Болгарии, в то же время лишило Шумлу былого значения в стратегическом отношении: путь в Румелию через Балканы был открыт с моря, и только ранняя зима заставила нас отложить решительные действия до следующей кампании этой русско-турецкой войны. Граф Витгенштейн вернулся за Дунай, оставив сильные отряды в Варне, Пазарджике и Правде.

    Кампания 1828 года в Закавказье

    Между тем, в русско-турецкую войну 1828-1829 годов за Кавказом происходили чудесные, невероятные дела: перед горсткой храбрых пали неприступные крепости и исчезли многочисленные враги. Действуя оборонительно в Европе, турецкий султан задумал нанести нам сильный удар в Азии и в самом начале войны приказал эрзурумскому сераскиру с 40-тысячным войском вторгнуться в разные пункты в наши закавказские области, с полной надеждой на успех. На самом деле положение наших дел в этом районе было очень тяжелым. Главная русская армия уже перешла Дунай, и Закавказский корпус едва успел вернуться из персидского похода, измученный боями и болезнями; в ее рядах насчитывалось не более 12 000 человек. Запасы продовольствия и военных боеприпасов были исчерпаны; транспорты и артиллерийские парки едва могли обслуживать. Подвластные нам мусульманские провинции, потрясенные призывами султана, только и ждали появления единоверцев-тюрков, чтобы восстать против нас поголовно; хозяин Гурии, замышляя измену, связался с неприятелем; в аулах горцев царили всеобщие волнения. Потребовалось немало ума, искусства и духовных сил, чтобы отвратить опасности, нависшие над Закавказьем в начале русско-турецкой войны 1828-1829 гг. . Но Паскевич сделал больше: гром его побед ошеломил врагов и заставил трепетать султана в самом Константинополе.

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг. Осада Карса в 1828 г. Картина Я. Суходольского, 1839 г.

    Зная, что лишь быстрым и смелым ударом можно остановить грозное стремление неприятеля к Закавказской области, Паскевич решился на храбрый подвиг: с 12-тысячным корпусом двинулся (1828 г. ) к границам Азиатской Турции и, сверх ожиданий врагов, оказалась под стенами Карса, крепости, известной в турецких летописях: они помнили, что она дала отпор шаху Надиру, который безуспешно осаждал ее целых 4 месяца с

    солдат. Напрасны были наши усилия овладеть ею в 1807 г., во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Граф Паскевич не стоял под Карсом и четырех дней. Он взял его штурмом. Турецкие войска, посланные Сераскиром для вторжения в Грузию из Карса, отступили к Эрзеруму.

    Взятие Ахалцихе Паскевичем (1828)

    Тем временем важнейшая опасность угрожала российским границам с другой стороны: до 30 000 турок устремились к границам Гурии, по Ахалцихской дороге, под командованием двух знатных пашей . поспешил предупредить их под Ахалцихе. Неожиданное препятствие остановило его: в корпусе открылась чума; редкий полк не заразился. Спасая своих отважных товарищей от гибели, главнокомандующий простоял на одном месте целых три недели. Наконец его предусмотрительные и решительные меры увенчались желаемым успехом: чума прекратилась. Русская армия быстро двинулась к границам Гурии, небрежно захватила важную крепость Ахалкалаки, затем Гертвис, совершила невероятно трудный переход через высокие горные хребты, считавшиеся непроходимыми, преодолела невыносимую жару и подошла к Ахалцихе. В то же время оба паши, пришедшие из Эрзерума, появились под его стенами с 30-тысячным войском. Паскевич напал на них, наголову разбил их обоих, рассеял их войска по лесам, овладел четырьмя укрепленными лагерями, всей артиллерией и повернул отбитые у неприятеля орудия на Ахалцихе.

    Фельдмаршал Иван Паскевич

    Основанный кавказскими удальцами в горных ущельях, на скалах и утесах Ахалцихе задолго до русско-турецкой войны 1828-1829 годов служил пристанищем для буйной вольницы разных вероисповеданий и племен, нашедших в нем безопасное убежище, славился на всю Анатолию воинственным духом своих жителей, вел активную торговлю с Эрзерумом, Эриванью, Тифлисом, Трапезундом, имел в своих стенах до 50 000 жителей, а с тех пор как попал в власть турок, я уже около трех столетий не видел чужих знамен на стенах. Взять его Тормасов не мог, и неудивительно: Ахалцихе защищали необычайно прочные и высокие частоколы, окружавшие весь город, крепость, трехъярусный огонь многочисленной артиллерии, дома, построенные в виде укрепленных замков, и проверенная храбрость жителей, каждый из которых был воином.

    Уверенный в своих силах Паша Ахалцихе на все предложения о сдаче с гордостью отвечал, что дело решит сабля. Три недели огня наших батарей не поколебали его упрямства. Тем временем наши скудные запасы были истощены. Оставалось либо отступить, либо взять Ахалцихе штурмом. В первом случае надо было опасаться неблагоприятного для русских влияния на умы явных и тайных врагов; во втором весь корпус мог запросто погибнуть в борьбе с противником, в пять раз более сильным. Отважный вождь русских Паскевич решился на последнее. 15 августа 1828 г. в 4 часа дня штурмовая колонна во главе с полковником Бородиным пошла в атаку и после неимоверных усилий ворвалась в Ахалцихе; но здесь ее ждал отчаянный бой; надо было штурмовать каждый дом и дорого платить за каждый шаг вперед. Это одно из самых славных сражений русско-турецкой войны 1828-1829 гг.продержалась всю ночь среди пожара, охватившего почти всю Ахалцихе; несколько раз преимущество склонялось на сторону многочисленных врагов. Главнокомандующий Паскевич с редким умением поддерживал слабеющие силы своих колонн, посылал полки за полками, ввел в бой весь свой корпус и одержал победу: утром 16 августа 1828 года уже развевалось русское Георгиевское знамя на Ахалцихскую крепость.

    Русско-турецкая война 1828-1829 гг.. Бои за Ахалцихе в 1828 г. Картина Я. Суходольского, 1839 г.

    Победитель Паскевич поспешил утихомирить кровопролитие, оказал милость и покровительство побежденным, установил государственный порядок, соответствующий их обычаям, и, восстановив разрушенные укрепления Ахалцихе , превратили его в надежный оплот Грузии из азиатской Турции. Завоевание Баязета отдельным отрядом у подножия Арарата обеспечило присоединение всей Эриванской области. Таким образом, менее чем за два месяца при самых ограниченных средствах была осуществлена ​​воля императора: неприятельская армия, грозившая Закавказской области опустошительным вторжением, была рассеяна Паскевичем; пашалыки Карский и Ахалцихский находились под властью России.

    Подготовка к кампании 1829 г.

    Успехи русского оружия 1828 г. в Европе и Азии, на суше и на море, занятие двух княжеств, большей части Болгарии, значительной части Анатолии, завоевание 14 крепостей, плен 30 000 человек при 9 пашах, 400 знамен и 1 200 орудий — все это, казалось, должно было убедить султана в необходимости прекращения русско-турецкой войны и примирения с могущественным императором России. Но Махмуд по-прежнему был непреклонен во вражде и, отвергнув мирные предложения, готовился возобновить бой.

    Неожиданное событие подтвердило намерение султана продолжать русско-турецкую войну. В конце января 1829 года наш посланник в Тегеране, известный писатель Грибоедов , был расстрелян с большей частью своей свиты буйной толпой; в то же время вскрылась враждебная настроенность шаха, который даже стал сосредотачивать свои войска у русских границ, на Араксе. Султан поспешил начать переговоры с двором Тегерана и уже не сомневался в разрыве между Персией и Россией. Его надежда не сбылась. Граф Паскевич отвергал новую русско-персидскую войну. Он дал понять наследнику престола Аббасу Мирзе, что уничтожение имперской миссии в Тегеране грозит Персии самыми губительными последствиями, что новая война с Россией может даже свергнуть с престола династию Каджаров и что нет иной способ восполнить прискорбную потерю и отвратить бурю, как просить прощения у российского императора за неслыханное дело тегеранской черни через одного из персидских князей. Как ни болезненно было для восточной гордости такое предложение, Аббас-мирза уговорил шаха согласиться, а старшего сына Аббаса, Хозрев-мирзу, на торжественной аудиенции, в присутствии всего двора и дипломатического корпуса, у подножия русского престола, просил государя императора предать вечному забвению происшествие, оскорбившее как русский, так и персидский двор. «Ужаснулось сердце шаха, — сказал князь, — при одной мысли, что кучка негодяев может разорвать его союз с великим монархом России». Лучшего возмездия нельзя было желать: князю сказали, что его посольство рассеяло всякую тень, которая могла омрачить взаимоотношения России и Персии.

    Лишенный помощи шаха, султан не терял надежды переломить ход русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и направил все свои силы на борьбу против России. Его армия, сосредоточенная в Шумле, была увеличена на несколько тысяч регулярных войск, присланных из Константинополя, а новому турецкому визирю, деятельному и храброму Решид-паше, было приказано во что бы то ни стало взять Варну у русских и вытеснить их из Болгарии. В Эрзурум также был назначен новый сераскир с неограниченными полномочиями; Ему на помощь был послан Гагки-паша, полководец, известный умением и отвагой: им было поручено вооружить до 200 000 человек в Анатолии, захватить Карс и Ахалцихе, разгромить наши Закавказские области.

    Государь Император со своей стороны укрепил стоявшую на Дунае армию, поручил ее, в связи с болезнью генерал-фельдмаршала Витгенштейна, главнокомандующим графа Дибича . К корпусу графа Паскевича также были приписаны подкрепления. Обоим генералам было приказано вести русско-турецкую войну 1829 г. как можно решительнее. Они самым блестящим образом исполнили волю своего государя.

    Переправившись с главной армией через Дунай, весной 1829 г., граф Дибич осадил Силистрию, которую мы не успели взять в прошлом году из-за раннего наступления зимы. Главнокомандующий повернул в ту сторону как потому, что завоевание Силистрии было необходимо для обеспечения наших действий за Дунаем, так и с намерением выманить визиря из Шумлы. Можно было почти гарантировать, что активный турецкий командующий, пользуясь удаленностью главной русской армии, не оставит в покое наши отряды, стоявшие в Правде и Пазарджике, и бросит на них большую часть своих сил. Видение дальновидного вождя вскоре оправдалось.

    Битва при Кулевче (1829 г.)

    В середине мая 1829 г. визирь выступил из Шумлы с 40 000 лучших своих войск и осадил Праводы, занятые генералом Куприяновым, под общим командованием отвлекавшего его генерала Рота с упорной обороной и дать знать главнокомандующему о выходе противника из его неприступной позиции. Граф Дибич как раз этого и ждал: поручив осаду Силистрии генералу Красовскому, сам он с большей частью своей армии поспешно двинулся на Балканы, шел без отдыха, умело скрывал свое движение и на пятый день стоял в тылу у Решид, тем самым отрезав его от Шумлы. Турецкий визирь совсем не сознавал грозившей ему опасности и спокойно занялся осадой Правода; узнав, наконец, о появлении у себя в тылу русских, он принял их за слабый отряд из корпуса генерала Рота, который осмелился преградить ему путь к Шумле, и обратил свою армию на истребление малочисленного, по его мнению, противника. Сверх всяких ожиданий в ущельях Кулевчи его встретил сам Дибич 30 мая 1829 г.. Решид понимал всю опасность своего положения, но не потерял мужества и решил прорваться через русскую армию. Он быстро и смело вел атаку на всех пунктах и ​​везде встречал грозный отпор. Напрасно турки в ярости отчаяния бросались на наши стройные колонны, врезались в пехоту, врезались в конницу: русские были непоколебимы. Затянувшееся сражение так утомило обе армии, что около полудня сражение, казалось, стихло само собой. Воспользовавшись случаем, Дибич усилил уставших бойцов свежими полками и, в свою очередь, атаковал противника. Сражение возобновилось под страшную канонаду с обеих сторон; она не колебалась долго: от ожесточенного огня наших батарей, которым руководил сам начальник штаба генерал Толь, смолкли неприятельские орудия, враги дрогнули. В этот самый момент граф Дибич двинул вперед свою несравненную пехоту, их грозные колонны ударили по ним штыками. Гармоничность и быстрота широкомасштабного нападения заставили турок содрогнуться: они обратились в бегство и рассеялись по горам, оставив на поле боя до 5000 трупов, весь обоз, артиллерию и знамена. Визирь с быстротою своего коня едва избежал плена и с большим трудом пробился к Шумле, куда не вернулась и половина его войска. Победитель расположился лагерем перед ним.

    Забалканский поход Дибича (1829 г.)

    Победа при Кулевче имела очень важные последствия для хода русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Полностью побежденный, дрожащий за саму Шумлу, визирь, чтобы защитить ее, привлек к себе отряды, охранявшие пути в горах, и тем открыл балканские ущелья, а также ослабил береговую линию. Граф Дибич решил воспользоваться оплошностью противника и ждал только завоевания Силистрии, чтобы перейти через Балканы. Она окончательно пала, доведенная активностью и искусством генерала Красовского до невозможности продолжать оборону. Главнокомандующий немедленно перебросил корпус, осаждавший Силистрию, в Шумлу и поручил Красовскому запереть визиря в своих опорных пунктах; сам он с другими войсками быстро двинулся в Балканские горы. Передовой корпус Рота и Ридигера расчистил путь врагу, выбил его из всех мест, где он хотел остановиться, овладел с боя переправами на Камчике и спустился в долины Румелии. Дибич последовал за ними.

    Фельдмаршал Иван Дибич-Забалканский

    Красовский тем временем с таким мастерством действовал под Шумлой, что Решид-паша принял его корпус за всю русскую армию на несколько дней, а потом только узнал о его движении за Балканы, когда он уже прошел опасные ущелья. Напрасно он пытался ударить ее в тыл: храбрый Красовский сам ударил его и запер в Шумле.

    Тем временем русские военно-морские силы в Черном море и в Архипелаге по приказу самого государя императора в соответствии с действиями главнокомандующего овладели прибрежными крепостями в Румелии, Инадоу и Еносе и соединились с сухопутная армия.

    В плодородных долинах Румелии Забалканский поход Дибича — самый героический подвиг русско-турецкой войны 1828-1829 годов — был уподоблен торжественному шествию: небольшие отряды турецких войск не смогли его остановить , при этом города сдавались один за другим почти без сопротивления. Русское войско поддерживало строгую дисциплину, и жители Румелии, убежденные в неприкосновенности своего имущества и личной безопасности, охотно покорились победителю. Так Дибич добрался до Адрианополя, второй столицы Турецкой империи. Командовавшие им паши хотели защитить себя и выстроили армию. Но многочисленные толпы людей, избегая кровопролития, вышли из города с приветствиями навстречу нашим воинам, и 8 августа 1829 года многолюдный Адрианополь был занят русскими. без боя.

    Дибич стоял в Адрианополе, опираясь правым флангом на архипелаговую эскадру, левым на Черноморский флот.

    Поход 1829 г. в Закавказье. Взятие Эрзерума Дибичем

    Не менее жестокий удар был нанесен русскими тюрками в Азии. Выполняя приказ государя императора, требовавшего самых решительных действий, граф Паскевич весной 1829 г. сосредоточил в окрестностях Карса весь свой корпус, насчитывавший до 18 000 человек, включая мусульман, набранных в районах, покоренных нашей оружия незадолго до этого. Память об этой русско-турецкой войне храбрый русский вождь задумал увековечить достойным его славы подвигом — взятием столицы Анатолии, богатого и многолюдного Эрзерума.

    Сераскир из Эрзерума, со своей стороны, собрал 50-тысячную армию с намерением отобрать у нас завоевания прошлого года и вторгнуться в наши границы. С этой целью он послал в Карс своего товарища Гагки-пашу с половиной войска; другую половину он повел себя, чтобы помочь ему. Граф Паскевич поспешил разбить их одного за другим, прежде чем они успели соединиться, пересек высокий Саганлунгский хребет, покрытый снегом, и встретил на неприступном месте Гагки-пашу, стоявшего в укрепленном лагере. В десяти верстах от него был сераскир. Главнокомандующий бросился на последнего и после короткого боя рассеял его войско; затем он повернулся к Гагки-паше и взял его в плен. Два неприятельских лагеря, обозы, артиллерия были трофеями этой победы, вошедшей в летопись русско-турецкой войны 1828-1829 гг..

    Не дав врагам времени оправиться от ужаса, Паскевич быстро двинулся вперед и через несколько дней оказался под стенами Эрзурума. Сераскир хотел защищаться; но жители, утвердившись неоднократными опытами в великодушии победителя, в неприкосновенности своего имущества и своих уставов, не пожелали испытать судьбу Ахалцихе и покорились добровольно. Сераскьер сдался военнопленным. Турецкой армии не существовало. Напрасно посланный султаном новый сераскир хотел вытеснить русских из Эрзерума и собрал разрозненные войска: Паскевич ударил его в стенах Байбурта и уже собирался проникнуть дальше в Анатолию, когда известие о мире, закончилась русско-турецкая война 1828-1829 гг.остановил его победное шествие.

    При подготовке к ЕГЭ по истории будет важно освежить в памяти вопросы школьной программы, которые вы изучали. Русско-турецкая война 1828-1829 годов тоже можно попасть при прохождении испытания. Давайте рассмотрим этот вопрос более подробно.

    Формальным поводом к началу войны стало закрытие Босфора Портом (общее название правительства Османской империи). Это стало последней каплей, после которой российский государь Николай I 14 апреля 1828 года объявил войну Османской империи. Кстати, ознакомьтесь со всей внешней политикой этого императора.

    Причины, приведшие к началу войны

    Предпосылками к скорой войне, короче говоря, стали события, начавшие происходить весной 1821 года на территории современной Греции, впоследствии названные Греческой революцией, а именно вооруженное противостояние греческого народа, целью которого был выход из орбиты влияния Османской империи.

    В то время государственный престол России занимал Александр I, и внешняя политика России в этом вопросе носила характер невмешательства, так как Франция и Англия помогали греческим повстанцам, а Россия была союзником Франции в этом вопросе .

    Император Николай I

    С восшествием на престол царя Николая I ситуация в греческом вопросе стала меняться из-за неспособности союзников договориться о разделе Османской империи. И русская дипломатия открыто поддерживала греков в их борьбе. В результате этих шагов турецкий султан Махмуд II, правивший в то время Турцией и всячески пытавшийся придать конфликту религиозный характер, выслал из страны российских дипломатов, причем, как уже говорилось ранее, в нарушение действующего соглашения, заблокировал Босфор для судоходства.

    Военные действия кампании 1828 г.

    Основные события 1828 г. происходили в двух областях, а именно на Балканском полуострове и в Закавказье. У русских был контингент численностью около 95 000 человек на Балканах, сосредоточенный в устье реки Дунай, и 25 000 корпусов на Кавказе.

    Со стороны Турции противостояли превосходящие силы, около 150 и 50 тысяч военных соответственно. Несмотря на это, военная кампания русской армии на Балканском полуострове с весны 1828 г. шла успешно. земли Молдавии и Валахии (территория на юге современной Румынии) практически без сопротивления.

    Это было связано с иной военной стратегией, примененной Николаем I в этой кампании впервые. Он решил не наступать своими войсками на противника, как это было ранее, в ходе предыдущих войн с Турцией, по всей линии нижнего и среднего Дуная, а нанести точечный, сосредоточенный удар в довольно узкой полосе Черного Приморского края, сосредоточив здесь основную часть своих войск.

    Хотя наступлению русской армии значительно мешал небывало сильный весенний выход рек из их берегов. Например, на подготовку переправы группы через Дунай ушло больше месяца. Но, несмотря на возникшие трудности и задержки, царским войскам удалось захватить все османские крепости, расположенные по Нижнему Дунаю, за исключением Силистрии.

    Главная ударная группировка русской армии после этого начала осаду двух сильнейших опорных пунктов Болгарии, крепостей: Шумла (Шумен) и Варна. Но поймать их оказалось довольно сложной задачей. В Шумле около 40 000 турок оборонялись против 35-тысячной армии русских солдат, не считая значительного числа партизан, действовавших в окрестностях этих городов.

    Со стороны Балкан была предпринята попытка нападения корпуса Омара Врионе-паши, состоявшего из 30-тысячной турецкой орды, на осаждавшую Варну бригаду князя Меншикова. Однако, несмотря на усилия турок, 29 сентября Варна пала., крепости Силистрия и Шумла выдержали осаду и не сдались, русская армия была вынуждена отступить.

    Осенью 1828 года турецкая армия попыталась начать крупное наступление в западном направлении на Валахию, но попытка была сорвана во многом благодаря блестящей победе генерала Федора Клементьевича Гейсмара под Болешть. К концу Балканской кампании 1828 г. большая часть русского контингента вернулась на зимовку за Дунай, оставив гарнизоны в Варне, Пазарджике и некоторых других городах южнее реки, превратив эти города в опорные пункты для последующего наступления в 1829 г. .

    В противостоянии русских и турок в Закавказье в ходе кампании 1828 г. генерал Иван Федорович Паскевич, действуя дважды против сил противника, занял крепости стратегического значения: Карс, Поти, Ахалцихе, Ардаган, Ахалкалаки, Баязет. При взятии города Ахалцихе, расположенного высоко в горах, 16 августа 1828 года колонна под командованием полковника Бородина штурмовала городские стены, находясь под огнем вражеской артиллерии, расположенной в три яруса.

    Кампания 1829 г.

    Зима прошла в напряженной подготовке обеих армий к весенне-летним боям. К весне 1829 г. турецкая армия на Балканах насчитывала 150 тыс. воинов и около 40 тыс. солдат входило в состав албанского ополчения. Император Николай I противопоставил этой орде 100-тысячный контингент.

    В Закавказье 20 тысячам воинов генерала Паскевича противостояла группа турецких войск общей численностью 100 тысяч. Преимущество было только у флота, русские флоты адмирала Грейга в Черном море и адмирала Гейдена в Эгейском море господствовали над противником. Голова 1829 г.кампании на Балканском полуострове был генерал Иван Иванович Дибич, ярый сторонник быстрого решения турецкого вопроса и скорейшего окончания войны.

    Корабли адмиралов Грейга и Хейдена блокировали Босфор с двух сторон, организовав морскую блокаду Стамбула. Турецкий визирь предпринял отчаянную попытку отбить город Варну, но 30 мая 1829 года 18-тысячная армия Дибича нанесла сокрушительное поражение почти 40-тысячному отряду противника.

    Этот бой произошел у села Кулевчи. В надежде отомстить визирь стянул остатки своих вооруженных сил к Шумле в надежде, что она станет следующей целью русских. Однако, вопреки планам визиря, Дибич неожиданно для турок провел мимо города свои отряды и небольшой военный корпус, состоявший всего из 35 тысяч воинов, в начале июля 1829 г., направились на юг, в сторону Стамбула.

    Забалканский поход 1829 года своей смелостью и воинской дерзостью сильно напоминал легендарный Швейцарский поход Александра Суворова. В течение 11 дней отряды Дибича преодолели 150 километров по крутым Балканским горам. Поняв свою ошибку, визирь спешно послал два отряда (12 и 20 тысяч) на перехват армии Дибича, потерпевшей полное поражение в боях под Айтосом и Сливеном в июле 1829 года. больше от болезней и изнуряющей жары, чем от боевых потерь. Но, несмотря на все это, марш на Стамбул продолжался. Преодолев еще 120 км за следующие 7 дней. Дибич подошел к Адрианополю, второй столице Османской империи. 8 августа 1829 г., население города, обескураженное появлением русских, сдало им город без единого выстрела. Стамбул был всего в 200 километрах от нас.

    Во время похода в Закавказье Паскевич тоже добился успеха. Летом 1829 г. турецкая армия в составе двух отрядов в 30 и 20 тыс. человек двинулась к Карсу, но Паскевич с отрядом в 18 тыс. воинов разгромил их в июне 1829 г. Милле Дузе. А 27 июня 1829 г., Эрзурум был взят, а затем армия Паскевича последовала вглубь Анатолии, направляясь к Трапезунду.

    Конец войны

    Отряд Дибича в Адрианополе сокращался на глазах, солдаты умирали от ран и болезней, постигших их в походе. За короткое время его численность сократилась почти до 7000 человек. Понимая гнусность своего положения, но не выдавая истинного положения дел, генерал Дибич из Адрианополя стал вести переговоры с султаном о мире.

    Поскольку турки вместе с албанским ополчением имели намерение взять Адрианополь в котел, генерал понимал, что промедление приведет к верной гибели. А потому в ультимативной форме потребовал от Порты подписания мирного договора, пригрозив в случае отказа нанести удар по Стамбулу. Он подтвердил свои намерения, отправив отряды, захватившие Сарай и Чорлу, расположенные посередине между Адрианополем и Константинополем.

    Блеф Дибича сработал, и 2 сентября 1829 г.был подписан Адрианопольский мир, положивший конец русско-турецкой войне.

    По условиям мира Турция выплатила небольшую контрибуцию, снесла военные крепости на реке Дунай, отдала России Анапу и Поти, пропустила русские торговые суда через Босфор и Дарданеллы.

    Если у вас есть вопросы, задавайте их в комментариях! Также поделитесь этим материалом с друзьями в социальных сетях.

    Начало 1820-х годов было временем больших политических волнений в Греции, находившейся под властью Османской империи. Восстание и война за независимость, жестоко подавленные турецкими властями, на первый взгляд, не имели к России никакого отношения. Если бы не вмешался религиозный фактор, мусульманская страна навязала бы грекам-христианам свою веру, чуждые и непонятные им обряды и обычаи. Это послужило причиной начала русско-турецкой войны 1828-1829 гг., который был кратким, но имел глобальное влияние на территориальное устройство Европы.

    К 1828 году ситуация обострилась настолько, что крупнейшие державы континента, принадлежащие как к Восточной, так и к Западной церквям, решили пойти на войну, защищая интересы братьев. Православные русские вместе с католиками и протестантами Франции и Британии разгромили турецкую армаду еще в 1827 году. Ослабленная поражением Османская империя не смирилась с ним, вынашивая планы реванша.

    Если коротко, то среди причин очередного обострения российско-турецких отношений можно выделить борьбу за контроль над Босфором и Дарданеллами, расширение территорий на Кавказе и ослабление влияния Турции на балканские страны.

    Весной 1828 года русская армия вторглась на молдавские земли. Летом Николай I со своими войсками перешел Дунай, напав на турецкие территории в Болгарии (Шумла, Бургас, Сливен). Забалканское наступление было первым в русской истории форсированием долины Дуная со времен походов князя Святослава. Кратко, но важно не только для истории России, но и для всей Европы в целом.

    Осадив Адрианополь, царские войска в августе 1828 года вынудили мусульманское население города покинуть его. В ходе боев султанский дворец был практически стерт с лица земли. К осени Варна сдалась под напором царской флотилии. Султан, собрав все свои силы, сумел оттеснить Россию к бессарабским землям. Царская армия находилась там до конца 1828 года.

    Кавказский фронт в то время был не меньшей горячей точкой войны. Осада Карса закончилась победой России, и находившийся близко к крепости паша не стал рисковать и поспешно отступил в Ардаган.

    Зимой 1829 года, когда русские собирали подкрепление, в столице Ирана Тегеране агрессивная толпа разгромила посольство, убив дипломата и писателя А. Грибоедова. В Петербурге после непродолжительного обсуждения было решено сосредоточить основные силы на кавказском направлении. В мае турки смогли отступить от Ардагана, в северные районы Аджарии. Одержав победу под Дигуром, войска Николая I соединились с главными силами Паскевича у Карса. Уже в июне к русским перешла крепость Эрзурум, крупнейший город восточной Турции. Вот уже более пяти веков в этих стенах не было ни одного воина христианской веры. По рассказам, именно малодушие и малодушие местного населения дали преимущество русской армии.

    Получив подкрепление, войска под командованием фельдмаршала Дибича-Задунайского вернулись в активную фазу войны в мае 1829 г., осадив Силистру, крепость на болгарском побережье. Разгромив турецкие войска, посланные для освобождения Варны, царская армия вторглась в Силистру, которая сдалась в июне 1829 года.

    По пути к турецкой столице — Стамбулу — русским удалось захватить еще несколько значительных крепостей противника. Под натиском России султан был вынужден подписать мирный договор в Эдирне (древний Адрианополь) 14 сентября 1829 г. . Краткая суть его заключалась в том, что устье реки Дунай переходило под протекторат российской власти. Как и большая часть восточного побережья Черного моря, включая побережье Абхазии с крепостями Анапа и Поти.

    Помимо Греции, ставшей независимой, в результате войны Широкую автономию в составе Османской империи получила Сербия. Молдавия и Валахия перешли под покровительство России как автономные области. Фактически, заняв эти области, Николай I гарантировал местному самоуправлению право на свободную торговлю. Он также обещал широкую поддержку в экономической и военной областях. На молдавских землях была упразднена архаичная система рабства, существовавшая там до 1828 года.

    После недолгих обсуждений Турции пришлось согласиться с тем, что Грузия и часть современной Армении навсегда вышли из-под ее влияния. С 1829 года русские корабли снова стали свободно проходить через Босфор и Дарданеллы. Вопрос о проливах был решен через четыре года, в 1833 г., подписанием договора о сотрудничестве в Ункяр-Искелесийске.

    Укреплены позиции российского правительства в Восточной Европе. Попав в зависимость от расстановки политических сил на континенте, Турция могла только наблюдать, как перераспределяется ее прежняя собственность на Балканах. Россия, как страна-победительница в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., кратко сформулировал свои требования — Османская империя должна быть расчленена.

    Связанный с Мальтой генерал в русско-турецкой войне

    Это вторая часть серии из двух частей. Прочтите первую часть.

    Второй главный герой рассказа — русский генерал с блестящей военной карьерой и оттенками коррупции, нависшими над его славой.

    Генерал Сергей Михайлович Бровцын часто фигурирует в мальтийских контрактах во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг.через посредство российского консула на Мальте Антонио Реньо Каркаса. Впервые он принял участие в заключении контракта у нотариуса Чарльза Карри 4 января 1829 года и в последний раз 12 сентября. Консул иногда просто заявляет, что действует от имени Российского императорского флота в Средиземном море, а иногда выступает в качестве генерального поверенного. Сергей Бровцын, интендант Российского императорского флота. В некоторых контрактах консул называет себя шевалье.

    Все контракты подписаны от имени Бровцына, и нет никаких указаний на его личное присутствие на Мальте в этот период. Роль интенданта военного образования относится к офицеру, ответственному за снабжение и услуги. Многие из мальтийских контрактов касаются снабжения императорской эскадры, дислоцированной на официальной российской военно-морской базе на греческом острове Порос. Бывшая российская база теперь больше известна как нудистский пляж.

    Генерал Ганс Карл фон Дибтиш, принявший на себя общее командование русскими войсками в конце русско-турецкой войны.

    С помощью услужливых друзей из России мне удалось, по крайней мере приблизительно, составить профиль Бровцына. Он родился в 1779 году в старинной аристократической семье. Некоторая тревожная информация о нем содержится в газетной статье журналиста-историка Радио Свобода Воронова о пожаре на русском военном корабле «Фер Шампенуаз» в октябре 1831 года. Воронов связывает пожар с добровольным поджогом с целью уничтожения документов, доказывающих разгул коррупции в Российский средиземноморский флот.

    В этом разоблачении есть следующий тревожный пассаж о нашем Бровцыне: «Но кто же был истинным выгодоприобретателем события (поджога корабля)? Их имена не привлекли большой огласки, однако Николай I с ними точно был знаком. Очевидно, это были военно-морские интенданты, ответственные за снабжение эскадры на Мальте и Поросе. Кто они? По старым реестрам, снабжением эскадронов на Мальте и Поросе руководил статский советник (5-го класса) Сергей Михайлович Бровцын.

    «Интересный человек, 1779 г.р., в 1795 г. окончил морской корпус, служил на Балтийском море, участвовал в нескольких войнах и морских походах; в 1811 г. за заслуги был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. В войну 1812 года он руководил Тихвинским полком в Новгородском ополчении… Позже он стал обер-интендантом Средиземноморской эскадры, а закончил суперинтендантом Черноморского флота. Слишком важный человек, чтобы быть замешанным в этом скандале!» (из книги Владимира Воронова «Коррупция на флоте. Почему с ней не справился царь Николай I», опубликованной в «Совершенно секретно» 4 июня 2016 г.).

    Картина, изображающая эпизод русско-турецкой войны.

    В длинном прошении Бровцына об отставке царю Николаю I подробно описываются все важные повороты в его жизни и карьере, начиная с окончания им морского корпуса в 1790 году. Наполеоновские войны и вторжение в Россию, в прусской кампании и, наконец, в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. Объясняя, как эти походы подорвали его здоровье, он намекает на перевод на Балтийский флот или на полную отставку. Он приложил восьмистраничный хронологический список занимаемых им должностей. Он умер в 1852 году.

    До сих пор не появилось ни одного портрета Регно Каркаса или генерала Бровцына.

    Многочисленные «русские» контракты 1829 года в актах нотариуса Чарльза Карри делятся примерно на две категории: те, по которым мальтийцы нанимаются для работы на интенданта русского флота, базирующегося на Поросе, и те, по которым фрахтуются суда для перевозки провизии в этот флот во время войны.

    По непонятной причине Бровцын провел разведку на рынке труда Мальты, чтобы набрать персонал для своей личной службы. Условия трудовых договоров, которые он заключал, вероятно, звучали стандартно для российского флота, но имели в них странную моральную окраску. По первому, подписанному 29 июля, накануне своего отъезда с Мальты Константин Бухаджиар поступил на службу к генералу Броцвину его слугой, на пять лет.

    Рукописная поэма, написанная в 1814 году Людовико Мифсудом Томмази в честь императора России Николая I, посвященная первому русскому консулу на Мальте Антонио Реньо Каркасу. Фото любезно предоставлено коллекцией Альберта Ганадо

    Бухаджиару пришлось служить на борту в открытом море, на Поросе, и следовать за своим работодателем в Россию, если от него потребуется это сделать. Он обязал себя не играть в карты, кости или любые другие незаконные игры, а также часто посещать таверны или спиртные магазины. Он обязался не красть и не воровать у своего нанимателя никаких денег или других вещей.

    Банкир и грузоотправитель Бьяджо Тальяферро, один из мальтийских торговцев, нанятых русскими для снабжения своего флота в Поросе, Греция.

    Со своей стороны генерал обязался обеспечить Бухаджиара питанием, жильем и одеждой и платить ему два доллара в месяц. Контракт будет автоматически расторгнут, если генерал не отправится в зону боевых действий или в Россию. Зарплата в два доллара в месяц за работу за границей была постыдно нищенской даже по меркам 1829 года и подтверждает нищету большинства мальтийской рабочей силы.

    В тот же день Броцвин также нанял Винченцо Дамаса (или Дамуса?) для работы в качестве слуги на тех же условиях, что и Бухагиар. В его запретную зону входили места с плохой репутацией, а его зарплата составляла пять долларов в месяц. Если генерал не нуждался в его услугах в России, он обязывался рекомендовать его для работы своим друзьям.

    Правительственная газета Мальты со ссылкой на вице-консула России на Мальте Луиджи Регно Каркаса, сына Антонио.

    Двумя днями позже Бровцын также нанял Пьетро Мифсуда на пять лет, на этот раз разнорабочим, а Саверио Риццо поваром, на тех же условиях и ограничениях, что и Бухагиар и Дамас. Он пообещал рабочему пять долларов в месяц и повару четыре доллара. Риццо признал, что получил 24 доллара (колоннати) в качестве предоплаты за шесть месяцев.

    Гораздо многочисленнее, по-видимому, договоры о фрахте, заключенные на Мальте Регно Каркасом от имени интенданта императорской российской эскадры. Я привожу очень краткий обзор этих сделок, так как названия и некоторые подробности могут быть полезны для изучения морской торговли на Мальте.

    Мы находим чартер брига «Новый Тунис» под командованием капитана Джованни Баттиста Мамо для перевозки угля на Порос, брига «Незнакомцы», принадлежащего Бьяджо Тальяферро, Эмануэля Тальяферро для брига «Ориент» под командованием Джоаккино Зарба, судно «Паллаво» под командованием Джованни Россо, Симон Кассович с брига Мистик, Джованни Баттиста Шембри с корабля «Суперба» под командованием капитана Франческо Зарба, Джузеппе Каруана с брига Дум (?) под командованием Бальдассаре Каруаны, Луиджи Шембри с брига «Слава» под командованием Сальваторе Изуара, Паскуале Казингена с корабля барк Матутина, Антонио Скопанич с брига «Тильмзес», Паоло Эйно с брига, имя неразборчиво, под командованием Уильяма Эдвардса, и, наконец, Антонио Гарроне и Джузеппе Мула с «Бомбарды Ностра Синьора делла Мизерикордия».

    Реньо Каркас заключил эти чартерные партии в короткий период между 4 января и 12 сентября 1829 года. Он был клиентом, который занимал нотариуса Карри в 1829 году. бизнес, который могла породить только война. Мальта пережила ужасный опыт войн, которые велись на ее территории, но часто получала большую выгоду, когда другие вели войны вдали от ее берегов. Bellum tuum, vita mea: твоя война, мой заработок. .

    Благодарности

    Эта статья была бы невозможна без обильного и щедрого вклада Энтони Мифсуда из Нотариального архива и Марии Воейковой из Санкт-Петербурга. Моя огромная благодарность.

    Средиземноморский бриг XIX века. Они использовались в русско-турецкой войне для снабжения русской эскадры в Поросе, Греция, товарами с Мальты.

    Независимая журналистика стоит денег. Поддержите Times of Malta по цене кофе.

    Поддержите нас

    guerre russo-turque — Перевод на русский — примеры французский

    Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

    La guerre russo-turque de 1877-1878 a marqué un tournant dans les relations entre les autorités russes et leurs sujets arméniens.

    Русско-турецкая война 1877-78 гг. стала переломным моментом в отношениях между российскими властями и их армянскими подданными.

    Сертифицированная подвеска в русско-морском стиле guerre russo-turque .

    Он также некоторое время служил в Императорском флоте России во время Русско-турецкой войны года 9.0672 .

    Le père d’Hélène Combat dans la guerre russo-turque de 1877-1878, cela va влиятельный сын premier livre publié en 1886.

    Отец Элен участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, что повлияло на ее первую книгу, опубликованную в 1886 году.

    Ces Monuments avaient eux-mêmes remplacé après 1812 une статуя érigée en memoire du général Михаил Скобелев, héros de la guerre russo-turque de 1877-1878.

    Эти памятники сами заменили в 1812 г. статую, воздвигнутую в память Михаила Скобелева, героя русско-турецкой войны (1877-1878).

    La guerre russo-turque de 1877-1878 et la question arménienne

    Руссо — Турецкая война в 1877-1878 годах и Армянский вопрос

    Кулон la guerre russo-turque de 1828-1829, le monastère est detruit.

    Последний был разрушен во время русско-турецкой войны 1828 — 1829 гг.

    Après la guerre russo-turque a éclaté en 1829 Наполеон в эссе d’y participer.

    После вспышки Русско-турецкая война В 1829 году Наполеон пытался участвовать в этом.

    Cette victoire встретился с fin à la guerre russo-turque de 1787-1791.

    Этим морским сражением завершается русско-турецкая война 1787-1791 гг.

    Elle est libérée definitivement du joug ottoman après la guerre russo-turque de 1877-1878.

    Освобожден от османского владычества после русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

    Ce site fut à nouveau endommagé à de nombreuses reprises, в частности подвеска la guerre russo-turque de 1877-1878.

    Этот участок неоднократно подвергался повреждениям, особенно во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

    9 февраля: l’Autriche воссоединяется с Россией в guerre russo-turque .

    Июль — Австрия вступает в русско-турецкую войну .

    Il participa à la guerre russo-turque de 1710-1711.

    Политическая ситуация тогда привела к Русско-турецкой войне года от 1710-1711 гг.

    Подвеска «Памятник русским солдатам, которые живут в Пери» la guerre russo-turque

    Памятник русским воинам, погибшим в ходе русско-турецкой войны на карте

    Dans le Panorama sont recreés les événements de la guerre russo-turque et des batailles épiques pour Плевен.

    В Панораме воссозданы события года русско-турецкой войны года и эпические сражения за Плевен.

    Le port est repris durant la guerre russo-turque (1828-1829) et dès lors conservé.

    В русско-турецкую войну (1828-1829) было взято и сохранено.

    Дюран ла guerre russo-turque (1787-1792), les Russes tenent à trois reprises de prendre Anapa en traversant le territoire circassien.

    Во время русско-турецкой войны года года (1787-1792) русские предприняли три попытки взять Анапу, перейдя через черкесскую территорию.

    Ils ont discuté de la probable guerre russo-turque de 1877-1878, de ses sésultats возможных и де се qui devrait se produire dans chaque Scénario.

    Они обсудили вероятную русско-турецкую войну 1877-1878 годов, ее возможные исходы и то, что должно произойти при каждом сценарии.

    Кулон la guerre russo-turque de 1787-1792, il participa à la Prize d’Izmaïl (24 декабря 1790).

    Во время русско-турецкой войны 1787-1792 годов участвовал во взятии Измаила (24 декабря 179 г. 0).

    Durant la guerre russo-turque qui débuta en 1828, il futtaché auprès de l’armée impériale russe en qualité d’observateur.

    Во время русско-турецкой войны года года, начавшейся в 1828 году, исполнял обязанности наблюдателя при Императорской Российской армии.

    Le système administratif introduit par Idris-i Bidlisi resta inchangé jusqu’à la fin de la guerre russo-turque de 1828-1829.

    Система управления, введенная Идрисом, оставалась неизменной до окончания русско-турецкой войны 1828-29 гг.

    Возможно неприемлемый контент

    Примеры используются только для того, чтобы помочь вам перевести искомое слово или выражение в различных контекстах. Они не отбираются и не проверяются нами и могут содержать неприемлемые термины или идеи. Пожалуйста, сообщайте о примерах, которые нужно отредактировать или не отображать. Грубые или разговорные переводы обычно выделены красным или оранжевым цветом.

    Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше примеров Это простой и бесплатный

    регистр Соединять

    Румыния — Протекторат России

    Румыния Содержание

    Влияние России усилилось в Валахии и Молдавии как османская держава. уменьшился. В 1739 и 1769 годах русские ненадолго оккупировали княжества. Затем в 1774 году Екатерина Великая согласилась вернуться Молдавию, Валахию и Бессарабию туркам, но она получила право представлять Православные христиане в пределах Османской империи и наблюдают за внутренние дела княжеств; Австрия жаловалась, что соглашение слишком благосклонно наградил Россию и присоединил к себе северную Буковину, часть Молдавии. В 1787 году русская армия снова выступила в княжества, но патовая ситуация охватила силы на всех фронтах. и в 1792 императрица и султан согласились подтвердить существующие договоры. В 1802 году Порта согласилась остановить быстрый оборот Фанариотов. князья; отныне князья будут править семилетними сроками и не мог быть свергнут без одобрения России.

    В 1806 году войска царя Александра I снова заняли княжества, и румынских крестьян подвергали принудительным реквизициям, тяжелым работам обязательства, и реальные угрозы ссылки в Сибирь. В результате Румыны, которые когда-то искали освобождения у царя, развили стойкое недоверие к русским, которое усилится в следующем столетии. В 1812 году Россия и Порта подписали Бухарестский мир, вернул княжества османам и закрепил за Россией южный фланг во время вторжения Наполеона; Однако Россия аннексировала Бессарабия и сохранила за собой право вмешиваться в дела княжеств. дела. Несмотря на уступки России, договор вызвал такое недовольство султана, что он приказал обезглавить своих переговорщиков.

    В 1821 году греческие националисты со штаб-квартирой в Одессе взяли под свой контроль Молдавия как первый шаг в плане отделения Греции от Османской империи господство. Правление фанариотов в Валахии и Молдавии возглавило греческое националистов рассматривать княжества как возможные компоненты возрождающаяся Византийская империя. Лидер повстанцев Александр Ипсиланти, генерал русской армии и сын фанариотского князя, пользовался поддержкой некоторых греческих и румынских бояр в княжества; однако после более чем столетнего вымогательства большинство Румыны возмущались фанариотами и жаждали прекращения греческого контроля. Тудор Владимиреску, румын крестьянского происхождения, чей ум и военные мастерство возвысило его до боярского звания, захватил власть в Валахии в антифанариотское национальное восстание, направленное на установление румынского правительство под османским сюзеренитетом. Россия осудила как Ипсиланти, так и Владимиреску. Два лидера повстанцев поссорились в Бухаресте; после, Греческие офицеры застрелили румына, изувечили его тело и бросили в пруд, акт, который также положил конец румынскому сопротивлению, которое испарилось после смерти Владимиреску. Тогда турки, с одобрения России, напали на княжества, рассеяли греческие силы и преследовали Ипсиланти в Трансильванию. Восстание греков потрясло Порту. которая больше не назначала фанариотских князей на Валахию и молдавские престолы и выбрали вместо них коренных румын.

    Позднее, в 1826 году, внутренний кризис вынудил султана принять Требование России о большем влиянии в княжествах. Порта дало России право консультации относительно изменений на двух престолы; эта уступка обеспечила России преобладающее влияние на Бухарест и Яссы. Россия снова вторглась в княжества во время Русско-турецкая война 1828 г. , завершившаяся мирным договором 1829 г. Адрианополь. Договор предусматривал оккупацию Россией княжества, пока османы полностью не выплатили контрибуцию, избрание коренных румынских князей на всю жизнь и независимое национальное управление и свобода вероисповедания и торговли под Русская защита. Несмотря на то, что Порта оставалась сюзерена княжеств и мог взимать фиксированную дань и направлять некоторые аспекты внешней политики султан не мог ни отвергнуть, ни убрать князя без согласия России.

    Во время российской оккупации способный администратор, граф Павел Киселев, улучшил санитарное состояние, организовал дисциплинированную полицию. силы, наращивал хлебные запасы, руководил составлением и ратификация первых основных законов княжеств, Регламента Органик. Россия использовала эти грамоты для кооптации румынских бояр. защиты своих привилегий, включая освобождение от налогов и олигархический контроль над государством. Несмотря на недостатки, уставы давали Румыны впервые попробовали правление по закону. Правила предусматривал выборные собрания бояр для избрания каждого князя, реформировали судебную систему княжеств и установили образование. В то же время экономические положения документов позволяли бояр ужесточить крестьянские повинности и уменьшить крестьянскую свобода передвижения.

    После ухода России в 1834 г. Валахия и Молдавия вошли в период самоуправления, в течение которого Россия гарантировала привилегии что османы предоставили. В этот период княжества экономическое положение было мрачным. Например, путешественник в Валахию в 1835 г. сообщили, что не видели ни особняков, ни мостов, ни ветряных мельниц, ни постоялых дворов, ни мебель или утварь в крестьянских избах. В середине девятнадцатого века, Евреи из Галиции стали господствовать в торговле, ремеслах и ростовщичестве в княжества. Коренная румынская буржуазия была практически несуществующий. Бояре разбогатели на черноморской торговле пшеницей, используя евреев в качестве посредников, но крестьяне получили мало выгоды. Начало в 1840-х годах строительство первых крупных дорог соединило княжества, а в 1846 году Георге Бибеску (1842-48), Князь Валахии, получивший образование в Париже, согласился с князем Молдавии Михаем. Стурдза (1834-49 гг.)) демонтировать таможенные барьеры между княжеств, знаменуя собой первый конкретный шаг к объединению.

    Восстание румынских крестьян Трансильвании в 1848 г. Европейские революции разожгли румынские национальные движения в Валахии и Молдавия. В Молдавии Стурдза в одночасье подавил революцию, арестовывает ее руководителей. Однако в Валахии большинство молодежи поколение было противно русскому и боярскому засилью. революционный платформы призывали к всеобщему избирательному праву, равноправию, объединению два княжества и свобода слова, ассоциации и сборка.

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    © 2019 Гранд Атлантис - перевозки груза по Дальнему Востоку.