Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Современная архитектура санкт петербурга: Выдающаяся современная архитектура Петербурга

Содержание

Выдающаяся современная архитектура Петербурга

Петербург это не только классическая архитектура 18-19 века, роскошные дворцы и парадные, идеально оформленная набережная в одном стиле и старинные доходные дома, но и архитектура 21 века. Еще недавно Петербург считался застывшим во времени городом-музеем под открытым небом. Но если вы прогуляетесь по местам из нашего гида по современной архитектуре, вы поймете, что в последние годы Питер становится все более современным. Спорить об уместности современной архитектуры в Петербурге можно бесконечно, но мы уверены: красивые, самобытные и органично вписанные в историческое окружение современные проекты делают город лучше. А некоторые из них находятся и в новых районах. Отправляйтесь на прогулку и составьте свое мнение.

Содержание

Центральный район

Вдоль набережной

Петроградская сторона

Крестовский остров

Красносельский район

Бизнес-центр Quattro Corti находится недалеко от Исаакиевской площади и все, кто проходят мимо него по улице видят только обычный, старый особняк. Но если зайти во двор, то открывается ультрасовременный мир, созданный итальянским архитектурным бюро, которое до этого работало над историческим районом Милана и проектами для модного дома Dolce & Gabbana. Внутренние стены бизнес центра оформлены стеклянными панелями, а в каждом из четырех дворов панели имеют разные цвета: изумрудный, золотой, лазурный и терракотовый.

Адрес: улица Почтамтская, 3/5

Дворы бизнес-центра Quattro Corti. Автор: @pozdnyakova_design

Элитный комплекс ЖК Русский дом отличается своей оригинальной архитектурой в неорусском стиле. Остроконечные крыши и стилизация под резьбу на фасадах это попытка создать проект схожий со временами древнерусского зодчества. Эркеры, башенки со шпилями – все это отсылки к классической архитектуре Санкт-Петербурга. 

Адрес: Басков переулок, 2

ЖК Русский Дом. Автор: @belimovgushchin

«Невская Ратуша» это деловой квартал, объединяющий в себе административные здания, бизнес-центры, отели и другие общественные пространства. В центре квартала расположена главная пешеходная площадь, на которой планируют открыть кафе и магазины, а венчает здание ратуши стеклянный купол в виде летающей тарелки. Масштабные колоннады и четкие линии поддерживают в современном стиле этой постройки атмосферу традиционного Петербурга.

Адрес: Дегтярный переулок, 11, литера Б

Невская Ратуша. Автор: @monte_karlov

На набережной Невы, вдали от Зимнего дворца, Петропавловки и роскошного архитектурного ансамбля, который украшает центральную набережную, находится современное здание банка Санкт Петербург. Бизнес-комплекс состоит из трех зданий – два офисных центра по бокам, а между ними 21-этажная стеклянная башня, которая возвышается над всеми ближайшими домами.

Адрес: Малоохтинский проспект, 64, лит. А, Б, В

Банк Санкт Петербург. Автор: @dancingcarrot

В промышленном районе Свердловской набережной появилось здание-украшение – бизнес центр «Бенуа». Фасад здания полностью покрыт рисунками эскизов театральных костюмов Александра Бенуа, которые несколько веков назад проживал в этих краях.Таким образом, в бывший индустриальный район добавили историю и культуру Петербургского искусства.

Адрес: Пискаревский проспект, 2, литера Щ, корпус 2

Бизнес Центр Бенуа. Автор: @vetra_net

Архитектура станций метро Петербурга всегда поражала туристов и жителей города, но скорее своей исторической стороной. Станция метро Горьковская, стала одной из первых станций, которые удивили всех своим современным стилем. В центре живописного парка аккуратно расположился инопланетный корабль, и несмотря на свой футуристический стиль, идеально вписывается в городскую архитектуру.

Адрес: Александровский парк, 4 лит А

Горьковская. Автор: @golovdinov

На набережной Адмирала Лазарева недавно появился первый «зелёный» бизнес-центр – Trinity Place. Визуально здание напоминает нос футуристического корабля, который полностью состоит из стекла, а кроме современного стиля бизнес-центр интересен тем, что построен он был по международному экологическому стандарту BREEAM и создает высочайшие показатели комфорта и безопасности для человека и окружающей среды.

Адрес: набережная Адмирала Лазарева, 24

One Trinity Place. Автор: @evgeny_n

Лазаревский мост, соединяющий Петроградскую сторону с Крестовским островом, отлично дополняет сложившуюся атмосферу современной архитектуры в этом районе Петербурга. Вантовая конструкция моста, которую активно любят использовать при строительстве питерских мостов, создает уникальный орнамент из линий, а также, в ней не найти ни одного прямого угла. Некоторые сравнивают мост с большим парусным судном, а кто-то с крыльями птицы. А что вам приходит в голову, когда вы видите Лазаревский мост?

Адрес: Лазаревский мост, Малая Невка

Лазаревский мост. Автор: @olina_ulina

«Дом у моря» это комплекс, состоящий из невысоких 4—6-этажных зданий, выполненных в лаконичном и слегка футуричном стиле. Фасады зданий облицованы известняком редкой породы, а рисунок обработки камня у каждого корпуса разный. Архитектор Сергей Чобан вдохновился современными европейскими загородными виллами, поэтому у комплекса «Дом у моря» ощущается легкость и комфорт. А уникальные виды окружающих его речных каналов и близость к Финскому Заливу создают атмосферу морского курорта.

Адрес: набережная Мартынова, 74

Дом у моря. Автор: @bogdanolex

На Лахтинском проспекте было положено начало аналога района Москва-сити и новое здание «Лахта центр» стало самым высоким зданием Санкт-Петербурга. Небоскреб высотой 462 метра хорошо видно практически из любой точки города, поэтому многие были против и считали что он полностью испортит весь парадный вид города, однако несмотря на все опасения, башня стала знаковым объектом активно формирующегося морского фасада Северной столицы.

Адрес: проспект Лахтинский, 2/3А

Лахта Центр. Автор: @ch0col8te

Огромная летающая тарелка, которая приземлилась на берег Крестовского острова – это ничто иное, как знаменитый стадион «Газпром Арена». После долгих лет строительства и проблем с финансированием, Петербургский долгострой все-таки появился на свет. Архитектором проекта стал японец Кисе Курокава, который и добавил современности и самые передовые технологии в обычный спортивный комплекс.

Адрес: Футбольная аллея, 1

Стадион Зенита. Автор: @zenitarenastadium

Деловой центр в «Балтийской жемчужине» находится на территории нового «китайского» микрорайона на юго-западе Петербурга. Сделанная по проекту китайского архитектора Хенга Ли, жемчужина выглядит особенно оригинально среди малоэтажных жилых домов и однообразных кубических бизнес-центров Петербурга.

Адрес: Петергофское шоссе, 47

Балтийская жемчужина. Автор: @bpearl_life

12 удачных примеров современной петербургской архитектуры — The Village

Новую архитектуру в Петербурге принято ругать: диссонирует с исторической застройкой, не соответствует эстетическим запросам горожан, да и вообще это бездушное нагромождение стекла и бетона. По просьбе The Village архитектурный обозреватель Юрий Болотов нашёл 12 удачных градостроительных проектов последних лет и объяснил, чем они хороши. 

 Реконструкция Генштаба

арх. «Студия-44», 2013

Обновлённое восточное крыло Главного штаба — едва ли не единственный проект Валентины Матвиенко, который без скандалов и лишнего шума добрался до своего завершения. Первоначально проектировать новые пространства Эрмитажа должен был Рэм Колхас, впоследствии он ограничился лишь советами, а за реконструкцию взялся Никита Явейн. Его идея, если очистить её от шелухи, довольно проста: все внутренние дворы-колодцы были накрыты и превратились в одну огромную лестницу; архитектор вытащил наружу типичную изнанку петербургских зданий и сделал их парадным фасадом.

Пятнадцать лет назад Норман Фостер перекрыл двор Британского музея, и сейчас такое решение выглядит запоздалой данью моде 1990-х. Иными словами, всё очень эффектно, но запоздало и не то чтобы осмысленно. Главный штаб — офисное здание первой половины XIX века, составленное из большого числа маленьких комнаток и потому в последнюю очередь подходящее для музея, а масштабная лестница буквально ведёт из ниоткуда в никуда. Новое пространство Эрмитажа — это впечатляющий, но не очень функциональный аттракцион; скорее поражение, чем победа — но в то же время лучшее, что могло получиться в последнее десятилетие. Витрина эпохи путинской стабильности.

 

 

 Вторая сцена Мариинского театра

арх. Diamond Schmitt Architects, 2013

Вторая сцена Мариинского театра — в каком-то смысле полная противоположность проекту Генерального штаба. Её строили долго (первые разговоры о проекте появились едва ли не в 2001 году), шумно, со скандалами, трижды меняя архитекторов, всё увеличивая бюджет, а результат, кажется, не понравился даже заказчику. Валерий Гергиев и Владимир Путин лестно отзывались о технологической начинке, но стыдливо обходили внешнюю сторону здания. И зря: причина прошлогодних споров лежит вне плоскости архитектуры и градозащиты.

О новом здании театра надо, в общем, понимать лишь две вещи. Во-первых, оно лучше, чем кажется. Канадские архитекторы перенесли на петербургскую почву благополучное настоящее своей родины. Новая Мариинка — это демократичный театр для свободных и равных людей; не сакральное место, а всего лишь одно из развлечений постиндустриального города. Форма здесь не заслоняет собой зрителя, а традиционная царская ложа появилась вопреки желанию архитектора: когда Джек Даймонд узнал, что в России без неё никак нельзя, он страшно удивился. Спокойная неомодернисткая обёртка — адекватное выражение этого человеколюбивого подхода.

Во-вторых, вторая сцена Мариинского театра никогда не была тем, чем казалась. Да, изящное решение интеллектуала Доминика Перро было намного лучше существующей постройки. Но если бы спустя десять лет строительства над Крюковым каналом парил золотой купол французского архитектора, вряд ли бы это что-то изменило. С самого начала проект был, что называется, overhyped и воспринимался как Сиднейская опера для Петербурга. Он был символом новой и сильной России, воплощением всех надежд о светлом будущем. Спустя десятилетие оказалось, что эти надежды были напрасны, и вряд ли из-за этого стоит обижаться на архитектуру.

 

 

 БЦ «Бенуа»

арх. «Speech Чобан&Кузнецов», 2008

За последние пять лет Сергей Чобан стал самым важным и влиятельным российским архитектором. Можно долго спорить, почему это произошло: то ли дело в том, что живущий в Берлине с начала 1990-х Чобан — великий рисовальщик, то ли потому, что он — хваткий менеджер, который может продвинуть на место главного архитектора Москвы своего бывшего партнёра по бюро Сергея Кузнецова. Впрочем, когда разглядываешь фасад бизнес-центра «Бенуа» на Свердловской набережной, всё это оказывается неважным. Чобан покрыл офисное здание орнаментом из эскизов театральных костюмов, созданных Александром Бенуа для «Дягилевских сезонов». И этим убил сразу двух зайцев: обыграл исторический контекст территории (в конце XIX века неподалёку находились дачные места и одну из усадеб снимала семья Бенуа) и минимальными средствами превратил утилитарную в целом постройку в бывшей промышленной зоне в предмет роскоши. В Петербурге никто так больше не обходится с фасадами.

 

 

 Деловой комплекс
«Санкт-Петербург Плаза»

арх. «Герасимов и партнёры» +
«Speech Чобан&Кузнецов», 2011

Деловой квартал банка «Санкт-Петербург» — отзвук того времени, когда казалось, что промышленная Малая Охта может стать новым деловым центром Петербурга. С тех пор «Охта-центр» перенесли далеко на запад к Финскому заливу, а изгибающаяся банковская высотка на берегу Невы стала разминкой суперуспешного дуэта Евгения Герасимова и Сергея Чобана перед созданием административного комплекса «Невской ратуши», куда через пару лет из Смольного переедет городская администрация. «Санкт-Петербург Плаза» — это строгая и холодная архитектура, которая хорошо бы смотрелась в Берлине, но и отлично сочетается с петербургскими традициями. Минус лишь в одном: доминанта комплекса буквально оказалась придавлена спорами вокруг высотных ограничений; ей недостаёт изящества — это слишком невысокий и коренастый небоскрёб.

 

 

 Дом у моря

арх. «Герасимов и партнёры» + «Speech Чобан&Кузнецов», 2008

В 2000-е восточная часть Крестовского острова могла бы остаться парковой зоной или превратиться в петербургскую Остоженку в хорошем смысле этого слова. Но превратилась в плохом: местная элитная застройка по большей части безвкусна, чудовищна и балансирует между неоклассикой и постмодернизмом. Нестыдных исключений не так много: это, например, неомодернистский дом «Малахит» архитектурного бюро «А. Лён» или клубные апартаменты Diadema Club House Юрия Земцова. Но есть и безоговорочный шедевр: изогнутый змейкой «Дом у моря» уже упомянутого дуэта Герасимова и Чобана — простая, спокойная и стильная современная архитектура.

 

 

 БЦ Quattro Corti

арх. Piuarch, 2010

В далёком 1997 году Никита Явейн эффектно перекрыл внутренний двор дома 25 по Невскому проспекту и создал приятный и популярный атриум внутри бизнес-центра. Спустя полтора десятилетия любая реконструкция в Петербурге почти всегда ассоциируется с не всегда осмысленным созданием атриумов — локальный приём воспринимается как универсальное средство, что зачастую приводит к чудовищным градостроительным ошибкам. Бизнес-центр Quattro Corti неподалёку от Исаакиевского собора — удивительно приятное исключение. Миланец Франческо Фреза из бюро Piuarch спрятал за фасадом исторического здания на Почтамской улице четыре хай-тековых двора, в которых изломанное остекление создаёт впечатляющее ощущение пространства.

 

 

 Академия танца Бориса Эйфмана

арх. «Студия-44», 2012

Академия танца на Петроградке выглядит просто: утопленная во двор модернистская постройка с искривлённым фасадом из белого кирпича. Даже кажется, словно Никита Явейн решил отыграться, вспомнил молодость и создал что-то прямиком из 1970-х. Но внешний вид здесь и не играет особой роли: это сложно устроенное внутри образовательное здание, построенное без проволочек за год и честно исполняющее свою функцию. Абсолютно прикладная вещь, сделанная мастером, — в общем, такое положение вещей должно быть нормой, но когда такое происходит на практике, это всегда удивляет.

 

 Новая сцена Александринского
театра

арх. «Земцов, Кондиайн и партнёры», 2013

Юрий Земцов — один из главных петербургских архитекторов: вместе с Никитой Явейном и Евгением Герасимовым он вышел в финал конкурса на создание нового судебного квартала на Петроградской стороне, но в итоге его проект уступил неоклассическому решению Максима Атаянца. Другая его работа — спрятанная во дворах набережной Фонтанки вторая сцена Александринского театра. Как и в случае Академии танца Эйфмана, это скромное и функциональное современное здание, в котором экспериментальная трансформируемая сцена оказывается важнее внешней известности. Хинт российского архитектурного процесса: чем менее амбициозным и масштабным оказывается проект, тем удачнее оказывается результат.

 

 

 Отель «Новый Петергоф»

арх. «Студия-44», 2010

Жена Юрия Лужкова Елена Батурина — в прошлом один из самых одиозных игроков московского рынка девелопмента. Тем ироничнее, что именно она заказала Никите Явейну создание небольшого четырёхзвёздочного отеля в Петергофе. Результат — простой, но всё равно поразительный: шесть деформированных кубов-особняков с общим стилобатом, которые выглядят свежо и современно (можно подумать, что эти загородные здания делал какой-то молодой архитектор из Европы), но при этом не перетягивают одеяло на себя и отлично вписываются в малоэтажное окружение центра Петергофа.

 

 

 МФК «Ковенский, 5»

арх. «Герасимов и партнёры», 2013

Последний проект Евгения Герасимова в Ковенском переулке — это хороший пример того, какими должны быть новые постройки в центре Петербурга. С одной стороны это современная архитектура — модернизм, понятый как роскошь, очень буржуазная штука. С другой стороны, Герасимов отказался от неоклассической обёртки своих прежних проектов (дом «Финансист» на Васильевском острове, «Венеция» на Крестовском или так и не открытая гостиница на площади Островского), но при этом придумал здание, которое не ломает окружение. Лаконичная и фоновая архитектура для заполнения лакун.

 

 

 ЖК «Люмьер»

арх. «Витрувий и сыновья», 2013

Десятиэтажная трапеция на Петроградке, которая выглядит меньше, чем есть на самом деле. Обычно девелоперы стараются выжать из участка максимум, и «Люмьер» — это тот случай, когда жадность пошла лишь на пользу. Во-первых, верхние стеклянные этажи, надстроенные над основным массивом здания, вместо того, чтобы раздражать, наоборот, добавляют контраст и делают постройку нескучной. Во-вторых, внутри дома, огораживающего квартал по периметру, скрывается эффектный двор с разноцветными стёклами — такое можно было бы представить в Париже или Амстердаме, но только не в Петербурге.

 

 

 Новый терминал Пулкова

арх. Grimshaw Architects, 2013

Петербургу давно нужен был новый аэропорт, и он наконец-то появился. Новый терминал — это такой же аттракцион, как и пространства Генштаба или любой другой масштабный транспортный хаб: всё эффектно настолько, что захватывает дух, но не то чтобы осмысленно, и пройдёт пара лет, пока все поймут, как с этим жить. Николас Гримшоу говорил, что при строительстве комплекса вдохновлялся историческими панорамами Петербурга, но на самом деле собрал постройку из запасных частей отвергнутого проекта нового Сеульского аэропорта. Вы бы хотели увидеть чайнатаун в кварталах «Балтийской жемчужины»? Его там не будет, да и чёрт с ним: современную технологичную Азию стоит искать именно в Пулкове.

 

Текст: Юрий Болотов

Фотографии: egp.spb.ru, studio44.ru, grimshaw-architects.com, dsai.ca, piuarch.it

Современная архитектура Санкт-Петербурга | Деловой квартал

Уникальное архитектурное наследие Санкт-Петербурга, сложившееся на протяжении почти трёх веков, всегда будет восхищать гармонией и неповторимостью. Максимально раскрыв природный потенциал дельты Невы, зодчие нескольких поколений вкладывали в многочисленные ансамбли своё представление о совершенстве «города на воде».

С момента основания северной столицы городское развитие постоянно испытывало влияние Европы, невольно располагая к аналогии то с Амстердамом, то с Венецией. Не случайно именно европейские архитекторы (Трезини, Леблон, Растрелли, Росси и другие) под влиянием неповторимой красоты невских панорам сумели создать композиционное единство природной основы и изысканной архитектурной формы, присущее только этому городу. Однако мало кто задумывается над тем, что зарубежные архитекторы, создавшие славу и гордость Санкт-Петербурга, смог­ли вдохнуть в его облик европейский дух во многом благодаря тому, что были свобод­ны от воспроизводства устойчивой модели русской архитектуры предшествующих столетий. Именно открытость городской архитектуры для развития творческих до­стижений европейской практики сыграла решающую роль в превращении Санкт-Пе­тербурга в столицу России с современны­ми тому периоду постройками.

Невольное сопоставление Петербурга с европейскими городами наших дней застав­ляет содрогнуться от сознания того, что за несколько веков в городе на Неве утраче­ны не только былая открытость архитекту­ры новым веяниям, но и одно из важней­ших качеств — чувство времени. Под воз­росшим бременем согласующих, разреша­ющих и охраняющих инстанций городская архитектура последних десятилетий все глубже увязала в болоте консерватизма, не оставляя никаких шансов на «поспевание» за стремительно развивающейся междуна­родной практикой. Возрастание численно­сти чиновников от архитектуры, подчинив­ших комплексу историзма новое строитель­ство, привело почти к абсолютному блоки­рованию современного мышления. В соче­тании с абсолютной апатией населения к возводимому в городе все это не замедлило сказаться.ЖК «Балтийская жемчужина» (Санкт-Петербург)ЖК «Балтийская жемчужина» (Санкт-Петербург)

Городские новостройки превра­тились во множество каменных объектов с заметным неоклассическим влиянием, упорно воспроизводящих в разных вари­антах ордерные мотивы – то давно извес­тные колонны, то старомодные фронтоны или башенки, то стилизованные налични­ки на окнах, то совершенно неожиданные балясины или кронштейны на бетонных панелях.

Синдром неоклассицизма парализовал разумное осмысление современной зару­бежной практики, особенно с точки зрения ее технологического обновления, традици­онно связывая любые проблемы строитель­ства в нашем городе с обилием снега зимой или с суровым климатом. Но преодолели же подобные проблемы архитекторы в со­временных постройках в не менее сложных условиях в Хельсинки, Стокгольме, Осло!

Причину «застывшей» в неопределенном времени городской архитектуры ско­рее всего надо искать не в суровом клима­те, а в инертности мышления многочис­ленных согласующих инстанций. Феномен «согласованной» архитектуры заключается в том, что она должна понравиться группе чиновников, слепо верящих в идеалы классицизма.

Stella Maris, Санкт-ПетербургStella Maris, Санкт-Петербург

И прийти когда-либо к ис­тинно современной архитектуре в Санкт-Петербурге возможно, лишь разблокировав мышление от навязанного комплекса историзма. Не совсем справедливо оправдывать ущербность городской архитектуры недо­статком финансовых средств. Глядя на ин­терьеры многих зданий, часто напоминаю­щие выставку, причем весьма изобильную, недешевых строительных материалов, трудно поверить в мифический дефицит средств. Все, что касается медленного вне­дрения современных строительных техно­логий, остается бесконечно болезненным ввиду сохраняющегося заблуждения в том, что наши многочисленные предприятия, производящие новейшее вооружение, не в состоянии освоить мирное производство нового поколения металлических конст­рукций.

Без планомерного расширения из­готовления новых конструкций, в первую очередь из стекла и металла, последующие архитектурные постройки обречены стать карикатурным дополнением (ни старыми, ни новыми) существующего историческо­го контекста. Возведенное в «абсолют» рет­ромоделирование архитектурных форм не оставляет никаких шансов установить, ког­да же построено здание и почему в нем на­стойчиво преобладает массив из кирпича и бетона вместо стекла и металла, давно известных своими безграничными возможно­стями. В городе есть возможности для при­менения действительно современных решений и при возведении нового комплекса Ладожского вокзала, и при расширении международного аэропорта Пулково.

И здесь мы подходим к наиболее слож­ной проблеме – взаимодействию старого и нового с реализацией постоянно возраста­ющих технологических возможностей. В архитектурных произведениях любого пе­риода, как в зеркале, всегда отражались ин­женерно-технические достижения, давав­шие импульс новым формам. Так было с древнейших времен. Достаточно вспомнить реализацию возможностей каменных мате­риалов в ажурных сводах готических хра­мов.

Или взлет архитектурной мысли с по­явлением металлических конструкций (мо­сты, вокзалы, Эйфелева башня, небоскре­бы американских городов). Увидев конст­рукции современного покрытия Балтийс­кого вокзала, трудно поверить, что уже бо­лее века человечество стремительно совер­шенствует применение металла. И если бы не несколько действительно современных объектов (включая Ледовый дворец и ре­конструированное здание торгового комп­лекса «Балтийский» на Васильевском ост­рове), можно было бы подумать, что разви­тие металлических конструкций навсегда «заморожено» и сводится лишь к переска­зу типовых ферм.

Ледовый дворец - Санкт-ПетербургЛедовый дворец - Санкт-Петербург

Массивность и примитивность многочисленных построек с при­менением металла наводит на грустные мысли о том, что наша архитектура упо­добилась кривому зеркалу, в котором ис­тинные возможности отражаются сильно перекошенными. При малейшей возмож­ности и детали городской среды, в кото­рых могла бы воплотиться новейшая тех­нология и дизайнерская мысль, «сполза­ют» на пересказ былых форм — то кованые решетки, то старомодные уличные фона­ри, то тяжеловесные козырьки – все воп­реки здравому смыслу и логике цивилизо­ванного развития.

Вот уж если и охранять архитектурное наследие Санкт-Петербурга, то, в первую очередь, от этих псевдоисторических деталей, отнюдь не прибавляющих красоты го­родской среде, а напротив, постепенно пе­реводящих ее в качество театральной де­корации далеко не лучшего вида. В цивилизованной интерпретации охранять ар­хитектурное наследие и означает давать ему жить как можно дольше полноценной современной жизнью, согласуясь с новыми возможностями и эстетическими пред­ставлениями.

Увы, но и наши «новые» пешеходные зоны продолжают создаваться вопреки ос­новному логическому правилу организации городской среды развитых стран — уровень земли всегда живет по законам современ­ного дизайна, постоянно обновляясь и от­вечая изменяющимся требованиям жите­лей города. Здесь нет необходимости искус­ственно возвращаться в предшествующие века, создавая музей прошлого, т.к. людей, которым это было предназначено, уже не существует. Поэтому не только пешеход­ные пространства, но и нижний ярус зда­ний проходят в ногу со временем опреде­ленную эволюцию, следуя обновляющейся эстетике и технологии.

Все, что расположено на земле, в прак­тике цивилизованных стран обладает мак­симальной динамичностью и изменчивос­тью, формируя часть представления о ком­форте для живущих сегодня людей. Минимум фальшивой декоративности, максимум удобства для пребывания человека в город­ском окружении — одно из основных правил современной среды в Европе. Поэтому там не появляются скульптурные изваяния вроде устрашающего вида городового, и не накрываются с широким размахом бетонным «кружевом» пространства для пешехо­дов. Возвращение природы в западных го­родах началось именно с пешеходных зон, где значительную часть поверхности зем­ли отвели под зеленые насаждения, вклю­чая газоны, кустарник, деревья.

Именно в открытых пространствах города содержат­ся огромные потенциальные возможности для применения современного дизайна в самых разных формах, далеко выходящих за рамки неоклассических – от уличной мебели и светильников до новейших техно­логических устройств для оплаты мест парковки автомобилей с использованием солнечных батарей.

Можно найти немало приемов «сдер­живания» современной архитектуры, включая давно апробированные и зачас­тую беспредельно абсурдные противопо­жарные «страшилки». Цивилизованный мир сумел подобрать средства борьбы с этой угрозой, противопоставив усложнив­шейся конструктивной основе зданий еще более совершенные системы их защиты.

Если и дальше всячески препятствовать развитию современной архитектуры в Санкт-Петербурге, то мы имеем шанс на­всегда закрепить за городом репутацию столицы российского архитектурного кон­серватизма и навсегда забыть о когда-то прорубленном окне в Европу. На фоне действительно современной архитектуры в других городах, например, в Нижнем Нов­городе (с не менее богатым историческим наследием), наши «достижения» выглядят более чем скромными.

Санкт-Петербург ПлазаСанкт-Петербург Плаза

Очень хочется верить, что у города есть возможность, как в разработке нового гене­рального плана, так и в его последующей реализации, доказать, что Санкт-Петербург открыт для современных идей, и его разви­тие действительно отвечает возможностям XXI века. Возвращение к истинным ценно­стям цивилизации означает, что городская среда и архитектура должны развивать вкус человека выше его уровня в прошлом веке. Нельзя предлагать ему еще и еще раз «пе­режевывать» ценности прошлых веков, идя на поводу у усредненного обывателя, кото­рому якобы нравится только ретро. Уверен­ность в том, что мы в архитектуре «пошли другим путем», на деле означает нашу законсервированность в своем «неокласси­ческом соку».

В случае «освобождения» петербургс­кой архитектуры от неоклассического син­дрома могли бы найти воплощение самые новые функциональные и композиционные решения (в том числе существующие в мно­гочисленных проектах студентов-архитекторов СПбГАСУ), позволившие, наконец, вырваться из «каменного» века. Наследие наследием, и его надо охранять, но развитие современной архитекту­ры в культурной столице России не может зависеть от мнения людей, охраняющих наследие, т.к. это… «уже совсем другая ис­тория»…

Смотрите также:

12 удачных примеров современной петербургской архитектуры

Пока активисты сражаются с каждым новостроем, а Комитет по охране памятников признаёт градостроительные ошибки, Юрий Болотов находит 12 удачных примеров современной петербургской архитектуры.

Новую архитектуру в Петербурге принято ругать: диссонирует с исторической застройкой, не соответствует эстетическим запросам горожан, да и вообще это бездушное нагромождение стекла и бетона. По просьбе The Village архитектурный обозреватель Юрий Болотов нашёл 12 удачных градостроительных проектов последних лет и объяснил, чем они хороши.

1. Реконструкция Генштаба

арх. «Студия-44», 2013

Обновлённое восточное крыло Главного штаба — едва ли не единственный проект Валентины Матвиенко, который без скандалов и лишнего шума добрался до своего завершения. Первоначально проектировать новые пространства Эрмитажа должен был Рэм Колхас, впоследствии он ограничился лишь советами, а за реконструкцию взялся Никита Явейн. Его идея, если очистить её от шелухи, довольно проста: все внутренние дворы-колодцы были накрыты и превратились в одну огромную лестницу; архитектор вытащил наружу типичную изнанку петербургских зданий и сделал их парадным фасадом.

Пятнадцать лет назад Норман Фостер перекрыл двор Британского музея, и сейчас такое решение выглядит запоздалой данью моде 1990-х. Иными словами, всё очень эффектно, но запоздало и не то чтобы осмысленно. Главный штаб — офисное здание первой половины XIX века, составленное из большого числа маленьких комнаток и потому в последнюю очередь подходящее для музея, а масштабная лестница буквально ведёт из ниоткуда в никуда. Новое пространство Эрмитажа — это впечатляющий, но не очень функциональный аттракцион; скорее поражение, чем победа — но в то же время лучшее, что могло получиться в последнее десятилетие. Витрина эпохи путинской стабильности.

2. Вторая сцена Мариинского театра

арх. Diamond Schmitt Architects, 2013

.

Вторая сцена Мариинского театра — в каком-то смысле полная противоположность проекту Генерального штаба. Её строили долго (первые разговоры о проекте появились едва ли не в 2001 году), шумно, со скандалами, трижды меняя архитекторов, всё увеличивая бюджет, а результат, кажется, не понравился даже заказчику. Валерий Гергиев и Владимир Путин лестно отзывались о технологической начинке, но стыдливо обходили внешнюю сторону здания. И зря: причина прошлогодних споров лежит вне плоскости архитектуры и градозащиты.

О новом здании театра надо, в общем, понимать лишь две вещи. Во-первых, оно лучше, чем кажется. Канадские архитекторы перенесли на петербургскую почву благополучное настоящее своей родины. Новая Мариинка — это демократичный театр для свободных и равных людей; не сакральное место, а всего лишь одно из развлечений постиндустриального города. Форма здесь не заслоняет собой зрителя, а традиционная царская ложа появилась вопреки желанию архитектора: когда Джек Даймонд узнал, что в России без неё никак нельзя, он страшно удивился. Спокойная неомодернисткая обёртка — адекватное выражение этого человеколюбивого подхода.

Во-вторых, вторая сцена Мариинского театра никогда не была тем, чем казалась. Да, изящное решение интеллектуала Доминика Перро было намного лучше существующей постройки. Но если бы спустя десять лет строительства над Крюковым каналом парил золотой купол французского архитектора, вряд ли бы это что-то изменило. С самого начала проект был, что называется, overhyped и воспринимался как Сиднейская опера для Петербурга. Он был символом новой и сильной России, воплощением всех надежд о светлом будущем. Спустя десятилетие оказалось, что эти надежды были напрасны, и вряд ли из-за этого стоит обижаться на архитектуру.

3. БЦ «Бенуа»

арх. «Speech Чобан&Кузнецов», 2008

За последние пять лет Сергей Чобан стал самым важным и влиятельным российским архитектором. Можно долго спорить, почему это произошло: то ли дело в том, что живущий в Берлине с начала 1990-х Чобан — великий рисовальщик, то ли потому, что он — хваткий менеджер, который может продвинуть на место главного архитектора Москвы своего бывшего партнёра по бюро Сергея Кузнецова. Впрочем, когда разглядываешь фасад бизнес-центра «Бенуа» на Свердловской набережной, всё это оказывается неважным. Чобан покрыл офисное здание орнаментом из эскизов театральных костюмов, созданных Александром Бенуа для «Дягилевских сезонов». И этим убил сразу двух зайцев: обыграл исторический контекст территории (в конце XIX века неподалёку находились дачные места и одну из усадеб снимала семья Бенуа) и минимальными средствами превратил утилитарную в целом постройку в бывшей промышленной зоне в предмет роскоши. В Петербурге никто так больше не обходится с фасадами.

4. Деловой комплекс

«Санкт-Петербург Плаза»

арх. «Герасимов и партнёры» +

«Speech Чобан&Кузнецов», 2011

Деловой квартал банка «Санкт-Петербург» — отзвук того времени, когда казалось, что промышленная Малая Охта может стать новым деловым центром Петербурга. С тех пор «Охта-центр» перенесли далеко на запад к Финскому заливу, а изгибающаяся банковская высотка на берегу Невы стала разминкой суперуспешного дуэта Евгения Герасимова и Сергея Чобана перед созданием административного комплекса «Невской ратуши», куда через пару лет из Смольного переедет городская администрация. «Санкт-Петербург Плаза» — это строгая и холодная архитектура, которая хорошо бы смотрелась в Берлине, но и отлично сочетается с петербургскими традициями. Минус лишь в одном: доминанта комплекса буквально оказалась придавлена спорами вокруг высотных ограничений; ей недостаёт изящества — это слишком невысокий и коренастый небоскрёб.

5. Дом у моря

арх. «Герасимов и партнёры» + «Speech Чобан&Кузнецов», 2008

В 2000-е восточная часть Крестовского острова могла бы остаться парковой зоной или превратиться в петербургскую Остоженку в хорошем смысле этого слова. Но превратилась в плохом: местная элитная застройка по большей части безвкусна, чудовищна и балансирует между неоклассикой и постмодернизмом. Нестыдных исключений не так много: это, например, неомодернистский дом «Малахит» архитектурного бюро «А. Лён» или клубные апартаменты Diadema Club House Юрия Земцова. Но есть и безоговорочный шедевр: изогнутый змейкой «Дом у моря» уже упомянутого дуэта Герасимова и Чобана — простая, спокойная и стильная современная архитектура.

6. БЦ Quattro Corti

арх. Piuarch, 2010

В далёком 1997 году Никита Явейн эффектно перекрыл внутренний двор дома 25 по Невскому проспекту и создал приятный и популярный атриум внутри бизнес-центра. Спустя полтора десятилетия любая реконструкция в Петербурге почти всегда ассоциируется с не всегда осмысленным созданием атриумов — локальный приём воспринимается как универсальное средство, что зачастую приводит к чудовищным градостроительным ошибкам. Бизнес-центр Quattro Corti неподалёку от Исаакиевского собора — удивительно приятное исключение. Миланец Франческо Фреза из бюро Piuarch спрятал за фасадом исторического здания на Почтамской улице четыре хай-тековых двора, в которых изломанное остекление создаёт впечатляющее ощущение пространства.

7. Академия танца Бориса Эйфмана

арх. «Студия-44», 2012


Академия танца на Петроградке выглядит просто: утопленная во двор модернистская постройка с искривлённым фасадом из белого кирпича. Даже кажется, словно Никита Явейн решил отыграться, вспомнил молодость и создал что-то прямиком из 1970-х. Но внешний вид здесь и не играет особой роли: это сложно устроенное внутри образовательное здание, построенное без проволочек за год и честно исполняющее свою функцию. Абсолютно прикладная вещь, сделанная мастером, — в общем, такое положение вещей должно быть нормой, но когда такое происходит на практике, это всегда удивляет.

8. Новая сцена Александринского

театра

арх. «Земцов, Кондиайн и партнёры», 2013


Юрий Земцов — один из главных петербургских архитекторов: вместе с Никитой Явейном и Евгением Герасимовым он вышел в финал конкурса на создание нового судебного квартала на Петроградской стороне, но в итоге его проект уступил неоклассическому решению Максима Атаянца. Другая его работа — спрятанная во дворах набережной Фонтанки вторая сцена Александринского театра. Как и в случае Академии танца Эйфмана, это скромное и функциональное современное здание, в котором экспериментальная трансформируемая сцена оказывается важнее внешней известности. Хинт российского архитектурного процесса: чем менее амбициозным и масштабным оказывается проект, тем удачнее оказывается результат.

9. Отель «Новый Петергоф»

арх. «Студия-44», 2010


Жена Юрия Лужкова Елена Батурина — в прошлом один из самых одиозных игроков московского рынка девелопмента. Тем ироничнее, что именно она заказала Никите Явейну создание небольшого четырёхзвёздочного отеля в Петергофе. Результат — простой, но всё равно поразительный: шесть деформированных кубов-особняков с общим стилобатом, которые выглядят свежо и современно (можно подумать, что эти загородные здания делал какой-то молодой архитектор из Европы), но при этом не перетягивают одеяло на себя и отлично вписываются в малоэтажное окружение центра Петергофа.

10. МФК «Ковенский, 5»

арх. «Герасимов и партнёры», 2013

Последний проект Евгения Герасимова в Ковенском переулке — это хороший пример того, какими должны быть новые постройки в центре Петербурга. С одной стороны это современная архитектура — модернизм, понятый как роскошь, очень буржуазная штука. С другой стороны, Герасимов отказался от неоклассической обёртки своих прежних проектов (дом «Финансист» на Васильевском острове, «Венеция» на Крестовском или так и не открытая гостиница на площади Островского), но при этом придумал здание, которое не ломает окружение. Лаконичная и фоновая архитектура для заполнения лакун.

11.  ЖК «Люмьер»

арх. «Витрувий и сыновья», 2013


Десятиэтажная трапеция на Петроградке, которая выглядит меньше, чем есть на самом деле. Обычно девелоперы стараются выжать из участка максимум, и «Люмьер» — это тот случай, когда жадность пошла лишь на пользу. Во-первых, верхние стеклянные этажи, надстроенные над основным массивом здания, вместо того, чтобы раздражать, наоборот, добавляют контраст и делают постройку неску

Архитектурный рейтинг — 2020

Лондон — красивейшая европей­ская столица, в которой умест­но сочетается современная архитектура с историческими зданиями. Интересная история города отражается в его настоящем облике. Это город, живущий в разных временах и эпохах, мегаполис, который сочетает в себе разнообразные стили.
Современные жилые комплексы столицы Британии примыкают к паркам и отличаются целостностью, изяществом и строгостью форм, богатой и качественно организованной жилой средой. Поэтому архитектурный облик Лондона считается одним из самых изысканных и утонченных, несмотря на свой консерватизм.

Из города на Темзе в город на Неве
Казалось бы, в современном жилом районе Петербурга передать дух столицы Англии — задача, которую решить невозможно. Для этого необходимо учесть целый ряд факторов, а кроме того, не забыть и о том, что у покупателей квартир сегодня достаточно высокие требования к уровню комфорта в квартирах и подъездах, а также к прилегающей территории и сервисному обслуживанию комплекса.

Именно поэтому многие эксперты в начале строи­тельства отмечали, что компания, назвавшая свой будущий комплекс «Лондон Парк», ставит перед собой невыполнимые задачи.

Практика показала, что комплекс вполне соответ­ствует своему имени. Он привлекает нетиповым внешним обликом и заметно отличается от стандарт­ной застройки не только района, но и в чем–то всего города в целом. Фасады корпусов первой очереди выходят на проспект Просвещения. Две 28–этажные башни являются доминантой района, входят в тройку самых высоких жилых зданий Петербурга (высота башен составляет 102 метра). Благодаря цветным ярким фасадам комплекс выделяется на фоне окружающей типовой застройки конца прошлого века.

«Необычная идея создать такой архитектурный проект принадлежит творче­ской архитектурной мастерской «Реппо». Мы решили взять за основу концепцию английских клубных домов. Она нашла отражение и в организации внутреннего пространства, и во внешнем виде комплекса», — рассказывает Надежда Калашникова, директор по развитию компании «Л1».

Время для чая
Чопорные англичане свято чтят традиции. И, пожалуй, самая популярная из них — это обычай пить чай в интервале с 16 до 18 часов. На протяжении длительного времени, когда Великобритания владела колонией в Индии, у анг­личан и появилась привычка к употреблению этого напитка.

Петербург также часто сравнивают с Лондоном из–за климата. Действительно, Северная столица не часто радует горожан хорошей погодой, поэтому и здесь излюбленным напитком, чтобы согреться в холод, стал чай.

В жилом комплексе «Лондон Парк» выпить чашку чая в кафе можно буквально спустившись из своей квартиры в тапочка­х.

Такое стало возможно благодаря тому, что торговый комплекс встроен в стилобат самой новостройки. Поэтому жильцы всегда смогут организовать свой досуг, фактически не выходя из дома.

В жилом комплексе создается качественная инфраструктура, которая дополнит имеющуюся в локации. Комплекс изначально был задуман как клубный дом, где все необходимое для жизни есть под рукой.

На полностью закрытой охраняемой территории, расположенной на эксплуатируемой кровле ТРК, размещены тренажерные площадки для занятий спортом, детские игровые городки, розарий и даже вишневый сад. И там нет машин, то есть можно не опасаться за детей или пожилых род­ственников, нет выхлопных газов и больше места для прогулок.

Внутри квартала ком­плекса есть и другие кафе, магазины, салоны красоты, где также предложат чашку чая. А после можно будет размяться в соб­ственном фитнес–центре с двумя бассейнами.

«Сейчас многие оценили «прелести» дистанционной работы и, возможно, больше не захотят возвращаться к старым форматам. А на территории комплекса много кафе и коммерческих помещений, которые легко можно переформатировать в мини–офисы и коворкинги. То же касается и развлечений: в ЖК планируется открыть цифровой кинотеатр, где ж­ители, используя Bluetooth, подключаются к просмотру фильмов. Сейчас людям интересны всевозможные системы «умный дом», а­втоматическое распознавание лиц и открывание дверей. То есть максимальная бесконтакт­ность и еще, конечно, качественный и­нтернет», — говорит Надежда Калашникова.

Точки притяжения
В каждом городе, в каждом районе есть свой центр притяжения — свой символ. В Лондоне это Биг–Бен, Букингемский дворец, Тауэрский мост. Люди со всех концов земли спешат сюда, чтобы увидеть эти архитектурные шедевр­ы.

Для жителей Выборгского района таким символом стал именно жилой комплекс «Лондон Парк». Горожане назначают встречи рядом с ним, даже если не имеют квартиры в этом комплексе. Объект стал настолько знаковым, что известен каждому в районе.

Комплекс обращает на себя внимание не только внешним видом, но и внутренними интерье­рами. Отделка в холлах выполнена в сдержанных классических тонах, но с яркими элементами дизайна.

«Мы хотели не только отразить жизнь Лондона в фасадах домов, но и перенести стиль этого города во внутреннее простран­ство. Поэтому мы уделили большое внимание холлам в каждой парадной, — делится идеями проекта Надежда Калашникова. — А что организовать в самой квартире, безусловно, жители комплекса решают сами. Для этого мы предлагаем им большой выбор планировочных решений — от компактных, эргономичных студий до просторных, вместительных многокомнатных квартир. Для удобства квартиры сдаются с черновой, предчистовой и чистовой отделкой».

Сегодня события в мире показали нам, что планировать будущее не так–то просто, что не всегда можно купить билет на самолет и улететь на выходные в столицу Великобритании. Зато дух Туманного Альбиона вполне можно прочувствовать, не покидая Северную столицу.

Алина Сергиенкова
журналист

Современные постройки в архитектуре Санкт-Петербурга

Современная архитектура СПб

Гости Санкт-Петербурга приезжают в город для того, чтобы своими глазами увидеть всё великолепие старой архитектуры. Именно стилистика дворцов и фактурных фасадов считается визитной карточкой Северной столицы. Даже после стольких воин и затоплений, нам удалось сохранить великолепие, которым гордится вся страна.

Но Питер – это ещё и европейский город, который идет в ногу со временем. Именно современная архитектура добавляет в этот классический ансамбль футуристичные и минималистичные постройки, внося разнообразие в сложившийся образ. Без этих архитектурных решений уже невозможно представить Санкт-Петербург 21 века.

Конечно, у такого подхода есть противники. Например, некоторые активисты выступают против новостроя в черте города, особенно в историческом центре Петербурга. Они считают, что такой подход вносит диссонанс и в корне противоречит эстетике старого города. Но если рассматривать каждое здание как отдельное произведение искусства, то они определенно заслуживают нашего внимания.

Давайте поговорим о самых ярких градостроительных проектах, которые вы можете встретить на улицах Санкт-Петербурга.


Академия танца Бориса Эйфмана

На главном входе нас сразу же встречает необычное решение, представляющее собой дополнительный фасад, сделанный то ли в современном, то ли в античном стиле. Мы сразу же понимаем, что это не простой дом культуры с хореографическим кружками, а самая настоящая академия танца.

На первый взгляд, фасад здания может показаться вполне стандартным. Это бывшая «Ассамблея», которую восстановили по идее начала 20 века, но добавили одну существенную деталь, которая не сразу бросается в глаза – это фактурная кирпичная кладка с QR-кодами, в которых зашифрованы ссылки на философские высказывания и цитаты о хореографическом искусстве. Интересное решение, не правда ли?

Академия танца Бориса Эйфмана

«Студия 44», выполнявшая заказ, смогла объединить под одной крышей идею о классическом и современном танце с помощью таких необычных визуальных приемов. Такой явно читаемый диалог между двумя эпохами и стал ведущим лейтмотивом проекта.

А что же нас ждет внутри? Отделка выполнена из современных материалов – металла, стекла и пр. Все классы прекрасно оснащены для занятий и совершенно безопасны. Интерьером правят пастельные тона, которые и задают настроение всему учебному процессу, добавляя ощущение невесомости и чистоты.

Академия танца Бориса Эйфмана

Новая сцена Александрийского театра

Современный стиль, функциональность и уникальное инженерное решение – всё это вобрала в себя Новая сцена Александрийского театра, которую без преувеличения можно назвать одним из красивейших зданий не только России, но и всего мира. Особенно приятно, что это место стало своего рода площадкой для экспериментов молодого поколения творческих людей различных направлений.

Не удивительно что такое, с виду компактное, здание оснащено по последнему слову техники, а несколько залов вмещают в себя большое количество зрителей. Сама сцена в главном зале представляет из себя 12 фрагментов, которые могут подниматься и опускаться, что помогает выстраивать необычные декорации для ярких представлений.

Новая сцена Александрийского театра

Главной задачей архитекторов было создание многофункционального здания, включающего в себя разнообразные интерьеры и пространства, и у них это прекрасно получилось. Деятели искусству могут чувствовать себя здесь вполне свободно, пользуясь огромным инструментарием для воплощения своих идей.

Помимо всего прочего, в Новой сцене Александрийского театра размещается учебный центр с комфортными и просторными аудиториями, а также, дополнительный зал для репетиций. Во втором корпусе создали собственную звукозаписывающую студию, что значительно облегчает постановочный процесс.

Новая сцена Александрийского театра изнутри

Многофункциональный комплекс «Лахта-Центр»

Это уникальное строение, которое можно увидеть издалека, находясь в некоторых районах Санкт-Петербурга. Учитывая то, что небоскребы для нашего города совершенно не свойственны, «Лахта» завоевала огромное количество положительных отзывов как среди жителей Питера, так и среди гостей, которые искренне восхищаются этим архитектурным шедевром.

Конечно, многие люди относятся к «Лахта-Центру» с долей юмора, называя его «кукурузо» за внешнее сходство с этим растением, но трудно не согласиться, что дизайн у высотки просто великолепный. К тому же, это не просто прихоть архитекторов! До постройки инженеры и геологи проводили исследования, в ходе которых выяснилось, какие технические средства необходимо привлекать к проекту.

Лахта-Центр и Атлинтик Сити

Такого необычного оптического эффекта, который создает башня, удалось довиться благодаря практически безстыковому креплению зеркальных панелей, изготовленных в форме параллелограммов и треугольников. Здание имеет закруженную форму, благодаря чему создается эффект движения и постоянного стремления вверх.

Высота самого здания вместе со шпилем составляет 462 метра, а количество этажей – 87, поэтому на самом верху находится точка обзора с неповторимым видом на город. Любителям пощекотать себе нервы здесь наверняка понравится!

Лахта-Центр

Стадион «Газпром Арена»

Нередкий случай, когда строительство затягивается по каким-либо причинам, к проекту привлекаются дополнительны финансы и после сдачи всплывают какие-то недочеты. Но не часто можно увидеть, как постройка объекта превращается в настоящее культурное событие, как это было с «Газпром Ареной».

Завершение работ было приурочено к финалу Чемпионата мира по футболу 2018 года, поэтому сроки у подрядчиков явно поджимали. Но это не помешало им создать одно из прекраснейших архитектурных творений города. Да, это был очень дорогой проект, но в него было включено не только главное здание арены, но и прилежащая территория, которая даже после завершения Чемпионата пользуется популярностью у гостей и жителей города.

Газпром Арена снаружи

Яркая неоновая подсвета, изящный футуристичный дизайн, огромная вместимость (около 60 тыс. болельщиков), прекрасный вид на красоты города, в том числе, и на финский залив, причем всё это находится в одном из самых удобных и красивых районов города. К тому же, внешний вид в какой-то степени перекликается с образом Санкт-Петербурга, особенно купольная раздвижная крыша, опирающаяся на своего рода мачты, что отсылает нас к морской тематике.

Газпром Арена изнутри

Бизнес-центр «Санкт-Петербург Плаза»

Если снова затронуть тематику бизнес-центров, то ярчайшим представителем современного направления в архитектура является «СПб Плаза». Это комплекс зданий, выполненных в типичном для бизнес-центров, но нестандартном для Петербурга хай-тек дизайне. В проекте были задействованы российские и зарубежные проектировщики, чей опыт принес весьма интересные плоды.

Во время строительства была применена технология, при которой стеклянные окна-панели размещались во всю высоту этажа, в результате чего снаружи поверхность здания представляет собой стеклянную кладку. В дневное время главное здание, которое имеет слегка закругленную форму, отражает слепящие лучи солнца, которые играют на его поверхности, а вечером мы видим комфортабельные, современные офисные пространства.

СПб-Плаза

Такой холодный и нейтральный материал не зря был выбран в качестве основного при отделке фасада. Санкт-Петербург – это монументальный, строгий город, и бизнес-центр прекрасно вписывается в эту концепцию. Интересно и то, что соседние здания значительно отличаются как по форме, так и по цвету от центрального, но это не разрушает общий архитектурный ансамбль комплекса. А для тех, кто хочет жить рядом с таким стильным бизнес-центром, рядом был построен жилой комплекс, который имеет некоторые общие черты с «СПб Плазой».

СПб Плаза изнутри

Загородный отель «Новый Петергоф»

Отдохнем от города и прогуляемся в область, где нас так же ждут необычные дизайнерские решения, воплощенные в самом необычном образе. Например, почему бы не остановиться в отеле «Новый Петергоф», находящемся практически в самом центре этого маленького дворцового города. И такое расположение по праву можно считать одним из самых удачных – недалеко находятся фонтаны, парки, озера, собор, музей, остановка с транспортом, удобное шоссе до Питера и многое другое.

Отель Новый Петергоф

Снаружи отель выполнен в современном экологическом дизайне с зеленью, необычной формой крыши, газоном и другими уникальными решениями. На первый взгляд может показаться, что отель отличается весьма компактными размерами, но это лишь иллюзия. Как только вы зайдете внутрь, то увидите длинный, светлый и просторный холл, сделанный в современной стилистике, но с классической пастельной цветовой палитрой.

Вообще, отель со стороны напоминает небольшой уютный квартал, состоящий из небольших таунхаусов. Но это не мешает ему органично вписываться в архитектурный ансамбль Петергофа, состоящего из классических построек. Обилие зеленых насаждений и деревянных элементов сглаживает переход между постройками, грамотно вписывая отель в общий образ города.

Отель Новый Петергоф изнутри


Рассказывать о постройках, которые отличаются от привычного нам старого Петербурга, можно очень долго, но лучше один раз увидеть, чем перечитать кучу статей и посмотреть фотографии. Поэтому приезжайте в Санкт-Петербург и заказывайте в нашем сервисе лучшие экскурсии по городу с особенными программами.

Мы предлагаем не только классические маршруты, пользующиеся популярностью у туристов со всего мира, но и совершенно уникальные развлечения, например, экскурсии по барам, тематические прогулки по городу и много другое.

Если вы приехали в Петербург, чтобы отдохнуть – нельзя сидеть в отеле! Лучше позвоните нам, и мы познакомим вас с настоящей красотой «Северной Венеции».

обзор всех стилей с примерами

Архитектура была всегда неразрывно связана с исторической эпохой и являлась отражением настроений в обществе, политической идеологии или концептуальным выражением происходящих процессов. Петербург, долгое время будучи столицей страны, стал местом для архитектурных экспериментов и сохранил в себе яркий отпечаток каждого периода, нашедшего своё отражением в том или ином архитектурном стиле.

Барокко

Одним из первых архитектурных стилей Петербурга стал барокко, популярный в Европе на момент основания города в 1703 году. Первые здания в центре строились именно в этом стиле: от Петропавловского собора на Заячьем острове до застройки Университетской набережной.

Пётр I вдохновился барокко, путешествуя по Европе, поэтому главными приглашёнными в Петербург архитекторами стали именно европейские мастера: Доменико Трезини, Бартоломео Растрелли, Жан-Батист Леблон.

В барочном стиле строились дворцы, особняки, загородные резиденции, соборы и церкви. Самыми яркими примерами являются Зимний дворец, дворец Строгановых, Смольный, Петропавловский и Сампсониевский соборы.

Для барокко характерен пышный декор, изящество линий, ориентация на эпоху Возрождения и сочетание больших и малых форм. В Петербурге он претерпел изменения с течением временем, поэтому сейчас разделяют Петровское и Елизаветинское барокко.

Петровское барокко

При Петре I барокко было относительно скромным и строгим, чем значительно отличалось от стиля, характерного для Западной Европы. Пётр активно участвовал в проектировании главных зданий, а потому в них заметно выражены его личные предпочтения: стремление к простоте, сдержанной роскоши без излишеств. Таким образом столь непривычная на первый взгляд для России вычурность барокко нивелировалась относительно минималистичной адаптацией при Петре. Эти типичные черты сохранились и при Анне Иоанновне.

Характерные примеры: Кикины палаты, здание Двенадцати коллегий и Летний дворец.

Елизаветинское барокко

Елизаветинское барокко также называют «расстрелиевским» — по имени главного архитектора этого недолгого, но яркого периода. Для него характерна большая пышность, богатая на изящные декоративные элементы как на фасаде, так и в интерьере, зачастую переходящая в рококо. Всего за двадцать лет в этом стиле были построены знаковые петербургские достопримечательности, значительно сформировавший облик центра города: Зимний дворец, Смольный собор, Екатерининский и Большой Петергофский дворец.

Классицизм

Классицизм стал развиваться одновременно с барокко со второй половины 18 века и позже вытеснил все остальные стили в архитектуре на несколько десятилетий. Большая часть известных достопримечательностей города относятся именно к классицизму.

Расцвет классицизма приходится на период правления Екатерины Великой и эпоху Просвещения. Внимание архитекторов обращается на античные ордеры, скульптуры и композиции. Привычные сейчас античные скульптуры на фасадах домов тогда были новаторством для Петербурга и России и смотрелись весьма необычно.

Классицизм разделяют на ранний, строгий и поздний, постепенно переходящий в русский ампир. Эпоха правления каждого императора начиная с Екатерины II и заканчивая Александром II нашла своё отражение в реализации проектов классицизма.

В раннем классицизме строились только дворцы, загородные резиденции и административные здания. Позже произошла первая демократизация в обществе и, соответственно, в архитектуре: в одном стиле стали строиться и царские, и дворянские усадьбы и особняки, что нельзя было представить при барокко. Барочная пышность стала казаться неуместной и избыточной.

Характерными чертами, помимо обращения к античности, является унификация и продуманность всего архитектурного комплекса (улица Росси, главные площади города). Это спокойное изящество и утверждение императорской власти без лишнего пафоса. Часто именно этот период называют золотым веком архитектуры.

Примеры: Михайловский дворец, Таврический дворец, большинство известных загородных резиденций, Академия художеств, комплекс зданий на улице Росси.

Русский ампир

Русский ампир продолжил развитие классицизма и стал отражением ростом национального самосознания и утверждении Российской империи на международной арене. В монументальных проектах архитекторы стремились отразить военные успехи России того времени (Отечественная война), продемонстрировать достижения (Адмиралтейство — морской флот) и императорскую власть (Триумфальные арки).

Не отступая от традиций классицизма, стал широко использоваться декор на военную тематику и усилилось влияние античности (скульптуры, колонны, пилястры). Ориентация на античность была отчасти политической: сравнение российского императора с греческими и римскими, отсылки к событиям Римской империи и Древней Греции (Александровская колонна).

Ампир перестал быть актуальным вместе с изменением общественных настроений: это нестабильность, ускорившаяся демократизация после отмены крепостного права и отсутствии тотального контроля за всеми архитектурными проектами.

Главные примеры: арка Генерального штаба, завершившая ансамбль Дворцовой площади, Адмиралтейство, Нарвская и Московская триумфальные арки.

Многие элементы русского ампира вернулись позже, но при схожих обстоятельствах — в 1930-1950-е годы: демонстрация военной мощи, абсолютной власти и монументализма.

Эклектика

Эклектика отразила меняющиеся настроения в обществе и снятие тотального контроля над градостроительством. Одновременно происходит как обращение к западноевропейским тенденциям, так и возрождение национальных идей, что находит своё отражение в неоготике и неорусском стиле соответственно. Развитие технологий позволяет осуществлять смелые идеи и реализовать новые смелые проекты.

Необарокко

Короткое возрождение барокко пришлось на вторую половину 19 века. Теперь пышные барочный декор обычно сочетается с классицизмом или неоренессансом. Его главный архитектор в Петербурге — Штакеншнейдер, спроектировавший дворец Белосельских-Белозерских на Невском проспекте, по которому особенно хорошо заметно вдохновение проектами Расстрелли.

Другие примеры: особняк Бутурлиной, Юсуповой, дом Разумовской.

Неовизантийский стиль

Невизантийский — или псевдовизантийский — стиль был не так популярен в Петербурге, однако оставил несколько выдающихся примеров. В первую очередь это Морской собор Николая Чудотворца в Кронштадте, богато украшенный как снаружи, так и изнутри. Также следует отметить церковь Милующей иконы Божией Матери на Васильевском острове, Иоанновский монастырь на Карповке и Казанскую церковь Новодевичьего монастыря. Один из самых ярких примеров не сохранился — это Греческая церковь, снесённая в середине XX века.

За основу стиля был взят собор Святой Софии в Константинополе/Стамбуле и другие элементы средневековой византийской архитектуры. В России он получил особую интерпретацию, смешавшись с традициями русского зодчества. При этом сохраняются главные черты: низкие купола, где главный купол больше других, единый церковный зал, широкое использование мозаики в декоре.

Неорусский стиль

Неорусский стиль сочетает в себе традиционные русские архитектурные элементы с неовизантийским стилем, модерном или романтизмом. Отчасти он вырос из псевдовизантийского стиля, но всё больше обращался к русским традициям. Происходит подражание древнерусскому зодчеству, что отражало тенденцию возрождения к национальным идеям и народной культуре. Такие дома напоминают сказочные теремы и древнерусские церкви, но при этом имеют другую конструкцию и зачастую воспроизводят лишь древнерусский декор.

Все примеры — в отдельном посте.

Стиль особенно необычен для Петербурга, до этого момента в основном ориентировавшегося на европейские традиции и античные образцы. Возможно, поэтому он не получил большого распространения и сейчас скорее ассоциируется с Москвой, где был распространён намного больше и смотрелся органичнее.

Самые яркие петербургские примеры: Спас-на-Крови, дом Никонова на Колокольной улице, доходный дом Басина. Многие неорусские проекты были снесены (Борисоглебская церковь на Синопской набережной, Захарьевская церковь на Звенигородском проспекте) или перестроены.

Неоготика

Неоготика стала важным отражением периода архитектурной эклектики. Средневековой готики в России не было, поэтому возрождение стиля происходило через воспроизведение отдельных элементов западноевропейских соборов: в основном, шпили, арки и готические своды.

Самые яркие примеры: Чесменская часовня, кирха святого Михаила на Васильевском острове, храм Петра и Павла в Парголовском парке, Готическая капелла в Петергофе. Элементы псевдоготического стиля встречаются не только в религиозных постройках. Например, в доме на 5-й линии, 46 или в больнице на Лиговском проспекте, 2-4.

Промышленная архитектура

Активное развитие промышленности в Петербурге со второй половины XIX века способствовало резкому росту строительства новых заводов, фабрик, мануфактур. Это были и крупные комплексы на окраинах, которые сформировали новые районы (проспект Обуховской обороны), и компактные предприятия в самом центре.

Большинство зданий строится в так называемом кирпичном стиле — неофициальный термин, прочно закрепившийся за архитектурной модой тех лет. Некоторые предприятия кирпичного стиля напоминали английские и немецкие заводы, а более поздние примеры относятся уже к северному модерну (табачная фабрика «Лаферм»).

Пик промышленности в России оставил большое наследие как архитектурных памятников, так и непосредственно предприятий, которые до сих пор работают по своему первоначальному предназначению.

О промышленной архитектуре Петербурга XIX-XX века со множеством примеров есть отдельный пост.

В советское время центр промышленного производства переместился в столицу и другие регионы, поэтому предприятия в функциональном и модернистском стиле шире представлены именно там. В Санкт-Петербурге можно выделить мясокомбинат имени Кирова на Московском проспекте, Левашовский хлебозавод.

Модерн

Модерн стал поистине революционным стилем, отрицавший устоявшиеся традиции. Он пришёл в Россию из Европы с некоторыми изменениями. Самые яркие петербургские примеры модерна: дом Зингера и Елисеевский магазин на Невском проспекте, Витебский вокзал. В них можно проследить главные черты стиля: плавные линии, нетрадиционные конструкции и изящный декор на сказочные темы, большое внимание к деталям и интерьеру.

Как и другие, этот стиль являлся отражением эпохи. Переломный момент на рубеже веков поставил под сомнение существующие традиции, а развитие технологий позволили расширить возможности строительства и использовать более сложные элементы и конструкции.

В конце XIX века в стиле модерн в основном строились особняки, галереи и магазины. Однако позже он стал более массовым и распространился на доходные дома, религиозные постройки и даже промышленные предприятия.

Подробнее о характерных особенностях, истории зарождения и распространения модерна в России и Европе — здесь.

Северный модерн

Помимо пышных особняков в Петербурге стали появляться дома в более сдержанном и скандинавском подвиде стиля — северном модерне или национальном романтизме. Для него характерно использование натуральных материалов, необработанного камня и фольклорных сюжетов в декоре. Более суровые на первый взгляд дома часто напоминают замки, но их неприступный вид сочетается с изяществом модерна, яркими декоративными деталями, выраженными через витражи, мозаику и майолику. О северном модерне есть отдельный подробный пост.

Конструктивизм

Конструктивизм появился в первые советские годы, когда всё искусство, включая архитектуру, стало источником распространения новых идей. Его главные черты — функциональность и минимум декора — были продиктованы как экономией после Первой мировой войны и революции, так и советской идеологией, диктующей архитектуру без излишеств.

Конструкция здания и план каждого помещения планировались исходя из функции, которые они будут осуществлять. Это хорошо заметно в ДК имени Горького, Московском райсовете и практически всех постройках той эпохи. Для жилых зданий проектировался общий быт со столовой, библиотекой, детским садом (дом-коммуна инженеров и писателей, дом Политкаторжан).

Минималистичный декор был по-своему изящен: это ленточное остекление, цилиндрические формы, асимметрия и противопоставление горизонталей и вертикалей. В Петербурге сформировался свой подстиль, который называют ленинградским авангардом.

Подробнее о конструктивизме в Петербурге.

Отдельно стоит отметить рабочие городки и жилмассивы, которые стали массово строиться в эпоху конструктивизма. Лучшие примеры этого простого и функционального жилья с нестандартными решениями и оригинальным декором: жилгородок на Тракторной улице и на проспекте Стачек. О рабочих городках разных периодов можно почитать в здесь.

Сталинский неоклассицизм

В сталинском ампире — или неоклассицизме — отражалась идеология довоенного и послевоенного периода. Утверждение единой власти, военной мощи, промышленности, индустриализации и пафос тоталитаризма пронизывали архитектуру ключевых проектов эпохи. Отчасти заимствовались традиции русского ампира 19 века: широкое использование античных элементов, колонн, арок, военной символики. Однако изменился масштаб строительства, технологии, материалы и добавились некоторые конструктивистские элементы. Самые амбициозные проекты осуществить не удалось из-за Великой отечественной войны, но была спроектирована единая застройка целых районов, которая сохранилась в Московском и Кировском районе, а отдельные здания встречаются практически повсеместно.

Самый яркий проект эпохи — Дом Советов на Московском проспекте, который должен был стать началом строительства нового центра города.

Плановая застройка

После смерти Сталина вместе с десталинизацией происходит полный отказ от сталинского ампира. Новые здания принципиально строятся без всякого декора, подчёркивая отсутствия пафоса и помпезности. Именно на этот период пришёлся максимально быстрый рост города и населения за счёт строительства массового и доступного жилья. Это так называемые «панельки» и другая плановая застройка, позволившая получить жильё новым жителям Петербурга, но страдающая от низкого качества и низкой архитектурной ценности.

Советский модернизм

Советский модернизм является логическим продолжением конструктивизма и также часто использует, например, ленточное остекление и цилиндрические формы. Но обычно проекты соцмодернизма более смелые и новаторские — с грубыми формами, зачастую переходящими в брутализм (гостиница «Русь») и использованием новейших на тот момент технологий (СКК).

Чаще в соцмодернизме строились административные учреждения, спортивные стадионы, промышленные предприятия и жилые дома. Самые яркие проекты второй половины XX века, которые часто вызывают полярные чувства у жителей, относятся как раз к этому стилю (БКЗ, дома на Смоленской набережной).

Подробнее: Социалистический модернизм

Современный стиль

С середины 90-х годов не существовало чёткого градостроительного плана, поэтому за 20 лет появилось довольно много неудачных проектов и хаотичной застройки. Отчасти происходило копирование классических элементов, отчасти — широкое использование сплошного остекления и массивных бетонных блоков. Большинство зданий этого времени подвергается критике, а также инициировало уничтожение архитектурного наследия.

Удачные примеры стали появляться только в последние десятилетия после переориентации на актуальные мировые тенденции строительства. К ним можно отнести Невскую Ратушу, дом на Ковенском, 5, новая сцена Александринского театра, реконструкция Главного штаба.

Фасадизм

В последние годы вместо уничтожения архитектурных памятников применяется технология фасадизма: когда сохраняется или восстанавливается исторический фасад, а всё остальное перестраивается и дополняется новыми конструкциями. Считается, что фасадизм позволяет сохранить облик исторической застройки центра города и модернизировать здания.

Примеры: дом на Лиговском 13-15, «Ренессанс Правда» на Херсонской, 15.

Вступайте в группу Вконтакте и следите за новыми постами и другими фотографиями.

Первые обновления всегда в Инстаграме

Современные концепции архитектуры Санкт-Петербурга

Интервью с Владимиром Константиновичем Линовым, заслуженным архитектором России, профессором Московского филиала Международной академии архитектуры, доцентом факультета архитектуры Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета.


Содержимое

Общие концепции развития архитектуры
Архитектура станций метро
Архитектура будущего Петербурга


architecture

Общие концепции развития архитектуры и последние тенденции российской архитектуры

— Какая современная архитектурная форма актуальна? Есть ли какой-то уникальный стиль, который мы определяем как главный, например, в первой четверти XXI века?

— Да, есть что-то похожее, ведь мода — обязательное условие для любого временного периода, и это актуально и для архитектуры.Современное движение включает в себя архитектурные тенденции конца XIX века, начиная от стиля модерн и даже рационального модерна.

Ушли в прошлое эстетика функционализма и конструктивизма. Международный стиль, известный своими большими стеклянными конструкциями, и эстетика Brutal с массивными бетонными формами, все еще используются, хотя и в тени. Когда-то была в пользу довольно громкая форма постмодернизма — привычные для классической архитектуры узнаваемые элементы были переработаны по-новому, иногда иронично.

The Pompidou Center in Paris

Центр Помпиду в Париже

В СССР местные архитекторы редко следовали моде, когда приоритетом были более рациональные задачи, например, строительство большого количества жилых домов. Но даже здесь, в начале 90-х, появились первые постмодернистские дома. Архитектор Герасимов создал здание клуба в юго-восточной части города, где использовал колонны с гротескными капителями и массивный декоративный карниз с имитацией опорных балок.

Затем стал популярен стиль High Tech. Это актуально и сейчас. Аэропорты и станции метро по всему миру построены в этом стиле, подчеркивая форму здания, архитектурные черты которого очерчивает сама конструкция. Все началось со строительства Центра Помпиду в Париже, известного как здание, внутреннее убранство которого находится снаружи. Инженерная система и эскалаторы видны на его фасаде и окрашены в яркие цвета, чтобы сделать заявление более заметным.

Pompidou Center in Paris

Центр Помпиду в Париже

— Поскольку вы упомянули французскую архитектуру, что вы думаете о районе Ла Дефанс как архитектор? Как вам идея этого геометрического вторжения в классическую парижскую достопримечательность?

— Как архитектор, я не люблю высокие здания, особенно когда мы говорим о жилищном строительстве. Это неудобно с точки зрения психологии человека, что подтверждают многие исследования. Жить выше 5 этажа вредно для здоровья, хуже с искусственной вентиляцией.Многие люди проводят много времени в таких офисах. Так что я не считаю La Defens прекрасным примером градостроительства. К счастью, из центра его не очень видно.

— Что можно сказать о подземном пространстве? Перенос многих общественных пространств под землю стал одной из ключевых особенностей современного урбанизма в развитых странах.

— У меня нет данных о негативном влиянии пребывания под землей на здоровье человека. Помимо психологических аспектов, но последняя задача архитектора — создать комфортное пространство с правильным освещением и пропорциями.Это вполне выполнимая задача. Около 10% людей испытывают стресс, когда едут в метро. И чувство начинается, когда они спускаются на эскалаторе. Поэтому для этих людей очень важна архитектурная концепция прихожей. К сожалению, нас в России это не волнует.

Le Defens, Paris

Le Defens, Париж

Архитектура станций метро

— Задача создать комфортное пространство с точки зрения человеческой психологии под землей — интересная задача.И, кроме того, подземная конструкция позволяет преодолевать некоторые ограничения, установленные ландшафтом над поверхностью, и оформлять пространство вне зависимости от архитектурного ансамбля и общего стиля территории, правильно?

— Задача комфорта была прекрасно решена французскими архитекторами в случае с новейшими станциями метро, ​​построенными в начале 2000-х годов. Новые станции демонстрируют заботу их архитектора о создании пространства, в котором люди чувствуют себя комфортно и спокойно, несмотря на то, что находятся под землей.

В основе концепции лежит технология строительства. У этой новой линии метро нет длинных эскалаторов на станциях, как мы видим в Санкт-Петербурге. Французские архитекторы разработали так называемую «вертикальную чашу», чтобы избежать глубоких и длинных наклонных эскалаторов. Внутри этой «чашки» вместо одного помещают 4 эскалатора поменьше. Создается иллюзия, что пассажир не поднимается слишком глубоко. С поворотами, совершаемыми при подъеме, человек не чувствует себя подавленным из-за того, что он зайдет слишком глубоко.

Кроме того, такая организация пространства позволяет управлять светом, напоминающим дневной свет, и люди ощущают свою связь с поверхностью.

Подземные залы оборудованы зелеными зонами с искусственными растениями, чтобы создать иллюзию близости поверхности. Благодаря точной имитации дневного света они выглядят естественно. Это помогает людям расслабиться в ожидании поезда.

The trade center in La Defens, Paris

Торговый центр в Ла Дефанс, Париж. Источник: manuelle-gautrand.com

— Что вы думаете об архитектуре станций метро Санкт-Петербурга и Москвы, каким вы видите будущее подземной архитектуры? Стоит ли сохранить традиции классического дизайна станций метро или попробовать авангард? Подземное пространство — прекрасная возможность создать что-то совершенно дикое в его уединенных условиях, это поле для архитектурных экспериментов.

— Я приверженец новаторского подхода.Считаю, что ограничений по оформлению станций метро нет. Кроме того, это не исключает моего увлечения более ранними станциями, такими как, например, самая старая красная линия в Санкт-Петербурге. Мне нравится станция «Пушкинская», хотя это сталинская архитектура.
Мне очень нравится архитектура метро по личным причинам — станция метро была моим первым серьезным дизайнерским проектом.

Был у меня с сокурсником на третьем курсе университета. Состоялся открытый конкурс на эскизный проект одной из станций метрополитена Санкт-Петербурга.Мы заняли третье место, но мы очень гордились этим, поскольку мы еще были студентами. Это было для подземного зала станции Звездная. Наш проект, конечно, не был реализован, так как он был третьим, но я заинтересовался подземной архитектурой и до сих пор сохраняю к ней интерес.

— Как бы вы оценили новые станции в Санкт-Петербурге?

— Вестибюли новых станций довольно оригинально украшены различными предметами искусства, такими как мозаичные панно и старые фотографии; некоторые панели имеют металлические детали или имитируют промышленный образец.У нас много хороших художников. Но мы не работаем с самим пространством.

Obvodniy canal

Обводный канал, Санкт-Петербург м.

— Какая школа вашего вуза учит студентов работе с проектами станций метро?

— Если говорить о отделке, то это школа архитектурного дизайна. Это не отдельная архитектурная школа, над дизайном любой станции метро могут работать специалисты с разным опытом работы. Часто такие организации, как Metropoekt, привлекают для работы над одним проектом несколько разных архитекторов с разной специализацией.

Менеджер по строительству и инженер-проектировщик определяют маршрутную и конструктивно-пространственную концепцию. Эти концепции могут время от времени отличаться: 3 туннеля, 1 большой туннель или двери экрана платформы или тип дверей краев платформы. Схема зависит от грунта и технологии проходки. Инженеры спроектируют формы и несущие стены, а архитектуру самой станции спроектирует архитектор.

— Можно ли предположить, что в будущем будет отдельная архитектурная школа подземных сооружений? В чем особенность таких конструкций?

— Можно смело утверждать, что доля подземного строительства увеличится.Даже при не столь внушительном количестве подземных паркингов в недвижимости подземные сооружения становятся обязательным условием современной строительной индустрии.

Покупатели элитной жилой недвижимости готовы доплачивать за удобную парковку. Это актуально и для многих современных общественных зданий; У любого нового театра или торгового центра обычно есть подземная часть. К сожалению, транспортная инфраструктура в этом плане не так развита.

Sportivnaya Station

Станция Спортивная, метрополитен Санкт-Петербурга

— Да, например, если есть выбор между мостом и туннелем, обычно выигрывает первый. Решение принимается по экономическим причинам в настоящий момент, независимо от прибыли в будущем. Какие объекты, на ваш взгляд, можно безопасно перенести в метро?

— Я думаю, что любой объект можно перенести под землю. Мы можем разместить там даже жилые дома, если обеспечим дневной свет.Это вполне возможно со строительством световых шахт.

— Работа со светом в подземном пространстве — это отдельный университетский курс или часть общей инженерной дисциплины?

— Это часть строительной физики, наши студенты изучают приемы работы с акустическими свойствами пространства и света. После прохождения этого курса студент может выполнить все необходимые вычисления для интенсивности света, продолжительности солнечного сияния и т. Д.Они знают, как это сделать, теперь пора городам запрашивать здания, которые применимы к этим знаниям.

Архитектура будущего Санкт-Петербурга

— Использование дневного света в архитектуре — сильная сторона французского архитектора Доминика Перро. Что вы думаете о его работах и, в частности, о его нереализованном проекте второй сцены знаменитого Мариинского театра «Золотое облако»? Есть ли место, где подобные здания можно построить в гармонии с контекстом? Пропустили ли мы момент, когда любая современная форма выглядит почти как винтаж, потому что время делает ее эклектичной, но не разрушительно эстетическим диссонансом?

— Я один из тех архитекторов, которые считают, что современная архитектура в ее формах может быть размещена в центре города, я имею в виду исторический центр.Но обязательным условием являются правильные пропорции и соответствие области контекста. Это может быть похоже на здания рядом или противостоящие им, но идея состоит в том, чтобы привести их все в гармоничный вид.

The project design of the Mariinsky theatre’s second stage

Эскизный проект второй сцены Мариинского театра. Архитектор: Доминик Перро. Источник: perraultarchitecture.com

Идея заключается в том, что современная эстетика оставляет свой след в истории города и представляет собой непрерывный процесс. Стиль меняет городской пейзаж, переделывает их, и происходит конгломерат.Городская среда никогда не должна быть монотонной и выдержанной в едином стиле, иначе она превращается в бараки.


Кстати, Петербург был таким уже очень давно. Это отметили многие артисты. Часто цитируют статью Николая Гоголя «Об архитектуре Нового времени». Но я также читаю строки Александра Пушкина :

Городская беднота, великолепный город, сплоченный дух, вид на горы,
Зеленовато-бледная арка горизонта, скука, холод и гранит…


Поэт использовал те же слова, которые он позже описал в отношении города, в своих более популярных стихах, часто цитируемых о Санкт-Петербурге, который больше подходит для города.Молодой Пушкин видел город иначе. Другой великий русский поэт и писатель Михаил Лермонтов открыто не любил город.

Saint Petersburg foto

— Следует ли изменить ландшафт с ровной городской линией и редкими выступами, спланированный Петром Великим, основателем города?

— Это крупная городская идея, и я считаю, что ее следует сохранить. Внедрение новых элементов современной архитектуры возможно, но требует каждый раз ответственного подхода, чтобы не нарушались исторические закономерности.

С этой точки зрения мне не нравится проект мистера Перро. Мне тогда казалось, что это контрастирует с областью контекста. Его форма настолько артистична и смела, что в классическом районе Санкт-Петербурга у старого театра звучит диссонанс. Кстати, думаю, на конкурс было подано больше интересных проектов, но они не были выбраны. Например, одним из участников был Ханс Холляйн. Он планировал разделить комплекс на части по объему частей среды.Этот баланс частей и целого в архитектуре очень важен.

Проект Перро и тот, который был реализован, представляют собой целое здание, слишком массивное для своего контекста. Это гора, недружелюбная для человеческого экстрасенса. Это ключевая характеристика — масштаб целого и его частей, их пропорции и соотношение. Это чисто архитектурный вызов, которым мы никогда не должны пренебрегать.

Mariinsky theatre’s second stage project design, architect: Hans Hollein

Эскизный проект второй сцены Мариинского театра, архитектор Ханс Холляйн.Источник: hollein.com

— Не могли бы вы назвать несколько проектов, которые вам особенно понравились? Хотели бы вы увидеть кого-нибудь из них в Санкт-Петербурге? Может быть, это одна из работ Калатравы?

— Вы неслучайно упомянули Калатраву, потому что его сооружения являются одними из лучших образцов современной архитектуры с сильным эмоциональным откликом. Это актуальное искусство, которое следует своей философии и, кстати, основательно использует подземное пространство под собой.В концепции работы Калатравы всегда присутствуют железобетонные конструкции в основании, здание вырастает из подземных уровней и становится воздушнее по мере того, как становится выше, обычно верх состоит из кусков легкого металла белого цвета. Эти парящие в воздухе металлические балки — эстетика этой архитектуры, иногда части здания движутся — открываются и закрываются.

Еще есть один красивый архитектурный стиль, возникший в 80-х годах. Это называется демократичной архитектурой.Один из его главных адептов Люсьен Кролл работает в Бельгии и Нидерландах. Он очень человечно подходит к проектированию зданий. Его работы напоминают муравейники, его постройки состоят из множества различных элементов, почти приближенных к человеческим размерам.

Иногда ставит комнаты одна на другую, соединяет их уличной лестницей. Он напоминает Центр Помпиду, но построен из лестниц, а не из труб. Он эклектичный, действующий в области современной архитектуры без каких-либо следов классики, но все же очень сложный.Я скучаю по Санкт-Петербургу и России, и хотелось бы, чтобы у нас было что-то похожее.

The station in Taiwan metro

Станция тайваньского метро украшена витражами художника Нарцисса Квальята.

.

Путеводитель по архитектуре Санкт-Петербурга | Гиды назначения | Коринтия Санкт-Петербург

Условия использования

В Corinthia мы всегда стремимся предоставлять лучшие цены на нашем веб-сайте. Если вы найдете лучший общедоступный тариф где-либо еще в Интернете, мы сопоставим его и снизим цену еще на 10%. Если вы найдете более низкую цену в другом месте, отправьте претензию в течение 24 часов с момента первоначального бронирования, и мы ответим в течение двух рабочих дней.Обратите внимание, это также касается скидок и рекламных акций, доступных на Corinthia.com.

Процесс подачи претензии:

Шаг 1. Если в течение 24 часов после подтвержденного бронирования в Corinthia Hotels, сделанного на Corinthia.com, вы обнаружите более низкую цену для того же отеля, типа номера, включений, дат пребывания, скидок и условий оплаты, пожалуйста, свяжитесь с соответствующим адресом электронной почты. из списка ниже, чтобы подать заявку. Все претензии необходимо подавать в течение 24 часов с момента первоначального бронирования и не менее чем за 24 часа до стандартного времени регистрации заезда в отеле.

Шаг 2. Ваша претензия должна быть подтверждена URL-адресом, по которому была обнаружена более низкая ставка, и снимком экрана, на котором четко отображаются дата пребывания, тип номера, тот же отель, включения и условия оплаты предложения с более низкой ставкой на конкурирующем веб-сайте. Пожалуйста, укажите свою контактную информацию (имя, адрес электронной почты и номер телефона).

Шаг 3. Если мы сможем убедиться, что найденная более низкая ставка соответствует Гарантии лучшей цены, а все другие условия соблюдены, Corinthia Hotels согласится с ней и снизит ставку еще на 10% на оставшуюся часть вашего оставаться.

Чтобы подать заявку, отправьте электронное письмо в соответствующий отель по одному из следующих адресов:
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты] ]
[защита электронной почты]
[защита электронной почты]

Положения и условия:

Corinthia Hotels гарантирует лучшую онлайн-цену на сайте corinthia.com на следующих условиях:

  1. Ваше первоначальное бронирование должно быть оформлено через Corinthia.com.
  2. Необходимо найти более низкую цену и отправить заявку по электронной почте в течение 24 часов с момента первоначального бронирования и не менее чем за 24 часа до стандартного времени регистрации в отеле. Если первоначальное бронирование было сделано в течение 24 часов до прибытия, гарантия лучшей цены не применяется.
  3. Гарантия лучшей цены распространяется только на опубликованные тарифы, доступные для широкой публики в Интернете, которые можно найти и сразу же забронировать без каких-либо ограничений или ограничений оплаты.
  4. Найденная более низкая цена должна соответствовать точно таким же критериям бронирования — тот же отель, тот же тип номера, те же включения, те же даты пребывания, такое же количество гостей, то же описание цены и, если применимо, та же акция. Политика отмены и предварительной покупки, а также все остальные условия пребывания также должны быть идентичными. Если претензия касается бронирования, состоящего из нескольких ночей проживания, средняя цена за каждую ночь будет сравниваться со средней ценой за каждую ночь для идентичного бронирования с использованием веб-сайта, на котором указана более низкая цена.
  5. Corinthia Hotels проверит претензию о более низкой цене и ответит в течение двух рабочих дней с момента подачи претензии. * Претензии будут обрабатываться с понедельника по пятницу с 9:00 до 17:00 по местному времени отеля.
  6. Сравнение тарифов будет производиться за вычетом любых налогов, чаевых или любых других сборов или сборов, связанных со стоимостью номера, и на момент утверждения претензии отелем должна быть доступна более низкая цена.
  7. Гарантия лучшей цены недействительна там, где это запрещено законом.Corinthia Hotels оставляет за собой право изменить или отменить свою политику гарантии лучшей цены в любое время по своему усмотрению и без предварительного уведомления.
  8. Corinthia Hotels имеет исключительное право и по своему усмотрению определять обоснованность любой претензии, включая, помимо прочего, определение того, что найденная более низкая цена действительно доступна и что претензия соответствует всем условиям. В случае возникновения разногласий решение Corinthia Hotels является окончательным.
  9. В случае бронирования с полной предоплатой через Corinthia.com, компания Corinthia Hotels вернет разницу на вашу кредитную карту, если применимо, в течение 30 рабочих дней с момента подачи заявки. Corinthia Hotels не несет ответственности за любые сборы, связанные с отменой бронирования, сделанного через другой канал.
  10. Гарантия лучшей цены
  11. будет приостановлена ​​в периоды, когда сайт corinthia.com или определенные тарифы недоступны из-за сбоя в работе, технических проблем или обстоятельств, находящихся вне разумного контроля Corinthia Hotels.
  12. Гарантия лучшей цены не распространяется на тарифы, найденные офлайн, согласованные корпоративные тарифы, групповые тарифы или тарифы MICE, непрозрачные тарифы поставщиков или тарифы, требующие членства в клубе или другой организации, тарифы правительства, прямые почтовые рассылки или запросы по электронной почте, тарифы, предлагаемые провайдерами, которые не сообщайте название или местоположение отеля до тех пор, пока не будет сделано бронирование или другие тарифы, недоступные для широкой публики.Мы оставляем за собой право отклонить претензию, если наличие Конкурирующей ставки не может быть независимо проверено во время обработки претензии.
  13. Гарантия лучшей цены не распространяется на тарифы с пакетом услуг. Пакетные тарифы включают проживание в гостинице, проданное как часть т
.

Архитектурные жемчужины Санкт-Петербурга: Барокко

Северная Венеция, город белых ночей, колыбель трех революций, Петроград, Ленинград и культурная столица, Санкт-Петербург имеет много названий и известен во всем мире как один из самых красивых городов Европы, прежде всего благодаря своим невероятная история и величественная архитектура. Сколько бы вы ни прожили в Санкт-Петербурге, приятно, что ваши архитектурные стили ослаблены, не так ли? Итак, в этой серии статей вы узнаете все о Св.Архитектурные жемчужины Петербурга и их создатели, от барокко до современности.

С самого начала основатель Санкт-Петербурга царь Петр Великий хотел, чтобы его город не был похож ни на один другой в России, поэтому он пригласил лучших европейских архитекторов для его строительства и развития. Среди самых известных архитекторов, сформировавших город, был швейцарский итальянский архитектор Доменико Трезини , который прибыл в Санкт-Петербург при его основании в 1703 году.Именно он спроектировал первую и старейшую достопримечательность города — Петропавловский собор с его игольчатым золотым шпилем и ангелом, держащим на вершине крест, который является одним из важнейших символов Санкт-Петербурга. и яркий образец петровского барокко в русской архитектуре.

Peter and Paul Fortress. Credit: nat-geo.ru Петропавловская крепость. Кредит: nat-geo.ru

Стиль барокко возник в Западной Европе в 16 веке как свидетельство богатства и могущества католической церкви.Наиболее общие черты стиля включали в себя гигантизм пропорций, театральные эффекты интерьера, созданные с помощью бронзы и позолоты, скопления скульптурных ангелов и других фигур, а также широкое использование тромпа -l ‘ oeil , когда стены, потолки, и другие поверхности были окрашены узорами, которые «обманывают» наблюдателя, заставляя его видеть другие элементы, такие как окна, колонны, орнаменты и т. д., чтобы усилить драматический эффект.

Однако в Петербурге этот стиль превратился в нечто совершенно новое.В 1700-1721 годах Россия вела войну против Шведской империи, и все усилия были брошены на поддержку армии и строительство флота. Личность Петра Великого тоже сделала свое дело: царь был известен своей любовью к простому образу жизни; он даже работал плотником на корабле во время своего путешествия инкогнито в Европу! Поэтому неудивительно, что он предпочел скромную голландскую архитектуру яркой французской и итальянской.

Summer Palace of Peter the Great. Credit: ratanews.ru Летний дворец Петра Великого.Источник: ratanews.ru

Стиль петровского барокко отличается простотой форм, умеренной отделкой, плоскими двухцветными фасадами. Помимо Летнего дворца Петра Великого , который его окружение считало слишком маленьким и скромным для монарха, и нескольких других построек и церквей, большая часть построек петровского барокко находится на Васильевском острове, который изначально был планируется как сердце города. Среди наиболее ярких примеров этого стиля — здание Трезини Twelve Collegia с его конфетообразным фасадом из двенадцати одинаковых трехэтажных секций, которое теперь принадлежит церкви Св.Петербургский государственный университет.

Twelve Collegia Building. Credit: visitrussia.com Здание Двенадцати коллегий. Кредит: visitrussia.com

Это бело-красное здание длиной с улицу настолько элегантно и впечатляюще, что единственный вопрос, который приходит в голову, любуясь его сдержанной красотой, — почему оно не находится на Университетской набережной напротив Большой Невы? Существует легенда, согласно которой Петр Великий доверил строительство Двенадцати коллегий своему другу Св.Петербургский генерал-губернатор Александр Меньшиков, который решил, что в этом 400-метровом бегемоте не оставит места для собственного великолепного дворца, и приказал построить его перпендикулярно реке. По легенде, именно так роскошный Меншиковский дворец цвета охры , который был фактически первым каменным зданием в городе, вместе с Кунсткамерой стал композиционным центром Набережной.

Menshikov Palace. Credit: wikipedia.org © Alex Florstein Fedorov, Wikimedia Commons Меншиковский дворец.Кредит: wikipedia.org © Алекс Флорштейн Федоров, Wikimedia Commons

Однако все эти постройки, хотя и были в стиле барокко, в основном были скромными и правильными. Именно с восшествием Елизаветы на русский престол в 1741 году барочная архитектура Петербурга расцвела. В отличие от отца, новая императрица любила все грандиозное и славное, как и ее окружение. Это был период расцвета Российской Империи, и все виды искусства, в том числе архитектура, были призваны праздновать ее славу.Это была эпоха елизаветинского барокко, характеризовавшаяся гигантскими размерами, роскошным золотым декором и плотным орнаментом. Среди самых известных деятелей этого периода был итальянский архитектор Франческо Бартоломео Растрелли .

Если вы повернетесь спиной к Кунсткамере , то увидите главный шедевр Растрелли — роскошный мятно-бело-зеленый Winter Palace . Этот элегантный монументальный дворец, который раньше служил официальной резиденцией русских монархов, а теперь является Эрмитажем, является прекрасным примером стиля елизаветинского барокко, а также синтеза архитектуры и декоративного искусства.Даже если вы не являетесь поклонником фасадов в стиле барокко, напоминающих пирожные, все равно невозможно не восхищаться обильным убранством этого дворца со всеми этими колоннами, статуями, маскаронами, картушами и рокайлями! Не говоря уже о его поистине грандиозном интерьере!

Winter Palace. Credit: musement.com Зимний дворец. Кредит: musement.com

Растрелли также создал одно из самых радостных слияний традиционной русской архитектуры и стиля барокко: бело-голубой и золотой собор Смольного монастыря .Я до сих пор помню то зимнее утро, когда впервые увидела этот собор много лет назад, когда была маленькой девочкой, и была поражена его размером, величием и тем, как он светился в тусклом свете рассвета. Интересно то, что она должна была быть еще выше: проектируемая колокольня должна была стать самым высоким зданием в Санкт-Петербурге, но смерть Елизаветы помешала Растрелли завершить этот грандиозный проект.

Smolny Cathedral. Credit: mitropolia.spb.ru Смольный собор. Кредит: митрополия.spb.ru

Однако самые драматические произведения Растрелли находятся не в центре города, а на окраине, в Царском Селе (Пушкин) и Петергофе. Екатерининский дворец с его роскошными интерьерами и завораживающим бирюзовым фасадом, подчеркнутым ярким позолоченным луковичным куполом, и богато украшенный Петергофский дворец , который иногда называют «русским Версалем» из-за его обильных фонтанов, являются признанными внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и входят в число самых популярных туристических направлений города.

Peterhof Palace. Credit: kidpassage.com Петергофский дворец. Кредит: kidpassage.com

К концу XVIII века драматическое великолепие стиля барокко уступило место строгому рациональному классицизму, о котором мы расскажем в следующей статье.

.

Имперский Гранд Тур [1703-1917]

Дворцовая площадь — Фото автора Энрико Зилли @Archipanic.

Лодочные туры популярны, но если вы хотите полюбоваться истинной красотой города с неожиданной точки зрения, почему бы не присоединиться к туру на крыше? Владислав Карпюк [+7 921 5963214] организует головокружительные прогулки, чтобы насладиться панорамой, которой имеют право любоваться только местные кошки. Оказавшись на вершине, вы можете помахать лодочным туристам внизу!

Тур по крыше Санкт-Петербурга — © Archipanic.

ГОРОД — Санкт-Петербург, основанный в 1703 году Петром Великим, расположен на берегу Невы на берегу Балтийского моря. Петр, жестокий и непредубежденный царь, хотел вернуть Россию на карту западного мира и настроить ее в соответствии с духом времени.

Фото Владислава Карпюка, ИГ.

Вот почему он вынудил московскую аристократию эмигрировать и буквально привозить камни для строительства собственных дворцов. Там, где когда-то было болото, родилась имперская столица.Здесь династия Романовых правила более двух веков … До октября 1917 года, когда на Дворцовой площади собралось более 250 000 человек, чтобы начать русскую революцию. Отсюда начинается наш архитектурный тур.


ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАД

© Archipanic.

Подобно площади Тяньаньмэнь или полям Ватерлоо, Дворцовая площадь — Дворцовая площадь на русском языке — является одним из тех мест, где разворачивались поворотные моменты истории. Площадь была создана, чтобы продемонстрировать всю пышность и величие Российской Империи.В его центре находится 47,5-метровая Александровская колонна работы Августа де Монферрана — 1830 год — празднует победу царя над Наполеоном в 1812 году.

Фото Джона Менара, CC.

С южной стороны, Здание Главного штаба охватывает площадь с двумя крыльями, разделенными трехсторонней триумфальной аркой, увенчанной скульптурой, снова напоминающей о славной победе над Наполеоном. Здание, спроектированное Карло Росси в 1820 году, в своем восточном крыле хранит коллекции Эрмитажа XIX и XX веков.Великолепные исторические интерьеры чередуются с современной архитектурой, демонстрируя шедевры импрессионистов, постимпрессионистов, Пикассо, Матисса и русского авангарда.


ЭРМИТАЖ

Эрмитаж, второй по величине художественный музей в мире, по праву является первым местом, куда приезжают первые посетители Санкт-Петербурга. Музей занимает Барочный Зимний дворец и другие прилегающие здания на северной стороне Дворцовой площади, а также другие места по всему городу.По заказу императрицы Елизаветы итальянскому архитектору Бартоломео Растрелли Зимний дворец стал первым публичным музеем в России. Фасад длиной 215 метров — это бело-зеленый триумф колонн, окон и статуй, призванный отразить мощь и мощь Императорской России.

© Archipanic.

Внутри музей предлагает пантагрюэльский буфет для страдающих арт-булимией, начиная с завораживающего скалоне Джордано Растрелли. Коллекция варьируется от доисторических гробниц и произведений искусства до Мадонны Леонардо да Винчи с младенцем , от шедевров Рафаэля, Кановы и Рембрандта до Зала славы фламандского искусства.

© Archipanic.

Обязательно посетите сказочные бальные и концертные залы, сад на крыше Екатерины Великой, два Тронных зала, личные покои Романовых и часовню, где цари сказали ДА своим будущим женам. Найдите бюст сварливого Наполеона, который, кажется, отворачивается от величия страны, победившей его, и портрет последнего царя Николая II, который был повторно использован для портрета Ленина на другой стороне. Откройте для себя потрясающие публикации в стиле ар-деко, механические золотые часы-павлин и итальянское искусство повера.


НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ

Вид с дрона на Невский проспект — © TimeLab.Pro.

Прогулка по Невскому проспекту занимает больше часа. Проспект длиной 4,5 км соединяет Зимний дворец с Московским вокзалом и Александро-Невским монастырем. Бурную жизнь проспекта описали Гоголь и Достоевский. Неоклассические церкви чередуются с дворцами в стиле барокко, зданиями в стиле модерн и литературными кафе … Но также модными бутиками, историческими торговыми центрами, MacDonalds и беспорядочными подвальными клубами.Именно здесь в 1917 году сформировался яростный марш к Зимнему дворцу, именно здесь собираются туристы, уличные музыканты и местные жители, чтобы создать непрерывную суетливую волну людей.

Статуя Екатерины Великой на площади Островского — © Archipanic.

Старт на Аничковом мосту с четырьмя разъяренными лошадьми, прирученными людьми, остановка на Островского пл. , чтобы полюбоваться грандиозной статуей Екатерины Великой — со всеми ее возлюбленными, скульптурными у ее ног — и Российской национальной библиотекой .Затем отправляйтесь в Большой Гостиный двор Двор, один из старейших универмагов в мире, который был спроектирован Растрелли в 1785 году, и скромную и недавно отреставрированную Армянскую церковь Святой Екатерины , одну из первых армянских церквей в городе.

Невский проспект — Фото автора Ninara, CC.

Казанский собор не преуменьшен, частично вдохновлен Святым Петром в Риме, он имеет полукруглую колоннаду, окружающую сад на Невском проспекте.На другой стороне улицы полюбуйтесь Style Moderne Singer Palace , здание культовой компании по производству швейных машин увенчано стеклянным и бронзовым куполом, поддерживаемым стройными статуями. Среди других примечательных зданий — City’s Duma Tower и здание Art Nouveau Elisseeff Emporium .

Вид с дрона на Дворец певцов — © TimeLab.Pro.

Познакомьтесь с триумфом барокко Строгановского дворца — одной из самых влиятельных дворянских династий Санкт-Петербурга, которая, несмотря на свое богатство, сегодня больше всего известна своим самым удачным рецептом от своего шеф-повара.На самом деле, у семьи были серьезные разногласия с большевиками, которые вынудили Строгановых эмигрировать и национализировали все их имущество. Посетите потрясающие интерьеры дворца, как бы давшего Строгановым то, что Строгановы.


СВЯТАЯ АРХИТЕКТУРА

Храм Спаса-на-Крови — Фото автора rdesign812, CC.

Церковь Воскресения Иисуса Христа, она же Церковь Спаса на Крови , является самым культовым и инстаграммным святым зданием в городе.Совершенно справедливо, так как он был разработан, чтобы ошеломить поколения. Действительно, на его строительство потребовалось 24 года при чудовищном для того времени бюджете и 27 лет на его восстановление. Это прозвище связано с тем, что церковь находится там, где Александр II был тяжело ранен в результате террористического нападения. Разработан А.А. Парланд, собор, прославляющий традиционную русскую архитектуру с красочными куполами эпохи возрождения, внутри 7000 квадратных метров мозаики, простирающейся через своды и колонны.

Церковь Спаса на Крови — Фото автора svklimkin, CC.

Исаакиевский собор — крупнейшая православная базилика, строительство которой велось бурно, так как в 1958 году на его завершение потребовалось 50 лет. Собор был заказан Огюсту Монферрану, которому местные архитекторы, как и он, сильно противились. t ни русский, ни архитектор; В здании сочетаются неоклассический, византийский и греческий стили. Передняя колоннада состоит из колонн высотой 22 м, каждая весом около 80 тонн. Наслаждайтесь панорамным видом на 360 ° под куполом, облицованным более чем 100 кг сусального золота.

Исаакиевский собор — Фото Алекса Флорштейна Федорова, CC.

В самом конце Невского проспекта, Александро-Невская Лавра — это самый святой и самый старый эпицентр города, в котором находится большой монастырский комплекс, посвященный князю, победившему шведов, где Петр Великий основал Санкт-Петербург. Здесь находятся собор Святой Троицы в неоклассическом стиле, две церкви в стиле барокко, спроектированные отцом и сыном Трезини, резиденции монахов и несколько исторических кладбищ , где Достоевский, Чайковский, Ломоносов и некоторые из самых знаменитых горожан покоятся с миром.

Собор Святых Петра и Павла — Wikicommons

Практически весь царь похоронен в Петропавловском соборе в пределах Петропавловской крепости на Петроградском острове. Построенное в 1733 году Доменико Трезини, здание представляет собой колокольню высотой 123 метра с золотым шпилем, увенчанным ангелом с крестом. Внутри гробницы Петра Великого и Екатерины Великой расположены перед иконостасом с правой стороны, а последний царь Николай II и его семья покоятся с миром в часовне у входа.

Смольный собор — Фото Марко Марковича, CC.

Другие известные святые архитектуры — Казанский собор и Армянская церковь Святой Екатерины на Невском проспекте — см. Соответствующую главу -, бело-голубой Смольный Воскресенский женский монастырь , завершенный Растелли в 1757 г. с луковичными куполами в стиле барокко и мечетью Санкт-Петербург на Петроградском острове. Вдохновленный мавзолеем эмира в Самарканде, он отличается потрясающим куполом с бирюзой и тонкими минаретами.


МОСТЫ И КАНАЛЫ

Ливни-Мост — Фото автора @andrei_mikhailov, IG.

Палаццо в стиле неоклассицизма, модерна и барокко обрамляют каналы города, а живописные мосты — или на русском языке — предлагают возможность для романтических фото. Ливний мост охраняют две пары львов, Пантелеймоновский венчают царственные фонари, а Банковский мост украшен грифоном с золотыми крыльями. Прогуливаясь по Невскому проспекту, невозможно не заметить четырех разъяренных лошадей, прирученных людьми на Аничовском мосту .

Дворцовый мост — Фото Александра Моисеева, CC.

Острова Васильевский, Петроград и Выборг соединены большими сценографическими разводными мостами, которые открываются в 1 час ночи для обеспечения морского судоходства. Убедитесь, что вы оказались на правой стороне острова в нужное время, так как они снова закрываются в 17:00. Дворцовый мост за Зимним дворцом открывается музыкальными и световыми шоу, успевайте добраться как минимум за полчаса, чтобы занять хорошее место.


ЗАМКИ И ПАЛАЦЦО

Интерьеры палаццо Строгановых — Викимедиа, CC.

Великолепные здания на Невском проспекте — лишь верхушка айсберга. Посетите императорские дворцы, замки и даже помпезные палаццо «места преступления». Вот одни из самых потрясающих. Меншиковский дворец на Васильевском острове был первым каменным зданием в городе. Его владелец, генерал Александр Меньшиков, был лучшим другом Петра Великого и первым губернатором Санкт-Петербурга. Бальные залы и залы демонстрируют атмосферу молодой европейской столицы. Михайловский замок изначально был построен как средневековый замок в XVIII веке.Окруженный рвом, он хранит часть собрания Русского музея.

Музей Фаберже — Викимедиа, CC.

Другие примечательные здания: Юсуповский дворец , где был убит печально известный Распутин, универмаг в стиле ар-деко Au Pont Rouge с недавно отреставрированным куполом 30-х годов с видом на живописный красный мост и величественный Мариинский оперный театр , премьера которого состоялась. Лебединое озеро Чайковского и Щелкунчик. Окруженный очаровательными старинными садами Санкт-Петербурга, Летний дворец был царской резиденцией в хорошее время года.Не пропустите Музей Фаберже , расположенный в недавно отреставрированном Шуваловском дворце у Анихова моста.


ДОСТОЕСВКИЙ ПУТЬ

Сенная площадь — Фото автора @ humanoid13, IG.

Недавняя разработка «Сенной площади» не стерла черты петербургского Федора Достоевского, описанного в «Преступление и наказание» . Перейдите площадь и прогуляйтесь по близлежащим переулкам между Садовой проспектом, каналами Фотанка и Мойка.Знаменитая «аллея С.» где жил главный герой книги Родион Расколинков, на самом деле, на Столярном переулке . Здесь, на углу с Казначейской, надпись гласит: « Трагическая судьба жителей этого района Санкт-Петербурга легла в основу страстной благой проповеди Достоевского для всего человечества ».

Тур по крыше Санкт-Петербурга — Фото @VladislavKarpyuk, IG.

• СВЯЗАННЫЕ ИСТОРИИ : Узнайте больше об архитектуре и дизайне из России и откройте для себя лучшую современную архитектуру других мировых столиц, таких как Токио и Рио-де-Жанейро…

Исаакиевский собор — Фото автора Ximonov, CC.

.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *