Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Государственный переворот 1993 года в россии: Коммунистическая Энциклопедия

Версии гражданского конфликта 1993 года в России / Идеи и люди / Независимая газета

Тэги: россия, гражданский конфликт, верховный совет, ельцин, хасбулатов, руцкой, белый дом, штурм

Накануне и сразу после октябрьских событий 1993 года в обществе сформировалось представление о том, что победа сторонников Хасбулатова и Руцкого означала бы гибель молодой российской демократии и возврат к временам тоталитаризма. Фото Reuters

Через два года исполняется 30 лет трагическим событиям сентября-октября 1993 года в Москве. О них не любят вспоминать на государственном уровне, ибо крайне сложно дать им какую-то однозначную интерпретацию. Тем более для нынешней власти, которая, с одной стороны, формально основана на принципах Конституции 1993 года, а с другой – старается всячески отмежеваться от наследия «лихих» 1990-х и первого российского президента Бориса Ельцина.

Поражение победителей

Эти события стали завершением длительного противостояния ветвей власти – президента Бориса Ельцина и парламента во главе с его председателем Русланом Хасбулатовым.

21 сентября 1993 года президент России Борис Ельцин подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», предписывавший Верховному Совету Российской Федерации и Съезду народных депутатов прекратить свою деятельность по осуществлению «законодательных, распорядительных и контрольных функций». Этот указ президент Ельцин зачитал в прямом эфире. Обвиняя Верховный Совет в узурпации власти, Ельцин апеллировал к результатам референдума от 25 апреля 1993 года, на котором была одобрена политика президента и правительства, хотя, согласно результатам референдума, президент не получил права на роспуск Верховного Совета.

Собравшийся на экстренное заседание Верховный Совет отстранил президента Ельцина от власти, приняв решение о прекращении его полномочий и переходе их, согласно Конституции, к вице-президенту Александру Руцкому, объявил созыв X Чрезвычайного съезда народных депутатов.

Следует сказать, что сразу возникли и существуют до сих пор две взаимоисключающие версии и оценки этих событий, представленные двумя противоборствующими сторонами этого гражданского конфликта, чуть не переросшего в настоящую гражданскую войну в стране с ядерным арсеналом.

Первая интерпретация на довольно длительное время оставалась официальной, поскольку была дана победителями, а победителей, как известно, не судят. Она активно использовалась на уровне государственной пропаганды уже в ходе самого конфликта.

Следуя этой интерпретации, имел место антидемократический путч большей части депутатского корпуса Верховного Совета России и его сторонников в лице разномастных радикалов, так называемых красно-коричневых. Именно эти крайне левые и особенно крайне правые группы, пришедшие на защиту Верховного Совета, и стали главным объектом идеологической манипуляции провластных СМИ в формировании в обществе представления о том, что победа сторонников Руцкого и Хасбулатова означает гибель в стране молодой российской демократии и возврат к мрачным временам тоталитаризма.

Безусловно, пришедшие на защиту распущенного парламента радиальные группировки не были сторонниками демократических ценностей. Но проблема в том, что высшей властью в стране, согласно действующим на тот момент конституционным нормам, был как раз Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ, а указ № 1400 изданный президентом Борисом Ельциным был признан неконституционным, согласно официальному заключению Конституционного суда под председательством Валерия Зорькина.

Следовательно, инициатива переворота исходила от президента Бориса Ельцина, даже если предположить, что он руководствовался при этом совершенно благими намерениями ускорить конституционную реформу и принять новую Конституцию, соответствующую совершенно иным правовым реалиям, сложившимся к этому времени.

При этом ставить знак равенства между депутатами Верховного Совета во главе с председателем Русланом Хасбулатовым и «Трудовой Россией» Виктора Анпилова, а тем более с неофашистами из РНЕ Александра Баркашова, выступившими против действующего президента Ельцина, не представляется возможным. Среди депутатов Верховного Совета, отказавшихся признать указ Бориса Ельцина о роспуске, были люди разных взглядов. В том числе и вполне демократических. Из них я бы выделил яркого политика, секретаря конституционной комиссии, социал-демократа Олега Румянцева, много сделавшего для проведения конституционной реформы и разработки новой Конституции, принимавшего активное участие в событиях на стороне Верховного Совета.

Однако по прошествии времени все больше популярности, в том числе и в государственных СМИ, стала приобретать альтернативная точка зрения, представленная проигравшей стороной: осенью 1993 был расстрелян из танков парламент по приказу президента Бориса Ельцина, который свершил антидемократический и антиконституционный переворот, издав противоречащий Конституции указ о роспуске Верховного Совета.

Формально у этой версии, опирающейся на заключение Конституционного суда РФ, есть основания быть призванной более убедительной и соответствующей действительности. Но только формально. История, как известно, не ограничивается правовыми нормами, ее юридическая интерпретация не может служить достаточным основанием для окончательных политических оценок.

Воля к власти

А что же мы имели в действительности и почему обе версии не выдерживают критики с позиций политического анализа противостоящих сил?

Во-первых, следует сказать, что обе стороны, представлявшие себя защитниками демократии, на самом деле были очень далеки от демократических ценностей. Пришедшие к власти в результате антиконституционного роспуска СССР президент Борис Ельцин, вице-президент Александр Руцкой и председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов в конечном итоге не смогли совместно управлять страной и сцепились в борьбе за власть. И если экономист по образованию Хасбулатов еще имел некоторые политические убеждения, то бывший партийный деятель КПСС Борис Ельцин, ставший по воле странной и для него самого судьбы лидером антикоммунистических сил, и профессиональный военный, пришедший в политику на волне перестройки генерал с явно наполеоновскими замашками Александр Руцкой, очевидно, не имели каких-то внятных политических убеждений и просто рвались к единоличной власти.

Если бы не вмешательство армии на стороне
президента Ельцина, то страна могла
оказаться втянутой в тяжелейший затяжной
гражданский конфликт.  Фото Reuters
Обвиняя президента СССР Михаила Горбачева и Союзный центр в неспособности провести необходимые реформы, они сами, оказавшись у власти, вскоре проявили политическую несостоятельность и вцепились друг другу в глотки, продемонстрировав полную неспособность достигать компромисса в рамках действующих конституционных норм. Руцкой начал политическую деятельность как лидер парламентской группы Верховного Совета РСФСР, именовавшейся «Коммунисты за демократию», которую злые языки именовали «волки за вегетарианство», и Демократической партии коммунистов России, среди которых были как сторонники социал-демократизации Компартии РСФСР, так и последователи идей Льва Троцкого. А закончил он свои политические метаморфозы, как известно, вождем правой консервативно-националистической организации под названием социал-патриотическое движение «Держава».

Однако свести этот острый гражданский конфликт к банальной борьбе за власть между Ельциным с одной стороны и Руцким с Хасбулатовым с другой было бы с исторической точки зрения неверно.

За Ельциным и Руцким, превратившимися из ближайших соратников в злейших врагов, стояли различные политические и социальные силы и совершенно по-разному идеологически мотивированные люди.

На Бориса Ельцина сделала ставку праволиберальная политическая группировка, именовавшая себя демократической и объединявшая настроенных на рыночные реформы выходцев из номенклатуры КПСС (ее яркий представитель Егор Гайдар), часть партийной и советской бюрократии, перешедшей на службу новой власти, либеральную интеллигенцию и представлявшее ее влиятельное движение «Демократическая Россия» и нарождающийся слой предпринимателей.

Ей противостояла правоконсервативная группировка, также имевшая связи с новым предпринимательством, но тяготевшая к державному национализму и изоляционизму, отвергающая ценности либеральной демократии.

Эти люди черпали свой политический идеал в работах русского философа-белоэмигранта Ивана Ильина, ставшего весьма популярным в консервативных кругах, и явно симпатизировали его концепции Национальной диктатуры, близкой к программе клерикального испанского франкизма.

Для них совершенно естественным было выбрать себе в вожди амбициозного генерала, занимавшего к тому же влиятельный пост вице-президента. Они черпали своих сторонников среди активистов различных клерикально-монархических и националистических групп, выросших на фоне углубляющегося политического и социального кризиса как грибы после дождя. А вызвавшая острые споры политика шоковой терапии правительства Егора Гайдара, безусловно, создала условия для роста социального напряжения в обществе; критика данной политики со стороны вице-президента Руцкого и его партии была во многом обоснованной.

Политическая фикция

Следовательно, осенью 1993 года выбор был не между демократией и диктатурой, как хотели бы представить и та и другая сторона. Так вопрос не стоял в принципе. Реальный выбор был между авторитаризмом праволиберального толка президента Бориса Ельцина и правоконсервативной и ретроградной диктатурой Александра Руцкого, которого Верховный Совет объявил исполняющим обязанности президента, а действующего президента, избранного на всеобщих выборах, поставил вне закона. Вероятно, это было одно из самых спорных решений депутатов.

Дело том, что Верховный Совет по мере роста противостояния и эскалации насилия с обеих сторон явно терял реальный политический вес, уступая место радикалам и военным. Об этом наглядно свидетельствует один из ярких противников Бориса Ельцина, депутат Верховного Совета и яркий публицист Иона Андронов. В беседе с журналистом, бывшим пресс-секретарем Александра Руцкого Николаем Гульбинским он говорил: «Поймите, где-то в конце сентября 1993 года Верховный Совет вообще утратил власть над происходящими событиями. Власть перешла к Руцкому, к генералам, которых он насильно Верховному Совету навязал, – Ачалову, Баранникову, болвану Дунаеву. Они даже Хасбулатова отодвинули». И делает печальный вывод: «А под конец уже, вот эти три-четыре последних дня, Верховный Совет был уже политической фикцией. Начиналась гражданская война».

Можно возразить, что главной ударной силой защитников парламента были как раз коммунистические активисты, сторонники Виктора Анпилова, лидера «Трудовой России», и других радикальных организаций – РКРП, Партии коммунистов России. Да и сторонники Ельцина видели главную угрозу в приверженцах коммунистического реванша. Однако на самом деле неосталинистские вожди не имели никакого влияния на претендента на власть, а ближайшее окружение Руцкого состояло из людей правых убеждений – так называемых белых патриотов. Тогда как центристы из руководства партии Руцкого под названием Народная партия «Свободная Россия» были отодвинуты в сторону – это наглядно подтвердила дальнейшая политическая эволюция генерала.

Следовательно, можно с достаточным основанием предположить, что как левые радикалы, так и сторонники демократических свобод в рядах защитников Дома Советов просто таскали каштаны из огня для будущего правого авторитарного режима Александра Руцкого. Однако миф о защите советской власти от «буржуазного контрреволюционера» Ельцина до сих пор очень популярен в левых политических кругах.

Воспитанный в традициях поздней КПСС Борис Ельцин, декларируя свою приверженность либеральным принципам, совершенно не понимал, что демократия – это в первую очередь разделение властей, а не сосредоточение максимально возможных полномочий в руках президента, пусть даже и демократически избранного. Но если Ельцин после принятия суперпрезидентской Конституции 1993 года все-таки был вынужден оглядываться на мнение либерального Запада и не стремился полностью закрутить гайки, то в случае победы Руцкого и его группировки такие ограничения в действиях показались бы новоявленному Бонапарту и особенно его радикальным сторонникам явно излишними.

Любопытно, что к политическим репрессиям, запрету оппозиционной прессы и коммунистической идеологии в духе современной Украины призывали Ельцина представители как раз либеральной интеллигенции – бывшие диссиденты и писатели-шестидесятники. Но Борис Ельцин оказался в этом смысле большим демократом, прекрасно понимая, что при преследовании коммунистов по идеологическим соображениям он сам со своей биографией оказывался бы в очень пикантном положении.

И если бы не вмешательство армии на стороне президента Ельцина, то страна могла оказаться перед тяжелейшей по своим возможным последствиям перспективой затяжного гражданского конфликта между условными либералами и национал-патриотами. Как известно, после силовых действий сторонников Руцкого и Хасбулатова, а именно захвата высотного здания московской мэрии боевиками во главе с генералом Макашовым, призвавшим «выкидывать из окон мэров, пэров и херов», и попытки штурма телецентра «Останкино», к зданию Моссовета по призыву Егора Гайдара стали собираться сторонники Ельцина и демократов.

К счастью, большого конфликта не случилось. Но в ходе штурма Белого дома и событий у телецентра «Останкино» погибло много людей, сторонников распущенного парламента.

Если в августе 1991 года «Великая Преображенская революция» (выражение Александра Солженицына) победила просто потому, что «власть валялась на улице», то к осени 1993 года это оказалось уже не так. К большому удивлению депутатского корпуса Верховного Совета.

Существует мнение, что принятие Конституции 1993 года, прошедшее на референдуме после насильственного разгона Верховного Совета, ставит под сомнение ее легитимность. Что можно на это сказать? В своей книге «Снова в оппозиции» первый мэр Москвы Гавриил Попов писал: «Великие переломные эпохи нельзя судить по статьям законов, раз речь идет о переходе к новым законам в принципе. Скорее прав Бисмарк: великие вопросы эпохи решаются железом и кровью». Попов, правда, имел в виду события августа 1991 года, однако к октябрю 1993 года эти слова имеют куда большее отношение. 


В регионах России почтили память героев октября 1993 года

В 29-ю годовщину трагических событий коммунисты организовали митинги, возложения цветов и минуты молчания.  

4 октября в столице республики Калмыкия, г. Элисте партийцы и комсомольцы, выражая свою солидарность со всеми участниками Всероссийской протестной акции, приуроченной к 29-летию со дня трагических октябрьских событий 1993 года, когда в Москве произошел государственный переворот и по приказу Ельцина был расстрелян законный парламент страны – Верховный Совет, вышли на одиночные пикеты, расположившись в многолюдных местах города.

С плакатами-обращениями “Сокрушим капитализм – не будет кризиса!”, “Ельцинским палачам – суд истории и презрение народа!”, “Никто не забыт – ничто не забыто!” пикетчики привлекали внимание горожан у торговых комплексов “Лотос”, “Галерея”, универсама в 8-м микрорайоне и на автобусных остановках в 3-м и 6-м микрорайонах Элисты.

В память о защитниках Советской власти в октябре 1993 года у памятника Жертвам белого террора в центре Воронежа 4 октября 2022 года собрались коммунисты и их сторонники.

В начале памятной акции к присутствующим обратился первый секретарь Воронежского обкома КПРФ, руководитель фракции КПРФ областной думы Андрей Рогатнев: «Почти тридцать лет назад была расстреляна Советская власть. Предатели и перевертыши подло растоптали все, к чему стремились, за что боролись их отцы, деды и прадеды. А ведь достижения СССР были настолько величественны, что даже спустя многие десятилетия наше государство держится на этом фундаменте.

Пресловутый указ №1400, изданный не приходящим в себя от пьянок Борисом Ельциным и признанный нелегитимным Конституционным судом, не только привёл к расстрелу из танковых орудий здания Верховного Совета, но спровоцировал братоубийственные конфликты, открыл дорогу немыслимому террору в отношении трудящихся, царившему на протяжении 1990-х гг.

Отголоски этого ощущаются и сегодня в ходе спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины. Лучшие из лучших сыновей России становятся в воинский строй, чтобы искоренить новую волну фашизма, захлестнувшую мир. И в то же время власти допускают очевидные промахи, которые сродни преступлениям, в части мобилизации, формирования воинских соединений, их экипировки и обмундирования. Нищета большинства людей, отсутствие нормального образования и доступной качественной медицины, безработица – все это является следствием страшных событий, произошедших 29 лет назад.

Сегодня мы с вами чтим память героев, которые отдали свои жизни, стараясь защитить народную власть и целостность мощнейшего в мире государства – СССР. К сожалению, их надеждам не суждено было сбыться, ибо жаждущие власти и денег продажные подонки пошли на кровавые преступления и расстреляли безоружных защитников страны Советов. Вспоминая имена героев, мы заявляем о нашей поддержке ребятам, борющимся сейчас на передовой с неонацистами, стянутыми на братскую землю Украины со всего мира, как и 80 лет назад.

Все, кто совершил преступления в 1993 году, и все, кто пытается предать забвению имена истинных героев и переписывает историю под себя, должны помнить, что мы не забудем и не простим!»

«Не забудем! Не простим!» — подхватили присутствующие.

Первый секретарь Нижнедевицкого райкома КПРФ, руководитель фракции КПРФ в райсовете Михаил Рукавицын выразил убежденность в том, что будущее нашего государства за социализмом, и близко время, когда СССР будет возрожден.

Секретарь Воронежского обкома, первый секретарь Советского райкома КПРФ, полковник Денис Коломенцев выразил возмущение, что реалии современного капиталистического строя лишают возможности молодых ребят получить нормальное образование, что пенсионеры выживают на скудные пенсии, люди не могут получить квалифицированную медицинскую помощь. Жизнь в стране переводится на коммерческие рельсы, а капиталы продолжают вывозиться олигархами за рубеж. Всё это приводит к плачевным результатам. Только коммунистические идеалы сегодня являются ориентиром в борьбе за будущее России и достойную жизнь людей.

Второй секретарь Воронежского обкома КПРФ, депутат областной Думы Денис Рослик отметил, что Запад и США, даже разрушив СССР и расколов славян, продолжают стравливать братские народы, насаждая русофобские настроения по всему миру. Чтобы подпитывать издыхающий капитализм, им важно и нужно взять под свой контроль территории и ресурсы бывших союзных государств. Европа забыла о том, что Россия на протяжении многих столетий выступала щитом от захватчиков, что советский народ сломал хребет фашистской гадине, что если бы не подвиг воинов Красной Армии, многим нынешним деятелям не суждено было бы появиться на свет.

Как и 80 лет назад, объединенная Европа ополчилась против нашего государства. Ареной мировые кукловоды выбрали братскую землю соседней Украины. Но они забывают уроки многовековой истории. Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет. И еще мы знаем, товарищи, что «Наше дело правое. И мы победим!»

Поэтесса Светлана Соболева прочла проникновенные стихи «Я убит в Белом доме…»

Собравшиеся почтили память погибших защитников Советской власти минутой молчания.

В память защитников Советской власти, ставших жертвами кровавого ельцинского государственного переворота в Москве в октябре 1993 года, в Краснодаре было организовано возложение цветов к памятнику Борцам, павшим за власть Советов на Кубани, установленному на Всесвятском кладбище.

В мероприятии приняли участие активисты краевого отделения КПРФ и Движения «За новый социализм», коммунисты-депутаты, представители Союза Советских офицеров Кубани.

С красными Знаменами Победы и флагами КПРФ, в торжественной тишине, склонив головы, активисты провели минуту молчания. Перед участниками акции выступил член ЦК, секретарь краевого Комитета КПРФ Александр Сафронов. Он напомнил о причинах и последствиях ельцинского переворота в «черном октябре» 1993 года, а также подчеркнул тесную связь тех событий с либерально-буржуазными реформами в России, с деградацией социальной сферы и массовыми фальсификациями на выборах… 

Алые гвоздики как символ борьбы, бесстрашия и отваги, легли к постаменту памятника, перекликаясь с сегодняшним подвигом российских патриотов.

В сквере Героев Революции Новосибирска прошло мероприятие, посвященное «Черному Октябрю» — 29-й годовщине расстрела Верховного Совета России. 
К пришедшим почтить память погибших в ходе тех событий (а счет убитых и раненых тогда шел на сотни, если не тысячи) обратился секретарь Новосибирского областного комитета КПРФ Алексей Русаков: «29 лет назад в Москве расстреляли защитников Советской власти. Ельцин со своей командой сделал все, чтобы стереть даже память о завоеваниях Великого Октября, которые советский народ смог отстоять в годы Великой Отечественной войны. Наши товарищи боролись активно – и в Москве, и здесь, в Сибири, но силы были неравны. В результате последние 30 лет мы наблюдаем только разрушение».

Коммунист отметил, что выстрелы по Белому дому усилили позиции реакционных сил в Европе, дали «зеленую улицу» планам глобалистов по всему миру. Более того, сложились альянсы либералов и националистов, на Украине это вылилось в борьбу киевского режима с русскоязычным населением. Только в 2022 году были услышаны предложения КПРФ по поддержке сражающегося Донбасса. 

Участники мероприятия возложили красные гвоздики к знаменитому факелу — мемориалу, установленному в честь защитников Советской власти.

Газета «Правда». Кому страшна правда о кровавом «чёрном октябре» 93-го года

Всё глубже в прошлое погружаются времена позднего СССР с лукавыми призывами «перестройки», закончившейся геополитической катастрофой, гибелью и дезинтеграцией страны в 1991 году. Но впереди были ещё более страшные кровавые события сентября — октября 1993 года. Именно в эти осенние дни конфронтация исполнительной и законодательной ветвей власти достигла апогея.

Олег ГУДЫМО.
2021-10-13 09:36

Президент Б. Ельцин указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года №1400 совершил государственный переворот. Именно такую оценку деяния Ельцина дал Конституционный суд, признавший указ не соответствующим Конституции РФ и, следовательно, основанием для отрешения президента от должности. Председатель КС В. Зорькин предлагал конфликтовавшим сторонам «нулевой вариант» — отмену как указа №1400, так и всех последовавших после него решений Верховного Совета РФ. Для выхода из сложившегося положения он предложил провести одновременно выборы и президента, и депутатов РФ 12 декабря 1993 года. Но Ельцин был категорически против. Хасбулатов также заявил, что «не видит возможности компромисса с государственными преступниками». На основании вердикта Конституционного суда депутаты признали переворот переворотом и отрешили Б. Ельцина от должности, но правомерного решения законодателей о подавлении путча и аресте мятежников не последовало.

Как и в августе 1991 года, инициативу перехватили Ельцин и его сообщники. Началась осада Дома Советов, с 24 сентября Ельцин пытался разогнать парламент, но штурм откладывался по независящим от него причинам. Однако подготовка к нему шла, расстрел «Белого дома» и безжалостная расправа с его защитниками состоялись 4 октября 1993 года. Капитуляция избранного в 1990 году Верховного Совета стала неизбежной.

О тех событиях уже написано немало. В хронологическом порядке — по дням, часам, минутам. Правда просачивается через книги, мемуары, публикации участников и очевидцев происходившего в СМИ, интернете и на ТВ. Посвящена этому и книга А. Проханова «День». Но в потоках информации провластными СМИ целенаправленно размывается истина, замалчиваются или извращаются очевидные факты. Во всём, что случилось со страной в конце ХХ века, разобраться не просто, тем более молодёжи, воспитанной на учебниках, в которых история перелицовывается и подаётся в искажённом виде. Но продолжают появляться, пусть и небольшими тиражами, книги о «чёрном октябре» 1993 года добросовестных исследователей и даже (!) воспоминания сотрудников спецслужб, в том числе иностранных. Безусловно, наши «силовики» и власть хранят (если уже не уничтожили) документы, обличающие их участие в перевороте, «за семью печатями».

В этом плане интересна книга генерал-лейтенанта ФСБ В. Клименко «Записки контрразведчика. ЦРУ раскрывает свои секреты. Ветераны ЦРУ о тайных операциях в СССР», особенно информация автора о его встрече по указанию Б. Ельцина с резидентом ЦРУ в Москве Мауэтт-Ларсеном накануне кровавой расправы с защитниками «Белого дома» и высшей законодательной властью России.

3 октября 1993 года автор, в то время один из основных на тот момент офицеров связи с резидентурой ЦРУ в Москве, позвонил этому высокопоставленному сотруднику ЦРУ и сказал о необходимости немедленной встречи. Чтобы понять, почему и какой разговор произошёл дальше, лучше привести его полностью.

«У нас проблема, — начал Валентин. — Когда президент выслушал сегодня утренний доклад, то он спросил нас (ФСБ), почему офицеры ЦРУ встречаются с путчистами в (российском) Белом доме». Посмотрев мне в глаза, Клименко продолжил: «Мы ответили, что не знаем. В ответ президент поинтересовался: «А на чьей стороне ЦРУ? Соединённые Штаты за меня или против?»

Сказав это, ветеран контрразведки сделал паузу для пущего эффекта, прежде чем спросить меня: «Что же нам сказать ему? Нам нужен ваш ответ прямо сейчас». Я вздохнул с облегчением. Ответить на вопрос Клименко было просто. Для этого не надо было истребовать инструкции из посольства или Вашингтона: «Пожалуйста, заверьте президента Ельцина в том, что США в его углу ринга. Соединённые Штаты твёрдо поддерживают правительство России».

Я разъяснил Клименко, что встреча между сотрудниками посольства США и сторонниками жёсткого курса была организована в рамках действий ЦРУ, направленных на информирование Вашингтона о быстро развивающихся событиях в Москве. «Хорошо! — воскликнул явно удовлетворённый моим ответом Валентин. — А теперь передай в Вашингтон следующее: российские военные в самом скором времени примут меры, необходимые для разрешения кризиса. Убирайте своих офицеров из «Белого дома» в течение двух следующих часов или же они попадут под перекрёстный огонь или будут взяты в заложники путчистами». <…> Я доложил послу, и мы сообщили в Вашингтон о решении Ельцина предпринять военные действия. <…> Как и говорил Валентин, танки въехали в город и стали занимать позиции спустя два часа».

Можно ли верить столь высокопоставленному сотруднику ЦРУ в Москве Рольфу Мауэтт-Ларсену о контактах с СВР и ФСБ России? Думается, что можно. А вот в то, что Ельцин сомневался в поддержке Вашингтоном осуществлённого им антиконституционного переворота сентября — октября 1993 года, ликвидации высшего законодательного органа государства и предстоявшей кровавой расправы с защитниками «Белого дома», верится с трудом. Ибо он отлично помнил, как 17 июня 1992 года в Вашингтоне конгрессмены отреагировали бурными аплодисментами на его утверждение, что в России «коммунистический идол рухнул. Рухнул навсегда. И я здесь, чтобы заверить вас: на нашей земле мы не дадим ему воскреснуть!»

Но в сентябре — октябре 1993 года всё складывалось для президента Ельцина далеко не однозначно. Указом №1400 он поставил себя вне закона, нарушил Конституцию и взял курс на ликвидацию парламента страны, пытавшегося воспрепятствовать дальнейшему разрушению государства. В эти трагические дни он осознавал, что решается не только судьба государства, но, что было для него главным, и его судьба. И он принял безусловно согласованное с США решение на силовое подавление сопротивления Верховного Совета РФ, на штурм и кровавую расправу с депутатами и патриотами — защитниками «Белого дома».

Но чтобы избежать даже случайной гибели находящихся в «Белом доме» офицеров ЦРУ, Ельцин и поручил генералу Клименко срочно предупредить Рольфа Мауэтт-Ларсена, чтобы сотрудники резидентуры покинули «Белый дом» до начала силовой акции. Что они и сделали. В результате их жизни были спасены, а приговор в отношении защитников парламента России стал приводиться в исполнение.

Непосредственно перед началом штурма соответствующие приказы получили и руководители спецподразделений. Как вспоминал в книге «Альфа» — моя судьба» её командир Г. Зайцев, «приказ не обсуждают, его выполняют. Но убивать людей, депутатов и простых соотечественников — если отбросить словесную шелуху, то именно это и было поручено осуществить, — на это офицеры «Альфы» пойти не могли». Поэтому они инициативно пошли на переговоры с руководителями сопротивления «Белого дома», которые завершились успехом, позволили избежать гибели народных депутатов.

Однако на завершающем этапе начался интенсивный обстрел Дома Советов, так как благополучный исход переговоров не устраивал желающих утопить сопротивление парламента в крови, в первую очередь Б. Ельцина. Не заинтересованы в этом были и боевики израильского «Бейтара», стрелявшие в спины участников штурма. От выпущенной с крыши посольства США пули снайпера погиб офицер «Альфы».

Безжалостная расправа с парламентом и его защитниками состоялась, продолжив мучительную агонию бывшей супердержавы, свидетелями чего являемся мы, ныне ещё живущее поколение. Именно на наших глазах и именно в нашей стране в конце ХХ века возродилась и стала разлагать общество смертоносная социально-экономическая гангрена, порождённая частнособственническими инстинктами, дремавшими во внешне казавшемся могучим государственном организме. Губительные, тлетворные процессы продолжают терзать постсоветское пространство и поныне, несмотря на уже свершившуюся фрагментацию Советского Союза, ампутацию поражённых национализмом, сепаратизмом, коррупцией и другими болезнями входивших в него ранее республик, сопутствующими реставрации в них капитализма.

Увы, но удовлетворяющих всех ответов на возникающие вопросы до сих пор так и не получено, да и вряд ли они когда-либо будут. Слишком много тайн связано с этими событиями, слишком много в структурах власти заинтересованных в том, чтобы подробности трагедии никогда не стали известны не только ныне живущим, но и будущим поколениям. Никогда! Слишком страшна для победившей стороны правда о тех кровавых событиях, за которыми москвичи наблюдали не только по телевидению. И, надо честно признать, по-разному к ним относились и по-разному же их оценивали…

Безусловно, и в Приднестровье с нескрываемой обеспокоенностью и всё возрастающей тревогой следили за развитием событий в Москве. Многонациональное население этой юго-западной окраины Русского мира, сплочённое доминирующим славянским этносом, не могло оставаться равнодушным к происходящему в столице нашей общей, но, увы, ставшей уже бывшей Советской Родины. В мучительных раздумьях, горячих спорах и дискуссиях приднестровцы и руководители республики пытались разобраться, кто же прав в противостоянии президента и Верховного Совета России, стремительно приобретающем черты непримиримого конфликта.

С одной стороны, приднестровцы были благодарны президенту России Борису Ельцину, который санкционировал проведение миротворческой операции по принуждению Кишинёва к миру, убедив президента Молдовы Мирчу Снегура подписать 21 июня 1992 года в Кремле Соглашение «О принципах мирного регулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». Кровопролитие там удалось остановить благодаря личному участию российского президента.

Но, с другой стороны… Спустя всего год, в сентябре — октябре 1993 года, на стороне противостоящего президенту Ельцину Верховного Совета оказалось много известных в Тирасполе депутатов и политических деятелей России, поддержавших борьбу приднестровцев за свободу и независимость в тяжелейшее для молодой республики время. Они были не на словах, а на деле народными заступниками. Так что сделать однозначный вывод, и тем более заявить в такой непростой ситуации о любых приоритетах, руководство непризнанной Приднестровской Молдавской Республики не имело права.

Министерство государственной безопасности ПМР внимательно анализировало поступавшие из Москвы сведения и информировало о динамике развития событий в России президента и Верховный Совет республики. Не являлось секретом и то, что общественное мнение и симпатии приднестровцев всё в большей степени склонялись на сторону Верховного Совета России. Особенно отчётливо такие настроения стали проявляться после подписания Борисом Ельциным Указа №1400 от 21 сентября 1993 года и последовавшего Заключения Конституционного суда Российской Федерации о его несоответствии Конституции РФ, с категорическим выводом, что такие действия Ельцина являются основанием для отрешения его от должности президента России. Вынесенный вердикт однозначно квалифицировал содеянное как государственный переворот.

В эти страшные для России дни, как и в августе 1991 года, кишинёвские «ястребы» попытались использовать сложившуюся ситуацию для компрометации республики в глазах Кремля клеветой о её вмешательстве во внутренние дела России — страны-гаранта мирного урегулирования вооружённого конфликта. Министерство национальной безопасности Молдовы задействовало свои возможности для побуждения приднестровских добровольцев к выезду в Москву для участия в происходивших там событиях.

Понятно, что реализация кишинёвскими спецслужбами столь коварного замысла была чревата исключительно негативными последствиями, вплоть до пересмотра Кремлём отношения к этому островку Русского мира. С целью срыва задуманной Кишинёвом провокации была активизирована разъяснительная работа, а принятыми по указанию президента ПМР И. Смирнова министерством госбезопасности мерами выявлялись желающие поучаствовать в московских событиях и их убеждали отказаться от таких намерений. Росло осознание того, что помощь горстки приднестровцев в урегулировании возникших в России острейших политических противоречий эффекта не дала бы, а вот последствия были бы тяжелейшими.

Однако убедить в нецелесообразности поездки в Москву удалось не всех. Были и те, у которых среди защитников «Белого дома» оказались знакомые российские добровольцы и казаки — соратники по боевым действиям 1991—1992 гг. в Приднестровье. Под различными предлогами (отпуск, болезнь и т.п.) десяток тираспольчан всё-таки выехали в Москву и «засветились» в «Белом доме». Однако недоброжелателям республики в качестве серьёзно компрометирующего ПМР информационного повода этого было явно недостаточно. И тогда в ход пошла откровенная дезинформация, запущенная внедрённой в окружение командарма 14-й российской армии генерала А. Лебедя агентурой влияния спецслужб Молдовы о якобы направленном из Тирасполя для участия в защите российского парламента батальоне милиции особого назначения «Днестр».

Лебедь не мог не знать, что это ложь. Об этом его предупредили военные контрразведчики 14-й армии. Однако он решил использовать эту дезинформацию для компрометации руководства Приднестровья, обострение отношений с которым с конца 1992 года шло по нарастающей. Соблазн использовать эту ложь превысил здравый смысл, и командарм пошёл на поводу коменданта Тираспольского гарнизона полковника Бергмана, имевшего сильнейшее влияние на генерала. И Лебедь поспешил сообщить эту «дезу» министру обороны Грачёву, а тот — в Кремль, где ожидаемо отреагировали и потребовали объяснений от руководства ПМР. Несмотря на оперативно проведённую отделом военной контрразведки по 14-й армии проверку, подтвердившую нахождение личного состава БМОН «Днестр» в месте постоянной дислокации в Тирасполе, Кремль требовал дополнительных доказательств и разоблачения провокационного замысла Кишинёва.

В связи с этим автору этих строк, в то время заместителю министра госбезопасности ПМР и члену Объединённой контрольной комиссии по соблюдению мира в зоне конфликта, было дано указание срочно организовать поездку в Москву председателя Комитета по телевидению, радиовещанию и печати при Верховном Совете ПМР Б. Акулова, главного редактора ТВ ПМР Л. Шульги с телеоператором и обеспечивающего их безопасность сотрудника МГБ Д. Соина. Они прибыли в Москву вечером 3 октября, незамедлительно вышли на руководство заблокированного «Белого дома», взяли телеинтервью у А. Руцкого, Р. Хасбулатова, А. Макашова, ряда депутатов ВС РФ об отсутствии в «Белом доме» приднестровцев и поздно ночью вернулись на квартиру в районе ст. метро «Красногвардейская». Утром 4 октября, включив телевизор и узнав о расстреле парламента России, доложили по телефону о разоблачении дезинформации спецслужб Молдовы и выполнили приказ срочно возвращаться, обеспечив сохранность отснятых видеоматериалов. По прибытии в Тирасполь они доложили о результатах посещения «Белого дома» буквально за несколько часов до начала штурма и расстрела парламента, продемонстрировали привезённые видеозаписи президенту Смирнову, Председателю Верховного Совета ПМР Г. Маракуце, а затем и на совместном заседании Верховного Совета и правительства ПМР в присутствии представителей СМИ.

Продемонстрированные видеоматериалы убедительно разоблачали провокаторов и авторов чрезвычайно опасной для Приднестровья в сложившейся ситуации дезинформации. Также до присутствовавших были доведены и легализованные оперативные данные о подрывной деятельности спецслужб Молдовы. Присутствовавший на заседании генерал Лебедь (в то время он являлся депутатом ВС ПМР) был вынужден выслушать нелицеприятные, но справедливые обвинения в соучастии в этой провокации. Командарм попытался, но не смог опровергнуть приведённые факты и не нашёл ничего лучшего, чем сложить полномочия депутата и покинуть заседание. В этот же день он демонстративно отказался и от звания почётного гражданина многострадального города Бендеры.

Приоткрывая эту ранее не известную страницу тайной войны на окраине Русского мира, целесообразно напомнить, что спровоцированное спецслужбами Молдовы поведение командующего 14-й российской общевойсковой армии послужило поводом для сербской монахини Ангелины с трибуны траурного митинга 19 июня 1994 года в День памяти и скорби по жертвам вооружённой агрессии и трагических событий в городе Бендеры задать вопрос присутствовавшему на нём генералу Лебедю: «Как мог русский генерал-миротворец, превратиться в генерала-предателя?» Ответа не последовало. Но в глазах приднестровцев авторитет Александра Ивановича, уже и до того пошатнувшийся из-за попыток вмешательства во внутренние дела республики, в результате соучастия командарма в провокации спецслужб Кишинёва в канун событий 3—4 октября 1993 года в Москве, был подорван ещё основательнее.

Безусловно, такой справедливый вопрос можно и нужно было бы задать и тем офицерам и военнослужащим Таманской и Кантемировской дивизий, Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения ВВ, сотрудникам МВД и подразделений ОМОНа, которые 4 октября 1993 года участвовали в штурме «Белого дома», расстреливали и заливали Верховный Совет России кровью его защитников, получив за это деньги, звёзды героев, ордена, звания и повышения по службе. Ведь прозвучавшие из уст сербской монахини Ангелины гневные слова в ещё большей мере относятся к ним…

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.

Вехи: 1993–2000 гг. — Офис историка

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ
«Вехи истории международных отношений США» был выведен из эксплуатации и больше не поддерживается. Для получения дополнительной информации см. полное уведомление.

30 сентября 1991 года военный переворот под руководством генерал-лейтенанта Рауль Седрас сверг правительство Жана-Бертрана Аристида, первого всенародно избранный президент в истории Гаити. Президент Джордж Х.У. Куст призывал к восстановлению демократии и работал с Организацией США (ОАГ) ввести торговое эмбарго на все товары, кроме лекарств и еда. В течение его 1992 кандидата в президенты, Билл Клинтон раскритиковал Буша администрации за ее политику возвращения беженцев и пообещал увеличить давление на военную хунту путем ужесточения экономических санкций.

USS America на пути к Гаити в сентябре 1994 г., с уникальным составом сил специального назначения армии США и 160-й армии Взлетел специальный авиаполк.

Не обремененные международной структурой времен холодной войны, которая структурировала внешнеполитическую деятельность США. политики в течение почти пятидесяти лет, администрация Клинтона стремилась наметить новые цели внешней политики США, включая новые способы использования военной мощи. Постоянный представитель США в ООН Мадлен Олбрайт изложила политику США в отношении «напористая многосторонность» с усилением роли Организации Объединенных Наций. Советник по национальной безопасности Энтони Лейк подчеркнул роль экономической мощи в нового мирового порядка и выступал за роль США в «расширении» сообщество свободных наций. Однако новая администрация столкнулась с многочисленными проблемы в бывшей Югославии, Сомали, Северной Корее и на Гаити, которые усложнили их попытки реализовать широкие стратегии и цели определяется руководителями администрации.

Клинтон назначила Лоуренса Пеццулло специальным посланником на Гаити, как и обещала. в своей кампании работал над усилением экономического и дипломатического давления на хунта. 16 июня ООН проголосовала за введение запрета на продажу нефти в Гаити. Седрас согласился участвовать в переговорах, организованных Организацией Объединенных Наций и ОАГ. Так называемое «Соглашение Губернаторского острова», подписанное Аристидом и Седрасом. 3 июля призвал Аристида вернуться на Гаити к 30 октября 1993, амнистия для лидеров переворота, помощь в модернизации гаитянской армии и создание новой гаитянской полиции. Соглашение предусматривало приостановка санкций ООН после того, как Аристид вступил в должность на Гаити.

Несмотря на признаки того, что гаитянские военные отступают от соглашение, Соединенные Штаты направили USS Harlan Округ с 200 американскими и канадскими инженерами и военной полицией на Правление для подготовки к возвращению Аристида. 11 октября корабль был встречен у пирс в Порт-о-Пренс толпой гаитян, угрожающих расправой. Уличные бои в Могадишо прошли всего неделю назад, и администрация доказала, что не желая рисковать жертвами в Порт-о-Пренсе. Корабль оторвался от на следующий день и вернулся в Соединенные Штаты, что стало серьезной неудачей для администрации Клинтона.

Четыре дня спустя Совет Безопасности ООН ввел военно-морскую блокаду Гаити. В последующие месяцы администрация придерживалась двойной стратегии: планируя военное вмешательство, надеясь, что угроза со стороны США вторжение вынудит гаитянских лидеров отказаться от власти. Давление на действия продолжали нарастать, особенно с участием членов черного собрания Конгресса. громкие требования положить конец военному правлению на Гаити.

Администрация Клинтона заложила дипломатическую основу для операции в летом 1994 года, работая над созданием Совета Безопасности ООН. Резолюция (СБ ООН), разрешающая свержение гаитянского военного режима. На 31 июля Совет Безопасности принял резолюцию 940 СБ ООН, первую резолюцию, разрешающую применение силы для восстановления демократии в стране-члене. Он предусматривал восстановление правительства Аристида и шестимесячный мандат Соединенных Миссия Наций в Гаити (МООНГ), которая будет поддерживать порядок после операция. Мандат ООН, санкционирующий вмешательство, позволил администрации набирать силы из стран Карибского бассейна для службы в силы безопасности после вторжения.

В начале сентября планирование и подготовка к вторжению были завершены под кодовое название Operation Uphold Democracy. Силы вторжения насчитывали почти 25 000 военнослужащих всех родов войск при поддержке двух авианосцев и мощная поддержка с воздуха. Хотя Соединенные Штаты предоставили подавляющее большинство силы, многонациональный контингент из стран Карибского бассейна согласился служить в операция, проводимая по мандату ООН. Добавление этих многонациональных силы перевели операцию с военного вмешательства США на Многонациональная акция, санкционированная ООН. Операция была назначена на сентябрь. 19.

Поскольку военные действия явно неизбежны, бывший президент Джимми Картер возглавил делегация на Гаити в поисках урегулирования путем переговоров. Картер, сенатор Сэм Нанн и генерал Колин Пауэлл вылетели на Гаити 17 сентября, прекрасно осознавая, что у них было мало времени, чтобы прийти к соглашению. Президент Клинтон одобрил предложение Картера. миссии, но настаивал на том, чтобы военная операция продолжалась в соответствии с графиком. Силы вторжения начали действовать во время переговоров, без каких-либо уверенность в том, сделают ли они встречный или мирный вторжение на Гаити почвы.

Руководство Гаити вовремя капитулировало, чтобы избежать кровопролития. Запустив операции с расчетом на форсированный штурм, силы проведение операции продемонстрировало замечательную дисциплину и гибкость в приспосабливаться к этой новой и неопределенной среде. Генерал Хью Шелтон, командующий сил вторжения, по пути на Гаити был преобразован из командира в дипломат, которому поручено разработать мирную передачу власти. Шелтон и Седрас встретился 20 сентября 19 г.94, чтобы начать процесс, и Аристид вернулся к Гаити, 15 октября.

Военные планировщики определили условия передачи МООНГ как восстановление основного порядка, возвращение Аристида и проведение президентские выборы и последующая мирная передача власти. Операция закончилась передачей под командование МООНГ 31 марта 1995 г. и мирным выборы и передача власти произошли 7 февраля 1996. Операция извлек важные уроки о сложностях, связанных с управлением сложными аварийные операции, которые были отражены в PDD/NSC 56, «Управление сложными Экстренные операции», выпущено в мае 1997 года.

Украина, ядерное оружие и гарантии безопасности: краткий обзор

Контактное лицо: Дэрил Г. Кимбалл, исполнительный директор, (202) 463-8270 x107

Во время независимости Украины от Советский Союз в 1991 Украина обладала третьим по величине ядерным арсеналом в мире, включая примерно 1900 стратегических боеголовок, 176 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и 44 стратегических бомбардировщика. К 1996 году Украина вернула России все свои ядерные боеголовки в обмен на экономическую помощь и гарантии безопасности, а в декабре 1994 года Украина стала неядерным государством-участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 года. Последнее стратегическое средство доставки ядерного оружия в Украине было ликвидировано в 2001 году в соответствии с 1991 Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Потребовались годы политического маневрирования и дипломатической работы, начиная с Лиссабонского протокола 1992 года, чтобы вывести оружие и ядерную инфраструктуру из Украины.

1990 Декларация о суверенитете

Частично стремясь добиться международного признания, украинское движение до обретения независимости поддержало усилия по присоединению к ДНЯО в качестве государства, не обладающего ядерным оружием. В Декларации о суверенитете от 16 июля 1990 г. Украина обязалась «не принимать, не производить и не приобретать ядерное оружие». Однако, несмотря на это публичное обязательство, украинские политики не были полностью едины с этой идеей. угрозы и что они должны хранить оружие в качестве сдерживающего фактора 9.0006

1991 Минское соглашение о стратегических силах

С распадом Советского Союза Содружество Независимых Государств подписало Минское соглашение 30 декабря 1991 года, согласно которому российское правительство будет передано во владение всем ядерным вооружением. Однако пока оружие оставалось в Беларуси, Украине и Казахстане, правительства этих стран имели право наложить вето на его использование. Срок демонтажа вооружения был установлен на конец 19 г.94.

1992 Лиссабонский протокол

Украина подписала Лиссабонский протокол 23 мая 1992 года. Протокол предусматривал возвращение России ядерного оружия в Беларуси, Казахстане и Украине. Все государства должны были присоединиться к СНВ и ДНЯО. Однако внутри Украины было мало движений в сторону ратификации СНВ, присоединения к ДНЯО или общей денуклеаризации. Протокол требовал, чтобы Украина как можно скорее присоединилась к ДНЯО, но давал стране до семи лет на выполнение.

К концу 1992 года украинский парламент все больше озвучивал проядерные взгляды. Некоторые считали, что Украина имеет право хотя бы на временный статус ядерного оружия. Возможно, оптимистично правительство США пообещало Украине помощь в демонтаже в размере 175 миллионов долларов. Вместо этого украинское правительство начало осуществлять административное управление ядерными силами и заявило о своих правах на боеголовки.

В конце апреля 1993 года 162 украинских политика подписали заявление о добавлении 13 предварительных условий для ратификации СНВ, что сорвало процесс ратификации. Предварительные условия требовали гарантий безопасности от России и США, иностранной помощи для демонтажа и компенсации за ядерный материал. Кроме того, они заявили, что Украина демонтирует только 36 процентов своих средств доставки и 42 процента своих боеголовок, оставив остальные под контролем Украины. Россия и США раскритиковали эти требования, но Украина не сдвинулась с места. 19 мая93 США заявили, что, если Украина ратифицирует СНВ, Вашингтон предоставит больше финансовой помощи. Это положило начало последующим дискуссиям между Украиной, Россией и Соединенными Штатами о будущем денуклеаризации Украины.

1993 Массандровские соглашения

Украинские и российские официальные лица достигли ряда договоренностей, включая протоколы по демонтажу ядерного оружия, порядок и условия компенсации. Однако обе стороны не смогли согласовать итоговый документ, и саммит в итоге провалился.

Трехстороннее заявление 1994 года

Массандровские соглашения подготовили почву для окончательно успешных трехсторонних переговоров. Поскольку Соединенные Штаты выступили посредником между Россией и Украиной, три страны подписали Трехстороннее заявление 14 января 1994 года. Украина взяла на себя обязательство полного разоружения, включая стратегические вооружения, в обмен на экономическую поддержку и гарантии безопасности со стороны Соединенных Штатов и России. Украина согласилась передать свои ядерные боеголовки России и приняла помощь США в демонтаже ракет, бомбардировщиков и ядерной инфраструктуры. Украинские боеголовки будут демонтированы в России, а Украина получит компенсацию за коммерческую ценность высокообогащенного урана. Украина ратифицировала СНВ 3 февраля 19 февраля.94, отменяя его прежние предварительные условия, но он не присоединится к ДНЯО без дополнительных гарантий безопасности.

Будапештский меморандум о гарантиях безопасности 1994 г. Хельсинкских соглашений, меморандум включал гарантии безопасности против угрозы или применения силы против территории или политической независимости Украины. Страны пообещали уважать суверенитет и существующие границы Украины. Параллельные меморандумы были подписаны также для Беларуси и Казахстана. В ответ Украина официально присоединилась к ДНЯО как неядерное государство 5 декабря 19 года.94. Этот шаг выполнил последнее условие для ратификации СНВ, и в тот же день пять государств-участников СНВ обменялись ратификационными грамотами, в результате чего договор вступил в силу.

2009 г. Совместное заявление России и США

В 2009 г. Россия и США опубликовали совместное заявление, подтверждающее, что гарантии безопасности, сделанные в Будапештском меморандуме 1994 г., сохранят свою силу после истечения срока действия Договора СНВ в 2009 г.

2014 Российская аннексия Крыма

После нескольких месяцев политических беспорядков и внезапного отъезда президента Украины Виктора Януковича российские войска вошли на Крымский полуостров Украины в марте 2014 года. 18 марта в связи с протестами действующего правительства в Киеве Совет Безопасности ООН и Западные правительства России заявили об аннексии Крыма. Соединенные Штаты, Великобритания и Украина назвали эту акцию вопиющим нарушением гарантий безопасности, закрепленных в Будапештском меморандуме 1994 года. Однако, по данным МИД России, «гарантии безопасности были даны законному правительству Украины, а не силам, пришедшим к власти в результате государственного переворота».

Хронология

  • 16 июля 1990 г.: Декларация о суверенитете Украины
  • 31 июля 1991 г .: Соединенные Штаты и Советский Союз подписывают СНВ
  • .
  • 26 декабря 1991 г.: Советский Союз официально распадается, откладывая вступление в силу Договора СНВ
  • .
  • 30 декабря 1991 г .: Минские соглашения о стратегических силах.
    • Содружество Независимых Государств соглашается, что стратегические силы будут находиться под совместным командованием государств бывшего Советского Союза
  • 23 мая 1992 г .: Россия, Беларусь, Украина, Казахстан и США подписывают Лиссабонский протокол.
    • Протокол предусматривает возврат ядерного оружия в трех бывших советских республиках России и присоединение всех государств к договору СНВ и присоединению к ДНЯО
  • 14 января 1994 г. : Украина, Россия и США подписывают Трехстороннее заявление.
    • Украина обязуется полностью разоружить, включая стратегические наступательные вооружения, в обмен на экономическую поддержку и гарантии безопасности со стороны США и России
  • 4 сентября 1993 г ​​.: Массандровские соглашения
    • Несостоявшийся саммит правительств России и Украины
  • 5 декабря 1994 г .: Россия, Украина, США и Великобритания подписывают Будапештский меморандум о гарантиях безопасности.
    • Включает гарантии безопасности от угрозы или применения силы против территории Украины или политической независимости
  • 5 декабря 1994 г .: Украина представляет документ о присоединении к ДНЯО в качестве государства, не обладающего ядерным оружием.
    • Пять сторон СНВ обмениваются ратификационными грамотами по СНВ, который вступает в силу
  • 1 июня 1996 года: Украина передала России последнюю ядерную боеголовку
  • 30 октября 2001 г . : Украина ликвидировала последнее средство доставки стратегического ядерного оружия
  • 4 декабря 2009 г.: Совместное заявление России и США.
    • Обе страны подтверждают гарантии безопасности, сделанные в Будапештском меморандуме 1994 года
  • 18 марта 2014 г.: Россия аннексирует украинский Крымский полуостров и оказывает поддержку продолжающемуся мятежу сепаратистских сил в восточных Луганской и Донецкой областях Украины.
  • Конец 2021 г. — начало 2022 г.: Россия участвует в «военных учениях» численностью более 150 000 военнослужащих с использованием наземных, морских и воздушных вооружений на северных, восточных и южных границах Украины, что вызывает опасения вторжение России.
  • 24 февраля 2022 г .: Россия начала крупномасштабную военную атаку и вторжение в Украину, нанеся удары с самолетов и ракетных установок по украинским городам, аэропортам и военной инфраструктуре на большей части территории страны.

Двадцать пять лет после неудавшегося советского переворота

В августе 1991 года небольшая группа сторонников жесткой линии в советском правительстве устроила переворот, направленный на то, чтобы остановить народную антикоммунистическую, просвободную волну, вызванную Михаилом Горбачевым перестройка . По их приказу танки окружили «Белый дом», резиденцию правительства России (тогда составной части Советского Союза), которым руководил новоизбранный президент Борис Ельцин. Десятки тысяч москвичей устремились к Белому дому, чтобы сплотиться вокруг Ельцина и защитить свободу России от коммунистического путча. Через три дня путчисты потерпели сокрушительное поражение.

Это был уникальный момент в истории России, когда люди по собственной инициативе организовались для политических действий, руководствуясь твердым убеждением в том, что правильно для их страны. Андрей Десницкий, российский ученый и обозреватель, которому в то время было немного за двадцать, вспомнил эти события в статье, опубликованной на этой неделе на новостном веб-сайте «Газета.ру»:

Ночью мы услышали далекую стрельбу и подумали: вот и начинают бушевать. Площадь перед Белым домом была заполнена людьми. Было ясно, что если выдвинутся танки и автоматчики, спрятаться или убежать будет некуда. Мне было страшно, трясло, но. . . Думаю, впервые в жизни я почувствовал себя свободным и гражданином своей страны, творящим свою историю вместе с другими гражданами. И никакая цена не казалась слишком высокой, чтобы заплатить за это чувство.

Пространство перед Белым домом, где стояли Десницкий и другие, сразу же было названо Площадью Свободной России. «Защитники Белого дома» и им сочувствующие радостно праздновали победу, но их эйфорическое настроение, вместе с чувством нравственной ясности и правоты, оказались недолгими. Всего через несколько лет после неудавшегося переворота менее десяти процентов россиян решили рассматривать эти события как демократическую революцию, положившую конец правлению коммунистической партии. Это восприятие не изменилось. Согласно опросу «Левада-центра», проведенному в августе этого года, такую ​​точку зрения разделяют лишь 8%. 35% говорят, что это был очередной эпизод борьбы за власть среди высшего руководства, а 35% считают, что это была трагедия, пагубно повлиявшая на государство и народ. Сегодня почти половина россиян говорят, что не знают или не помнят, что произошло в августе 19-го.91. Площадь Свободной России теперь является площадью только по названию: публике отгораживает пространство вокруг Белого дома, ныне резиденции российского кабинета, высоким железным забором.

Неудавшийся переворот ускорил сепаратистские движения в других республиках, в первую очередь в Прибалтике, а также в Грузии, Армении и Молдавии. На референдуме в декабре 1991 года народ Украины подавляющим большинством проголосовал за независимость. К концу года Советский Союз прекратил свое существование. Под руководством Ельцина, только что свергнувшего семидесятилетний коммунистический режим, перед новой Россией встала задача построить демократический строй, рыночную экономику и российскую государственность взамен советской. Распад Советского Союза, возможно, не считался в то время трагическим событием, но для россиян сокращение территории страны и уменьшение ее могущества вряд ли было поводом для радости. Тот факт, что СССР распался, был неожиданным и сбивающим с толку. Те, кто встал на защиту свободы 19 августа91, хотел избавиться от коммунистического режима, а не уничтожить Советский Союз. Для людей в странах Восточной Европы и многих в странах Балтии Советский Союз, возможно, был иностранным оккупантом, а его распад — освобождением, но для русских он все еще был их страной, и чувство освобождения отсутствовало. «Свободный от кого?» был вопрос, на который не было ответа.

Переход от вопиюще неэффективной советской экономики к рыночной экономике открыл путь тем, кто обладал предпринимательским духом, но экономические реформы начала 90-х также привели к коррупции, неравенству, обнищанию и краху советского образа жизни, что пусть и потрепанный, но по крайней мере стабильный и привычный. Советский средний класс — учителя и инженеры — внезапно обнаружил, что его зарплаты съедает инфляция, и ему пришлось искать другие способы заработка. Многие предпочли челночную торговлю в Турции или Китае — скупая целыми мешками дешевую одежду или украшения в этих странах и перепродавая их в России — занятие, которое помогало сводить концы с концами, но считалось унизительным. Те, кто боролся за выживание, не считали этот опыт частью благородного дела русской свободы; для слишком многих переворот в Москве был далеким событием, с надеждами и энтузиазмом защитников свободы трудно было совладать. Те, кто выиграл от изменений — будь то неограниченные свободы или возможности для обогащения, предлагаемые ранним капитализмом, — обычно не беспокоились о своих менее удачливых и менее громких соотечественниках.

Во второй половине 1992 года правительство Ельцина организовало суд над Коммунистической партией, но россияне, озабоченные экономическими трудностями, не проявили интереса к большему изучению преступлений, совершенных режимом, и суд оказался бессмысленным. Тем временем Ельцин столкнулся с растущей оппозицией, не в последнюю очередь со стороны бывшей коммунистической элиты, но также и со стороны некоторых из тех, кто стоял на его стороне против сторонников жесткого путчиста. В июне 1993 года он провел референдум, подтвердивший его легитимность, но общественная поддержка не была подавляющей. Позже в том же году его противники совершили еще один переворот. Белый дом, ныне резиденция российского парламента, руководство которого восстало против Ельцина, снова стал ареной столкновения между реформаторами и реваншистами. Однако на этот раз «защитники Белого дома» были силами реваншизма, и ассоциация термина со свободой исчезла. Ельцин применил силу против заговорщиков — по меньшей мере сто пятьдесят человек были убиты, сотни ранены — и многие из его прежних сторонников отвернулись от него. Для тех, кто раньше видел в нем защитника свободы, человеческие жизни были слишком высокой ценой.

На парламентских выборах в декабре того же года Владимир Жириновский, талантливый популист, воспользовался ситуацией; он использовал беззастенчивую ультранационалистическую риторику, и его партия получила большинство в Думе. «Россия, ты сошла с ума!» — воскликнул видный либеральный интеллектуал в ночь перед выборами. Эти слова передавали беспомощный ужас тех, кто все еще верил в Россию, построенную на идеалах августа 1991 года. Когда в 1995, коммунисты получили большинство. В следующем году Ельцин баллотировался на переизбрание и победил своего соперника-коммуниста, но его выстраданная победа, которую многие сочли не вполне справедливой, а некоторые явно сфальсифицированной, положила начало его окончательному упадку.

Дух августа 1991 года был полностью потерян для Владимира Путина, помазанника Ельцина. Для Путина 1991 год был годом, когда советское государство, в котором он служил сотрудником КГБ, превратилось в новый год. офицер сначала подвел его, а потом перестал существовать. С самого начала своего пребывания в должности он стремился положить конец открытым политическим столкновениям и успокоить общественные страсти. Нации, уставшей от беспорядков и лишений, он предложил централизованный контроль и, благодаря росту цен на нефть, лучший образ жизни. Он ясно дал понять, что политика не является делом народа и что независимая политическая активность нежелательна, и народ с готовностью подчинился. Он затронул настроения большинства, которое чувствовало себя разочарованным демократическими идеями и все больше злилось на Запад, модели которого Россия стремилась подражать только для того, чтобы обнаружить, что Запад воспользовался слабостью России, расширив NATO и бомбардировки бывшей Югославии из-за протестов России.

Путин обратился к широкой общественности и в основном игнорировал тех, кто все еще исповедует либеральные и вестернизирующие идеи, электорат, который долгое время был маргинализованным и непопулярным. Однако в конце 2011 года казалось, что он просчитался: более модернизированные городские русские устроили массовые протесты против фальсификации парламентских выборов и его возвращения на пост президента. Как и в августе 1991 г., у протестующих было чувство нравственной правоты, но без общепризнанного лидера их политическая цель оставалась туманной. Они были менее идеалистичны, чем те, кто поднялся в 1991, менее решительны и менее серьезно относятся к своему делу. Через несколько месяцев протесты были подавлены.

Только после этих протестов, и особенно после аннексии Крыма, Путин обратился к языку идей. Сегодня он постоянно говорит о государственном национализме и величии России и пользуется одобрением более восьмидесяти процентов россиян. Тот факт, что двадцать пять лет назад народное движение изменило ход истории, он предпочел бы вычеркнуть из национальной памяти. Он отвергает идею о том, что эти события ознаменовали исторический разрыв. В 2012 году он сказал: «Чтобы возродить национальное самосознание, нам нужно связать исторические эпохи и вернуться к пониманию простой истины, что Россия началась не в 19 веке».17 или даже в 1991 году, а скорее то, что у нас есть общая, непрерывная история, охватывающая более тысячи лет, и мы должны полагаться на нее, чтобы найти внутреннюю силу и цель в нашем национальном развитии».

Правление Путина не является идеологической диктатурой. Определенная свобода слова остается, и сегодня те, кто хочет вспомнить 1991 год, могут делать это онлайн или в небольших публичных местах, где они обращаются к единомышленникам. С августа 1991 года те, кто все еще верен своим старым идеалам, присоединились к ежегодным публичным митингам, чтобы вспомнить свою победу и почтить память трех молодых людей, погибших, пытаясь преградить путь бронетехнике в туннеле недалеко от Белого дома. Раньше собрания собирали тысячи людей, но со временем их стало меньше.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *