Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Кавказ в творчестве лермонтова кратко – ..:

Кавказская тема в творчестве М. Ю. Лермонтова

1. Стихотворения, посвященные Кавказу.
2. Поэмы.
3. Кавказ в романе «Герой нашего времени».

 

Романтический образ Кавказа, описание природы и нравов его коренных жителей занимают значительное место как в поэзии, так и в прозе М. Ю. Лермонтова. И это неслучайно. С Кавказом связаны яркие впечатления детства писателя. В 1825 году Лермонтов побывал там с бабушкой. Позднее, в 1830 году, он написал стихотворение «Кавказ», проникнутое любовью к этому краю и нежными воспоминаниями как о матери, которую поэт едва знал, так и о первой детской любви:

Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

В 1837 году Лермонтов был сослан на Кавказ в действующую армию за стихотворение «Смерть Поэта», написанное на смерть А. С. Пушкина. Здесь же, на Кавказе, и закончилась его земная жизнь в 1841 году. Стоит ли удивляться, что многие произведения Лермонтова посвящены Кавказу! Это горный край, суровый и прекрасный, с особой дикой красотой, предстает в поэзии Лермонтова в разных обличьях. Например, в стихотворении «Дары Терека» река Терек и Каспийское море выступают своего рода сказочными существами, в чем-то похожими на языческие божества. И сюжет стихотворения — в духе романтической баллады: Терек приносит подарки Каспию, прося впустить его, реку, в простор моря.

Иным предстает Кавказ в стихотворении «Валерик». Романтическая тональность уступает место жестокой действительности: Кавказ — это край, где ведется изнурительная, непрекращающаяся война с горцами.

Почти пророческое предвидение собственной гибели звучит в стихотворении «Сон»:

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана
По капле кровь точилася моя. 
 

 

И в этом же стихотворении — горный пейзаж:
 

 

… Уступы скал теснилися кругом…

Образ Кавказа вновь и вновь возникает в творчестве поэта. В поэме «Демон» «дух изгнанья», пролетая над Кавказом, видит княжну Тамару и вспоминает о своей прежней жизни в раю. Лермонтов рисует не только дикие красоты кавказкой природы, поэт показывает быт, обычаи и нравы людей, живущих в этом краю. Несколькими словами автор изображает дом князя Гудала, выстроенный на скале, ступени, ведущие к реке, и даже белое покрывало дочери князя. Пир в честь помолвки дочери, во время которого гости сидят на плоской кровле дома, танец невесты, аккомпанирующей себе ударами в бубен -в этих картинах Лермонтов передает неповторимый колорит Кавказа. А часовня у дороги, где нетерпеливый жених не помолился неведомому святому, и гибель жениха Тамары от рук разбойников — это тоже многоликий образ Кавказа, отражение многовекового противостояния христиан и мусульман:

Куда бы путник ни спешил, 


Всегда усердную молитву
Он у часовни приносил;
И та молитва сберегала
От мусульманского кинжала.
Но презрел удалой жених
Обычай прадедов своих.

И заканчивается поэма «Демон» описанием горного пейзажа, неизменного и незыблемого по сравнению с человеческими судьбами и страстями:

Скала угрюмого Казбека
Добычу жадно сторожит,
И вечный ропот человека

Их вечный мир не возмутит.

В поэме «Беглец» Лермонтов показывает нравы горцев, останавливаясь на таком обычае, как месть за родных. Месть и свобода в глазах горцев намного ценнее жизни; поэтому все так презирают Гару-на, трусливо бежавшего с поля боя, где пали его отец и братья. Друг, любимая и даже мать с презрением отвергают беглеца, потому что его поступок в их глазах — это предательство свободы и памяти погибших родных. Первое, что спрашивает мать у сына-беглеца, узнав, что ее муж и сыновья пали в бою: «Ты отомстил?» В этих словах заключен священный долг воина и мужчины. Узнав, что сын постыдно бежал, спасая свою жизнь и забыв о долге мести, мать безжалостно гонит его прочь.

 

Кавказ не обойден вниманием Лермонтова и в его романе «Герой нашего времени». Пейзажные зарисовки, несомненно, навеяны воспоминаниями о собственных впечатлениях автора. Лермонтов не устает восхищаться красотой Кавказа: «…На краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом… Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо сине — чего бы, кажется, больше? зачем тут страсти, желания, сожаления?..».

 

В «Герое нашего времени» Лермонтов показывает Кавказ не только в ясную погоду, но и в снегопад, предвестием которого является своеобразный «дымок» над вершиной Гуд-горы. Автор достаточно подробно описывает не только горные ущелья и перевалы, но и местных жителей, их быт и нравы. Нужно заметить, что горцы в «Герое нашего времени» изображены в более реалистично, чем романтические герои поэтических произведений Лермонтова. Интересно также отметить, что автор сравнивает обычаи и характеры нескольких кавказских народов. Вот что говорит на этот счет штабс-капитан Максим Максимыч, много лет прослуживший на Кавказе: «…Кабардинцы или чеченцы хотя разбойники, голыши, зато отчаянные башки, а у этих и к оружию никакой охоты нет: порядочного кинжала ни на одном не увидишь. Уж подлинно осетины!» Конечно, оценка довольно грубоватая, зато мы можем сделать вывод о достаточно мирном существовании осетинского народа. В романе описано и типичное жилище коренного населения Кавказа. Сакля — это дом, выстроенный на скале, к дверям которого ведут ступени. Вошедшие приезжие увидели в доме не только людей, но и их домашних животных, то есть сакля служит домом и для тех, и для других. В романе «Герой нашего времени» мы находим и описание свадьбы у мусульманских народов Кавказа: «Сначала мулла прочитает им что-то из Корана; потом дарят молодых и всех их родственников едят, пьют бузу; потом начинается джигитовка… потом, когда смеркнется, в кунацкой начинается, по-нашему сказать, бал».

Дикий, неукротимый кавказский нрав, не всегда понятный европейцу, живет в таких героях романа Лермонтова, как Бэла, ее брат Азамат, Казбич. Характеры этих людей в чем-то схожи с краем, где они живут: издалека горы прекрасны и величественны, но, когда может произойти обвал, кто знает?..

 

…Что? были ль обвалы на Крестовой? — спросил он извозчика.

— Не было, господин, — отвечал осетин-извозчик, — а висит много, много.

И все же несомненно, что Лермонтов любил этот край, поэтому так охотно переносил действие многих своих произведений на Кавказ. «Славное место эта долина! — восклицает автор в «Герое нашего времени», описывая Койшаурскую долину. У нас нет причин сомневаться в искренности Лермонтова, восхищающегося Кавказом, ведь он сам в стихотворении «Кавказ» признается: «Люблю я Кавказ».

lit-helper.com

Влияние Кавказа на творчество Лермонтова

Первое пребывание на Кавказе

Кавказ в жизни и творчестве Лермонтова не просто сыграл большую роль, но и стал основополагающей темой, которая проходит через всю судьбу поэта. Интерес к влиянию Кавказа на творчество поэта вызван несколькими причинами. Лермонтов бывал на Кавказе неоднократно, начиная с детского возраста. На Кавказе поэт дважды был в ссылке, и здесь же трагически оборвалась его короткая жизнь.

Михаил Юрьевич Лермонтов впервые на Кавказе побывал будучи шестилетним ребенком. Бабушка Лермонтова Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила своего внука на воды для того, чтобы поправить его здоровье. Первая же поездка на Кавказ оставила неизгладимый отпечаток в сознании еще маленького Лермонтова.

Однако самое большое значение имело посещение им Кавказа в 1825 году. На тот момент поэту было 11 лет. Самым ярким воспоминанием об этом путешествии является первая любовь Лермонтова, которую мальчик держал в глубокой тайне.

Будучи уже взрослым, Лермонтов трижды приезжал на Кавказ, и всегда эти поездки совершались не по своей воле. Кавказ был местом первой ссылки Лермонтова, куда он был отправлен в 1837 году за посвященное гибели А. С. Пушкина стихотворение «Смерть поэта».

До этого момента поэтические способности Лермонтова были известны только в офицерских и светских кружках. Стихотворение «Смерть поэта» стало чрезвычайно популярным и быстро распространялось в списках. Когда это произведение дошло до императора, Лермонтова арестовали. За ходом судебного разбирательства наблюдал сам император. Друзья Пушкина, особенно Жуковский, бывший близким семье императора, а также бабушка Лермонтова, которая имела связи в свете, сделали все, чтобы смягчить участь Лермонтова. Поэт был переведен в Нижегородский драгунский полк, который в то время действовал на Кавказе. Лермонтов отправился в ссылку, сопровождаемый повышенным вниманием со стороны общества, часть которого ему сочувствовала, а часть затаила вражду.

Первое пребывание на Кавказе длилось всего несколько месяцев. Несмотря на кратковременное пребывание на Кавказе, поэт сильно изменился в нравственном отношении.

Первый период пребывания Лермонтова на Кавказе имел исключительную значимость для творчества Михаила Юрьевича. Во время своего пребывания в Пятигорске и Кисловодске Лермонтов заканчивает работу над романом «Герой нашего времени». в этом романе нашли отражение большая любовь поэта к Кавказу и личные наблюдения поэта.

Изначально произведение существовало лишь в виде нескольких отдельных глав, которые были опубликованы в качестве самостоятельных повестей в журнале «Отечественные записки». Однако в скором времени роман дополнился новыми главами и вышел полностью, получив завершенность.

Первое издание романа разошлось практически сразу. Сразу же на него появилась и критика. Практически все, за исключением Белинского, считали, что в образе главного героя произведения Лермонтов изобразил себя, и считали, что подобный герой не может претендовать на роль героя своего времени. поэтому во втором издании романа Лермонтов в «Предисловии» провел черту между Печориным и собой, обозначив главную идею своего произведения.

По возвращении из ссылки, Лермонтов опубликовал множество новых произведений, и стал одним из популярнейших писателей. В петербургском обществе тоже совершенно иначе воспринимают Лермонтова, он пользуется популярностью среди любительниц героев и знаменитостей. Пребывание на Кавказе повлияло на написание произведений «Мцыри» и «Демон».

Вторая ссылка на Кавказ

Однако пребывание Лермонтова в свете закончилось для поэта крупной неприятностью. Во время ухаживания за княгиней Щербатовой Лермонтов встретил соперника, которым был Эрнест де Барант, сын французского посла. Это противостояние завершилось дуэлью, которая, к счастью, закончилась благополучно. Однако Лермонтов вновь был отправлен в ссылку на Кавказ, на этот раз в Тенгинский пехотный полк.

Вторя ссылка существенно отличалась от первой. Если первая ссылка была для Лермонтова приятной прогулкой, которая позволила поэту познакомиться с восточными традициями, фольклором и давал возможность путешествовать по Кавказу, то вторая ссылка сопровождалась личным императорским приказом, по которому было запрещено отпускать Лермонтова с первой линии и предписывалось привлекать его к военным операциям.

В середине 1840 года Лермонтов принял участие в экспедиции А. В. Галафеева против чеченцев. Этот поход он затем описал в своем стихотворении «Я к вам пишу случайно; право…».

Над поэмой «Демон» Лермонтов работал на протяжении всей своей творческой жизни. Этот образ преследовал Михаила Юрьевича еще с четырнадцатилетнего возраста. Поэма переделывалась несколько раз, и с каждой новой редакцией произведение становилось все более художественным по своему содержанию и по своей форме.

Документально установлено, что работать над произведением Лермонтов закончил в начале 1839 года.

Третья поездка Лермонтова на Кавказ

Лермонтов называл Кавказ «святым местом». Во многих произведениях Лермонтова отражается мироощущение темперамента и южных народов. Например, это ярко прослеживается в следующих произведениях:

  • «Бэла»
  • «Беглец»
  • «Дары Терека» и многих других.

Произведение «Беглец» тесно связано с народной поэзией черкесов. В этом произведении Лермонтов показывает понимание кавказца о кровном родстве и подвиге.

Замечание 1

Лермонтов был влюблен в природу Кавказа. Он восхищался ее красотой, и часто воспевал в своих стихах. Еще юный Лермонтов был так поражен видами Кавказа, что написал акварелью картину, где изобразил вид на Пятигорск и гору Машук. Символично, что именно у подножия горы Машук трагически оборвалась жизнь молодого поэта.

Будучи в ссылке, Лермонтову удалось добиться отпуска в Петербург сроком на два месяца. По возвращении из отпуска на место службы на Кавказе Лермонтов несколько раз язвительно шутил в сторону Николая Мартынова. В конце концов, Мартынов вызвал поэта на дуэль. Дуэль состоялась у подножия горы Машук. Лермонтов демонстративно выстрелил в воздух. Однако Мартынов не был намерен проявлять такое же великодушие и выстрелил в грудь. Пуля прошла навылет, Лермонтов погиб.

Таким образом, Кавказ был любимым местом поэта, и Кавказ же стал местом, где жизнь поэта оборвалась.

spravochnick.ru

Кавказ Лермонтов

Кавказ Лермонтов Стихотворение, написанное юным поэтом в 1830 году, является отражением безграничной любви Лермонтова к Кавказу. Посетив его впервые еще в детстве, Михаил Юрьевич всем сердцем прикипел к краю, в будущем посвящал ему множество стихотворений и поэм. Многие русские литературные деятели питали особые чувства к Кавказу, однако, именно Лермонтова по праву считают непревзойденным певцом этого края. Считается, что на Кавказе произошло формирование и становление таланта поэта.

Кавказ


Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

Анализ стихотворения



кавказСовсем маленьким мальчиком Лермонтов трижды бывал на Кавказе с бабушкой, Елизаветой Алексеевной Арсеньевой. Мишель часто болел, а сестра бабушки, Елизавета, проживала в местности, богатой лечебными минеральными водами. Там мальчик, рано потерявший мать, почувствовал себя свободным и счастливым.

Особое место в памяти Михаила Юрьевича занимала поездка на Кавказ, совершенная им в 1825 году. Понимая, что обучение в пансионе надолго разлучит ее с любимым внуком, бабушка приняла решение провести все лето в горах. Здесь он познакомился с «Кавказским пленником» Пушкина, много читал, начал рисовать акварелью любимые пейзажи.

Через пять лет Лермонтов пишет стихотворение «Кавказ», имеющее три строфы. В первой он с грустью описывает расставание с «южными горами», с которыми его разлучила судьба. Однако, побывав там всего единожды, по мнению автора, забыть Кавказ невозможно. Более того, автор считает край своей второй отчизной.


Вторая часть стихотворения посвящена матери, чей нежный голос слышал мальчик в шорохе ветра. Тихими вечерами, в час заката, степь будто разговаривала материнским голосом с ребенком, который был лишен родительского тепла.

В третьей части автор тоскует о первой пылкой юношеской влюбленности. В его сердце воспоминания о Кавказе всегда находят самый трепетный отклик. Использование рефрена, усиленного восклицанием, помогает подчеркнуть искренность и неподдельное восхищение красотой Кавказа.

Средства художественной выразительности



Три строфы, в каждой из которых содержится по пять строчек, написаны четырехстопным амфибрахием, что подчеркивает лиричность произведения, а усиленная мужская рифма придает ощущение определенной упругости. В качестве средств художественной выразительности Лермонтов использовал:

метафоры «на заре моих дней», «пять лет пронеслось»;

олицетворение «Та степь повторяла…», «И сердце лепечет..»;

характерное для поэта использование инверсии «отчизны моей», «в розовый вечера час»;

обращения акцентируют внимание читателя на особом отношении Лермонтова к Кавказу, он считает их близкими и родными («О южные горы…», «Я счастлив был с вами, ущелия гор…»).


Возвращение на Кавказ



Долгое время Михаил Юрьевич вынужден был жить в Москве и в родовом поместье, у бабушки. Юноша тосковал о Востоке, мечтал снова туда вернуться. Мечты его сбылись, однако не совсем так, как хотелось бы. На Кавказ Лермонтов вернулся в ссылку, а потом для прохождения службы.

возвращениеСтихотворение «Смерть поэта», написанное в 1837 году, являлось для поэта своеобразным криком души, вызванном неоднозначным отношением общества к великому Пушкину. Строки быстро распространились среди читателей, вызывая самые противоречивые отзывы. Наконец стихотворение попало в руки царя. Последовал арест, а затем, согласно закону, ссылка.

По дороге на Кавказ Лермонтов простудился, попал на лечение в ставропольский военный госпиталь. По прошествии некоторого времени был отправлен для продолжения лечения в Пятигорск. Во время ссылки Михаилу Юрьевичу случилось завести несколько знакомств, которые играли вследствие большую роль в его жизни. Так, например, судьба свела его с доктором Н.В. Майером, который стал прообразом доктора Вернера в «Княжне Мери». Проводя много времени с товарищем по пансиону, поэт знакомится с Виссарионом Григорьевичем Белинским. Отношения Лермонтова и критика изначально не сложились, однако, встреча через три года в Петербурге имела продолжение в виде крепкой дружбы.

Особое внимание биографы уделяют общению поэта с двоюродным братом. В компании Акима Акимовича Хастатова Лермонтов много времени проводил на восточных свадьбах и пирах. Именно здесь поэт тщательно изучил особенности национальных обычаев, которыми позднее наполнил свои произведения.

Во время ссылки Михаил Юрьевич отдохнул и душой и телом, полностью восстановится после психологических потрясений. Именно за это лечебное действие Кавказа Лермонтов искренне считал его своей второй Родиной. Поэт часто сравнивал свободный Восток с душным Петербургом. И всегда предпочтение отдавал Кавказу.

Вторая ссылка



Первая дуэль, арест и последующее наказание даже отдаленно не напоминало первую ссылку. В наказание за столь грубое нарушение закона Лермонтов был отправлен на самый опасный участок, где велись активные боевые действия. В первых же боях Михаил Юрьевич проявил себя отважным и хладнокровным воином, был отмечен командованием.

В это время ведется активная работа над романом «Герой нашего времени». Его замысел Лермонтов вынашивал давно, писал отдельные главы, которые позднее опубликовал в «Отечественных записках». Даже в таком разрозненном виде они имели большую популярность. В тщательно проработанном образе главного героя многие узнавали самого автора. Позже, во втором издании, доработанный и собранный в единое целое роман вышел с пояснениями самого автора, где образы были чётко разграничены.

Природа Кавказа в произведениях поэта



природа КавказаСудьба распорядилась так, что Михаил Юрьевич побывал почти во всех уголках этого удивительного края. Бесконечная любовь к местным пейзажам нашла отражение во всех произведениях поэта. С самого детства он отмечал величие природы, ее движение, яркие краски, четкие образы. Но описания Лермонтова не содержат мелких деталей. Его образы полны света, динамики, детского восторга и восхищения. Сочетание цвета и движения помогает создать удивительные декорации для описанных событий.

Например, действие поэмы «Демон» Лермонтов перенес на Кавказ, тем самым придавая ему ощущение фантастичности, долю мистики. Сила природы оживает благодаря движению животных и птиц. Поэт мастерски передаёт разные состояния природы, используя увиденное глазами различных героев. Так, например, в глазах Демона – это богатый, бесконечный, бушующий мир. Тамара же видит его статичным, спокойным, умиротворенным.


Особое место в поэзии Михаила Юрьевича занимает небо Кавказа. Именно пролетая в небе, Демон замечает танец Тамары, в голубое небо обращен взгляд Печорина перед дуэлью, в небе видит ангела Мцыри. Особый лазурный цвет над головой позволяет героям Лермонтова переноситься в высший мир.

Женские образы



Возможно, именно первая влюбленность, о которой автор с тоской вспоминает в третьей строфе стихотворения «Кавказ», нашла отражение в образах восточных девушек, описанных Лермонтовым. Та «пара божественных глаз» на всю жизнь запечатлелась в сердце юного поэта. В своих произведениях он часто сравнивает русских барышень, представительниц высшего общества, и восточных девушек. При этом простота, выполнение родительской воли и подчинение обычаям всегда выигрывают перед жеманничеством и кокетством.

женские образыВосточная девушка, описанная Михаилом Юрьевичем, истинное дитя восточной природы. Она также горда, высока, прекрасна и неприступна. Однако гордость грузинок отличает их от русских девушек. Они неприступны, но способны на искреннюю, глубокую любовь, которая часто губительна. Особенно ярко это выражено в образах Бэлы и Тамары.

Черкесская девушка, сохраняя внутреннее величие, настолько глубоко любит Печорина, что его чувства на ее фоне выглядят бледными и поверхностными. Русский офицер оказывается недостойным такой искренней любви.

Стойкость Тамары, ее подчинение воли отца, сопротивление сладким речам Демона, также свидетельствуют о целостности характера. Однако, восточные красавицы, вопреки божьим законам, способны и на преступление, что делает их настоящими наследницами дерзкого и вольного народа. Особенно ярко это изображено автором в образе Ундины. Общей чертой, характерной для восточных красавиц в творчестве Лермонтова, является их трагическая судьба. При этом и покорение воли отца приводит к рабству в доме мужа, и влечение к неизведанному — к смерти.

Но об этом юный поэт будет писать став старше, а пока он с восторгом признаётся в любви краю, который стал для него родным и понятным.

gfom.ru

Проект «Кавказ в жизни и творчестве М.Ю.Лермонтова»

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Ольховатская средняя общеобразовательная школа

Индивидуальный проект на тему:

«Кавказ в жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова»

Автор:

Шафаева Марианна,

ученица 9 «Б»,

руководитель проекта:

Бурлуцкая Ольга Алексеевна,

учитель русского языка и литературы

р. п. Ольховатка 2017

Содержание

Пояснительная записка………………………………………………………………………………………….3

1.1. Цели проекта……………………………………………………………………………………………4

1.2. Задачи проекта……………………………………………………………………………………………4

1.3 Актуальность проекта..…………………………………………………………………………………………4

1.4 Объект исследования проекта……………………………………………….4

Глава II. Кавказ в жизни и творчестве поэта

2.1. Первая встреча с Кавказом………………………………………………………………………………………….7

2.2. Тема кавказской природы в стихах и поэмах М.Ю. Лермонтова……………………………………………………………………………………8

2.3. Легенды Кавказа в творчестве Лермонтова…………………………………………………………………………………..9

2.4 Отличительные черты кавказского характера в произведениях Лермонтова………………………………………………………..10

2.5 Изображения Кавказа в живописи Лермонтова……………………………………………………………………………..11

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Пояснительная записка

Цель моего проекта — изучить художественное своеобразие произведений Лермонтова и определить актуальность его творчества, узнать историю создания литературных произведений, написанных в периоды пребывания Лермонтова на Кавказе, а также воплощение его художественного таланта не только в литературе, но и в живописи.

Чтобы реализовать данную цель, я поставила следующие задачи:

1. Отследить, какое влияние имел Кавказ на становление личности поэта и как это отражалось на его художественных и литературных произведениях.

2. Изучить некоторые интересные факты биографии этого величайшего человека, которые имели место произойти с ним именно на Кавказе.

3. Рассмотреть кавказские легенды, которые послужили вдохновением для создания некоторых произведений поэта.

4. Понять южную линию в творчестве Лермонтова, сопоставив роль Кавказа в его жизни.

Актуальность темы обусловлена тем, что именно на Кавказе произошло становление Лермонтова как творческой личности. Там были написаны наиболее знаменитые его литературные произведения, и именно там Лермонтов попробовал себя не только в роли поэта, но и в роли художника.

Объектом исследования стала биография периодов пребывания Лермонтова на Кавказе. А так же произведения великого русского поэта, написанные под впечатлением этого края.

Глава II. Кавказ в жизни поэта

В произведениях по-настоящему великого поэта и писателя Михаила Юрьевича Лермонтова нашло отображение множество граней нашей жизни. Но с особенной любовью писал автор про горы, именно поэтому сегодня сложно разделить понятия «Лермонтов» и «Кавказ».

“Кавказ был колыбелью его поэзии, так же, как он был колыбелью поэзии Пушкина, и после Пушкина никто так поэтически не отблагодарил Кавказ за дивные впечатления его девственно величавой природы, как Лермонтов ”(В. Белинский).[10]

М. Ю. Лермонтов остался непревзойденным певцом Кавказа. И произошло так не только в силу величия его поэтического таланта, но и потому, что ни для кого из русских поэтов и прозаиков Кавказ не был тем, чем явился он для Лермонтова.

Горные пейзажи навсегда покорили сердце юного поэта. В уединении Лермонтов всегда вспоминал Кавказ – могучие и благородные горы, жизнь, ни единой чертой не похожая на мелочную и немощную жизнь утонченного общества. Последние часы жизни поэта также связаны с Кавказом.

2.1 Первая встреча с Кавказом

Впервые Михаил Юрьевич Лермонтов побывал на Кавказе шестилетним ребенком, когда бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила его на воды, чтобы поправить здоровье внука. Уже первая поездка из далекого пензенского имения Тарханы, несомненно, оставила отпечаток в детском сознании. Но особенно большое значение в жизни Лермонтова имело посещение Кавказа в 1825 году, когда ему было около 11 лет. Из Тархан выехали большим обозом, так как с Арсеньевой отправился на воды и её брат Александр Алексеевич Столыпин — он ехал с женой и детьми. Ехали и другие родственники, также множество дворовых, гувернёры, лекарь, повара. Елизавета Алексеевна была небогата и бережлива. Но, зная, что Мишу скоро придется отдать в учение в Москву или Петербург, решила сделать ему подарок, очень щедрый, — поездку на Горячие воды на целое лето.

Ехали долго, недели две. После Ставрополя увидели горы. На подъезде к маленькому городу Александрову вдруг открылось все Пятигорье. Сначала повитый голубой дымкой Бештау, а за ним словно облачка забелели вершины Большого Кавказа. Там угадывались легкие очертания двуглавого Эльбруса, — он то скрывался за горами и скалами, то возникал снова. Проехали аул Бабуковский — первое горское поселение. Миша увидел плоскокрышие сакли с узкими щелями окон, сложенные из камня ограды, толпу кабардинских детей, с любопытством глядевших на проезжающий обоз: Дальше ехали по каменистому берегу горного Подкумка. Вскоре показался конический, поросший лесом Машук, скрывающий дома Горячеводска.

Правее широко растянулся Бештау, вздымая к облакам несколько скалистых вершин. И вот Горячеводск. Горячая гора, вся в известковых потеках, дымится от бегущих по ней серных ручейков… Позади возвышается Машук… На одной из открытых площадок его — казацкий дозорный пост. От подошвы Машука начинается Главная улица, пересеченная несколькими переулками. Дома почти все из тонкого леса, отштукатуренные и выбеленные, с камышовыми крышами. Несколько казенных зданий только строится, — солдаты пилят известняк здесь же, на Машуке. Городок охраняют егеря и казаки, расположившиеся с двумя пушками у въезда.

Далекие горы молчат, в степи только изредка проскачет конный казак. Но в воздухе висит тревога и велит быть начеку. Мальчик, поднявшийся с гувернером к казачьему пикету на Машуке, смотрит вдаль. Вот плавно пролетел орел. В тишине раздался выстрел — прокатилось эхо… Тень тучи бежит по кустарнику и траве — словно отряд всадников летит с гор…

Торг — возле солдатской слободы. Небольшая площадь уставлена телегами и арбами. Шум стоит страшный: гортанный говор, крик, стук… Блеют овцы, ревет верблюд, хлопают крыльями извлекаемые из корзин куры, которыми торгуют черкесы, приехавшие из ближних аулов. Немцы-колонисты продают хлеб, молоко, масло… Тут увидишь и грузина, и калмыка, и перса с крашенной хною бородой… Среди толпы невозмутимо проезжают наездники в папахах. Какие под ними кони! Их шаг — словно медленный танец… Гремят бубны… Верещат зурны… На улицах, у источников, на торгу — дамы в белых платьях, офицеры в белых фуражках… В городке кипит жизнь.

Здесь Михаил Юрьевич впервые прочитал «Кавказского пленника» Пушкина. Большая удача, большое счастье было прочитать поэму здесь, в виду снежных гор, — именно там разыгрывается трагедия Пленника и Черкешенки… Здесь же он впервые перелистал альбом Марии Акимовны Шан-Гирей, в котором было много записей его матери — Марии Михайловны Лермонтовой, — не только французские записи, но и стихи на русском языке. В этот альбом по просьбе «тетеньки» (как называл он Марию Акимовну) он нарисовал акварелью кавказский вид. В это необыкновенное для Лермонтова время зарождался в нем поэт…

2.2 Тема кавказской природы в стихах и поэмах М.Ю. Лермонтова

Иннокентий Анненский в своей статье «Об эстетическом отношении Лермонтова к природе» пишет о том, что много причин способствовало развитию в Лермонтове чувства природы. Природа Кавказа подействовала на него в годы самого раннего детства, когда духовный мир его еще складывался; над ней выучился он мечтать и думать, так что позже, в следующие свои поездки на Кавказ, он останавливался не на новом, а как бы углублял свои ранние впечатления.

Изображения же Кавказской природы в произведениях Лермонтова необыкновенно точны. Иннокентий Анненский пишет об этом: «Один живописец Кавказа мне говорил, что нередко поэзия Лермонтова служила ему ключом в кавказской природе». [3]

По словам Анненского, в природе Лермонтов особенно любит движение: вспомним чудных его лошадей у Измаил-Бея, у Казбича или Печорина, вспомним его горные реки:

Терек воет, дик и злобен,

Меж утесистых громад,

Буре плач его подобен,

Слезы брызгами летят.

облака, змеи, пляску, локон, отделившийся от братьев в вихре вальса. Лермонтов в своих описаниях не был ни ботаником, как Гете (у него нет этой детальности описаний), ни охотником, как Тургенев и Сергей Аксаков (у него нет в описаниях ни выжидания, ни выслеживания, — скорее что-то открытое, беззаветное).

Из поэтических изображений Кавказской природы видно, что Лермонтов любил день больше ночи, любил синее небо, золотое солнце, солнечный воздух. «Если из 43 описаний в его поэмах дневных меньше, чем ночных и вечерних — 18 и 25, то это лишь дань романтическому содержанию» — пишет Анненский.[3] Голубой цвет неба заставляет того самого Печорина, который понимал чувство вампира, забывать все на свете. Если же говорить о Лермонтовских описаниях утра — достаточно вспомнить утро перед дуэлью, голубое и свежее («Княжна Мэри»):

Я не помню утра более голубого и свежего! Солнце едва выказалось из-за зеленых вершин, и слияние первой теплоты его луче с умирающей прохладой ночи наводило на все чувства какое-то сладкое томление; в ущелье не проникал еще радостный луч молодого дня; он золотил

только верхи утесов, висящих с обеих сторон над нами; густолиственные кусты, растущие в их глубоких трещинах, при малейшем дыхании ветра осыпали нас серебристым дождем. Я помню — в этот раз, больше, чем когда-нибудь прежде, я любил природу.

Но тут было и не только непосредственное наслаждение: синий цвет неба уносил мысль Лермонтова и его героя в мир высший. К чему тут страсти, желания, сомнения… Небо рождало в поэте и райские видения (Мцыри видит ангела в глубоком синем небе), и мучительные вопросы: в «Валерике» поэт говорит:

«…Небо ясно…

Под небом много места всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он… зачем?

Чудные сады в «Мцыри» и «Демоне», будто все пропитанные райским сиянием, рисуются поэту под солнцем и синим небом. Во всех волшебных снах (а Лермонтов любит этот мотив) над поэтом непременно день:

Надо мной чтоб вечно зеленея [зелень дуба видна только днем]

Темный дуб склонялся и шумел.

Таков и волшебный сон при плеске фонтана в поэтичнейшем «Мцыри» на речном дне, где:

Солнце сквозь хрусталь волны

Сияло сладостней луны.

Как певец гор, Лермонтов любил краски. Поэт любит розовый закат, белое облако, синее небо, лиловые степи, голубые глаза и золотистые волосы. «Цветов» в его поэзии почти нет. Розы и лилии у него — это поэтические прикрасы, а не художественные ощущения: «бела, как лилия, прекрасна, как роза» — все это только мелкая монета поэзии. Конь поэта топчет цветы, пока сам поэт смотрит на облака и звезды. Цветы являются у него разве в виде серебряного дождя. Но главная прелесть лермонтовских красок в их сочетаниях. Кроме того, поэту доставляло особенное эстетическое наслаждение соединение блеска с движением — в тучах, в молнии, в глазах; поэзия его «полна змей»; чтоб полюбоваться грациозной и блестящей змейкой, как часто прерывает он рассказ. У него змейка то клинок, донизу покрытый золотой надписью:

…лишь змея,

Сухим бурьяном шелестя,

Сверкая желтою спиной,

Как будто надписью златой

Покрытый донизу клинок,

Браздя рассыпчатый песок,

Скользила бережно…,

(«Мцыри»)

Как пишет М.Логиновская, из-за изобилия картин экзотической природы Кавказа в наиболее знаменитых лермонтовских поэмах, поэта часто обвиняли в чрезмерном подражании романтическим течениям того времени.[11] Между тем, кавказский материал в «Мцыри» и «Демоне» — не экзотическое обрамление в стиле традиционных «восточных повестей» романтиков (хотя у Лермонтова «Демон» и назван «восточной повестью»), а органическое претворение непосредственных переживаний и наблюдений, благодаря которым прежние сюжеты приобрели новое качество. Кавказские пейзажи как сами по себе, так и в качестве «декораций» к поэмам Лермонтова занимают немалую часть его творчества.

Рассмотрим чуть ближе то, как необыкновенно выразительно Михаил Юрьевич рисует нам кавказскую природу в поэме «Демон». Известно, что изначально действие поэмы должно было происходить в Испании, но, вернувшись из первой кавказской ссылки, поэт переделывает свое творение, перенося действие на Кавказ. В этой «кавказской» редакции, созданной в 1838 году, «Демон» становится одним из самых замечательных произведений русской поэзии. Лермонтов не мог бы создать новую, окончательную редакцию «Демона», столь разительно отличающуюся от первоначальной редакции поэмы, если бы не нашел нового, еще не открытого поэзией материала, который помог ему воплотить отвлеченную философскую мысль в конкретных поэтических образах.

Как пишет Ираклий Андроников «горы Кавказа, Казбек, который кажется пролетающим над ним демоном «гранью алмаза», «излучистый Дарьял, Кайшаурская долина, зеленые берега светлой Арагвы, угрюмая Гуд-гора оказываются самой подходящей обстановкой для лермонтовской поэмы».[12]

Мир же, увиденный Демоном и есть те самые вершины Кавказа, увиденный издали Казбек, чернеющий «глубоко внизу» Дарьял и Терек, это скалы, облака и башни замков — как бы неотделимые от мира фантастической дикой природы, одушевленной лишь присутствием горного зверя или кружащей в «лазурной вышине» птицы. Использованные здесь сравнения взяты исключительно из царства животных и минералов.

2.3. Легенды Кавказа в творчестве Лермонтова

В книге Ираклия Андроникова рассказано о том, что мотивы фольклора народов Кавказа можно легко найти в творчестве поэта. Возьмем, к примеру, поэму «Демон», рассказывающую о духе, полюбившем земную девушку.

В верховьях Арагвы в 19м веке живет еще легенда о горном духе Гуда, полюбившем красавицу грузинку. Впервые эта легенда была записана в 50-х годах прошлого века со слов проводника-осетина. (см. приложение 1)

А в «Герое нашего времени», в тексте «Бэлы», Лермонтов пишет: «Итак, мы спускались с Гуд-горы в Чертову долину… Вот романтическое название! Вы уже видите гнездо злого духа между неприступными утесами…»[13]

Значит, Лермонтов знал легенду о любви Гуда и, по-видимому, не случайно перенес действие «Демона» на берега Арагвы. Есть основание полагать, что легенда о любви злого духа к девушке-грузинке оплодотворила первоначальный сюжет. Безликая монахиня из первой редакции «Демона» превратилась в красавицу Тамару, дочь старого князя Гудала. В новой редакции изменился и жених Тамары — «властитель Синодала», удалой князь. Его, а не ангела противопоставляет Лермонтов любви демона в поэме. Это изменение сюжета могло быть подсказано Лермонтову преданием о ревности горного духа к Возлюбленному красавицы Грузинки.

Другие следы кавказских легенд и преданий можно найти в стихотворении «Тамара».

На одном из рисунков Лермонтова, перекликающегося со стихотворением, мы видим изображения Дарьялского ущелья и так называемого «Замка Тамары», в стихотворении же сказано:

В глубокой теснине Дарьяла,

Где роется Терек во мгле,

Старинная башня стояла,

Чернея на черной скале…

С этой башней связано множество легенд. В одном из вариантов легенды о Дарьяльской башне историк грузинской литературы А. С. Хаханашвили обнаружил имя «беспутной сестры» Тамары. Ее звали… Тамарой. Предание это повествует о двух сестрах, носивших одно и то же имя. Благочестивая Тамара жила в башне близ Ананури, другая — волшебница Тамара — в замке на Тереке. Эта волшебница, зазывая к себе на ночь путников, утром обезглавливала их и трупы сбрасывала в Терек. Ее убил заговоренной пулей русский солдат. Труп ее был выброшен в Терек, замок развалился, имя чародейки Тамары проклято.

Отмечая раздвоение образа Тамары в этой легенде, профессор Хаханашвили первый обратил внимание на сходство ее с той легендой, которая послужила сюжетом лермонтовского стихотворения. Кроме «Демона» и «Тамары» мотивы кавказского фольклора можно найти в поэме «Мцыри».

На создание центрального эпизода поэмы «Мцыри» — битвы с барсом — Лермонтова вдохновила распространенная в горной Грузии старинная песня о тигре и юноше, одно из самых любимых в Грузии произведений народной поэзии.

2.4 Отличительные черты кавказского характера в произведениях Лермонтова

Мироощущение поэтом темперамента и менталитета южных народов отразилось во многих его произведениях: «Бэла», «Дары Терека», «Беглец», и другие.

Черкесский строгий взгляд на доблесть, бесспорная для черкеса истина — идея защиты родины ценою жизни вдохновили Лермонтова, и он создал поэму «Беглец», вложив в неё особенно его самого в то время волновавшую идею патриотического подвига. Поэма написана после пребывания на Кавказе в 1837 году. (см. приложение 2)

На Кавказе, где умели сражаться за родину и свободу, и знали трудную цену подвигу, и презирали измену, Лермонтов услышал песню о том, как молодой горец вернулся из боя, не отомстив за смерть павших в сражении. По содержанию и духу песня очень близка созданному поэтом произведению. Таким образом, «Беглец» тесно связан с народной поэзией черкесов, произведение как нельзя более близко кавказскому пониманию о подвиге и кровном родстве.

Беглеца отвергли все, отвергла и мать. Узнав, что он, не отомстив за смерть отца и братьев, бежал с поля битвы, мать не позволяет ему войти в родной дом.

Проклятья, стоны и моленья

Звучали долго под окном;

И наконец удар кинжала

Пресек несчастного позор…

И мать поутру увидала…

И хладно отвернула взор.

Когда фашистские войска подступили к Кабардино-Балкарии, редакция нальчинской газеты «Социалистическая Кабардино-Балкария» печатала «Беглеца» и распространяла его широко по горским селениям.

В поэме «Мцыри» автор касается той же темы, что и в «Беглеце» . Темы родины, темы предков. Если беглец преступился почитанием семьи и понятиями о чести поколений, живших столетиями до него, то Мцыри, напротив, стремится к своим корням. Стремится настолько, что совершает безумный поступок — бегство из монастыря. Юноша много говорит о желании иметь судьбу предков:

Я мало жил, и жил в плену.

Таких две жизни за одну,

Но только полную тревог,

Я променял бы, если б мог.

В какой-то мере, эти два представителя одного этноса беглец и Мцыри противопоставлены друг другу.

Сам же Лермонтов не от имени лирических героев, а от своего имени пишет так о людях Кавказа:

«Как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит»

Восточные женщины Лермонтова не лишены изящества, они, наоборот, прекрасны: Тамара из «Демона» и Бэла — яркие тому примеры.

Белинский пишет так про одну из сцен в «Бэле» :

«Он взял её руку и стал её уговаривать, чтобы она его поцеловала, она слабо защищалась, только повторяла «поджалуста, поджалуста, не нада, не нада!».[10]

Какая грациозная, и, в то же время какая верная натуре черта характера! Природа нигде не противоречит себе, и глубокость чувства, достоинства и грациозность непосредственности так же иногда поражает и в дикой черкешенке, как и в образованной женщине высшего тона. Слыша «поджалуста, поджалуста» вы видите перед собой эту очаровательную, черноокую Бэлу, полудикую дочь вольных ущелий, и вас так же поражает в ней эта особенность женственности, которая составляет все очарование женщин».

Заключение

Во время работы над проектом мне было очень приятно сделать несколько открытий об образе Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова.

Лермонтовский Кавказ – это ощущение свободы, душевного спокойствия. Когда мы читаем стихотворения Лермонтова, рассказывающие о русском обществе («Как часто, пестрою толпою окружен…» , «Смерть поэта…», «Прощай, немытая Россия»), то нас не покидает ощущение метаний души человеческой, возмущения, которое читатель переживает вместе с поэтом. Кавказ же дает ощущение свободы, незыблемости мироздания… Как будто отдельно взятый человек вдохнул полной грудью воздух свободы…Особенно хорошо понимаешь это, глядя на картины Лермонтова.

Юг у поэта – это воплощение движения. Даже природа у него живет своей жизнью, зачастую очень похожей на людскую жизнь…

Больше всего удивило то, что в основе многих “южных” лермонтовских поэм лежат легенды Кавказа, а не только фантазия автора. Поражает воображение легенда о горном духе Гуда, полюбившем земную девушку.

Женщины гор – это, по моему мнению, особая ниша сюжетов Лермонтова. В какой-то мере они противопоставляются лицемерным красавицам высшего света. Они не испорчены жеманством и неискренностью. Они естественны, всегда необыкновенно красивы, преданны, это заботливые матери («Казачья колыбельная», «Не плачь, не плачь мое дитя…»), преданные невесты («Демон»), но могут быть и гордыми, и своенравными («Тамара»). Поэт старается показать лучшие стороны южного края – преданных женщин, отважных мужчин, дикую, необузданную, но в то же время прекрасную природу – под стать людям. Продолжая рисовать перед нашим взором романтические картины, поэт не изменяет достоверности – многие местности, описанные в “Герое нашего времени” существуют на самом деле, а кавказские легенды почти не претерпевают изменений от пера творца.

Пусть многое изменилось на Кавказе с того времени. На месте аулов и станиц выросли современные поселки и города. Иной стала жизнь обитателей этих мест. Но неизменной остается светлая память людей о Лермонтове. Со всех концов России едут они на Кавказ, чтобы встретиться с великим поэтом. Каждая такая встреча приносит людям радость и счастье. Поэту воздвигнуты памятники в Пятигорске и Кисловодске. Слава великого поэта давно вышла за пределы родины: произведения Лермонтова переведены на все европейские языки.

Список использованной литературы

1.http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/lermontov_m_ju/kavkaz_v_zhizni_i_tvorchestve_lermontova/54-1-0-294

2.http://lermontov.niv.ru/lermontov/kavkaz/kavkaz.htm

3. Анненский Иннокентий. Магдалина. Поэма / Публ., послесл. и прим. Владимира Гитина. М.: ИЦ — Гарант, 1997.

4.Энциклопедия знаменитых россиян. Трушко Е.А., Медведев Ю.М.

5.М.Ю. Лермонтов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том I

6.История русской литературы XIX века. Первая половина. А.И. Ревякин.

7.Русская литература под редакцией Н.И. Громова (издание 2-е).

8.http://otpusk.yandex.ru/.

9.Мануйлов В.А. Летопись жизни и творчества М.Ю.Лермонтова.

10. Белинский В. Г. — Герой нашего времени. Соч. М. Лермонтова. Спб. 1840. (Статья)

11. Логиновская Е. Поэма М.Ю.Лермонтова «Демон». – М., «Художественная литература», 1977.

12. Андроников И.- Слово о Лермонтове, 1960 г.

13. Лермонтов М. Ю. Бэла // Лермонтов М. Ю. Герой нашего времени. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. — С. 7—32.

Приложение 1

Легенда о горном духе

«Давным-давно — так начинается эта легенда — на берегу Арагвы, на дне глубокого ущелья, образуемого отвесными горами при спуске с Гуд-горы в Чертову долину, в бедной сакле убогого аула росла, как молодая чинара, красавица Нино. Когда она поднималась на дорогу, купцы останавливали караваны, чтобы полюбоваться красотой девушки.

От самого дня рождения Нино ее полюбил Гуда — древний дух окрестных гор. Хотела ли девушка подняться на гору— тропинка незаметно выравнивалась под ее ножкой, и камни покорно складывались в пологую лестницу. Искала ли цветы — Гуда приберегал для нее самые лучшие. Ни один из пяти баранов, принадлежавших отцу Нино, не упал с кручи и не стал добычей злых волков. Нино была царицей гор, над которыми властвовал древний Гуда.

Но вот, когда Арагва в пятнадцатый раз со дня рождения девушки превратилась в бешеный мутный поток, Нино стала такой необыкновенной красавицей, что влюбленный Гуда захотел сделаться ради нее смертным.

Но девушка полюбила не его, а юного своего соседа Сосико, сына старого Дохтуро. Этот юноша во всем ауле славился силой и ловкостью, неутомимо плясал горский танец и метко стрелял из ружья.

Когда Сосико гонялся с ружьем за быстроногою арчви серной,— ревнивый Гуда, гневаясь на молодого охотника, заводил его на крутые скалы, неожиданно осыпал его метелью и застилал пропасти густым туманом. Наконец, не в силах терпеть долее муки ревности, Гуда накануне свадьбы засыпал саклю влюбленных огромной снежной лавиной и, подвергнув их

любовь жестокому испытанию, навсегда разлучил их».

По другой версии, злой дух завалил хижину влюбленных грудой камней. Спускаясь с Крестового перевала в Чертову долину, проезжающие часто обращают внимание на груду огромных обломков гранита, неизвестно откуда упавших на травянистые склоны Гуд-горы. По преданию, их накидал сюда разгневанный горный дух

Наименование свое грозный Гуда получил от Гуд-горы, а Гуд-гора, в свою очередь, от ущелья Гуда, откуда берет начало Арагва. «Подле висящего завала Большого Гуда, именно в Чертовой долине,— как сообщала в 40-х годах газета «Кавказ»,— чаще всего и подстерегали путешествовавших по старой Военно-Грузинской дороге снежные заносы и метели».

Приложение 2

Беглец — Лермонтов М.Ю.

предположительно 1838

Гарун бежал быстрее лани,

Быстрей, чем заяц от орла;

Бежал он в страхе с поля брани,

Где кровь черкесская текла;

Отец и два родные брата

За честь и вольность там легли,

И под пятой у супостата

Лежат их головы в пыли.

Их кровь течет и просит мщенья,

Гарун забыл свой долг и стыд;

Он растерял в пылу сраженья

Винтовку, шашку — и бежит! —

И скрылся день; клубясь, туманы

Одели темные поляны

Широкой белой пеленой;

Пахнуло холодом с востока,

И над пустынею пророка

Встал тихо месяц золотой…

Усталый, жаждою томимый,

С лица стирая кровь и пот,

Гарун меж скал аул родимый

При лунном свете узнает;

Подкрался он, никем не зримый…

Кругом молчанье и покой,

С кровавой битвы невредимый

Лишь он один пришел домой.

И к сакле он спешит знакомой,

Там блещет свет, хозяин дома;

Скрепясь душой как только мог,

Гарун ступил через порог;

Селима звал он прежде другом,

Селим пришельца не узнал;

На ложе, мучимый недугом, —

Один, — он молча умирал…

«Велик аллах! от злой отравы

Он светлым ангелам своим

Велел беречь тебя для славы!»

— «Что нового?» — спросил Селим,

Подняв слабеющие вежды,

И взор блеснул огнем надежды!..

И он привстал, и кровь бойца

Вновь разыгралась в час конца.

«Два дня мы билися в теснине;

Отец мой пал, и братья с ним;

И скрылся я один в пустыне,

Как зверь преследуем, гоним,

С окровавленными ногами

От острых камней и кустов,

Я шел безвестными тропами

По следу вепрей и волков.

Черкесы гибнут — враг повсюду.

Прими меня, мой старый друг;

И вот пророк! твоих услуг

Я до могилы не забуду!..»

И умирающий в ответ:

«Ступай — достоин ты презренья.

Ни крова, ни благословенья

Здесь у меня для труса нет!..»

Стыда и тайной муки полный,

Без гнева вытерпев упрек,

Ступил опять Гарун безмолвный

За неприветливый порог.

И, саклю новую минуя,

На миг остановился он,

И прежних дней летучий сон

Вдруг обдал жаром поцелуя

Его холодное чело.

И стало сладко и светло

Его душе; во мраке ночи,

Казалось, пламенные очи

Блеснули ласково пред ним,

И он подумал: я любим,

Она лишь мной живет и дышит…

И хочет он взойти — и слышит,

И слышит песню старины…

И стал Гарун бледней луны:

Месяц плывет

Тих и спокоен,

А юноша воин

На битву идет.

Ружье заряжает джигит,

А дева ему говорит:

Мой милый, смелее

Вверяйся ты року,

Молися востоку,

Будь верен пророку,

Будь славе вернее.

Своим изменивший

Изменой кровавой,

Врага не сразивши,

Погибнет без славы,

Дожди его ран не обмоют,

И звери костей не зароют.

Месяц плывет

И тих и спокоен,

А юноша воин

На битву идет.

Главой поникнув, с быстротою

Гарун свой продолжает путь,

И крупная слеза порою

С ресницы падает на грудь…

Но вот от бури наклоненный

Пред ним родной белеет дом;

Надеждой снова ободренный,

Гарун стучится под окном.

Там, верно, теплые молитвы

Восходят к небу за него,

Старуха мать ждет сына с битвы,

Но ждет его не одного!..

«Мать, отвори! я странник бедный,

Я твой Гарун! твой младший сын;

Сквозь пули русские безвредно

Пришел к тебе!»

— «Один?»

— «Один!..»

— «А где отец и братья?»

— «Пали!

Пророк их смерть благословил,

И ангелы их души взяли».

— «Ты отомстил?»

— «Не отомстил…

Но я стрелой пустился в горы,

Оставил меч в чужом краю,

Чтобы твои утешить взоры

И утереть слезу твою…»

— «Молчи, молчи! гяур лукавый,

Ты умереть не мог со славой,

Так удались, живи один.

Твоим стыдом, беглец свободы,

Не омрачу я стары годы,

Ты раб и трус — и мне не сын!..»

Умолкло слово отверженья,

И всё кругом объято сном.

Проклятья, стоны и моленья

Звучали долго под окном;

И наконец удар кинжала

Пресек несчастного позор…

И мать поутру увидала…

И хладно отвернула взор.

И труп, от праведных изгнанный,

Никто к кладбищу не отнес,

И кровь с его глубокой раны

Лизал, рыча, домашний пес;

Ребята малые ругались

Над хладным телом мертвеца,

В преданьях вольности остались

Позор и гибель беглеца.

Душа его от глаз пророка

Со страхом удалилась прочь;

И тень его в горах востока

Поныне бродит в темну ночь,

И под окном поутру рано

Он в сакли просится, стуча,

Но, внемля громкий стих Корана,

Бежит опять под сень тумана,

Как прежде бегал от меча.

infourok.ru

Изображение Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова

Реферат по литературе

Тема: «Изображение Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова»

Содержание

Введение

1. Детские впечатления Лермонтова о Кавказе

2. Ссылки Лермонтова на Кавказ

3. Тема кавказской природы в произведениях М .Ю. Лермонтова

4. Легенды Кавказа в творчестве Лермонтова

5. Восточные женские образы в произведениях Лермонтова

6. Живопись Лермонтова

7. Смерть поэта

Заключение

Список используемой литературы

Хотя я судьбой на заре моих дней,

О южные горы, отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:

Как сладкую песню отчизны моей,

Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.

Но мнилось, что в розовый вечера час

Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,

Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор,

Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.

Там видел я пару божественных глаз;

И сердце лепечет, воспомня тот взор:

Люблю я Кавказ!..

Введение

Актуальность темы обусловлена тем что именно на Кавказе произошло становление Лермонтова творческой личностью. Там были написаны наиболее знаменитые его литературные произведения, и именно там Лермонтов попробовал себя не только в роли поэта, но и в роли художника.

Объектом моего исследования является биография периодов пребывания Лермонтова на Кавказе. А так же творчество великого русского поэта, написанное под впечатлением этого края.

Предмет исследования моей рефератной работы это – история создания литературных произведений, написанных в периоды пребывания Лермонтова на Кавказе, а так же воплощение художественного таланта не только в литературе, но и в живописи.

Цели моей работы изучить художественное своеобразие произведений Лермонтова и определить актуальность его творчества.

Задачи моей работы рассмотреть кавказские легенды которые послужили вдохновением для создания некоторых произведений поэта, понять южную линию в творчестве Лермонтова, сопоставив роль Кавказа в его жизни. Изучить некоторые интересные факты биографии этого величайшего человека, которые имели место произойти с ним именно на Кавказе.

1. Детские впечатления Лермонтова о Кавказе

Когда великий поэт был еще маленьким Мишелем, его бабушка — Елизавета Арсеньевна — несколько раз из Тархан приезжала в гости в имение к своей сестре — Екатерине Арсеньевне Столыпиной. Для укрепления здоровья маленького Миши она брала его с собой.

Кавказ с детства стал страстью Лермонтова. С этим местом связано очень многое в его жизни, оно постоянно присутствовало в ней, вдохновляло его.

Впервые Михаил Юрьевич Лермонтов побывал на Кавказе в малолетнем возрасте, когда бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила его на воды, чтобы поправить здоровье внука. Уже первая поездка из далекого пензенского имения Тарханы, несомненно, оставила отпечаток в детском сознании.

Но особенно большое значение в жизни Лермонтова имело посещение Кавказа в 1825 году, когда ему было около 11 лет. Из Тархан выехали большим обозом, так как с его бабушкой отправился на воды и её брат Александр Алексеевич Столыпин — он ехал с женой и детьми. Ехали и другие родственники, также множество дворовых, гувернёры, лекарь, повара. Елизавета Алексеевна была небогата и бережлива. Но, зная, что Мишу скоро придется отдать в учение в Москву или Петербург, решила сделать ему подарок, очень щедрый, — поездку на Горячие воды на целое лето. Здесь Михаил Юрьевич впервые прочитал «Кавказского пленника» Пушкина. Большая удача, большое счастье было прочитать поэму здесь, в виду снежных гор, — именно там разыгрывается трагедия Пленника и Черкешенки… Здесь же он впервые перелистал альбом Марии Акимовны Шан-Гпрей, в котором было много записей его матери — Марии Михайловны Лермонтовой, — не только французские записи, но и стихи на русском языке. В этот альбом, по просьбе «тетеньки» (как называл он Марию Акимовну), он нарисовал акварелью кавказский вид. В это необыкновенное для Лермонтова время зарождался в нем поэт.

Вышедший из-под опеки бабушки, уже взрослый, он трижды приезжал на Кавказ, всегда не по своей воле — это было место его службы, а точнее ссылки.

Лермонтов пишет: «Синие горы Кавказа… вы взлелеяли детство мое, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас, да о небе…». В посвящении к поэме «Аул Бастунжи» поэт называет себя «сыном Кавказа»:

От ранних лет кипит в моей крови

Твой жар и бурь твоих порыв мятежный;

На севере, в стране тебе чужой я сердцем твой,

Всегда и всюду твой!

2. Ссылки Лермонтова на Кавказ

Знакомство с Кавказом не ограничилось детством Лермонтова. Уже молодым юношей ему приходится вернуться туда во время первой своей ссылки, в которую он был сослан в 1837 году за стихотворение «Смерть поэта», посвященное трагической гибели А.С. Пушкина на дуэли. Когда стихотворение дошло до царя, он наложил на нем такую резолюцию: «Приятные стихи, нечего сказать… Я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он; а затем мы поступим с ним согласно закону».

Дорогой на Кавказ Лермонтов простудился, из ставропольского военного госпиталя во второй половине мая его перевели в пятигорский госпиталь, и все лето до начала сентября он лечился на Кавказских минеральных водах в Пятигорске и Кисловодске.

При выходе из госпиталя Лермонтов встретился с товарищем по Университетскому пансиону Н. Сатиным, другом А.И. Герцена.

Во время своей ссылки Лермонтов познакомился с другом сосланных на Кавказ декабристов, умным и смелым в своих суждениях доктором Н.В. Майером, которого вскоре под именем доктора Вернера вывел среди действующих лиц «Княжны Мери».

У М.Н. Сатина произошла встреча Лермонтова с В.Г. Белинским. Они резко поспорили и разошлись, но через 3 года в Петербурге поэт и великий критик встретились снова, и на этот раз поняли и оценили друг друга.

Но это было не единственное интересное знакомство, которое произошло с ним. Лермонтов сдружился с двоюродным братом — Акимом Акимовичем Хастатовым, поручиком лейб-гвардии Семеновского полка. Аким Акимович часто брал поэта с собой на веселые кумыкские пирушки, свадьбы. Лермонтов мог наблюдать искрометные пляски, слышать чарующие песни, легенды, рассказы об абреках и казаках.

Любимый поэтом край возродил Лермонтова, дал ему возможность успокоиться, на время обрести равновесие в душе. Именно в этот период в сознании поэта Кавказ ассоциируется с «жилищем вольности простой», которое противопоставляется «стране рабов, стране господ», «голубых мундиров» и «неволе душных городов».

Приветствую тебя, Кавказ седой!

Твоим горам я путник не чужой.

Они меня в младенчестве носили

И к небесам пустыни

Приучили…

В конце сентября Лермонтов получил предписание отправиться в Закавказье, в свой Нижегородский драгунский полк, стоявший около Тифлиса. В этой поездке, особенно на Военно-грузинской дороге, Лермонтов много рисовал. Поэт не был профессиональным художником, но талантливо рисовал, как многие писатели-современники, с увлечением делал наброски карандашом и акварелью, писал маслом и пересылал друзьям в Москву и Петербург. Многие из его рисунков и картин сохранились и до наших дней.

Между 8 и 10 октября 1837 г. Лермонтов встретился в Ставрополе с поэтом-декабристом А.И. Одоевским, прибывшим вместе с декабристами Нарышкиным и Назимовым из Сибири. От Одоевского он узнал много нового о восстании 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади. Лермонтову были близки взгляды и интересы Одоевского, и он привязался к своему новому старшему товарищу.

В связи с пребыванием в Закавказье и на Кавказе Николая первого осенняя экспедиция против горцев в 1837 г. была отменена. По собственному признанию, Лермонтов «слышал только 2-3 выстрела. «Он «странствовал одетый по-черкесски с ружьем за плечами; ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов». Возникали планы поездки в Персию, в Мекку; Лермонтов хотел проситься в Хивинский поход. Но 10 октября Николай первый в Дидубе под Тифлисом сделал смотр войсковым частям кавказского корпуса, среди которых были 4 эскадрона Нижегородского Драгунского полка. Царь нашел их в хорошем состоянии, это косвенно повлияло на судьбу Лермонтова, который был переведен в Гродненский гусарский полк, стоявший недалеко от Новгорода. Лермонтов уже знал о своем прошении и о предстоящем возвращении на север, но высочайший приказ должен был дойти до Петербурга и оттуда через военное министерство вернуться в Грузию. Вот почему Лермонтов задержался в Закавказье.

Только 25 ноября Лермонтов был выключен из списков Нижегородского Драгунского полка. Но «прощение» не радовало его, на Кавказе дышалось вольнее.

По дороге Лермонтов задержался в Ставрополе. Лермонтова не могли удовлетворить ограниченные николаевской цензурой высказывания даже передовых журналистов. Его глубокий и могучий дух, как говорил о нем Белинский, не мог примириться с русской крепостнической деятельностью, и не от самодержавия ждал он разрешения важнейших социальных вопросов. Ссылка не смирила Лермонтова. Он был готов к дальнейшей борьбе. Поэта-борца он сравнивал с булатным кинжалом в стихотворении «Кинжал»:

…Ты дан мне в спутники, любви залог немой,

И страннику в тебе пример не бесполезный:

Да, я не изменюсь и буду тверд душой.

Как ты, как ты, мой друг железный.

Хотелось бы рассказать о Кавказе, который изображен как в поэзии, так в прозе и живописи великого поэта. После возвращения из первой ссылки Лермонтов, наполненный удивительными творческими замыслами, начинает их воплощать в таких произведениях как «Герой нашего времени», кавказская редакция «Демона», «Мцыри», «Беглец», «Ашик-Кериб», «Дары Терека», «Казачья колыбельная песня», «Тамара», «Свиданье», «Кинжал», «Прощание», «Хаджи Абрек». Все это стало результатом его скитаний по Северному Кавказу и Закавказью в 1837 году. Известный грузинский поэт Илья Чавчавадзе пишет, что «в своих мощных стихах, преисполненных поэзии, Лермонтов изобразил весь Кавказ и, в частности Грузию».

Во время второй ссылки (1840 г.) Лермонтов попадает в Малую Чечню после дуэли с сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Наказанием был перевод тем же чином (поручик) в Тенгинский пехотный полк, воевавший на Кавказе. Это соответствовало желанию и самого поэта. «Если, говорит, переведут в армию, будет проситься на Кавказ», — так передавал тогдашнее настроение Михаила Юрьевича Белинский. Именно тогда поэт участвовал в боевых действиях и не раз рисковал жизнью в боях с чеченцами.

Находясь на военной службе на Кавказе, М.Ю. Лермонтов не расставался с записными книжками, заносил в них услышанные из уст, повидавших на своем веку кавказцев отдельные сюжеты будущих своих произведений.

14 апреля 1841 года, не получив отсрочки после двухмесячного отпуска в Петербурге, Лермонтов возвращается на Кавказ. В мае того же года он прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения на минеральных водах. Здесь он пишет целый ряд стихотворений: «Сон», «Утес», «Они любили друг друга…», «Тамара», «Свиданье», «Листок», «Выхожу один я на дорогу…», «Морская царевна», «Пророк».

3. Тема кавказской природы в произведениях М.Ю. Лермонтова

И.Ф. Анненский в своей статье «Об эстетическом отношении Лермонтова к природе» рассказывает о причинах, способствовавших развитию в Лермонтове чувства природы. С природой Кавказа он познакомился в годы самого раннего детства, когда личность его только формировалась. Свои главные кавказские впечатления Михаил Юрьевич получил именно в этот период, а более поздние поездки лишь углубили его детские воспоминания.

И.Ф. Анненский также говорит о необыкновенно точном изображении кавказской природы в произведениях Лермонтова. Он рассказывает об одном художнике, изображавшем Кавказ, который называл поэзию Лермонтова его «ключом к кавказской природе».

По мнению Анненского, в природе Лермонтову особенно близко движение, динамика. Достаточно вспомнить чудных лошадей у Измаил-Бея, у Казбича и Печорина или горные реки, ревущие и стремительные, подобные живым существам.

Терек воет, дик и злобен, Меж утесистых громад, Буре плач его подобен, Слезы брызгами летят. Но, по степи разбегаясь, Он лукавый принял вид И, приветливо ласкаясь, Морю Каспию журчит…

В описаниях Лермонтова нет мелких натуралистических деталей, как у Гете (у него нет этой детальности описаний), нет ни терпеливого выжидания, ни долгого выслеживания, как у Тургенева и Аксакова. В них скорее восторг, восхищение и детская радость, открытая и безграничная, от встречи с горячо любимым существом.

Из поэтических изображений кавказской природы видно, что Лермонтов, как ребенок, любил день больше ночи, любил голубое небо, яркое солнце, чистый воздух.

Как певец гор, Лермонтов во всем видит яркие краски. Он замечает розовый закат, белое облако, синее небо, лиловые степи, голубые глаза и золотистые волосы.

Цветов в его поэзии почти нет. Розы и лилии у него — это лишь общепринятые поэтические сравнения, своеобразная дань литературной традиции, а не художественные ощущения: «бела, как лилия, прекрасна, как роза». Конь поэта топчет цветы, пока сам поэт смотрит на облака и звезды. Но самое интересное для нас в лермонтовских красках — их сочетания. Более того, он сочетал не только цвета друг с другом, он органично соединял цвет с движением, такие, казалось бы, далёкие понятия, — в тучах, в молнии, в глазах.

Светает — вьется дикой пеленой Вокруг лесистых гор туман ночной; Еще у ног Кавказа тишина; Молчит табун, река журчит одна. Вот на скале новорожденный луч Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч, И розовый по речке и шатрам Разлился блеск, и светит там и там…

Кавказские пейзажи М.Ю. Лермонтова сами по себе и в качестве «декораций» к поэмам занимают немалую часть его творчества. Как пишет Е.В. Логиновская, изобилие картин экзотической природы Кавказа в наиболее знаменитых лермонтовских произведениях часто давало возможность обвинять поэта в чрезмерном подражании романтическим течениям того времени, в слепом следовании литературной моде.

Рассмотрим подробнее то, как необыкновенно выразительно Михаил Юрьевич рисует кавказскую природу в поэме «Демон». Известно, что изначально действие поэмы должно было происходить в Испании, но, вернувшись из первой кавказской ссылки, поэт меняет замысел, перенося действие на Кавказ. Именно в этой новой редакции, созданной в 1838 году, «Демон» становится одним из самых замечательных произведений русской поэзии.

Окончательная редакция «Демона» разительно отличается от первоначальной редакции поэмы. В новой редакции поэт сумел «воплотить отвлеченную философскую мысль в конкретных поэтических образах». Это было бы невозможно передать без помощи пейзажных зарисовок.

Как пишет И.Л. Андроников, «горы Кавказа, Казбек, который кажется пролетающему над ним Демону «гранью алмаза», «излучистый» Дарьял, Кайшаурская долина, зеленые берега светлой Арагвы, угрюмая Гуд-гора оказываются самой подходящей обстановкой для лермонтовской поэмы».

Мир же, над которым проплывает Демон, те самые вершины Кавказа, увиденный издали Казбек, чернеющий «глубоко внизу» Дарьял и ревущий Терек, скалы, облака и башни замков, как бы сливается с миром фантастической дикой природы, оживающей лишь благодаря присутствию горного зверя или кружащей в «лазурной вышине» птицы. Использованные здесь сравнения взяты исключительно из царства животных и минералов, что подчеркивает необузданность и силу природы:

Под ним Казбек, как грань алмаза,

Снегами вечными сиял,

И, глубоко внизу чернея,

Как трещина, жилище змея,

Вился излучистый Дарьял

И Терек, прыгая как львица

С косматой гривой на хребте

Ревел…

Таков же и мир олицетворений:

И золотые облака

Из южных стран, издалека

Его на север провожали;

И скалы тесною толпой,

Таинственной дремоты полны,

Над ним склонялись головой,

Следя мелькающие волны;

И башни замков на скалах

Смотрели грозно сквозь туманы –

У врат Кавказа на часах

Сторожевые великаны!

Далее показаны более земные, еще более «живые» красоты «роскошной» Грузии. Поэт обращает внимание читателя уже не на отдельные фрагменты и определенные детали, увиденные Демоном с высоты полета, а целый «край земной» — во всем богатстве бесконечных картин природы. Именно в этой строфе в картины неживой природы автор вносит искру жизни: появляются яркие краски, разнообразие звуков и голосов, и, наконец, человек. Все это автор усиливает эпитетами «счастливый край земли», «сладострастный зной полдня», образами, воспроизводящими экзотический мир Востока со «столпообразными» руинами, «звонко-бегущими ручьями», с красавицами, внимающими пенью соловьев, и подчеркивает необычным для поэзии сравнением, уподобляя не глаза звездам, а звезды — очам земной красавицы. Многообразие и обилие различных форм жизни автор может описать лишь подобным обобщением:

И блеск, и жизнь, и шум листов

Стозвучный говор голосов,

Дыханье тысячи растений.

После завершения экспозиции автор переносит читателя из мира поднебесных сфер, в которых обитает Демон и видит земные красоты с высоты своего полета, в мир людей:

Высокий дом, широкий двор

Седой Гудал себе построил…

Трудов и слез он много стоил

Рабам послушным с давних пор.

С утра на скат соседних гор

От стен его ложатся тени.

В скале нарублены ступени;

Они от башни угловой

Ведут к реке, по ним мелькая,

Покрыта белою чадрой

Княжна Тамара молодая

К Арагве ходит за водой.

Используя прием постепенного приближения к предмету, автор дает читателю возможность увидеть изображаемое глазами Демона, спускающегося с высот на землю: сначала лишь общий план, а затем — людей и более мелкие детали быта. Во второй части «Демона» мы также видим картины природы, но уже в сопоставлении с внутренним миром героини. Земная природа изображается теперь «изнутри», увиденная глазами заключенной в монастырь Тамары. Природа становится отражением ее натуры, ее внутреннего мира, ее мыслей и переживаний:

Кругом, в тени дерев миндальных,

Где ряд стоит крестов печальных,

Безмолвных сторожей гробниц,

Спевались хоры легких птиц.

По камням прыгали, шумели

Ключи студеною волной,

И под нависшею скалой,

Сливаясь дружески в ущелье,

Катились дальше, меж кустов,

Покрытых инеем цветов.

Этот контраст двух частей подчеркивает, что природа Кавказа может быть не только буйной, что близко автору, но и спокойной, безмятежной, становясь отражением личности и переживаний героини.

4. Легенды Кавказа в творчестве М.Ю. Лермонтова

Как отмечает в своей книге И.Л. Андроников, в творчестве М.Ю. Лермонтова можно легко найти элементы фольклора народов Кавказа. В поэме «Демон», рассказывающей о духе, полюбившем земную девушку, а также хорошо прослеживается его влияние.

В верховьях Арагвы в 19-м веке живет еще легенда о горном духе Гуда, полюбившем красавицу-грузинку. Впервые эта легенда была записана в 50-х годах прошлого века со слов проводника-осетина.

«Давным-давно, — так начинается эта легенда, — на берегу Арагвы, на дне глубокого ущелья, образуемого отвесными горами при спуске с Гуд-горы в Чертову долину, в бедной сакле убогого аула росла, как молодая чинара, красавица Нино. Когда она поднималась на дорогу, купцы останавливали караваны, чтобы полюбоваться красотой девушки.

От самого дня рождения Нино ее полюбил Гуда — древний дух окрестных гор. Хотела ли девушка подняться на гору — тропинка незаметно выравнивалась под ее ножкой, и камни покорно складывались в пологую лестницу. Искала ли цветы — Гуда приберегал для нее самые лучшие. Ни один из пяти баранов, принадлежавших отцу Нино, не упал с кручи и не стал добычей злых волков. Нино была царицей гор, над которыми властвовал древний Гуда.

Но вот, когда Арагва в пятнадцатый раз со дня рождения девушки превратилась в бешеный мутный поток, Нино стала такой необыкновенной красавицей, что влюбленный Гуда захотел сделаться ради нее смертным.

Но девушка полюбила не его, а юного своего соседа Сосико, сына старого Дохтуро. Этот юноша во всем ауле славился силой и ловкостью, неутомимо плясал горский танец и метко стрелял из ружья. Когда Сосико гонялся с ружьем за быстроногою арчви серной, ревнивый Гуда, гневаясь на молодого охотника, заводил его на крутые скалы, неожиданно осыпал его метелью и застилал пропасти густым туманом. Наконец, не в силах терпеть далее муки ревности, Гуда накануне свадьбы засыпал саклю влюбленных огромной снежной лавиной и, подвергнув их любовь жестокому испытанию, навсегда разлучил их». По другой версии, злой дух завалил хижину влюбленных грудой камней.

Спускаясь с Крестового перевала в Чертову долину, проезжающие часто обращают внимание на груду огромных обломков гранита, неизвестно откуда упавших на травянистые склоны Гуд-горы. По преданию, их накидал сюда разгневанный горный дух. Наименование свое грозный Гуда получил от Гуд-горы, а Гуд-гора, в свою очередь, от ущелья Гуда, откуда берет начало Арагва. «Подле висящего завала Большого Гуда, именно в Чертовой долине, — как сообщала в 40-х годах газета «Кавказ»,— чаще всего и подстерегали путешествовавших по старой Военно-Грузинской дороге снежные заносы и метели».

А в «Герое нашего времени», в тексте «Бэлы», Лермонтов пишет: «Итак, мы спускались с Гуд-горы в Чертову долину… Вот романтическое название! Вы уже видите гнездо злого духа между неприступными утесами…»

Выходит, Лермонтов знал легенду о любви Гудак молодой грузинке и, по-видимому, неслучайно перенес действие «Демона» на берега Арагвы. У исследователей есть основания полагать, что легенда о любви злого духа к девушке-грузинке обогатила первоначальный сюжет новым глубинным смыслом, появилась мифологическая параллель. Безликая монахиня из первой редакции «Демона» превратилась в красавицу Тамару, дочь старого князя Гудала. В окончательной редакции изменился и жених Тамары — «властитель Синодала», удалой князь. Это изменение сюжета могло быть подсказано Лермонтову именно известной грузинской легендой о любви, ревности и гибели.

Упоминания других кавказских легенд и преданий можно найти также в стихотворении «Тамара». На одном из рисунков Лермонтова, перекликающемся со стихотворением, мы видим изображения Дарьялского ущелья и так называемого «Замка Тамары», в стихотворении же сказано:

В глубокой теснине Дарьяла,

Где роется Терек во мгле,

Старинная башня стояла,

Чернея на черной скале…

С этой башней связано множество легенд. В одном из вариантов легенды о Дарьяльской башне историк грузинской литературы А.С. Хаханашвили обнаружил имя «беспутной сестры» Тамары. Предание это повествует о двух сестрах, носивших одно и то же имя. Благочестивая Тамара жила в башне близ Ананури, другая — волшебница Тамара — в замке на Тереке. Вторая заманивала к себе на ночь путников, утром обезглавливала их и трупы сбрасывала в Терек. Ее убил заговоренной пулей русский солдат. Труп ее был выброшен в Терек, замок со временем разрушился, имя чародейки Тамары проклято.

Отмечая раздвоение образа Тамары в этой легенде, профессор Хаханашвили первым обратил внимание на сходство ее с той легендой, которая послужила сюжетом лермонтовского стихотворения.

Кроме «Демона» и «Тамары», мотивы кавказского фольклора прослеживаются также в поэме «Мцыри». На создание центрального эпизода поэмы — битвы с барсом — Лермонтова вдохновила распространенная в горной Грузии старинная песня о тигре и юноше, являющаяся одним из самых любимых в Грузии произведений народной поэзии.

5. Восточный женский образ в произведениях М.Ю. Лермонтова

Восточные женщины гор — это особая ниша сюжетов Лермонтова. В какой-то мере они противопоставляются лицемерным красавицам высшего света. Они не испорчены жеманством и неискренностью. Они естественны, всегда необыкновенно красивы, преданны.

В произведение «Герой нашего времени» перед читателями предстает кавказская девушка Бэла, от которой веет душевной чистотой, добротой и искренностью. Но ее характер не лишен и таких национальных черт, как гордость, чувство собственного достоинства, неразвитость и способность к страсти. Обидевшись на Печорина за уход на охоту, гордо подняв голову, она говорила: «Я не раба — я княжеская дочь!..» Лермонтов не дает подробного описания внешности черкешенки, но обращает внимание на ее глаза, которые, «как у горной серны, так и заглядывали… в душу». Она так страстно и горячо любит Печорина, что его любовь к ней кажется неглубокой и несерьезной. Образ Бэлы нужен был Лермонтову для того, чтобы показать, что и такой чистой и нежной любви Печорину мало для ответного и искреннего чувства. Ему все надоедает, и он делает вывод: «Любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни; невежество и простодушие одной так же надоедают, как и кокетство другой».

Следующая героиня — ундина — помогает автору показать стремление Печорина познать тот романтический, загадочный мир, к которому она принадлежит. Это мир беззаконно вольной жизни, и это притягивает Печорина, как и все новое и непознанное в жизни.

6. Живопись М.Ю. Лермонтова

Почему-то в наше время говорят только о литературной стороне творчества Лермонтова и забывают о том, что он увлекался еще и живописью. Лермонтову-писателю всегда помогал Лермонтов-художник.

На создание произведений живописи поэта вдохновляла необыкновенная природа Кавказа, которую он хотел показать в своих картинах. Любая кавказская панорама Лермонтова — это как бы малый фрагмент вселенной, отразивший всю бесконечность мироздания в миниатюре. Руины, монастыри, храмы, лепящиеся на склонах гор, представляются зрителю естественными вкраплениями в природный ландшафт. Вписанные в каждый пейзаж фигурки людей — всадники, погонщики и верблюды, грузинки, набирающие в Куре воду, — подчинены изначально заданному ритму; их малый масштаб подчеркивает космическую безмерность целого. Но, несмотря на романтическую интонацию, лермонтовские панорамы, как показал исследователь его творчества И.Л. Андроников, во многом совпадают с реальной топографией изображаемых мест, и, кроме того, с описанием этих мест в его собственных произведениях.

В этом убеждаешься, знакомясь с обнаруженной в наше время лермонтовской картиной «Вид Крестовой горы». На небольшом картоне масляными красками поэт нарисовал один из чудеснейших горных пейзажей, так живо напоминающий нам зарисовки из его знаменитого романа «Герой нашего времени», из повести «Бэла». Перед нами в обрамлении суровых скал высится покрытая снегом гора, вершину которой венчает каменный крест. Огибая её, по склону проходит дорога, внизу, вырываясь из глубоких расселин, сливаются вместе два бурных горных потока. А выше, на фоне голубого неба, белеет гряда далеких гор, как бы растворяясь в прозрачном воздухе, которым напоена вся картина.

Наиболее интересны пейзажи, выполненные маслом, — «Вид Пятигорска», «Кавказский вид с саклей» («Военно-Грузинская дорога близ Мцхеты»), «Вид Крестовой горы», «Вид Тифлиса», «Окрестности селения Карагач» («Кавказский вид с верблюдами») и другие, написанные им в 1837 — 1838 гг.

Из картин этого цикла по эмоциональной насыщенности, обобщенности романтического восприятия выделяется «Воспоминание о Кавказе». Гаснущее вечернее небо, синие горы вдали, облака, два всадника-горца на переднем плане — все составные части пейзажа, все подробности — мелкий кустарник, травка и камни — согреты, оживлены поэтическим чувством. Фигуры всадников сливаются с природой. Они являются неотъемлемой частью этой природы, гор и скал, освещенной последними лучами солнца тихой долины. То же самое следует сказать о других пейзажных изображениях поэта: «Эльбрус при восходе солнца», «Кавказский вид с верблюдами», «Кавказский вид с саклей», «Вид Пятигорска». Природа является «темой» картины даже там, где, казалось, намечен «сюжет», — «Перестрелка в горах Дагестана», «Сцена из кавказской жизни».

Хоть эти картины написаны и не кистью художника и подвергаются частой критике, но Лермонтов не пытался добиться признания общественности, он писал их для себя, чтобы передать и запомнить определенные моменты пребывания его на Кавказе.

А. Симченко, один из исследователей творчества М.Ю. Лермонтова, подметил, что лермонтовский пейзаж представлен в перевернутом виде, в так называемом зеркальном отображении, и предельно сжат по горизонтали. Эти особенности картины легко объяснимы. По возвращении с Кавказа, Лермонтов некоторые свои рисунки автолитографировал, чтобы иметь возможность подарить их друзьям.

7. Смерть поэта

Любимый край Лермонтова – Кавказ, который, с детства вдохновлял поэта, был колыбелью его творчества, стал же местом его гибели. Об истории последней дуэли Лермонтова написано много, и все же нет события более запутанного и окруженного тайной.

Он погиб на дуэли, которая произошла из-за ничтожного по нынешним понятиям повода. Убийцей поэта стал его бывший товарищ по юнкерской школе Николай Мартынов. О ссоре Лермонтова и Мартынова, приведшей к дуэли, очевидцы говорят разное, но все сходятся в том, что Мартынова возмутила острота, пущенная в его адрес поэтом. Увы, понятие чести в XIX веке имело и свои отрицательные стороны. Невинная шутка могла стоить жизни.

Никто из людей, близких Лермонтову, да и он сам не относились к вызову Мартынова серьёзно. Чтобы дать ему поостыть, Лермонтова со Столыпиным уговорили уехать в Железноводск. В отсутствии его друзья думали дело уладить. В тот же день их посетил Мартынов; он пришёл сильно взволнованный, на лице его была написана решимость. «-Я, господа, — произнёс он, — дождаться не могу. Можно, наконец, понять, что я не шучу и что я не отступлюсь от дуэли».

Лицо его вполне говорило о том, что он давно обдумал этот решительный шаг; в голосе слышалась решимость. Все поняли тогда, что это не шутка. Тогда Дорохов, известный бретёр, хотел попытать ещё одно средство. Уверенный заранее, что все откажутся быть секундантами Мартынова, он спросил последнего: «А кто же у вас будет секундантом»? «Я бы попросил князя Васильчикова», — ответил тот; лица всех обратились на Васильчикова, который, к изумлению всех, согласился быть секундантом. «Тогда нужно, -сказал Дорохов, — чтобы секундантами были поставлены такие условия, против которых не допускались бы никакие возражения соперников».

Друг Лермонтова Столыпин считал Мартынова трусом и был положительно уверен, что там, где коснётся дуэли, Мартынов непременно отступит. Думали также, что Мартынов предпринял дуэль с тою целью, чтобы сбросить с себя то мнение, которое существовало о нём в тогдашнем обществе, как о необычайном трусе.

Наступил день дуэли. П.К. Мартьянов пересказал разговор, который вёл Лермонтов со своими секундантами: «Всю дорогу из Шотландки до места дуэли Лермонтов был в хорошем расположении духа. Никаких предсмертных распоряжений от него Глебов не слышал. Всё, что он высказал за время переезда, это сожаление, что он не мог получить увольнения от службы в Петербурге и что ему в военной службе едва ли удастся осуществить задуманный труд. «Я выработал уже план. — говорил он Глебову, — двух романов…»

Вечером, около семи часов дуэлянты, секунданты и «зрители» (присутствие посторонних лиц было не только нарушением правил дуэли, но и ставило её участников в двойственное положение) оказались в четырёх верстах от города на небольшой поляне у дороги, ведущей из Пятигорска в Николаевскую колонию вдоль северо-западного склона горы Машук (теперь это место называется «Перкальской скалой»).

Секунданты установили барьер — 15 шагов, и отсчитали от него в каждую сторону ещё по 10 шагов, вручили дуэлянтам заряженные пистолеты.

Объявленные секундантами условия дуэли были следующие: стрелять могли до трёх раз. или стоя на месте, или подходя к барьеру. Осечки считались за выстрел. После первого промаха противник имел право вызвать выстрелившего к барьеру. Стрелять могли на счёт «два-три» (т.е. стрелять было можно после счёта «два», и нельзя стрелять после счёта «три»). Вся процедура повторяется, пока каждый не сделает по три выстрела. Руководил Глебов, он дал команду : «Сходись».

Лермонтов остался на месте и, заслонившись рукой, поднял пистолет вверх. Мартынов, всё время целясь в противника, поспешно подошёл к барьеру, Начался отсчёт: «один».., «два»… «три»… Никто не выстрелил. Тишина… Нервы у всех на пределе, и тут Столыпин крикнул: «Стреляйте или я развожу дуэль!». На что Лермонтов ответил: «Я в этого дурака стрелять не буду!»

«Я вспылил, — писал Мартынов в ответах следователю. — Ни секундантами, ни дуэлью не шутят… и опустил курок.

Прозвучал выстрел. Лермонтов упал как подкошенный, пуля прошла навылет.

«Неожиданный строгий исход дуэли, даже для Мартынова был шокирующим. В раду борьбы чувств, уязвлённого самолюбия, ложных понятий о чести, интриг и удалого молодечества, Мартынов, как все товарищи, был далёк от полного сознания того, что твориться. Поражённый исходом, бросился он к упавшему: «Миша, прости мне!» вырвался у него крик испуга и сожаления…

В смерть Лермонтова никто не мог поверит. Все растерянные стояли вокруг павшего, на устах которого продолжала играть улыбка презрения. Глебов сел на землю и положил голову поэта в себе на колени. Тело быстро холодело…

Для гения русской литературы всё было кончено. Для человека Лермонтова, может быть, осталась вина перед потомками, что он не уберёг тот священный родник, который через него послал людям Господь.

Заключение

Во время работы над рефератом я открыла для себя Кавказ, каким его видел и изображал в своем творчестве Михаила Юрьевича Лермонтов. Юг у поэта — это воплощение движения. Даже природа в его произведениях живет своей жизнью, зачастую очень похожей на жизнь человеческую.

В ходе работы я доказала что поэт старается показать лучшие стороны южного края: преданных женщин, отважных мужчин, дикую, необузданную, но в то же время прекрасную природу — под стать людям. Продолжая рисовать перед нашим взором романтические картины, поэт не изменяет достоверности – многие местности, описанные в его произведениях, существуют на самом деле.

Новым для меня явилось то, что в основе многих южных поэм М.Ю. Лермонтова лежат легенды и предания Кавказа, а не только фантазия автора. Поражает воображение легенда о горном духе Гуда, полюбившем и погубившем земную девушку. А так же то, что М.Ю. Лермонтов передавал свои впечатления о Кавказе не только через свои литературные произведения, но и через живопись.

Список используемой литературы

1. Андроников И.Л. Лермонтов в Грузии.

2. Логиновская Е.В. Поэма М.Ю. Лермонтова «Демон».

3. Анненский И.Ф. Об эстетическом отношении Лермонтова к природе.

4. Андреев-Кривич С.А. Всеведенье поэта.

5. «Энциклопедия Смерти. Хроники Харона» часть 2: Словарь избранных Смертей

6. Б.И. Турьянская, Л.Н. Гороховская «Русская литература 19 века»


Теги: Изображение Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова  Реферат  Литература

dodiplom.ru

Кавказская тема в творчестве М. Ю. Лермонтова 👍

1. Стихотворения, посвященные Кавказу.
2. Поэмы.
3. Кавказ в романе “Герой нашего времени”.

Романтический образ Кавказа, описание природы и нравов его коренных жителей занимают значительное место как в поэзии, так и в прозе М. Ю. Лермонтова. И это неслучайно. С Кавказом связаны яркие впечатления детства писателя.

В 1825 году Лермонтов побывал там с бабушкой. Позднее, в 1830 году, он написал стихотворение “Кавказ”, проникнутое любовью к этому краю и нежными воспоминаниями как о матери, которую поэт едва знал, так и о первой детской любви:
Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..
В 1837 году Лермонтов был сослан на Кавказ в действующую армию за стихотворение “Смерть Поэта”, написанное на смерть А. С. Пушкина. Здесь же, на Кавказе, и закончилась его земная жизнь в 1841 году. Стоит ли удивляться, что многие произведения Лермонтова посвящены Кавказу!

Это горный край, суровый и прекрасный, с особой дикой красотой, предстает в поэзии

Лермонтова в разных обличьях. Например, в стихотворении “Дары Терека” река Терек и Каспийское море выступают своего рода сказочными существами, в чем-то похожими на языческие божества. И сюжет стихотворения – в духе романтической баллады: Терек приносит подарки Каспию, прося впустить его, реку, в простор моря.
Иным предстает Кавказ в стихотворении “Валерик”. Романтическая тональность уступает место жестокой действительности: Кавказ – это край, где ведется изнурительная, непрекращающаяся война с горцами.
Почти пророческое предвидение собственной гибели звучит в стихотворении “Сон”:
В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана
По капле кровь точилася моя.

И в этом же стихотворении – горный пейзаж:

… Уступы скал теснилися кругом…
Образ Кавказа вновь и вновь возникает в творчестве поэта. В поэме “Демон” “дух изгнанья”, пролетая над Кавказом, видит княжну Тамару и вспоминает о своей прежней жизни в раю. Лермонтов рисует не только дикие красоты кавказкой природы, поэт показывает быт, обычаи и нравы людей, живущих в этом краю. Несколькими словами автор изображает дом князя Гудала, выстроенный на скале, ступени, ведущие к реке, и даже белое покрывало дочери князя.

Пир в честь помолвки дочери, во время которого гости сидят на плоской кровле дома, танец невесты, аккомпанирующей себе ударами в бубен – в этих картинах Лермонтов передает неповторимый колорит Кавказа. А часовня у дороги, где нетерпеливый жених не помолился неведомому святому, и гибель жениха Тамары от рук разбойников – это тоже многоликий образ Кавказа, отражение многовекового противостояния христиан и мусульман:
Куда бы путник ни спешил,
Всегда усердную молитву
Он у часовни приносил;
И та молитва сберегала
От мусульманского кинжала.
Но презрел удалой жених
Обычай прадедов своих.
И заканчивается поэма “Демон” описанием горного пейзажа, неизменного и незыблемого по сравнению с человеческими судьбами и страстями:
Скала угрюмого Казбека
Добычу жадно сторожит,
И вечный ропот человека

Их вечный мир не возмутит.
В поэме “Беглец” Лермонтов показывает нравы горцев, останавливаясь на таком обычае, как месть за родных. Месть и свобода в глазах горцев намного ценнее жизни; поэтому все так презирают Гару-на, трусливо бежавшего с поля боя, где пали его отец и братья. Друг, любимая и даже мать с презрением отвергают беглеца, потому что его поступок в их глазах – это предательство свободы и памяти погибших родных. Первое, что спрашивает мать у сына-беглеца, узнав, что ее муж и сыновья пали в бою: “Ты отомстил?” В этих словах заключен священный долг воина и мужчины.

Узнав, что сын постыдно бежал, спасая свою жизнь и забыв о долге мести, мать безжалостно гонит его прочь.

Кавказ не обойден вниманием Лермонтова и в его романе “Герой нашего времени”. Пейзажные зарисовки, несомненно, навеяны воспоминаниями о собственных впечатлениях автора. Лермонтов не устает восхищаться красотой Кавказа: “…На краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом…

Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо сине – чего бы, кажется, больше? зачем тут страсти, желания, сожаления?..”.

В “Герое нашего времени” Лермонтов показывает Кавказ не только в ясную погоду, но и в снегопад, предвестием которого является своеобразный “дымок” над вершиной Гуд-горы. Автор достаточно подробно описывает не только горные ущелья и перевалы, но и местных жителей, их быт и нравы. Нужно заметить, что горцы в “Герое нашего времени” изображены в более реалистично, чем романтические герои поэтических произведений Лермонтова.

Интересно также отметить, что автор сравнивает обычаи и характеры нескольких кавказских народов. Вот что говорит на этот счет штабс-капитан Максим Максимыч, много лет прослуживший на Кавказе: “…Кабардинцы или чеченцы хотя разбойники, голыши, зато отчаянные башки, а у этих и к оружию никакой охоты нет: порядочного кинжала ни на одном не увидишь. Уж подлинно осетины!” Конечно, оценка довольно грубоватая, зато мы можем сделать вывод о достаточно мирном существовании осетинского народа.

В романе описано и типичное жилище коренного населения Кавказа. Сакля – это дом, выстроенный на скале, к дверям которого ведут ступени. Вошедшие приезжие увидели в доме не только людей, но и их домашних животных, то есть сакля служит домом и для тех, и для других.

В романе “Герой нашего времени” мы находим и описание свадьбы у мусульманских народов Кавказа: “Сначала мулла прочитает им что-то из Корана; потом дарят молодых и всех их родственников едят, пьют бузу; потом начинается джигитовка… потом, когда смеркнется, в кунацкой начинается, по-нашему сказать, бал”.
Дикий, неукротимый кавказский нрав, не всегда понятный европейцу, живет в таких героях романа Лермонтова, как Бэла, ее брат Азамат, Казбич. Характеры этих людей в чем-то схожи с краем, где они живут: издалека горы прекрасны и величественны, но, когда может произойти обвал, кто знает?..

…Что? были ль обвалы на Крестовой? – спросил он извозчика.
– Не было, господин, – отвечал осетин-извозчик, – а висит много, много.
И все же несомненно, что Лермонтов любил этот край, поэтому так охотно переносил действие многих своих произведений на Кавказ. “Славное место эта долина! – восклицает автор в “Герое нашего времени”, описывая Койшаурскую долину. У нас нет причин сомневаться в искренности Лермонтова, восхищающегося Кавказом, ведь он сам в стихотворении “Кавказ” признается: “Люблю я Кавказ”.

lit.ukrtvory.ru

Исследовательская работа на тему «Роль Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова»

МОБУ «Есеновичская СОШ»

Творчество М.Ю. Лермонтова

Работу выполнили

ученики 9-го класса:

Ефимова Виктория, Шукурова Алина.

Научный руководитель:

Мешкова М.А.

учитель русского языка и литературы.

МОБУ «Есеновичская СОШ»

Вышневолоцкий р-н.

с. Есеновичи

ул. Первомайская д. 2

171133

2014год

Содержание:

Введение

Основная часть:

  1. Первые впечатления М. Ю. Лермонтова от Кавказа

  2. Творчество М. Ю. Лермонтова, посвященное теме Кавказа

Заключение

Использованная литература .

Выбор темы:

Произведения , написанные Михаилом Юрьевичем Лермонтовым на Кавказе

Цель работы:

Роль воспоминаний о Кавказе для творчества

Задачи:

1) Изучить творчество Михаила Юрьевича Лермонтова связанное с Кавказом

2) Сделать вывод о роли значимости впечатлений Кавказа в произведениях М.Ю.Лермонтова

Введение:

Михаилу Юрьевичу Лермонтову в истории русской литературы принадлежит особое и значительное место. Будучи продолжателем традиций А. С. Пушкина, поэт не стал его подражателем. Он нашел свои темы, мысли и настроения, которые в полной мере отразились в его прекрасной лирике.

На одном поэтическом вечере дагестанский поэт Расул Гамзатов воскликнул: «Две вершины украшают Кавказ: Эльбрус и Казбек. Но главная вершина – Лермонтов!»

Кавказ – одна из главных тем в творчестве поэта. На Кавказе он жил, воевал и погиб. Этот знаменитый край, его природа, жизнь горцев были поэтически воссозданы в стихах, поэмах, прозаических произведениях, в живописи М.Ю. Лермонтова.

Первые впечатления от Кавказа М.Ю.Лермонтова

Кавказ занимает исключительное место в жизни Лермонтова. «Юный

поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей лучшими,

благороднейшими впечатлениями его поэтическую душу». Впервые Михаил

Юрьевич Лермонтов побывал на Кавказе шестилетним ребенком, когда

бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила его на воды, чтобы

поправить здоровье внука. Уже первая поездка из далекого пензенского

имения Тарханы, несомненно, оставила отпечаток в детском сознании. Но

особенно большое значение в жизни Лермонтова имело посещение Кавказа в

1825 году, когда ему было около 11 лет.

Здесь встретил девочку лет 9-ти и в первый раз узнал чувство любви,

оставившее память на всю его жизнь. Пробуждение первого чувства

соединялось с острым восприятием тонкой душой поэта красот южной

природы. Вспоминая, через пять лет златокудрую девочку и Кавказские

горы, он записал в свою тетрадь: «Говорят, что ранняя страсть

означает душу, которая будет любить изящные искусства. Я думаю, что в

такой душе много музыки».

Творчество М. Ю. Лермонтова, посвященное теме Кавказа

В посвящении к поэме «Аул Бастунжи» поэт называет себя «сыном

Кавказа»:

От ранних лет кипит в моей крови

Твой жар и бурь твоих порыв мятежный;

На севере, в стране тебе чужой я сердцем твой,

Всегда и всюду твой!

Неудивительно, что именно экзотической, броской природой Кавказабыли порождены самые яркие впечатления детства поэта. Как пишет Лермонтов: «Синие горы Кавказа … вы взлелеяли детство мое, вы к небу меня приучили, и с той поры все мечтаю об вас, да о небе…».Пейзажи и дружеские встречи, рассказы об удали джигитов запечатлевались в его памяти. Впоследствии все это отпечаталось в твореньях поэта:

Приветствую тебя, Кавказ

седой!

Твоим горам я путник

не чужой.

Они меня в младенчестве

носили

И к небесам пустыни

Приучили…

Мотив любви к Кавказу проходит через всё творчество М. Ю.Лермонтова. Природа Кавказа таинственна и полна волшебства, с ней поэт стремится слиться, а вот с людьми, юный и мятежный, Лермонтов такой связи не находит, чувствует свою оторванность от их мира. Он любуется родной природой, не приукрашивая ее, а принимая такой, какая есть. Лермонтов славит Кавказ и устами своего героя Мцыри ,предпочитающего жизни в неволе три дня жизни на свободе.

Сияньем голубого дня

Упьюся я в последний раз.

Оттуда виден и Кавказ!

Быть может, он с своих высот

Привет прощальный мне пришлёт…

Природа прекрасна и бесконечна, человек же мал и ничтожен, недостоин того величия, которое окружает его. Лишь виды и красоты Кавказа оживляют дух лирического героя, внушают ему мысль, что среди этой первозданной, торжественной красоты и тишины должны быть и необыкновенные люди, достойные этого величия.

Люблю я цепи синих гор,

Когда, как южный метеор,

Ярка без света и красна

Всплывает из-за них луна,

Царица лучших дум певца

И лучший перл того венца,

Которым свод небес порой

Гордится, будто царь земной…

Лермонтов изображает природу Кавказа правдиво, без преувеличений. В стихотворении «Утро на Кавказе» он любовно описывает звезды, луну, облака; «дикой пеленой» вьется туман вокруг лесистых гор.

Вот на скале новорожденный луч

Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,

И розовый по речке и шатрам

Разлился блеск, и светит там и там.

Присущая Лермонтову мятежность, тревога звучит и в его пейзажной лирике, посвященной Кавказу. Он стремится «за стеной Кавказа» укрыться от «всевидящего глаза» и «все слышащих ушей» голубых мундиров, найти покой и справедливость. Но, к огромному своему сожалению, в ущельях искалах он видит все те же несчастья, которые встречал по всей стране:

Кавказ! далекая страна!

Жилище вольности простой!

И ты несчастьями полна

И окровавлена войной!..

Об исключительной значимости для творчества Лермонтова периода его пребывания в 1837 году в Пятигорске и Кисловодске лучше всего свидетельствует роман «Герой нашего времени», в котором нашли отражение пятигорские наблюдения поэта.

Один из самых известных портретов Лермонтова, где поэт изображен на фоне гор, в бурке, накинутой на куртку с кавказскими газырями. Через плечо, на ремне, перекинута черкесская шашка. Лицо – с огромными печально взволнованными глазами, и хотя черты неправильны – лицо прекрасное, вдохновенное. Замечательно в портрете то, что он гармонирует с нашим восприятием поэзии Лермонтова. И не менее замечательно, что Лермонтов написал портрет сам, написал акварелью, глядя на себя в зеркало, и автопортрет – одна из его лучших живописных работ.

Вывод:

По итогам нашей работы можно сделать вывод. Еще когда стремительно набирающий высоту поэтический дар юного Лермонтова делал первые шаги, Кавказ занимал видное место в его творческой палитре. С раннего детства и на всю жизнь «Синие горы Кавказа» станут для поэта священны. Всю жизнь он будет щедро, с восторгом и упоением дарить им свой удивительный талант.

Все его произведения отличает сочетание простоты и возвышенности, естественности и оригинальности.

Пробуждение первого чувства соединялось с острым восприятием тонкой душой поэта красот южной природы.

Лермонтовский Кавказ – это ощущение свободы, душевного спокойствия. В лирике Лермонтова Кавказ дает ощущение свободы, незыблемости мироздания. Как будто отдельно взятый человек вдохнул полной грудью воздух свободы… Особенно хорошо понимаешь это, глядя на картины Лермонтова.

Немного рождалось поэтов, которые бы так «слышали» мир и видели его так – динамично, объемно, красочно,- как Лермонтов.

Список используемой литературы:

Поисковый сервер Яндекс.

Поисковый сервер Google

http://lermontov.info/

http://lermontov.niv.ru/lermontov/bio/detstvo.htm

http://lermontov1814.narod.ru/duhrod.html

http://www.prokoni.ru/articles/?action=print&articles_id=125&section=7

infourok.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *