Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Завоевание сибири россией: Как и зачем русские рискнули завоевать Сибирь?: История: 69-я параллель: Lenta.ru

Содержание

Как и зачем русские рискнули завоевать Сибирь?: История: 69-я параллель: Lenta.ru

Знаменитые слова Михаила Ломоносова «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном» справедливы по сей день. Именно благодаря Сибири наша страна стала великой державой и продолжает ею оставаться. Почему русские люди много веков назад двинулись за Урал и очень быстро дошли до Тихого океана? Сопротивлялись ли им местные народы? Можно ли русское освоение Сибири сравнивать с европейской колонизацией Америки? Грозит ли русским первопроходцам участь Колумба и других героев эпохи Великих географических открытий, памятники которым теперь нередко разрушают в открытых ими странах? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор, директор Гуманитарного института Новосибирского государственного университета Андрей Зуев.

«Лента.ру»: Как в разные времена среди наших историков было принято называть вхождение Сибири в состав России?

Андрей Зуев: Для дореволюционных историков никакой проблемы в терминах не существовало. Они не дискутировали по вопросу, как квалифицировать процесс включения Сибири в состав России. Но при этом их подавляющему большинству было понятно, что этот процесс протекал преимущественно военным путем, с применением силовых методов подчинения сибирских народов. Поэтому для обозначения самого процесса они применяли слова «завоевание» и «покорение».

Правда, во второй половине XIX — начале XX века в отечественной историографии получила распространение концепция, согласно которой Россия представлялась страной, которая постоянно стремится к колонизации новых территорий. Причем колонизация рассматривалась как расселение русского народа, экономическое освоение им новых земель, распространение на них русской культуры. В рамках этой концепции ряд историков характеризовал и русское продвижение в Сибирь. Их внимание переключилось с политических и военных аспектов на экономические и культурные. Вследствие этого включение Сибири в состав России они интерпретировали как преимущественно мирный процесс.

Кажется, в первые годы советской власти присоединение Сибири к России вообще считалось абсолютным злом?

В 1920-е годы молодая советская историческая наука была увлечена «решительной борьбой с пережитками великорусского шовинизма».

Поэтому абсолютным злом считалось не только присоединение Сибири, но и любое расширение дореволюционной России на нерусские территории. Подавляющее большинство историков видело в присоединении Сибири царской Россией исключительно жестокое завоевание и колониальный грабеж местных народов

Но такая трактовка господствовала недолго. В середине 1930-х годов в силу разных идеологических и политических причин (в том числе для сплочения народов СССР сначала ввиду угрозы войны, а затем и в условиях войны с нацистской Германией) акценты стали меняться.

В 1950-х годах в советской идеологии возобладала концепция преимущественно добровольного характера присоединения большинства нерусских народов к России. В эти же годы прошла череда торжественных празднований юбилеев «добровольного вхождения» того или иного народа в состав России. Однако большинству историков-сибиреведов было понятно, что такая трактовка неадекватно характеризует события прошлого, поэтому они ввели в оборот нейтральный и корректный термин «присоединение», который быстро утвердился в советском историческом сибиреведении.

Василий Суриков «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем», 1891-1895 годы

И этот термин оказался очень удачным. Под присоединением, как отмечал еще в начале 1960-х годов один из крупнейших специалистов по истории Сибири Виктор Иванович Шунков, можно понимать явления различного порядка — от прямого завоевания до мирного подчинения. И понятие «присоединение» отражает все многообразие и сложность процесса включения Сибири в состав России. Ведь на разных территориях и у разных народов этот процесс протекал по-разному.

Я читал, что по идеологическим причинам «к 1970-м годам концепция преимущественно мирного и добровольного присоединения Сибири к России стала господствующей в советской историографии», а отдельные неприятные эпизоды из жизни некоторых первопроходцев откровенно замалчивались. Насколько в действительности вхождение Сибири в состав России было мирным и добровольным?

Когда мы говорим о добровольности подчинения одного народа другому, всегда нужно иметь в виду, чем и кем эта добровольность инициировалась. Я полагаю, что в мировой истории вряд ли можно найти примеры того, когда один народ ни с того ни с сего признал бы свое подчинение другому — точнее, властной элите этого другого народа. Добровольность — понятие весьма относительное, добровольность всегда чем-то обусловлена. Если кто-то добровольно подчиняется власти другого — значит, он стремится извлечь из этого какую-то выгоду.

Так было и в Сибири. Отдельные территориальные группы сибирских народов, в силу разных причин и конкретных обстоятельств, мирно и, бывало даже (правда, очень редко), по собственной инициативе признавали свое подчинение государю всея Руси. К этому их, как правило, подталкивало стремление либо обрести в лице русских союзников и защитников, либо предотвратить возможное насилие с их стороны.

Однако такое случалось нечасто. Присоединение Сибири осуществлялось все же преимущественно с использованием военной силы. Подавляющее большинство сибирских народов признало русскую власть после сопротивления, которое могло быть кратковременным, а могло продолжаться несколько десятилетий.

Можете назвать примеры условно добровольного подчинения?

Конечно. Кодские ханты, томские татары, енисейские кеты, предбайкальские эвенки, забайкальские буряты сразу признали власть русских, рассчитывая с их помощью усилить свои позиции и защититься от соседей. Но, говоря об этом, нужно иметь в виду два момента.

Во-первых, не весь народ целиком признавал русскую власть сразу же, при первых контактах с русскими. Это делала какая-то его территориальная группа. Причем эта группа могла оказать русским существенную помощь в подчинении тех, кто оказывал сопротивление, — как своих соплеменников, так и других народов.

Николай Каразин «Подведение сибирских инородцев под высокую царскую руку», 1891 год

Во-вторых, коренные обитатели Сибири не сразу осознали, что русские пришли навсегда, воспринимая их сначала как временных пришельцев. Поэтому нередкими были ситуации, когда те, кто поначалу мирно взаимодействовал с русскими, затем поднимали восстания, стремясь избавиться от тех новшеств, которые появились с приходом русских, прежде всего от уплаты дани-ясака и от многочисленных злоупотреблений, которыми сопровождался сбор этого ясака.

Можно ли сказать, что продвижение в Сибирь стало естественным продолжением Москвой колонизационной политики Великого Новгорода? Ведь многие сибирские первопроходцы были выходцами из бывших новгородских владений.

Я не считаю расширение Московского государства продолжением новгородской колонизации. Другое дело, что Москва активно использовала новгородский опыт и новгородские пути в Сибирь.

Видные историки XIX века вроде Сергея Соловьева и Василия Ключевского считали колонизацию Сибири очередным этапом извечного движения русского народа на восток, подальше от постылой власти.

С одной стороны — да. Формирование Московского государства сопровождалось ростом налогов и разнообразных повинностей, установлением крепостного права.

Многие русские люди стремились уйти подальше от налоговых сборщиков и крепостников-землевладельцев в поисках «земли и воли», в том числе в Сибирь. И это обеспечивало колонизацию людскими ресурсами

С другой стороны, надо понимать, что Московское государство изначально, со времен Ивана III, строилось как империя. А любая империя, как известно, стремится к расширению — экспансии. До определенного времени экспансия Московского государства была возможна только на восток. На западе и юге находились сильные соперники — Речь Посполитая (конфедеративное государство на территориях нынешних Польши, Украины, Белоруссии, Литвы и частично России, Латвии и Молдавии —

прим. «Ленты.ру»), Крымское ханство, за которым стояла Турция, на севере — Ледовитый океан.

Материалы по теме

00:02 — 17 июня 2020

На востоке же были весьма слабые в военном отношении осколки Золотой Орды — Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, Ногайская орда, а далее вплоть до Тихого океана — никаких преград.

Поэтому можно говорить, что русское освоение Сибири было вызвано двумя факторами: логикой расширения Московского государства как империи и стремлением части русского народа сбежать от этого государства подальше.

Один из основателей сибирского областничества XIX века писал, что «Сибирь — это подарок, который народные массы преподнесли России». Освоение Сибири было результатом частной инициативы русских «гулящих людей» или проявлением государственного интереса Москвы?

Как я уже сказал выше, это была и государственная, и частная инициатива одновременно в своей тесной взаимосвязи. Однако не следует преувеличивать стремление части русского народа сбежать из-под власти царских чиновников и крепостников-землевладельцев. До конца XIX века, до строительства Транссибирской железнодорожной магистрали, численность самостоятельных переселенцев была невелика. Русские люди попадали в Сибирь в основном по государеву указу — в результате ссылки или принудительного перевода. Даже добровольное переселение нередко инициировалось и поддерживалось государством.

В XVII веке, о котором мы в основном говорим, темп и направления русского продвижения по Сибири задавались государственной администрацией. Она давала установки землепроходцам на поиск новых земель и новых народов. Другое дело, что чем дальше землепроходческие отряды уходили на восток, тем больше Москва теряла контроль над их перемещением и их действиями.

Клавдий Лебедев «Освоение русскими новых земель», 1904 год

Если Западная Сибирь осваивалась под более или менее плотным контролем центральных органов и местной администрации в лице воевод, то в Восточной Сибири, к востоку от Енисея, землепроходцы, состоявшие из государевых служилых людей (казаков, вольных «охочих людей» и охотников-промысловиков), действовали зачастую на свой страх и риск, нередко на собственные средства организовывали экспедиции «встречь солнцу». Но и в этом случае их инициатива полностью соответствовала государственным интересам Москвы и находила там полную поддержку.

Верно ли, что первопроходцы шли в Сибирь именно за соболем? Автор «Сибирской книги» Михаил Кречмар недавно выразился так: «Если бы в Сибири не водилось соболей, то Россия сегодня не владела бы огромными пространствами от Уральского хребта до Берингова пролива».

Подобное высказывание — образец мифотворчества. Даже если бы в Сибири не водился соболь или какой другой пушной зверь, Московская Русь все равно пришла бы туда по той причине, о которой я уже говорил.

Логика экспансии неизбежно двинула бы царство-империю на восточные земли, где не было сильных соперников

Хотя, разумеется, расширение империи сопровождалось решением вполне конкретных задач, в том числе и увеличением материальных ресурсов. Из документов того времени видно, что центр требовал от местной сибирской администрации увеличения доходов в государеву казну — путем сбора пушниной ясака с коренного населения и таможенных пошлин с охотников-промысловиков. Государство также было очень заинтересовано в поиске и добыче полезных ископаемых, установлении и развитии торговых отношений со среднеазиатскими странами и с Китаем.

Как вышло, что с начала похода Ермака русские люди дошли до Тихого океана всего за полвека?

Я еще добавлю, что потом русские преодолели океан и пришли в Америку, стали осваивать Аляску и даже дошли до Калифорнии.

Там, как известно, им закрепиться не удалось, но освоение Сибири шло быстрее. Почему?

Скорость определялась рядом взаимосвязанных факторов, некоторые из них я уже обозначил. Во-первых, Москва требовала от сибирских администраторов неустанного поиска новых земель и подчинения новых народов, и это приводило к организации все новых землепроходческих экспедиций.

Материалы по теме

00:01 — 21 октября 2017

Во-вторых, Москве была нужна пушнина, которая высоко ценилась на мировых рынках, и ее продажа существенно пополняла государственную казну. А в распоряжение государства пушнина поступала от плательщиков ясака и от охотников-промысловиков. Те и другие вели добычу пушного зверя, и она приобрела огромные масштабы. Численность пушного зверя резко сокращалась, и в поисках новых промысловых угодий и новых плательщиков ясака русские двигались все дальше на восток.

В-третьих, отряды землепроходцев были, как правило, невелики по численности и поэтому очень мобильны: они могли быстро передвигаться, преодолевая огромные расстояния. К тому же эти отряды состояли из людей определенного склада характера. Кто-то из них ревностно исполнял службу, кто-то рассчитывал поправить свое материальное положение, кто-то хотел узнать, что там впереди — за горизонтом, кто-то просто искал приключений, кто-то решал все эти задачи одновременно.

Когда смотришь на состав землепроходческих отрядов, то видишь, что во многих экспедициях принимали участие одни и те же люди. Им явно не сиделось на месте. Скорее всего, это были волевые, решительные и отчаянные мужики, которые не боялись идти в неведомые земли. В-четвертых, скорость определялась и тем, что русские двигались по той территории, где была незначительная плотность коренного населения, и перемещались преимущественно по рекам, которые густой сетью покрывают всю Сибирь.

Николай Каразин «Сибирские казаки у проведывания новых землиц», 1891 год

Британский историк Доминик Ливен считает, что столь быстрое освоение русскими Сибири могло случиться только тогда, когда «Монгольская империя распалась, а военные технологии (и другие факторы) благоприятствовали уже не кочевым народам, а оседлым». Вы согласны с ним?

Да, конечно. Движение Московской Руси на восток началось тогда, когда сама Русь окрепла и представляла собой единое государство, а Золотая Орда, бывшая осколком Монгольской империи, распалась на несколько орд и ханств, которые по отдельности не могли считаться серьезными соперниками. Однако высказывание Ливена требует корректировки.

Материалы по теме

00:01 — 1 марта 2019

Собственно в Сибири располагалось только Сибирское ханство. Далее на восток русские двигались в основном по той территории, куда власть Монгольской империи никогда не доходила. И лишь на юге, в степной зоне, они столкнулись с сильными в военном отношении монгольскими кочевыми объединениями — ордами и ханствами. И это где-то притормозило, где-то вовсе остановило русское движение к югу от Сибири.

Что касается военных технологий, и они, безусловно, сыграли свою роль. Русские казаки имели огнестрельное и холодное оружие, умели воевать на суше и на воде, сражаться в конном и пешем строю, защищать и штурмовать укрепления. К тому же, как я уже говорил, в отрядах землепроходцев преобладали люди решительные и отчаянные. Местное же население было вооружено копьями, луками, стрелами, кочевники — еще и саблями. Но это оружие не наносило большого урона.

Известные мне данные о потерях в открытых боевых столкновениях свидетельствуют о том, что с русской стороны было немало раненых, но очень мало убитых. К тому же сибирские воины не умели штурмовать укрепления, даже временные. Казаки же в случае ожидаемого нападения, как правило, сооружали из подручных средств (лодок, саней, поваленных деревьев и даже туш убитых оленей) баррикады. Они становились непреодолимой преградой, из-за которой защитники расстреливали нападавших.

На исход боя влиял и такой немаловажный фактор, как существовавшее у местных народов представление о предельно допустимом уровне безвозвратных боевых потерь в ходе одного боя. Если этот уровень достигался, они прекращали бой и уходили.

Нужно иметь в виду и то обстоятельство, что службу в Сибири несло немало ссыльных военнопленных — поляков, литовцев, донских и украинских казаков, а это были, по сути, профессиональные воины, имевшие богатый боевой опыт

Так что у сибирских народов не было никаких шансов противостоять лучше вооруженным, организованным и опытным в военном деле государевым служилым людям. Одерживать победы сибирским воинам удавалось лишь при внезапном нападении, когда казаки были застигнуты врасплох, что случалось крайне редко.

Наших первопроходцев нередко называют русскими конкистадорами. Корректно ли сравнивать русскую колонизацию Сибири с европейской экспансией в Новом Свете?

Конечно, корректно, поскольку речь идет об аналогичных исторических процессах. Можно ли русских землепроходцев называть конкистадорами? Если учесть, что в переводе с испанского языка основное значение этого слова — «завоеватель», то почему бы и нет? Ведь русские покорили Сибирь преимущественно с помощью военной силы. В освоении европейцами — испанцами, русскими, французами, англичанами и прочими — новых территорий можно найти немало схожих и даже аналогичных явлений.

Так, например, все они вряд ли сумели бы закрепиться на новых землях, если бы изначально встретили там сплоченное сопротивление местных народов, если бы часть этих народов не оказала им серьезной поддержки. Можно привести немало примеров того, как испанские конкистадоры с помощью одних индейских племен покоряли другие. То же самое наблюдалось и в Сибири: одни группы хантов помогали русским подчинять другие группы хантов, татары — татар, якуты — якутов и так далее.

Поэтому присоединение Сибири к России — это дело рук не только русских, но и в немалой степени самих местных народов. Еще одно схожее явление: правители государств, осуществлявших колонизацию новых земель, в целом стремились к мирному подчинению новых народов, а оружие предписывали использовать как крайнее средство. В русском варианте это указание звучало так: «…приводить под государеву высокою руку ласкою, а не жесточью». Однако исполнители высочайших указаний, в силу разных обстоятельств, нередко действовали на местах прямо противоположным способом.

Это лишний раз говорит о роли личности в истории?

В том числе и об этом, ведь русские землепроходцы очень различались по своей натуре, по складу характера и поведению. Например, Семен Дежнев или Петр Бекетов, судя по сохранившимся документальным свидетельствам, стремились по возможности избегать конфликтов с местным населением, искать с ним общий язык. Но были и те, кто шел «огнем и мечом», стремился к наживе, был склонен к насилию.

В середине XIX века генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев путешествовал по Амуру, где за два столетия до него побывал со своими казаками Ерофей Хабаров. Позже Муравьев вспоминал, что большинство прибрежных селений он обнаружил совершенно пустыми. Оказалось, что местное население, узнав о прибытии на Амур русских, в ужасе бежало в тайгу. Можно ли Хабарова, оставившего о себе такую память, сравнивать с Кортесом и Писарро?

О действиях Кортеса и Писарро в Америке я имею самые общие представления, поэтому не могу сравнить их с Хабаровым. Что же касается Ерофея Павловича, то он представлял собой яркий пример человека, который действовал в собственных интересах и не гнушался прибегать к вооруженному насилию. В отличие от Дежнева, Бекетова и других русских землепроходцев, Хабаров не был государевым служилым человеком. Это был, выражаясь современным языком, частный предприниматель.

Неизвестный художник «Сбор ясака казаками Енисейской губернии», XIX век

При поддержке якутского воеводы он набрал отряд добровольцев — вольных охочих людей — и отправился «приискать землицы» в Приамурье. Там эта вольная ватага при взаимодействии с местным населением отдала предпочтение «жесточи» — грубой силе. Но надо иметь в виду и то, что местное население было относительно многочисленным и организованным, поэтому вожди местных народов предпочли сопротивление, а не капитуляцию.

Там вроде был еще и маньчжурский фактор?

Да, был. В то время жившие в Приамурье дауры и дючеры платили какую-то дань маньчжурам, которые вели успешное завоевание Китая. Маньчжуры рассматривали Приамурье как территорию своего политического влияния. Когда на Амур пришел Хабаров со своей казачьей вольницей, значительная часть местного населения после непродолжительного сопротивления ушла за Амур, на юг, надеясь на защиту маньчжуров.

А потом случился кровавый конфликт внутри отряда Хабарова, когда он приказал убивать своих же бывших сподвижников…

Конфликт случился потому, что многие люди оказались недовольны самовластием Хабарова, его грубостью, беззастенчивым стремлением к личному обогащению, ошибками в командовании. В отряде возник раскол, и часть казаков ушла вниз по Амуру, в сторону Охотского моря.

Хабаров, кажется, потом писал на них доносы.

Там все друг на друга писали доносы. Жалобы на Хабарова от его бывших товарищей дошли до Москвы.

После этого на Амур отправилась специальная следственная комиссия. Хабарова отстранили от дел, арестовали и отправили в Москву

В столице разбирательство шло долго, но в итоге его оправдали и разрешили вернуться в Сибирь, где он спустя некоторое время умер.

Можно ли сравнивать с амурским походом Хабарова экспедицию Владимира Атласова на Камчатку?

У Атласова было намного меньше людей, чем у Хабарова, поэтому он был более осторожен и старался минимизировать конфликты с местным населением, хотя это ему и не удалось, так как ительмены втянули казаков в свои межплеменные распри. В первые десятилетия русского освоения Камчатки ситуация там была очень сложной. Казаки выбивали у ительменов и коряков ясак пушниной, не забывая при этом и о собственных карманах.

Материалы по теме

00:01 — 16 февраля 2018

Обойдемся

Эти индейцы воевали с русскими до 2004 года. Они вынудили Россию продать Аляску

Ительмены и коряки оказывали серьезное вооруженное сопротивление. Вдобавок казаки бунтовали против своих начальников, которые злоупотребляли полномочиями, отказывались им подчиняться, а Атласова даже убили. Умиротворение на полуострове наступило лишь к середине XVIII века, когда центральным властям удалось поставить под контроль казаков и урегулировать сбор ясака, а местное население смирилось с присутствием русских.

Почему так затянулось завоевание Чукотки?

Очень длительное — с середины XVII и до середины XVIII века — противостояние русских и чукчей, а также азиатских эскимосов было вызвано многими причинами. Назову две основные.

Во-первых, на этой территории произошло столкновение совершенно разных культур, мировосприятий, ментальностей и порожденных ими стереотипов поведения и коммуникативных практик. Так, многим народам, обитавшим на западе и юге Сибири, еще до прихода русских была знакома система «господства-подчинения», и для них выплата дани являлась вполне понятным условием — у них уже существовали иерархические властные отношения. Поэтому с появлением в Сибири русских для многих народов мало что изменилось, по крайней мере поначалу. Раньше кто-то из них платил ясак сибирским татарам, кто-то — енисейским киргизам, бурятам или монголам, а теперь — русским.

Если говорить коротко, то значительная часть народов Сибири знала, что такое подчинение, и уже привыкла подчиняться. Совсем иначе было на крайнем северо-востоке Сибири. Обитавшие там народы в принципе не знали систему «господства-подчинения». Им было совершено непонятно, с какой стати они кому-то должны давать какой-то ясак. Это никак не укладывалось в их картину мира, в их психологию. Кроме того, чукчи, в соответствии со своим мировосприятием, рассматривали русских однозначно как «чужих» — врагов, которых нельзя допускать в свой мир, которых нужно уничтожить. Все это, естественно, порождало у чукчей устойчивую враждебность в отношении пришельцев, которые даже внешне выглядели не так, как «настоящие люди».

Материалы по теме

00:03 — 9 февраля 2018

Попробуй завоюй

Чукчи жестоко убивали русских и выиграли войну. Но проиграли водке и сифилису

Во-вторых, Чукотка — это весьма отдаленный регион с суровым климатом, который крайне трудно и затратно снабжать людскими и материальными ресурсами. У русской стороны просто не хватало сил и возможностей воздвигнуть там постоянные укрепления, содержать в них хотя бы небольшие гарнизоны и держать под бдительным контролем местное население. Российские власти долгое время пытались подчинить чукчей и их соседей-эскимосов силой оружия, но потерпели в этом полное фиаско. В середине XVIII века они отказались от применения силы, вывели с Чукотки военные команды и даже разрушили единственное стоявшее там укрепление — Анадырский острог.

Вскоре после этого бывшие противники перешли к мирному взаимодействию, а чукчи и эскимосы стали адаптироваться к русским, воспринимать их не как врагов, а как выгодных торговых партнеров — поставщиков разных полезных товаров. Правда, чукчи и эскимосы так и не стали настоящими подданными российского монарха, поскольку не платили никаких налогов и не подчинялись русским властям. Кстати, указанные причины влияли на взаимоотношения русских не только с обитателями Чукотки, но и с ненцами, юкагирами, коряками, ительменами и частью эвенов.

Как, на ваш взгляд, нужно изучать историю русского освоения Сибири, чтобы, с одной стороны, уйти от советской идеологической зашоренности, а с другой — избежать радикального пересмотра нашего прошлого примерно в том духе, как сейчас на Западе под предлогом борьбы с расизмом и наследием рабства сносят памятники Колумбу?

Ответ простой: изучать непредвзято, опираясь на факты, применяя адекватные исследовательские методы и стремясь избегать идеологизации, политизации и мифологизации.

Моя личная позиция: историю нельзя использовать для решения современных политических проблем

То, что происходило в далеком прошлом, не может выступать в качестве аргументов в современных спорах. Потомки не могут и не должны отвечать за деяния предков.

Можете себе представить, что в нашей стране когда-нибудь возникнет дискуссия об уместности, например, памятника Хабарову в городе, названном его именем?

Памятник, даже персональный — это всегда память о чем-то и символизация чего-то. Памятник Хабарову — это память об освоении Приамурья русскими людьми, и не только русскими, но и представителями других народов России, это символ российского присутствия в Приамурье. Поэтому, на мой взгляд, подобная дискуссия означала бы появление сомнений в праве России на Приамурье.

Памятник Хабарову на Привокзальной площади в Хабаровске

Нет ли опасности, что на волне этой моды мы когда-нибудь вернемся к ситуации первых лет советской власти и концепции абсолютного зла? И что русским будут усиленно навязывать чувство вины за якобы учиненный ими геноцид сибирских народов?

Я надеюсь, что этого никогда не случится, поскольку никакого абсолютного зла русские в Сибирь не принесли, и никакого геноцида сибирских народов никогда не было. Еще раз повторю: историю нельзя превращать в служанку политической конъюнктуры. Из прошлого можно и нужно извлекать уроки и делать выводы, но история не должна превращаться в дубинку, которой размахивают политики.

освоение, завоевание или колонизация? • Arzamas

Расшифровка

Очень трудно ответить на вопрос, был ли приход на Север русских вообще и советской власти в частности благом для северных народов или несчастьем. Как часто бывает в истории, однознач­ного ответа здесь дать нельзя. Было и то и другое. Более или менее понятно, хорошо оно или плохо в области мате­риаль­ной. Скорее хорошо. Уже в XIX ве­ке русские власти помогали местному населению в голодные годы, и образ жизни, когда коренные жители голо­дали практически каждую весну, потому что припасов не хватало, постепенно забывался. К середине ХХ века голод окончательно ушел в прошлое — во всяком случае, до начала 90-х годов ХХ века.

Например, голод в 1931–1932 годах на Украине был искусственно создан, искусственно организован. А на Севере, наоборот, старались макси­мально людей подкормить, снабдить, привезти еду, помочь тем, кому нечего есть. И потом, сам факт введения более современных способов охоты, рыбалки и т. п. оставил голод позади. Это длилось, наверное, весь ХХ век, за исклю­че­нием периода с 1991 по 1993 год, когда в некоторых районах Севера люди действительно голодали. Не так голодали, конечно, как в XIX веке, когда от голода вымирали, бывало, целые стойбища.

Продукты возили по Северному морскому пути, это называлось «северный завоз»: каждый раз, когда открывалась навигация, на Север приходили суда, разгружались в портах и завозили и еду, и всякие промыш­ленные товары. Все, что может потребоваться на год вперед. Эта система рухнула в 1990–1991 го­дах, но потом она восстановилась, сейчас там снова снабжение вполне нормаль­ное. Но на другом уже принципе: это в основном частная торговля.

Благом стала и современная медицина, современное представление о гигиене. Ушли в прошлое многие болезни, увеличилась продолжительность жизни, существенно сократилась детская смертность. Для многих людей благом стала и новая система образо­вания. По всему Северу открылись школы, многие языки получили письменность, некоторые — собствен­ную литературу (чаще всего поэзию). Появились люди с высшим образова­нием. Это все, конечно, хорошо.

Когда я говорю о литературе народов Севера, нужно понимать, что эта литература началась очень поздно, потому что до введения письменности для народов Севера — а это произошло в 30-е годы ХХ века — у этих народов был очень развит фольклор, устная литература. А письменность была введена сначала для школы как некото­рая основа для школьного образования. И поэто­му первые книги, которые издавались по этой новой орфографии, этими буква­ми, были книги учебные. И потом постепенно началась переводная литература.

Переводили с русского на националь­ные языки (например, Пушкина), всякого рода политические речи; рассказы о Ленине, о Сталине тоже были переведены на все языки. В более позднее время эта литература начала развиваться уже как оригинальная литература. То есть сами эти народы Севера, получившие образование, стали писать. Некоторые, как Юрий Рытхэу, например, писали по-русски, а другие начали писать и на национальных языках. Чаще всего это были поэти­ческие сборники.

Бурное развитие промышленности и транспорта на Севере начиная с 1950-х годов. Появление современных городов, промышленного производства, самолетов, вертолетов. Несколько позже — снегоходов, автомобилей и мобиль­ных телефонов, кое-где — интернета. Это все, конечно, благо. Но была у этих процессов и обратная сторона. Это новое вводилось довольно жесткими и часто жестокими методами, свойственными советской власти вообще. Я назову лишь некоторые, наиболее вопиющие истории. Первая — это борьба с шаманами.

Здесь можно сделать отступление относительно того, как относилась пришед­шая на Север русская (и не только русская) власть к местным религиям, к шаманизму. Начиная с XVIII века, но особенно в XIX — начале ХХ века были разнообразные попытки обращения коренного населения в православие — со стороны русских. Но, кроме некоторых эпизодов, в значительной степени священники относились к этому довольно формально. Они наезжали на какую-то территорию, чохом всех крестили, всем выдавали по крестику на шею, а в некоторых случаях в качестве бонуса — по ярко-красной рубашке. Ради этой рубашки, ради этого крестика, конечно, к ним стекались жители со всей окрестной тундры и всей окрестной тайги. А через несколько лет священники снова приезжали — и иногда те же самые люди являлись за сле­дующей рубашкой, за следующим крестиком. Это все описано в литературе не без юмора: в значительной степени это была формальность.

В советское время шаманы считались служителями культа и преследовались с самого начала советской власти наряду со священниками всех религий. Их арестовывали, сажали в лагеря и тюрьмы или просто расстреливали. С точки зрения советской власти, шаманы были обманщиками, дармоедами, которые не работали, а только дурили народ.

Но, как мы уже говорили, настоящий шаман ведь не может по своей воле перестать быть шаманом: это дар. Я в 70-е годы прошлого века знал на Чукотке одного человека, который в прошлом был шаманом, но затем заставил себя оставить это ремесло. Иногда он созывал односельчан и показывал им такие нехитрые фокусы: например, просил крепко связать его веревкой и потом погасить свет. И через пару минут, когда свет зажигали, он сидел развязанный и иронически крутил эту веревку на пальце. Таким образом, он все-таки не до конца задавил в себе этот дар и одновре­менно избежал обвинений в шаманстве, избежал преследований.

Но ведь в традиционном обществе шаман играл огромную роль. Он и лекарь, и утешитель, и авторитетный лидер в трудных ситуациях. К нему шли за помо­щью, за советом. Когда шаманов не стало, сообщества коренного населения оказались без защиты, без поддержки. И очень часто — без лидеров.

Еще одна сторона деятельности советской власти — это насильственный перевод кочевого и полукочевого населения на оседлость и связанные с этим насильственные переселения. Как и все остальное, это делалось с самыми благими намерениями. Отдаленные поселки закрывали, жителей перевозили на новые, более удобные, с точки зрения новой власти, места. Например, поселок Уназик на Чукотке, где жили эскимосы, морские охотники, перевезли с проду­вае­мой всеми ветрами галечной косы в удобную тихую бухту, гораздо ближе к районному центру. Построили там хорошие деревянные дома вместо традиционных эскимосских полузем­лянок. Ну, казалось бы, все хорошо? Да, но в эту бухту не заходили морские звери — моржи и тюлени. Охотникам нечего было там делать. А идти по льду много километров до старых охот­ничьих мест было тяжело и долго. То есть эскимосские мужчины, прирож­ден­ные морские охотники, потеряли возможность охотиться. А это значит, что они потеряли смысл жизни. То, что испокон веку считалось мужской работой, вдруг оказалось никому не нужно. Нетрудно вообразить себе социальные последствия этой перемены.

С переселением и укрупнением посел­ков связано введение школьной системы, а с середины 50-х годов прошлого века — системы интернатов. На Севере, как и по всей стране, была введена система обязательного среднего образо­вания. Но поскольку в каждом поселке открывать среднюю школу было бы слишком дорого, такие школы открывались только в крупных населен­ных пунктах, куда привозили детей из более мелких поселков и из тундры. Опять мы вынуж­дены сказать, что хорошее намерение — дать детям образование — разбивалось о то, как именно это делалось.

Советская власть понимала идею обяза­тельного образования не как обязан­ность государства предоставить всем детям возможность учиться, а как обязанность всех родителей отдать детей в школу. Это ведь очень большая разница — чья именно обязанность и в чем она состоит. Если родители не хотели отдавать детей в школу, детей отбирали у них силой. Мне прихо­дилось много раз слышать душеразди­рающие рассказы о том, как в стойбище прилетал военный вертолет, солдаты вылавливали детей по домам и силой забирали в школу. Кого-то прятали под шкурами, но не спрятали. Кого-то, наоборот, спрятали так, что его не нашли и он в тот год избежал насильствен­ного увоза в школу. Шок, рыдания, многомесячный стресс у детей, особенно маленьких. Можно себе представить, с каким настроением эти дети приходили в школу.

Справедливости ради нужно отметить, что вот это насилие, когда в светлое будущее тянут против воли, было в те годы характерно не только для Совет­ского Союза. Очень похожие истории приходилось читать и про Австралию, и про Аляску 1960-х годов, где правительства точно так же вели себя по отно­шению к коренному населению. Но только в Австралии это были грузовики, а не вертолеты, в которых насильственно увозили детей.

Как минимум два поколения — поколение людей, рожденных в 1920–30-х годах, и следующее, — на жизнь которых выпали эти перемены, могут с полным основанием считаться потерянными поколениями. Они первыми столкнулись со всеми социальными проблемами современ­ного общества, о которых их предки и не подозревали.

Как относились местные жители к этим новшествам? Поначалу многие охотно принимали идеи, принесенные новой властью, — по крайней мере, в начале и середине 1920-х годов было именно так. Публикации этого периода полны рассказов о том, с каким энтузиазмом жители Чукотки и Камчатки (да и всего Севера) встретили новую идеологию. Отчасти это объяснялось тем, что социа­листические и коммунистиче­ские идеи были, как минимум в теории, сходны с представлениями коренного населения о мире. Традиционные для охотников, рыболовов и оленеводов идеи коллективного труда, взаимопо­мощи и отсут­ствие представлений о частной собственности на землю и на природные ресур­сы оказались созвучны тому, что проповедовала новая власть.

Вот две цитаты из дневника участника экспедиции на Камчатку 1936­–1937 го­дов: «Русские говорят, что все люди равны, не важно, коряки, камчадалы или корейцы. Именно так наши предки всегда и считали». Или другая цитата: «Новая русская власть правильно говорит! Они говорят то же, что всегда говорили наши люди. Что тундра, тайга, птицы, рыбы принадлежат всем».

Но сегодня мы знаем, конечно, что эти идеи всеобщего равенства навсегда остались на бумаге и в лозунгах. Что никакого равенства советской власти построить не удалось. Да и невозможно это — чтобы все были равны. Мы сего­дня знаем, что все это было со стороны власти в лучшем случае добро­вольным самообманом. Ну а в худшем — просто циническим обманом. Но коренное население Севера 1920-х годов, конечно, этого не знало и знать не могло.

Когда последствия нововведений стали более или менее ясны, по Северу нача­лись восстания против советской власти. Самое известное из них — Казымское, длившееся с 1931 по 1934 год. Это север Западной Сибири, бассейн реки Казым, места расселения хантов. Главной причиной Казымского восста­ния было изме­нение размеров и принципов налогообло­жения. На Обь-Иртыш­ском Севере в начале 1930-х годов были введены новые налоги. Их нужно было выплачи­вать рыбой, пушниной и оленями. Для тех, кто побогаче — прежде всего это были шаманы и «кулаки», — эти налоги были непомерно высокими. Они пре­вы­шали экономические и физические возможности хозяйств и были непонят­ны коренному населению. При этом сроки сдачи налогов были очень жест­кие. Невыплатившим налог или выпла­тившим его не в срок угрожали судом, конфискацией имущества и высылкой из мест исконного проживания. Сдав государству требуемых оленей, сами ханты оставались фактически без средств к существованию.

Другой причиной восстания явился принудительный сбор детей для обучения в школе-интернате. В начале 1930-х годов практически все население казым­ской территории вело кочевой образ жизни. Была построена школа-интернат, где дети могли бы жить в течение учебного года на государственном обеспе­чении, обучаясь грамоте. Предполагалось, что сначала будут привлекать детей-сирот и детей бедноты. Однако в том же году вышло постановление о всеоб­щем обязательном начальном обучении детей Севера. Администра­ция начала собирать детей, по всей тундре направлялись вербовщики. Местное население встретило их в штыки. Никто не соглашался отдавать детей в школу.

Отрыв ребенка от семьи воспринимался местным населением как взятие ре­бен­­­ка в заложники. При этом окружной отдел народного образования требо­вал сводок о выполнении постановления. Методы были простые. Например, по указанию председателя Казымского совета у двух жителей в качестве залога, что они отдадут детей в школу, отобрали ружья. Семьи в этом случае обрека­лись на голод. В результате у населения сформирова­лось отрицательное отношение и к школе, и к образованию. Постепен­но пассивное сопротивление перешло в вооруженное, длилось это четыре года и закончилось посылкой в район войск НКВД, с которыми местные охотники пытались сражаться, но слишком неравны были силы и вооружение.

Да, школьное образование — это, конечно, хорошо, но методы, которыми оно внедрялось, были довольно сомни­тельные. То же самое и в других областях. Появление современных предприятий (прежде всего нефте- и газодобываю­щих), строительство современных портов — тоже, с одной стороны, хорошо. А с другой — не всегда понятно, как могут ужиться традиционные формы деятельности народов Севера — рыбалка, охота, оленеводство — с современным произ­водством. На языке современной науки процесс, который шел на Севере в 1920-е и 1980-е годы, называется насиль­ствен­ной модернизацией. Аналогич­ные примеры есть по всему миру — и нигде эта насильственная модерниза­ция не приводила ни к чему хорошему.

Таким вот непростым был для Севера ХХ век. Но, впрочем, он был непростым не только для Севера, но и для всей нашей страны, да и для всего мира, пожалуй, тоже.

Теперь немного о современности. За последние 70 лет Сибирь, Север и Арктика получили мощный толчок к промышленному развитию. Сегодня из 15 россий­ских городов с населением более миллиона человек четыре нахо­дятся в Си­бири: Новосибирск, Екатеринбург, Омск и Красноярск. Из семи самых крупных городов, которые находятся за полярным кругом, только город Тромсё нахо­дится в Норвегии, а остальные шесть — в России. Это Мурманск, Норильск, Воркута, Апатиты, Североморск и Салехард. В Арктической зоне Российской Федерации производится продукция, которая обеспечивает примерно 11 % национального дохода и примерно 22 % объема российского экспорта, притом что доля людей, которые живут на этой территории, менее 2 %. В основном это, конечно, происходит за счет добычи нефти и газа.

Я говорил в первой лекции, что в Арктической зоне живет приблизи­тельно 2,5 миллиона человек. Из них коренных малочисленных народов — примерно 7 %. То есть подавляющее большинство населения Севера — это не коренное население, а какое-то другое.

Социальные науки изучают в Арктике именно людей, население Севера. Что это за люди? Ответ на этот вопрос за последние полсотни лет сильно изме­нился. Во второй половине XIX и почти весь ХХ век объектом северо­ведения были культуры коренных малочисленных народов Севера, Сиби­ри и Дальнего Востока, то есть это была более или менее чистая этнография. Задачей этнографов-североведов было описать эти народы и их культуры: как они живут, как пасут оленей, как охотятся и рыбачат, во что одеваются, что едят, во что верят, на каких языках разговаривают. Мы знаем о традицион­ных культурах народов Севера очень много.

Не много шансов найти сегодня в тайге или в тундре такие группы, которые бы по-прежнему одевались исключительно в шкуры, жили исключительно в чумах, питались только рыбой, которую сами выловили, и верили исключи­тельно в духов местности. За более чем сто лет ситуация изменилась карди­нальным образом — изменился, соответственно, и объект исследования североведов. Когда современный социальный антро­по­лог едет в северное поле, он едет не изучать жизнь коренного населения, как его научные предшест­венники, этнографы начала и середины ХХ века. Объектом североведения сегодня являются все люди, живущие на Севере. Их изучают в социальном, социально-экономическом, социально-полити­ческом, социокультур­ном плане. Важно, что люди ведь живут не в безвоздуш­ном пространстве: они что-то едят, что-то носят, что-то покупают в мага­зи­нах. Они перемещаются: пешком или на машинах, на самолетах или на вер­толетах. Они обогреваются, освещают свои жилища, звонят по теле­фону, заказывают товары по интернету. Они, иначе говоря, живут в тесном контакте с миром вещей. Они окруже­ны сетя­ми — электрическими, водопроводными, отопительными, транспортными, телефонными, социальными.

Эта паутина сетей и связей носит в социальной антропологии название инфраструктуры. Так что североведы сегодня изучают живущих на Севере людей в их постоянном и непрерывном взаимодействии с инфраструктурой.
Но даже если северовед соберется описывать современную жизнь сегодня­шней группы коренного населения, ему вряд ли удастся ее описать, если он не будет обращать внимание на тот контекст, на то окружение, в котором эта группа живет. А этим окружением для коренного населения как раз и является другое население, с которым оно живет бок о бок. Коренные и приезжие живут в одних и тех же поселках, вместе работают — а чаще, увы, вместе не имеют работы. Они женятся друг на друге, они вместе ходят на охоту. Как можно описать жизнь одной группы, если игнорировать тех, в окружении которых она живет?

Акцент при анализе различных аспектов жизни Севера делается на современ­ности, а не на прошлом. Ну тут тоже интересный вопрос: а с какого момента начинается современность? Точную дату, конечно, определить нельзя, она будет разной для разных наук и для разных вопросов. Можно выбрать более или менее удобную и полезную точку отсчета. Например, если речь идет о современ­ной истории Севера, наверное, удобно в качестве начала современ­ности взять 1920-е годы. Примерно сто лет. Если нас интересует экономика, наверное, лучше взять 1950-е или, может быть, даже 1980-е годы.

В любом случае, североведы не занима­ются тем, что называется музейной этнографией, или тем, что называют «этнографическое настоящее». Это очень интересный термин. Это когда мы пишем об объекте в настоящем времени — даже если этого объекта уже не существует. Например, мы пишем: «Чукчи живут в чумах, пасут оленей, носят меховую одежду и едят сырое мясо». Эта культура чукчей, описанная Богоразом  Этнограф Владимир Богораз первым де­таль­но описал в самом начале ХХ века куль­туру чукчей. в начале ХХ века, воспри­ни­мается как неизменная, застывшая. У такого подхода есть, конечно, плюсы. Ну, например, он не дает стареть этнографической классике и мы по-прежнему с интересом читаем описания жизни чукчей у Богораза. Или описания жизни юкагиров у Иохельсона  Владимир Иохельсон (1855–1937) — россий­ский этнограф, основоположник юкагиро­ведения.. Но этот подход теперь уже не в моде. Мы уже не пишем о чукчах как о людях столетней давности. Мы описываем их современ­ную жизнь. Для социальных антропологов и для североведов в частности нормаль­но рассматри­вать многочисленные изменения экономической, этнической, языковой, религиозной и так далее жизни в терминах трансформации. То есть в терминах изменений — а не в тер­минах упадка и разрушения. Что это значит?

Сегодня много говорят о разрушении, упадке, гибели культур и языков корен­ного населения. Но ведь это значит, что мы молчаливо предполагаем, что в прошлом эти культуры были чис­тыми, неразрушенными. А это значит, что мы неосознанно предполагаем, что не было контактов. Что культуры герме­тичны. Что они когда-то были изолированы одна от другой, а вот потом только начали смешиваться и портиться. Это, конечно, не так. Народы и культуры всегда общались между собой, всегда заимствовали что-то одна у другой и всегда менялись. То есть изменения культур, изменения языков на самом деле норма. Этот подход и принят в современной науке. Изменения рассматри­ва­ются как норма. Иначе говоря, пока культура меняется, она жива. А вот если она перестает меняться — это плохой знак.

Ну и наконец, для всех североведов их исследования прочно стоят на мате­риале, собранном в поле. Огромная Сибирь, огромная Арктика у нас буквально на заднем дворе. Было бы странно этим не воспользоваться.

Иногда приходится слышать, что этнография кончилась. Что на Севере больше не осталось того, что было бы интересно изучать. Это полная ерунда. Да, тра­ди­­ционных культур коренного населения, какими они были в XIX веке, боль­ше нет. Но зато появилось огром­ное количество новых тем. В Арктике, на Севере, в Сибири за последние сто лет возникли очень сложные человече­ские сообщества, сложные интересные связи, разбираться в которых — боль­шое удовольствие.

В качестве примера таких интересных человеческих отношений и связей, которые исследует современное североведение, можно привести, например, проект, который недавно был выполнен в Европейском университете вместе с Дальневосточ­ным федеральным университетом. Это проект, посвященный тому, как устрое­на неформальная экономика Сибири. На языке закона это называется браконьерством; то, что с точки зрения правил может преследова­ться по зако­ну, но с точки зрения жителей конкрет­ного поселка совершенно не является никаким нарушением, потому что они всегда этим занимались.

Все четыре поселка, в которых проводи­лось это исследование, не названы. Более того, они замаскированы так, чтобы их невозможно было определить. Потому что, как вы понимаете, резуль­таты этого исследования вполне могут быть использованы в качестве основа­ний для всякого рода карательных мер.

Речь касалась лесозаготовок, золото­промышленности, рыбной ловли и охоты на пушных зверей. Все четыре пункта достаточно острые и сложные. Но ре­зуль­таты, которые были полу­чены, очень интересные. Оказалось, что люди совсем не так, как закон, тракту­ют понятия разрешенного и запрещен­ного. По закону это нельзя, а с точки зрения того, что называется «обычное право», это можно и нужно делать. По закону это уголовно наказуемое деяние, а с точки зрения живущих там людей, это совершенно нормальное действие. Бывает и наоборот: с точки зрения людей, это запрещено, а закон это игнорирует и никак не отмечает.

Или еще могу привести один пример. Последние три года мы занимались исследованиями социальных аспектов Северного морского пути. Это условная линия, которая проведена примерно от Мурманска через весь Северный Ледовитый океан, через Берингов про­лив и на юг до Владивостока, по кото­рой в летнее время возят грузы. Естественно, мы не занимались самими этими грузоперевозками. Нас интересо­вало, как люди, живущие на побережье Север­ного Ледовитого океана, в город­ках и поселках, которые называются «опорные точки Северного морского пути», относятся к перспективам развития Север­ного морского пути, которое, может быть, произойдет в связи с глобаль­ным потеплением. Если льды Северного Ледови­того океана окажутся не такими матерыми и не такими многолетними, какими они были до сих пор, это может означать, что морские перевозки по Северному морскому пути могут осуще­ствляться круглый год без применения особо мощных ледоколов. А это значит, что дорога, например, из Европы в Азию окажется почти в два раза короче, чем эта дорога вокруг Азии и через Суэцкий канал.

Это выгодно, потому что транспорт идет быстрее. В связи с этим сейчас очень много говорят о развитии будущей инфраструктуры Северного морского пути. А нам было интересно, как люди относятся к перспективам этого развития. 

Освоение Сибири русскими с XVI века до наших дней. Освоение Западной Сибири и Дальнего Востока в ХХ веке. Вся история освоения Сибири кратко на портале Сибирь-Инфо.рф.

После распада Золотой Орды обширные территории, простиравшиеся к востоку от Уральского хребта, фактически остались ничейными. Кочевые племена монгол ушли отсюда, а местные народности находились на достаточно низкой ступени развития, да и плотность их была невысока. Исключением, пожалуй, стали сибирские татары, образовавшие в Сибири свое государство, более известное как Сибирское Ханство. Однако в молодой стране постоянно кипели междуусобные войны за власть. В результате этого, уже в 1555 году Сибирское Ханство становится частью Русского Царства и начинает платить ему дань. Именно поэтому ученые пришли к единому мнению, что освоение Сибири стоит описывать с момента начала её заселения русскими.

На самом деле, русские знали об обширных территориях за Уралом много ранее XV века. Однако внутренние политические проблемы не давали правителям обратить взор на восток. Первый военный поход в сибирские земли был предпринят Иваном III лишь в 1483 году, в результате которого были покорены манси, а вогульские княжества стали данниками Москвы. Всерьез же за восточные земли взялся Иван Грозный, да и то только к концу своего правления.

Несмотря на то, что в результате клановых войн за власть  Сибирское Ханство вошло в состав Русского Царства еще в 1555 году, русские практически не проявляли здесь активности. Может быть именно из-за этого, пришедший к власти в Сибирском Ханстве в 1563 году хан Кучум объявил себя свободным от дани Московскому Царю и практически начал военные действия против русских.

Иван Грозный ответил отправкой казацкого отряда, численностью в 800 человек под предводительством Ермака лишь в 1581 году. Регулярные казачьи сотни были прекрасно обучены и достаточно быстро захватили столицу сибирских татар – город Искер. Казаки основывают несколько крепостных поселений на территории Сибири, а Москва поддерживает их новыми войсками. Вот только с этого момента можно сказать, что началось освоение Сибири русскими. На протяжении всего 10-15 лет русские основывают в сибирских землях несколько городов-крепостей. В 1586 году заложена Тюмень, в 1587 – Тобольск, в 1593 – Сургут, в 1594 – Тара.

В этот период управление сибирскими землями отдано Посольскому Приказу. Заселения русскими этих обширных территорий практически не ведется. Освоение заключалось практически в строительстве острогов с казачьими гарнизонами. При этом местные племена облагались данью в виде пушнины и только в этом случае попадали под охрану русских от воинственных соседей. Лишь к концу XVI – началу XVII века русские государи стали инициаторами переселения крестьян в Сибирь, так как многочисленные гарнизоны, расположенные в основном по берегам рек Обь, Иртыш, Тобол и Енисей остро нуждались в продовольствии, а путей сообщения с центром практически не имели.

Ситуация начала меняться лишь с 1615 года, когда для управления обширными восточными территориями был создан отдельный Сибирский Приказ. С этого времени Сибирь заселяется русскими более активно. Постепенно здесь формируются остроги и каторжные поселения. Сюда бегут крестьяне от гнета крепостничества. С 1763 года Сибирью управляют назначаемые императором генерал-губернаторы. Вплоть до начала XIX века основой переселенцев в Сибирь были ссыльные и каторжники, что не могло оставить свой отпечаток на всем процессе развития края. Только после отмены крепостного права преобладающей массой в иммигрантской волне стали безземельные крестьяне, искавшие лучшей доли на свободных землях.

Серьезным толчком в истории освоения Сибири можно считать научно-технический прорыв XX века. Полезные ископаемые, которыми богат этот край предопределили его развитие на десятилетия вперед. Ко всему прочему, появившееся в конце XIX века железнодорожное сообщение позволила значительно сблизить отдаленные сибирские земли и центральную Россию.

После прихода к власти большевиков, освоение Сибири обретает новый смысл и темп. Из-за довольно холодных климатических условий во времена сталинских репрессий, множество людей было насильственно переселено на территорию Сибирского края. Благодаря им началось строение и расширение городов, добыча полезных ископаемых. Во времена Великой Отечественной войны в Сибирь эвакуировали заводы, предприятия, оборудование, что в дальнейшем оказало положительное влияние на развитие промышленности региона.Все большее значение принимает освоение Сибири и Дальнего Востока как материально-сырьевой базы страны. Обширные территории, расположенные в глубоком тылу приобретают стратегическое значение. 

На сегодняшний день, на территории Сибири находится 85 процентов всех запасов России, что укрепляет лидирующие места в развитии экономики страны. Сибирь является одним из основных мест, которые посещают жители не только России, но и зарубежных стран. Сибирь хранит в себе огромнейший потенциал, который с каждым годом становится только больше.  

Завоевание Сибири. История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты

Читайте также

Глава VI ПЕРВОЕ ЗАВОЕВАНИЕ СИБИРИ. Г. 1581-1584

Глава VI ПЕРВОЕ ЗАВОЕВАНИЕ СИБИРИ. Г. 1581-1584 Первые сведения о Сибири. Известия о Татарской Державе в Сибири. Древнейшее путешествие Россиян в Китай. Знатные купцы Строгановы. Неверность Царя Кучюма. Разбой Козаков. Ермак. Поход на Сибирь. Гнев Иоаннов. Подвиги Ермаковы.

6. БИБЛЕЙСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ — ЭТО ОРДЫНСКО-АТАМАНСКОЕ = ТУРЕЦКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ПЯТНАДЦАТОГО ВЕКА

6. БИБЛЕЙСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ — ЭТО ОРДЫНСКО-АТАМАНСКОЕ = ТУРЕЦКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ПЯТНАДЦАТОГО ВЕКА 6.1. ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ БИБЛЕЙСКОГО ИСХОДА Всем хорошо известна библейская история исхода 12 израильских колен из Египта под предводительством пророка

3.

 Союз двух государств: Руси-Орды и Османии=Атамании Библейское завоевание земли обетованной — это ордынско-атаманское завоевание XV века

3. Союз двух государств: Руси-Орды и Османии=Атамании Библейское завоевание земли обетованной — это ордынско-атаманское завоевание XV века Примерно через сто лет существования Русско-Ордынской Империи, ее правители столкнулись с невиданным ранее следствием созданной в

Глава VI Первое завоевание Сибири. 1581—1584 г.

Глава VI Первое завоевание Сибири. 1581—1584 г. Первые сведения о Сибири. Известия о Татарской Державе в Сибири. Древнейшее путешествие Россиян в Китай. Знатные купцы Строгановы. Неверность Царя Кучюма. Разбой Козаков. Ермак. Поход на Сибирь. Гнев Иоаннов. Подвиги Ермаковы.

8.

2.1. Македонское завоевание в Европе и киданьское завоевание в Китае

8.2.1. Македонское завоевание в Европе и киданьское завоевание в Китае Выше мы остановились на фантомном VI веке н. э. Пропустим смутный период до IX века н. э. После этого начинается ПРОВАЛ В ИСТОРИИ КИТАЯ с 860 года н. э. по 960 год н. э. То есть примерно 100 лет темноты. Л.Н. Гумилев

3. Союз двух государств: Руси-Орды и Османии=Атамании. Библейское завоевание земли обетованной – это ордынско-атаманское завоевание XV века

3. Союз двух государств: Руси-Орды и Османии=Атамании. Библейское завоевание земли обетованной – это ордынско-атаманское завоевание XV века Примерно через сто лет существования Русско – Ордынской Империи, ее правители столкнулись с невиданным ранее следствием созданной

§ 62.

Ливонская война и завоевание Сибири Ермаком

§ 62. Ливонская война и завоевание Сибири Ермаком Ливонский орден. Отношения Ливонии с Москвой. Ливонская война Ивана Грозного (1558–1583). Распад Ливонии. Вступление Швеции и Польши в войну с Россией. Взятие Полоцка Иваном IV (1563). Земский собор 1566. Стефан Баторий. Осада Пскова

Глава 3 Завоевание земли обетованной — это османское = атаманское завоевание XV века

Глава 3 Завоевание земли обетованной — это османское = атаманское завоевание XV века 1. Общий взгляд на историю библейского Исхода Всем хорошо известна библейская история Исхода двенадцати израильских колен из Египта под предводительством пророка Моисея. Она описана в

16.4. Почему в азиатской Сибири до сих пор не могут найти следы остякской столицы Искера-Сибири? Ответ: потому, что она находилась в Америке — это ацтекский город Мешико = Мехико

16. 4. Почему в азиатской Сибири до сих пор не могут найти следы остякской столицы Искера-Сибири? Ответ: потому, что она находилась в Америке — это ацтекский город Мешико = Мехико Значительная часть повествования Кунгурской Летописи вращается вокруг остякской столицы

1584 Гибель Ермака. Завоевание Сибири

1584 Гибель Ермака. Завоевание Сибири Завоевание Сибирского ханства произошло после того, как в 1571 г. хан Кучум порвал вассальные отношения с Москвой, установленные в 1555 г. на волне русских успехов в Поволжье. Богатые купцы Строгановы, освоившие пермские земли и

Глава 4 Пятикнижие Библейский Исход и завоевание Земли Обетованной — это османское = атаманское завоевание XV века

Глава 4 Пятикнижие Библейский Исход и завоевание Земли Обетованной — это османское = атаманское завоевание XV века 1.  Общий взгляд на историю Библейского Исхода Великий Египет в Библии Всем хорошо известна библейская история исхода 12 израильских колен из Египта под

4. Атаманское = османское завоевание Земли Обетованной Иисусом Навином описано также как завоевание апостола Иакова

4. Атаманское = османское завоевание Земли Обетованной Иисусом Навином описано также как завоевание апостола Иакова 4.1. Святой апостол Иаков и его захоронение в известном испанском соборе Сантьяго де Компостела Считается, что святой апостол Иаков, один из двенадцати

Завоевание Казани, присоединение Астрахани, начало колонизации Сибири

Завоевание Казани, присоединение Астрахани, начало колонизации Сибири Иван IV, занимаясь преобразованиями внутри страны, не забывал и о Казани. После последнего похода государя на Казань шли постоянные переговоры правительства с казанцами. Но они не давали желаемых для

II. 2. Реальное завоевание Урала и Сибири

II. 2. Реальное завоевание Урала и Сибири До разгрома Европейской части Орды, т. е. ханств и казачьих республик Центральной России, Причерноморья, Прикаспия и Северного Кавказа, никакой открытой военной экспансии Российской империи — бывшей Московии — на восток, в

Глава VI Первое завоевание Сибири. г. 1581-1584

Глава VI Первое завоевание Сибири. г. 1581-1584 Первые сведения о Сибири. Известия о Татарской Державе в Сибири. Древнейшее путешествие Россиян в Китай. Знатные купцы Строгановы. Неверность Царя Кучюма. Разбой Козаков. Ермак. Поход на Сибирь. Гнев Иоаннов. Подвиги Ермаковы.

Сибирь: покорение или присоединение?

Текст: Михаил Новоселов Фото: архив Красноярского краевого краеведческого музея

Известный советский историк Михаил Покровский утверждал: «История — это политика, обращенная в прошлое».

Достаточно посмотреть, как за последние 100 лет менялись оценки тех или иных исторических событий, чтобы понять, что Покровский имел основания для такого утверждения. Сами факты сложно отрицать, но их можно замалчивать или давать им иную интерпретацию. Лучше всего видно этот процесс на конкретном примере вхождения Сибири в состав России. Большинство жителей Красноярского края хорошо знают известную картину красноярского художника Василия Сурикова «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем». Слово «покорение» немного режет слух современному человеку. Со школьной скамьи мы убеждены, что Россия никогда не вела завоевательных войн, а лишь защищалась. Мы настолько привыкли к этому утверждению, что не задумываемся, как же так, только защищаясь, смогли создать самое крупное государство из всех существующих в наше время. За всю историю человечества крупнее Российской империи были лишь Британская и Монгольская. Именно Сибирь и Дальний Восток сделали Россию великой мировой державой. Присоединение новых территорий было весьма непростым делом. Существуют варианты названий этого процесса: покорение (или завоевание) Сибири, вхождение в состав, присоединение. Они сменяли друг друга на протяжении последних 100 лет.

Дореволюционные историки придерживались точки зрения, что Сибирь была покорена русскими. В эпоху колониализма никто не стеснялся таких формулировок. Многие в те годы представляли Сибирь как колонию Российской империи. В первые десятилетия советской власти терминология осталась прежней, но изменились акценты. Теперь покорение Сибири стало поводом в обличении преступлений царизма и великорусского шовинизма.

После Великой Отечественной войны в целях укрепления дружбы народов стали подчеркивать прогрессивную роль России в отношении стран Востока. Распространение получил тезис о добровольном и мирном вхождении сибирских народов в состав Московского царства. Полностью игнорировать факты военных конфликтов между русскими первопроходцами и местным населением было невозможно, поэтому на вооружение взяли очень расплывчатую формулировку «присоединение». Большинство советских историков делали акцент на мирном и даже добровольном вхождении сибирских народов в состав России. Это соответствовало идеологии тех лет, когда нужно было доказывать вековую дружбу народов, входящих в состав Советского Союза. В советской исторической науке к 1970 годам восторжествовала концепция мирного и добровольного присоединения Сибири к России. Основная ее идея: завоевание имело место только на первом этапе, когда отряд Ермака разгромил Сибирское ханство. Остальные территории и народы мирным путем вошли в состав русского государства, хотя и случались отдельные эксцессы.

«Дружба народов» закончилась вместе с Советским Союзом. В 90-х годах историки стали говорить все больше об экспансии, завоевании и колониальной политике России в Сибири. Особенно любили эту тему некоторые представители коренных народов, которые таким образом хотели способствовать сепаратистским настроениям. В наше время в исторической литературе нет единого ответа на вопрос о вхождении Сибири в состав России. Нам хотелось бы показать свое видение этой проблемы.

Если отказаться от политических веяний эпохи и сосредоточиться на исторических фактах, видно, что новые территории, как правило, присоединялись к России вооруженными отрядами казаков и стрельцов, которые всегда демонстрировали свою силу местному населению. Если коренные народы были слабы и малочисленны, они добровольно присягали на верность русскому царю. Служивые люди обеспечивали этим народам защиту от более воинственных соседей. Конечно, тем приходилось платить дань — ясак, но он не был тяжел, платили его мехами. Русские поселения становились форпостами на страже дружественных им племен. С присоединением Сибири к России на новых территориях развивалась торговля. Местные народы начинали постепенно перенимать новые элементы культуры, например, земледелие, ткачество, строительство рубленых изб.

Совершенно другими были отношения с многочисленными воинственными народами Сибири — русские первопроходцы подчиняли их силой. Это было необходимо для защиты присягнувших на верность царю более слабых народов. С юга совершали набеги на север кочевники, они требовали дань у таежных племен, грабили их и уводили в рабство. Для защиты от степняков строились остроги, Красноярск в начале своего существования был такой приграничной крепостью. Русские отряды совершали карательные походы, кровь лилась с обеих сторон, но не нужно обвинять первопроходцев в излишней жестокости. Наши «коллеги» — европейские колонизаторы — проводили массовый геноцид покоренного населения, очищая захваченные территории от коренных народов. В этих целях они не брезговали и биологическим оружием, продавая местным жителям зараженные вещи и одежду. Не имея иммунитета к новым болезням, коренные народы быстро вымирали, оставляя свои земли пришельцам. Русские же войска применяли оружие в силу необходимости и старались избежать ненужных жертв. Из Москвы приходили в Сибирь царские указы, требовавшие обращаться с «инородцами» хорошо. Власти были заинтересованы в новых подданных, которые платили бы налоги. Именно поэтому нельзя сравнивать покорение сибирских народов и, например, племен американских индейцев.

Покоряя сибирские земли, «захватчики» принесли мир, закон, новые культурные и научные достижения. Не нужно стыдиться слова «покорение», ведь за ним скрывается не кровавое иго, а сложный и длительный процесс интеграции коренных народов в состав России. Не будь Сибирь покорена русскими, она со временем досталась бы западным или восточным захватчикам, а коренные народы разделили бы участь американских индейцев или жителей Курильских островов айнов, которые к моменту присоединения островов к России почти полностью были уничтожены или ассимилированы своими воинственными соседями.

Недавно добавленные объекты — Mировая цифровая библиотека

Историческое обозрение Сибири

В этой книге, представляющей собой первый том двухтомного издания, содержится обзор истории Сибири с 1585 по 1742 год. Это хронологическое повествование, опубликованное в 1838 году, начинается вскоре после первоначального завоевания Сибири русскими войсками под предводительством казачьего гетмана Ермака Тимофеевича (1532–1585 гг.) и заканчивается непосредственно перед периодом правления Екатерины Великой, взошедшей на престол в 1762 году. Работа охватывает период, в течение которого русские впервые пересекли континент и достигли Тихого океана (это произошло в 1639 году), а также другие события, происходившие на протяжении более чем столетия после этого. Автором книги был Петр Андреевич Словцов, священник, преподававший в Тобольской семинарии в Сибири. В 1794 году Словцов был арестован за осуждение жестокости и несправедливости со стороны российского государства, высказанное в ряде проповедей в кафедральном соборе Тобольска. Проведя некоторое время в принудительном заточении в Валаамском монастыре, он продолжил службу в должности инспектора сибирских училищ и историка. Словцов начинает книгу с перечисления основных юридических, архивных, журналистских и историографических источников, без которых невозможно было написать заслуживающую внимания исследовательскую работу о Сибири. Затем он переходит к освещению широкого спектра вопросов, включая культуру коренных народов Сибири, политические и экономически события и различные аспекты международных отношений разных сибирских регионов. В книге рассказывается об учреждении школ и предприятий, издании новых законов и формировании общества на границах российских территорий. Автор упоминает основание таких новых городов как Якутск, Томск и Иркутск, а также «открытие» Камчатки и других обширных неосвоенных земель для исследования и заселения русскими. Книга основана на архивных записях и собственных исследованиях автора, а также в значительной степени на материале опубликованной почти за целое столетие до этого выдающейся работы о Сибири известного немецкого ученого Герарда Фридриха Миллера (1705–1783 гг.). Словцов признает, что он в долгу перед Миллером, посвятив свою книгу в его честь и отметив, что фундаментальный труд Миллера по истории Сибири долгие годы оставался образцом для исследователей, занимающихся данной тематикой. В конце книги Словцов приводит краткую справку об истории пяти главных сибирских городов — Тобольска, Томска, Енисейска, Красноярска и Иркутска. В этих кратких очерках отражена хронология развития этих городов и достойных внимания событий на сопредельных с ними территориях.

Завоевание Сибири реферат по истории

0 0 1 Fмосковским правитель ством. В 1571 г., чтобы усыпить бдительность

русского царя, он даже прислал в Москву своего посла и дань в 10000

соболей.

Прибытие послов Кучума произошло в тяжелое для Москвы время. В

1571 г. она подверглась нападению и сожжению отрядами крымского хана

Девлетгирея. Среди жителей столицы стали распространяться слухи о

неудачах России в Ливонской войне. Когда послы сообщили Кучуму о своих

наблюдениях, сделанных в Москве, он открыто решил покончить с русским 0 0 1 Fвлияни ем в Зауралье. В 1573 г. в его ставке был убит царский посол Третьяк

0 0 1 FЧубуков и все сопровождавшие его слу жилые татары, а летом этого же года

0 0 1 Fвооруженные от ряды Кучума во главе с его племянником Маметкулом

0 0 1 Fперешли через Камень на р. Чусовую и опустошили ок ругу. С этого

времени набеги в район Прикамья стали осуществляться систематически, и

русские поселения в нем были основательно разорены. Кучум не щадил 0 0 1 Fтак же никого из тех, кто ориентировался на союз с 0 01 FРосси ей: убивал,

забирал в плен, обложил тяжелой данью народы всех подвластных ему

обширных владений хантов и манси Оби и Урала, башкирские племена, 0 0 1 Fта тарские племена Зауралья и Барабинской степи.

В такой ситуации правительство Ивана IV 0 01 F предпри няло некоторые 0 0 1 Fответные меры. В 1574 г. оно направи ло крупным вотчинникам

Строгановым, осваивавшим Пермский край, жалованную грамоту, которая 0 0 1 Fзакре пила за ними земли на восточных склонах Урала по р. Тоболу и ее

0 0 1 Fпритокам. Строгановым было разреше но нанять на службу тысячу казаков

0 0 1 Fс пищалями и по строить крепости в Зауралье на Тоболе, Иртыше и Оби.

Строгановы, используя данное им правительством право, сформировали 0 0 1 Fнаемный отряд, командование ко торым взял на себя атаман Ермак

0 0 1 FТимофеевич. Сведе ния о том, кто был Ермак по происхождению, скудны и

0 0 1 Fпротиворечивы. Одни источники называют его дон ским казаком,

пришедшим со своим отрядом в Приуралье с Волги. Другие коренным

жителем Приуралья, посадским человеком Василием Тимофеевичем

Олениным. Третьи считают его уроженцем северных волостей Вологодского

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ, 13. Покорение Сибири

Завоевание Сибири

Завоевание Сибири Российским государством, а затем Российской Империей, было постепенным процессом, который продолжался с XVI по XIX век.

Иностранные студенты иногда спрашивают меня: «Почему русские пошли в Сибирь? Неужели им не хватило территории вокруг Москвы?» Я неизменно отвечаю: «Почему американцы пошли на запад, вплоть до Тихого океана? Разве 13 штатов, которые первоначально составляли США, им было недостаточно? Особенно если учесть, что в их новой стране американцев было гораздо меньше, чем были русские в России в конце шестнадцатого века. «

Возможно, ответ будет примерно таким. В каждой стране есть люди со страстью и энергией, которые просто не могут оставаться на одном месте. И если государство не препятствует им — или даже активно их поддерживает, — то почему бы и нет. намеревались открывать новые земли?

У русских были и другие причины, как это может показаться странным, но главной из них были тяжелые условия, в которых оказались русские крестьяне — феодальная система зависимости от помещиков.Самые смелые крестьяне бежали на юг, на Кавказ, или на восток, в новые земли, где они могли обрести — и сохранить — свою независимость.

Вероятно, мех был еще одним стимулом — например, соболь или мех других животных. Мех пользовался чрезвычайно высокими ценами; меховые животные к тому времени в Европе были практически полностью истреблены, но мех оставался очень востребованным. Более того, пока еще не было «зеленых» движений против использования меховых изделий.

Русских царей устраивало и то, что благодаря этим экспедициям, предпринятым смелыми и рискованными русскими, территория, подпадающая под юрисдикцию царей, росла, причем без крупных кровопролитных войн, пережитых в Европе.

Дорога на Урал и в Сибирь открылась после того, как русские разгромили Казанское ханство. Вначале Россия взяла под свой контроль Урал, где были большие месторождения железной и медной руды, соли и угля. Строгановы, богатые бизнесмены, а затем Демидовы основали на Урале ряд шахт и фабрик. Однако сибирский хан Кучум регулярно совершал набеги на шахтерские села. Это побудило Строгановых пригласить для работы казахского генерала Ермака Тимофеевича и его личный отряд из 540 человек.

Это было в 1581 году. В следующем году отряд Ермака вместе с несколькими сотнями русских отправился в свой первый сибирский поход против хана Кучума. Армия хана Кучума насчитывала около 10 тысяч человек, то есть в десять раз больше, чем у русских. Однако у него не было — по крайней мере, сначала — огнестрельного оружия, и в результате русские части разбили армию Кучума в нескольких боях и захватили столицу Сибирского ханства.

Столица называлась Сибирью (хотя в других источниках она упоминается как Искер), и поэтому весь регион к востоку от Урала стал известен как Сибирь. В 1585 году армии Кучума удалось обмануть Ермака и внезапно нанести ему ночную атаку. Это произошло на берегу Иртыша, большой реки в Сибири.

Ермак был убит, но небольшому количеству его людей удалось бежать, и в следующем году казахи прибыли с силами, вдвое большими, чем прежде. Армия Кучума потерпела поражение, а многие его родственники попали в плен, хотя самому ему удалось бежать. После этого Кучум много лет отказывался оказывать какое-либо сопротивление русским до своей смерти в 1601 году.

После этого крупных столкновений между русскими и местным населением практически не было. Местные жители, вероятно, считали предпочтительнее заплатить скромную дань царю в Москве, а не многочисленным местным ханам, которые вечно воевали друг с другом и грабили местное население.

Следует также отметить, что России, как и Америке, повезло в том, что местное население было небольшим, и даже если бы они захотели, они не смогли бы оказать серьезного сопротивления продвижению русских через Сибирь. Было несколько стычек в Якуте и вокруг Байкала, но в целом покорение Сибири прошло мирно.

К концу семнадцатого века русские добрались до Тихого океана, а в восемнадцатом веке высадились на Аляске. Однако тяжелое финансовое положение России после Крымской войны и невозможность защитить эту удаленную территорию побудили русских продать Аляску американскому правительству в девятнадцатом веке.

По мере развития 17, 18 и 19 веков русские города возникали в Сибири и на том месте, которое мы теперь знаем как Дальний Восток — Тюмень, Омск, Новосибирск, Иркутск, Чита, Хабаровск, Якутск, Владивосток и другие.Население этих городов смешанное. Русские и украинские мигранты составляют основную составляющую, но есть также потомки местных народов наряду с многочисленными народами, которые ранее жили вместе в одной единой стране — Советском Союзе.

Тем не менее, хотя Сибирь составляет 70 процентов территории Российской Федерации, в ней проживает только 15 процентов населения. Это означает, что настоящее завоевание Сибири еще не закончено. Сибирь еще не стала местом, куда стремятся многие люди, как в прошлом Калифорния стала магнитом для многих американцев.

(написано Евгением Бохановским, переведено на английский и прочитано Ричардом, 2016)

Российско-сибирская история в сравнении со средневековым завоеванием и современным колониализмом на JSTOR

В качестве отправной точки данной статьи используются различные интерпретации русско-сибирской истории. Некоторые историки считают завоевание Сибири русскими чистым колониализмом. Другие указывают на миграцию и рассказывают историю средневековой колонизации, т.е.е., «aedificatio terrae». В этой статье в хронологическом порядке сравнивается история России и Сибири со средневековой колонизацией и современным колониализмом. Можно сделать вывод, что русско-сибирское столкновение — это часть современного колониализма с 1550-х до середины XIX века. Русские цари добывали богатые сибирские ресурсы ради себя. Мужчины на месте занимались исследованием Сибири, охотой на зверя и добычей золота. После освобождения русского крестьянства в 1861 году миграция крестьян в Сибирь увеличилась.Вплоть до 20-х годов прошлого века все больше и больше переселенцев из европейской части России занялись модернизацией сибирского сельского хозяйства. Этот процесс напоминает средневековую колонизацию. Советскую фазу нельзя рассматривать только в сравнении со средневековой колонизацией или современным колониализмом. Будущим историкам предстоит рассказать третью историю Сибири двадцатого века.

Review был основан в 1976 году Иммануэлем Валлерстайном как официальный журнал Центра исследования экономики, исторических систем и цивилизаций имени Фернана Броделя.Ричард Э. Ли занял пост редактора в 2006 году. Review стремится к поиску точки зрения, которая признает приоритет анализа экономики в течение длительного исторического времени и большого пространства, целостность социально-исторического процесса и преходящий (эвристический) природа теорий. Журнал рассчитан в основном на читателей, занимающихся социальными и гуманитарными науками, и это международная аудитория, охватывающая шесть континентов. Обзор также редактирует специальные выпуски. Они могут быть составлены приглашенным редактором по определенной теме или опубликованы результаты исследовательского проекта.Как правило, статьи публикуются на английском языке, но «Review» иногда публикует статьи на других научных языках.

Исследовательский фонд Университета штата Нью-Йорк (РФ) — крупнейший в стране комплексный исследовательский фонд, связанный с университетами. Он существует, чтобы служить Государственному университету Нью-Йорка (SUNY), предоставляя основные административные услуги, которые позволяют преподавателям SUNY сосредоточить свои усилия на обучении студентов и проведении исследований, изменяющих их жизнь, в широком спектре дисциплин, включая медицину, инженерию и др. физические науки, энергия, информатика и социальные науки.

Сибирская летопись, повествующая о завоевании сибирских земель русскими при Иване Грозном; Включает краткий отчет о предыдущих событиях

Описание

Летопись «Сибирская » (Сибирская летопись) описывает завоевание Сибири русскими, начавшееся в конце 16 века при царе Иване Грозном. Автор, Г. И. Спасский, создал первый сибирский журнал в начале XIX века и был известным популяризатором сибирской истории. Эта работа представляет собой хронологический отчет о постепенном, но неуклонном движении казаков на восток в земли бывшей Золотой Орды, вотчина монгольских ханов, правивших некоторыми частями России с начала 13 века до конца 15 века. К концу 16 века остатки этой монгольской империи были разделены между казанскими и астраханскими ханами в Нижнем Поволжье и ханом Сибирским к востоку от Уральских гор.Казак гетман Ермак Тимофеевич (1532–1585) — главная фигура в книге. Он возглавил войска, которые перешли Урал в 1581 году и потребовали новые земли для русского царя. В конечном итоге он захватил столицу Кашлык в Сибирском ханстве и начал порывистый процесс политической интеграции завоеванных земель в Российское государство. Большая часть книги посвящена более широким рамкам российской экспансии в Сибирь. В нем рассказывается, как Иван Грозный принял эмиссаров ханов в Московском Кремле, а затем отправил своих командиров в Сибирь, чтобы завоевать новые регионы, тем самым переместив контроль России на восток. В книге подчеркивается важная политическая и экономическая роль известной семьи Строгановых в этот период и описываются обстоятельства, при которых Строгановы стали самыми богатыми купцами России. Русские извлекали выгоду из кланового соперничества внутри Сибирского ханства, особенно между кланом Шайбанидов, который претендовал на происхождение от Чингис-хана, и местной соперничающей группой, известной как клан Тайбугидов. В книге подчеркивается тот факт, что русские воспользовались местными распрями и постепенным падением монгольской власти и, таким образом, не встретили серьезного сопротивления на своих восточных границах.Последние 12 страниц книги содержат подробные сноски к каждой главе.

Царство Русское — Покорение Сибири | Донован Стриклин

Покорение Сибири Россией началось в 1580 году, когда 540 русских солдат, служивших под командованием Ермака Тимофеевича, вторглись на коренное население региона, известное как вогулы. Служащие при Кучуме, хане Сибири, они позже сопровождали этих солдат, а также 300 немецких и литовских рабочих, которых они купили у царя.

На протяжении 1581 года это войско шло по территориям, известным как Югра, и захватило села Вогула и Остяк, за это время им также удалось захватить сборщика налогов Кучума. В ответ на эти действия некоторые местные жители, известные как татарские лидеры, совершают набеги, чтобы остановить наступление русских, с армией Ермака, полностью готовой к походу на крепость Кашлык, столицей которой была Сибирь. Эта армия вступила в путь в мае 1582 года, готовясь к столице, в трехдневном сражении по пути, в котором Ермак одержал победу над Кучум-ханом и шестью другими татарскими князьями, действующими вместе.Но с татарами, имеющими кислый вкус во рту, попытаться Атаковать русскую армию, не через месяц, будучи отбитым против них снова.

Источник: Википедия

В течение августа и сентября татарский Кан спешно собрал свои силы для защиты татарской столицы, когда большая орда татар, вогулов и остяков уже сосредоточилась на Чуваше. С наступлением зимних месяцев 1 октября русская армия повела первую атаку, но была задержана. С их 4-й Попыткой 23 октября татары неожиданно начали контратаку.Убито более 100 русских солдат стало дорогостоящей стычкой, но дало русским преимущество, поскольку татары вынужденно отступили, позволив захватить две татарские пушки, еще больше укрепив свои позиции в татарской столице. После этого решающего сражения столица простояла всего 3 дня, пока русские войска не вступили 26 октября (1582 г.).

Soruce: Etsy

Часть 2 Скоро выйдет!

Цитированных работ

Скрипник Олег и Рбт. «Как Сибирь вошла в состав России». Russia Beyond , 24 окт.2016 г., https://www.rbth.com/arts/2016/10/24/how-siberia-became-part-of-russia_641779.

«Русское покорение Сибири». История сегодня , https://www.historytoday.com/archive/russian-conquest-siberia.

Завоевание Сибири и исторические сделки, войны, торговля и т.д., между Россией и Китаем в ранний период | История России и Восточной Европы

  • Герхард Мюллер (1705–1783) известен как первый историк, специализирующийся на истории и культуре Сибири. Мюллер родился в Вестфалии и был приглашен преподавать в недавно основанной Академии наук в Санкт-Петербурге в 1725 году. Он присоединился ко Второй Камчатской экспедиции в Западную Сибирь в 1735 году, а по возвращении провел остаток своей жизни, публикуя труды по истории. Сибири. Его соавтор Петр Симон Паллас (1741–1811) также участвовал в нескольких экспедициях в Сибирь. Этот том, впервые опубликованный на английском языке в 1842 году, содержит английский перевод подробного описания этими авторами русской колонизации Сибири и напряженности в отношениях с Китаем.Сочетая этнографические материалы с отчетами о торговле России с коренными сибирскими народами и Китаем, этот том представляет собой один из первых научных отчетов о Сибири и Западной Европе в то время, когда этот регион был малоизвестен за пределами России.

    Мнения клиентов

    Еще не просмотрел

    Оставьте отзыв первым

    Отзыв не размещен из-за ненормативной лексики

    ×

    Подробнее о продукте

    • Дата публикации: декабрь 2010 г.
    • формат: Мягкая обложка
    • isbn: 9781108023832
    • длина: 168 страниц
    • размеры: 216 x 140 x 10 мм
    • вес: 0.22кг ​​
    • наличие: в наличии
  • Содержание

    1. Первое вторжение русских в Сибирь
    2. Начало военных действий между русскими и китайцами
    3. Счет поселений русских и китайцев в пределах Сибири
    4. Торговля между китайцами и Русские
    5. Описание Зуручайту
    6. Татарский ревень, принесенный в Киахту бухарскими купцами
    7. Сказание о долготе и широте основных мест, упомянутых в этой работе
    8.Открытие и завоевание Камчатки
    9. Общее представление о торговле на новых открытых островах с Камчатки
    10. Меха и шкуры, полученные с Камчатки и новых открытых островов, для передачи китайцам
    11. Начало и развитие первые русские открытия в Камчатском море
    12. Рейсы 1745 г., с Камчатки
    13. Последовательные плавания с 1747 по 1753 г. к Беринговым и Алеутским островам.

  • Авторы

    Герхард Фридрих Мюллер

    Петер Симон Паллас

  • От Урала до Сибири

    На Западе российская история — что неудивительно — почти полностью сосредоточена на России на Западе.Для таких стран, как Польша , Швеция и Финляндия , жизнь в тени Москвы является важной частью как истории, так и национальной идентичности. Однако этот фокус не позволяет объяснить, как России удалось стать огромной страной, которой она является сегодня. Расширение на восток на является важной частью этого объяснения. Очень важно понимать, откуда Россия появилась и куда она движется. Итак, как (и, что более важно, почему) они продвинулись на восток?

    Между Уралом и Сибирью

    Центр России расположен к западу от Урала на Северо-Европейской равнине .На севере, юге и западе открытое пространство, бескрайняя степь, защищенная множеством северных лесов. На востоке Россию защищает Урал. Однако они невысокие и многие проходят через них, сужаясь к югу. На северном конце экспансия достигла Арктики и Финляндии . Там Россию защищала бескрайняя пустота тундры, а бореальные леса, казалось, существовали вечно. Это образует северный щит сердцевины России.С его абсолютным холодом, размерами и запустением он не позволял крупным армиям пересечь расстояние.

    В первой половине XIX века Россия продвинулась на юг, в сторону Кавказа, который образует перешейок между Черным и Каспийским морями. Долгие войны с турками и персами наконец-то принесли русским контроль над этим регионом. Они продвинулись к юго-востоку от гор, установив свою границу на Аракс в 1828 году. На юго-западе российская граница была установлена ​​на Ахалцихе в 1829 году и продвинулась до Карс в 1878 году.

    Во второй половине того же века Россия предприняла завоевание Туркестана . Это было вызвано тюрками повторяющимися набегами на юг России народов Бухары, Самарканда и Хивы. Они похищали русских подданных, в первую очередь женщин, для наполнения гаремов тюркской элиты. Цари Александр II и не собирались больше терпеть это унижение. В конце концов, они двинулись на юг, чтобы захватить весь Туркестан и освободить свой порабощенный народ.

    Это наступление привело границы России к хребтам гор Памира, давая некоторую защиту Индии и Тянь-Шаня , который был частью Шелкового пути. Они почти достигли Гиндукуша, оккупированного Афганистаном. На запад они подошли к Копетдаг , образуя границу между Туркменистаном и Персией, и Каспийское море .

    Расширение России 1953-1894 (Wiki Commons)

    Расширение в сторону Сибири

    Завоевание Сибири русскими, как и американское завоевание Запада, было определяющим моментом в становлении нации. Подобно тому, как дух Америки был отчасти определен ее первопроходцами на Западе, так и дух России был определен ее завоеванием Востока . Многие основные черты российского государства достигли своего совершенства (или несовершенства) в Сибири. Это было не столько место, сколько состояние души.

    Первые шаги в сторону Сибири начались, когда первый русский царь Иван IV (Грозный, годы правления 1533-1584), захватил Казань в октябре 1552 года . Четыре года спустя Астрахань и территория, связанная с этим ханством, были присоединены к растущей Российской империи.Позже, в 1563 году, Кучум, хан Ногайской Орды, победил и убил хана Сибири , государства-преемника Золотой Орды, расположенного к востоку от Уральских гор. Сибирский хан номинально был вассалом Ивана IV. Кучум сразу же занял позицию вассала русского своего сибирского предшественника и отправил послов для вручения дани. Это было сделано для того, чтобы русский царь не протестовал против захвата власти. Вместо этого, Иван IV предоставил право основать поселения к востоку от Урала частной семье Строгановых и разрешил им нанимать казаков для защиты.

    Когда Строгановы обнаружили серебро и железо в Западной Сибири, они попросили разрешения расширить свои владения. Затем они наняли казаков под командованием Ермана Тимофеевича, который позже напал на хана Кучума и захватил его столицу Сибирь в 1583 году. К 1587 году русские консолидировали территории бывшего Сибирского ханства и построили город. Тобольска.

    Тобольск станет нервным центром завоевания.С этого момента экспансия России заключалась в подчинении мелких племен и строительстве фортов и застав для контроля над сельской местностью. Перед концом века Кучум был побежден, убит его собственным народом, и Ногай был объединен.

    Экспансия на восток и колонизация

    Когда их главные враги были разгромлены и аннексированы, ничто не мешало русской экспансии и колонизации на восток. Торговля , и особенно торговля мехом , были движущей силой этого расширения.Двигаясь на восток по Центральной Евразии, русские также сумели избежать оставшихся могущественных степных народов. Используемые дороги были многочисленными реками и их притоками, что позволяло еще больше расширяться на восток. Следуя по Лене на северо-восток, русские основали Якутск в 1632 году и достигли Тихого океана, построив здесь первое русское поселение, Охотск, в 1647 году.

    Путь к расширению России: река Лена (WikiCommons)

    Из Охотска, Россия двинулась к озеру Байкал, достигнув еще дальше на восток, до бассейна реки Амур. Там, где верховья Амура сворачивают на юг, находится город под названием Албазин. На этом месте в 1651 году вторглись русские и начали селиться. Однако модель Manchus не одобрила это. Едва они установили свою власть в Китае (династия Цин), как эти выскочки русские начали колонизацию прямо у их порога.

    Маньчжуры, хотя и обиделись, попробовали дипломатию. Когда это не удалось, они бросили перчатку и напали на Россию, захватив Албазин в 1685 году. По Нерчинскому договору 1689 года Россия была вынуждена уступить всю территорию к югу от Становых гор (или хребта) , но взамен они получила торговые уступки и сохранила присутствие в Охотске .

    Сто шестьдесят девять лет спустя, в 1858 , часть этой массы земли, Приморский край («Приморская провинция»), перешла под контроль России. Именно здесь в 1860 году был построен будущий портовый город Владивосток . После завершения строительства Транссибирской магистрали в 1903 году Владивосток стал крупным процветающим городом и главным тихоокеанским портом России. Город также будет играть ключевую роль в его экономическом расширении и защите на Востоке.

    Попутные конфликты

    Несмотря на то, что династия Цин и Российская империя, казалось, уладили свои отношения, напряженность нарастала. Ко времени Нерчинского мирного договора современная Монголия была захвачена последней кочевой империей в этой области, Джунгарское ханство . Но на протяжении десятилетий этих кочевников медленно вытесняли на запад, в сторону России. В то время цин опасались, что они не смогут полностью включить ханство. По мере того, как китайско-российская граница приближалась в этом районе, возникли вопросы. Что, если русские воспользуются преимуществом, чтобы продвинуть свою экспансию в Монголию? Может ли джунгарский народ, бежавший в Россию, получить убежище?

    Из-за этого 4-й Цинский император начал наступать на Санкт-Петербург в 1710-х годах, вынуждая Россию подписать соглашение. Они сделали это в основном путем вмешательства в торговые караваны в этом районе. российских пушных торговцев действительно были главной причиной российской экспансии . Несмотря на то, что Петр Великий был занят продолжающейся Северной войной, он решил прекратить пограничный конфликт до своей смерти.После долгих обсуждений и составления карт, в 1728 году был подписан Кяхтинский мир .

    Этот договор разрешил большинство дипломатических и территориальных проблем между двумя империями. Таким образом, это гарантировало, что российская торговля снова может начаться всерьез. Эта торговля была чрезвычайно ценной для колонистов и экспансии России в целом, помогая укрепить Россию как крупнейшей экономической державы в Европе . С этого момента и до 1904 года Россия удерживала власть на Востоке и продолжала увеличивать его стратегическую и экономическую ценность, и даже была способна протянуть свои щупальца дальше на территорию Китая.

    Так продолжалось до тех пор, пока восходящая Японская империя, к удивлению и страху Запада, не сокрушила Российскую Империю во время русско-японской войны. Это привело к потере Россией своих владений на Ляодунском полуострове. Но даже сегодня Russian East , от Владивостока до Урала, остается растущей интегрированной частью России. Это фундаментально важно понять, чтобы понять Россию.

    Как русские завоевали Сибирь? Сколько времени это заняло у них? : AskHistorians

    До монгольских нашествий новгородцы проникли за Урал.Русские использовали северные пути для входа в Сибирь по суше и по морю и к середине XVI века достигли устья Енисея.

    В шестнадцатом веке семья Строгановых развила крупную промышленность, в том числе добычу соли и меха, на Северо-Востоке европейской части России, в районе Устюга (немного правее красной области на ссылке) 1

    После После завоевания Казани (см. здесь) Строгановы получили крупные владения в Верхнем Прикамье, где они содержали гарнизоны и поощряли поселение колонистов.В 1582 году Строгановы направили на Сибирское ханство экспедицию в составе около 1500 казаков и нескольких добровольцев, которую возглавил казак Ермак. Русские были в численном превосходстве, но хорошо использовали организацию, огнестрельное оружие и эту знаменитую русскую храбрость, чтобы преодолеть ханство, и в конечном итоге они захватили штаб сибирского хана. Иван Грозный осознал перспективы этого, так как Сибирь была хорошо известна возможностями торговли мехом, и послал подкрепление.Однако Ермак умер в 1584 году (до прибытия подкрепления), и хотя им фактически пришлось снова завоевать Сибирское ханство, они начали консолидировать свои владения.

    Чтобы поработить туземцев и собрать дань из меха (ясак), которую туземцы должны были платить, была построена серия фортов на слиянии крупных рек и ручьев и важных перевалочных пунктов. Первыми из них были Тюмень и Тобольск — первый построен в 1586 году Василием Сукиным и Иваном Мясным, а второй в следующем году Данило Чулков. Тобольск станет нервным центром завоевания. По сути, с этого момента русские начали подчинять второстепенные племена и расширять эти форты и заставы. Из них самым известным была Мангазея, ставшая базой для дальнейших исследований на восток. Это было очень прибыльное предприятие для Московского государства из-за добычи пушнины.

    После смерти хана и роспуска любого организованного сибирского сопротивления русские двинулись сначала к озеру Байкал, а затем к Охотскому морю и реке Амур.Между 1610 и 1640 годами русские военные и казаки продвинулись на триста миль дальше в южные степи, продолжая конфликты с крымскими татарами и другими кочевниками. Однако, когда они впервые достигли границы с Китаем, они встретили людей, которые были вооружены артиллерийскими орудиями, и здесь они остановились. Нерчинский договор (1689 г.) очертил границы между двумя странами и продлился до 1858 г. Небольшая группа казаков во главе с Иваном Москвитяниным достигла Тихого океана в 1639 г.После завоевания Сибирского ханства (1598 г.

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *