Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Успенский собор кремль москва: Патриарший Успенский собор / Организации / Патриархия.ru

Содержание

Успенский собор Московского Кремля — кто строил, фото, расписание, билеты

 /   /   /  Успенский собор Московского Кремля

До революции 1917 года величественный Успенский собор Московского Кремля имел статус кафедрального — был главным православным храмом Российской империи. Здесь венчали и короновали русских государей, крестили их детей и хоронили митрополитов и патриархов.

Традиция строительства Успенских храмов зародилась ещё во времена Киевской Руси. После Киева Успенские церкви были построены во Владимире, Смоленске, Ростове и других крупных городах. Лишь Москва не имела своего Успенского собора. До времени правления Ивана Калиты главным храмом города был деревянный Дмитровский собор, посвящённый Дмитрию Солунскому.

После того, как из Владимира в Москву была перенесена кафедра мирополита, возникла потребность в кафедральном соборе — новый московский храм был заложен в 1326 году. В качестве образца зодчие взяли Георгиевский собор старинного города Юрьев-Польского.

Через год собор был освящён.

Храм, посвящённый Успению Пресвятой Богородицы, стал первой каменной церковью Москвы. Собор имел одну главу, три алтарных апсиды и занимал центральную часть кремлёвского укрепления. Небольшую церковь впоследствии несколько раз реконструировали, добавив к ней несколько приделов.

До конца XIV века главной святыней храма была Петровская икона Божией Матери, хранящаяся сегодня в собрании Третьяковской галереи. Потом в собор перенесли Владимирскую икону Богоматери, которая, по преданию, спасла жителей города от набега войск Тамерлана.

Строительство нового собора

В XV веке великий князь Иоанн III Васильевич принял решение возвести в московском Кремле новый Успенский собор. Вначале за работу взялись мастера из Пскова — Кривцов и Мышкин. Чтобы не прерывать церковные службы, возле строящегося храма была построена деревянная церковь, в которой Иоанн III обвенчался с приехавшей из Италии Софьей Палеолог.

Однако даже такие гениальные шедевры время от времени нуждаются в реставрации. В настоящее время Музеями Московского Кремля началась масштабная реставрация Успенского собора при щедрой поддержке ОАО « Транснефть». Очистив фасады собора, реставраторы отремонтировали его купольную крышу и приступили к очистке внутренних фресок 1642 — 1643 годов. Хотя, как подтвердила директор музея Елена Гагарина, реставрационные работы продолжатся и в 2023 год, это не должно помешать вашим планам путешествия, поскольку собор снова откроется для посетителей, как только угроза COVID-19 исчезнет. Возможно, вы еще сможете проверить, как идут реставрационные работы.

Интервью с хранителем Успенского собора Алексеем Барковым.

Нам повезло и нам посчастливилось встретиться с Алексеем Барковым, хранителем Успенского собора.

Алексей Барков, хранитель Успенского собора Московского Кремля. @ Ирен Кукота

Наш интерес вызвал тот факт, что под его руководством реставрационная группа недавно обнаружила целый комплекс фресок начала 15 века — оригинальные росписи Успенского собора. Они были заказаны команде известного иконописца Дионисия около 1481 года, но очень немногие из них уцелели: большинство из них было перекрашено в 1640-х годах во время первой масштабной реставрационной кампании.Поскольку в России сохранилось очень мало произведений XV века, и еще меньше из них принадлежит Дионисию (наиболее известными являются его фрески в церкви Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре в Вологде), важность этого недавнего открытия не может быть завышена.

Ирина Кукота: Что такого особенного в архитектуре Успенского собора?

Алексей Барков: Во-первых, сама конструкция собора была необычной для традиционной русской архитектуры, требовавшей толстых стен и опор в верхней части. Обычно стены укреплялись дубовыми балками, чтобы не образовывались щели между стенами. Церковь Аристотеля Фиораванти не является крестово-купольной, в ней нет привычной иерархии внутренних пространств. То есть обычный собор — это жестко регламентированное пространство, где, как правило, больше всего места занимает центральный неф. По логике, пространства вокруг нефа все меньше и ниже. Фиораванти представил другой тип внутреннего пространственного устройства: он разделил интерьер на 12 равных частей, они абсолютно идентичны.Центральный неф под куполом традиционно был более просторным, так как центральный купол обычно строили все шире и больше, что позволяло оставлять дополнительное пространство в центре. В плане Фиораванти центральный купол такой же, как и остальные. Он также представил почти плоские крестообразные своды, что создавало впечатление открытого внутреннего пространства.

Фиораванти также решил полностью отказаться от дубовых балок, заменив их узкой шнуровкой из кованого железа. Это было очень новаторским для Европы и тем более для средневековой России.Такие способы строительства никогда не применялись на Руси. Поскольку Фиораванти был ведущим инженером своего времени (он переносил колокольни и целые здания с одного места на другое, строил водные каналы и т. Д.), Он стремился создать воздушный, легкий и почти невесомый интерьер. Судя по всему, на железную шнуровку и ее транспортировку из Европы пришлось 70% затрат на строительство собора. Также возможно, что во время реставрационных и строительных работ 17 века для прочности была добавлена ​​дополнительная железная шнуровка.Тогда это было с железом из Швеции — до конца 17 века все железо ввозилось в Россию. Ситуация начала меняться только с открытием рудных залежей под Тулой и основанием знаменитого завода. Интересно, что кованое железо под куполом имело антикоррозионное покрытие (красная железная охра), поэтому железная перевязка была очень прочной. Реставрационные работы стали необходимы в 17 веке, так как каркас здания продолжал двигаться (земля под фундаментом была болотистой и поэтому не очень устойчивой). Купольные своды, будучи тоньше других частей собора, нуждались в ремонте. Так, их усилили английский инженер Джон Таллер и русский каменщик Бажен Огурцов.

Интерьер Успенского собора @ Irene Kukota

Поскольку своды в центральном нефе были немного выше, группа реставраторов 17 века добавила усиленные арки, которые позже были расписаны 70 фигурами апостолов. Если представить себе интерьер собора без этих арок, можно составить представление о том, насколько невесомым и воздушным он выглядел в первую очередь после завершения.В 1481 году известный русский иконописец Дионисий и его команда были приглашены для росписи иконостаса и, возможно, алтаря. К 1515 году весь собор был покрыт фресками.

Ирен Кукота: Итак, как начались реставрационные работы?

Алексей Барков: В 2018 году своды собора остро нуждались в ремонте, и мы начали работы. Продолжая работать над сводами, мы подумали, а почему бы нам не провести некоторые работы и над фресками? Все пространство было разделено на 6 отдельных зон, поэтому реставрационные работы также проходят в 6 этапов, зона за зоной. Пока мы находимся на втором этапе, работаем над северной стеной собора. В этом проекте задействовано более 40 специалистов-реставраторов.

Строительные леса под крышей собора @ Музеи Московского Кремля

Ирен Кукота: Что именно случилось с куполом собора, что побудило вас начать новую серию реставрационных работ в 2018 году?

Алексей Барков: Как известно, в 60-е годы прошлого века был построен новый Государственный Кремлевский дворец, глубина его фундамента почти равна высоте здания.К сожалению, это серьезно повредило гидросистему Боровицкого холма и повлияло на систему циркуляции воды под фундаментом собора. Бывшая илистая почва высохла, что привело к гниению дубовых свай под фундаментом, и вместо нее начали образовываться пустоты. Собор начал наклоняться в сторону нового дворца. В 1970-е годы его фундамент укрепили бетоном и скрепили верхние стены. Поскольку собор был построен из пористого камня, проницаемого для воды, это вызвало новые проблемы. Несмотря на то, что система циркуляции воды работала нормально, вода не конденсировалась внутри здания. Однако после того, как он был поврежден, и фундамент и купол пришлось укрепить бетоном, вся влага, которая не могла испариться или погрузиться в почву, начала конденсироваться на верхней крыше, и потоки воды стекали по стенам и повреждали фрески. Это создавало большую угрозу собору сверху и снизу. Мы удалили эту опасную советскую изоляцию, позволили зданию снова дышать и добавили новые изоляционные материалы.С тех пор у нас не было утечек больше года.

Ирэн Кукота: А что случилось с фресками?

Алексей Барков: Помимо повреждений, вызванных скоплением влаги в верхних регистрах, фрески за последние 40 лет также стали очень пыльными и закопченными. Как видите, каменная стена неровная, и по мере старения фресок в штукатурке образуются трещины. Помимо удаления пыли и копоти, мы сохранили фрески, укрепив штукатурные и пигментные слои.

Ирэн Кукота: Вы упомянули ранее, что редкие фрески 15 века были сняты и перекрашены в 17 веке. Итак, что побудило вас надеяться вопреки надежде и искать более ранние уцелевшие фрагменты?

Алексей Барков: Первоначально не планировалось искать какие-то старые сохранившиеся фрагменты: собор пережил несколько волн реставраций с 1624 по 1642 год. Поскольку масштабные реставрационные работы проводились в 1970-х годах, никто не думал, что что-то могло уцелеть от 17 века.Идея возникла случайно: а что, если там что-то было? Так все и началось.

Во время чистки стен придела Похвальства Богородицы ( Похвальский придель ) фигура служанки в белом чепце была частично обнажена. Мы также провели некоторые работы в течение 2017 и 2018 годов. Постепенно стало ясно, что мощеные полы и перекрашенные северные и южные стены скрывают гораздо более ранние фрески Дионисия и его команды. Сама часовня была перестроена во время правления царя Алексея Михайловича (отца Петра Великого) и превращена в ризницу через 100 лет после написания первых фресок.

Ирэн Кукота: Итак, как они выжили?

Алексей Барков: Именно это еще предстоит выяснить. В 1642 году была приглашена целая команда иконописцев, чтобы сделать наброски фресок, задокументировать каждую фреску, укрепить старую штукатурку, подготовить новый слой штукатурки, а затем покрасить стены и воспроизвести скопированные композиции старых фресок. Почему иконописцы не последовали этой инструкции в этом приделе и в его алтаре, до сих пор остается загадкой.

Возможно, спешили, ведь художникам было дано всего несколько недель на изготовление копий фресок по всему собору. Во всяком случае, комплекс фресок в приделе Хвала Богородицы был немного отремонтирован, а затем перекрашен. С 1670-х годов фрески оставались скрытыми и нетронутыми под мощеными полами. Части композиции, которые еще оставались видимыми над плиточным полом, продолжали регулярно обновляться.

Ирэн Кукота: Так вот что побудило вас пойти на риск?

Алексей Барков: Да, в алтарной части придела Хвалы Пресвятой Богородицы были видны фрагменты росписи.Также были видны фрагменты надписи (были видны только кончики букв). Мы продолжали блуждать, что это за композиция, Поклонение волхвов или Собор Богородицы ? Когда мы удалили плитку и позже перекрасили, оказалось, что последняя. Удивительно, что композиция вообще сохранилась, потому что в XVII веке при реставрации арка рядом была сломана и фрески должны были быть при этом уничтожены, но их сохранили и лишь слегка перекрашивали.Пигменты по-прежнему яркие и почти не повреждены. Постепенно мы открыли сцену с Поклонение пастырей — часть цикла Собор Девы .

Недавно обнаруженный собор Богородицы в часовне Похвалы Пресвятой Богородицы Успенского собора @ Музеи Московского Кремля

Иллюстрирует Рождество. Стихера (праздничный гимн), поэтически воспевающая дары, которые вся вселенная принесла новорожденному Христу: небеса подарили Вифлеемскую звезду; ангелы — их пение; пастухи — изумление; пустыня — ясли; пока мы (т.е. человечество) — Богородица Богородица ». А на фреске прекрасно видны аллегорические фигуры (например, пустыня). Так что я безмерно рад, что решил рискнуть и раскрыть нижнюю часть композиции со всеми этими фигурами!

Напротив Собора Богородицы мы видим еще одну фреску Рождества Иоанна Предтечи (Крестителя) с изображением Святой Елизаветы, его матери и служанки с новорожденным Иоанном. Часть фрески до сих пор скрыта под мощеным полом.

Недавно обнаруженный собор Богородицы в часовне Похвалы Пресвятой Богородицы Успенского собора @ Музеи Московского Кремля

Итак, мы планируем по кирпичику убрать кладку, закрывающую фреску. В потолке вы можете увидеть композицию Хвала Богородице , в которой Богородица занимает центральное место. Похоже, над этими фресками работало три руки, три мастера (ведь в документах упоминается, что священник Тимофей, Ярец и Коня были другими иконописцами, работавшими вместе с Дионисием).Эти композиции впервые привлекли наше внимание в 2010-х годах. Все эти фрески датируются периодом между 1481 и 1513 — 1515 годами.

Ирэн Кукота: Собираетесь ли вы сохранить эти фрески, и если да, то как?

Алексей Барков: Пока мы над этим работаем. В советское время это было наше хранилище (здесь хранились все предметы, связанные с историей собора). Изначально мы думали защитить фрески защитным стеклом, но оно будет слишком тяжелым.Весьма вероятно, что это останется открытой, но охраняемой территорией: фрески будут доступны для посетителей, но привязаны тросом. Возможно, количество посетителей будет ограничено, так как это небольшое место, но фрески по-прежнему будут открыты для публики.

Ирэн Кукота: Очевидно, это будет важный шаг. Когда в последние годы произошло подобное крупное открытие в России? Как вы видите свою роль и свой личный вклад в это исследование?

Алексей Барков: Моим личным вкладом была моя опрометчивость.Что ж, без шуток, недавнее крупное открытие произошло всего несколько лет назад в Звенигороде в Успенском соборе, где были обнаружены фрески Андрея Рублева. К сожалению, их состояние было далеко не отличным, и они были довольно выцветшими, но это была значительная находка, так как в России осталось очень мало фресок 15 века.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.