Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Битва на реке пьяна: БИТВА НА РЕКЕ ПЬЯНЕ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

БИТВА НА РЕКЕ ПЬЯНЕ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Пьянское побоище.

Битва на реке Пьяне.

Источник: pinterest.ru

 

Битва на р. Пья́не (Пья́нское побоище) – состоявшееся 2 августа 1377 г. сражение между объединенным русским войском (московско-нижегородская рать) под командованием княжича Ивана Дмитриевича, сына великого князя суздальского и нижегородского Дмитрия Константиновича(1365–1383), и татарским отрядом «из Мамаевой Орды». Русские воины, застигнутые врасплох, были наголову разбиты ордынцами, разграбившими затем нижегородское княжество. По мнению выдающегося историка М.Н. Тихомирова, «поражение на Пьяне было подлинной катастрофой», показавшей серьезную уязвимость границ Северо-Восточной Руси1. Но именно после него великим князем московским Дмитрием Ивановичем были предприняты необходимые меры, обеспечившие последующие победы русской рати в Вожской (1378) и Куликовской (1380) битвах.

Месторасположение битвы.

Река Пья́на – левый приток р. Суры, протекает в Нижегородской области и частично по территории Мордовии. Установление точного места сражения по летописям, в случае битвы на Пьяне – пример увлекательного источниковедческого расследования. Сперва, из-за ошибочного прочтения летописи — «и доидоша на Шипару» — искали на карте мифическое мордовское урочище Шипара/Шилара2. Другие читали эту фразу как: «и доидоша наши Пару», понимая под Парой приток р. Оки, располагающийся на юге Рязанской области3. Но она находится на расстоянии 200 км от Пьяны и никак не может фигурировать в рассказе. Сегодня наиболее вероятным местом битвы считается то, где в Пьяну впадает небольшая речка Пары́

4, протекающая в Сергачском районе Нижегородской области, а в сер. XIV в. именно здесь, по р. Пьяне проходила русско-ордынская граница, за которой начиналась Татарская степь.

 

Битва на реке Пьяне. Атака ордынцев.

Источник: pinterest.ru

 

Исторические источники по истории битвы

Битва на р. Пьяне упоминается во многих древнерусских летописях. Надо отдать должное честности и смелости наших предков, которые не стали лукаво замалчивать горькие и печальные детали этого бесславного сражения: известны дата события, имена главных русских военачальников, ход, причины поражения и шокирующий итог сражения, а также нанесенный ордынцами ущерб.

Основным источником по истории битвы является «Повесть о побоище на реке Пьяне», первоначальный вариант которой содержится в Рогожском летописце (РГБ, вторая половина XV в.) и Симеоновской летописи (БАН, первая половина XVI в.)5. В Новгородской четвертой и Никоновской летописях текст повести подвергся существенным изменениям, превратившись в пространное повествование, богатое интересными деталями и литературными «прикрасами»

6, но есть памятники и с более сокращенной версией.7 Все дошедшие варианты явно восходят к общему первоисточнику, составленному, вероятно, в Москве (по Л.В.Черепнину – в Нижнем Новгороде) неизвестным автором вскоре после поражения.

Предыстория битвы и ее предпосылки

Со смертью хана Бердибека8 в 1359 году в Золотой Орде начался двадцатилетний династический кризис, приведший к существенному ослаблению государства. «Великая замятня» представляла собой междоусобную войну претендентов на ханский престол, за время которой в Орде сменилось 25 ханов. В условиях политической чехарды реальная власть оказалась в руках темника

Мамая, главы администрации Бердибека. Не будучи чингизидом (потомком Чингисхана) и не имея прав на престол, Мамай управлял страной через подконтрольных «ханов-марионеток». Он контролировал Западную часть Орды и правобережье Волги с центром в Крыму (так называемая Мамаева Орда), не прекращая при этом борьбу с чингизидами за столицу Сарай.

Одновременно с политическим и военным ослаблением Орды происходит усиление Московского княжества и Великого княжества Литовского. В 1359 г. князем московским стал юный Дмитрий Иванович (Дмитрий Донской), выросший со временем «под крылом» митрополита Алексия в талантливого полководца и искусного дипломата. В 1364 г. московский князь помог суздальскому князю Дмитрию Константиновичу заполучить Нижегородское княжество, затем их политический союз был скреплен династическим браком: в 1366 г. Дмитрий Иванович женился на его дочери Евдокии. Стремительный рост территории и усиление влияния Московского княжества в к. 1360-х гг. неизбежно должны были привести к конфликту с Тверью и ее союзником — великим князем литовским Ольгердом. В это противостояние и вмешался Мамай. Темник хотел, руководствуясь принципом «

разделяй и властвуй», установить контроль над восточноевропейскими княжествами, используя ярлык на великое княжение владимирское как сильный козырь в политико-дипломатической игре. Дважды — в 1371 и 1374 г. — он передает ярлык великому князю тверскому Михаилу Александровичу. И оба раза Дмитрию Ивановичу с союзниками в непростой борьбе удается одержать над тверичами победу, закрепляя это право за собой. Более того, Дмитрий Иванович отказывается платить дань Мамаю и начинает формировать антиордынскую коалицию. Так началось «
великое розмирие
» (конфликт) между ордынским властителем и великим князем московским.

В 1375 г. великий князь тверской окончательно капитулировал, присоединившись к московскому союзу против Орды. Не сумев добиться ослабления Москвы чужими руками, Мамай решился на открытый военный конфликт. На протяжении нескольких лет противники «прощупывали» силы друг друга. В 1373 г. Дмитрий Иванович не пустил ордынцев, совершавших набег на рязанские земли, через Оку в свои владения.

В 1374 г. нижегородцы, союзники Москвы, уничтожили тысячный отряд, охранявший посланника Мамая. На следующий год ордынцы подвергли опустошению ряд княжеств.9. В 1376г. объединенное московско-нижегородское войско под командованием московского воеводы Д.М. Боброк-Волынского совершило успешный поход на подвластных Мамаю волжских булгар, после победы получив от них солидный откуп и обложив данью. Этот двойной удар по самолюбию и казне Мамай стерпеть не мог. В 1377 г. на нижегородские земли выступило несколько ордынских отрядов, среди которых был и отряд хана Золотой Орды Араб-шаха («царевич Арапша» в русских летописях)
10
.

Численность участвовавших в сражении войск

Объединённую московско-нижегородскую рать возглавляли княжич Иван Дмитриевич, сын великого князя суздальского Дмитрия Константиновича, и князь Семен Михайлович. Кто командовал войском противника, точно не установлено. Многие авторитетные историки утверждали, что ордынцами руководил лично хан Араб-шах (Арапша

), представитель восточных Чингизидов (потомков пятого сына Джучи), предполагая, что он перешел на службу к Мамаю и по его приказу напал на русское войско11. Другие — что царевич вел собственную военную игру12. Есть и те, кто подчеркивает, что в источниках ничего не сказано об участии Араб-шаха в Пьянском побоище13. Упоминается только его намерение напасть на Нижний Новгород, а потом то, что он был участником разорения Засурья. Возможно, что битва на р. Пьяне и походы Арапши механически соединены в одном повествовании, и русское войско было разбито совсем другим татарским отрядом, посланным Мамаем.

 

Битва на реке Пьяне. Лицевой свод. XVIв.

Источник: pinterest.ru

 

 

В «Повести о побоище на реке Пьяне» нет точных данных о численности войск сторон. В отношении русского воинства летописцы ограничиваются общими формулами: «воя многы», «рать въ силѣ тяжцѣ», «рать велика зѣло». Про татарскую рать «из Мамаевой Орды» сообщается, что она перед нападением разделилась на пять полков. Но убедительных попыток оценить реальную численность сил в научной литературе не предпринималось.14 Только публицист В.Г. Кожевников приводит следующие цифры: «45-тысячное русское войско в составе трех полков (по 10 тыс.) нижегородских и пяти (по 2–3 тыс.) полков московских» вступило в бой с «татарской конницей Араб-шаха, силой от 3-х до 4-х туменов» (т.е. 30-40 тыс.)15. Очевидно, что эти цифры сильно завышены. Если в сражении на р. Воже участвовало не более 6-9 тыс. с русской стороны, то на р. Пьяне едва могло быть более 10 тыс. Здесь присутствовали суздальское и нижегородское войско Дмитрия Константиновича, а также отправленная московским князем Дмитрием Ивановичем «рать владимирская, переяславская, юрьевская, муромская, ярославская» — 5 московских и 2 нижегородских полка.16 Численность полка точно не установлена и автоматически приравнивать его к тумену (10 тыс.) нельзя. Скорее всего, она не превышала 1 тыс. человек (самые смелые гипотезы – до 2-3 тыс.), но, вероятно, объединенное русское воинство на р. Пьяне насчитывало не более 7-8 тыс. Если применять пропорциональную схему подсчета к ордынскому воинству, то можно оценить его примерно в 5 тысяч конников.

Ход битвы

Все началось с того, что в 1377 г. хан Араб-шах, новый властитель Сарая, перешел Волгу с целью набега на Нижегородское княжество. Дмитрий Константинович, великий князь суздальский и нижегородский, начал готовиться к отражению врага и послал за помощью к зятю — великому князю московскому Дмитрию Ивановичу. Как и в 1373 г., когда Мамай разорял Рязанское княжество, Дмитрий Иванович собрал большое войско и лично выступил с ним к Нижнему Новгороду. Но по неизвестным причинам Араб-шах отложил свой набег и откочевал южнее русских границ. Казалось, что угроза отступила, и московский князь решил вернуться в Москву, оставив нижегородцам на всякий случай свои пять полков.

О случившемся далее следует рассказывать будущим командирам при обучении методом «от противного»: как сделать так, чтобы в условиях значительного численного преимущества гарантированно проиграть битву. Похоже, что и летописи так подробно и откровенно фиксируют горькие детали этой битвы именно в назидании потомкам.

Суздальский князь Дмитрий Константинович поставил во главе объединенного воинства сына Ивана, рассчитывая на то, что его молодость будет компенсирована опытом участия в успешном походе Д.М. Боброк-Волынского на Булгарию (1376), и отправил его за Пьяну с целью разведки и охраны границ.

Когда русские перешли реку, они узнали, что Араб-шах с отрядом откочевал далеко к Волчьей Воде, т.е. к р. Волчьей, протекающей на границе современных России и Украины. Эта новость необычайно порадовала русских ратников, которые, по словам летописца, «яко корысть многу мняще обрести», расслабились и принялись вести себя беспечно. Жаркая погода, стоявшая в начале августа, вынудила их снять и положить доспехи на телеги или держать во вьюках. Одежды воины держали распахнутыми, «аки в бане распревше», а щиты и копья вовсе не приготовили к бою. А еще войско разъехалось по «зажитьям» — местным поселениям с целью добычи фуража и продовольствия. Многие находили там крепкие напитки (мед или пиво), которые тут же употребляли. Единственное, что могло бы в этот момент исправить ситуацию – это, говоря словами А.В. Суворова, «бдение начальников, которое исправляет любые нечаянности». Но малый опыт командиров не способствует бдительности, да и ум их, по словам Карамзина, не соответствовал задачам и числу войска. Чувствуя себя как дома, князья с воеводами и вельможами разъехались для того, чтобы поохотиться на диких зверей и птиц. В лагере царила атмосфера расслабленности, самоуверенности и хмельного бахвальства: по замечанию Никоновской летописи, многие «хвастались, что один из них выедет на сто татар». Тот же Суворов отметил бы тут: «никогда не презирайте своего неприятеля».

 

Схема битвы на р. Пьяне. Современная реконструкция.

Источник: https://geocaching. su/?pn=101&cid=19154

 

Еще одной роковой ошибкой было «полное пренебрежение» разведкой: предаваясь веселью и утехам, русская армия не приняла во внимание сообщения о том, что неподалеку в степи могут быть другие ордынские военные отряды. Воспользовавшись этим, «поганые князья мордовские», с которыми у нижегородцев были частые стычки, показали татарам «из Мамаевой Орды» местоположение русского войска.

2 августа 1377 г., в воскресенье, «в шестом часу пополудни» (в 18 часов), когда войско достигли р. Пары, ордынцы, разделившись на пять полков, стремительно ударили в тыл ничего не подозревавшим русским. С гиканьем и криками, осыпая противника градом стрел, они обрушились на пеших и безоружных русских, которые спасаясь, побежали к Пьяне. Гонимые страхом и преследуемые врагом многие бояре и ратники бросились в реку и утонули, в том числе и командующий войском княжич Иван Дмитриевич. Что не удивительно, река в том месте достигает 100 м шириной, прибавьте еще бурное течение, крутые берега и жалящие ордынские стрелы вдогонку. Другой военачальник — князь Семен Михайлович вместе со своими вельможами погиб в схватке с противником.

Таким образом, Пьянское побоище обернулось для московско-нижегородской армии настоящим разгромом и почти полным истреблением. Русские границы оказались открытыми для вражеской рати, которая устремилась на Нижний Новгород. Лишившись боеспособной армии, Дмитрий Константинович бежал в Суздаль, оставив свою вотчину на разграбление врагам. Ордынцы сожгли Нижний Новгород и разорили княжество, угнав в плен множество женщин и детей. Лишь в конце августа русские князья смогли вернуться и похоронить воинов, павших в битве на р. Пьяне. Тело молодого княжича чудом отыскали на берегу, привезли в Нижний Новгород и захоронили в Спасской церкви внутри нижегородского кремля.

Историческое значение битвы

Битва на р. Пьяне продемонстрировала уязвимость границ Северо-Восточной Руси, что неизбежно должно было активизировать набеги всевозможных врагов. Осенью 1377 г. хан Араб-шах напал на русские земли за р. Сурой и разорил их, ордынцы нападали на русских купцов и разграбили Рязань. Возобновились столкновения между мордвой и русскими князьями. Поражение на Пьяни серьезно ослабило антиордынскую коалицию, на протяжении долгих лет собираемую Москвой: нижегородские и городецкие полки не приняли участия в последующих славных битвах Дмитрия Ивановича, да и рязанский князь Олег воздерживался от открытого участия в противостоянии Москвы и Орды. Слабость московского князя и его союзников вдохновила Мамая, пославшего в 1378г. сильное войско во главе с мурзой Бегичем на Москву. Но он не учел одного: Дмитрий Иванович всегда умел учиться на своих и чужих ошибках. В полном соответствии с поговоркой  — «за одного ученого — трех неученых дают» — тот блестяще использовал данные разведки, выбрав удачную дислокацию войск перед боем, что вкупе с дисциплиной и применением тактики обманного отступления привело к первой за долгие годы победе Северо-Восточной Руси над крупными силами ордынцев в битве на Воже (1378).

Удивительно, как при правильном подходе, поражение оборачивается победой!

 

Поле битвы на реке Пьяне. Наши дни.

Источник: pinterest.ru

 

Интересные факты:

  • Все без исключения летописцы с горькой иронией описывают события 1377 г. на р. Пьяне, обыгрывая ее печальное пророческое название. Автор «Повести», характеризуя потерявших бдительность и рассудок русских воинов, допускает такой каламбур: «Поистине – за Пьяною пьяные!». Есть в ней, по мнению В.Н. Русинова, и другой каламбур: во фразе «доидоша наши Пару» — не только упоминание р. Пары, но и древнерусский фразеологизм «дойти пару», означающий «дойти до состояния горячки»17. Это подтверждается рассказом Никоновской летописи, где сообщается о непомерной гордости захмелевших русских ратников, заявлявших: «может един от нас на сто Татаринов ехати, по истинне никтоже может противу нас стати…яко вси есмя Адамови внуци; они же в гордости величяющеся, и Господь Бог смири гордость их»18.
  • Высказано мнение, что само название реки могло измениться именно после этой битвы. Местные краеведы считают, что ее первоначальное название – Пиана (в переводе с финно-угорского — маленькая). Кстати, в тексте «Повести…» в начале рассказа летописец действительно называет реку Пианой, и, только в конце – горько каламбуря, переименовывает ее в Пьяну!

 

Битва на реке Пиане. 1367г. Гибель войска Булат-Темира. Лицевой свод. XVIв.

Источник: pinterest.ru

  • Интересно, что в 1367 г., за десять лет до печального Пьянского побоища, на этой же реке произошла другая битва, но с иным финалом для русского войска. В том году ордынский царевич Булат-Темир напал на Городецкое княжество. Великий князь Дмитрий Константинович вместе с братьями и сыновьями разбил ордынцев, оттеснил их к Пьяне и сбросил в реку. Враги понесли большие потери, а сам Булат-Темир по возвращении был казнен ханом. Косвенно эта победа и казнь ордынского царевича привели к усилению власти Мамая в Золотой Орде.

 

Смежные ссылки:

Битва на Воже

Смиренный правитель и яростный воин: 7 фактов о Дмитрии Донском

Дмитрий Константинович

«Великая замятня» в Золотой Орде

Мамай

 

Источники и примечания:

1 См.: Тихомиров М.Н. Куликовская битва 1380 года // Повести о Куликовской битве. М.: Академия наук СССР, 1959. С. 343.

2 См.: Львовская летопись… Ч. I… Географический указатель. С. 675; Пискаревский летописец… Указатель географических названий. С. 298.

3 См.: Московский летописный свод конца XV в. … Указатель географических наименований. С. 441; Никаноровская летопись… Указатель географических наименований. С. 404; Владимирский летописец… Указатель географических и этнических наименований. С. 226.

4 Кирьянов И.А. Нижний Новгород в период феодальной раздробленности Руси (XIII−XIV вв. ) // История города Горького. Горький, 1971. С. 28; Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. М.: Наука, 1984. С. 229, прим. 206; Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 132.

5 См.: Рогожский летописец // ПСРЛ. Т. XV. Изд. 2. Вып. 1. Пг., 1922 (репринт: М., 2000). Стб. 118−119; Симеоновская летопись // ПСРЛ. Т. XVIII. СПб., 1913. С. 118.

6 См.: Новгородская четвертая летопись // ПСРЛ. Т. IV. Ч. I. Вып. 1. Пг., 1915 (репринт: М., 2000). С. 308−309; Патриаршая или Никоновская летопись // ПСРЛ. Т. XI. СПб., 1897 (репринт: М., 2000). С. 27−28.

7 См.: Воскресенская летопись // ПСРЛ. Т. VIII. СПб., 1859 (репринт: М., 2001). С. 25−26; Ермолинская летопись // ПСРЛ. Т. XXIII. СПб., 1910. С. 121; Львовская летопись // ПСРЛ. Т. XX. Ч. I. СПб., 1910 (репринт: М., 2005). С. 198; Типографская летопись // ПСРЛ. Т. XXIV. Пг., 1921 (репринт: М., 2000). С. 134; Устюжские и вологодские летописи XVI–XVIII вв. // ПСРЛ. Т. XXXVII. Л., 1982. С. 34, 75; Никаноровская летопись // ПСРЛ. Т. XXVII. М.–Л., 1962. С. 71; Вологодско-Пермская летопись // ПСРЛ. Т. XXVI. М.–Л., 1959. С. 124; Тверской летописный сборник // ПСРЛ. Т. XV. СПб., 1863 (репринт: М., 2000). Стб. 436–437; Московский летописный свод конца XV в. // ПСРЛ. Т. XXV. М.–Л., 1949. С. 193−194; Устюжский летописный свод (Архангелогородский летописец). М.–Л., 1950. С. 57; Владимирский летописец // ПСРЛ. Т. XXX. М., 1965. С. 123; Пискаревский летописец // ПСРЛ. Т. XXXIV. М., 1978. С. 121.

8 В борьбе за ханский престол Бердибек убил отца и еще около двух десятков родственников по мужской линии, в результате чего после смерти самого Бердибека династическая ветвь монгольских ханов, идущая от хана Батыя, пресеклась.

9 Рогожский летописец… Стб. 104, 109, 112−113.

10 Рогожский летописец… Стб. 118−119; Симеоновская летопись… С. 119.

11 Карамзин Н.М. История государства российского. Кн. II. Т. V–VIII. СПб., 1842 (репринт: М., 1989). Стб. 25–27; Храмцовский Н.И. Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода. Ч. I. Очерк истории. Н. Новгород, 1857. С. 26−27; Каптерев Л.М. Нижегородское Поволжье X−XVI веков. Горький, 1939. С. 94−95.

12 Соловьев С.М. Сочинения. Кн. II. Т. 3–4. М., 1988. С. 273; Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.–Л., 1950. С. 287; Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Тверь−М., 2000. С. 263; Очерки истории СССР. Период феодализма. Ч. II (XIV–XV вв.). М., 1953. С. 220–221.

13 Экземплярский А.В. Великие и удельные князья северной Руси в татарский период с 1238 г. по 1505 г. Биографические очерки. Т. II. СПб., 1891. С. 413, прим. 1166; Насонов А.Н. Монголы и Русь (история татарской политики на Руси). М.−Л., 1940. С. 132; Егоров В.Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва. Сборник статей. М., 1980. С. 209, прим. 150; Кучкин В.А. Формирование государственной территории северо-восточной Руси в X−XIV вв. М., 1984. С. 229, прим. 206; Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 120–124.

14 Селезнёв Ю.В. Русско-ордынские военные конфликты XIII–XV вв.: Справочник. М.: Квадрига, 2010. С. 91.

15 Кожевников В.Г. Забытый. Путь к Полю. Исторические хроники времен Куликовской битвы. М.: Голос-Пресс, 2006. С. 392.

16 В Средние века полк — это вооруженный отряд, выставляемый от каждого княжества и крупных городов, возглавляемый князем (или воеводой) и имеющий собственный стяг.

17 Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 134.

18 Патриаршая или Никоновская летопись // ПСРЛ. Т. XI. СПб., 1897 (репринт: М., 2000). С. 27.

Битва на реке Пьяне (1377)

Во второй половине 1370-х годов неустройства Золотой Орды, жестокий мор и другие соседи отвлекли внимание татар от Руси. Однако, темник Мамай, распоряжавшийся тогда в Орде именем послушных ему ханов, замыслил рядом решительных ударов одного за другим смирить русских князей, проявлявших всё больше непокорства ордынскому владычеству. В то время к нему перешел из Синей или Заяицкой (за рекой Яик – Урал) Орды царевич Арапша (Араб-шах), малый телом, но искусный и свирепый воитель. Мамай дал ему войско и весной 1377 года послал на Суздальско-Нижегородское княжество. Извещенный об этом своим тестем, князем Дмитрием Константиновичем Нижегородским, Дмитрий Иванович Московский пришел к нему на помощь с сильной ратью. Побыв некоторое время в Нижнем и не получая вестей об Арапше, великий князь Дмитрий воротился в Москву, оставив своему тестю значительную часть рати. Соединясь с суздальским ополчением, эта рать пошла отыскивать татар и перешла за реку Пьяну (приток Суры) в Мордовский край. Главное начальство было вручено сыну Дмитрия Константиновича, Ивану. Тут к русским пришла ложная весть, что Арапша остановился где-то далеко на Волчьих водах и что он страшится битвы с русью.

Пороги на реке Пьяне

Автор фото — Gatinskiy Ilya

 

Полагаясь на подобные вести, не ожидая в скором времени битвы, русские воеводы предались за рекой Пьяной беспечности. Стояла жаркая июльская погода. Воины сложили на телеги свои брони, щиты и шлемы и расхаживали в охабнях и сарафанах; всадники, расстегнув петли, ездили нараспашку и даже спускали с плеч кафтаны. Рогатины, сулицы и копья сложены были в кучи, а иные даже не были еще насажены. Захватив где-нибудь у жителей пиво и мед, напивались допьяна, и в таком виде предавались безмерному хвастовству. Каждый хвалился один выйти на сто татар; «кто может против нас стать?» – восклицали ратники. Бояре и воеводы сами подавали пример распущенности, и, забыв о мерах воинской предосторожности, потешались на берегах Пьяны охотой на зверей, как будто находились у себя дома посреди глубокого мира. Очевидно, несколько успешных действий против татар в предшествующие годы до такой степени ободрили русских, что они быстро перешли к пренебрежению относительно своих поработителей.

 

 

Наказание за такое легкомыслие не замедлило. Арапша был недалеко от Пьяны и знал, что делается в русском стане. Мстительные мордовские старшины подвели его скрытыми дорогами. Царевич разделил свое войско на пять полков, которые 2 августа 1377 внезапно, с разных сторон, ударили на русскую рать. Застигнутые врасплох русские, бросившись бежать обратно за Пьяну, потонули в этой реке. Много бояр и воевод погибло в битве; в числе погибших был и главный начальник ополчения, молодой князь Иван Дмитриевич, который вслед за другими хотел на коне переплыть Пьяну, но утонул.

Арапша после этой победы, которую было трудно даже назвать битвой, поспешил к Нижнему Новгороду. При его приближении князь Дмитрий Константинович, лишившись своего войска, не думал более о сопротивлении и ускакал в Суздаль; часть граждан бросилась на суда и спаслась Волгой в Городец. Татары ворвались в беззащитный Нижний Новгород, захватили оставшихся людей, разграбили город, церкви, монастыри, и, зажегши их, ушли с огромным полоном и всякого рода добычей. Примеру татар последовала и мордва; она собралась, внезапно ударила на область Нижегородскую и разграбила то, что осталось от погрома Арапши. Таковы были последствия битвы на реке Пьяне 1377 г.

Когда Дмитрий Константинович успел восстановить некоторый порядок в своем княжении и собрал новую рать, то первым делом русских князей была месть коварной мордве. Суздальская рать, под начальством Бориса Константиновича Городецкого и Семена, одного из сыновей Дмитрия Константиновича, соединилась с московским воеводой Федором Андреевичем Свиблом, и следующей зимой жестоко повоевала мордовские волости; причем ограбила и пожгла их села и зимницы, и увела в плен большое количество женщин и детей. Многие мордвины, приведенные живыми в Нижний, были подвергнуты разным казням; между прочим, их влачили по льду на Волге и травили псами. Утонувший во время битвы на Пьяне княжич Иван был вынут из воды и погребен в Нижегородском Спасском соборе еще в августе, т. е. вскоре после ухода Арапши.

 

По материалам книг выдающегося русского историка Д. Иловайского

 

МБУК «Перевозский МВЦ» | Пьянское побоище 1377г.

Битва на реке Пьяне

В 1377 году в Москву пришла весть, что в странах посурских явился новый царевич татарский, Арапша, перебежавший за Волгу с берегов Яика и Аральского моря. Димитрий Московский тотчас собрал большое войско и пошел на помощь к тестю своему, Димитрию нижегородскому; но об Арапше долго не было вести, и великий князь возвратился в Москву.


2 августа 1377 года, за три года до Куликовской битвы, русские войска потерпели сокрушительное поражение от татар в битве на реке Пьяне. 
В 1377 году в Москву пришла весть, что в странах посурских явился новый царевич татарский, Арапша, перебежавший за Волгу с берегов Яика и Аральского моря. Димитрий Московский тотчас собрал большое войско и пошел на помощь к тестю своему, Димитрию нижегородскому; но об Арапше долго не было вести, и великий князь возвратился в Москву, оставивши воевод своих с полками владимирскими, переяславскими, юрьевскими, муромскими и ярославскими, с которыми соединилось и нижегородское войско под начальством своего молодого князя Ивана. Собралась большая рать и двинулась за реку Пьяну, где воеводы получили весть, что Арапша далеко, на реке Волчьи Воды, притоке Донца. 


Князья и воеводы русские обрадовались и не обращали уже более внимания на другие приходившие к ним вести; кто может стать против нас? — говорили они, и стали ездить в простом платье (охабнях и сарафанах), а доспехи свои поклали на телеги и в сумы, рогатины, сулицы и копья не были приготовлены, иные не были еще насажены, также не были приготовлены щиты и шлемы. Было время в конце июля, стояли сильные жары, и ратники разъезжали, спустивши платье с плеч, расстегнувши петли, растрепавшись, точно в бане; если случалось где найти пиво и мед, напивались допьяна и хвастались, что один из них выедет на сто татар. Князья, бояре и воеводы также забыли всякую осторожность, ездили на охоту, пировали, величались да ковы друг против друга строили.

В это время мордовские князья подвели тайно Арапшу, который, разделив свою рать на пять полков, второго августа нечаянно ударил со всех сторон на русское войско; последнее не имело возможности сопротивляться и побежало в ужасе к реке Пьяне; князь Иван Димитриевич нижегородский утонул при переправе вместе со множеством бояр, слуг и простых ратников, другие были перебиты татарами. Арапша явился перед Нижним, откуда князь Димитрий Константинович выбежал в Суздаль, а жители разбежались на судах по Волге к Городцу. Татары перехватили тех, которые не успели спастись, сожгли город, опустошили окрестности и ушли назад; в том же году Арапша пограбил и места за Сурою (Засурье), потом перебил русских гостей; пришел нечаянно на Рязань, взял ее, причем сам князь Олег, исстрелянный, едва вырвался из рук татарских. Надеясь, что после пьянского поражения Нижегородское княжество осталось без защиты и мордва захотела попытать счастья против русских: приплыла нечаянно по Волге в Нижегородский уезд и пограбила то, что осталось от татар; но князь Борис Константинович настиг ее у реки Пьяны и поразил: одни потонули, другие были побиты. Но оба князя, и московский и нижегородский, не хотели этим ограничиться, и зимою, несмотря на страшные морозы, нижегородское войско под начальством князей Бориса Константиновича и Семена Димитриевича и московское под начальством воеводы Свибла вошло в Мордовскую землю и «сотворило ее пусту», по выражению летописца; пленников, приведенных в Нижний, казнили смертию, травили псами на льду на Волге. 

                                                        
Повесть о побоище на реке Пьяне 
В год 6885 (1377) <. ..>. В этом же году перешел из Синей Орды за Волгу некий царевич по имени Арапша, и захотел он пойти ратью на Нижний Новгород. Князь же Дмитрий Константинович послал об этом весть к зятю своему, ко князю великому Дмитрию Ивановичу. Князь же великий Дмитрий, собрав много воинов, пришел ратью к Нижнему Новгороду с войском большим и грозным. 
И не было никаких известий о царевиче Арапше, и возвратился великий князь в Москву. А против татар он послал воевод своих, а с ними рать владимирскую, переяславскую, юрьевскую, муромскую, ярославскую. А князь Дмитрий Суздальский отправил сына своего, князя Ивана, да князя Семена Михайловича, а с ними воевод и множество воинов. 
И собралось великое войско, и пошли они за реку за Пьяну. И пришла к ним весть о том, что царевич Арапша на Волчьей Воде. Они же повели себя беспечно, не помышляя об опасности: одни — доспехи свои на телеги сложили, а другие — держали их во вьюках, у иных сулицы оставались не насаженными на древко, а щиты и копья не приготовлены к бою были. А ездили все, расстегнув застежки и одежды с плеч спустив, разопрев от жары, ибо стояло знойное время. А если находили по зажитьям мед или пиво, то пили без меры, и напивались допьяна, и ездили пьяными. Поистине — за Пьяною пьяные! А старейшины, и князья их, и бояре старшие, и вельможи, и воеводы, те все разъехались, чтобы поохотиться, утеху себе устроили, словно они дома у себя были. 
А в это самое время поганые князья мордовские подвели тайно рать татарскую из мамаевой Орды на князей наших. А князья ничего не знали, и не было им никакой вести об этом. И когда дошли наши до Шипары, то поганые, быстро разделившись на пять полков, стремительно и неожиданно ударили в тыл нашим и стали безжалостно рубить, колоть и сечь. Наши же не успели приготовиться к бою и, не в силах ничего сделать, побежали к реке к Пьяне, а татары преследовали их и избивали. 
И тогда убили князя Семена Михайловича и множество бояр. Князь же Иван Дмитриевич, жестоко преследуемый, прибежал в оторопе к реке Пьяне, бросился на коне в реку и утонул, и с ним утонули в реке многие бояре и воины, без числа погибло народа. Это несчастье свершилось второго августа, в день памяти святого мученика Стефана, в воскресенье, в шестом часу пополудни. 
Татары же, одолев христиан, стали на костях и весь полон: и все награбленные богатства здесь оставили, а сами пошли изгоном, не подавая вестей, на Нижний Новгород. У князя же Дмитрия Константиновича не было войск, чтобы выйти на бой с ними, и он побежал в Суздаль. А новгородские жители убежали на судах вверх по Волге к Городцу. 
Татары же пришли к Нижнему Новгороду пятого августа, в среду, в день памяти святого мученика Евсигния, накануне Спасова дня, и оставшихся в городе людей перебили, а город весь, и церкви, и монастыри сожгли, и сгорело тогда в городе тридцать две церкви. Ушли же поганые иноплеменники из города в пятницу, разоряя нижненовгородские волости, сжигая села, и множество людей посекли, и бесчисленное количество женщин, и детей, и девиц повели в полон. 
В том же году пришел прежде названный царевич Арапша, и повоевал, и пожег тогда Засурье. 
И в том же месяце августе приехал князь Василий Дмитриевич из Суздаля в Нижний Новгород. И послал он людей, и повелел вынуть из реки из Пьяны тело брата своего, князя Ивана. И привезли того в Нижний Новгород, и сотворили плач над ним, и похоронили его в каменной церкви святого Спаса, в притворе, на правой стороне, через неделю после Госпожина Дня, двадцать третьего августа. 

Источник: С.М.Соловьев. «История России с древнейших времен» 

Битва на реке Пьяне — кратко

Битва, в которой победила пьянка

В архиве русской истории есть сражение, о котором не просто стыдно говорить, а вообще хочется поскорее забыть.
В 1377 году русская дружина потерпела катастрофическое поражение от набега татарского хана Арапши из-за собственного необузданного пьянства на реке с пророческим названием Пьяна.
Этот весьма постыдный факт дошел до нас благодаря «Повести о побоище на реке Пьяне», которая содержится в Симеоновской летописи, датируемой началом XVI века.

Перед этим
Для защиты границ русской земли от татарских набегов служили два пограничные русские княжества – Рязанское и Нижегородское.
Чтобы укротить татар, два князя – Дмитрий Московский (будущий Донской) и его тесть, Дмитрий Константинович Суздальский предприняли совместный поход на Волжскую Булгарию – коктейль из тюркских, печенежских и финно-угорских народов, обосновавшихся на Средней Волге и бывших тогда улусом (отделением) Золотой Орды.
Силами их союзных дружин правитель Волжской Булгарии эмир Хасан-хан и ставленник орды Мухаммед-Султан были низложены, и на их место посажена русская таможня.
Поход окончился доблестно, но дерзость русских вывела из себя Мамая – тёмника Золотой Орды (от слова «тьма» — «десять тысяч воинов, состоящих под его началом»), который решил покарать непокорных князей и послал на Русь войско под предводительством татарского царевича Араб-шаха.

Тем временем
До русских стали доходить тревожные слухи, что какой-то хан Арапша (так русские прозвали Араб-шаха) идет со своими войсками из Синей Орды и собирается напасть на Нижний Новгород.
Дмитрий Константинович призвал на подмогу своего зятя, князя Дмитрия Московского (будущего Донского), который незамедлительно подошёл к Нижнему Новгороду со своей могучей ратью.
Однако, вестей с пограничья все не было, и устав ждать врага, Дмитрий Иванович решил, что это была ложная тревога и отбыл обратно к себе на Москву.
Но на всякий случай им была оставлена сводная дружина из целых пяти полков: владимирского, юрьевского, переяславского, муромского, и ярославского.
Командовать сводной дружиной было поручено сыну Дмитрия Константиновича, молодому нижегородскому княжичу Ивану, который участвовал в походе против мамайского войска на Волжскую Булгарию под командой воеводы Боброк-Волынского, и получил хороший боевой опыт.

Пьяная дружина на реке Пьяне
Сводная русская дружина вышла навстречу неприятелю и встала лагерем в полной боевой готовности на левом берегу реки Пьяны, прикрыв Нижний Новгород своей надежной спиной.
Тут пришла весть, что Арапша со своими отрядами стоит на дальгей речке Волчья Вода и не решается подходить к русской границе.
Узнав, что враг далеко, сводная русская дружина расслабилась и стала стремительно терять дисциплину. Караулы были заброшены, кольчуги пылились в обозе, а вся дружина в полном составе ударилась в повальную пьянку. Бояре и воеводы нашли себе утеху в виде охоты.
Остановить попойку и навести порядок в войске у молодого княжича Ивана Дмитриевича, видимо, не хватило авторитета.

Разгром русской дружины
В это самое время к русской армии, дружно предававшейся веселью, тихо подкрались ордынские силы, приведенные продажными мордовскими вождями, и 2 августа 1377 года напали на пьяный русский лагерь. Араб-шах действовал очень умно: он поделил свою армию на пять частей и атаковал русских сразу со всех сторон.
Русская дружина, застигнутая врасплох, бросилась в бегство к реке, но была беспощадно уничтожена. Многие дружинники просто утонули в речке Пьяне, не сумев во хмелю выбраться на берег. Пытавшихся оказать какое-то сопротивление татары безжалостно порубили. В числе погибших оказался и молодой княжич Иван Дмитриевич.
Так бесславно погибла отборная русская дружина, оставленная Дмитрием Московским для защиты Нижнего Новгорода.
Князь Дмитрий Константинович позорно бежал к себе в Суздаль.

Падение Нижнего Новгорода
Гибель сводной русской дружины на реке Пьяне оставило без защиты Нижний Новгород, который стал лёгкой добычей для неприятеля, и ордынские воины двинулись на штурм полупустого города. Нижегородцы в ужасе разбежались в ближайшие Муром, Городец и Заволжье.
5 августа ордынцы подошли к Нижнему и взяли его штурмом – оказывать сопротивление было почти некому. Оставшееся в городе население перебили, а город сожгли, в том числе тридцать две церкви.

Грабеж русских городов
После уничтожения Нижнего Новгорода, Араб-шах пошел еще дальше, опустошил земли, расположенные за рекой Сурой, и напоследок двинулся на штурм Рязани, в которой местному князю Олегу Ивановичу чудом удалось избежать плена.
Насытившись грабежом, с богатыми трофеями и великим множеством русских пленниц, захваченными в полон, Араб-шах отбыл к себе, в Синюю Орду.
Видя, что Нижегородское княжество представляет собой лёгкую добычу, мордовские князья тоже решили поживиться за счёт русских земель, но были остановлены подоспевшими дружинами князя Бориса Городецкого и его племянника Семена Дмитриевича, после чего князь Городецкий предпринял карательный поход в мордовскую землю и опустошил её.

Реванш русских
Окрыленный легкой победой над русскими, хан Мамай решил, что русские сейчас слишком слабы и через год замахнулся на владения самого Дмитрия Московского, послав на Русь в 1378 году войско под командованием музры Бегича.
Однако, Московский княжество оказалось Мамаю не по зубам, и он был разгромлен князем Дмитрием в сражении на реке Воже. А ещё через два года, в сентябре 1380 года князь Дмитрий Московский разгромил самого Мамая в знаменитой битве на Куликовом поле, после чего стал называться Дмитрий Донской. Но это уже совсем другая история.

Резня на Пьяне — общественные новости

Общество

Битва на реке Пьяне. Миниатюра Лицевого летописного свода

640 лет назад произошла битва на реке Пьяне – одно из самых позорных сражений в русской истории

Кирилл Брагин

2 августа, 2017 13:30

После опустошительного нашествия хана Батыя на Русь русские княжества попали в систему политической и даннической зависимости от Орды. Для поддержания своей власти монголы устраивали регулярные набеги на русские земли, и первое время собрать нужные силы для отпора завоевателям было довольно сложным.

Восстания, которые возникавшие в различных русских городах, ордынцы нещадно подавляли. Первые успехи в военных действиях против кочевников начнутся тогда, когда саму Орду поразит длительный политический кризис, известный под названием «Великой замятни».

В 1376 году дружины московского князя Дмитрия Ивановича и князя суздальского Дмитрия Константиновича вторглись на территории Волжской Булгарии – одного из улусов Золотой Орды, совершавшего набеги на Нижегородские земли. Они нанесли булгарам поражение и принудили правителя Хасан-хана к выплате дани. Один из финансовых каналов, которым подпитывалась Золотая Орда, оказался перекрыт, денежный поток Москва перенаправила в свою сторону.

Мамай, потерявший сразу два денежных источника, — Москва уже несколько лет не платила Орде дань, и опасавшийся усиления русского княжества, решил прибегнуть к хорошо испытанному способу – послал на Русь войско под командованием Араб-шахом, отечественные источники называют его Арапшей.

Для русских ответный удар был ожидаем – князья Московский и Нижегородский сформировали войско для отпора врагу. Но кочевники по каким-то причинам медлили с нападением, и князь Дмитрий Иванович, оставив княжича Ивана, сына Нижегородского князя, командовать полками, вернулся в Москву.

После отъезда полководца и получения известия о том, что враг находится довольно далеко, русские дружины расслабились. Доспехи и оружие, как сообщает «Повесть о побоище на реке Пьяне», были отложены в сторону, «сулицы не насажены, щиты и копья не приготовлены». Падение дисциплины сопровождалось распитием хмельных напитков: «пили без меры и ездили пьяными». Вместе с обычными воинами развлекались бояре и воеводы.

Русский лагерь стоял на реке, называемой Пьяной, существует предположение, что название этой реке дало то самое беспробудное пьянство. Этнограф Мельников-Печерский придерживался другой версии, река, по его мнению, так названа из-за своего извилистого русла.

Враг появился в тот момент, когда его совсем не ждали. Арапша с помощью мордовских проводников незаметно подошел к лагерю – номинальная караульная служба участвовала в общем «веселье». Монгольский полководец принял решение ударить 2 августа 1377 года, в разгар пирушки, шел шестой час вечера, и русское войско было уже не способно отразить нападение.

Арпаша войско разделил на пять отрядов, которые одновременно ударили с разных сторон. Началась самая настоящая резня, многие были убиты на месте, некоторым удалось прорваться к реке, но и здесь их настигали монголы и убивали. Много утонуло в реке, среди них молодой князь Иван Дмитриевич, проявивший преступную халатность и допустивший недопустимое. Большое русское войско было уничтожено из-за губительного порока.

Позорное поражение открыло путь ордынцам на Нижегородское княжество и Рязань. Они подверглись разграблению и опустошению.

Вряд ли отец древнерусской истории, узнав о причинах поражений русского войска, вложил бы в уста князю Владимира слова: «Веселие на Руси есть пити».

Подпишитесь на нашу e-mail рассылкуПодписаться

Битва на реке Пьяна. 1377 год 2 августа дата битвы на реке Пьяне, кратко содержание

Нижний Новгород и область

Битва на реке Пьяна

Все вы, уважаемые читатели, помните знаменитую формулу «Веселие Руси есть пити», которая якобы мотивировала отказ русских от принятия ислама и привела их в лоно православной церкви. Пили тогда на Руси различные меды, квасы, пиво и прочие натуральные напитки. Выпить, конечно, любили, но и о делах не забывали. Однако количество натуральных напитков, изготовленных по традиционным рецептам, было довольно ограниченным, так как для их приготовления требовалось большое время, а качество их было отменным. Так что поголовного пьянства на Руси не было, но тяга к потреблению напитков имелась.

Постепенно изобретались все более ускоренные технологии, которые позволяли производить все более крепкие напитки за все более короткое время. Правда, качество этих напитков оставляло желать лучшего, так как надежных способов очистки алкогольных напитков еще не существовало. Но в уже в XIV веке стали в связи с пьянством упоминать такие термины как «беспамятство» и «похмелье». Стало быть, пьянство распространялось по стране, причем потребление некачественных напитков часто имело самые плачевные последствия. Один из таких эпизодов относится к 1377 году.

Какова же была расстановка сил к этому году? Московский князь Дмитрий Иванович только что завершил очередной раунд в борьбе с Литвой и Тверью. С Литвой раунд закончился вничью, а с Тверью — победа по очкам. В 1376 году была предпринята экспедиция под командованием воеводы Дмитрия Михайловича Волынского (Боброка) в Булгарскую землю. Эмиры Мамая, Асан и Мухаммед Султан, потерпели поражение, несмотря на поддержку артиллерии и кавалерии на верблюдах, и запросили мира, выплатив к тому же некоторую контрибуцию.



В 1377 Москва ожидала опасностей и с Запада, и с Востока. Но в Литве после смерти Ольгерда начались междоусобицы, зато на Востоке возникла новая опасность. В Самарканде уже взошла звезда великого Тимура, который приютил у себя изгнанного принца из Заяицкой Орды. Потом он дал ему войско для отвоевания отцовского престола. Два первых похода принца окончились неудачей, но с третьей попытки он захватил столицу Заяицкой Орды Сыгнак и утвердил свою власть. Звали этого принца Тохтамыш. Вы уже встречали это имя, уважаемые читатели. Он принадлежал к роду чингизидов, что позволило ему предъявить свои права и на Заволжскую Орду, а Мамая объявить узурпатором.

Если Москве просто не могло понравиться объединение под властью одного хана всех территорий за Волгой и Яиком, то для Мамая возникшая проблема была вопросом жизни и смерти. Тем более, что с появлением чингизида Тохтамыша часть подвластных Мамаю князей переметнулась к его противнику. Но наблюдался и обратный процесс, в ходе которого к Мамаю приходили новые подданные. Так в 1377 году к нему прибыл со своей ордой князь по имени Араб-шах, которого в русских источниках именовали Арапша.

Мамаю перед столкновением с Тохтамышем следовало иметь в тылу если и не дружественную Русь, то хотя бы замиренную. Вот он и отправил немедленно отряд Арапши против нижегородских князей. Московская разведка сработала на этот раз довольно четко и вовремя сообщила о грозящей опасности. Дмитрий Иванович собрал довольно большое войско и отправился на помощь своему тестю, князю Дмитрию нижегородскому.

Однако Арапша не спешил с прямым нападением и затаился где-то в мордовских лесах, так что обнаружить его русским не удалось. Великий князь решил вернуться в Москву, но в помощь нижегородскому войску, которым командовал молодой князь Иван, он оставил отряды из Владимира, Переяславля, Юрьева, Мурома и Ярославля. Собралось довольно приличное войско, которое и двинулось за реку Пьяна. Река Пьяна впадает в Суру, которая является одним из притоков Волги.

Первоначальное название этой реки нам теперь неизвестно. Сохранились мордовские названия всех ее притоков, а вот собственное имя этой реки пропало. Не вызывает сомнений, что это тоже был мордовский этноним, а свое русское название река Пьяна получила после событий 1377 года, хотя историки применяют к ней это название и при описании более ранних событий. Они ссылаются на то, что река получила свое название из-за извилистости своего течения. Довод не очень-то и состоятельный. Во-первых, где вы можете видеть на Руси не очень извилистые реки? Во-вторых, неподалеку есть и более извилистые реки. В-третьих, для того чтобы оценить степень ее извилистости, надо было иметь или очень точные карты, или данные аэрофотосъемки, но ни того, ни другого в то время еще не существовало. А вот произошедшие здесь события привели к немедленному и очень прочному переименованию реки.

Расположившись на берегах этой реки, русские получили известия, что Арапша находится довольно далеко отсюда: на реке Волчьи Воды, что является притоком Донца. Неплохую дезинформацию заслал Арапша русским! А была вторая половина июля, жара… Русские обрадовались полученной информации и расслабились. Очень сильно расслабились! Возможно, что если бы во главе войска стоял более опытный военачальник, чем Иван Дмитриевич, князь нижегородский, то он бы и обратил внимание на тревожные сигналы, поступавшие от разведчиков. Но русские целиком и полностью поверили в первую информацию, и на поступавшие сигналы просто не обращали никакого внимания.

Началась всеобщая гулянка и повальное пьянство. Почти все стали ходить и ездить по гражданке. Доспехи были свалены в обозы, а то и валялись просто в кучах. Оружие — луки, копья, рогатины, щиты и шлемы — просто не были подготовлены к бою. Сторожевое охранение почти вовсе не велось. Чего нам бояться? Да кто сможет стать против нас? Так говорили русские, разъезжая или расхаживая по лесу чуть не голышом. Князья, бояре и воеводы утеряли всяческую бдительность и занимались охотой и пирами, на которых все кичились знатностью своего рода, а также плели различные интриги.

Пировали! Но в поход много алкогольных напитков не возьмешь, да и те предназначались, в основном, для командного состава. А рядовым где брать напитки? По сообщениям же летописцев в русском войске царило жуткое поголовное пьянство. Что же они пили? К сожалению, летописцы нам этого не сообщили, но можно предположить, что русские в это время уже владели технологией быстрого приготовления не только браги, но и других, более крепких, напитков. Но плохого качества. Вот откуда шло и поголовное ежедневное пьянство.

Арапша получил известие об обстановке в лагере русских и выдвинул свое войско, разделенное на пять отрядов вплотную к лагерю русских. Проводниками ему служили местные мордовские князья. И рано утром второго августа татары с разных сторон одновременно напали на лагерь русских. Пьяные или еще не протрезвевшие воины плохо понимали, что происходит, и совсем не оказывали никакого сопротивления. Да они и не могли его оказать!

В ужасе русские бросились к реке во главе с князем Иваном Дмитриевичем. Но так как все были очень сильно пьяны, то огромное количество русских воинов просто утонуло в реке. Утонул и князь Иван Дмитриевич, и множество бояр и воевод, не говоря уже о простых воинах. Остальные были просто перебиты. Спастись удалось очень немногим. Я не хочу читать лекцию о вреде алкоголя, но это первый зафиксированный в истории случай полной гибели войска из-за чрезмерного пристрастия к зеленому змею. Вот с этих пор река и получила свое название Пьяна, а старое ее название было прочно забыто.

После этой странной битвы Арапша рванул к Нижнему Новгороду. Жители города уже успели получить известие о страшном поражении русских. Кто мог, бежали на лодках от татар вверх по течению Волги, князь Дмитрий Иванович бежал в Суздаль, а остальные жители пытались скрыться из города в лесах, но многие из них были перехвачены татарами. Арапша с войском разграбил и сжег город и его окрестности, а потом ушел обратно. На обратном пути Арапша взял Рязань, причем князь Олег рязанский чудом спасся, но был сильно изранен татарскими стрелами.

Тут и мордва оживилась и зашевелилась. Надеясь, что нижегородское княжество после пьяного поражения и набега Арапши осталось совсем без защиты, мордва приплыла по Волге к Нижнему и пограбила то, что осталось после татар. Русские возмутились таким вероломством соседей! Князь Борис Константинович с дружиной настиг мордву у реки Пьяна и перебил ее.

Но этим месть русских не ограничилась! Зимой нижегородское войско под командованием князей Бориса Константиновича и Семена Дмитриевича и московское войско под начальством воеводы Свибло вошло в Мордовскую землю. Стояли жестокие морозы, но они не остановили мстителей, которые разоряли Мордовию и «сотворили ее пусту» по словам летописца. Много пленных привели в Нижний Новгород. Тем пленникам, которых сразу же казнили, еще повезло, так как множество других пленных было затравлено на льду псами. 

Назад в раздел

ПОВЕСТЬ О ПОБОИЩЕ НА РЕКЕ ПЬЯНЕ. Эпоха Куликовской битвы

ПОВЕСТЬ О ПОБОИЩЕ НА РЕКЕ ПЬЯНЕ

В год 1377 перешел из Синей Орды за Волгу некий царевич по имени Арапша, и захотел он пойти ратью на Нижний Новгород. Князь же Дмитрий Константинович послал об этом весть к зятю своему, ко князю великому Дмитрию Ивановичу. Князь же великий Дмитрий, собрав много воинов, пришел ратью к Нижнему Новгороду с войском большим и грозным.

И не было никаких известий о царевиче Арапше, и возвратился великий князь в Москву. А против татар он послал воевод своих, а с ними рать владимирскую, переяславскую, юрьевскую, муромскую, ярославскую. А князь Дмитрий Суздальский отправил сына своего, князя Ивана, да князя Семена Михайловича, а с ними воевод и множество воинов.

И собралось великое войско, и пошли они за реку за Пьяну. И пришла к ним весть, что царевич Арапша на Волчьей Воде. Они же повели себя беспечно, не помышляя об опасности: одни – доспехи свои на телеги сложили, а другие – держали их во вьюках, у иных сулицы оставались не насаженными на древко, а щиты и копья не приготовлены к бою были. А ездили все, расстегнув застежки и одежды с плеч спустив, разопрев от жары, ибо стояло знойное время. А если находили по зажитьям мед или пиво, то пили без меры, и напивались допьяна, и ездили пьяными. Поистине – за Пьяною пьяные! А старейшины, и князья их, и бояре старшие, и вельможи, и воеводы, те все разъехались, чтобы поохотиться, утеху себе устроили, словно – они дома у себя были.

А в это самое время поганые князья мордовские подвели тайно рать татарскую из мамаевой Орды на князей наших. А князья ничего не знали, и не было им никакой вести об этом. И когда дошли до Шипары, то поганые, быстро разделившись на пять полков, стремительно и неожиданно ударили в тыл нашим и стали безжалостно рубить, колоть и сечь. Наши же не успели приготовиться к бою и, не в силах ничего сделать, побежали к реке к Пьяне, а татары преследовали их и избивали.

И тогда убили князя Семена Михайловича и множество бояр. Князь же Иван Дмитриевич, жестоко преследуемый, прибежал в оторопи к реке Пьяне, бросился на коне в реку и утонул, и с ним утонули в реке многие бояре и воины, и народа без числа погибло. Это несчастье свершилось второго августа, в день памяти святого мученика Стефана, в воскресенье, в шестом часу пополудни.

Татары же, одолев христиан, стали на костях и весь полон и все награбленные богатства здесь оставили, а сами пошли изго-ном, не подавая вестей, на Нижний Новгород. У князя же Дмитрия Константиновича не было войск, чтобы выйти на бой с ними, и он побежал в Суздаль. А новгородские жители убежали на судах вверх по Волге к Городцу.

Татары же пришли к Нижнему Новгороду пятого августа, в среду, в день памяти святого мученика Евсигния, накануне Спа-сова дня, и оставшихся в городе людей перебили, а город весь и церкви и монастыри сожгли, и сгорело тогда в городе тридцать две церкви. Ушли же поганые иноплеменники из города в пятницу, разоряя нижне-новгородские волости, сжигая села, и множество людей посекли, и бесчисленное количество женщин, и детей, и девиц повели в полон.

В том же году пришел прежде названный царевич Арапша, и повоевал, и пожег тогда Засурье.

И в том же месяце августе приехал князь Василий Дмитриевич из Суздаля в Нижний Новгород. И послал он людей, и повелел вынуть из реки из Пьяны тело брата своего, князя Ивана. И привезли того в Нижний Новгород, и сотворили плач над ним, и похоронили его в каменной церкви святого Спаса, в притворе, на правой стороне, через неделю после госпожина дня, двадцать третьего августа.

7 раз пьяницы решили ход боя

Министр обороны Эш Картер начал визит на предприятие Министерства обороны по ядерному сдерживанию, сказав летчикам на базе ВВС Майнот, Северная Дакота, что Министерство обороны будет инвестировать, внедрять инновации и поддерживать, чтобы восстановить возможности этого предприятия, которые остаются основой оборонной стратегии США.


Секретарь говорила в ангаре на линии полета базы. Он поблагодарил летчиков на базе, а также поблагодарил тысячи других технических специалистов, которые обслуживают, обслуживают, охраняют и эксплуатируют бомбардировщики, межконтинентальные баллистические ракеты, подводные лодки с баллистическими ракетами и системы управления по всему миру.

«Как вы знаете, у каждого своя роль, — сказал он, — и хотя каждая физическая часть важна, на самом деле именно люди делают целое больше, чем сумму частей».

Невооруженная межконтинентальная баллистическая ракета LGM-30G Minuteman III запускается во время эксплуатационных испытаний на стартовом комплексе-4 на базе ВВС Ванденберг, Калифорния. Межконтинентальная баллистическая ракета Minuteman III является элементом национальных сил стратегического сдерживания под контролем Глобального ударного командования ВВС. .(Фото ВВС США / старший летчик Лаэль Хасс)

В ходе беседы с летчиками секретарь подчеркивал, что ядерное сдерживание Америки является основой безопасности США и является самой приоритетной задачей Министерства обороны.

«Потому что, хотя то, что за более чем семь десятилетий, прошедших с 1945 года, ядерное оружие больше не применялось на войне, это замечательное достижение, это не то, что мы когда-либо можем принимать как должное», — сказал он. «И именно поэтому сегодня я хочу поговорить о том, как мы внедряем инновации и инвестируем, чтобы поддерживать эту основу.”

Картер имеет долгую историю с ядерной миссией, работая в 1980-х над базой для ракетной системы MX. Он говорит по собственному опыту, когда говорит, что миссия сдерживания осталась прежней и изменилась.

«На стратегическом уровне, конечно, вы сдерживаете крупномасштабную ядерную атаку против Соединенных Штатов и наших союзников», — сказал он. «Вы помогаете убедить потенциальных противников в том, что они не смогут выйти из неудавшейся традиционной агрессии. Вы заверяете союзников, что наши расширенные гарантии сдерживания заслуживают доверия, что позволяет многим из них отказаться от разработки ядерного оружия самостоятельно, несмотря на тяжелую стратегическую обстановку, в которой они оказались, и технологическую простоту, с которой они могли бы разработать такое оружие.”

Ядерное сдерживание также служит зонтиком, под которым военнослужащие выполняют обычные задачи по всему миру, сказал секретарь.

Но ядерный ландшафт изменился, и он по-прежнему будет создавать проблемы, сказал Картер.

«Ядерный ландшафт изменился в одном направлении: мы не создавали новые типы ядерного оружия или систем доставки в течение последних 25 лет, но создавали другие, в то же время, что и наши союзники в Азии, на Ближнем Востоке и в НАТО. нет, — сказал секретарь, — поэтому мы должны продолжать поддерживать наше сдерживание.”

Россия модернизировала свой ядерный арсенал, и есть некоторые сомнения в отношении стратегии российского руководства в отношении оружия.

«Между тем ядерные и ракетные провокации Северной Кореи подчеркивают, что все еще существует разнообразный и динамичный спектр ядерных угроз», — сказал Картер. «Таким образом, наше сдерживание должно быть надежным и распространяться на наших союзников в регионе».

Северная Корея создает ядерные боеголовки и средства их доставки, сказал секретарь. Он добавил, что северокорейская угроза стимулирует расходы на противоракетную оборону в Соединенных Штатах и ​​развертывание систем в Южной Корее.

«Мы подкрепляем все это обязательством, что любое нападение на Америку или наших союзников будет не только отражено, но и что любое применение ядерного оружия будет встречено подавляющим и эффективным ответом», — сказал Картер.

Индия и Китай ответственно относятся к своим ядерным предприятиям, — сказал секретарь.

«В Иране их ядерные устремления были ограничены, а прозрачность их деятельности увеличилась благодаря прошлогоднему ядерному соглашению, которое, пока оно будет продолжаться, будет надежно предотвращать получение Ираном ядерного оружия», — сказал Картер.«Последний пример, который я приведу, — это Пакистан, где ядерное оружие запутано в истории напряженности, и хотя оно не представляет прямой угрозы Соединенным Штатам, мы работаем с Пакистаном, чтобы обеспечить стабильность».

Несмотря на изменения, произошедшие после окончания холодной войны, характер сдерживания не изменился, сказал секретарь.

«Даже в 2016 году сдерживание все еще зависит от восприятия — того, что потенциальные противники видят и, следовательно, верят — о нашей воле и способности действовать», — сказал он.«Это означает, что по мере изменения их восприятия должны меняться и наша стратегия и наши действия».

По словам секретаря, крупномасштабная ядерная атака маловероятна. Наиболее вероятным сценарием является «неразумное обращение к меньшим, но все же беспрецедентно ужасным атакам, например, со стороны России или Северной Кореи, чтобы попытаться заставить условно превосходящего противника отступить или отказаться от союзника во время кризиса», — сказал Картер. «Мы не можем допустить этого, поэтому мы работаем с нашими союзниками в обоих регионах, чтобы внедрять инновации и действовать по-новому, чтобы поддерживать сдерживание и продолжать сохранять стратегическую стабильность.”

НАТО пересматривает ядерную стратегию по интеграции обычного и ядерного сдерживания для сдерживания России, сказал он.

Тем временем в Тихом океане Соединенные Штаты вступают в официальный диалог о сдерживании со своими союзниками Японией и Южной Кореей, сказал Картер, «чтобы гарантировать, что мы готовы решать проблемы ядерного сдерживания в Азии».

Картер сказал, что США принимают меры к тому, чтобы их ядерная триада — бомбардировщики, межконтинентальные баллистические ракеты и подводные лодки с баллистическими ракетами — не устарела.

«Сейчас мы начинаем процесс исправления десятилетий недостаточного инвестирования в ядерное сдерживание», — сказал секретарь.

Пентагон недофинансировал свое предприятие по ядерному сдерживанию после окончания холодной войны, добавил Картер.

«За последние 25 лет с тех пор мы вложили лишь скромные средства в базовое обеспечение и операции, около 15 миллиардов долларов в год», — сказал он. «И оказалось, что этого было недостаточно».

Бюджетный запрос на 2017 финансовый год предусматривает инвестирование в ядерное предприятие в общей сложности 19 миллиардов долларов, сказал Картер.По его словам, в ближайшие пять лет министерство планирует потратить 108 миллиардов долларов на поддержание и рекапитализацию ядерных сил и связанных с ними систем стратегического командования, контроля, связи и разведки.

Бюджет также предусматривает модернизацию, сказал секретарь. По словам секретаря, в планах предусматривается замена старых межконтинентальных баллистических ракет новыми, которые будут дешевле в обслуживании, обеспечение эффективности стратегических бомбардировщиков перед лицом более совершенных систем противовоздушной обороны и создание замен для подводных лодок с баллистическими ракетами класса Огайо.

«Если мы не заменим эти системы, они просто устареют еще больше и станут небезопасными, ненадежными и неэффективными», — сказал Картер. «Дело в том, что большинство наших систем доставки ядерного оружия уже вышли из эксплуатации на десятилетия сверх ожидаемого срока службы. Так что это не выбор между заменой этих платформ или их сохранением. Это действительно выбор: заменить их или потерять. Это означало бы потерю уверенности в нашей способности сдерживать, чего мы не можем себе позволить в сегодняшней нестабильной обстановке в области безопасности.”

Хотя эти планы дороги, они составляют лишь небольшой процент от общих расходов на оборону, сказал секретарь.

«Однако в конечном итоге речь идет о поддержании основы нашей безопасности», — сказал Картер. «И после слишком многих лет недостаточного инвестирования мы, как нация, должны сделать это вложение, потому что оно имеет решающее значение для поддержания ядерного сдерживания в 21 веке».

Семь раз, когда алкоголь решал ход битвы

Историки всегда хотят говорить о том, как в сражениях были выиграны с блеском генерала или храбростью отряда.

Но иногда они решаются несколько менее элегантно. Например, вот семь раз, когда алкоголь играл главную роль в исходе противостояния:

Немецкий офицер теряет ключевые мосты в день Д, потому что напился со своей девушкой


Британская армия / сержант.Кристи

В своей книге «Мост Пегаса» Стивен Э. Амброуз из знаменитого «Братья» подробно описывает ночь пьянства немецкого майора Ганса Шмидта перед тем, как его подразделение было атаковано британскими десантниками. Его люди охраняли два ключевых моста через реку Орн, и он должен был приказать их уничтожить, если союзники приблизятся к их захвату. Мосты были заминированы взрывчаткой и могли быть немедленно уничтожены по приказу Шмидта.

Но Шмидт пил в ночь нападения и не прибыл, чтобы отдать приказ. Когда он протрезвел, он попытался добраться до поля боя и случайно проехал мимо британских позиций. Он был схвачен со своим водителем, и англичане удерживали мосты, защищая десантников союзников от немецкой контратаки.

Во время Гражданской войны почти побежденная армия выживает, потому что вражеский командир слишком пьян, чтобы атаковать


Wikimedia Commons / Курц и Эллисон

В декабре31 января 1862 года, в первый день битвы при Стоун-Ривер, армия Конфедерации напала на Союз недалеко от Мерфрисборо, штат Теннесси. План сражения генерала Брэкстона Брэгга сработал почти так, как задумано, и тысячи солдат Союза были взяты в плен.

Атака была бы более успешной, но бригады генерал-майора Бенджамина Ф. Читэма сильно опоздали и дезорганизовались после того, как пьяный Читэм упал с лошади, сплачивая свои войска.

Армия Союза почти отступила, но генералы решили, что у них осталось достаточно войск, чтобы удерживать позицию, войск, которых у них, вероятно, не было бы, если бы Читэм атаковал, как планировалось.Федеральные солдаты удерживали его в течение двух дней, пока 2 января 1863 года артиллерия Союза не уничтожила 1800 конфедератов менее чем за час. Союз набрал обороты и выиграл битву.

Вся военная карьера Улисса С. Гранта


Цвет: Мадс Даль Мадсен / Фото любезно предоставлено Национальным архивом

Улисс С.У Гранта была хорошо задокументированная проблема с алкоголем, но историки считают, что она действительно сделала его карьеру.

Джеймс Макферсон получил Пулитцеровскую премию за свою книгу «Боевой клич свободы». В нем он говорит, что предрасположенность Гранта к алкоголизму, возможно, сделала его лучшим генералом. Его борьба за самодисциплину позволяла ему понимать и дисциплинировать других; унижение довоенных неудач дало ему тихое смирение, которое явно отсутствовало у стольких генералов с репутацией, которую нужно защищать; поскольку Гранту некуда было идти, кроме как наверх, он мог действовать с большей смелостью и решительностью, чем командиры, которые не осмеливались рисковать неудачей.”

По сути, Грант уже испытал такое пренебрежение из-за своего алкоголизма, что ему было все равно, если он потерпит неудачу. Это заставило его быть более агрессивным в бою, чем другие генералы. Однажды Грант специально отрезал себя от всего, кроме боеприпасов и медикаментов, чтобы атаковать Виксбург.

Когда атаке не удалось захватить город, Грант просто превратил атаку в двухмесячную осаду — что в конечном итоге удалось).Следует, однако, отметить, что Грант отсутствовал на части осады, так как он наслаждался двухдневным запоем на реке Язу.

Самурайский отряд так сильно, что они даже не догадываются, что на него напали

Кусуноки Масасигэ Wikimedia Commons

Имагава Ёсимото, могущественный японский полководец в 1560 году с 35 000 солдат, решил, что хочет попытаться захватить тогдашнюю столицу Японии Киото.По пути в Киото Ёсимото попытался захватить крепости, принадлежащие Ода Нобунаге. Нобунага смог поднять только 2500 самураев, чтобы противостоять противостоящей силе.

Нобунага двинулся со своими войсками к крепости недалеко от Окэхазамы, Япония. Когда Нобунага увидел, что войска Ёсимото пьют и веселятся, он приказал небольшому отряду занять крепость и водрузить вокруг нее флаги армии. Вместе с остальными своими людьми он обошел пьяного самурая и подошел сзади.

Нобунага боролся с коэффициентом 12: 1, но победа была полной.По сообщениям, Ёсимото покинул свою палатку, чтобы пожаловаться на шум, прежде чем понял, что слышит нападение, а не вечеринку.

Ёсимото перед смертью ранил одного вражеского солдата. Нобунага и его войска убили всех, кроме двух старших офицеров, прежде чем оставшиеся самураи сбежали или сдались.

Османский султан теряет весь свой флот из-за нескольких бочек вина


Wikimedia Commons / Андреа Вичентино

Османский султан Селим II столько пил, что его прозвали «Сот.Его любовь к вину — одно из самых популярных объяснений его вторжения на Кипр в 1570 году. Хотя поначалу вторжение шло хорошо, пьеса о знаменитом кипрском вине дорого обошлась бы султану.

Когда крепости на Кипре пали перед Селимом, Папа Пий V пытался убедить европейских лидеров построить военно-морскую армаду для нападения на османов. Странам потребовалось больше года, чтобы согласовать условия альянса, но Европа создала огромный военно-морской флот, который противостоял османам в битве при Лепанто в 1571 году.Когда началось морское сражение, 300 османских кораблей столкнулись с 200 христианскими кораблями более высокого качества. Историки считают, что 90 процентов кораблей в Средиземном море в то время принимали участие в битве.

Несмотря на примерно равные силы, христиане растоптали Селима так сильно, что получили прибыль.

Двенадцать европейских галер были потоплены, 8000 христианских истребителей погибли. Но христиане освободили 15 000 рабов и захватили 117 галер.Османы потеряли большую часть своего флота как с точки зрения кораблей, так и с точки зрения личного состава. Селим II все же захватил Кипр со своими армиями и мог пить его знаменитые вина в свое удовольствие, но, вероятно, ему потребовалось много выпивки, чтобы забыть, сколько он за это заплатил.

Русские солдаты скучают перед боем и слишком много выпивают, чтобы сражаться

Википедия

В «Истории водки» Вильям Васильевич Похлебкин подробно описывает, что пили русские бойцы, ожидая прибытия небольшого отряда противника для сражения в 1377 году.В основном это медовуха, эль и пиво.

Хотя точное количество войск с каждой стороны больше не известно, армии пяти русских военачальников были собраны у реки. Но они были настолько пьяны, что только что явились монголы Синей Орды и начали их резать. Главнокомандующий войсками Иван Дмитриевич утонул вместе с некоторыми своими посохами еще до того, как орда добралась до него.

Первоначальное название реки было потеряно для истории, потому что после поражения она стала известна как река Пьяна, что означает «пьяная».

Троянский конь


IMDB

Это определенно самая известная из записей в этом списке.Князь Трои потребовал жену греческого царя в качестве награды, причитающейся ему Афродитой. Жена, Хелен, согласилась и вышла замуж, начав войну между греками и троянцами.

После 9 лет войны греческий генерал придумал план имитировать отступление и оставить в жертву гигантского деревянного коня. Греческие солдаты спрятались в коне. Лошадь буксировали в город, и троянцы начали ночь грандиозных торжеств.

Пили, ели и пировали, пока не отключились.Именно тогда греческие солдаты слезли с лошади, открыли ворота и перебили каждого троянца, с которым сталкивались.

Как Трезвость проиграла битву: пиво и битва при Трентоне

Американские военные имеют давнюю традицию общественного пьянства. От печально известной чаши грога до Офицерского клуба американский боевой дух частично заимствован из духов другого рода. Эта традиция не нова. Воюющие силы Америки многим обязаны патриотическим пивоварам, винокурням и виноделам.Эта традиция восходит к еще до зарождения нации.

В декабре 1776 года Континентальная армия находилась в тяжелом положении. Более профессиональная и хорошо оснащенная британская армия непрерывно наносила удары по американцам, а сражения у Лонг-Айленда и форта Вашингтон нанесли американцам жестокие потери. Дезертирство было обычным делом, и даже генерал Вашингтон в частных письмах признал, что «игра близка».

Однако самой большой проблемой Континентальной армии был моральный дух.Сыновья фермеров и торговцев чувствовали себя совершенно бесполезными против хорошо обученных британских регулярных войск, но американцев по-настоящему напугали наемные гессенцы. Гессенцы были немецкими солдатами, арендованными англичанами у германской земли Гессен. 1770-е годы были доиндустриальным апогеем немецкой военной мощи, и немецкие истребители, особенно гессенцы, были известны по всей Европе своим боевым мастерством.

Победа над гессенцами казалась столь же вероятной, как если бы Талибан перестрелял А-10, но генерал Вашингтон знал, что победа над немцами, даже стратегически незначительная, укрепит боевой дух американцев.Что еще более важно, победа докажет эффективность Континенталов американскому обществу и их французским финансистам, которые оставались в стороне, пока американцы не продемонстрировали реальный шанс на победу.

Чтобы победить немцев, Вашингтону нужен был уравнитель; способ уравнять правила игры с гессенцами. Ответ пришел в виде американского пива.

Производство алкоголя в США в 1770-х годах было процветающим бизнесом. В то время микробиология была плохо изучена, поэтому европейцы и колонисты в одинаковой степени придерживались мнения, что вода вызывает болезни, и что пиво, таким образом, является здоровой альтернативой (процесс пивоварения действительно дезинфицирует пиво, в то время как большинство источников воды остаются загрязненными).Пиво было широко доступно в любом колониальном городе, а таверна была неотъемлемой частью жизни колониальной Америки.

Пиво, произведенное в ранней Америке, значительно отличалось от традиционного европейского пива. Колониальная Америка не имела доступа ко многим европейским пивным ингредиентам, таким как хмель и ячмень. Это заставило колонистов творчески подходить к своим рецептам. Ферментируемый сахар получают из тыквы, патоки или хурмы. Побеги ели были легкой заменой хмелю. Пиво часто варили дома.

По мере улучшения экономики и инфраструктуры колоний торговля увеличивалась вверх и вниз по Восточному побережью. Открытие таверн, в свою очередь, способствовало росту торговли. Таверны не только были безопасным местом для путешественников, где они могли остановиться, отдохнуть и выпить пива; они также были ценным общественным пространством. Таверна была торговым центром, где крестьяне и торговцы могли покупать и продавать товары. В некоторых регионах бочка эля даже считалась средством обмена. Таверна также функционировала как судебный центр, поскольку правовая система того времени зависела от путешествующих юристов.Часто эти юристы проводили суд там, где остановились, — в трактире. Ко времени Войны за независимость было почти само собой разумеющимся, что в любом значительном городе есть таверна и достаточный запас пива.

Зимой 1776 года, когда Вашингтон и его сотрудники начали планировать свой следующий шаг, они осознали, что представилась редкая возможность. Немецкие рождественские праздники традиционно включают обильное количество пива, и для гарнизона из 1500 человек в Трентоне, штат Нью-Джерси, Рождество 1776 года, вероятно, не стало исключением.Поскольку в любом колониальном городе среднего размера было много пива, сотрудники Вашингтона предположили, что в рождественскую ночь гарнизон не будет готов к бою из-за доступности американского пива и склонности немцев к его употреблению. Сообщается, что неназванный офицер из штаба Вашингтона сказал:

В Германии много празднуют Рождества, и, несомненно, гессенцы сегодня вечером выпьют много пива и потанцуют. Завтра утром они будут сонными.

Уверенные, что они смогут сокрушить тщательно прославленных гессенцев, Вашингтон и его сотрудники спланировали одну из самых смелых операций за всю Войну за независимость. Континентальная армия выступит на берегу реки Делавэр в Пенсильвании на Рождество. Как только наступит ночь, армия переправится через реку, пройдет девять миль до Трентона и, в конце концов, проведет предрассветный штурм города.

Операция была затруднена с самого начала. Переход оказался трудным, и операция была задержана почти на три часа.Погода тоже была неблагоприятной. Дождь залил войска и замутил дороги. Армия перешла реку, но из-за низких температур дождь превратился в мокрый снег, а затем в снег. У многих континентальных солдат не было даже подходящей обуви, и их обмороженные ноги начали кровоточить на снегу. Два солдата умрут от облучения во время шестичасового марша.

Вашингтон знал, что он уже полностью привержен делу, и, несмотря на неудачи, продолжал действовать. Наконец, в 9.00 армия прибыла в Трентон. Первое столкновение было с небольшим пикетом, лейтенант которого заметил приближающуюся армию, выходя из медной лавки.Вашингтон понял, что противник не в боевом порядке. Несмотря на все задержки, ошибки и просчеты, он все равно застал гессенскую команду с ног на голову.

Несколько дежурных гессенцев с боем отступили. Тем временем Вашингтон приказал отрезать потенциальные пути отхода и захватить вершину холма на окраине города. Гессенцы попытались выстроиться в боевом порядке, но были быстро сбиты американской пушкой, у которой было открытое поле для огня с высоты.Гессенские артиллеристы обнаружили, что американцы захватили и немецкие пушки, и к тому времени, когда они были взяты обратно, американцы вывели их из строя. Вскоре гессенцы начали отступление под беспощадным огнем американцев. Гессенский командир был смертельно ранен, в результате чего гессенцы остались без лидера. Загнанные в угол во фруктовом саду за городом, немцы сдались развалившимся американцам.

По окончательному подсчету, американцы не пострадали от погибших, а лишь несколько человек получили ранения.Немцы потеряли около 100 убитыми и 200 ранеными. Было захвачено около 1000 гессенцев. Однако самым большим сюрпризом стало то, что жители континента провели инвентаризацию своих пленников.

Каждый из них был совершенно трезв.

Обманутые американцы победили гессенцев, одних из лучших солдат в мире, используя неожиданность, мобильность и огневую мощь в решающий момент. По слухам, пристрастие немцев к пиву никогда не играло никакой роли в боевых действиях.

Считается, что алкоголь повышает уверенность в себе.Обычно чрезмерно повышается уверенность пьющего, но в битве при Трентоне доказано обратное. Уверенность Вашингтона в привлекательности американского пива дала ему толчок к нападению на Трентон. Битва оказала сильное влияние на ход войны и восстановила доверие Континентальной армии.

Если вы хотите отметить битву при Трентоне, обратите внимание на Каменный забор, основной продукт любой таверны в колониальной Америке, и, по слухам, он был любимцем Итана Аллена:

Темный ром 2 унции

Крепкий сидр

Способ приготовления: Перелейте ром в пол-литра, добавьте 1 или 2 кубика льда и залейте крепким сидром.Украсьте лимонной твёрдой и наслаждайтесь!

Пол Левандовски — фанат джина и кандидат на степень магистра в кампусе Школы перспективных международных исследований Джонса Хопкинса в Болонье, Италия. Ранее он служил в армии США и участвовал в операции «Несокрушимая свобода».

Фото: Мэрион Досс

Были ли гессенцы пьяны, когда Вашингтон напал на Трентон?

Мы все слышали эту историю: гессенские солдаты, расквартированные в Трентоне, выпили несколько заслуженных рождественских напитков.Поэтому, когда войска Вашингтона прибыли в предрассветные часы утра, некоторые гессенцы пошатнулись от последствий празднования.

Но это скорее широко распространенный миф, чем задокументированный факт.

: «Вопреки тому, что часто подразумевается и учат, нет никаких доказательств того, что гессенцы были пьяны после празднования Рождества, когда битва при Трентоне началась утром 26 декабря 1776 года», — говорит Банки Мэддок, исторический переводчик из Исторического парка Вашингтон-Кроссинг.

Полковник Иоганн Ралль, командующий казармами Трентон в то время, получил три, казалось бы, законных предупреждения о предстоящей атаке Континентальной армии, согласно Мэддоку.Один пришел от британского шпиона, другой — от лоялистского врача из города, а третий — от двух колониальных дезертиров.

Помимо предупреждений, реальность сценария предполагает, что гессенские солдаты были не в настроении напиваться, говорит Мэддок.

Они были измотаны несколькими неделями безжалостных преследований и нападений на их патрули и почтовые станции, включая рождественскую ночь, когда 40 солдат колонии застали врасплох заставу. Позже той же ночью Ралл возглавил весь гарнизон в безуспешной попытке выследить нападавших.

Даже когда они не дежурили, отдыхать было мало. Гессенских солдат заставили спать в полной форме, с патронами и мушкетами в руках.

Когда утром 26 декабря раздались выстрелы, сразу же прозвучала тревога, и, по словам Мэддока, Ралла вызвали из своей комнаты. Гессенские войска собрались быстро.

Некоторые писали, что во время той битвы среди гессенцев не наблюдалось пьяного или беспорядочного поведения.Позже генерал Вашингтон положительно отзывался о поведении и действиях охранников гессенской заставы. Мэддок говорит, что они яростно сражались.

Ралль знал, что армия Вашингтона очень напряжена. Но, как это повторялось на протяжении всей войны, он недооценил страсть Континентальной армии к свободе.

«Ралл тоже считал, что они окружены», — говорит Мэддок. «Ему сказали, что мост через реку Ассанпинк-Крик охраняют солдаты колонии, в то время как это не так».

По иронии судьбы, после битвы, по словам Мэддока, солдаты колонии обнаружили 40 бочек рома.Некоторые из них были уничтожены до того, как Вашингтон приказал уничтожить остальные. Понимая, что 900 гессенских заключенных необходимо переселить, а его раненым солдатам нужно позаботиться, Вашингтон не видел места для празднования.

Что касается Ралля, то он был дважды ранен во время битвы и доставлен обратно в его штаб, где он умер той ночью. Перед смертью он потребовал формальной капитуляции перед Вашингтоном, который пообещал хорошо обращаться с гессенскими заключенными.

Забытый боевой клич войны 1812 года | История

Сейчас 19 градусов, свежий ветер дует с озера Эри. Люди компании Лакруа маршируют по заснеженному полю в Мичигане.

«Готовьтесь к загрузке!» — кричит Ральф Наво, командир подразделения. Нащупывая замороженные руки, мужчины запихивают шомполы в дула кремневых ружей.

«Целься!» — кричит Наво, и солдаты направляют свои мушкеты на промышленный парк на дальней стороне поля.

«Огонь!»

Шесть триггеров щелкают в унисон. «Взрыв», — говорит один из мужчин.

После второго имитационного залпа реконструкторы удаляются на стоянку одного из самых кровавых полей сражений войны 1812 года.На этой земле сотни американских солдат погибли в поражении, столь мучительном, что породило мстительный боевой клич американцев: «Помните изюм!»

Сегодня почти никто не делает. Не многие американцы также чтят войну, в которой они участвовали. «Изюм» — сокращение от реки Изюм, протекающей рядом с этим участком — недавно стал первым национальным парком на поле боя, посвященным войне 1812 года. И это не Геттисберг, а скорее небольшой участок «заброшенного поля» (земля, загрязненная промышленностью) к югу от Детройта.Изрыгающие трубы угольной электростанции выступают над линией деревьев парка. Рядом стоит закрытый ставнями завод Форда, где раньше работали некоторые реконструкторы.

Это пренебрежение печалит Naveaux, кто трудился трудно сохранить на поле боя. Но незнание войны 1812 года облегчает его роль лидера компании Лакруа. «Я сделал несколько заказов сегодня, и они не были выполнены должным образом», — признается он в конце зимней тренировки. «Но если мы здесь что-то сделаем неправильно, сколько людей узнает об этом или позаботится?»

Если они когда-нибудь и захотят, так должно быть сейчас, в годовщину войны 1812 года.Два столетия назад, в июне этого года, Соединенные Штаты впервые объявили войну, положив начало 32-месячному конфликту с Великобританией, унесшему почти столько же жизней, как Война за независимость. Война также укрепила независимость молодой нации, открыла обширные территории индейцев для поселений и дала американцам «Звездное знамя».

Тем не менее, Война 1812 года все еще борется за то, чтобы ее заметили, даже в свой 200-летний юбилей, который, к несчастью, совпал со 150-летием того, что энтузиасты 1812 года называют «той другой войной».В том, где изображены рабство, Геттисберг и Авраам Линкольн.

«В борьбе за память мы похожи на парней с кремневыми ружьями, выступающих против армии Роберта Э. Ли», — говорит Дэниел Даунинг, начальник интерпретации на поле битвы при Ривер-Рэйзин.

Превосходная огневая мощь Гражданской войны в национальных знаниях — не единственный источник безвестности 1812 года. Вот еще одно: 200-летняя война была в основном фиаско с тревожными параллелями с нашей эпохой. Восемнадцать двенадцать была войной по выбору, а не по необходимости; это было предпринято с наивными ожиданиями американского успеха; и закончился тем, что нация не достигла ни одной из заявленных целей.

«Война была настолько плохо задумана и неумело проведена, что правительство хотело забыть обо всех затруднениях почти с момента ее окончания», — говорит Гордон Вуд, ведущий историк первых Соединенных Штатов. Он считает, что эта преднамеренная амнезия и иллюзии, питавшие войну 1812 года, отражают напряжение в национальном характере, которое проявлялось много раз, вплоть до Афганистана и Ирака. «История должна учить смирению и благоразумию, но Америка, похоже, не учится.Я никогда не видел девственницу, которая так часто теряла бы невинность «.

По крайней мере, в 1812 году США оправдывались своей молодостью и небезопасностью. Конституции еще не исполнилось 25 лет, нация оставалась шатким экспериментом, а Британия все еще вела себя в неоколониальной манере. Отчаявшись победить Наполеона, Великобритания ограничила торговлю США с Европой и «впечатлила» или схватила моряков на американских кораблях для службы в Королевском флоте. По мнению президента Джеймса Мэдисона и «боевых ястребов» в Конгрессе, эти действия нарушили У.С. суверенитет и представлял собой вызов недавно завоеванной независимости страны. «Есть ощущение, что на карту поставлена ​​идентичность Америки», — говорит Вуд, называя 1812 год «идеологической войной».

Это было также крайне непопулярно. Голосование за объявление войны было самым близким в истории США, и Конгресс не смог адекватно профинансировать крошечные, плохо подготовленные вооруженные силы страны. Некоторые штаты отказались от ополчения. И критики осудили «мистер Брайан». Война Мэдисона »как безрассудное приключение, мотивированное не столько морскими недугами, сколько жаждой земли.

Действительно, план войны США начался с сухопутного вторжения в Канаду. Оккупировав земли к северу от границы, Ястребы стремились обезопасить фланг страны, отрезать британскую помощь индейцам в верхней части Среднего Запада и захватить новые территории. Американцы также считали, что поселенцы в удерживаемой британцами Канаде будут приветствовать захватчиков с распростертыми объятиями. Томас Джефферсон предсказал, что завоевание современного Онтарио будет «простым маршем».

Вместо этого первая армия США, двинувшаяся в Канаду, была так плохо ведома, что немедленно отступила, а затем сдалась, уступив Мичиган британцам.Два последующих вторжения в Канаду также потерпели неудачу. США действительно добились успеха на море, ошеломив британский флот, выиграв дуэли на фрегатах в начале войны. Но в 1814 году, после изгнания Наполеона на Эльбу, британцы принесли гораздо большую мощь американскому театру.

После захвата восточного штата Мэн и разорения побережья Новой Англии британские войска вторглись в Чесапик, вызвав отчаянное отступление США в Мэриленде, получившее название «расы Блейденсбургов». Затем британцы вошли в Вашингтон, который американские официальные лица поспешно покинули, оставив после себя официальный обеденный сервиз в Белом доме.Британские войска сожрали продукты и вино перед сожжением Белого дома, Конгресса и других зданий. Когда Конгресс снова собрался во временных помещениях, он узким голосом отклонил предложение перенести столицу, а не восстанавливать ее. Осажденное правительство США также объявило дефолт по государственному долгу.

Об этих бесславных эпизодах сегодня мало говорят, за исключением того, что Долли Мэдисон спасла портрет Джорджа Вашингтона из Белого дома (на котором до сих пор видны ожоги от сожжения 1814 года).Единственным исключением является ежегодное мероприятие в городе Эссекс, штат Коннектикут; Нахально названный «Парад в честь Дня неудачников» знаменует британский набег и сожжение его гавани.

Поле битвы у реки Изюм также попыталось облегчить свой имидж, используя пушистый мультяшный талисман по имени «Майор Ондатра». Грызун, распространенный на юго-востоке Мичигана, помог первым европейским поселенцам предотвратить голод в неурожайные годы войны 1812 года. А ондатра остается местным деликатесом. Обычно его варят с овощами, разрезают пополам, а затем обжаривают с луком, как это было на ужине из ондатры и спагетти, который предшествовал зимнему учению компании Lacroix.

«Ондатра — это приобретенный вкус», — признает Ральф Наво, соскребая темное мясо с костлявых задних конечностей грызуна или того, что другой посетитель называет «задницей». Наво сравнивает вкус дикой утки или «очень агрессивной индейки». Многие за его столом предпочитают спагетти.

Реконструкция у реки Изюм также требует выносливого телосложения, поскольку первоначальная битва произошла в январе. Некоторые из мужчин Лакруа прячут грелки для рук в сапогах и носят длинные брюки под классическими брюками до колен и льняными рубашками.Большинству больше 50, и их недостаточно, чтобы развернуть полномасштабную битву. Кен Робертс, бывший автомобильный рабочий, который воспроизводил почти все конфликты в американской истории, говорит, что война 1812 года привлекает меньше участников, чем любая другая. «Это не голливудская война, — говорит он.

Это особенно верно в отношении битвы за реку Изюм. Сначала американцам удалось выбить британский лагерь у реки. Но несколько дней спустя британцы и их индийские союзники предприняли сокрушительную контратаку.Из примерно тысячи участвовавших в этом американцев, в основном жителей Кентукки, лишь несколько десятков избежали убийства или захвата. Это сделало Ривер Рэйзин самым однобоким поражением США в войне, на долю которого пришлось 15 процентов всех американских боевых смертей за весь конфликт.

Но самый печально известный инцидент на реке Изюм произошел после битвы, когда индейцы напали на 65 раненых американских военнопленных, очевидно, в отместку за зверства, которые кентуккицы совершили против местных жителей. Сообщения о резне были быстро преувеличены в пропаганде военного времени с политическими карикатурами и рекрутинговыми роликами, изображающими пьяную резню и скальпирование со стороны индийских «дикарей» при поддержке их британских союзников.

В октябре 1813 года, выкрикивая «Помни изюм!», Войска США отомстили за победу над британцами и индейцами, в результате которой был убит и содран с лица великий воин шауни Текумсе.

Боевой клич мстительного Изюма был предшественником «Помни Аламо!» и «Помните Maine !» Горечь из-за реки Изюм также способствовала послевоенному изгнанию племен, живших к востоку от Миссисипи, кампании, которую отстаивали Уильям Генри Харрисон и Эндрю Джексон, два ведущих индийских бойца войны 1812 года.

«Это не только местная история, это критически важно для длительной войны нашей страны против коренных американцев», — говорит Дэниел Даунинг.

Тем не менее, Изюм и его наследие в значительной степени забыты, а война 1812 года, посвященная двухсотлетнему юбилею, не принесла ни федеральной, ни государственной поддержки поле битвы, которое находится в промышленном городе Монро. До недавнего времени бумажная фабрика занимала самое сердце поля битвы. Его снесли, но другие части исторической территории занимают небольшой индустриальный парк, каток и другие постройки.Токсичные химические вещества задерживаются под полем и в реке Изюм, первоначально названной французскими поселенцами из-за обилия винограда на ее берегах.

Даунинг, ветеран войны в Ираке, инвалид, объясняет это пренебрежением отчасти склонностью американцев исправлять темные отрывки из своей истории. «Эта битва и все, что из нее вытекает, не льстит нашему самооценке», — говорит он.

Обратное справедливо в форте МакГенри, на берегу гавани Балтимора. Именно здесь, во время британской бомбардировки в 1814 году, Фрэнсис Скотт Ки написал стихотворение, получившее название «Усеянное звездами знамя.Флаг, который Ки видел развевающимся над валом, теперь висит в Смитсоновском Национальном музее американской истории; Слова Ключа указаны на внутренней стороне паспортов США; и Форт Мак-Генри — хорошо сохранившийся национальный памятник и историческая святыня, привлекающий 650 000 посетителей в год.

«Это приятная сторона войны 1812 года», — говорит Винс Вейз, главный переводчик форта Мак-Генри. «Мы выиграли здесь битву, мы больше не ненавидим британцев, а флаг и национальный гимн имеют для большинства людей положительный оттенок.”

Однако многие американцы плохо понимают историю, стоящую за этой патриотической историей. Туристы часто путают флаг МакГенри с флагом Бетси Росс или думают, что Фрэнсис Скотт Ки был свидетелем бомбардировки форта под названием Самтер. «В блендере — вся история, — говорит Вейз.

Музей форта исправляет эту историю — и лишает ее мифического блеска. Ки, поэтически превозносивший «страну свободных», сам был известным рабовладельцем. Британцы, напротив, предложили свободу бегущим рабам и привлекли 200 из них к битве за форт МакГенри.Оригинальный стих Ки был настолько ядовитым — прославляя британскую кровь, пролившуюся на их «грязные следы грязи», — что большая часть его была удалена из государственного гимна.

Музей также меняет расплывчатые, довольно беззаботные представления посетителей о войне 1812 года в целом. Хотя американцы могут смутно вспомнить Ки, военно-морскую героику «Олд Айронсайдс» или триумф Джексона в битве за Новый Орлеан, они, как правило, не подозревают, что большая часть войны произошла вдоль канадской границы и пошла плохо для хозяев поля.Победа Джексона (через две недели после подписания мирного договора) также породила устойчивый миф о том, что США выиграли войну. На самом деле все закончилось тупиком, и мирный договор просто восстановил довоенный статус-кво, не говоря уже о морских проблемах, которые в первую очередь побудили Конгресс объявить войну.

«Это не совсем« миссия выполнена »для США», — замечает Вейз. «Это больше похоже на ребенка, которому хулиган окровавляет нос, а потом идет домой». Фактически, U.С. посчастливилось не уступить территорию британцам, которые стремились завершить то, что они считали утомительной второстепенностью в наполеоновском конфликте.

Хотя война 1812 года закончилась без военного победителя, явными проигравшими оказались коренные американцы. Разоренные войной и брошенные после нее британцами племена к востоку от Миссисипи больше не могли сопротивляться американской экспансии. Об этой печальной истории также рассказывают в форте Мак-Генри, который предлагает посетителям возможность проголосовать на мониторе компьютера, заявив, объявили бы они войну в 1812 году или нет.

«Иногда голоса 50 на 50», — говорит Вейз. «В другие дни почти все — ястребы. Может, у них плохое настроение.

Если серьезно, он подозревает, что посетители рассматривают 1812 год через призму текущих событий. Тогда, как и сейчас, многие американцы выступали против военных авантюр. Политический климат во время войны 1812 года стал настолько уродливым, что жители Новой Англии заигрывали с отделением. И почти все разочаровались в правительстве.

«Легко разочароваться в настоящем, потому что мы романтизируем прошлое», — говорит Вейз.«Но я бы сказал, что то, что мы сейчас переживаем, является нормой, а не исключением».

Несмотря на все свои отрезвляющие уроки, война 1812 года также предлагает повод для празднования помимо «Звездного знамени». Американцы, сразившиеся вничью с могущественным противником и даже победившие грозный британский флот в нескольких боях, вновь обрели уверенность в статусе своей страны как свободной нации. Больше никогда США не будут воевать с Британией, которая со временем стала их близким союзником.

Война также заложила основу для прочного мира с Канадой вдоль одной из самых длинных границ в мире.«Сегодня мы принимаем это как должное, но то, что у нас нет разногласий, является огромным благом для обеих стран», — говорит историк Алан Тейлор, автор новой истории войны 1812 года.

Конфликт поставил США на новый экономический курс. Джефферсоновский идеал йоманского общества, экспортирующего сельскохозяйственные товары и импортирующего промышленные товары, больше не соблюдался. Война вынудила нацию стать самостоятельной и продемонстрировала потребность в заводах, внутреннем транспорте, национальном банке и внутренней торговле.

«Мы стали миром для самих себя, а не для Европы», — говорит историк Гордон Вуд. В послевоенные годы экономика пошла на подъем, поскольку каналы, дороги, города и промышленность быстро расширились.

Но рост нации и ее внутренний поворот углубили пропасть между земледельческими рабовладельческими государствами и урбанизирующимся, индустриализирующимся Севером. Конечным результатом стала «та другая война», которая так долго преследовала 1812 год. Она вырисовывается даже в Форт-Мак-Генри, где законодатели Мэриленда были изолированы в 1861 году, так что они не могли голосовать за отделение.

«Нам никогда не победить», — вздыхает Вейз, который в подростковом возрасте добровольно работал в форте и работает с 1994 года. «Гражданская война — это американская Илиада . Война 1812 года — это версия Кореи 19 века ».

Но он надеется, что 200-летие войны, наконец, принесет давно назревшую меру уважения. «Гражданская война поразила свое столетие», — говорит он. «Может быть, может быть, наше двухсотлетие сделает то же самое, и мы больше не будем той мертвой, забытой войной.”

Виски и война: алкоголь сыграл роль в гражданской войне

Легенда гласит, что когда критики генерала Улисса С. Гранта пожаловались президенту Аврааму Линкольну на то, что Грант пьет, Линкольн ответил: «Я бы хотел, чтобы некоторые из вас назвали мне марку виски, которую пьет Грант. Я хотел бы прислать бочку. об этом другим моим генералам «.

Говорят, что любимым брендом

Гранта является Old Crow, виски из натурального бурбона из Кентукки, который продается по сей день.

Учитывая, что фильм Стивена Спилберга «Линкольн» выходит в прокат в ноябре и идет полувековая годовщина Гражданской войны, можно только догадываться, будут ли сторонники Севера рыскать по полкам винных магазинов, чтобы потягивать любимый бурбон Гранта, в то время как сторонники Юга ищут подходящего аналога.

Одно можно сказать наверняка: виски и другие формы алкоголя сыграли роль в эпическом конфликте, от налога на виски, который помог финансировать армию Союза, до инцидента в Чаттануге, в результате которого один из полковников Гранта с позором отправился домой.

«Грант был тем, кого мы сегодня назвали бы запойным», — сказал историк национального военного парка Чикамауга и Чаттануга Джим Огден.

И, не считая шутки Линкольна, это было серьезным делом для Севера.

Искушение Чикамауга

Основная ответственность за начальника штаба Гранта, бриг. Генерал Джон Роулинз, как сказал Огден, «должен был убедиться, что Грант не поддался искушению … выпить».

Грант перед войной решил, что ему нужно взять под контроль свое пьянство, сказал Огден, что он и сделал посредством воздержания.

Но искушение вырисовывалось, когда Грант располагал своей штаб-квартирой в Латнер-Хаусе на 320 Уолнат-стрит в центре Чаттануги. Роулинз настороженно следил за полковником Кларком Б. Лагоу, одним из штабных офицеров Гранта, который имел склонность к вечеринкам. Роулинс волновался, что Лагоу может предложить Гранту выпить.

«Роулинс идет к Гранту и говорит, что [Лагоу] должна идти», — сказал Огден. «Он настраивает тебя на падение с повозки».

Дела достигли апогея перед битвой при Миссионер-Ридж, ключевой победой Союза, которая произошла 1 ноября.24-25, 1863.

Согласно дневнику того времени, 14 ноября Лагоу устроил «весьма позорную вечеринку» в Доме Латнеров.

«Генерал Грант сам разгоняет вечеринку в 4 часа утра», — сказал Огден.

Лагов был «очень огорчен», сказал Огден и вскоре после этого подал в отставку.

Несмотря на репутацию Гранта как пьющего, Огден сказал: «Во время Гражданской войны нет задокументированного случая, когда любое употребление алкоголя Грантом негативно влияло на его работу в полевых условиях.«

Пьяный в седле

Это не относится к генералу Конфедерации Бенджамину Франклину Читэму, жителю штата Теннесси, который 31 декабря 1862 года был так пьян, как сказал Огден, «он действительно однажды выпал из седла» во время того, что южане назвали битвой при Мерфрисборо и Северяне называют битву при камнях рекой.

Читам и генерал Конфедерации Брэкстон Брэгг не соглашались друг с другом, сказал Огден, и «этот инцидент только еще больше снизил мнение Брэгга о нем.«

Cheatham пережил войну, а позже получил награду, связанную с виски.

«Там была бутылка раннего Джека Дэниэла с портретом Читэма», — сказал Огден.

Таким образом, Jack Daniel’s может считаться эквивалентом Old Crow, сочувствующего южанам, хотя винокурня Jack Daniel’s официально не была основана до 1866 года, когда закончилась гражданская война.

Rebel Yell, бурбон, который был создан, чтобы «олицетворять Юг» и на этикетке изображен солдат повстанцев, отправляющийся в бой, был создан только в 1936 году.

Чаттануга виски почестей ли

У Чаттануги был собственный бренд Deep Spring Whisky, который был запущен в 1866 году, в том же году, что и Jack Daniel’s. У него была реклама, отдававшая дань уважения Конфедерации.

Плакат «Виски из глубокой весны» изображает генерала Роберта Ли верхом на лошади в окружении солдат, несущих поднятые флаги Конфедерации. На переднем плане женщина-медсестра на поле боя подносит здоровенный стакан виски к губам раненого солдата-повстанца. Ящик с виски Deep Spring показан рядом с его перевязанной ногой.

«Винокурня Deep Spring находилась на южном конце того, что сегодня является мостом на Маркет-стрит», — сказал Джо Ледбеттер, соучредитель современной компании Chattanooga Whisky Co., которая с момента основания продала около 3000 ящиков виски под брендом Chattanooga. полгода назад. Виски производится в Индиане, потому что винокурни в Чаттануге запрещены, но компания Ледбеттера проводит кампанию по отмене закона, запрещающего винокурни здесь.

Реконструкторы времен Гражданской войны

, которые хотели сделать свой виски правильным, в любом случае не захотели бы покупать бутылку с полки, потому что солдаты Гражданской войны пили не так, сказал Майкл Вич, помощник куратора специальных коллекций Исторического общества Филсона. в Луисвилле, штат Кентукки.

«Основной упаковкой для продажи виски была бочка. Вы бы отнесли свою фляжку или кувшин в винный магазин или салон и наполнили его там», — сказал Вич, автор книги, выход которой должен выйти в феврале: «Kentucky Bourbon Whisky an Американское наследие ».

«Он не был разлит в бутылки на винокурне», — сказал Вич. «В то время бутылки были очень дорогими, потому что их нужно было выдувать вручную».

Виски Часть истории США

Обескураженные армейским начальством, солдаты делали все возможное, чтобы заполучить выпивку.

«Алкоголь был чрезвычайно распространенной частью культуры Соединенных Штатов, — сказал Огден.

Юг запретил перегонку бурбона во время войны, сказал Вич, отчасти потому, что кукуруза нужна для питания солдат.

«Еще одним важным моментом было то, что им нужна была медь для перегонных кубов, чтобы они могли превратить эту медь в пушки», — сказал он.

Север продолжал производство виски и обложил его налогами, сказал Вич.

По его словам, виски

и налоги на него неразрывно связаны с американской историей.

«Он оплатил долги Войны за независимость», — сказал Вич.

Президент Томас Джефферсон отменил налог на виски в 1802 году, но он был восстановлен с 1814 по 1817 год для финансирования войны 1812 года. Налог на виски был восстановлен в 1861 году и с тех пор остается в силе, сказал Вич, временами составляя промежуточный бюджет. 50 процентов и 70 процентов федерального бюджета.

Свяжитесь с штатным писателем Тимом Омарзу по адресу [email protected] или 423-757-6651.

Когда пьяные австрийские солдаты сражались друг с другом

В разгар австро-турецкой войны австрийцы вступили в смертельную битву в городе Карансебес — против самих себя — все из-за того, что в одной бутылке слишком много шнапса.

Австрийско-турецкая война.

В сентябре 1788 года османская армия прибыла в город Карансебеш после нескольких дней борьбы за его захват. Там они обнаружили своего врага, австрийцев, в состоянии полного беспорядка и разрушения, после того как они открыли огонь по себе в случае ошибочной идентификации и пьяной драки.

Битва при Карансебесе между пьяными австрийскими кавалеристами и их сослуживцами позволила османским врагам беспрепятственно захватить завоеванный ими город.

Перед битвой

Wikimedia CommonsMap области в споре между Габсбургской империей и Османской империей. Река Дунай находится посередине.

С 1787 по 1791 год австрийская армия — тогда империя Габсбургов — была вовлечена в Габсбургско-Османскую войну или Австро-турецкую войну и возглавлялась опасно больным императором Иосифом II. Таким образом, австрийская армия была во многом случайной, не в последнюю очередь из-за того, что она состояла из граждан Австрии, мужчин из Чехии, Германии, Франции, Хорватии, Сербии и Польши.Поэтому общение между представителями разных национальностей было, мягко говоря, затруднено, и чаще всего необходимое общение буквально терялось при переводе.

Во время битвы при Карансебешах австрийцы сражались против Османской империи за контроль над Дунаем. В ночь на 17 сентября австрийские кавалеристы отправились на разведку в поисках турецких солдат.

Но пока они были в пути, солдаты наткнулись на группу путешественников, которые разбили лагерь на другом берегу реки.Путешественники предложили солдатам выпить, чтобы успокоить усталых мужчин после рабочего дня. Солдаты согласились и, таким образом, начали ночь пьянства.

Однажды во время праздника группа пехотинцев наткнулась на пьющих и попросила присоединиться. Когда ему отказали в алкоголе, разгорелась кулачная драка. Вскоре драка обострилась, и якобы были произведены выстрелы.

Битва при Карансебешах

Wikimedia Commons Битва при Карансебешах.

Вернувшись в город Карансебеш, где не было выпивки, боев и празднеств, остальная часть австрийской армии была начеку для турецких войск.Услышав выстрелы из-за реки, трезвые австрийские войска, естественно, сочли хриплых турками. Они начали кричать «Турки, турки!»

За рекой пьяные силы услышали крики своих товарищей: «Турки, турки!» и поспешили обратно в лагерь, чтобы помочь своим однополчанам, считая их крики мольбами о помощи.

Увидев в темноте приближающуюся массу людей, трезвые силы открыли огонь, считая пьяных солдат вторгшимися вражескими турками.

После обстрела пьяные силы посчитали, что их лагерь настигли турки, и, в свою очередь, открыли по ним ответный огонь.

То ли потому, что они осознали произошедшую ошибку, то ли просто потому, что хотели прекратить стрельбу, несколько немецких офицеров кричали «Стой!» что означает «стоп». Но из-за языкового барьера солдаты не-немецкого происхождения считали, что немецкие солдаты кричат ​​«Аллах!» Это то, что турки, как известно, кричали во время битвы как крик к богу.Вместо того, чтобы прекратить стрельбу, крики просто разжигали ее.

В австрийском лагере царил хаос, и разразилась битва при Карансебешах. Из-за сочетания опьянения, темноты и языковых барьеров вся австрийская армия сражалась сама с собой.

К концу ночи около тысячи австрийцев остались убитыми или ранеными.

Прибытие турок

Wikimedia Commons Картина, изображающая еще один австрийско-турецкий конфликт.

К утру австрийцы поняли, что произошло.К сожалению, к тому времени ущерб был нанесен, и тысячи солдат погибли в дружественном, хотя и хаотичном, огне. Таким образом, армия стала уязвимой.

Итак, когда турки действительно вторглись всего два дня спустя, их запланированная атака оказалась ненужной. Почти вся австрийская армия была выведена из строя, в результате чего оборона города оставалась неработающей, а Карансебеш открылся для взятия. Именно это и сделала турецкая армия.

Хотя события были позже записаны, тот факт, что на это потребовалось 40 лет, стал предметом споров и доказательством для некоторых, что битвы на самом деле не было.Кроме того, некоторым историкам трудно поверить, что армия могла сражаться против самой себя так долго, с таким большим количеством потерь, не замечая ни разу, что они сражались против своих собственных войск.

Те, кто верил в то, что битва при Карансебесе действительно произошла, приводят в замешательство по той причине, что битва была исключена из основной истории, полагая, что армия была настолько обезумела из-за своих действий, что не говорила о них в течение многих лет.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *