Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Вепсы религия: народ, история, традиции, культура, религия, язык

Содержание

Вепсы. Народ вепсы, традиции, внешность, религия, фото, обычаи, архитектура народа

Санкт-Петербург и область

Вепсы

Кто они вепсы?

Вепсы — небольшая народность, проживающая в сопредельных местностях Северо-Восточной части Ленинградской и на Северо-Западной окраине Вологодской областей, а также на Юго-Западной прибрежной полосе Онежского озера в пределах Республики Карелия, расселены несколькими группами чересполосно с русским населением. Чаще всего вепсы, подобно некоторым группам южных карел называют себя «лядиникад». Лишь среди южных карел изредка шугозерских и оятских вепсов преобладает этноним «бепся», «вепсь», под которым они издавна известны некоторым родственным народам (финнам-суоми, карелам, эстонцам). Русские до Октября официально называли вепсов Чудью, в быту — чухарями, кайванами, имеющим пренебрежительно-уничижительный оттенок.

Происхождение

При изучении генезиса вепсского происхождения, возникают проблемы, потому как существует мало источников информации о ранних поселениях, которые жили на вепсской земле и также о их линиях связей с Вепсами.
Зная о принадлежности вепсского языка к прибалтийско-финской ветви, можно определить, что протовепсские племена складывались позднее распада финно-угорской общности, и более того после отделения от основной группы пермских и Волго-финских племён. И следовательно те группы прибалтийско-финского населения, которые складывались в вепсскую общность, являются некими пришельцами на территории, ставшей их коренной областью.


Древнейшее население края принадлежало протолопарским, а позднее-лопарским племенам, с появлением вепсов оно подверглось ассимиляции. Тем не менее, можно предположить, что всё же первоначальный этногенез совпадает с общим формированием всех прибалтийско-финских народов, который проходил за пределами Межозерья, за Волховом, ближе к Прибалтике.

Наиболее раннее упоминание о Веси относится к 6 веку н.э. Готский писатель Иордан, при перечислении многих племён, подчинённых готскому королю Германриху указывает и племя Весь.

Иордан заимствовал большую часть своей истории из сочинений Аблабия, а особенно Кассиодора Сенатора, занес в свои труды весь перечень народов, и всё, что ему было известно об этническом составе населения Севера тогдашней Европы. Он вписал эти племена, а именно Чудь, Биармия, Мордова, Мерей и Весь, в некой последовательности показывая на то, что они близки между собой и отражая факт о родстве финских народов. Из этого следует вывод, что вепсское этническое образование занимало серединное положение между восточнофинскими м западнофискими народами.

Наиболее полные сведения о местообитании Веси мы узнаем из летописи» Повесть временных лет», автором которой является монах Печерского монастыря Нестор. На первых же страницах летописи он сообщает об это народности: «В Афетове же части седять Русь, Чудь и вси языци: Меря, Мурома, Весь, Мордова, Заволочская, Чудь, Пермь, Печера, Ямь, Угра, Литва, Зимегола, Корсь, Летьгола, Любь.» При изучении всех перечисленных народностей можно заметить, что все они относятся в волжским этническим группам.

Отсюда следует вопрос, почему же Весь упомянута в числе этих этнических групп, когда она относится к серединному положению между восточнофинскими и западнофинскими народностями? При изучении других источников информации, а именно « Повесть временных лет», «Троицкая летопись» М.Д. Приселкова и « Полное собрание русских летописей» находятся сообщения, благодаря которым можно локализовать Весь на Белом озере: « на Белеозере седять Вепсь.» и более того оказывается, что эта народность не только проживает на этой местности, но и является здесь первонасельницей: «А перьвии насельници в Новгороде – Словене, в Полотьски — Кривичи, в Ростове – Меря, в Белозере — Весь…». Тем не менее, летописи не ограничивают местоположение Веси только на Белом озере и предпочтительно заметить, что эта народность жила здесь уже к моменту появления славян, потому как только они могли увековечить их в летописи. Упоминание о Веси на Белом озере — это лишь фиксация одной её части, местной группировки, ответвления указанного народа.
Веси постирались намного обширнее и не ограничивались узким кругом обитания на Белозерье, они протягивались в западном, северном и восточном направлениях, и этому находятся доказательства. В сообщении о принятии Русью христианства при Владимире Святославиче, говорится о крещении не только русских, но и других народов: «Владимир крестил и Мерску и Кривическу Весь, рекше Белозерскую», поэтому допускается мысль о существовании подгрупп веской группы. Белозерская же группа была волжской группой, которую новгородцы вписывали в один ряд с другими местными народами и упомянута Весь после Мери. Основная группа Веси обитала западнее Белого озера и поэтому часто записывалось под псевдонимом « Чудь», который включал в себя значительное количество этнических образований — Водь, эстские племена, Весь. После, Весь была довольно заметной политической силой в эпоху образования единого древнерусского государства, в доказательство этому в « повести временных лет» от 882 года указывается, что Весь принимала участие в походе Олега на Смоленск, Любечи и далее на Киев: « Поиде Олег, поим воя многих, Варяги, Чудь, Мерю , Весь ,Кривичи…».
Поэтому об этом народе было известно и западно-европейским летописцам, которые, надо заметить, уделяли больше внимания географическим и этническим особенностям восточнобалтийских районов русского государства.


Так, например, в « Датской истории» Саксона Грамматика 1220 года, а больше в «Дееписании гамбургских епископов» («Описание северных островов») Адама Бременского 1070 года упомянуто о том, что Висы (Весь) отличаются некоторыми особенностями внешнего облика, этноса и быта: «…они от рождения седовласы, а стране их чрезвычайно много собак, которые защищают её от нападений», хотя он догадывался наверное, что они от рождения седовласы, это неправда, но уровень этнографических знаний в средневековой Европе, особенно об отдаленных странах был очень низкий, поэтому писатели той эпохи часто писали несуразные вещи.

Наиболее раннее упоминание в арабских источниках о Вису встречается в сочинении Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922г. Выражает свой интерес к этому народу, он пишет о географических особенностях этой местности, о развитии торговли.

Уже после опубликования книги Ахмеда, сообщения о Вису становятся обычным явлением, и эта народность становится известной. Следует заметить сначала, кажется, что Весь и Вису разные народности, однако история находит веские доказательства тому, что русская Весь, восточная Вису и западноевропейская Вису — одно и тоже племя.

Теперь, доказав о существовании Веси, можно провести генетические нити к вепсам, однако сделать это не так то просто. В середине прошлого века А.И. Шёгреном были открыты для науки Вепсы, в самоназвании которых можно было увидеть генетические связи с древним этнонимом Весь. Можно заметить, что вепся и бепся по закону гармонии гласных были передней огласовки, т.е. с конечным гласным «А» и это вполне закономерно с точки зрения вепсского языка, следовательно, вышеуказанные этнонимы истинно вепсского происхождения. Эти названия позже устоялись в русской летописи. Следует указать на то, что древний пласт вепсского языка исключительно близок ко всем прибалтийско-финским языкам и наиболее схожен с южнокарельским диалектом и это доказывает, что вепсы были ближайшими соседями прибалтийско-финских племён.

Отсюда следует, что древняя весь начала мигрировать на восток на рубеже 1-ых, 2-ых Тысячелетий путь, которой пролегал южнее Ладожского озера и по рекам Свири и Ояти.

В дальнейшей этнической истории веси наблюдается тесная связь со славянами и этому находится доказательство. Дело всё в том, что расселение Веси при распаде древнерусского государства входит в состав территориальных владений Новгорода, только при перечислении населённых пунктов, в письменных источниках новгородских помещиков, видно их расселение по рекам Свири, Ояти и Белозарья, причём эти названия упоминаются вперемешку с вепсской топонимикой (свидетельство о неком смешании вепсского этноса с русским и подтверждение о том, что в дальнейшем вепсский язык частично изменит свою первичную окраску). Это письменное фиксирование зон проживания Веси-Вепсов располагается внутри намеченного пути вепсской народности, которая уже встречается нам на территории Прионежья. Яркий пример этому аргументу – Шелтозеро, как раз в тот момент, которое находилось под влиянием Рождественского Остречинского погоста, в вотчине новгородского монастыря.

Здесь можно увидеть уже их свидетельство о не только их реальном свободоязычном существовании, но и о масштабе их расселения: «В Шелтозерской местности находится 14 поселений и каждое из них содержит ряд деревень. В целом можно сказать, что проживание вепсов на территории Шелтозера было не из лёгких: природные катаклизмы, смута, разбойничьи нападения, простой дворов в деревне, труд на металлургических предприятиях мануфактурного типа. Высокие налоги со стороны помещиков, рекрутирование целых ватаг плотников и каменных мастеров на строительство Петрозаводска и Петербурга – всё это ужесточало и обременяло жизнь вепсов. Самое, что есть обидное, вепсов попытались забыть, не помня о том, что Вепсы сыграли огромную роль в формировании этнического состава населения в северных районах.

Всё же 27 июля 1846 года под руководством академика П. И. Кеппена, а точнее проводимое на территории Олонецкой губернии ОлГор правлением, состоялась первая достоверная перепись финно-угорского населения «Сведения о проживающих в Петрозаводском уезде инородцах с показанием их вероисповедания.

»

Теперь можно лишь продолжить то, что начали делать П.И. Кеппен и А.М. Шёгрен, а именно постепенно возрождать вепсскую народность до тех пор, пока о Вепсах не станут говорить, как об особенном мире, который не исчезает, но который человек сам закапывает в землю.

Место проживания

По современным источникам известно следующие места нахождения Вепсов: более всего обособлены от остальных северные (Шелтозерские и Прионежские) вепсы, которые заселяют узкую прибрежную полоску в юго-западном Прионежье, с юга на север от сёл. Гимрека (30 км от истока реки Свири) до села Шокша (в 60 км южнее Петрозаводска). Наиболее крупные пункты: Шокша, Шелтозеро и Рыбрека.

Значительно большое количество деревень находится в верхнем и среднем течении реки Ояти, совпадая с границами бывшего Винницкого района Ленинградской области. Наиболее крупные пункты: Винницы, Озёра, Ладва, Ярославичи, Надпорожье.

Восточнее, вдоль границы Ленинградской и Вологодской областей, по северному и восточному склонам Вепсской возвышенности, с севера на юг определяют наиболее крупное поселение Шимозеро, но большинство людей переселились в селения южного Прионежья (Ошту, Мегру, Вознесенье) и города Посвирья (Лодейное поле, Подпорожье).

В верхнем течении реки Иворды (приток Мегры) локализуется небольшое скопление деревень, обычно которые называют Белозерским (70 км от Белого озера). Наиболее крупное поселение – Подала.

В районе истоков реки Лидии (приток Чагодиши), по южным склонам вепсской возвышенности выделяют населённый пункт – Сидорово (Ефимовские вепсы).

В районе истоков рек Капши и Паши выделяют пункты с чисто вепсским населением – Корвала, Нойдала (шугозерская группа вепсов).

Внешний облик

Вепсы принадлежат большой европеоидной расе, в которой подразделяются на восточнобалтийский антропологический тип беломоро-балтийской расы, с примесью уральской, в свидетельство этому у вепсов выделяют небольшой монголоидный налёт. Вепсы имеют небольшой рост, средний размер головы и лица, немного уплощенного, округлую мозговую коробку, низкое среднее по ширине лицо, низкий лоб, расширенную нижнюю челюсть, выступающие скулы, пониженное переносье при хорошо выступающем носе, с вогнутыми спинками, небольшой приподнятый кончик и основание носа, а также им свойственны небольшой рост бровей и бороды. Вепсам характерны светлые прямые волосы, светлые, немного зауженные с небольшой складкой верхнего века глаза.

По антропологическим свойствам можно выявить, что наиболее тесно общались между собой Прионежские и Белозерские вепсы. Ещё больше о этой народности можно узнать, изучая материальную и духовную культуру этноса, а именно их внешнюю особенность – одежду. Однако о самом древнем одеянии Веси известно не так уж много, например первые упоминания об особенностях обличения веси, относящиеся к 10-13 веку, можно найти только в археологическом свете и в письменном виде из рассказов иностранцев, приплывавших на землю Веси для торговых и научных целей, но, как правило, они уделяли внимание в большей степени на ткани и украшения.

Так, например, в сообщении Абу Хамида ал-Гарнати говорится о том, что для изготовления зимней одежды Вису (Весь) использовали мех домашних и диких животных: «А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу…».

В основном для изготовления одежды Вепсы использовали лен, коноплю и овечью шкуру. Материал изготавливали в домашних условиях на ткатском станке и использовали только два способа плетения: полотняное и саржевое. Пояса, тесьму, ленты плели на вилочке или же ткали на дощечке.

Во время изучения курганных могильников А.М. Леневским были сделаны некоторые выводы о древневепсской одежде: «Верхняя одежда мужчин и женщин шилась из сукна, обычно бурого цвета. Но бывали сукна и красноватого тона, возможно, это результат окраски сукна из белой шерсти. Женщины опоясывались плетёными поясками… Применялось также белое, очень тонкое полотно». Из упоминания об известном торговом пути «из Варяг в Греки» было известно, что некоторая Весь использует шелк, этому есть подтверждение из изучения могильников, в которых исследователи находили лоскуты сиреневого шёлка с золотой вышивкой.

Теперь становится известно, что среди женщин средневековой Веси и вплоть до 19 века господствовал поясной комплекс одежды, этому находится доказательство из раскопок могильника Гайгово на Ояти. Обнаруженные фрагменты шерстяных тканей были расположены ниже пояса и представляли собой частицы поясной одежды. Наряду с этим также была распространена накидка – плащ, это доказывают найденные в могильниках многочисленные парные фибулы, металлические застежки, выступающие в роли укрепления и украшения.

Украшения вепсянки носили на груди, поясе и руках, которые были как местного так и иноземного происхождения. Из истории известно, что мода, начиная с средневековья, очень быстро менялась. Так, например, в 10 веке обязательным элементом женского облика были железные, бронзовые или стеклянные гривны из Финляндии и Прибалтики, бусы из сердоликовых, стеклянных и пастовых глазчатых бусин, массивнее бронзовые браслеты и парные фибулы, украшенные подвесками-уточками, бубенчиками и ножами в ножнах. Уже в 11 веке увеличивалось число украшений, выполняющих утилитарные функции: копоушки, или по-другому уховертки, кресала для высекания огня, ключи-амулеты. Особое положение занимали шумящие подвески в виде птиц и животных, отгоняющих злых духов. В 12 веке под влиянием славян в Веси приходит новое украшение для головы – бронзовые и серебряные височные кольца. В 13 веке многочисленные украшения сменяются шумящими изделиями конической формы: привески, браслеты, бусы с припаянными кружочками и височные кольца. В целом, по мнению исследователей, женщины средневековья использовали меньше украшений, чем прежде.

У мужчин главным элементом был кожаный пояс, украшенный железными или медными пряжками, концы которого оформлялись кольцом и пряжкой. На поясе, именно с правой стороны, носили ножы. Ворот мужских рубах закрепляли с помощью застёжек со спирально скрученными концами.

С течением времени, а именно в конце18 века на вепсский костюм оказала влияние русская национальность и городская близость, и поэтому в основном костюмы сохранили только свою повозрастную окраску, украшения и головные уборы. Теперь можно рассмотреть каждый костюм по отдельности.

Начиная с конца 18 века в основу традиционного мужского костюма вепсов входила рубаха, которая шилась из домотканого холста. Рубаха имела туникообразный покрой и не требовала особых усилий в изготовлении: полотнище ткани перегибалось через плечи, на перегибе делалось отверстие для головы, к основе ткани пришивались прямые рукава, под них подкладывали ластовицы (четырехугольные вставки под мышками). Такая рубаха имела на груди прямой или косой разрез и воротник- стойку, обычно красилась в красный или синий цвет, также была из пестряди в сине-белую клетку. Туникообразные рубахи мужчины носили навыпуск, подпоясывая плетеным, вязаным или кожаным поясом. А во время работы сверху на них одевали балахоны, сшитые из белого грубого холста. На свадебные церемонии женихам венчальные рубахи шили и вышивали невесты, а у южных вепсов — их крестные матери. Эту одежду украшали богатым орнаментом, который вышивали красными хлопчатобумажными нитями по подолу, вороту и рукавам, а под рукава вшивали кумачовые ластовицы.

Мужской поясной одеждой вепсов были нижние и верхние домотканые штаны белого цвета, с узким шагом на талии, которые затягивались шнурком, продернутым в верхней кромке. Но самыми красивыми у вепсов были венчальные штаны, которые по покрою не отличались от будничных, они также шились из белого тонкого сукна, но только по низу украшались широкой орнаментальной полосой, вышитой красными нитями или разноцветными ленточками и бахромой.

Со второй половины XIX века начинается обильное влияние города на внешний облик вепсов. Например, в мужской поясной одежде, при пошиве верхних штанов используются ткани фабричного производства темного или серого цвета. А уже в начале XX века появляется новый вид верхних штанов — узкие суконные брюки с разрезом и застежкой на пуговицах спереди. Традиционный праздничный костюм перевоплощается в парный и тройной комплект, одевающийся с рубахой-косовороткой из ситца или кумача.

Верхняя мужская одежда вепсов представлена несколькими видами. Летним был кафтан, сшитый из серого или темного сукна или полусукна. Кафтан имел халатообразный покрой, а спина, полы и рукава были прямыми. Этот вид одежды шился без воротника и пуговиц, однако некоторые имели по одной пуговице, которая находилась у шеи. Зимним видом одежды была шуба и тулуп. Шуба шилась прямой, из овечьих шкур, и никогда сверху не покрывалась сукном.

Овчинный тулуп наоборот делался с воротником, а сверху крылся черной или синей материей. Такой тулуп подпоясывался красным кушаком с кистями на концах. Следует отметить, что вепсы подвязывали запах правой полой на левую. С течением времени зимняя верхняя одежда мужчин пополняется полушубком с отрезной спинкой и пришитым к ней сборчатым низом. Головным убором в зимнее время года были заячьи или овчинные ушанки.

В более тёплое время года вепсы носили шапки с плюшевыми конусообразными ободками, а также покупные фуражки c козырьком. Свадебная фуражка жениха отличалась особыми украшениями: нашитой поверх тульи «звездой» из разноцветных лент или тряпочек, а также прикрепленной к околышу лентой с бантами и пуговицами. Хочется отметить, что мужчины вепсы стригли волосы «кружком»и делали они это обломком косы. Не смотря на всё более сильное влияние русских народностей на вепсов, мужчины сохранили своеобразный этнический колорит — шейный платок.

Основой женской одежды был сарафанный комплекс, в который входили: рубаха, душегрейка, шугай, передник, сарафан, заимствованный от русских. Основным типом был сарафан, сшитый из 4-5 полотнищ домотканого холста, собранных на обшивке, с узкими длинными лямками и небольшим разрезом на груди. К его подолу пришивалась оборка. Будничный сарафан имел окраску синего цвета, а праздничный шился из ярких покупных тканей — ситца, шелка, кашемира, гаруса. Женской рабочей одеждой были летники из белого грубого холста, очень напоминающие мужские балахоны.

Сарафан одевался на рубаху, которая состояла из двух частей: станушки — нижней части, сшитой из четырех полотнищ домотканого грубого белого холста, и рукавов, изготовленных из фабричных тканей (ситца, кумача, ластика). Рукава кроились широкими, пришивались к вороту, а у локтя собирались в мелкую сборку. Под рукава подшивались ластовицы квадратной или ромбовидной формы.

Ворот спереди застегивался на одну пуговицу, делался круглым или четырехугольным, со сборками и обшивался бейкой. В зависимости от возраста женщины подол рубахи украшался определенным геометрическим орнаментом. Праздничные рубахи отличались особенной вышивкой, поэтому женщины одевая их более двух, стремились показать орнаментальное полотно, убирая подол сарафана. Однако наряду с сарафанным комплексом у вепсянок были распространены и льняные юбки, украшенные растительными узорами, которые одевались поверх вышитых рубах. Также юбки шились из домашнего полотна. Они были прямого кроя и имели две длинных завязки, которые дважды обвив талию, завязывались спереди. Следует упомянуть, что у женщин этой народности был свой особенный вид одеяльной юбки.

Неотъемлемой частью одежды также была душегрейка — особый тип жилета, который одевался поверх рубахи и сарафана, в холодное время её заменял шугай, который застегивался посередине.

Поверх сарафана на талии повязывался передник, цвет которого зависел от возраста женщины.

В зимнее время года вепсянки носили шубы и полушубки из овчиной шкуры, а по праздникам они одевали короткие заячьи шубы, снаружи обшитые штофом и украшенные многочисленными узорами.

Свадебный наряд девушек складывался из тех же элементов одежды, но передник и кофта, украшенная бантом, были жёлтого или красного цвета. Голова невесты была украшена венком. В повседневной жизни девушки носили широкие пёстрые ленты, которые были вплетены в косу и обвивались вокруг головы, а сверху закрывались платком. Замужние женщины волосы убирали в две косы, сверху покрывали повойником, чепчекообразным головным убором.

Из украшений в основном использовали золотые кольца, серьги и яркие бусы. Известным является и то, что молодые девушки использовали природные косметические средства такие как сметана и молоко. В зимнее время года вепсы носили валенки, в остальные сезоны плелись лапти двух видов: сапоги с низкими бортами и ступни в виде башмаков с высокими бортами, в более позднее время использовались сапоги и башмаки из кожи.

Языковые особенности

Вепсский язык принадлежит к прибалтийско-финской ветви финно-угорской языковой семьи. В целом звуковой состав вепсского языка сближается с русским и находит родство с карельским, особенно его южными диалектами — людиковским и ливиковским, однако имеются некоторые фонетические особенности, а именно наличие гласных переднего ряда, ударения, падающего только на первый слог, отсутствие родовых окончаний и предлогов, своеобразие произношения звуков «г» и «х», «з» и «с». Всё же сильных отличий в морфологии от прочих прибалтийско-финских языков не наблюдается — сказывается тем, что период образования вепсской общности совпадает с периодом расселения по территории прибалтийско-финских племён, но в ходе исторического развития язык вепсов приобретает лексическое дополнение к собственным языковым явлениям, таким как начальная форма глагола.

В вепсском языке выделяют три диалекта: Северный, специфичный прионежским и шелтозерским вепсам. Южный, относящийся к ефимовсим вепсам. Средний, на котором говорят все остальные вепсы, подразделяют на два диалекта — восточный и западный. В целом различия диалектов несущественны, они проявляются лишь в некоторых фонетических и морфологических особенностях, но это не мешает вепсам свободно без недопониманий общаться между собой. Не менее важна информация о том, что вепсский язык бесписьменный, поэтому в общественных местах эти люди предпочитают общаться на русском.

Вепсский язык одно время пытались внедрять в общеобразовательные местные школы, поэтому для облегчения образовательного процесса и правильного произношения учителям, в 1913 году был издан «Русско-чудской словарь с некоторыми грамматическими указаниями», автором которого является П. К. Успенский.

Этот первый и единственный словарь вепсского языка с использованием русского алфавита включает в себя три раздела. Первая честь делится на 25 тем, в которые включены 320 слов. Вторая посвящена наиболее употребляемым частям речи и их особенностям. Третья содержит три рассказа и два стихотворения.

Я считаю, что именно отсутствие письменности доводит вепсскую народность до того, что она перестаёт существовать, потому что нечто не может изменить тех записей, которые сделаны, например, на наскальных рисунках, а следовательно те первые истинные сведения, которые мы видим и которые где-то увековечены сохранятся и навсегда они уже для других будут существовать и свидетельство этому будет изображение и изложение в письменной форме, а не в устной, которое передавая из поколения в поколение можно переделать, добавить что-то своё, присоединить события и в результате изменить действующие лица, факты и главную мысль, значимую для потомков.

Обычаи и традиции

Традиционные хозяйственные занятия

Места проживания Вепсов вынуждали приспосабливаться их к любым неудобствам, осваивать новые виды деятельности наиболее пригодные для жизнеспособности населения. Поэтому у народов севера существовали комплексные типы хозяйств, которые всегда сопровождались теми или иными обычаями, направленные на сохранение и улучшение получаемого результата. Рассматривая виды деятельности этого народа, можно увидеть какие традиции существовали у них.

Основными направлениями хозяйственной деятельности Вепсов были земледелие и животноводство.

В первом и втором веках применялось пахотное земледелие, которое требовало физических усилий и большое количество работников. Начиная с пятнадцатого века н. э. использовали паровой тип земледелия, то есть одно или два поля находились в рыхлом и чистом состоянии для увеличения плодородия, а большая часть пашни засеивалась зерновыми культурами. Это тип осуществлялся при помощи сохи. В дальнейшем развитии промысла вепсы перешли к подсечному типу – вырубали и выжигали леса, а затем, создавали условия, которые защищали почву от размытия.

В 19 веке Вепсы стали использовать подсечно – огневой тип земледелия, в котором использовали все основные орудия труда: серпы, мотыги, железные топоры, сохи, вновь пришедшие бороны – суковатки и в качестве тяговой силы – лошадей. Подсечно – огневой тип проходил в нескольких стадиях:

Первая заключалась в вырубке участка леса, наиболее пригодного для посева на нём зерновых и овощных культур. Вторая предусматривала равномерное распределение срубленных пород на грунте и длилась один год. Третья проходила в виде сжигания высохшего леса. Четвёртая – в виде вспашки участка с помощью сохи. Пятая заключалась в рыхлении земли с помощью борон – суковаток, сеянии и заволакивании семян.

По традиции все посевные работы начинались в день святого Николы и длились вплоть до десяти недель по обратному отсчету от начала посева. Уже с Ильина дня начинались собирательные работы с яровых культур, которые мололи с помощью цепов, а потом сушка и молотьба стали проходить в ригах. Полученный урожай хранили в амбарах.

Роль животноводства была не менее велика, потому как на выращенную скотину жили не только большие вепсские семьи, но и остальные поселения, покупающие мясо этих домашних животных, в основном это были: коровы, быки, лошади, козы, овцы и свиньи, а из птиц – курицы и петухи.

Обычно годовой цикл ухода за скотом делился на стойловый и пастбищный. Стойловый начинался с покрова и длился до Егорьева дня, примерно 8 месяцев. Этот цикл требовал больших запасов сена, поэтому сенокосный сезон начинался с Петрова дня. Все работы проводились с помощью косы – горбуши, а в последующие века, косы – «литовки». Пастбищный цикл представлялся двумя видами выпаса, это зависело от вида скота и от наличия пастуха. Например, козы, телята, овцы паслись одни на огороженном участке.

У вепсов существовало много примет, запретов и обрядов для процветания животноводства, потому как их жизнь в основном зависела от него. Так, например, они верили, что между пастухом и «хозяином леса» — духом существовали взаимные обязательства: хозяин леса не трогал стадо, если пастух давал ему в жертву одну или две коровы или же кого-либо другого, в зависимости от вида скота. Также для пастуха существовал целый ряд запретов, к примеру: запрещалось ломать в лесу ветки, есть ягоды и грибы, убивать птиц и животных. Для хозяек тоже существовало много запретов, которые испокон веков соблюдались, для того чтобы был большой удой: запрещалось мыть наружное дно горшков, в которые доили молоко, наливать молоко на ложку и т. д.

В качестве подсобных занятий у вепсов было развито рыболовство, охота, собирательство, а также домашние и отхожие промыслы. В случае неурожая или падения количества выращенного скота крестьяне занимались рыболовством. Особенно этот вид хорошо был развит у жителей Прионежья, потому как в Онежском озере водилось наибольшее количество разновидностей рыб: лось, форель, сиг, стерлядь, ряпушка, но иногда жителям у реки Лидь попадалась редкая рыба – угорь.

Основными рыболовными снастями у всех вепсов были: невод, плавные и ставные сети, мережи, состоящие из двух плетеных обручей из прутьев, морды, которые плелись целиком из прутьев, а иногда крупную рыбу ловили острогом – шестом с наконечником из трёх или пяти зубьев.

Охота всегда была некой опорой в жизни вепсов. Начиная со средневековья, хорошо был развит пушной промысел, который в основном ориентировался на диких животных, главным из которых был речной бобр. Вплоть до 20 века основными объектами охоты были: заяц, белка, куница, лиса, выдра, волк, медведь, лось и др. Среди птиц наиболее пользовались спросом: куропатки, тетерева, глухари, рябчики, утки и др. Орудия охоты зависели от вида ловли зверя: пассивная, при которой пользовались всевозможными ловушками, капканами, специально вырытыми ямами, или активная, при которой охотник, обычно с собакой, отслеживал добычу и убивал её с помощью рогатин, кремневых и шомпольных ружей. Птиц ловили, используя петли силки, сачки, а также при помощи чучел и ловушек, поставленных вокруг центра с приманкой остроконечных кольев(2-3 м высотой).

По обычаям раз в год проводились облавы — охотники выбирали берлогу, тщательно исследовали местность вокруг, в марте месяце приводили группу охотников и будили голодного медведя, а после убивали его из ружья. Среди шимозерских вепсов существовал обычай в одну копейку.

Ремёсла и отхожие промыслы существовали в качестве дополнительной работы. Кустарные промыслы делились на домашние, проходящие в пределах семьи или деревни, и отхожие, за пределами деревни. По среднему течению Ояти был распространён гончарный промысел. В Тукшозере преобладало бондарное ремесло. Среди шимозерских, оятских, исаевских вепсов был распространён катовальный, также по берегам рек Свири, Ояти, Капши и Паши производили заготовки и сплавы леса. Прионежские вепсы славились печным мастерством, а жители Шокши и Рыбреки известны были даже во Франции своим умением отесывать малиновый кварцит.

Традиционная архитектура

Вепсская изба обычно строилась на высоком подклёте — нижнем этаже избы, в котором размещался погреб. Стены делались из брёвен лиственничных пород. Особенностью вепсских домов являлась т – образная планировка, то есть под одну крышу в одну линию с жилой частью строился крытый двухэтажный двор. Более богатые вепсы могли позволить себе строить дом с широкими окнами, которые были немного вдавлены вглубь стены и обрамлены ступенчатыми наличниками. Снизу наличник имел зубчатый полукруг, а сверху украшался двумя повёрнутыми друг к другу завитками с фигуркой женщины между ними, форма которой могла быть самой различной. Фасад избы всегда был повернут в сторону дороги и стоял ровно вряд с фасадами других изб, поэтому вепсы всегда стремились его украсить. Например, под коньком крыши располагали резной балкончик, а скаты кровли обрамляли причелинами, откуда и пошло название этих дощечек, в которых вырезали три ряда геометрических символов, обозначающих воздух, дождь и землю, и которые обычно заканчивались резными солнышками.

Внутреннее помещение избы делилось на две части. Перегородкой которых был двухсторонний шкаф-буфет, в котором хранилась вся чайная посуда и другие бытовые предметы. Шкаф находился на одной линии с русской печью, которая служила не только для обогрева помещения и обозначения центра избы. На печи спали, грелись, сушили одежду, вся домашняя различная утварь хранилась за печью, с ней был связан целый ряд верований. У вепсов было поверье, что домовой — «пертьижанд» — живет только под печью.

По диагонали от печи находился «святой угол» — «юмалчог», в который ставили иконы, а в нижней части хранили нитки, иголки, пуговицы, флакончики со святой водой, узелки с солью. Для других мелких предметов, в том числе для хранения деревянной и глиняной посуды, использовался специальный шкаф-посудник. Стол располагался у стены фасада, по так называемой финской планировке. Помещение освещалось керосиновой лампой, подвешенной над столом. Обязательной частью вепсской избы была детская люлька из досок или лубка. В женской половине, где находились кровать, диван и сундук, часто у окна устанавливали ткацкий станок.

Весь фасад здания и внутреннюю планировку избы можно соотнести хорошо известному дому – музею в Шелтозеро. Именно поэтому шелтозерский музей, построенный в 19 веке купцом Мелькиным, представляется той ценностью, которую нужно беречь, потому что он полностью даёт наглядное представление о истории и культуре вепсов.

Древние обряды

Свадебная обрядность

По обычаям свадьба проводилась зимой в период от крещения до масленицы. До свадьбы совершалось сватовство. Если оно заканчивалось отказом, то девушка со двора в передний угол избы бросала три полена. Если же оно заканчивалось согласием, то родители невесты ездили смотреть дом и хозяйство жениха. Следующим этапом свадебной обрядности было порученье, которое заключалось в причитании невесты, во время которого подруга девушки водила её под руку, в конце этого события девушка дарила своему возлюбленному шейный платок. Перед свадьбой молодые получали благословение родителей. В то время как жених и невеста ехали в церковь и находились в ней, все время должна была гореть свеча, которая защищала от дурного глаза. Накануне свадьбы избу невесты украшали лентами, после проходили девичник и мальчишник, а затем с утра, в день свадьбы мылись в бане. В день венчания в доме жениха собирались гости, обедали, съедали рыбник и ехали выкупать невесту, после ехали на венчание, после которого проходил обряд изменения девушки в женщину, затем ехали в дом к жениху, где гости встречали новобрачных с хлебом и солью и далее гуляния продолжались.

В целом свадебный обряд был схож с русским, однако имелись некоторые различия, например своеобразное расчесывание волос невесты, обязательное съедание рыбника и наиболее существенное – магические действия, которых существовало намного больше, чем в русских свадьбах.

Похоронно-поминальная обрядность заключалась в двух типах. Первый заключался в оплакивании покойного. Он сопровождался причитаниями женщин, которые высказывали печаль по поводу его смерти. Второй заключался в «весели» умершего, то есть пели весёлые песни и танцевали, чтобы развеселить покойника.

Каждый тип похорон состоял из трёх этапов. Первый — подготовка покойника к его похоронам: покойника одевали в погребальную одежду, которая зависела от его возраста, клали на скамейку, стоящую вдоль стены, головой в красный угол, а ногами к порогу. Над головой вешали полотенце – мост из одной жизни в другую, а около головы ставили стакан с чистой водой — очищение от земных грехов. Второй этап начинался после трёх суток, покойника хоронили в яме, вырытой накануне утром. Дно гроба устилали берёзовыми ветками, а сверху покрывали белой тканью. Покойному на шею надевали крест, а наголову — венец. В гроб клали вещи, которые соответствовали полу и возрасту покойного.

После, обойдя каждый дом, где любил появляться умерший – хоронили его в землю. Третий этап заключался в поминовении усопшего, который после устраивался на девятый, двенадцатый и сороковой день.

Рассматривая только два обряда из всех существующих, можно прейти к выводу, что, не смотря на сильное воздействие со стороны русских, вепсы всё же смогли сохранить свои обрядовые границы, даже при том условии, когда они были очень плохо видны, и отличить их было практически невозможно.

Знания современных школьников о вепсах

После проведения анкетирования в одиннадцатых классах я получила некоторые данные о знаниях современных школьников об этой народности. На вопрос « Знаете ли вы кто такие вепсы?» да, ответили-80% обучающихся. Из них некоторые просто ответили – да, а некоторые дали более полный ответ; я приведу один пример: «Вепсы, образованы от Веся, Бепся. Народ, проживающий на территории Карелии». На второй вопрос: «что знаете?» ответили всё те же ученики. «Вепсы почитали культ огня, считали, что водяные произошли от утопленников, известна теория о птицах. Верховные боги: Хозяин леса, Девы, населяющие поля. Вепсы являются православными христианами» — один из лучших ответов среди других работ. И, наконец, на третий вопрос: «Что хотели бы дополнительно знать о вепсах?» некоторые ответили очень небрежно, проявляя отсутствие какого-либо интереса к знанию об этой народности. Но всё же был ответ очень поразивший меня и которого я никак не ожидала: «Я хочу знать их традиционную кухню, и имели ли они правителей?»

В целом, если обобщить все ответы, то получится, что, в общем-то, мы знаем только поверхностные сведения о вепсах, но и это даже очень хороший результат. Я думаю, если некоторые ребята захотят знать что-то больше об этой народности, то они найду ту информацию, которая больше всего их интересует.

Религия и верования

В 10 веке Вепсы были крещены и приняли православие, поэтому и по сегодняшний день у них проявляется двоеверие. Всю силу, в которую верит этот народ условно можно разделить на 3 группы: духи природы, духи предков и злые духи. Вепсы из покон веков жили в гармонии со всем живым, поэтому главным их культом является природа.

Культ камней

Жители Озёр рассказывали, что над лесом появился большой столб дыма, и на этом месте обнаружили большой камень с отпечатком головы в шлеме. Возле камня по-видимому, метеоритного происхождения, тогда же поставили часовню, куда приносили жертвы (деньги, масло, яйца, хлеб, полотенца).

Культ деревьев

У всех финноязычных народов существовал и до сих пор наблюдается культ деревьев. Многие рощи на Северо-Западе считались священными, там совершались различные обряды и моления, также захоронения. Священными деревьями у вепсов считались ель, ольха, можжевельник.

Следов почитания деревьев тоже имеется достаточно. На первом месте стоял можжевельник. В некоторых деревнях дерево можжевельника росло на возвышенных местах, обычно на холме, в праздник Пасхи его украшали ленточками, которое после иногда ставили на могилку, и приносили к нему жертвы, также как и к камням. В праздник « день выгона скота» (весной) также украшали можжевельник и совершали приношения. Ветки можжевельника клали в доме над дверью для охраны от злых духов, под подушку новобрачным, в колыбель к новорожденному, в подойник для защиты скота.

Священными и почитаемыми деревьями были берёза и осина, в основном это было связано с обрядом погребения. Связана была с духами леса и рябина. Её использовали пастухи для кнутовища.

Кроме отдельных деревьев, почитались целые рощи. Христианские церкви и часовни строили в еловых и сосновых рощах, используя «святые места» языческих мольбищ. Ель считалась оберегом, поскольку у неё по народным объяснениям, молодые иголки на концах веток располагались в виде креста. Ель сажали рядом с домом, чтобы уберечь семью от разных бед. Также под ноги похоронной процессии бросали еловые ветки, чтобы душе умершего было легче уйти в мир иной. Сосна на краю деревни — всеобщая покровительница, ей приносили подарки. Особенно почитались деревья-долгожители, к ним обращались с просьбой о ниспослании благополучия, о здоровье для домашнего скота.

Но самым популярным среди духов-хозяев у вепсов был и остается «хозяин» леса (мецижанд). В представлении о лесном духе-хозяине отразилось двойственное отношение вепсов к лесу: с одной стороны, он был кормильцем крестьянина, с другой — таил всевозможные опасности. Чтобы не прогневить лесного духа, каждый вепсский крестьянин в прошлом знал магические обряды на случай встречи с ним в лесу, при ночёвке под деревьями, а также жертвенные обряды в начале и конце лесной промысловой деятельности. Так, закончив сбор «даров леса», следовало принести жертву в виде части грибов и ягод, которые оставляли на пне, у придорожного креста или на перекрестке дорог.

Культ огня

Важное место в древних верованиях вепсов занимал культ огня. Это выражалось, прежде всего в различных запретах: нельзя было плевать в огонь, затаптывать его ногами и т. д.

Различные виды огня (костры, горящая лучина, свеча) и дым, которым приписывались очистительные, целительные, обережные или восстанавливающие свойства, широко использовались в вепсских ритуалах, проходили с особенными церемониями.

Для прекращения пожара духам – хозяевам огня (лямоин ижанд) бросали в огонь в качестве жертвы яйцо и обращались к ним с просьбой остановить разбушевавшуюся стихию. Культ огня у вепсов выражался также в почитании духа домашнего очага – пячинрахкой. О нём сохранились лишь фрагментарные сведения. Во время свадеб ему жертвовали горшок с кашей, который ставили на шесток печи.

Домашние духи

В целом домашние духи были более благожелательными к людям, чем природные. У вепсов бытовали представления о мифологических существах, населяющих дом и хозяйственные постройки. Прежде всего, это был «хозяин избы» — пертинижанд, живший в ней с женой и детьми. Домовой был покровителем семьи. Вепсский домовой был главным в обрядах новоселья. У него просили разрешения поселиться в новом доме, его просили перейти вместе с людьми на новое местожительство и даже совершали ритуал: переносили в горшке с горящими углями или в лапте.

Животноводство оказало влияние на развитие у вепсов верований и ритуалов, связанных с духами хлева. Хозяин хлева назывался хлевник, Дух «хозяина риги» (ригенижанд). К домашним духам относился и «хозяин бани» (кёлбетижанд). Сохранились воспоминания о формах почитания этого духа. Перед мытьём в бане просили у него на это разрешения. По окончании банной процедуры полагалось поблагодарить хозяев.

Теперь видно, что наряду с христианскими обычаями, долгое время сохранялись те поверия, которые были приняты, может быть, ещё у веси, вепсы их чтили и оберегали, от новопринытых православных традиций, это хорошо прослеживается в двоеверии.

Знаменитые вепсы

Всем известный святой Александр Свирский после пострига прожил семь лет в пещере на уединённом острове, теперь там находится Александро-Свирский скит Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. После по благословению игумена ушел на Святое озеро неподалеку от реки Свирь, где 25 лет жил в уединении и так постепенно начала образовываться Свирская обитель. В наши дни на святое место приезжают люди из всех городов, чтобы помолиться и приложиться к святым мощам преподобного Александра Свирского.

Вся известная нам династия Пименовых являлась потомственными архитекторами, благотворителями и общественными деятелями, которые оставили свой след, на тропе, по которой продвигается развитие нашей Карелии. На деньги, вложенные М.П. Пименовым, была построена церковь в селе Шокша, а позднее был, воздвигнут Преображенский собор в Ионно — Яшезерском монастыре.

Дружинина Екатерина

Назад в раздел

вепсский язык, внешность, культура, традиции

Вепсская семья, [4]

Вепсы — коренной народ Карелии, проживает в южной части Республики. Факторами, ускоряющими исчезновение этой народности были: хищническая вырубка древесины русскими в бассейне р.Ойят, насильственное воссоздание православной религии, обучение на русском языке и близость Санкт-Петербурга.

Категория события (сражение, основание города, выборы и др.): Коренные народы
Место действия: Республика Карелия
Язык: Русский
Действующие лица: вепсы
Население: 8240 вепсов

История вепсов Редактировать

Вепсы являются представителями коренного населения и проживают в южной части Республики Карелия, в Ленинградской и Вологодской областях. В основном, они  селятся в небольших деревнях отдаленных районов всех этих регионов.  Согласно переписи 2002 года, в России насчитывалось 8240 вепсов. Только 37,5% вепсов считали вепсский своим родным языком.

В 1989 году в Карелии было создано Вепсское культурное общество и оно стало издавать книги для школ на языке вепсов. В основном, эти книги использовались в Республике Карелия, где уроки вепсского языка были доступны в четырех школах. Радио «Петрозаводск» вещало на вепсском языке. Статус собственного языка рос, появились молодые писатели, которые писали на вепсском языке. Раиса Лардо, являясь вепсским писателем, опубликовала несколько книг, которые были доступны на финском, русском и шведском языках.

Славянское вторжение на вепсские территории началось со словенцев и продолжалось через господство Новгорода. В 1485 году вепсские земли были присоединены к Большому княжеству Московии. Постоянное расширение к северу русскими поселениями позволило оставить поселению вепсов маленький остров на их первозданных землях. Например, русские колонисты сформировали клин в бассейне Сувари, разделявший северных вепсов от центральных. Вмешательство русских в притоки Сувари и Ювеньое разделило северных вепсов от их западных родственников. Русские поселения достигли территорий Äänis-Veps примерно в 14-15 веке. Другими факторами, ускоряющими исчезновение вепсов как народа были значительные изменения в состоянии окружающей среды (например: хищническая вырубка древесины русскими в бассейне р.Ойят), насильственное воссоздание православной религии, обучение на русском языке и близость Санкт-Петербурга — столицы Российской империи.

Вепсский язык Редактировать

Вепсский язык относится к балтийско-финляндской группе фино-угорских языков. Согласно местонахождению людей, он делится на три основных диалекта: северный, центральный и южный . Северный диалект несколько отличается от других, но тем не менее члены разных диалектных групп могут понимать друг друга. 

Начало 20-го века было действительно многообещающим для вепсов и даже вызвало народное пробуждение людей. Это подтвердилось официальной советской национальной политикой того времени: были сформированы 24 административных единицы со статусом национальных сельских советов, часть которых была объединена в два национальных района: Видла (Винницы) в Ленинградской области и Шутъярве (Шелтозеро) в Карельскую автономную республику. Были созданы школы с изучением языка вепсов, и на основе диалекта центральных вепсов возник вепсский письменный язык. Департамент меньшинств, созданный в Ленинградском окружном совете, занимался составлением вепсского письменного языка, и к нему присоединился так называемый новый алфавит. Была разработана система орфографии, аналогичная системе латинского алфавита, созданная для карелов Твери. Первая книга была праймером (1932). Всего было напечатано более 30 книг на языке вепсов (в основном, учебники для начальных школ). Основными составителями или переводчиками учебников были преподаватели: М. Хямяляйнен и Ф. Андреев. Сформирована образовательная система для национальных сотрудников. Шестьдесят вепсов начали учебу в педагогическом училище Лодейного поля. К 1934 году все школы для вепсов были снабжены учебниками на родном языке. Финский язык был назначен школьным языком для äänisjärve Veps (в Карелии). В результате упорной борьбы со стороны интеллигенции и родителей, язык вепсов был принят, но это продолжалось всего два месяца.

Политика ассимиляции Редактировать

Количество вепсов в Советское время резко сократилось. Следуя общей тенденции, молодое поколение вепсов переехало из деревень в города. Политика насильственного гнета, начатая в 1937 году, направленная на все меньшинства в Советском Союзе, также искоренила вепсов. Все национальные культурные мероприятия были прекращены. Началась ассимиляция вепсов «ускоренными методами».

Были закрыты школы, сожжены учебники, учителя посажены в тюрьму, а некоторые этнические интеллектуалы даже погибли из-за своей национальности (среди них этнограф вепсов Степан Макарьев). Национальные округа были упразднены (в Ленинградской области в 1939 году, в Карельском АССР в 1956) и были разбросаны между Карельской АССР, Ленинградской и Вологодской областями. В 1937 году сельские советы вепсов были лишены своего национального статуса. Вепсы Шимъярва в отчаянии покинули свои дома и поселились в деревнях и городах вокруг Äänisjärve. Такая злонамеренная национальная политика привела к вымиранию многих деревень. Инфраструктура распалась, рабочие места сократились, магазины закрылись, медицинские услуги стали недоступны.

С 1941 по 1945 гг. в «Войне за продолжение» финны занимали северные площади. Финские власти создали там финскую систему образования. Некоторые вепсы присоединились к финской армии в качестве добровольцев, сформировав «Сородичный батальон». Отступление финнов с этих территорий вызвало сильные страдания местных вепсов: советские власти жестоко наказали людей, которых обвинили в сотрудничестве с финнами. «Сородичный батальон» был оставлен финнами в Советском Союзе.

Жизнь вепсов в 1970 — 1980-е гг. Редактировать

В послевоенный период молодое поколение вепсов начало массовую миграцию в города, перейдя в российскую лингвистическую и культурную среду. Следует отметить, что данные переписей 1970 и 1979 годов не являются общими и, скорее, отражают произвольную власть и выбор чиновников при регистрации гражданства людей. В удостоверениях личности и домашних реестрах сельских советов национальность вепсов была подделана. Мотивация была связана с пожеланиями высшей власти, но отчасти это был страх вепсов — признавать себя вепсами.

В 1983 году по инициативе национальных ученых было проведено расследование, которое показало, что на самом деле в Советском Союзе было почти 13 000 вепсов, из которых 5600 проживали в Карелии, 4000 в Ленинградской области и чуть менее 1000 в Вологодской области . Однако это не было поводом для восторга. В деревнях было мало молодых людей этих меньшинств. Большая часть вепс-говорящего населения старше 40 лет осталась в Ленинградской и Вологодской области. С 1930-х годов переселенцы из других частей России систематически направлялись в район Äänis-Veps, который уменьшил процент вепсов на местном уровне в среднем на 50%; в двух сельских советах в районе Шоутъярве вепсы уже были меньшинством. Молодые вепсы и их дети, которые мигрировали в города, были потеряны для нации. Чувство национальной идентичности снизошло, и надежды на будущее были равны нулю. В 1983 году костяк нации вепсов ломался. Национальная политика нынешней эпохи реформ еще не оказала ощутимого влияния на вепсов. Национальный район был восстановлен в регионе Карельской АСР, но любые стремления к формированию административной единицы, включающей все нынешние поселения вепсов, до сих пор встречали сильное сопротивление со стороны русских.

В 1989 году было сформировано культурное общество Вепсов, с целью возрождения чувства идентичности этой коренной народности и повышения уважения к их языку, истории и культуре. Власти Ленинградской и Вологодской областей в этот момент все еще не понимали необходимости поддержания вепсов и их культуры. Сохранение вепсов, как отдельной народности и восстановление их культуры возможно только в том случае, если вепсы переоценят свои приоритеты и укрепят свою национальную идентичность. 

Кто такие вепсы и почему им разрешили досрочно уходить на пенсию? | Личные деньги | Деньги

Российские власти увеличили список районов проживания и состав малочисленных народов Севера, которые могут претендовать на досрочную социальную пенсию по старости. Теперь в этот перечень входят Прионежский муниципальный район Республики Карелия, где находятся Шокшинское, Шелтозерское и Рыборецкое вепсские сельские поселения. Об этом говорится в постановлении правительства РФ от 13 апреля 2019 года № 448 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 1 октября 2015 г. № 1049». Документ опубликован на сайте кабмина и вступил в силу 1 мая 2019 года. Согласно ему вепсы получают право выходить на пенсию раньше большинства россиян: мужчины — в 55 лет, а женщины — в 50 лет. Этим правом смогут воспользоваться только неработающие пенсионеры.

Кто такие вепсы?

Вепсы — финно-угорский народ, традиционно проживающий в Карелии, Вологодской и Ленинградской областях страны. До 1917 года вепсы были известны как «чудь». В бытовой русской речи также этот народ называли «чухари» или «кайваны». Предполагается, что вепсы обособились от других прибалтийско-финских народов во второй половине I тысячелетия н. э., а к концу этого тысячелетия поселились в юго-восточном Приладожье. Известно, что древние вепсы активно участвовали в исторических событиях времен образования Древнерусского государства.

С апреля 2006 года вепсы включены в Перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Представители народа владеют вепсским языком, который в 2009 году попал в Атлас исчезающих языков мира ЮНЕСКО как находящийся под сильной угрозой исчезновения. Православное христианство является основной конфессией среди верующих вепсов. Впервые численность населения вепсов стала известна в 1835 году. Тогда она составляла 15 617 человек. Согласно данным переписи населения России в 2010 году, в наше время в стране проживает 5 936 вепсов.

Поздравляю с Международным днем коренных народов мира! Вологодская область – один из немногих регионов, где проживают представители древнего финно-угорского народа – вепсы. https://t.co/KmgCipKrjg pic.twitter.com/SW8gKIioKL

— Олег Кувшинников (@O_Kuvshinnikov) 9 августа 2018 г.

Почему вепсы будут досрочно выходить на пенсию?

Согласно данным, размещенным на сайте Пенсионного фонда РФ, право на досрочную социальную пенсию имеют постоянно проживающие в стране граждане из числа малочисленных народов Севера. Это мужчины и женщины, достигшие 55 и 50 лет соответственно. На день назначения пенсии они не должны жить за пределами районов проживания малочисленных народов Севера. Ежемесячный объем социальных выплат — 5 283,84 рубля.

Кто из народов Севера также имеет право на досрочную социальную пенсию?

В список граждан, имеющих право на досрочную социальную пенсию, входят представители примерно 40 малочисленных народов Севера, включая нанайцев, ненцев, чукчей, энцев, эскимосов и др. Перечень утвержден соответствующим постановлением правительства РФ.

Вепсы — «Республика»

Уже в 1937 году (в рамках борьбы с национализмом) политику пересмотрели: меньшинства было решено ассимилировать, причем ускоренными методами. Школы закрыли, учебники сожгли, заработала машина репрессий. На вепсском теперь говорили только дома — боялись.

В 1937-м сельские советы вепсов лишили национального статуса. Люди перебирались в город, многие деревни вымерли: инфраструктура распалась, рабочие места сократили, магазины закрыли, медицинские услуги стали недоступны. Национальные округа упразднили (в Ленинградской области — в 1939 году, в Карельской АССР — в 1956-м).

После войны жители вепсских деревень (молодежь) продолжает переезжать в город и переходит в русскую лингвистическую и культурную среду. Ассимиляция идет уже не насильственным — естественным путем. Во второй половине XX века официально вепсов уже не притесняют, но привычный страх заставляет говорить на вепсском только дома, записываться русскими в паспорте.

Согласно переписи населения, в 1979 году в СССР проживали 8,1 тысячи вепсов, только половина из них называла вепсский язык родным.

Перестройка изменила в стране многое, в том числе и отношение к своей национальности. Ее теперь не скрывают — гордятся. В 1989 году в Карелии утверждают вепсский алфавит, создается Общество вепсской культуры

По инициативе общества и с его помощью уточняется официальная статистика по вепсам, возрождается письменность, организуется преподавание вепсского языка в школах и вузах, издается учебная и художественная литература на вепсском языке, выходит (раз в месяц) газета Kodima на вепсском и русском языках.

В 1994 году образована Вепсская национальная волость в составе Республики Карелия. Просуществовала десять лет и вновь была возвращена в состав Прионежского района. Сегодня здесь три административных поселения — Шокшинское вепсское, Шелтозерское вепсское и Рыборецкое вепсское.

«Древо жизни» в Шелтозере. 2016. Фото: Максим Смирнов

Язык

Сегодня большинство вепсов говорит по-русски. Но язык в Карелии преподают — в нескольких школах и в Петрозаводском государственном университете.

Вепсский язык относится к балтийско-финляндской группе финно-угорских языков. Диалекты есть: северный, центральный и южный. Северный диалект несколько отличается от других, но все вепсы могут прекрасно понимать друг друга.

Вепсы: история, культура, этнос

В сокровищницу мировой культуры внесли свой вклад все этносы, и большие, и малые. Но для малого народа приобщение к «плодам цивилизации» имеет и обратную сторону – утрату национального своеобразия, забвение культуры собственной. Бережно ее сохранять могут только талантливые, гордые, независимые народы. И в полной мере это можно отнести к вепсам.

Вепсы, или «весь», принадлежат к прибалтийской ветви финно-угорской языковой семьи. Впервые о них как о самостоятельном народе vasina упоминает в VI в. н. э. готский хронист Иордан.

К концу 1 тысячелетия нашей эры предки вепсов из Восточной Прибалтики продвигаются на юго-восток по рекам Ояти, Свири и Паше. К этому времени племя становится одним из самых могущественных в регионе.

Заметную роль играет «весь» в военной политике древнерусского государства. В тот период начинает складываться уникальный комплекс материальной и духовной культуры вепсов. В русских летописях «весь» упоминается в связи с событиями 859 и 862 годов, временем призвания варягов на Русь. Позже (882 г. н.э.) в «Повести временных лет» встречается одно из последних упоминаний этнонима «весь».

Вместе с варягами, чудью, словенами, мерью и кривичами весь принимала участие в походе князя Олега, покорившего Смоленск и Любеч и занявшего киевский престол.

В дальнейшем «весь» упоминается под собирательным названием «чудь», очевидно, потому, что русские летописцы избегали путаницы со славянским словом «весь» – «село».

В XI в. о веси сообщает Адам Бременский в «Дееписании гамбургских епископов», а в 1220 году – Саксон Грамматик в «Датской истории».

С XII в. история вепсов прочно связана сначала с Новгородом, а затем с Русским централизованным государством, что сыграло решающую роль в этнокультурном развитии вепсской народности.

В восточном Обонежье и Заволочье вепсы были ассимилированы славянами, но население Межозерья и юго-западного Прионежья сумело сохранить свой язык, материальную и духовную культуру.

К концу XV в. вепсы начинают осваивать юго-западное побережье Онежского озера.

Вепсские поселения Шокша и Шёлтозеро впервые упоминаются в Писцовой книге новгородского архиепископа Феодосия (1453 г.).

С конца XVIII в. на жизнь прионежских вепсов влияет развитие казенной металлургической промышленности в Карелии. Почтовый тракт Петрозаводск-Петербург, проживание вепсов на берегу Онежского озера, входящего в Мариинскую водную систему, способствовало развитию культурных связей со центром.

В XIX в. у прионежских вепсов распространяются отхожие промыслы. Мужчины уходят на заработки в Эстляндию, Лифляндию, Финляндию, по найму выполняют сельскохозяйственные работы, плотничают, кладут печи. Но особенно славились вепсские каменотесы.

Летопись Шёлтозерско-Бережного прихода за 1876 год отмечает, что жители «преимущественно занимаются и снискивают для себя пропитание занятием каменотесным и ходят в Петербург, Кронштадт, на Шведские острова, где теснут камень, полируют, работают при крепостях, доках, на заводах и фабриках».

С середины XIX века начинает разрабатываться месторождение знаменитого «шокшинского порфира». Во владениях Брусненского монастыря добывается «синий камень» – песчаник для изготовления жерновов, точил, тротуарных плит. Брусненское месторождение долгое время называют «золотой горкой». А для продажи изделий из шокшинского малинового кварцита в Петербурге открывается специальный магазин.

Вепсский язык подразделяется на три диалектико-территориальные группы: северных вепсов (прионежских) в Карелии, средних и южных, населяющих районы Ленинградской и Вологодской областей. В настоящее время численность этой народности катастрофически упала, вепсов осталось всего восемь тысяч. Расселены они между Ладожским, Онежским и Белым озерами. Не имея единой административной и компактной этнической территории, вепсы живут чересполосно с русским населением.

Четверть века назад у энтузиаста-краеведа Р.П.Лонина появилась идея создания Вепсского историко-этнографического музея в селе Шёлтозеро. Благодаря его усилиям стали комплектоваться первые коллекции уникальных предметов вепсской истории, культуры и быта. У музея не было помещений для хранения фондов, не велась научная обработка экспонатов, не было их анализа и реставрации. Но зато имелось огромное желание показать собранное богатство. Это и привело к созданию первой вепсской выставки в Шёлтозере, которая стала заметным явлением в музейной практике Карелии. Однако взыскательного посетителя такая экспозиция удовлетворить не могла.

В конце 70-х годов встал вопрос о создании современного Вепсского этнографического музея, а к обозрению его экспозиция была подготовлена летом 1991 года. Она размещается в двухэтажном доме с мансардой, памятнике деревянной вепсской архитектуры начала 19 века, ранее принадлежавшем крупному подрядчику Мелькину. Работники Карельской специализированной научно-реставрационной мастерской полностью восстановили внешний облик здания и интерьер хозяйственных построек, а жилую часть дома перепланировали с учетом размещения экспозиции музея. Архитектурно-художественный проект музея выполнен художником Д.Ф.Учуваткиным.

В Вепсском этнографическом музее представлены три крупных тематических раздела: «История, быт и хозяйство прионежских вепсов», «Интерьер крестьянской избы конца XIX – начала XX вв.» и «Хозяйственный двор». Кроме того, позже была здесь же развернута выставка «Культура современных вепсов».

Следует отметить, что в нашей экспозиции использованы также предметы и документы Карельского государственного краеведческого музея в Петрозаводске, в том числе и материалы археологических коллекций.

Наряду с развитием собственно этнокультурной традиции, в XIX в. происходило дальнейшее углубление вепсско-русских культурных связей. Их сближению способствовала широко распространенная сеть народных школ.

Христианизация вепсского народа проходила как в открытой борьбе с языческими представлениями, так и путем приспособления к ним. В результате православие здесь как бы соединилось с элементами языческих обычаев. Повышенный интерес посетителей музея вызывает группа ритуальных предметов: посох колдуна-нойда, знахарский узелок с солью, челюсть щуки.

В народной религии вепсов можно обнаружить следы древнего почитания животных, птиц и рыб. Как и у других народов, у них существовал культ медведя, комплекс верований был связан с поклонением щуке. Почитался лес – из ольхи изготавливались посохи для колдунов, которые использовались в дни проведения свадеб и других обрядов.

Для защиты от «сглазу» и напастей, при лечении болезней вепсы прибегали не только к магическим обрядам, но и к силе слова — заговорам. В экспозиции можно познакомиться с копией сборника заговоров, записанных русской скорописью XVII века на вепсском языке.

На наш взгляд, следует признать успешными проработку и воссоздание интерьера вепсского крестьянского жилища конца XIX – начала XX века. Условность этой части экспозиции заключается в том, что предметы интерьера крестьянского жилища собраны в одной комнате.

Внутреннее помещение избы разделено на две части. Перегородкой служит двухсторонний шкаф-буфет, в котором хранятся чайная посуда и другие бытовые предметы. Шкаф находится на одной линии с русской печью, которая служит не только для обогрева помещения. На печи спят, греются, сушат одежду, с ней связан ряд верований. Так, у вепсов распространено поверье, что домовой — «пертьижанд» – живет только под печью.

По диагонали от печи находится «святой угол» — «юмалчог». В него ставили иконы, а в нижней части хранили нитки, иголки, пуговицы, флакончики со святой водой, узелки с солью. Здесь же располагается стол синего цвета.

Различная домашняя утварь хранилась за печью. Для других мелких предметов, в том числе для хранения деревянной и глиняной посуды, использовался специальный шкаф-посудник.

В реквизит вепсской избы входит также детская люлька из досок или лубка. В женской половине, где находились кровать, диван и сундук, часто у окна устанавливали ткацкий станок. Изба освещалась керосиновой лампой, подвешенной над столом.

При обустройстве своего жилья вепсы огромное значение придавали приметам. По поверьям, нельзя было ставить дом на тропе: хозяину к смерти. Когда закладывали избу, под ее углы прятали серебряные или медные монеты.

Хорошей приметой для вселения в новый дом считалось полнолуние.

Порог нового дома первым переступал хозяин с иконой и ковригой хлеба, а за ним – хозяйка с петухом и кошкой. С порога отпускали петуха. Если он запоет – жизнь в новой избе будет счастливой, а если нет — хозяин недолго будет жить.

Вселяясь в новый дом, хозяева приносили с собой березовые дрова из старой избы, чтобы «теплее было и богато жилось».

Среди вепсов до сих пор широко распространено поверье: тот, кто первым начинает жить в новом доме, первым умирает. Поэтому сначала новоселье в избе справляла кошка – ее оставляли там на ночь, а сами хозяева вселялись только на следующий день.

Но, пожалуй, одним из самых интересных разделов нашего музея стало помещение «хозяйственный двор». В него можно попасть, поднявшись на второй этаж дома и пройдя небольшую галерею.

Одна из ведущих тем этого раздела – земледелие. Долгое время у вепсов господствовало трехполье. Широкое распространение получило подсечно-мотыжное хозяйство, этот способ обработки земли является наиболее древним для вепсской территории. В экспозиции можно увидеть ручные и пахотные орудия обработки почвы, в том числе соху с кодовыми сошниками, орудия обработки зерна. Не менее важную роль в жизни вепсов играло животноводство. Издавна были распространены местные породы скота: низкорослые комолые коровы, дающие до двух литров молока в сутки.

Интересны предметы обихода деревенского пастуха: берестяной рожок, иконка-оберег, медный котелок и чайник, берестяная солонка, рог с прорисовкой ритуальных знаков.

С глубокой древности вепсы в быту широко использовали бересту. Берестой устилали дно ямы для хранения рыбы, покрывали крыши домов, обтягивали треснувшие глиняные горшки. Из бересты изготовляли предметы домашнего обихода: кошели, корзины, солонки, коробы для сыпучих продуктов.

Представлены в хозяйственном дворе и кузнечный промысел, обработка дерева и кости, рыболовство. Самые крупноформатные предметы находятся в разделе «средства передвижения». Здесь можно увидеть сани, салазки для перевозки сена, бричку-тарантас, выездные сани.

К сожалению, в настоящее время почти полностью утрачены национальные вепсские черты в архитектуре, при планировке деревни, во внутреннем убранстве жилища, забываются вепсский язык и национальная обрядность. Поэтому создание Вепсского этнографического музея – это одна из попыток сохранить материальную и духовную культуру этого народа.

Мы не претендуем на то, чтобы полностью воссоздать в нашей экспозиции сложные социально-экономические и политико-культурные явления конца XIX – начала XX века, связанные с вепсским этносом. Но определенные представления об уровне жизни этого народа, о его орудиях труда, одежде, домашней утвари и устройстве жилища она, безусловно, дает. Устроители и организаторы музея (А.П.Максимов и автор этой статьи) надеются, что в будущем музей станет одним из центров возрождения национального самосознания вепсского народа, именно на это рассчитаны научная концепция и структура нашего музея.

М.Ю.Данков

Вепсы | Этнос | Ассамблея народа Казахстана

ВЕПСЫ (самоназвание – кинь, бепся, вепсь, вепся, людиникад, тягалажет) – этническая группа Казахстана. В 1939 г., во время войны между СССР и Финляндией часть вепсов была насильно переселена в Казахстан. По данным 1999 г. численность вепсов в Казахстане составила 30 чел. Расселение по областям: Акмолинская – 1 чел., Актобинская – 3, Алматинская – 2, Карагандинская 10, Костанайская – 2, Кызылординская – 1, Северно-Казахстанская – 1, Южно-Казахстанская – 1, г. Астана – 7, г. Алматы – 2 чел. Динамика численности вепсов в Казахстане: 1970 г. – 27, 1979 г. – 33, 1989 г. – 44, 1999 г. –30. Основные регион проживания – Россия. Живут группами на юге Республики Карелия (юго-западном побережье Онежского озера), в северно-восточных районах Ленинградской и северо-западных районах Вологодской обл. Общая численность – 12,5 тыс. чел. (1989).

Язык. Вепсский язык относится к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской группы уральской семьи языков. Созданная в 1930-е гг. письменность на основе латинской графики распространения не получила.

Религия. Верующие вепсы – православные.

История. Наиболее ранние упоминания о вепсов относятся к 6 в. н.э. Арабская историческая традиция, начиная с Ибн Фадлана (10 в.), упоминает этноним вису (весу, ису). Русские летописи (с 11 в.) называют этот народ весью. Западноевропейские источники (Адам Бременский в 11 в. и Саксон Грамматик в 12 в.) сообщают о народе висиннус или виззи. Вепсы сыграли важную роль в этногенезе карелов, а также в формировании северных русских и западной коми.

Культура. Развит сказочный эпос сарнад (волшебные, бытовые, сатирические сказки). Сюжеты сказок близки севернорусским и карельским. К эпическому жанру относятся и разнообразные устные рассказы. У вепсов много лирических песен, частушек. Довольно устойчиво сохраняются некоторые жанры обрядового фольклора, например, погребальные причитания (войкад). Широко бытуют разнообразные пословицы, поговорки, крылатые выражения. Среди эпических жанров фольклора представляют интерес предания о первых насельниках местного края, т.н. панах-предках, а также о древней чуди.

Вепсы: sergeytsvetkov — LiveJournal

История

Вепсы принадлежат к прибалтийской ветви финно-угорской языковой семьи. Впервые о них упомянул хронист VI века Иордан.
К концу I тысячелетия предки вепсов из Восточной Прибалтики продвинулись на юго-восток, в Приильменье, где их история пересеклась с историей восточных славян. Согласно летописи, весь являлась древнейшим населением Белозерья.


В «Повести временных лет» вепсы (под именем «весь») упомянуты в связи с призванием Рюрика, в числе племен, которые отправили послов к варягам. Таким образом, этот народ сыграл значительную роль в образовании Древнерусского государства.
В дальнейшем вплоть до Октябрьской революции в официальных документах вепсов называли собирательным именем «чудь».

Со времен средневековья основная часть вепсов жила в границах Новгородской республики. После присоединения Новгорода к Русскому государству вепсы были включены в число государственных (черносошных) крестьян. При Петре I они оказались приписанными к Олонецким заводам и Лодейнопольской верфи. Это способствовало развитию среди вепсов различных ремесел. В XIX веке особенно славились вепсские каменотесы.

После Октябрьской революции в местностях с компактным расселением вепсов были созданы этнические вепсские районы, а также вепсские сельские советы. В конце 1930-х годов началось внедрение преподавания вепсского языка и ряда учебных предметов на этом языке в начальной школе. Однако после Великой Отечественной войны вепсские районы и колхозы были ликвидированы.

На протяжении последних столетий вепсы принадлежали к малым народам России. Своего численного максимума они достигали в 1897 году – 25 тысяч человек. Сегодня их насчитывается около 12 тысяч.

Языковая и культурная ассимиляция зашла уже так далеко, что в большинстве случаев вепсы не помнят своё древнее самоназвание, а называют себя теперь людиникад (единственное число – людиник, от славянского – люди) или даже тягалажет («здешние»). Правда, этноним вепсы снова распространяется в связи с мероприятиями по национально-культурному строительству. С конца 1980-х годов в некоторых местных школах снова начали преподавание вепсского языка, издан вепсский букварь. Так что есть все шансы спасти вепсскую культуру от исчезновения.

Религия, культура, быт, обычаи

Вепсы были обращены в христианство очень рано – на рубеже X-XI веков. Тем не менее, языческие обычаи не изжиты у них до сих пор. В народной религии вепсов можно обнаружить следы древнего почитания животных и рыб, например, культ медведя и поклонение щуке.

Все исследователи, изучавшие культуру и быт вепсов отмечают их трудолюбие, бескорыстие, юмор и гостеприимство.

Традиционное вепсское жилище схоже с русской избой. Когда закладывали избу, под ее углы прятали серебряные или медные монеты.

Хорошей приметой для вселения в новый дом считалось полнолуние.
Порог нового дома первым переступал хозяин с иконой и ковригой хлеба, а за ним – хозяйка с петухом и кошкой. С порога отпускали петуха. Считалось, что если он запоет – жизнь в новой избе будет счастливой, а если нет – хозяин недолго будет жить. Кошку оставляли в доме на ночь, а сами хозяева вселялись только на следующий день, поскольку верили: тот, кто первым начинает жить в новом доме, первым и умирает.

Вплоть до 30-х годов ХХ века среди вепсов были распространены так называемые неразделенные большие семьи, включающие три-четыре поколения. Такие семьи насчитывали иногда более 30 человек. Ее главой был дед или отец, который пользовался уважением остальных членов и обладал большой властью. После смерти главы семьи власть переходила к его брату или старшему сыну.

Наряду с хозяином, большую семью возглавляла его жена, которая руководила женщинами, занятыми домашним хозяйством.

А вот положение в семье невесток было незавидным. Они должны были во всем подчиняться не только мужу, но и свёкру со свекровью. Характер последней обыкновенно определял счастливую или несчастную судьбу невестки.
 

Внебрачный ребенок пользовался в семье такими же правами, что и родившийся в браке. Но со стороны деревенской общины появление внебрачных детей осуждалось и считалось позором. Такому ребенку записывали фамилию Богданов.

Основным типом современной вепсской семьи является уже малая семья, состоящая из двух-трех поколений: супругов, кого-нибудь из их родителей и неженатых детей. У вепсов отсутствует культ многодетности, что является серьезным препятствием на пути восстановления их численности.

Два года назад многие эстонцы схватились за сердце — их ученые обнаружили вепсские корни в этом человеке

http://www.inosmi.ru/world/20080121/239029.html?id=

Карельская религия | Encyclopedia.com

КАРЕЛЬСКАЯ РЕЛИГИЯ . Термин Карелия (финский, Karjala ) на протяжении всей истории имел разные значения. Исторически это была пограничная между Финляндией и Россией территория, где проживало большинство карелов (финны, karjalaiset ). В настоящее время это обычно относится к конкретным областям современной России и Финляндии.

Недавние российско-финские исследования — в районе Ладожского озера и на Карельском перешейке, на островах Лось и Гури, в Бес Носе и других местах на берегу Онежского озера, в районе реки Уйку и на территориях вблизи Кольского полуострова. были обнаружены многочисленные археологические свидетельства, датируемые примерно 8000 годом до нашей эры, которые указывают на миграции нескольких коренных народов с этническим составом, отличным от сегодняшнего.Мотивы лося, змеи, медведя, лебедя, гуся и осетра, найденные на предметах из могил и петроглифах, датируемых 5500 годом до нашей эры, дают намек на священные истории, обрядность животных и мифологические сочетания человека и животных.

Опыт жизни в пространственно-временном пограничье и необходимость пересекать различные границы по мере того, как меняются страны, культуры и народы вокруг них, глубоко повлияли на карелов. Это сформировало их образ жизни, их мировоззрение и их религиозную историю.

Карельский язык принадлежит к группе прибалтийских финнов и наиболее близок к финскому. На его «карельских диалектах» говорят в двух восточных финских провинциях — Южной Карелии (Этеля-Карьяла) и Северной Карелии (Похйойс-Карьяла). Люди, проживающие в Автономной Республике Карелия в России, говорят на пяти балтийских финских языках: вепсском, людском и трех формах карельского — ливвском или онегском, южном и венском (двинском) или беломорском карельском. Население Ижора (inkeroiset) (насчитывающее около 1000 человек, проживающих в Ингрии на южном побережье Финского залива) говорит на карельском языке.

Тверь, Новгород и Пихкова Карелы — потомки православных беженцев, бежавших с карельских и ингерманландских территорий вокруг Ладожского озера в отдаленные поселения по всей России после подписания Столбовского мирного договора 1617 года, позволившего Швеции аннексировать провинцию Ингрия. Этот исход оставил место для лютеранских поселенцев, прибывших из Саво (савакот) и Карелии (äyrämöiset) . Лютеранская идентичность стала одной из основных черт ингерманландцев, переживших сибирскую ссылку после Второй мировой войны, а затем переехавших в Карелию, Эстонию и район Св.-Петербург, а с 1990 г. — в Финляндию, куда вернулись около 25 000 ингерманландцев. Сегодня их общая численность составляет около 100 000 человек.

На протяжении девятнадцатого и двадцатого веков насильственные переселения по религиозным мотивам, русская колонизация и советская политика депортации оставляли карельскую часть населения небольшой, где бы карелы ни жили. Карельскоговорящие в Автономной Республике Карелия насчитывают менее 60 000 человек, что составляет менее 10 процентов от общей численности населения.Группа из 30 000 тверских карелов — самая сильная карельская этническая группа в России как в демографическом, так и в культурном отношении.

История Карелии сформирована как политической, так и религиозной борьбой между восточными и западными блоками власти в Северной Европе. Наряду с другими территориями, занятыми коренными народами, такими как Ливония, Ватья (голоса), Ингрия, Эстония, Бьярмия, Скридфинния и т. Д., Карелия была разделена между Востоком и Западом — впервые по Пяхкинянсарскому договору 1323 г. разделить его между Швецией и Новгородом (Россия).В религиозном отношении Карелия была полем битвы между Западной (Римско-католической) и Восточной (Византийской Греческой Православной) церквями. Войны, выигранные Шведским королевством, принесли в Карелию лютеранскую веру, и религиозная граница между Востоком и Западом соответственно сместилась на восток. Поскольку Финляндия оставалась лютеранской, карелы разных вероисповеданий неоднократно пересекали русско-финскую границу до 1809 года, когда Финляндия была присоединена к царской России.

Октябрьская революция 1917 года привела к независимости Финляндии и внесла новые расколы в историю Карелии.Некоторые карелоязычные территории вошли в состав Финляндии на севере (села в Куусамо, Суомуссалми, Кухмо, Иломантси) и на юге (Приграничная и Ладожская Карелия). В пределах карельоговорящей территории, не отошедшей к Финляндии, возникли разногласия по поводу того, должны ли карелы пытаться сформировать независимую нацию, должны ли они интегрироваться в советскую систему или должны стремиться к интеграции с Финляндией. После победы просоветской стороны карелы, выступавшие за независимость, устроили карельское восстание 1921–1922 годов; когда это было подавлено, около 33 500 беженцев бежали в Финляндию.Самая большая волна беженцев в истории Финляндии пересекла недавно установленную советско-финскую границу, достигнув кульминации в феврале 1922 года, когда тысячи беженцев прибыли из Беломорской (Двинской) Карелии в северную Финляндию. Сообщения об этом исходе, состоящие из устных и письменных рассказов беженцев и очевидцев (подробно описаны в Pentikäinen, 1978, и Hyry, 1994), показывают, что взаимодействие между жителями северной Финляндии и Беломорской Карелии продолжалось, несмотря на границу. Беженцы пересекали границу взад и вперед публично, а затем тайно, используя уже известные им маршруты и участвуя в традиционных культурных практиках, таких как пение стихов вместе с людьми с другой стороны.Однако вскоре граница была полностью закрыта, и двинские карелы, проживавшие по обе стороны, разделились друг от друга.

Рассказы беженцев указывают на сильное влияние двинских карельских традиций. Беженцы, которые рассказывали и пели свою историю финским ученым (Самули Паулахарью, Мартти Хаавио, Пертти Виртаранта, Юха Пентикяйнен, Катя Хюри и др.), Выражались языком устного повествования и эпической поэзии, используя такие карельские жанры, как руна и плач и призыв к легендам святых и народным сказкам.Однако в описаниях очевидцев их бегства беженцы рассматриваются как некая толпа или масса. Их видят либо как часть «Нас», то есть как родственников финнов, либо как «Других»: бедных, беспомощных людей, которым нужна наша (финнов) помощь. Позиция этих очевидцев, которую разделяли некоторые финские ученые того времени, была в некотором роде социал-дарвинистской: двинские карелы считаются исчезающим народом, чьи традиции следует записывать для потомков, но чей язык следует как можно скорее заменить финским. .Проблема обучения на карельском языке осталась сегодня нерешенной из-за такого отношения, а также из-за того, что по ряду карельских языков не написаны учебники и не разработана система письма.

Карельская литература в основном состоит из длинных повествований, написанных крестьянскими авторами, такими как Антти Тимонен. Исключительная длина характерна также для устного карельского выражения, например, эпических циклов беломорских карельских певцов-мужчин, которые легли в основу знаменитой «Калевалы » Элиаса Лённрота (1835; ред.1849 г.). Фольклорный репертуар беженцев, таких как Марина Такало (изучал Юха Пентикяйнен, 1971, 1978), включал все основные жанры устного повествования и поэзии Карелии. Со своим консервативным старообрядческим менталитетом и глубокими корнями в народной культуре беженцы отдавали предпочтение рассказам и стихам, имеющим высочайшую ценность, касающимся их устно передаваемых народных и религиозных верований.

Самоидентификация в качестве старообрядцев, наряду с сильным женским лидерством и акцентом на устную память, продолжает характеризовать русское и карельское восточное православное христианство в Финляндии, несмотря на официальные связи с Византийской православной церковью в Стамбуле.Первые контакты между прибалтийскими финнами и русскими старообрядцами произошли еще в 800 году нашей эры в Новгороде, в самом сердце финноязычной России. Словарный запас, относящийся к различным аспектам христианства ( risti , крест; kirkko , церковь; pappi , священник: raamattu , Библия), был переведен на финский язык с русского в ходе этих встреч. Именно через Карелию Финляндия впитала первые следы христианства в его русской доправославной форме до раскола 1651 года, который привел к разделению русского восточного христианства на основную Русскую Православную Церковь и консервативную старообрядческую (старая верх) .Карелия, располагавшаяся вдали от центров царской империи, стала излюбленным местом для старообрядческих монастырей и местом, куда могли сбежать старообрядцы. Большинство карелов по всей России были старообрядцами, до такой степени, что термины карел и старообрядец стали синонимами.

Калевала , национальный эпос Финляндии, имеет для карелов особое значение как священная история, а не как запись устной мифологии. Лённрот, автор Калевалы , а также коллекционер рун, стал мифографом финнов.Его исследования привели его к выявлению древней основы финской религии в поклонении Укко, финскому божеству грома.

Майкл (Микаэль) Агрикола, лютеранский реформатор Финляндии, был первым, кто осознал культурный разрыв между Востоком и Западом. Предисловие к его переводу Псалтири включает два списка богов, один из которых почитается тавастами на западе, другой — карелами на востоке. Книга Уно Харвы Suomalaisten muinaisusko (Древняя религия финнов, 1948 г.) и книга Марти Хаавио Karjalan jumalat (Карельские боги; 1959 г.) обязаны этому раннему документу на самой важной границе внутри Финляндии — между Востоком и Запад.В финской религии есть западные (финские), карельские и северные нюансы.

См. Также

Финские религии; Финно-угорские религии.

Библиография

Alho, Olli, et al., Eds. Финляндия: Культурная энциклопедия . Издание Финского литературного общества нет. 684. Хельсинки, 1987.

Хаавио, Марти. Karjalan jumalat . Порвоо, Финляндия, 1959.

Харва, Уно. Suomalaisten muinaisusko . Порвоо, Финляндия, 1948 год.

Хюры, Катя. Раджакансанская история и историк Кокиджат: Vienankarjalaisten vaiheet 1900 – luvulla . Магистерская диссертация, Хельсинкский университет, 1994.

Ярвинен, Ирма-Риитта. «Общение живых и мертвых посредством ритуалов и снов в Аунус Карелия». In Фольклор и встречи традиций: материалы финско-венгерского симпозиума, 18–20 марта 1996 г., Ювяскюля, Финляндия . Под редакцией П. Суоянена и Р. Райттила. Ювяскюля, Финляндия, 1996.

Kaukonen, Väinö. Элиас Лённротин Kalevalan toinen painos . Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran toimituksia no. 247. Хельсинки, 1956.

Куусинен, Отто-Вилле. «Калевала я сен луоджат». В Kalevala: Karjalais-suomalainen kansaneepos . Под редакцией Г. Стронка. Петроской, Россия, 1956.

Пентикяйнен, Юха. Марина Такалон усконто: Uskontoantropologinen tutkimus . Suomalaisen kirjallisuuden Seuran toimituksia no. 299. Хельсинки, 1971.

Pentikäinen, Juha. Устный репертуар и мировоззрение: антропологическое исследование истории жизни Марины Такало .Сообщения стипендиатов фольклора No. 219. Хельсинки, 1978.

Pentikäinen, Juha. Калевала Мифология . Перевод и редакция Ритвы Поом. Фольклорные этюды в переводе. Блумингтон, Индианаполис, 1989.

Pentikäinen, Juha, ed. «Мы живем тихими, как воды»: старообрядцы в России и за рубежом: культурная встреча с финно-уграми . Studia fennica Folkloristica no. 6. Хельсинки, 1999.

Равдоникас, Ф. В. Лунные знаки в наскальных изображениях Онецкого озера .Новосибирск, Россия, 1978.

Столяр, А. Д. Древней пласт петроглифов Онецкого озера . Петербургский археологический вестник No. 9. Санкт-Петербург, 1995.

Столяр А.Д. «Оленеостровский могильник и его прогребение н 100 как агенты мезолитического этнокультурогенеза Севера». В Древности Северо-Западной России под редакцией В. М. Массовой, Е. Н. Носовой, Е. А. Рыбининой. Санкт-Петербург, 1995.

Тимонен, Антти. Me karjalaiset .Петроской, Россия, 1971. Роман.

Виртаранта, Пертти. Vienan kansa muistelee . Порвоо, Финляндия, 1958.

Juha PentikÄinen (2005)

Коренное финское население Северо-Запада России по JSTOR

Abstract

В средние века, до заселения восточных рабов, территория между Верхней Волгой и Белым морем была заселена финно-угорским населением. В северном поясе проживали саамы (саамы), на юге — вепсы, карелы и другие балтийско-финские племена.Эти народы были крещены Русской православной церковью и вошли в состав Российского государства. В результате русско-шведских войн Карелия была разделена и раздроблена, а карелы рассеяны. В начале советского периода национально-территориальные подразделения были организованы для наиболее крупных групп карелов Восточной и Тверской Карелии. Определенное территориальное деление было установлено также для вепсов и кольских саамов. Сегодня, после полувека (примерно 1937-1987 гг.) Русификации и социального угнетения, все эти группы меньшинств восстанавливают свою этническую идентичность и культурные институты.Из-за проведенных ранее репрессиями и политики ассимиляции Советской власти жизнеспособность этих этнических меньшинств все еще ниже, чем до Второй мировой войны. Если в 1930-е гг. Количество карелов и вепсов составляло 250 000 и 35 000 соответственно, то в 1989 г. их было только 124 900 и 12 100 человек. Общая численность русских саами (примерно 1800 человек) не изменилась, но роль саами в Кольской Лапландии сейчас незначительна.

Информация журнала

GeoJournal — международный журнал, посвященный всем отраслям пространственно интегрированных социальных и гуманитарных наук.Этот многолетний журнал стремится публиковать передовые, инновационные, оригинальные и своевременные исследования со всего мира и по всему спектру социальных и гуманитарных наук, которые имеют явный географический / пространственный компонент, в частности, в шести основных областях GeoJournal: — Экономика и география развития — Социально-политическая география — Культурно-историческая география — Здоровье и медицинская география — Экологическая география и устойчивое развитие — Юридическая / этическая география и политика

Информация об издателе

Springer — одна из ведущих международных научных издательских компаний, издающая более 1200 журналов и более 3000 новых книг ежегодно, охватывающих широкий круг предметов, включая биомедицину и науки о жизни, клиническую медицину, физика, инженерия, математика, компьютерные науки и экономика.

Народных религий в повседневной жизни: выражения убеждений

Содержание

1. Введение: Народная религия, общие выражения и динамика верований. Часть I: Вера как практика 2. Повседневный, пост и праздник: работа по дому и производство времени в Русской православной Карелии до современного периода, Марья-Лийса Кейнанен 3. Как сделать святыню своими руками: местные святыни и народная религия в России, Александр Панченко 4.«Я заставляю своих святых работать …»: личность венгерского святого целителя, отраженная в автобиографических рассказах и народных рассказах, Юдит Кис-Халас 5. Хроническая болезнь и пересмотр народных религиозных верований, Энн Роуботтом, часть II: традиции изложенной веры 6 Автобиографическая и интерпретативная динамика в устном репертуаре вепсской женщины, Мадис Арукаск и Тайсто-Калеви Раудалайнен 7. Скрытые сообщения: сновидения о мертвых как косвенное общение, Агнес Хес 8. Религиозная легенда как формирователь идентичности: Св.Ксения в ментальной вселенной женщины сету, Мерили Метсвахи Часть III: Взаимоотношения между людьми и другими людьми 9. Вещи поступают: случайные утверждения коренных народов о действиях объектов-личностей, Грэм Харви 10. Дома с привидениями и преследующие девушки: жизнь и смерть в Современное аргентинское народное повествование, Мария Инес Паллейро 11. Ангелы в Норвегии: религиозные пересекающие границы и указатели границ, Ингвильд Салид Гильхус 12. «Мы тоже видели великое чудо»: разговоры и рассказы о сверхъестественном среди венгероязычных людей Католики в румынской деревне, Ева Почс Часть IV: Создание и поддержание сообщества и идентичности 13.Рассказы Коми Хантера, Арт Лите и Владимир Липин 14. Истории паломников Сантьяго: традиции через творчество, Тийна Сепп 15. Восстановление / восстановление Артура и Бриджит: народная религия и современная духовность в Гластонбери, Мэрион Боумен, Часть V: Теоретические размышления и проявления Народный язык 16. Вера как общая практика и народная теория в современной Эстонии, Уло Валк 17. Некоторые эпистемологические проблемы с народным мировоззрением, Послесловие Сеппо Кнууттила: Проявления религиозного жаргона: двусмысленность, сила и творчество, Леонард Норман Примиано

Межрегиональный фестиваль вепсской культуры «Древо жизни»

Традиционный праздник вепсской национальной культуры «Древо жизни» ежегодно проводится в селе Пяжозеро Бабаевского района, на живописном берегу озера Код.

Вепсы, потомки легендарного Веси, являются одним из коренных малочисленных народов России. Этническая территория вепсов занимает территорию между Ладожским, Онежским и Белым озерами. В Вологодской области вепсы проживают на территории Куйского, Пяжозерского сельских поселений Бабаевского района и Оштинского сельского поселения Вытегорского района.

Символика праздника — Древо Жизни — Космическое Мировое Древо, в традиционном сознании связанное с религиозной и мифологической моделью мира. В контексте праздника «Древо жизни» рассматривается как основа вепсской культуры, способ передачи национальных традиций из поколения в поколение. Праздник направлен на возрождение вепсских национальных традиций, сохранение вепсского языка.

В программе праздника чествование пожилых и молодых людей, внесших значительный вклад в развитие местной социально-экономической сферы, выступления вепсских фольклорных коллективов Вологодской области г. Петрозаводска, анимационные программы для детей и взрослых на основе Вепсские национальные традиции, выставки декоративно-прикладного и народного творчества, посещение музея «Вепсская палата», выступления писателей, пишущих на вепсском языке, и другие творческие мероприятия.Яркое событие праздника — костер, общий хоровод участников, подвешивание колокольчиков на дереве, завязывание лент — символов сохранения культуры вепсского народа.

Праздник проводится при поддержке Управления культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области, Вологодского областного научно-методического центра культуры и повышения квалификации, Карельской региональной организации «Общество вепсской культуры» (г. Петрозаводск).

Организаторы праздника — управление культуры, молодежи и спорта Бабаевского муниципального района, администрация Пяжозерского сельского поселения.

Давыдова Вероника Михайловна, канд. | Справочник

Доктор Давыдов — экологический и визуальный антрополог. Ее исследования сосредоточены на отношениях между человеком и природой, а также на культурных, политических и экономических процессах, вовлеченных в их формирование и согласование.Ее особенно интересует, как создаются природные ресурсы и как они оспариваются на глобальных и локальных аренах, а также моральная экология и экономика, возникающие, когда природа становится товаром. Она провела полевую работу над диссертацией в эквадорской Амазонии, изучая экотуризм коренных народов в низинных общинах кичва, что стало основой для ее первой книги. Это исследование вдохновило ее постоянный интерес к зонам, где экотуризм и формы добычи ресурсов, такие как добыча нефти или добыча полезных ископаемых, сосуществуют бок о бок.

Ее вторая книга основана на финансируемом Фулбрайтом исследовании коренного населения вепсов в Северной Карелии (Россия). Доктор Давыдов также имеет формальное образование в области визуальной антропологии и часто использует визуальные методы в своих исследованиях и обучении. Она является соредактором «Лаборатории: Российское обозрение социальных исследований». и старший редактор журнала Conservation & Society.

Доктор Давыдов преподает в аспирантуре и бакалавриате по теории антропологии. Среди других курсов, которые она регулярно преподает, — «Визуальная антропология» и «Амазонка».

2019 «Биомимикрия как метаресурс и мегапроект» Окружающая среда и общество: достижения в исследованиях 10 (1): 29-47.

2016 «Социальная жизнь и символический капитал: иски коренных народов о нефти как места установления порядка и беспорядков» Social Analysis 60 (3): 57-75.

2016 Давыдов В. «Время и другие НПО: развитие и временные особенности в эквадорской деревне». Критика антропологии 36 (1): 27-43.

2016 Давыдов В.и Нельсон, I. «Пора: темпоральность как призрак для исследований НПО» Critique of Anthropology 36 (1): 3-12.

2015 Давыдов В. «За пределами формального энвайронментализма: эко-национализм и« звенящие кедры »России». Культура, сельское хозяйство, продукты питания и окружающая среда: журнал культуры и сельского хозяйства 37 (1): 2-13.

2015 Бюшер, Б. и Давыдов, В. «Экологически вызванные перемещения в зоне взаимосвязи экотуризма и добычи, doi: 10.1111 / area.12153 (специальный выпуск о перемещениях, вызванных окружающей средой).

2014 Давыдов В.«Земля, медь, флора: доминирующие материальные ценности и формирование природной среды Эквадора». Антропологический ежеквартал 87 (1): 31-58.

2013 Давыдов В. «Добыча меди и нефтедобыча: расходящиеся и дифференцированные экологические субъективы в« постнеолиберальном »Эквадоре». Журнал антропологии Латинской Америки и Карибского бассейна 18 (3): 485-504.

2013 Давыдов В. «Амазония как фармакопия». Критика антропологии 33 (3): 241-260.

2013 Давыдов В.«Советское золото как знак и ценность: антропологические размышления о литературных текстах как культурных артефактах». Etnofoor 25 (1): 15-28.

2012 Давыдов В. «От слепого пятна к взаимосвязи: использование существующих тенденций в производстве знаний для изучения сосуществования экотуризма и добычи». Окружающая среда и общество: достижения в области исследований 3: 78-102.

2012 Давыдов В. «Педагогические и этнографические художественные произведения и метанарративы развития: 1 Мировая манга». Журнал исследований развития 49 (3): 398-411.(Перепечатано в книге Popular Views of Development: Insights from Novels, Films, Television and Social Media , D. Lewis, D. Rogers, and M. Woolcock eds., London: Routledge, 2013)

2012 Давыдов В. «Спасение природы или осуществление суверенитета? Инициатива Эквадора по «удержанию нефти в земле». Anthropology Today 28 (3): 12-15.

2012 Swing, К., Давыдов, В. и Шварц, Б. «Разработка нефти на традиционных землях коренных народов: совпадающие представления на двух континентах.» Журнал развивающихся обществ 28 (2): 257-280. (Специальный выпуск «Новая политика добычи полезных ископаемых в Латинской Америке» под редакцией Барбары Хогенбум.)

2012 Давыдов В. «От колониального примитивизма к экопримитивизму: конструирование коренных« дикарей »» Аркадия 46 (2): 467-487.

2010 Давыдов В. «Шаманы и шаманы: культурные эффекты туризма в Эквадоре». Журнал антропологии Латинской Америки и Карибского бассейна 15 (2): 387-410.

Культура

— CK3 Wiki

Эта статья проверена для актуальной версии игры (1.3).

Культура представляет язык, обычаи и технологии, используемые персонажем или округом. Правители могут изменить культуру округа, приказав своему стюарду выполнить задание совета «Содействие культуре ».

Каждая культура принадлежит к группе культур, которая представляет группу культур схожего происхождения. Персонажи в одном и том же мире будут иметь −5 мнений друг относительно друга, если они принадлежат к разным культурам внутри одной культурной группы, и −15 мнений друг относительно друга, если они принадлежат к разным культурным группам.Есть льготы и принципы, которые могут это изменить.

Округа понизят общественное мнение своим прямым сеньором, если они принадлежат к другой культуре и особенно культурной группе. Персонажи могут избежать этого, предоставив титул графства вассалу той же культурной группы, что и целевое графство.

Правитель может принять культуру своей столицы королевства за счет престижа, при условии, что придворный капеллан его поддержит. Каждый близкий член семьи, разделяющий культуру правителя, примет новую культуру.Вассалы, разделяющие культуру правителя, владеющего графствами с новой культурой, также могут принять ее решение.

Культурный руководитель [править]

Каждая культура с хотя бы одним правителем имеет культурную голову. Культурным главой всегда является взрослый персонаж, которому принадлежит большинство областей данной культуры.

Культурные руководители могут выбрать Инновация, чтобы стать культурным увлечением, что улучшит его прогресс открытий на + 20% , с дополнительными + 1% на каждого культурного руководителя Навык обучения.Культурное увлечение можно изменить в любой момент.

Изменение культуры [править]

Персонаж может изменить свою культуру несколькими способами:

  • Персонаж может добровольно изменить свою культуру посредством второстепенного решения Преобразовать в местную культуру или Пусть мир примет местные традиции один раз в жизни.
  • Культуру можно изменить с помощью нескольких решений, создающих новые культуры
  • Правитель может уступить требованиям популистской фракции и изменить веру и культуру
  • Несколько событий, таких как культурный распад, вынудят правителей изменить свою культуру
  • Культуру ребенка можно изменить, назначив его опекуном этой культуры и выбрав опцию Преобразовать культуру

Правители могут изменить культуру округа, приказав своему Стюарду выполнить задание совета Содействовать культуре .Прогресс базы задач по продвижению культуры составляет 0,5 в месяц и может быть увеличен с помощью:

  • Навык стюарда на 0,10 за очко управления
  • Управляющий дружит с правителем на 20%
  • Унаследованный перк Династии бюрократов на 10%
  • Ostsiedlung региональных инноваций на 15%
  • Принцип общинной идентичности с той же верой в округе на 50%

Список культур [править]

Нормандская культура отсутствует в дате начала 867, но может быть создана с помощью решения Установить нормандскую культуру .Венгерская культура отсутствует на дату начала 867 года, но может быть создана с помощью решения «Содействовать христианским поселениям» . Сицилийская культура отсутствует в дату начала 867 года и не может быть создана игроком, но появится в случайной точке на юге Италии.

Внешний вид одежды Священной Римской империи требует бонуса предзаказа. Для одежды Аббасидов требуется пропуск расширения. Для скандинавской одежды требуется ароматный набор Northern Lords . Культуры, отмеченные курсивом , всегда мертвы и используются только для истории персонажей.

Разделение культур [править]

Следующие культуры разделятся на несколько малых культур по достижении определенных периодов времени. Персонаж игрока получит возможность отменить разделение культур, если он контролирует 80% графств с исходной культурой.

Оригинальная культура Период Регион Новые культуры Состояние
вестготский 850-920 Иберия
Южная Франция
андалузский Графство мусульманское
каталонский Округ находится в Каталонии
окситанский Округ находится на юге Франции
астурлеонский диалект Округ находится в Астурии или Леоне
арагонский Округ находится в Арагоне
Галицкий Округ находится в Галисии или Португалии
кастильский Округ находится в Иберии
англосаксонский 850-950 Шотландия шотландцы Округ находится в Шотландии
норвежский 950-990 Северная Европа датский Округ находится в Дании
норвежский Округ находится в Норвегии
шведский Округ находится в Северной Европе

Сицилийский плавильный котел [править]

Сицилийская культура может возникнуть в любом графстве в пределах герцогств Беневенто, Капуя, Апулия, Салерно, Калабрия или Сицилия при соблюдении следующих условий:

  • В графстве есть нормандская, баранисская, итальянская, ломбардская или греческая культура
  • Текущий владелец графства является одной из этих пяти культур, но НЕ совпадает с культурой графства

Событие может запускаться по трехгодичному импульсу, переключающему культуру подходящего графства на сицилийскую.Этот шанс удваивается, если владелец графства Норман, и в 4 раза, если соседнее графство уже является сицилийским. В отличие от культур-плавильных котлов, возникших в результате культурного раскола или созданных по решению, сицилийская изменяет только культуру графств, а не персонажей. Правитель все еще должен использовать решение Convert to Local Culture или (если скандинавский искатель приключений) решение Have the Realm Embrace Local Traditions , чтобы переключиться на сицилийский. Правитель с сицилийской культурой будет иметь повышенную вероятность того, что культурный переворот произойдет в оставшихся норманнских, бараниских, итальянских, ломбардных или греческих графствах (при условии, что они граничат с сицилийским графством).

См. Также [править]

Ссылки [править]

Вепсы

Вепсы , также известные как Чудь (до 1920-х гг.), Вепсы , Бепся, Вепсы . Основная территория заселения : Прионежский район Республики из Карелия , Бокситогорский, Лодейнопольский, Подпорожский и Тихвинский районы Ленинградского Бабаевского Бабаевского районов Бабаевского районов Вологодская область.

В 1989 г. из вепсов проживало 12501 человек, из них 12142 проживали в Российская Федерация , из из них 5954 человека (49,0%) проживали в Республика Карелия, 4273 человека (35,2%) в Ленинградской области. В городе населенных пунктах проживает 49,3% из вепсских .

Вепсы принадлежат к расе Восточная Балтийская Беломорско-Балтийской малой расы. вепсский язык принадлежит к балтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральских языков. Существует 3 диалекта в соответствии с этнографическими группами: северных , средних и южных . Есть еще переходные диалекты. Вепсский язык в основном используется в быту . Вепсы двуязычны. В Россия из 48,3% считают русский язык своим родным, а 49,5% свободно говорят на русском .В Карелии 37,5% из вепсов считают родным вепсский , в Ленинградской области — 69,6%.

В 1932 году было создано вепсское письмо , которое до 1937 года основывалось на латинском письме. Возрождение письменности началось в конце 1980-х гг. И использовались кириллица и латиница. Сейчас в ходу латинская письменность.

Вепсы — это православные по религии. Наиболее вероятно, что вепсов древних предков жили в Юго-Восточной Балтике, откуда в начале года первого тысячелетия нашей эры они начали двигаться на восток.С 11 по 14 века веков было движение каких-то древних вепсов к Олонецкому перешейку. Севернее р. р. Свирь они встретили отдельные группы корелов. В то же время предков вепсов начали осваивать территории от до северо-востока Межозерья (т. Н. Заволочье). Они достигли бассейна реки Северная Двина. С конца XVIII до начала XX веков территория вепсов оказалась разделенной между лонецкой и новгородской губерниями. вепсов из Олонецкой губернии более активно участвовали во всех сферах общественной жизни , чем их соплеменники из Новгородской губернии.

Сельское хозяйство было основным занятием из вепсов до середины 20-го века . Значительное место занимало животноводство. Охота и рыболовство играли второстепенную роль. С середины 19 века лесозаготовка стала важным ремеслом. С середины 20 века сельское хозяйство стало мясо-молочным.

На территории проживания вепсов никогда не существовало промышленных производств, что вызвало отток значительной части трудоспособного населения в промышленные районы в начале 20 века. Поселки вепсов имеют свободную планировку. Жилища Южных Вепсов имеют традиционный интерьер северного Центрального Русского избы с архаичной строительной техникой . Традиционный костюм был похож на одежду жителей Севера русского , но имел и некоторые оригинальные черты.Традиционный мужской костюм состоит из рубашки и брюк. Рубашку обычно шили из некрашеной ткани и украшали вышивкой на воротнике, рукавах и подоле. В конце 19 века было два комплекса традиционной женской одежды : сарафан и юбка.

В конце 19 века традиционной пищей вепсов был хлеб (лейб) и мука , из них было произведено продукта. Хлеб выпекают обычно из ржаной муки, иногда с добавлением ячменной или овсяной муки.Одним из любимых видов открытых пирогов были калитки. Пиво (олуд) было главным напитком любого праздника на Южном и Среднем Вепс . Традиция «пиво праздники » не пользовалась особой популярностью у северных вепсов . Глава семейства всегда садился за стол первым и резал хлеб. Семья ела из общей посуды. Смеяться и ругаться строго запрещалось.

В прошлом вепсов имели территориальных объединений .На смену им пришли сельские поселения, у которых функций не отличались от российских . В начале 20 века у вепсов была маленькая семья, хотя большие и неразделенные семьи продолжали существовать в некоторых регионах. Женщина сыграла важную роль в жизни семьи северных вепсов .

Поскольку вепсов были приверженцами Православия, у них был календарный обряд, связанный с церковным календарем .Пасха, Троицкая, Егорьевская и Ивановская дней были важными религиозными праздниками. Вплоть до 1930-х годов свадебный обряд во многом был похож на Северный Русский . Большая часть фольклора была исполнена на русском языке .

Вепс поклонялся елке, можжевельнику, горе ясеню и ольхе. Есть древние мифологические представления о медведе, волке, ласточке, бекасе, ястребе, щуке и змее счастья (озамадооет).

Притчи , частушки, колыбельные песни, легенды о завоевателях (литовцы , турки поляки ) — самые популярные фольклорные жанры. Есть также причитания, сказки и лирические песни.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *