Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Стихи про кавказские горы: Стихи о Кавказе — Стихи, картинки и любовь

Содержание

Кавказ в жизни Михаила Лермонтова(Стихи «Кавказ»,»Синие горы Кавказа..»и другие) —

Кавказ

Михаил Юрьевич Лермонтов

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

Синие горы Кавказа, приветствую вас!

Михаил Юрьевич Лермонтов

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,
тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею!..

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца,
и в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу все темно,
возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда:
как будто девицы,
когда вдруг увидят мужчину купаясь,
в таком уж смущеньи,
что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ!
те пустынные громкие бури,
которым пещеры как стражи ночей отвечают!..
На гладком холме одинокое дерево,
ветром, дождями нагнутое,
иль виноградник, шумящий в ущелье,
и путь неизвестный над пропастью,
где, покрываяся пеной,
бежит безымянная речка,
и выстрел нежданный,
и страх после выстрела:
враг ли коварный иль просто охотник…
все, все в этом крае прекрасно.

Воздух там чист, как молитва ребенка;
И люди как вольные птицы живут беззаботно;
Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.
В дымной сакле, землей иль сухим тростником
Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,
И шьют серебром — в тишине увядая
Душою — желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Кавказу

Михаил Юрьевич Лермонтов

Кавказ! далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!..
Ужель пещеры и скалы
Под дикой пеленою мглы
Услышат также крик страстей,
Звон славы, злата и цепей?..
Нет! прошлых лет не ожидай,
Черкес, в отечество своё:
Свободе прежде милый край
Приметно гибнет для неё.

Утро на Кавказе

Михаил Юрьевич Лермонтов

Светает — вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск, и светит там и там:
Так девушки купаяся в тени,
Когда увидят юношу они,
Краснеют все, к земле склоняют взор:
Но как бежать, коль близок милый вор!

Кинжал

Михаил Юрьевич Лермонтов

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.

Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза — жемчужина страданья.

И черные глаза, остановясь на мне,
Исполненны таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, то сверкали.

Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный;
Да, я не изменюсь и буду тверд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.

Песнь Казбича

Михаил Юрьевич Лермонтов

Много красавиц в аулах у нас,
Звезды сияют во мраке их глаз,
Сладко любить их, завидная доля,
Но веселей молодецкая воля.
Золото купит четыре жены,
Конь же лихой не имеет цены:
Он и от вихря в степи не отстанет,
Он не изменит, он не обманет.

«Прощанье» «Не уезжай, лезгинец молодой»

Михаил Юрьевич Лермонтов

Не уезжай, лезгинец молодой;
Зачем спешить на родину свою?
Твой конь устал, в горах туман сырой;
А здесь тебе и кровля и покой,
И я тебя люблю!. .

Ужели унесла заря одна
Воспоминанье райских двух ночей;
Нет у меня подарков: я бедна,
Но мне душа создателем дана
Подобная твоей.

В ненастный день заехал ты сюда;
Под мокрой буркой, с горестным лицом;
Ужели для меня сей день, когда
Так ярко солнце, хочешь навсегда
Ты мрачным сделать днем;

Взгляни: вокруг синеют цепи гор,
Как великаны, грозною толпой;
Лучи зари с кустами — их убор:
Мы вольны и добры; — зачем твой взор
Летит к стране другой?

Поверь, отчизна там, где любят нас;
Тебя не встретит средь родных долин,
Ты сам сказал, улыбка милых глаз:
Побудь еще со мной хоть день, хоть час,
Послушай! час один!

— Нет у меня отчизны и друзей,
Кроме булатной шашки и коня;
Я счастлив был любовию твоей,
Но всё-таки слезам твоих очей
Не удержать меня.

Кровавой клятвой душу я свою
Отяготив, блуждаю много лет:
Покуда кровь врага я не пролью,
Уста не скажут никому: люблю.
Прости: вот мой ответ.

Казачья колыбельная песня

Михаил Юрьевич Лермонтов

Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.

По камням струится Терек,
Плещет мутный вал;
Злой чечен ползет на берег,
Точит свой кинжал;
Но отец твой старый воин,
Закален в бою:
Спи, малютка, будь спокоен,
Баюшки-баю.

Сам узнаешь, будет время,
Бранное житье;
Смело вденешь ногу в стремя
И возьмешь ружье.
Я седельце боевое
Шелком разошью…
Спи, дитя мое родное,
Баюшки-баю.

Богатырь ты будешь с виду
И казак душой.
Провожать тебя я выйду —
Ты махнешь рукой…
Сколько горьких слез украдкой
Я в ту ночь пролью!..
Спи, мой ангел, тихо, сладко,
Баюшки-баю.

Стану я тоской томиться,
Безутешно ждать;
Стану целый день молиться,
По ночам гадать;
Стану думать, что скучаешь
Ты в чужом краю. ..
Спи ж, пока забот не знаешь,
Баюшки-баю.

Дам тебе я на дорогу
Образок святой:
Ты его, моляся богу,
Ставь перед собой;
Да готовясь в бой опасный,
Помни мать свою…
Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.

Тамара

Михаил Юрьевич Лермонтов

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.

И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные чары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух:
Пред ним отворялися двери,
Встречал его мрачный евнух.
На мягкой пуховой постели,
В парчу и жемчуг убрана,
Ждала она гостя. .. Шипели
Пред нею два кубка вина.
Сплетались горячие руки,
Уста прилипали к устам,
И странные, дикие звуки
Всю ночь раздавалися там.
Как будто в ту башню пустую
Сто юношей пылких и жен
Сошлися на свадьбу ночную,
На тризну больших похорон.
Но только что утра сиянье
Кидало свой луч по горам,
Мгновенно и мрак и молчанье
Опять воцарялися там.
Лишь Терек в теснине Дарьяла,
Гремя, нарушал тишину;

Волна на волну набегала,
Волна погоняла волну;
И с плачем безгласное тело
Спешили они унести;
В окне тогда что-то белело,
Звучало оттуда: прости.
И было так нежно прощанье,
Так сладко тот голос звучал,
Как будто восторги свиданья
И ласки любви обещал.

Черкесы

Михаил Юрьевич Лермонтов

Подобно племени Батыя,
Изменит прадедам Кавказ:
Забудет брани вещий глас,
Оставит стрелы боевые… ..
И к тем скалам, где крылись вы,
Подъедет путник без боязни,
И возвестят о вашей казни
Преданья темные молвы!. .
А. Пушкин.

Уж в горах солнце исчезает,
В долинах всюду мертвый сон,
Заря, блистая, угасает,
Вдали гудит протяжный звон,
Покрыто мглой туманно поле,
Зарница блещет в небесах,
В долинах стад не видно боле,
Лишь серны скачут на холмах.
И серый волк бежит чрез горы;
Его свирепо блещут взоры.
В тени развесистых дубов
Влезает он в свою берлогу.
За ним бежит через дорогу
С ружьем охотник, пара псов
На сворах рвутся с нетерпенья;
Все тихо; и в глуши лесов

Не слышно жалобного пенья
Пустынной иволги; лишь там
Весенний ветерок играет,
Перелетая по кустам;
В глуши кукушка занывает;
И на дупле как тень сидит
Полночный ворон и кричит.
Меж диких скал крутит, сверкает
Подале Терек за горой;
Высокий берег подмывает,
Крутяся, пеною седой.
Одето небо черной мглою,
В тумане месяц чуть блестит;
Лишь на сухих скалах травою
Полночный ветер шевелит.
На холмах маяки блистают;
Там стражи русские стоят;
Их копья острые блестят;
Друг друга громко окликают:
«Не спи, казак, во тьме ночной;
Чеченцы ходят за рекой!»
Но вот они стрелу пускают,
Взвилась! — и падает казак
С окровавленного кургана;
В очах его смертельный мрак:
Ему не зреть родного Дона,
Ни милых сердцу, ни семью:
Он жизнь окончил здесь свою.

В густом лесу видна поляна,
Чуть освещенная луной,
Мелькают, будто из тумана,
Огни на крепости большой.
Вдруг слышен шорох за кустами,
Въезжают несколько людей;
Обкинув все кругом очами,
Они слезают с лошадей.
На каждом шашка,
за плечами Ружье заряжено висит,
Два пистолета, борзы кони;
По бурке на седле лежит.
Огонь черкесы зажигают,
И все садятся тут кругом;
Привязанные к деревам
В лесу кони траву щипают,
Клубится дым, огонь трещит,
Кругом поляна вся блестит.

Один черкес одет в кольчугу,
Из серебра его наряд,
Уздени вкруг него сидят;
Другие ж все лежат по лугу.
Иные чистят шашки остры
Иль навостряют стрелы быстры.
Кругом все тихо, все молчит.
Восстал вдруг князь и говорит:
«Черкесы, мой народ военный,
Готовы будьте всякий час,
На жертву смерти — смерти славной
Не всяк достоин здесь из вас.
Взгляните: в крепости высокой
В цепях, в тюрьме, мой брат сидит,
В печали, в скорби, одинокой,
Его спасу иль мне не жить.
Вчера я спал под хладной мглой
И вдруг увидел будто брата,
Что он стоял передо мной —
И мне сказал: «Минуты трата,
И я погиб, — спаси меня»;
Но призрак легкий вдруг сокрылся;
С сырой земли поднялся я;
Его спасти я устремился;
И вот ищу и ночь и день;
И призрак легкий не являлся
С тех пор, как брата бледна тень
Меня звала, и я старался
Его избавить от оков;
И я на смерть всегда готов!
Теперь, клянуся Магометом,
Клянусь, клянуся целым светом!..
Настал неизбежимый час,
Для русских смерть или мученье
Иль мне взглянуть в последний раз
На ярко солнце восхожденье».
Умолкнул князь.
И все трикратно Повторили его слова:
«Погибнуть русским невозвратно
Иль с тела свалится глава».

Восток, алея, пламенеет,
И день заботливый светлеет.
Уже в селах кричит петух;
Уж месяц в облаке потух.
Денница, тихо поднимаясь,
Златит холмы и тихий бор;
И юный луч, со тьмой сражаясь,
Вдруг показался из-за гор.
Колосья в поле под серпами
Ложатся желтыми рядами.
Все утром дышит; ветерок
Играет в Тереке на волнах,
Вздымает зыблемый песок.
Свод неба синий тих и чист;
Прохлада с речки повевает,
Прелестный запах юный лист
С весенней свежестью сливает.
Везде, кругом сгустился лес,
Повсюду тихое молчанье;
Струей, сквозь темный свод древес
Прокравшись, дневное сиянье
Верхи и корни золотит.
Лишь ветра тихим дуновеньем
Сорван листок летит, блестит,
Смущая тишину паденьем.
Но вот, приметя свет дневной,
Черкесы на коней садятся,
Быстрее стрел по лесу мчатся,
Как пчел неутомимый рой,
Сокрылися в тени густой.

О, если б ты, прекрасный день,
Гнал так же горесть, страх, смятенья,
Как гонишь ты ночную тень
И снов обманчивых виденья!
Заутрень в граде дальний звон
По роще ветром разнесен;
И на горе стоит высокой
Прекрасный град, там слышен громкий
Стук барабанов, и войска,
Закинув ружья на плеча,
Стоят на площади. И в параде
Народ весь в праздничном наряде
Идет из церкви. Стук карет,
Колясок, дрожек раздается;
На небе стая галок вьется;
Всяк в дом свой завтракать идет;
Там — тихо ставни растворяют;
Там по улице гуляют
Иль идут войско посмотреть
В большую крепость. Но чернеть
Уж стали тучи за горами,
И только яркими лучами
Блистало солнце с высоты;
И ветр бежал через кусты.
Уж войско хочет расходиться ,
В большую крепость на горе;
Но топот слышен в тишине.

Вдали густая пыль клубится.
И видят, кто-то на коне
С оглядкой боязливой мчится.
Но вот он здесь уж, вот слезает;
К начальнику он подбегает
И говорит: «Погибель нам!
Вели готовиться войскам;
Черкесы мчатся за горами,
Нас было двое, и за нами
Они пустились на конях.
Меня объял внезапный страх;
Насилу я от них умчался;
Да конь хорош, а то б попался».

Начальник всем полкам велел
Сбираться к бою, зазвенел
Набатный колокол; толпятся,
Мятутся, строятся, делятся;
Вороты крепости сперлись.
Иные вихрем понеслись
Остановить черкесску силу
Иль с славою вкусить могилу.
И видно зарево кругом;
Черкесы поле покрывают,
Ряды, как львы, перебегают;
Со звоном сшибся меч с мечом;
И разом храброго не стало.
Ядро во мраке прожужжало,
И целый ряд бесстрашных пал;
Но все смешались в дыме черном.
Здесь бурный конь с копьем вонзенным,
Вскочивши на дыбы, заржал,
Сквозь русские ряды несется,
Упал на землю, сильно рвется,
Покрывши всадника собой,
Повсюду слышен стон и вой.
Пушек гром везде грохочет;
А здесь изрубленный герой
Воззвать к дружине верной хочет;
И голос замер на устах.
Другой бежит на поле ратном;
Бежит, глотая пыль и прах;
Трикрат сверкнул мечом булатным,
И в воздухе недвижим меч;
Звеня, падет кольчуга с плеч;
Копье рамена прободает,
И хлещет кровь из них рекой.
Несчастный раны зажимает
Холодной, трепетной рукой.
Еще ружье свое он ищет;
Повсюду стук, и пули свищут;
Повсюду, слышен пушек вой;
Повсюду смерть и ужас мещет
В горах, и в долах, и в лесах;
Во граде жители трепещут;
И гул несется в небесах.
Иный черкеса поражает;
Бесплодно меч его сверкает.
Махнул еще; его рука,
Подъята вверх, окостенела.
Бежать хотел. Его нога
Дрожит недвижима, замлела;
Встает и пал. Но вот несется
На лошади черкес лихой
Сквозь ряд штыков; он сильно рвется
И держит меч над головой;
Он с казаком вступает в бой;
Их сабли остры ярко блещут;
Уж лук звенит, стрела трепещет;
Удар несется роковой.
Стрела блестит, свистит, мелькает
И вмиг казака убивает.
Но вдруг, толпою окружен,
Копьями острыми пронзен,
Князь сам от раны издыхает;
Падет с коня — и все бегут
И бранно поле оставляют.
Лишь ядры русские ревут
Над их, ужасно, головой.
Помалу тихнет шумный бои.
Лишь под горами пыль клубится.
Черкесы побежденны мчатся,
Преследоваемы толпой
Сынов неустрашимых Дона,
Которых Рейн, Лоар и Рона
Видали на своих брегах,
Несут за ними смерть и страх.

Утихло все: лишь изредка
Услышишь выстрел за горою;
Редко видно казака,
Несущегося прямо к бою,
И в стане русском уж покой.
Спасен и град, и над рекой
Маяк блестит, и сторож бродит,
В окружность быстрым оком смотрит
И на плече ружье несет.
Лишь только слышно: «Кто идет»,
Лишь громко «слушай» раздается;
Лишь только редко пронесется
Лихой казак чрез русский стан.
Лишь редко крикнет черный вран
Голодный, трупы пожирая;
Лишь изредка мелькнет, блистая,
Огонь в палатке у солдат.
И редко чуть блеснет булат,
Заржавый от крови в сраженье,
Иль крикнет вдруг в уединенье
Близ стана русский часовой;
Везде господствует покой.

Стихи о Кавказе 🚩 читать стихотворения на ВсеСтихи

Судьба Кавказа

Русский народ и его культура во все времена остаются тесно связаны с судьбой Кавказа, и эта тема будет актуальной во все времена. В сборнике Стихи о Кавказе известные мастера слова 19 и 20 веков описывают для нас скалы и удивительную, прекрасную красоту кавказских гор, своеобразную жизнь местного населения и легенды аулов. Приехав на юг, невозможно не увлечься красотой этого ландшафта. Ведь он воодушевляет на самые красивые произведения искусства.

Хвалы силам природы

В своих стихотворениях поэты воспевают быт местных жителей, их нравы и установленные порядки. Они поразительно точно описывают горный ландшафт и саму сущность земли. Известные авторы в своих стихах с особенной силой и поэтичностью изображают могущественный и невероятный мир Кавказа, падение воды в красивых реках и лепетание райских птиц. Перед нами предстают яркие явления могущественных сил природы. Данная местность играет большую роль в творчестве русских поэтов. Этот край поражает нашу душу самыми неизгладимыми и глубокими впечатлениями. Для русских поэтов чарующая природа Кавказа и насыщенное бытие здешнего поселения стали ресурсом вдохновения. В своих произведениях они описывают достоинства этого прекрасного края, ведь сами провели на этой земле длинный и значимый отрезок в своих жизнях. Мы видим изображение бесконечных красот гор Кавказа. В словах, творениях чувствуется искренняя любовь к прекрасному пейзажу этой земли.

Полностью

Стихи русских поэтов классиковСтихи зарубежных поэтов классиковСтихи современных поэтовКороткие стихи

Поиск произведения

Все категории / темыКороткие стихиСтихи зарубежных поэтов классиковСтихи русских поэтов классиковСтихи современных поэтовЦитатыАбстрактные стихиБалладыГрустные стихиГрустные стихи о жизниГрустные стихи о любвиГрустные стихи о собакахГрустные стихи про животныхГрустные стихи про мамуГрустные стихи про осеньГрустные стихи про папуКолыбельные стихиМатерные, нецензурные, хулиганские стихиОдыСказки в стихахСмешные, веселые стихи для детейСмешные, веселые стихи о школеСмешные, веселые, юмористические стихиСовременные стихи для детейСовременные стихи о дружбеСовременные стихи о женщинеСовременные стихи о жизниСовременные стихи о любвиСовременные стихи о природеСовременные стихи о Родине, РоссииСтихи аллегорииСтихи для детейСтихи для детей 10 летСтихи для детей 3-4 летСтихи для детей 5-6 летСтихи для детей 7 летСтихи для детей 8 летСтихи для детей 9 летСтихи для малышей, самых маленькихСтихи для подростковСтихи к 1 маяСтихи к 1 сентября (День Знаний)Стихи к 23 февраляСтихи ко дню Космонавтики 12 апреляСтихи на День Святого ВалентинаСтихи на день Святого Валентина любимой девушкеСтихи на день Святого Валентина любимому парнюСтихи на конкурс чтецовСтихи на Крещение ГосподнеСтихи на Прощеное воскресеньеСтихи о безответной любвиСтихи о березеСтихи о блокаде ЛенинградаСтихи о БогеСтихи о вере и надеждеСтихи о весне для детейСтихи о войнеСтихи о войне для детей, школьниковСтихи о войне для конкурса чтецовСтихи о ВолгеСтихи о временах годаСтихи о времениСтихи о встречеСтихи о героях и героизмеСтихи о городах, странахСтихи о грустиСтихи о детствеСтихи о добротеСтихи о дочкеСтихи о дружбеСтихи о женской красотеСтихи о женщине, девушкеСтихи о животных для детейСтихи о жизниСтихи о здоровьеСтихи о зимеСтихи о зиме для детейСтихи о КавказеСтихи о книгах, чтении, литературеСтихи о красотеСтихи о КрымеСтихи о КубаниСтихи о ЛунеСтихи о любви к девушке, женщинеСтихи о любви к мужчинеСтихи о любвиСтихи о любви на расстоянииСтихи о мамеСтихи о материнствеСтихи о мечтеСтихи о милосердии и состраданииСтихи о миреСтихи о молчанииСтихи о мореСтихи о МосквеСтихи о мужеСтихи о мужествеСтихи о мужчинеСтихи о музеСтихи о музыкеСтихи о наукеСтихи о небеСтихи о нежностиСтихи о ненавистиСтихи о памятиСтихи о ПарижеСтихи о патриотизмеСтихи о первой любвиСтихи о первоклассникахСтихи о песнеСтихи о Петербурге, ЛенинградеСтихи о печалиСтихи о победеСтихи о повареСтихи о погодеСтихи о подругеСтихи о пожарных и спасателяхСтихи о политикеСтихи о поэзии и стихахСтихи о поэтахСтихи о предательстве, изменеСтихи о природе для детей, школьниковСтихи о природе для конкурса чтецовСтихи о природе русских поэтовСтихи о профессияхСтихи о профсоюзеСтихи о прошедшей любвиСтихи о прошломСтихи о прощенииСтихи о путешествияхСтихи о ПушкинеСтихи о работе, профессиях для детейСтихи о работе, трудеСтихи о радостиСтихи о разбитом сердцеСтихи о расставании, разлукеСтихи о ревностиСтихи о революцииСтихи о рекеСтихи о религииСтихи о Родине для детей, школьниковСтихи о Родине, РоссииСтихи о родителяхСтихи о рождении дочкиСтихи о рождении ребенкаСтихи о рождении сынаСтихи о розахСтихи о русском языкеСтихи о СамареСтихи о СаратовеСтихи о свадьбеСтихи о свободеСтихи о себеСтихи о СевастополеСтихи о СевереСтихи о селе, деревнеСтихи о семье и семейных ценностяхСтихи о сестреСтихи о СибириСтихи о силеСтихи о сильной женщинеСтихи о сирениСтихи о сказкахСтихи о скалахСтихи о скорбиСтихи о скукеСтихи о словеСтихи о смертиСтихи о смысле жизниСтихи о снегеСтихи о собакахСтихи о собаках для детейСтихи о совестиСтихи о солдатахСтихи о солнцеСтихи о СочиСтихи о спортеСтихи о СталинеСтихи о старостиСтихи о страстиСтихи о студентахСтихи о судьбеСтихи о суициде, самоубийствеСтихи о счастьеСтихи о сынеСтихи о талантеСтихи о танцахСтихи о творчествеСтихи о театреСтихи о тишинеСтихи о тополеСтихи о тоскеСтихи о ТулеСтихи о физикеСтихи о хлебеСтихи о художникахСтихи о церквиСтихи о чаеСтихи о чести и достоинствеСтихи о чувствахСтихи о школеСтихи о яблокахСтихи о ЯкутииСтихи про 8 мартаСтихи про 9 мая, День ПобедыСтихи про августСтихи про АдСтихи про АдамаСтихи про Адама и ЕвуСтихи про адмиралтействоСтихи про аистаСтихи про акробатовСтихи про актрисуСтихи про акулуСтихи про АлёнуСтихи про АлинуСтихи про алкогольСтихи про аллеиСтихи про алмазыСтихи про АлтайСтихи про алтарьСтихи про альпинистовСтихи про АльпыСтихи про Америку, СШАСтихи про аметистСтихи про АмстердамСтихи про АмураСтихи про ананасыСтихи про Ангела и ДемонаСтихи про Ангела смертиСтихи про Ангела-хранителяСтихи про АнгеловСтихи про АндреяСтихи про АнтарктидуСтихи про антилопуСтихи про АнтонаСтихи про АнюСтихи про апрельСтихи про армиюСтихи про АфрикуСтихи про аэропортСтихи про бабушкуСтихи про беременностьСтихи про бессмертиеСтихи про БлаговещениеСтихи про болезньСтихи про больСтихи про братаСтихи про буквыСтихи про ВанюСтихи про ВасюСтихи про Вербное воскресеньеСтихи про веснуСтихи про ветерСтихи про вечерСтихи про ВикуСтихи про ВитюСтихи про ВовуСтихи про водуСтихи про волковСтихи про волныСтихи про волосыСтихи про воспитателяСтихи про глазаСтихи про голодСтихи про голосСтихи про голубые глазаСтихи про гордостьСтихи про горыСтихи про градСтихи про грозуСтихи про ДашуСтихи про девочку СашуСтихи про Деда МорозаСтихи про дедушкуСтихи про декабрьСтихи про ДенисаСтихи про день рожденияСтихи про деревьяСтихи про детейСтихи про детский садСтихи про ДиануСтихи про ДимуСтихи про добро и злоСтихи про дождьСтихи про домСтихи про домашних животныхСтихи про дорогуСтихи про другаСтихи про дружбу для детейСтихи про душуСтихи про ЕгипетСтихи про елкуСтихи про женихаСтихи про женуСтихи про ЖенюСтихи про животных, птицСтихи про зайцаСтихи про закатСтихи про звездыСтихи про зеленые глазаСтихи про зимний лесСтихи про именаСтихи про ИруСтихи про июльСтихи про июньСтихи про карие глазаСтихи про КаринуСтихи про КатюСтихи про киноСтихи про КолюСтихи про космосСтихи про кошек, котовСтихи про КсюшуСтихи про лагерьСтихи про ландышиСтихи про ласточкуСтихи про ЛенинаСтихи про ЛеруСтихи про лесСтихи про летоСтихи про лето для детейСтихи про листопадСтихи про листьяСтихи про ложьСтихи про лошадей, конейСтихи про ЛюбуСтихи про майСтихи про МаксимаСтихи про мальчика СашуСтихи про маму для детейСтихи про МаринуСтихи про мартСтихи про МасленицуСтихи про математикуСтихи про МашуСтихи про медицину, медиковСтихи про МишуСтихи про молодость, юностьСтихи про морозСтихи про моряковСтихи про НадюСтихи про настроениеСтихи про НастюСтихи про НаташуСтихи про невестуСтихи про Новый год и РождествоСтихи про ночьСтихи про ноябрьСтихи про обидуСтихи про одиночествоСтихи про одуванчикиСтихи про октябрьСтихи про ОлюСтихи про осенний лесСтихи про осеньСтихи про осень для детейСтихи про осеннюю поруСтихи про папуСтихи про папу для детейСтихи про ПасхуСтихи про ПетюСтихи про пионеровСтихи про поездСтихи про пожарСтихи про ПолинуСтихи про полицию, полицейскихСтихи про поцелуйСтихи про правила дорожного движенияСтихи про птицСтихи про радугуСтихи про Рай и АдСтихи про рассветСтихи про реку АнгаруСтихи про ромашкиСтихи про рукиСтихи про рыбака и рыбалкуСтихи про рябинуСтихи про СветуСтихи про свечиСтихи про сентябрьСтихи про сердцеСтихи про СережуСтихи про серые глазаСтихи про слезыСтихи про СнегурочкуСтихи про сонСтихи про СофиюСтихи про СтепуСтихи про сумеркиСтихи про тайгуСтихи про Татьянин деньСтихи про ТатьянуСтихи про телефонСтихи про улыбкуСтихи про УралСтихи про утроСтихи про учителяСтихи про февральСтихи про фотографииСтихи про фрукты и овощиСтихи про футболСтихи про цветыСтихи про цифрыСтихи про человека и людейСтихи про чудоСтихи про экологиюСтихи про ЮлюСтихи про январьСтихи про ЯнуСтихи с добрым утромСтихи спокойной ночиЭротические, пошлые стихи о сексеКороткие стихи на День Святого ВалентинаКороткие стихи о войнеКороткие стихи о женщине, девушкеКороткие стихи о животныхКороткие стихи о жизниКороткие стихи о любвиКороткие стихи о мореКороткие стихи о МосквеКороткие стихи о мужчинеКороткие стихи о природеКороткие стихи о Родине, РоссииКороткие стихи о счастьеКороткие стихи про веснуКороткие стихи про Деда МорозаКороткие стихи про день рожденияКороткие стихи про дочкуКороткие стихи про дружбуКороткие стихи про зимуКороткие стихи про летоКороткие стихи про мамуКороткие стихи про музыкуКороткие стихи про осеньКороткие стихи про папуКороткие стихи про семьюКороткие стихи про собакКороткие стихи про спортКороткие стихи про сынаКороткие стихи про школуКороткие стихи современных поэтовКороткие стихи, которые легко учатся

Все АвторыАгния БартоАделаида ГерцыкАлександр БлокАлександр ОдоевскийАлександр ПолежаевАлександр ПушкинАлександр РадищевАлександр СумароковАлексей АпухтинАлексей ЖемчужниковАлексей КольцовАлексей ПлещеевАлексей СурковАлексей ТолстойАндрей БелыйАнна АхматоваАнтон ДельвигАполлон ГригорьевАрсений ТарковскийАфанасий ФетБелла АхмадулинаБорис ПастернакБорис СлуцкийБулат ОкуджаваВадим ШершеневичВалерий БрюсовВасилий ЖуковскийВасилий КапнистВасилий КурочкинВасилий Лебедев-КумачВасилий ТредиаковскийВасилий ФедоровВелимир ХлебниковВера ИнберВильгельм КюхельбекерВладимир БенедиктовВладимир ВысоцкийВладимир МаяковскийВладимир НабоковВладимир НарбутВладимир СоловьевВладислав ХодасевичВсеволод БагрицкийВячеслав ИвановГабриэла МистральГавриил ДержавинГеоргий ИвановДавид СамойловДаниил ХармсДемьян БедныйДжек АлтаузенДжордж БайронДмитрий ВеневитиновДмитрий КедринДмитрий МережковскийЕвгений БаратынскийЕвгений ДолматовскийЕвдокия РостопчинаЗинаида ГиппиусИван АксаковИван БунинИван КозловИван КрыловИван НикитинИгорь СеверянинИлья ЭренбургИннокентий АнненскийИосиф БродскийИосиф УткинИрина ОдоевцеваКаролина ПавловаКондратий РылеевКонстантин БальмонтКонстантин БатюшковКонстантин ВаншенкинКонстантин РомановКонстантин СлучевскийКонстантин ФофановЛев МейЛев ТолстойЛеонид МартыновМаксим ГорькийМаксимилиан ВолошинМаргарита АлигерМария ПетровыхМацуо БасёМирра ЛохвицкаяМихаил АнчаровМихаил ГерасимовМихаил ЗенкевичМихаил КузминМихаил ЛермонтовМихаил СветловМуса ДжалильНиколай АгнивцевНиколай АсеевНиколай ГлазковНиколай ГумилевНиколай ЗаболоцкийНиколай КарамзинНиколай КлюевНиколай НекрасовНиколай ОгаревНиколай ОлейниковНиколай ОцупНиколай РерихНиколай РубцовНиколай ЯзыковНовелла МатвееваОгюст БарбьеОльга БерггольцПавел АнтокольскийПавел ВасильевПавел КоганПетр ВяземскийПьер-Жан БеранжеРюрик ИвневСаша ЧерныйСемен ГудзенкоСемен НадсонСергей АверинцевСергей ГородецкийСергей ЕсенинСергей КлычковСергей МихалковСофия ПарнокТатьяна РовицкаяТатьяна СмертинаФедор ГлинкаФедор СологубЧерубина де ГабриакЭдуард АсадовЭдуард БагрицкийЮлия ДрунинаЮргис БалтрушайтисЯков ПолонскийЯрослав СмеляковГётеТэффиУильям ШекспирАбдулхак ИгебаевАгибалова Т.

Аделина АдалисАйгерим ТоктоматоваАким ЯковАкмалова АннаАкутагава РюносукэАл ЕфАлекс ТаирАлекс ФилимоновАлександр АнайкинАлександр АроновАлександр БазаджиевАлександр БашлачевАлександр БашлачёвАлександр БестужевАлександр БойчукАлександр БорисенкоАлександр БродскийАлександр БывшевАлександр ВведенскийАлександр ВертинскийАлександр ВихорАлександр ВоейковАлександр ГаврюшкинАлександр ГаличАлександр ГитовичАлександр ГрибоедовАлександр ДобролюбовАлександр ДольскийАлександр ЖаровАлександр ИвановАлександр ИзмайловАлександр КапьярАлександр КардаковАлександр КарпенкоАлександр КлимовАлександр КоваленковАлександр КожейкинАлександр КотлинАлександр КочетковАлександр КулябинАлександр КурсинскийАлександр КушнерАлександр ЛугарёвАлександр МежировАлександр МецгерАлександр Монвиж-МонтвидАлександр НивинАлександр ПрокофьевАлександр РозенбаумАлександр СашинАлександр СидельниковАлександр ТвардовскийАлександр ФёдоровАлександр ХаринАлександр ЧеремновАлександр ШибаевАлександр ШипицынАлександр ШиряевецАлександр ЩербаковАлександр ЭдерхартАлександр ЯшинАлександра ВеремейчикАлександра КрючковаАлександра НовиковаАлексей БолонскийАлексей ГанинАлексей ГастевАлексей ДмитриевАлексей ЕрошинАлексей Константинович ТолстойАлексей КрученыхАлексей МарковАлексей НескородовАлексей ПорошинАлексей РжевскийАлексей СелевАлексей СидоровАлексей СтариковАлексей ФатьяновАлексей ХомяковАлексей ШамаринАлексей ШевченкоАлексей ШлыгинАлена ВасильченкоАлена КирилинаАлена ТкачукАлена ТуданАлёша РякинАлина БелинаАлина МасловскаяАлла ЖэмАлла ЛапинаАлла ПолкановаАлла СтройлоАлла ФонинаАллен ГинзбергАльберт СигаловАльберт ШвейцерАля КудряшеваАнастасия БолюбашАнастасия ДобротаАнастасия КириченкоАнастасия ОрловаАнастасия ЧурбановаАнатолий АнисимовАнатолий БаркаевАнатолий БеляевАнатолий БолутенкоАнатолий ВоскобойниковАнатолий ГришинАнатолий ЖигулинАнатолий ЖуравлевАнатолий ЗагрядскийАнатолий МолчановАнатолий ОрловАнатолий ФоровАнатолий ЮхименкАнатолия ЛесныхАнгелина БолотскаяАндрей ВознесенскийАндрей ГеращенкоАндрей ДементьевАндрей ДенисовАндрей КолтоновскийАндрей ПоповАндрей СметанинАндрей УсачёвАндрей УсачевАндрей ЮркевичАнжела БерловаАнна АкмаловаАнна АлфероваАнна БарковаАнна БежелеваАнна БунинаАнна БуссоАнна ВалееваАнна ВишневскаяАнна ИвановаАнна ИгнатоваАнна КассариАнна КорчемкинаАнна КулагинаАнна ЛазареваАнна ЛуксАнна МиняеваАнна МогилевскаяАнна СиливончикАнтиох КантемирАнтон ПришелецАнтон ЧеховАнтонина БахАнфиса АнисимоваАнюта ВеснаАня АксеноваАня ЛитвиноваАня ЛуценкоАполлон КоринфскийАполлон МайковАриадна ЛещинскаяАрина ЗабавинаАрсений АльвингАрсений Голенищев-КутузовАртем ЛысечкоАртём ОкренецАртур ГариповАртур ГиваргизовАртюр РембоАся ГорскаяБез автораБезладнов В. Белинда НаизустьБертольд БрехтБоборахим МашрабБогдан ХудавердБорис АвсараговБорис БабушкинБорис ГлуховскийБорис ЗаходерБорис КорниловБорис НиколаевБорис ПоляковБорис ПоплавскийБорис РыжийБорис СадовскийБорис СадовскойБорис СердюкБорис СкрипниковБорис СмоленскийБорис СоловьевБорис ЧичибабинБорис ЭльшанскийБорисов В.Бэла БеловаВ.А. ДроздовВадим ГарднерВадим ДелонеВадим ЕгоровВадим КосовицкийВадим КрашенинниковВадим ЛевинВадим МалковВадим СемернинВадим СмолякВадим СыванВадим ШефнерВалентин БерестовВалентин ГафтВалентин ГлущенкоВалентин КатаевВалентин КатарсинВалентин ЛукшаВалентин СерыхВалентин СорокинВалентина ВолинаВалентина ДонниковаВалентина КошелеваВалентина ЛанцеттиВалентина НазароваВалентина СавковаВалентина СамотВалентина СкворцоваВалентина СтепнаяВалентина ЧерняеваВалентины КошелевойВалерий ВоскобойниковВалерий ПанинВалерий ПаранинВалерий ПрокошинВалерий СавостьяновВалерий ЧижовВалерия ЗайцеваВалерия КтянцВалерия ЛивинаВалерия СувороваВан ЯпинВарвара МирнаяВарлам ШаламовВасилий БажановВасилий КазинВасилий КаменскийВасилий КнязевВасилий КолосовВасилий КомаровскийВасилий МоругаВасилий Немирович-ДанченкоВасилий ПоповВасилий РепинВасилий ФедорченкоВасилий ФетисовВасилиск ГнедовВеликий князь К. К. РомановВеня Д’ркинВера АношинаВера Бутко, Вадим ЗинчукВера МорозоваВера ПавловаВера ПолозковаВера ПоповаВера ПраздничноваВера СвечинаВера ШуграеваВероника ДолинаВероника ТушноваВиеру ГригореВика ИвченкоВиктор БоковВиктор БулгаковВиктор ВикторовВиктор ГвоздевВиктор ГончаровВиктор ГусевВиктор ГюгоВиктор ИвановВиктор КалитинВиктор КирюшинВиктор КолесниковВиктор ЛунинВиктор ПавловВиктор ПетровВиктор СлётовВиктор СоснораВиктор ТуровВиктор ХесинВиктор ЦойВиктории Пекер-ТкачВиктория БарановскаяВиктория БурьянВиктория ВакулинскаяВиктория КондратенкоВиктория МожнаяВиктория ТкаченкоВиктория ЧорнийВильгельм ЗоргенфрейВиолетта БережнаяВиссарион ПетербургскийВиталий БакалдинВиталий КодрянВиталий РевякинВиталий СивяковВиталий ТунниковВиталий ЮрковВлад АмелинВладимир АгатовВладимир АуровВладимир БезладновВладимир БританишскийВладимир ВишневскийВладимир ВолкодавВладимир ВологдинВладимир ГеоргиевскийВладимир ГиляровскийВладимир ГиппиусВладимир ГудимовВладимир ДанькоВладимир ДинецВладимир ЕвплухинВладимир КоркинВладимир КорниловВладимир КостровВладимир ЛадыженскийВладимир ЛазаревВладимир ЛанинВладимир ЛившицВладимир ЛифшицВладимир ЛуговскойВладимир МальчевскийВладимир МарининВладимир МаслаковВладимир НочьВладимир ОрловВладимир ПриходькоВладимир РаевскийВладимир СидоровВладимир СолоухинВладимир СтепановВладимир ТоропыгинВладимир ТристанВладимир ТыцкихВладимир УткинВладимир УткинВладимир ШамонинВладимира КобецВладислав КорякинВладислав КрапивинВнуковский ТарасВсеволод КнязевВсеволод РождественскийВсегда первыйВячеслав АстеровВячеслав КузнецовВячеслав ЛейкинВячеслав РуденкоВячеслав ЧендыревГабдулла ТукайГавриил КаменевГайда ЛагздыньГалина АкимоваГалина АнтипинаГалина БобылёваГалина БоргульГалина БраиловскаяГалина ВоленбергГалина ГалинаГалина ГамперГалина ГлафираГалина ГрицаченкоГалина ДавыдоваГалина ДядинаГалина ЗеленкинаГалина ИльинаГалина ЛехманГалина МельниковаГалина Назаренко-УмбденштокГалина НовицкаяГалина ПетроваГалина ПургаГалина РукосуеваГалина СавельеваГалина СоренковаГалина СтаниславскаяГалина СтеценкоГалина ШалаеваГарина ЮдинаГеннадий АйгиГеннадий БрянскийГеннадий КротовГеннадий МалинскийГеннадий МалинскийГеннадий ОвруцкийГеннадий СеребряковГеннадий ТукачовГеннадий ШеховцовГеннадий ШпаликовГенри ЛонгфеллоГенрих АкуловГенрих ГейнеГенрих СапгирГеоргий АдамовичГеоргий ГраубинГеоргий ЛадонщиковГеоргий РублевГерман АбрамовГерман ХодыревГлеб ГорбовскийГрегори КорсоГригорий ВиеруГригорий ЕмельяновГригорий КоринГригорий ЛюшнинГромова Л. Гульшат ЗайнашеваГурия ОсмановаДавид БурлюкДавид КугультиновДайана Ди ПримаДана СидеросДаниил АндреевДарина УшаковаДарья ГерасимоваДарья КовалевскаяДарья ПономарёваДарья РостовскаяДаян КадырДениз ЛевертовДенис ДавыдовДжиоева ЛейлаДжон БеррименДжон ДоннДжон КитсДжордж АрнольдДиана КанДина БурачевскаяДмитрий БыковДмитрий ПерьковДмитрий ПинскийДмитрий ПолоновскийДмитрий ПоповДмитрий ПрусовДмитрий СтепановДмитрий СухаревДмитрий ЯблонскийДора ХайкинаДоронина ДарьяЕва ЧерноваЕвгений АграновичЕвгений АксельродЕвгений АрхипенкоЕвгений АстралЕвгений БерЕвгений БерезницкийЕвгений БочкарёвЕвгений ВинокуровЕвгений ГребенкаЕвгений ГрудановЕвгений ЕвтушенкоЕвгений КоковинЕвгений ЛебедевЕвгений МаркинЕвгений МартыновЕвгений ПоспеловЕвгений СанинЕвгений ТищенкоЕвгений ШишкинЕвгений ЩелконоговЕвгения ЕрмоленкоЕвгения МалёнкинаЕвгения СоснинаЕвгения ТрутневаЕвгения ШерманЕвстафий БернетЕгор ИсаевЕгор ЛетовЕкатерина ГорбовскаяЕкатерина ДовлатоваЕкатерина ЗоринаЕкатерина КаргановаЕкатерина МанычеваЕкатерина НеволькоЕкатерина СемиволЕкатерина СероваЕкатерина СидороваЕкатерина СоколовскаяЕкатерина ШелыгинаЕлена АксельродЕлена АлександроваЕлена АнохинаЕлена АрсенинаЕлена БлагининаЕлена БогдановаЕлена БонЕлена БорисоваЕлена ВайтЕлена ВесноваЕлена ВечтомоваЕлена ВиноградоваЕлена ВячеславовнаЕлена ГригорьеваЕлена ГуроЕлена ДолгихЕлена ДюкЕлена ЕвсееваЕлена ЗаостровцеваЕлена КарабеляЕлена КасьянЕлена КоролёваЕлена КравченкоЕлена ЛешоваЕлена ЛипатоваЕлена МазанкоЕлена Мельникова-КравченкоЕлена НаздрюхинаЕлена ОленинаЕлена ПавловаЕлена ПроценкоЕлена РанневаЕлена РодченковаЕлена РудаковаЕлена СалмоваЕлена СвиряеваЕлена СмирноваЕлена СтеквашоваЕлена ТарасоваЕлена ТибинаЕлена ТрофимоваЕлена ТрутневаЕлена ХоринскаяЕлена ЦарегородцеваЕлена ЧерныхЕлена ЧертоваЕлена ШаламоноваЕлена ЯковенкоЕлизавета СиротаЕлизавета СучковаЕлизавета ТараховскаяЕрмил КостровЕс СояЕфим ЗайцевскийЕфимова О. Жан де ЛафонтенЗайцева Р.Зарина МорскаяЗельвин ГорнЗинаида АлександроваЗинаида ПисьманЗинаида ТоропчинаЗинаида ЧеботареваЗлата БлагороднаяЗоя ЖурбенкоЗоя ПетроваЗульфия СалкоИван АбузинИван БарковИван ВаравваИван ДемьяновИван ДмитриевИван ДолгорукийИван ЕлагинИван ИгнатьевИван ИщукИван КабановИван КиуруИван КлюшниковИван КоневскойИван МельничукИван МятлевИван НаумовИван СуриковИван ТургеневИван ХемницерИварина МостовичИгорь БелкинИгорь ГуберманИгорь ЖдановИгорь ЖелновИгорь ЖуковИгорь ИртеньевИгорь КалишИгорь КобзевИгорь КоньковИгорь ЛарионовИгорь МазининИгорь МазнинИгорь МазунинИгорь СмирновИгорь СмолевскийИгорь ТюленевИгорь ФроловИгорь ШандраИгорь ШаферанИгорь ШевчукИгорь ШептухинИда ВекшегоноваИида ДакоцуИлона ГрошеваИльина ЕленаИлья ГрошевИлья ЗданевичИлья СельвинскийИнесса АгееваИнна ГамазковаИнна КашежеваИнна ЛевченкоИпполит БогдановичИра ДолиннаяИраида МордовинаИрина АртемукИрина АртлисИрина АсееваИрина БутримоваИрина ГавриловаИрина ГлушецИрина ГоловлёваИрина ГорюноваИрина ГуринаИрина ЕвдокимоваИрина ЗуенковаИрина МаляроваИрина МихашинаИрина ПивовароваИрина Самарина-ЛабиринтИрина СнеговаИрина ТетерчеваИрина ТокмаковаИрина ТрошинаИрина УстиноваИрина ФаузельИрис РевюКавахигаси ХэкиготоКазимир ЛисовскийКамышева Ю. Карл СэндбергКармелита КруглаяКатя ПиксаеваКирилл АвдеенкоКняжна ГорчаковаКозьма ПрутковКонстантин АксаковКонстантин АксеновКонстантин БалаевКонстантин БольшаковКонстантин ВагиновКонстантин ВуколовКонстантин ДеркаченкоКонстантин ЕфетовКонстантин ЖуравлевКонстантин ИбряевКонстантин ПрисяжнюкКонстантин РошеКонстантин СимоновКонстантинос КавафисКорней ЧуковскийКсюша ИвановаЛана КарпинскаяЛана ЛукановаЛаптева ТатьянаЛара ИвановнаЛариса АлександроваЛариса ВасильеваЛариса МиллерЛариса НекрасоваЛариса РубальскаяЛариса РучкоЛариса ТитаренкоЛариса УлитинаЛариса ШатуноваЛариса ШахбазянЛасковый мирЛаэрт ДобровольскийЛе Рой ДжонсЛев ДрускинЛев КвиткоЛев КузьминЛев КуклинЛев МирошниченкоЛев ОзеровЛев ОшанинЛев РахлисЛев СмирновЛев ЭллисЛена ГершманЛена ОдинцоваЛена СтепановаЛенгстон ХьюзЛеон ГроховскийЛеонид ГубановЛеонид ДьяконовЛеонид ЗавальнюкЛеонид ЗахаровЛеонид КаминскийЛеонид КаннегисерЛеонид КоноплянкоЛеонид КорниловЛеонид СорокаЛеонид ФилатовЛеонид ШкавроЛидия КалашниковаЛидия КурзаеваЛидия НевскаяЛидия НекрасоваЛидия ОгурцоваЛидия ПреображенскаяЛидия СлуцкаяЛидия ЧарскаяЛидия ЧуковскаяЛика РазумоваЛилия СклярЛина МаксЛина ПавловаЛиодор ПальминЛира ЕрошевскаяЛоуренс ФерлингеттиЛюбовь ВласоваЛюбовь ВоронковаЛюбовь мояЛюбовь СамойленкоЛюбовь СиротаЛюбовь СтепановаЛюбовь СтолицаЛюдмила АббасоваЛюдмила ВасюхноЛюдмила ВилькинаЛюдмила ВладимироваЛюдмила ГенераловаЛюдмила Гефнер КинцельЛюдмила ГромоваЛюдмила ГусельниковаЛюдмила ДругаяЛюдмила КоролеваЛюдмила ЛевинаЛюдмила ЛутаеваЛюдмила МаксимчукЛюдмила РомановаЛюдмила СавинаЛюдмила СопинаЛюдмила ТатьяничеваЛюдмила УлановаЛюдмила ФадееваЛюдмила ФоменокЛюдмила ШевченкоЛюдмила ШмидтЛюдмила ЩерблюкЛюдмила ЯцураМайя РумянцеваМайя ЮрасоваМаксим СтраховМаргарет ТроутонМаргарита АгашинаМаргарита ИвенсенМаргарита КучуковаМаргарита СилинскаяМарианна ЗаигралинаМарианна ЛебедеваМарианна МурМарина БеляеваМарина БойковаМарина БородицкаяМарина ВолковаМарина ГавринаМарина ДадаловаМарина ДёмкинаМарина ИльинскаяМарина КазаринаМарина Корнеева-ЕвтееваМарина ЛобанокМарина МартыноваМарина НовицкаяМарина ОкуневаМарина ТахистоваМарина ФейгинаМарина ЦветаеваМарина ЯнаеваМариэтта ШагинянМария КаминскаяМария КлоковаМария КурохтинаМария КуткарМария ЛангерМария ЛьвоваМария МальцеваМария МитлинаМария МоравскаяМария НогаеваМария ПожароваМария СемёноваМария СикинаМария ЩелочковаМарк ВейцманМарк ЛисянскийМарк ЛьвовскийМарк ШварцМартин ОпицМарьяна БажановаМасалова В. Масаока СикиМахмуд Отар-МухмадовМаша ЛукашкинаМидзухара СюосиМиронов Андрей ВалерьевичМирсаид БеркеМихаил БурчакМихаил ВладимовМихаил ГолодныйМихаил ГрозовскийМихаил ДмитриевМихаил ДудинМихаил ИсаковскийМихаил КозубовскийМихаил КривовМихаил КрюковМихаил КульчицкийМихаил ЛарионовМихаил ЛомоносовМихаил ЛукашевичМихаил ЛьвовМихаил МироновМихаил НожкинМихаил ПляцковскийМихаил ПридворовМихаил РябининМихаил СадовскийМихаил Цетлин (Амари)Михаил ШварцМихаил ЭлькинМихаил ЯсновМорис КаремМуха РенатаНадежда БичуринаНадежда ВеденяпинаНадежда ВороноваНадежда ГригорьеваНадежда ЛасточкинаНадежда РадченкоНадежда СубботинаНадежда ХрамоваНадежда ШемякинаНадежда ШмуренкоНадя СабриНадя ХилтонНазар НаджмиНайто МэйсэцуНакамура КусадаоНастя ДобротаНатали ЗеленоглазаяНатали СамонийНаталия БарыгинаНаталия ГорленкоНаталия ГроссНаталия ЗубареваНаталия КаретниковаНаталия КравченкоНаталия СамонийНаталия ФилипповаНаталия ШелягНаталья АнишинаНаталья АришинаНаталья АстафьеваНаталья БирюковаНаталья ГалишниковаНаталья ГорбаневскаяНаталья ГребенкоНаталья ДроздоваНаталья ЗабилаНаталья ЗимневаНаталья ИвановаНаталья КапустюкНаталья КнушевицкаяНаталья КолмогороваНаталья КончаловскаяНаталья Крандиевская-ТолстаяНаталья КургалинаНаталья ЛетошкоНаталья МайданикНаталья МайерНаталья МихайловаНаталья ОчкурНаталья РадолинаНаталья РогачеваНаталья РодивилинаНаталья РозбицкаяНаталья СамонийНаталья Седова-ШмелёваНаталья ТомилинаНаталья ФалеваНаталья ФёдороваНаталья ФилимоненкоНаталья ХолмецкаяНаталья ХрущеваНаталья ЧерницкаяНаталья ШаллеНаталья ШевченкоНаташа Есенина -АндромедаНаум ГребневНаум КоржавинНацумэ СосэкиНика АлександроваНикитин Иван СаввичНиколаева АлинаНиколаи КутовНиколай АлтуховНиколай АшукинНиколай БербецНиколай БондаренкоНиколай БраунНиколай БурмашевНиколай БутенкоНиколай ВентцельНиколай ГербельНиколай ГлейзаровНиколай ГнедичНиколай ГогольНиколай ГончаровНиколай ГраховНиколай ГрибачевНиколай ГумилёвНиколай ДикНиколай ДмитриевНиколай ДобролюбовНиколай ДобронравовНиколай ДоризоНиколай ДымченкоНиколай ЗиновьевНиколай КобецНиколай КупринНиколай ЛоткинНиколай МалышевНиколай МинскийНиколай МихинНиколай ОтрадаНиколай ПавлиновНиколай РачковНиколай СтаршиновНиколай ТаранцовНиколай ТихоновНиколай ЯрославцевНикон СочихинНина ВеселоваНина ВоронельНина Гаген-ТорнНина НайденоваНина ПикулеваНина СаконскаяНина СтожковаНина СтручковаНина ЦветковаНинель ЭпатоваНини КиселёваНоябрьский СергейНуры БайрамовОк МельниковаОксана АхметоваОксана ВарниковаОксана ДрагоОксана ЕршоваОксана ПосоховаОксана СибирьОлег АндреевОлег БундурОлег ГригорьевОлег ЕсинОлег ЛукьяновОлег МеховОлег МиськоОлег МитяевОлег РозманОлег СердобольскийОлег ШестинскийОлег ШировОлеся ЕмельяноваОльга АвтономоваОльга АштоОльга БеляевскаяОльга ВысотскаяОльга ЕрмолаеваОльга ЗаряОльга КолесникОльга КорнееваОльга КульневскаяОльга МажугинаОльга МайОльга МартинОльга МасловаОльга МатыцинаОльга МонОльга НаумоваОльга ПанчишкинаОльга ПарталаОльга ПисареваОльга ПовещенкоОльга СавицкаяОльга СапожниковаОльга СедаковаОльга СкворцоваОльга ТииановаОльга ТравинаОльга ЧекашоваОльга ЧернорицкаяОльга ЧусовитинаОля ЛукоеваОмар ХайямОсип МандельштамОскар УайльдПабло НерудаПавел АлексеенкоПавел АшукинПавел ВеликжанинПавел КатенинПавел КовалевскийПавел ПотехинПавел РадимовПавел ХмараПервая любовьПерси Биши ШеллиПетр ВейнбергПетр ВолковПетр ДавыдовПетр ЕршовПётр КольцовПётр МазикинПётр СинявскийПетр СинявскийПетр СоловьевПетр ФилатовПетр ЧерныхПетрусь БровкаПисарчук ДубльПлатон ВоронькоПодковыров П. Полина НиколаеваПолина ПоповаПтица С.Пушкова ЕленаРабиндранат ТагорРаим ФархадиРаиса КудашеваРаиса СтукалоРайнер Мария РилькеРальф Уолдо ЭмерсонРан БосилекРасул ГамзатовРедьярд КиплингРенат ГильфановРената МухаРима ДышаленковаРимма АлдонинаРимма ДышаленковаРимма КазаковаРичард БротиганРоберт БернсРоберт Луис СтивенсонРоберт РождественскийРоберт ФростРобинсон ДжефферсРождение детишекРоман АнгелисРоман СамсоновРоман СефРуслан НиязовРустам ГаибназаровРэндалл ДжарреллСабир АбдуллаСавелий ГринбергСалават ЮлаевСамуил КиссинСамуил МаршакСаша АндрияновСаша ЧёрныйСветлана АвтономоваСветлана БажинаСветлана БогданСветлана ВойтюкСветлана ДонченкоСветлана ИлларионоваСветлана КомогорцеваСветлана КопыловаСветлана ЛуцакСветлана ОдинокаяСветлана ПшеничныхСветлана РомашинаСветлана РусановскаяСветлана СонСветлана СтраусоваСветлана УлановаСветлана ЧеколаеваСвятослав ГорбачёвСегодня праздникСемен БобровСемён БотвинникСемён ГудзенкоСемён КирсановСемен КирсановСемен ОстровскийСемен ПивоваровСерафим СамаркинСергей АксаковСергей АлымовСергей БагровыйСергей БаженовСергей БаруздинСергей БобровСергей ВикуловСергей ВолковСергей ГандлевскийСергей ДавыдовСергей ДрофенкоСергей ДуровСергей ЕгоровСергей ЗагородновСергей ИвановСергей КашканСергей КирносовСергей КозловСергей КондратьевСергей КрасниковСергей ЛюбарскийСергей МuxaлковСергей МахотинСергей МоскалёвСергей НаровчатовСергей ОбрадовичСергей ОлексякСергей ОрловСергей ОстровойСергей ПогореловскийСергей ПоделковСергей ПрилуцкийСергей СапоненкоСергей СатинСергей СерёжкинСергей СкачкоСергей СметанинСергей СмирновСергей СоферСергей СтрельниковСергей СухонинСергей ХохловСерега КалякинСерёжа СерыйСильвия ПлатСинтия СтефановскаяСнежана КовалевскаяСола МоноваСофи ДобролюбовскаяСпиридон ДрожжинСтанислав ВостоковСтанислав КолесниковСтанислав МихайленкоСтепан ЩипачёвСтепан ЩипачевТакахама КёсиТамара БабенкоТамара ВтороваТамара КошеваяТамара МаршаловаТамара МузычукТамара НикитинаТамара ШашеваТамара ШумейкоТанэда СантокаТаня ЛаринаТаня РозентальТарасова НадеждаТатьяна АванесоваТатьяна АгибаловаТатьяна АмановаТатьяна АшапинаТатьяна БекТатьяна БоковаТатьяна ВарламоваТатьяна ВасилиадиТатьяна ВолгинаТатьяна ВоронцоваТатьяна ГалаховаТатьяна ГерасимоваТатьяна ГореловаТатьяна ГостюхинаТатьяна ГусароваТатьяна Дегтярёва-ЕсинаТатьяна ДементьеваТатьяна ЕфимоваТатьяна ЗачёсоваТатьяна КайгородоваТатьяна КарелинаТатьяна КарловаТатьяна КерстенТатьяна КоноваловаТатьяна КуниловаТатьяна КушнареваТатьяна ЛавроваТатьяна ЛаринаТатьяна ЛевинаТатьяна ЛутаваТатьяна МихайленкоТатьяна НенашеваТатьяна ПетуховаТатьяна ПивовароффТатьяна ПодцветоваТатьяна Рогачева-БеляеваТатьяна РябинаТатьяна СиницкаяТатьяна СнежинаТатьяна СухановаТатьяна УстименкоТатьяна ФроловаТатьяна ШапироТатьяна Щепкина-КуперникТатьянин деньТатьяны КузовлевойТвоя судьбаТеодор РеткеТерентий ТравникТим СобакинТимофей БелозеровТихон ЧурилинТо Ли Кошка То Ли ПтицаТома НазароваТудан АленаТулий КлецельманУбайд РаджабУильям БлейкУильям ВордсвортУильям Каллен БрайантУильям Карлос УильямсУистен Хью ОденУолт УитменФаина БайковаФедерико Гарсиа ЛоркаФедор ДостоевскийФедор КониФедор СваровскийФедор ТютчевФеликс ВолховскийФеликс КривинФеликс ЧуевФелис КактусФрантишек ГрубинФранческо ПетраркаФрида ПолакФридрих ШиллерФрэнсис Брет ГартЧарльз БуковскиЧитаешь чужое, а видишьШарль БодлерШвец В. Шеянова ДарьяШура БондарьЭд ДикийЭдвард Эстлин КаммингсЭдвин Арлингтон РобинсонЭдгар Аллан ПоЭдит СницарукЭдуард УспенскийЭзра ПаундЭлена КерраЭлида ДубровинаЭльвира БольшаковаЭльдар РязановЭмили ДикинсонЭмиль ВерхарнЭмма МошковскаяЭндрю ФризЭриан ШульцЭрих Мария РемаркЭрнст УсмановЮлий ВанагЮлий ДаниэльЮлий КимЮлий ТрескинЮлия АхметьяноваЮлия БелоусоваЮлия БортновскаяЮлия ВихареваЮлия Волкова-АрсентьеваЮлия ЖадовскаяЮлия ЗапольскихЮлия КаспароваЮлия КрыловаЮлия ОлиферЮлия ПономареваЮлия РуденкоЮлия СимбирскаяЮлия СинкевичЮлия ТимофееваЮлия ЧерешенкаЮнна МорицЮрий ВайнЮрий ВерховскийЮрий ВизборЮрий ВладимировЮрий ВороновЮрий ВэллаЮрий ВязовченкоЮрий ГалансковЮрий ГардашЮрий КалугинЮрий КоринецЮрий КраснокутскийЮрий КузнецовЮрий КушакЮрий ЛевитанскийЮрий МарковцевЮрий НепольскийЮрий ПоляковЮрий РехтерЮрий РяшенцевЮрий СамойловЮрий СвешниковЮрий СлатовЮрий СогринЮрий СоловьевЮрий ШмидтЮрий ЭнтинЯков АкимЯков КняжнинЯн БжехваЯн РайбургЯна ГришинаЯна ДубенскаяЯна Новикова-ПашкевичЯна ЩербинаЯнина ДягутитеБевланБожидарГорацийДзоттаПожарникПожарникиПолицияПоль ВерленСайгёСамараСенекаЭзопЭризн

Cбросить

Михаил Лермонтов

Хаджи Абрек

Велик, богат аул Джемат,[1]
Он никому не платит дани;
Его стена – ручной булат;
Его мечеть – на поле брани.
Его свободные сыны
В огнях войны закалены;
Дела их громки по…

Полностью

Александр Пушкин

Кавказский пленник

Посвящение

Н. Н. Раевскому

Прими с улыбкою, мой друг,
Свободной музы приношенье:
Тебе я посвятил, изгнанной лиры пенье
И вдохновенный свой досуг.
Когда я погибал, безвинный,…

Полностью

Михаил Лермонтов

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ. В младенческих летах…

Полностью

Михаил Лермонтов

Сон

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана;
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал…

Полностью

Михаил Лермонтов

Утес

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя; Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит,…

Полностью

Михаил Лермонтов

Кинжал

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный. Лилейная рука тебя мне поднесла
В…

Полностью

Александр Пушкин

Кавказ

Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орел, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Отселе я вижу потоков рожденье
И…

Полностью

Михаил Лермонтов

Кавказский пленник

I В большом ауле, под горою,
Близ саклей дымных и простых,
Черкесы позднею порою
Сидят — о конях удалых
Заводят речь, о метких стрелах,
О разоренных ими селах;
И с ними как…

Полностью

Николай Гнедич

Кавказская быль

Кавказ освещается полной луной;
Аул и станица на горном покате
Соседние спят; лишь казак молодой,
Без сна, одинокий, сидит в своей хате.

Напрасно, казак, ты задумчив сидишь,
И…

Полностью

Сергей Есенин

На Кавказе

Издревле русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым странам,
И больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом.

Здесь Пушкин в чувственном огне
Слагал душой своей опальной:

Полностью

Михаил Лермонтов

Дары Терека

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Но, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию…

Полностью

Михаил Лермонтов

Казачья колыбельная песня

Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.

По камням…

Полностью

Михаил Лермонтов

Кавказу

Кавказ! Далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!. .
Ужель пещеры и скалы
Под дикой пеленою мглы
Услышат также крик страстей,
Звон…

Полностью

Михаил Лермонтов

Синие горы Кавказа, приветствую вас

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры все…

Полностью

Михаил Лермонтов

Утро на Кавказе

Светает — вьётся дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорождённый луч
Зарделся вдруг,…

Полностью

Михаил Лермонтов

Прощанье

Не уезжай, лезгинец молодой;
Зачем спешить на родину свою?
Твой конь устал, в горах туман сырой;
А здесь тебе и кровля и покой,
И я тебя люблю!. .
Ужели унесла заря одна

Полностью

Михаил Лермонтов

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.

В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел…

Полностью

Борис Пастернак

Памяти демона

Приходил по ночам
В синеве ледника от Тамары.
Парой крыл намечал,
Где гудеть, где кончаться кошмару.

Не рыдал, не сплетал
Оголенных, исхлестанных, в шрамах.
Уцелела плита
За…

Полностью

Михаил Лермонтов

Черкешенка

Я видел вас: холмы и нивы,
Разнообразных гор кусты,
Природы дикой красоты,
Степей глухих народ счастливый,
И нравы тихой простоты!
Но там, где Терек протекает,
Черкешенку я. ..

Полностью

Михаил Лермонтов

Песнь Казбича

Много красавиц в аулах у нас,
Звезды сияют во мраке их глаз,
Сладко любить их, завидная доля,
Но веселей молодецкая воля.
Золото купит четыре жены,
Конь же лихой не имеет цены:

Полностью

Михаил Лермонтов

Тебе, Кавказ, суровый царь земли

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я снова посвящаю стих небрежный.
Как сына, ты его благослови
И осени вершиной белоснежной.
Еще ребенком, чуждый и любви
И дум честолюбивых, я…

Полностью

Самые читаемые сегодня

Ольга Мажугина
На свете много профессий разных
Семен Кирсанов
Погудка о погодке
Вадим Шефнер
Наследующий землю
Николай Грибачев
Видела вся планета в тучах огня и дыма
Людмила Генералова
Неожиданно у Насти взял и выпал нижний зуб
Камышева Ю.
На далёком полюсе, где метёт пурга
Григорий Емельянов
Когда мне будет восемьдесят пять
Джордж Байрон
Дама, которая спросила, почему я весной уезжаю из Англии
Николай Дмитриев
Станут в темноте лягушки квакать
Дмитрий Перьков
О смысле жизни

Смотрят и слушают онлайн

все видео

Стихи поэтов северного кавказа халимат байрамукова

Горы! Что вы сделали со мной?

Чем заворожили? Властным зовом

К подвигам горячим и суровым,

Или мудрой снежной сединой?

Ваша твердость мне передается,

Я держусь на ваших скользких тропах:

Чем пытливей вглядываюсь в пропасть,

Тем ровней, спокойней сердце бьется.

И, встречая блеск вершин бесстрастных,

В самом риске чую твердь опоры.

…Горы любят сильных и бесстрашных.

Горы любят тех, кто любит горы.

* * *

Нередко горец нежным быть скупится,

Не может он свое «Люблю!» сказать.

Но как он любит, как к тебе стремится,

Его глаза красноречиво говорят.

Заглянешь в них —

и вмиг оторопеешь:

Ягненка кротость приютилась в них,

Реку Кубань увидеть в них сумеешь,

Ликующий цветочный майский вихрь.

И строгое величие Эльбруса увидишь в них,

от счастья ахнув вдруг,

Как сдержанный, застенчивый, безусый

Тебе любовь протягивает вдруг.

* * *

Иду напевая, иду налегке…

Светло от берез и осин…

Земля, как танцор на одной ноге,

Кружит на своей оси.

На пятки векам наступает год.

Мнится: еще только шаг,

И люди сплетутся в один хоровод,

Земной опоясав шар.

Я трогаю небо, кричу земле:

Скажи, тебе сколько лет?

Смеется, смеется земля в ответ —

Ответ у нее готов:

Смеется земля:

Восемнадцать лет!

Без двадцати веков!

* * *

Быть может, век мой и не так уж краток.

Быть может, он как раз настолько

длинен,

Чтоб весточки мне от тебя дождаться?

Быть может, век мой — в самом деле —

краток.

Настолько, чтобы писем не дождаться

И чтобы понял ты, как был повинен?

* * *

АЛЕКСАНДР ЯЛЬМАРОВ

Утро

Отроги,

Словно руки, простирая,

Навстречу утру вся устремлена,

Безмолвно солнца ждет

Белала-кая.

И вот умылась золотом она!

В рассветной тишине стоишь

Взволнован,

Следишь за гаммой красок в вышине

И ищешь то единственное слово,

Что недоступней жемчуга на дне.

Но в миг,

Когда горячими лучами

Снега вершин умылись над тобой,

И мысль,

Что не давала спать ночами,

Становится звенящею строкой.

1958. Домбай.

* * *

Песня горных сосен

Каждый год

Встречает сердце осень,

Каждый год

Летит листва с ветвей.

Почему же песня горных сосен

С каждым годом

Сердцу все милей?

В пенье сосен,

В золотой оправе

Склоны гор осеннею порой.

В Теберде

Я навсегда оставил

Часть души под звонкою сосной.

Каждый год,

Когда приходит осень,

Словно встречи с кем-то близким жду.

Голубые ветви горных сосен

Вновь зовут вернуться в Теберду.

1958. Теберда.

* * *

НАЗИР ХУБИЕВ

Деревянная чаша

Вот она,

Деревянная чаша,

Предков моих

Заветный бокал.

За кунацким столом,

Деревянная чаша,

Мой прадед не раз

Тебя поднимал.

Седобровый алан,

Деревянная чаша,

Тебя смастерил

И украсил резьбой.

Аланский орнамент,

Деревянная чаша,

Тебя опоясал

Широкой тесьмой.

В дни праздников шумных,

В дни черной печали

Тебя, моя чаша,

Бузой наполняли.

Героям войны

И умельцам труда

Тебя подносил

Балагур-тамада.

На дне твоем

Слезы старух-матерей:

Их солнце не выжгло

Накалом лучей,

Их ветер не выдул,

Не выжал мороз, —

Кристаллики соли

Остались от слез.

Ты слышала древние

Нартские сказы,

Ты слышала песни,

Что пели джигиты.

В тебе открываются

Горы Кавказа:

И светлые реки,

И стройные пихты,

И гром водопада,

И шелест чинары,

И горных обвалов

Неистовый гул,

Пастух крепконогий,

Пасущий отару,

И предков затерянный

В скалах аул.

Память-колдунья

Прядет неустанно

Воспоминаний

Суровую нить.

Отец мой,

Праправнук седого алана,

Чаша,

Тебя завещал мне хранить.

Сосны в ущельях

Шумят вековые.

Горы, как нарты,

В броне ледяной.

В могучие руки

Мои молодые

Время вручило

Подарок иной.

Жизнь мне вручила

Из золота чашу —

Наполнила творчеством

Душу мою.

Но память о предках —

Деревянную чашу —

По заветам отца

Я с почетом храню. ..

* * *

Улыбнись

Ты меня увидишь возле дома —

Раствори окно и улыбнись,

А пойдешь с кувшином к водоему —

Обернись ко мне и улыбнись.

Видишь, солнце горы освещает?

Будь мне солнцем ярким, улыбнись!

Песни я тебе лишь посвящаю,

Для тебя пою их, улыбнись!

Ты — весна зеленая в расцвете.

Белая голубка, улыбнись.

Я одну тебя люблю на свете

И за это ты мне улыбнись!

Если горы нас разъединяют,

Думая о встрече, улыбнись!

Скоро неразлучны будем, знаю,

Будем всюду вместе, улыбнись!

* * *

МИКАЭЛЬ ЧИКАТУЕВ

Два абрека. Поэма

Хаджи-абрек, наездник храбрый,

Давно о чести позабыл.

Слепою преданною саблей

Для князя своего он был.

Он отвернулся от джемата,

Трудом крестьянским пренебрег,

За княжеское злое злато

И честь он продал,

И клинок.

Он промышлял во мраке ночи.

От света солнца он бежал.

И был безжалостен и точен

Его отточенный кинжал.

Уснет во тьме и зверь и птица —

Кинжал пойдет в ночи гулять.

И лишь с рассветом возвратится

В грязи, в крови по рукоять…

Однажды, хмурый и усталый,

Хаджи-абрек спешил домой,

Заря весенняя вставала

Над белоглавою горой.

Застигнутый зарею ранней,

Он к дому приближался вскачь.

И вдруг послышался в тумане

Младенческий протяжный плач.

«Не может быть… Уже!… Возможно ль!» —

Подумал радостно абрек.

Гнедой скакун заржал тревожно,

Замедлив возле сакли бег.

И улыбаясь неумело,

Вошел разбойник в ветхий дом,

И сердце гулко загремело:

«Да, да! Сбылось! Ты стал отцом!»

Ворвавшись в узкое оконце,

Сияло праздничное солнце,

Смотрело солнце ясным взглядом,

Встав над грядой седых вершин,

И с матерью счастливой рядом

Лежал новорожденный сын. ..

Но вот процокали копыта —

Явился с поздравленьем князь.

Джигитом будет сын джигита! —

Сказал он, к мальчику склонясь. —

Мальцу нужна моя опека.

В довольстве должен он расти,

Чтоб по стопам отца-абрека

Идти по верному пути!..

Но, поглощен тяжелой думой,

Хаджи-абрек молчал угрюмо…

И молвила его жена:

Родился мальчик мой с зарею.

Его от мрака я укрою,

Да будет жизнь его ясна!

* * *

Шли годы.

На подворье княжьем

Рос Рамазан — абрека сын.

В пятнадцать лет он был отважен,

Могуч, как витязь-исполин.

Как и его отец удалый,

Похвастать силой был готов.

Играя,

Поднимал, бывало,

Он годовалых жеребцов.

Любил он роскошь и безделье

И презирал крестьянский труд.

Его учил князь с колыбели

Обманывать аульный люд.

Кто пьет бахсыму с князем вместе,

Кто предпочел бесчестье — чести,

Кто темным ремеслом живет,

Не зная трудовых забот, —

Тот не услышит дружбы слова,

Участья в людях не найдет…

И Рамазана удалого

Презреньем заклеймил народ.

Его заметив в отдаленье,

Сворачивал с тропы сосед.

Мальчишки

палки и каменья

Швыряли яростно вослед.

Хотел жениться отщепенец —

Прикинулся смирней овцы.

Но дочерей своих, как пленниц,

В аулах заперли отцы.

Однажды,

Усмехаясь криво,

Ему сказал Хаджи-абрек:

Абрек — особый человек.

Он ищет славы и наживы.

Ты ловок.

Гибче, чем лоза,

Твое стремительное тело.

Закрою скоро я глаза.

Ты будешь жить,

Волчонок смелый.

Живи, как твой отец,

сынок.

В ночи

скачи напропалую!

Но если бы…

Но если б смог

Ты жизнь избрать себе иную…

* * *

Скорбела мать.

Болела мать,

Терзаясь черной славой сына.

Мать не могла руки поднять:

Была близка ее кончина…

Заката красное крыло

Взметнулось над поникшей саклей…

Дышала нана тяжело.

В сожженном сердце силы сякли.

Но горше горьких мук — тоска,

И всех недугов злей — забота…

Пыталась мать промолвить что-то.

Мать понимала:

Смерть близка.

И, взгляд красавца сына встретя,

Она сказала, наконец:

Родился ночью твой отец.

Но ты… Рожден ты на рассвете!

Не бойся солнца, мой сынок.

Живи светло…

О чести вспомни!

И будет мирен и глубок

Мой вечный сон в могиле темной…

* * *

Князь Рамазана в дом позвал.

Сказал он, плеткою играя:

Ты крепок, парень.

Ты удал…

Работа ждет тебя большая.

Да не робей! Ведь ты — абрек!

Лишь смеркнется — скорее в дело:

С отцом отправишься в набег,

Питомец мой, волчонок смелый!. .

* * *

Какая ночь!

Липучей грязью

Пятнает землю мрак сырой.

И туча,

Словно шуба князя,

Висит над черною горой.

И душу душит сумрак лютый,

И душно — продохнуть невмочь,

И дышит мгла тяжелой смутой,

И преступленьем пахнет ночь…

Тих Рамазан,

Молчит угрюмо.

Отец, тяжелой полон думой:

«Раскаянья не знал я сроду

И, князю жадному в угоду,

Рекою кровь безвинных лил,

Ни чести не щадя, ни сил…

Но я разбойничал один.

За кровь один я был в ответе.

А ныне…

Здесь со мною сын.

Он в мир явился на рассвете…

Что ждет нас?

Может быть, веду

Его я к гибели позорной.

Но я во власти ночи черной.

Нет силы отвести беду.

Что там, за мглою, впереди!

Огонь ружейный! Лед кинжала!

Но, чтобы сердце не дрожало.

Не думай!

Лишь вперед иди!

Судьбой назначен этот путь…

Князь! Будь же проклят ты вовеки…».

Крепись, мой сын!

Не позабудь:

Мы стать особая — абреки!..

Пред ними высилась гора,

Окутанная тьмой густою. ..

Отец шепнул:

Сынок, пора!

Табун пасется за горою.

Коль нет охраны — поспешим,

Вмиг вожака я заарканю,

И лошади пойдут за ним,

Призывному послушны ржанью.

Но коль табунщики не спят,

Их замолчать заставить надо…

Дороги нету нам назад.

Князь обещал — нас ждет награда…

И, тьмой кромешною одет,

Отец оставил Рамазана…

И вдруг блеснул внезапный свет,

И зов послышался нежданно.

И дрогнул сердцем удалец,

И прошептал, вздыхая, ветер:

«Родился ночью твой отец.

Но ты… Рожден ты на рассвете! —

Шептала мать. —

Очнись, сынок…

Живи светло…

О чести вспомни!

И будет мирен и глубок

Мой вечный сон в могиле темной…».

Но выстрел грянул…

Гром копыт.

И факелы.

И чьи-то тени.

И щебня щелк. И пули пенье.

И черным вороном — джигит.

Отец…

Скорее, сын…—

И, охнув,

Он башлыком стянул свой стан. —

Я ранен, сын мой… Дело плохо…

Назад. Скорее, Рамазан! Домой, домой

Скачи, покуда

Не смолкнет топот за спиной. ..

Каков табун!

Не кони — чудо!

Заплатит щедро князь скупой…

* * *

Табун богатый

на рассвете

Отец и сын пригнали. Князь

Улыбкой ласковой их встретил,

Работой верных слуг гордясь.

Здорово, храбрые джигиты!

Добыли славных вы коней…

Прошу ко мне. Столы накрыты —

Гуляй, абрек! Пляши и пей! —

Но отдохнуть сначала дома

Отец усталый захотел…

Смотрел он дико и бездонно.

Лицо белело, словно мел.

Пылало пламя, пол багровя.

Отец молчал, главу склоня.

Казался он облитым кровью

При свете красного огня.

Раздался стук.

Посланец княжий

Абреков вновь позвать пришел.

Отец не двинул бровью даже,

Вперившись темным взором в пол.

И Рамазан промолвил тихо:

Заждался князь…

Отец, пойдем! —

Абрек очнулся.

Кулаком

Папаху набок сбил он лихо.

Да, нам пора.

У князя ждут…—

И дверь толкнул рукою сильной…

* * *

Трещал под грузом чаш и блюд

В дому у князя стол обильный.

В дверях абреков увидав,

Вскричал хозяин краснолицый:

Друзья, вы знаете мой нрав —

Всю ночь мы будем веселиться!

Вас угощу от всей души!

Вы князю служите как надо.

Хаджи-абрек, прошу, спляши!

Как прежде, пляскою порадуй!

Ну что ж, — сказал абрек, — изволь —

И, пересиливая боль,

Плечом

толпу гостей раздвинул

И вышел в круг,

И руки вскинул,

И в пляс отчаянный пошел,

Носки впечатывая в пол.

Цырнапш залился голосистый,

Рекой вскипела апхирца,

Тар зарыдал в руках тариста,

Пленяя пьяные сердца.

Но вот,

на князя глянув дико.

Танцор промолвил, подбочась:

Абреков ценишь ты, владыка!

Ты ласков с нами, любишь нас.

Спасибо, князь!

Мы тоже любим

Абрека знатного — тебя!

И для тебя невинных губим,

И жизнь и честь свою губя!

И замерли в испуге гости,

Как дерева перед грозой.

И, словно подавившись костью,

Прервал беседу князь хмельной —

Хотел сказать иль крикнуть что-то!

Но не успел.

Упал плясун.

И, захлебнувшись резкой нотой,

Прервался говор звонких струн.

Все стихло.

Ночь смотрела в окна.

Казался слышен ход светил…

Средь слуг хозяйских кто-то охнул

И, словно чашу,

Тишь разбил.

И Рамазан, склонившись к телу,

Ко лбу отцовскому припал

И снял рукой оледенелой

С черкески мертвого кинжал.

* * *

Полуразваленная сакля

Стоит понуро на юру.

Жизнь, как река в камнях, иссякла

И распылилась на ветру.

Как заколдованные стражи.

Стоят два каменных столба…

Гнездились здесь абреки княжьи.

Вершилась темная судьба.

Ступеньки временем истерты.

Остыл заброшенный очаг,

И пауков проворных орды

Теснятся в сумрачных углах.

Окно с ослепшим схоже оком,

С зубами старца схож забор.

Бурьяном буйным и высоким

Давно зарос пустынный двор.

Здесь, как отшельник одинокий,

Живет угрюмый Рамазан.

Он ранен памятью жестокой.

Раскаянием обуян.

Давно оставлен им проклятый

Ночной разбойничий удел.

Но веры, но любви джемата

Приобрести он не сумел.

Он — выкормыш злодея князя,

Абрека сын — и сам злодей.

Забрызган кровью он и грязью.

Клеймен презрением людей.

Начнет косить он —

Вянут травы.

Коснется хлеба —

Хлеб смердит.

Питье становится отравой,

И снег огнем в руках горит!

Затеет с родичем беседу —

А тот прикинется глухим.

Придет с нуждой своей к соседу —

Дверь затворяют перед ним.

Искал невесту — нет невесты.

Искал друзей — все гонят прочь!

В ауле нет абреку места,

И жить с людьми ему невмочь.

И начал он бояться света,

И мрак ночной он полюбил.

Косматый и полураздетый,

Бродил в горах, как смерть, уныл. ..

И неотступно,

Неустанно

Встает пред взором Рамазана

Отец — в крови от рук до пят.

И вновь в ушах его звучат

Родимой матери моленья.

И черной кровью преступленья

Сны Рамазановы горят…

И, жаждой мести обуян,

Ждал встречи с князем Рамазан…

И, встретив князя с пышной свитой.

Он молвил, низко поклонясь:

Твое добро не позабыто.

Я долг отдать хочу, мой князь. —

И князь ответил, торжествуя:

Я рад, как встарь, тебе, абрек.

Тебя сегодня в полночь жду я:

Пора, пора тебе в набег. ..

И Рамазан, придя домой,

Достал кинжал, отцовский, старый:

Ну что ж, товарищ боевой.

Ты долго спал.

Пора настала.

Ты много честной крови лил,

Усердно ты служил бесчестью.

Но нынче — коли хватит сил —

Послужишь справедливой мести…

* * *

Ты верен слову, как отец твой —

Приветствовал абрека князь. —

Потешь нас пляской молодецкой,

Чтоб кровь,

Как смолоду,

Зажглась!

И князю Рамазан ответил:

Твое желание — закон.

Да будет дом владыки светел.

Да будет вечно весел он!

Эй, музыканты!

Гряньте в бубны!

Залейся, звонкая зурна!

Загрохотали бубны буйно.

Запела скорбная струна,

И, словно вырванный из ножен

Ошеломляющий кинжал,

Абрек пред взорами предстал,

Стремителен и насторожен.

Он был беленых стен белей…

Улыбкой яростной сверкая,

Рассек он полчище гостей,

И замерла толпа немая.

И жались слуги по углам,

Следя за этой пляской дикой…

Он выкрикнул:

Сейчас, владыка,

Я старый долг сполна отдам! —

Мгновенной молнией

кинжал

Взметнулся над безмолвным

князем —

И, словно кланяясь,

упал

Князь Рамазану в ноги,

наземь. ..

И, словно черная скала,

Стоял абрек над мертвым телом,

И по кинжалу кровь текла,

И в страхе челядь каменела.

Молчала пьяная орда.

И он,

Кинжал багряный кинув,

Шагнул за двери —

И тогда

Его ударил кто-то в спину.

И дрогнул он, но не упал…

Как бы сражен внезапной думой.

Он к бездне подошел и стал,

Застыв над ней скалой угрюмой.

* * *

Доныне в том краю цела

Та одинокая скала.

Над бездной, как самоубийца,

Стоит она и вниз глядит.

Где бешеный

Инджич клубится,

Береговой грызя гранит.

Цветы над ней не зацветают,

И на челе не тает лед.

Над нею птицы не летают,

И солнце ей лучей не шлет.

* * *

Литература кавказских народов, безусловно, очень богата. Это яркое, своеобразное явление со своими сложившимися традициями, дающими возможность сразу отличить ее от любой другой. Но и в ней есть вершины, в которых собралось все лучшее, все коренное, все удивительное, рожденное сочетанием замечательного природного дара, специфического народного художественного мышления с усвоенными достижениями русской и мировой культуры. Среди таких вершин, конечно, дагестанец Эффенди Капиев, аварский поэтРасул Гамзатов, балкарецКайсын Кулиев, калмыкДавид Кугультинов.

*** *** ***

ЭФФЕНДИ МАНСУРОВИЧ КАПИЕВ (1909 1944)

Писатель и поэт Дагестана, Эффенди Капиевродился в селе Кумух Лакского района. Отец его был кустарем-лудильщиком и гравером. В 1917 году семья из Ставрополя переехала в город Темир-Хан-Шуру (Буйнакск). Окончив там среднюю школу, Эффенди Капиев стал учителем русского языка в начальной школе села Аксай. Затем учился в Ленинградском машиностроительном институте, который не окончил из-за болезни.

С 1931 по 1935 год Э. Капиев был ответственным секретарем писательской организации Дагестана. Сотрудничал в Даггизе, в газетах «Ёлдаш» («Товарищ»), «Молодой ленинец» (Пятигорск), «Дагестанская правда» (фронтовым корреспондентом во время Великой Отечественной войны).

Национальные начала в творческой натуре Капиева органично сочетаются с большой русской культурой, он сам это сознавал и гордился этим. Его друг и редактор, журналист А. Колосков вспоминает: «Возник вопрос: Ты же дагестанец, Эффенди, а почему ты пишешь на русском языке? Наверное, на родном языке писать было бы легче? Он задумался и немного погрустнел.

— Да, я дагестанец, лак. Я люблю свой народ и его язык. Но русский язык для меня такой же родной, как и лакский. Почему я пишу по-русски? Потому, что русский язык — язык миллионов, а нас, лаков, горсточка. То, что я напишу по-русски, узнает и мой народ… Что же касается того, на каком языке писать легче, я думаю так: на всех языках писать одинаково трудно, если стараешься писать по-настоящему. Но я понимаю, найдутся люди, станут упрекать меня в измене родному языку. Я думал об этом…

Эффенди достал из ящика стола другую стопку листочков, так же густо исписанных его убористым почерком.

— Вот послушай. Это будет нечто вроде дневника с заметками на полях.

И он прочитал — торжественно, будто произносил клятву:

— О, великий русский язык! Стою перед тобой на коленях. Усынови и благослови меня, но не как приблудного, а как найденного сына. Родившись немощным и принадлежа к самому маленькому, затерянному в горах племени, я обрел тебя, и ныне я не сирота. О, как могуча, как светла и задушевна твоя стихия! Без тебя нет и не было будущего, с тобой мы воистину всесильны!

Эта запечатлевшаяся в памяти встреча с Эффенди Мансуровичем Капиевым имела место летом 1939 года в Пятигорске».

С 1939 года, живя в Пятигорске, он занимался изданием первого номера альманаха «Ставрополье» (тогда «Альманах»). Как вспоминает К.Г. Черный, на плечи которого легла работа по собиранию писательских сил вместе с И. Егоровым, И. Чумаком, А. Исаковым, С. Бабаевским, Капиев вложил много физческих и душевных сил в это такое необходимое тогда дело. «Сказать, что он был собирателем и редактором этого номера, мало. Он был его душой, столько пристального и сердечного внимания уделял он каждому автору первого краевого писательского сборника».

Литературный труд Капиева основан на неизбывной любви к своей народной культуре. Он занимается собиранием народных песен и эпоса народов Кавказа. Результатом такой деятельности стали сборники «Песни горцев»(1939) и«Резьба по камню»(1940), вышедшие в Москве. Переводы фольклорных источников отличаются точным следованием ритмике и образной системе подлинника. Это получается у него естественно и талантливо, потому что идет из самого детства. «Поскольку он третий ребенок, — вспоминала его жена Наталья Капиева, — не было нужды специально для него сочинять сказки. Они были готовы, и в далеком горном ауле вместе с материнским молоком мальчик впитывал сказочную мудрость песен и песенную сладость сказок. На всю жизнь он их запомнил, и когда нужда погнала семью на чужбину, все оставил Эффенди там, в родном ауле: и детство босоногое, и друзей по играм, и могилы предков. Но песни и сказки народные он возил с собою всюду, и если ему приходилось возвращаться домой, то только за новыми песнями, за неуслышанными сказками». В коротком предисловии к сборнику «Резьба по камню» поэт пишет:

«Каменщики в горах — летописцы и поэты.

Любя или ненавидя, возвеличивая или предавая позору, они высекают на камне историю своего народа.

На краеугольных башнях крепостей, на сводах ворот старых и новых домов, на могильных памятниках героев я читал узоры и надписи моих отцов…

Странно, что на языке легов понятия народной поэзии и резьбы по камню имеют общий корень. Разве живое слово сравнимо с резцом?

Эту книгу песен дагестанских горцев я посвящаю скромным каменщикам — народным певцам моей страны».

Сам Эффенди Капиев книге стихов «Резьба по камню» свое личное творчество и народную песню сплел в неразделимое единство. О рождении «Резьбы по камню» он рассказывал:

— За много лет моей работы над горским эпосом у меня составилась целая книга оригинальных и полуоригинальных песен, которые возникли по инерции из творческой работы над фольклором…

Вот одна из этих оригинальных песен, помещенных в «Резьбе по камню»:

Ты в сердце моем родилась,

Как молодое дерево,

Распустила ветви,

выросла,

расцвела:

Я ждал плодов,

я в сладость их

и в свежесть их уверовал,

Но яд,

но горечь их

меня с ума свела.

Мудрость поэтического мышления горских творцов слова выражена в названном сборнике в небольшом экспромте, передающем сюжет, характерный для фольклора любого народа и по содержанию (поэтическое творческое соревнование), и по приему параллелизма, который в горском фольклоре особенно выразителен.

Пять лучших стихов Михаила Лермонтова о Кавказе

Сегодня исполняется 205 лет со дня рождения главного российского романтика и первопроходца русского реализма Михаила Юрьевича Лермонтова. Огромное влияние на оба этапа его творчества оказал Кавказ, где великий поэт и автор основополагающего романа «Герой нашего времени» побывал уже в 10-летнем возрасте, повстречав там свою первую любовь.

Пять лет спустя раннее детское чувство выросло в любовь ко всему Кавказу, как это засвидетельствовано в одноименном стихотворении «Кавказ»:

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз.
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

Неудивительно, что первая ссылка на Кавказ, когда в 23 года Лермонтов проехал по азербайджанским землям — Шуше, Губе, Шамахе, преобразила творчество поэта: оттуда он привез множество совершенно новых поэтических идей и написал две знаменитые поэмы русского романтизма «Демон» и «Мцыри».

Отметим, что один из ключевых мотивов мирового романтизма – размышления одинокой фигуры высоко над миром, и этому образу как нельзя лучше соответствуют горы. Можно лишь сожалеть, что представители немецкой романтической школы видели лишь родные Альпы, ни одна из вершин которых на территории Германии не превышает 3000 м, и никогда не путешествовали по Кавказу с его гордыми пятитысячниками – Эльбрусом, Джангитау, Казбеком и многими другими вызывающими трепет и восхищение пиками.

Кавказ воистину создан для романтического вдохновения – и мировой литературе повезло, что его величие и красоту запечатлел в своих бессмертных творениях Михаил Лермонтов. Вспомните, как любовно рисует он кавказский пейзаж в начале «Демона», поэмы о борьбе падшего ангела и духов небесных за душу прекрасной грузинки Тамары:

И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал:
Под ним Казбек как грань алмаза,
Снегами вечными сиял,
И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял,
И Терек, прыгая, как львица
С косматой гривой на хребте,
Ревел, — и горный зверь и птица,
Кружась в лазурной высоте,
Глаголу вод его внимали;
И золотые облака
Из южных стран, издалека
Его на север провожали;
И скалы тесною толпой,
Таинственной дремоты полны,
Над ним склонялись головой,
Следя мелькающие волны;
И башни замков на скалах
Смотрели грозно сквозь туманы —
У врат Кавказа на часах
Сторожевые великаны!

Не только пейзажи Кавказа занимали Лермонтова, почти в каждом произведении условного кавказского цикла много внимания уделено кавказцам, их жизни, их характеру и традициям. Вот как вспоминает о своем детстве в горном ауле главный герой великой романтической поэмы «Мцыри»:

И вспомнил я отцовский дом,
Ущелье наше и кругом
В тени рассыпанный аул;
Мне слышался вечерний гул
Домой бегущих табунов
И дальний лай знакомых псов.
Я помнил смуглых стариков,
При свете лунных вечеров
Против отцовского крыльца
Сидевших с важностью лица;
И блеск оправленных ножон
Кинжалов длинных… и как сон
Всё это смутной чередой
Вдруг пробегало предо мной.
А мой отец? он как живой
В своей одежде боевой
Являлся мне, и помнил я
Кольчуги звон, и блеск ружья,
И гордый непреклонный взор,
И молодых моих сестёр…
Лучи их сладостных очей
И звук их песен и речей
Над колыбелию моей…

Не обошел вниманием поэт и Кавказскую войну, к моменту его первой ссылки продолжавшуюся уже 20 лет: среди его кавказских романтических стихов многие посвящены битвам, воинам и оружию. «Кинжал»:

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.

Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза — жемчужина страданья.

И черные глаза, остановясь на мне,
Исполнены таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, то сверкали.

Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный:
Да, я не изменюсь и буду тверд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.

Михаил Лермонтов оставался верен Кавказу до последних своих дней. В своеобразное кольцо его стихи о любви к Кавказу замыкает стихотворение «Тебе, Кавказ, суровый царь земли», опубликованное спустя три года после смерти поэта:

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я посвящаю снова стих небрежный.
Как сына ты его благослови
И осени вершиной белоснежной;
От юных лет к тебе мечты мои
Прикованы судьбою неизбежной,
На севере, в стране тебе чужой,
Я сердцем твой – всегда и всюду твой.
Еще ребенком, робкими шагами
Взбирался я на гордые скалы,
Увитые туманными чалмами,
Как головы поклонников Аллы́.
Там ветер машет вольными крылами,
Там ночевать слетаются орлы,
Я в гости к ним летал мечтой послушной
И сердцем был – товарищ их воздушный.
С тех пор прошло тяжелых много лет,
И вновь меня меж скал своих ты встретил,
Как некогда ребенку, твой привет
Изгнаннику был радостен и светел.
Он пролил в грудь мою забвенье бед,
И дружно я на дружний зов ответил;
И ныне здесь, в полуночном краю,
Всё о тебе мечтаю и пою.

Кавказ по-прежнему помнит великого русского поэта: памятники ему установлены в Пятигорске, Грозном, Ставрополе, Геленджике и Тамани, в Пятигорске также работает музей-заповедник Лермонтова, а в Шелковском районе Чечни, недалеко от селения Парабоч, где побывал поэт в детстве, открыт литературный музей Лермонтова. Государственный русский драматический театр в Грозном, Ставропольский драматический театр и один из населенных пунктов Ставрополья носят его имя. В эти дни во многих кавказских городах проходят памятные мероприятия в честь 205-летия со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова.

Горчичка стихи: я горец стихотворение макатаева

Кавказ — священное слово,
Кавказ — родная земля,
Кавказ — это что-то живое,
Кавказ, знай, люблю я тебя!
О Горы, священные горы,
Не жить без простор мне твоих,
Нежить без вершин мне любимых,
Снежных, родных, дорогих!
И скоро, поверь мне, уж скоро,
Я вновь приеду к тебе!
И вновь обниму тебя, Ора,
И вновь полечу в вышине!
Словами не выразить чувства,
Невыразить боль, любовь и мольбу…
Душа моя быстро и грустно
С ветром летит в вышину…

*****

Кавказ!
О! Как могуч ты!
Как велик!
Божественны твои леса и горы!
Как много я могу узнать
Лишь посмотреть на небосводы.
Кавказ!
Я много в этом слове слышу —
И много вижу для себя.
Я слышу шум ручья и речки горной,
Призыв орлов и шум ветров.
Я слышу много, как в лесу —
деревья шепчутся друг с другом,
Как говорит зеленая листва…
Кавказ!
Зовет меня твой шум и тишина.

*****

Кавказ! далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!…
Ужель пещеры и скалы
Под дикой пеленою мглы
Услышат также крик страстей,
Звон славы, злата и цепей?….
Нет! прошлых лет не ожидай,
Черкес, в отечество своё:
Свободе прежде милый край
Приметно гибнет для неё.

Михаил Лермонтов

*****

Люблю Кавказ, люблю его просторы.
Люблю его таинственные горы.
Алмазные вершины, серебряные воды,
Его дыханье, строгие народы.
И седину веков, истории печать.
Люблю отважность, верность, храбрость.
И красоту, и нежность, мягкость.
И скромность, и оригинальность.
И танцы зажигающие страсть,
И нет слов, чтоб все мне рассказать…
Просто… Люблю Кавказ.

*****

Мне горы Кавказа любовь подарили.
Быть сильной, не слабой, они научили,
Не помощи ждать, а самой помогать.
Нас с детства учила этому мать.

Я горы Кавказа безумно люблю.
Не раз это, друг, я тебе повторю.
Кавказские горы Казбек и Эльбрус,
Туда поднимается горец — не трус.

О,горы Кавказа! Величие, мощь!
Мне с вами навек породниться пришлось.
Отроги Кавказа всем силы дают,
А путник найдет там хлеб и приют.

Есть горная речка и вечный ледник.
Холодный и чистый, как слёзы, родник,
Горячий лаваш там к столу подают.
Там горцы красивые песни поют.

О, горы Кавказа! Любовь моя, грусть,
От взгляда на вас учащается пульс.
И если ты был на Кавказе хоть раз,
Поймешь сердце горца! С любовью для вас.

Вита Авиталь

*****

Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орел, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Отселе я вижу потоков рожденье
И первое грозных обвалов движенье.
Здесь тучи смиренно идут подо мной;
Сквозь них, низвергаясь, шумят водопады;
Под ними утесов нагие громады;
Там ниже мох тощий, кустарник сухой;
А там уже рощи, зеленые сени,
Где птицы щебечут, где скачут олени.
А там уж и люди гнездятся в горах,
И ползают овцы по злачным стремнинам,
И пастырь нисходит к веселым долинам,
Где мчится Арагва в тенистых брегах,
И нищий наездник таится в ущелье,
Где Терек играет в свирепом веселье;
Играет и воет, как зверь молодой,
Завидевший пищу из клетки железной;
И бьется о берег в вражде бесполезной
И лижет утесы голодной волной…
Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады:
Теснят его грозно немые громады.

Александр Пушкин

*****

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я снова посвящаю стих небрежный.
Как сына, ты его благослови
И осени вершиной белоснежной.
Еще ребенком, чуждый и любви
И дум честолюбивых, я беспечно
Бродил в твоих ущельях, — грозный, вечный,
Угрюмый великан, меня носил
Ты бережно, как пестун, юных сил
Хранитель верный, (и мечтою
Я страстно обнимал тебя порою. )
И мысль моя, свободна и легка,
Бродила по утесам, где, блистая
Лучом зари, сбирались облака,
Туманные вершины омрачая,
Косматые, как перья шишака.
А вдалеке, как вечные ступени
С земли на небо, в край моих видений,
Зубчатою тянулись полосой,
Таинственней, синей одна другой,
Всё горы, чуть приметные для глаза,
Сыны и братья грозного Кавказа.

Михаил Лермонтов

*****

Вуаль прозрачных облаков
Скользит по склонам безмятежно,
Вершины легкий свой покров
В ущелье сбросили небрежно,
Во всем величии предстал
Пред нами гордый лик Кавказа.
Священный трепет испытал
Любой, когда открылись глазу
Хребты, вершины, ледники,
Поросшие лесами скалы,
Блеск водопадов, гул реки,
Бегущей к морю с перевала.
Платаны, грабы создают
Густую тень, маня прохладой.
Очарованье и уют…
Как хорошо! Покой, отрада…
Цветет каштан. И ветерок
Доносит свежий запах моря.
А море плещется у ног,
Лаская скалы в такт прибоя…

Чуенкова Ольга

*****

В теснине Кавказа я знаю скалу,
Туда долететь лишь степному орлу,
Но крест деревянный чернеет над ней,
Гниет он и гнется от бурь и дождей.

И много уж лет протекло без следов
С тех пор, как он виден с далеких холмов.
И каждая кверху подъята рука,
Как будто он хочет схватить облака.

О, если б взойти удалось мне туда,
Как я бы молился и плакал тогда,
И после я сбросил бы цепь бытия,
И с бурею братом назвался бы я!

Михаил Лермонтов

*****

Январский воздух на Кавказе
Повеял северным апрелем.
Моя любимая, разделим
Свою любовь, как розы — в вазе…
Ты чувствуешь, как в этой фразе
Насыщены все звуки хмелем?
Январский воздух на Кавказе
Повеял северным апрелем.

Игорь Северянин

*****

Светает — вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск, и светит там и там:
Так девушки, купаяся в тени,
Когда увидят юношу они,
Краснеют все, к земле склоняют взор:
Но как бежать, коль близок милый вор!. .

*****

Здесь Пушкина изгнанье началось
И Лермонтова кончилось изгнанье.
Здесь горных трав легко благоуханье,
И только раз мне видеть удалось
У озера, в густой тени чинары,
В тот предвечерний и жестокий час —
Сияние неутоленных глаз
Бессмертного любовника Тамары.

Анна Ахматова

*****

На Кавказе любят
Музыку и пляски.
На конях джигиты
Скачут без опаски.

На Кавказе любят
Делать украшенья.
Славятся чеканкой
Местные селенья.

На Кавказе любят
Пить кефир-айран.
Надевает бурку
В дальний путь чабан.

На Кавказе любят
Сладкий виноград.
Здесь хозяин гостю,
Как родному, рад.

Степанов

*****

Во время оное былое!..
В те дни ты знал меня, Кавказ,
В свое святилище глухое
Ты призывал меня не раз.
В тебя влюблен я был безумно.
Меня приветствовал ты шумно
Могучим гласом бурь своих.
Я слышал рев ручьев твоих,
И снеговых обвалов грохот.
И клик орлов, и пенье дев,
И Терека свирепый рев,
И эха дальнозвучный хохот,
И зрел я, слабый твой певец,
Казбека царственный венец.

Александр Пушкин

*****

Мне видется клевер, где высоко,
Где горы поднимают облака,
Где дышится мне свободно, легко,
Куда моя рвется душа.
Я слышу как где-то, невдалеке,
Щебечет усталый родник,
Где птицы поют, обращаясь к весне,
Куда я душою приник.
И что-то родное мне шепчет украдкой,
Где ветер гуляет в полях,
Где солнце так греет и светит ярко,
Где мой исчезает страх.
Куда я стремлюсь всем своим сердцем,
Туда, где все радуется глаз.
Туда, где душою могу я согрется,
С волшебным названьем — «Кавказ».

*****

Передо мной Кавказ суровый,
Его дремучие леса
И цепи гор белоголовой
Угрюмо-дикая краса.
Мой друг, о сей стране чудесной
Ты только слышал от молвы,
Ты не видал в короне звездной
Эльбруса грозной головы.
Вот он. Взгляни, его вершина
Одета глыбами снегов,
Вокруг седого исполина
Стоят ряды его сынов.
Великолепные творенья!
Блистая гордой красотой,
Они вселенной украшенья,
Подпора тверди голубой.
Взгляни на них бесстрашным взором!
Но ты дрожишь: что видишь ты?
Или сравненьем, как укором,
Смутились дерзкие мечты?..
Да, да… наследник разрушенья,
Я понял ясно мысль твою
И, не без тайного крушенья,
Ее правдивой признаю:
Здесь от начала мирозданья
Водворены громады гор,
И полон гордого сознанья
Могучих сил их бурный взор;
Всеразрушающее время
Им уступать осуждено,
А между тем земное племя
В гробах истлело не одно.
Они всё те ж… основы твердой
Ничто разрушить не могло.
О, как торжественно, как гордо
Их величавое чело!
Всегда и холодно и бурно
Оно, закованное в лед;
Как опрокинутая урна,
Над ним висит небесный свод,
И солнце в отблесках узорных
На нем горит, как на стекле, —
Хребет возвышенностей горных,
Не чуждый небу, чужд земле.
Лишь изредка, под небосклоном
Наскуча праздностью немой,
Сорвется с грохотом и стоном
Осколок глыбы вековой
И, весь рассыпясь мелким снегом,
Привет их долу принесет,
А дол туда же громким эхом
Благоговейный ужас шлет.

Картиной чудной вдохновенный,
Стою недвижим перед ней
Я, как ребенок умиленный.
Святой восторг души моей
И удивленья полны взоры
Шлю к тем же грозным высотам —
Чтобы заоблачные горы
Их передали небесам.

Некрасов Николай

*****

Издревле русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым странам,
И больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом.

Здесь Пушкин в чувственном огне
Слагал душой своей опальной:
«Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной».

И Лермонтов, тоску леча,
Нам рассказал про Азамата,
Как он за лошадь Казбича
Давал сестру заместо злата.

За грусть и жёлчь в своем лице
Кипенья желтых рек достоин,
Он, как поэт и офицер,
Был пулей друга успокоен.

И Грибоедов здесь зарыт,
Как наша дань персидской хмари,
В подножии большой горы
Он спит под плач зурны и тари.

А ныне я в твою безглядь
Пришел, не ведая причины:
Родной ли прах здесь обрыдать
Иль подсмотреть свой час кончины!

Мне все равно! Я полон дум
О них, ушедших и великих.
Их исцелял гортанный шум
Твоих долин и речек диких.

Они бежали от врагов
И от друзей сюда бежали,
Чтоб только слышать звон шагов
Да видеть с гор глухие дали.

И я от тех же зол и бед
Бежал, навек простясь с богемой,
Зане созрел во мне поэт
С большой эпическою темой.

Мне мил стихов российский жар.
Есть Маяковский, есть и кроме,
Но он, их главный штабс-маляр,
Поет о пробках в Моссельпроме.

И Клюев, ладожский дьячок,
Его стихи как телогрейка,
Но я их вслух вчера прочел —
И в клетке сдохла канарейка.

Других уж нечего считать,
Они под хладным солнцем зреют.
Бумаги даже замарать
И то, как надо, не умеют.

Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русских стих
Кизиловым струиться соком.

Чтоб, воротясь опять в Москву,
Я мог прекраснейшей поэмой
Забыть ненужную тоску
И не дружить вовек с богемой.

И чтоб одно в моей стране
Я мог твердить в свой час прощальный:
«Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной».

Сергей Есенин

*****

Кавказ…
Леса и степи, горы;
богатство зелени
и вечные снега;
гремящие камнями реки горные.
Аушигер, дольмены и нарзан…

Черекское ущелье —
В нём озёра,
блистающие странной бирюзой;
Аушигер —
геотермальных вод находка —
купание и летом, и зимой…

Чегемское ущелье —
Водопады.
А выше вверх —
дольмены в Эл-Тюбю,
где чувствуешь веков прикосновенье
и очищаешь душу всю свою…

Баксанское ущелье —
Приэльбрусье;
Тырнауз и Терскол;
гора Чегет;
канатные дороги на Эльбрусе.
И за Донгузом — Грузия уже…

Кавказ…
Он разнолик и многограннен;
несёт в себе историю веков;
но также, как и раньше, он прекрасен
своей природой
грозной и простой…

*****

К тебе, Кавказ, к твоим сединам,
К твоим суровым крутизнам,
К твоим ущельям и долинам,
К твоим потокам и рекам,
Из края льдов — на юг желанный,
В тепло и свет — из мглы сырой
Я, как к земле обетованной,
Спешил усталый и больной.

Я слышал шум волны нагорной,
Я плачу Терека внимал,
Дарьял, нахмуренный и черный,
Я жадным взором измерял,
И сквозь глухие завыванья
Грозы — волшебницы седой —
Звенел мне, полный обаянья,
Тамары голос молодой.

Я забывался: предо мною
Сливалась с истиной мечта…
Давила мысль мою собою
Твоя немая красота…
Горели очи, кровь стучала
В виски, а бурной ночи мгла
И угрожала, и ласкала,
И опьяняла, и звала…

Как будто с тройкой вперегонку
Дух гор невидимо летел
И то, отстав, смеялся звонко,
То песню ласковую пел…
А там, где диадемой снежной
Казбек задумчивый сиял,
С рукой подъятой ангел нежный,
Казалось, в сумраке стоял…

И что же? Чудо возрожденья
Свершилось с чуткою душой,
И гений грез и вдохновенья
Склонился тихо надо мной.
Но не тоской, не злобой жгучей,
Как прежде, песнь его полна,
А жизнью, вольной и могучей,
Как ты, Кавказ, кипит она…

Надсон Семен

*****

Пока мы по Кавказу лазаем,
И в задыхающейся раме
Кура ползет атакой газовою
К арагве, сдавленной горами,

И в августовский свод из мрамора,
Как обезглавленных гортани,
Заносят яблоки адамовы
Казненных замков очертанья.

Пока я голову заламываю,
Следя, как шеи укреплений
Плывут по синеве сиреневой
И тонут в бездне поколений,

Пока, сменяя рощи вязовые,
Курчавится лесная мелочь,
Что шепчешь ты, что мне подсказываешь,
Кавказ, Кавказ, о что мне делать!

Объятье в тысячу охватов,
Чем обеспечен твой успех?
Здоровый глаз за веко спрятав,
Над чем смеешься ты, Казбек?

Когда от высей сердце екает
И гор колышутся кадила,
Ты думаешь, моя далекая,
Что чем-то мне не угодила.

И там, у альп в дали Германии,
Где так же чокаются скалы,
Но отклики еще туманнее,
Ты думаешь, ты оплошала?

Я брошен в жизнь, в потоке дней
Катящую потоки рода,
И мне кроить свою трудней,
Чем резать ножницами воду.

Не бойся снов, не мучься, брось.
Люблю и думаю и знаю.
Смотри: и рек не мыслит врозь
Существованья ткань сквозная.

Борис Пастернак

*****

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз.
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

Михаил Лермонтов

*****

Светает — вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина,
Молчит табун, река журчит одна.

Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск и светит там и там, —
Так девушки, купаяся в тени,
Когда увидят юношу, они
Краснеют все, к земле склоняют взор, —
Но как бежать, коль близок милый вор!..

Михаил Лермонтов

*****

Лишь только ночь своим покровом
Верхи Кавказа осенит,
Лишь только мир, волшебным словом
Завороженный, замолчит;
Лишь только ветер над скалою
Увядшей шевельнет травою,
И птичка, спрятанная в ней,
Порхнет во мраке веселей;
И под лозою виноградной,
Росу небес глотая жадно,
Цветок распустится ночной;
Лишь только месяц золотой
Из-за горы тихонько встанет
И на тебя украдкой взглянет, —
К тебе я стану прилетать;
Гостить я буду до денницы
И на шелковые ресницы
Сны золотые навевать…

Михаил Лермонтов

*****

Громада тяжкая высоких гор, покрытых
Мхом, лесом, снегом, льдом и дикой наготой;
Уродливая складь бесплодных камней, смытых
Водою мутною, с вершин их пролитой;

Ряд безобразных стен, изломанных, изрытых,
Необитаемых, ужасных пустотой,
Где слышен изредка лишь крик орлов несытых,
Клюющих п_а_деру оравою густой;

Цепь пресловутая всепетого Кавказа,
Непроходимая, безлюдная страна,
Притон разбойников, поэзии зараза!

Без пользы, без красы, с каких ты пор славна?
Творенье божье ты иль чертова проказа?
Скажи, проклятая, зачем ты создана?

Катенин П.

*****

О, мой Кавказ, Родные горы,
И реки, и луга…
Давай мой друг окончим споры.
Здесь дружба на века…

Здесь горных рек потоки!
Здесь солнца ярче свет!
И горцев здесь потомки
Живут по много лет!

*****

Я видел горные хребты,
Причудливые, как мечты,
Когда в час утренней зари
Курилися, как алтари,
Их выси в небе голубом,
И облачко за облачком,
Покинув тайный свой ночлег,
К востоку направляло бег —
Как будто белый караван
Залетных птиц из дальних стран!
Вдали я видел сквозь туман,
В снегах, горящих как алмаз,
Седой, незыблемый Кавказ…

Михаил Лермонтов

*****

На всех вершинах Кавказа
Сегодня лежат снега,
На всех вершинах сразу,
Считая пни и стога.
В снегу деревья и башни,
В снегу Эльбрус и Казбек.
Сегодняшний и вчерашний,
И вечный, нетающий снег.

Валентин Берестов

*****

Во дни печальные разлуки
Мои задумчивые звуки
Напоминали мне Кавказ,
Где пасмурный Бешту, пустынник величавый,
Аулов и полей властитель пятиглавый,
Был новый для меня Парнас.
Забуду ли его кремнистые вершины,
Гремучие ключи, увядшие равнины,
Пустыни знойные, края, где ты со мной
Делил души младые впечатленья;
Где рыскает в горах воинственный разбой,
И дикий гений вдохновенья
Таится в тишине глухой?
Ты здесь найдешь воспоминанья,
Быть может, милых сердцу дней,
Противуречия страстей,
Мечты знакомые, знакомые страданья
И тайный глас души моей.

Александр Пушкин

*****

Хребты Кавказа — отражение Вселенной,
На склонах тени утренних, вечерних дней.
А на вершине аура нетленной,
Энергии, что отворяет в зазеркалье дверь.

Кто побывал в сакральном месте —
Изведал странствий чудеса.
Тот заглянул в чертог небесный,
Увидел отражение себя.

И отпечатки прошлых жизней
Промчались покаяния стеной.
Остатки суетливых мыслей
По ветру разлетелись с глаз долой.

Всевышний улыбнулся добро
И оглядел невидимую часть меня.
Промолвил: «Ждал тебя Я долго,
Теперь ты снова часть Меня».

*****

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство моё;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,
тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею!..
— — —
Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца,
и в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу всё темно,
возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда:
как будто девицы,
когда вдруг увидят мужчину купаясь,
в таком уж смущеньи,
что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ!
те пустынные громкие бури,
которым пещеры как стражи ночей отвечают!..
На гладком холме одинокое дерево,
ветром, дождями нагнутое,
иль виноградник, шумящий в ущелье,
и путь неизвестный над пропастью,
где, покрываяся пеной,
бежит безымянная речка,
и выстрел нежданный,
и страх после выстрела:
враг ли коварный иль просто охотник…
всё, всё в этом крае прекрасно.
— — —
Воздух там чист, как молитва ребенка;
И люди как вольные птицы живут беззаботно;
Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.
В дымной сакле, землей иль сухим тростником
Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,
И шьют серебром — в тишине увядая
Душою — желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Михаил Лермонтов

*****

Приходил по ночам
В синеве ледника от Тамары.
Парой крыл намечал,
Где гудеть, где кончаться кошмару.

Не рыдал, не сплетал
Оголенных, исхлестанных, в шрамах.
Уцелела плита
За оградой грузинского храма.

Как горбунья дурна,
Под решеткою тень не кривлялась.
У лампады зурна,
Чуть дыша, о княжне не справлялась.

Но сверканье рвалось
В волосах, и, как фосфор, трещали.
И не слышал колосс,
Как седеет Кавказ за печалью.

От окна на аршин,
Пробирая шерстинки бурнуса,
Клялся льдами вершин:
Спи, подруга, — лавиной вернуся.

Борис Пастернак

*****

Приют недоступный могучих орлов,
Державных и грозных гранитных хребтов, —
Всемирная крепость надоблачных гор
Дивит и чарует наездника взор.

Где громы грохочут, шумит водопад
И молния реет в ущельях громад, —
Душе моей любо: ей впору чертог —
Престол где громовый воздвиг себе бог!

Там мысли привольно по небу летать,
Весь ужас, всю прелесть грозы созерцать!
Туда бы, покинув заботливый мир,
Желал я умчаться, как птица в эфир.

Якубович Л.

*****

Как зелёным караваном,
Душу радуя и глаз,
В солнечные вьётся дали
Горная страна Кавказ.

С каждым шагом пики круче,
И скалистые хребты
Гордою грядой, могучей —
Все на страже красоты!

Снежниками, ледниками,
Убелённый на висках,
Сам к востоку величаво
Шествует Большой Кавказ!

А несметные богатства —
Тайны леса он хранит,
С пихтой на посту, с кавказской,
Здесь, в начальном лишь пути.

Не Домбайская поляна,
Самый Западный Кавказ,
Чудом, древнего Домбая —
Зубра от забвенья спас!

Саакова Валентина

*****

Здесь вам не равнина, здесь климат иной —
Идут лавины одна за одной.
И здесь за камнепадом ревет камнепад, —
И можно свернуть, обрыв обогнуть, —
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа!.

Кто здесь не бывал, кто не рисковал —
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес:
Внизу не встретишь, как не тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

Нет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил, —
Как Вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом —
Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят,
Но — нет, никто не гибнет зря!
Так лучше — чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд, —
Пройдут тобой не пройденный маршрут.

Отвесные стены… А ну — не зевай!
Ты здесь на везение не уповай —
В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала, —
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк —
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени… Ни шагу назад!
И от напряженья колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим — у которых вершина еще впереди.

Владимир Высоцкий

*****

Вершины гор поддерживают небо.
На черном шелке россыпь ярких звезд.
В ладонях белых тающего снега
Кавказ встает величественный в рост.

Еще темно. Холодный ветер глухо
Роняет звуки. Тихо шепчет дождь.
Шаманит ночь. С небес луна-старуха
Гундосит, что в горах я только гость.

Течет с отрогов северных в ущелье
Река с суровым нравом. И земля
Вверяет сонно бурному теченью
Леса и горы, сыростью пьяна.

Вновь гулко призрак между сосен плачет.
Насмешлив крик седой ночной совы.
Здесь сизый страх в душе как тень маячит,
Ступнёй касаясь замершей травы.

Летит в туман белесый вечность эхом,
Летит, клубясь, в долину сизых снов.
О, край небес, ты жизни мера, веха!
Ты открываешь призрачность основ!

Душа в земных морщинах, чутко дремлет.
Рукой подать до крупных ярких звезд.
Мы оставляем здесь бессмысленность на время,
Встаем с тобой вне времени, всерьез.

Кавказ — предел, вершина вдохновенья.
Здесь пропасть жизни явственно видна.
Полны любви и трепета мгновенья.
И даль безоблачна. И тишина без дна.

Миг жизни… Шаг в распахнутое небо…
На черном шелке россыпь ярких звезд.
В ладонях белых тающего снега
Кавказ встает величественный в рост.

Моисеева Светлана

*****

Как хороши кавказские леса! —
Извилисто бегут они по кручам,
Срываясь вниз, где пенится река,
Взмывая вверх, куда-то там за тучи!

Нередко я бродил порой по ним
И наслаждался горной чистотою,
Из горных речек воду часто пил,
Закусывая острой черемшою.

Ступая тихо-тихо по тропе,
Струящейся тихонько ручеёчком,
Прислушивался часто я к себе
Зимою, летом, осенью, весною.

И впитывал в себя всю красоту,
И наполнялся вечной тишиною,
От них учился, радуясь всему,
Я наслаждаться чистотой земною!

Они учили быть самим собой,
Быть преданным, и добрым, и хорошим —
И впитывал я губкой это всё,
И не было другого мне дороже!

Нередко где-то я, с тропы свернув,
Ступал по травам и лесной подстилке;
И уходила городская грусть,
И ощущал себя блаженно-чистым!

*****

Надоело мне жить в тревоге,
Жить печалями и тоскою —
Я уйду по степной дороге,
Горечь с сердца смахну рукою.

Вновь увижу в лазури море,
Гор вершины, над ними тучи,
Изолью свою душу и горе
Водопаду с высокой кручи.

И присев на замшелый камень,
Стану слушать я голос леса.
И зажжется костровый пламень,
Доброй искрою мягкого света.

Буду пить из озер холодных,
Так, чтоб влага ломила зубы,
Глядя в их голубые воды,
Вспомню я все, что сердцу любо.

Пробегусь по крутой тропинке,
Что средь скал и ущелий вьется,
Как по тоненькой паутинке,
Что от ветра вот-вот порвется.

И забуду я про невзгоды,
Про печали и пораженья,
Полной грудью вдохну свободы,
Изгоню из души сомненья…

Горный край мой! Ты прост и скромен,
Здесь хозяева гостю рады,
Ценят дружбу здесь в каждом доме
И не ждут за добро награды.

На планете необозримой
Нет Кавказской земли прекрасней.
Пусть огонь, в очагах хранимый,
Греет душу и дарит счастье.

*****

С далёких пор, как на земле Кавказа,
Ещё не знали горцы Халифат,
И заселявщие его народы,
Свято чтили свой адат,

Все люди жили, как одно семейство.
Не ведали про распри и раздор.
И если ты нанёс кому обиду,
В ответ мог «заслужить» людской позор.

Спокон веков там славили старейшин,
Морали выше ставили сабур
Ашуг так пел и восхвалял всех женщин
Что закипали Терек и Самур.

Когда мужчины бились на кинжалах
И ни один из них не уступал,
Платок свой женщина меж них бросала
И погашала их страстей накал.

Кавказ всегда был славен хлебосольством
Здесь статус гостя, выше «высших» сил.
А Грибоедов возглавлял посольство
Он ради мира голову сложил.

Здесь Лермонтов писал про Азамата,
Все языки здесь изучал Услар.
Лев Толстой писал «Хаджи-Мурата»
А Пушкин претворял в жизнь божий дар.

Хочу я объяснить, тем, кто не понял,
Кавказу без России не бывать.
Как и Россия без Кавказа, половина,
Одна у всех у нас и Родина и Мать.

Но почему теперь всё изменилось?
Кому мешает смуглый цвет лица?
Ведь мы живём в одной стране Россия,
Наш долг ей посвятить свои сердца.

Не виноват я, что рождён брюнетом,
И нос горбинкой не моя вина.
Но то, что в паспорте написано чеченец,
Я ощутил давно уже сполна.

Какая разница, что я аварец,
Гамзатова Расула я земляк,
А может я поющий в хоре старец
Иль может быть я Каспия рыбак

Даргинец я, или кабардинец,
Я осетин, ингуш или черкес.
Нет, лакец я, а свпомнил абазинец.
Кем бы я не был, постою за честь.

Лезгины здесь живут, живут и таты,
Здесь уважаем и балкарец и калмык.
И карачаевца считают здесь за брата,
Кумык к адыгу уж давно привык.

Живут тут и татары и казаки,
И русские живут тут триста лет.
Как может стать причиной смертной драки,
Курчавый ты, шатен или брюнет.

Не отличаюсь от других я и поныне,
И не ношу я для различия кольцо
Похож я, на того, кто на равнине
И у меня такое же лицо.

Лицо, котрое похоже на витрину,
Лицо, где кровь вся перемешана как раз
Народов всех, когда-то населявших,
Высокогорный Северный Кавказ.

Строитель, или же я торговец,
Я врач, неважно, были бы дела
Кем я ни был, но в душе я горец
Таким уже меня мама родила.

Умею я водить и самолёты.
В токарном деле понимаю толк.
И не боюсь я никакой работы,
А в дипломатии я просто волк.

Мой южный говор не мешает быть поэтом
Стать космонавтом не помеха кожи цвет
Горжусь всегда, что я отсюда родом
С высоких гор Кавказа всем привет.

>Тексты песен, стихи

Слова: Р. Гамзатов
Исп.: Расул Гамзатов

Они в горах живут высоко, С времён пророка ли, бог весть, И выше всех вершин Востока Считают собственную честь. И никому не сбить их с толка, Такая зоркость им дана, Что на любого глянут только – И уж видна его цена. И перед боем горцам старым От века ясно наперёд, Кто выстоит, подобно скалам, Кто на колени упадёт. И ложь почувствуют тотчас же, Из чьих бы уст она ни шла, Какой бы хитрой, и тончайшей, И золочёной ни была. В горах старик седоголовый, Что ходит в шубе круглый год, Так подковать умеет слово, Что в мир пословица войдёт. О, горцы старые! Не раз им Ещё народ воздаст хвалу. Служил советчиком их разум И полководцу и послу. Порою всадник не из местных Вдали коня пришпорит чуть, А старикам уже известно, Зачем в аул он держит путь. Какой обременён задачей, Легка она иль нелегка, Посватать девушку ли скачет Или наведать кунака. Был Камалил Башир из Чоха Ребёнком маленьким, когда Старик предрёк: «Он кончит плохо, И многих горцев ждёт беда. Их дочерей и женщин скоро Красавец этот уведёт. Спасая горцев от позора, Родной отец его убьёт…» Когда над верхнею губою У Шамиля белел пушок И босоногою гурьбою Шамиль командовать лишь мог, Сказал о нём ещё в ту пору Старик гимринский как-то раз: «Дымиться он заставит порох, И будет гром на весь Кавказ!» Старик, услышавший в ауле Стихи Махмуда в первый раз, Сказал: «Он примет смерть от пули Из-за красивых женских глаз…» Душой робея, жду смущённо, Что скажут на мои стихи Не критики в статьях учёных, А в горских саклях старики. Они горды не от гордыни, И знаю: им секрет открыт, О чём в обуглившейся сини Звезда с звездою говорит. Они горды не от гордыни. Путь уступая их коню, Я в гору еду ли, с горы ли, Пред ними голову клоню.

Анализ стихотворения Лермонтова Синие горы кавказа сочинения и текст

  • Анализ стихотворений
  • Лермонтов
  • Синие горы кавказа



М.Ю.Лермонтов и Кавказ Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; Вы носили меня на своих одичалых хребтах, Облаками меня одевали, — презентация

Презентация на тему: » М.Ю.Лермонтов и Кавказ Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; Вы носили меня на своих одичалых хребтах, Облаками меня одевали,» — Транскрипт:

1 М.Ю.Лермонтов и Кавказ Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; Вы носили меня на своих одичалых хребтах, Облаками меня одевали, Вы к небу меня приучили, и я с той поры Всё мечтаю о вас и о небе. М.Ю.Лермонтов

2 Цели нашей работы -узнать, какую роль играл Кавказ в жизни М. Ю.Лермонтова -понять, какое место занимает М.Ю.Лермонтов в жизни и сознании жителей нашего края -познакомиться с Лермонтовым- художником -анализ стихотворения -повторить некоторые литературоведческие термины

3 М.Ю.Лермонтов и Кавказ Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; Вы носили меня на своих одичалых хребтах, Облаками меня одевали, Вы к небу меня приучили, и я с той поры Всё мечтаю о вас и о небе. М.Ю.Лермонтов

4 Ещё ребёнком робкими шагами Взбирался я на гордые скалы, Увитые туманными чалмами, Как головы поклонников Аллы.

14

15

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34 1.Что общего в тематике стихотворений М.Ю.Лермонтова «Утёс», «Тучи», «Листок», «Парус», «На севере диком…»? а) патриотизм б) вольнолюбие в) тема одиночества. 2. В начале стихотворения «Тучи» поэт сопоставляет себя с тучками, а в последней строфе отвергает это сравнение. Как вы это объясните? а) тучи не испытывают ни страстей, ни страданий б) тучи никто не гонит, у них нет родины в) «тучки» лёгкие, они н и к чему не привязаны. 3. Чем обусловлено чувство одиночества в стихотворении «Утёс»? а) свободолюбивым порывом б) неразделённостью любви в) непрочностью человеческих отношений. 4. Определите жанр стихотворения «Три пальмы». а) баллада б) басня в) поэма 5. Какая основная тема стихотворения «На севере диком…»? а) разлука двух влюблённых б) трагическая непреодолимость одиночества. 6. О ком это сказано: Вечно холодные, вечно свободные, Нет у вас родины, нет вам изгнания? А) о пальмах б) о тучах в) о волнах. 7. Кто это говорит: « Не прав твой, о небо, святой приговор. »? А) утёс б) листок в) пальмы.

35 Цели нашей работы -узнать, какую роль играл Кавказ в жизни М.Ю.Лермонтова -понять, какое место занимает М.Ю.Лермонтов в жизни и сознании жителей нашего края -познакомиться с Лермонтовым- художником -анализ стихотворения -повторить некоторые литературоведческие термины

Анализ стихотворения М.

Ю. Лермонтова «Синие горы Кавказа»

Профи (510), на голосовании 6 лет назад

Дополнен 6 лет назад

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,
тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею.

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца,
и в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу все темно,
возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда:
как будто девицы,
когда вдруг увидят мужчину купаясь,
в таком уж смущеньи,
что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ!
те пустынные громкие бури,
которым пещеры как стражи ночей отвечают.
На гладком холме одинокое дерево,
ветром, дождями нагнутое,
иль виноградник, шумящий в ущелье,
и путь неизвестный над пропастью,
где, покрываяся пеной,
бежит безымянная речка,
и выстрел нежданный,
и страх после выстрела:
враг ли коварный иль просто охотник.
все, все в этом крае прекрасно.

Воздух там чист, как молитва ребенка;
И люди как вольные птицы живут беззаботно;
Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.
В дымной сакле, землей иль сухим тростником
Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,
И шьют серебром — в тишине увядая
Душою — желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Natasha Знаток (471) 6 лет назад

вся

СИНИЕ ГОРЫ КАВКАЗА, ПРИВЕТСТВУЮ ВАС. (СТИХИ ПРОЗОЙ) — стихотворение Лермонтов М. Ю.

СИНИЕ ГОРЫ КАВКАЗА, ПРИВЕТСТВУЮ ВАС. (СТИХИ ПРОЗОЙ)

Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею.
*
Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов; они так сияли в лучах восходящего солнца, и в розовый блеск одеваясь, они, между тем как внизу всё темно, возвещали прохожему утро. И розовый цвет их подобился цвету стыда: как будто девицы, когда вдруг увидят мужчину купаясь, в таком уж смущенье, что белой одежды накинуть на грудь не успеют.
Как я любил твои бури, Кавказ! Те пустынные громкие бури, которым пещеры, как стражи ночей, отвечают. На гладком холме одинокое дерево, ветром, дождями нагнутое, иль виноградник, шумящий в ущелье, и путь неизвестный над пропастью, где, покрываяся пеной, бежит безымянная речка, и выстрел нежданый, и страх после выстрела: враг ли коварный иль просто охотник… Всё, всё в этом крае прекрасно.
*
Воздух там чист, как молитва ребенка. И люди, как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит; в дымной сакле, землей иль сухим тростником покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье, и шьют серебром – в тишине увядая душою – желающей, южной, с цепями судьбы не знакомой. 1

1 «Синие горы Кавказа, приветствую вас!». Впервые опубликовано в 1859 г. в «Отечественных записках» (т. 125, № 7, отд. I, с. 60).
В автографе третий абзац («Как я любил твои бури

всё в этом крае прекрасно») зачеркнут.
В стихотворении Лермонтова отразились воспоминания о пребывании на Кавказе в годы детства. См. также примечание к стихотворению «Не думай, чтоб я был достоин сожаленья».
Отрывок представляет собой опыт ритмической прозы. Текстуально и по содержанию имеет соответствие с первыми строфами поэмы «Измаил-Бей», над которой в это время работал поэт (см. примечание к стихотворению «Прощанье»).

слушать, скачать аудио стихотворение
СИНИЕ ГОРЫ КАВКАЗА, ПРИВЕТСТВУЮ ВАС. (СТИХИ ПРОЗОЙ) Лермонтов М. Ю.
к общему сожалению, пока аудио нет

анализ, сочинение или реферат о стихотворении


СИНИЕ ГОРЫ КАВКАЗА, ПРИВЕТСТВУЮ ВАС. (СТИХИ ПРОЗОЙ):

Конспект урока литературы «Лермонтов и Кавказ. Анализ стихотворения «Синие горы Кавказа

Расширить представление о жизни М. Ю. Лермонтова на Кавказе.

Познакомиться со стихотворением в прозе «синие горы Кавказа.

Актуализировать знания по анализу стихотворения.

Повторить выразительно-изобразительные средства.

Продолжить формирование навыка монологического ответа, полного ответа на вопрос учителя, умения отбирать нужный материал.

Формировать коммуникативные навыки.

Развивать интерес к жизни и творчеству Лермонтова.

Прежде, чем начать урок, хочу напомнить вам о правилах речи, давайте все вместе их проговорим. (читаем правила речи с памяток на парте).

Ваша задача в ходе урока следить за тем, как говорят ваши одноклассники, и по окончанию занятия поставить свою оценку за речь каждому ученику и самому себе.

На доске портрет М. Ю. Лермонтова и изображение кавказской природы.

Ребята, определите тему нашего урока по тому, что вы видите на доске.

— Я предполагаю, что тема нашего урока: «Лермонтов и Кавказ»

3) Как вы думаете, чем мы будем заниматься на уроке?

— Я думаю, на уроке мы будем знакомиться с жизнью Лермонтова на Кавказе, его произведениями.

Сообщение учителем целей урока.

1. Слайд 1-4. «Путешествие по лермонтовским местам на Кавказе»

2. Сообщение ученика о роли Кавказа в жизни Лермонтова по статье учебника.

3. Работа с географической картой.

Пребывание на Кавказе помогло поэту ближе познакомиться с жизнью его народа и полюбить природу этого края. Эти чувства отражены поэтом в стихотворении 1830 года «Кавказ».

Чтение стихотворения учеником.

С младенческих лет я мать потерял.

Но мнилось, что в розовый вечера час

Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,

Физпауза. Игра на внимание и слуховое восприятие. «Горы, реки, равнины»

Ученикам раздаются листочки с надписями: горы, реки, равнины.

Учащиеся встают в круг спинами друг к другу, закрывают глаза. Учитель говорит: «Горы», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши. Игра продолжается. Учитель говорит: «Реки», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши.

Игра продолжается. Учитель говорит: «Равнины», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши. В конце игры учащиеся определяют, у кого из одноклассников такая же надпись, как у него.

Презентация по теме «Картины М.Ю. Лермонтова»

Вы посмотрели картины Лермонтова. Что больше всего изображает поэт?

— Поэт больше всего изображает Кавказ .

С чем это связано?

— Я считаю, что это связано с любовью Лермонтова к этому краю.

Слово учителя. Вы увидели, как выражает свое чувство Лермонтов к Кавказу через картины, а сейчас предлагаю послушать стихотворение в прозе, в прочтении Валерия Ильинского.

Сообщение ученика. Слайд 16.

Стихотворение в прозе.

Прослушивание текста. Стихотворение в прозе М.Ю. Лермонтова «Синие горы Кавказа!»

Что вы почувствовали, услышав это произведение?

— Я услышал в стихотворении, как Лермонтов любит Кавказ.

2. Можно ли считать этот текст — стихотворением?

— Я считаю, что это произведение можно назвать стихотворением в прозе, т. к. оно передает лирические чувства.

3. Какой пейзаж предстает перед нами?

— Перед нами предстают великие кавказские горы.

Работа с текстом.

Лексическая работа. Найти значение в толковом словаре.

Взлелеяли – оберегали от невзгод;

Престолы – троны;

Творец – бог;

Презирает – считает никчемным;

Стражи – сторожа;

Безыменная – нет имени;

Коварный – хитрый, злой.

Вы знаете, что для создания картины в произведениях писатели и поэты используют изобразительные средства. Вспомним их.

Слайд 18 – 21.

Один ученик в роли учителя. Задает вопрос по изобразительным средствам, учащиеся отвечают — ученик-учитель оценивает ответ (правильно, нет или неполный ответ)

2. Групповая работа.

Найдите в тексте изобразительные средства. В качестве подсказки вам даны ключевые слова.

Пока ученики работают, звучит тихая музыка.

Метафоры: облаками меня одевали, престолы природы, в розовый блеск одевались.

Эпитеты: синие горы; одичалых хребтах; громовые тучи; далекие льдины утесов; восходящего солнца; пустынные, громкие бури; одинокое дерево; шумящий виноградник; путь неизвестный; безыменная речка; выстрел нежданный; враг ли коварный.

Олицетворения: взлелеяли детство мое, носили на хребтах, бури отвечают

Сравнения: громовые тучи улетают, как дым; как будто девицы смущаются; как стражи ночей.

Для чего мы искали в тексте изобразительные средства?

— Мы искали в тексте изобразительные средства, чтобы лучше понять смысл произведения, знать на какие слова делать логическое ударение.

С помощью чего передается эмоциональное состояние лирического героя?

— эмоциональное состояние лирического героя передается с помощью восклицательных предложений.

Прочитайте эти предложения. Как они должны звучать?

Ученики читают предложения.

Выразительное чтение стихотворения подготовленными заранее детьми.

Домашнее задание. Выразительное чтение стихотворения М. Ю. Лермонтова «Синие горы Кавказа »

Ваша задача поставить оценку за речь себе и одноклассникам.

Сегодня же за работу на уроке, не за речь, оценки.

Анализ стихотворения в прозе «Синие горы Кавказа».

Расширить представление о жизни М.Ю. Лермонтова на Кавказе.

Познакомиться со стихотворением в прозе «синие горы Кавказа.

Актуализировать знания по анализу стихотворения.

Повторить выразительно-изобразительные средства.

Продолжить формирование навыка монологического ответа, полного ответа на вопрос учителя, умения отбирать нужный материал.

Формировать коммуникативные навыки.

Развивать интерес к жизни и творчеству Лермонтова.

Орг. момент. Прежде, чем начать урок, хочу напомнить вам о правилах речи, давайте все вместе их проговорим. (читаем правила речи с памяток на парте).

Ваша задача в ходе урока следить за тем, как говорят ваши одноклассники, и по окончанию занятия поставить свою оценку за речь каждому ученику и самому себе.

На доске портрет М.Ю. Лермонтова и изображение кавказской природы.

Ребята, определите тему нашего урока по тому, что вы видите на доске.

— Я предполагаю, что тема нашего урока: «Лермонтов и Кавказ»

3) Как вы думаете, чем мы будем заниматься на уроке?

— Я думаю, на уроке мы будем знакомиться с жизнью Лермонтова на Кавказе, его произведениями.

Сообщение учителем целей урока.

1. Слайд 1-4. «Путешествие по лермонтовским местам на Кавказе»

2 . Сообщение ученика о роли Кавказа в жизни Лермонтова по статье учебника .

3. Работа с географической картой.

Пребывание на Кавказе помогло поэту ближе познакомиться с жизнью его народа и полюбить природу этого края. Эти чувства отражены поэтом в стихотворении 1830 года «Кавказ».

Чтение стихотворения учеником.

С младенческих лет я мать потерял.

Но мнилось, что в розовый вечера час

Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,

Физпауза. Игра на внимание и слуховое восприятие. «Горы, реки, равнины»

Ученикам раздаются листочки с надписями: горы, реки, равнины.

Учащиеся встают в круг спинами друг к другу, закрывают глаза. Учитель говорит: «Горы», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши. Игра продолжается. Учитель говорит: «Реки», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши. Игра продолжается. Учитель говорит: «Равнины», те ученики, у которых эта надпись, должны хлопнуть в ладоши. В конце игры учащиеся определяют, у кого из одноклассников такая же надпись, как у него.

Презентация по теме «Картины М. Ю. Лермонтова»

Вы посмотрели картины Лермонтова. Что больше всего изображает поэт?

— Поэт больше всего изображает Кавказ.

С чем это связано?

— Я считаю, что это связано с любовью Лермонтова к этому краю.

Слово учителя. Вы увидели, как выражает свое чувство Лермонтов к Кавказу через картины, а сейчас предлагаю послушать стихотворение в прозе, в прочтении Валерия Ильинского.

Сообщение ученика. Слайд 16.

Стихотворение в прозе.

Прослушивание текста. Стихотворение в прозе М.Ю. Лермонтова «Синие горы Кавказа!»

Что вы почувствовали, услышав это произведение?

— Я услышал в стихотворении, как Лермонтов любит Кавказ.

2. Можно ли считать этот текст — стихотворением?

— Я считаю, что это произведение можно назвать стихотворением в прозе, т.к. оно передает лирические чувства.

3. Какой пейзаж предстает перед нами?

— Перед нами предстают великие кавказские горы.

Работа с текстом.

Лексическая работа. Найти значение в толковом словаре.

Взлелеяли – оберегали от невзгод;

Презирает – считает никчемным;

Безыменная – нет имени;

Коварный – хитрый, злой.

Вы знаете, что для создания картины в произведениях писатели и поэты используют изобразительные средства. Вспомним их.

Один ученик в роли учителя. Задает вопрос по изобразительным средствам, учащиеся отвечают — ученик-учитель оценивает ответ (правильно, нет или неполный ответ)

2. Групповая работа.

Найдите в тексте изобразительные средства. В качестве подсказки вам даны ключевые слова.

Пока ученики работают, звучит тихая музыка.

Метафоры: облаками меня одевали, престолы природы, в розовый блеск одевались.

Эпитеты: синие горы; одичалых хребтах; громовые тучи; далекие льдины утесов; восходящего солнца; пустынные, громкие бури; одинокое дерево; шумящий виноградник; путь неизвестный; безыменная речка; выстрел нежданный; враг ли коварный.

Олицетворения: взлелеяли детство мое, носили на хребтах, бури отвечают

Сравнения: громовые тучи улетают, как дым; как будто девицы смущаются; как стражи ночей.

Для чего мы искали в тексте изобразительные средства?

— Мы искали в тексте изобразительные средства, чтобы лучше понять смысл произведения, знать на какие слова делать логическое ударение.

С помощью чего передается эмоциональное состояние лирического героя?

— эмоциональное состояние лирического героя передается с помощью восклицательных предложений.

Прочитайте эти предложения. Как они должны звучать?

Ученики читают предложения.

Выразительное чтение стихотворения подготовленными заранее детьми.

Домашнее задание. Выразительное чтение стихотворения М.Ю. Лермонтова «Синие горы Кавказа»

Ваша задача поставить оценку за речь себе и одноклассникам.

Стихотворение Лермонтова М.Ю.


«Синие горы Кавказа, приветствую вас!»

«Синие горы Кавказа, приветствую вас!»

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,
тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею.

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца,
и в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу все темно,
возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда:
как будто девицы,
когда вдруг увидят мужчину купаясь,
в таком уж смущеньи,
что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ!
те пустынные громкие бури,
которым пещеры как стражи ночей отвечают.
На гладком холме одинокое дерево,
ветром, дождями нагнутое,
иль виноградник, шумящий в ущелье,
и путь неизвестный над пропастью,
где, покрываяся пеной,
бежит безымянная речка,
и выстрел нежданный,
и страх после выстрела:
враг ли коварный иль просто охотник.
все, все в этом крае прекрасно.

Воздух там чист, как молитва ребенка;
И люди как вольные птицы живут беззаботно;
Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.
В дымной сакле, землей иль сухим тростником
Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,
И шьют серебром — в тишине увядая
Душою — желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Дата написания: 1832 год

Стихотворение Лермонтова М. Ю. — Синие горы Кавказа, приветствую вас!

См. также Михаил Лермонтов — стихи (Лермонтов М. Ю.) :

Скинь бешмет свой, друг Мартыш
Скинь бешмет свой, друг Мартыш, Распояшься, сбрось кинжалы, Вздень бр.

Склонись ко мне, красавец молодой
1 Склонись ко мне, красавец молодой! Как ты стыдлив! Ужели в первый р.

Послушайте стихотворение Лермонтова Синие горы кавказа

Темы соседних сочинений

← Силуэт↑ ЛермонтовСлава →

Картинка к сочинению анализ стихотворения Синие горы кавказа

Настроение произведения Синие горы кавказа

Негр-художник и расовая гора…

Один из самых многообещающих молодых негритянских поэтов сказал мне однажды: «Я хочу быть поэтом, а не негритянским поэтом», имея в виду, как мне кажется, «я хочу пиши как белый поэт»; подсознательно означая: «Я хотел бы быть белым поэтом»; подразумевая под этим: «Я хотел бы быть белым». (1) И мне было жаль, что молодой человек сказал это, потому что ни один великий поэт никогда не боялся быть самим собой. И тогда я сомневался, что с его желанием духовно уйти от своей расы этот мальчик когда-нибудь станет великим поэтом. Но это гора, стоящая на пути любого настоящего негритянского искусства в Америке, — это стремление внутри расы к белизне, желание влить расовую индивидуальность в форму американской стандартизации и быть как можно меньше негром и как можно больше американцем. .

Но давайте посмотрим на непосредственную биографию этого молодого поэта. Его семья принадлежит к тому, что, я полагаю, можно было бы назвать негритянским средним классом: люди отнюдь не богатые, но никогда не чувствующие дискомфорта и голода — самодовольные, довольные, респектабельные люди, члены баптистской церкви. Отец ходит на работу каждое утро. Он главный стюард в большом клубе белых. Мать иногда занимается шитьем или руководит вечеринками для богатых семей города. Дети ходят в смешанную школу. Дома они читают официальные документы и журналы. А мать часто говорит «Не уподобляйтесь неграм», когда детям плохо. Частая фраза отца: «Посмотрите, как хорошо делает белый человек». Таким образом, слово «белый» бессознательно становится символом всех добродетелей. Для детей это красота, нравственность и деньги. Шепот «Я хочу быть белым» тихо проносится в их сознании. Дом этого молодого поэта, я полагаю, довольно типичный дом цветного среднего класса. Сразу видно, как трудно художнику, родившемуся в таком доме, интересоваться интерпретацией красоты своего народа. Его никогда не учили видеть эту красоту. Его учат скорее не видеть, а если и видеть, то стыдиться того, что не по кавказским лекалам.

Для расовой культуры дом самозваного «высококлассного» негра не может предложить ничего лучшего. Вместо этого, возможно, будет больше подражания белому, чем в менее культурном или менее богатом доме. Отец, возможно, врач, юрист, землевладелец или политик. Мать может быть социальным работником или учителем, а может ничего не делать и иметь прислугу. Отец часто бывает темным, но обычно он женится на самой светлой женщине, какую только может найти. Семья посещает модную церковь, где мало действительно цветных лиц. И сами проводят цветную линию. На Севере ходят в белые театры и белые кино. А на Юге у них как минимум две машины и дом «как у белых». Нордические манеры, нордические лица, нордические волосы, нордическое искусство (если таковое имеется) и епископский рай. Действительно, очень высокая гора, на которую потенциальный художник-расист должен взобраться, чтобы открыть себя и свой народ.

Но ведь есть и низшие люди, так называемый простонародье, и их большинство — слава Господу! Люди, которые выпивают глоток джина по субботам и не слишком важны для себя или общества, или слишком сыты, или слишком научились наблюдать за ленивым миром. Они живут на Седьмой улице в Вашингтоне или на Стейт-стрит в Чикаго, и им все равно, похожи ли они на белых или на кого-то еще. Их радость бежит, бах! в экстаз. Их религия взлетает до крика. Сегодня немного поработай, завтра немного отдохни. Поиграй немного. Пой немного. О, давай танцевать! Эти простые люди не боятся спиричуэлса, как долгое время боялись их более интеллектуальные собратья, а джаз — их детище. Они предоставляют богатый красочный, отличительный материал для любого художника, потому что они по-прежнему сохраняют свою индивидуальность перед лицом американских стандартов. И, возможно, эти простые люди подарят миру своего поистине великого негра-художника, того, кто не боится быть самим собой. В то время как негр из высших слоев общества говорил художнику, что делать, люди, по крайней мере, оставляли его в покое, когда он появлялся. И им не стыдно за него — если они вообще знают, что он существует. И они без вопросов принимают ту красоту, которая принадлежит им.

Конечно, для американского негра-художника, который может избежать ограничений, которые наложили бы на него более продвинутые представители его собственной группы, есть огромное поле неиспользованного материала, готового для его искусства. Не выходя за пределы своей расы и даже среди лучших классов с их «белой» культурой и сознательными американскими манерами, но все же достаточно негритянскими, чтобы отличаться от них, есть достаточно материи, чтобы дать чернокожему художнику пожизненную творческую работу. И когда он решает коснуться отношений между неграми и белыми в этой стране, с их бесчисленными обертонами и полутонами, конечно, и особенно для литературы и драмы, под рукой неисчерпаемый запас тем. Им негритянский художник может передать свою расовую индивидуальность, свое наследие ритма и теплоты и свой нелепый юмор, который так часто, как в блюзе, превращается в иронический смех, смешанный со слезами. Но давайте снова посмотрим на гору.

Известная негритянка из Филадельфии заплатила одиннадцать долларов за то, чтобы послушать, как Ракель Меллер поет популярные андалузские песни. Но за несколько недель до этого она сказала мне, что ей и в голову не придет слушать «эту женщину», Клару Смит, великую чернокожую артистку, поющую негритянские народные песни. (2) И многие негритянские церкви из высшего сословия даже сейчас не стали бы Мечтаю нанять духовного в свои услуги. Гораздо предпочтительнее скучные мелодии в сборниках гимнов для белых. «Мы хотим поклоняться Господу правильно и тихо. Мы не верим в «крики». Давайте будем тупыми, как нордики», — говорят они.

Таким образом, путь серьезного чернокожего художника, создающего расовое искусство, безусловно, тернист, а гора высока. До недавнего времени он почти не получал поддержки за свою работу ни от белых, ни от цветных. Прекрасные романы Чеснатта перестают издаваться, и ни одна из рас не замечает их смерти. Причудливое очарование и юмор диалектных стихов Данбара принесли ему в свое время в значительной степени такое же ободрение, какое можно было бы дать уроду из интермедии (Цветной человек, пишущий стихи! Как странно!) или клоуну (Как забавно!). 3)

Нынешняя мода на негритянские вещи, хотя она может принести как много вреда, так и пользы начинающему цветному художнику, по крайней мере, сделала это: она насильно привлекла к нему внимание своего народа, среди которого так долго, если только другая раса заметила его заранее, он был пророком с небольшой честью. (4) Я понимаю, что Чарльз Гилпин годами играл в негритянских театрах без особого признания со стороны своего собственного, но когда Бродвей дал ему восемь приглашений на занавес, негры тоже, начал бить жестяную сковороду в его честь. (5) Я знаю молодого цветного писателя, рабочего днем, который несколько лет хорошо писал для цветных журналов, но только недавно он ворвался в белые публикаций, а его первая книга была принята видным нью-йоркским издателем, что «лучшие» негры в его городе не поленились узнать, что он там живет. Тогда почти сразу решили устроить для него грандиозный обед. Но светские дамы были осторожны, шепча его матери, что, может быть, ей лучше не приходить. Они не были уверены, что у нее будет вечернее платье.(6)

Негр-художник работает против потока резкой критики и непонимания со стороны его собственной группы и непреднамеренных взяток со стороны белых. «О, будьте респектабельны, пишите о хороших людях, покажите, какие мы хорошие», — говорят негры. «Будь шаблонным, не заходи слишком далеко, не разрушай наших иллюзий на твой счет, не смеши нас слишком серьезно. Мы вам заплатим», — говорят белые. Оба сказали бы Джин Тумер не писать «Тростник». Цветные люди не хвалили его. Белые люди не купили его. Большинство цветных людей, которые читали «Кана», ненавидят его. Они этого боятся. Хотя критики дали ему хорошие отзывы, публика осталась равнодушной. Тем не менее (за исключением работы Дюбуа) «Трость» содержит лучшую прозу, написанную негром в Америке. И как пение Робсона, оно действительно расово.(7)

Но, несмотря на нордизированную негритянскую интеллигенцию и желания некоторых белых редакторов, у нас уже есть честная американская негритянская литература. Теперь я жду подъема негритянского театра. Наша народная музыка, получившая всемирную известность, предлагает себя гению великого американского негритянского композитора, который грядет. И в течение следующего десятилетия я ожидаю увидеть работу растущей школы цветных художников, которые рисуют и моделируют красоту темных лиц и создают с помощью новой техники выражения своего собственного душевного мира. А негритянские танцоры, которые будут танцевать, как пламя, и певцы, которые будут продолжать нести наши песни всем, кто их слушает, — завтра их будет с нами еще больше.

Большинство моих собственных стихов имеют расовую тематику и трактовку, взятые из жизни, которую я знаю. Во многих из них я пытаюсь уловить и удержать некоторые смыслы и ритмы джаза. Я настолько искренен, насколько умею быть искренним в этих стихах, и все же после каждого прочтения я отвечаю на вопросы, подобные этим, от моих соотечественников: Как вы думаете, должны ли негры всегда писать о неграх? Я бы хотел, чтобы ты не читал некоторые из своих стихов белым людям. Как найти что-нибудь интересное в таком месте, как кабаре? Почему ты пишешь о чернокожих? Ты не черный. Что заставляет вас писать так много джазовых стихов?

Но для меня джаз — одно из неотъемлемых выражений негритянской жизни в Америке: вечный там-там в негритянской душе — там-там бунта против усталости в белом мире, в мире поездов метро и работы. , работа Работа; тамтам радости и смеха, и боль, проглоченная в улыбке. Тем не менее член клуба из Филадельфии стыдится признаться, что это создала ее раса, и ей не нравится, когда я об этом пишу. В ее голове проносится старое подсознательное «белый лучше всего». Годы учебы у белых учителей, жизнь белых книг, картинок и бумаг, белые манеры, мораль и пуританские стандарты заставили ее не любить спиричуэлс. А теперь она воротит нос от джаза и всех его проявлений, как и почти от всего остального отчетливо расового. Ей не нравятся портреты негров, сделанные Уинольдом Рейссом, потому что они «слишком негритянские». Она хочет, чтобы художник польстил ей, чтобы белый мир поверил, что все негры такие самодовольные и почти белые душой, какими ей хочется быть. Но, по моему мнению, долг молодого негра-художника, если он вообще принимает какие-либо обязанности от посторонних, изменить силой своего искусства этот старый шепот «я хочу быть белым», спрятанный в стремлениях свой народ, на «Почему я должен хотеть быть белым? Я негр — и красивый»?

Так что мне стыдно за чернокожего поэта, который говорит: «Я хочу быть поэтом, а не поэтом-негром», как будто его собственный расовый мир не так интересен, как любой другой мир. Мне также стыдно за цветного художника, который перебегает от рисования негритянских лиц к рисованию закатов по манере академиков, потому что он боится странной небелизны своих собственных черт. Конечно, художник должен быть свободен в выборе того, что он делает, но он также никогда не должен бояться делать то, что он может выбрать.

Пусть рев негритянских джазовых оркестров и ревущий голос Бесси Смит, поющей блюз, проникнут в закрытые уши цветных почти интеллектуалов, пока они не услышат и, возможно, не поймут. Пусть Поль Робсон, поющий «Водяного мальчика», и Рудольф Фишер, пишущий об улицах Гарлема, и Джин Тумер, держащий в руках сердце Джорджии, и Аарон Дуглас, рисующий странные черные фантазии, заставят самодовольный негритянский средний класс отвернуться от своего белого, респектабельного, обычные книги и бумаги, чтобы уловить проблеск их собственной красоты.(9) Мы, молодые негритянские художники, которые сейчас творят, намерены без страха и стыда выражать свое индивидуальное темнокожее «я». Если белые люди довольны, мы рады. Если их нет, это не имеет значения. Мы знаем, что мы прекрасны. И некрасивый тоже. Там-там плачет, там-там смеется. Если цветные люди довольны, мы рады. Если это не так, их недовольство также не имеет значения. Мы строим наши храмы для завтрашнего дня, настолько сильные, насколько умеем, и мы стоим на вершине горы, свободные внутри себя.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Хьюз, вероятно, имеет в виду Каунти Каллена (1903–1962), афроамериканского писателя с классическим образованием, чьи стихи в значительной степени придерживались европейских традиций формы и размера.

(2) Ракель Меллер (1888-1962), популярная испанская певица и актриса; Клара Смит (1895–1935), афроамериканская блюзовая певица, которая включала водевиль и комедийные номера в свои шоу, которые часто содержали рискованные сексуальные отсылки.

(3) Чарльз Уодделл Честнатт (1858–1919 гг.)32), плодовитый афроамериканский писатель, наиболее известный своими рассказами о заклинаниях и романами социального назначения, посвященными психологическим и социальным издержкам цветной линии; Пол Лоуренс Данбар (1872–1906), афроамериканский поэт, романист и автор рассказов, хвалили и критиковали за его диалектные стихи, которые, по мнению некоторых критиков, усиливали популярные стереотипы о романтизированном Старом Юге.

(4) Хьюз имеет в виду то, что сейчас известно как Гарлемский ренессанс, социокультурное движение XIX в.20-е годы стали свидетелями расцвета афроамериканского литературного, музыкального и изобразительного искусства. В этот период многие белые, увлеченные афроамериканским искусством и культурой, совершали поездки в Гарлем, чтобы познакомиться с его захватывающей ночной жизнью.

(5) Чарльз Гилпин (1878–1930) стал первым афроамериканцем, получившим широкое признание как серьезный актер, когда он сыграл главную роль в фильме Юджина О’Нила « Император Джонс » в начале 1920-х годов.

(6) Хьюз, вероятно, имеет в виду себя в этом анекдоте.

(7) «Трость », опубликованная в 1923 году, с ее смесью короткометражных рассказов, поэзии и загадочных штриховых зарисовок, считается одним из самых стилистически сложных произведений Гарлемского Возрождения, но она оскорбила некоторых критиков своим откровенным изображением сексуальность и расовое насилие. Джин Тумер (1894-1967) считал Cane лебединой песней, последним посредником в своих конфликтных отношениях с африканцами и сельским Югом. После его публикации Тумер отказался быть классифицированным как черный писатель. Поль Робсон (1898–1976), известный афроамериканский певец, актер и глобальный защитник прав человека.

(8) Винольд Рейсс (1888-1953), немецкий художник, чьи портреты афроамериканцев были представлены в антологии Гарлемского Возрождения Алена Локка, The New Negro .

(9) Бесси Смит (1894–1937), «императрица блюза», за свою короткую карьеру сделала более восьмидесяти записей; Рудольф Фишер (1897–1934) был ведущим афроамериканским писателем, автором рассказов и эссеистом эпохи Гарлемского Возрождения; Аарон Дуглас (189 лет)8-1979), которого когда-то называли «деканом афроамериканских художников», Уинольд Рейсс призвал включить африканские мотивы в свое искусство.

Каким российские писатели видели Кавказ

Сочи, где на этой неделе открылись Зимние Олимпийские игры 2014 года, с 1959 года является побратимом благородного английского городка Челтнем. Сначала уму непостижимо, но потом начинаешь видеть сходство: оба города-курорты, оба фешенебельные курорты XIX века, оба пристанища монархов и президентов, оба провинциальные центры достатка и так далее. Сходства исчерпаны, различия возвращаются. Сочи не только субтропический, прибрежный и в три раза больше Челтнема, но и находится на Кавказе — в регионе, для которого у Британии нет настоящего эквивалента.

Можно сравнить с Озерным краем – источником вдохновения и воплощением романтизма, архетипом Природы-с-большой-N. В стихах Вордсворта смиренная Люся представляет собой почтенную простоту, как и кавказские девы Бела в романе Михаила Лермонтова « Герой нашего времени» (1839), Дина в романе Льва Толстого « Кавказская пленница » (1872).

И как пресытившиеся Лондона направляются к Озерам за духовным обновлением, так Печорин Лермонтова и Оленин Толстого уезжают соответственно из Петербурга и Москвы на Кавказ, ища и находя колоссальную красоту природы и общество без упадка, претенциозности и лицемерия. . «Выезжая из Москвы, [Оленин] был в том счастливом настроении, в котором молодой человек, сознавая прошлые ошибки, вдруг говорит себе: «Это было не то»» 9.0003

Но там, где Озерный край просто холмистый, Кавказ — самая большая горная цепь России, а гора Эльбрус — высочайшая вершина Европы — в три раза выше Бен-Невиса. Южная часть хребта — Закавказье — охватывает страны Грузии, Армении и Азербайджана, а его северная часть — Предкавказье — такие российские автономные республики, как Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Дагестан.

Перешеек, на котором расположен Кавказ, соединяет Россию с Ближним Востоком и отделяет Черное море от Каспийского. Ученые-классики знают этот регион как тот, где печень Прометея ежедневно поедала орел; где Ясон искал Золотое руно и нашел Медею в грузинском городе Колхиде. Байрон, хотя никогда не бывал в этих краях, описывал горы (в «Небе и земле») как «такие разнообразные и такие ужасные по красоте» с «перпендикулярными местами, где дрожала бы нога/ Человека, мог бы он достичь их — да ,/ Ты выглядишь вечным!»

Кавказский вождь имам Шамиль сдается русскому генералу графу Барятинскому в 1859 году © Bridgeman Art Library

В этом смысле более близким британским эквивалентом будет Шотландское нагорье. И Высокогорье, и Кавказ ассоциируются в имперском сознании с дикими кланами и боевыми традициями. Оба региона сопротивлялись господству достаточно долго и упорно, так что имена их лидеров до сих пор помнят – Уильям Уоллес, Роберт Брюс; Хаджи Мурат и имам Шамиль (последние двое из столетней войны за покорение Кавказа Россией, закончившейся в 1864 г.).

В литературе того времени эти горные воины вызывали не только восхищение, но и некоторую симпатию тех, кто был послан их победить. Одноименный герой романа Вальтера Скотта « Уэверли » (1814) даже перешел на сторону якобитов, когда его послали подавить их восстание, попав под влияние Красавчика Принца Чарли и одной из его более сексуальных поклонниц.

Произведения Скотта пользовались огромной популярностью в России и оказали влияние на Толстого, чья последняя повесть Хаджи Мурат (1896-1904) с восхищением описывает последний бой одноименного аварского вождя, а с отвращением и презрением суд Николая I.

В одном из более ранних толстовских рассказов одноименные казаки имеют право восхищаться своими храбрыми чеченскими врагами больше, чем русские солдаты — часто снобы, ленивые и неумелые в военном отношении — которые расквартированы против них на Кавказе. Но, как и великие туристы, которые в это время были заняты открытием Швейцарии, русские офицеры обнаруживают, что их представления о Боге и человеке изменились из-за величия, с которым они столкнулись в горах.

И так же, как Вордсворт, Кольридж, Байрон и Шелли первыми романтически оценили Альпы, русские поэты, такие как Гаврила Державин и Александр Пушкин, сделали то же самое для Кавказа. В стихотворении 1821 года «Кавказский пленник» Пушкин рассказывает, что «моя поэтическая медитация/ Напомнила мне Кавказ», где гора Баштау «была для меня новым Парнасом./ Забуду ли я когда-нибудь ее песчаные высоты,/ ручьи, его иссохшие равнины, / Его жгучие пустыни, края, где ты делил со мной / Впечатления молодой души?»

К тому времени, как толстовский дворянин Оленин прибывает на Кавказ в 1852 году, он готов к романтическому ответу. Первоначально разочарованный, увидев горы в тумане, он просыпается на следующее утро и обнаруживает их в ярком солнечном свете: столкнувшись с «бесконечностью всей этой красоты, он испугался, что это всего лишь фантазия или сон», — но затем «он начал постепенно проникнуться их красотой и, наконец, ощутить горы».

Оленин ценит, что жизнь на Кавказе лучше для тела, да и для души, чем где-либо еще в России. Климат хороший, еда и вино лучше, а ожидаемая продолжительность жизни (если не считать насильственной смерти) соответственно высока. Через несколько недель в чеченском селе на Тереке «Оленин выглядел совсем другим человеком… Вместо землистого цвета лица результат ночей превратился в день, его щеки, лоб и кожа за ушами теперь были красными. со здоровым загаром… все его лицо дышало здоровьем, радостью и удовлетворением».

Байрон имел в России еще больший успех, чем Скотт, и и Печорин у Лермонтова, и «Кавказский пленник» у Пушкина — байронические герои — чувствительные, циничные, храбрые и опрометчивые. Туземные женщины любят их на свой страх и риск; не совсем уж к делу относится и то, что Татьяна Романова из « Из России с любовью» решает, что любит Джеймса Бонда, увидев из его досье, что он похож на Печорина.

Но не все русские, которые храбрятся на Кавказе, тоже хамы. Оленин хочет сбросить свою петербургскую псевдоцивилизацию, жениться и стать казаком. Его брачные планы рушатся, и он покидает деревню, где прожил год, с разбитым сердцем после слезливого расставания со своим отцом-фигурой Ерошкой. Затем – поворот, напоминающий концовку 9.0045 Ширли Валентайн – поворачивает голову и видит, как Ерошка обсуждает с возлюбленной деревенские дела, как будто Оленина никогда не существовало. Жизнь Кавказа продолжается без него.

Более ранняя новелла Толстого повторила образ русского пленника, находящегося в плену на Кавказе, который впервые появился в поэме Пушкина, а за ним последовало несколько других произведений на ту же тему и название, в том числе опера Сезара Кюи 1858 года. Во всех них заключенный проводит свое пленение, наблюдая и удивляясь кавказской жизни, отчужденный от утонченной столичной культуры, к которой он принадлежит, но неспособный ассимилироваться — состояние, которое сковывает его не меньше, чем его цепи. В конце концов ему помогает сбежать благородная дикая служанка, чья обожающая женственность является противоположностью кавказской гипермужественности. В версии Пушкина узник бросает свою девушку, которая кончает жизнь самоубийством в ручье на пути к казакам и свободе. У Толстого, напротив, Жилин по-братски относится только к 13-летнему подростку, который его освобождает.

Толстой отличается еще и своей критикой имперского проекта. Такие писатели, как Державин, Пушкин и Лермонтов, возможно, восхищались Кавказом, но они также верили в право России править там. Пушкинский «Кавказский пленник» кончается империалистическим апломбом:

Так замолкли яростные крики войны:/ Все покорилось русскому мечу/ Гордые сыны Кавказа/ Сражались, терпели страшные потери;/ Но проливая нашу кровь Не спасли тебя/ Не спасли твои зачарованные доспехи/ Ни горы, ни твои бесстрашные кони,/ Ни твоя любовь к дикой свободе!

В советский период миссия распространения грамотности на Кавказе, наряду с имперским языком и литературой, европейскими нравами и определенной степенью равноправия женщин, параллельна британскому проекту «цивилизации» владычества. Оба пришли на смену мусульманским державам в качестве империалистов и установили региональные границы отчасти с целью подорвать этническую лояльность — разделяй и властвуй.

С разной степенью уважения относились и к коренным народам: в обоих случаях особенно уважали горных бойцов, которые со временем превратились в отборные войска имперской власти: кавказские полки представляли собой русскую версию британских гуркхов. Они представляли воинскую культуру, которую империалисты сознавали, что потеряли ее, если они когда-либо ею обладали.

Как замечает пушкинский пленник: «Черкес увешан оружием; он находит в этом гордость и утешение». Это мужчины, «рожденные для войны». Во время недавнего конфликта в Чечне сознание россиян своей принадлежности к менее воинственной культуре можно рассматривать как пронизанное страхом.

Сегодня то, как россияне видят Кавказ, зависит от многих переменных, в том числе от того, где они живут (Новосибирск так же далеко от Сочи, как и Лондон). Но один из самых интересных – возраст. Пожилые люди помнят его как место мира, советской застройки, солнечных праздников и производства фруктов, вина и цветов; в советское время многие с завистью относились к уровню жизни в регионе. Такие фильмы, как романтическая комедия Леонида Гайдая Похищение по-кавказски (1967) переворачивает сюжеты Пушкина и Толстого. Русские были потрясены после распада СССР в 1991 году, увидев, как резко такие места, как Грузия, стали враждебными (и иностранными) и вспыхнули войны в Чечне и Южной Осетии.

Писатели стремились отразить новое настроение. В фильме Владимира Маканина «Кавказский пленник » 1994 года заключенный не русский, а 16-летний чеченский заложник, который сексуально возбуждает своего русского похитителя. В некоторых отношениях он читается сверхъестественно, как одноименный рассказ Толстого; якобы роли меняются местами, поскольку пленница совмещает роли кавказского воина с ролью кавказской горничной.

Но русские по-прежнему в плену у кавказцев, которых пытаются завоевать. Местный торговец, торгующийся с русским офицером, комментирует: «Что я за заключенный? …Это ты здесь заключенный! Советский лозунг «Да здравствует нерушимая дружба народов» один русский сардонически цитирует, другой смеется. Советская дружба ушла в историю. Возрождается царский конфликт – но без романтического идеализма.

Рассказ Виктора Пелевина 1995 года «Чеченские шапки в башнях» — сатира, в которой чеченцы захватывают Кремль, а спецслужбы пытаются это замять. Добровольные заложники разрешены, и в Кремль стекается так много жаждущих славы россиян, что в конечном итоге взимается плата за вход в размере 5000 долларов. Здесь нет идеализма ни с той, ни с другой стороны.

Российские спортсмены в Сочи родились во время распада СССР или после него. Об отдыхе на курортах Дагестана у них не осталось теплых воспоминаний; они выросли, смотря новостные кадры о российских подростках, раненых, замученных или погибших в Чечне.

И все же, среди пережитков советского образования, они унаследовали и русское веселье на Кавказе от Пушкина, Лермонтова и Толстого. Подъезжая к Чечне, Оленин видит: «Едут два казака, ритмично покачивая ружьями в чехлах за спиной, белые и гнедые ноги коней беспорядочно перемешались… и горы! За Тереком поднимается дым татарского села… и гор! Солнце взошло и блестит на Тереке, виднеющемся теперь за камышами… и горами! Из села едет татарская кибитка, и проходят женщины, красивые молодые женщины… и горы! Абреки галопируют по равнине, а я вот еду и не боюсь их! У меня есть ружье, и сила, и молодость… и горы!»

Кэтрин Браун — старший преподаватель английской литературы в Новом гуманитарном колледже.

В международном альпинистском сообществе гора Эльбрус хорошо известна как самая высокая вершина Европы или одна из 7 вершин. Но насколько он известен за пределами альпинистского сообщества? По моему опыту, не очень! На самом деле есть много интересных исторических и культурных фактов об Эльбрусе, которые затрагивают многие аспекты жизни, с которыми вы, возможно, уже знакомы. Это больше, чем просто гора, на которую нужно взобраться! Наслаждайтесь этой статьей об Эльбрусе как для альпинистов, так и для тех, кто не занимается альпинизмом!

1)  Самая высокая вершина Европы – Эльбрус ЯВЛЯЕТСЯ самой высокой вершиной Европы высотой 5 642 метра (18 510 футов) над уровнем моря. Несмотря на периодические возражения, это почти бесспорно во всем мире. Аргументы вы можете услышать противоположные этому:

-Монблан (Франция) самая высокая гора в Европе. ЛОЖЬ. Монблан — самая высокая гора в Европейском Союзе, но седьмая по высоте гора во всей Европе.

-Россия не в Европе. ЛОЖЬ. Поскольку Россия — самая большая страна в мире, простирающаяся от Балтийского моря до Тихого океана, это может сбивать с толку. Кто-то может сказать, что Западная Россия является частью Европы, а восточная часть России является частью Азии (с Уральскими горами в качестве разделительной линии), но сегодня географы повсеместно принимают Россию как часть европейского континента.

-гор. Эльбрус не гора. Технически это верно, это недействующий вулкан, который последний раз извергался ок. 2000 лет назад. Вот почему мы называем ее самой высокой вершиной или вершиной Европы. 🙂

2) Что в имени? Эльбрус — мужское имя в горном Кавказе! Верно, представьте себе давление, которое возникает, когда нужно соответствовать имени такой силы и масштаба! На местном карачаево-балкарском языке, где находится гора Эльбрус, Эльбрус означает «Похожий на тысячу гор» или Минги-Тау.

3) Гора в мифологии – Гора Эльбрус тесно связана с греческой и иранской мифологией. Правильно, в истории, которую вы, возможно, не захотите передавать своим детям, Зевс приковал Прометея цепью к горе Эльбрус (названной Стробилусом в оригинальной истории) в наказание за кражу огня у Зевса и передачу его человечеству. Зевс послал орла съесть печень Прометея, и Геракл вмешался, чтобы спасти Прометея. Ух ты! Корни названия «Эльбрус» происходят от горы в иранской мифологии, называемой «Альборз» на персидском языке, которая в конечном итоге использовалась для описания самой высокой вершины Кавказских гор.

4) Альпы или Кавказ?  Альпы НЕ являются самой высокой горной цепью Европы. Правильно, именно Кавказские горы претендуют на 7 из 10 высочайших вершин Европы! В то время как Монблан (#7), Монте-Роза (#9), Маттерхорн и Эйгер (нет в списке!) во французских и швейцарских Альпах могут быть более известны, Кавказский горный хребет является домом для 6 самых высоких вершин в Европа, три из них в Грузии (самая известная гора Казбек — № 5, 16 558 футов (5047 м) и три в России, с горой Эльбрус, являющейся самой высокой вершиной. Грузия на Южном Кавказе растет популярность как места для скалолазания (Казбек) и горнолыжного курорта (Гудаури и Сванетия). 

5) Восхождение более 150 лет!   Первые зарегистрированные вершины Эльбруса относятся к 19 веку. Первыми двумя успешными попытками восхождения историки признают следующие:

-1829 – На нижнюю восточную вершину поднялся местный житель Хиллар Хачиров (кабардинская национальность).

-1874 – Местный житель Ахиев Сатаев (балкарская национальность) возглавил первую европейскую экспедицию на более высокую западную вершину под руководством британского исследователя Ф. Кроуфорда Гроува и швейцарского исследователя Петера Кнубеля

6) Восторг лыжника!   Эльбрус – один из лучших горнолыжных курортов России с декабря по апрель! Хотя Сочи более известен на международной арене благодаря зимним Олимпийским играм 2014 года, многие россияне каждую зиму приезжают на Эльбрус, чтобы покататься на лыжах по его величественным склонам с высоты 12 500 футов (3800 м)! У Эльбруса также есть соседняя гора Чегет, которая предлагает одни из лучших внетрассовых катаний в стране. Это объясняет подъемники, на которых альпинисты поднимаются от подножия горы к базовому лагерю в рамках своей акклиматизации, вместо того, чтобы идти пешком. Для более экстремальных альпинистов/лыжников апрель-май — сезон ски-альпинизма на Эльбрусе, то есть альпинисты поднимаются на вершину Эльбруса на лыжах, а затем на лыжах преодолевают 5000 футов обратно в базовый лагерь. Не для слабонервных!

7) ВОВ на Эльбрусе!   Эльбрус находился под контролем нацистов в течение 6 месяцев в 1942-1943 годах во время Второй мировой войны! Нацистские силы углубились в южную часть России и Кавказские горы, но в конечном итоге были отброшены советскими войсками. На самом Эльбрусе произошло несколько сражений. Группа нацистских солдат фактически поднялась на вершину Эльбруса в августе 1942 года в пропагандистских целях на родине. На втором уровне горнолыжного подъемника (Мир) Эльбруса есть Военный мемориал и небольшой музей, если у вас есть время засвидетельствовать свое почтение и узнать больше об этой части российской истории.

8) Книга рекордов Гиннесса!   Эльбрус — самая высокая точка в мире, на которую когда-либо поднимался автомобиль! В 1997 году русский исследователь Александр Абрамов возглавил группу исследователей на Land Rover, чтобы подняться на вершину, что заняло в общей сложности 43 дня! Последний отрезок пути (который альпинисты пытаются совершить в день восхождения) занял большую часть пути из-за суровых условий и большой высоты, буквально разбивающей машину на части, а команде приходилось постоянно спускаться с горы за дополнительными деталями! Автомобиль более или менее тянули цепи противоскольжения и лебедки последние несколько тысяч футов вершины. Отпраздновав свое восхождение, один из членов команды, по-видимому, попытался спустить автомобиль с горы, в результате чего он понесся вниз по склону горы, где многие его части до сих пор погребены под снегом (водитель благополучно катапультировался). .

9) Живите в роскоши – Вы можете жить в относительной роскоши в базовом лагере! Эльбрус известен своими «хижинами-бочками» в базовом лагере, оригинальными контейнерами для масла, где альпинисты проводят несколько дней, акклиматизируясь перед восхождением. Теперь существует множество транспортных контейнеров, укрытий и других жилых помещений, доступных по разной цене и комфорту, лучшими из которых являются бочковые хижины Leaprus.

Leaprus считается лучшим местом для глэмпинга в мире благодаря работающему Wi-Fi, внутренней сантехнике и красивой столовой. Хотя роскошь на высоте 13 000 футов (3,912 м), Leaprus почти такой же 5-звездочный, как и в базовых лагерях по всему миру!

10) Красноречиво об Эльбрусе – Гора Эльбрус и Кавказ занимают видное место в русских стихах XIX века, в том числе неоднократно упоминаются известными поэтами Евгением Пушкиным и Михаилом Лермонтовым. Ниже стихотворение Пушкина о прекрасном Кавказском хребте, написанное с точки зрения самого Эльбруса:

Кавказ лежит перед моими ногами! я стою где
Блестят ледники, у обрыва скального ребристого;
Орел, взлетевший с какой-то далекой скалы,
Беззаконный, как я, проносится по лучистому воздуху!
Вот я вижу, как бьют ручьи у истоков,
Грозные лавины разворачиваются и набухают!

Мягкие облачные конвои тянутся вперед внизу,
Истрепанные толпой бешеных потоков спускающихся;
Под ними голые скалы вниз гнутся,
Еще глубже растут дикие кустарники и редкие травы;
Но вон там леса зеленеют во флоре
И птицы щебечут в хоровом хоре.

Вон там, в скалах гнездятся жилища смертных,
Там пасутся ягнята на сладких цветущих лугах –
Там лежат стада в прохладных сгущающихся тенях –
Там ревут голубые сверкающие воды Арагуа (реки),
И таится Бандитский сейф спрятался в одиноких пещерах,
Где Терек, дикий резвый, лазурь режет!

Прыгает и воет, как прожорливый зверь
При первом виде кормления, сквозь железную решетку –
Ревет на берегу яростным мурлыканьем,
С жаднейшей жадностью облизывает гальку.
Напрасная борьба и злоба и ненависть, увы!
‘Он скован и покорен безразличной массой.

Как видите, на Эльбрусе есть что предложить как альпинистам, так и рядовым путешественникам. Если это вдохновило вас на восхождение на самую высокую вершину Европы, дайте нам знать; мы будем рады, если вы достигнете своей цели!

****Чтобы послушать комплименты к этому блогу, посмотрите оригинальные эпизоды подкаста о Эльбрусе!

Эльбрус (часть 1)
Эльбрус (часть 2)

Русская литература полна имперской идеологии

Анализ

Русская классическая литература, переполненная бесчеловечным национализмом, сегодня читается тревожно знакомо.

Портрет Александра Пушкина.

Портрет Александра Пушкина. Художественная библиотека Бриджмена

Одна из улиц Гоголева — города к востоку от столицы Украины Киева — носит имя Михаила Лермонтова, русского поэта XIX века. Лермонтов никогда не был в Украине, и лишь несколько его стихов затрагивают украинскую тематику. Но улицы по всей Украине до сих пор названы в его честь и других российских деятелей культуры, наследие ее советского имперского прошлого. Гоголев, где в марте произошли ожесточенные бои, также чествует Антона Чехова, Владимира Маяковского и Александра Пушкина. Именование улиц в каждом городе, городке и деревне — это всего лишь один из инструментов империи для обозначения и контроля своего колониального пространства. Каждое известное русское имя было способом исключить украинское. Названия улиц были инструментом для стирания местной памяти.

Великие российские литераторы, однако, не просто предоставили свои имена имперскому проекту своей страны. Гораздо больше, чем принято считать, их сочинения также помогли сформировать, распространить и укоренить имперскую идеологию и националистическое мировоззрение России.

А Лермонтов? В русской литературе он имеет специфический образ писателя, солдата, ловеласа, поэта-романтика. Он вызывал в воображении идиллические образы Кавказа, захватившие его воображение, как и многие другие известные русские писатели. Как и Пушкин, он трагически погиб на дуэли.

Одна из улиц Гоголева — города к востоку от столицы Украины Киева — носит имя Михаила Лермонтова, русского поэта XIX века. Лермонтов никогда не был в Украине, и лишь несколько его стихов затрагивают украинскую тематику. Но улицы по всей Украине до сих пор названы в его честь и других российских деятелей культуры, наследие ее советского имперского прошлого. Гоголев, где в марте произошли ожесточенные бои, также чествует Антона Чехова, Владимира Маяковского и Александра Пушкина. Именование улиц в каждом городе, городке и деревне — это всего лишь один из инструментов империи для обозначения и контроля своего колониального пространства. Каждое известное русское имя было способом исключить украинское. Названия улиц были инструментом для стирания местной памяти.

Великие российские литераторы, однако, не просто предоставили свои имена имперскому проекту своей страны. Гораздо больше, чем принято считать, их сочинения также помогли сформировать, распространить и укоренить имперскую идеологию и националистическое мировоззрение России.

А Лермонтов? В русской литературе он имеет специфический образ писателя, солдата, ловеласа, поэта-романтика. Он вызывал в воображении идиллические образы Кавказа, захватившие его воображение, как и многие другие известные русские писатели. Как и Пушкин, он трагически погиб на дуэли.

Но за романтизмом начала 19 века скрывается нечто другое: холодная хватка империи. Самое известное стихотворение Лермонтова — « Мцыри » или « Послушник », написанное в 1839 году, — это идиллическое повествование о кавказском монахе, взятом мальчиком в плен русским офицером. Ключевая эмоция стихотворения – чувство безысходности: Гордая и славная история народов Кавказа осталась в прошлом и ушла навсегда, а ностальгия главного героя по утраченному прошлому говорит нам о том, что он принадлежит к побежденной стороне человечества. В Уланша , раннее непристойное стихотворение Лермонтова, он повествует о коллективном изнасиловании женщины русскими солдатами; в тексте, кажется, нет никаких видимых признаков симпатии к жертве. Другое стихотворение, Кавказец Кавказец »), намекает на то, что настоящие кавказцы — не туземцы, а русские солдаты, завоевавшие этот регион в начале 19 века, точно так же, как советские солдаты, посланные для вторжения и оккупации Афганистана, в просторечии называли «афганцами».

Подобно тому, как Лермонтов построил имперскую, колониальную российскую перспективу на Кавказе, Пушкин сделал то же самое на Украине. Возьми Полтава , поэма Пушкина об Иване Мазепе, украинском гетмане, который восстал против тогдашнего царя Петра Великого, когда тот ужесточил контроль России над Украиной (и которого президент России Владимир Путин только что упомянул в речи о возвращении земель Российской империи). ). Для украинцев Мазепа является символом национального сопротивления российскому господству и напоминанием о том, что царская Россия нарушила договор 17-го века о сохранении автономии казаков (будущих украинцев) в обмен на верность московитам (будущим русским). Для украинцев Питер нарушил сделку; для русских любые украинские претензии на автономию были предательством, как и для Путина сейчас. Пушкин придерживается русской точки зрения, изображая Мазепу развратным предателем, который «прольет кровь, как воду». Украинцев следует жалеть и презирать, как предлагает стихотворение, как «друзей старых и кровавых времен».

Как только вы начнете его искать, вы обнаружите, что русская литература битком набита империалистическими рассуждениями, романтизированными завоеваниями и жестокостью, и молчанием о последствиях.

То же самое сообщение вы найдете в известной исторической повести русского писателя Николая Гоголя об Украине: Тарас Бульба. Когда Гоголь — украинец по происхождению — сменил свою идентичность на русскую имперскую, он потратил большую часть своего таланта на то, чтобы доказать, что все украинское устарело и, главное, жестоко. По словам Гоголя, им нужна Российская империя, чтобы они могли стать цивилизованными.

Конечно, был и другой взгляд на вещи. Через несколько лет после того, как Гоголь и Пушкин создали свой образ украинского казачества как части отжившего и жестокого прошлого, Тарас Шевченко — украинский поэт, художник и национальный герой — говорил своим соотечественникам, что казачество антитираническое и прото- демократический дух был не пережитком прошлого, а предвестником будущего. Взгляд Шевченко на Кавказ также отличался от лермонтовского: не идиллический пейзаж, где романтизированное русское господство стерло историю, а очень драматическая сцена, где имперское насилие вызывает реки крови, а сопротивление сильно и бескомпромиссно. Боритеся — поборете («Сражайся, и ты победишь»), культовый лозунг Шевченко о восстании против тирании, взят из его стихотворения Кавказ («Кавказ») и в равной степени применим к кавказской и украинской борьбе против России. имперская власть. Если лермонтовский Кавказ белоснежный, идиллически холодный и далекий от людских страданий, то шевченковский Кавказ кроваво-красный и погружен в борьбу человечества за свободу. Лермонтов пишет стихотворение о коллективном изнасиловании с точки зрения русских преступников; Вернувшийся образ Шевченко — это образ 9.0045 pkrytka — по-украински «падшая женщина». Его провокационная религиозная поэма Мария («Мария») проводит параллель между украинкой покровкой , которая вынашивает внебрачного ребенка от московского солдата, возможно, после изнасилования, и матерью Иисуса — как одинокими, страдающими матерями. Сочувствие к женщинам, подвергшимся сексуальному насилию, — это ответ Шевченко на лермонтовскую поэтизацию изнасилования, где в обоих случаях преступник — русский, а жертва — побежденный субъект.

Как только вы начнете его искать, вы обнаружите, что русская литература битком набита империалистическими рассуждениями, романтизированными завоеваниями и жестокостью, и молчанием о последствиях. Даже если произведение якобы сочувствует имперскому субъекту, как Тарас Бульба или Мцыри , это сопереживание есть романтическое представление о печальной судьбе субъекта — вечной отсталости и подчинении. В то время как европейский ориентализм создавал образ африканских и азиатских обществ как не имеющих истории, о которой стоило бы рассказывать, русская литература создавала образ Кавказа и Украины как обществ, чья жестокая история заслуживает забвения.

Параллели с сегодняшней российской завоевательной политикой глубоки и широки. Пушкинская «Клеветникам России» — замечательный образец антиевропейской брошюры, направляющей агрессивный русский империализм. Его отношение к польскому восстанию 1830–1831 годов в чем-то похоже на нынешний взгляд Кремля на так называемые цветные революции в бывшей советской империи. Пушкин открыто угрожает Европе войной («Не забыли ли мы еще завоевать?») и напоминает читателям о чудовищности русской мощи и завоеваний («От жарких колхидских степей до ледяных гор Финляндии»). От пушкинской идеологии до сегодняшней неоимперской риторики прямая линия. Одним из российских лозунгов во время российско-украинской войны было «мы можем повторить» — сознательное напоминание о прошлых разрушительных и захватнических войнах, чтобы запугать воображаемых врагов России. Точно так же русский поэт и современник Пушкина Федор Тютчев во время революций 1848 года в Европе прославлял Российскую империю как оплот Европы, препятствующий прорыву опасной демократии — точно так же, как Россия сегодня является авторитарной моделью (и сторонником) антидемократических взглядов. сил справа и слева в Европе.

Когда западные ученые представляют золотой век русской литературы XIX века как интеллектуальную борьбу между западниками и славянофилами, они упускают из виду националистические и империалистические подводные течения, общие для обоих. Даже так называемые западники верили в исключительность России, часто превращались в радикальных противников того, за что, по их мнению, выступала либеральная Европа, и часто лелеяли тираническую модель общества. Немногие авторы лучше иллюстрируют этот феномен, чем русский писатель Федор Достоевский, который в юности превратился из социалистического радикала в религиозного фундаменталиста в более позднем возрасте. Он классно сказал, что русские социалисты и коммунисты «не европейцы» и «в конце концов станут настоящими русскими» — другими словами, в конечном итоге отвергнут Запад. В романе Бесы, Достоевский описывает западные идеи как «бесовские» соблазны, подлежащие осуждению.

Независимо от того, воспринимали ли эти писатели поверхностно западные идеи или нет, их этнонационалистическая, имперская призма помогла России привести к большей тирании, а не к меньшей. Сброшенные на российскую землю, даже западные прогрессивные идеи трансформировались в новую и более сильную тиранию — будь то при великом модернизаторе России Петре Великом или большевиках, чья убийственная тирания была построена на европейских социалистических идеях.

Все это продолжается и сегодня. Когда Россия уничтожила Чечню в 1990-х годах, спровоцировала искусственную сепаратистскую борьбу в Молдове и Грузии в 1990-х, вторглась в Грузию в 2008 году и вторглась на Украину в 2014 году, эти акты жестокости имели свою интеллектуальную основу в великих классиках русской литературы и взглядах их авторов. к колониям и завоеваниям империи. Эти авторы и их произведения до сих пор говорят россиянам, что на землях, оккупированных русскими солдатами, уважать нечего. Когда Пушкин изображал украинских казаков кровавыми и жестокими, это был как раз 19 век.версия XX века сегодняшнего пропагандистского нарратива об украинцах как о предполагаемых нацистах, чья историческая судьба — смерть и покорность. Когда Тютчев представляет Россию XIX века как славного спасителя Европы от демократии, его вторит путинская борьба за свержение цветных революций на Украине и в других местах.

Конечно, русская культура не является единственной причиной русских преступлений, и связь между культурой и политикой никогда не бывает линейной. Но наивно думать, что русская культура невинна и свободна от империалистического дискурса, который веками был в основе российской политики. И хотя западные университеты изучают империализм и ориентализм в западном литературном каноне — на ум сразу же приходят писатели Гюстав Флобер, Редьярд Киплинг и Джозеф Конрад, — они почти полностью игнорируют подобные течения в литературе последней нереконструированной колониальной империи мира, которая борется с другой. война имперского завоевания, как я пишу.

Итак, если вы ищете корни насилия России над соседями, ее желания стереть их историю и ее неприятие идей либеральной демократии, вы найдете некоторые ответы на страницах Пушкина, Лермонтова, и Достоевский.

Владимир Ермоленко — философ, главный редактор UkraineWorld, директор по аналитике «Интерньюс Украина», ведущий подкаста «Объясняя Украину ». Твиттер: @yermolenko_v

Метки: Культура, Россия, Украина, Война

Еще из Foreign Policy

Демонстранты и активисты на пикете в поддержку Украины возле штаб-квартиры Европейского Союза в Брюсселе, 22 марта.

Как будет работать потолок цен на российскую нефть

Не обращайте внимания на скептиков — давно подготовленный план — это умный способ урезать прибыль Кремля.

Украинские солдаты едут на танке по дороге в Донецкой области 20 июля 2022 года, недалеко от линии фронта между российскими и украинскими войсками.

«Везде давят»: Киев переходит в наступление

Украина, возможно, добилась своего крупнейшего прорыва в войне.

Флаг Коммунистической партии Китая рядом с работником здравоохранения в защитной одежде, когда работник регистрируется для прохождения теста на COVID-19 на импровизированном полигоне в Пекине, 28 апреля.

Китайская общественность больше не знает, что такое правила

Безрассудная политика перечеркнула устоявшиеся нормы.

Оркестр Большого театра в России

Вот-вот порвется последняя струна величия России

Великая традиция классической музыки может погибнуть из-за вторжения в Украину.

Тенденции

Расширьте свои перспективы с неограниченным доступом.

Подпишитесь сейчас

Почему мы продолжаем использовать слово «кавказец»? – SAPIENS

Колонка / «Гонка»

История кавказской терминологии: Когда термин обозначает что-то, чего не существует, нам нужно изучить его использование.

Слово «европеоид» используется в США для описания белых людей, но оно ни на что не указывает реальное . Это неправильный термин! Моя коллега и один из моих давних партнеров по написанию Кэрол Мухопадхьяй написала замечательную статью «Избавляемся от слова «кавказец»», которая до сих пор актуальна, поскольку она заставляет нас критически исследовать язык, который мы используем. Очевидно, что язык формирует то, как мы воспринимаем и видим мир. И мы знаем, насколько мощной является концепция расы и как использование слов, связанных с понятием расы, сформировало то, что мы называем расовым мировоззрением США. Так почему же мы продолжаем использовать слово «кавказец»?

Чтобы ответить на этот вопрос, полезно понять, откуда взялся этот термин и как он повлиял на наше общество. Термин «европеоид» произошел от растущей европейской науки расовой классификации 18-го века. Немецкий анатом Иоганн Блюменбах посетил Кавказские горы, расположенные между Каспийским и Черным морями, и он, должно быть, был очарован, потому что назвал людей там «кавказцами» и предположил, что они были созданы по образу Божию как идеальная форма человечества.

И этикетка приклеилась по сей день. Согласно Мухопадхьяю, Блюменбах далее назвал четыре другие «расы», каждая из которых считалась «физически и морально «дегенеративными» формами «первоначального творения Бога». черный». Он разделил некавказских азиатов на две отдельные расы: «монгольскую» или «желтую» расу Японии и Китая и «малайскую» или «коричневую» расу, в которую входили аборигены Австралии и жители островов Тихого океана. А коренных американцев он назвал «красной» расой.

Система расовой классификации Блюменбаха была принята в Соединенных Штатах для оправдания расовой дискриминации, особенно рабства. Популярные расовые науки и эволюционные теории обычно утверждали, что существуют отдельные расы, что различия в поведении связаны с цветом кожи и что существуют научные способы измерения расы. Одним из способов определения расовых различий была краниометрия, которая измеряла размер черепа, чтобы определить интеллект каждой расовой группы. Как вы понимаете, это ошибочное применение научного метода привело к тому, что ученые-расисты разработали ошибочную систему расовой классификации, в которой пять рас ранжировались от самых примитивных (черная и коричневая расы) до более продвинутых (азиатские расы) и до самых продвинутых ( белая, или кавказская, раса). Несмотря на то, что топология пяти рас позже была опровергнута, термин «европеоид» по-прежнему используется в США

Одна из причин, по которой мы продолжаем использовать термин «европеоид», заключается в том, что правовая система США использовала таксономию Блюменбаха. Уже в 1790 был принят первый закон о натурализации, запрещающий иностранцам, которые не были белыми, становиться гражданами. Но, по словам Мухопадхьяя, категория Блюменбаха «европеоид» представляла собой проблему, потому что его классификация белых также включала некоторых североафриканцев, армян, персов, арабов и северных индийцев. Определение кавказца пришлось переосмыслить, чтобы сфокусировать идеологическую категорию белизны на северной и западной Европе. Этот термин, хотя его точное определение со временем менялось, использовался для формирования правовой политики и характера нашего общества.

Вторая причина, по которой этот термин сохранил свою силу, заключается в том, что, когда в 20-м веке в страну начали прибывать новые иммигранты, политические лидеры и ученые поддержали новую расовую науку под названием евгеника, основанную на представлениях о расе 19-го века. Евгеники разделили европеоидов на четыре подрасы: нордическую, альпийскую, средиземноморскую и еврейскую (семитскую). Я уверен, вы не удивитесь, узнав, что нордики были самыми высокими в интеллектуальном и моральном плане. Эти рейтинги использовались нашим правительством для разработки и исполнения дискриминационных иммиграционных законов, которые сохраняли политическое господство скандинавов, которые в основном были христианами-протестантами.

Сегодня слово «кавказец» по-прежнему используется во многих официальных правительственных документах и ​​по-прежнему имеет своего рода научный вес. Например, он встречается в социальных науках и медицинских исследованиях и используется некоторыми колледжами и университетами при сборе данных и распространении статистики студентов, сотрудников и преподавателей. В своем исследовании Мухопадхьяй изучила правительственные веб-сайты и официальные документы и была удивлена, узнав, сколько правительственных учреждений, включая Бюро переписи населения США, до сих пор используют это слово.

Так «кавказец» прочно вошёл в нашу юридическую, государственную, научную и общественную жизнь. И хотя правительство США неохотно осудило расовую науку или, по крайней мере, преуменьшило ее значение после того, как зверства режима Адольфа Гитлера были полностью разоблачены в конце Второй мировой войны, от этого термина не отказались.

Что мы можем сделать, чтобы изменить это? Мы должны признать, что слово «кавказец» все еще используется и что его дальнейшее использование проблематично. Мы должны использовать более точные термины, такие как «европейско-американский». Это, по крайней мере, соответствовало бы использованию описательных терминов, таких как «афроамериканец», «американец мексиканского происхождения» и других, которые обозначают как географическое, так и американское происхождение.

Суть в том, что пришло время для современной и точной терминологии. Использование устаревшего и опровергнутого термина, ложно предназначенного для описания отдельной расы людей, недопустимо в США.

Любите нашу работу?

Ваша поддержка делает SAPIENS доступным для всех.

(RE)THINK HUMAN

Получайте наш информационный бюллетень с новыми историями, доставляемыми на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Любите свою работу?

Ваша поддержка делает SAPIENS доступным для всех.

(RE)THINK HUMAN

Получайте наш информационный бюллетень с новыми историями, доставляемыми на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Кровь и трагедия: Кавказ в литературном воображении

В начале «Казаков», раннего романа Льва Толстого о военной кампании имперской России на Кавказе, главный герой Оленин размышляет о грядущих битвах: «Все его мечты о будущем были связаны с… черкешенками, горами, пропастями, грозными потоками и опасностями». Он воображает с предсказуемой энергией «убить и усмирить бесчисленное количество горцев». Гораздо менее предсказуемо, что он идентифицирует себя с народом Средней Азии, которого его посылают покорять: «Он сам был одним из горцев, помогая им защищать свою независимость от русских».

Это подчинение Кавказа продлится еще два столетия, достигнув высшей точки в двух последовательных войнах, которые вели Ельцин и Путин. Откуда-то из этого региона — неясно, откуда именно — возникла семья Царнаевых, иммигрировавшая (очевидно) в район Бостона около десяти лет назад. В понедельник два брата Царнаевых — Джохар и Тамерлан — предположительно совершили первый теракт на американской земле после 11 сентября.

Были ли у двух обвиняемых террористов особые претензии к судьбе их родной Чечни, неясно. Но по мере того, как всплывают подробности их жизни, люди неизбежно начинают искать связи между двумя молодыми людьми и раздираемым конфликтами местом, откуда они родом. Это конфликт, который начался с казачьих посягательств восемнадцатого века и продолжился имперскими вторжениями при Екатерине Великой, массовыми сталинскими депортациями и постсоветскими жестокостями современного Кремля.

А Кавказ — регион, свободно охватывающий Армению, Грузию, Азербайджан, Чечню, Дагестан, Осетию и Ингушетию, — всегда занимал в русской литературе мистическое место. Это край грубой природной красоты, но также и место ссылки, куда отправляли тех, кто поссорился с царем, чтобы обдумать свою верность империи. Место, которое нужно завоевать, но также и место, перед которым стоит трепетать. Если у России есть культурное подсознание, то оно лежит к востоку от реки Дон.

Для русских писателей XIX века ссылка на Кавказ обычно была знаком того, что они на пути к славе. Демократическая поэма Пушкина «Ода свободе» принесла ему ссылку на «юг» на следующие три года, где он написал «Кавказского пленника». Удаленный из любимого Петербурга, он тем не менее находил вдохновение в этой чужбине, где, как сказано в посвящении произведения, «воинственные налетчики бродят по холмам / и буйное воображение / лежит в засаде в пустой тишине».

Может показаться ироничным, что такие писатели, как Пушкин, которые очень хотели, чтобы Мать-Россия догнала своих западноевропейских соседей, могли в то же время беззастенчиво восхвалять домодернистский характер гор. Здесь, конечно, действует ориентализм, но есть и кое-что еще — тревога о прогрессе, подозрение, что кавказский образ жизни с его лошадьми, горами и вином как-то более соответствует человеческому состоянию.

После смерти Пушкина поэт Михаил Лермонтов написал «Смерть поэта» в 1837 году, воскресив некоторые темы, о которых трубил Пушкин, вызвав гнев Николая I, отправившего его на военную службу на Кавказ. Это снова оказалось благоприятным: три года спустя Лермонтов опубликовал свое величайшее произведение «Герой нашего времени» и недолго наслаждался своей литературной славой. Как и его герой Пушкин, он завязал на дуэли и был убит в 1841 г.

Сказка о романтическом офицере «Богатыре» как нельзя лучше описывает ландшафт Кавказа и людей, которые там живут. (Впрочем, Лермонтов повторял и стереотипы о кавказцах как о буйных, похотливых проказниках. Как говорит один из героев: «Что за народ…. Даже «хлеба» по-русски сказать не могут, зато научились говорить «Офицер, чаевые». за водку!») Земля — настоящий герой: манящий, чужой, всегда слабо источающий смерть.

О ночном переходе через горы Лермонтов пишет: «Направо и налево от нас были мрачные, таинственные бездны, в которые сползали туманы, вздымаясь и извиваясь, как змеи. .. Все было тихо на небе и на земле, как бывает в сердце человека во время утренней молитвы». Читая сегодня книгу, я, как ни странно, вспоминаю «Апокалипсис сегодня» о путешествиях, столь же опасных внутри, как и снаружи.

Утренняя молитва является отсылкой к исламу, который появляется в кавказских повествованиях не столько как культурная сила, сколько как описательный троп, местный колорит, которым раскрашивают персонажей. Толстой, добровольно отправившийся на Кавказ в пятидесятых годах, солдатом с казаками, чтобы привести в порядок останки беспутного юноши, писал в своем романе «Хаджи-Мурат», что титульный персонаж обладал «восточным, мусульманским достоинством. ” В таких рассказах, как «Кавказский пленник», он представляет мусульманские обряды публицистически, как диковинки, которые наверняка вызовут интерес у читателей в Москве и Петербурге.

Но при всей простоте, которую он употреблял, Толстой понимал тяготы, выпавшие на долю чеченцев и их собратьев, лучше, чем поэты, бывшие до него.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.