Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Значение присоединения сибири – Значение присоединения Сибири к России

8. Присоединение Сибири (предпосылки, этапы, значение). Сибирь накануне присоединения

Кроме Сибирского ханства от России до Китая ни одного государственного образования, что и сделало присоединение относительно легким. Большинство народов находилось на различных стадиях первобытнообщинного строя. Наиболее архаичные (каменный век) находились на Чукотке, Сахалине, Камчатке. От Енисея до Тихого океана проживали тунгусы (эвенки), они занимались охотой. В северной тундре — «самоеды» (ненцы и др.), оленеводы. В Зауралье — «остяки» (ханты) и «вогулы» (манси), уже племенные объединения во главе с «князцами». Наиболее сильно зарождение элементов классового общества было у якутов и бурятов. У якутов племенные вожди — тойоны.

История присоединения Сибири — чрезвычайно долгая. Еще задолго до Ермака совершались походы новгородских ушкуйников за «Камень» в «Обдорскую землю». Основной стимул — пушнина, так как она пользовалась огромным спросом в Европе (для знатных особ). Поэтому в авангарде находились добытчики пушнины — «промышленники». По некоторым данным, уже к XVI в. в устье Оби существовали русские поселения.

Начало присоединения. Поход Ермака

После присоединения Казани непосредственным соседом России стало Сибирское ханство, которое возникло после распада Золотой Орды. В середине XVI в. оно признало вассальную зависимость от России, но после прихода к власти хана Кучума происходили нападения на русские поселения на Урале. В освоении этого региона большую роль играл дом богатейших купцов Строгановых, которым Иван IV дал особые привилегии, в том числе, право строить крепости и содержать войска на Урале.

В 1581 г. во владения Строгановых пришел отряд казаков с Волги во главе с Ермаком (численность 600-800 чел.) и начал поход в Сибирь. В 1582 г. — штурм столицы Кучума Кашлыка. 1584 г. — гибель Ермака. Продолжение покорения уже государственными силами. В 1598 г. произошло последнее сражение с войсками Кучума в районе нынешней Новосибирской ГЭС.

Несколько слов о личности Ермака. Он показал себя не только талантливым воином, но и дипломатом (гибкое отношение к местному населению), заложил традицию их привлечения на русскую службу. Уже в борьбе против польских интервентов созданы отряды служилых татар из Сибири. Стал героем не только русского, но и татарского фольклора. Большое количество художественных произведений о нем (особенно известное — «Дума» К.Рылеева). Дискуссионные моменты о Ермаке. Еще в появившихся в то время произведениях о завоевании Сибири существовали различные версии об инициативе похода. По Строгановской летописи — это была инициатива Строгановых. «Есиповская летопись» утверждает, что это была собственная инициатива казаков. Идут длительные споры о личности Ермака. Наиболее известная версия, что Ермак — атаман казаков с Волги. Мотивом его похода была попытка избежать «царской опалы» за прежние разбои, заслужить прощение. В последнее время появилась необычная версия: Ермак — потомок татарской династии, правившей ранее в Сибирском ханстве и свергнутой Кучумом (то, что Кучум был узурпатором, объясняет относительную легкость покорения, отсутствие массового сопротивления местного населения).

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

studfile.net

Присоединение Сибири к Российскому государству. Историческая оценка и значение

Присоединение Сибири к Российскому государству. Историческая оценка и значение

Министерство образования Российской Федерации

Бийский педагогический государственный университет им. В.М. Шукшина

Кафедра Фт и ППО (Э и Уп)

Контрольная работа:

Присоединение Сибири к Российскому государству. Историческая оценка и значение

Выполнила:

студентка 1-го курса ОЗО

Киреева Ирина Александровна

Преподаватель:

Орлов Дмитрий Сергеевич

Бийск — 2007

ВВЕДЕНИЕ

Сибирью называют часть Азии площадью примерно в 10 миллионов километров, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII веке «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включались и дальневосточные и уральские земли.

А что вообще означает название «Сибирь»? На этот счет существует много различных суждений. Наиболее обоснованными на сегодняшний день являются две гипотезы. Некоторые исследователи считают, что слово «Сибирь» произошло от монгольского «Шибир», что дословно можно перевести как «лесная чаща»; другие связывают это слово с именем «сабиров», народа, возможно населявшего лесостепное Прииртышье. Но, тем не менее, распространение названия «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI века.

Русскому народу издавна выпала судьба первопроходца, открывающего и обживающего новые земли. Нелишне вспомнить, что еще девять-десять столетий назад теперешний центр нашей страны был редконаселенной окраиной Древнерусского государства, что лишь в XVI веке русские люди стали расселяться по территории нынешнего Центрально-Черноземного района, Среднего и Нижнего Поволжья.

Больше чем четыре столетия назад началось освоение Сибири, открывшее в истории колонизации Руси одну из ее самых интересных и захватывающих страниц. Присоединение и освоение Сибири — это, пожалуй, самый значимый сюжет в истории русской колонизации, который проходил в двух направлениях: присоединение к Русскому государству Западной Сибири и присоединение к Русскому государству Восточной Сибири.

Перевернем страницы истории немного назад… «В то время, когда Иоанн, имея триста тысяч добрых воинов, терял наши западные владения, уступая их двадцати – шести тысячам полумертвых ляхов и немцев, — в то самое малочисленная шайка бродяг, движимых и грубою алчностью к корысти и благородною любовью к славе приобрела новое царство для России, открыла второй новый мир для Европы, безлюдный и хладный, но привольный для жизни человеческой, ознаменованной разнообразием, величием, богатства естества, где в недрах земли лежат металлы и камни драгоценные, в глуши дремучих лесов витают пушистые звери, и сама природа усевает обширные степи диким хлебом, где судоходные реки, большие рыбные озера и плодоносные цветущие долины, осененные высокими тополями, в безмолвии пустынь ждут трудолюбивых обитателей; чтобы в течении веков представить новые успехи гражданской деятельности, дать простор стесненным в Европе народам и гостеприимно облагодетельствовать излишек их многолюдства. Три купца и беглый атаман волжских разбойников дерзнули, без царского повеления, именем Иоанна завоевать Сибирь….» (2, с.246)

Бесспорно, наши ассоциации о начале русской Сибири связаны с именем Ермака Тимофеевича. Четыре столетия назад его дружина перешла «Каменный пояс» Урала и разгромила агрессивное Сибирское ханство — один из последних осколков Золотой Орды. Произошло событие огромной исторической важности: последний монгольский царь Кучум был разбит, и этим была заложена основа Азиатской России. Поход Ермака в пределы Сибирского ханства положил начало освоению Сибири русскими. За Урал двинулись казаки. Подвиг Ермака и его дружины навсегда был вписан в сибирские летописи.

Вспоминая слова Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью…», невольно задумываешься: как бы сложилась судьба России, если бы в ее состав не вошла Сибирь — эта огромная территория, богатая природными ресурсами, обеспечивающими практически всю страну?!

ГЛАВА 1. ПЕРВОЕ ЗАВОЕВАНИЕ СИБИРИ

1.1 Ермак как историческая личность

К великому сожалению, источники не сохранили точных данных о месте и дате рождения Ермака. После смерти атамана различные волости и городки оспаривали честь именоваться его родиной. В северных деревнях население прилежно хранило предания об отважном покорителе Сибири. Одно из преданий гласит, что Ермак происходил из Потемского уезда Вологодской губернии. Другое предание свидетельствует, что родиной Ермака Тимофеевича были двинские волости.

Таким образом, не существует достаточного количества достоверных данных, которые позволили бы нам составить правдивое жизнеописание Ермака Тимофеевича. Поэтому мы не сможем узнать, как именно прожил Ермак первую половину своей жизни, откуда он был родом — эти вопросы остаются загадкой…

И все-таки, вот какой портрет может предстать перед нашим взором. Мало кто может сравниться по известности в народе с победителем Сибирского ханства казачьим атаманом Ермаком Тимофеевичем. О нем сложены песни и сказанья, написаны исторические романы, повести и пьесы. Описания сибирского похода вошли во все учебники.

Ермак Тимофеевич, погибший в 1585 году, был профессиональным воином и великолепным военачальником, подтверждение чему можно найти на страницах любых летописей. Известно, что около двух десятков лет он служил на южной границе России, возглавлял отряды, посылаемые в Дикое Поле для отражения татарских набегов.

Данный факт подтверждается челобитной одного из соратников Ермака, казака Гаврилы Ильина, в которой было написано, что «20 лет полевал с Ермаком в поле». Другой казак, Гаврила Иванов, сообщал, что был на государственной службе «в Сибири 42 года, а прежде того служил на поле 20 лет у Ермака в станице с иными атаманами».

Во время Левонской войны Ермак Тимофеевич был одним из самых известных казацких воевод. Вот тому подтверждение: польский комендант города Могилева доносил королю Стефану Баторию, что в русском войске были «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

Нрав Ермака, как свидетельствуют достоверные источники, был по-настоящему твердым и суровым. Вот, что пишет о чертах характера Ермака А.Н. Радищев в своем очерке «Слово о Ермаке»: «Ермак, избранный единожды верховным начальником своею собратею, умел над ними удержать свою власть во всех противных и неприязненных ему случаях: ибо если нужно всегда утвержденное и наследованное мнение, чтобы владычествовать над множеством, то нужно величие духа или же изящность почитаемого какого-либо качества, чтобы уметь повелевать своею собратею. Ермак имел первое и многие из тех свойств, которые нужны воинскому вождю, а паче вождю непорабощенных воинов».

Вообще вольные казаки в то время участвовали в самых значительных военных событиях, что во многом способствовало и их победе над Сибирским ханством, имели свою военную организацию и признанных военных руководителей.

Написано немало поэм и исторических романов о нраве и подвигах атамана-Ермака, которые не дают нам повода сомневаться в стойкости и непоколебимости ермаковского характера, впрочем, данные черты свойственны и остальным казацким атаманам.

1.2 Экспедиция Ермака

В 1563 году в Сибирь отправился отряд волжских казаков во главе с Ермаком, они положили начало эпопеи освоения Сибири. В начале 60-х годов XVI века территория Сибирского ханства была захвачена чингисидом Кучумом, о захвате Сибирского ханства в Москве стало известно летом того же года, правительство во главе с Иваном IV пыталось урегулировать отношения с Кучумом мирным путем, в то же время к обороне восточных границ оно привлекло богатейших предпринимателей Строгановых, имевших вотчины в пермском крае. Летом 1573 года начались открытые враждебные действия Кучума, татары вторглись в вотчины Строгановых. В этой обстановке Строгановы, используя данное им правительством право набирать ратных людей, сформировали наемный казачий отряд. Командовал отрядом атаман Ермак Тимофеевич.

События конца XVI века, как уже говорилось выше, оказались переломными для исторических судеб Северной Азии. Итак, в 1579 или 1581гг. (мнения историков довольно противоречивы на счет точной даты этого похода) Ермак начал поход в глубь Сибири. Маршрут похода довольно точно прослеживается историками. Сначала он плыл по реке Каме, потом вверх по реке Чусовой. Сильное встречное течение очень замедляло движение стругов. Затем их путь пролегал по реке Серебрянке к Тагильским перевалам, где было удобнее перебраться через «Камень».

На перевале казаки построили земляное укрепление — Кокуй-городок, где зимовали до весны. Эта зимовка не была временем простой передышки: Ермак создавал тыловую базу похода уже на восточной стороне Уральских гор, вел разведку, привлекал на свою сторону местное население.

По реке Тагил судовая рать Ермака спустилась в реку Туру, где начинались земли Сибирского ханства. Здесь произошли первые столкновения Ермака с сибирскими татарами. «На месте нынешнего Туринска стоял городок князя Епанчи, который, повелевая многими татарами и вогуличами, встретил смелых пришельцев тучею стрел с берега (где теперь село Усениново), но бежал, устрашенный громом пушек. Ермак велел разорить сей городок; осталось только имя: ибо жители доныне называют Туринск Епанчином. Опустошив улусы и селения вниз по Туре, атаманы на устье Тавды взяли в плен Кучумова сановника Таузака, который, искренностию спасая жизнь, сообщил им все нужные для них сведения о земле своей и, будучи за то освобожден, известил ее царя, что предсказание сибирских волхвов сбывается, ибо сии кудесники уже давно, как пишут, вопили на стогнах о неминуемом скором падении его державы от нашествия христиан. Таузак описывал казаков людьми чудесными, воинами неодолимыми, стреляющими огнем и громом смертоносным навылет сквозь латы. Но Кучум, лишенный зрения, имел душу твердую: решился стать мужественно за царство и веру; собрал войско из всех улусов, выслал племянника Маметкула в поле со многочисленной конницею, а сам укрепился в засеке, на Иртыше, под горою Чувашьею, преграждая путь атаманам к Искеру»(2;с.247).

Русское войско медленно, но верно приближалось…

Хан Кучум лихорадочно собирал воинов, требуя от мурз и князей, чтобы они пришли к столице со своими отрядами. Сибирскому хану удалось создать определенное численное преимущество над казаками Ермака. Сдаваться без боя он не собирался.

Укреплялась столица ханства — город Искер, также были укреплены близлежащие городки Атик и Карачин.

Первую серьезную попытку задержать русское войско хан Кучум предпринял близ устья реки Туры. Сюда пришли главные силы сибирского войска. Эта попытка была обречена на неудачу. Казаки, отстреливаясь из пищалей, миновали засаду и вошли в реку Тобол. Но и дальше, вниз по Тоболу, плыть было довольно тяжело. Казакам то и дело приходилось высаживаться на берег, дабы отпугнуть противника. В этом очень важна была та тактика, которой пользовался Ермак. Дело в том, что Ермак вел боевые действия, четко следуя определенному плану. Чаще всего при сражении Ермак атаковал в два «захода». Сначала в бой вступали пищали, при ударах которых очень большое количество воинов противника гибло, затем шло молниеносное наступление пехоты, отчаянно навязывая противнику рукопашный бой. Татары не любили рукопашного боя и страшно его боялись.

После ведения порою довольно затяжных битв Ермак неожиданным ударом взял Карачин. Укрепленный городок всего в шестидесяти километрах от Искера. Отбить город попытался сам Кучум, но ему пришлось отступить и вернуться в столицу. Затем воины Ермака захватили другой укрепленный городок, прикрывавший сибирскую столицу, — Атик. Время сражения, которому было суждено решить судьбу Сибирского ханства приближалось. Силы Кучума были еще весьма значительными, город хорошо укреплен…

Первый приступ казаков не удался. Штурм повторился и снова за окопы прорваться не удалось. Именно после этого Маметкул, оборонявший Чувашский мыс, и совершил крупную военную ошибку. Ободренный неудачами русских приступов и малочисленностью дружины Ермака, он решился на большую вылазку… «в трех местах сами разломав засеку, кинулись в бой рукопашный, конечно безвыгодный для Ермаковых малочисленных воинов; действовали сабли и копья: люди падали с обеих сторон; но казаки, немецкие и литовские воины стояли единодушнее, крепкою стеною – успевали заряжать пищали и беглым огнем редили толпы неприятельские, гоняя их к засеке.»… «К счастию россиян, к ужасу неприятеля, раненый Маметкул должен был оставить сечу: мурзы увезли его в ладии на другую сторону Иртыша, и войско без предводителя отчаялось в победе: князья остицкие дали тыл; бежали и татары. Слыша, что знамена христианские уже развиваются на засеке, Кучум искал безопасности в степях Ишимских, успев взять только часть казны своей в сибирской столице. Сия главная, кровопролитнейшая битва, в коей пало 107 добрых казаков, доныне поминаемых в соборной Тобольской церкви, решила господство России от Каменного хребта до Оби и Тобола» (2;с.249).

В этих сложных условиях Ермак проявил себя не только дальновидным военачальником, но и дипломатом, политическим деятелем. Удержаться в крепости, удаленной от России на тысячи километров, можно было только при поддержке местного населения, и Ермак сразу же постарался установить дружеские связи с вогульскими и остяцкими «князьями». Ненависть жителей Западной Сибири к хану Кучуму способствовала этому.

Разгром большого татарского войска Ермак использовал для того, чтобы поставить под свою власть соседние земли. Он разослал в разные стороны казацкие отряды, которые «очищали» земли от остатков орды. Русские потери в этих походах оказались минимальными.

Летом 1583 года казацкие войска на судах двинулись по Иртышу, подчиняя местных князьков…

Итак, подводя некий итог, мы можем сделать некоторые выводы. Поход был тщательно подготовлен. Первоначально казаков насчитывалось около 540, затем их численность увеличилась до 1650 человек. Были построены большие лодки — струги, каждая из которых вмещала до 20 воинов с запасами оружия и продовольствия. Но если сравнивать силы Ермака с силами, которые мог привлечь хан Кучум, то становится непонятно, как Ермак смог выиграть сражения.

По данным тогдашнего Посольского приказа, Кучум мог вывести в поле около 10 тыс. воинов, причем большей частью конных. Также хан мог принудить себе в помощь вогульские и остяцкие войска плюс к этому добровольная помощь ногаев, с которыми у хана Кучума были хорошие отношения. Таким образом, численное преимущество хана было более чем подавляющим.

Историки обычно объясняли блестящие победы Ермака превосходством в вооружении, прежде всего в огнестрельном оружии, которого татары, якобы, могли не знать и которое приводило их в ужас. Но на самом деле, это не совсем верная гипотеза. С огнестрельным оружием сибирские татары были знакомы, хотя и не имели его в достаточном количестве.

Несомненно, рать Ермака имела хорошее по тем временам оружие. По словам летописца, ее снабдили «оружием огненным». Пушки были, но только легкие (так как транспортировка больших, тяжелых орудий была более проблематична) и при всем этом было их немного, всего несколько штук. Зато имелось триста пищалей, дробовые ружья и даже испанские аркебузы. В целом же ручным огнестрельным оружием владело не более одной третьей части войска, остальные воины имели луки со стрелами, сабли, копья, топоры, кинжалы, какое-то количество самострелов. Пушки стреляли на 200-300 метров, пищали — на 100, причем скорострельность была незначительной (2-3 минуты на перезарядку). Так что решающего преимущества Ермаку огнестрельное оружие не давало.

Что же обеспечило успех Ермака?

Во-первых, умелое командование и четкая организация войска. Сам Ермак обладал большим военным опытом. Признанными воеводами считались и его ближайшие соратники: Иван Кольцо и Иван Гроза. Дружина разделялась на пять полков во главе с выборными есаулами. Полки в свою очередь делились на сотни, сотни — на полусотни и десятки со своими сотниками, пятидесятниками и десятниками соответственно. В войске были выделены полковые писари, трубачи, литаврщики и барабанщики, подававшие сигналы во время сражений. В течение всего похода соблюдалась строжайшая дисциплина. Казаки были искусными, мужественными бойцами, привычными к дальним и трудным походам.

Во-вторых, успехам Ермака способствовала умело выбранная тактика — быстрые маневры «судовой рати», недоступной для татарской конницы, внезапные удары, сочетание «огненного» и рукопашного боя, использование легких полевых укреплений.

В-третьих, Ермак выбрал для похода наиболее выгодное время, когда силы Кучума оказались раздробленными. Как раз накануне похода Ермака хан послал своего старшего сына и наследника Алея с лучшими отрядами на Пермский край.

И, наконец, тыл хана Кучума был довольно непрочным. Вогульские и остяцкие «князья», данники хана, только по принуждению присоединились к его войску, на их верность нельзя было рассчитывать, а местные жители, рыболовы и охотники, вообще не желали воевать с русскими…

Три года длилась первая сибирская экспедиция. Голод и лишения, суровые морозы, бои и потери — ничто не могло остановить вольных казаков, сломить их волю к победе. Три года дружина Ермака не знала поражений от многочисленных неприятелей. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери. Но он лишился испытанного вождя. Без него экспедиция продолжаться не могла.

Прошло несколько лет, прежде чем правительственные войска окончательно закрепились в Сибири и выстроили в окрестностях Кашлыка крепость Тобольск, ставшую новой столицей края. Через тринадцать лет после гибели Ермака царские воеводы окончательно разгромили Кучума.

ГЛАВА 2. ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ ЗАПАДНОЙ И ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

2.1 Присоединение к русскому государству Западной Сибири

Поход дружины Ермака сыграл большую роль в подготовке процесса присоединения территории Зауралья к Русскому государству. Он открыл возможности широкого хозяйственного освоения Сибири русскими.

Таким образом, начало присоединения и освоения Сибири было положено не правительственными отрядами, а выходцами из народа, освободившими хантов, манси, башкир, западносибирских татар и другие народности от ига потомков чингисидов. Русское правительство использовало победу для распространения своей власти на Сибирь.

Одним из стимулов русской колонизации Сибири на начальном этапе была пушнина, поэтому продвижение шло главным образом в таежные и тундровые районы Сибири, наиболее богатые пушным зверем.

Наиболее известной дорогой в Сибирскую землю был путь по притоку Камы реке Вишере. Далее через горные перевалы путь шел по рекам восточных склонов Урала – Лозьве и Тавде. Для освоения и укрепления этого пути был построен Лозьвинский городок. В царских указах вновь назначенных в Сибирь воеводам обязательно приписывалось идти через Лозьву, через Лозьву передавались запасы продовольствия и боеприпасы, там же покорители Сибири ждали начала навигации, и весной, когда «лед скроетца» спускались вниз по Лозьве на лодках, стругах, дощаниках и судах до Тобольска, затем до Березова и Сургута, от Сургута вверх по течению Оби двигались до Нарыма и Кетского острога, от Тобольска вверх по Иртышу ездили до Тары, вверх по Тоболу – до Тюмени.

В начале 1593г. развернулось наступление против враждебного России пелымского князька Аблагирима. Для этой цели в Чердыни началось комплектование отряда, воеводами которого были назначены Н.В. Траханиотов и П.И. Горчаков, сопротивление Аблагирима было сломлено, подвластная ему территория вошла в состав России. Летом 1593 года участники отряда начали строительство Пелымского городка на берегу реки Тавды. Тем самым был обеспечен путь между Лозьвинским городком и Тобольском. Царский наказ обязывал Горчакова организовать хлебное производство в Сибири, с тем, чтобы уменьшить количество доставляемого из Европейской части государства продовольствия для снабжения служилых людей.

В феврале 1594 года из Москвы была направлена небольшая группа служилых людей с воеводами Ф.П. Барятинским и В.Аничковым для закрепления в составе России земель Приобья выше устья Иртыша. Хантыйский князек Бардак добровольно принял русское подданство и оказал русским помощь в постройке крепости в центре подвластной ему территории на правом берегу Оби при впадении в нее реки Сургутки. Новый город на Оби стал называться Сургутом. Все селения хантов в Приобье выше устья Иртыша вошли в состав нового Сургутского уезда.

В 1596 году был построен Нарымский острог. Вслед за Нарвмским острогом на берегу правого притока Оби реке Кети был построен Кетский острог, с его основанием представители воевод из Сургута и Нарыма начали собирать ясак – (дань с местного населения) с населения бассейна реки Кети, продвигаясь на восток к Енисею.

В начале XVII в. эуштинский князец Троян приехал в Москву и обратился с просьбой к правительству Б.Годунова взять под защиту Российского государства селения томских татар в нижнем притомье и поставить в их земле русскую крепость.

В марте 1604 года в Москве было окончательно принято решение о строительстве города на берегу реки Томь, местом для сооружения укрепленного пункта был избран высокий мыс горы на правом берегу Томи, к концу сентября 1604 года строительные работы окончились и в Томске наряду с ратными людьми появились крестьяне и ремесленники. В начале XVII в. Томск был самым восточным городом Русского государства. Прилегающий к нему район нижнего течения Томи, средней Оби и Причулымья вошли в состав Томского уезда.

К началу XVII в. почти вся территория западной Сибири от Обской губы на севере до Тары и Кузнецка на юге стала составной частью России. Выросли русские центры – города и остроги. Многие из них стали центрами сформировавшихся уездов.

2.2 Присоединение к русскому государству Восточной Сибири

Присоединение Восточной Сибири к Русскому государству началась с бассейна Енисея, прежде всего с его северной и северо-западной части.

Целые поколения промышленников преемственно были связаны с пушными промыслами в Енисейском крае. В первые десятилетия XVII в., проникновение русских в бассейне среднего течения Енисея из Западной Сибири в Восточную шло по притоку Оби, реки Кети, русские промышленники стали энергично осваивать районы по крупнейшим восточным притокам Енисея – Нижней и Подкаменной Тунгуске, а так же продвигаться вдоль побережья Северного Ледовитого океана к устью реки Пясины, до северо-восточных берегов Таймыра. После основания Сургута, Нарыма, Томска и Кетска отряды людей вышли к Енисею, на Енисее возник Енисейский острог (1619г.). Несколько позже на верхнем течении Енисея был основан Красноярский острог. После образования в Мангазее в 1625 году постоянного гарнизона (100 служилых людей) местные власти создали сеть ясачных зимовьев, охватившую весь Мангазейский уезд и процесс объясачивания на этом участке был завершен. Таким образом, рассматриваемая территория практически вошла в состав Русского государства к моменту, когда пушные промыслы русских промышленников и их экономические связи с местным населением были уже в расцвете. По мере удаления на восток основных районов пушного промысла Мангазея стала терять с 30-х годов свое значение торгово-перевалочного пункта и ее роль перешла к Труханскому зимовью в низовье Енисея. В первой половине XVII в. мангазейскими промышленниками были основаны на Енисее Дубическая слобода (1637г.), Хантайская слобода, выросшая из зимовья (1626г.), заимки в верховьях Нижней Тунгуске и другие населенные пункты с постоянным населением.

Так произошло присоединение местных народов – питских, варгаганских и приангарских тунгусов и Асанов, обитавших по притоку реки Ангары и на реке Тасеевой. К этому времени Енисейский острог становится важным перевалочным центром для русских промышленников, а около него стало развиваться сельское хозяйство. По Ангаре или Верхней Тунгуске речной путь выводил к верховьям Лены. На ней был поострен Ленский острог (1632 г. позже Якутск), ставший центром управления Восточной Сибирью. По причине межплеменной розни якутских народов и стремления отдельных князьков использовать русские отряды в междоусобных распрях, некоторые из них переходили на сторону русских. Борьба служилых людей за присоединение к России Якутских земель не была столь успешной, как продвижение в их экономику русских промышленников. До официального установления в Якутии воеводской власти на Лене широко развернули свою деятельность «дома» первостатейного русского купечества, выгодны для местного населения от контактов с ними были главным стимулом, ускорявшим процесс присоединения Якутии к России. И в 1641 году в Якутию прибыл первый воевода стольник П.П.Головин. Образование якутского воеводства завершило начальный этап процесса присоединения Якутии к России.

После сооружения в 1669 году Кемского и Бельгийского острогов наиболее интенсивно стал заселяться бассейн Кеми и Белой, привлекавший переселенцев «великими и хлеборобными» полями, обилием покосов и строевым «красным» лесом.

В 1633 году русские служилые и промышленные люди во главе с И. Ребрасовым и М.Перфильевым впервые вышли по Лене к Ледовитому океану. Следуя далее на восток морским путем, они достигли устья Яны, а затем Индигирки и открыли Юкагирскую землю. Одновременно через Верхоянский хребет была открыта сухопутная дорога к верховьям Яны и Индигирки. В 1648 г. Семен Дежнев открыл «край и конец Сибирской земли», проплыл от устья Колымы в Тихий океан, обогнул Чукотский полуостров обнаружив, что Азия отделена от Америки водой.

К середине XVII века русские отряды проникли в Даурию (Забайкалье и Приамурье). Экспедиция Василия Пояркова по рекам Зее и Амуру достигла моря. Поярков по морю плыл до реки Ульи (район Охотска), поднялся по ней вверх и по рекам бассейна Лены вернулся в Якутск. Новую экспедицию на Амур совершили казаки под начальством Ерофея Хабарова, построившие городок на Амуре. Проникновение в бассейн Амура привело Россию к конфликту с Китаем. Военные действия завершились заключением Нерчинского договора (1689 год). Договор определил русско-китайскую границу и способствовал развитию торговли между двумя государствами.

ГЛАВА 3. РОССИЯ И СИБИРЬ. ИСТОРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА И ЗНАЧНИЕ

Зауралье и Сибирь не были для русских людей неведомой землей. Новгородцы начали торговать с уральскими племенами с XI века. Путь за Камень (Урал) был непроходим пропастями, снегом и лесом. Но жителей Новгорода Великого не пугали им пропасти, ни снег. На протяжении XII-XIII веков они прочно освоили печорский путь на Урал.

В свою очередь можно отметить, что присоединение Западной Сибири к Русскому государству было не только политическим актом, но и имело огромное экономическое значение. Существенную роль в процессе включения Сибири в состав России играло хозяйственное освоение территории русским народом, развитием производительных сил, раскрытие производственных возможностей богатейшего по природным ресурсам края. К концу XVII в. в Западной Сибири преобладающей группой русских жителей были уже не служилые люди, а крестьяне и ремесленники, занятые производственной деятельностью.

Освоение русскими нижней и средней части бассейна Енисея было важным этапом в процессе присоединения к России народов Восточной Сибири, населявших бассейн Лены и Прибайкалья, также Якутии и Бурятии привлекавший переселенцев огромными лесными просторами, возможностью добычи полезных ископаемых, обилием покосов и строевым лесом. За считанные десятилетия русский народ освоил колоссальные, хотя и малонаселенные пространства на Дальнем Востоке, сдерживая при этом агрессию Запада. Включение в Московское царство огромных территорий осуществлялось не за счет истребления присоединяемых народов или насилия над традициями и верой местного населения, а за счет торговых отношений русских с местными народами или добровольного перехода народов под руку московского царя.

Нельзя не отметить и то, что присоединение Сибири не только значительно расширило границы России, но и изменило ее политический статус в XVII веке, Россия стала многонациональным государством.

Несомненно, присоединение Сибири к Русскому государству имело очень большое историческое значение. После факта присоединения в Сибирь двинулись переселенцы. Одной из первых забот переселенцев было устройство на новом месте пашен: продовольственный вопрос в Сибири стоял очень остро, и развитию местного хлебопашества русская администрация уделяла неослабное внимание. В непривычных природных условиях самым важным и ответственным шагом был выбор мест под пашню. Таким образом, Сибирь начала развиваться и с аграрной точки зрения, училась обеспечивать себя самостоятельно.

Благодаря присоединению Сибири, Россия смогла узнать о несметном количестве сибирских полезных ископаемых, которые в дальнейшем стали обеспечивать всю страну в целом. За Уралом были открыты месторождения поваренной соли и т.д. Еще большую заинтересованность проявляло московское правительство к нахождения в Сибири руд цветных металлов и особенно серебра.

Надо отдать должное всем русским землепроходцам, которые так или иначе участвовали в открытии Сибири, ведь благодаря им такая огромная территория примкнула к России, благодаря им весь мир узнал о Сибири. Около столетия западноевропейские географы черпали сведения о Северной Азии практически лишь из тех материалов, которые смогли получить в России, переносили на свои карты, взятые из русских чертежей, географические названия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вольные русские колонисты были пионерами в освоении новых земель. Опережая правительство, они обжили «дикое поле» в Нижнем Поволжье, на Тереке, на Ялике и Дону. Поход казаков Ермака в Сибирь был прямым продолжением этого народного движения. То, что первыми русскими поселенцами здесь стали вольные люди, оказало большое влияние на историческую судьбу Сибири. Преобладание народной колонизации привело к тому, что феодально-дворянское землевладение и крепостное право никогда не утвердились на сибирской земле.

Казаки Ермака сделали первый шаг. Следом за ними на Восток двинулись крестьяне, промышленники-звероловы, служилые люди. В борьбе с суровой природой они отвоевывали у тайги землю, основывали поселения и закладывали очаги земледельческой культуры.

Царизм нес угнетение коренному населению Сибири. Его гнет испытывали на себе в равной мере, как местные племена, так и русские переселенцы. Сближение русского трудового народа и сибирских племен благоприятствовало развитию производительных сил и преодолению вековой разобщенности сибирских народов, воплощая в себе будущее Сибири.

Новый XVII век стал поистине веком великих географических открытий русских на Востоке.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и русской Америки до конца XIX века – М.: Наука 1982 г.

2. Карамзин Н.М. Первое завоевание Сибири // Карамзин Н.М. Об истории государства Российского / Сост. А.И. Уткин; М.: Просвещение, 1990 г. с. 246 – 257.

3. Никитин Н.И. Освоение Сибири в XVIIв., М.: Наука, 1990 г.

4. Окладников А.П. Открытие Сибири, Новосибирск, 1982 г.

5. Скрынников Р.Г. Экспедиция в Сибирь отряда Ермака, Ленинград, 1982г.

6. Школьная энциклопедия «Русика». История России 9 – 17 вв. – М.: Олма Пресс Образование, 2003г.с. 580 – 585.


diplomba.ru

Значение присоединения Сибири к России

     Русское войско медленно, но верно приближалось…

     Хан Кучум лихорадочно собирал воинов, требуя от мурз и князей, чтобы они пришли к столице со своими отрядами. Сибирскому хану удалось создать определенное численное преимущество над казаками Ермака. Сдаваться без боя он не собирался.

     Укреплялась столица ханства — город Искер, также были укреплены близлежащие городки Атик и Карачин.

     Первую  серьезную попытку задержать  русское войско хан Кучум предпринял близ устья реки Туры. Сюда пришли главные силы сибирского войска. Эта попытка была обречена на неудачу. Казаки, отстреливаясь из пищалей, миновали засаду и вошли в реку Тобол. Но и дальше, вниз по Тоболу, плыть было довольно тяжело. Казакам то и дело приходилось высаживаться на берег, дабы отпугнуть противника. В этом очень важна была та тактика, которой пользовался Ермак. Дело в том, что Ермак вел боевые действия, четко следуя определенному плану. Чаще всего при сражении Ермак атаковал в два «захода». Сначала в бой вступали пищали, при ударах которых очень большое количество воинов противника гибло, затем шло молниеносное наступление пехоты, отчаянно навязывая противнику рукопашный бой. Татары не любили рукопашного боя и страшно его боялись.

     После ведения порою довольно затяжных битв Ермак неожиданным ударом взял Карачин. Укрепленный городок всего в шестидесяти километрах от Искера. Отбить город попытался сам Кучум, но ему пришлось отступить и вернуться в столицу. Затем воины Ермака захватили другой укрепленный городок, прикрывавший сибирскую столицу, — Атик. Время сражения, которому было суждено решить судьбу Сибирского ханства приближалось. Силы Кучума были еще весьма значительными, город хорошо укреплен…

     Первый  приступ казаков не удался. Штурм  повторился и снова за окопы прорваться не удалось. Именно после этого Маметкул, оборонявший Чувашский мыс, и совершил крупную военную ошибку. Ободренный неудачами русских приступов и малочисленностью дружины Ермака, он решился на большую вылазку… «в трех местах сами разломав засеку, кинулись в бой рукопашный, конечно безвыгодный для Ермаковых малочисленных воинов; действовали сабли и копья: люди падали с обеих сторон; но казаки, немецкие и литовские воины стояли единодушнее, крепкою стеною – успевали заряжать пищали и беглым огнем редили толпы неприятельские, гоняя их к засеке.»… «К счастию россиян, к ужасу неприятеля, раненый Маметкул должен был оставить сечу: мурзы увезли его в ладии на другую сторону Иртыша, и войско без предводителя отчаялось в победе: князья остяцкие дали тыл; бежали и татары. Слыша, что знамена христианские уже развиваются на засеке, Кучум искал безопасности в степях Ишимских, успев взять только часть казны своей в сибирской столице. Сия главная, кровопролитнейшая битва, в коей пало 107 добрых казаков, доныне поминаемых в соборной Тобольской церкви, решила господство России от Каменного хребта до Оби и Тобола» (2;с.249).

     В этих сложных условиях Ермак проявил  себя не только дальновидным военачальником, но и дипломатом, политическим деятелем. Удержаться в крепости, удаленной  от России на тысячи километров, можно  было только при поддержке местного населения, и Ермак сразу же постарался установить дружеские связи с  вогульскими и остяцкими «

князьями». Ненависть жителей Западной Сибири к хану Кучуму способствовала этому.

     Разгром большого татарского войска Ермак использовал  для того, чтобы поставить под  свою власть соседние земли. Он разослал в разные стороны казацкие отряды, которые «очищали» земли от остатков орды. Русские потери в этих походах оказались минимальными.

     Летом 1583 года казацкие войска на судах двинулись  по Иртышу, подчиняя местных князьков…

     Итак, подводя некий итог, мы можем сделать  некоторые выводы. Поход был тщательно  подготовлен. Первоначально казаков  насчитывалось около 540, затем их численность увеличилась до 1650 человек. Были построены большие лодки — струги, каждая из которых вмещала до 20 воинов с запасами оружия и продовольствия. Но если сравнивать силы Ермака с силами, которые мог привлечь хан Кучум, то становится непонятно, как Ермак смог выиграть сражения.

     По  данным тогдашнего Посольского приказа, Кучум мог вывести в поле около 10 тыс. воинов, причем большей частью конных. Также хан мог принудить себе в помощь вогульские и остяцкие войска плюс к этому добровольная помощь ногаев, с которыми у хана Кучума были хорошие отношения. Таким образом, численное преимущество хана было более чем подавляющим.

     Историки  обычно объясняли блестящие победы Ермака превосходством в вооружении, прежде всего в огнестрельном  оружии, которого татары, якобы, могли не знать и которое приводило их в ужас. Но на самом деле, это не совсем верная гипотеза. С огнестрельным оружием сибирские татары были знакомы, хотя и не имели его в достаточном количестве.

     Несомненно, рать Ермака имела хорошее по тем  временам оружие. По словам летописца, ее снабдили «оружием огненным». Пушки  были, но только легкие (так как транспортировка  больших, тяжелых орудий была более  проблематична) и при всем этом было их немного, всего несколько штук. Зато имелось триста пищалей, дробовые ружья и даже испанские аркебузы. В целом же ручным огнестрельным  оружием владело не более одной третьей части войска, остальные воины имели луки со стрелами, сабли, копья, топоры, кинжалы, какое-то количество самострелов. Пушки стреляли на 200-300 метров, пищали — на 100, причем скорострельность была незначительной (2-3 минуты на перезарядку). Так что решающего преимущества Ермаку огнестрельное оружие не давало.

     Что же обеспечило успех Ермака?

     Во-первых, умелое командование и четкая организация  войска. Сам Ермак обладал большим  военным опытом. Признанными воеводами  считались и его ближайшие  соратники: Иван Кольцо и Иван Гроза. Дружина разделялась на пять полков во главе с выборными есаулами. Полки в свою очередь делились на сотни, сотни — на полусотни и десятки  со своими сотниками, пятидесятниками  и десятниками соответственно. В  войске были выделены полковые писари, трубачи, литаврщики и барабанщики, подававшие сигналы во время сражений. В течение всего похода соблюдалась  строжайшая дисциплина. Казаки были искусными, мужественными бойцами, привычными к дальним и трудным походам.

     Во-вторых, успехам Ермака способствовала умело  выбранная тактика — быстрые маневры  «судовой рати», недоступной для  татарской конницы, внезапные удары, сочетание «огненного» и рукопашного  боя, использование легких полевых  укреплений.

     В-третьих, Ермак выбрал для похода наиболее выгодное время, когда силы Кучума оказались раздробленными. Как раз накануне похода Ермака хан послал своего старшего сына и наследника Алея с лучшими отрядами на Пермский край.

     И, наконец, тыл хана Кучума был довольно непрочным. Вогульские и остяцкие «князья», данники хана, только по принуждению присоединились к его войску, на их верность нельзя было рассчитывать, а местные жители, рыболовы и охотники, вообще не желали воевать с русскими…

     Три года длилась первая сибирская экспедиция. Голод и лишения, суровые морозы, бои и потери — ничто не могло  остановить вольных казаков, сломить  их волю к победе. Три года дружина  Ермака не знала поражений от многочисленных неприятелей. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери. Но он лишился  испытанного вождя. Без него экспедиция продолжаться не могла.

     Прошло  несколько лет, прежде чем правительственные  войска окончательно закрепились в  Сибири и выстроили в окрестностях Кашлыка крепость Тобольск, ставшую новой столицей края. Через тринадцать лет после гибели Ермака царские воеводы окончательно разгромили Кучума.

 

      ГЛАВА 2. ПРИСОЕДИНЕНИЕ  К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ  ЗАПАДНОЙ И ВОСТОЧНОЙ  СИБИРИ 

     2.1 Присоединение к  русскому государству  Западной Сибири 

     Поход дружины Ермака сыграл большую роль в подготовке процесса присоединения  территории Зауралья к Русскому государству. Он открыл возможности широкого хозяйственного освоения Сибири русскими.

     Таким образом, начало присоединения и  освоения Сибири было положено не правительственными отрядами, а выходцами из народа, освободившими хантов, манси, башкир, западносибирских татар и другие народности от ига потомков чингисидов. Русское правительство использовало победу для распространения своей власти на Сибирь.

     Одним из стимулов русской колонизации  Сибири на начальном этапе была пушнина, поэтому продвижение шло главным  образом в таежные и тундровые  районы Сибири, наиболее богатые пушным зверем.

     Наиболее  известной дорогой в Сибирскую  землю был путь по притоку Камы реке Вишере. Далее через горные перевалы путь шел по рекам восточных  склонов Урала – Лозьве и Тавде. Для освоения и укрепления этого пути был построен Лозьвинский городок. В царских указах вновь назначенных в Сибирь воеводам обязательно приписывалось идти через Лозьву, через Лозьву передавались запасы продовольствия и боеприпасы, там же покорители Сибири ждали начала навигации, и весной, когда «лед скроетца» спускались вниз по Лозьве на лодках, стругах, дощаниках и судах до Тобольска, затем до Березова и Сургута, от Сургута вверх по течению Оби двигались до Нарыма и Кетского острога, от Тобольска вверх по Иртышу ездили до Тары, вверх по Тоболу – до Тюмени.

     В начале 1593г. развернулось наступление  против враждебного России пелымского князька Аблагирима. Для этой цели в Чердыни началось комплектование отряда, воеводами которого были назначены Н.В. Траханиотов и П.И. Горчаков, сопротивление Аблагирима было сломлено, подвластная ему территория вошла в состав России. Летом 1593 года участники отряда начали строительство Пелымского городка на берегу реки Тавды. Тем самым был обеспечен путь между Лозьвинским городком и Тобольском. Царский наказ обязывал Горчакова организовать хлебное производство в Сибири, с тем, чтобы уменьшить количество доставляемого из Европейской части государства продовольствия для снабжения служилых людей.

     В феврале 1594 года из Москвы была направлена небольшая группа служилых людей  с воеводами Ф.П. Барятинским и  В.Аничковым для закрепления в составе России земель Приобья выше устья Иртыша. Хантыйский князек Бардак добровольно принял русское подданство и оказал русским помощь в постройке крепости в центре подвластной ему территории на правом берегу Оби при впадении в нее реки Сургутки. Новый город на Оби стал называться Сургутом. Все селения хантов в Приобье выше устья Иртыша вошли в состав нового Сургутского уезда.

     В 1596 году был построен Нарымский острог. Вслед за Нарвмским острогом на берегу правого притока Оби реке Кети был построен Кетский острог, с его основанием представители воевод из Сургута и Нарыма начали собирать ясак – (дань с местного населения) с населения бассейна реки Кети, продвигаясь на восток к Енисею.

     В начале XVII в. эуштинский князец Троян приехал в Москву и обратился с просьбой к правительству Б.Годунова взять под защиту Российского государства селения томских татар в нижнем притомье и поставить в их земле русскую крепость.

     В марте 1604 года в Москве было окончательно принято решение о строительстве  города на берегу реки Томь, местом для  сооружения укрепленного пункта был  избран высокий мыс горы на правом берегу Томи, к концу сентября 1604 года строительные работы окончились и в Томске наряду с ратными  людьми появились крестьяне и  ремесленники. В начале XVII в. Томск был самым восточным городом Русского государства. Прилегающий к нему район нижнего течения Томи, средней Оби и Причулымья вошли в состав Томского уезда.

     К началу XVII в. почти вся территория западной Сибири от Обской губы на севере до Тары и Кузнецка на юге стала составной частью России. Выросли русские центры – города и остроги. Многие из них стали центрами сформировавшихся уездов. 

     2.2 Присоединение к  русскому государству  Восточной Сибири 

     Присоединение Восточной Сибири к Русскому государству  началась с бассейна Енисея, прежде всего с его северной и северо-западной части.

     Целые поколения промышленников преемственно были связаны с пушными промыслами в Енисейском крае. В первые десятилетия XVII в., проникновение русских в бассейне среднего течения Енисея из Западной Сибири в Восточную шло по притоку Оби, реки Кети, русские промышленники стали энергично осваивать районы по крупнейшим восточным притокам Енисея – Нижней и Подкаменной Тунгуске, а так же продвигаться вдоль побережья Северного Ледовитого океана к устью реки Пясины, до северо-восточных берегов Таймыра. После основания Сургута, Нарыма, Томска и Кетска отряды людей вышли к Енисею, на Енисее возник Енисейский острог (1619г.). Несколько позже на верхнем течении Енисея был основан Красноярский острог. После образования в Мангазее в 1625 году постоянного гарнизона (100 служилых людей) местные власти создали сеть ясачных зимовьев, охватившую весь Мангазейский уезд и процесс объясачивания на этом участке был завершен. Таким образом, рассматриваемая территория практически вошла в состав Русского государства к моменту, когда пушные промыслы русских промышленников и их экономические связи с местным населением были уже в расцвете. По мере удаления на восток основных районов пушного промысла Мангазея стала терять с 30-х годов свое значение торгово-перевалочного пункта и ее роль перешла к Труханскому зимовью в низовье Енисея. В первой половине XVII в. мангазейскими промышленниками были основаны на Енисее Дубическая слобода (1637г.), Хантайская слобода, выросшая из зимовья (1626г.), заимки в верховьях Нижней Тунгуске и другие населенные пункты с постоянным населением.

www.stud24.ru

Значение присоединения Сибири к России

 

     Содержание:

     ГЛАВА 1. ПЕРВЫЕ ШАГИ В СИБИРИ……………………………….……..5

     1.1 Движущие силы колонизации…………………………………….……….5

    1.2 Ермак  как историческая личность………………………………….……6

     1.3 Экспедиция Ермака………………………………………………….……8

    ГЛАВА 2. ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ  ЗАПАДНОЙ И ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ……………………………………15

     2.1 Присоединение к русскому государству  Западной Сибири……………..15

     2.2 Присоединение к русскому государству  Восточной Сибири…………17

     ГЛАВА 3. РОССИЯ И СИБИРЬ……………………………………………….20

     3.1Историческая  оценка и значение……………………………………………20

     3.2 Значение вхождения народов Сибири  в состав Русского государства.…21

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..…24

     БИБЛИОГРАФИЯ……………………………………………………………..27 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     ВВЕДЕНИЕ 

     Сибирью называют часть Азии площадью примерно в 10 миллионов километров, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского  побережья, от Северного ледовитого океана до казахстанских и монгольских  степей. Однако в XVII веке «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включались и дальневосточные и уральские земли.

     А что вообще означает название «Сибирь»? На этот счет существует много различных  суждений. Наиболее обоснованными на сегодняшний день являются две гипотезы. Некоторые исследователи считают, что слово «Сибирь» произошло  от монгольского «Шибир», что дословно можно перевести как «лесная чаща»; другие связывают это слово с именем «сабиров», народа, возможно населявшего лесостепное Прииртышье. Но, тем не менее, распространение названия «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI века.

     Больше  чем четыре столетия назад началось освоение Сибири, открывшее в истории  колонизации Руси одну из ее самых  интересных и захватывающих страниц. Присоединение и освоение Сибири — это, пожалуй, самый значимый сюжет  в истории русской колонизации, который проходил в двух направлениях: присоединение к Русскому государству  Западной Сибири и присоединение  к Русскому государству Восточной  Сибири.

     Погрузимся  в историю… «В то время, когда Иоанн, имея триста тысяч добрых воинов, терял наши западные владения, уступая их двадцати – шести тысячам полумертвых ляхов и немцев, — в то самое малочисленная шайка бродяг, движимых и грубою алчностью к корысти и благородною любовью к славе приобрела новое царство для России, открыла второй новый мир для Европы, безлюдный и хладный, но привольный для жизни человеческой, ознаменованной разнообразием, величием, богатства естества, где в недрах земли лежат металлы и камни драгоценные, в глуши дремучих лесов витают пушистые звери, и сама природа усевает обширные степи диким хлебом, где судоходные реки, большие рыбные озера и плодоносные цветущие долины, осененные высокими тополями, в безмолвии пустынь ждут трудолюбивых обитателей; чтобы в течении веков представить новые успехи гражданской деятельности, дать простор стесненным в Европе народам и гостеприимно облагодетельствовать излишек их многолюдства. Три купца и беглый атаман волжских разбойников дерзнули, без царского повеления, именем Иоанна завоевать Сибирь….» (2, с.246)

     Бесспорно, наши ассоциации о начале русской  Сибири связаны с именем Ермака Тимофеевича. Четыре столетия назад его дружина  перешла «Каменный пояс» Урала  и разгромила агрессивное Сибирское  ханство — один из последних осколков Золотой Орды. Произошло событие  огромной исторической важности: последний  монгольский царь Кучум был разбит, и этим была заложена основа Азиатской России. Поход Ермака в пределы Сибирского ханства положил начало освоению Сибири русскими. За Урал двинулись казаки. Подвиг Ермака и его дружины навсегда был вписан в сибирские летописи.

     Вспоминая слова Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью…», невольно задумываешься: как бы сложилась  судьба России, если бы в ее состав не вошла Сибирь — эта огромная территория, богатая природными ресурсами, обеспечивающими  практически всю страну?!

 

      ГЛАВА 1. ПЕРВЫЕ ШАГИ В СИБИРИ

     1.1 Движущие силы колонизации 

     В чем же причины упорного продвижения  русских на восток? И почему оно  приобрело широкий размах именно с конца XVI столетия?

     Трудовой  люд увидел «За камнем» (за Уралом) возможность избавиться от гнета  и нужды.

     Начало  освоения русскими людьми Сибири пришлось на конец XVIв. не случайно. До XVIв. особо ценную пушнину Русскому государству в основном давали печорские и пермские земли, но к середине столетия они заметно «испромышлялись». В то же время спрос на дорогие меха увеличился, особенно за границей. Русский соболь издавна высоко ценился во многих европейских и азиатских странах. С середины XVIв. возможности выгодной продажи пушнины резко возросли, так как были установлены прямые торговые связи с Западной Европой через Белое море, а включение в состав России всего волжского пути (после падения Казанского и Астраханского ханств) дало возможность вывозить русские товары непосредственно в страны Востока.

     Понятно, что в таких условиях Сибирь с  ее, казалось, немыслимыми пушными  богатствами стала привлекать к  себе особое внимание. «Соболиные места» стали привлекать промышленников и  торговцев. Но кровно заинтересованным в сибирских мехах было и крепнувшее государство. С возрастание мощи увеличивались расходы, а с пополнением  казны были связаны определенные трудности. И Сибирь с ее природно-географическими  условиями открывала перед государством Российским заметные перспективы.

     Еще одной немаловажной предпосылкой освоения Сибири была близость к восточным  пределам России Индии и Китая, торговля с которыми сулила огромный доход  казне.

       «За камнем» надеялись найти  месторождения драгоценных металлов (золота, серебра), которые еще не  были найдены в России, но требовалось  их все больше и больше. Поэтому  в программу освоения Сибири  входило прочное закрепление на ее просторах. Для этого в сибирские города переводились пашенные крестьяне и казенные ремесленники.

     Параллельно с задачей освоения Сибири государство  пыталось решить другую – избавиться от всякого рода беспокойного, ненадежного в политическом отношении люда, по крайней мере, удалить его из центра государства. В сибирские города стали охотно ссылать уголовных преступников, участников народных восстаний. Ссыльные составили заметную часть оказавшихся за Уралом переселенцев, особенно в наименее благоприятных для жизни районах.

       Нерусские народы Европейской  России влекло «За камень»  стремление к лучшим условиям  хозяйствования. В период XVI-XVIIвв. положение для масс было достаточно тяжелым: возрастали налоги, усиливался феодальный гнет и все прочнее утверждалось крепостничество. Избавиться от угнетения всякого рода люди надеялись на новых землях.

     Из  ищущих лучшей доли и состоял основной поток вольных переселенцев. С  течением времени он все более  нарастал и постепенно превысил число  тех, кто направлялся в Сибирь не по своей воле. Именно он в конечном итоге привел к ее прочному вхождению  в состав Российского государства. 

      1.2 Ермак как историческая личность 

     К великому сожалению, источники не сохранили  точных данных о месте и дате рождения Ермака. После смерти атамана различные  волости и городки оспаривали честь именоваться его родиной. В северных деревнях население прилежно хранило предания об отважном покорителе Сибири. Одно из преданий гласит, что  Ермак происходил из Потемского уезда  Вологодской губернии. Другое предание свидетельствует, что родиной Ермака Тимофеевича были двинские волости.

     Таким образом, не существует достаточного количества достоверных данных, которые позволили  бы нам составить правдивое жизнеописание  Ермака Тимофеевича. Поэтому мы не сможем узнать, как именно прожил Ермак  первую половину своей жизни, откуда он был родом — эти вопросы остаются загадкой…

     И все-таки, вот какой портрет может  предстать перед нашим взором. Мало кто может сравниться по известности  в народе с победителем Сибирского ханства казачьим атаманом Ермаком  Тимофеевичем. О нем сложены песни  и сказанья, написаны исторические романы, повести и пьесы. Описания сибирского похода вошли во все учебники.

     Ермак Тимофеевич, погибший в 1585 году, был  профессиональным воином и великолепным военачальником, подтверждение чему можно найти на страницах любых  летописей. Известно, что около двух десятков лет он служил на южной  границе России, возглавлял отряды, посылаемые в Дикое Поле для отражения  татарских набегов.

     Данный  факт подтверждается челобитной одного из соратников Ермака, казака Гаврилы  Ильина, в которой было написано, что «20 лет полевал с Ермаком  в поле». Другой казак, Гаврила Иванов, сообщал, что был на государственной  службе «в Сибири 42 года, а прежде того служил на поле 20 лет у Ермака в  станице с иными атаманами».

     Во  время Левонской войны Ермак  Тимофеевич был одним из самых  известных казацких воевод. Вот тому подтверждение: польский комендант  города Могилева доносил королю Стефану  Баторию, что в русском войске были «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

     Нрав  Ермака, как свидетельствуют достоверные  источники, был по-настоящему твердым  и суровым. Вот, что пишет о  чертах характера Ермака А.Н. Радищев  в своем очерке «Слово о Ермаке»: «Ермак, избранный единожды верховным  начальником своею собратею, умел над ними удержать свою власть во всех противных и неприязненных ему случаях: ибо если нужно всегда утвержденное и наследованное мнение, чтобы владычествовать над множеством, то нужно величие духа или же изящность почитаемого какого-либо качества, чтобы уметь повелевать своею собратею. Ермак имел первое и многие из тех свойств, которые нужны воинскому вождю, а паче вождю непорабощенных воинов».

     Вообще  вольные казаки в то время участвовали  в самых значительных военных  событиях, что во многом способствовало и их победе над Сибирским ханством, имели свою военную организацию  и признанных военных руководителей.

     Написано  немало поэм и исторических романов  о нраве и подвигах атамана-Ермака, которые не дают нам повода сомневаться  в стойкости и непоколебимости  ермаковского характера, впрочем, данные черты свойственны и остальным казацким атаманам. 

     1.3 Экспедиция Ермака 

     В 1563 году в Сибирь отправился отряд  волжских казаков во главе с Ермаком, они положили начало эпопеи освоения Сибири. В начале 60-х годов XVI века территория Сибирского ханства была захвачена чингисидом Кучумом, о захвате Сибирского ханства в Москве стало известно летом того же года, правительство во главе с Иваном IV пыталось урегулировать отношения с Кучумом мирным путем, в то же время к обороне восточных границ оно привлекло богатейших предпринимателей Строгановых, имевших вотчины в пермском крае. Летом 1573 года начались открытые враждебные действия Кучума, татары вторглись в вотчины Строгановых. В этой обстановке Строгановы, используя данное им правительством право набирать ратных людей, сформировали наемный казачий отряд. Командовал отрядом атаман Ермак Тимофеевич.

     События конца XVI века, как уже говорилось выше, оказались переломными для исторических судеб Северной Азии. Итак, в 1579 или 1581гг. (мнения историков довольно противоречивы на счет точной даты этого похода) Ермак начал поход в глубь Сибири. Маршрут похода довольно точно прослеживается историками. Сначала он плыл по реке Каме, потом вверх по реке Чусовой. Сильное встречное течение очень замедляло движение стругов. Затем их путь пролегал по реке Серебрянке к Тагильским перевалам, где было удобнее перебраться через «Камень».

     

     На  перевале казаки построили земляное укрепление — Кокуй-городок, где зимовали до весны. Эта зимовка не была временем простой передышки: Ермак создавал тыловую базу похода уже на восточной стороне Уральских гор, вел разведку, привлекал на свою сторону местное население.

     По  реке Тагил судовая рать Ермака спустилась в реку Туру, где начинались земли  Сибирского ханства. Здесь произошли  первые столкновения Ермака с сибирскими татарами. «На месте нынешнего  Туринска стоял городок князя  Епанчи, который, повелевая многими  татарами и вогуличами, встретил смелых пришельцев тучею стрел с берега (где теперь село Усениново), но бежал, устрашенный громом пушек. Ермак велел разорить сей городок; осталось только имя: ибо жители доныне называют Туринск Епанчином. Опустошив улусы и селения вниз по Туре, атаманы на устье Тавды взяли в плен Кучумова сановника Таузака, который, искренностию спасая жизнь, сообщил им все нужные для них сведения о земле своей и, будучи за то освобожден, известил ее царя, что предсказание сибирских волхвов сбывается, ибо сии кудесники уже давно, как пишут, вопили на стогнах о неминуемом скором падении его державы от нашествия христиан. Таузак описывал казаков людьми чудесными, воинами неодолимыми, стреляющими огнем и громом смертоносным навылет сквозь латы. Но Кучум, лишенный зрения, имел душу твердую: решился стать мужественно за царство и веру; собрал войско из всех улусов, выслал племянника Маметкула в поле со многочисленной конницею, а сам укрепился в засеке, на Иртыше, под горою Чувашьею, преграждая путь атаманам к Искеру»(2;с.247).

www.stud24.ru

Присоединение Сибири к России. Кратко история покорения Сибири

 «И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне… А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом…» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества.

,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— «встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь

Страна Сибирь

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и… манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

Первые шаги за Урал

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, былин. Причины этого понять нетрудно. Русские войска тогда терпели поражения в затянувшейся и разорительной Ливонской войне. Не только южные и восточные окраины, но и центральные районы страны подвергались опустошительным набегам крымцев и ногайцев. За десять лет до «взятия Сибири» крымские татары сожгли Москву. В памяти народной были еще свежи ужасы монголо-татарското ига. Помнил народ и об огромных трудностях, которые пришлось преодолеть возглавляемым самим царем войскам при взятии Казани. И вот еще целое татарское царство, державшее в страхе окрестные племена и народы, казавшееся таким могущественным и крепким, рухнуло — рассыпалось вдруг, и не в результате похода правительственных войск, а от дерзкого удара горстки казаков.

Но значение «Ермакова взятья» было шире его понимания современниками. Произошло событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучум… был разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской, России».

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 г. во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак, заночевавший с небольшим отрядом на речном острове. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути.

В 1585 г. в Сибирь прибыл сравнительно небольшой, но хорошо снаряженный отряд ратных людей под предводительством Ивана Мансурова. Они были посланы правительством на помощь Ермаку и, не застав никого из его казаков, проплыли до устья Иртыша. Там их настигла зима. Служилые люди быстро «срубили» «городок», названный впоследствии Обским, где тут же были осаждены большим остяцким войском.

Сражение за городок длилось целый день, и лишь к вечеру с большим трудом отряду Мансурова удалось отбиться. Столь ожесточенный натиск остяков объяснялся просто: русские укрепились в так называемом Белогорье — крупном религиозном и политическом центре Западной Сибири, месте, где находилось одно из самых главных святилищ края. Обладание им значило в глазах окрестного населения очень много.

Потерпев неудачу при первом штурме, остяцкие «князцы» на следующий день прибегли к «помощи» знаменитого «бело-горского шайтана» — деревянного идола, пользовавшегося особым почитанием у ханты-мансийских племен. Это сразу же решило исход дела. На «шайтана» навели пушку, и меткий выстрел разнес его в куски. Осада была немедленно снята. Под впечатлением происшедшего часть местных жителей в знак покорности принесла ясак Мансурову, а представители шести «городков» по нижнему течению Оби и Северной Сосьве на следующий год отправились в Москву с просьбой о российском подданстве.

После того как Мансуров вернулся «на Русь», московское правительство поняло, что Сибирью не овладеть одним ударом, и перешло к иной, проверенной жизнью тактике. Было решено закрепляться на новых землях, строя города-крепости, а опираясь на них, продвигаться дальше, сооружая по мере надобности все новые и новые опорные пункты.

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы — море 

Присоединение к России Западной Сибири

В 1586 г. в Сибирь по приказу из Москвы был послан новый отряд — 300 человек. Во главе его встали воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, а среди подчиненных им ратных людей «за Камнем» вновь оказались «Ермаковы казаки» — те, кто уцелел, кто вернулся из зауральского похода. Вскоре судьба разбросала их по сибирской земле, сделав активными участниками дальнейших событий.

Сукин и Мясной в 1586 г. построили на Туре крепость, давшую начало Тюмени — старейшему из ныне существующих сибирских городов. В 1587 г. русские ратники получили подкрепление и во главе с Данилой Чулковым двинулись дальше, построив недалеко от столицы Сибирского ханства другую крепость — будущий Тобольск.

В Кашлыке в это время обосновался Сейдяк — представитель соперничавшей и враждовавшей с Кучумом местной татарской династии. Чулкову удалось заманить к себе и захватить в плен нового претендента на сибирский престол, после чего Кашлык опустел и потерял прежнее значение, а Тобольск надолго стал главным городом Сибири.

Взятые русскими в плен представители татарской знати (включая Сейдяка) получали в Москве высокие чины и щедро жаловались «за службу». А между тем лишенный трона и поддержки большинства прежних подданных хан Кучум не думал складывать оружия. Он неизменно отвечал отказом на предложения стать зависимым от московского «государя» правителем (даже на условиях возвращения ему сибирского престола) и усиливал противодействие русским. Люди Кучума жестоко мстили татарскому населению за переход в подданство «белому царю» и однажды даже приблизились к Тобольску, убив там несколько человек.

С 90-х гг. XVI в. русское правительство перешло к более решительным действиям по присоединению зауральских земель. В 1591 г. отряд, состоявший из тобольских служилых людей и принявших российское подданство татар, во главе с воеводой Владимиром Кольцовым-Мосальским настиг войско Кучума на Ишиме и нанес ему сильное поражение у озера Чиликула.

В 1593 г. в северных русских уездах и Приуралье были специально сформированы войска, направленные против Пелымского княжества — сильного вогульского объединения, которое активно поддерживало Кучума и наносило большой ущерб русским селениям в Приуралье. В центре этого княжества на берегу Тавды служилыми людьми был построен Город Пелым, вскоре, правда, потерявший военное значение.

Вскоре к России была присоединена территория «Пегой орды». В русских документах так называлось объединение селькупов во главе с воинственно настроенным и, по-видимому, союзным Кучума «князцом» Воней. В центре «Пегой орды» ратные люди построили крепость Нарым, а позднее неподалеку от нее Кетск. Это значительно ослабило позиции Кучума, который к тому времени подкочевал к владениям Вони, но уже не мог рассчитывать на совместное с ним выступление.

Окончательный разгром сибирского «царя» произошел в августе 1598 г. Объединенный русско-татарский отряд численностью 400 человек под предводительством воеводы Андрея Воейкова вышел из Тары и после долгих поисков «сошёл» войско Кучума (500 человек) в Барабинской степи близ Оби. Ожесточенный бой продолжался полдня и закончился сокрушительным поражением кучумлян. Сам хан в разгар боя бежал с ближними людьми в небольшой лодке и скрылся. Покинутый всеми, нищий и больной, он вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Удалось избежать гибели и плена нескольким сыновьям.

Кучума, но они не скоро смогли оправиться от удара и возобновить набеги на русские владения (это стало возможным позднее, когда «кучумовичи» нашли себе союзников среди калмыков). В это же время шли энергичные поиски наиболее удобных путей «с Руси» в Сибирь и принимались серьезные меры к тому, чтобы сделать продвижение по ним по возможности более удобным и безопасным. К началу XVII в. путей «за Камень» было выявлено немало, но редкие из них отвечали возросшим требованиям. Объем всякого рода перевозок резко возрастал с началом колонизации края, и то, что могло удовлетворить торговцев, промысловиков и отряды ратных людей, изредка наведывавшихся в Сибирь, не годилось для организации постоянного сообщения, для регулярной переброски большого количества людей и грузов.

Этой цели, прежде всего не отвечали северные «чрезкаменные» пути, самые древние, проложенные в обход Казанского ханства задолго до присоединения Сибири. Они были труднодоступны и слишком удалены от экономически развитых районов Российского государства. По печорским путям (с выходом по восточным притокам Печоры на нижнюю Обь Собью или Северной Сосьвой) можно было отправить донесения, небольшие грузы (например, пушнину), но широко пользоваться ими могли лишь люди «торговые и промышленные». Существовал и морской путь в Сибирь — «Мангазейский морской ход». Им ходили из Белого моря в устье реки Таз, в район, называемый «Мангазея». При этом полуостров Ямал суда обычно не огибали, а пересекали по рекам и волоку. Однако поддерживать постоянное сообщение с Сибирью морем было по силам лишь привычным к такого рода плаваниям поморам, к тому же только в очень короткий для русского Севера и Сибири период летней навигации. Камские пути (по восточным притокам Камы) были в то время наиболее пригодны для налаживания регулярных связей с Сибирью. Но и среди них не сразу удалось выбрать самый удачный. Путь, по которому шли «Ермаковы казаки» (через Тагильский волок), в значительной части проходил по мелким и бурным рекам. Однако до 90-х гг. XVI в. ничего лучшего найдено не было, и основные перевозки осуществлялись по нему. В 1583 г. для его закрепления был даже поставлен Верхтагильский городок, простоявший семь лет, пока не был найден и освоен более удобный Чердынский путь. По нему с Вишеры перетаскивали суда волоком в Лозьву, а из нее по Тавде и Тоболу можно было попасть как в Туру, так и в Иртыш. Эта дорога была объявлена главной, и в 1590 г. на ней был построен Лозьвенский городок. Но и он просуществовал недолго.

В 1600 г. для лучшего обеспечения перевозок на полпути между Верхотурьем и Тюменью был выстроен еще один город — Туринск (его долгое время называли также Епанчин) В Тюмень «с Руси» можно было добраться и по старой Казанской дороге. Она, правда, проходила через степи и потому была довольно опасной — из-за угрозы неожиданного нападения кочевников. В 1586 г. на этой дороге русскими был построен город (Уфа), и впоследствии ее стали использовать в особых случаях — для срочной переброски войск, посылки гонцов и т. д.

Присоединение к России Восточной Сибири

Следующий этап присоединения Сибири начался с выходом русских на Енисей. Северную его часть промышленники начали осваивать как и низовья Оби, еще до присоединения Западной Сибири к Русскому государству — сразу же после открытия реки Таз. Примыкавший к Тазу район — «Мангазея» – был хорошо известен в России уже в 70-х гг. XVI в. (Первоначально это район русскими назывался «Молгонзеи»; его наименование видимо, восходит к коми-зырянскому «молгон» — «крайний» «конечный» — и обозначает «окраинный народ».). В это же время появились в документах первые упоминания о «Тунгусии» (тунгусы жили за Енисеем). С Таза волоком можно было перебраться в Турухан, а по нему выплыть в Енисей. Далее открывался путь к Таймыру, на Нижнюю Тунгуску и другие реки Восточной Сибири. Ее освоение русскими, таким образом, началось с северных районов и также было связано с «Мангазеей», где создали свою опорную базу русские и коми-зырянские промышленники. К концу XVI в. они столь основательно освоились в «Мангазее», что построили там свои городки, наладили оживленную торговлю с местными жителями, а часть их даже подчинили и, как позднее выяснилось, «дань с них имали… на себя». От Енисея в глубь Восточной Сибири русские продвигались стремительно. Это движение по-прежнему сильно замедлялось лишь по мере приближения к степной полосе, населенной сильными и воинственными кочевыми племенами, но в восточном и северном направлениях оно пошло с невероятной быстротой. Необычными были не только темпы продвижения: сам процесс присоединения восточносибирских земель отличался большим своеобразием. Если для Западной Сибири московское правительство тщательно разрабатывало план присоединения той или иной «землицы» и для его осуществления нередко посылало войска непосредственно из Европейской России, то в Восточной Сибири действовать такими методами становилось трудно, а потом и вовсе невозможно. Слишком далеко оказывались русские отряды от «Руси», слишком велики были размеры открывавшегося перед землепроходцами края, слишком редким и разбросанным по нему было коренное население. И по мере углубления в восточносибирскую тайгу местная администрация получала все больше власти, а вместо подробнейших инструкций у воевод все чаще оказывались предписания поступать «смотря по тамошнему делу». Управление на местах становилось более гибким и быстрым, однако, представители сибирской администрации теперь часто теряли согласованность действий. Движение на восток становилось не только более стремительным, но и более стихийным, нередко просто хаотичным. В поисках еще не объясаченных и богатых соболем «землиц» небольшие (иногда в несколько человек) отряды служилых и промышленных людей, опережая друг друга, преодолевали за короткий срок огромные расстояния. Они проникали на никому, кроме местных жителей, не известные реки, в «дальние, от века, не слыханные земли», ставили там наскоро укрепленные зимовья, «приводили под высокую государеву руку» встреченные на пути племена и народы, воевали и торговали с ними, брали ясак и сами промышляли соболя, весной после вскрытия рек отправлялись дальше, действуя, как правило, на свой страх и риск, но всегда от имени «государя». В таких походах они проводили годы, а когда, изнуренные выпавшими на их долю невзгодами, возвращались в свои города и остроги, то будоражили других рассказами о сделанных открытиях, часто добавляя к увиденному полученные от коренных жителей и совершенно невероятные сведения о богатствах «землиц», еще не «проведанных». Дух предпринимательства разгорался с новой силой. По следам первопроходцев отправлялись новые экспедиции и, в свою очередь, находили неясачные и богатые соболем земли. Отряды землепроходцев часто представляли собой объединения служилых и промышленных людей. Во время совместных походов, писал известный дореволюционный историк Н. И. Костомаров, «промышленники и торговые люди были товарищами служилых людей в их изумительных подвигах открытия новых землиц и вместе с ними выдерживали героическую борьбу с ужасною стужею… и дикими народами» Однако нередко такие отряды соперничали и враждовали друг с другом. Тем не менее, все они, в конце концов, раздвигали пределы известного им мира и увеличивали число подвластных российскому царю земель и народов.

Продвижение на восток в 20—40-е гг. приобрело столь большой размах, что вскоре пошло более быстрыми темпами, чем промысловое освоение края. Добывавшие соболя промышленники задерживались на «проведанных» землях, в то время как служилые люди продвигались все дальше. Однако и действия казаков и стрельцов постепенно попадали под контроль правительственной администрации. Во время походов она, правда, сильно не сковывала волю служилых. Подобно казакам Дона или Яика, «государевы служилые люди» в Сибири нередко сами решали, собравшись «на круг», многие важные вопросы и, например, могли «по приговору всего товарищества», «всего войска» изменить маршрут похода и его цели. Власти считались с бытовавшими в служилой среде порядками, заносимыми в Сибирь вольными казаками еще с «Ермакова взятья», но при всем этом в организации военных экспедиций играли важную роль. Администрация снабжала (пусть не всегда и не полностью) «поднимавшихся» в поход служилых оружием, боеприпасами, продовольствием, а после завершения похода, памятуя о наградах и продвижении по службе, стремилась «учинить государю многую прибыль» закреплением достигнутых результатов: строительством и заселением новых острогов, организацией местного управления, ясачного и таможенного сбора, казенной пашни, связи и т. п.

От Енисея к Лене и Тихому океану

Движение землепроходцев на восток от Енисея шло двумя основными, часто смыкавшимися потоками — северным (через Мангазею) и южным (через Енисейск).

В Мангазее уже в 1621 г. от живших по Нижней Тунгуске эвенков-буляшей были получены смутные сведения о «большой реке» Лене. К 20-м гг. относится и предание об удивительном путешествии на эту реку промышленного человека Пенды (или Пянды). Он совершил выдающийся географический подвиг. Во главе отряда в 40 человек Пенда в течение трех лет, преодолевая противодействие эвенков, пробирался вверх по Нижней Тунгуске, на четвертый год по Чечуйскому волоку достиг Лены, проплыл вниз по ее течению до места, где в будущем возник Якутск, вернулся в верховья Лены, бурятской степью перешел на Ангару, а затем по уже знакомому русским Енисею добрался до Туруханска. Известие об этом походе может показаться фантастическим из-за его дальности и длительности, но оно подтверждается отдельными документальными записями, в том числе и названиями основанных на этом пути зимовий (Верхне-Пяндинского и Нижне-Пяндинского), надолго переживших своего основателя.

В 30-е гг. по Вилюю и Лене прошло несколько групп ясачных сборщиков из Мангазеи. Они поставили несколько острожков и зимовий, вокруг которых, в свою очередь, возникли зимовья торговых и промышленных людей, ринувшихся в Приленский край после похода Добрынского и Васильева.

В 1633 г. на те же «за хребетные» (т.е. находящиеся за горными хребтами) реки иным, более северным путем — с Нижней Тунгуски на Вилюй, минуя Чону, — отправилась новая тобольская экспедиция в составе 38 человек во главе с Воином Шаховым. Разделившись на несколько мелких групп, этот отряд в течение шести лет укреплял власть «великого государя» в Вилюйском крае, сооружая зимовья. Взимая ясак с тунгусских и якутских племен и «десятую пошлину» (десятипроцентный налог) с русских промышленников. Экспедиция Шахова снаряжалась всего на два года, поэтом» служилые люди быстро израсходовали и продовольствие, и подарки «иноземцам» (необходимое в то время условие уплати ясака), запасы пороха и свинца. К 1639 г. из отряда уцелели лишь 15 человек. Изредка покупаемую у промышленником муку служилые тратили на «аманатов» (заложников из подчинившихся родов), а сами питались лишь рыбой и дикорастущей травой — «борщём» и слезно просили в отправляемым в Тобольск письмах о замене.

Гораздо больших успехов удалось добиться к этому времени отрядам служилых и промышленных людей, продвигавшихся в глубь восточносибирской тайги более удобными южным путями из Енисейска.

В 1627 г. 40 казаков во главе с Максимом Перфильевым добрались по Ангаре до Илима. Там они взяли ясак с окрестных бурят и эвенков, поставили зимовье и через год вернулись степью в Енисейск, дав толчок новым походам в «проведанные» земли.

В 1628 г. на Илим отправился десятник Василий Бугор с десятью служилыми. С притока Илима Идирмы казаки дошли через волок до Куты, а пустившись по ней, попали в Лену и, собирая, где могли, ясак, проплыли по течению реки до Чаи. В 1630 г. Бугор вернулся в Енисейск, оставив для «службы» на верхней Лене в зимовье у устья Куты двух, а у устья Киренги четырех человек.

В 1630 г. у волока на Лену был построен Илимский острог — важный опорный пункт для дальнейшего продвижения на эту реку. В том же году по приказу енисейского воеводы Шаховского «для государева ясашного сбору и острожные поставки» на Лену был отправлен немногочисленный, но хорошо оснащенный отряд под предводительством атамана Ивана Галкина. Весной 1631 г. он добрался до Лены, открыв с Илима на Куту более короткий путь, поставил небольшое (на 10 человек) «зимовье по-промышленному» в устье Куты и проплыл по Лене гораздо дальше Бугра — до «Якутской земли». Там Галкин сразу же встретил сопротивление пяти объединившихся «князцов», однако вскоре подчинил их, после чего предпринял походы по Алдану и вверх по Лене, собирая ясак с якутов и тунгусов и отражая нападения отдельных их объединений. Летом 1631 г. на смену Галкину из Енисейска прибыл с дополнительным отрядом в 30 человек стрелецкий сотник Петр Бекетов и стал посылать служилых людей вверх и вниз по Лене. Используя как силу оружия, так и незаурядный дипломатический талант, Бекетов привел «под государеву руку» еще несколько якутских, тунгусских, а также бурятских родов и для закрепления своих успехов в соответствии с царским указом поставил в 1632 г. острог в центре Якутской земли в ее наиболее заселенном районе.

Вернувшийся с прежними полномочиями на Лену Иван Галкин в 1634 г. приказал перенести эту крепость (будущий Якутск) на менее затопляемое место. Он собрал значительные в тех условиях силы (около 150 человек) из служилых и скопившихся в новом остроге промышленных людей и предпринял энергичные действия по упрочению в Якутии царской власти, опираясь на тех якутских «князцов», которые «государю прямили». Оказавшимся на Лене русским на этот раз пришлось очень тяжело. Они совершали конные походы, покупая лошадей, как потом сообщалось, «на последние свои товарёнка», брали в ходе двух- и трехдневных штурмов хорошо укрепленные якутские городки, сами месяцами сидели в осаде, отбивая «жестокие приступы», «помирали голодною смертью», «перецынжали» и т. д. Но в конце концов служилым людям удалось поладить с местной знатью, и Якутская земля стала частью Российского государства.

Слухи о богатствах ленских земель привлекали в Якутию самых различных людей из самых различных мест. Так, даже из далекого Томска на Лену был в 1636 г. снаряжен отряд: 50 казаков во главе с атаманом Дмитрием Копыловым, несмотря на недовольство и противодействие енисейских властей, не жаловавших конкурентов, добрались до верховьев Алдана, где построили Бутальское зимовье.

Оттуда 30 человек во главе с Иваном Москвитиным в поисках неясачных земель отправились дальше на восток. Они спустились по Алдану до устья Маи, поднялись за два месяца вверх по ее течению до горного перевала хребта Джугджур, перешли по нему в верховье реки Ульи и по ней, преодолев пороги и сделав новое судно, через две недели в 1639 г. первыми из русских вышли на побережье Тихого океана.

Находясь на Алдане, отряд Дмитрия Копылова был втянут в межплеменной конфликт, который затем привел к вооруженному столкновению с находившимися по соседству енисейскими служилыми людьми. Это не явилось случайностью.

На свой страх и риск мангазейские, тобольские и енисейские отряды в поисках «новых неясачных землиц» забирались в самые отдаленные и глухие уголки Приленского края, торговали и воевали с «иноземцами», оспаривали друг у друга право собирать ясак с них и пошлину с встречавшихся русских промышленников.

В итоге местное население бывало вынуждено платить дань по два, а то и три раза и разорялось, служилые же, как стало известно властям, «богатели многим богатством, а государю приносили от того многого своего богатства мало». В распри между отдельными группами русских вовлекались коренные жители, дело нередко доходило до настоящих сражений. В Москве скоро узнали, что «меж себя у тех тобольских и у енисейских и у мангазейских служилых людей… бывают бои: друг друга и промышленных людей, которые на той реке Лене промышляют, побивают до смерти, а новым ясачным людям чинят сумнение, тесноту и смуту, и от государя их прочь отгоняют».

В ходе продвижения русских по Сибири такое положение складывалось и в некоторых других ее районах (например, несколько позднее — в Бурятии). Московское правительство не на шутку встревожилось, ясно увидев в таком состоянии дел серьезные убытки для казны. Было решено запретимть самовольные походы на Лену из сибирских городов и создать в Якутии самостоятельное воеводство. Это и было сделано в 1641 г. В результате Якутский острог стал не только прочной базой дальнейшего освоения Восточной Сибири, но и центром самого обширного в Российском государстве уезда.

К Байкалу и Приамурью. На Камчатку

Дальнейшее освоение южных путей было, прежде всего связано с закреплением русских в Прибайкалье, с последующим выходом в Забайкалье и «Даурию» (Приамурье). Начало присоединению этих земель было положено постройкой Верхоленского острога (1641 г.) и первым походом русских на Байкал, осуществленным в 1643 г.

Байкал для России и всего мира открыл якутский пятидесятник Курбат Иванов, возглавивший в этом походе отряд служилых и промышленных людей. Значительная часть прибайкальских бурят без сопротивления согласились тогда принять российское подданство, однако в 1644—1617 гг. отношения с ними испортились. Главной причиной этого были самоуправство и злоупотребления, допущенные по отношению к бурятам присланным из Енисейска атаманом Василием Колесниковым. Но его экспедиция имела для освоения края и положительные результаты: она достигла северных берегов Байкала, где в 1647 г. был построен Верхне-Ангарский острог.

В том же году отряд енисейца Ивана Похабова совершил переход по льду на южный берег Байкала. В 1648 г. Иван Галкин обогнул Байкал с севера и основал Баргузинский острог. В 1649 г. казаки из отряда Галкина добрались до Шилки.

В середине XVII в. в Забайкалье действовали еще несколько отрядов служилых и промышленных людей. Один из них, возглавлявшийся основателем Якутска Петром Бекетовым, в 1653 г. предпринял поход на юг вверх по Селенге, а затем повернул в восточном направлении по Хилку, где в его верховьях основал Иргенский острог (у озера Иргень), а в районе будущего Нерчинска—Шилкинский («Шильский»).

Вхождение прилегающих к Байкалу земель в состав Российского государства произошло в довольно короткий срок и вскоре было закреплено сооружением еще целого ряда опорных пунктов — Балаганского, Иркутского, Телембинского, Удинского, Селенгинского, Нерчинского и др. острогов. В чем причина столь быстрого присоединения этого сравнительно густозаселенного края к России? Дело в том, что значительная часть его коренных обитателей стремились опереться на русских в борьбе с разорительными набегами монгольских феодалов. Сооруженная в районе Байкала цепь крепостей длительное время и обеспечивала защиту населения от вражеских вторжений.

Одновременно с закреплением русских в Забайкалье сложные и драматические события разыгрались в Приамурье. Слухи о наличии в этом районе большой и «хлебной» реки, серебряной, медной и свинцовой руды, ископаемой краски и иных «угод» доходили до сибирских воевод от различных групп служилых и промышленных людей уже с 30-х гг. и не могли не будоражить воображение. Однако первые достоверные и подробные сведения об Амуре и его притоках были получены в результате похода «письменного головы» (так называли помощников воевод, выполнявших особые поручения) Василия Пояркова с отрядом якутских служилых и небольшого числа «охочих людей» в 1643-—1646 гг.

Хорошо снаряженный и крупный по сибирским представлениям отряд (132 человека) поднялся по Алдану, Учуру, порожистому Гонаму до волока на Зею.

Главным результатом этого похода было то, что русские власти узнали не только о реальных богатствах «Даурской земли», но и о политической обстановке в ней. Оказалось, что берега Амура в основном заселяли фактически ни от кого не зависимые племена.

Слухи об открытых экспедицией Пояркова благодатных землях распространились по всей Восточной Сибири и всколыхнули сотни людей. На Амур были проложены новы более удобные пути. По одному из них в 1649 г. отправился отряд промышленника из устюжских крестьян Ерофея Хабарова.

Хабаров в 1652 г. наголову разгромил большой маньчжурский отряд, «подступивший» к нему с «огненным боем»; только убитыми враги потеряли 676 человек, тогда как казаки –10; однако было ясно, что на Амуре русских ждут более жестокие испытания.

Маньчжурское вторжение усиливалось и усугубляло урон, нанесенный хозяйству местного населения действиями хабаровской вольницы. Чтобы лишить русских продовольственной базы, маньчжуры применили привычный для их стратегии метод: насильственно переселили в долину Сунгари дауров и дючеров и совершенно разрушили местную земледельческую культуру.

В 1653 г. Хабарова отстранили от руководства «войском» и увезли в Москву. Царь, правда, наградил его, но не разрешил вернуться на Амур. Хабаровскими казаками там стали распоряжаться представители царской администрации. Общим итогом этих бурных событий стало присоединение к России Приамурья и начало массового переселения туда русских людей.

svastour.ru

Каково значение присоединения Сибирского ханства?

Сибирским ханством называлось тюркское феодальное государство располагавшееся в Западной Сибири, сформировавшееся в середине четырнадцатого века наследником улуса Орда-Ежена. Неофициальной датой его присоединения считается положительный исход битвы отряда Ермака. Данное ханство граничило с Казахским ханством, Ногайской Ордой, Казанским ханством и Пермской землёй (также с прииртышскими телеутами). В северной части оно доходило до низов Оби, а в восточной соседствовало с Пегой Ордой. В 1582 году, а точнее, двадцать шестого октября атаманом Ермаком был захвачен Кашлык, после чего он начинает присоединение к России Сибирского ханства. По прошествии времени на его территории возводятся такие мощные русские крепости как: Обдорск, Берёзов, Тара, Тобольск, Тюмень и другие. Кучум откочёвывает на юг и оказывает сопротивление российским отрядам вплоть до 1598 года. Двадцатого апреля 1598 года его разбивает тарский воевода Андрей Воейков на берегах речки Обь, после чего он бежит в Ногайскую Орду, где его убивают. Арслан Алеевич, приходящийся внуком Кучуму, был захвачен в плен в 1598 году, после чего жил в Касимове был провозглашён касимовским ханом в 1614 году. В пятнадцатом веке, после того как пал Новгород, его сибирские территории отходят Русскому государству. Это являлось приоритетом для русских, ведь несметные пушные богатства, которые добывали в Сибири компенсировали молодому государству отсутствие разведанных металлов и морских портов. В том же пятнадцатом веке в Сибири начинает миссионерскую деятельность Пермская епархия, которая была сформирована ещё в 1383 году. Также организуется несколько военных походов за уральские горы, но данные походы не означали покорение Сибири. После захвата Казанского ханства в 1552 году Русское государство начинает плотно контактировать с Сибирским ханством. Так в 1555 году ханом Единером была признана московская власть, однако в 1563 году власть переходит к чингисиду Кучуму, который вначале соглашается на вассальную зависимость, но немного позже начинает враждовать с Москвой. Основной базой продвижения Русского государства за Урал явились земли промышленников Строгановых, на охранной службе у которых был отряд Ермака. Первого сентября 1581 года от Нижне-Чусовского городка начинается поход Ермака, а двадцать третьего октября 1582 года на правом берегу Иртыша состоялось сражение, в результате победы которого Сибирское ханство пало.

touch.otvet.mail.ru

Присоединение Сибири (1581 — 1598) — Российская Империя

Вот почему:
в январе 1555 г. в Москву приезжали послы Сибирского хана Едигера поздравить Ивана IV с приобретением Казанского и Астраханского ханств и просить взять всю Сибирскую землю под свою руку.
Иван Грозный согласился и положил дань: давать по 1 (одному) соболю и по 1 белке от каждого человека. «А людей у нас, — сказали сибирские послы, — 30700 чел.» [Надо полагать, что эта цифра включала только взрослое население и была, по вполне понятным причинам, занижена.]
В Сибирь был направлен из Москвы посол и сборщик дани Дмитрий Куров, который вернулся в Москву в конце 1556 г., через два года, вместе с сибирским послом Бояндой. Они привезли только 700 соболей дани, т.е. «недособрали» 30 тыс. штук, или 98,7% дани!
Царь посадил посла Боянду под стражу, конфисковал все его личное имущество, а в Сибирь послал московских татар с грамотой — собрать всю дань непременно.
В сентябре 1557 г. посланные вернулись, привезя 1000 соболей и 104 соболя взамен 1000 белок, а также письменное обязательство Едигера платить дань ежегодно с объяснением, что ввиду его непрерывной войны с Шейбанидами (узбеками, казахами) собрать всю дань было невозможно.
Но Москву внутренние распри татар не интересовали, царь даже отказался понять намек Едигера о необходимости оказать ему помошь против Шейбанидов.
Ивана IV интересовало лишь одно — получить как можно большую дань, и он требовал ее, грозя карами.
В 1563 г. Едигер был убит новым ханом — шейбанидом Кучумом. Последний решил, что в силу дальности расстояния до Москвы и невозможности контроля он может позволить себе прекратить собирать дань для Ивана IV. Чтобы это было совершенно ясно, он убил московского посла, приехавшего с напоминанием о своевременном сборе дани. Более того, Кучум стал преследовать манси и хантов (вогулов и остяков), плативших дань Москве в Пермском крае.
В 1572 г. он окончательно разорвал отношения вассальности с Москвой. [Как видим, враждебность политики Кучума по отношению к Москве особенно усилилась после набега на Москву крымского хана Девлет-Гирея в 1571-1572 г.]
В 1573 г. хан стал беспокоить захвативших Пермскую землю в собственность Строгановых. (Войско царевича Маметкула (сына Кучума, по другим сведениям его племянника) пришло на р.Чусовую.) Строгановы для охраны своих владений стали нанимать казаков.
В июле 1579 г. к ним пришли 540 чел. волжских казаков во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем и его подручными — Иваном Кольцо, Яковом Михайловым, Никитой Паном, Матвеем Мещеряком. Они прослужили два года у Строгановых, до сентября 1581 г.
В июле 1581 г. было совершено нападение около 700 чел. татар и остяков (из ханства Кучума) на Строгановские городки. Нападавшие были разбиты казаками Ермака. В связи с этим возникла идея преследовать их за Уралом, послать военную экспедицию в Зауралье, «воевать Сибирского салтана».
1 сентября 1581 г. Ермак и его товарищи, имея 840 чел. (300 ратников дали Строгановы), вооруженных пищалями и пушками, с необходимыми запасами зимней обуви, одежды, продовольствия, снабженные местными проводниками по рекам Сибири и переводчиками (толмачами) с местных языков (татарского, мансийского, хантыйского, пермяцкого), отправились на завоевание Сибирского ханства.

Поход Ермака Тимофеевича в Сибирское ханство

(1 сентября 1581 г. — 15 августа 1584 г.)

1 сентября 1581 г. начало похода [по мнению Р.Г.Скрынникова поход Ермака начался ровно на год позднее — 1 сентября 1582 г.]

1. Четыре дня отряд шел [от Нижне-Чусовского городка] на стругах вверх по р.Чусовой до устья р.Серебряной.
2. Затем два дня плыли по р.Серебряной вверх до сибирской дороги, проходившей через волок, разделявший бассейны р.Камы и Оби.
3. От Кокуя по волоку перетащили лодки в р.Жаровлю (Жеравлю).

весна 1582 г.

4. Поплыли Жаровлей, Баранчей и Тагилом в р.Туру, где начиналось татарское Тюменское (Сибирское) ханство со столицей в Чимге-Туре, перенесенной затем в XVI в. в г.Искер, на Иртыш.
5. Плывя вниз по Туре, казаки захватывали татарские городки и дважды разбили войска татар, которые панически бежали от численно меньшего русского войска, снабженного огнестрельным оружием, совершенно неизвестным татарам Сибири.
Не случайно, характеризуя причины быстрого завоевания Сибири Ермаком, русский историк С.М.Соловьев ограничивается единственной, но исчерпывающе объясняющей ситуацию фразой — «Ружье победило лук и стрелы».

лето 1582 г.

6. Перейдя из Туры на р.Тавду, отряды Ермака продолжали наводить страх на татар и стремились выяснить местонахождение главных военных сил хана Кучума. В устье Тавды разбили отряды татар.
7. Между тем, хан Кучум, поджидая подход русских казаков, укрепился в г.Искер (Сибирь) на крутом правом берегу Иртыша, в устье р.Сибирки, на косогоре, поднимающемся на 11,5 м над уровнем реки.
8. Навстречу Ермаку, который подошел уже к Тоболу, Кучум выслал войско царевича Маметкула, которое Ермак также без труда разбил в урочище Бабасан, на берегу Тобола.
9. Следующая битва произошла уже на Иртыше, где войско под руководством Кучума вновь потерпело поражение. Здесь казаки взяли городок Атик-Мурзы.

23 октября 1582 г.

10. В связи с наступлением морозов царевич Маметкул и союзные с ним остяцкие князья надеялись, что русские будут остановлены, тем более что перед Искером была устроена специальная засека, препятствующая движению противника.
11. Однако Ермак предпринял ночную атаку на позиции противника, задействовал артиллерию и в ожесточенном бою одержал победу, заставив татар бежать, бросив столичные укрепления.

зима 1582-1583 гг.

12. 26 октября 1582 г. отряды Ермака вошли в опустевшую столицу ханства, где и зазимовали. В декабре 1582 г. они подверглись неожиданному нападению татар, однако, понеся потери людьми, удержали свои позиции.

весна 1583 г.

13. Ермак вновь начал военные действия против татар и разбил отряды Маметкула окончательно в его стане на р.Вагае, а самого Маметкула взял в плен.
лето 1583 г.

14. Ермак предпринял покорение татарских поселений вдоль Иртыша и Оби. Он взял также столицу хантов Назым.

сентябрь 1583 г.

15. Возвратившись в Искер (Сибирь), Ермак дал знать о своих успехах, во-первых, Строгановым, а во-вторых, в Москву, послав Ивану IV, в качестве личного представителя атамана Ивана Кольцо с подарками (в основном, с мехами — собольими, беличьими).
В своем послании Ермак сообщал, что он победил хана Кучума, пленил его сына и главнокомандующего — царевича Маметкула, захватил столицу ханства г.Сибирь, подчинил всех его жителей в населенных пунктах по главным рекам.

ноябрь-декабрь 1583 г.

16. Царь, получив известие от Ермака в Москве, тотчас же отправил двух царских воевод — князя Семена Болховского и Ивана Глухова с 300 чел. ратников на подкрепление Ермаку с целью принять от Ермака «Сибирское ханство».
В начале декабря 1583 г. воеводы покинули Москву и направились к Строгановым, от которых должны были узнать путь до Ермака.

зима 1584 г.

17. Царские воеводы прибыли к Строгановым в Чусовские городки только в феврале 1584 г., т.е. в самый разгар зимы, и немедленно с большим трудом стали продвигаться к Иртышу, где находился Ермак, прихватив с собой еще 50 чел. ратников у Строгановых.
18. В это время в Москве спохватились, что по сути дела направили в неизвестность совершенно неподготовленных людей и что их надо задержать, пусть перезимуют у Строгановых, ибо передвигаться зимой по сибирскому бездорожью опасно.
7 января 1584 г. царь посылает Строгановым распоряжение соорудить к весне 15 стругов, с командой по 20 чел. на каждом, с запасом продовольствия, строительных материалов, одеждой, инструментов, чтобы весной переправить все это Ермаку вместе с послами.

весна-лето 1584 г.

19. Однако Болховский и Глухов уже вышли на Иртыш, куда прибыли только в конце лета, без продовольствия, оружия, без еды, без нарт и тем самым не только не смогли оказать помощь Ермаку, но и оказались еще обузой.
Когда татары увидели, что Ермак решил серьезно обосноваться в Сибири, что к нему приходят подкрепления, то это их чрезвычайно обеспокоило и активизировало их действия против Ермака.
20. Между тем силы Ермака, вынужденного непрерывно воевать в течение двух лет, истощались. Неся потери людьми, испытывая постоянно нехватку продовольствия, недостаток обуви и одежды, отряды Ермака постепенно стали терять боеспособность. Кучум же, откочевавший в недоступные для стругов Ермака верховья рек — Иртыша, Тобола и Ишима, все время пристально следил за всеми действиями и передвижениями Ермака и его дружин и старался неожиданными нападениями на части отрядов Ермака наносить им урон.
21. Вслед за уничтожением отряда Никиты Пана в Назыме (летом 1583 г.) были убиты вернувшиеся из Москвы Иван Кольцо и Яков Михайлов (март 1584 г.), а также понес большие потери, хотя и разбил кучумовский отряд, атаман Мещеряк (лето 1584 г.).

август 1584 г.

22. В ночь с 5 на 6 августа 1584 г. погиб и сам Ермак, вышедший с небольшим отрядом в 50 чел. по Иртышу и попавший в татарскую засаду. Все его люди также были перебиты. [По мнению Р.Г.Скрынникова, которое он обосновывает в указанной ниже книге, и большинства других исследователей хронология похода Ермака сдвинута на один год и, соответственно, Ермак погиб в августе 1585 года и обстоятельства гибели были несколько иными. Собственно, В.Похлебкин косвенно подтверждает эту дату приводимыми ниже фактами. Иначе трудно объяснить разрыв в целый год между гибелью Ермака и экспедицией И.Мансурова.]
23. Казаков оставалось так мало, что воевода Глухов и единственный из оставшихся в живых атаманов Матвей Мещеряк решили 15 августа 1584 г. оставить г.Сибирь и бежать по Иртышу и Оби, а затем через Уральский хребет в Россию.

Таким образом, через два года после «победоносного завоевания» Сибирь была потеряна. Там было восстановлено ханство Кучума. К этому времени умер и Иван IV, а новый царь — Федор I Иоаннович еще не знал о гибели Ермака и бегстве своих воевод из Сибири.
Не получая никаких известий из Сибири, Борис Годунов, управлявший фактически при Федоре I государственными делами, принял решение послать в ханство Кучума нового воеводу и новый военный отряд.

Вторичное завоевание Сибирского ханства

(лето 1585 г. — осень 1598 г.)

1. Летом 1585 г. в Сибирь был послан воевода Иван Мансуров с отрядом стрельцов и казаков, который встретил на р.Туре возвращавшегося из Сибири атамана Матвея Мещеряка. По другим сведениям, Мансуров не встретил Мещеряка, а придя в г.Сибирь и не застав там никого из русских, зазимовал при слиянии Иртыша с Обью, основав на правом берегу Оби Большой Обский городок (до XVIII в. именовался по хантыйски Руш-Ваш — Русский город, [по другим сведениям Обский городок просуществовал только до 1594 года]).
2. Вслед за Мансуровым из Москвы были посланы в Сибирь стрелецкие головы — Василий Сукин, Иван Мясной, Даниил Чулков с тремя сотнями ратников и с запасом огнестрельного оружия, артиллерией. Эти отряды не пошли к столице Кучума на Иртыше, а дошли вверх по Туре до бывшей татарской столицы Чимги-Тура и в устье р.Тюменки основали крепость Тюмень (1586 г.), а в устье р.Тобола — крепость Тобольск (1587 г.).
Эти крепости стали базами всего дальнейшего продвижения русских в Сибири. Занимая стратегически господствующие высоты и ключевые пункты на реках, они становились прочной военно-оборонной основой для дальнейшей колонизации края и для контроля за местным населением.
3. Тактика скоропалительных военных походов была изменена на тактику последовательного закрепления на реках путем строительства на них крепостей и оставления в этих крепостях постоянных гарнизонов.
4. Неуклонное, последовательное движение русских и закрепление гарнизонных точек проводятся в первую очередь по рекам Туре, Пышме, Тоболу, Тавде, а затем Лозьве, Пелыму, Сосьве, Таре, Кети и, конечно, Оби.
5. В 90-х годах создается следующая сеть русских крепостей:
1590 Лозьвинский городок на р.Лозьва;
1592-1593 г.Пелым на р.Тавде;
1593 г.Сургут на р.Оби;
г.Березов на р.Сосьве;
1594 г.Тара на р.Тара;
г.Обдорск на Нижней Оби;
1596 Кетский городок на р.Оби;
1596-1597 Нарымский городок на р.Кеть;
1598 Основан г.Верхотурье, в котором помещалась таможня;
Открыта официальная Бабиновская дорога в Сибирь

6. Все это вынудило Кучума, фактически вытесненного из наиболее привлекательного района Сибири, откочевать со своими ордами на юг, и, продолжая беспокоить время от времени колонизированные русскими земли, в то же время сокращать свою активность, будучи лишенным основной транспортно-водной сети и оперативного простора.
7. В то же время разработанный Борисом Годуновым новый план покорения Сибири практически исключал кровопролитные сражения и другие прямые военные действия (и потери!), заставляя противника занимать пассивно-оборонительные позиции.
8. Попытки Кучума в 90-е годы XVI в. неоднократно накопить силы и взять реванш, подвергнув нападению скопления русских сил, или взять крупную русскую крепость неизменно оканчивались поражением.
В 1591 г. Кучум был разбит воеводой Владимиром Масальским-Кольцовым.
В 1595 г. войска Кучума были обращены в бегство воеводой Доможировым.
В 1597 г. отряды Кучума безрезультатно пытались захватить крепость Тару, и
в августе 1598 г. войско Кучума было разбито наголову отрядами воеводы Андрея Матвеевича Воейкова, почти все оно было перебито, семейство захвачено в плен. Сам же хан едва спасся и позднее был убит в Ногайских степях [Дальнейшая судьба Кучума достоверно не известна: по другим сведениям бухарцы, заманив его «в Колмаки, оманом убили», по третьим — утонул в Оби].
Эта последняя битва русских войск с отрядами хана Кучума, которой завершилось ведшееся в течение двух десятилетий завоевание Сибирского ханства, позднее расписанное красочно в различных художественных романах, исторических сочинениях, отраженное в народных песнях и даже в картинах Сурикова, в действительности вовсе не носила никакого эпического, грандиозного характера и даже не имела сколь-нибудь значительных военных масштабов.
Если в завоевании Казани принимало участие русское войско в 150 тыс. чел. и в боях, а тем более в репрессиях после русской победы, погибло в общей сложности около четверти миллиона татар, чувашей, марийцев и русских, то в последней решающей битве с Кучумом за Сибирское ханство с русской стороны участвовало всего-навсего 404 чел.:
397 солдат, среди которых были литовцы (пленные, сосланные в Сибирь), казаки и замиренные татары, а в командный состав входили: 3 сына боярских (русские), 3 атамана (казацких), 1 татарский голова, т.е. 7 человек офицеров в ранге командиров рот, взводов (или сотских).
Со стороны Кучума войско тоже было не более 500 чел. и не имело никакого огнестрельного оружия.
Таким образом, в «великой битве» за завоевание Сибири с обеих сторон участвовало менее одной тысячи человек!
9. Кучуму в качестве Сибирского хана номинально наследовал его сын Али (1598-1604), который вынужден был кочевать по незаселенным, пустынным территориям Западной Сибири, не имея пристанища, и с его смертью история Сибирского татарского государства и формально и фактически прекратилась (захвачен в 1604 г., окончил жизнь в русском остроге в 1618 г., его младший брат Алтанай был пленен в 1608 г. в возрасте около 12 лет и отправлен в Москву).

В 1594 г. после долгой борьбы к России было окончательно присоединено Пелымское княжество — наиболее значительное из мансийских княжеств (известно с середины XV в., включало в себя бассейны рек Пелыма и Конды). Пелымские князья неоднократно вторгались в пределы России. Например, в 1581 г. пелымский князь Кихек захватил и сжег Соликамск, разорил слободы и деревни, увел их жителей. Дальнейшее присоединение Сибири к России протекало относительно мирно и в 1640 году русские пришли уже на берег Тихого океана.

«От Руси Древней до Империи Российской». Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.
А.Н.Радищев  «Сокращенное повествование о приобретении Сибири».
Скрынников Р.Г. «Сибирская экспедиция Ермака». Новосибирск, «Наука» Сибирское отделение, 1982.

www.rusempire.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *