Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Взятие москвы поляками: как то было — Рамблер/новости

Содержание

как то было — Рамблер/новости

Поляки похозяйничали в Москве дважды – в период Смутного времени и при нашествии Наполеона Бонапарта.

Столицу сдала «семибоярщина»

В XVII веке Москва под поляками находилась два года – с 1610 по 1612-й. Польско-литовский гарнизон Станислава Жолкевского после поражения русско-шведского войска при Клушине вошел в город без боя. Русское безвременье с его «семибоярщиной» (временным правительством Руси) сыграло на руку польским интервентам. Они, сговорившись с временщиками, в сентябре 1610 года возвели на русский престол польского короля Владислава. На некоторое время государство российское де-факто прекратило свое существование.

Но уже весной следующего года занятую войсками Речи Посполитой Москву осадили казаки Дмитрия Трубецкого, к ним присоединилось народное ополчение. Осажденные голодали, поели всех собак, кошек и крыс. Доходило до людоедства. В конечном итоге остатки польского гарнизона бежали из Москвы или сдавались в плен.

Между прочим, День народного единства, отмечаемый в современной России 4 ноября, связан именно с этим событием – освобождением Москвы от польско-литовского ига и воссозданием государства Российского.

Второй захват, и опять в сентябре

Спустя два века после событий Смутного времени, в 1812 году, и тоже в сентябре в Москву вошел Наполеон. Так же, как и в свое время Жолкевский, без боя. Но на сей раз непротивлению неприятелю способствовало не предательство кучки приближенных к верхам российской власти, а стратегическое решение фельдмаршала Кутузова. Михаил Илларионович хотел вымотать, обескровить и деморализовать неприятельские войска, пусть даже ценой занятие столицы.

Вместе с французами в Москву входил и 35-тысячный корпус улан польского князя Юзефа Понятовского. В Польше ликовали по поводу вступления в Москву земляков, пели им осанну, служили благодарственные мессы. Поляки в Москве бесчинствовали: оскверняли святыни, делали из церквей конюшни, зверски мучили священнослужителей, на кострах из икон заставляли москвичей готовить себе еду. За месяц пребывания Наполеона в Москве поляки натворили там много непотребного. Разносившаяся по окрестностям молва окрестила улан как самых отъявленных изуверов среди иноземных захватчиков. Горе было подчиненным Понятовского, попавшим в плен – их люто ненавидели и били смертным боем. Памятуя о зверствах поляков в Москве и чудовищное отношение их к пленным, русские на поле боя зачастую так же вели себя и в схватках с неприятелем – поляков в сражениях они добивали, не проявляя к раненым никакого снисхождения.

В отличие от неженок французов польские уланы были более приспособлены к войне в осеннее-зимних условиях России. Они могли ночевать в землянках, а то и на открытой местности, умели добыть провиант у крестьян, за прытью которых при окружении деревни французы не успевали. Польские уланы были лучшими мародерами в наполеоновской армии. Зимы поляки тоже не страшились.

Поляков невзлюбили свои же

В октябре Наполеон решил покинуть Москву, поскольку договориться о перемирии с Россией ему не удалось, а кормить свое войско было уже нечем. Его армию постоянно и активно третировали как русские войска, так и партизаны. К тому же приближалась зима. Поляки Понятовского все еще надеялись на удачливость французского императора и верили в благоприятный исход кампании и последующее присоединение Польши к Великой французской империи. Однако бегство наполеоновской армии изменило отношение к полякам со стороны французов – воины Речи Посполитой уже воспринимались как чужаки, улан бросали на самые опасные участки при сражениях, ущемляли в тылу, выгоняя из изб при ночлеге.

В конечном итоге польские подразделения в составе армии Наполеона потеряли былую боеспособность, которая не восстановилась и при вступлении русской армии в Польшу. Местное население трепетало, ожидая кровавого реванша за пребывание своих земляков в России. Но император России Александр I специальным указом запретил бесчинствовать на польской территории. Из общего количества польских войск, пошедших на войну с Россией в армии Наполеона, на родину вернулась только четвертая часть.

Как украинцы с поляками Москву не взяли

В июле 1616 года польский сейм решил, что права королевича Владислава на русский престол нуждаются в подкреплении оружием. На случай победы он подписал обязательства соединить Московское государство с Польшей неразрывным союзом. Однако в том году поход не состоялся: сейм назначил ему 11 000 войска, что явно немного, но и на это скупился дать финансирование. Зато не поскупился на комиссаров: чтобы Владислав соблюдал условия, ему выделили их аж восемь. При таком их количестве, конечно, собраться в поход было тяжело. Военным руководителем назначили гетмана Ходкевича, уже бывавшего в Москве во время польской оккупации до 1612 года.

Лишь к апрелю 1617 года нашлись деньги выехать из Варшавы, и только к сентябрю 1617 года Владислав с армией достиг Смоленска, а Ходкевич с частью армии — Дорогобужа. В этот момент всё русское государство повисло на волоске. Этому были две очень серьёзные причины: фактическое отсутствие крепостного права и демократический выбор тогдашнего русского царя, Михаила Романова.

О пользе крепостного права

Нашему современнику может показаться, что оба эти факторы должны были только укрепить позиции Москвы, ведь, как нас учили, крепостное право — причина вековой отсталости, а выборы руководителя страны народом — напротив, признак развитости общества. Увы, в XVI–XVII веках всё было ровно наоборот. Русский крестьянин, работавший на помещика, де-факто был кочевником. Даст ему соседний боярин больше ссуд на лучших условиях или больше надел — и он начнёт работать на него. Землянку крестьянин мог выкопать сам, да и избу поставить было не так долго. Именно поэтому крестьянин так легко двигался за помещиками на новые земли, например завоёванной Казани, и поэтому территориальная экспансия Московского княжества и царства шла с такой головокружительной быстротой.

Однако мобильное и лично свободное население не прощает власти никаких ошибок. А власти, которые не делают крупных ошибок, — большая редкость. В 1565–1572 годах такая ошибка была совершена: опричный террор физически уничтожил тысячи владельцев поместий в Центральной России. Многим крестьянам стало не на кого работать, да и вообще обстановка массовых убийств и изнасилований, созданная опричниками, не всем пришлась по нраву.

Как отмечал советский историк Кобрин, писцовые книги, составленные после опричнины, «создают впечатление, что страна испытала опустошительное вражеское нашествие». «В пусте» лежало порой до 90 процентов земли, и даже в центральном Московском уезде обрабатывалось 16 процентов пашни. Остальная её часть «лесом поросла в бревно, в кол и в жердь». Причины запустения уже в то время не были секретом: «опричиныи замучили, живот [скот и сельхозинвентарь] пограбели, дом сожгли».

Вот народ массово и убежал туда, куда не доставали опричники. Как резюмирует псковский летописец тех лет: «Царь учиниша опричнину… и от того бысть запустение велие Русской земли». Грозный попытался остановить запустение, в 1581 году временно запретив переходы крестьян. Да не на тех напал: крестьянин просто убегал с семьёй и несколько лет не жил в Центральной России. Документов и фотографий на него не было — ищите, государевы люди, пока не устанете. Заодно земледелец экономил на выплате «пожилого» владельцу земли за пользование ею. Сыск вёлся не более пяти лет, и, выждав их, крестьянин мог спокойно и легально вернуться в Центральную Россию. 

А мог и не вернуться. Царь Иван перед этим удвоил территорию русского царства, южные земли были теплее и плодороднее, там некому было платить налоги, а, уйдя в казаки, вдобавок можно было и пограбить.

Потом в центре страны и вовсе наступило Смутное время, отчего стало вообще непонятно — зачем туда кому-либо возвращаться.

Нельзя сказать, что власть не делала ошибок позже. Когда Петр I, большевики или правительство первых постсоветских лет ставили над населением эксперименты по быстрой вестернизации, последствия тоже были тяжелы. Чтобы увидеть былую пашню, что «лесом поросла в бревно, в кол и в жердь», нашему современнику нужно всего лишь выехать за город. Но при Петре и после него ситуация резко облегчалась тем, что существовало крепостное право и иные средства удержания масс на одном месте. Если крестьяне и помирали от голода, то «не только лишь все» — наиболее живучие продолжали обеспечивать помещика, служившего в армии, и платить налоги.

Без крестьян помещики не могли собрать средств на коня и оружие, поэтому служилая дворянская конница во много раз упала в численности. Воевать стало просто некому. Желающих платить налоги в центре страны тоже осталось маловато, так что положить жалование стрельцам царь не мог. Численность московского войска упала до неприличных значений — в десяток раз со времён Грозного. Поэтому поляки, при Иване IV оборонявшиеся от его армий, после опричнины смогли вторгаться глубоко в русские земли.

О «вреде» демократии

Как известно, династия Рюриковичей после Грозного быстро пресеклась, власть стали захватывать сомнительные личности типа Годунова и Шуйского. Поэтому «пришлось выбирать царя Земским собором». Но люди того времени считали, что устойчивое право царствовать может быть лишь наследственным. Как пишет Ключевский: «В продолжение всей Смуты не могли освоиться с мыслью о выборном царе; думали, что выборный царь — не царь, что настоящим, законным царём может быть только прирождённый, наследственный государь из потомства Калиты, и выборного царя старались пристроить к этому племени всякими способами, юридическим вымыслом, генеалогической натяжкой, риторическим преувеличением…  выборный царь был такой же несообразностью, как выборный отец, выборная мать».

Владислав в этом отношении имел тот плюс, что он был королевского рода. Да, он не был русским, но ведь Рюриковичи и вовсе не принадлежали к славянам. Поэтому многие дворяне, стрельцы и бояре испытывали искушение изменить выбранному Собором Романову и переметнуться к «природному королю» Владиславу. Тем более что ему в 1610–1612 году по приглашению бояр один раз уже удалось формально сесть на московский трон.

Нечаянный польский блицкриг

Именно поэтому случилась Дорогобужская катастрофа: 1 октября 1616 года дорогобужский воевода Иванис Ададуров сдался, признав Владислава царём московским. Сдались с ним и дворяне со стрельцами, причём первые ещё и присоединились к польскому войску. Известие о сдаче вызвало панику во всём регионе: вяземские воеводы Пётр Пронский и Михайла Белосельский, узнав о случившемся, бросили Вязьму и убежали в Москву. Пришлось полякам занять и брошенную Вязьму. Заняли бы, возможно, и Москву: там таких успехов поляков никто не ожидал, и большого войска собрать не успели.

Помешал концу русской истории только извечный польский бардак. Сейм дал Владиславу восемь комиссаров, не забывал посылать инструкции, но не выделил денег. Жалование польской кавалерии платить было неоткуда. От Владислава требовали завоевания Москвы на неизвестные средства. Жолнеры его армии отмечали, что жалования им не дают, отчего наступать в мороз у них желания совсем нет. Часть из них ушла, остальным пришлось встать на зимние квартиры в Вязьме. Поляки перешли на подножный корм мародёрства среди мирного русского населения.

Для этого поляки разделились на несколько отрядов: отряд Владислава пошёл на Можайск, Соколовского — на Тверь, Чаплинского — на Калугу. Настроение было пограбить, а не воевать, да и распыление сил сказалось. Поэтому, наткнувшись на серьёзное сопротивление небольших русских сил во всех трёх районах (под Калугой с русской стороны был сам Пожарский), поляки отошли. Однако у русских было всего несколько тысяч, в то время как поляки обладали все вместе десятком тысяч.

Собери они силы в один кулак и наступай прямо к Москве — всё было бы хуже, ибо оборонять её в этот момент по большому счёту было некому.

Зима прошла в грабежах, потому что денег у поляков не было. С весны сейм дал немного средств, но и у русских прибавилось людей. Поборовшись за Можайск, поляки к августу даже вытеснили из этого района его защитников. Но на помощь Москве опять пришёл её верный союзник — польский парламент. Там не собрали денег на вторую половину года, и в августе 1618-го поляки под Москвой об этом узнали. Большое количество людей просто уехало на запад, потому что грабить на одной и той же земле было уже некого: все разбежались, а иные поляки по 12 дней не ели и простого хлеба. Остались лишь самые упорные и жадные, менее 8000 — ведь к 29 октября деньги всё же пообещали выплатить.

Откровенно говоря, на этом бы поход и закончился — польская модель ведения боевых действий была совершенно тупиковой. Собирать деньги на армию они не хотели, но при этом побед от неё требовали.

Неудивительно, что после блицкрига 1617 года почти весь 1618-й они толкались под Можайском. Но здесь на помощь Владиславу пришёл новый и очень мощный фактор. 

Как запорожские казаки на Москву ходили

Если поляки из-за сейма были органически неспособны к планированию и осуществлению масштабных успешных наступлений на серьёзного противника, то была в их землях сила, у которой никакого сейма не было. Ею были казаки Сагайдачного, из украинской части Речи Посполитой. Вообще-то польская шляхта негативно относилась к казакам — ведь в них уходили крестьяне. Польские владельцы поместий лишались рабочих рук, а казаки слабо слушались указаний Варшавы.

Но у казаков был и свой козырь. Они были лёгкой кавалерией, кормившейся от войны (награбленным), а не от жалования. Польская тяжёлая кавалерия могла либо кормиться награбленным (как после октября 1617 года под Москвой), либо нормально воевать. Казаки тех лет совмещали эти два занятия, хотя и не без проблем — при угрозе потерь часто отказывались воевать. В итоге их содержание в военное время ничего не стоило польской короне. Не получая денег от сейма, казаки не были парализованы ни его жадностью, ни его комиссарами, часто не дававшими польской армии в поле сохранить единоначалие и нормальный процесс военного планирования.

На деле это было едва ли не самое важное — у казаков при Сагайдачном был один военный лидер, который сам принимал решения. Его не дергали в разные стороны сразу восемь комиссаров, из-за чего воевать ему было значительно легче.

Из-за этого Сагайдачный ещё до 1616 года совершил очень большое количество набегов на турецкие земли и крымчаков. В 1617 году ему показалось хорошей идеей повернуть своих людей на Москву. За это в октябре этого года сейм заключил с ним Ольшанское соглашение, по которому автономия казаков на подчинённой Польше Украине заметно расширялась. Да и вообще было понятно, что с польской неорганизованностью без казаков ни завоевать, ни удержать Россию у Владислава не получится. А значит, поляки будут вынуждены идти на уступки казакам.

Собравшись в поход летом 1618 года Сагайдачный повёл в него сразу 20 000 казаков. В войске Владислава, напомним, никогда не было более 11 000. Поэтому с этого момента польский поход на Москву, по сути, превратился в украинский — большинство его участников вышло именно с, как тогда говорили, этой «украйны». Казаки действовали несопоставимо быстрее и энергичнее поляков.

Они за считаные недели взяли Путивль, Ливны, Елец и Лебедянь. Местами победы их были обусловлены полной анархией, порождённой Смутой. В Лебедяни, скажем, «уездные люди воевод не послушались, в осаду не пошли» (а без гарнизона трудно обороняться). Но ключевые победы доставались за счёт изобретательности и таланта Сагайдачного. Воевода елецкий, преследуя небольшой отвлекающий казацкий отряд, вывел свой гарнизон в поле. Это была традиционная казачья засада: укрывшийся отряд бросился на город и взял его.

Если верить Бельской летописи, при взятии Ливен Сагайдачный «много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных християн поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жен и детей в плен поимал». Собственно, ничего особенного: типичный поход казаков того времени, и действия русского казачьего предводителя Баловня, пытавшего русских же крестьян в те же времена, были куда более жестокими.

Оку украинец перешёл ещё легче. Пожарский в этот момент болел от старых ран, а замещавший его Волконский по таланту был главе казаков не ровня. К тому же у него было всего 7000 человек — больше обезлюдевшее Московское царство выделить на смогло. Сагайдачный провёл одну переправу у впадения в Оку реки Осётр, а часть сил отправил далеко в сторону — к Ростиславлю-Рязанскому. Пока Волоконский блокировал казаков у Осётра, они обошли его с фланга, отчего он отступил в Коломну.

Будь казаки поляками, они бросились бы её осаждать — для них были важны свободные коммуникации в тылу. Казаки, кормившиеся грабежом, в коммуникациях нуждались меньше. Поэтому Сагайдачный обошёл Коломну и взял Романов, Каширу и Касимов. Впереди лежала Москва. 

Украино-польский штурм 

В конце сентября казаки подошли  к городу с юга, у Донского монастыря (ныне близ м. «Шаболовская»), поляки в этот момент подтянулись к Тушину. Ситуация была близка к катастрофе. По причине обезлюдения царства, дворян, имеющих коня и нормальное оружие, было так мало, что защищать столицу было почти некому. Вместо обороны на четвёртой стене (Земляной город), сил хватило лишь чтобы прикрыть третью стену (считая от Кремля) — стену Белого города, ныне Бульварное кольцо. Казаков с поляками было не менее 25 000. Гарнизон Москвы набирали с миру по нитке. 5500 было ополчения из местных жителей (без серьёзного военного опыта), 2600 — из русских казаков, 1350 дворян и 1500 стрельцов. Ещё было 300 наёмников-иностранцев и 450 татар. 

Проблема была в том, что и среди дворян (Дорогобуж), и среди казаков порядка не хватало. Особенно отличились последние — по «Новому летописцу» они прямо перед боями за город «взбунтовав ночью, проломиша за Яузою острог и побегоша из Москвы… Государь же посла за ними уговаривать бояр своих… и едва их поворотиша». С такими кадрами воевать было сложно, но других, спасибо опричнине, не было.

В ночь на 1 октября поляки ударили с запада на Арбатские ворота, а запорожцы — с юга. Точнее, так оно замышлялось. К счастью для осаждённых, к ним перебежали служившие полякам подрывники-французы Жорж Бессон и Жак Безе. Они сообщили, что поляки хотят штурмовать именно в ночь на первое и что главный подрыв будет у Арбатских ворот. В итоге внезапности не вышло — ночной бой за ворота затянулся. Как указывали поляки (и чего нет в русских источниках), отряд «бельских немцев» на московской службе (шотландцы и ирландцы) не дал русским отступить в решающий момент, удержав от бегства. Ходкевич в неразберихе ночного боя опасался расставаться с резервами и не подкрепил ими свой главный удар.

С ударом казаков получилось и вовсе смешно. Дело в том, что Сагайдачный должен был наступать на замоскворецкую часть обороны — самую ненадёжную, где сидели вышеописанные русские казаки, за которыми бояре всё время ходили и уговаривали их воевать. Казалось бы, самое слабое место. Однако запорожцы просто не рискнули идти на штурм, опасаясь потерь от спешенного боя. Весьма вероятно, что они спасли ситуацию. Дрогни казаки на русской службе — и неудача на Арбатских воротах не помешала бы паре десятков тысяч Сагайдачного ворваться в оборонительный периметр и окружить Кремль.

Утеря внезапности и упорное сопротивление оборонявшегося ополчения и дворян решили дело: штурм провалился. Надежд на финансирование сейма не было, и Владислав пошёл на переговоры и Деулинское перемирие. Оно было тяжёлым: Смоленск и Черниговская земля по нему отошли Польше. Однако если подумать, то для Московского царства это был подарок судьбы. Государство даже для защиты столицы собрало много меньше, чем какой-то вождь запорожцев. А ведь всего за полвека до этого Грозный повёл в поход на Казань 150 тысяч человек! Обезлюдение не прошло даром. Дай польский сейм денег на несколько лет войны или не побойся Сагайдачный потерь — и Москва стала бы ещё одной частью Речи Посполитой, как это уже было за шесть лет до того.

Но всё же главными спасителями столицы в той ситуации следует назвать не жадных до потери здравого смысла польских парламентариев и не острожных до трусости украинских казаков. Хотя, конечно, и тем и другим за эти черты характера неплохо бы поставить памятники с соответствующими надписями. И всё же ключевую роль в успехе обороны сыграли те немногочисленные жители центра страны, кто не бросил всё, несмотря на все ужасы предшествующих десятилетий, и дрался на стороне московского царя — хотя и сомневался в том, что выборный правитель вообще может быть легитимным.

Сожжение Москвы поляками — Русская историческая библиотека

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

 

III

 

 

В понедельник лазутчики дали Гонсевскому знать, что русские ополчения уже недалеко от Москвы. Надобно было думать, что Москва вся поднимется, как только завидит ратную русскую силу. Велено было всем жолнерам уходить в Китай-город и Кремль. Тогда столпилось по улицам множество извозчиков, которые всегда стояли в Москве, зимой с санями, летом с возами, и нанимались возить, кому куда нужно[1]; подозревали, что это делается для того, чтобы в то время, как явится ополчение, загородить улицы и не допустить полякам развернуться.

Наступил вторник. Как будто ничего не ожидая, московские торговцы отворили свои лавки; народ спокойно сходился на рынок для дел своих. На улицах и площадях опять, как вчера, стали съезжаться извозчики. Один из польских начальников, Николай Коссаковский, начал принуждать этих извозчиков встаскивать на стены Кремля и Китай-города пушки. Поляки хотели громить ими Москву, когда горожане поднимутся, увидавши русскую рать. Коссаковский предлагал извозчикам деньги; извозчики не брали денег и ни за что не хотели встаскивать пушек. Понятно стало, что эти извозчики толпились не с добрыми для поляков замыслами. Поляки стали их бить, а те стали давать сдачи; за них заступились свои. Поляки, уже раздосадованные прежними поступками москвичей, ожидая притом в тот самый день, что вся Москва на них поднимется, начали русских рубить саблями. В это время другие извозчики, вместо того, чтобы, как хотели поляки, поднимать пушки на стены, стаскивали со стен Китай-города те пушки, которые там прежде стояли. К Сретенским воротам Белого города подходил уже отряд князя Димитрия Пожарского. Гонсевский, когда дали ему знать, что в Китай-городе драка, поспешил туда, думал разнять ее, но, узнав, что к городу приступает ополчение, понял дело так, что, верно, москвичи, по условию со своими, напали в назначенное время на поляков и хотят занять Китай-город, прежде чем их братья успеют ворваться в Белый город. Он не только не мешал полякам разделываться с русскими, а еще приказал сам бить их, чтобы вытеснить из Китай-города. Тогда поляки и немцы бросились в ряды москвичей и начали рубить, резать и убивать без разбора – и старых и малых, и женщин и детей. Тут был убит боярин Андрей Васильевич Голицын. По известиям очевидцев, в короткое время погибло от шести до семи тысяч народа. Остальные покинули свои дома, лавки, занятия, и пустились в Белый город. Поляки высыпали в погоню за ними. Тут в Белом городе москвичи загородили улицы извозчичьими возами, столами, скамьями, кострами дров; поляки бросились на них; русские за своими загородками отбивались. Поляки отступили, чтобы броситься на другие улицы; тогда русские кидались за ними сами, били их столами и скамьями, метали на них поленья и каменья; иные стреляли из ружей, у кого ружья были. В других улицах тоже все было загорожено; как только поляки верхом на конях бросятся вперед с копьями, русские отстреливаются и отбиваются от них, заслонившись; а как только поляки отступят, чтобы идти на другую улицу, русские поражают их в тыл; с кровель, с заборов, из окон стреляли в поляков, били их каменьями и дубьем. Москвичам помогало то, что улицы в Москве были со множеством переулков и тупиков; тут-то и допекали поляков перекрестными ударами. В это время по всем московским церквам раздавался отрывистый набатный звон, призывавший русских к восстанию.

Польская карта Москвы, 1610

 

Самая важная схватка была на Никитской улице. Тут поляки и немцы несколько раз силились пробиться сквозь поставленные на улице загороды, но каждый раз пятились назад. Вдруг дают знать, что русские ополчения вступают в Белый город, заняли Тверские ворота, а князь Димитрий Михайлович Пожарский уже на Сретенке. Поляки бросились на Тверскую, но оттуда отбили их стрельцы; поляки ударились на Сретенку – Пожарский выпалил по ним из пушек. Поляки отступили, а Пожарский, захватив часть Сретенки, приказал наскоро сделать острог, около церкви Введения Пресвятыя Богородицы (на Лубянке), и стал в нем со своим отрядом и пушкарями. Там поляки оставили его: они услышали, что к Яузе приближается еще один русский отряд, бросились туда через Кулишки; но и там москвичи загородили тесные улицы и бились отчаянно, напирая со всех сторон. Поляки увидели, что им приходится плохо; русские ополчения уже ворвались в Белый город. Вся Москва поднялась, как один человек; с таким числом воинов, какое было у польского военачальника, нельзя было прорваться и дать бой вне города; оставалось вести оборонительную войну и запереться в Кремле и Китай-городе. Но если оставить в целости Белый город, то это значило дать пришедшим безопасное убежище и средства к пропитанию, допустить беспрепятственно москвичей, со всеми выгодами жилья и имущества, действовать против поляков. Кто-то закричал в толпе: «Огня, огня – жечь дома!» Военачальники тотчас поняли, что это мысль удачная. Огонь и дым заставят русских отступить из своих засад; сами поляки займут тогда пепелище; им будет свободно развернуться. Гонсевский дал приказание жечь Москву. Русская летопись говорит, что этот совет подал ему Салтыков в ревности к королю, и еще больше – для собственного спасения. Он сам первый подложил огонь в своем доме. Пожар принимался не скоро, вероятно, по причине сырой погоды. Под иной дом раза четыре подложат огонь: не горит. «Дом заколдован!» – говорят поляки, и с большим трудом успевают зажечь его. В разные стороны бегали толпами жолнеры с насмоленной лучиной, прядевом, хлопьями, и усердно работали; наконец, пожар принялся разом во многих местах. На счастье полякам, ветер подул на москвичей; пламя разливалось им в лицо; они отступили, а поляки за ветром стреляли по москвичам.

Пожар усиливался. У поляков были квартиры в Белом городе; там у них пропадало все имущество; у иных были там лошади, которых они должны были побросать, когда москвичи прижали их в тесных улицах. Все пропадало. Надобно было запереться в Китай-городе. Вечером, случайно, огонь занесся было и туда; но сколько полякам хотелось зажечь Белый город, столько же хотели они сохранить от пожара Китай-город, где было у них пристанище. Те, что занимали Белый город, бегут поспешно в Китай-город. «Сам Бог нам помог, что Москва тогда не бросилась за нашими по следам в ворота», говорит поляк-очевидец[2]. Принялись тушить. Ксендзы обошли занявшиеся дворы с св. дарами. Этой процессии поляки приписывали скорое погашение пожара в Китай-городе.

Наступила ночь. От пожара в Белом городе было светло так, что можно было рассмотреть иголку. Москвичи усердно тушили огонь; раздавались в Белом городе их громкие крики и набатный звон колоколов.

Гонсевский с предводителями держал совет; все в один голос решили, что надобно добиться – сжечь всю Москву. Бояре налегали особенно, чтобы сжечь Замоскворечье. «Хоть весь Белый город выжгите, – говорили они, – не пустят вас стены, а надобно зажечь заречный город: там деревянные укрепления; тогда будете иметь свободный выход, и помощь может придти от короля[3].

Поляки решили разом жечь и Белый город, и Замоскворечье. В среду, еще до рассвета, вышли из города на лед Москвы-реки две тысячи немцев, под начальством Якова Маржерета[4], да отряд польских пеших гусар, да две конные хоругви, с зажигательными снарядами. Они увидали, что русские с двух сторон силятся охранить свою столицу. К Чертольским воротам подошел с коломенским ополчением Плещеев, занял эти ворота, захватил угол Белой стены, доходившей до реки, на стене поставил стрельцов и затинщиков; москвичи стали загораживать улицы, чтобы не давать жечь города. На другой стороне, на Замоскворечье, явилось ополчение Ивана Колтовского, и уже на берегу поставлены были пушки. Вышедший на лед польский отряд отправился по льду к Чертольским воротам, а за ним вслед вышли из Кремля другие жолнеры и стали в боевой порядок на льду. Московские ратные люди оплошали: оставили отворенными Водяные ворота, под Пятиглавой башней, на мосту, построенном для сообщения с другим берегом; этим воспользовались высланные поляки, ворвались через эти ворота в Белый город. Плещеев бежал. Его воины побросали даже свои щиты. Поляки и немцы зажгли церковь св. Илии, Зачатейский монастырь и близкие к ним дворы. В это время поставленная на Ивановской колокольне польская стража закричала: «Из Можайска Струсь идет! Москвичи не пускают его под деревянною стеною на Замоскворечье». – Гонцы поскакали по льду и приказали тем, которые прогнали Плещеева, идти на другой берег, жечь Замоскворечье и помогать Струсю. К ним послали еще других немцев. Пожар на Замоскворечье принялся очень скоро; жолнеры добрались до деревянной стены и зажгли ее. Стена распадалась. Струсь со своими удальцами бросился в прогалину, кричал: «За мной!» и его жолнеры перескочили за ним вслед через развалины горящей стены. «Не мы ему помогали, а он, герой сердцем и душой, помог нам», – говорит польский дневник. Ополчение Ивана Колтовского, защищавшее Замоскворечье, разбежалось. Струсь благополучно вошел в Кремль. Замоскворечье запылало на всех концах. После того поляки стали жечь Белый город, по направлению к Лубянке. Пожарский со своим отрядом вышел из острожка своего и не давал столицы на сожжение. Битва в улицах была упорная; но огонь заставил русских отступить. Сам Пожарский был ранен, и, упавши на землю, горько плакал о разрушении царствующего града, о крайнем бедствии Русской Земли. Окровавленный, вопил он: «О, хоть бы мне умереть, только бы не видать того, что довелось увидеть!» Ратные люди подняли предводителя, положили в повозку и повезли из пылающей столицы по троицкой дороге. Весь его отряд отправился туда же. Это был последний отпор. После того русские не отстаивали столицы. Жители ее, как увидали, что пришедшие к ним на помощь не в силах спасти города, впали в отчаяние и бежали, без оглядки, толкая друг друга и падая на снег. Много их пошло вслед за Пожарским к Троице; иные толпились в Симоновом монастыре, иные прятались в слободах, которые еще не были сожжены. Но много было таких, что не успевали убегать и погибали в пламени; иных поляки догоняли и убивали. После того зажигатели доканчивали истребление Москвы беспрепятственно и поздно вечером вернулись в Кремль и Китай-город с полным успехом.

Следующая ночь была светлее прошлой: горел Белый город на всех концах, горело все Замоскворечье; нестерпимый дым душил поляков в Китай-городе, вместе со зловонием от трупов, которые лежали, еще непогребенные, грудами выше человеческого роста, около опустелых рядов.

В четверг поляки дожигали то, что еще не успело сгореть в среду. Бояре, державшие сторону поляков, и теперь сильно настаивали, чтобы не оставить в столице бревна на бревне, чтобы не дать никаким образом оправиться неприятелю короля польского. Оставшиеся москвичи кланялись в ноги полякам и просили пощады. Гонсевский приказал протрубить приказ не убивать никого из тех, которые поддаются. Он велел раздавать москвичам белые полотенца и подпоясываться ими: это был знак покорности; по ним поляки могли отличать покорных от непокорных; заставили москвичей снова произнести присягу Владиславу. Трупы из Китай-города свалили в Москву-реку.

В продолжение трех дней Москва сгорела. Стены Белого города с башнями и множество почерневших от дыма, лишенных стекол церквей, печи уничтоженных домов, каменные подклети и погреба торчали посреди щебня и угольев. Много набрали поляки богатых одежд и утвари в погребах и подклетях. Иной вошел в Белый город в дырявом запачканном кунтуше, а ворочался в шитом золотом и саженом жемчугами кафтане. Оставленные церкви наделили их золотом и серебром. Жемчугу поляки набрали столько, что, ради потехи, заряжали им ружья и стреляли в москвичей. Добрались жолнеры и до боярских бочек с вином и медами, и перепивались на радости. Шел пир на славу после трудов: растлевали девиц, насиловали красивых женщин, проигрывали в карты московских детей для забавы! Но семьсот человек отвлечены были от общего пира и отправились, со Струсем и Зборовским, против Просовецкого, который со своими казаками подходил к Москве. В великую пятницу они встретились с ним верстах в 25 от столицы. Просовецкий шел под защитой «гуляй-города», то есть за круговым рядом саней с воротами на колесах, а в воротах сделаны были отверстия для стрельбы. За такой подвижной оградой шло казацкое войско. Каждые сани двигало десять стрельцов, и в то же время стреляли из отверстий в воротах, которые укрывали их от неприятеля. Струсь приказал спешиться, ударил на них, прорвал их «гуляй-город». «Никого не берите в плен, всех бейте и колите!» – приказывал сам Струсь. Просовецкий повернул назад; полякам это и нужно было. Струсь не стал его преследовать; довольно было, что отбил его от столицы. 



[1] Мархоцкий, 114.

[2] Мархоцкий, 116.

[3] Мархоцкий, 116.

[4] После смерти первого названого Димитрия Маржерет удалился из Руси и теперь вернулся в знакомую ему Москву ее врагом.

 

 

Польская окупация Москвы. Как это было на самом деле?

В начале 17 века между Речью Посполитой и Русским государством происходило вооруженное столкновение, которое известно в истории как русско-польская война 1609-1618 годов. Одним из главных событий этого периода была двухлетняя оккупация Москвы польскими войсками. Для освобождения русской столицы от захватчиков было собрано Первое народное ополчение, но из-за междоусобиц среди командования действия ополченцев потерпели неудачу. И только в октябре 1612 года Второе ополчение под руководством Дмитрия Пожарского смогло освободить Москву.

Причины, способствующие польской интервенции

Как же случилось, что войска Речи Посполитой смогли практически без боя захватить и оккупировать на два года столицу Русского государства? Дело в том, что Россия в конце 16-начале 17 века переживала нелегкие времена, которые стали называть «Смутное время»: после смерти царя Ивана Грозного на московском престоле то и дело менялись правители, затем власть захватила Семибоярщина, а страну сотрясали крестьянские бунты и войны.

Именно в этот момент правящая верхушка Речи Посполитой совместно с католической церковью предприняла попытку захватить русские территории. Вначале это выглядело как оказание помощи Лжедмитрию I и Лжедмитрию II, а уже при Василие Шуйском началась открытая интервенция с осадой Смоленска, разгромом русской армии в битве у деревни Клушино и походом на Москву. Как раз в этот момент Шуйский был свергнут с престола, и страна оказалась в междуцарствии. Фактически власть принадлежала правительству, состоящему из 7 бояр. Опасаясь народного восстания и пытаясь сохранить свои привилегии, бояре пошли на сделку с польским королем Сигизмундом III. Они пригласили на царский престол его 16-летнего сына – королевича Владислава, правда бояре выдвинули условия о переходе королевича в православную веру и женитьбе на русской.

Вот такое положение сложилось в московской державе осенью 1610 года.

Оккупация Москвы польско-литовским войском

Уже в августе 1610 года Станислав Жолкевский с войском стоял на Ходынском поле под Москвой, куда его оправил Сигизмунд III. Гетман был противником оккупации русской столицы, поскольку прекрасно видел опасность таких действий. Он понимал, что русские бояре согласились отдать трон иноземцу только лишь вследствие безвыходности положения, а также он понимал, что никогда польский королевич не примет православие. Но король настоял на оккупации столицы русской державы.

Чтобы сохранить покой и порядок в столице до прибытия нового государя, войска гетмана Жолкевского вошли в Москву. Причем заняли они её без боя, поскольку бояре сами впустили поляков в город. Это произошло 21 сентября 1610 года. С этого момента власть в Москве фактически сосредоточилась в руках польско-литовского гарнизона под командованием Станислава Жолкевского. В столице было дислоцировано четыре полка, командовали которыми Александр Гонсевский, Александр Зборовский, Мартин Казановский и Людвиг Вайер. Жолкевский, как опытный полководец, так разместил в городе солдат своего гарнизона, что в случае каких-либо неприятностей они легко могли оказать друг другу помощь и поддержку или же отступить и укрыться за мощными кремлевскими стенами. Польские полки были расквартированы в Кремле, в Белом городе, Новодевичьем монастыре и в Китай-городе.

Приблизительно в ноябре 1610 года Жолкевский вынужден был покинуть Москву и уехать в Смоленск, где его ждал король Сигизмунд. Поэтому командование московским гарнизоном принял Александр Гонсевский.

Польские солдаты вели себя в захваченном городе как настоящие оккупанты – постоянно случались стычки с местным населением, происходили драки, насилие и убийства, осквернялись храмы. В марте 1611 года жители Москвы подняли вооруженное восстание против захватчиков. И в это же время к столице подошли отряды Первого народного ополчения. Они успешно штурмовали стены Белого города и валы Земляного города, освободив большую часть Москвы.

Чтобы удержать город, поляки вынуждены были его поджечь, а сами укрылись за стенами Кремля. Таким образом, польский гарнизон оказался запертым в центральных районах города, и перед ними отчетливо встала перспектива голода. Поэтому получение помощи извне приобрело жизненное значение.

Польский гарнизон в осажденном Кремле

Всего польский гарнизон насчитывал около 8000 человек. Но на каждого воина приходилось еще как минимум 3-4 гражданских лица. Это были семьи солдат, прислуга, маркитантки, купцы и те люди, которые пристали к войску по дороге. Поэтому можно смело говорить, что необходимо было содержать не менее 20 тысяч человек.

Первоначально за доставку продовольствия отвечал полк усвяцкого старосты Яна Петра Сапеги. Последний раз запасы в Кремль он доставил в августе 1611 года. После гибели Сапеги сбором провианта занимался литовский гетман Ян Кароль Ходкевич. Но снабжать осажденный город извне становилось все сложнее. В декабре 1611 года в стенах Кремля начался страшный голод: все, что можно было съесть — было съедено, доходило даже до проявления каннибализма. Кое-какие обозы с провиантом смогли прорваться в осажденный город, но это была капля в море. Расправиться с польским гарнизоном помогал не только голод, но и аномальные морозы 1612 года.

Освобождение Москвы

Летом стало понятно, что сопротивление польского гарнизона не имеет смысла. Поэтому польско-литовские отряды стали покидать Москву: в июне ушел полк Зборовского, а следом за ним полк Гонсевского. Командовать оставшимся гарнизоном пришлось Николаю Струсю.

В августе главные силы Второго народного ополчения подошли к Москве, где 1 сентября 1612 года состоялась решающая битва ополченцев во главе с князем Пожарским с польским войском гетмана Ходкевича, который спешил в осажденный Кремль с обозом провианта. Смертельный бой, продолжавшийся 14 часов, закончился отступлением польских воинов. И самое обидное в том, что обоз с провиантом застрял всего лишь в 1800 метрах от Кремля. Судьба осажденного кремлевского гарнизона была решена – 7 ноября он сдался.

Следующий раз польские солдаты придут в Москву ровно через 200 лет – в 1812 году вместе с Наполеоном.

1610, сентябрь Оккупация Москвы поляками, выдача Шуйского полякам

Читайте также

Несчастное царствование Шуйского от 1606 до 1610 года

Несчастное царствование Шуйского от 1606 до 1610 года Едва ли какой-нибудь государь был несчастнее Василия Иоанновича! Все его добрые намерения не имели успеха, все, что он думал сделать полезного для своих подданных, было не понято ими; все, чем он хотел улучшить их состояние,

Глава 14 Екатерина дарует полякам «короля Стася»

Глава 14 Екатерина дарует полякам «короля Стася» Значение королевской власти при Августе II и Августе III ещё больше упало. И отцу, и сыну куда милей была тихая Саксония, чем буйные паны. Оттуда и «правили» Речью Посполитой оба короля.Роль сеймов в управлении страной тоже

Несчастное царствование Шуйского 1606-1610 годы

Несчастное царствование Шуйского 1606-1610 годы Едва ли какой-нибудь государь был несчастливее Василия Иоанновича! Все добрые намерения его не имели успеха. Все, что думал он сделать полезного для подданных своих, было не понято ими, все, чем он хотел улучшить состояние их,

Выдача Франции – в военной тюрьме предварительного заключения

Выдача Франции – в военной тюрьме предварительного заключения Однако для примерно 250 бывших военнослужащих дивизии СС «Дас Рейх», среди которых насчитывалось от 40 до 50 человек, служивших в полку СС «Дер Фюрер», нахождение в плену еще далеко не заканчивалось. Самое худшее

8. Геродот рассказывает о гибели известного князя Михаила Скопина-Шуйского в 1610 году, назвав его «персом Интафреном»

8. Геродот рассказывает о гибели известного князя Михаила Скопина-Шуйского в 1610 году, назвав его «персом Интафреном» 8.1. Дарий и женщина казнят выдающегося перса Интафрена В самом конце повествования о семи заговорщиках, свергнувших мага Лжесмердиса, Геродот добавляет

Глава 11 Император Тит — это князь Скопин-Шуйский Захват Титом Иерусалима — это взятие Москвы Скопиным-Шуйским в 1610 году, совмещенное со взятием Москвы Мининым и Пожарским в 1612 году

Глава 11 Император Тит — это князь Скопин-Шуйский Захват Титом Иерусалима — это взятие Москвы Скопиным-Шуйским в 1610 году, совмещенное со взятием Москвы Мининым и Пожарским в 1612 году 1.  Молодой Тит, сын Веспасиана, — выдающийся полководец Молодой Скопин-Шуйский, племянник

6. Взятие Москвы в 1610 году Скопиным-Шуйским, а потом, вскоре, в 1612 году Мининым и Пожарским

6. Взятие Москвы в 1610 году Скопиным-Шуйским, а потом, вскоре, в 1612 году Мининым и Пожарским В 1609 году Русь погружена в тяжелую смуту. Царь Василий Шуйский сидел в Москве, однако город обложен войсками «Вора» = «Лже»-Дмитрия и поляками. Сам «Вор» — в Тушине. В Москве царит хаос,

Выдача и казни солдат и офицеров РОА и казаков

Выдача и казни солдат и офицеров РОА и казаков В конце войны на территориях, занятых союзниками, оказались миллионы наших соотечественников: военнопленных Красной Армии, солдат и офицеров РОА и других коллаборационистских соединений, граждан, угнанных на

1606–1610 Правление царя Василия Шуйского

1606–1610 Правление царя Василия Шуйского После убийства самозванца пьяные толпы, поднятые на мятеж боярином Шуйским, с трудом удалось утихомирить. Пример Юшки Отрепьева, так легко севшего на трон Ивана Грозного, многим боярам показался соблазнительным – в их среде

1609–1610 Освободительный поход русско-шведских войск Скопина-Шуйского и Делагарди

1609–1610 Освободительный поход русско-шведских войск Скопина-Шуйского и Делагарди В этой обстановке Шуйский решил обратиться за помощью к смертельному врагу короля Сигизмунда шведскому королю Карлу IX. Для этого он послал в Новгород Михаила Васильевича Скопина-Шуйского,

1610, 16 июля Свержение царя Василия Шуйского

1610, 16 июля Свержение царя Василия Шуйского После смерти Скопина дела Шуйского не поправились. Власть не доставляла ему радости. К лету 1610 г. его положение стало угрожающим. 27 июня в сражении под Можайском (у села Клушино) гетман Жолкевский разбил двигавшуюся на помощь

ВЫДАЧА И КАЗНИ СОЛДАТ И ОФИЦЕРОВ РОА И КАЗАКОВ

ВЫДАЧА И КАЗНИ СОЛДАТ И ОФИЦЕРОВ РОА И КАЗАКОВ В конце войны на территориях, занятых союзниками, оказались миллионы наших соотечественников: военнопленных Красной Армии, солдат и офицеров РОА и других коллаборационистских соединений, граждан, угнанных на принудительные

Помощь украинцев полякам

Помощь украинцев полякам Из реляций, которые я получил от своих респондентов, выходит, что многие из них не отождествляют бандеровцев или бульбовцев с УПА — с украинским народом, почти никто не имеет к украинскому народу чувства ненависти. Большой процент респондентов

Как полякам изменило счастье под Тверью

Как полякам изменило счастье под Тверью После молебна в Софийском соборе, получив благословение митрополита Исидора, князь Михаил с теми воинами, с которыми он держал оборону Новгорода, «и с болшими с немецкими людми» под командованием Якоба Делагарди вышел 10 мая из

Царствование Лжедмитрия I (1605–1606) и Василия Шуйского (1606–1610)

Царствование Лжедмитрия I (1605–1606) и Василия Шуйского (1606–1610) Еще находясь в Туле, Лжедмитрий начал управлять государством. Первой его заботой было прекратить смуту и мятежи, которые тогда повсюду кипели, особенно в народе, против помещиков и властей. В грамоте своей,

12 Выдача

12 Выдача В то время как около 20 тысяч человек из северной группы РОА (главнокомандующий и 1-я дивизия) в большинстве своем уже находились в советских руках, части, насчитывавшие 25 тысяч человек южной группы (армейский штаб, офицерский резерв, офицерская школа, 2-я дивизия,

Война 1609-1618.

Взятие Москвы

Война 1609-18 годов

Littaw, Russiae, 1614

Война 1609-1618 годов — война между Речью Посполитой и Московским царством, в ходе которого польско-литовские войска на два года (с 1610 по 1612) занимали Московский Кремль. Одно из основных событий московского «Смутного времени».

1600-1611 Речь Посполитая ведет войну со Швецией за эстонские земли. Московскй царь Василий Шуйский заключает союз со Швецией. В. князь Литовский и король Польши Сигизмунд III Ваза вступает в войну с Московским царством.

1606-1607 Крестьянское восстание Болотникова в Московском царстве. Закрепощение крестьян и голод собрали в поход на Москву до 30 тысяч человек.

1610 — 4 июля. В битве при Клушино войска Речи Посполитой под командованием Станислава Жолкевского в количестве около 6800 человек (5500 из которых составляли крылатые гусары) разгромили 30000 московских и 5000 шведских войск. Московское войско оставило в руках победителей все — обоз, казну, артиллерию, знамена, весь личный багаж полководцев, включая саблю и воеводскую булаву Шуйского.

1610 — 20 сентября. Войска Речи Посполитой вошли в Московский Кремль.

После низложения Василия Шуйского летом 1610 года московское правительство (Семибоярщина) признало Владислава, старшего сына Сигизмунда III, царём и чеканило от имени «Владислава Жигимонтовича» монету. Владислав православия не принял, в Москву не прибыл и венчан на царство не был. До 1634 года он продолжал пользоваться титулом Великого князя Московского.

1611 После долгой осады Смоленск возвращен в состав ВКЛ. И до XVIII века «смоленское дворянство именовало себя шляхетством, смоленские шляхтичи предпочитали читать польские книги и брать себе жён из Польши. При Анне Иоанновне польские книги на Смоленщине были запрещены, за владение ими били кнутом и ссылали в Сибирь; запрещены были также браки с польками; однако смоляне жён из России по прежнему не брали, предпочитая браки в своей среде. « (Из «Записок» Л. Н. Энгельгардта)

Задержки и невыплаты жалования в войсках Речи Посполитой породили лисовчиков — формирований иррегулярной лёгкой кавалерии, кормившихся только за счёт трофеев. Первым командиром был виленский шляхтич Александр Лисовский, которому покровительствовал Януш Радзивилл.

Лисовчики не получали жалования. Формировались они в основном из добровольцев мелкой шляхты и горожан из ВКЛ. Относились к лёгкой кавалерии казацко-татарского типа (сабля, сагайдак, пистолеты, минимум доспехов). Во время войны заняли несколько городов, принимали активное участи е в защите Смоленска от московских войск.

1612 году Второе народное ополчение освободило Москву, однако война полыхала до 1618 года,

Во второй половине войны активное участие принимало Войско Запорожское под командованием гетмана Конашевича-Сагайдачного. Запорожская Сечь вступила в войну, получив признание со стороны Польши своей судебной и административной автономии.

Польские, литовские и казацкие формирования разорили южные области Московского царства. Война завершилась подписанием Деулинского перемирия 11 декабря 1618 года.

С этой войной связаны многие славные имена. Сигизмунд III Ваза — король польский, в. князь литовский, король шведов, готов, вендов. Ян Кароль Ходкевич, герой эпоса «Кароломахия» — великий гетман Литовский, командующий армией ВКЛ. Лев Сапега, фундатор третьего Статута ВКЛ — великий канцлер Литовский, принимал Деулинское перемирие. Александр Гонсевский — великий референдарий литовский, основатель Витебского иезуитского коллегиума, комендант московского Кремля и воевода Смоленский.

В память о короле Жигимонте III и о войсках Ходкевича в Москве, в России утвержден праздник «День национального единства» (4 ноября) — в этот день войска Жигимонта покинули Московский Кремль после двухлетней оккупации (на самом деле, ничего в этот день не произошло — так говорит энциклопедия)).

http://veras.jivebelarus.net/sodyerzhaniye/sobytiya-smutnoho-vryemyeni-v-rossii be-x-old.wikipedia.org be.wikipedia.org pl.wikipedia.org uk.wikipedia.org ru.wikipedia.org

«Лучше мне было бы умереть, чем видеть всё это». Как поляки сожгли Москву


В марте 1611 года по последнему зимнему пути ополченцы стали стягиваться со всех сторон к Москве. Князь Пожарский во главе своего отряда выступил из Зарайска в начале марта. Подойдя к столице, его ратники небольшими группами и поодиночке проникли в московские слободы. То же самое сделали воины из других отрядов, первыми подошедших к окраинам города. Пробрались в столицу и воеводы: князь Дмитрий Пожарский, Иван Бутурлин и Иван Колтовский.

Через несколько дней москвичи ожидали подхода главных сил земского ополчения, но дождаться их не удалось. 19 марта началось Московское восстание. На улицах Москвы шли ожесточенные бои с интервентами. Таким образом, долго, терпеливо сносившие гнёт врага горожане не выдержали и выступили стихийно. Напряжение в Москве росло с начала 1611 года. Население Москвы в своем подавляющем большинстве ненавидело ляхов. При гетмане Жолкевском поляки в Москве соблюдали хоть какую-то дисциплину, при Гонсевском же они совсем распоясались. Жены и дочери москвичей средь бела дня подвергались насилию. По ночам поляки нападали на прохожих, грабили и избивали их. К заутрене не пускали не только мирян, но и священников.

Командующий польским гарнизоном Гонсевский и русские изменники знали, что на южных подступах к Москве собирается земское ополчение. Поэтому они предприняли определенные меры предосторожности. От москвичей потребовали в 24 часа под страхом смерти сдать оружие. Запрещено было носить даже ножи, что тогда было самым обычным делом. Ввели комендантский час, ночью по улицам ездили патрули, на месте рубя нарушителей. Польские солдаты врывались с обысками в «подозрительные» дома. На окраинах выставили заставы — у кого находили оружие, тащили к проруби и топили. Купцам было запрещено продавать топоры, ножи и другое холодное оружие. Топоры отбирались и у плотников, шедших с ними на работу. Поляки боялись, что за неимением оружия народ может вооружиться кольями и дубинами, и запретили крестьянам возить дрова на продажу. Подозрительным казался даже русский обычай подпоясывать рубахи и кафтаны: опасались, что москвичи могли прятать за пазуху оружие. Поэтому патрули задерживали всех и заставляли распоясываться. Интервенты тщательно обыскивали каждую повозку, прибывавшую в город.

«…Мы… день и ночь стояли на страже, — писал поляк Маскевич,- и осматривали в городских воротах все телеги, нет ли в них оружия: в столице отдан был приказ, чтобы никто из жителей под угрозой смертной казни не скрывал в доме своем оружия и чтобы каждый отказал его в царскую казну. Таким образом, случалось находить целые телеги с длинными ружьями, засыпанными сверху каким-либо хламом; все это представляли Гонсевскому вместе с извозчиками, которых он приказывал немедленно сажать под лед». Но и под страхом казни на дворах и подворьях Москвы ковалось и готовилось оружие.

В самой Москве постепенно накапливались силы для выступления против захватчиков. Руководители Первого ополчения задумывали двойной удар — извне и изнутри столицы. В Москву задолго до восстания из подмосковных местечек и деревень сходились люди под предлогом поиска защиты, тайно принося с собой оружие, приходили и ополченцы Ляпунова, переодевшись в городское платье, их никто не узнавал, так как они смешивались с московским населением. Изменник боярин Салтыков посоветовал польскому командованию спровоцировать преждевременное выступление московского населения, с тем чтобы расправиться с внутренней угрозой до подхода земского ополчения. 17 марта после традиционного шествия патриарха в Кремль во время церковного праздника в вербное воскресенье Салтыков говорил польским панам о том, что они упустили удобный случай для расправы с москвичами: «Ныне был случай, и вы Москвы не били, ну так они вас во вторник будут бить».

Понятно, что поляки были всерьез обеспокоены внутренней и внешней угрозой и планировали свои контрмеры против земского ополчения. Так, польский ротмистр Маскевич отмечал: «Мы были осторожны; везде имели лазутчиков… Лазутчики извещали нас, что с трех сторон идут многочисленные войска к столице. Это было в великий пост, в самую распутицу. У нас бодрствует не стража, а вся рать, не расседлывая коней ни днем ни ночью… Советовали нам многие, не ожидая неприятеля в Москве, напасть на него, пока он еще не успел соединиться, и разбить по частям. Совет был принят, и мы уже решились выступить на несколько миль от столицы для предупреждения замыслов неприятельских».

Однако осуществить такой план и атаковать ополченческие отряды около Москвы противнику не удалось: у интервентов, засевших в Москве, не хватало войск. Польский гарнизон Москвы насчитывал 7 тыс. солдат под началом гетмана Гонсевского, 2 тыс. из них составляли немецкие наемники. Этих сил не хватало, чтобы контролировать русскую столицу — огромный по тем временам город и одновременно атаковать основные силы ополчения. Оставить столицу было жалко: рушился давний план завоевания Русского государства, терялась надежда на дальнейшее личное обогащение, пришлось бы бросить многое из награбленного. Гетман Гонсевский решил остаться в осаде, надеясь, что к нему в скором времени подойдут подкрепления из Речи Посполитой, куда были направлены гонцы за помощью.

Польское командование очень беспокоило и то, что на стенах Белого города и Деревянного (или Земляного) города находились многочисленные пушки, которые москвичи в случае восстания могли повернуть против польских войск. Гонсевский приказал стащить всю артиллерию со стен и перевезти в расположение своих войск. Орудия гетман приказал устанавливать на стенах Кремля и Китай-города, чтобы держать под обстрелом саму Москву. В результате пушки, установленные на кремлевских и китайгородских стенах, держали под прицелом весь обширный Московский посад. Туда же свезли все запасы пороха, изъятые из лавок и селитряных дворов.

И все же, несмотря на все меры предосторожности, интервенты боялись. «Уже нельзя было спокойно спать среди врагов, таких сильных и жестоких, — признавался тот же Маскевич.— Все мы утомлялись частыми тревогами, которые были по четыре и по пять раз в день, и непрестанною обязанностью стоять по очереди в зимнее время на страже: караулы надлежало увеличить, войско же было малочисленно. Впрочем, товарищество сносило труды безропотно: дело шло не о ремне, а о целой шкуре».

Москва и в то время была огромным городом. Современники-иностранцы указывали, что она «намного больше Лондона с предместьями», «больше Рима и Флоренции». Точная численность населения неизвестна. Считается, что численность населения составляла 200-300 тыс. человек, но некоторые приводили цифру 700 тыс. человек. Москва состояла из пяти частей. В центре располагалась мощная каменная крепость Кремль. Расположенный на треугольной площади, он с двух сторон омывался Москвой-рекой и ее притоком Неглинкой, а с третьей стороны по Красной площади от Неглинки к Москве-реке тянулся глубокий ров, наполненный водой. В Кремле находились царские дворцы, приказы, другие государственные учреждения.

Остальной город был разбит на четыре обособленные части. Каждая из них имела свои укрепления, была обнесена оборонительными стенами. К Кремлю примыкал Китай-город (от слова «кита», означавшего ограду, плетень), стены которого составляли единую цепочку. Первоначально Великий посад — улицы вне Кремля — был обнесен земляным валом, увенчанным вязками жердей, своего рода заградительным плетнем. Затем поставили каменные стены, которые с двух сторон подходили к Кремлю. Если стены Кремля огораживали только около 30 гектаров, то стены Китай-города охватывали площадь около двух тысяч гектаров. Вместе с Кремлем Китай-город являлся единой крепостью. Это было крупнейшее в Русском царстве, да и в Восточной Европе, военное сооружение. Здесь располагалась торговая часть столицы, помечались торговые ряды и жилые дома бояр, дворян и богатых купцов. Кремль и Китай-город с севера полукругом опоясывал Белый город. Он также был окружен каменными стенами, которые у Москвы-реки смыкались с кремлевскими и китайгородскими укреплениями. Вокруг Кремля, Китай-города и Белого города широко размещались московские слободы, окруженные земляным валом с деревянными стенами. Отсюда и название этой четвертой части столицы — Деревянный, или Земляной город. Дополнительным поясом обороны столицы служили расположенные вокруг Москвы укрепленные монастыри: Андроньев, Симонов, Николо-Угрешский, Девичий.


Москва в XVII столетии

17 марта 1611 года в Вербное воскресенье патриарха Гермогена на время освободили из-под стражи для торжественного шествия на осле. Но народ не пошел за вербой, так как по Москве распространился слух, что боярин Салтыков с поляками хотят напасть на патриарха и безоружных москвичей. По всем улицам и площадям стояли польские конные и пешие роты. Это был последний выезд Гермогена на люди. А для Москвы Страстная неделя стала таковой в прямом смысле.

Восстание началось стихийно 19 марта. По городу прошел слух, что гетман Гонсевский собирается выступить со своим войском из Москвы навстречу ополчению, чтобы напасть на его разрозненные отряды и уничтожить их поочередно, пока они не успели соединиться в единое войско. С утра на улицах Белого города и Китай-города скопились сотни возниц с явным намерением преградить своими санями и повозками проход польским полкам. Волнение началось на торгу, где поляки попытались силой заставить возниц помогать им таскать пушки со стены Китай-города. Возницы отказывались, сопротивлялись. Поляки стали избивать возниц. Те стали отбиваться, им на помощь кинулись свои. Вспыхнула распря, поднялся шум. На помощь польской пехоте прискакал отряд немецких наемников, затем польские драгуны, стоявшие в боевой готовности на Красной площади. В конном строю они врезались в толпу, топтали людей, рубили их саблями и учинили страшное побоище над безоружной толпой. Как писал поляк Стадницкий, «они рассекали, рубили, кололи всех без различия пола и возраста» — и сами были в крови с ног до головы, «как мясники». Считается, что только в Китай-городе было вырезано, около 7 тысяч москвичей. Тогда же был убит находившийся под стражей князь Андрей Васильевич Голицын. Избиение горожан сопровождалось повальным грабежом. Поляки и немецкие наемники громили лавки, врывались в дома, тащили все, что попадалось под руку.

Спасаясь от избиения, толпа хлынула в Белый город. Там всюду раздавался набатный звон, призывая всех к восстанию. В Белом городе народ принялся строить баррикады, вооружаться, чем попало. Разгромив Китай-город, поляки двинулись в Белый город, но встретили здесь серьёзное сопротивление. Здесь русские уже были готовы к защите. Когда вражеская конница попыталась ворваться в Белый город, то натолкнулась на баррикады. Люди выносили из домов столы, скамьи, доски, бревна и все это сваливали поперек улиц, загромождая путь. В захватчиков стреляли из-за укрытий, из окон, с крыш и заборов, поражали их холодным оружием, а те, кто не имел его, бились кольями, дубьем и камнями. Над Москвой гудел набат.

О действиях восставших наиболее полно сообщает ротмистр Маскевич, участник боев с москвичами. «Русские,— пишет он,— свезли с башен полевые орудия и, расставив их по улицам, обдавали нас огнем. Мы кинемся на них с копьями, а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами; мы отступим, чтобы выманить их из-за ограды,— они преследуют нас, неся в руках столы и лавки, и, лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитой своих загородок стреляют по нас из ружей, а другие, будучи в готовности, с кровель и заборов, из окон бьют по нас из самопалов, кидают камнями, дрекольем. ..».

Особенно упорными были схватки на Никитской улице и Сретенке. В полдень, в самый разгар боя, здесь появились ратники Пожарского. Зарайский воевода, в числе первых подошедший к столице и сумевший скрытно от поляков расположить своих ратников в слободах, внимательно следил за развитием событий в Москве. Князь Дмитрий держал воинов в постоянной готовности к схватке с врагами. Услышав набат в городе, он с небольшим конным отрядом поспешил на помощь сражающимся горожанам. Его дружина первой из ополчения вошла в Белый город. Мгновенно оценив обстановку, русский воевода отправился в стрелецкую слободу, стоявшую неподалеку. Собрав стрельцов и посадских людей, Пожарский дал бой наемникам, появившимся на Сретенке возле церкви Введенской богородицы. Вслед за тем он послал своих людей на Трубу (Пушкарский двор). Пушкари тотчас пришли на подмогу и привезли с собой несколько легких орудий. С их помощью князь Дмитрий отбил наступление наемников и «втоптал» их назад в Китай-город. Сказалась высокая ратная выучка воинов зарайского гарнизона. Однако в Кремль пробиться не удалось — сил было мало.

Ратники Пожарского, бившегося в первых рядах с саблей в руках, вернулись в Белый город, на Сретенку. Повсюду в разных концах Московского посада главными узлами сопротивления стали стрелецкие слободы. Против Ильинских ворот стрельцы под началом воеводы Ивана Бутурлина не позволили Гонсевскому прорваться в восточные кварталы Белого города и не пропустили врага к Яузским воротам. На Тверской улице роты наемников были отброшены от Тверских ворот. В Замоскворечье сопротивление возглавил воевода Иван Колтовский. Здесь восставшие, соорудив высокие баррикады у наплавного моста, обстреливали Водяные ворота Кремля.

Пожарский приказал построить острожек у церкви Введенской богородицы и поставить в нем пушки. Ополченцы и москвичи быстро вырыли ров и насыпали вал. Из бревен и досок сбили крепостные стены, поставили частокол. Польский гетман вывел из Кремля на помощь коннице пехоту. Часть польской конницы была спешена. Поляки вновь атаковали восставших. Отряд зарайского воеводы сражался целый день с численно превосходящим противником. О том, как действовали воины отмечено у того же Маскевича: «Жестоко поражали нас из пушек со всех сторон. По тесноте улиц мы разделились на четыре или на шесть отрядов; каждому из нас было жарко; мы не могли и не умели придумать, чем пособить себе в такой беде, как вдруг кто-то закричал: «Огня, огня, жги дома!» Наши пахолики подожгли один дом — он не загорелся; подожгли в другой раз — нет успеха, в третий раз, в четвертый, в десятый — все тщетно: сгорает только то, чем поджигали, а дом цел. Я уверен, что огонь был заколдован. Достали смолы, прядева, смоленой лучины — и сумели запалить дом, так же поступили и с другими, где кто мог. Наконец занялся пожар: ветер, дуя с нашей стороны, погнал пламя на русских и принудил их бежать из засад, а мы следовали за разливающимся пламенем, пока ночь не развела нас с неприятелем. Все наши отступили к Кремлю и Китай-городу».

Далее Маскевич писал: «В сей день, кроме битвы за деревянною стеною, не удалось никому из нас подраться с неприятелем: пламя охватило домы и, раздуваемое жестоким ветром, гнало русских, а мы потихоньку подвигались за ними, беспрестанно усиливая огонь, и только вечером возвратились в крепость (Кремль). Уже вся столица пылала; пожар был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день, а горевшие домы имели такой страшный вид и такое испускали зловоние, что Москву можно было уподобить только аду, как его описывают. Мы были тогда в безопасности — нас охранял огонь. В четверток мы снова принялись жечь город, которого третья часть осталась еще неприкосновенною — огонь не успел так скоро всего истребить. Мы действовали в сем случае по совету доброжелательных нам бояр, которые признавали необходимым сжечь Москву до основания, чтобы отнять у неприятеля все средства укрепиться».

История сообщила нам имя человека, который предал Родину и подал пример полякам, — им оказался русский изменник Михаил Салтыков. Отступая от своего подворья, боярин приказал холопам сжечь хоромы, чтобы нажитое им богатство никому не досталось. Пожар заставил повстанцев отступить. Его «успех» оценили. «Видя, что исход битвы сомнителен,— доносил Гонсевский королю,— я велел зажечь Замоскворечье и Белый город в нескольких местах». Исполнителями этого страшного, но верного решения (в условиях в основном деревянного города) стали немецкие наемники, взявшие на себя обязанности факельщиков. Ветер гнал огонь на повстанцев, те отступали. Вслед за пожаром шли вражеские солдаты. В деревянной Москве в обстановке уличных боев пожар принял громадные размеры и выгнал из засад и баррикад защитников города. Это помогло Гонсевскому сломить сопротивление горожан на Кулишках и подле Тверских ворот. Таким образом, польский гарнизон, проигрывая битву за Москву, призвал на помощь огонь, поляки и немцы подожгли огромный город.

В тесноте охваченных пожаром московских улиц, но словам гетмана Жолкевского, «происходило великое убийство; плач, крик женщин и детей представляли нечто подобное дню Страшного суда; многие из них с женами и детьми сами бросались в огонь, и много было убитых и погоревших…». В горящей Москве русские не могли долго обороняться и многие бежали из города навстречу подходившему к Москве земскому ополчению.

До конца держались лишь возглавляемые Дмитрием Пожарским отряды, которые успешно отбивали попытки поляков зажечь ту часть города у Сретенки, где они оборонялись. В ожесточенном бою ратники отбивали одну за другой атаки польской конницы и наемной немецкой пехоты. 20 марта в бою в укреплении около своего двора на Лубянке Дмитрий Михайлович был трижды ранен. Падая на землю, он простонал: «Лучше мне было бы умереть, чем видеть все это». Оставшиеся в живых боевые соратники Пожарского увезли тяжело раненного воеводу сначала в Троице-Сергиев монастырь, затем в его вотчину Мугреево в Суздальском уезде.

В первый день битвы за Москву выгорела небольшая часть Москвы. Однако оккупанты решили сжечь весь город, чтобы осаждающие не смогли воспользоваться его домами и ресурсами. Польское командование отдало приказ «зажечь весь город, где только можно». Для выполнения этого приказа были выделены две тысячи немцев, отряд польских пеших гусар и две хоругви (отряда) польской конницы. Поджигатели выступили из Кремля за два часа до рассвета. Пламя, которому способствовал сильный ветер, охватывало дома и улицы. Теперь горела вся столица. Пожар был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день. 21 марта захватчики продолжали жечь город. Пожар и уличная битва вошли в историю как «московское разорение».

Во время пожара восставшие послали за помощью в Коломну и Серпухов. Земские воеводы Иван Плещеев и Федор Смердов-Плещеев немедленно двинули свои отряды и прибыли в Замоскворечье. Подошедший в это время на помощь Гонсевскому из Можайска полк Струся не смог пробиться в столицу: москвичи захлопнули прямо перед носом его гусар ворота Деревянного города. Тогда на помощь пришли факельщики, которые подожгли стену. С приходом свежего полка польский гарнизон усилился и теперь мог за крепостными стенами ждать подкреплений из Польши.

Москвичи, после подавления последних очагов сопротивления, стали покидать выгоревшую столицу. Лишь некоторые 21 марта пришли к Гонсевскому просить о помиловании. Тот велел им снова присягнуть Владиславу и отдал приказ полякам прекратить убийства, а покорившимся москвичам иметь особый знак — подпоясываться полотенцем.

Огромная, богатая и многолюдная Москва в три дня была обращена интервентами в пепелище. Гетман Жолкевский свидетельствовал: «столица московская сгорела с великим кровопролитием и убытком, который и оценить нельзя. Изобилен и богат был этот город, занимавший обширное пространство; бывшие в чужих краях говорят, что ни Рим, ни Париж, ни Лиссабон величиною окружности своей не могут равняться сему городу. Кремль остался совершенно цел, но Китай-город во время такого смятения негодяями… разграблен был и расхищен; не пощадили даже храмов; церковь св. Троицы, бывшая у москвитян в величайшем почитании, (собор Василия Блаженного. — А. С.), также была ободрана и ограблена негодяями». Таким образом, польский гетман отозвался о действиях своих недавних солдат и наемников.

Сожжение Москвы сопровождалось жуткими грабежами. Обдирали в храмах драгоценные оклады икон, ломали раки чудотворцев, даже в оставшемся у врага Китай-городе разгромили купеческие лавки. Немецкий наемник Конрад Буссов хвастал, что солдаты захватили «огромную и превосходную добычу золотом, серебром, драгоценными камнями». Он отмечал, что в течение нескольких дней «не видно было, чтобы московиты возвращались, воинские люди только и делали, что искали добычу. Одежду, полотно, олово, латунь, медь, утварь, которые были выкопаны из погребов и ям и могли быть проданы за большие деньги, они ни во что не ставили. Это они оставляли, а брали только бархат, шелк, парчу, золото, серебро, драгоценные каменья и жемчуг. В церквах они снимали со святых позолоченные серебряные ризы, ожерелья и вороты, пышно украшенные драгоценными каменьями и жемчугом. Многим польским солдатам досталось по 10, 15, 25 фунтов серебра, содранного с идолов, и тот, кто ушел в окровавленном, грязном платье, возвращался в Кремль в дорогих одеждах». Перепивались, жемчужинами заряжали ружья и ради забавы палили в прохожих. В результате русскому народу был причинен огромный урон: были разграблены или погибли в огне многие культурно-исторические ценности, бесценные памятники русской цивилизации.

Сожжение древней Москвы потрясло русский народ. Из уст тысяч беженцев люди узнавали подробности неслыханной трагедии, услышали и имя отважного воеводы князя Дмитрия Пожарского. Весть о гибели столицы разнеслась по стране, вселяя в сердца русских людей ненависть к иноземным захватчикам, зовя на борьбу с ними. Долетела страшная весть и до Нижнего Новгорода, до его ополченцев, которые по призыву Прокопия Ляпунова спешили к Москве, чтобы объединиться в одну земскую рать.

Подошедшим к столице 21 марта передовым отрядам земского ополчения открылась страшная картина. На месте Москвы еще дымилось пожарище, от домов остались одни печные трубы. Закопченными стояли кремлевские, китайгородские стены и стены Белого города. Лишь кое-где среди заснеженных полей темнели уцелевшие слободы. Архиепископ Арсений Елассонский, поставленный Гонсевским вместо Гермогена, вспоминал: «И когда пылали дома и церкви, то одни солдаты убивали народ, а другие грабили дома и церкви… Народ же всей Москвы, богатые и бедные, мужчины и женщины, юноши и старики, мальчики и девочки, бежали не только от страха перед солдатами, но более всего от огненного пламени; одни по причине своей поспешности бежали нагими, другие босыми, и особенно при холодной погоде, бежали толпами, как овцы, бегущие от волков. Великий народ, многочисленный, как песок морской, умирал в бесчисленном количестве от холодов, от голода на улицах, в рощах и полях без всякого презрения, непогребенные…». Число погибших Арсений оценивает в 300 тыс. человек, Стадницкий в 150 тыс. человек. Видимо, эти цифры завышены, однако очевидно, что Москва понесла огромные людские потери. Множество людей погибло от рук интервентов, другие сгорели, задохнулись в дыму, третьи — умерли уже после бегства из города, от холода и голода.

Тем временем к Москве подошел отряд казаков Просовецкого. Гонсевский попытался реализовать план по разгрому противника по частям, и казаков атаковала польская кавалерия Зборовского и Струся. Казачий отряд шел с «гуляй-городом», представлявшим собой подвижную ограду из огромных саней, на которых стояли щиты с отверстиями для стрельбы из самопалов. При каждых санях находилось по десятку человек: они и санями управляли на поле боя, и, остановившись, вели огонь из пищалей. Окружая войско со всех сторон — спереди, с тыла, с боков, эта ограда препятствовала отборной польской коннице добраться до русских. Конникам Струся пришлось спешиться. Только таким образом противнику удалось прорвать один из фасов «гуляй-города», и казаки вынуждены были отступить, не проявив особого упорства в бою. Однако уже подходили основные силы ополчения, и поляки вернулись в крепость.

Продолжение следует…

Москва | История, география, население и карта

Москва , Россия Москва , город, столица России, расположенный на крайнем западе страны. С тех пор как Москва впервые упоминается в летописи 1147 года, она сыграла важную роль в истории России. Он стал столицей Московии (Великого княжества Московского) в конце 13 века; отсюда москвичи называют москвичами. Сегодня Москва — это не только политический центр России, но и самый густонаселенный город страны, ее промышленная, культурная, научная и образовательная столица.Более 600 лет Москва также является духовным центром Русской Православной Церкви.

Британская викторина

Викторина по столицам мира

Можете ли вы определить национальные столицы мира? В этом тесте вам будут показаны названия 195 стран, и вам нужно будет выбрать город (или города), который является официальной или фактической столицей каждой из них.

Столица Союза Советских Социалистических Республик (СССР) до распада Союза в 1991 г. Москва привлекала внимание всего мира как центр коммунистической власти; действительно, название резиденции бывшего советского правительства и преемника российского правительства, Кремль (русский язык: Кремль), было синонимом советской власти. Распад СССР принес в Москву огромные экономические и политические перемены, а также значительную концентрацию богатства России.Площадь 414 квадратных миль (1035 квадратных километров). Поп. (2010) город, 11 738 547; (2020 г.) город, 12 678 079.

Характер города

Если Санкт-Петербург — это «окно России в Европу», то Москва — сердце России. Это жизнерадостный, динамичный, а иногда и утомительный город. Большая часть Москвы была реконструирована после того, как она была оккупирована французами при Наполеоне I в 1812 году и почти полностью разрушена пожаром. Москва не перестает обновляться и модернизироваться и продолжает испытывать быстрые социальные изменения. Советское прошлое России сталкивается с ее капиталистическим настоящим повсюду в стране, но нигде этот контраст не проявляется более заметным, чем в Москве. Мавзолей Владимира Ильича Ленина остался нетронутым, как и многие унылые пятиэтажные жилые дома времен правления Никиты Хрущева (с середины 1950-х до середины 1960-х), но блестящие автомобили и супермаркеты в западном стиле, казино и ночные клубы в равной степени остались видимый. Были восстановлены многие православные церкви, а также некоторые синагоги и мечети, новые театры Москвы вернули себе лидерство в области драматического искусства, а традиционные рынки были возрождены и расширены.Эти рынки, которые при Советском Союзе назывались колхозными (колхозными) рынками и продавали в основном ремесленные изделия и продукты, теперь представляют собой более сложные предприятия розничной торговли.

Москву стало привычным сравнивать с Санкт-Петербургом, ее соперником и бывшей (1712–1918) столицей России. В то время как Санкт-Петербург впитал западноевропейские влияния, Москва считается традиционным русским городом. В отличие от своего конкурента, у Москвы есть четко очерченный центр города, отмеченный Кремлем. Другими характеристиками Москвы являются ее физическая планировка в виде радиальных спиц и колец, которые были расширены с течением времени, смесь архитектурных стилей и исторические здания, построенные в основном русскими архитекторами.До 1920-х годов, когда в Москве не было камня и кирпича, здания Москвы были преимущественно деревянными.

Москва: Кремль

Кремль, вид со стороны Москвы-реки.

© Lloid / Shutterstock.com Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Польско-московская война, 1609-1619 гг.

Польско-московская война, 1609-1619 гг.

Польско-московская война 1609-1619 годов была одним из последствий Смутного времени в России (1604-1613).В 1598 году скончался Федор I, сын Ивана IV (Грозного). Он был последним представителем династии Рюриковичей, или Руси, правившей в некоторых частях России с IX века. За Федором последовал царь в роли Бориса Годунова, но, несмотря на свои личные способности, Годунову не хватало легитимности. В 1604 году его правлению бросил вызов первый Лжедмитрий, один из тех, кто утверждал, что был сыном Федора Дмитрием, который на самом деле умер в 1591 году. Годунов умер (1605), прежде чем смог победить Лжедмитрия, который недолго удерживал власть Русский престол, убитый в 1606 году.Последовала гражданская война. Василий Шуйский был объявлен царем, но в России он не пользовался популярностью.

Некоторые сторонники Дмитрия были поляками, и их массовое убийство в 1606 году положило начало периоду польского вмешательства в гражданскую войну. Наконец, в 1609 году Сигизмунд III объявил войну официальной, заявив свои права на русский престол. Его основные усилия были направлены против Смоленска, осажденного в 1609-1611 гг. Город защищал Михаил Борисович Шеин, который позже попытался захватить город (осада Смоленска, 1632-34).

Польская интервенция в России положила начало союзу между Швецией и Москвой. Объединенная армия под командованием брата царя Дмитрия Шуйского была отправлена ​​для снятия осады Смоленска, но потерпела тяжелое поражение в битве при Клушино (4 июля 1610 г.). Три месяца спустя, 8 октября 1610 года, польская армия заняла Москву. Царя Василия низложили и увезли в Варшаву. Сыну Сигизмунда Владиславу действительно предложили русский престол, но он не смог воспользоваться своим шансом.Война в России была непопулярна в Польше, и Сигизмунд был более интересен взятием Смоленска и связанных с ним окраин. Несмотря на это, польский гарнизон занимал Кремль с 1610 по 1612 год. Смоленск окончательно пал летом 1611 года.

В том же году началось антипольское восстание в России. Поляки были вынуждены покинуть большую часть России в 1612 году, тогда как гарнизон в Кремле был вынужден сдаться, а затем был уничтожен. В 1613 году царем был избран Михаил Романов, сын патриарха Филарета, и некоторая стабильность вернулась.

Шведско-русский союз рухнул, и на смену ему пришла новая шведско-русская война (1613-1617). В 1617 году Владислав воспользовался этой войной, чтобы сделать еще одну попытку завоевать то, что он теперь считал «своим» троном. В 1617-18 он предпринял решительную попытку захватить Россию, но Михаил заключил мир со шведами и отразил возобновленное нападение поляков.

Обе стороны были готовы к перемирию. В январе 1619 года Деулинское перемирие приостановило военные действия на четырнадцать с половиной лет (перемирие было преждевременно нарушено русскими в Смоленской войне 1632-34 годов).Русские были вынуждены признать польскую оккупацию Смоленска, Северска, Чернигова и прилегающих территорий. Взамен были освобождены находившиеся в Варшаве русские заключенные, в том числе патриарх Филарет.

Северные войны, 1558-1721 (Современные войны в перспективе), Роберт И. Фрост. Одна из очень немногих английских работ, посвященных длительному периоду войн, сформировавших северо-восточную Европу, Фрост дает превосходный обзор почти двухвекового конфликта, который сформировал Скандинавию, Россию и Польшу, закончившийся Великой Северной войной.

Как цитировать эту статью: Рикард, J (26 июля 2007 г.), Польско-московская война, 1609-1619 гг. , http://www.historyofwar.org/articles/wars_polish_muscovite_1609-19.html


Как Польша победила ленинских коммунистов

Свадебное торжество в польской деревне в 1920 году.

Когда была сделана эта свадебная фотография, Польша только что возродилась как национальное государство после более чем столетнего отсутствия — ее территория была поделена между различными европейскими державами.

Артиллерия, захваченная во время гражданской войны в России, выставлена ​​рядом с Московским Кремлем в 1920 году.

Между тем, Россию охватила гражданская война, спровоцированная большевистской революцией Владимира Ленина. На западе страны не было четкой границы, разделявшей земли, принадлежащие России и недавно получившей независимость Польше.

Польский лидер Йозеф Пилсудский отметил возможность захвата земли на востоке, где «есть двери, которые открываются и закрываются, и это зависит от того, кто заставляет их открываться и как далеко. «

Марш польских войск в Киеве в мае 1920 года.

После нескольких стычек с российскими войсками в размытых приграничных районах поляки вместе с некоторыми украинскими боевиками-националистами захватили Киев весной 1920 года. Это не было популярным шагом. Премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж заметил: «Поляки склонны к высокомерию, и им придется позаботиться о том, чтобы их не били по голове».

Русские держат табличку с надписью: «Поляки, бойтесь — [петербургские] коммунисты направляются на польский фронт.»

Захват Киева Польшей возмутил многих простых россиян, которые видели в городе горнило своей культуры.

Владимир Ленин собирает толпу солдат Красной Армии в Москве перед тем, как отправиться на запад, чтобы сражаться с поляками.

Захват Польшей Киева был подарком новым коммунистическим правителям России. Поскольку победа в Гражданской войне в России казалась гарантированной для сил Ленина, большевики планировали распространение «революционных огней» коммунизма на Западную Европу, особенно на Германию.

Польское наступление на Киев дало русским коммунистам именно тот предлог, в котором они нуждались.

Левые боевики в Рурской области Германии весной 1920 года.

Германия переживала экономический кризис после Первой мировой войны, и с улицами, кишащими безработными солдатами и политическими экстремистами, коммунистическая революция выглядела все более возможной, если конница Ленина могла врезаться в немецкие города, чтобы помочь начать жестокое восстание.

Единственное, что стояло между Россией и Германией, — это Польша.

Бойцы Красной Армии читают газету при наведении на Польский фронт.

3 июля войскам Красной Армии сказали: «На Западе решается судьба мировой революции. Над трупом белой Польши лежит дорога к всемирному пожару. На наших штыках мы принесем счастье и мир трудящимся массам». человечества «.

Русская коммунистическая кавалерия на пути к польским войскам

Хотя в распоряжении противостоящих армий было различное современное оружие, включая громоздкие и ненадежные танки, быстро движущиеся фронты боя означали, что кавалерия была ключевой, и большая часть боевых действий напоминала войны из другой эпохи.

Польские добровольцы стоят с косами.

Польский всадник описал, как наблюдал за одним напряженным поединком между польской и большевистской казачьей конницей:

«Красно одетый всадник выскочил из роя казаков на великолепном черном коне и, размахивая мечом над головой, крикнул:« Ну, господа, я казак Кузьма Кручков. Кто меня возьмет? »

«При этом ропот пробежал по ряду офицеров, стоявших перед первыми уланами.« Рацецкий! Да, Рацецкий.Капитан Рацецкий (лучший фехтовальщик в полку) передал меч в левую руку, чтобы перекреститься правой, а затем начал шагать к Кручкову. Кручков бросился к нему галопом. Рацецкий парировал первый удар, нацеленный ему в голову, сам яростно рубил вправо и вниз, разрезая Кручкова от воротника до пояса. При этом среди казаков поднялся вой, и все свернули с хвоста, когда наш полк пошел в атаку ».

Переброска раненого польского бойца с линии фронта.

Но, несмотря на ловкое владение мечом, поляки были быстро вытеснены из Киева возбужденной массой русских бойцов. Один польский солдат резюмировал поворот судьбы: «Мы бежали до Киева и бежали обратно».

Солдаты Красной Армии стоят у бронепоезда, использованного на войне.

«Гипноз отступления» завоевал популярность среди польских бойцов, когда русские продвигались вглубь их территории, часто неся ужасную смерть захваченных поляков.

Священник ухаживает за умирающим польским солдатом.

Один боец ​​описал чувство уязвимости на быстро меняющихся полях сражений: «Нужно было ожидать атаки с любого [направления], и, как следствие, битва была кровожадной, когда ты либо выигрывал, либо погиб. Наши люди были столь же жестокими, как и большевики . Человеческая жизнь потеряла всякую ценность «.

Польские бойцы преклоняют колени, чтобы помолиться.

Один поляк описал чувство страха перед непрекращающимся продвижением коммунистов-атеистов к Варшаве как «что-то вроде царства антихриста, наступающего на весь христианский мир.«

Старый польский солдат в Варшаве в 1920 году Польские войска в товарных вагонах переправляют к линии фронта. Войска были «украшены цветами польскими мальчиками и девочками, когда они проходили».

6 августа польские войска планировали последний бой у Варшавы, когда на горизонте были замечены огромные облака пыли от наступающих коммунистических всадников, и город охватила паника.

Польские войска к востоку от Варшавы ждут коммунистов.

Польские истребители обладали некоторыми преимуществами — они могли расшифровывать большую часть секретной радиосвязи русских, и им помогали польско-американские летчики, которые вызвались совершать важные разведывательные полеты.

Одним американским пилотом, который вызвался у поляков, был Мериан К. Купер (вверху). После того, как самолет Купера был сбит, он провел несколько месяцев в плену Красной Армии, прежде чем сбежать. Позже он вернулся в Соединенные Штаты, чтобы стать со-режиссером и продюсером популярного фильма 1933 года «Кинг-Конг». Это сам Купер изобразил пилотом самолета, который прилетает к Кинг-Конгу в финальном эпизоде ​​фильма.

Польские бойцы готовятся к бою.

Русские сражались в пределах 13 километров от Варшавы в середине августа, но смелый план сражения и решительное сопротивление поляков закончились тем, что атакующая армия спаслась бегством, а польские истребители преследовали их.Слухи о божественном вмешательстве в маловероятную победу побудили многих назвать битву «Чудом на Висле» — в честь реки, протекающей через Варшаву.

Видео с картами, показывающими драматические изменения территории во время войны между Польшей и большевиками.

Польские войска продвигаются во время битвы за Варшаву.

Будущий президент Франции Шарль де Голль, который во время войны служил военным советником, писал 17 августа: «У наших поляков выросли крылья. Солдаты, которые были физически и морально истощены всего неделю назад, теперь мчатся вперед прыжками в 40. километров в день.Да, это победа! Полная, триумфальная победа! »

Пленные красноармейцы смотрят после боя.

После 10 дней ожесточенных боев под Варшавой поляки убили около 20 000 истребителей противника и захватили более 50 000 человек. Поляки потеряли в битве менее 5000 своих солдат.

Делегация большевиков прибывает на переговоры с представителями Польши перед битвой за Варшаву.

В конце концов, в начале 1921 года между Польшей и Россией был подписан мирный договор, хотя многие видели в этом лишь паузу в длительной борьбе между двумя странами.Через несколько лет вторжение Адольфа Гитлера в Польшу в 1939 году дало Советскому Союзу возможность снова захватить территорию Польши.

Но большевистская мечта о распространении насильственных коммунистических революций в Западной Европе так и не осуществилась.

Вторжение в Россию | История западной цивилизации II

23.3.2: Вторжение в Россию

Хотя во время вторжения в Россию 1812 года Наполеон одержал тактические победы и вошел в Москву, кампания истощила французские силы, продемонстрировав слабость французской стратегии, пошатнув репутацию Наполеона и резко ослабив французскую гегемонию в Европе.

Цель обучения

Решение Critique Наполеона о вторжении в Россию

Ключевые моменты

  • Шенбруннский договор, положивший конец войне 1809 года между Австрией и Францией, содержал пункт об удалении Западной Галиции из состава Австрии и присоединении ее к Великому герцогству Варшавскому. Россия, видя в этой территории потенциальную отправную точку для вторжения других, в ответ разработала план войны в 1811 году. Выход России из континентальной системы был дополнительным стимулом для Наполеона начать кампанию против нее.
  • Наполеон проигнорировал неоднократные советы против вторжения в глубь русских земель и приготовился к наступательной кампании. Вторжение началось в июне 1812 года. Чтобы заручиться поддержкой польских националистов и патриотов, Наполеон назвал эту войну Второй польской войной. Освобождение Польши от российской угрозы стало одной из заявленных причин вторжения.
  • Вторжение в Россию демонстрирует важность логистики в военном планировании. Наполеон и Grande Armée развили склонность жить за счет земли, которая хорошо им служила в густонаселенной и богатой сельским хозяйством Центральной Европе с ее сетью дорог.В России многие методы работы Grande Armée не работали, и им дополнительно мешали нехватка припасов и суровая зима, хотя последний фактор не был таким решающим, как предполагалось в популярном рассказе о кампании.
  • Grande Armée была очень большой силой, насчитывавшей 680 000 солдат. Через серию длительных маршей Наполеон быстро продвигал армию через Западную Россию, пытаясь вывести русскую армию на бой, выиграв ряд мелких сражений и крупное сражение под Смоленском в августе 1812 года.Когда русская армия отступила, казакам была поставлена ​​задача сжечь деревни, города и посевы, чтобы лишить захватчиков возможности жить за счет земли. Эта тактика выжженной земли удивила и обеспокоила французов, поскольку эта стратегия также разрушила территорию России.
  • Наполеон тогда одержал тактическую победу при Бородино, вступил в Москву и заставил русскую армию отступить у Малоярославца. Однако в последующие недели нехватка еды и корма для лошадей, переохлаждение от сильного холода и постоянные нападения на изолированные войска со стороны русских крестьян и казаков привели к большим потерям людей и общему отсутствию дисциплины и сплоченности в войсках. армия.Переправившись через реку Березина, Наполеон вернулся в Париж.
  • Кампания фактически закончилась в декабре 1812 года, когда последние французские войска покинули русскую землю. Кампания стала поворотным моментом в наполеоновских войнах. Репутация Наполеона была сильно поколеблена, и французская гегемония в Европе резко ослабла. Эти события вызвали серьезный сдвиг в европейской политике.

Ключевые термины

Континентальная система
Внешняя политика Наполеона I Франции в его борьбе против Великобритании во время наполеоновских войн, которая использовала экономическую войну в качестве стратегии.В ответ на военно-морскую блокаду французских побережий, введенную британским правительством в 1806 году, Наполеон издал Берлинский декрет, который ввел в действие крупномасштабное эмбарго на британскую торговлю, запрещавшее торговлю между Великобританией и государствами, оккупированными или находящимися в союзе с Францией. .
Полуостровная война
Военный конфликт 1807–1814 годов между империей Наполеона и союзными державами Испании, Великобритании и Португалии за контроль над Пиренейским полуостровом во время наполеоновских войн. Война началась, когда французские и испанские армии вторглись и оккупировали Португалию в 1807 году, и обострилась в 1808 году, когда Франция обратилась против Испании, ранее ее союзницы. Война длилась до тех пор, пока Шестая коалиция не победила Наполеона в 1814 году, и считается одной из первых национально-освободительных войн, значительных для возникновения крупномасштабной партизанской войны.
Французское вторжение в Россию
Военная кампания, известная в России как Отечественная война 1812 года, а во Франции как Российская кампания, которая началась в июне 1812 года, когда Великая армия Наполеона пересекла реку Неман, чтобы вступить в бой с русской армией и разгромить ее.Наполеон надеялся вынудить российского царя Александра I прекратить торговлю с британскими купцами через доверенных лиц, чтобы заставить Соединенное Королевство просить мира. Официальной политической целью кампании было освобождение Польши от угрозы России.

Хотя большинство государств Западной и Центральной Европы находились под контролем Наполеона — прямо или косвенно через различные протектораты, союзы или по договорам, выгодным для Франции, — Наполеон втянул свои армии в дорогостоящую войну на полуострове (1807 / 8-1814 гг. ) В Испании. и Португалия.Экономика Франции, боевой дух армии и политическая поддержка внутри страны заметно снизились. Самое главное, что сам Наполеон был не в таком физическом и психическом состоянии. У него был избыточный вес, и он все более склонен к различным заболеваниям.

Шенбруннский договор, положивший конец войне 1809 года между Австрией и Францией, содержал пункт об удалении Западной Галиции из состава Австрии и присоединении ее к Великому герцогству Варшавскому. Россия рассматривала эту территорию как потенциальную отправную точку для вторжения другой страны и поэтому разработала план наступательной войны в 1811 году, предполагая нападение России на Варшаву и Данциг.Более того, царь Александр обнаружил, что Россия находится в затруднительном экономическом положении, поскольку в его стране мало обрабатывающих производств, но при этом она богата сырьем и сильно зависит от континентальной системы Наполеона как в плане денег, так и промышленных товаров. Выход России из системы стал для Наполеона дополнительным стимулом к ​​началу кампании.

Наполеон проигнорировал неоднократные советы против вторжения в глубь русских земель и приготовился к наступательной кампании. Вторжение началось в июне 1812 года.Пытаясь заручиться большей поддержкой со стороны польских националистов и патриотов, Наполеон назвал эту войну Второй польской войной («Первая польская война» Наполеона фактически была Войной Четвертой коалиции 1806-08 гг., Одной из заявленных целей которой было возрождение Польского государства на территории бывшего Речи Посполитой). Польские патриоты хотели присоединения русской части Польши к Варшавскому герцогству и восстановления независимой Польши. Эти требования были отклонены Наполеоном, который заявил, что пообещал Австрии, одной из держав, разделивших Польшу в конце 18 века, что этого не произойдет.

Вторжение в Россию демонстрирует важность логистики в военном планировании. Наполеон и Grande Armée развили склонность жить за счет земли, которая хорошо служила им в густонаселенной и богатой сельским хозяйством Центральной Европе с ее сетью дорог. Быстрые форсированные марши ошеломили и сбили с толку старые австрийские и прусские армии и затруднили добычу пищи. В России многие методы работы Grande Armée не работали, и им мешало отсутствие зимних подков, из-за чего лошади не могли двигаться на снегу и льду.Принудительные марши часто оставляли войска без припасов, поскольку фургоны изо всех сил старались не отставать. Нехватка еды и воды в малонаселенных и малонаселенных регионах приводила к гибели солдат из-за заражения их болезнями, передаваемыми через воду, через питье из грязевых луж и употребление гнилых продуктов и кормов. Фронт армии получил все, что можно было дать, а соединения позади голодали. Фактически, голод, дезертирство, тиф и самоубийства стоили бы французской армии больше людей, чем все сражения русского вторжения вместе взятые.После кампании возникла поговорка, что генералы Жанвье и Феврие (январь и февраль) победили Наполеона, имея в виду Русскую зиму. Хотя суровые погодные условия сыграли важную роль в окончательном поражении французской армии, историки отмечают, что большинство французских потерь произошло до зимы, и распространенное повествование о том, что чрезвычайно холодная погода является основной причиной французских потерь, является мифом. (увековечено также советниками Наполеона).

Через серию долгих маршей Наполеон быстро продвинул армию через Западную Россию, пытаясь вывести русскую армию на бой, выиграв ряд мелких сражений и крупное сражение под Смоленском в августе 1812 года.Когда русская армия отступила, казакам было поручено сжечь деревни, города и посевы. Это было сделано для того, чтобы лишить захватчиков возможности жить за счет земли. Эта тактика выжженной земли удивила и обеспокоила французов, поскольку эта стратегия также уничтожила территорию России.

Русская армия отступала в Россию почти на три месяца. Постоянное отступление и потеря земель французами расстроили русское дворянство. Они заставили Александра I сменить командующего русской армией фельдмаршала Барклая.Александр I подчинился, назначив на место старого ветерана князя Михаила Кутузова.

В сентябре французы догнали русскую армию, которая окопалась на склонах холмов перед городком Бородино в 70 милях к западу от Москвы. Последовавшая битва была самой крупной и кровопролитной битвой за один день наполеоновских войн, в которой участвовало более 250 000 солдат и погибло 70 000 человек. Французы одержали тактическую победу, но ценой 49 генералов и тысяч солдат.Наполеон прибыл в Москву через неделю. При другом повороте событий французы были озадачены отсутствием делегации для встречи с императором. Русские эвакуировали город, и губернатор города граф Федор Ростопчин приказал поджечь несколько стратегических точек в Москве. Потеря Москвы не заставила Александра I просить мира, и обе стороны осознавали, что позиции Наполеона слабеют с каждым днем. Пробыв месяц в Москве, Наполеон двинул свою армию на юго-запад в сторону Калуги, где Кутузов расположился лагерем с русской армией.

Михаил Илларионович Кутузов (1745-1813), главнокомандующий русской армией слева, со своими генералами на переговорах о сдаче Москвы Наполеону. Помещение — жилище крестьянина А.С. Фролов. Картина Алексея Даниловича Кившенко.

Военная карьера Кутузова была тесно связана с периодом роста могущества России с конца XVIII до начала XIX века. Кутузов внес большой вклад в военную историю России и считается одним из лучших русских генералов.Он принимал участие в подавлении восстания Барской конфедерации, в трех русско-турецких войнах и в наполеоновской войне, включая два крупных сражения при Аустерлице и Бородинское сражение.

Наполеон еще раз попытался вовлечь русскую армию в решающее сражение в Малоярославецкой битве. Несмотря на превосходство, русские отступили с изможденными войсками, небольшим количеством пайков, без зимней одежды и оставшимися лошадьми в плохом состоянии. Наполеон надеялся доставить припасы в Смоленск, а затем в Вильнюс.В последующие недели нехватка еды и кормов для лошадей, переохлаждение от сильного холода и постоянные нападения русских крестьян и казаков на изолированные войска привели к большим потерям людей и общему отсутствию дисциплины и сплоченности в армии. Переправившись через реку Березину, Наполеон покинул армию по настоянию своих советников. Он вернулся в Париж, чтобы защитить свое положение императора и собрать больше сил для сопротивления наступающим русским. Кампания фактически закончилась в декабре 1812 года, когда последние французские войска покинули русскую землю.

Отступление Наполеона — Василий Верещагин.

Основные силы Grande Armée Наполеона уменьшились на треть в течение первых восьми недель его вторжения перед главным сражением кампании. Центральные французские силы под прямым командованием Наполеона пересекли реку Неман с 286 000 человек, но к моменту Бородинского сражения его силы сократились до 161 475 человек. Наполеонское вторжение в Россию — одна из самых смертоносных военных операций в мировой истории.

На картине изображена армия Наполеона, отступающая в снегу.

Кампания стала поворотным моментом в наполеоновских войнах. Репутация Наполеона была сильно поколеблена, и французская гегемония в Европе резко ослабла. Grande Armée, состоящая из французских и союзных сил вторжения, была уменьшена до малой части своей первоначальной численности. Эти события вызвали серьезный сдвиг в европейской политике. Союзник Франции Пруссия разорвала навязанный им союз с Францией и перешла на другую сторону, за которой вскоре последовала Австрия. Это вызвало Войну Шестой коалиции.

Атрибуции

Польско-советская война: Варшавская битва

Одной из самых недооцененных, но знаменательных коротких войн 20-го века было стремительное столкновение между Польской республикой после Первой мировой войны и новым российским большевистским режимом Владимира Ильича Ленина. Достигнув апогея летом 1920 года, русско-польская война часто рассматривается как последний эпизод Гражданской войны в России. На самом деле, это было намного больше — одновременно отражение вековой вражды между двумя славянскими соседями и марксистский крестовый поход, направленный на то, чтобы направить факел революции в самое сердце Европы.Кампания представляла собой замечательный набор персонажей с обеих сторон и смешанные свирепые кавалерийские атаки с ранней тактикой блицкрига в поисках исключительных целей.

Корни войны уходили глубоко. В течение столетия с четвертью некогда грозная польская нация была политическим ничтожеством, будучи расчлененной Пруссией, Австрией и Россией в ходе печально известных разделов 1772, 1793 и 1795 годов. Три национальных восстания не смогли сместить оккупационные силы; Жесткие попытки германизации и русификации, направленные на уничтожение польского языка и культуры, были навязаны населению в 19 веке.Хотя такие кампании не имели большого эффекта, к концу века только самые оптимистичные польские патриоты могли еще мечтать о независимости.

Тем не менее, Первая мировая война создала для поляков именно тот сторит обстоятельств. 6 ноября 1916 года Австро-Венгрия и Германия, отчаянно пытаясь обеспечить лояльность своего польского населения, совместно согласились на создание полуавтономного «Королевства Польского». В Париже, Франция, представители Польши победили Уши союзных государственных деятелей от имени независимой Польши, но ни одна из западных держав не заботилась о противодействии своему имперскому союзнику — России, который был против такого шага. Однако в 1917 году Россия погрузилась в бурный вихрь хаоса и революций. Частично в результате этого развития «Четырнадцать пунктов мира», разработанные президентом США Вудро Вильсоном, включали создание независимой Польши и ее признание в качестве «союзной воюющей нации» с 3 июня 1918 года. 7 октября 1918 года с Центральные державы явно были на грани поражения, Регентский совет в Варшаве объявил независимость Польши. После того, как 11 ноября замолчали орудия войны, три разорванных части польской нации торжественно воссоединились.

Представители Франции, Великобритании, Италии и США встретились в зеркальных залах Версаля в 1919 году, чтобы расчленить Германскую и Австро-Венгерскую империи и установить мир. Россия, бывший союзник, который в ноябре 1917 года установил первое в мире коммунистическое правительство, избегалась западными союзниками; Решение Ленина заключить сепаратный мир с Германией в Брест-Литовске весной 1918 года не могло быть прощено именно тогда. Отсутствие Москвы на Версальской конференции позже оказалось дорогостоящей ошибкой. В то время как союзники смогли произвести предварительное урегулирование для западных границ Польши, у них не было средств для установления какой-либо согласованной границы между новым польским государством и российским колоссом.

Возродившиеся поляки, тем временем, быстро сформировали парламентское правительство западного образца и выбрали главой государства 51-летнего романтика, заговорщика и яростного русофобского военного героя по имени Юзеф Клеменс Пилсудский. Пилсудский, давний член правого крыла Польской социалистической партии, всегда ставил достижение независимости Польши выше социальных реформ, за которые выступали некоторые из его более идейных коллег.В молодости он испытал на себе жестокость царского правосудия, проведя пять лет в сибирской ссылке за революционную деятельность. Во время Первой мировой войны он организовал и командовал польским легионом под эгидой Австрии на Восточном фронте, будучи убежденным, что Россия является главным врагом независимости его страны. Однако вскоре он разочаровался в туманных обещаниях Австрии о независимости Польши и отказался принести присягу на верность Центральным державам. Арестованный и заключенный в тюрьму в Магдебурге на два года, он был освобожден 10 ноября 1918 года и вернулся домой, чтобы его провозгласили национальным героем.

Пилсудский обладал железной волей и быстрым умом. Он явно считал новую польскую армию своей особой провинцией, а себя — гарантом независимости. Силы республики, все еще пестрые и плохо оснащенные, вскоре должны были подвергнуться испытанию, поскольку главнокомандующий обратил свое внимание на восток.

Восстановление границ Польши, существовавших до раздела 1772 года, которые включали значительную часть Украины и Белоруссии («Белая Россия», ныне Беларусь), было для Пилсудского первоочередной задачей.Для достижения этой цели ветеран-революционер возродил старую польскую идею федерализма, которую впервые отстаивали в средние века короли династии Ягеллонов. Проще говоря, план предусматривал создание восточноевропейской федерации, состоящей из независимых республик Украины, Белоруссии и Литвы, связанных вместе с Польшей. Последняя нация, согласно схеме Пилсудского, будет играть ведущую роль.

Этому невероятно амбициозному проекту было суждено почти мгновенно распасться.Литовцы, бывшие партнеры в старом польском королевстве, были сильно националистами после своего длительного погружения в состав Российской империи, и они рьяно стремились защитить свою недавно провозглашенную независимость после падения царя. Они не хотели участвовать в федералистских представлениях Пилсудского. Украинцы, страстно желавшие независимости, естественно, с подозрением относились к мотивам польского лидера, понимая, какая часть Украины предназначена для включения в состав польского государства.Белорусы, веками находившиеся на перекрестке римско-католической Польши и православной России, еще не обладали выдающимся национальным самосознанием и откровенно не интересовались ни независимостью, ни предложениями Пилсудского об унии. Польский аргумент о том, что ни одна из этих трех стран не может стоять рядом с Россией в одиночку, остался без внимания. Всем троим потенциальным федеральным членам казалось, что они меняют бывшее российское иго на польское.

Западные союзники тоже были решительно против планов Пилсудского.И Великобритания, и Франция обвинили главу польского государства в империализме за счет России и призвали Польшу ограничить свои восточные границы до крайней степени четко выраженной польской этнической принадлежности. Что касается русского большевизма, Лондон и Париж рассматривали это не как угрозу, а как временную болезнь, которую вскоре должны уничтожить антикоммунистические белые силы, которых союзники поддерживали в продолжавшейся десять лет гражданской войне в России.

Новое большевистское правительство, осажденное множеством армий под командованием разнородных по политическим мотивам генералов, от царской аристократии до разочаровавшихся социалистов и провинциальных полевых командиров, в то время было занято.Белые силы генералов Антона Деникина, Николая Юденича и Петра Врангеля и адмирала Александра Колчака, поддерживаемые западными и японскими армиями и фондами, должны были быть остановлены. В 1918 году у красных не было времени беспокоиться о польских планах по расширению деятельности на западной периферии России.

Активный соратник Ленина Лев Троцкий организовал Красную Армию, чтобы противостоять белой угрозе. Используя мощный идеализм, пробудившийся в революции, и вселяя опасения, что аристократы-землевладельцы могут вернуться к власти, Троцкий создал грозную силу из рабочих, крестьян и бывших солдат старой имперской армии, в комплекте с сильным кавалерийским корпусом, чтобы защитить страну. Большевистский режим.На протяжении 1918 и 1919 годов красные, одного за другим, меняли столы против своих врагов.

В тот момент хаоса и гражданской войны в России нанесли удар поляки. В феврале 1919 года Пилсудский послал свои войска на северо-восток, оккупировав как можно большую территорию, чтобы поставить перед Верховным советом союзников свершившийся факт. Тогда этот орган будет вынужден признать расширенные восточные границы Польши.

Польские войска не встретили большого сопротивления и быстро продвинулись вперед, вскоре захватив Вильно (Вилюс), исторически польский город, у литовцев, которые провозгласили его столицей своей новой республики. К осени 1919 года польское красно-белое знамя развевалось над обширными территориями Белоруссии и западной галицкой частью Украины.

Пилсудский приказал остановиться на этом месте, его разведка проинформировала его, что белые под командованием генерала Деникина оказывают давление на Москву с юга и могут захватить столицу большевистского режима. Поляки предполагали, что белое правительство, стремящееся к восстановлению старой империи, окажется более непокорным, чем оказавшиеся под давлением большевики.Деникин был готов позволить Польше существовать до границ Привислански-Кая, бывшей российской провинции, отколовшейся от Польши, в обмен на участие Польши в антикоммунистическом крестовом походе, но поскольку эти условия лишили Польшу половины территории, которую хотел Пилсудский, польский главнокомандующий отверг это и другие предложения белых. Хотя Пилсудский тайно вел переговоры с красными о приемлемой восточной границе, он никоим образом не был убежден в искренности Ленина.

В декабре министр иностранных дел Великобритании лорд Джордж Натаниэль Керзон предложил границу, которая примерно соответствовала этническим границам Польши, но не включала два преимущественно польских города — Львов и Вильно. По иронии судьбы, «линия Керзона», как ее позже назвали, должна была стать восточной границей Польши после Второй мировой войны. Граница, предложенная англичанами, хотя никогда не предполагалась, чтобы быть последней границей, была отвергнута поляками, поскольку они уже вышли за ее пределы.

Когда Пилсудскому стало очевидно, что большевики переломили ход гражданской войны и белые оказались обреченными, польско-советские переговоры были прерваны, и поляки приготовились к новому вторжению в Белоруссию и Украину.Поляки знали, что такая акция будет равносильна полномасштабной антисоветской войне.

Перед тем как двинуться вперед, d Пилсудский поискал союзника и нашел его в лице антибольшевистского украинского атамана Семена Пелюры, чьи потрепанные войска сражались как с белыми Деникина, так и с красными Троцкого за владение Киевом, украинской столицей. Целью Петлюры было ничто иное, как полная независимость Украины, но он пришел к выводу, что поляки явно меньшее зло по сравнению с белыми или красными русскими. Преодолевая резкие возражения нескольких своих соратников-националистов, украинский лидер приехал в Польшу, чтобы попросить помощи у Пилсудского, и 2 декабря 1919 года подписал договор о передаче Польше Восточной Галиции и Западной Волыни в обмен на польскую поддержку усилий Петлюры по возвращению Киева. и расширит границы Украины до западного берега Днепра.

Сразу после провала польско-советских переговоров Пилсудский приказал нескольким польским дивизиям двинуться на север и помочь латвийским войскам выбить большевиков с берегов Двины.Кампания привела к захвату важнейшей крепости Двински 3 января 1920 г. и напугала Советы, заставив их возобновить переговоры с поляками.

Пилсудский отклонил предложение Ленина о приграничном поселении, которое несколько соответствовало существующей линии фронта; он сознательно затянул ноги, убежденный, что предложение красных неискренне, уловка, маскирующая настоящие намерения Москвы — переброска войск с осыпающихся белых фронтов на польскую линию. В качестве жеста доброй воли Пилсудский настоял на том, чтобы мирные переговоры прошли в Борисове, небольшом белорусском городке недалеко от фронта.Настойчивый отказ Советов от этого требования, очевидно, убедил польского лидера в неизбежности атаки на его позицию.

В течение зимних месяцев, играя в большевистскую игру на переговорах, Пилсудский готовился к битве. Будучи преисполнен решимости нанести удар первым, он сумел разместить на фронте 100 000 польских солдат, но они занимали линию длиной более 600 миль. Тем временем разведка Варшавы держала Пилсудского в курсе всех подробностей движения советских войск к фронту, пока переговоры продолжались.

К тому времени Лондон и Париж были очень встревожены полученными ими сообщениями о приготовлениях Польши к войне. Министр иностранных дел Керзон 9 февраля послал Пилсудскому резко сформулированную телеграмму, в которой предупредил его, что Польше не следует ожидать «ни помощи, ни поддержки» от Великобритании. Две недели спустя Верховный совет союзников последовал его примеру, сделав суровое предостережение. Пилсудский проигнорировал оба сообщения.

польских шпионов донесли до Варшавы, что новые красные войска, только что победившие над белыми, каждый день перебрасываются на запад на фронт.К весне Пилсудский не мог больше ждать. 21 апреля глава польского государства подписал военное соглашение с Пельтюрой и его Украинским национальным советом об упреждающем походе против большевиков. Если кампания окажется успешной, украинцы должны будут вступить в федеральный союз с Польшей. Через четыре дня после подписания пакта Пилсудский предпринял смелое наступление вглубь Украины.

Западные союзники были ошеломлены дерзостью польского полководца, как и красные.Как могла недавно восстановленная Польша, население которой ужасно пострадало во время Первой мировой войны и экономика которой практически отсутствовала, даже подумать — не говоря уже о том, чтобы предпринять — полномасштабное нападение на Россию? Несмотря на протесты западных союзников, Пилсудский двинул свои войска до Днепра менее чем за две недели. На кончиках своих копий польские кавалеристы несли прокламацию, написанную главой своего государства, которая обещала «всем жителям Украины, без различия класса, расы и религии» братскую защиту Польши; он призывал Украину изгнать большевистских захватчиков «завоевать себе свободу с помощью Польской республики».’

К 7 мая Киев без сопротивления пал перед поляками. В четвертый раз с 1918 года украинское советское правительство под руководством Кристиана Раковского было вынуждено покинуть свою столицу; В очередной раз антибольшевистский режим Петлюры укрылся в городе и объявил об окончании российского господства на Украине. Захват Киева повысил популярность Пилсудского у себя дома. Даже его политические враги, национал-демократы, изменили свое мнение об «украинской авантюре» и прекратили свои словесные нападки.18 мая польское правительство приняло хвалу Пилсудскому, и в его честь во всех польских церквях пели мессу Te Deum. Во всех общественных зданиях были развешаны портреты пушистого, усатого старого революционера. Вряд ли ему осталась не удостоенная чести, поскольку в марте он уже был произведен в маршала.

Празднование будет недолгим. Комиссар Красной Армии Троцкий, больше не озабоченный белой угрозой, смог собрать значительные и проверенные в боях силы для действий против поляков.Быстрое наступление Пилсудского на Киев сильно расширило его линии снабжения, и его войска не нашли утешения на Украине, население которой, хотя и настроено против России, также исторически было антипольским.

Первоначальный ответ большевиков пришелся на конец мая, когда появилось самое известное подразделение гражданской войны — Первая Красная Конармия, или Конармия. Состоящий из 16 тысяч саблезубых конных солдат, поддерживаемых пятью бронепоездами, им командовал 37-летний генерал Семен Михайлович Буденный, которого британский военный историк назвал «упорным, эффектным дикарем, обладающим большим личным мужеством».5 июня Красная конница прорвалась через тыл польских позиций к югу от Киева, остановившись, чтобы сжечь польский военный госпиталь, заполненный сотнями раненых. Слабо растянутые польские силы не смогли сдержать советскую контратаку и немедленно отступили на запад, к Волыни и Подолию.

Киев был заброшен 11 июня, и несчастный Петлюра и его Украинский национальный совет в последний раз покинули город. Ожесточенная советская контратака была частью двусторонней стратегии.Пока всадники Южного фронта Буденного вытесняли поляков с Украины, предпринималась северная попытка изгнания поляков с территории Литвы и Белоруссии. Пять красных армий численностью 160 000 человек. начал массовую кампанию в начале июля.

Командующий этим Северным фронтом генерал Михаил Николаевич Тухачевский был 27-летним бывшим царским лейтенантом, который присоединился к делу Ленина вскоре после победы большевиков в 1917 году. Считавшийся чем-то вроде военного гения, Тухачевский оказал неоценимую услугу красным на протяжении всей гражданской войны; именно он жестоко подавил восстание кронштадтских моряков в Петербурге.Петербург. Теперь так называемый «демон гражданской войны» направит свои значительные таланты против поляков. 5 июля Тухачевский начал свою кампанию на севере, его правый фланг возглавил другой выдающийся персонаж, генерал армянской кавалерии Чайя Дмитреевич Гай, чей упорный Кавказский III кавалерийский корпус последовательно обходил поляков с флангов и гнал их к Варшаве.

Нехватка, вооружению, превосходили и перехитрили, поляки упорно боролись, но не смог остановить северный привод В Urssians.12 июля столица Белоруссии Минск пала на «красных», за ней последовали Вильно 14-го и Гродно 19-го. В распорядке дня на 20 июля Тухачевский произнес зловещую ноту: «Судьба мировой революции решается на Западе; путь ведет через труп Польши к всеобщему пожару… В Варшаву! »

Западные военные наблюдатели были так же удивлены натиском большевиков, как и нападением Пилсудского до него. Пламя Первой мировой войны было потушено не более двух лет, а воспоминания о долгих месяцах подготовки, необходимой для продвижения на несколько ярдов за раз от окопов, все еще сохранялись.Тем не менее, это был конфликт стремительного движения, возглавляемый кавалерией, ветвь, которая долгое время считалась бесполезной. Вопрос был в том, где и когда большевики остановят свое продвижение?

Советское правительство сначала ответило на серьезный вызов Польши, обратившись к русскому народу не ради большевизма, а из националистических соображений. Даже старый аристократический старый царский генерал Алексей Брусилов, последний командующий императорской армией, откликнулся на такой подход и присоединился к антипольской кампании; Его примеру последовали многие другие патриотически настроенные бывшие царские офицеры.Но теперь, когда поляков изгнали из Белоруссии и Украины, идеология взяла верх над национализмом. Пьянящий успех Буденного и Тухачевского возродил в сознании Ленина давнюю большевистскую мечту: Красная Армия прорвется через Польшу в Германию, где она поможет сильной и хорошо организованной Коммунистической партии Германии в создании социалистической республики на родине Карла Маркса.

Несколько ключевых членов ЦК большевиков, включая Троцкого и Иосифа Сталина, решительно возражали против планов Ленина достичь Германии. Кароль Радек, советский эксперт по внешней политике, полагал, что польский и немецкий народ не был готов принять коммунизм. Почему бы не заключить мир с поляками на основе предложенной британцами линии Керзона 1919 года? В последовавших за этим горячих спорах Ленин неистово и неоднократно настаивал на том, что настало время распространить революцию на запад. При поддержке Льва Каменева и Григория Зиновьева преобладала точка зрения вождя большевиков; Сталин и некоторые другие изменили свое мнение, когда было решено голосование, в результате которого победил Ленин.

Советские планы стали очевидными, когда войска Тухачевского достигли этнически польской территории. В городе Белосток русские учредили «Польский революционный комитет» во главе с Феликсом Дзержинским, Юлианом Марчлевским и Феликсом Коном, давними коммунистами, известными своей оппозицией независимости Польши. 3 августа комитет выпустил «Манифест польским трудящимся города и деревни», провозгласив революционное социалистическое правительство.

К великому удивлению Ленина, пропаганда этого организованного Москвой режима осталась без внимания.Ни у кого из членов комитета не было ни малейшей связи с польским рабочим классом; действительно, один из самых важных членов белостокской группировки, Дзежинский, был ближайшим соратником Ленина и главой ЧК, советской тайной полиции. Простого упоминания о «Польском революционном комитете» было достаточно, чтобы тысячи польских рабочих устремились к национальному флагу для защиты своей столицы. Тем не менее нехарактерно нетерпеливый Ленин не обратил внимания на эти зловещие признаки и настоял на немедленном захвате Варшавы.Политические советники вождя большевиков предупредили его, чтобы он не рассчитывал на пролетарское восстание где-либо в Польше. Горькие многовековые воспоминания о польском угнетении нельзя было воскресить, подняв революционный красный флаг в Варшаве. Троцкий, поддержавший эту мрачную оценку, также предупредил Ленина, что скорейшего захвата польской столицы можно добиться только путем растяжения линий снабжения Красной Армии до ненадежно тонких границ. И снова Ленин отверг мнения сомневающихся в своей среде.

Между тем быстрое наступление советских войск на Варшаву вызвало серьезный политический кризис, который привел к краху польского кабинета министров. После 15 дней торга премьер-министру Владиславу Грабски наконец удалось сформировать кризисное правительство. Затем он появился со шляпой в руке перед Верховным советом союзников в Спа, Бельгия, чтобы обратиться за помощью в защите польской столицы, но подвергся резкой критике восточной политики Пилсудского. Если поляки ожидают, что Верховный совет поможет заключить перемирие с разгневанными большевиками, цена будет высокой.10 июля Грабский, не имея большого выбора, подписал Протокол Спа, в котором Польша согласилась принять рекомендации Совета относительно спорных польско-чехословацких и польско-литовских границ; вернуть Вильно под литовский контроль; уважать решение союзников по использованию Польшей порта Данизг; соблюдать любое будущее решение о статусе украинской восточной Галиции; и, наконец, отвести все польские войска за линию Керзона до тех пор, пока не будет заключено перемирие.

За суровостью этих условий скрывалась реальная тревога, которую испытывали союзники, когда силы Тухачевского пересекли реку Буг и направились в Варшаву. Неистовые призывы из польской столицы к оружию и боеприпасам подчеркивали безотлагательность ситуации. Разрываясь между словами: «Вы заправили постель, а теперь спите в ней» и предоставлением запрошенной помощи, западные союзники решили, что у них нет другого выхода, кроме как оказать помощь осажденным полякам, чтобы Красная Армия не прорвалась в самое сердце Европы. .

Соответственно, французы и британцы направили в Варшаву мощные гражданские и военные миссии. Объединенная миссия союзников достигла города 25 июля. В составе французского контингента был видный генерал Максим Вейган, начальник штаба маршала Фердинанда Фоша во время Первой мировой войны. Знаменитый француз привез с собой своего адъютанта, подтянутого и достойного младшего офицера. зовет Шарля де Голля. Британцев представляли виконт Эдгар Винсент д’Абернон и генерал-майор Перси де Б. Рэдклифф, старый кавалерист с репутацией логического мышления.

Западные военные специалисты быстро приступили к тому, чтобы показать побитым полякам, как можно остановить Красную Армию. Получив информацию о существующей ситуации французскими офицерами, прикрепленными в качестве советников к польской армии, миссия союзников пришла к выводу, что маршал Пилсудский серьезно недооценил серьезность советской угрозы. Британцы сочли необходимым в этих обстоятельствах заставить поляков признать Вейгана фактическим командующим польскими войсками.Поляки упорно отказывались, хотя они притворно почтения великого французского генеральского совета, а не ставить под угрозой их источник поставок. На самом деле, Вейган по возможности исключался из процесса принятия решений.

К 22 июля, на следующий день войска Тухачевского перешли Буг в бесспорном польской территории, сопротивление защитников значительно напрягся. Сообщалось, что Пилсудский был весьма удивлен, что Советы осмелились пересечь линию Керзона, границу перемирия, предложенную британцами. К 1 августа польский лидер понял, что целью большевиков была Варшава. В тот день город-крепость Брест-Литовск пал от захватчиков; столица находилась всего в 130 милях к западу.

Пилсудский знал, что драматическое контрнаступление было единственным возможным способом спасти Варшаву, но где, задумался он, он мог собрать силы, необходимые для такого движения? Вся польская армия была посвящена защите страны. Несмотря на более серьезную угрозу, исходящую от Тухачевского на севере, поляки не хотели выводить свои войска против Буденного на Южном фронте — галицкий регион, который никогда не находился под контролем России, даже временно.Они предпочитали наращивать свою военную мощь за счет призыва и добровольцев.

Время явно имело значение. Пилсудский окончательно решил, что война решится на севере. Но для эффективного сопротивления поляки отчаянно нуждались в военных припасах союзников, которые становилось все труднее получить. Проблема исходила от пробольшевистских немецких и чешских железнодорожников и даже некоторых британских докеров, которые отказались загружать польское оборудование в своих странах. Часть военной техники могла попасть в Польшу только через балтийский порт Данциг, Вольный город под управлением Лиги Наций. Там также немецкие докеры, убежденные большевистской и немецкой пропагандой в том, что советская победа соединит Данциг с Германией, препятствовали доставке. Французскую морскую пехоту пришлось отправить в Данциг, чтобы ускорить разгрузку боеприпасов.

8 августа Тухачевский, уверенный, что поляки находятся на грани краха, отдал приказ о взятии Варшавы.Он намеревался обойти северную оборону города, перейти к нижнему течению Вислы и атаковать с северо-запада. 16-я красная армия должна была наступать с востока, при этом ее фланг должен был защищать только 8-тысячный Мозырский отряд. Хотя Москва отделила конницу Буденного от Южного фронта генерала Александра Егорова и назначила всадников Тухачевскому, последний, похоже, не планировал использовать эти дополнительные силы для защиты своего фланга. Большевистский командир, очевидно, считал, что поляки не представляют опасности для его открытой периферии. Вдобавок Ленин хотел, чтобы Варшава была сдана как можно скорее.

Когда Тухачевский планировал свою стратегию, польские войска стали намного сильнее, чем его 150 000 человек. К 12 августа армия Пилсудского выросла до 185 000 человек, и еще через две недели поляки могли насчитать в своих списках 370 000 поспешно обученных, плохо экипированных солдат, в том числе почти 30 000 кавалеристов. В эти силы входила армия американцев польского происхождения генерала Юзефа Халлера, которая участвовала в службе на Западном фронте во время Первой мировой войны, и 7-й эскадр Эскадра «Костюшко», отряд отважных молодых американских пилотов-добровольцев.Оборона столицы была усилена разношерстной, но энергичной силой 80 000 рабочих и крестьян. Кризисное правительство премьер-министра Винсенти Витоса, сменившее кабинет Грабского 24 июля, хорошо справилось со своей задачей.

Несмотря на прогресс в реализации планов обороны Польши, положение оставалось тяжелым. Маршал Пилсудский, у которого оставалось мало времени, отдал приказ о смелой и творческой контратаке 6 августа, за несколько дней до того, как он узнал о планах Тухачевского окружить Варшаву. Польский командующий наконец перебросил с юга несколько ключевых частей. Ударная группа численностью 20 000 человек под командованием генерала Эдварда Смиглы-Рыдза должна была прорваться через Мозырскую группу Тухачевского и начать широкое движение по окружению, чтобы отрезать советские северные силы. Пятая польская армия под командованием способного генерала Владислава Сикорского должна была удерживать решающую линию на реке Вкра к северу от столицы. Сам город защищал 46-тысячный гарнизон, которому помогали рабоче-крестьянские добровольческие бригады, а 3-я и 4-я армии должны были поддерживать ударные силы.

К 12 августа военной миссии союзников в Варшаве стало очевидно, что Тухачевский намеревается атаковать город с северо-запада. Вейган выразил серьезные сомнения в способности поляков защищать линию реки Вкра, где их было значительно меньше. Союзная комиссия даже рекомендовала установить более эффективную оборону Польши к западу от Вислы, хотя это означало бы оставить Варшаву. На следующее утро большевистские пехотные части прорвали позиции поляков и захватили Радзымин, всего в 15 милях от столицы.Кровопролитный рукопашный бой продолжался до тех пор, пока прибытие подкрепления не позволило полякам отбить город 15-го числа.

Тем временем пятая армия генерала Сикорского атаковала 4-ю красную армию к северо-западу от Варшавы и прорвалась, серьезно обнажив польский фланг. Неспособность России воспользоваться такой возможностью была результатом отсутствия связи, нарушенной поляками, и недостатка сотрудничества между большевистским командованием. Помимо плохой координации между армейскими командирами Тухачевского вокруг Варшавы, упрямый Буденный (возможно, по совету Сталина) проигнорировал призыв Тухачевского присоединиться к нему, вместо этого оставшись в районе Львова на юго-востоке.

Сикорский, быстро воспользовавшись хаосом среди красных, продолжил свое наступление, совершив набег на штаб 4-й красной армии в Цеханове и захватив его планы и шифры. Польскому генералу приписывают применение танков, грузовиков, бронемашин и мобильных колонн в применении первой тактики блицкрига 20-го века. Вместо того чтобы атаковать уязвимый левый фланг Сикорского, командующий красной кавалерией Гай, отказавшийся поддерживать 4-ю армию, занялся перерезанием польских железнодорожных путей примерно в 40 милях к западу.

В те отчаянные дни середины августа наконец прибыло больше припасов союзников. На варшавском аэродроме Мокотув польские механики день и ночь трудились, собирая бывшие боевые самолеты Королевских ВВС, чтобы лишить Советы возможности вести воздушную разведку. 16-го, когда казаки Буденного, наконец, переправились через Буг и начали наступление на город Львов, авиация III Дион (воздушная дивизия) в составе 5-го, 6-го, 7-го и 15-го Эскасдри начала трехдневную бомбардировку и обстреливать в попытке остановить натиск.Совершив в общей сложности 190 самолето-пролетов, сбросив девять тонн бомб, польским и американским летчикам удалось замедлить продвижение Буденного до нескольких миль в день, выиграв драгоценное время для польских сухопутных войск, чтобы они смогли двинуться на встречу советской угрозе.

16 августа маршал Пилсидский также приказал вступить в бой. Преодолев 70 миль за три дня, польское движение на север почти не встретило сопротивления. Преодолев брешь в рядах большевиков, 4-я польская армия при поддержке 12 легких танков Renault M-17FT французской постройки достигла Брест-Литовска и в процессе отсекла и захватила 16-ю красную армию.В то время как войска Сикорского держали большевиков в замешательстве, Пилсидский, который ехал в кузове грузовика со своими передовыми частями, двинул свои войска дальше на север.

Тем временем союзники организовали еще один раунд польско-советских мирных переговоров, очевидно, полагая, что только перемирие может спасти Варшаву. 17 августа делегаты с обеих сторон встретились в Минке, где Москва представила свои условия прекращения огня: польская армия должна быть распущена, а военная комиссия союзников должна быть отправлена ​​в пакете.Линия Керзона была единственной приемлемой границей, заявили советские делегаты с небольшими изменениями в пользу поляков.

Новости с фронта, где успех Пилсидского поразил всех, включая самого маршала, заставили большевистские мирные условия казаться нелепыми. К 18 августа Тухачевский понял, что его полностью обошли с фланга, и приказал отступить, а на самом деле это было бегство. Те красные части, которые были в состоянии сделать это, немедленно устремились к границе Восточной Пруссии, прежде чем поляки смогли замкнуть кольцо.Некоторые группы, такие как кавалерия Гая и 4-я Красная армия, вступили в бой с войсками Сикорского и оказались в ловушке. Хотя измученные ожесточенными столкновениями с преследующими польскими частями, потрепанные всадники Гая сумели достичь Восточной Пруссии, где они были немедленно интернированы немецкими властями. Четвертая армия не могла убежать и была вынуждена сдаться в Польше.

К 24 августа это было практически закончено. Войска Тухачевского оставили более 200 артиллерийских орудий, более 1000 пулеметов, 10 000 автомобилей всех видов и почти 66 000 военнопленных. Общие советские потери составили около 100 000 человек; Победа Польши обошлась 238 офицерам и 4124 рядовым солдатам, а также 562 офицерам и 21 189 солдатам.

Осталась только угроза Буденного, конница которого зверствовала, поляки не скоро забудут. Назначив 27 августа генерала Сикорского 3-й армией, Пилсудский затем приказал вытеснить войска Буденного с Южного фронта. 29 августа авангардная оперативная группа Сикорского, состоящая из 13-й пехотной и 1-й кавалерийской дивизий под общим командованием генерала Станислава Галлера, противостояла казакам Буденного в Замарске.В необычном по меркам ХХ века сражении польские копейщики на полном скаку ворвались в красную кавалерию и разорвали русских на куски. После второго боя с силами Сикорского в тот вечер в Комарове Буденный быстро приказал провести арьергардный бой и бежал домой, едва избежав полного уничтожения своей армии.

Пока Сикорский гнался за Буденным на юге, Пилсудский преследовал разбитые легионы Тухачевского в Белоруссии. Догоняя красных на реке Неман 26 сентября, поляки разгромили советские оборонительные рубежи и нанесли им еще одно унизительное поражение, уничтожив при этом их третью армию.В тот же день войска Пилсудского вошли в Гродно. После этого 27 сентября поляки снова нанесли удары по разбитым и деморализованным войскам Тухачевского на реке Щара, отправив их обратно в Минск. В битве на реке Неман русские потеряли еще 50 000 пленных и 160 пушек.

Разгром завершился, Польша радовалась победному часу; Престиж маршала Пилсудского резко возрос, и союзники вздохнули с облегчением. Красная Армия потерпела самое катастрофическое поражение за весь период гражданской войны в России.Перемирие было официально объявлено 12 октября, после чего последовала серия длительных переговоров с целью формального прекращения боевых действий и урегулирования польско-советского пограничного вопроса.

Результатом стал Рижский договор, подписанный 18 марта 1921 года в латвийской столице. Польша получила значительную часть своих границ до раздела, включая город Львов, и овладела территориями, на которых проживало около 12 миллионов литовцев, белых русских и украинцев.

Мало что помнят на Западе, Варшавская битва на самом деле была одним из самых значительных сухопутных сражений 20 века.В стратегическом плане он обратил вспять идеологический натиск, который в противном случае мог бы перенести советский коммунизм в Западную Европу в 1920 году — случай, последствия которого могут только вообразить потомки. В военном отношении внезапная контратака, в ходе которой Пилсудский и его помощники раскололи и разбили большевистские силы, возглавляемые одним из самых блестящих генералов противника, заслуживает места среди тактических шедевров истории.


Эта статья была написана Робертом Шимчаком и первоначально опубликована в февральском выпуске журнала « Военная история » за 1995 год.Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал Военная история сегодня!

PBS — Наполеон: Наполеон на войне

Первая итальянская кампания | Египетская кампания | Вторая итальянская кампания | Кампания Ульм-Аустерлица | Прусская кампания | Полуостровная война | Австрийская война | Русский поход | Из Люцена на Эльбу | Кампания Ватерлоо
Русский поход, 1812

В 1811 г. , царь Александр I, предположительно в союзе с Наполеоном, отказался быть частью континентальной блокады британских товаров больше нет.Указ Наполеона о запрете торговли с Великобританией разрушал экономику России. Напряженность быстро нарастала; каждая попытка вести переговоры не удалось.

СОХОЛОВ: Российская армия начинает концентрировать свои силы на границах. Наполеон отправился к Кауракину, русскому посла, и жестко расспросил его.»Что это значит? Чего от меня хочет Россия? Ты знаю, что начать войну легко, но это очень сложно закончить один «.

Вкл. 24 июня 1812 г., игнорируя советы своих ближайших советников, Наполеон вторгся в Россию. Никогда в живой памяти не было Собрана такая большая армия — итальянцы, поляки, Немцы, французы — более 600000 мужчин с каждого уголок его империи.Наполеон предсказал, что война закончится через двадцать дней.

ВОЛОЧ: Армия в 600000 человек, казалось бы, абсолютно неотразимо, что бы ни случилось. Он будет просто влейте достаточно людей, чтобы сокрушить русских, заставить их вступить в бой и победить их.

«я знаю Александра, — сказал Наполеон.»Я когда-то имел влияние за ним; он вернется. Если нет, пусть судьба будет совершено и пусть Россия будет раздавлена ​​моей ненавистью Англии ».

РОГ: И Наполеон, снова с этим чувством судьбы. Его звезда была такой, что он думал, что сможет победить Россия — это огромная страна.

Наполеона Армия медленно продвигалась по бескрайним просторам России.Он надеялся быстро уничтожить своего врага, но русские не даст бой.

СОХОЛОВ: Наполеон дважды имел армию размер россиян. Их было так много, что русские не посмели драться. Они начали отступить, потому что у них не было выбора. Oни пришлось отступить.Но пока они отступали, они фактически ослабляли армию Наполеона.

Как царские войска отступили, они сожгли деревню позади них, оставив казаков рубить у Наполеона тыл и фланги, затем скакать прочь.

УСТАНОВКА: И я думаю, что в самом начале Наполеон начал понять, что на этот раз он откусил всего лишь немного больше, чем он мог прожевать.

Как прошли дни, пылающая жара русского лета начал брать свое. Солдаты выпали от истощения, болезни и дезертирство — более пяти тысяч день. Спустя два месяца, прежде чем Наполеон воевал В одном бою 150 000 солдат вышли из строя.

HORWARD: Многие из этих иностранных войск только что взлетели и осталось.Они не были французами, они не были верен именно ему. Они дрались, потому что их король был союзником Наполеона.

в наконец, с окончанием лета, россияне повернулись и столкнулись их противник на перекрестке села Бородино. Москва, на карту был поставлен священный город России. Утром 8 сентября воины Царя подготовили самих себя для битвы, воспевая: «Это воля Бога, это воля Бога.«

СОХОЛОВ: Они были готовы умереть, умереть за Россию. Каждый посчитали это святым днем, когда они собирались умереть ради великой цели. Была традиция перед смертью надеть чистое белье. Все они положили на чистом белом нижнем белье и пошли в бой.

Бородинская битва была жестокой пулей. Наполеон бросил свою огромную армию на русских во фронтальном нападение, мало показывающее своей прежней стратегической хитрости.

СОХОЛОВ: Это была дикая атака. Они убивали друг друга, убивая друг друга. Смерти были без остановки. Это было ужасно.

бой начался в 6:30 утра и продолжался до 3 часа дня.На тот момент обе армии были истощены. Русские сражались с армиями императора в тупик. На следующий день они вышли, оставив Наполеон провозглашает победу.

Москва был в его власти, но русские отказались заключить мир. Когда армия Наполеона вошла в город в сентябре 14, он нашел его почти безлюдным. В ту ночь Москва начал гореть.

«Горы красного, катящегося пламени, — вспоминал позже Наполеон, — как необъятные морские волны. О, это было грандиознейшее, самое возвышенное и самое устрашающее зрелище мир, когда-либо виденный. «

СОХОЛОВ: г. Русские сами сожгли Москву.И когда Москва загорелся, это был худший удар для Наполеона армия. Наполеон не мог оставаться в Москве.

В последнем залпе Москва сообщает, что польская армия сопротивления убивала евреев во время Второй мировой войны

Министерство обороны России в пятницу обвинило польское движение сопротивления, организовавшее Варшавское восстание 1944 года, в «уничтожении евреев» в последнем залпе вражды Москвы с Польшей из-за истории Второй мировой войны.

Обвинения были размещены вместе с массой рассекреченных документов под названием «Варшава под огнем» в 75-ю годовщину взятия города советскими войсками после более чем пятилетней оккупации нацистской Германией.

Министерство обороны России опубликовало в пятницу мультимедийный веб-сайт, посвященный годовщине, со сканами документов о нацистских концлагерях, фотографиями и пространными отчетами советских офицеров.

Получайте ежедневное издание The Times of Israel по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости Бесплатная регистрация

«Документы показывают, что части« Армии Краевой »(Армия Крайовой) уничтожили оставшихся в городе украинцев и евреев, удерживая в заложниках советских офицеров, сбежавших из немецкой тюрьмы», — заявило министерство о польских силах сопротивления во время оккупации. лондонскому правительству в изгнании.

В пятницу министерство иностранных дел Польши запустило в Твиттере кампанию «Освобождение без свободы» в ознаменование годовщины, заявив, что приход Красной армии «не означает свободы для Польши».

Антисемитизм в польском сопротивлении — очень чувствительный вопрос в сегодняшней Польше, где бойцов Армии Краевой считают героями.

В 2018 году польский суд постановил, что немецкий телеканал ZDF должен принести извинения и возместить ущерб после показа документального фильма на эту тему.

Публикация в России «Пятница» — это очередной залп в обмене обвинениями в отношении роли Москвы и Варшавы до и во время Второй мировой войны, вызванный тем, что президент России Владимир Путин обвинил Польшу и западные державы в развязывании войны.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий выступает с речью на Мюнхенской конференции по безопасности 17 февраля 2018 года в Мюнхене, на юге Германии. (AFP / Thomas Kienzle)

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий обвинил российского лидера в умышленной лжи.

Президент Польши отказался от участия в мероприятии в Иерусалиме на следующей неделе, посвященном 75-й годовщине освобождения Советской Красной Армией лагеря смерти Освенцим, а Путин собирается посетить его.

Польша тем временем не пригласила Путина на празднование годовщины 27 января.

Ты серьезный. Мы ценим это!

Нам очень приятно, что вы прочитали статей X Times of Israel за последний месяц.

Вот почему мы приходим на работу каждый день — чтобы предоставить таким взыскательным читателям, как вы, обязательные к прочтению материалы об Израиле и еврейском мире.

Итак, теперь у нас есть запрос . В отличие от других новостных агентств, мы не создали платный доступ. Но поскольку журналистика, которую мы делаем, стоит дорого, мы приглашаем читателей, для которых The Times of Israel стала важной, поддержать нашу работу, присоединившись к The Times of Israel Community .

Всего за 6 долларов в месяц вы можете поддержать нашу качественную журналистику, наслаждаясь The Times of Israel AD-FREE , а также получая доступ к эксклюзивному контенту, доступному только для членов сообщества Times of Israel.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *