Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Развитие делового туризма в россии: Развитие делового туризма в России

Содержание

Развитие делового туризма в России

Развитие делового туризма у нас в стране берет начало из советской эпохи, когда руководители колхозов ездили перенимать друг у друга опыт, а правление собственнолично посещало бригады рабочих на полях, отгоняя кожаными портфелями собак и утопая сапогами в непролазной грязи. Разумеется, времена изменились, и сегодня деловые люди бороздят просторы РФ на автомобилях, поездах и самолетах, останавливаясь в дорогих бизнес-отелях, налаживая необходимые контакты и посещая различные деловые мероприятия.

Нет ничего удивительного в том, что развитие делового туризма в России идет в наши дни полным ходом. Деловые туры являются прекрасной возможностью для развития бизнеса, укрепления доверия со стороны клиентов и партнеров. Организация обучающих курсов для клиентов, тренингов для сотрудников, экскурсий по производственным объектам для партнеров и т.д. – подобные мероприятия необходимы в современном предпринимательстве, поскольку от них зависит внутренняя и внешняя репутация компании, успех ее работы в целом.

Корпоративный туризм достиг в мире столь крупных масштабов, что влияет на развитие не только бизнеса, но и мировой экономики, даже политику в целом.

Что такое деловой туризм

Деловой туризм – это самостоятельная область туриндустрии, которая позволяет предпринимателям и их сотрудникам заниматься развитием, продвижением своего бизнеса и параллельно отдыхать некоторое время в благоприятной обстановке. Бизнес-туризм нередко обозначается английской аббревиатурой MICE, образованной от слов «meetings», «incentives», «conferences» и «exhibitions», то есть «корпоративные встречи», «поощрительные программы», «конференции» и «выставки». Эти четыре понятия и раскрывают всю суть современного делового туризма.

Бизнес-туризм включает в себя:

  • деловое общение;
  • поиск новых рынков и партнеров;
  • обмен технологиями и информацией;
  • развитие корпоративной культуры и обучение сотрудников;
  • PR-акции.

Выделяют несколько видов делового туризма:

  • корпоративные и индивидуальные бизнес-поездки;
  • поездки для участия в конференциях, съездах, выставках, семинарах, конгрессах, симпозиумах, ярмарках, презентациях, тренингах;
  • поощрительные инсентив-туры для поддержания у персонала корпоративного духа и мотивации сотрудников;
  • посещение фирм и предприятий партнеров.
Как деловой туризм развивается в России

Для многих государств туризм является весьма рентабельной сферой бизнеса. К сожалению, Россия, несмотря на весь свой потенциал, занимает в настоящее время довольно скромное место на мировом рынке индустрии путешествий. Это обусловлено недостаточным уровнем развития отечественного туризма и невниманием к данной отрасли со стороны государства. В результате и такая подотрасль, как business travel, развита у нас относительно слабо, хотя самая большая страна мира, как уверены многие эксперты, способна привлечь огромное число бизнес-туристов.

На протяжении многих лет отечественный деловой туризм ориентировался главным образом на выезд. Российские предприниматели стремились перенимать опыт у прогрессивных зарубежных коллег, однако не могли привлечь их в свою страну. К этому можно прибавить несовершенство отечественной туристской инфраструктуры, созданный западными СМИ негативный образ СССР, несоответствие расценок на наши туруслуги их качеству, сложность получения российских бизнес-виз и многие другие факторы.

О том, как развивается индустрия делового туризма в России, смотрите видео:

Это был сложный, но неизбежный период становления отечественного корпоративного туризма. Теперь данная отрасль «прижилась» и у нас в стране. Высокое качество обслуживания, к которому привыкли въезжающие в РФ деловые туристы, вынуждает российскую MICE-индустрию постоянно совершенствоваться, дабы соответствовать международным стандартам. К примеру, Москва и Санкт-Петербург, на которые приходится около 80% рынка российского делового туризма, уже мало чем отличаются в этом плане от того же Лондона, Нью-Йорка, Токио или Сеула и при этом могут впечатлить гостей своей деловой и национальной культурой. С 2014 года тройку лидеров замкнул Краснодарский край — после проведения в Сочи зимних Олимпийских игр.

Чаще всего Россию посещают бизнес-туристы из Финляндии, Китая, Германии, США, Польши, Швеции, Италии и Франции. А вот определить, какие государства являются лидерами по приему российских деловых путешественников, не представляется возможным, так как практически все наши бизнесмены выезжают за рубеж по туристическим, а не предпринимательским визам. Что касается командировок российской деловой элиты внутри своей страны, то они практически никак не отслеживаются.


  • Назад
  • Вперед

ОСОБЕННОСТИ И СПЕЦИФИКА РАЗВИТИЯ ДЕЛОВОГО ТУРИЗМА В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

В статье рассматриваются этапы зарождения делового туризма в Российской Федерации и за рубежом, изложены преимущества делового туризма, которые характеризуются стабильным ростом и устойчивостью к воздействию экономических, социальных, климатических, политических и других факторов, указывается количество международных деловых мероприятий, проведенных в Российской Федерации в 2013 году по экономическим зонам, приводится статистика российских граждан, выехавших за границу, и граждан, въехавших в Российскую Федерацию с деловыми целями, рассмотрены проблемы внутреннего и въездного делового туризма в Российской Федерации, инфраструктура делового туризма, центры конгрессно-выставочного туризма, а также состояние делового туризма в регионах мира.

Кроме того, приводятся мероприятия, способствующие развитию инфраструктуры делового туризма в Российской Федерации, рассматриваются перспективы развития делового туризма в таких регионах мира, как Европа, Ближний Восток и Азия, Американский континент.

Деловой туризм является одним из самых высокодоходных и перспективных видов туризма, характеризующихся стабильным ростом и устойчивостью к воздействию экономических, социальных, климатических, политических и других факторов. Рынок делового туризма недостаточно известен в кругах специалистов туристического бизнеса, которые занимаются традиционными массовыми направлениями [2]. Вместе с тем, деловой туризм имеет достаточно высокую обширную клиентуру, приносит крупные денежные потоки и имеет особую организацию продаж, являясь одной из наиболее рентабельных отраслей экономики. Деловой туризм занимает ведущее место в государственных программах развития экономики большинства стран и является частью комплексного плана социально-экономического развития вместе с таким экономическими секторами экономики как образование, промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение и т.

д. [8].

Индустрия делового туризма зародилась на Западе, став перспективным сектором экономики. На сегодняшний день крупнейшие зарубежные организации тратят на деловые поощрительные путешествия своих сотрудников более 1 миллиона долларов США в год. Затраты на деловые путешествия находятся в числе главных статей расходов после налогов, кадрового обеспечения, информационных технологий и средств связи, аренды и т.д., что стимулирует быстрый рост отрасли. Мировыми лидерами индустрии делового туризма выступают Соединенные Штаты Америки, Австралия, Франция, Великобритания, Германия, Австрия, Испания – на Западе, Япония, Китай и Южная Корея – на Востоке [9].

В Российской Федерации индустрия делового туризма зародилась относительно недавно и интенсивно развивается. Высокие стандарты обслуживания в данной области были обеспечены деловыми туристами, въезжающими в нашу страну и привыкшими к отличному обслуживанию в своей стране.

На сегодняшний день в Российской Федерации более двух третей рынка делового туризма находятся под влиянием следующих крупных российских и западных туристских компаний: American Express, Zelenski Corporate Travel Solutions, UniFest Travel, HRG, Carlson Wagonlit Travel, BCD Travel, Jenico Travel, «АэроКлуб Тур» и т.

п., которые предоставляют деловым путешественникам полный спектр услуг – от индивидуальных деловых путешествий до крупных выездных корпоративных мероприятий.

Кроме того, реализацией программ делового туризма занимаются такие российские туроператоры как «Капитал Тур», «Интурист», «Sodis Travel Company», «Инна Тур», совмещая данное направление с обслуживанием путешественников.

Количество международных деловых мероприятий, проведенных в Российской Федерации в 2013, представлено в табл., из данных которой следует, что наибольшее количество международных деловых мероприятий в 2013 году было проведено в Москве, второе место по количеству международных деловых мероприятий занимает Санкт-Петербург, что составило 45% и 40,8% от общего количества проведенных деловых встреч соответственно. Третье место в рейтинге занимает Краснодарский край (2,7%), что напрямую связано с организацией международных деловых мероприятий при подготовке к зимней олимпиаде в Сочи в 2014 году.

 

Таблица

Количество международных деловых мероприятий, проведенных в Российской Федерации в 2013 году по экономическим зонам [7]

The number of international business activities conducted in the Russian Federation in 2013 in different economic zones [7]

По данным Федеральной службы государственной статистики РФ в прошлом году число российских граждан, выехавших за границу с деловыми целями, составило 1,3 миллиона человек. Данный показатель увеличивается с каждый годом, что определяется ростом инвестиционной привлекательность Российской Федерации и ее активностью в развитии MICE-индустрии. Наиболее большие потоки туристов, въехавших в Российскую Федерацию с деловыми целями от общего потока, составляют следующие страны: Финляндия (21%), Китай (8%), Германия (2%), США (2%), Польша (1%), Италия (1%), Франция (1%) [9].

Точная оценка процентного соотношения деловых и неделовых поездок российских путешественников в другие страны является невозможной, так как практически все отечественные деловые туристы выезжают за границу по туристическим, а не по деловым визам. А командировки российских граждан внутри страны фактически не отслеживаются. Несмотря на это, можно утверждать, что деловой туризм охватывает все больше жителей Российской Федерации с каждый годом.

Уровень развития Российской Федерации в области делового туризма можно оценить с помощью следующего показателя: объем внутреннего рынка делового туризма оценивается специалистами на сумму 90 миллиардов в год, а по приблизительным оценкам ежегодно объемы бизнес-туризма в Российской Федерации возрастают на 20-25%.

На сегодняшний день основной проблемой внутреннего и въездного делового туризма в Российской Федерации выступает неразвитость рынка специализированных услуг. Частичное отсутствие необходимой инфраструктуры для реализации делового туризма замедляет деятельность российских профессиональных компаний в данной области, усложняет взаимодействие с международными и государственными структурами и затрудняет грамотную организацию деловых путешествий.

Мировой опыт показывает, что успешность развития туризма в большей степени зависит от восприятия этой отрасли государственными структурами, от того, насколько эффективно проведена организация делового туризма в стране и насколько она пользуется государственной поддержкой. Формирование имиджа России как страны, наиболее благоприятной для ведения бизнеса, является одним из условий развития въездного делового туризма в будущем.

При создании инфраструктуры въездного делового туризма в Российской Федерации в последние годы предпринимаются определенные шаги. В Москве и областных центрах создаются конгрессные и конвеншн-бюро, выставочные организации, строится большое количество бизнес-центров и бизнес-отелей, расширяются календари проведения конгрессов, семинаров, симпозиумов, форумов и других деловых мероприятий, что объясняется тенденцией превращения делового туризма в одну из самых высокодоходных отраслей мировой туристской индустрии.

Около половины всех зарубежных гостей Москвы приходится на деловых туристов. Количество международных контактов, которые связывают Российскую Федерацию с другими странами, находится в постоянном росте. Поэтому стоит еще раз отметить, что приоритетным развитием гостиничного бизнеса в нашей стране считается строительство комфортабельных, удобно расположенных бизнес-отелей. В крупных культурных и промышленных центрах, таких как Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Архангельск, Екатеринбург, Тольятти, Самара, Иркутск, Мурманск, Владивосток, Сочи и других городах постоянно увеличивается количество отелей, оснащенных всеми необходимыми средствами для делового туризма, а устаревшие отели модернизируются с учетом запросов бизнесменов [10].

Намного хуже обстоит ситуация с инфраструктурой делового туризма в регионах России. Практически пришла в негодность туристская инфраструктура Средней полосы России, на Урале, Закавказье и Дальнем Востоке существует разве что въездной туризм, привлеченный так называемой «русской экзотикой». Стоимость транспортных услуг также не составляет конкуренцию другим странам. В сфере связи и телекоммуникаций многие регионы находятся далеко не в лучшем положении: при проведении делового мероприятия в российской глубинке можно столкнуться со множеством проблем, например, отсутствием компьютеров, интернета и мобильной связи, подходящего зала для мероприятия. Еще одной проблемой в сфере организации делового туризма является то, что лишь малая часть российских организаций может позволить себе дорогостоящие корпоративные выезды, поэтому чаще всего для сотрудников организовываются одновременные деловые поездки в страны, где находятся основные партнеры предприятия.

Деловой туризм в Российской Федерации напрямую зависит от развития внутреннего туризма, поэтому государство должно быть заинтересовано в его развитии. Кроме того, в связи с выходом российского бизнеса на высокие рыночные ниши все чаще возникает необходимость деловых, культурных и научных связей. Поэтому деловой туризм, как одна из ведущих отраслей экономики России, должен быть направлен на расширение сферы деловых контактов, развитие экономического потенциала России и ее интеграцию в мировое сообщество.

Конечно, трудно утверждать, что Российская Федерация сможет получать от туризма доходы, сопоставимые с доходами от туризма, например, европейских стран. В то же время необходимо еще раз отметить, что возможности для развития туризма в России огромны, но, тем не менее, в значительной степени не использованы.

До недавнего времени туристская индустрия рассматривалась в России как второстепенная отрасль, ее состояние без эффективного участия государства привело к тому, что наша страна выступает в качестве поставщика туристов за границу, что в свою очередь, ведет к оттоку за рубеж крупных денежных средств при одновременном снижении доходов от въездного туризма. Одним из основных факторов, повлиявших на рост выездного потока, является огромный отложенный спрос на путешествия за рубеж. В настоящее время высока доля прибытия туристов из тех стран, которые не являются активными участниками при движении туристических денежных потоков (например, Финляндия, Швеция, Польша, Китай), в то же время доля прибытий из стран, которые могут приносить валютный доход (Великобритания, Франция, Италия, Япония, Германия, США), незначительна [10].

Следует отметить, что число поездок со служебными целями из стран вне СНГ стабильно уже на протяжении восьми лет. Также необходимо уделить внимание тому факту, что процедура получения российской деловой визы является сложной, поэтому большинству путешественников, приезжающих в нашу страну с деловыми целями, приходится оформлять туристическую визу и указывать в качестве цели пребывания либо туризм, либо частную поездку.

Неразвитость туристской инфраструктуры, неудобный визовый режим, а также несоответствие цены качеству являются главными факторами, которые формируют негативный образ Российской Федерации как страны и сдерживают прибытие иностранных туристов из стран дальнего зарубежья.

Поэтому необходимо рассмотреть роль российских центров бизнес-туризма, Москвы и Санкт-Петербурга, в развитии индустрии рассматриваемого вида туризма. На сегодняшний день около 80% рынка делового туризма приходится именно на Москву и Санкт-Петербург, соответственно, участники рынка делового туризма – туристские фирмы и их клиенты − сосредотачивают свое внимание в основном в наших двух столицах. Выгоды от организации и проведения крупных деловых мероприятий очевидны для гостиниц, транспортных компаний и для государства в целом. Как было сказано ранее, наиболее развивающимся видом делового туризма выступает выставочно-конгрессный туризм, который вносит значительный вклад в национальный доход от туризма в любых странах.

Быстрые темпы развития делового туризма обусловлены его значительной эффективностью, так как ни один из существующих видов туристской деятельности не обладает таким же мультипликативным воздействием как деловой туризм – и на туристическую сферу, и на экономику региона в целом.

В настоящее время деловой туризм активно развивается в 120 странах мира. Каждый год в мире совершается свыше 100 миллионов деловых поездок, и их территориальное распределение крайне неравномерно. Значительная часть деловых туристов направляется на европейский континент. В структуре деловых посещений в Европу преобладают командировки, конгрессно-выставочные туры, поездки ярмарки, съезды, инсентив-туры для работников организаций.

Занимая лидирующее место в мире по числу прибытий, Европа, несмотря на это, постепенно теряет лидерство в данной области туристского рынка, а по темпам роста рынка делового туризма Европа начинает отставать от других регионов мира [6].

Основным «поставщиком» деловых туристов в Европе выступает Германия. Каждый год свыше пяти миллионов немцев отправляются в командировки, из них 3% выезжают за границу, 21% занимаются как  внутренним, так и выездным туризмом, а 76% путешествуют со служебными целями по Германии. Как правило, при деловом туризме средняя продолжительность служебной командировки составляет 12-13 дней в страны, расположенные на другом континенте, внутри региона − 5-6 дней, по стране проживания − 3-4 дня.

Также, среди европейских государств, которые постоянно принимают потоки деловых туристов, выделяют помимо Германии Великобританию, Францию, Нидерланды, Италию, Швецию, Швейцарию. Особое место занимает Бельгия с ее главным городом − Брюсселем, являющимся столицей Европейского Союза. В Бельгии и во Франции каждое десятое прибытие осуществляется со служебными целями.

Крупные деловые мероприятия, как правило, проходят не в столицах, а в регионах: Шанхае (Китай), Ванкувере (Канада), Франкфурте-на-Майне (Германия). Странами-лидерами делового туризма на сегодняшний день являются следующие: США, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Испания. Все более важную роль начинает играть Китай, который в будущем по прогнозам экспертов будет входить в десятку сильнейших стран в области делового туризма [5].

Быстрыми темпами развивается деловой туризм на американском континенте. Каждая восьмая поездка совершается с бизнес-целями. Основной поток деловых путешественников направляется в США, Канаду и Мексику, которые являются лидерами на Западе на всех сегментах туристского рынка. В перечисленных странах в первой половине 90-х гг. 20 века число деловых поездок неуклонно росло, но различными темпами. В Соединенных Штатах Америки динамика деловых поездок соответствовала общим темпам развития международного туризма. В Канаде же объемы делового туризма росли медленнее, чем количество прибытий с целью отдыха. В Мексике темпы роста деловых поездок во много раз превышали показатель туристских посещений в целом.

Поток деловых туристов растет и в Латинской Америке. Вместе с подъемом экономики, расширением и укреплением коммерческих связей страны данного региона укрепили свои позиции на рынке делового туризма. Увеличивается число туристов, приезжающих со служебными целями, например, в Парагвай, Коста-Рику, Гватемалу. В Перу в первой половине в 90-х гг. 20 века количество прибытий росло огромными темпами, но с очень низкого стартового уровня, поэтому число приездов с деловыми целями в данную страну по-прежнему остается незначительным.

В Юго-Восточной Азии в первой половине 1990-х гг. увеличивалось число деловых поездок, что определяло общую динамику туристских прибытий. В 1995 году каждая 5-я поездка в регионе являлась деловой. Треть деловых прибытий приходилась на Гонконг, Сингапур и Тайвань. В Гонконге число деловых поездок в первой половине 90-х гг. 20 века выросло вдвое, перевалив за 3 миллиона. Данная положительная тенденция была прервана в 1997 году, когда Гонконг перешел под юрисдикцию Китая. В первое время после перехода, в июле-сентябре 1997 года, число туристских прибытий, в том числе со служебными целями, сократилось более чем на 30% по сравнению с показателями предшествующего года. При этом сильно снизился процент загрузки отелей [3].

Бум делового туризма в середине 1990-х гг. 20 века произошел в Индонезии, которая показывала наиболее высокие темпы роста прибытия деловых туристов в регион, а к концу 90-х гг. по числу деловых поездок опередила Тайвань и Сингапур. Тенденция снижения эффективности делового туризма произошла после финансового кризиса, который случился в Юго-Восточной Азии. Упал курс национальной валюты, затем последовали экономический и политический кризисы. Массовые беспорядки, которые охватили столицу Индонезии – Джакарту, и угроза беспорядков привели к прекращению деловых связей и оттоку деловых людей из страны [1].

На Ближнем Востоке и в Африке деловой туризм развивается неравномерно. Динамика прибытий зависит, прежде всего, от политической ситуации в стране. Начало 90-х гг. 20 века во многом было спокойным как в Африке, так и на Ближнем Востоке, где набирало силу движение за мир. По мере улучшения положения увеличивалась и деловая активность, но в последние годы политическая обстановка является крайне нестабильной, что ведет за собой спад всех видов туризма, в том числе и делового. На африканском континенте довольно высокие темпы роста делового туризма были замечены в Зимбабве, Республике Конго и Эфиопии. По прибытиям деловых туристов в абсолютном выражении лидировали Египет, Марокко и ЮАР. На Ближнем Востоке основные потоки были направлены в Саудовскую Аравию, а также в Иорданию и Израиль. На сегодняшний день перспектив развития делового туризма на Ближнем Востоке и в Африке не наблюдается.

Сегмент рынка делового туризма имеет важное значение в мировой туристической структуре. Около 60% процентов мирового туристского оборота приходится на деловой туризм. Во всем мире от 55% до 60% мест в отелях заполняется за счет размещения деловых туристов. Данный динамично развивающийся рынок обеспечивает ежегодно 720 миллионов деловых поездок и около 819 миллиардов долларов США финансового оборота.

В структуре мирового делового туризма лидируют индивидуальные деловые поездки (70,8%). Далее – поездки на семинары и конференции (12,6%) и посещение выставок (10,9%). Инсентив-туризм и конгрессные туры занимают приблизительно по 3%. В мировом туристическом потоке доля деловых туристов составляет примерно 20-25% [4].

В мире растет интерес к форумам, конференциям, симпозиумам, совещаниям, семинарам, а также выставкам и ярмаркам, поэтому, несмотря на рост популярности азиатско-тихоокеанского направления, основной объем конгресс-туров приходится на Европу. В Европе имеется богатая традиция проведения мероприятий данного вида, кроме того, на европейском континенте сосредоточены лучшие профессиональные кадры. Если в 30-х гг. 20 века ежегодно проводилось около двухсот международных конгрессов, то на сегодняшний день их число превысило 9000 в год. Первые позиции по числу международных совещаний и симпозиумов прочно занимают Франция, Великобритания, а Германия известна проведением выставок и ярмарок, популярность которых объясняется повышенным спросом на инвестиционную продукцию, положительной конъюнктурой в большинстве отраслей экономики и развитой инфраструктурой Германии. Ежегодно в Дюссельдорфе, который считается одним из центров мировой моды, проходят выставки-ярмарки одежды и аксессуаров. В это время в Дюссельдорф съезжаются деловые путешественники – кутюрье из разных стран мира. В другом городе Германии, Берлине, из года в год проводится Берлинский Международный кинофестиваль – один из самых важных в Европе, который посещают многочисленное количество известных деятелей киноискусства из разных стран.

Крупнейшими центрами конгрессно-выставочной деятельности в Европе выступают: Париж, Барселона, Амстердам, Вена, Брюссель, Копенгаген, Лондон, Женева, Мадрид, Страсбург. Также, ежегодно деловые лица приезжают в Давос (Швейцария), где проходят форумы по обсуждению актуальных вопросов развития мирового хозяйства [4]. Вышеперечисленные города располагают широкими возможностями для организации досуга иностранных гостей, имея отличную материально техническую базу.

Ежегодно в ноябре в Лондоне проходит Всемирная туристская выставка – престижная профессиональная выставка, которая своей целью имеет установление прямых контактов между специалистами по туризму из разных стран.

Далеко за пределами Италии известна Международная туристская биржа в Милане. По числу выставляемых экспонентов она соперничает с Лондонской и Мадридской биржами, а по стендовой площади уступает только ярмарке в Берлине. На Миланскую туристскую биржу съезжаются специалисты туристского бизнеса со всего мира. Также стоит отметить, что в пятерку самых крупных туристских ярмарок входит и Московская международная выставка «Путешествия и туризм» (МIТТ).

Тенденция роста делового туризма является очевидной. По мнению зарубежных экспертов к 2020 году количество международных деловых поездок возрастет в три раза − с 564 миллионов до 1,6 миллиардов, при этом оборот сектора делового туризма увеличится в пять раз − с 400 миллиардов до 2 триллионов долларов США. По информации американской организации «Круглый стол делового туризма» увеличение оборота в данной сфере на один миллиард долларов США приведет к созданию ста тысяч рабочих мест.

Таким образом, индустрия делового туризма зародилась на Западе, став одним из перспективных сектором экономики. Среди особенностей состояния и развития российского делового туризма можно выделить проблему неразвитости рынка внутреннего и въездного делового туризма и специализированных услуг в данном виде туризма, что усложняет взаимодействие с государственными и международными структурами, поэтому деловой туризм, как одна из ведущих отраслей экономики России, должен быть направлен на расширение сферы деловых контактов и развитие экономического потенциала России. Быстрыми темпами развивается деловой туризм на европейском и американском континентах за счет огромного количества поездок с бизнес-целями – участием в конгрессах, выставках, ярмарках, съездах, симпозиумах.

Деловой туризм в России

География делового туризма и непосредственно само направление – бизнес туризм в России ещё не достаточно исследованы, чтобы делать выводы любого характера об этой отрасли в целом. Индустрии предстоит активное развитие. Но и сейчас её бизнес-ниша всё чаще показывает более успешный опыт привлечения внимания международных и отечественных компаний именно к поездкам делового характера в регионы Российской Федерации.


О внутреннем и въездном туризме России

Растущая популярность поездок разного характера и назначения, по всем направлениям внутри огромной территории Российской Федерации, иногда ложится на плечи небольших компаний-туроператоров. Относительная новизна явления вполне логично подсказывает обращаться к исполнителям, способным покрыть более широкий сегмент требований, чем обычные бронирования билетов и номеров в отелях разных городов.

Разница в предложениях для зарубежных фирм и наших соотечественников существенна и не подразумевает идентичности в планировании, реализации плана мероприятий.

Гражданам РФ передвижение по регионам нашего государства не затруднительно с точки зрения требований к наличию дополнительной разрешительной документации, регистраций и прочих бюрократических положений. Соблюдение учётного регламента – обязанность представителей других стран.


Туризм в сфере бизнеса и рабочие визиты для россиян

Действие паспорта гражданина РФ существенно упрощает коммуникации и передвижение по всей территории страны. Как следствие – запланированную экономическую, изыскательскую и иную профессиональную деятельность. Ограничений по выбору маршрутов, площадок для проведения мероприятий, гостиниц, и прочих основополагающих элементов общей картины туризма коммерческого направления нет.


  • обмен информацией
  • участие в семинарах
  • торгово-промышленных конгрессах или саммитах
  • обучение персонала
  • повышение квалификации
  • выставки
  • другое

Внутренние деловые поездки в любой из городов РФ могут состояться с разными целями и в рамках большого числа мероприятий. От Владивостока до Калининграда, с возможностью обеспечить рабочую и культурную программы, лучшие условия пребывания, трансферов – от проката автомобилей любого класса до заказа личных самолетов.

Деловой туризм и транспорт – основа успеха каждой поездки. Сообщение между городами-миллионниками и по всей стране обеспечено достаточным числом вариантов, чтобы выбрать наиболее разумный и по времени, и финансово. Самым популярным по-прежнему остаются авиа-маршруты, спрос на билеты бизнес-класса, несмотря на их высокую цену, не всегда может быть удовлетворен.

Решение. Поиск вариантов и управление любым из существующих предложений в сфере делового туризма в РФ может осуществляться через личного менеджера ГК Аэроклуб и онлайн. Услуга доступна владельцам корпоративного аккаунта в системе TIME, созданной силами специалистов Департамента по разработке программного обеспечения. В любой момент вы можете внести изменения в программу визита и дополнительно получить доступ к сервису аналитики и отчетности о завершенном событии.

TIME – это бронирование гостиниц со скидками до 30%, заказ специального обслуживания, полный доступ к информации о новых проектах

  • интеграция с финансовыми системами
  • оптимизация бюджетов поездки
  • показ структуры расходов
  • полная защита персональных данных

Business-туризм всегда требует оценки результатов после каждого завершенного мероприятия. В сегменте B2B аналитическая работа является приоритетно важной, позволяя компании выстраивать дальнейший план организации событий, приглашений партнеров или командирования сотрудников в другие регионы, страны.


Бизнес-визиты в Россию для иностранных компаний

Отдельно стоит упомянуть резонный интерес зарубежных коллег и бизнес-партнеров к возможности организации инсентив-туров для сотрудников международных компаний. Выбор предложений для укрепления корпоративной культуры огромен. От суровых, но бесконечно щедрых северных условий, до загадок Алтайского края и комфортного юга России – курортов Крыма и Краснодарского региона.

Индустрия коммерческого туризма и визиты деловых зарубежных партнеров в регионы, богатые месторождениями драгоценных и полудрагоценных камней, металлов, природных ископаемых и других ресурсов России в настоящее время претерпевает позитивные изменения. Привлекаются новые инвестиции, внедряются технологии в сфере туризма, общение коллег проходит на высочайшем уровне. Темпы интеграции этого направления в международный бизнес туризм показывают уверенное конструктивное стратегическое развитие.

В каком бы статусе ни происходили планирование и организация деловых поездок, для всех иностранных партнеров нужна соответствующая цели посещения виза.


Категории въездных документов

На территории России действуют четыре наиболее востребованных типа виз

  • Деловая
  • Рабочая
  • Туристическая
  • Частная

Подробную информацию обо всех процессах оформления и порядке сбора, предоставления требуемых пакетов документов для въезда в Россию по одной из многочисленных программ делового туризма можно прочитать >>>здесь

Корпоративное партнерство ГК Аэроклуб и ФГУП «Паспортно-визовый центр» ФМС РФ предусматривает активное и легальное содействие на всех этапах получения требуемого типа визы для ваших иностранных коллег. Также мы оказываем услуги по многим иным вопросам


Оформление

выездных виз

приглашений на визу для иностранных граждан

разрешений на работу


Консультирование

по вопросам миграционного законодательства

информационно-техническая поддержка


Особенности делового туризма России

Руководство компаний, топ-менеджмент, стратегические партнеры и важные приглашенные персоны нуждаются в особом обслуживании. И чаще прочих, от исполнителя, несущего ответственность за реализацию всей программы коммерческого туризма, заказчики ждут оперативных действий и привлечения дополнительных ресурсов в нестандартных ситуациях:


  • Продлить срок визита
  • Внесение срочных изменений в деловое расписание
  • Перестройка маршрутов
  • Выполнение поручений, не предусмотренных в утвержденном плане
  • Привлечение временного персонала
  • Срочное предоставление личного авиа-транспорта

Деловой туризм подразумевает и предоставление услуг переводчиков. Активное профильное общение является одним из факторов успеха встречи. В зависимости от состава делегации, степени сложности перевода, формата события клиентам ГК Аэроклуб гарантировано предоставление опытных переводчиков, знакомых непосредственно с тематикой вашего продукта.

Особым, наиважнейшим пунктов для представителей элиты бизнеса среди прочих требований является гарантированное неразглашение информации о передвижениях, событиях, планах, сроках визита коллег – иностранных и российских. Услуги на уровне мировых стандартов.

ГК Аэроклуб более 20 лет работает на отечественной и мировой арене business-туризма. Мы официально представляем интересы глобальной международной сети BCD Travel. Эксклюзивное партнерство с Travel Management Company и аккредитация в IATA (Международная Ассоциация Авиаперевозчиков) подтверждает высокий уровень профессионализма, конфиденциальности.

Деловой туризм в России способен предоставить намного больше возможностей для укрепления связей, образования новых отношений и начала выгодного сотрудничества в самых разных сферах – экономики, торговли, производства, разработок новых технологий и других областях.
Наша служба поддержки работает в режиме 24/7 и всегда готова оказать консультацию или помощь по любому возникшему вопросу.

Какую выгоду приносит регионам деловой туризм

Для бизнес-туристов важно удобно расположиться в гостях. / Донат Сорокин/ТАСС

Говоря о развитии делового туризма, специалисты отмечают ряд его преимуществ. Так, деловые поездки и различного рода бизнес-программы не зависят от сезона: люди ездят по делам в любую погоду. Если речь идет о выставках, крупных конференциях и прочих мероприятиях, то они планируются заранее, что обеспечивает прогнозируемость и гарантирует стабильный доход индустрии гостеприимства. Кроме того, это мероприятия с приличной доходностью, поскольку основной пакет услуг оплачивается компанией — заказчиком таких поездок. Тренд последнего времени — комбинированные мероприятия, сочетающие в себе, например, конференцию и экскурсионные программы, так что заработать могут и объекты показа, и производители местных брендов. Есть экспертные оценки, по которым доход от делового туризма превышает 60 процентов от всего, что зарабатывается на гостях по всем направлениям.

— В конкретных цифрах пощупать деловой туризм сложно. Это и гостиницы, и рестораны, и организации, обеспечивающие досуг, и продажа сувениров. Вычленить доходность деловых миссий из общего турпотока не так просто, — поясняет директор Агентства развития бизнеса Рязанской области Устин Богачев. — Конечно, это выгодно предпринимателям, специализирующимся на индустрии гостеприимства. Кроме того, развитие делового туризма — это стимул для появления в регионе новых бизнес-контентов, связанных с организаций этих мероприятий, той же выставочной деятельности. Но есть здесь и нематериальный аспект. Чем больше визитов деловых людей в регион, тем больше узнаваемость региона. Здесь вообще все завязано на развитии экономики. Чем динамичнее развивается экономика, тем выше деловая активность, тем больше подстегивается развитие этого направления туризма.

По мнению Устина Богачева, деловой туризм сегодня на подъеме. Деловые люди приезжают в регион с разными целями. Нынешняя непростая ситуация активизирует процессы обмена опытом, изучения лучших практик, обсуждения похожих проблем, когда собираются коллеги из нескольких регионов. Стало больше и бизнес-миссий по изучению конкретных предложений. Так, Рязань недавно посетила большая делегация из Мордовии с целью изучения сложного производства. Были визиты предпринимателей, заинтересовавшихся предложениями сотрудничества, из соседних стран: Казахстана, Узбекистана, — где рязанцы открыли свои шоурумы. И конечно, проведение крупных федеральных мероприятий, собирающих как представителей властных структур различного уровня, так и бизнес-сообщества.

К слову, чтобы заполучить такое мероприятие, в регионе должны быть удобные современные площадки для их проведения. Не менее важна развитая туристская инфраструктура — это и транспортная доступность, и места для размещения гостей различных категорий в достаточном количестве. Свою роль играет также наличие точки притяжения: исторической составляющей места проведения или, например, уникальной природы.

Тренд последнего времени — комбинированные мероприятия, сочетающие в себе конференцию и экскурсионные программы

К примеру, Тульская область ежегодно становится площадкой для проведения масштабных российских и международных мероприятий. Так, в начале июня в Туле состоялся XIX Металлургический саммит «Русская Сталь: стратегия роста», с 27 июня по 7 июля пройдет Х Международный молодежный промышленный форум «Инженеры будущего».

— Тульская область — регион с богатым промышленным наследием и стабильной диверсифицированной экономикой сегодня. При этом в регионе развита туристическая инфраструктура разного формата — от больших сетевых городских отелей до загородных баз отдыха. Поэтому сектор делового туризма в Тульской области представлен в двух направлениях: размещение специалистов, приезжающих в регион для работы на современных промышленных предприятиях, и корпоративные выезды смешанного формата крупных российских компаний, — пояснили в региональном комитете по туризму. — В регионе реализуется комплексный подход к развитию территорий, создаются новые площадки для проведения деловых мероприятий в новых форматах, например в творческом индустриальном кластере «Октава», военно-патриотическом парке «Патриот-Тула», федеральных музеях, оснащенных современными техническими средствами.

В соседней Калужской области инфраструктуру, которая позволяет принимать большие форумы и мероприятия, начали развивать еще раньше. С 2006 по 2019 год, когда здесь был инвестиционный бум, проводились двухдневные международные форумы «ФармЭволюция» и «Автоэволюция», включающие деловую программу, а также экскурсии на предприятия. В это же время в Калуге было построено множество отелей, в том числе сетевых — «Шератон», «Хилтон», «Бест Вестерн», Sk Royal и так далее. Все они располагают конференц-залами для проведения конференций, форумов и тому подобных крупных мероприятий. Сегодня здесь, как пояснил заместитель министра внутренней политики и массовых коммуникаций Калужской области Илья Зенов, достойных площадок достаточно. Появились и новые, не связанные с отелями, например многофункциональная площадка областного Инновационного культурного центра. И все же от проведения названных международных форумов, похоже, приходится отказаться.

— Мы проводили и проводим форумы не ради «иностранных гостей». Площадки всероссийских и областных мероприятий продолжают работать, приносить пользу стране и региону. Не так давно у нас собрался большой форум — Акселератор по промышленному туризму. Приехали коллеги со всей страны. После него началась разработка методологии развития промтуризма в России под руководством АСИ. На прошлой неделе завершился Всероссийский форум студентов-медиков, собравший более 700 молодых ученых, студентов, медиков-практиков. В июне планируется форум архитекторов со всей России, — пояснил Илья Зенов.

Не отказываются от проведения традиционных Дней международного бизнеса в Рязани. Ежегодно этот форум становится ключевым событием в экономике региона.

— Ситуация действительно изменилась, — отметил Устин Богачев. — Да, сегодня не стоит ждать гостей из Европы и ряда стран. Но мы не стали ничего отменять. Программу и планы пересмотрели довольно быстро. Посмотрели в другую сторону, и у нас есть понимание, кого приглашать. Это Казахстан, Узбекистан, Индия, Африка. Они уже подтвердили готовность приехать в Рязань.

3.1 Проблемы развития делового туризма в России. Деловой туризм в России

Деловой туризм в России

курсовая работа

Понятие деловой туризм даже по международным меркам достаточно новое. Его создали американцы. Основной бум делового туризма пришелся на 1940-е годы, когда начали часто летать самолеты из Америки в Европу и наоборот. В мировом туристическом бизнесе понятие бизнес-туризм применительно к новому высокодоходному сегменту туриндустрии появилось в конце 1970-х — начале 1980-х гг. [3]

В нашей стране развитие делового туризма началось в середине 1990-х гг., но еще до сих пор этот сегмент туристического рынка окончательно не сформировался и продолжает развиваться. В январе 2003 года создана Ассоциация Делового Туризма как независимая неправительственная организация. Ее цель — объединение фирм, организаций, компаний, учебных заведений, профессиональных изданий, являющихся субъектами рынка делового туризма и индустрии MICE в России.

Миссия — развивать деловую инфраструктуру Москвы и России в целом и привносить на российский рынок основные положения Международной концепции индустрии MICE, которые уже приняты на Западе.

Главная проблема делового туризма России — это отели, а поскольку почти все гостиницы, располагающие уровнем комфорта самого высокого класса, находятся в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, то, соответственно, основные участники рынка делового туризма: турфирмы, и их клиенты, сосредоточены в этих городах. Большинство же гостиниц на периферии не соответствуют по уровню комфорта даже одной звезде согласно требованиям действующих стандартов.

Число фирм, специализирующихся на предоставлении полного комплекса услуг путешествующим бизнесменам сравнительно невелико — около 15-20 компаний. Это, во-первых, представительства западных сетевых корпораций, таких как American Express Travel Services, Carlson Wagonlit Travel, Rosenbluth International, BTI Russia. Во-вторых, собственно операторы по деловому туризму — «Аэро Клуб», Andrews Travel House, Infinity Travel, UTS, Aerotour, группа компаний «Конкорд», «МОСКО», «Эпик Тревел», «Элиос Тревел» и некоторые другие. В последнее время собственные отделы для обслуживания бизнесменов и корпоративных клиентов стали формировать крупные компании, основная деятельность которых связана с организацией отдыха.

К компаниям, работающим в секторе делового туризма предъявляются два основных требования — широкий спектр предлагаемых услуг и профессиональная оптимизация расходов заказчика. Согласно статистике ВТО, уровень расходов туристов-бизнесменов в среднем в три раза превышает расходы среднестатистического тура на отдых. Принято считать, что заказчик деловой поездки ни в чем себе не отказывает и предпочитает бронировать все услуги, по максимуму. В то же время, цена является одним из главныхфакторов при покупке бизнес-тура. В целом считается, что при профессиональном подходе турфирма, специализирующаяся на деловых поездках, может на 20-25% снизить расходы своего клиента, связанные с организацией путешествий.

Для организации деловых встреч наиболее приемлемы трех-, четырехзвездочные гостиницы с грамотным менеджментом. В основу специализации гостиничных предприятий должны быть положены целевые сегменты рынка. Этот принцип очень важен при создании и управлении комплексом услуг гостиниц делового назначения.

Еще одной проблемой развития российских региональных гостиниц делового назначения является отсутствие широкого спектра дополнительных услуг. Пока под деловым туризмом в России подразумевают лишь обслуживание деловых поездок и деловых мероприятий, забывая об услугах по оздоровлению, услугах, обеспечивающих возможность совершать деловые поездки с семьей и т.п.

Данная проблема усугубляется и тем, что в удаленных от центра России городах зачастую вообще отсутствуют развлекательные и оздоровительные центры, где можно получить приемлемые по качеству сервиса услуги.

Немаловажным отрицательным фактором является отсутствие соответствующей статистики. В России подсчет деловых туристов ведётся на основе информации заграничных источников.

Объем рынка делового туризма в России, по экспертным оценкам, в 2007 году составил порядка $60 -80 млн. В 2008-м ожидается как минимум 25-процентный рост объемов сегмента, а в 2009 году рынок может увеличиться вдвое. Этот вид туризма становится все более популярным в мире. Причем в последнее время и аналитики, и операторы говорят о резком скачке спроса.

деловой туризм россия

Делись добром 😉

Внутренний туризм в России

1.4 Проблемы и перспективы развития внутреннего туризма в России

Российский рынок туризма составляет пока около 2-3% мирового, но развивается и будет развиваться в 3-4 раза большими темпами с приростом оборота около 2-3 млрд. долл. в год…

Деловой туризм в России

ГЛАВА 2. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДЕЛОВОГО ТУРИЗМА В РОССИИ

Деловой туризм в России

2.2 Перспективы развития делового туризма в России

В перспективе развития делового туризма в Российской Федерации выделяют следующие: [7] — создание современного высокоэффективного и конкурентоспособного туристского комплекса…

Деловой туризм в России

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ДЕЛОВОГО ТУРИЗМА В РОССИИ

Индустрия социально-культурного сервиса и туризма: сущность, проблемы и перспективы

2.
2 Проблемы развития туризма в России

Недостатки, тормозящие развитие въездного и внутреннего туризма: нестабильность внутренней политики; несоответствие дорожно-транспортной инфраструктуры международным стандартам. Мало строится и реконструируется старых аэропортов…

Особенности делового туризма в Молдове

3. Проблемы и перспективы развития делового туризма в Молдове

Что делает Республика Молдова при отсутствии мировых легенд, курортных зон и прямого выхода к морю для того, чтобы привлечь того самого ищущего впечатлений иностранца? 1…

Проблемы и перспективы развития культурного туризма

2 Проблемы развития культурного туризма в России

Развитие горнолыжного туризма в Пермском крае

2.2 Проблемы и перспективы развития горнолыжного туризма в России

Современное развитие туризма в России характеризуется наличием глубоких противоречий в его организационной структуре, в направленности развития, в состоянии качественных и количественных характеристик. С одной стороны…

Развития велосипедного туризма в Пскове и Псковской области (на примере Бюро путешествий «Континент»)

1.3 Проблемы и перспективы развития велосипедного туризма в России

Сегодня велотуризм находится в достаточно трудной ситуации, которая характеризуется следующими чертами: — стихийность. Походы организуются самостоятельно и нигде не регистрируются; — отсутствие преемственности поколений…

Система организации делового туризма в Москве

1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ДЕЛОВОГО ТУРИЗМА В РОССИИ

Система организации делового туризма в Москве

1.2 Анализ состояния и проблемы развития делового туризма в России

Рынок делового туризма в России в качестве бизнеса существует недавно — речь идет только о последнем десятилетии, и сейчас находится в стадии становления. Емкость российского рынка деловых поездок в 2006г. оценивалась в 860 млн…

Создание туристской фирмы «Азур»

2.1. Основные проблемы развития туризма в России.

Россия, обладая колоссальным туристским потенциалом, за-нимает весьма скромное место на мировом рынке туристских услуг. На ее долю приходится 1,5 % мирового туристского по-тока…

Состояние и перспективы развития делового туризма для инострацев в Ростовской области

1.3. Проблемы и перспективы развития делового туризма в Ростовской области

На рынке делового туризма встречаются множество проблем, от передела рынка крупными туристскими компаниями до отсутствия четкой статистической информации…

Тенденции, проблемы и перспективы развития яхтенного туризма в России

2. Проблемы развития яхтенного туризма в России

За последние 12-15 лет Россияне реализовали множество вариантов рекреации. Путешествуя по миру, люди получили возможность сравнивать. Не удивительно, что практически все стали предъявлять повышенные требования к различным вариантам отдыха…

Формирование туристской привлекательности местности, региона на примере Вологодской области, Вашкинского района

1.
4 Проблемы развития туризма в России

Сегодняшнее состояние Российской туристской отрасли можно определить как «состояние неустойчивого равновесия». Не секрет, что нынешний турбизнес существует как «полутеневой»…

Основные проблемы развития сферы делового туризма в России

Активное развитие экономики и ее реструктуризация привело к стабильному росту высоко доходных и перспективных направлений туристической деятельности. К числу таких направлений можно отнести деловой туризм и деловые путешествия, совершаемые как по России, так и за рубеж. Рынок делового туризма в настоящий момент находится на стадии активного формирования, т.е. в стадии активного роста. Особенно активно в настоящий момент развивается сегмент внутреннего делового туризма, что связано со структурными изменениями в экономике Российской Федерации. Так за последние 5 лет в системе делового туризма общий поток денежных средств увеличился в 3 раза и к настоящему моменту по некоторым оценкам составляет около 1,2 млрд. долларов в год. Поэтому можно считать, что деловой туризм в настоящий момент является частью социально-экономической системы развития страны, становясь в один ряд с такими отраслями экономики как образование, здравоохранение и сельское хозяйство. В России индустрия делового туризма находится в фазе формирования стандартов обслуживания деловых путешественников, где наибольшее влияние оказывают такие крупные игроки туристического рынка как «Капитал Тур», «Sodis Travel Company», «АэроКлуб Тур». К числу основных лидеров делового туризма в России относится Москва и Санкт-Петербург, на третьем месте находится Краснодарский край, далее следуют Воронежская, Нижегородская и Свердловская области [2].

Существует ряд проблем внутреннего делового туризма, которые сдерживают развитие рынка специализированных услуг [1]. В большинстве регионах отсутствует необходимая инфраструктура для проведения деловых встреч и бизнес-конференций. Поэтому происходит высокая концентрация деловой активности в двух основных городах в Москве и Санкт-Петербурге. В регионах же деловые встречи сопровождаются экскурсиями и бизнес путешествиям по историческим и культурным достопримечательностям. Хотя вся туристическая инфраструктура развита слабо и многие культурные объекты в настоящий момент только восстанавливаются, это относится как к центральной России, так и к районам Закавказья и Урала. В следствии слабо развитой инфраструктуры туризма, стоимость транспортных услуг также является дорогой. Основной проблемой регионального туризма является недоступность для средних и малых компаний организовать полноценные бизнес-туры, поскольку высокая стоимость является барьером для поиска партнеров по бизнесу.

Важное значение в структуре делового туризма играют инвестиции определяющие основные направления развития туристической инфраструктуры и транспорта. За последние 5 лет сформировались и активно развиваются культурные, научные и деловые связи внутри России. В связи с чем деловой туризм должен развиваться путем освоения новых ниш и новых сфер услуг связанных с обслуживанием деловых путешественников. В частности, должен развиваться такой вид туристической деятельности, который сочетал в себе элементы делового путешествия и обширную экскурсионную программу, связанную с посещением культурных центров и национальных заповедников [3]. За последние 10 лет наблюдается устойчивый спрос на бизнес путешествия по России и странам СНГ. Сдерживающим фактором является получение российской деловой визы, оформление которой занимает значительный период времени и для деловых путешественников является обременительным фактором, сдерживающим их подвижность, поэтому деловая поездка оформляется по туристической визе. Таким образом, высокая стоимость услуг, неразвитость внутренней туристической инфраструктуры, сдерживает культурный обмен внутри Российской Федерации. В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос о перераспределении финансовых ресурсов из Москвы и Санкт-Петербурга в регионы, что положительно скажется на развитии внутренней инфраструктуры и привлечении инвестиций в региональную казну.

Активное развитие внутреннего туризма служит хорошей основой для формирования базы делового туризма и бизнес путешествий, что в значительной степени влияет на эффективность привлечения инвестиций в региональную инфраструктуру и экономику региона [4]. Деловой туризм является направлением туристической отрасли, который преимущественно удовлетворяет корпоративные и общественные потребности. С деловым туризмом прямо или косвенно связано около 40 отраслей сферы услуг, более 35% сопутствующих услуг, оказываемых в процессе организации деловых путешествий. По некоторым оценкам в систему делового туризма вовлечено 100 млн. рабочих мест, а доходу превышают 1 трлн. долларов в год. Мировой объем туристического рынка в 2019 году достиг 440 трлн. долларов или около 2,5% мирового внутреннего национального продукта. С учетом замедления экономики в 2020-2021 году и многочисленных финансовых проблем, связанных со снижением национального дохода крупнейших мировых держав, деловой туризм продолжил рост, хотя замедленными темпами, ключевым элементом стали внутренние путешествия, совершаемые с культурными и познавательными целями, поддерживая инфраструктуры туризма и сохраняя рабочие места.

Бурный рост экономики положил основу культурному и межнациональному обмену, являющегося основой делового туризма. Особенно активно развивается система бизнес путешествий на азиатско-тихоокеанском направлении. В этой связи необходимо использовать опыт Москвы и Санкт-Петербурга для организации деловых встреч на Дальнем Востоке и в зоне международных транспортных коридоров. Основными центрами культурного обмена должны стать такие города как Владивосток, Хабаровск, Новосибирск, Екатеринбург. В этих городах необходимо более активно проводить научные и практические конференции, форумы и ярмарки, которые бы стимулировали развитие делового туризма и служили бы основой не только для культурных взаимоотношений, но и для привлечения инвестиций в инфраструктуру дальнего востока. Крупные экономические центры Дальнего востока должны стать центрами организации делового досуга для иностранных гостей и деловых путешественников пребывающих для заключения контрактов и организации межгосударственного культурного обмена. Эти научные центры могут послужить основой для привлечения инвестиций в инфраструктуру делового туризма.

Формирование новых направлений является основным стимулирующим фактором расширения сфер делового туризма. По некоторым оценкам количество деловых путешественников вырастет от 2,5 до 3 раз и составит около 400 млн. поездок, а объем капитализации делового туризма составит от 40 до 100 млрд. долларов.

Деловой туризм стимулирует развитие новых направлений и видов услуг для деловых путешественников, что положительно сказывается на наиболее важных секторах развития Российской экономики [5]. Основными сдерживающими факторами внедрения делового туризма, можно выделить проблему слабой развитости инфраструктуры туризма в регионах, трудности в оформлении виз, а также недостаточной гибкости в сфере услуги, связанной с обслуживанием бизнес путешественников, что требует более активного участия государства в развитии социокультурных связей внутри отдельных регионов. Основной целью делового туризма является расширение бизнес-контактов, инвестиций в отдельные регионы Российской Федерации [6]. При этом деловой турист должен сочетать не только деловые контакты, но и культурную программу, направленную на расширение социокультурных связей внутри РФ.

Развитие и значение туризма для России

Наиболее популярными городами России для иностранных путешественников являются Москва и Санкт-Петербург. В 2019 году Москва заняла 45-е место среди самых популярных городов мира с 5,97 млн ​​туристов. Санкт-Петербург оказался на 56-м месте с 4,46 млн туристов.

В среднем каждый из прибывших в 2020 году туристов потратил около 660 долларов США. И наоборот, жители России тратят целых 739 долларов в год, когда сами проводят отпуск за границей.

Развитие туристического сектора в России с 1995 по 2020 год

На следующей диаграмме показано количество туристов, регистрируемых в России каждый год. Любой, кто проводит в стране хотя бы одну ночь, но не живет там более 12 месяцев, считается туристом. Поскольку обследование включало цель поездки, деловые поездки и другие цели поездок, не связанные с туризмом, уже были исключены. Количество людей, проходящих в течение одного дня, и, например, члены экипажа судов или самолетов также не считаются туристами в большинстве стран. Если одно и то же лицо въезжает и выезжает более одного раза в течение одного и того же года, каждое посещение снова засчитывается.

Данные в таблице даны в миллионах туристов. Красная линия представляет собой среднее значение для всех 10 стран Восточной Европы.


Доходы от туризма

В 1995 г. доходы от туризма составили 4,31 млрд. долларов США, или около 1,1% валового национального продукта. В то время это соответствовало примерно 10,29 миллионам туристов и примерно 419 долларам США на человека. За 25 лет зависимость страны от туризма несколько снизилась. До вспышки Covid-19пандемии объем продаж составил 17,24 миллиарда долларов, что составляет 1,0 процента валового национального продукта. Таким образом, каждый посетитель потратил на отдых в России в среднем 706 долларов.

В 2020 году доходы от туристов резко упали из-за пандемии Covid-19. Из 17,24 млрд долларов США (2019 г.) осталось только 4,96 млрд долларов США. Это на 71% меньше, чем в России.

Все данные по России подробно

долл. США
Год Количество туристов Receipts % of GNP Receipts per tourist
2020 6.36 m 4.96 bn $ 0.33 % 780 $
2019 24.42 m 17.24 bn $ 1.0 % 706 $
2018 24.55 m 18.74 bn $ 1.1 % 763 $
2017 24.39 m 14.94 bn $ 0.95 % 612 $
2016 24.57 m 12.82 bn $ 1.0 % 522 $
2015 33.73 m 13. 19 bn $ 0.97 % 391 $
2014 32.42 m 19.45 bn $ 0.94 % 600 $
2013 30.79 m 20.20 bn $ 0.88 % 656 $
2012 28.18 m 17.88 bn $ 0.81 % 634 $
2011 24.93 m 16.96 bn $ 0.83 % 680 $
2010 22.28 m 13.24 bn $ 0.87 % 594 $
2009 21.34 m 12.37 bn $ 1.0 % 580 $
2008 23.68 m 15.82 bn $ 0.95 % 668 $
2007 22.91 m 12.43 bn $ 0.96 % 542 $
2006 22.49 m 9.72 BN $ 0,98 % 432 $
2005 22,20 М 7,81 млн. Дол.0044 1.2 % 329 $
2003 22.52 m 5.88 bn $ 1.4 % 261 $
2002 23.31 m 5.28 bn $ 1.5 % 226
2001 21,60 м 4,73 млрд. Дол.0027 1999 18.82 m 3.72 bn $ 1.9 % 198 $
1998 16.19 m 6.51 bn $ 2.4 % 402 $
1997 17.46 M 7,16 млрд. Дол.0044 4,31 млрд $ 1,1 % 419 $

Наши данные о количестве туристов, доходах и расходах основаны на информации Всемирной туристской организации. Однако для обеспечения международной сопоставимости данные по некоторым годам или странам анализировались вручную и корректировались, если они явно включали посетителей без ночевок. В этих случаях данные были взяты из официальных сообщений соответствующих национальных органов по туризму.

ВТО дополнительно указывает, что в одних странах количество туристов учитывается только в аэропортах, в других – также на пограничных переходах или даже в отелях. Поэтому всеобъемлющее и надежное указание вряд ли возможно в какой-либо стране.

Туризм в России остается большим бизнесом!

Туризм в России – в повестке дня проходящего Петербургского международного экономического форума ПМЭФ. Египет является страной-партнером.

В крупнейшем городе и культурной столице России проходит 25-й Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Туризм стоит на повестке дня, и Египет является страной-партнером этого мероприятия высокого уровня.

За последний год Россия стала одной из немногих туристических стран мира, которым удалось восстановить денежный и внутренний туризм в отрасли до 90% доковидного уровня.

Недавно Россию исключили из Всемирной туристской организации ЮНВТО. Международные отели и бренды, такие как Starbucks и Mcdonald’s, покинули страну в знак солидарности с Украиной.

Это не означало смерти туризма, особенно выездного туризма. Российских туристов видят в Египте, Турции, ОАЭ, Таиланде, Индии, Италии, Испании, Великобритании, Германии, Франции, Южной Африке и Израиле.

В 2021 году в Таиланде отдохнуло 10 000 российских туристов, в 2022 году ожидается 435 000.

WTM London 2022 пройдет с 7 по 9 ноября 2022 года. Зарегистрируйтесь!

Туризм занимает видное место в повестке дня Петербургского международного экономического форума, который в настоящее время проходит с 15 по 18 июня в Санкт-Петербурге, Россия.

Есть ли альтернатива черноморским курортам и какие виды отдыха стоит развивать прямо сейчас? На этот вопрос предстоит ответить на двух мероприятиях, связанных с туризмом.

Бойкоты реальны, но реальна и поддержка, которую Россия получает от стран, не бойкотирующих.

В повестке форума обсуждение

  • Развитие внутреннего туризма
  • запуск культурных программ,
  • расширение карты путешествий России

Туристические чартеры пересекли самую большую страну на земле, Россию. Кэшбэк-программа туризма зарекомендовала себя как одна из самых популярных мер социально-экономической поддержки, введенных государством.

Впервые запущен механизм льготного кредитования инвестиций в строительство и реконструкцию гостиниц, а также инициативы в сфере туризма для малого и среднего бизнеса. Он включает в себя строительство модульной гостиничной инфраструктуры.

Впервые утверждены национальные стандарты маршрутов и велась подготовка к принятию нового закона о туризме. Популярность внутреннего туризма возросла, и не только в результате ковидных ограничений.

За два года стало очевидно, что люди открывают для себя свою страну, одновременно расширяя карту путешествий по России, открывая свои любимые маршруты.

Новые вызовы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, — это ограничения, а также новые возможности и, следовательно, новые тренды. Какие возможности существуют для туризма в новых условиях?

Эта конференция отличается от любой другой конференции. Вы не найдете обычных турагентов, способных позволить себе плату за участие в размере 13 812 долларов США.

Лидеры, которые должны присутствовать, или лидеры, которые присутствовали на предыдущих мероприятиях, включают

  • Владимир Путин, Президент Российской Федерации.
  • Тамим бин Хамад Аль Тани, эмир Катара
  • Жаир Болсонару, президент Бразилии
  • Нарендра Моди, премьер-министр Индии
  • Си Цзиньпин, президент Китая
  • Феликс Чисекеди, президент Демократической Республики Конго, бывший Председатель Африканского союза
  • Антониу Гутерриш, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

Две сессии, связанные с туризмом

Несмотря на бойкот, туристические чартеры пересекли страну. Кэшбэк-программа туризма зарекомендовала себя как одна из самых популярных мер социально-экономической поддержки, введенных государством.

Впервые запущен механизм льготного кредитования инвестиций в строительство и реконструкцию гостиниц, а также инициативы в сфере туризма для малого и среднего бизнеса. Он включает в себя строительство модульной гостиничной инфраструктуры.

Впервые утверждены национальные стандарты маршрутов и велась подготовка к принятию нового закона о туризме. Популярность внутреннего туризма возросла, и не только в результате ковидных ограничений.

За два года стало очевидно, что люди открывают для себя свою страну, одновременно расширяя карту путешествий по России, открывая свои любимые маршруты.

Новые вызовы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, — это ограничения, а также новые возможности и, следовательно, новые тренды. Какие возможности существуют для туризма в новых условиях?

Есть ли альтернатива черноморским курортам и какие виды отдыха стоит развивать прямо сейчас?

В число участников туристических сессий входят

  • Зарина Догузова,  Руководитель Федерального агентства по туризму России
  • Антон Красовский,  Директор телеканала РТ Россия 7 Мели 7 7 Республики, Сергей

    90 Дагестан
  • Михаил Развожаев,  Губернатор Севастополя
  • Владимир Солодов, Губернатор Камчатского края
  • Сангаджи Тарбаев, Председатель Комитета по туризму и развитию туристской инфраструктуры Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
  • Бату Хасиков, Глава Республики Калмыкии

Индустрия туризма нацелена на удовлетворение интересов своих клиентов, поэтому ее связь с различными направлениями индустрии развлечений растет с каждым днем.

Развитие внутреннего туризма принимает во внимание множество аспектов. Это ежегодное творчество, обновление развлекательных программ, установление особого творческого отпечатка региона, запуск культурных программ, насыщение отдыха интересными событиями.

Эти инициативы повышают региональную доходность и инвестиционную привлекательность региона.

Представители различных туристических и креативных индустрий обсудят возможности совместных проектов и объединения усилий для привлечения инвестиций и создания новой туристической культуры. Какие совместные проекты окажутся наиболее эффективными и где найти инвестиции для крупных культурных мероприятий?

The moderator for the second session
Ekaterina Kasperovich,  Business Development Director AO «Russian Mediagroup”

Panelists

  • Denis Zabolotny,  General Director, Abrau-Durso Tourism Center
  • Kseniya Lezhnina ,  Блогер
  • Наталья Малинова,  Коммерческий директор ООО «ВТБ Арена»; Генеральный директор АНО «ВЦ «Музей Динамо»
  • Евгения Нагимова, Генеральный директор, Кемпински Отель Мойка 22
  • Анна Овчинникова,  Эксперт в области спортивного туризма премиум-класса
  • Валерий Федоров,  Генеральный директор, Всероссийский центр изучения общественного мнения

Поделиться этой статьей Подробнее о Государственной Думе

| 900 | Египет | Туризм | исследования | Россия

Новости по теме

Устойчивое развитие | Бесплатный полнотекстовый | Маркетинговые инновации российских турпредприятий в ответ на вызовы COVID-19

1.

Введение

Пандемия COVID-19 уже оказала значительное влияние на многие отрасли мировой экономики, а также на образ жизни и качество жизни в современном обществе. Большинство национальных правительств сосредоточились на сдерживании темпов роста COVID-19 в своих странах [1]. Меры правительства, направленные на снижение темпов распространения COVID-19, нанесли быстрый и серьезный ущерб практически всем отраслям. Все участники ранее устоявшихся производственно-сбытовых цепочек оказались в драматической ситуации «шока совокупного предложения в результате мер по сдерживанию заражения при ограниченном спросе и мобильности» [2]. Многие бренды существенно изменили свой подход к маркетингу, появились новые тренды в цифровых коммуникациях.

Общие экономические потери на потребительских рынках из-за пандемии COVID-19 оцениваются примерно в 3,8 трлн долларов США, или 4,2% мирового ВВП [3]. Долгосрочные последствия пандемии и изменения поведения субъектов экономической деятельности еще предстоит оценить и осмыслить, но уже сегодня очевидно, что введенные карантинные меры и ограничения привели к структурным сдвигам и существенным преобразованиям рынков.

Что касается рынка туризма и гостеприимства, составлявшего примерно одну десятую мирового ВВП [4], то он испытал, по сравнению с другими отраслями и секторами, более высокую степень деструктивного воздействия COVID-19и меры борьбы с ним. Хотя Всемирная туристская организация (ЮНВТО) прогнозирует снижение числа международных туристских прибытий всего на 20–30% в 2020 г. по сравнению с 2019 г., нынешнюю ситуацию в мировом туризме можно охарактеризовать как беспрецедентную. Закрытие границ и прекращение международных авиарейсов привели к тому, что мировая туристическая система за несколько месяцев пандемии фактически прошла путь от «овертуризма» до «нетуризма» [5].

Ограничения на международные, региональные и местные поездки непосредственно повлияли на туристические системы, т. е. международные поездки, внутренний туризм, однодневные посещения и такие разнообразные сегменты, как воздушный транспорт, круизы, общественный транспорт, размещение, кафе и рестораны, конгрессы, фестивали, встречи или спортивных мероприятий [5]. Продажа туров и бронирование средств размещения были остановлены, поездки отменены или отложены, а предприятия досуга и развлечений, ранее ориентированные на туристический сектор, претерпели значительные изменения в бизнес-моделях из-за значительного сокращения потока клиентов.

Падение спроса на услуги туризма и гостеприимства до минимального уровня поставило отрасль перед серьезными финансовыми проблемами [6]. В результате на мировом рынке туризма и гостеприимства от 30 до 40% предприятий были вынуждены прекратить свою деятельность, оставив без работы около 75 млн человек [7]. В 2020 году перед угрозой окончательного разрушения оказалась сама модель глобального туризма (и без того очень хрупкая и ненадежная) [8].

Таким образом, можно утверждать, что сама пандемия, а также меры правительства по борьбе с COVID-19, уже оказали беспрецедентное влияние на мировой туристический рынок, изменив как общий «портрет» отрасли, так и «правила игры». В связи с этим особенно интересно изучить текущее состояние сектора туризма и гостеприимства на всех уровнях, от локального до международного, а также понять вызовы и изменения в поведении участников рынка.

В частности ответы малых и средних предприятий (МСП, предприятий с численностью работающих до 250 человек в России) на вызовы, вызванные COVID-19представляют большой исследовательский интерес. Важно понимать способы выживания МСП, их оценку мер государственной поддержки, их мнение о возможностях и новых нишах, возникающих в новых условиях пандемического и постпандемического мира.

Исследование, представленное в статье, направлено на решение исследовательского вопроса о том, как меняется поведение российских туристических МСП в ответ на вызовы COVID-19 и какие инновации помогают им выжить в условиях кризиса. Чтобы понять, как туристические МСП переживают тяжелую ситуацию в сфере туризма, вызванную COVID-19ограничений, мы провели опрос, целью которого было пролить свет на текущее финансовое положение, государственную поддержку и адаптацию бизнес-стратегии респондентов. Это поможет более глубоко осмыслить произошедшие изменения и разработать стратегии антикризисной мобилизации, позволяющие быстрее и эффективнее реагировать на подобные кризисы в будущем. Представленное исследование не является ни окончательным, ни исчерпывающим и направлено на то, чтобы вызвать обсуждение этого вопроса среди более широкого круга предпринимателей и академических исследователей, чтобы совместно извлечь уроки из этого глобального кризиса и ускорить переход к устойчивому туризму.

Статья имеет следующую структуру. После введения рассматривается литература о поведении МСП во время пандемии COVID-19 и их реакции на вызовы, обусловленные непредвиденными обстоятельствами. Методологический раздел описывает контекст, процесс сбора данных и анализ. В следующих разделах мы обсудим ситуацию на российском туристическом рынке, а также результаты глубинных интервью и опросов, проведенных в Нижегородской области. Выводы и направления дальнейших исследований завершают статью.

2. Обзор литературы

2.1. Проблемы, с которыми сталкиваются предприятия во время пандемии COVID-19

Проблемы, с которыми сталкивается большинство предприятий в связи с пандемией COVID-19 во всем мире, привлекли широкое внимание ученых и практиков [9,10,11,12,13,14, 15]. Экономическое и социальное явление, возникающее в результате социального дистанцирования, привело к некоторым быстрым изменениям почти во всех бизнес-ландшафтах [16] и подняло вопросы о возможных банкротствах не только для МСП, но и для многих известных брендов во многих отраслях, поскольку потребители остаются дома. дом и экономика закрываются [17]. Немногие авторы утверждают, что «нынешняя пандемия оказала огромное — но, надеюсь, краткосрочное — влияние на всю нашу жизнь» [11] (стр. 284). Большинство исследователей придерживаются мнения, что COVID-19пандемия — это событие, меняющее общество, которое может оказать глубокое долгосрочное влияние на все аспекты бизнеса [18,19].

Многие эксперты утверждают, что пандемия сильнее затронет малый бизнес, чем крупный, и никто не отрицает, что влияние на МСП было огромным, во многих случаях необратимым [20,21,22,23,24]. Малые и средние предприятия с их ограниченными возможностями противодействовать сопутствующим рискам и нести расходы в периоды замедления деловой активности сталкиваются с нехваткой средств и ликвидности, сотрудников, клиентов и технологий [25]. В качестве примера [26] обсуждают данные выборки из 4807 малых и средних предприятий в провинции Сычуань, Китай. Они признают, что большинство МСП не смогли возобновить работу из-за нехватки материалов для борьбы с эпидемией, неспособности сотрудников вернуться к работе, нарушения цепочек поставок и снижения рыночного спроса. Многие МСП также столкнулись с рисками, связанными с движением денежных средств, поскольку им приходилось продолжать оплачивать различные фиксированные расходы, даже если у них не было доходов или они были небольшими.

В то же время МСП обладают большей гибкостью, когда угрозы или возможности возникают в их среде, и, таким образом, обладают характеристиками, которые могут помочь им пережить кризисы. Это утверждение основано на литературном исследовании 69 рукописей, в которых изучались МСП во время предыдущих кризисов [27], поэтому можно было ожидать, что они проявят те же характеристики во время пандемии COVID-19 [28,29].

Используя уникальные данные о 456 малых и средних предприятиях в разгар разворачивающегося кризиса, [30] демонстрирует, как малые и средние предприятия действовали немедленно, откладывая инвестиции, сокращая трудозатраты и расходы и согласовывая контракты и условия. Их данные также показывают, что малые и средние предприятия в условиях разворачивающегося кризиса неохотно совершают какие-либо действия, которые увеличат соотношение их долга к собственному капиталу.

Среди наиболее часто используемых антикризисных мер, упомянутых опрошенными фирмами в разных странах, наряду с кредитами, принудительным сокращением штата или снижением заработной платы, были изменения в бизнес-концепциях или маркетинговых стратегиях, а также более широкое использование цифровых технологий [31, 32,33].

В условиях кризиса для МСП также очень важно сотрудничать, поскольку объединение ограниченных ресурсов и обмен знаниями в рамках экосистемы дает организациям больше оснований для устойчивости [34,35]. Члены сети не только делятся ресурсами, но и обычно учатся справляться с трудностями в критических ситуациях [36].

2.2. Проблемы туристических фирм в условиях пандемии и постпандемии

Индустрия туризма была одной из первых и наиболее сильно пострадавших от пандемии COVID-19. Тысячи гастролей по всему миру пришлось прервать, а запланированные на более поздние даты — отменить или отложить. Требования социального дистанцирования, ограничения на передвижение и закрытые границы привели к практически полному исчезновению спроса на туристические и гостиничные услуги, а также падению входящего платежного потока в апреле-мае 2020 года практически до нуля. В силу специфики производства и потребления услуг туризма и гостеприимства каждая отмена приводила к потере прибыли субъектами рынка и, в конечном счете, наносила серьезный ущерб их способности выполнять обязательства перед туристами и собственным персоналом [5].

Эволюция пандемии COVID-19 и ее экономических последствий крайне неопределенны, что затрудняет не только для политиков формулирование надлежащих мер макроэкономической политики, но и для субъектов отрасли, особенно МСП, для выживания и дальнейшего развития. развития [37,38]. Менеджеры буквально «плывут» через этот кризис без среднесрочных или долгосрочных стратегий, и адаптация бизнес-модели/стратегии в краткосрочной перспективе может стать разницей между провалом и выживанием.

Тем не менее, «по мере того, как мир борется с реалиями глобальной пандемии, появляется возможность переосмыслить, как именно будет выглядеть туризм в ближайшие десятилетия» [39] и найти новые возможности для устойчивого туризма [40,41].

Некоторые авторы выражают свою убежденность в том, что бесконтактные технологии, включая роботов и искусственный интеллект (ИИ), могут помочь туристическому и гостиничному бизнесу снизить постоянные затраты, а также повысить ликвидность и устойчивость [42,43]. Кроме того, очень важным аспектом станет расширение сотрудничества, взаимопомощи и более тесного взаимодействия всех сторон, заинтересованных в восстановлении и дальнейшем развитии туризма [7]. Для малых и средних предприятий с их ограниченными ресурсами включение в более широкую систему взаимовыгодного сотрудничества между заинтересованными сторонами местного туристического направления может стать проблемой выживания [44,45].

Наконец, имеется ряд работ, посвященных вопросам государственной поддержки МСП, осуществляющих деятельность в местных туристических дестинациях [46,47,48]. Всемирная туристская организация (ЮНВТО) разработала несколько групп рекомендаций по преодолению кризиса COVID-19 в отрасли, направленных на управление и смягчение его воздействия, а также на создание стимулов для восстановления отрасли и подготовки к будущим посткризисным операциям [49] . Каждая из разработанных групп рекомендаций содержит подробный перечень мер по сохранению существующих и созданию новых рабочих мест, поддержанию ликвидности участников рынка, стимулированию инвестиций, усилению управления туризмом на всех уровнях, повышению устойчивости туристических предприятий. Однако даже когда правительства не только следуют этим рекомендациям, но и разрабатывают дополнительные конкретные меры, данные свидетельствуют о том, что МСП не всегда выигрывают от них. Соответственно, необходимо изучить наличие и целесообразность государственных мер с точки зрения их краткосрочной и долгосрочной эффективности.

2.3. Изменение потребительского поведения: что важно для туризма?

В сфере туризма произошли огромные изменения в поведении клиентов, вызванные или катализированные пандемией. COVID-19 не только привел к глобальным кризисам в сфере туризма и гостеприимства, но и существенно изменил потребности потребителей и требования рынка, которые удовлетворялись традиционными цепочками создания стоимости и бизнес-моделями [5,38]. Как подчеркивают [50], «то, что раньше считалось само собой разумеющимся, может больше не действовать в условиях пандемии COVID-19».эпохи», призывая как исследователей, так и практиков критически переосмыслить предыдущую «нормальность».

Среди отраслевых экспертов существует очевидный консенсус в отношении того, что в период пандемии и постпандемии субъекты туризма и гостеприимства столкнутся с новыми проблемами в области отношений с клиентами [51,52]. Туристическому и гостиничному бизнесу придется сосредоточиться не на удержании, а на возвращении потребителей, изучении новых потребительских привычек и предпочтений, изучении практик внедрения и использования новых технологий безопасного обслуживания [53]. Всем субъектам мирового туристского рынка необходимо приспосабливаться к существенным изменениям географии международных туристических поездок и их интенсивности.

Важнейшие изменения – огромный мотив избегания болезней и быстрорастущий интерес туристов всех стран к внутренним направлениям [54], как «ближним» для коротких (т.е. выходных) поездок, так и новым те, что для дальних поездок. Потенциальные туристы, осознавая опасность и последствия новой коронавирусной (COVID-19) болезни, скорее всего, будут руководствоваться соображениями безопасности путешествий при планировании своих поездок и, скорее всего, предпочтут внутренний туризм выездному [55]. При этом туристические регионы и направления, в которых число случаев COVID-19случаев (как для местных жителей, так и для туристов) высока, рискуют потерять свою привлекательность в глазах путешественников и столкнутся с трудностями в привлечении новых гостей в будущем из-за ухудшения имиджа [56].

Поскольку туризм представляет собой человеческую деятельность, тесно связанную с поведением человека во взаимодействии с другими людьми, экономикой и окружающей средой [57], во многих работах обосновывается исключительная важность неукоснительного соблюдения необходимых противопандемических мер, вводимых властями, и рекомендации организаций здравоохранения [58,59]. Для обеспечения устойчивого развития туризма потребуются меры по социальному дистанцированию для таких видов туризма, как религиозный, приключенческий, сельскохозяйственный туризм и MICE-туризм, который объединяет большие группы для определенной цели, такой как встречи, поощрения, конференции, выставки. Широкое распространение медицинских знаний о COVID-19 среди персонала в настоящее время является неизбежным условием возрождения сферы туризма и гостеприимства, что позволит субъектам рынка обеспечить необходимый уровень безопасности обслуживания при сохранении качества обслуживания [60]. Это подразумевает дополнительные инвестиции в инфраструктуру (например, системы очистки и дезинфекции, твердые полы, системы обработки воздуха и т. д.) для поддержания безопасной и надежной среды для гостей и персонала [61].

Социальное дистанцирование уже является практикой предприятий гостеприимства при процедурах прибытия и отбытия гостей, организации питания и культурно-просветительских мероприятий. Он обязательно останется, хотя, может быть, и не в такой интенсивной форме, в постпандемические времена. Более того, в авиаперевозках и круизах придется использовать средства индивидуальной защиты (СИЗ), а транспортным компаниям и индивидуальным перевозчикам необходимо будет разработать и внедрить новые правила и стандарты для обеспечения безопасности туристских перевозок [62,63].

Также важно подчеркнуть, что предпандемические тенденции цифровизации услуг и растущая роль электронного сарафанного радио как мощного средства коммуникации [64] стали еще более явными в новых обстоятельствах. В связи с этим для туристического бизнеса становится критически важным разработать стратегии дифференциации, учитывающие роль онлайн-отношений с клиентами, и использовать набор инструментов цифрового маркетинга [65,66].

Поэтому для туристических предприятий, которые ищут шанс выжить в пандемическое и постпандемическое время, необходимы маркетинговые инновации, обеспечивающие создание услуг, адаптированных к новым страхам, потребностям и предпочтениям клиентов.

3. Материалы и методы

Для достижения цели исследования комбинируется ряд методов и приемов, а именно кабинетное исследование, статистический анализ, метод тематического исследования и анализ эмпирических данных, полученных с помощью небольших и обследование средних предприятий.

Для оценки общего состояния отрасли мы рассмотрели ряд источников информации о ситуации в российской индустрии туризма и гостеприимства. Это официальные данные Росстата по формам статистической отчетности, отраслевому мониторингу движения денежных средств Банка России, данные по формам налоговой отчетности ФНС, сведения из реестра субъектов малого и среднего предпринимательства ФНС. и реестр туроператоров, и индексы потребительской активности Сбербанка. Для сбора эмпирических данных использовались анкетирование и экспертные интервью.

Эмпирическая часть исследования проведена в августе 2020 года в Нижегородской области Российской Федерации. На первом этапе мы использовали онлайн-анкету, разработанную в соответствии с логикой и задачами исследования, а именно: (1) выявить влияние пандемии Covid-19 на малые и средние туристические предприятия; (2) обобщить антикризисные решения, позволившие предприятиям выжить в беспрецедентный кризис на туристическом рынке, и описать маркетинговые инновации, использованные в их тактике ведения бизнеса. Вопросы опроса были направлены на получение следующих позиций из данных предприятия: оценка текущего финансового положения; способы справиться с последствиями пандемии; особенности взаимодействия с персоналом, заказчиками и подрядчиками в условиях пандемии; перспективы постпандемического развития бизнеса; и особенности конкретного бизнеса. Всего на сайты предприятий, входящих в Ассоциацию отельеров Нижегородской области и Нижегородскую лигу туристов, была направлена ​​81 анкета напрямую по электронной почте, на которые поступило 38 и 43 анкеты соответственно. Окончательный размер выборки составил 63 предприятия туризма и гостеприимства. Выборка представлена ​​топ-менеджерами (49%), менеджеры по продажам (38%) и менеджеры по маркетингу (13%).

Дополнительная информация была собрана путем проведения глубинных полуструктурированных интервью с представителями крупнейших предприятий туризма и гостеприимства. Выбор глубинных интервью как метода получения эмпирических данных позволил глубже понять отношение респондентов к изучаемым вопросам, получив доступ к инсайтам об их мнениях, эмоциях и переживаниях [67]. Ключевыми темами, раскрытыми посредством глубинных интервью, были следующие: Какова была реакция предпринимателей на COVID-19.— любой продукт/услуга, целевые клиенты, путь клиента, ценностное предложение? В ответ — были ли какие-либо рычаги предыдущих активов, какой-либо редизайн сетей, опыта, отношений? Использовали ли они какие-либо новые технологии (или ускоренное внедрение существующих технологий)? Были ли изменения успешными? Имеет ли смысл для фирмы сохранять изменения в эпоху «пост-COVID»? Мы получили профили компаний/предпринимателей, а также ключевые идеи и выводы, о которых сообщили респонденты.

4. Результаты

4.1. Влияние пандемии на туристический рынок России

В 2020 году российский туристический сектор столкнулся с резким обвалом деловой активности: туристические компании не смогли выполнить свои обязательства перед туристами и их работниками, а сектор остро нуждался в государственной поддержке. Весной-летом 2020 г. федеральные власти предприняли системные меры по спасению отрасли, что привело к некоторой стабилизации [68].

Принимая во внимание огромный, недоиспользованный потенциал внутреннего и въездного туризма, местные дестинации, в том числе новые, в настоящее время находятся в центре внимания государственной поддержки России, направленной на создание условий для успешного возобновления туристической деятельности в долгосрочной перспективе. Это не так просто, так как в допандемический период преобладали выездные туристические потоки, была слабая туристическая инфраструктура, низкая профессиональная квалификация большинства предпринимателей и персонала отрасли, отсутствие опыта поддержки туризма на всех уровнях [69].,70]. В то же время могут появиться новые возможности для ускорения развития туризма в новых сложных условиях и превышения допандемических показателей развития дестинации в России [38,71,72,73].

Изученная нами статистика показывает, что требования социального дистанцирования, ограничения передвижения и закрытые границы привели к практически полному исчезновению спроса на услуги на туристическом рынке России и падению входящего потока платежей в апреле-мае 2020 г. почти до нуля. В таких условиях серьезные убытки понесли туроператоры, турагенты, гостиницы, перевозчики и другие субъекты туристического рынка.

Самым сложным месяцем для отрасли стал май 2020 года. По данным Росстата, снижение объема услуг, оказанных населению турфирмами и туроператорами, составило 98%, а гостиничных услуг – на 88%. С апреля по август 2020 года 60 организаций, оказывающих туристические услуги, были исключены из Реестра туроператоров Ростуризма, в том числе из-за отказа страховых компаний предоставить финансовые гарантии туроператорам. Спрос на услуги российских гостиниц на самых популярных местных направлениях начал восстанавливаться только в июле-августе. По прогнозам Cushman и Wakefield, российский рынок туризма и гостеприимства начнет постепенно восстанавливаться только во второй половине 2020 года, а полное восстановление отрасли займет от трех до пяти лет.

С марта 2020 года Сбербанк публикует данные о динамике внутреннего туризма, а именно недельных туристических потоках внутри России. Индекс туризма отражает изменение количества туристов в выбранном регионе по сравнению с сопоставимой неделей 2019 года. На рисунке 1 значение означает изменение по сравнению с соответствующей неделей 2019 года. Более низкие значения означают большую потерю посетителей в регионе. , но не дают качественной оценки. Например, экстремально низкие значения для Краснодарского края в период пандемии означают, что количество путешествующих значительно сократилось, но не несут информации об инфраструктуре, развитии HoReCa (гостиница-ресторан-кафе/кейтеринг/казино) и т. д. Индикатор не отслеживает изменения, связанные с инфраструктурой или другими качественными факторами — низкие показатели для региона во время пандемии говорят о потере турпотока, но не говорят о слабом развитии отрасли.

Анализ структуры и динамики потребительских расходов по разным категориям показывает, что хотя объем потребительских расходов восстановился до уровня 2019 года, спрос на отдельные товары остался на низком уровне. Это были расходы на покупку авиабилетов, гостиничные услуги, развлечения и транспорт. Так, на конец августа стоимость гостиниц была почти в два раза ниже уровня 2019 года, стоимость покупки авиабилетов – на 34,7%, а стоимость услуг турагентства – на 10,8%. На рисунке 2 мы можем наблюдать активные торговые точки, нормализованные к среднему недельному значению за февраль 2020 года. Начиная с 28 июля 2020 года в этом разделе произошла существенная корректировка. Теперь мы отслеживаем малый и средний бизнес, а особенно торговые точки, в которых есть какие-либо транзакции b2c. Важно отметить, что теперь мы используем ту же выборку, что и в трекере бизнес-оборотов.

Росстат предоставляет информацию об объеме услуг, оказываемых индустрией гостеприимства (гостиничные услуги, коллективные средства размещения, турфирмы, туроператоры). Данные приходят с задержкой около двух месяцев. На основании этих данных можно судить о значительном снижении выпуска услуг в туризме по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года (в мае практически до нуля), затем о восстановлении спроса на услуги с июня. Тем не менее, учитывая, что пандемия COVID-19 является продолжающимся кризисом, перспективы остаются крайне неопределенными (рис. 3).

Банк России публикует сводные данные об отраслевых входящих и исходящих потоках, что позволяет оценить снижение финансовой безопасности предприятий. Мы видим, что сектор туризма продолжал лидировать в рейтинге отраслей с наибольшим отставанием входящих потоков. Отклонение по отрасли «деятельность туристических агентств» за неделю с 10 по 14 августа составило −63% от уровня «нормального времени». Имеется в виду среднесуточный уровень сезонно скорректированных входящих платежей за период с января по март 2020 года. С июля наблюдается восстановительный рост входящих потоков на «предоставление временного проживания», а именно гостиницы, общежития, санатории, базы отдыха и т.д. , но следует иметь в виду, что «нормальным временем» для этого вида деятельности является лето, а не январь–март (рис. 4).

4.2. МСП в сфере туризма Нижегородской области: статистика и результаты опроса

Дополнительным источником информации может служить уровень выплат из прибыли или из оборота в разрезе отраслей и регионов. Данные о сумме налога на прибыль и НДС с предприятий гостеприимства Нижегородской области дали оперативную картину финансового состояния и объема оказанных услуг. По отелям с августа было заметно небольшое восстановление активности, а вот по туристическим агентствам основная деятельность оставалась убыточной.

Федеральная налоговая служба ведет Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства с 2007 года. Внесение в реестр и исключение из него осуществляются Федеральной налоговой службой на основании сведений из ЕГРЮЛ; Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей; сведения о среднесписочной численности работников, доходах и применении специальных налоговых режимов; информация фондовых бирж, Минобрнауки России, Фонда «Сколково», Минэкономразвития России, Минпромторга России, держателей реестров акционеров акционерных обществ, аудиторских организаций.

Сопоставление данных реестра за разные периоды позволяет оценить текущую динамику численности МСБ в разрезе регионов и отраслей экономики. Большинство фирм сектора гостеприимства относятся именно к сегменту малого и среднего бизнеса. Так, в августе 2020 года в Нижегородской области по коду 55 (деятельность по предоставлению временного проживания) было зарегистрировано 383 МСП, из них 342 микропредприятия, 38 — малые предприятия, 3 — средние предприятия. Из 849Среди МСП Нижнего Новгорода под кодом 79 (деятельность турфирм и иных организаций, предоставляющих туристские услуги) 837 относились к микропредприятиям, 12 к малым фирмам (рисунок 5).

Данные собраны авторами в августе 2020 г. (период между первой и второй вспышкой коронавируса) в Нижегородской области. Выбор места проведения опроса не случаен: Нижегородская область расположена в 450 км от Москвы, ее население составляет около 1,3 млн человек; он имеет средние демографические, социальные и экономические показатели по России и, таким образом, достаточно хорошо представляет страну в целом. Кроме того, это типичный регион с туристско-развитой точки зрения, с большим, но не полностью реализованным туристическим потенциалом. Поэтому ситуация здесь во многом описывает ситуацию на российском туристическом рынке.

Результаты исследования на примере Нижегородской области способствуют получению более объективной картины для понимания процессов и механизмов адаптации местных туристических МСП к глобальным вызовам. На основе собранных данных можно составить общее представление о том, как они реагируют на вызовы, вызванные COVID-19, обобщить свои антикризисные решения опрошенных предприятий, определить место маркетинговых инноваций в их тактике ведения бизнеса. бизнес в условиях беспрецедентного кризиса (табл. 1).

5. Обсуждение

На основании полученных данных можно отметить следующее.

Подавляющее большинство опрошенных фирм оценили масштабы спада своего бизнеса как значительные и критические. Так, падение продаж у 60 % респондентов находилось в пределах 40–60 %, а у 16 ​​% респондентов снижение объема оказанных услуг составило более 80 %.

Большинство предприятий приостановили работу во время пандемии, но половина всех фирм сохранила свой персонал. Некоторые турагентства обошлись без снижения заработной платы, а 80% ввели снижение заработной платы, сокращенный график работы и перевод в неоплачиваемый отпуск.

Опрошенные фирмы рассмотрели ряд антикризисных мер, в том числе принудительное сокращение штата (52%) и изменение стратегии/концепции развития бизнеса (44%). Четверть опрошенных фирм думали о снижении заработной платы; такое же количество фирм в выборке, наоборот, собирались сохранить штат, но брать кредит для выплаты зарплаты работникам. Треть респондентов собиралась «улучшить клиентоориентированность», что подразумевает как повышение профессиональных навыков персонала, так и расширение спектра предоставляемых услуг.

Только четверть респондентов считают более широкое использование цифровых технологий важным инструментом выхода из кризиса. При этом только 50% опрошенных турфирм смогли частично или полностью перейти на онлайн-сервисы; специфика их бизнеса и нехватка технических ресурсов не позволила сделать это остальным. Многие фирмы не смогли преобразовать свой бизнес для обслуживания других областей, несмотря на то, что у них были планы изменить свою бизнес-концепцию.

Среди мер государственной поддержки, которыми успели воспользоваться туристические предприятия, были названы (в порядке убывания частотности) прямые субсидии (65%), налоговые льготы (35%), кредиты (30%), льготы по аренде ( 14%). Для 21% респондентов государственная поддержка была эффективной и решала некоторые текущие проблемы (такие как выплата заработной платы, аренда и содержание офисов, оплата счетов), но большинство фирм признали, что государственная поддержка была недостаточной и неэффективной.

Результаты глубинного интервью, с одной стороны, подтвердили беспрецедентность ситуации, в которой оказались местные туристические предприятия в России; с другой стороны, они показали, что оказались достаточно устойчивыми в чрезвычайно сложных условиях.

Каждый владелец гостиницы или туристического агентства старался придумать оригинальное решение, позволяющее посетителям сохранить свою постоянную аудиторию. В условиях (вынужденной) локализации и изменения клиентского поведения нужно было «искать что-то новое» — новые предложения для клиентов. Несмотря на то, что люди не могли посещать общественные места с большим скоплением людей, они могли получать нужную, интересную и важную информацию о развитии и изменениях в этой сфере, а также пользоваться частью услуг на дому. Примером может служить доставка из ресторанов отеля. Турфирмы, понимая сложную ситуацию и невозможность продажи разового тура, сосредоточились на сохранении и увеличении клиентской базы для будущих туров.

Респонденты указали на некоторые инновационные тенденции, которые были очевидны до пандемии и с высокой вероятностью окажут большое влияние на дальнейшее развитие туризма в постпандемическом мире. Это увеличение числа туристов-любителей и самостоятельных путешествий; повышенный спрос на краткосрочную аренду жилья; повышенный спрос на автомобильные перевозки и дорожное движение; практика пребывания и работы; возрастающий спрос на новый вид отдыха — bleisure (бизнес + отдых) или jleisure (работа + отдых). Среди тенденций, которые стали особенно очевидными из-за влияния пандемии на поведение потребителей, были безопасность путешествий и COVID-19.туризм, местные программы и краткосрочные поездки на небольшие расстояния, самостоятельные путешествия и повышенный интерес к экотуризму.

Поскольку услуги туризма и гостеприимства наиболее тесно связаны с человеческим взаимодействием, которое стало частично или полностью невозможным во время пандемии, предприятия были заинтересованы в возможных изменениях своих бизнес-моделей, которые могли бы опираться на цифровизацию и позволить заменить гидов-людей автоматическими сервисами. . Для сотрудников туристических предприятий цифровые технологии стали единственным способом общения с клиентами. В условиях самоизоляции и ограничений наши респонденты подчеркивали важность онлайн-контакта с клиентами как с точки зрения поддержания клиентской базы, так и с точки зрения бронирования «будущих постпандемических поездок» («вместо того, чтобы пинаться в турагентство, потенциальные клиенты все онлайн»). Некоторые респонденты высказали мнение, что это будет предпочтительным (более дешевым и безопасным) способом взаимодействия с клиентами и в постпандемический период.

Наши респонденты отметили перспективы виртуальных туров, масштабы которых росли за месяцы борьбы с пандемией и становились жизненно важным трендом, который будет иметь долгосрочное влияние на рынок экскурсионных туров. Таким образом, «совершение виртуального тура и показ людям, например, картин галереи Thetyakov, может помочь заработать деньги и удовлетворить потребности клиентов», если они должным образом включены в бизнес-модели, учитывающие «оцифрованный» потребительский выбор посредством использования таких приложений, как Maps.me или Road.Travel. Эти приложения позволяют пользователям строить независимые маршруты и делиться ими с другими пользователями, что соответствует еще одной важной тенденции к индивидуализации и совместному потреблению туристических услуг. Еще одним перспективным приложением стало izi.travel, предлагающее специальные аудиогиды для индивидуального пользования во время поездок по федеральным трассам России. Один из респондентов отметил, что местным туристическим предприятиям имеет смысл участвовать в конкурсах, поддерживаемых Всероссийской картой локальных культурных брендов (livingheritage.ru), которая в последнее время стала средством информирования путешественников о достопримечательностях во всех регионах России, которые не являются широко известными.

Можно констатировать, что, несмотря на трудности, тормозившие развитие бизнеса, среди которых нехватка средств, недостаточная государственная поддержка и неопределенность, связанная с эпидемиологической обстановкой, большинство респондентов не разочаровались в своем бизнесе и согласились с утверждением, что они «пожертвовать краткосрочными результатами и акционерной стоимостью для долгосрочного выживания бизнеса». Более того, в непростых условиях пандемии опрошенные фирмы искали дополнительные возможности и уделяли особое внимание развитию персонала, консолидации коллектива и маркетинговым инновациям.

6.

Выводы

Глобальный кризис пандемии COVID-19, обозначенный как событие «черный лебедь», вызвал беспрецедентный спад в туристическом бизнесе. Особенно уязвимыми оказались малые и средние предприятия, не имевшие сильной финансовой подушки безопасности и вынужденные жертвовать операционной прибылью ради выживания бизнеса.

Практически все зарубежные и российские эксперты прогнозируют продолжение кризиса в индустрии туризма и гостеприимства до 2023 или даже 2024 года, а в долгосрочной перспективе рост стоимости туристических услуг. Кризис в сфере туризма в России привел к прекращению деятельности 30% турфирм, потому что основной удар пришелся на туристический ритейл. Для поддержания функционирования этой сферы правительством Российской Федерации принята программа кэшбэка, дотации на заработную плату туристическим компаниям, поддержка со стороны государства. Однако эти меры не остановили падение отрасли. Безусловно, сфера туризма и гостеприимства будет возрождена, но вопрос о том, когда и кто из нынешних участников рынка сможет сохранить свои позиции, остается открытым.

Наш опрос показал, что у туристических агентств есть большие возможности адаптации для изменения бизнес-стратегий, одной из которых стала глубокая цифровизация отрасли. Пандемия COVID-19 ускорила внедрение цифровых технологий в туристическом секторе. Использование цифровых технологий в условиях пандемии выполняло и социальную функцию, позволяя и сотрудникам, и клиентам не чувствовать себя изолированными от внешнего мира.

Проведенные глубинные интервью подтвердили мнение многих экспертов, указывающих на ряд инновационных направлений дальнейшего развития туризма. Некоторые из этих тенденций существовали до пандемии: увеличение числа туристов-любителей и самостоятельных организованных путешествий, повышение спроса на краткосрочную аренду жилья, повышение спроса на автомобильные перевозки и дорожное движение, практику проживания и работы, а также растущий спрос. для нового вида отдыха — bleisure (бизнес + отдых) или jleisure (работа + отдых). Некоторые тенденции можно назвать «пандемическими». Это безопасность путешествий, преобладание интереса к местным путешествиям и краткосрочным поездкам на небольшие расстояния, повышенный интерес к экотуризму, резкое снижение спроса на путешествия большими организованными группами.

Российские предприятия в условиях пандемического кризиса продемонстрировали высокий уровень социальной ответственности. Таким образом, большинство опрошенных туристских предприятий сохранили свои коллективы. Кризис сделал сотрудников более сплоченными, дружелюбными и ответственными. Подавляющее большинство сотрудников, не имея возможности выполнять свои прямые функциональные обязанности, согласились выполнять тяжелую общественно значимую работу, что является дополнительным свидетельством высокой мобилизации персонала в кризисное время. Меры государственной поддержки помогли сохранить кадры и выплатить заработную плату.

Полученные результаты могут быть важны для государственных органов, так как цели устойчивого развития отрасли, поставленные в рабочей версии Национального проекта «Туризм», невыполнимы без обеспечения условий устойчивого развития, благоприятных для многочисленных МСП, формирующих экосистемы туристические направления. Наши результаты предполагают корректировку реализации механизмов государственной поддержки. Поэтому возникает необходимость более пристального изучения проблем, с которыми сталкиваются местные туристические предприятия при получении государственной поддержки в период пандемии COVID-19.пандемии, а также скорректировать механизмы реализации государственной поддержки.

Исследование, представленное в этой статье, имеет свои ограничения. Все местные туристские предприятия, принявшие участие в опросе, были из одного региона Российской Федерации. Следовательно, результаты опроса могут иметь расхождения по сравнению с исследованием выборки предприятий туризма по стране в целом. Еще одним ограничением является короткий период сбора данных между первой и второй вспышкой COVID-19.в России. В дальнейшем мы планируем сравнить опрос, проведенный в августе 2020 года, с таким же опросом, проведенным годом позже, чтобы понять, какие стратегии постпандемического восстановления будут предпринимать туристические предприятия.

Перспективными направлениями будущих исследований могут быть следующие. В настоящее время разрушительное воздействие пандемии COVID-19 на СПО туризма очевидно, но вопрос долгосрочного воздействия требует дополнительных исследований. Как COVID-19 изменит представление об устойчивом туризме для малого и среднего бизнеса? Каковы возможности и перспективы развития туристической экономики в долгосрочной перспективе? Приведут ли краткосрочные изменения в технологии туристического бизнеса к долгосрочным устойчивым изменениям, и если да, то как? Приведет ли пандемия к переносу туристического бизнеса на онлайн-платформы? Не трансформируется ли необходимость работать в Интернете в положение «жить в Интернете», создавая тем самым новую угрозу? Учитывая, что COVID-19пандемия подстегнула инновации, необходимы дополнительные исследования для изучения приоритетных областей инновационного развития. Наконец, необходимо получить исчерпывающий ответ на вопросы, касающиеся негативных и позитивных последствий, которые общество и бизнес ожидают реализовать от пандемии в будущем.

Вклад авторов

Концептуализация, MS; методология, MS, LV и ME; валидация, Л.В. и А.П.; формальный анализ, Л.В. и я.; ресурсов, Л.В. и я.; курирование данных, Л.В. и я.; написание — подготовка первоначального проекта, М.С. и Л.В.; написание — обзор и редактирование, М.С. и Г.Л.; надзор, М.С.; приобретение финансирования, М.С. и М.Е. Все авторы прочитали и согласились с опубликованной версией рукописи.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского в рамках научно-исследовательского проекта «Устойчивое развитие малого и среднего бизнеса в условиях больших вызовов», номер гранта Н-443-99_2020-2021 .

Заявление об информированном согласии

Информированное согласие было получено от всех участников исследования.

Заявление о доступности данных

Данные, представленные в этом исследовании, частично доступны по запросу от соответствующего автора. Часть данных не находится в открытом доступе из-за условий исследования, проводимого для конкретного заказчика.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Ссылки

  1. Hall, C.M.; Скотт, Д.; Гёсслинг, С. Пандемии, трансформации и туризм: будьте осторожны со своими желаниями. Тур. геогр. 2020 , 22, 577–598. [Google Scholar] [CrossRef]
  2. Бенасси-Кере, А.; Маримон, Р .; Пизани-Ферри, Дж.; Райхлин, Л.; Шенмейкер, Д.; Ведер ди Мауро, Б. COVID-19: Европе нужен план помощи при катастрофах. Портал политик VOX CEPR. 11 марта 2020 г. Доступно онлайн: https://voxeu.org/article/covid-19.-europe-needs-catastrophe-relief-plan (по состоянию на 18 марта 2021 г.).
  3. Лензен, М.; Ли, М.; Малик, А .; Помпони, Ф .; Вс, Ю.-Ю.; Видманн, Т .; Фатурай, Ф.; Фрай, Дж.; Гальего, Б.; Гешке, А .; и другие. Глобальные социально-экономические потери и экологические выгоды от пандемии коронавируса. PLoS ONE 2020 , 15, e0235654. [Google Scholar] [CrossRef]
  4. Гавурова Б.; Суханьи, Л.; Ригельски, М. Туристические расходы и производительность экономики в странах ОЭСР — Исследование перспектив устойчивого туризма. Entrep. Поддерживать. Выпуски 2020 , 8, 983–1000. [Google Scholar] [CrossRef]
  5. Гесслинг, С.; Скотт, Д.; Холл, К.М. Пандемии, туризм и глобальные изменения: экспресс-оценка COVID-19. Дж. Сустейн. Тур. 2020 , 29, 1–20. [Google Scholar] [CrossRef]
  6. Ционас, М.Г. COVID-19 и постепенная адаптация в сфере туризма, гостеприимства и смежных отраслях. Тур. Экон. 2020 , 15. [Google Scholar] [CrossRef]
  7. Хейвуд, К.М. Будущее после COVID-19: переосмысление и возобновление туризма. Тур. геогр. 2020 , 22, 599–609. [Google Scholar] [CrossRef]
  8. Higgins-Desbiolles, F. Социализация туризма для социальной и экологической справедливости после COVID-19. Тур. геогр. 2020 , 22, 610–623. [Google Scholar] [CrossRef][Green Version]
  9. Amankwah-Amoah, J.; Хан, З .; Вуд, Г. COVID-19 и неудачи в бизнесе: парадоксы опыта, масштабы и возможности для теории и практики. Евро. Управление Дж. 2020 . [Google Scholar] [CrossRef]
  10. Besenyő, J.; Карман, М. Последствия COVID-19пандемия на здоровье африканцев, политическую и экономическую стратегию. Статистика Рег. Дев. 2020 , 2, 630–644. [Google Scholar] [CrossRef]
  11. Donthu, N.; Густафссон, А. Влияние COVID-19 на бизнес и исследования. Дж. Автобус. Рез. 2020 , 117, 284–289. [Google Scholar] [CrossRef]
  12. Fetzer, T.; Витте, М.; Хенсел, Л.; Яхимович, Дж. М.; Хаусхофер, Дж.; Ивченко, А.; Кариа, С.А.; Реутская, Э.; Рот, К.; Фиорин, С .; и другие. Глобальное поведение и восприятие в начале COVID-19Пандемия. Натл. Бур. Экон. Рез. 2020 . [Google Scholar] [CrossRef]
  13. Craven, M.; Лю, Л.; Майсур, М.; Уилсон, М. COVID-19: последствия для бизнеса. Доступно в Интернете: https://www.mckinsey.com/business-functions/risk/our-insights/covid-19.-implications-for-business# (по состоянию на 9 декабря 2020 г.).
  14. Пантано, Э.; Пицци, Г.; Скарпи, Д.; Деннис, К. Конкуренция во время пандемии? Взлеты и падения ритейлеров во время вспышки COVID-19. Дж. Автобус. Рез. 2020 , 116, 209–213. [Google Scholar] [CrossRef]
  15. Кришнамурти, С. Будущее бизнес-образования: комментарий в тени пандемии Covid-19. Дж. Автобус. Рез. 2020 , 117, 1–5. [Google Scholar] [CrossRef]
  16. Такер, Х. Отслеживание банкротств в связи с коронавирусом: эти крупные компании терпят неудачу на фоне закрытия. Форбс. 2020. Доступно онлайн: https://www.forbes.com/sites/hanktucker/2020/05/03/coronavirus-bankruptcy-tracker-these-major-companies-are-failing-amid-theshutdown/#5649.f95d3425 (по состоянию на 16 декабря 2020 г.).
  17. Крик, Дж. М.; Крик, Д. Сотрудничество и COVID-19: совместные маркетинговые стратегии для бизнеса в условиях пандемического кризиса. Инд Марк. Управление 2020 , 88, 206–213. [Google Scholar] [CrossRef]
  18. He, H.; Харрис, Л. Влияние пандемии Covid-19 на корпоративную социальную ответственность и философию маркетинга. Дж. Автобус. Рез. 2020 , 116, 176–182. [Google Scholar] [CrossRef]
  19. Бартик А.В.; Бертран, М .; Каллен, З.; Глейзер, Э.Л.; Лука, М.; Стэнтон, К. Воздействие COVID-19о результатах и ​​ожиданиях малого бизнеса. проц. Натл. акад. науч. США 2020 , 117, 17656–17666. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  20. Fairlie, R. Влияние Covid-19 на владельцев малого бизнеса: данные о потерях на ранней стадии из текущего опроса населения в апреле 2020 года; Национальное бюро экономических исследований: Кембридж, Массачусетс, США, 2020 г. [Google Scholar]
  21. Феррандо А. Ожидания фирм в отношении доступа к финансам на ранних стадиях пандемии Covid-19; Рабочий документ ЕЦБ № 20202446, июль 2020 г.; Европейский центральный банк: Франкфурт, Германия, 2020 г.; Доступно в Интернете: https://ssrn.com/abstract=3656265 (по состоянию на 23 марта 2021 г.).
  22. Юргенсен, Дж.; Гимон, Дж.; Нарула, Р. Европейские МСП в условиях кризиса COVID-19: оценка воздействия и ответных мер политики. Дж. Инд. Автобус. Экон. 2020 , 47, 499–510. [Google Scholar] [CrossRef]
  23. Шафи, М.; Лю, Дж.; Рен, В. Влияние пандемии COVID-19 на микро-, малые и средние предприятия, работающие в Пакистане. Рез. Глоб. 2020 , 2, 100018. [Google Scholar] [CrossRef]
  24. Сириопулос, К. Влияние Covid-19 на предпринимательство и МСП. Дж. Междунар. акад. Кейс Стад. 2020 , 26, 1–2. Доступно в Интернете: https://search.proquest.com/docview/2419452454?accountid=35424 (по состоянию на 23 января 2021 г. ).
  25. Лу, Ю.; Ву, Дж.; Пэн, Дж.; Лу, Л. Воспринимаемое воздействие эпидемии Covid-19: данные выборки из 4807 малых и средних предприятий в провинции Сычуань, Китай. Окружающая среда. Опасности 2020 , 19, 323–340. [Google Scholar] [CrossRef]
  26. Эггерс Ф. Мастера катастроф? Проблемы и возможности для малого и среднего бизнеса в условиях кризиса. Дж. Автобус. Рез. 2020 , 116, 199–208. [Google Scholar] [CrossRef]
  27. Алонсо, AD; Кок, С.К.; Брессан, А .; О’Ши, М.; Сакеллариос, Н.; Коресис, А .; Солис, MAB; Сантони, Л. Дж. COVID-19, последствия, последствия и гостиничные фирмы: международная перспектива. Междунар. Дж. Хосп. Управление 2020 , 91, 102654. [Google Scholar] [CrossRef]
  28. Kuckertz, A.; Брендл, Л.; Гаудиг, А .; Хиндерер, С .; Рейес, CAM; Прочотта, А .; Стейнбринк, К.М.; Бергер, Э.С. Стартапы во время кризиса — быстрый ответ на COVID-19пандемия. Дж. Автобус. Вентур. Статистика 2020 , 13, e00169. [Google Scholar] [CrossRef]
  29. Thorgren, S.; Уильямс, Т.А. Как выжить во время разворачивающегося кризиса: как малые и средние предприятия предотвращают надвигающуюся катастрофу. Дж. Автобус. Вентур. Статистика 2020 , 14, e00187. [Google Scholar] [CrossRef]
  30. Jnr, BA; Петерсен, С.А. Изучение цифровизации виртуальных предприятий в условиях пандемии COVID-19: систематический и метаанализ. Энтерп. Инф. Сист. 2020 , 1–34. [Академия Google] [CrossRef]
  31. Ефремова М.В.; Шерешева, М.Ю.; Валитова Л.А. Постпандемические вызовы и перспективы малого и среднего бизнеса в туристическом секторе России. В материалах 33-й конференции EBES, Мадрид, Испания, 7–9 октября 2020 г. [Google Scholar]
  32. Priyono, A.; Мойн, А .; Путри, В.Н.А.О. Определение путей цифровой трансформации в бизнес-модели МСП во время пандемии COVID-19. Дж. Открытые инновации. Технол. Отметка. Сложный. 2020 , 6, 104. [Google Scholar] [CrossRef]
  33. Benn, S.; Эдвардс, М.; Уильямс, Т. Организационные изменения для корпоративной устойчивости; Routledge & CRC Press: Oxfordshire, UK, 2018. [Google Scholar]
  34. Риттер Т.; Педерсен, К.Л. Анализ влияния кризиса коронавируса на бизнес-модели. Инд Марк. Управление 2020 , 88, 214–224. [Google Scholar] [CrossRef]
  35. Бельсо-Мартинес, Х.А.; Мас-Тур, А .; Санчес, М .; Лопес-Санчес, М. Дж. Система реагирования на COVID-19 и коллективное предоставление социальных услуг. Стратегические размеры сети и соображения близости. Серв. Автобус. 2020 , 14, 387–411. [Google Scholar] [CrossRef]
  36. Баум Т.; Хай, Н.Т.Т. Гостиничный бизнес, туризм, права человека и влияние COVID-19. Междунар. Дж. Контемп. Хосп. Управление 2020 , 32, 2397–2407. [Google Scholar] [CrossRef]
  37. Шерешева М. Ю. Коронавирус и туризм. Народ. Экон. 2020 , 4, 72–76. [Google Scholar] [CrossRef]
  38. Brouder, P. Reset redux: Возможные эволюционные пути трансформации туризма в мире COVID-19. Тур. геогр. 2020 , 22, 484–490. [Google Scholar] [CrossRef]
  39. Невядомски, П. COVID-19: от временной деглобализации к новому открытию туризма? Тур. геогр. 2020 , 22, 651–656. [Google Scholar] [CrossRef]
  40. Ромагоса, Ф. Кризис COVID-19: возможности для устойчивого и близкого туризма. Тур. геогр. 2020 , 22, 690–694. [Google Scholar] [CrossRef]
  41. Ассаф А.; Скудери, Р. COVID-19 и восстановление индустрии туризма. Тур. Экон. 2020 , 26, 731–733. [Google Scholar] [CrossRef]
  42. Цзэн З.; Чен, П.-Дж.; Лью, А.А. От высоких технологий к высоким технологиям: COVID-19 способствует внедрению робототехники. Тур. геогр. 2020 , 22, 724–734. [Google Scholar] [CrossRef]
  43. Перкинс, Р.; Ху-Латтимор, К.; Аркодия, К. Понимание вклада сотрудничества заинтересованных сторон в брендинг региональных направлений: систематический обзор описательной литературы. Дж. Хосп. Тур. Управление 2020 , 43, 250–258. [Академия Google] [CrossRef]
  44. Дхеванто, В.; Назмуззаман, Э.; Фаузан, Т.Р. Сравнение межстрановых политик поддержки малых и средних предприятий во время пандемии Covid-19. В материалах 16-й Европейской конференции по инновациям и предпринимательству Academic Conferences Limited ECIE 2020, Лиссабон, Португалия, 17–18 сентября 2020 г.; п. 218. [Google Scholar]
  45. Джавед А. Влияние COVID-19 на сектор услуг Пакистана. Дж. Инов. Экон. 2020 , 5, 107–116. [Академия Google] [CrossRef]
  46. Меркель, Л.; Фейст, Р . ; Мюллер, П. Меры правительства Испании для экспортеров МСП во время кризиса COVID-19; рабочий документ IfTI, декабрь 2020 г.; Высшая школа Оффенбурга: Оффенбург, Германия, 2020 г.; Доступно в Интернете: https://opus.hs-offenburg.de/frontdoor/deliver/index/docId/4135/file/Essay_Spain_final.pdf (по состоянию на 9 февраля 2021 г.).
  47. Всемирная туристская организация. Поддержка рабочих мест и экономики посредством путешествий и туризма: призыв к действиям по смягчению социально-экономических последствий COVID-19и ускорение восстановления; Всемирная туристская организация (ЮНВТО): Мадрид, Испания, 2020 г. [Google Scholar] [CrossRef]
  48. Кок, Ф.; Норфельт, А .; Джозиассен, А .; Ассаф, А.Г.; Ционас, М.Г. Понимание туристической психики COVID-19: эволюционная парадигма туризма. Анна. Тур. Рез. 2020 , 85, 103053. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  49. Лаато, С.; Ислам, А.Н.; Фарук, А .; Дхир, А. Необычное покупательское поведение на ранних стадиях пандемии COVID-19: подход «стимул-организм-реакция». Дж. Розничная торговля. потреблять. Серв. 2020 , 57, 102224. [Google Scholar] [CrossRef]
  50. Sheth, J. Влияние Covid-19 на поведение потребителей: вернутся ли старые привычки или умрут? Дж. Автобус. Рез. 2020 , 117, 280–283. [Google Scholar] [CrossRef]
  51. Гурсой, Д.; Чи, К.Г. Влияние пандемии COVID-19 на индустрию гостеприимства: обзор текущей ситуации и программа исследований. Дж. Хосп. Отметка. Управление 2020 , 29, 527–529. [Google Scholar] [CrossRef]
  52. Кургианатакис, М.; Апостолакис, А .; Диму, И. COVID-19и праздничные намерения: случай Крита, Греция. Анатолия 2021 , 32, 148–151. [Google Scholar] [CrossRef]
  53. Хан, Х.; Аль-Анси, А .; Чуа, Б.-Л.; Тарик, Б.; Радич, А .; Парк, С.-Х. Посткоронавирусный мир в индустрии международного туризма: применение теории запланированного поведения к более безопасному выбору направления в случае выездного туризма в США. Междунар. Дж. Окружающая среда. Рез. Public Health 2020 , 17, 6485. [Google Scholar] [CrossRef]
  54. Zenker, S.; Кок, Ф. Пандемия коронавируса — критическое обсуждение повестки дня исследований в области туризма. Тур. Управление 2020 , 81, 104164. [Google Scholar] [CrossRef]
  55. Хао, Ф.; Сяо, В.; Чон, К. COVID-19 и гостиничная индустрия Китая: воздействие, структура управления стихийными бедствиями и повестка дня после пандемии. Междунар. Дж. Хосп. Управление 2020 , 90, 102636. [Google Scholar] [CrossRef]
  56. Радович-Маркович, М.; Живанович, Б. Содействие зеленому предпринимательству и расширение прав и возможностей женщин посредством образования и инвестиций банков в туризм: опыт Сербии. Устойчивое развитие 2019 , 11, 6826. [Google Scholar] [CrossRef][Green Version]
  57. Мирских И.; Мингалева, З.; Куранов, В.; Мацеева С. Цифровизация медицины в России: основные направления развития и перспективы. Лект. Примечания Сеть. Сист. 2021 , 136, 337–345. [Google Scholar] [CrossRef]
  58. Вен, Дж.; Ван, В .; Козак, М .; Лю, Х .; Хоу, Х. Много мозгов лучше, чем один: важность междисциплинарных исследований COVID-19 в туризме и за его пределами. Тур. Воссоздать. Рез. 2020 , 1–4. [Google Scholar] [CrossRef]
  59. Polemis, M.; Стенгос, Т. Пороговые эффекты во время COVID-19Пандемия: данные международных туристических направлений. Мюнхенский личный архив RePEc; Документ MPRA № 102845; Пирейский университет, Университет Гвельфа: Гвельф, Онтарио, Канада, 2020 г.; Доступно в Интернете: https://mpra.ub.uni-muenchen.de/102845/1/MPRA_paper_102845.pdf (по состоянию на 19 января 2021 г.).
  60. Чанг, К.-Л.; Макалир, М .; Рамос, В. Хартия устойчивого туризма после COVID-19. Устойчивое развитие 2020 , 12, 3671. [Google Scholar] [CrossRef]
  61. Мингалева З. О цифровом развитии городской транспортной инфраструктуры России. Доп. Интел. Сист. вычисл. 2019 , 850, 29–35. [Google Scholar] [CrossRef]
  62. Рейес-Менендес, А.; Коррейя, М.; Матос, Н .; Адап, К. Поведение потребителей в Интернете и стратегии eWOM для устойчивого управления бизнесом в индустрии туризма. Устойчивое развитие 2020 , 12, 8972. [Google Scholar] [CrossRef]
  63. Саура, Дж. Р.; Рейес-Менендес, А .; Палос-Санчес, PR Цифровой туристический бизнес: систематический обзор основных стратегий и тенденций цифрового маркетинга. В стратегиях цифрового маркетинга для туризма, гостиничного бизнеса и авиаперевозок; IGI Global: Херши, Пенсильвания, США, 2020 г.; стр. 1–22. [Академия Google]
  64. Алвес, Г.М.; Соуза, Б.М.; Мачадо, А. Роль цифрового маркетинга и качества онлайн-отношений в социальном туризме: тематическое исследование туризма для всех. В стратегиях цифрового маркетинга для туризма, гостиничного бизнеса и авиаперевозок; IGI Global: Херши, Пенсильвания, США, 2020 г. ; стр. 49–90. [Google Scholar]
  65. Легард, Р.; Киган, Дж.; Уорд, К. Подробные интервью. Качественная исследовательская практика: руководство для студентов и исследователей, изучающих социальные науки; Публикации SAGE: Лондон, Великобритания, 2003 г.; Том 6, стр. 138–169.. [Google Scholar]
  66. Шерешева М.; Валитова, Л.; Ценжарик, М.; Оборин, М. Индустриальный жизненный цикл и развитие российской туриндустрии. Дж. Риск Финанс. Управление 2020 , 13, 113. [Google Scholar] [CrossRef]
  67. Андрадес, Л.; Диманш, Ф. Конкурентоспособность дестинаций и развитие туризма в России: проблемы и вызовы. Тур. Управление 2017 , 62, 360–376. [Google Scholar] [CrossRef]
  68. Андрадес, Л.; Диманш, Ф. Конкурентоспособность туристических направлений в России: навыки и компетенции профессионалов в области туризма. Междунар. Дж. Контемп. Хосп. Управление 2019 , 31, 910–930. [Google Scholar] [CrossRef]
  69. Полухина А.Н.; Шерешева, М.Ю.; Рукомойникова, В.П.; Напольских, Д.Л. Обоснование сравнительной эффективности реализации туристского потенциала (на примере Поволжья). Экон. соц. Чанг. Факты Тенденции Прогноз 2016 , 5, 122–140. [Google Scholar] [CrossRef]
  70. Полухина А.; Шерешева, М.; Ефремова, М.; Суранова О.; Агалакова, О.; Антонов-Овсеенко А. Концепция устойчивого развития сельского туризма в условиях кризиса COVID-19: опыт России. Дж. Риск Финанс. Управление 2021 , 14, 38. [Google Scholar] [CrossRef]

Рис. 1. Индекс туризма, Россия (проект #Сбериндекс). Источник: https://www.sberindex.ru/dashboards/indeks-vnutrennego-turizma-pomesyachnaya-dinamika?partition=9&tags%5B%5D=6 (по состоянию на 30 января 2021 г. ).

Рисунок 1. Индекс туризма, Россия (проект #Сбериндекс). Источник: https://www.sberindex.ru/en/dashboards/indeks-vnutrennego-turizma-pomesyachnaya-dinamika?partition=9&tags%5B%5D=6 (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 2. Изменение потребительских расходов в % по сравнению с той же неделей 2019 года по данным Сбербанка (проект #Сбериндекс). Источник: https://sberindex.ru/ru/dashboards/izmenenie-aktivnosti-msp?partition=2 (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 2. Изменение потребительских расходов в % по сравнению с той же неделей 2019 года по данным Сбербанка (проект #Сбериндекс). Источник: https://sberindex.ru/ru/dashboards/izmenenie-aktivnosti-msp?partition=2 (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 3. Темп роста услуг, оказываемых индустрией гостеприимства, % (к аналогичному периоду 2019 года) по данным Росстата. Источник: https://www.fedstat.ru/indicator/57788 (по состоянию на 30 января 2021 г. ).

Рисунок 3. Темп роста услуг, оказываемых индустрией гостеприимства, % (к аналогичному периоду 2019 года) по данным Росстата. Источник: https://www.fedstat.ru/indicator/57788 (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 4. Изменение притока денег по отраслям, % от «нормального» уровня («мониторинг финансовых потоков» по ​​данным Банка России). Источник: https://cbr.ru/analytics/finflows/ (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 4. Изменение притока денег по отраслям, % от «нормального» уровня («мониторинг финансовых потоков» по ​​данным Банка России). Источник: https://cbr.ru/analytics/finflows/ (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 5. Налог на прибыль и НДС с предприятий индустрии гостеприимства Нижегородской области (данные ФНС). Источник: https://www.nalog.ru/rn52/related_activities/statistics_and_analytics/forms/9694695/ (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Рисунок 5. Налог на прибыль и НДС с предприятий индустрии гостеприимства Нижегородской области (данные ФНС). Источник: https://www.nalog.ru/rn52/related_activities/statistics_and_analytics/forms/9694695/ (по состоянию на 30 января 2021 г.).

Таблица 1. Результаты опроса.

Таблица 1. Результаты опроса.

9 Выход из рынка/закрытие рынка . с вашими клиентами? 16 (25%) 16 (25%). наша работа 950459204592045950450450450450.%045 29595950451111104595045950505%7
Вопрос Ответы Количество и процент респондентов
1 Масштаба снижения бизнеса Незначительно 3 (5%)
.
2 The drop in sales <20%
21–40%
41–60% 16 (25%)
61–80 % 37 (59%)
>80% 10 (16%)
3 Сколько дней ваша компания смогла бы прожить за счет средств на счетах при отсутствии денежных поступлений (при наличии постоянных затрат) ? <30 25 (40%)
30–60 28 (44%)
90–120 10 (16%). внедряете на своем предприятии? (Возможно несколько вариантов ответа) Изменение бизнес -стратегии/Видение 28 (44%)
Замена ключевых специалистов 2 (3%)
Реингинирирование бизнес -процесса 9 (14%)
9 (14%)
9 (14%)
9 (14%)
9. 33 (52%)
Innovating 9 (14%)
Lower wages 16 (25%)
Reconstruction of the logistics base 7 (11%)
Я оставлю персонал, но возьму кредит на зарплату для сотрудников 16 (25%)
Расширение использования цифровых технологий 16 (25%)
3 (5%)
Краткосрочный сдвиг к другим услугам 10 (16%)
Другие 7 (11%)
Сниженные затраты 2 (35%)
.
Объединение позиций 9 (14%)
Повышение ориентации на клиента 3 (5%)
5 Вам нужны финансовые ресурсы для развития вашего бизнеса? Нет, не требуется 3 (5%)
Требуется, но справимся сами 25 (40%)
Требуется, придется брать кредит 4 3 9103 52%)
Другое 2 (3%)
6 Пользовались ли Вы мерами государственной поддержки? Нет, не используется 3 (5%)
Преимущество 22 (35%)
Получен беспроцентный кредит 19 (30%)
Другое 3 (5%)
7 STATE ORSTADE STAPER WAT проблемы? Да 13 (21%)
Частично, но государственная поддержка была недостаточной/неэффективной 45 (72%)
8%)
8 Прервала ли ваша компания свою деятельность в связи с пандемией? Да 47 (75%)
Нет 16 (25%)
9 Сохранился ли коллектив Вашего трудового коллектива? Да, 25 (40%)
Нет, нам пришлось сократить персонал 9 (14%)
, некоторые сотрудники покинули себя 25 (40%)
25 (40%)
25 (40%) , произошло сокращение штата, а сами сотрудники увольняются 4 (6%)
10 Пришлось ли урезать зарплату сотрудникам? Да 27 (43%)
Нет 13 (21%)
Персонал был официально переназначен в уменьшенное расписание 21 (33%)
сотрудники были размещены на неоплачиваемом отпуске. сталкивались ли вы с недобросовестным поведением со стороны ваших поставщиков? Да 41 (65%)
Нет 22 (35%)
12 Сталкивались ли Вы с юридическими проблемами при выполнении обязательств (претензий и жалоб) клиентов? Да, 28 (44%)
35 (56%)
Еще
13
13
13
13 8 —
13 8 — Да 47 (75%)
7 (11%)
Еще 9 (14%)
14 ? Нет, специфика нашего бизнеса не позволяет 30 (48%)
Нет, нехватка времени (и/или технических ресурсов) препятствовала быстрому перепрофилированию 2 (3%)
Да, частично 21 (33%)
Да, мы полностью готовы к онлайн-формату 10 (16%)
15 Удалось ли вам перепрофилировать свой бизнес для предоставления других услуг или услуг новые направления? Да, 3 (5%)
44 (70%)
Отчасти 16 (25%)
16
16 Да, абсолютно согласен
Скорее да, чем Нет
Скорее нет, чем Да
Нет, совершенно не согласен
6 (10%)
3 (5%)
21 (33%)
33 (52%)
17 Мы жертвуем краткосрочными результатами и акционерной стоимостью ради выживания нашего бизнеса в долгосрочной перспективе Да, абсолютно согласен
Скорее да, чем Нет
Скорее нет, чем да
Нет, совершенно не согласен 18
В условиях пандемии наша команда стала более сплоченной Да, абсолютно согласен
Скорее да, чем Нет
Скорее нет, чем Да
Нет, совершенно не согласен
25 (40%)
21 (33%)
16 ( 25%)
1 (2%)
19 Пандемия ускорила цифровизацию нашего бизнеса Да, абсолютно согласен
Скорее да, чем Нет
Скорее нет, чем да
Нет, совершенно не согласен вы оказываете социальную помощь в условиях пандемии?
Да (указать какие)
  • материальная помощь

  • возмещение операционных расходов клиентам с трудной жизненной ситуацией

  • За пять месяцев всем работникам выплачена заработная плата

  • Работа в колл -центре

  • Организация операции пожарных двигателей

  • Для врачей

57 (90%) 57 (90%) 9. 92 57 (90%)
57 (90%). 21 Какие факторы мешают дальнейшему развитию Вашего бизнеса? Отсутствие финансов 35 (56%)
Отсутствие знаний
Weak state support 28 (44%)
Lack of qualified staff 13 (21%)
Uncertainty related to COVID-19 57 (90%)
Other 10 (16%)

Примечание издателя: MDPI остается нейтральным в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.


© 2021 авторами. Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).

Развитие туристической отрасли

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Елена Владимировна Онищенко, Владимир Н. Шарафутдинов

Статья посвящена осмыслению проблем, возникающих в процессе разработки стратегий социально-экономического развития туристско-рекреационных регионов и муниципальных образований через призму …

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Матвей С Оборин

В статье рассматриваются ситуационные условия развития медицинского и спортивного туризма, сформировавшиеся под влиянием внутреннего спроса и геополитического давления. Туристическая и развлекательная деятельность может …

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Анна Ю. Боджгуа

Понятие социально ориентированного туризма определяется, с одной стороны, как средство обеспечения доступа к туристским услугам социально незащищенных слоев населения, с…

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Наталья С Морозова

Ключевой особенностью предпринимательской деятельности во всех сферах экономической деятельности является наличие риска. Сфера туризма и гостеприимства также подвержена влиянию…

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Анна И. Кусерова

Данное исследование посвящено вопросу сопровождения иностранных туристов в России и проблемам, возникающим при этом. Автор статьи, опираясь на русский…

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Королева Инна Сергеевна

Вот уже 50 лет мир ощущает угрозу экономического кризиса. Все это время человечество задумывалось о проблемах устойчивого развития. Ученые вокруг…

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Айгуль Т. Алдабергенова, Слинкова Ольга Константиновна

Индустрия туризма является крупнейшей отраслью услуг в мире, которая может принести странам многочисленные экономические, культурные и социальные выгоды. Развитие туризма и получение дохода от этого …

Том 8, Выпуск №2, 2022 г.

Алексей В Платов, Ольга И. Литвинова

Глобализация и цифровизация экономики требуют перехода туристической отрасли на принципы устойчивого развития. Важнейший элемент устойчивого развития туризма…

Том 8, Выпуск №1, 2022 г.

Сарафанова Анастасия Георгиевна, Сарафанов Александр Анатольевич

COVID-19Пандемия серьезно повлияла на мировую экономику, опустошив туристическую индустрию во всем мире. Цель этой статьи — изучить инновации как способ …

Том 8, Выпуск №1, 2022 г.

Е. Анатольевна Семенова, Наталья Н. Новоселова, Вероника В., Хубулова

Туризм является очень важным сектором экономики на глобальном и местном уровнях и обеспечивает реальные перспективы для устойчивого и инклюзивного экономического роста. Этот сектор генерирует иностранную валюту, стимулирует …

Том 8, Выпуск №1, 2022 г.

Жанар Сапаровна Рахимбекова, Богомазова Ирина Викторовна

Результаты исследования, проведенного авторами, позволили выявить современные тенденции и сформировать четкие представления об удовлетворенности потребителей гостиничными услугами в период COVID-19. …

Том 8, Выпуск №1, 2022 г.

Алексей В Платов, Елена Вадимовна Петраш, Анна Александровна Силаева

В настоящее время концепция SMART и умное управление туристическими направлениями становятся главным приоритетом и серьезной задачей. Целью исследования было определить …

Том 8, Выпуск №1, 2022 г.

Елена А. Джанджугазова

Российский туристический рынок, сформировавшийся в 1990-е годы на фоне многолетнего дефицита выездного туризма, продолжает развиваться даже в условиях кризиса, в том числе за счет …

Том 7, Выпуск №4, 2021 г.

Ирина Владимировна Семченко, Светлана Николаевна Ясенок, Елена Васильевна Негельченко, Болтенко Юрий Алексеевич

В данной статье инклюзивный туризм рассматривается как сложная система партнерских отношений, основанная на возможности социально-экономического развития туристской отрасли и общества. Инклюзивный туризм — направление…

Том 7, Выпуск №4, 2021 г.

Сергей Евгеньевич Мачалкин, Светлана Николаевна Морева

В статье рассмотрено влияние пандемии COVID-19 на состояние туристической отрасли, дана оценка отраслевых экспертов о текущей ситуации в . ..

Том 7, Выпуск №4, 2021 г.

Глеб В. Алексушин

Научная задача поиска понимания причин эффективного и быстрого роста туризма в 1950-1960-е годы в СССР была успешно решена в …

Том 7, Выпуск №4, 2021 г.

Михаил С. Шмарков, Лариса И. Шмаркова

Практика туристской деятельности за последние двадцать лет значительно обогатилась инновационными решениями и действиями ключевых игроков туристического рынка – туроператоров …

Том 7, Выпуск №4, 2021 г.

Афина Малапани, Сарафанова Анастасия Георгиевна, Сарафанов Александр Анатольевич

В последнее время широкое распространение в сфере туризма получили иммерсивные технологии, в том числе дополненная реальность (AR), виртуальная реальность (VR). Ухудшение состояния влечений, проявление. ..

Том 7, Выпуск №3, 2021 г.

Елена Владимировна Онищенко, Владимир А. Слепченко

Основное содержание исследования составляет анализ трактовки термина «природно-рекреационный потенциал» в его современном понимании с учетом возросшей роли …

Том 7, Выпуск №3, 2021 г.

Диего Брасалес Эррера, Мата Леовардо, Альбан  Карлос

Статья начинается с вопроса, как можно измерить устойчивый туризм, если это очень сложный, трансверсальный, междисциплинарный и мультидисциплинарный термин? Помимо того, что туризм…

Страница 1 из 7 | Следующий

Война на Украине ударила по туристической отрасли России — IDN-InDepthNews бывшая советская республика Украина в конце февраля. Более двух лет индустрия туризма пострадала из-за повсеместного распространения Covid-19.

который разрушил мир.

Отраслевые операторы заявляют, что влияние на туризм российской «специальной военной операции» в Украине подтолкнуло США и Канаду, Европейский Союз, Австралию, Новую Зеландию и многие другие страны к введению ряда санкций, которые в настоящее время затрагивают бесперебойная работа туристического бизнеса.

Согласно статистике, за последние три года, включая ограничения Covid-19 и российско-украинский кризис, иностранные авиакомпании перевезли около 128,1 миллиона пассажиров, но большинство пассажиров застряли из-за закрытия границ и репатриировались в 2020 году. -19утихла, и последний залп санкций сократил поездки за границу, особенно в Соединенные Штаты и Европу для россиян.

Аналитики ожидают значительного развития туристического бизнеса внутри России. Вместо этого российские туристы могут выбрать направления в Южной Америке и Карибском бассейне, Азии и Африке, такие как Кипр, Таиланд, Турция, Мальта, Мальдивы, Занзибар и Египет. Граждане России могут не опасаться резкого роста цен на авиабилеты, так как в весенний и предстоящий летний сезоны стоимость определяется в том числе спросом и покупательной способностью.

Многие российские туристы, оказавшиеся в затруднительном положении из-за экономических санкций, лишены возможности снимать средства в банках с использованием международной системы кредитных карт. Зарина Догузова из Федерального агентства по туризму России сообщила местным российским СМИ, что в марте было репатриировано около 90 000 туристов.

По данным агентства, наибольшее количество пакетных туристов из России имеет Египет. Процесс репатриации затруднен и занимает больше времени из-за новых санкций Запада в отношении самолетов, которые, как ожидается, будут использоваться для специальных рейсов из Египта в Россию. Туроператоры пытались вернуть российских пакетных туристов разными способами, в том числе стыковочными рейсами иностранных авиакомпаний через третьи страны из Объединенных Арабских Эмиратов, Турции, Мальдивских островов и Таиланда.

4 апреля премьер-министр России Михаил Мишустин сообщил, что с 9 апреля Россия отменяет введенные в связи с пандемией ограничения на полеты в 52 страны, включая Аргентину, Индию, Китай, ЮАР и другие дружественные страны. Он распространяется на регулярные и чартерные рейсы между Россией и рядом других зарубежных стран.

Будет учитываться эпидемиологическая ситуация в отдельных странах: ранее было принято решение полностью снять ограничения на регулярные и чартерные рейсы с Алжиром, Аргентиной, Афганистаном, Бахрейном, Боснией и Герцеговиной, Ботсваной, Бразилией, Венесуэлой, Вьетнамом, Гонконгом Конг, Египет и Зимбабве.

Остальные включают Израиль, Индию, Индонезию, Иорданию, Ирак, Кению, Китай, Северную Корею, Коста-Рику, Кувейт, Ливан, Лесото, Маврикий, Мадагаскар, Малайзию, Мальдивы, Марокко, Мозамбик, Молдову, Монголию, Мьянму, Намибию. , Оман, Пакистан, Перу, Саудовская Аравия, Сейшельские острова, Сербия, Сирия, Таиланд, Танзания, Тунис, Турция, Уругвай, Фиджи, Филиппины, Шри-Ланка, Эфиопия, Южная Африка и Ямайка.

Затянувшаяся война на Украине угрожает нескольким туристическим направлениям, которые зависят от посетителей из России. Турция, Узбекистан, ОАЭ, Таджикистан, Армения, Греция, Египет, Казахстан и Кипр входят в топ-25 стран для выездного российского туризма по количеству рейсов, согласно Mabrian Technologies, аналитической платформе для индустрии туризма.

Например, экономика Египта сильно зависит от туризма из России и Украины, причем на эти две страны приходится примерно треть всех посетителей каждый год. Египет работает над открытием туристических рынков, особенно для Германии, Англии, Чехии, Италии и Швейцарии, после снятия ограничений на поездки в Египет.

Тысячи российских туристов посещают пляжные курорты Таиланда. Российско-украинский кризис с Европой может еще больше подтолкнуть российских туристов к популярным направлениям в Азии и некоторым направлениям в Африке. Пока Ковид-19ограничения сняты, не все эти страны считаются популярными направлениями для российских туристов. Россия стремится развивать и продвигать внутренний туризм.

По статистике, за последние 20 лет российские туристы потратили за границей более 300 миллиардов долларов, и на их деньги можно построить внутреннюю туристическую инфраструктуру. Эксперты также утверждают, что российская туристическая инфраструктура за последний год демонстрирует некоторый рост, и важно не потерять этот темп в нынешних условиях в мире.

Федеральное агентство по туризму, которое продвигает как внутренние, так и зарубежные туры, подчеркнуло шаги, предпринимаемые правительством России для развития туризма, включая предложения субсидий для местных направлений, усилия по поощрению и продвижению внутреннего туризма, который является безопасным и комфортным. условия для российских туристов в предстоящие сезоны.

Последний пакет мер правительства России по поддержке экономики в условиях санкций касается туристической отрасли и ряда других отраслей и предусматривает налоговые льготы, заявил в этом месяце вице-спикер Совета Федерации Николай Журавлев.

По данным Ассоциации туроператоров России (АТОР), внешний туризм будет неуклонно набирать обороты, несмотря на текущую международную ситуацию и рост курсов доллара и евро, снижение доли зарубежных туров в объеме продаж в течение Февраль и март, месяцы российско-украинского кризиса.

Россия лишена членства в международных организациях, последней из которых стал Совет ООН по правам человека. 8 марта Исполнительный совет предложил провести внеочередную ассамблею для рассмотрения вопроса о возможной приостановке членства России во Всемирной туристской организации ООН9.0003

* Кестер Кенн Кломега часто и активно работает над IDN. За свою профессиональную карьеру исследователя, специализирующегося на российско-африканской политике, которая насчитывает почти два десятилетия, он несколько раз задерживался и допрашивался федеральными службами безопасности за сообщение фактов. Большинство его статей с хорошими ресурсами перепечатаны в нескольких авторитетных зарубежных СМИ. в 2019 году. Источник: Экономическое время.

IDN является флагманским агентством некоммерческого международного синдиката прессы.

Посетите нас на Facebook и Twitter.

Мы верим в свободный поток информации. Публикуйте наши статьи бесплатно, в Интернете или в печати, под номером Creative Commons Attribution 4.0 International , за исключением статей, которые публикуются с разрешения .

Этика туристических компаний, продолжающих вести бизнес в России: Travel Weekly

Арни Вайсманн

Недавно я получил электронное письмо от Ирины Сидлецкой, президента Украинской гостинично-курортной ассоциации, и Марьяны Олескив, председателя Государственного агентства по развитию туризма Украины. В нем они утверждают, что все глобальные гостиничные бренды должны присоединиться к другим западным компаниям и полностью уйти из России в знак протеста против ее нападения на Украину.

Marriott и InterContinental Hotels Group (IHG) объявили в середине марта, что они закрывают свои корпоративные офисы в Москве и приостанавливают открытие новых отелей, дальнейшую девелоперскую деятельность и инвестиции в России. Точно так же Hilton закрыла свой корпоративный офис и также приостанавливает новую деятельность по развитию. Тем не менее, отели в России продолжают работать под флагами всех трех компаний.

15 апреля компания Hyatt, у которой всего пять отелей в России и которая ранее заявляла, что приостанавливает строительство и новые инвестиции, объявила о прекращении предоставления услуг в отеле в Сочи (это означает, что гости не могут получить доступ к преимуществам World of Hyatt). ) и что он прекращает «ассоциацию, контракты и отношения» с отелем Hyatt Regency Moscow Petrovsky Park.

Дальше всех пошла компания Best Western, приостановившая свое участие в России, где у нее пять франчайзи.

Многие из этих компаний объявили о гуманитарной помощи в связи с войной: Marriott выделила 1 миллион долларов на поддержку сотрудников, пострадавших от войны; Hyatt предоставляет жилье беженцам по всей Европе; IHG также пожертвовала ночи проживания, а также пожертвовала деньги Красному Кресту и Красному Полумесяцу.

Hilton в партнерстве с American Express пожертвовал 1 миллион ночей в номере для беженцев и тех, кто поддерживает гуманитарную деятельность. Hilton заявила, что также пожертвует любую прибыль от коммерческой деятельности в России на оказание гуманитарной помощи.

Несмотря на то, что Accor приостановила открытие и прекратила обслуживание и распространение своих отелей в России, генеральный директор Себастьен Базен, выступая на Skift Forum Europe 24 марта, защищал решение своей компании, тем не менее, позволить своим отелям оставаться открытыми в России. Он отметил 50-летнюю традицию нейтралитета компании; важность обеспечения условий для западных СМИ, неправительственных организаций (НПО) и дипломатов, выполняющих свои обязанности в России; а также необходимость отличать российских граждан, нанятых Accor, от действий российского государства и необходимость обеспечить им постоянную занятость.

Украинские профессиональные туристические ассоциации, однако, хотят не чего иного, как полного ухода, и открыто критикуют любого, кто отказывается от этого. Сидлецкая и Олескив подробно отвергли каждый пункт Базена. Их аргументы можно резюмировать следующим образом:

  • Приоритет нейтральности — слабый аргумент в пользу обращения к событию, аналогичному нацизму, предшествовавшему основанию Accor. Они спрашивают, остался бы нейтралитетом французский Accor, когда разразилась Вторая мировая война? Будут ли они принимать нацистскую элиту на своих курортах в Шварцвальде после того, как Германия вторгнется во Францию?
  • Всего одной гостиницы в Москве было бы достаточно, чтобы разместить сокращающееся число СМИ и НПО, которые не уехали или не были вытеснены из-за все более ограничительных правил.
  • Большинство сотрудников отеля не являются сотрудниками Accor, а работают на владельца отеля и могут быть сохранены независимо от того, под каким флагом находится отель.

Украинские туристические ассоциации не призывают к бойкоту этих компаний, а пытаются оказать на них давление призывом к совести полностью участвовать в санкциях против России.

Утверждают, что любые бизнес-трудности, с которыми сталкиваются гостиничные компании при выезде, меркнут по сравнению с теми трудностями и ужасом, которые переживают украинцы. Они предполагают, что корпорации, как и отдельные люди, делают выбор, который либо способствует ответственным результатам, либо работает против них.

Хотя бойкот поездок как средство протеста не обязательно эффективен, как обсуждалось в нашей статье от 7 марта («Дилемма бойкота»), скоординированные глобальные экономические санкции, введенные против России, похоже, оказывают давление на российскую экономику. , решающую опору в усилиях западной коалиции по прекращению войны.

Учитывая уникальные отношения между управляющими компаниями и владельцами отелей, нет никаких сомнений в том, что вывести гостиничный бренд из России будет сложнее, чем, скажем, глобальный розничный бренд.

Ни Best Western, ни Hyatt, которые, похоже, предприняли самые конкретные шаги по уходу из России, не имеют там большого присутствия. У каждого из этих брендов примерно пятая часть из 25 отелей Hilton, 26 у Marriott и 28 у IHG, и лишь около десятой части от 53 отелей Accor.

Тем не менее, Best Western и Hyatt показали, что это возможно. Тот факт, что Hyatt полностью отказался от одного объекта и частично от другого, может указывать на то, что каждый отдельный договор о праве собственности представляет собой разную степень сложности. Marriott и IHG заявили, что пересматривают контракты.

Учитывая эти сложности, возможно, появятся дополнительные объявления об отзыве, ссылающиеся на разъединение с отдельными объектами собственности, которые будут распространяться постепенно, по мере того, как юристы будут решать проблемы.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.