Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Стихи про мох: Вздыхает под ногами мох… — СТИХ

Содержание

Вздыхает под ногами мох — Сологуб. Полный текст стихотворения — Вздыхает под ногами мох

Вздыхает под ногами мох — Сологуб. Полный текст стихотворения — Вздыхает под ногами мох

Федор Сологуб

Вздыхает под ногами мох,
Дрожат березки нежно, томно,
Закрылся лес туманом скромно,
И только лес, и только мох,
И песня — стон, и слово — вздох.
Земля — мираж, и небо темно.
О, милый лес! О, нежный мох!
Березки, трепетные томно!

Теги:

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.

РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all. culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Перезагрузить страницу

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее.

Стихи дня — Николай Клюев «Где рай финифтяный…», «Галка-староверка.

..», Плач о Сергее Есенине
Николай Алексеевич Клюев — известный русский поэт новокрестьянского направления. Родился в 1884 году. Мать его была сказительницей и плакальщицей на похоронах, возможно, именно в её кличах и песнях черпал будущий поэт первое представление о народной поэзии.
К первой русской революции 1905 года отнесся сочувственно, арестовывался за агитацию крестьян.
В молодости много путешествовал, был послушником в монастыре, состоял в сектах, бродяжничал.
«Крестьянское» направление в творчестве Клюева приобрело неожиданно смелое решение: поэт органично сочетал диалектную лексику с яркими образами и символами.
Крестьянство, казалось бы, — лишь удобная для самовыражения тема.
Передовые русские поэты (Александр Блок, Николай Гумилев, Валерий Брюсов) тепло отзывались о творчестве Клюева.
Непростые отношения связывали поэта с Сергеем Есениным, который сначала считал его своим учителем, но в дальнейшем поэты несколько раз ссорились и сходились.
Советскую революцию воспринял восторженно, идеализированно, посвятил «новому порядку» несколько стихотворений.

В последующем же дистанцировался от нового строя, критиковал советскую власть за разрушение традиционной крестьянской общины, богоборчество.
В 1934 году был арестован за антисоветскую пропаганду, выслан в Нарымский край, оттуда по ходатайству литераторов переведен в Томск.
В 1937 году арестован повторно и расстрелян.
Некоторые биографы полагают, что одной из причин расстрела Клюева была его гомосексуальность.
Николай Клюев был реабилитирован в 1957 году.

***

Где рай финифтяный и Сирин

Поет на ветке расписной,

Где Пушкин говором просвирен

Питает дух высокий свой,

Где Мей яровчатый, Никитин,

Велесов первенец Кольцов,

Туда бреду я, ликом скрытен,

Под ношей варварских стихов.

Когда сложу свою вязанку

Сосновых слов, медвежьих дум?

«К костру готовьтесь спозаранку»,

Гремел мой прадед Аввакум.

Сгореть в метельном Пустозерске

Или в чернилах утонуть?

Словопоклонник богомерзкий,

Не знаю я, где орлий путь.

Поет мне Сирин издалеча:

«Люби, и звезды над тобой

Заполыхают красным вечем,

Где сердце — колокол живой».

Набат сердечный чует Пушкин —

Предвечных сладостей поэт…

Как яблоневые макушки,

Благоухает звукоцвет.

Он в белой букве, в алой строчке,

В фазаньи пестрой запятой.

Моя душа, как мох на кочке,

Пригрета пушкинской весной.

И под лучом кудряво-смуглым

Дремуча глубь торфяников.

В мозгу же, росчерком округлым,

Станицы тянутся стихов.


***

Галка-староверка ходит в черной ряске,

В лапотках с оборой, в сизой подпояске.

Голубь в однорядке, воробей в сибирке,

Курица ж в салопе — клёваные дырки.

Гусь в дубленой шубе, утке ж на задворках

Щеголять далося в дедовских опорках.

В галочьи потёмки, взгромоздясь на жёрдки,

Спят, нахохлив зобы, курицы-молодки,

Лишь петух-кудесник, запахнувшись в саван,

Числит звездный бисер, чует травный ладан.

На погосте свечкой теплятся гнилушки,

Доплетает леший лапоть на опушке,

Верезжит в осоке проклятый младенчик…

Петел ждет, чтоб зорька нарядилась в венчик.

У зари нарядов тридевять укладок…

На ущербе ночи сон куриный сладок:

Спят монашка-галка, воробей-горошник…

Но едва забрезжит заревой кокошник —

Звездочет крылатый трубит в рог волшебный:

«Пробудитесь, птицы, пробил час хвалебный,

И пернатым брашно, на бугор, на плёсо,

Рассыпает солнце золотое просо!»

Плач о Сергее Есенине

Отрывок

Младая память Моя железом погибнет,

и тонкое мое тело увядает…

Плач Василька, князя Ростовского

Мы свое отбаяли до срока —

Журавли, застигнутые вьюгой.

Нам в отлет на родине далекой

Снежный бор звенит своей кольчугой.

Помяни, чёртушко, Есенина

Кутьей из углей да из омылок банных!

А в моей квашне пьяно вспенена

Опара для свадеб да игрищ багряных.

А у меня изба новая —

Полати с подзором, божница неугасимая,

Намел из подлавочья ярого слова я

Тебе, мой совенок, птаха моя любимая!

Пришел ты из Рязани платочком бухарским,

Нестираным, неполосканым, немыленым,

Звал мою пазуху улусом татарским,

Зубы табунами, а бороду филином!

Лепил я твою душеньку, как гнездо касатка,

Слюной крепил мысли, слова слезинками,

Да погасла зарная свеченька, моя лесная лампадка,

Ушел ты от меня разбойными тропинками!

Кручинушка была деду лесному,

Трепались по урочищам берестяные седины,

Плакал дымом овинник, а прясла солому

Пускали по ветру, как пух лебединый.

Из-под кобыльей головы, загиблыми мхами

Протянулась окаянная пьяная стежка.

Следом за твоими лаковыми башмаками

Увязалась поджарая дохлая кошка, —

Ни крестом от нее, ни пестом, ни мукой,

Женился ли, умер — она у глотки,

Вот и острупел ты веселой скукой

В кабацком буруне топить свои лодки!

А всё за грехи, за измену зыбке,

Запечным богам Медосту да Власу.

Тошнёхонько облик кровавый и глыбкий

Заре вышивать по речному атласу!

Рожоное мое дитятко, матюжник милый,

Гробовая доска — всем грехам покрышка,

Прости ты меня, борова, что кабаньей силой

Не вспоил я тебя до златого излишка!

Златой же удел — быть пчелой жировой,

Блюсти тайники, медовые срубы.

Да обронил ты хазарскую гривну — побратимово слово,

Целовать лишь ковригу, солнце да цвет голубый.

С тобой бы лечь во честной гроб,

Во желты пески, да не с веревкой на шее!..

Быль иль небыль то, что у русских троп

Вырастают цветы твоих глаз синее?

Только мне, горюну, — горынь-трава. ..

Овдовел я без тебя, как печь без помяльца,

Как без Настеньки горенка, где шелки да канва

Караулят пустые, нешитые пяльца!

Ты скажи, мое дитятко удатное,

Кого ты сполбхался-спужался,

Что во темную могилушку собрался?

Старичища ли с бородою

Аль гумённой бабы с метлою,

Старухи ли разварухи,

Суковатой ли во играх рюхи?

Знать, того ты сробел до смерти,

Что ноне годочки пошли слезовы,

Красны девушки пошли обманны,

Холосты ребята всё бесстыжи!

Марк Фрейдкин — Роберт Бернс

Молодая жена и старый муж

Ох, влипла я, влипла — аж плакать охрипла!
Взбрело же мамаше просватать меня
За старого хрена с мошной до колена,
За старого хрена, трухлявого пня!

Всю ночь он вздыхает, Создателя хает,
Чихает и кашляет возле огня.
Дрожит он и дрочит, не может, а хочет —
Ну много ль мне проку от старого пня?

И как я ни прыгай под мерзким сквалыгой,
А все без попреков не минет и дня:
Мечтаю, мол, лежа, о ком помоложе…
Ну как тут не взвоешь от старого пня!

Но тетушка Дженни вошла в положенье.
Она, в добрый час, вразумила меня,
Чтоб руганью бойкой и частою койкой
Я вусмерть заездила старого пня!

Зеленый мох под елками

Зеленый мох под елками.
Зеленый мох под елками.
Что нужно парню в двадцать лет?
Покувыркаться с телками!

Вся наша жизнь, куда ни глянь,
Полна трудами столькими.
Она и впрямь была бы дрянь,
Когда б не скачки с телками.

Почтенный люд к монете лют
До самой крайней крайности.
И я могу сшибить деньгу,
Да только что в ней радости?

Но ты мне дай стакан вина
Да телку попокладистей,
И все вокруг пошлю я на
Заради этих радостей!

Не вам, ослиным головам,
Донять меня подколками —
На что умен был Соломон,
И тот водился с телками.

Господь не зря, сей мир творя,
Корпел ночами долгими
И, лишь на глаз сварганив нас,
Рискнул заняться телками!

Там, за рекой, в чужом краю

Нарядных платьев не ношу,
Брожу одна и слезы лью.
Веселый парень, наш сосед, —
Там, за рекой, в чужом краю.

Не с гор холодные ветра
Приносят мне печаль свою.
Кого люблю, того здесь нет.
Он за рекой в чужом краю.

Отец из дома гонит прочь,
Мол, осрамила всю семью,
А тот, кто мог бы мне помочь, —
Там, за рекой, в чужом краю.

Он мне перчатки подарил,
Их пуще глаза я храню,
Ведь нынче нет его со мной,
Он за рекой в чужом краю.

Зима пройдет. Зеленый май
Спешит на смену февралю.
С малюткой-сыном встречу я
Того, кто был в чужом краю.

За девку с хорошим приданым

На кой-мне, милашка, твоя красота?
В два счета сожрет красоту нищета.
Ты дом мне подай, чтоб другим не чета,
Да лавку с добром, да овечек полста.

За девку с хорошим приданым!
За девку с хорошим приданым!
Так выпьем за девку с приданым,
И к черту смазливую голь!

Как хрупкая роза, девичья краса
Увянет быстрей, чем на солнце роса,
Но лишь хорошеют луга и леса,
Коль в собственность нам их пошлют Небеса.

Хоть пó сердцу мне твоя пышная стать,
Но можно порой от любви и устать.
А с душкой Георгом — всегда благодать,
Им ночью и днем я готов обладать!

Прощание Макферсона

Прощай, тюряга! Не стерплю
Я твой поганый норов!
Уж лучше голову в петлю,
Чем гнить в вонючих норах!

На казнь шел с песней Макферсон —
Ему, мол, нипочем!
Плясал под виселицей он,
Глумясь над палачом!

Мне смерть — пустяк. Не раз в гостях
Я был у этой твари.
Кровав мой путь — так мне ль струхнуть
И ей не плюнуть в харю?

Эх, мне бы вдруг да путы с рук,
А в руки — меч мой лютый!..
Храбрец любой, что примет бой,
Здесь ляжет в полминуты!

Но умный враг не ищет драк,
Меня не в драке взяли.
Донес один продажный пес…
Жаль, встречусь с ним едва ли…

Мой пробил час. В последний раз
Гляжу на свет на белый,
А тот, кто трус, мотай на ус,
Как должен сдохнуть смелый!

Красавчик Чарли

Однажды в понедельник,
Гроза окрестных гор,
Забрел к нам Чарли в городок,
Мой старый ухажер.

Ах, Чарли, он красавчик!
Красавчик, красавчик!
Ах, Чарли, он красавчик,
Мой старый ухажер!

По нашей улице он шел
Близ дома моего,
А из окна красотка Мэг
Глазела на него.

Взлетел он по ступенькам
И позвонил в звонок.
Она, чтоб дверь ему открыть,
Бежала со всех ног.

Наряд шотландский был на нем,
А значит, в тот же миг
Он на колени нашу Мэг
Сажает, озорник.

В горах — зеленый вереск,
В лугах — болиголов.
С тех пор я больше не хожу
Одна доить коров.

Джентльмену, бесплатно приславшему мне газету с обзором последних новостей и предложившему делать это и в дальнейшем

Любезный сэр, даю вам слово,
Мне впрямь все это было ново,
Но как, откройте мне секрет,
Вы поняли, что много лет
Мечтал я знать не понаслышке
Голландцев грязные делишки?
Какую пакость иль конфуз
Готовит нам подлец француз?
Чем дышит старый пес Иосиф,
В трудах амурных обезносев?
Не вздумал ли примерить швед
Обноски Карловых побед?
Куда весь датский гонор делся?
С кем Рим кастрированный спелся?
Кто нынче в Польше правит бал?
Как русский турку навтыкал?
Где навонял пруссак-засранец?
Где снова маху дал испанец?
А дома? Что там при дворе?
Кто — под ковром, кто — на ковре?
Там — исцели его Всевышний —
Король Георг еще не лишний?
Не сдох ли часом Вилли Четэм
Вняв Чарли-олуха советам?
Явил ли старый Берк сноровку,
Плетя для Гастингса веревку?
Дозрел ли наш парламент, чтоб
Ввести налоги с голых жоп?
Не остаются ли в накладе
Хлыщи, пройдохи, сводни, бляди?
Наш принц Георг, дурак и фат,
Как прежде, каждой дырке рад
Иль, поумерив страсть к соитью,
Не блещет больше конской прытью?

Без вас я (тысяча чертей!)
Не знал бы этих новостей
И, посылая их обратно,
Жму вашу руку многократно!

Молитва благочестивого Вилли

И благочестье избранным дарит…
А. Поп

О Ты, пред коим смертный — тля,
Одной лишь вящей славы для
Ты, муки чад своих не для,
Шлешь в рай иль в ад их,
Отнюдь на правых не деля
И виноватых!

Ты днесь воззвал ко мне: «Рассей
Безверья мрак в юдоли сей!»
И аз, лукавый фарисей
И небезгрешный,
Пылаю факелом для всей
Округи здешней.

А стóю ль я Твоих щедрот?
Ведь кто я есть? Всего лишь тот,
Чей низкий и преступный род,
Взалкавший срама,
Ты прóклял на века вперед
В лице Адама.

Чуть из утробы я на свет,
Ты мог бы сразу (спору нет!)
Меня упечь на много лет
Во пламень ада,
Где был бы знатно я прогрет
С боков и с зада.

Но Ты простил меня, и вот
Столпом я встал под Храма свод,
Тверд, как скала средь бурных вод,
В штормах и громах,
Пример, наставник и оплот
Для стад пасомых.

Готов вседневно я карать
Охочих выжрать, и пожрать,
И песни пьяные орать
В бесовском раже.
С такими рядом я и срать
Не сяду даже!

Но под какой упрячешь спуд
И в мыслях блуд, и в чреслах зуд,
Когда мне похоть дыбит уд
Неимоверно?
О плоть людская, ты — сосуд
Греха и скверны!

Вчера, к примеру… С этой Мэг…
Увлекся… Завалил на снег…
Слаб, слаб презренный человек!. .
Но верь мне, Боже,
Зарекся с нею я навек
Срамиться лежа!

А в прошлый пост?.. Я Лиззи хвать
И ей три раза!.. Что скрывать?..
В тот день мне, правда, поддавать
Пришлось помногу,
А то б зазвать ее в кровать
Не смог, ей-богу!

Но если Ты, благой Господь,
Язвя алчбою нашу плоть,
Мнишь в нас гордыню побороть,
То, без сомненья,
Готов и впредь грешить я вплоть
До посиненья!

Нас много в праведном строю
Радетелей за честь Твою,
Но ведай: есть у нас в краю
И маловеры,
Что славных слуг Твоих семью
Чернят без меры.

Вот Гамильтон — картежник, мот,
Хулит Творца, как лошадь пьет,
Но что-то в нем людей влечет,
А в результате
Вослед за ним и весь приход
Погряз в разврате.

Когда же вразумить слегка
Решили мы отступника,
То он, схватившись за бока,
Ржал без умолку.
Забей, Господь, его быка,
Козу и телку!

А все разнузданный правеж
Эйширских липовых святош!
За их безверие, и ложь,
И нрав иудий
Испепели и уничтожь
Двуличных судей!

Там Эйкен пуще всех радел.
О Боже, как я перебздел,
Когда в суде пред ним сидел
Весь в липкой дрожи,
А старый лис хвостом вертел
И строил рожи!

Господь, мольбе моей внемли:
Казни злодея, в прах смели,
Рассыпь, сотри с лица земли
И в довершенье
В геенне огненной спали
За прегрешенья!

Меня ж нетленными согрей
Дарами щедрости Твоей
(И тленных тоже не жалей)
И не отринь
Хвалы моей густой елей.
Аминь! Аминь!

Стихи на встречу с лордом Дэйром

Пусть знает весь честной народ:
Я, Робин, сельский рифмоплет,
Подался в гору твердо
И двадцать третьего числа
Меня фортуна вознесла
Отужинать у лорда.

Я меж акцизных пил писцов,
С попами пил, в конце концов!
Был даже зван на сходки
Виднейших сквайров наших мест,
А сквайр, когда он пьет и ест,
И пьет, и ест в три глотки.

Но с лордом? С пэром? Нет, я горд!..
Ведь дед был лорд, отец был лорд
И сам он лорд по праву,
Каких не сыщешь днем с огнем —
Почти два эла росту в нем,
Не говоря про славу.

(О Хогарт, кисть твоя легка,
Но с тяжким взглядом мужика,
Что загулял в хоромах,
Угрюм, неловок и несмел,
Чурбан чурбаном ты сидел
У знати на приемах!)

И вот, усевшись в уголок,
Я начал в лорде под шумок
Отыскивать изъяны,
Но тщетно: был он оживлен,
Раскован, весел и умен,
И скромен, как ни странно.

Я ожидал увидеть здесь
Высокомерье, чванство, спесь
И гонор всем известный,
Но если суд мой справедлив,
Наш лорд не больше был чванлив,
Чем сельский пахарь честный.

Так мне их светлость дал урок,
Что знатность рода — не порок
И корень зла — не злато.
И коль, верша по жизни путь,
Ты встретишь Дэйра где-нибудь,
То знай, что встретил брата.


19. если превратился в мох, Дурацкие стихи — ориджинал

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке. ..

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

Современные российские поэты читают стихи и говорят о прошлом и будущем поэзии

Поэтический «Альманах», созданная в восьмидесятые годы группа поэтов с общими взглядами, дала концерт в Ельцин Центре. Выступление пришлось на Рождество. Правда, о самом празднике за три часа чтения стихов не было сказано ни слова. Автор IMC стал свидетелем нового «Альманаха» и проникся современной поэзией.

Встречу «Альманаха – 2017» открыл директор книжного магазина «Пиотровский» Михаил Мальцев, сразу признавшийся, что профессиональным ведущим не является и лишь приглашен быть «хозяином» действа. Пока зал заполнялся опоздавшими зрителями, он рассказал историю московского «Альманаха», в конце вечера повторенную самими участниками группы.

Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Лев Рубинштейн, Виктор Коваль, Тимур Кибиров, Андрей Липский, Дмитрий Пригов и Денис Новиков объединились из-за смежных интересов, общих знакомых и общей же «проблемы», которую не признают до сих пор, — цензуры и отказа в печати стихотворений. Уже в 1989 году «Альманах» поставил первые спектакли, которые были тепло приняты публикой даже в Англии. Тогда же театрализованные чтения неофициальных советских поэтов впервые были показаны миру.

О годах цензуры, отказа в публикациях и издании сборников участников Альманаха Михаил упомянул вскользь, заостряя внимание на личностях самих поэтов. На сцену был приглашен глава Екатеринбурга Евгений Ройзман, поблагодаривший московских гостей за присутствие и упомянувший некоторых уральских поэтов, к примеру, Бориса Рыжего, ушедшего из жизни в 2001-м году.

Чтения открывает Сергей Гандлевский, не так давно получивший национальную премию «Поэт». Его стихотворения говорят о юности и с юностью, и в них он вспоминает свои «лучшие годы» с благодарностью. Пару раз Сергей забывает один и тот же стих, зал пытается ему помочь, угадывая строчки. Но текст так и останется непрочтенным – вместо него поэт порадует собравшихся другими своими произведениями. Например, таким:

Не жалею, не зову, не плачу,

Не кричу, не требую суда.

Потому что так и не иначе

Жизнь сложилась раз и навсегда.

Сразу за Сергеем на сцену конференц-зала Ельцин Центра поднимается Михаил Айзенберг, литературный критик, в чьих стихах преобладает аскетизм, ярко выраженная простота и невычурность рифмы. Те же отличительные особенности прослеживаются и в прозе Михаила – его критические статьи о русских поэтах различных веков пронизаны меткими метафорами. Правда, в этот вечер со сцены звучали только его стихотворения.

Место Сергея занимает Юлий Гуголев, медик по первому образованию и сценарист по призванию. Его многострофные произведения на полчаса захватывают весь зал – в одном из них Юлий упоминает о свободе слова, в другом – о пропившем все заработанное солдате-контрактнике:

Целый год солдат не видал родни.
Целый год письма не писал из Чечни.
Почему? Недолюбливал писем.
А придя домой, он приветствовал мать.
Поприветствовав мать, принялся выпивать.
Алкогольно он был зависим.

После нескольких приглашений Юлия Гуголева и аплодисментов зала к микрофону подходит Лев Рубинштейн. Его выступление посвящено старым фотографиям из давно забытого альбома, подписи к которым заняли больше половины времени от всего его чтения. За выцветшими воспоминаниями крылись обрывки не то читательского дневника, не то студенческой домашней работы, которая так и осталась невыполненной. Поэт завершает свою речь в лучших традициях кольцевой композиции: он заново вспоминает старые фотографии с рубежа 60-70-х годов.

В поэзии Рубинштейна нечасто встретишь рифмы и созвучия – автор является основоположником и последователем московского концептуализма, говорящем в первую очередь о понятиях, идеях, а не о предметах и субъектах. Он работал в жанре «стихов на карточках» — коротких отрывках в прозе, за которыми зачастую кроется глубинный смысл, как за «смешными» рассказами Кржижановского:

1. Мама мыла раму.
2. Папа купил телевизор.
3. Дул ветер.
4. Зою ужалила оса.
5. Саша Смирнов сломал ногу.
6. Боря Никитин разбил голову камнем.
7. Пошел дождь.
8. Брат дразнил брата.
9. Молоко убежало.
10. Первым словом было «колено».
11. Юра Степанов смастерил шалаш.
12. Юлия Михайловна была строгая.
13. Вова Авдеев дрался.
14. Таня Чирикова — дура.
15. Жених Гали Фоминой — однорукий.
16. Сергею Александровичу провели телефон.
17. Инвалид сгорел в машине.
18. Мы ходили в лес.

Последним на сцену выходит Виктор Коваль, известный своей эксцентричной манерой чтения собственных стихотворений. Первым рядам зала уже не важно, о чем эти стихи – одна экспрессия Виктора завораживает настолько, что хочется слушать зарифмованные строчки дальше и дальше. Я сижу на одном из последних рядов. Ощущения те же самые. После стихотворения «Мох» в зале поднимается смех – сарказм зарифмованных строчек зрители принимают лучше, чем философские раздумья.


После окончания выступления поэты рассказывают пришедшим о связи прошлого «Альманаха» с будущим всей поэзии. В ответ на вопросы о принятии стихов и отношении зрителей к ним Сергей Гандлевский поясняет: «Сейчас виден общий тренд на поэзию, люди стали больше читать, связанные с чтением стихов мероприятия интересны горожанам, они собирают больше зрителей, чем лет 10 назад».

Михаил Айзенберг, сидящий рядом, кивает, соглашаясь с Сергеем. После Лев Рубинштейн ведет длинный рассказ о создании «Альманаха» и причинах отсутствия на сцене некоторых его членов, который прерывается комментариями Михаила Мальцева, поддерживающего дискуссию вместо притихшего зала. Завершается вечер автограф-сессией, на которой каждый из поэтов отвечал на вопросы оставшихся зрителей и подписывал сборники собственных стихов.

Фото: Мария Трапезникова

Мы работаем в интересах наших читателей. Если вам важно наличие такого СМИ, поддержите нас донатом.

Стихи про грибы для детей

В коллекции стихов про грибы для детей собраны самые красивые стихотворения, где описан каждый гриб в отдельности и несколько стишков про грибной дождь и грибную поляну. К каждому стихотворению добавлена картинка гриба, чтобы чтение или заучивание стишков было ещё интереснее и познавательнее.

Стихи про грибы для детей рассказывают и про съедобные и про несъедобные грибы. Вы можете заучить стишки вместе с ребенком и затем рассказать их на тематическом утреннике в садике или гуляя по лесу.

Боровик

По дорожке шли –
Боровик нашли.
Боровик боровой
В мох укрылся с головой.
Мы его пройти могли,
Хорошо, что тихо шли.

Волнушки

Волнуются волнушки:
— Как быть нам без кадушки?
Все грибы в кадушках!
Забыли о волнушках!
Поищи волнушки ты!
Очень вкусные грибы!

Груздь

Под раскидистой сосной
Отыскала белка
Непонятный гриб лесной.
Гриб, не гриб – тарелка!
— Больно странен он на вид, —
Говорят ей звери. —
— Может быть он ядовит?
Надо бы проверить.
Но смеется им в ответ
Белочка лесная.
— В нем ни капли яда нет,
Этот гриб я знаю.
А вода в нем, ну и пусть,
Даже пить удобно.
Этот гриб зовется груздь.
Он вполне съедобный!

Дождевик

Этот гриб называется так:
Дождевик, или дедов табак.
Только тронешь его за бочок,
И начнёт он курить табачок.

Лисички

Золотистые лисички —
Любопытные сестрички.
Ходят в рыженьких беретах,
Осень в лес приносят летом.

Масленок

Сел мышонок на масленок,
А масленок — липкий гриб,
Вот мышонок и прилип.
Ай-ай-ай, ай-ай-ай!
Мама, мама, вырyчай!

Моховик

Среди мха он жить привык,
прячется искусно,
незаметный моховик.
Очень-очень вкусный.

Мухомор

Гнуть над ним не стоит спину,
Не украсит он корзину…
Знают люди с давних пор:
Несъедобен мухомор!

Опята

В тесноте
На пенечке сто опят.
— Очень тесно тут! – вопят. –
Позовите грибника
Собирать опят с пенька.

Поганка

На полянке спозаранку
Повстречала я поганку
-Почему ты бледная?
-Потому что вредная!

Подберезовик

Подберезовик,
Подберезовик,
Ловко спрятался
Под березою.
Да не прячься ты
Так старательно –
Я найду тебя
Обязательно.

Подосиновик

Под осинкой у ворот
Подосиновик растёт.
И горит, горит огнём
Шапка красная на нём!

Рыжик

Под сосной
В хвоинках рыжих
Не ищи весною рыжик.
Рыжий рыжик
Рыж не зря:
Рыжик –
Вестник сентября.

Сморчок

Сморчок, сморчок,
От рожденья старичок.
Вырос на опушке.
Шапка на макушке.
Дунул ветер … и сморчок
Повалился на бочок,
Весь в морщинах –
Старичина!

Сыроежки

И в лесу и на лужайках
Сыроежки в ярких майках
Всех спешат очаровать.
«Почему бы не сорвать?»

Грибной дождь

-Говорят, что дождь грибной,
Разве так бывает?
Вместо капелек грибы,
Что ли выпадают?
— Вот и нет, совсем не так!
Это дождь обычный,
Но зато после него
Рост грибов отличный!

Шла лисица

Шла лисица вдоль тропинки
И несла грибы в корзинке:
Пять опят и пять лисичек.
Для лисят и для лисичек.

В лесу

Сто грибов в лесу найдем,
Обойдем полянку.
В кузовок мы не возьмем
Бледную поганку.
Мы обшарим все дубы,
Елки и осинки
И хорошие грибы
Соберем в корзинки.

Майков А — Осень(стих) | Старое Радио

Аполлон Майков

стихотворение
«Осень»

Кроет уж лист золотой
Влажную землю в лесу. ..
Смело топчу я ногой
Вешнюю леса красу.

С холоду щеки горят;
Любо в лесу мне бежать,
Слышать, как сучья трещат,
Листья ногой загребать!

Нет мне здесь прежних утех!
Лес с себя тайну совлек:
Сорван последний орех,
Свянул последний цветок;

Мох не приподнят, не взрыт
Грудой кудрявых груздей;
Около пня не висит
Пурпур брусничных кистей;

Долго на листьях, лежит
Ночи мороз, и сквозь лес
Холодно как-то глядит
Ясность прозрачных небес…

Листья шумят под ногой;
Смерть стелет жатву свою…
Только я весел душой
И, как безумный, пою!

Знаю, недаром средь мхов
Ранний подснежник я рвал;
Вплоть до осенних цветов
Каждый цветок я встречал.

Что им сказала душа,
Что ей сказали они —
Вспомню я, счастьем дыша,
В зимние ночи и дни!

Листья шумят под ногой…
Смерть стелет жатву свою!
Только я весел душой —
И, как безумный, пою!

Майков Аполлон Николаевич [1821 — 1897] — русский поэт, переводчик.
Поэзия Майкова созерцательна, идиллична и отличается налетом рассудочности, но вместе с тем в ней отразились пушкинские поэтические принципы: точность и конкретность описаний, логическая ясность в развитии темы, простота образов и сравнений. Для художественного метода Майкова характерно аллегорическое применение пейзажей, антологических картин, сюжетов к мысли и чувству поэта. Эта особенность роднит его с поэтами-классицистами.

Тематика поэзии Майкова соотнесена с миром культуры. В кругозоре поэта — искусство (цикл стихов «В антологическом роде»), европейская и русская история (циклы стихов «Века и народы», «Отзывы истории»), творчество поэтов Запада и Востока, произведения которых Майков переводит и стилизует (цикл «Подражания древним»). В стихах Майкова немало мифологических символов, историко-культурных имён и названий, однако часто колорит иных веков и народов носит у него декоративный характер. Особенно близка Майкову античная культура, в которой он видел сокровищницу идеальных форм прекрасного.

Из обширного наследия Аполлона Майкова выделяются и сохраняют свою поэтическую прелесть стихи о русской природе «Весна! Выставляется первая рама», «Под дождём», «Сенокос», «Рыбная ловля», «Ласточки» и другие отличающиеся задушевностью и напевностью. Многие его стихи вдохновляли композиторов на написание романсов. Майкову принадлежат переводы из Г. Гейне, Гёте, Лонгфелло, Мицкевича. Многие стихи Майкова положены на музыку (Чайковский, Римский-Корсаков и другие).
http://maykov.ouc.ru/

цитат о мохе (18 цитат)

«Альма опустилась на колени в высокой траве и поднесла лицо как можно ближе к камню. И там, возвышаясь не более чем на дюйм над поверхностью валуна, она увидела большой и крошечный лес. В этом покрытом мхом мире ничего не двигалось. Она всмотрелась в него так внимательно, что почувствовала запах — сырого, богатого и старого. Альма нежно прижала руку к этому маленькому тесному лесу. Он сжался под ее ладонью, а затем безропотно вернулся в форму. Было что-то волнующее в его реакции на нее. Мох казался теплым и рыхлым, на несколько градусов теплее воздуха вокруг него и гораздо более влажным, чем она ожидала. Оказывается, была своя погода.
Альма приложила увеличительную линзу к глазу и снова посмотрела. Теперь миниатюрный лес под ее взором превратился в величественные детали. Она почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Это было ошеломляющее королевство. Это были джунгли Амазонки со спины орла-гарпии. Она скользила взглядом по удивительному ландшафту, прослеживая его тропинки во всех направлениях.Здесь были богатые, обильные долины, заполненные крошечными деревьями с заплетенными в косы волосами русалки и крохотными запутанными лозами. Здесь были еле заметные притоки, протекающие через эти джунгли, а вот и миниатюрный океан в углублении в центре валуна, где скапливалась вся вода.
Прямо за океаном, который был вдвое меньше шали Альмы, она нашла совсем другой континент, покрытый мхом. На этом новом континенте все было иначе. Она предположила, что этот угол валуна должен получать больше солнечного света, чем другой. Или дождя чуть меньше? В любом случае это был совершенно новый климат. Здесь мох рос горными хребтами длиной до рук Альмы, образуя изящные гроздья в форме сосны более темного, более мрачного зеленого цвета. В другом квадранте того же валуна она нашла участки бесконечно маленьких пустынь, населенных каким-то крепким, сухим, шелушащимся мхом, похожим на кактус. В другом месте она нашла глубокие крошечные фьорды — такие глубокие, что, что невероятно, даже сейчас, в июне, мхи внутри все еще были холодными из-за застывших следов зимнего льда.Но она также нашла теплые лиманы, миниатюрные соборы и известняковые пещеры размером с ее большой палец.
Затем Альма подняла лицо и увидела то, что было перед ней — еще десятки таких валунов, больше, чем она могла сосчитать, каждый из них был покрыт одинаковым ковром, каждый слегка отличался. Она почувствовала, что у нее перехватывает дыхание. «Это был весь мир». Это было больше, чем мир. Это был небосвод Вселенной, видимый в один из могучих телескопов Уильяма Гершеля. Это было планетарно и обширно. Это были древние неизведанные галактики, катящиеся перед ней — и здесь все было в порядке! »
— Элизабет Гилберт, Подпись всего сущего

Лучшие испанские стихи о мохе

Ниже представлены лучших стихотворений «Испанский мох» за все время, написанные поэтами на PoetrySoup.Эти лучшие стихотворения в формате списка являются лучшими примерами стихов на испанском языке, написанных участниками PoetrySoup

.
Miss Spanish Moss Maiden
 Каскадные кудри черного дерева,
плести ее тощее дубовое тело,
Готические лозы рассыпают бутоны горчицы,
одевая ее фигуру султана,
Пальцы и придатки путаются в этой сетке,
Падай против ее гладкости,
Попытка ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, животные, жизнь, природа
Форма: Свободный стих
Луизиана Байу Испанский мох
 Луизиана Байу Испанский мох

Так красиво
Свисает с кипарисов
Растет, не показывая возраста
Никогда не умирая, он контролирует залив
Гнездо самых красивых птиц
Это. .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, природа, писать, свет, свет,
Форма: Свободный стих
ЧЕРНАЯ МАГИЯ ЖЕНЩИНА
Госпожа Госпожа, принцесса эбони,
Юг утешает золотую жемчужину,
На юге обитает золотая красота.
Она скрывает под собой много секретов,
Сверкающая маска мистических заклинаний тайны.
Темная жрица ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, приключения, красота, фэнтези, образы,
Форма: Свободный стих
Прежде, чем дождь уйдет
 Она все это хранила в себе
и никогда не говорил ни слова,
хотя ее мысли летели и метались
как пойманная и обезумевшая птица.Внутри нее был сад
это было ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, фэнтези, воображение, природа, дождь, синий,
Форма: Рифма
A Lovely Little Daydream
 Я плыву на лодке
В тени лысых кипарисов
Они покрыты серым испанским мхом
Свисая до кипарисовых колен

Одним движением . .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, мечта, природа,
Форма: Четверостишие
«В твоих глазах я вижу вечный взор любви», — сотрудничество со Сьюзан Эшли
 «В твоих глазах я вижу вечный взор любви»,
- сотрудничество со Сьюзан Эшли
 
Как мне, позвольте вашему доброму и нежнейшему сердцу... 

Подробнее

Категории: испанский мох, красивый, творение, сердце, вдохновляющий,
Форма: Рифма
For Within Thine Eyes, I See Love’s Eternal Gaze — сотрудничество с Робертом Линдли

Как мне отпустить твое доброе и нежнейшее сердце?
с его необъятной глубиной, сладкими поцелуями, великолепным сиянием.
Я не мог сделать такого, не более ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, горе, надежда, я люблю
Форма: Рифма
Уличные люди
 Затяжной (в туманной дымке)

Силуэты заблудших душ

(люди в корзине бормочут)

Затяжной

(как всегда)

Культура бедности
подняв знаки
будет работать за еду
босоногие дети
ВИЧ и голод
бессильные матери. ..

Затяжной

Cult ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, арт, бедность,
Форма: Свободный стих
Романтика
 Ma Dame, я говорю вам
как это было написано сотни лет назад
Франсуа де ла Рошфуко,
«Настоящая любовь подобна призракам,
о котором все говорят
и несколько ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, красиво, эмоции, любовь, муза,
Форма: Свободный стих
Просмотры Muse
 Некоторые поэты рассказывают о том, что видят.
независимо от популярной стоимости,
Другие не видят умирающего дерева,
для симпатичного испанского мха.... 

Подробнее

Категории: испанский мох, человек
Форма: Четверостишие
Воспоминания о Юге
 Воспоминания о Юге

испанский мох мерцает
рабские призраки давно минувших дней
свисает с деревьев

пятно на старой славе
темное время порабощения
когда человек поработил человека

воспоминания навсегда
затем . .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, история, рабство, символика,
Форма: Хайку
Большая голубая цапля
 Я должен сказать вам эту птицу:
длинные тонкие ноги, острый клюв
бродить по пестрому ручью
серовато-синий, дома в кипарисовом
Изгибаясь в небо через испанский мох... 

Подробнее

Категории: испанский мох, оценка, красивая, птица, синий,
Форма: Танка
Категории: испанский мох, лето, дерево,
Форма: Хайку
Луизиана Байу
 Блуждая по заливу,
в его жутких объятиях.
Таинственный и странный,
волшебное место.
Кажется, что никогда не изменится,
даже когда времена года приходят и уходят,
болотистая вода... 

Подробнее

Категории: испанский мох, приключение, животное, культура, природа,
Форма: Рифма
Себринг: аллигаторы и зефир
 Себринг: давно
влажное тепло выщелачивает
голубые озера и коричневые болота
     «Осторожно, аллигаторы»
трансформирующие закаты
заводные бури и
     шары молнии
кактус . .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, сообщество, образность, тоска, память,
Форма: Стих
ДЕРЕВО ПЛАЧАТЕЛЬНОЙ ВИНЫ-новый
 ДЕРЕВО ПЛАЧНОЙ ВИНЫ

Слушайте плач плачущей ивы, ее крики эхом отражаются от
Горные склоны, нежна она, длинный хлестанный испанский мох,
Кого нежно вытирает... 

Подробнее

Категории: испанский мох, приключения, арт, осень, красота,
Форма: Свободный стих
Ormond Beach
 Испанский мох, драпирующий старые дубы
Заповедники морских птиц со смотровыми площадками
Аисты, пеликаны и чайки требуют внимания
Акулы-молоты плывут по Гольфстриму

Ураганы, небольшие коттеджи
На складе ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, домашний,
Форма: Стих
Ночи Нового Орлеана
 танцуют готические тени
навязчиво с южными дубами ...
     лунный испанский мох

       . .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, луна, ночь, дерево,
Форма: Хайку
Момент мира
 Цветы падают как снег
где играют олени и антилопы
и испанский мох висит
... 

Подробнее

Категории: испанский мох, вдохновляющий, жизнь, природа, мир,
Форма: Хайку
Любовник мечты
 До встречи с ней
Я был просто
птица со сломанными крыльями
что не может летать

Это было
вечная ночь
я не могу
увидеть звезды

Теперь я могу
мечтать о моих словах
написать слова
что я мечтаю

Она... 

Подробнее

Категории: испанский мох, красиво, мечта, любовь, утро,
Форма: Свободный стих
Луизиана сцена без репетиции


Солнце восходит с неизведанной драмой
 как цапля грациозно летит
 через канал насыщен
 с кувшинками близкими к цветению.
 Рядом с ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, природа,
Форма: Свободный стих
В ночь на Хэллоуин
 у Лилы не было мамы, которая могла бы сшить ей костюм на Хэллоуин
Просто ее платье для причастия, украшенное крыльями ангела, которые она сделала
Ореол из золотых хризантем она. .. 

Подробнее

Категории: испанский мох, страх, хэллоуин,
Форма: Рифма
В ожидании весны
В моем сердце царит
ничего, кроме желания для тебя
держать это при себе
это наказание, нанесенное самому себе ...

Как ты шепчешь
мое имя с такой похвалой
с вами это ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, красота, радость, любовь, весна,
Форма: Свободный стих
Звонок горна: 1-01-11
 Легкий туман улавливается при свете раннего утра.
солнце.Когда-нибудь ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, familygod, семья, свет, семья,
Форма: Свободный стих
The Hilt
 Отдых в кемпинге единственный вид
Поездка с внуками была бы отличной
Стоя в спешке и испанского мха
Картины на память с тиснением
Царапая клопов от рукояти до ... 

Подробнее

Категории: испанский мох, отпуск,
Форма: Лимерик

Знаменитые стихи о мохе | Примеры известной поэзии мха

Это примеры известных стихов Мосса, написанных некоторыми из величайших и наиболее известных поэтов современности и классики. PoetrySoup — отличный образовательный ресурс со знаменитыми стихами о мхе. Эти примеры иллюстрируют, как выглядит знаменитое стихотворение о мхе, а также его форму, схему или стиль (где это уместно).

См. Также:


Уитмен, Уолт
 1
Я ПРАЗДНУЮ себя;
И что я предполагаю, вы должны предположить;
Для каждого атома, принадлежащего мне, добро принадлежит тебе.

Я бездельничаю и приглашаю свою Душу;
Я наклоняюсь ... Подробнее 

Вордсворт, Уильям
 И это место сделали для человека наши предки! Это процесс нашей любви и мудрости К каждому бедному брату, который оскорбляет нас - возможно, самых невинных - а что, если виноват? Это...Подробнее 

Лонгфелло, Генри Уодсворт
 Это первобытный лес. Шепчущие сосны и болиголовы,
Бородатый мхом и в зеленых одеждах, неразличимых в сумерках,
Стойте, как друиды древности, с грустными голосами и ... Подробнее 

Скотт, сэр Вальтер
 CANTO FIRST.

Погоня.

     Арфа Севера! что тленение долго висело
        На ведьмовском вязе, который оттеняет собор Святого Филлана . .. Подробнее 

по Тебб, Барри
 для Бренда Вильямс



Рассвет ледяным треснул, огонь в решетке ворчал,

С гневом в домах, которые мы покинули, но все же как-то

Сделали укромный уголок в кривой...Подробнее 

Браунинг, Элизабет Барретт
 Я РАЗУММУЮ в ушедшие дни,
Как часто под солнцем
С детскими границами я бегал
В сад давно заброшенный.

Кровати и дорожки исчезли ... Подробнее 

Браунинг, Роберт
 И.

Насколько хорошо я знаю, что собираюсь делать
Когда наступают длинные темные осенние вечера:
А где, душа моя, твой приятный оттенок?
С музыкой всех твоих голосов, немой
В жизни...Подробнее 

Вордсворт, Уильям
 I. Есть шип; Он выглядит таким старым, По правде говоря, вам трудно сказать, Как он мог быть молодым, Он выглядит таким старым и серым. Не выше ... Подробнее 

Смарт, Кристофер
 I
О ТЫ, восседающий на престоле,
С арфой высокого величественного тона,
 Славить Царя царей;
И голос тяжелой неровной волны,
Который, в то время как его . .. Подробнее 

Ланье, Сидней
 Время кажется торговым городком
Где встречаются многие купеческие духи
Кто вверх и вниз, вверх и вниз
Кричите по улице

Их потребности как товары; один ТАК, один ТАК:
Пока все...Подробнее 

По, Эдгар Аллан
 ЧАСТЬ I

О! ничего земного кроме луча
(Откинутый от цветов) Глаза Красавицы,
Как в тех садах, где днем
Источники из самоцветов Черкесии-
О! ничего земного, кроме острых ощущений
Of ... Подробнее 

Томас, Дилан
 Одно Рождество было так похоже на другое, в те годы за уголком морского города сейчас и вне всякого звука
кроме далеких голосов я иногда слышу ... Подробнее 

Уортон, Томас
 Мать размышлений, мудрец созерцания,
Чей грот стоит на самой высокой скале
Тенерифе; посреди бурной ночи,
На котором в самой спокойной медитации
Ты слышишь вой ветра бьющийся дождь
И дрейфует...Подробнее 

Бронте, Шарлотта
 УСТАНОВКА выдвижных ящиков и полок
О шкафах, заткнувшихся на годы,
Какую странную задачу мы поставили перед собой!
Как по-прежнему кажется одинокая комната!
Как странно это . .. Подробнее 

Брайант, Уильям Каллен
 Ой! Могу ли я надеяться на мудрые и чистые сердцем
Могу услышать мою песню, не нахмурившись,
Голос мой недостоин темы, которую он пытается, -
Я бы взялся за ... Подробнее 

Не забудьте посмотреть стихи нашего замечательного участника Мосса.

Диапазон альтернативных эго и время существования поэтических образов

ПОЧТИ ПОЛНЫЕ СТИХИ
Стэнли Мосс
594 с. Seven Stories Press. 45 долларов.

Поэты, которые не знают стихов самого Стэнли Мосса, часто знают его как издателя. С 1977 года он руководит издательством Sheep Meadow Press, чей очень серьезный список объединяет новых американских поэтов со всемирно известными модернистами в английском переводе. Коллекционеры также знают его как арт-дилера. Он сказал, что начал «без денег и обучения», но с «даром находить старых мастеров».«Почти полное собрание стихов» — последняя и самая давняя попытка Мосса заявить о себе как о поэте. Они реальны и отражают его жизнь и таланты — его поиски духовной силы, его еврейское наследие, его взгляд на Европу и европейское искусство и его 91 год.

Мосс пытается написать стихи, которые его американские юниоры редко пытаются делать: запись от первого лица мудрости, шутливой или весомой, полученной за мгновение или всю жизнь, без присмотра, беззаботности, изобилия. Прочитать его подробно — значит натолкнуться на стопки воспоминаний, анекдотов и потенциальных пословиц: «Я думаю, что отсутствие цвета похоже на жизнь без любви.Он не изменился кардинально со времени выхода своей первой книги («Не тот ангел», 1966 г.), хотя и стал более раскованным, чаще капризным и гораздо более плодовитым. Более половины из этих 600 страниц взяты из книг, изданных в этом столетии; первые 50 — «По большей части новые стихи».

Прочитать этот том задом наперед, от самого старого к самому последнему, значит наблюдать, как поэт раскрывается, смотреть, как он расслабляется, видеть, как он чувствует себя комфортно в еврейской американской традиции, наиболее известной благодаря своей прозе: raconteur, упрямый старик, который много повидал (может быть, даже слишком). «Старше крабовой яблони / Я пою песни без сопровождения аккомпанемента, — вспоминает он, — песни-призраки голосами моей матери и отца / на проспекте Свободы». «Поскольку я прожил не по годам», — начинается то же стихотворение, — «я в супе».

«Я пишу по-еврейски на христианском языке», — сказал Мосс недавно в интервью. «Кроме того, я пишу христианские, буддийские, даосские, атеистические, детские разговоры и разговоры о умирающих стариках». Мрачная комедия Мосса («Я лежачий комик») и его болезненные отступления во многом обязаны не только еврейской речи и писательству, но и его поколению, которое знало Вторую мировую войну.Раннее стихотворение одновременно и шокирующе обращается к рабам, выжившим в лагерях смерти и «несчастным любовникам»: «Вы, кто свободен, / расслабьтесь, ваши желудки скоро успокоятся». Разве вы не счастливы, как жаворонки? Желание откровения, тон и поза учителя или пророка в лучшие моменты Мосса сталкиваются с отсутствием откровения, отсутствием четких ответов. В других стихах есть настойчивый или чрезмерно усердный совет: «Смех — человеческий, так и плачущий». «Я бормочу, пытаясь почтить язык».

Книги дома Антрим: из темноты

автор фото Ховарда Ромеро
В этих прекрасно написанных и глубоко прочувствованных стихах ее второй книги, In из Темного , Сьюзен Мосс рассказывает о многом, что было потеряно, но также всего, что остается утешением: спасительная благодать памяти, мир природы, и постоянное присутствие хороших друзей, все, что позволяет ей приходить из темноты.О книге Макс Гарланд пишет: «Это книга воспоминание о постоянном присутствии прошлого. Это один из тех удачливые, важные элементы поэзии, чем более личный язык и образы, тем более универсальные и разделяемые по отклику. Вот яркий повествование о конкретной жизни, интенсивно увиденное и воспроизведенное. Читая это книга от начала до конца слово, которое приходит на ум — благодарность , благодарность поэта за мимолетные мгновения и благодарность в читатель для самих стихов.Робин Чепмен добавляет: «В этих яркие стихотворные портреты семьи и окрестностей, Мосс дает нам противостояние тьма смертности и одиночества, с которыми мы все сталкиваемся: ее отец рассказывание историй Елизаветы Качрунчкаките; ее бабушка Гретель, букмекер, йодлер и пианист; сама качается в коричневом матери туфли на высоком каблуке из кожи аллигатора; момент, когда олень встречает / мой взгляд на соединение, когда / нить натягивается между костью и пылью ». И это от Альберта ДеДженова: «Новая коллекция Сьюзан Мосс ». В книге From the Dark исследуется человечество и смысл слова. смертность : потеря родителей, юношеских фантазий, самой юности.
Фото на передней обложке: Дэвид Линселл
Тем не менее, In From the Dark — это не путешествие горя: Мосс находит радость, юмор и красоту в памяти, а также понимание и принятие нашего человеческого состояния. Эти пронзительные и доступные стихи говорят нежным и мудрым голосом. В этом сборнике стихотворения, такие как «Возвращаюсь домой» со строками «Мало что изменится с политикой./ Ранняя зима в засаде », или« После закрытия »с такими словами:« Я ношу на кольце три ключа — один для запуска / машины, другой для запирания моей квартиры / третий, чтобы отпереть то, что я не умею. хочу забыть »- предложите читателю перспективу, которая наполнит сердце и углубит переживания».

Сьюзен Т. Мосс является автором книги « Продолжай двигаться, пока музыка не остановится» , книги, опубликованной Лили Пул (Swamp Press, 2006). Ее работа появилась в Vermont Literary Review , Caduceus , After Hours , Seeding the Snow , Out of Line , A Light Breakfast , Du Page Valley Review , East on Centra l и Your Daily Poem среди других публикаций, а также на Wordslingers (WLUW-FM).Сьюзен два срока занимала пост президента Поэтического общества штата Иллинойс и является членом Клуба поэтов Чикаго и Poets and Patrons. Она получила письменную резидентуру в Vermont Studio Center и имеет степень магистра гуманитарных наук колледжа Миддлбери, Школа английского языка Bread Loaf.

Щелкните здесь, чтобы прочитать образцы из книги.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть предстоящие события.

Щелкните здесь для получения дополнительных материалов относится к книге.

Стихов про мох Денниса Джеймса Суини /// ICHNOS

Деннис Джеймс Суини

Но обычно у мхов нет общих названий, потому что никто ими не занимался.


— Робин Уолл Киммерер, Gathering Moss

Conocephalum conicum

Когда придет правильное дыхание, я буду дышать им
Крошечные выступы в виде пальцев
Эльфы
Мужчина заперт в ванной, траур
Ментол от стены до мутного зеркала

Hookeria lucens

Ранние джунгли, поздний актив
Скромное будущее
Говорите об облаках
Листья как витражи
Найдено
Ходил
Листья яйцевидные, с закругленными кончиками
Листья яйцевидные, с закругленными кончиками
Листья яйцевидные с закругленными кончиками
Соседи
Магистраль
опрокидывающийся
Икра

Lepidozia reptans

Поле для гольфа / теннисный корт / гной
Постоянная усадка
Невозможная похоть
Лодка свисает с неба
Океан свисает с лодки

Leucolepsis acanthoneuron

Мои мать и отец и кино
Нация владеет своей иронией
Машины горят, как лаймы
Узкие белые чешуйчатые любовники
Окунитесь в сливки
Прощение, прощение

Pogonatum urnigerum

Заблудиться со мной или без меня
Сейфы с бомбами
В тускло освещенных холмах
Отверстие для приходящих берущих
Золото и наценка
Базальная оболочка прозрачная

Racomitrium aquaticum

Тело тумана шепчет
Мосты героические и хромые
Светловолосые дети ненавидят сильнее всех
Кто-то построил этот стол
Полуостров игрушек и хлеба

Atrichum selwynii

Молитвы
Скалы
Люди вешают
Ведра с ребрами жесткости
Дрожь клеток
Стойка вызова
Выйди из этого
морей
Подсказка

Oncophorus virens

Некоторое кровотечение
Из деревянного ручья
Где в прямоугольнике я нахожу тебя
В нем красные перистомные зубы
В нем, сигнальные клетки
Сплошная вырубка снабжает нашу лошадь и нашу дистанцию
Мягкая капсула имен

Dicranum howellii

I am спор
Уверен в двигателе
Забытая ночь
Я стал жить в своем доме, когда мой дом упал на меня
Черный мох
Я вышел в лес
Кто-то держал меня
Я проснулся и побежал

Ритидий морщинистый

Жнеет скуки
Его враг
Причинная
Повседневный
(мигает мигает)
Поезд пробивает машину, как животное
Мы изобретаем жестокого бога с богатым воображением

Ceratodon purpureus

Дети играют на крышах тусклым мячом
Падение в никуда
Захвачено отщепленными руками
Школы будут возмущены
Рекурсивные поля
Обидчивый
Мы сделали для них естественную ситуацию

ДЕННИС ДЖЕЙМС СУИНИ писал, среди прочего, в «Коллагисте», «Сумасшедшей лошади», «Пять точек», «Индиана Ревью» и «Северный пассаж». Он редактор журнала «Энтропия» в Small Press, получил степень магистра иностранных дел Университета штата Орегон и недавно был стипендиатом программы Фулбрайта на Мальте. Родом из Цинциннати, сейчас он учится на докторской программе в Денверском университете.

Последнее стихотворение, которое я полюбил: «Уроки из зеркала» Тайлиаса Мосса

Последнее стихотворение, которое я любил: «Уроки из зеркала» Тайлиаса Мосса

В Redbones. Швы чулочно-носочных изделий на кривоногой женщине.Последний шанс для Тарзана Холлера. Пирамида из кости. Остатки радуги в небе гетто с каменным дном. Небольшие собрания. Токийское масло. Одни только заголовки достаточно провокационны, чтобы пробудить любопытство по поводу ее стихов. Каждый из этих томов стоит рядом на моем книжном шкафу со стихами, потому что все они написаны одним и тем же поэтом — Тайлиасом Моссом. Последнее стихотворение, которое мне понравилось, вернуло меня к прочтению всех этих книг, чтобы проследить дугу и траекторию. Как она написала две книги, чтобы добраться до этого стихотворения? Как Мосс перешла от «Уроки из зеркала» к своим более поздним работам?

«Уроки из зеркала» из третьего сборника Мосса. Пирамида из костей входила в серию «Поэзия Каллалу», в которой публиковались ранние книги Риты Дав, Бренды Мари Осби и Элизабет Александер. «Уроки из зеркала» — это краткий сборник из 10 двустиший, в которых подчеркивается контраст между цветной женщиной и тем, кем она никогда не будет, Белоснежкой. Само название напоминает о злой королеве-мачехе, которая просила правду из зеркала, которое может быть трудным объектом для женщин, когда они стареют или иным образом отклоняются от нереалистичных стандартов красоты.

Первая строфа просто описывает Белоснежку как такую ​​белую, что ее считают обнаженной, неотличимой от ее свадебного платья, что еще раз намекает на идею о том, что супружеское платье более идеально для нее, чем для других. Оратор ставит себя рядом с Белоснежкой, как если бы они оба были произведениями искусства, когда «близость хороша / для исследования в светотени, не более того». Это напоминает о том, что раса является социальной конструкцией, даже если два сравниваемых человека объективированы.

«Ее имя меня больше всего раздражает, как будто мне нужно сказать / что белое, а что нет.Эта строка еще больше усиливает осознание говорящего о своей инаковости. Следующий куплет читается как отступление, которое подразумевает именно это: «Судя строго по внешнему виду, у меня есть будущее / вечность по пятам, постоянное поклонение тени». Это не только подразумевает чувство возможного рабства, но и ощущение того, что тень, тьма всегда будут ниже белизны, что тьма должна преклоняться и уступать место подчиненному.

Ее следующий куплет становится вопросительным, спрашивая, справедливо ли «жить так, не имея возможности / оторваться от земли?» Должен ли говорящий быть в ловушке и статичен, обречен на жизнь ниже других?

Первая строка следующего куплета идет в другом направлении.«Нечестно вращать столы, если они не продолжают вращаться». Опять же, спикер намекает на вечное движение истинного равенства, что одна сторона, черная или белая, не может слишком долго удерживать власть, не становясь коррумпированной, но она следует с фразой «тогда есть опасность русской рулетки», что немедленно ставит Белоснежку и говорящего. по очереди вращая патронник пистолета и нажимая на спусковой крючок, надеясь на одинокий щелчок без громовой смерти. В этом сценарии обе женщины имеют равные шансы на одинаковый исход.

Сознательный выбор продолжения мысли до следующего куплета напоминает о том, что говорящий снова находится ниже чего-то другого: «и мой недостаток — ничто не падает с неба / назови меня. Оратор знает, что ее шансы не лучше, чем у Белоснежки. В небе над ней нет ничего, с чем она могла бы претендовать на иерархическое родство.

В строфах 8 и 9 говорящий становится меньше тени. Она утверждает: «Я — пустое место на месте зуба, которое мой язык / спешит заполнить, потому что я не переношу вакансий.«Она — отсутствие, и она делает все возможное, чтобы восполнить его. Можно надеяться, что она выдержит или хотя бы надеяться, что она знает, что она не вакансия по сравнению с Белоснежкой. Языка как заполнителя недостаточно. Точно так же и пенис, который «просто заполняет очередную брешь». Это единственный момент в стихотворении, где она повторяет фразу: «И этого мало». Сказав это, я вспоминаю, как чернокожим людям часто приходилось работать намного усерднее, чтобы получить опору, подобную представителям другой расы, опору, которую становилось все труднее получить, как показано в недавнем исследовании Pew Research Center о накоплении богатства и потере в стране. U.С.

Когда оратор доходит до последней части этого стихотворения, это не изящный щелчок защелки на шкатулке для драгоценностей. Это капля молотка. Идея отсутствия трансформируется в другую возможность: «Когда ты смотришь на меня, я понимаю, что не хватает более чем белого». Отсутствие, то, чего не хватает, является своего рода обозначением. Оратор оставляет место для других качеств, которые не выражаются, не замечаются или не понимаются тем, кто не видит ничего, кроме светотени или тени. В этом стихотворении так много сказано, если не произносится явная, легкая строка, что трудно сделать в стихах, противостоящих идентичности.Более короткие строки, жесткие концы и твердые согласные заставляют это стихотворение останавливаться в точках, которые усиливают тон говорящего.

Я знал, что люблю это стихотворение, потому что мне приходилось читать его несколько раз, а затем показывать другим поэтам. У нас была такая же реакция шока и трепета от того, как Мосс так лаконично объяснил это чувство несправедливости. Ссылка на стихотворение даже путешествовала по страницам Facebook как минимум неделю, что может быть целой жизнью в вирусном мире социальных сетей.

После многократного пересмотра стихов Энн Секстон в Transformations или библейских стихов Люсиль Клифтон и просмотра последних работ, таких как Дивата Барбары Джейн Рейес, «Волшебное перо» Марджори Тессер , «Фрукт Ангела Нежукумататхил» Эйми Нежукумататхиль Кровавая палата и антология The Poets ‘Grimm , я вспоминаю, насколько необходимо и неприятно видеть, как архетипические истории деконструируются, пересказываются или даже заменяются более содержательными историями.


Тара Беттс — автор книги «Арка и оттенок» (Aquarius Press / Willow Books, 2009) и научный сотрудник Cave Canem.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *