Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Вепсы религия – О ВЕРОВАНИЯХ ВЕПСОВ — Язычество

Вепсы: история, культура, этнос

В сокровищницу мировой культуры внесли свой вклад все этносы, и большие, и малые. Но для малого народа приобщение к «плодам цивилизации» имеет и обратную сторону – утрату национального своеобразия, забвение культуры собственной. Бережно ее сохранять могут только талантливые, гордые, независимые народы. И в полной мере это можно отнести к вепсам.

Вепсы, или «весь», принадлежат к прибалтийской ветви финно-угорской языковой семьи. Впервые о них как о самостоятельном народе vasina упоминает в VI в. н. э. готский хронист Иордан.

К концу 1 тысячелетия нашей эры предки вепсов из Восточной Прибалтики продвигаются на юго-восток по рекам Ояти, Свири и Паше. К этому времени племя становится одним из самых могущественных в регионе.

Заметную роль играет «весь» в военной политике древнерусского государства. В тот период начинает складываться уникальный комплекс материальной и духовной культуры вепсов. В русских летописях «весь» упоминается в связи с событиями 859 и 862 годов, временем призвания варягов на Русь. Позже (882 г. н.э.) в «Повести временных лет» встречается одно из последних упоминаний этнонима «весь».

Вместе с варягами, чудью, словенами, мерью и кривичами весь принимала участие в походе князя Олега, покорившего Смоленск и Любеч и занявшего киевский престол.

В дальнейшем «весь» упоминается под собирательным названием «чудь», очевидно, потому, что русские летописцы избегали путаницы со славянским словом «весь» – «село».

В XI в. о веси сообщает Адам Бременский в «Дееписании гамбургских епископов», а в 1220 году – Саксон Грамматик в «Датской истории».

С XII в. история вепсов прочно связана сначала с Новгородом, а затем с Русским централизованным государством, что сыграло решающую роль в этнокультурном развитии вепсской народности.

В восточном Обонежье и Заволочье вепсы были ассимилированы славянами, но население Межозерья и юго-западного Прионежья сумело сохранить свой язык, материальную и духовную культуру.

К концу XV в. вепсы начинают осваивать юго-западное побережье Онежского озера.

Вепсские поселения Шокша и Шёлтозеро впервые упоминаются в Писцовой книге новгородского архиепископа Феодосия (1453 г.).

С конца XVIII в. на жизнь прионежских вепсов влияет развитие казенной металлургической промышленности в Карелии. Почтовый тракт Петрозаводск-Петербург, проживание вепсов на берегу Онежского озера, входящего в Мариинскую водную систему, способствовало развитию культурных связей со центром.

В XIX в. у прионежских вепсов распространяются отхожие промыслы. Мужчины уходят на заработки в Эстляндию, Лифляндию, Финляндию, по найму выполняют сельскохозяйственные работы, плотничают, кладут печи. Но особенно славились вепсские каменотесы.

Летопись Шёлтозерско-Бережного прихода за 1876 год отмечает, что жители «преимущественно занимаются и снискивают для себя пропитание занятием каменотесным и ходят в Петербург, Кронштадт, на Шведские острова, где теснут камень, полируют, работают при крепостях, доках, на заводах и фабриках».

С середины XIX века начинает разрабатываться месторождение знаменитого «шокшинского порфира». Во владениях Брусненского монастыря добывается «синий камень» – песчаник для изготовления жерновов, точил, тротуарных плит. Брусненское месторождение долгое время называют «золотой горкой». А для продажи изделий из шокшинского малинового кварцита в Петербурге открывается специальный магазин.

Вепсский язык подразделяется на три диалектико-территориальные группы: северных вепсов (прионежских) в Карелии, средних и южных, населяющих районы Ленинградской и Вологодской областей. В настоящее время численность этой народности катастрофически упала, вепсов осталось всего восемь тысяч. Расселены они между Ладожским, Онежским и Белым озерами. Не имея единой административной и компактной этнической территории, вепсы живут чересполосно с русским населением.

Четверть века назад у энтузиаста-краеведа Р.П.Лонина появилась идея создания Вепсского историко-этнографического музея в селе Шёлтозеро. Благодаря его усилиям стали комплектоваться первые коллекции уникальных предметов вепсской истории, культуры и быта. У музея не было помещений для хранения фондов, не велась научная обработка экспонатов, не было их анализа и реставрации. Но зато имелось огромное желание показать собранное богатство. Это и привело к созданию первой вепсской выставки в Шёлтозере, которая стала заметным явлением в музейной практике Карелии. Однако взыскательного посетителя такая экспозиция удовлетворить не могла.

В конце 70-х годов встал вопрос о создании современного Вепсского этнографического музея, а к обозрению его экспозиция была подготовлена летом 1991 года. Она размещается в двухэтажном доме с мансардой, памятнике деревянной вепсской архитектуры начала 19 века, ранее принадлежавшем крупному подрядчику Мелькину. Работники Карельской специализированной научно-реставрационной мастерской полностью восстановили внешний облик здания и интерьер хозяйственных построек, а жилую часть дома перепланировали с учетом размещения экспозиции музея. Архитектурно-художественный проект музея выполнен художником Д.Ф.Учуваткиным.

В Вепсском этнографическом музее представлены три крупных тематических раздела: «История, быт и хозяйство прионежских вепсов», «Интерьер крестьянской избы конца XIX – начала XX вв.» и «Хозяйственный двор». Кроме того, позже была здесь же развернута выставка «Культура современных вепсов».

Следует отметить, что в нашей экспозиции использованы также предметы и документы Карельского государственного краеведческого музея в Петрозаводске, в том числе и материалы археологических коллекций.

Наряду с развитием собственно этнокультурной традиции, в XIX в. происходило дальнейшее углубление вепсско-русских культурных связей. Их сближению способствовала широко распространенная сеть народных школ.

Христианизация вепсского народа проходила как в открытой борьбе с языческими представлениями, так и путем приспособления к ним. В результате православие здесь как бы соединилось с элементами языческих обычаев. Повышенный интерес посетителей музея вызывает группа ритуальных предметов: посох колдуна-нойда, знахарский узелок с солью, челюсть щуки.

В народной религии вепсов можно обнаружить следы древнего почитания животных, птиц и рыб. Как и у других народов, у них существовал культ медведя, комплекс верований был связан с поклонением щуке. Почитался лес – из ольхи изготавливались посохи для колдунов, которые использовались в дни проведения свадеб и других обрядов.

Для защиты от «сглазу» и напастей, при лечении болезней вепсы прибегали не только к магическим обрядам, но и к силе слова — заговорам. В экспозиции можно познакомиться с копией сборника заговоров, записанных русской скорописью XVII века на вепсском языке.

На наш взгляд, следует признать успешными проработку и воссоздание интерьера вепсского крестьянского жилища конца XIX – начала XX века. Условность этой части экспозиции заключается в том, что предметы интерьера крестьянского жилища собраны в одной комнате.

Внутреннее помещение избы разделено на две части. Перегородкой служит двухсторонний шкаф-буфет, в котором хранятся чайная посуда и другие бытовые предметы. Шкаф находится на одной линии с русской печью, которая служит не только для обогрева помещения. На печи спят, греются, сушат одежду, с ней связан ряд верований. Так, у вепсов распространено поверье, что домовой — «пертьижанд» – живет только под печью.

По диагонали от печи находится «святой угол» — «юмалчог». В него ставили иконы, а в нижней части хранили нитки, иголки, пуговицы, флакончики со святой водой, узелки с солью. Здесь же располагается стол синего цвета.

Различная домашняя утварь хранилась за печью. Для других мелких предметов, в том числе для хранения деревянной и глиняной посуды, использовался специальный шкаф-посудник.

В реквизит вепсской избы входит также детская люлька из досок или лубка. В женской половине, где находились кровать, диван и сундук, часто у окна устанавливали ткацкий станок. Изба освещалась керосиновой лампой, подвешенной над столом.

При обустройстве своего жилья вепсы огромное значение придавали приметам. По поверьям, нельзя было ставить дом на тропе: хозяину к смерти. Когда закладывали избу, под ее углы прятали серебряные или медные монеты.

Хорошей приметой для вселения в новый дом считалось полнолуние.

Порог нового дома первым переступал хозяин с иконой и ковригой хлеба, а за ним – хозяйка с петухом и кошкой. С порога отпускали петуха. Если он запоет – жизнь в новой избе будет счастливой, а если нет — хозяин недолго будет жить.

Вселяясь в новый дом, хозяева приносили с собой березовые дрова из старой избы, чтобы «теплее было и богато жилось».

Среди вепсов до сих пор широко распространено поверье: тот, кто первым начинает жить в новом доме, первым умирает. Поэтому сначала новоселье в избе справляла кошка – ее оставляли там на ночь, а сами хозяева вселялись только на следующий день.

Но, пожалуй, одним из самых интересных разделов нашего музея стало помещение «хозяйственный двор». В него можно попасть, поднявшись на второй этаж дома и пройдя небольшую галерею.

Одна из ведущих тем этого раздела – земледелие. Долгое время у вепсов господствовало трехполье. Широкое распространение получило подсечно-мотыжное хозяйство, этот способ обработки земли является наиболее древним для вепсской территории. В экспозиции можно увидеть ручные и пахотные орудия обработки почвы, в том числе соху с кодовыми сошниками, орудия обработки зерна. Не менее важную роль в жизни вепсов играло животноводство. Издавна были распространены местные породы скота: низкорослые комолые коровы, дающие до двух литров молока в сутки.

Интересны предметы обихода деревенского пастуха: берестяной рожок, иконка-оберег, медный котелок и чайник, берестяная солонка, рог с прорисовкой ритуальных знаков.

С глубокой древности вепсы в быту широко использовали бересту. Берестой устилали дно ямы для хранения рыбы, покрывали крыши домов, обтягивали треснувшие глиняные горшки. Из бересты изготовляли предметы домашнего обихода: кошели, корзины, солонки, коробы для сыпучих продуктов.

Представлены в хозяйственном дворе и кузнечный промысел, обработка дерева и кости, рыболовство. Самые крупноформатные предметы находятся в разделе «средства передвижения». Здесь можно увидеть сани, салазки для перевозки сена, бричку-тарантас, выездные сани.

К сожалению, в настоящее время почти полностью утрачены национальные вепсские черты в архитектуре, при планировке деревни, во внутреннем убранстве жилища, забываются вепсский язык и национальная обрядность. Поэтому создание Вепсского этнографического музея – это одна из попыток сохранить материальную и духовную культуру этого народа.

Мы не претендуем на то, чтобы полностью воссоздать в нашей экспозиции сложные социально-экономические и политико-культурные явления конца XIX – начала XX века, связанные с вепсским этносом. Но определенные представления об уровне жизни этого народа, о его орудиях труда, одежде, домашней утвари и устройстве жилища она, безусловно, дает. Устроители и организаторы музея (А.П.Максимов и автор этой статьи) надеются, что в будущем музей станет одним из центров возрождения национального самосознания вепсского народа, именно на это рассчитаны научная концепция и структура нашего музея.

М.Ю.Данков

heninen.net

фото, традиции, обычаи, внешность, национальный костюм, интересные факты

В повседневной жизни и на школьных уроках мы знакомимся с историей своей родины, изучаем народы России. Вепсы же по какой-то причине остаются забытыми. На самом деле мы говорим о многонациональной России, не задумываясь о ее корнях. На вопрос: «Что вы знаете о вепсах?» — практически каждый ответит, что это почти вымершая народность. Досадно то, что люди перестали интересоваться особенностями культуры, традиционной деятельностью и обычаями и верованиями давней народности. Несмотря на это, многие осознают, что в них, возможно, течет вепсская кровь, а это говорит о том, что народ вепсы является частью истории многих семей, поэтому его ни в коем случае нельзя забывать, ведь так вы собственноручно уничтожаете свое прошлое. Задумывался ли кто-нибудь, что именно древним народам России мы обязаны процветанием нашего края, поэтому забыть вепсов — все равно что вырезать частичку истории страны.

Кто же такие вепсы?

Это сравнительно небольшая народность, которая проживает в пределах Республики Карелии. Чаще всего народ вепсы, подражая некоторым группам южных карел, называет себя словом «лядиникад». Только единицы используют этнонимы «бепся» или «вепсь», поскольку они издавна известны родственным народам. Официально вепсов называли чудью, а вот в быту использовали названия с пренебрежительно-уничижительным оттенком: чухари или кайваны.

История появления карельской народности

Народ вепсы официально называли чудью до 1917 года. Более древнее название вепся в 20 столетии почти нигде не было зафиксировано. В сочинении историка Иордана, датируемом 6 веком нашей эры, можно встретить упоминания о предках вепсов, также о них говорится и в арабских источниках, в «Повести временных лет» и в работах западноевропейских авторов. К археологическим памятникам древней народности относят множество курганных могильников и отдельных поселений, появившихся в 10 – начале 12 века на территории Приладожья, Прионежья и Белозерья. Вепсы принимали участие в формировании русских коми. В 18 столетии карельский народ приписали к Олонецким оружейным заводам. В 30-е годы в начальной школе пытались внедрить уроки вепсского языка. В конце 1980-х в некоторых учебных заведениях возобновилось преподавание языка, даже появился специальный букварь, однако большая часть народа общается и думает по-русски. В это же время возникает движение, основной целью которого было возрождение вепсской культуры.

Традиционно вепсы занимались пашенным земледелием, а вот животноводству и охоте отводилась подсобная роль. Огромное значение для внутрисемейного потребления играли рыбная ловля и собирательство. Развитие отходничества и бурлачества на реках началось во второй половине 18 столетия. Гончарный промысел развивался на реке Ояти. Во времена Советского Союза северные вепсы начали заниматься промышленной разработкой декоративного камня, в животноводстве появилось мясо-молочное направление. В городах проживает 49,3 % населения, многие трудятся в лесозаготовительной промышленности.

Корнями вепсский народ уходит в глубокую древность. Наиболее важные события связаны с одним из самых крупных форпостов государственного значения – Ладогой, позже историческое прошлое переплеталось с Новгородским государством.

Место проживания

Согласно современным источникам, карельский народ заселял юго-запад Прионежья в юго-северном направлении, начиная от села Гимрека (северные вепсы). Наиболее крупными пунктами нахождения считаются Рыбрека, Шелтозеро и село, расположенное в 60 километрах от Петрозаводска, – Шокша.

Многие деревни находятся в течении реки Ояти, причем границы совпадают с Винницким районом Ленинградской области. Наиболее значимыми пунктами являются Озера, Ярославичи, Ладва и Надпорожье.

На северном и восточном склонах Вепсской возвышенности разместилось одно из самых крупных поселений — Шимозеро, однако многие люди переселились южнее: в Мегру, Ошту и Вознесенье.

В притоке Мегры локализовалось скопление деревень, получивших название Белозерский. Находится оно в 70 километрах от Белого озера. Самым крупным поселением считается Подала.

В притоке Чагодиши находится населенный пункт Сидорово, где проживают ефимовские вепсы. Шугозерская группа расположилась недалеко от истоков рек Паши и Капши.

Пища и утварь

В рационе вепсов сочетаются новые и традиционные блюда. Хлеб у них довольно необычный, с кислинкой. В последнее время его все чаще стали покупать в магазинах. Помимо основной выпечки вепсы готовят рыбные пироги (курники), калитады – открытые пирожки с пшенной кашей или картофельным пюре, всевозможные колобки, ватрушки и блины. Что касается похлебок, то наибольшее распространение получили щи, различные супы и уха. В повседневный рацион вепсов входят каши, для приготовления которых используется ржаная крупа (пудр). Нравится карельскому народу и овсяный кисель. Из сладких блюд распространены брусничный сок и солодовое тесто. Как и во всей России, вепсы любят хлебный квас и ячменное пиво. Пивоварение проводится дважды в год, к приближающимся праздникам. А вот в обычные будни вепсы наслаждаются крепким чаем.

Не отстало от цивилизации и практически забытое всеми население. В настоящее время они могут свободно приобрести в торговой сети товары, о которых приходилось раньше только мечтать (конфеты, колбаса, сахар, печенье), а о существовании некоторых продуктов вепсы даже не догадывались (макароны, консервы и фрукты). Наибольшее количество продуктов приобретают в магазинах люди, проживающие в лесных поселках. На сегодняшний день народ вепсы знаком и с новыми блюдами (борщ, гуляш, пельмени, винегрет).

Занятия и быт

Как говорилось ранее, земледелие было основой хозяйства, хотя и скотоводство занимало весомое место. В середине 19 столетия началось масштабное развитие лесозаготовительного промысла. Сельхозпроизводство ориентировалось преимущественно на мясомолочное направление в животноводстве.

На территории, где проживали вепсы, не было промышленных производств, что стало причиной оттока большого количества трудоспособного населения в районы с ярко выраженной индустриально-производственной специализацией. Для поселений характерно свободное планирование. Расположение жилища определялось сложной рельефной местностью и контурами береговой линии.

Традиционное жилище

Изба обычно возводилась на высоком подклепе, где находился погреб согласно традиции народа. Вепсы для стен своих жилищ использовали бревна лиственничных пород. Главная особенность традиционной вепсской избы – Т-образная планировка. Под одной крышей размещались жилая часть и двухэтажный двор. Более обеспеченные вепсы (народ, интересные факты из жизни которого мало кому известны) строили дома с широкими, обрамленными ступенчатыми наличниками окнами, слегка вдавленными вглубь стены. Фасад здания непременно смотрел на дорогу, причем все соседние избы стояли ровно в ряд. Каждый самостоятельно придумывал украшение для своего жилища: у некоторых под коньком крыши располагался резной балкончик.

Внутреннее помещение двухсторонним шкафом-буфетом с чайной посудой и другими бытовыми предметами делилось на 2 части. На одной линии с так называемой перегородкой находилась русская печь – центр избы. Этот неотъемлемый атрибут карельского народа использовался не только для обогрева, но и для отдыха и сушки одежды. Вепсы свято верили, что под печью живет домовой (пертьижанд).

В каждой избе был святой угол, в верхней части которого ставились иконы, а в нижней хранились иголки с нитками и узелки с солью. Другие мелкие предметы, включая деревянную и глиняную посуду, помещали в шкаф-посудник. Согласно финской планировке стол занимал место у стены фасада. Освещалась традиционная изба вепсов керосиновой лампой. Обязательным атрибутом дома была деревянная детская люлька. Как правило, в женской половине недалеко от кровати размещались диван и сундук, в некоторых избах у окна устанавливался ткацкий станок.

Одежда

Традиционная вепсская домотканая одежда не изготавливается с начала 30-х годов. Распространенным стал общегородской костюм. В былые времена вепсы ходили на работу в штанах и коротком кафтане, надетых сверху белья. Женская одежда была по крою идентична с мужской, только под низ обязательно надевались рубаха (ряццин) и юбка.

Вепсы, народ (фото представлены в данном материале), проживающий в Карелии, на праздники одевались нарядно. Женщин можно было увидеть в ярких кофтах-казачках и юбках с фартуками. В качестве головного убора служил платок, а замужние представительницы слабой половины человечества обязательно должны были носить еще и повойник. Обувь преобладала кожаная, берестяные лапти, или вирзут, использовались только для работы.

Покрой и материал, используемый для пошива одежды, очень близки к северновеликорусским, но со многими довольно самобытными чертами. Так, в сарафанах можно было увидеть только вепсов, проживающих на юге Карелии, а вот женщин Прионежья – в продольно-полосатых юбках. Мужчины зимой носили шапки из меха зайцев и шейный платок (каглан пайк).

Сегодня народную одежду не носит народ вепсы, национальный костюм сохранился только у пожилых людей. Из традиционного по-прежнему используются головные платки, полусуконные кафтаны, шерстяные юбки и вязаные изделия.

Вепсы (народ): внешность и раса

Древняя карельская народность – часть европеоидной расы с уральской примесью. Вепсы небольшого роста, со средним размером головы, лицо у них немного уплощенное, лоб низкий, нижняя челюсть слегка расширена, скулы выступают, кончик носа приподнят, также характерен небольшой рост волосяного покрова на нижней части лица. Волосы жителей республики Карелии прямые, преимущественно светлые.

Верования

Не утратил своих национальных особенностей удивительно добрый народ вепсы. Кратко о традициях и обычаях вы узнаете немного позже, а сейчас хотелось бы поговорить о поверьях. Вепсы преклонялись перед елью, можжевельником, рябиной, ольхой, они верили в существование домового, водяного, дворового и других хозяев. В 11-12 веках среди вепсов распространилось православие, но дохристианские верования долго сохранялись.

Культура

Из фольклорного жанра популярностью пользовались пословицы, частушки, былички и различные предания о завоевателях. В начале 20 столетия на смену кантеле пришла гармонь с минорным ладом. Вепсы занимались резьбой по дереву, плели из бересты, лепили из глины, вышивали и ткали.

Средства передвижения

В соседние районы вепсский народ добирался преимущественно на автомобильном транспорте, а вот поселения Лодейное Поле и Ленинград связывало авиационное сообщение. Южные вепсы до станции Заборье могли воспользоваться железной дорогой лесокомбината. В некоторых районах перемещение было возможным только на тракторе с прицепом. Долблеными осиновыми лодками пользовались проживающие на небольших речках вепсы. Народ (фото и интересные факты из жизни приводятся в данном материале) передвигался и на челноках (хон-гой), на бортах которых были прикреплены бревна-поплавки.

Традиции и обычаи вепсов

Обычаи народов (вепсы не исключение) могут рассказать о них много полезной информации. Играли свадьбу жители республики Карелии зимой, но только перед этим совершалось сватовство. В случае отказа девушка должна была в угол своего жилища бросить 3 полена. Если же сватовство закончилось согласием, родители невесты отправлялись в гости к жениху для осмотра дома и хозяйства. Перед свадьбой молодых обязательно должны были благословить родители.

Похороны у вепсов заключались в двух типах: первый предусматривал оплакивание покойного, а второй — «развеселение» умершего.

fb.ru

вепсы — это… Что такое вепсы?

ВЕ́ПСЫ -ов; мн. Народ, близкий к карелам, живущий небольшими группами в Ленинградской и Вологодской областях России и в Карелии; представители этого народа.

Вепс, -а; м. Ве́псский, -ая, -ое. В. язык.

* * *

ве́псы (самоназвание — тягалажет), народ в Ленинградской и Вологодской областях и Карелии. Общая численность 13 тыс. человек (1995). Язык вепсский. Верующие — православные.

* * *

ВЕПСЫ

ВЕ́ПСЫ (самоназвание — бепся), народ в Российской Федерации, близкий карелам; живет небольшими группами среди русского населения в Карелии (5 тыс человек) и Ленинградской области (2 тыс человек). Общая численность в Российской федерации 8 тыс человек (2002). Вепсы — потомки древнего финского племени весь, до 1920-х гг. официально назывались чудью. Верующие вепсы — православные.
Основная территория их расселения: Прионежский район Карелии, Бокситогорский, Лодейнопольский, Подпорожский, Тихвинский районы Ленинградской области, Бабаевский район Вологодской области. Около половины всех вепсов живет в городских поселениях. Антропологически вепсы относятся к восточно-балтийскому типу беломоро-балтийской малой расы. Вепсский язык принадлежит к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральских языков. Выделяют три диалекта, соответственно этнографическим группам: северный, средний и южный. Вепсский язык используется в основном в быту. С конца 1980-х годов его изучают факультативно в младших классах школ на территории проживания вепсов. Вепсы двуязычны, говорят также на русском языке. В 1932 была создана и использовалась до 1937 письменность на основе латинской графики. С конца 1980-х годов началось возрождение письменности с использованием как кириллической, так и латинской графических основ.
Древнейшие предки вепсов жили в Юго-Восточной Прибалтике, откуда в начале первого тысячелетия началось их движение на восток. С 11 по 14 века часть древних вепсов проникла на Олонецкий перешеек, где они вступают во взаимодействие с отдельными группами корелы. Одновременно предки вепсов стали осваивать территории к северо-востоку от Заволочья, достигнув бассейна реки Северной Двины.
Основой хозяйства вепсов было земледелие (трeхпольная система сочеталась с подсечной), значительное место занимало скотоводство, подсобную роль имели охота и рыболовство. С середины 19 века значительные масштабы приобрeл лесозаготовительный промысел. Сельскохозяйственное производство с середины 19 века стало ориентироваться на мясомолочное животноводство.
На территории расселения вепсов никогда не существовало каких-либо промышленных производств, что обусловило отток значительной части трудоспособного населения в индустриальные районы. Для вепсских поселений характерна свободная планировка. Расположение усадеб определялось как сложным рельефом, так и очертаниями береговой линии водоeмов, возле которых традиционно располагались поселения вепсов.
Жилища южных вепсов в большей степени сохранили традиционный интерьер северорусской избы со средним или низким подклетом, архаичные приeмы строительства. Традиционный костюм сходен с одеждой северорусского населения, но имелись и некоторые своеобразные черты. Традиционная мужская одежда вепсов состояла из рубахи, штанов с узким шагом. Рубаха обычно шилась из неокрашенной материи и украшалась вышивкой по вороту, на рукавах и на подоле. В конце 19 — начале 20 века бытовало два типа традиционной женской одежды: сарафанный и юбочный. Головным убором замужним женщинам служили повойник и сборник.
Основу пищевого рациона вепсов в конце 19 — начале 20 века составляли мучные продукты, основным из которых являлся хлеб. Его обычно выпекали из ржаной муки, иногда с добавлением ячменной или овсяной. Одним из любимых видов открытых пирогов были калитки. Обязательным атрибутом любого праздника у южных и средних вепсов являлось пиво.
В прошлом у вепсов существовали территориальные объединения. Им на смену пришла сельская община, функции которой не отличались от русской. К началу 20 века у вепсов господствовала малая семья, хотя в некоторых регионах продолжали существовать и большие патриархальные семьи. Свадебная обрядность, бытовавшая до 1930-х годов, во многом напоминала северорусскую. Большая часть фольклорных текстов исполнялась на русском языке.
У вепсов сохраняются почитание ели, можжевельника, рябины, ольхи; древние мифологические представления о медведе, волке, ласточке, бекасе, ястребе, щуке, змейке счастья. Существуют поверья в домового, дворового, хлевяного, лесного, водяного, земляного, банного, гуменного хозяев, которые представляются как главы семей, имеющие супруга и детей. Из фольклорных жанров популярны пословицы, былички, частушки, колыбельные песни, предания о завоевателях (литве, турках, панах), о кладах, о происхождении названий географических объектов. Бытуют причитания (в настоящее время похоронные), сказки, лирические песни. Из музыкальных инструментов до начала 20 века сохранялось кантеле, вытесненное гармонью, чаще всего с минорным ладом. Народное искусство представлено резьбой по дереву, плетением из бересты, глиняной скульптурой малых форм (у оятских средних вепсов), вышивкой, ткачеством.

Энциклопедический словарь. 2009.

dic.academic.ru

Вепсы

Главная — Наше наследие — Загадки Карелии — Вепсы

Вепсы

Вепсы — маленькой финно-угорской народ, проживающей на юге Карелии.

В разных исторических источниках встречаются различные названия этого народа: бепся, вепсь, вепся, людиникад, людилайне, тягалажет. Самоназвания — вепся, вепсляйжед, бепслаажед, людиникад. В бытовой русской речи употреблялись названия «чухари», «кайваны».

До 1917г. вепсы официально именовались чудью.

Корни вепсского народа теряются в глубине веков.

Предком вепсов было племя весь, упоминаемое в западноевропейских хрониках с VI по XIV век, в произведениях арабских писателей и в русских летописях. Название племени встречается в списках племён, населявших нынешний Север России, в сообщениях летописца Нестора о крещении Руси Владимиром святым, о «собирании» русского государства, в перечне народов-данников русских князей.

Существует мнение, что древнейшие предки вепсов проживали в Юго-Восточной Прибалтике, откуда в начале I тысячелетия нашей эры постепенно расселялись на восток. С XI по XIV век древние вепсы движутся на Олонецкий перешеек, к северу от реки Свирь. Одновременно осваивают территории к северо-востоку от Межозёрья, достигнув бассейна реки Северная Двина. До появления веси на севере эти места были заселены предками современных саамов. Основная часть вепсов до последней трети XV века жила в границах Обонежской пятины Земли Новгородской. После присоединения Новгорода к Московскому государству вепсы были включены в число государственных (черносошных) крестьян.

В начале XVIII века северные вепсы оказались приписанными к Олонецким (Петровским) металлургическим и оружейным заводам, а оятские — к Лодейнопольской судостроительной верфи. В 1920-30-е годы были созданы «вепсские районы» (Винницкий в Ленинградской области и Шелтозерский в Карельской АССР), а также вепсские сельские советы.

Христианизация вепсского народа проходила как в открытой борьбе с языческими представлениями, так и путём приспособления к ним. В результате православные обряды соединились с элементами языческих ритуалов и образовали своеобразную «народную религию» вепсов, в которой можно обнаружить следы древнего почитания животных, птиц и рыб.
Как и у других народов, у вепсов существовал культ медведя. Отдельный комплекс верований был связан с поклонением щуке.
Особенно почитались некоторые деревья, например, из ольхи изготавливали посохи для колдунов, которые использовались в дни проведения свадеб и других обрядов.

Вепсский язык относится к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральских языков причем ученые считают его древнейшим языком этой группы. Ближайшими родственниками вепсов по языку являются карелы, финны, эстонцы.
В вепсском языке различают три диалекта: северный, средний и южный. Различия между диалектами невелики, поэтому представители всех трёх диалектов свободно понимают друг друга. Имеются и переходные говоры.
Вепсский язык используется в основном в быту, чаще сохраняется в песнях. По данным переписи 2002 года на территории Российской Федерации проживает 8 240 вепсов, из них на родном языке сегодня говорит не более трети.

В карельском селе Шелтозеро сохранилась традиционная вепсская изба. Сейчас там музей вепсского быта. Дому этому около 200 лет. Строил его Иван Мелькин, шелтозерский мастер, вепс, принадлежавший к старинному роду земледельцев и горных мастеров — каменотесов. Возвышается дом на пригорке, перекрестке трех дорог. Даже малая деревня в с. Шелтозеро, где располагается этот дом, по сей день носит название «Мелькина горка».

Вепсская изба (pert) — двухэтажная, с двускатной крышей, покрывалась раньше дранкой (или соломой), на высоком подклете. К жилому дому сзади примыкает хозяйственный двор (tannaz), стоявший под одной крышей с домом и составляющий с ним единое целое.
Для северных вепсов характерна традиция украшения домов резными наличниками, «полотенцами», причелинами.
Во дворе размещалось то, что роднит маленький вепсский народ с куда более многочисленными эстонцами, финнами и тем более русскими — это сауна, или по-вепсски «банька».
Дом, двор и другие постройки (амбары, риги, гумна и мельницы, которыми совместно владели несколько семей) обносились косым плетнем или изгородью (aid).

ВЕСИ.

Современные вепсы (и, предположительно, карелы-людики) являются потомками народности веси.

Весь — прибалтийско-финское племя. Согласно летописям, обитало в районе Белого озера, а согласно данным исторической топонимики, занимало территорию от восточного Приладожья до Белозерья.

Есть основания предполагать, что арабским географам X—XIV веков весь была известна как народ вису, живший к северу от Волжско-Камской Булгарии, по соседству с югрой: в книгах Ахмета Ибн Фадлана и аль-Гарнати вису упоминаются наряду с «Арв» (Арской землёй). Булгарские купцы торговали с весью, вывозя меха в обмен на металлические изделия. Белозерская группа веси с IX века вошла в состав Киевской Руси и частично обрусела.

По всей видимости,фраза «города и веси»стала популярна еще с тех времен,когда народ веси,передвигаясь по земле,строил свои родовые поселения,сельскохозяйственного уклада.

Весь, по мнению ряда исследователей, является носителем дьяковской археологической культуры.

ДЬЯКОВСКАЯ КУЛЬТУРА.

Название культура получила по Дьякову городищу у села Дьяково (ныне в Москве, в черте музея-заповедника Коломенское). Его раскопки начались в 1864 году Д. Я. Самоквасовым и затем в 1889 году продолжены В. И. Сизовым.

Название села-Дьяково известно любому археологу и историку. Рядом с селом находится высокий, пирамидальной формы, холм — «Дьяково городище». Здесь находилось поселение древнего человека, укрепленное валами и рвами. Древние поселенцы Дьякова были, по всей видимости, финно-уграми.

Дьяковское городище, археологическое изучение которого началось еще во второй половине XIX в., дало название целой археологической культуре — дьяковской, занимавшей в VII в. до н.э. — VII в. н.э. обширные пространства Волго-Окского междуречья.

Общая характеристика культуры сформулирована в 1903 году А. А. Спицыным.

Носителей Дьяковской культуры обычно считают предками племён мери и веси, тогда как племена родственной ей городецкой культуры были предками муромы, мещеры и мордвы.

Дьяковцы жили родовым строем. Каждый род, состоявший из нескольких больших семей и насчитывавший в среднем около сотни человек, жил в особом городище; стада скота, содержавшиеся в общем загоне, составляли родовую собственность и главное родовое богатство. По всей видимости, группа из нескольких родовых общин составляла племя.

Основными занятиями дьяковского населения были скотоводство, причём в первую очередь разводились лошади (на мясо, впоследствии также стали использоваться для верховой езды; но не как тягловый скот). Также разводились коровы, свиньи. Значительную роль в хозяйстве играла также охота на лося, оленя, медведя, кабана, косулю, тетерева, рябчика — ради мяса, а также на пушных зверей (прежде всего бобра, также куницу, лису, выдру), причём шкурки служили экспортным товаром. Крайне примитивное земледелие только начинало развиваться и носило вспомогательный характер.

Небольшие (1000-3000 кв.метров) городища дьяковцев строились на берегах рек; судя по всему, такое городище было и на месте Московского Кремля. Найдено Кунцевское городище (сейчас район Москвы),оно было окружено даже тройной линией валов и частоколов. На некоторых городищах, вместо частоколов устраивают бревенчатые стены, служившие одновременно хозяйственными и жилыми постройками. В городище проживало от 50 до 200 человек. На всей территории современной Москвы известно 10 городищ, то есть на эту территорию площадью более 1000 кв.км. приходилось около 1000 человек (считая в среднем 100 человек на городище).

Жилищами служили в раннюю эпоху — круглые полуземлянки с коническими крышами, впоследствии — длинные дома, относительно большие (площадь 50-70 кв.м.).

Для дьяковской культуры характерна так называемая «текстильная» лепная керамика, скифские украшения. В начале развития орудия бронзовые, потом они сменяются железными, цветные металлы используются на украшения. Но вообще металла было мало, видимо он дорого ценился, зато широко использовались орудия из кости, а на ранних этапах культуры ещё использовался и камень. Несомненно, большую роль в быту играли предметы из дерева, но они как правило не сохраняются. В Дьякове городище найдены, однако, деревянная ложка и дно берестяного туеса.

 

Специфичны для дьяковской культуры глиняные грузики неясного назначения. Они имеют конусовидную форму, с внутренним каналом, на котором часто заметны следы потертостей и даже нитей. Основания всегда фигурное, украшенное рубчиками. Поверхность грузиков украшалась точечным орнаментом, линиями, насечками, свастиками, рисунками и т. д. Существует множество гипотез об их предназначении; иногда в них видят культовые предметы (вплоть до вместилищ душ умерших), но наиболее распространенная трактовка — как пряслиц или грузиков для вертикального ткацкого станка.

Любопытно, что на Кунцевском городище в Москве была найдена игрушечная льячка (ложечка для залива металла). В качестве предметов экспорта, поступавших в обмен на меха, распространялись в частности римские стеклянные бусы, а на Троицком городище была найдена римская фибула I в. н. э. с надписью «avcissa» — самая северная из находок такого рода. Вещи из Средиземноморья поступали к дьяковцам через скифов, впоследствии сарматов, которые вообще оказали определенное влияние на дьяковскую культуру, в частности своим «звериным» орнаментом; костяные дьяковские стрелы представляют по форме подражание скифским бронзовым.

 А. Н. Башенькин особо отмечает изображения медведя и утки, сравнивая с данными этнографии, согласно которой оба животных служили особым предметом поклонения угро-финнов: медведь как «хозяин леса», утка — как прародительница всего сущего, снесшая Мировое яйцо. Кроме того, у финнов считалось, что птица уносит душу умершего, с чем тот же автор связывает находимые в «домиках мертвых» подвески в виде летящей птицы.

Дьяковские захоронения долгое время не были известны, так как похороны совершались вдали от городищ. Однако, позже, археологи стали находить на территориях городищ т. н. «домики мёртвых»( в Березняках на реке Волге, близ Рыбинска (Ярославская область), и близ Саввино-Сторожевского монастыря под Звенигородом (Московская область, в Вологодской области). В этих домах, представлявших собой небольшие (примерно 5Х4 м.) полуземлянки, хранились остатки кремации умерших с остатками погребального инвентаря и бронзовых «шумящих украшений».

Антропологический облик дьяковцев неясен, так как несколько разрозненных обгоревших костей, дошедших из двух погребений, не могут дать на этот счет определенных указаний. Теоретически, можно было бы ожидать смешения европеоидных и монголоидных черт, характерных для древних и современных финно-угорских народов.

Позже,А. С. Сыроватко и А. Я. Елистратов попытались восстановить физический облик дьяковцев по отпечаткам пальцев на керамике, используя методику, принятую в криминалистике. В результате они пришли к выводу, что дьяковцы были людьми грационального телосложения: худощавыми и невысокого роста.

Академик Т.Алексеева отмечает монголоидную примесь в черепах позднейшего славянского населения региона — вятичей и поволжских кривичей, в основу антропологического типа которых, по её мнению, лег в результате ассимиляции фино -угорский тип. По антропологическому типу они практически не отличались от мордвы-эрзя.

С середины I тыс. н. э. дьяковская культура приходит в упадок, и археологические свидетельства её исчезают в VIII в. При этом никаких признаков внешней катастрофы (вражеское нашествие и т. п.) не наблюдается.

Впоследствии «Повесть временных лет», описывая ситуацию в конце I тысячелетия, отмечает мерю — в районе Ростова, весь — на Белоозере, мурому — в Муроме; последняя ко временам летописца (XII век) уже практически ассимилировалась.

 

ДЬЯКОВО.

В XI—XIII вв. Дьяково городище было занято поселением славян, которое существовало, видимо, до монголо-татарского нашествия. Позднее люди здесь уже не селились, а поселение было перенесено севернее, на склон Голосова оврага.

Близ «Голосового» или «Волосового» оврага существовало легендарное древнее Велесово Капище. Одна из легенд этого места связана с огромным, причудливой формы камнем, под названием — «Девий», лежащий на откосе правой стороны Голосового оврага. Поверхность этого камня необычной формы в виде «женской груди» или «головок младенцев » до сих пор является предметом поклонения людей, наделяющих камень силой исцеления от бесплодия.

В воспоминании Адама Олеария о путешествии в Московию и через Московию в Персию и обратно в 1647 году подобный камень упоминается с очень интересным описанием: «Вечером пришли мы к селу Коломенскому, находящемуся на берегу стоячего озера (о наших ли местах идёт речь?). Недалеко отсюда нашли мы в кустах у дороги очень большой, широкий камень, лежавший точно надгробная плита. Его тиран Иван Васильевич хотел перевезти из Лифляндии в Москву. Когда, однако, возчики услыхали, что тиран умер, они тот час бросили камень и оставили его лежать. Такие камни, которые должны были доставлены из Ревеля в Москву, лежат и дальше, на расстоянии одного дня пути, у реки, через которую нужно переправляться». Легенда, бытовавшая у местных жителей, связывает «Девий камень» со святым Георгием, который на этом месте вел битву с врагами(по другой версии с тем самым змеем) и у него погибли жена и дети, якобы похороненные под этим камнем. С этим связывается и способность камня помогать женщинам в деторождении. Отсюда и его название. В том же овраге находится т.н. «Конь-камень»,по легенде конь Георгия споткнулся об него.

В XVII в. на городище существовала лишь часовня, построенная из большемерного кирпича и украшенная многоцветными изразцами, которая освящала это место, связывавшееся крестьянами с нечистой силой. Следы часовни были обнаружены во время дореволюционных раскопок.

В 60-е годы XX в. Дьяково вошло в состав Москвы. Последние жители покинули его в середине 90х годов…


www.karvin.ru

Кратко про вепсов

Чёт не спиться мне в полнолуние)) Поделюсь статейкой про свои корни:

Вепсы принадлежат к прибалтийской ветви финно-угорской языковой семьи. Впервые о них упомянул хронист VI века Иордан.
К концу I тысячелетия предки вепсов из Восточной Прибалтики продвинулись на юго-восток, в Приильменье, где их история пересеклась с историей восточных славян. Согласно летописи, весь являлась древнейшим населением Белозерья.

В «Повести временных лет» вепсы (под именем «весь») упомянуты в связи с призванием Рюрика, в числе племен, которые отправили послов к варягам. Таким образом, этот народ сыграл значительную роль в образовании Древнерусского государства.
В дальнейшем вплоть до Октябрьской революции в официальных документах вепсов называли собирательным именем «чудь».


Со времен средневековья основная часть вепсов жила в границах Новгородской республики. После присоединения Новгорода к Русскому государству вепсы были включены в число государственных (черносошных) крестьян. При Петре I они оказались приписанными к Олонецким заводам и Лодейнопольской верфи. Это способствовало развитию среди вепсов различных ремесел. В XIX веке особенно славились вепсские каменотесы.

После Октябрьской революции в местностях с компактным расселением вепсов были созданы этнические вепсские районы, а также вепсские сельские советы. В конце 1930-х годов началось внедрение преподавания вепсского языка и ряда учебных предметов на этом языке в начальной школе. Однако после Великой Отечественной войны вепсские районы и колхозы были ликвидированы.

На протяжении последних столетий вепсы принадлежали к малым народам России. Своего численного максимума они достигали в 1897 году – 25 тысяч человек. Сегодня их насчитывается около 12 тысяч.

Языковая и культурная ассимиляция зашла уже так далеко, что в большинстве случаев вепсы не помнят своё древнее самоназвание, а называют себя теперь людиникад (единственное число – людиник, от славянского – люди) или даже тягалажет («здешние»). Правда, этноним вепсы снова распространяется в связи с мероприятиями по национально-культурному строительству. С конца 1980-х годов в некоторых местных школах снова начали преподавание вепсского языка, издан вепсский букварь. Так что есть все шансы спасти вепсскую культуру от исчезновения.

Религия, культура, быт, обычаи

Вепсы были обращены в христианство очень рано – на рубеже X-XI веков. Тем не менее, языческие обычаи не изжиты у них до сих пор. В народной религии вепсов можно обнаружить следы древнего почитания животных и рыб, например, культ медведя и поклонение щуке.

Все исследователи, изучавшие культуру и быт вепсов отмечают их трудолюбие, бескорыстие, юмор и гостеприимство.

Традиционное вепсское жилище схоже с русской избой. Когда закладывали избу, под ее углы прятали серебряные или медные монеты.


Хорошей приметой для вселения в новый дом считалось полнолуние.
Порог нового дома первым переступал хозяин с иконой и ковригой хлеба, а за ним – хозяйка с петухом и кошкой. С порога отпускали петуха. Считалось, что если он запоет – жизнь в новой избе будет счастливой, а если нет – хозяин недолго будет жить. Кошку оставляли в доме на ночь, а сами хозяева вселялись только на следующий день, поскольку верили: тот, кто первым начинает жить в новом доме, первым и умирает.

Вплоть до 30-х годов ХХ века среди вепсов были распространены так называемые неразделенные большие семьи, включающие три-четыре поколения. Такие семьи насчитывали иногда более 30 человек. Ее главой был дед или отец, который пользовался уважением остальных членов и обладал большой властью. После смерти главы семьи власть переходила к его брату или старшему сыну.

Наряду с хозяином, большую семью возглавляла его жена, которая руководила женщинами, занятыми домашним хозяйством.

А вот положение в семье невесток было незавидным. Они должны были во всем подчиняться не только мужу, но и свёкру со свекровью. Характер последней обыкновенно определял счастливую или несчастную судьбу невестки.

Внебрачный ребенок пользовался в семье такими же правами, что и родившийся в браке. Но со стороны деревенской общины появление внебрачных детей осуждалось и считалось позором. Такому ребенку записывали фамилию Богданов.

Основным типом современной вепсской семьи является уже малая семья, состоящая из двух-трех поколений: супругов, кого-нибудь из их родителей и неженатых детей. У вепсов отсутствует культ многодетности, что является серьезным препятствием на пути восстановления их численности.»

Ну и напоследок:

Первое документальное упоминание о потомках летописной веси, называемых теперь вепсами, появляется еще в V веке. Вепсы сохранили особый уклад жизни, в котором поклонение силам природы важнее христианских заповедей. Еще одно из интереснейших отличий вепсов от остальных малых народов — у них до сих пор сохранился матриархат.

www.baby.ru

Коренные народы Карелии: Архив Вепсы

Самым кратким выражением народного мировоззрения и мировосприятия являются пословицы и поговорки. У каждого народа – свои пословицы, но в тоже время все они транслируют общие для человечества помыслы и представления о добре и зле, правде и лжи, радости и горе, счастье и трагедии.

В Институте языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН подготовлена и издана новая книга вепсских пословиц и поговорок «Mi meles, se i keles / Что на уме, то и на языке»

Вепсы и вепсский язык мы часто встречаем в сочетании с определением исчезающий: «исчезающий» народ, «исчезающий» язык.

Действительно, численность вепсского населения в Межозерье (месте компактного расселения вепсов, включающем Карелию, Ленинградскую и Вологодскую области) уменьшается. С ещё большей скоростью уменьшается число носителей вепсского языка.

Но всё-таки хочется отметить, что, например, в Республике Карелия постоянно идёт кропотливая и непрерывная работа по сохранению вепсской культуры и поддержке вепсского языка. Подтверждением этого можно считать вечер вепсской культуры, состоявшийся в Национальной библиотеке Республики Карелия в конце января 2017 года. 

Владимир Славов и Лариса Смолина (Чиркова) – творческий тандем, несколько лет работающий над этнопроектами, связанными с обычаями, традициями, культурой, этнографией вепсов, коренного малочисленного народа севера-запада России. Каждый их проект завершается рождением видеофильма на студии «S-film», название которой многими уже воспринимается, как объединяющий псевдоним дуэта Славов – Смолина. Фильмы, которые они создают, важны, нужны и актуальны. Они помогают зафиксировать то, что завтра может исчезнуть с лица земли. Кроме того, их фильмы профессиональны и поэтичны, в них звучит вепсская речь, а младописьменный вепсский язык так нуждается в поддержке!

Результаты работы карельских энтузиастов впечатляют: участие в самых различных конкурсах практически всегда оказывается триумфальным.

Знаете ли вы о таких населенных пунктах Карелии как Кушлега, Габшема или Габуки? Думается, вряд ли, а ведь еще в середине XX века  в этих деревнях вепсского края работали колхозы, леспромхозы, стояли церкви. И, конечно, здесь жили люди.  Сегодня названия этих деревень сохранились только в памяти жителей, разъехавшихся из них по всему свету, и на фотографиях, хранящихся в Национальном музее Республики Карелия и в Шелтозерском вепсском этнографическом музее. 

Сгорать и возрождаться снова
В ночном зиянии Земли,
Когда окликнет душу слово,
Как утром росным журавли!
Николай Абрамов

Автор фото И. Ларионова

 

Високосный 2016 год уже в январе принёс жестокую новость. Ушёл из жизни Николай Абрамов (24.01.1961 — 23.01.2016), поэт, журналист, переводчик. Автор первого поэтического сборника на младописьменном вепсском языке, стоявший у истоков вепсской литературы. Ушёл несправедливо рано, в расцвете творческих сил. Это событие, нежданное и неожиданное, повергло в шок родных, коллег (нынешних и бывших), друзей (близких и далёких), множество поклонников творчества Николая Абрамова.

В декабре 2015 года несколько школ в вепсских сельских поселениях празднуют юбилей – 210 лет со дня открытия. Это значит, что уже 210 лет идет процесс образования и просвещения на вепсской земле. 11 декабря в Национальной библиотеке Республики Карелия состоялась межрегиональная научно-практическая конференция «Образование в вепсском крае: от прошлого к настоящему». Организаторами конференции стали Министерство Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями и средствами массовой информации, Министерство образования Республики Карелия, Министерство культуры Республики Карелия, Администрация Прионежского муниципального района и Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. 

История молодой вепсской литературы насчитывает всего четверть века. Но за этот крохотный отрезок времени (по меркам исторических периодов в развитии литератур других народов) она прошла нелёгкий путь становления от первых поэтических проб до повестей и рассказов на вепсском. Более того, сегодня можно говорить уже и о вепсской драматургии. Так считает Галина Бабурова, редактор газеты на вепсском языке «Kodima».

В Центре национальных культур и народного творчества состоялась презентация вепсского эпоса Нины Зайцевой «Вирантаназ», переведённого на русский язык поэтом Вячеславом Агапитовым.    

В силу сложившихся исторических обстоятельств, у вепсского народа долгие годы не было письменности. Первые шаги по её созданию были предприняты в 30-е годы прошлого столетия. Увы, вскоре учёные, занимающиеся вепсским языком, преподаватели были репрессированы, а учебники сожжены в буквальном смысле этого слова. В конце 80-х, благодаря усилиям учёных, литераторов, активистов началось преподавание вепсского языка, выходить учебники, стали публиковаться стихи и проза на языке потомков летописной веси.

На живописном берегу Онежского озера,  вблизи села Шелтозеро 11 июля 2015 года состоялся ежегодный праздник вепсской культуры «Elonpu» («Древо жизни»).

Публикуем рассказ об этом празднике и фоторепортаж Николая Абрамова,
вепсского поэта и сотрудника НБ РК

По данным Всероссийской переписи 2010 года в России проживало  5936 вепсов, из них в Карелии — 3423. И,  хотя большинство  потомков летописной веси переселилось в города, всё-таки традиционными  местами проживания вепсов считаются деревни и сёла. 

В Архангельске действует первый на русском Севере литературный музей. В фондах музея собрано более 50 тысяч единиц хранения, имеющих ценность для всей России. Среди них — рукописи, фотографии и другие документальные материалы, связанные с жизнью и творчеством Федора Абрамова, Бориса Шергина, Николая Рубцова и других писателей. В музее действует постоянная экспозиция «Литературное поморье», ведется исследовательская работа, издаются книги.

Дом Пименовых в Петрозаводске

 

20 апрелядень карельской и вепсской письменности, день памяти Марка Пименовича Пименова. 20 апреля 2015 года состоялось открытие памятной доски меценату и благотворителю, внесшему значительный вклад в строительство города 19 века, вепсу по национальности, М. П. Пименову. 

«…Марк Пименович был один из достойнейших сограждан, безукоризненно честный, деятельный на торговом и промышленном поприще, и всю жизнь свою благодетельствовавший бедному Олонецкому краю»

«Олонецкие губернские ведомости». 23.04.1865

Издревле одним из основных промыслов, которым занимались селившиеся по берегам рек и озёр потомки летописного племени Весь, являлась рыбная ловля. «Если ты не рыбак, то значит и не вепс», так можно обыграть одну из вепсских пословиц.

В декабре 2014 года в Республиканском центре национальных культур и народного творчества состоялся премьерный показ документального фильма на вепсском языке «Sel’ktas vedes kala kokib» («В чистой воде и рыба водится»). Об этом событии рассказывает сотрудник Национальной библиотеки Республики Карелия Николай Абрамов.

В селе Шелтозеро 30 октября прошла II Краеведческая конференция «Лонинские чтения».

В 2014 году исполняется 200 лет дому Мелькиных в селе Шелтозеро, памятнику деревянного зодчества, в котором с 1991 года располагается Шелтозерский вепсский этнографический музей имени  Р. П. Лонина. Конференция, которая проводится во второй раз, была посвящена этой дате.

В старинное вепсское село в этот день приехали этнографы, историки, лингвисты, искусствоведы, фольклористы, этномузыковеды, музейные работники, журналисты. От Национальной библиотеки Республики Карелия на конференцию был делегирован вепсский поэт Николай Викторович Абрамов. Знакомьтесь с его рассказом и фоторепортажем о Лонинских чтениях.

Три национальных общественных объединения — Союз карельского народа, Общество вепсской культуры, Ингерманландский союз финнов Карелии — в 2014 году отмечают 25 лет своей деятельности.  3 сентября  на праздничном вечере по случаю юбилея руководители обществ-юбиляров подводили итоги своей деятельности за четверть века.

 

Предлагаем познакомиться с презентацией и поясняющим текстом доклада председателя Общества вепсской культуры Зинаиды Ивановны Строгальщиковой.

Уникальным явлением в вепсской культуре стало появление первого вепсского эпоса «Virantanaz», созданного ученым-языковедом и членом союза писателей Ниной Григорьевной Зайцевой. Эпос издан финским фондом «Юминкекко» в 2012 году. Своим опытом работы над ним автор поделилась на пленарном заседании конференции «Краеведческие чтения», которую в феврале 2013 года Национальная библиотека Республики Карелия организовала совместно с Институтом языка, литературы и истории.

 

Презентация нового телефильма, снятого на основе монографий «Вепсы» и «Традиционное жилище Межозерья»  З. И. Строгальщиковой, известного учёного-этнолога  состоялась 21 декабря в Центре национальных культур и народного творчества Республики Карелия. 

Фильм «Жизнь вепсского дома» подтверждает необходимость сохранения традиций, умений, опыта, накопленных веками любыми народами, в том числе и малочисленными. Культурное наследие вепсов интересно сегодня не только этнографам, историкам и музейщикам. Традиции домостроительства прионежских вепсов высоко оценены специалистами по народной архитектуре, знание этих традиций может принести практическую пользу современным строителям. 

«Древо жизни» (вепс.– «ELON PU») – праздник вепсской культуры, направленный на сохранение народных  традиций и языка коренного народа республики. Этнический праздник, ведущий свою историю с 1987 года,  в 2012 году  отметил четверть века своего существования.

Название праздника символично. Символом праздника было избрано Древо жизни  –  в религиозных и мифологических представлениях многих культур символ священного дерева, связывающего прошлое, настоящее и будущее, символ вечной жизни, образ вепсской культуры, возрождающейся и сохраняемой  поколениями.

Впервые праздник состоялся 14 июня 1987 года в селе Винницы Подпорожского района Ленинградской области и с тех пор проводится там ежегодно во второй половине июня. В официальном издании Вепсского календаря 2009-2010 годов указано, что  вепсские праздники под таким же названием проводятся и в Карелии, и в Вологодской области с 1989 года. Но в старинном вепсском селе Шелтозеро Прионежского района Республики Карелия помнят фольклорный праздник 1987 года, посвященный памяти Василия Кононова – уроженца этих мест, основателя вепсского народного хора, одного из первых руководителей ансамбля «Кантеле». Идея проведения такого праздника принадлежала продолжательнице дела Василия Кононова Виоле Мальми.

В 2012 году праздник вернулся в Шелтозеро после некоторого перерыва. Это замечательно, что Древо жизни укоренилось и цветёт на земле Карелии.

Съемочная группа телеканала «Ника плюс» побывала на празднике этим летом и разрешила опубликовать в нашем интернет-проекте свой видеосюжет.

28 октября 2012 года Шелтозерскому вепсскому этнографическому музею имени Рюрика Петровича Лонина исполнилось 45 лет. Интересна и непроста его судьба. На заре становления немногие поддерживали идею его создания. А простому слесарю с семилетним образованием, движимому огромным желанием сохранить для потомков историю своего народа, удалось организовать самый настоящий музей! 
 

Рюрик Петрович Лонин, основатель музея, считал его смыслом всей жизни. Приступая к организации, он мечтал, чтобы «будущие поколения могли зримо представить, как жили вепсы прежде, какие пели песни, какие имели обряды, чем занимались, что выходило из-под рук вепсских умельцев, чтобы могли сравнить прошлое с настоящим»; чтобы земляки могли привести сюда своих детей и внуков, показать «свое – дедовское»; чтобы жила в их душах память об отцах, дедах и прадедах. Музей истории народа он создавал с мыслью о будущем.

Среди ученых нет единого взгляда на историю возникновения вепсского этноса. Но общепризнано, что этот народ сыграл важную роль в истории и культуре европейского Севера. Изучение этнографии вепсов началось, в отличие от многих финно-угорских этносов, существенно позже, с экспедиции Шёгрена, продолжавшейся с 1824 по 1829 год, в ходе которой и было доказано, что вепсы не исчезли как народность и жив их самостоятельный оригинальный язык.

Мир фауны в мифолого-религиозных представлениях вепсов долгое время был одним из «белых пятен» в исследовании вепсской культуры. Первым опытом реконструкции этого важнейшего фрагмента мировоззрения вепсов стала монография Ирины Юрьевны Винокуровой, ученого-этнографа, автора многих работ, посвященных календарным обрядам и праздникам вепсов. В издании «Животные в традиционном мировоззрении вепсов» автор реконструировала традиционные вепсские представления о каждом животном, которые передавались из поколения в поколение в течение столетий, представила систему взглядов вепсов на животный мир.

 

19 августа 2012 года в Шелтозерском музее имени Рюрика Петровича Лонина, посвятившего всю свою жизнь сохранению культуры, традиций и языка вепсов, состоялась презентация книг на вепсском языке и открытие памятной доски Рюрику Лонину — важное мероприятие в рамках Года вепсской культуры, проводимого Культурным фондом «Юминкеко» (Финляндия) совместно с Обществом вепсской культуры (Республика Карелия). 

В этот день в музее собрались представители учреждений культуры и образования, научная общественность, жители вепсских сельских поселений и другие почитатели вепсской культуры. Своими впечатлениями об этом событии с нами поделился его участник Олег Мошников, известный карельский поэт, прозаик и переводчик с вепсского. Предоставляем ему слово.

 

Вепсы – один из древних и малочисленных народов России, язык которого на протяжении многих веков развивался в бесписьменной традиции. Вепсская литература появилась только в ХХ веке и активно развивается в последние десятилетия. Своим значительным развитием она заслужила первое серьезное литературоведческое издание – сборник «Вепсская литература», выпущенный в издательстве «Литературная Россия» в 2011 году.

Хороший подарок в начале 2012 года, объявленного по решению «Общества вепсской культуры» и финского фонда «Juminkeko» годом вепсской культуры, получили жители республики, читающие на вепсском языке. Вышел в свет первый вепсский альманах «Veres tullei» («Свежий ветер»). В его создании принимали участие КРОО «Общество вепсской культуры», редакции газеты «Кodima» и журнала «Carelia». Они собрали в первый выпуск богатый материал о жителях вепсского края и его культуре, литературу вепсских писателей, переводы на вепсский язык.

 

 

30 октября 2011 года в селе Рыбрека Прионежского района Республики Карелия состоялся межрегиональный фестиваль-конкурс «Вепсская сказка».  

Его участники  –  детские творческие коллективы из Карелии, Вологодской и Ленинградской областей. Этот насыщенный разными событиями день был для ребят-участников не только праздником, но и напряженным состязанием.

Весь день со сцены Дома культуры звучала вепсская речь. Фестиваль-конкурс был направлен на привлечение интереса детей к языку, традициям и обычаям вепсского народа, на развитие их творческих способностей. 

Среди основных задач фестиваля-конкурса – поощрение семейного общения на вепсском языке, повышение интереса и воспитание уважения к языку и культуре вепсов.

Старинное село Шелтозеро на западном побережье Онежского озера известно с 1543 года. Это центр исконной территории проживания северных вепсов на юго-западе Республики Карелия.

Сегодня Шелтозеро отмечено двумя уникальными явлениями. Во-первых, здесь работает Шелтозерский вепсский этнографический музей имени Р. П. Лонина – филиал Национального музея Республики Карелия – единственный в мире музей вепсов, имеющий государственный статус. Во-вторых, Шелтозеро по праву гордится своим вепсским народным хором, существующим с 1936 года.

 Приглашаем наших посетителей на виртуальную экскурсию в Шелтозерский музей.

 

Конкурс песни «Евровидение» знают все, хотя относятся к нему по-разному. Но немногим известно, что это не единственный конкурс, достойный внимания. Во многих странах Европы проводятся похожие конкурсы исполнителей из разных стран.
Одним из таких является «Liet International», на котором выступают представители разных народностей, исполняющие песни на своем родном языке, своеобразное «евровидение» коренных народов.

Главная цель «Liet International» – содействие распространению песен на языках малочисленных народов в современной музыкальной обработке и самих этих языков. Фестиваль всегда вызывает большой интерес СМИ. С 2002 года «Liet International» является одним из самых крупных и успешных мероприятий в сфере популяризации миноритарных языков. В 2008 году конкурс получил поддержку и официальное покровительство Генерального Секретаря Совета Европы.

 

Мы хотим познакомить посетителей сайта с творчеством молодой фолк-группы «Noid», созданной в 2007 году Владимиром Соловьевым, выпускником факультета прибалтийско-финской филологии и культуры ПетрГУ.  Творчество группы —  это симбиоз традиционной вепсской музыкальной культуры и современной фолк-культуры.

 

За время существования состав группы менялся.

Сегодня в ее составе:


Мария Чернышева — вокал
Елена Павлова — вокал
Руслан Попов — ударные
Владимир Соловьев — аккордеон
Александр Шашин — бас-гитара

Все участники группы имеют музыкальное образование. У троих из них — вепсcкие корни.

Послушайте, как бережно отнеслись молодые музыканты к народным мелодиям вепсов. Чем больше их слушаешь, тем больше они нравятся!

Kättepajo. Обработка вепсской колыбельной.

Voik. Обработка традиционного вепсского обрядового плача.

Mecan ižand. Авторская песня.

У  группы появился собственный блог на английском языке, где ребята намерены публиковать самую свежую и интересную информацию о коллективе и о вепсах вообще. Добро пожаловать!

 

Harageine (лирическая)

 

Härkin (игровая)

 

Николай Викторович Абрамов называет себя россиянином вепсского происхождения. Он владеет русским и вепсским языками, пишет на двух языках стихи и прозу, успешно занимается переводами. Член Российского Союза писателей с 1998 года.

В 1994 году вышел в свет первый сборник его стихов на вепсском языке «Koumekumne koume» («Тридцать три»). Это было первое художественное издание на вепсском языке.

Второй сборник «Kurgiden aig» («Время журавлей») был издан в 1999 году, третий — «Pagiškam, vell’» («Поговорим, брат») — в 2005 году.

Предлагаем послушать стихи и переводы в исполнении автора

 

Вепсы — коренной народ северо-запада России. По языку вепсы относятся к прибалтийско-финским народам и наиболее близки к карелам, ижоре и финнам. Включены в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ ( 2000 г.), перечень коренных малочисленных народов Севера РФ ( 2006 г.). По последней переписи РФ ( 2002 г.) вепсов насчитывалось 8270 человек, из них в Карелии — 4870 (59%), причем городское вепсское население преобладает (3238 человек) и большинство горожан-вепсов (2715 человек) проживает в столице республики — г. Петрозаводске. В Ленинградской области и Санкт-Петербурге учтено 2319 вепсов (28%), в Вологодской области — 426 человек (5%).

Территория расселения вепсов.

 

 

Материалы о вепсах подготовлены Зинаидой Ивановной Строгальщиковой, председателем Общества вепсской культуры, кандидатом исторических наук.

В 1897 г. вепсов насчитывалось 25607 человек, из которых 7262 проживало в Карелии (Шелтозерскобережная волость Петрозаводского уезда Олонецкой губернии), остальные в расположенных южнее — Лодейнопольском уезде Олонецкой, Тихвинском и Белозерском уездах Новгородской губернии. Почти все вепсы являлись крестьянами. К другим сословиям относились 22 чел.: 7 потомственные дворяне, 3 — почетные гражданине, 5 — лица духовного звания и 7 — мещане. Постоянными жителями городов являлись 24 человека. По вероисповеданию вепсы — православные.

После административного переустройства страны в 1920-1930-х гг. разделение вепсской территории сохранилось. В 1924 г основная часть Шелтозерскобережной волости вошла в Карельскую АССР. Остальные вепсские земли с 1927 г. — в Ленинградскую область. В сентябре 1937 г. часть вепсской территории из Ленинградской области передана в Вологодскую область.

 

Вепсский язык относится к северной группе прибалтийско-финской ветви финно-угорской языковой семьи. По своей структуре относительно однороден, но ученые все-таки выделяют три основных диалекта:

  • северновепсский (или прионежский), на котором говорят вепсы Карелии;
  • средневепсский, диалект жителей вепсских территорий Вологодской (Бабаевский и Вытегорский районы) и Ленинградской (Подпорожский, Тихвинский, Лодейнопольский районы) областей;
  • южновепсский, диалект немногочисленной группы вепсов, проживающих в Бокситогорском районе Ленинградской области.

Вепсский язык принадлежат к числу младописьменных, прошлое вепсской письменности крайне бедно и практически не располагает памятниками письменности.

« Археология | Главная страница | |Вернисаж »

knk.karelia.ru

definition of Вепсы and synonyms of Вепсы (Russian)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ве́псы (вепсск. вепся, бепся; устаревшее — чудь) — малый финно-угорский народ, живущий в Карелии, Вологодской и Ленинградской областях в России. С апреля 2006 года входят в Перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Названия и этногруппы

Самоназвания — вепся, бепся, вепсляйжед, бепслаажед, людиникад, До 1917 года вепсы официально именовались чудью. Древнейшее самоназвание «вепся» в XX веке почти не фиксируется. Этноним «вепсы» распространяется уже в современное время. В бытовой русской речи употреблялись названия «чухари», «кайваны» (которые часто имели пренебрежительно-уничижительный оттенок).

Выделяются три этнографические группы вепсов:

Генезис и история

В настоящее время учёные не могут окончательно решить вопрос о генезисе вепсского этноса. Полагают, что по происхождению вепсы связаны с формированием других прибалтийско-финских народов и что они обособились от них, вероятно, во 2-й пол. 1 тыс. н. э., а к концу этого тыс. расселились в юго-восточном Приладожье. Курганные могильники X—XIII веков можно определить как древневепсские.

Полагают, что наиболее ранние упоминания вепсов относятся к VI веку н. э. (остготский историк Иордан пишет о племени вас). Арабская историческая традиция, начиная с Ибн Фадлана (X в.), упоминает этноним вису. Русские летописи с 11 в. называют этот народ весью. Русские писцовые книги, жития святых и другие источники чаще знают древних вепсов под именем чудь.

В межозерье между Онежским и Ладожским озёрами (на своей основной этнической территории) вепсы жили с конца 1 тысячелетия, постепенно перемещаясь на восток. Некоторые группы вепсов покидали межозерье и сливались с иными этносами (например, в XII—XV веках вепсы, проникнувшие в районы севернее р. Свирь, стали частью карельского этноса — людиками и ливвиками. В отличие от них, северные вепсы являются потомками более поздних переселенцев, не смешанных с карелами.

Миграции вепсов на северо-восток — в Обонежье и Заволочье — привели к возникновению вепсских групп, совокупность которых в русских исторических источниках названа заволочской чудью, а в скандинавских и англо-саксонских письменных памятниках отдельные такие группы получили название биармии. Наиболее восточные из этих групп приняли участие в формировании западных коми. Остальные были ассимилированы в ходе славянской колонизации.

Основная часть вепсов до последней трети XV в. жила в границах Обонежской пятины Земли Новгородской. После присоединения Новгорода к Московскому государству вепсы были включены в число государственных (черносошных) крестьян. В нач. XVIII в. северные вепсы оказались приписанными к Олонецким (Петровским) металлургическим и оружейным заводам, а оятские — к Лодейнопольской судостроительной верфи.

Численность вепсов в России впервые была определена академиком П.И. Кёппеном по материалам VIII ревизии (1835). По его подсчётам, в Европейской России на этот момент проживало 15617 вепсов, в том числе в Олонецкой губернии — 8550, в Новгородской — 7067[3].

В 1897 году численность вепсов составляла 25,6 тыс. чел., в том числе 7,3 тыс. проживало в Восточной Карелии, к северу от р. Свирь. В 1897 году вепсы составляли 7,2 % населения Тихвинского уезда и 2,3 % населения Белозерского уезда Новгородской губернии.

В 1920—30-е годы в рамках политики коренизации в местах компактного проживания народа были созданы вепсские национальные районы (Винницкий в Ленинградской области и Шёлтозерский в Карельской АССР), а также вепсские сельские советы и колхозы. В конце 1930-х годов началось внедрение преподавания вепсского языка и ряда учебных предметов на этом языке в начальной школе, появились учебники вепсского языка на основе латинской графики. В 1937 году этническая территория вепсов на Вепсовской возвышенности была поделена между Ленинградской и Вологодской областями, тогда же Винницкий национальный район был преобразован в обычный, а в 1957 году был упразднён Шёлтозерский район в Карелии. Также предпринимались попытки массового переселения вепсов, например, в 1959 году шимозерские вепсы Вологодской области были переселены в Подпорожский и Винницкий районы Ленинградской области[4].

Карта финно-угорских племён до прихода славян

С 1950-х годов в результате усиления миграционных процессов и связанного с ними распространением экзогамных браков ускорился процесс ассимиляции вепсов. Согласно переписи населения 1979 году в СССР проживало 8,1 тыс. вепсов. Однако, по оценкам карельских учёных, реальная численность вепсов была заметно больше: около 13 тыс. в СССР, в том числе 12,5 тыс. в России (1981 год). Около половины вепсов обосновалось в городах. Согласно переписи населения 1989 года в СССР проживало 12,1 тыс. вепсов, но только 52 % их называло вепсский язык родным[5].

Динамика численности вепсов в СССР

Современное расселение и численность

Общая численность в России — 8 240 человек согласно переписи 2002 года (в 1989 — 12 142 человека[6]; в 1959 — около 16 170[7]).

К этому следует добавить, что полученная в результате последней переписи населения цифра не представляется надёжной[источник не указан 415 дней]. В период после переписи только в Винницах обнаружены десятки человек, записавшие себя русскими по различным причинам; кроме того, имеются большие сомнения[источник не указан 415 дней] в численности вепсов в Бабаевском районе Вологодской области и др. В связи с этим падение численности вепсов на 4 000 (то есть на треть) за межпереписной период кажется нереальной[источник не указан 415 дней].

В Карелии проживает 4 870 вепсов (2002 г., в 1989 г. — 5 954 чел.[8]), что составляет более половины от общей численности этого народа. До середины XX в. вепсы проживали почти исключительно в юго-восточной части республики, в основном по западному берегу Онежского озера южнее и юго-восточнее села Шокша. В пределах существовавшего здесь до 1957 года Шелтозерского района вепсы в 1926 году составляли почти 95 % населения. В дальнейшем в результате миграционных процессов резко возросла концентрация вепсов в столице Карелии. Если в 1926 году в Петрозаводске проживало 1,2 % карельских вепсов, то уже к 1939 году этот показатель возрос до 25,2 % и в дальнейшем он продолжал непрерывно увеличиваться (1970 год — 44,1 %, 1989 год — 51,7 %). По данном переписи 2002 г. в Петрозаводске проживало уже 55,7 % вепсов Карелии. Процесс «перетекания» вепсов в столицу является мощным катализатором дальнейшей деструкции популяции — в Петрозаводске вепсы составляют лишь 1,0 % населения города, и в этих условиях они фактически обречены на ассимиляцию в относительно недалёком будущем.

В 1994 году образована Вепсская национальная волость на части территории Прионежского района Карелии (с 01.01.2006 г. упразднена). Население Вепсской национальной волости проживает в 14 населённых пунктах, объединённых в три национальных вепсских сельсовета. Бывший центр волости — село Шёлтозеро — расположено в 84 км от Петрозаводска. В настоящее время на территории Республики Карелии находится три вепсских сельских поселения: Шёлтозерское, Рыборецкое и Шокшинское.

Наибольшая по площади часть этнической территории вепсов располагается в Ленинградской области на стыке границ трёх административных районов (Подпорожского, Тихвинского и Бокситогорского)[9]. Перепись 2002 года зафиксировала в области 2 019 вепсов, перепись 1989 года — 4 273 чел.[10].

Традиционный ареал расселения вепсов Ленинградской области расположен на стыке границ четырёх перечисленных в таблице восточных районов и состоит из пяти слабо связанных между собой частей. Географически это бассейн реки Оять, водораздельный участок Вепсовской возвышенности, истоки рек Паша, Курба, Колпь и Лидь.

В Бабаевском районе Вологодской области статусом национального вепсского сельского поселения обладает Куйское сельское поселение (деревни Кийно (Kuja), Никонова Гора (Pondala)).

Небольшие группы вепсов, переселенцев начала XX века, сохранились в Кемеровской области и Усть-Ордынском бурятском округе Иркутской области. В Кемеровской области перепись 2002 года зафиксировала 83 вепса[11].

По названию бывших административных районов, а также рек и озёр, вепсы делятся на ряд групп: шёлтозерские (прионежские) в Карелии, шимозерские и белозерские в Вологодской области, винницкие (оятские), шугозерские и ефимовские в Ленинградской области.

Также 281 вепс был зафиксирован переписью Украины 2001 года[12].

Возрастная структура вепсов характеризуется сильным постарением, что типично для активно ассимилируемой этнической общности. Так, у вепсов Карелии доля пожилого населения достигает 35,1 % численности популяции (у мужчин — 21,7 %, у женщин — 44,1 %). Медианный возраст составляет 47,8 года (у русских Карелии — 34,0 года). В Ленинградской области постарение популяции ещё более значительно: лица пенсионного возраста составляют 55,9 % вепсов (у мужчин — 40,4 %, у женщин — 66,0 %), медианный возраст достигает 62,9 года (у русских — 39,4 года).

Языки — вепсский финно-угорской группы уральской семьи и русский.Вепсский язык включен в 2009 году ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под сильной угрозой исчезновения».

Большинство верующих — православные христиане.

Существует Общество вепсской культуры в Петрозаводске, пользующееся значительной помощью со стороны властей Карелии, и Вепсское общество в Санкт-Петербурге.

Вепсский фольклор

Среди эпических жанров фольклора представляют интерес зачатки исторического эпоса — предания о первых насельниках местного края, так называемых панах-предках, а также о древней чуди. Развит сказочный эпос (волшебные, бытовые, сатирические сказки). Довольно устойчиво сохраняются некоторые жанры обрядового фольклора, например, погребальные причитания. Широко бытуют разнообразные пословицы, поговорки, крылатые выражения.

По мотивам вепсского музыкального фольклора профессиональными композиторами написаны «Вепсская рапсодия» Р. Пергамента, «Вепсская сюита» Л. Вишкарёва, «Фантазия на вепсскую тему для квартета кантеле» А. Голланда.

В 2006 году Национальный ансамбль песни и танца Республики Карелия «Кантеле» создал программу «Вепсские фантазии».

В 2008 году была создана вепсская фолк-группа «Noid», исполняющая традиционные вепсские песни в современной аранжировке[13]

Вепсский праздник «Древо Жизни» проходит каждый год в селе Винницы Ленинградской области.

Примечания

Литература

  • Малиновская 3. П. Из материалов по этнографии вепсов, в кн.: Западнофинский сб. Л., 1930
  • Патрушев В. С. Финно-угры России. Йошкар-Ола, 1992
  • Пименов В. В. Вепсы. М.—Л., 1965
  • Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. Спб., 1997.
  • Строгальщикова З. И. Проблемы истории и культуры вепсской народности. Петрозаводск, 1989.
  • В. В. Пименов. Вепсы (статья из справочника)

Ссылки

dictionary.sensagent.com

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *