Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Крымская война причины и последствия кратко: Крымская война: причины, боевые действия, последствия

какие выводы Россия сделала после Крымской войны 1853—1856 годов — РТ на русском

9 сентября в России отмечается День памяти защитников Севастополя в Крымской войне 1853—1856 годов. Оборона города длилась 339 дней и стала символом мужества и героизма русских воинов. Однако неудачный в целом ход кампании вынудил Петербург подписать Парижское соглашение, которое лишило империю военного флота на Чёрном море. После поражения в Крыму были сделаны выводы — проведённые Александром II реформы позволили России создать по-настоящему современную армию.

Мировая закулиса

Поводом для войны стало столкновение интересов римско-католической и православной церквей. Обе претендовали на право распоряжаться христианскими святынями в районе Палестины, принадлежавшей тогда Османской империи. 

Формально правами на христианские реликвии и церковь Рождества Христова в Вифлееме обладала православная церковь, но под нажимом французов Турция передала их католикам. Протесты и угрозы России были отвергнуты, и император Николай I принял решение проучить «больного человека» (так он назвал Турцию).

В октябре 1853 года русские войска вошли в Дунайские княжества — Молдавию и Валахию, находившиеся в то время в вассальном подчинении османам. Однако к тому моменту Франция и Англия создали военную коалицию и заверили Стамбул в поддержке в случае нападения России.

Реальные причины Крымской войны заключались в накопившихся политических противоречиях России, Англии, Франции, Австрии в районе Чёрного моря и Балканского полуострова.

На фоне ослабления Османской империи Петербург стремился обрести контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. Западные державы прилагали усилия к сдерживанию геополитических амбиций России и потому оказывали туркам военную, материальную и политическую помощь.

Кроме того, экономические интересы Англии заключались в беспошлинной торговле, французский император Наполеон III был одержим идеей реванша за поражение от России в 1812 году, а Австрийская империя опасалась, что растущее влияние Петербурга на Балканах посеет среди подданных революционные настроения.

 

Как это было

Начальный период Крымской войны складывался для России относительно благоприятно. Русская армия, перейдя Дунай, смогла оттеснить турок от правого берега и осадить крепость Силистрию (май 1853 года). В Закавказье турецкое наступление было остановлено после победы императорских войск под Башкадыкларом 1 декабря 1853 года.

30 ноября 1853 года Османская империя потерпела сокрушительное поражение в Синопской бухте. Это было последнее крупное сражение парусных флотов. Руководил русскими судами будущий герой обороны Севастополя адмирал Павел Степанович Нахимов.

  • «Синопский бой», И.К. Айвазовский

Видя скорое поражение Османской империи, в марте 1854 года в войну вступили Англия и Франция. Австрийская монархия, которую спас Николай I, подавив венгерское восстание в 1848—1849 годах, выдвинула России ультиматум — оставить освобождённые от турок Дунайские княжества.

22 апреля 1854 года англо-французский флот обстрелял из 350 орудий Одессу, но высадить десант союзникам не удалось. Однако уже в сентябре Англия и Франция смогли высадиться в Крыму и нанести поражение русским войскам у реки Альмы. 17 октября началась осада Севастополя — главной черноморской бухты российского флота.

Противникам России удалось провести грандиозную по тем временам высадку десанта. На 350 кораблях, которые отправились в Евпаторию, находились 30 тыс. французов, 22 тыс. англичан и 7 тыс. турок. Были выгружены 134 полевых и 72 осадных орудия. При этом крымская группировка войск Российской империи составляла 51 тыс. человек при 108 орудиях.

Историки возлагают вину за фатальные просчёты в руководстве войсками и неумелые действия по деблокаде Севастополя на морского министра, светлейшего князя Александра Меншикова. Несмотря на итоги Альминского сражения, он был назначен главнокомандующим сухопутными и морскими силами в Крыму.

  • Репродукция картины И. М. Прянишникова «Адмирал Нахимов на севастопольском бастионе»

К концу сентября 1854 года гарнизон Севастополя насчитывал около 18 тыс. человек. Большая часть защитников были моряками. За оборону города отвечали адмирал Павел Нахимов и вице-адмирал Владимир Корнилов. Чтобы не допустить прорыва эскадры противника в бухту, было решено затопить старые корабли, а их орудиями пополнить береговую артиллерию.

К началу 1855 года русская армия смогла достичь численного преимущества в Крыму, однако нерешительность Меншикова позволила противнику нарастить группировку войск. Зимой под Севастополем были размещены до 120 тыс. военнослужащих неприятеля.

Главные усилия англо-французских войск были направлены на взятие Малахова кургана — ключевого пункта оборонительной линии Севастополя. В результате массированных бомбардировок и постоянных атак русские войска несли большие потери. 8 сентября 1855 года курган был захвачен французами.

  • «Бой на Малаховом кургане в Севастополе в 1855 году», Г.Ф. Шукаев

Крымская война закончилась подписанием 18 марта 1856 года Парижского мирного договора. Чёрное море объявлялось нейтральным в военном отношении, Россия должна была разрушить береговые укрепления и отказаться от права держать арсенал на побережье.

  • «Подписание Парижского мирного договора», Луи-Эдуард Дюбюф

Россия сохранила в своём составе Крым, но лишилась устья Дуная, южной части Бессарабии, захваченной в этой войне крепости Карс и права на покровительство Сербии, Молдавии и Валахии.

Потери России в войне составили 134 800 человек, совокупные потери Великобритании, Франции и Турции — 162 800 человек, из них 117 400 — потери западной коалиции.

 

Разбор полётов

Причины поражения русской армии не давали покоя как современникам, так и историкам. Принято считать, что главным фактором, помимо неумелого командования Меншикова, стала отсталость социально-политического и экономического строя Российской империи по сравнению с западными странами.

Также по теме

Тест RT: Что вы знаете о Севастополе?

233 года назад указом императрицы Екатерины II крымскому городу Ахтияр было дано название Севастополь, что с греческого переводится…

Если в России преимущественно применялся ручной труд приписных крестьян на мануфактурах, то пережившие индустриальную революцию Англия и Франция использовали в производстве станки и вольнонаёмный труд рабочих.

Более совершенный экономический уклад позволил западной коалиции создать передовой военно-промышленный комплекс и эффективно обеспечивать войска в Крыму всем необходимым.

Россия отставала по показателям оснащённости войск ключевыми для того времени видами вооружений. Так, основная масса русской пехоты и кавалерии была вооружена гладкоствольными кремнёвыми и ударными ружьями.

В середине XIX века ружьё заряжалось в 12 приёмов. Это был сложный процесс, который требовал от пехотинца определённых навыков. Скорострельность ударных ружей достигала 1,5 выстрела в минуту, максимальная скорострельность кремнёвых ружей — 1 выстрел.

Наибольшая дальность стрельбы при удовлетворительной меткости для гладкоствольных ружей составляла 300 шагов, но наиболее смертоносная дистанция в бою равнялась 150—100 шагам. Дальность стрельбы нарезных ружей (штуцеров), которыми были вооружены англичане и французы, достигала 1200 шагов.

Нарезные ружья в российской армии имелись, но в незначительном количестве. К началу войны штуцерами были оснащены лишь 4% от общего числа пехотинцев (во французской армии — более 30%, в английской — более 50%). Стоит отметить и недостаточную стрелковую подготовку русских солдат (для учений выделялось 10 патронов в год на человека).

Также по теме

Великий флотоводец: 215 лет со дня рождения адмирала Нахимова

5 июля 1802 года в селе Городок Смоленской губернии родился Павел Степанович Нахимов.

Он никогда не был женат, не писал мемуаров и не…

Кроме того, русскую армию подвела устаревшая тактика пехотного боя. Рассыпной строй англо-французской коалиции оказался эффективней сомкнутого строя русских. Командование русских войск во многом полагалось на преимущество в штыковой схватке. Но с появлением нарезного оружия и дальнобойной артиллерии прежнее значение штыкового боя было утрачено.

В Крымской войне у России было преимущество по совокупному количеству военнослужащих: русская армия численностью в 888 тыс. человек противостояла 97 тыс. англичан, 309 тыс. французов, 165 тыс. турок и 21 тыс. солдат Сардинии. Однако русские силы были сильно растянуты вдоль рубежей и поэтому осенью 1854 года не смогли остановить продвижение неприятеля в Крыму.

Тем не менее русские инженерные войска и артиллеристы были хорошо подготовлены к войне.

Английский военачальник Дэниел Лайсонс писал во время Крымской войны: «Если бы не их артиллерия, мы бы быстро очистили от них территорию, но в этой сфере они на голову выше».

 

Путь реформ

Главным недостатком императорской армии была устаревшая к середине XIX века система рекрутских наборов. С петровских времён крестьян забирали в солдаты на 25 лет. Такая система комплектования была тесно связана с сохранявшимся в стране крепостным правом и потеряла преимущество с бурным развитием в Европе капиталистических отношений.

Также по теме

Символ единства: памятник Примирения установят в Севастополе к столетию революции

Памятник Примирения, символизирующий единение воевавших в Гражданской войне сторон, будет установлен в Севастополе, а не в Керчи, как…

Крымская война выявила огромные недостатки в армии и социально-экономическом строе. Поражение от западных держав стало катализатором дальнейших преобразований, проведённых Александром II. Писатель Александр Герцен отмечал, что неудача в войне «отвалила камень от гроба России».

С 1861 по 1881 год параллельно с важнейшими социально-экономическими преобразованиями военный министр Дмитрий Милютин провёл реформы, которые радикально изменили облик русской армии.

В 1864 году Россия была разделена на несколько военных округов, управление которыми осуществлялось местными органами, однако все они подчинялись военному министру. Это позволило избежать многих трудностей в управлении армией и сделать систему управления более организованной.

Ключевым событием военной реформы стал выпуск манифеста «О введении всеобщей воинской повинности» и Устава о воинской повинности 1 января 1874 года. Манифест провозглашал переход от рекрутского набора в армии к всеобщей повинности вне зависимости от сословия.

Служба в армии ограничивалась шестью годами для всего мужского населения старше 20 лет. Это позволило создать более обширную по социальному составу армию и сформировать необходимый на случай войны резерв. Кроме того, армия превратилась в потенциальный социальный лифт для представителей низших сословий, включая крестьян.

Милютин отменил практику телесных наказаний, ввёл состязательные военные суды и создал военную прокуратуру. Развитие промышленности помогло осуществить полноценное перевооружение современными образцами стрелкового оружия и военной техники.

«Репетиция будущих мировых войн»

Научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков назвал Крымскую войну «репетицией будущих мировых войн». По его мнению, неудачный ход кампании в Крыму выявил многие недостатки в российской действительности, и руководство империи сделало абсолютно правильные выводы, создав новый фундамент для развития армии.

«Хочется отметить, что героическая оборона Севастополя и мужество его защитников не были напрасными. Потери англо-французской коалиции были столь велики, что дальнейшее ведение боевых действий могло стать невозможным в силу несопоставимости по отношению к потенциальной выгоде от такой войны», — отметил в комментарии RT Мягков.

Благодаря храбрости защитников Севастополя были смягчены условия Парижского мира, подчеркнул эксперт, и Россия не понесла существенных территориальных потерь, хоть и утратила контроль над Чёрным морем и балканскими странами.

«По итогам войны были сделаны жёсткие выводы, послужившие началом для последующих реформ и отмены крепостного права», — резюмировал Мягков.

Россия против всех – DW – 16.04.2014

Фото: picture-alliance/akg-images

Ефим Шуман

16 апреля 2014 г.

Крымская война 1853-1856 годов осталась в коллективной памяти современной России разве что благодаря «Севастопольским рассказам» Толстого. Но сейчас она снова вызывает интерес.

https://p.dw.com/p/1BiOo

Реклама

Название книги Орландо Файджеса поначалу сбивает с толку. «Крымская война» — это понятно, но дальше оно звучит так: «Последний крестовый поход». Крестовый поход? Кого против кого? И только по ходу документального повествования, в котором факты и анализ событий искусно перемешаны с живыми свидетельствами современников, узнаешь, что британский историк намеренно выбрал столь парадоксально и провокационно звучащий подзаголовок.

Христианско-мусульманский альянс

Хорошо известно, что исходной причиной Крымской или, как ее еще называют, Восточной войны 1853-1856 годов между Россией с одной стороны и Англией, Францией, Османской империей и Сардинским королевством — с другой, были претензии российского императора Николая I на контроль над святыми местами в Палестине (храмом Рождества Христова в Вифлееме и церковью Гроба Господня в Иерусалиме), а также на то, чтобы стать, так сказать, официальным патроном православных верующих Османской империи. То есть, выходит, имеется в виду «последний крестовый поход» Николая на Иерусалим и Константинополь, который Николай I называл не иначе, как Царьградом, религиозную войну православного самодержца против турок-мусульман, французских католиков и англиканской церкви?

Однако все не так просто. Орландо Файджес обращает внимание читателей на то, что «крестоносцами» Крымской войны (если вкладывать в это понятие не только религиозный смысл) были не только русские. Антироссийские настроения были типичны для Великобритании того времени. Они еще больше усилились после того, как Россия в начале 1853 года оккупировала подчиненные турецкому султану дунайские княжества Молдавию и Валахию, считая, что раздираемое внутренними противоречиями османское государство сопротивляться не сможет, а Запад слишком слаб, чтобы решиться на войну. Но неожиданный для России христианско-мусульманский альянс все же состоялся, и в либеральной, буржуазной, вступившей в эпоху промышленной революции Британии Крымскую кампанию понимали (цитирую Файджеса) как «крестовый поход в защиту свободы и европейской культуры от деспотичной и варварской России», как борьбу с антилиберальным и антидемократическим агрессором.

Согласимся, что основания для такой позиции были. По сравнению с николаевской Россией с ее абсолютной монархией, крепостным правом, цензурным гнетом и Третьим отделением даже Османская империя выглядела толерантной. Султан жестоко подавлял славян, но Николай I, претендовавший на роль защитника всех православных народов, держал в рабстве свой собственный народ и заливал кровью восстания в Польше и Венгрии. И не случайно замечательный русский поэт Федор Тютчев позже напишет на него такую эпитафию, больше похожую на суровый приговор:

«Не Богу ты служил и не России,
Служил лишь суете своей,
И все дела твои, и добрые и злые, —
Все было ложь в тебе, все призраки пустые:
Ты был не царь, а лицедей».

В политической лживости, которая втянула Россию в Крымскую войну, обвинял Николая I и известный славянофил Константин Леонтьев, в свое время ушедший на Крымскую войну добровольцем: «Война… разгорелась не из-за политической свободы единоплеменников наших, а из-за требований преобладания России… Государь считал себя вправе… потом уже, по своему усмотрению, сделать для единоверцев то, что заблагорассудится нам, а не то, что они пожелают для себя сами».

Обложка книгиФото: Berlin Verlag

Подобные цитаты вольно или невольно соотносишь с сегодняшними событиями в Крыму и Восточной Украине. Разумеется, Файджес прекрасно это понимает. Он специализируется на советской и российской истории. Самая известная его книга — «Шепчущие: частная жизнь в сталинской России». Как и в случае с «Шепчущими», Файджес использовал в работе над «Крымской войной» множество новых, практически неизвестных архивных источников — российских, английских, французских, турецких… Но он не просто анализирует события более чем полуторавековой давности, он вглядывается и в день сегодняшний.

Благо позорного поражения

Не проводя прямых исторических параллелей, которые всегда достаточно условны, Орландо Файджес делает основной упор не на ход боевых действий, которые шли, кстати говоря, не только в Крыму, а на религиозные, национальные, геополитические причины войны 1853-1856 годов и на ее последствия. Русские, героически оборонявшие Севастополь, все же были вынуждены, в конце концов, оставить его. Ни «покровительства» 10 миллионам православных подданных султана, ни контроля над святыми местами Палестины, ни выхода к проливам, о которых мечтал царь Николай, Россия не получила. Она ушла из Молдавии и Валахии, потеряла низовья Дуная и была вынуждена согласиться на «нейтрализацию» Черного моря (в частности, России запрещалось иметь там военный флот и строить военные укрепления).

Крымская война выявила безнадежное отставание Российской империи по сравнению с западноевропейскими противниками не только в военной области, но и в промышленности, технике, структурах государственного управления. И дело было не только в самоуверенном деспоте. В первой половине XIX века в России чудовищно вырос бюрократический аппарат (в четыре раза!), а вместе с ним — взяточничество и казнокрадство. Желание контролировать все привело к отсутствию инициативы, официальная ложь — к самообману. Поражение было тем болезненней, чем больше было амбиций и надувания щек в преддверии войны. И даже героизм защитников Севастополя здесь ничего не мог изменить.

Роберт Гибб. «Тонкая красная линия», 1881. Отбивая атаку русской кавалерии под Балаклавой, командир шотландского полка поставил своих солдат в шеренгу по два, а не по четыре, как было принято, и отбил атаку. Выражение «тонкая красная линия» означает в английском языке последнюю линию обороны.Фото: public domain

Позорный провал в Крымской войне был фактом, который не могли не признать и правители России. Реформы 1860-х годов — в частности, отмена крепостного права и судебная реформа — произошли бы, по убеждению британского историка, гораздо позже, если бы не поражение России. После него модернизация страны пошла, что называется, семимильными шагами.

Но считать это поражение только лишь благом для страны было бы слишком односторонне. Оно на долгие десятилетия усилило антизападные тенденции в России, подчеркивает британский историк. И, с другой стороны, антироссийские настроения на западе континента. Пропасть между либеральной Европой и ее самодержавным, консервативным соседом стала глубже. Она не преодолена и сегодня.

Orlando Figes
«Der Krimkrieg. Der letzte Kreuzzug»
Berlin Verlag

Обсудить статью в Facebook

Написать в редакцию

Реклама

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Пропустить раздел Близкие темы

Близкие темы

Геноцид армян в Османской империиПропустить раздел Топ-тема

1 стр. из 3

Пропустить раздел Другие публикации DW

На главную страницу

Причины и последствия поражения России в Крымской войне. | Оскар Пайк

Дипломатия

Поражение России в Крымской войне было вызвано рядом причин. Причины были как дипломатическими, так и стратегическими. Возможно, дипломатические промахи затмевают стратегические. Мы оценим их по очереди.

Европейцы XIX века воспринимали Российскую империю не очень лестно. Российская империя неизменно изображалась властной, слишком грубой для хитросплетений 19 века.дипломатия ХХ века. У кого-то может возникнуть соблазн отбросить этот образ России как клише. Но в большинстве тропов есть зерно истины, и, к сожалению, России не хватало набора дипломатических навыков, необходимых для европейской дипломатии XIX века.

Большинство ошибок Николай I совершил еще до начала войны. Величайшей из этих ошибок было отчуждение всех потенциальных союзников. Если мы хотим выяснить причины поражения России, мы должны изучить неспособность России установить хорошие отношения с Великобританией. Их неспособность сделать это привела к потере союзника, на которого они рассчитывали.

9 февраля 1852 года Порта согласилась выполнить обещание 1740 года о том, что Франция обладает «суверенной властью» в Святых местах. Это не было мирным сотрудничеством. Наполеон принудил султана к власти, продемонстрировав грубую силу, к раздражению Британии и неукротимой ярости Николая I. Управление святыми местами долгое время было русским политическим императивом. И холоп, и царь охотно погибли бы, чтобы сохранить эту привилегию. Для Наполеона III претендовать на управление было в значительной степени формальным. Его основной мотивацией было снискать расположение влиятельных французских католиков. Это обеспечило бы большинство, несмотря на то, что он распустил его парламент. Бездуховные мотивы Наполеона приводили в ярость искренне набожного Николая I, который был более чем готов пойти на войну, чтобы получить опекунство. Наполеон III, в меньшей степени. Скорее, Наполеон III объявил войну по геополитическим соображениям. Как и Великобритания, Франция опасалась, что Россия бросится заполнять вакуум распадающейся Османской империи. Это нарушило бы баланс сил в Европе. Словом, святые места стали символом еще большего разделения. Наполеон III вел войну не за Бога, а за власть. Сцена выглядела готовой к стычке.

Но крымская пороховая бочка никак не могла загореться. Провозглашение Францией суверенитета никоим образом не было окончательным и все еще могло быть обратимо мирным путем. Если это необратимо, может быть достигнут некоторый компромисс. Это означает, что эскалация конфликта была ненужной. Потребовалась бы серия впечатляющих дипломатических ошибок, чтобы обострить ситуацию. К сожалению, такие промахи охотно допустили Николай I и его печально известный эмиссар Меншиков.

Первой ошибкой Николая было исключение возможности союза с Британией. Он сделал это, неверно истолковав позицию Великобритании в конфликте. Николас решил, что имеет дело с в корне антифранцузской державой. Более того, Николай полагал, что имеет дело с пророссийской силой. Это было не совсем безосновательно. Во время своего визита в Лондон в 1844 году Николай I встретился с графом Абердинским. В то время Абердин был открыто настроен против Франции и дружелюбно относился к России. Когда Абердин стал премьер-министром, Николай I был вне себя от радости — и не зря. Вскоре Николай сделал ставку на то, что Абердин будет проводить антифранцузскую политику, которую он отстаивал в 1844 году. К несчастью для Николая I, кабинет министров Абердина был сильно разделен. Поскольку он был разделен на профранцузскую и пророссийскую фракции, он не мог заручиться достаточной поддержкой своей политики. По мере того как Британия все больше отдалялась от России, Николай укреплялся в своем убеждении, что такого отчуждения не существует. Убежденный, что Британия одобряет его дело, Николай I ошибочно полагал, что может быть даже более властным, чем обычно. Николай I применил свое «своеволие при безнаказанности» в отношениях с Портой, фактически терроризируя султана, заставив его отменить французский договор об опеке. Все это время он предполагал поддержку Великобритании. Нессельроде, звездный дипломат Николаса, сказал Николасу, что такие предположения могут быть фатальными. Он подчеркнул, что Великобритания никогда не будет брать на себя жесткие политические решения. Он сообщил Николаю I, что Великобритания является реактивной державой в своих действиях. Далее он сказал Николасу, что британский парламент не согласится на безоговорочное обязательство перед Россией.

Николасу стоило бы послушать Нессельроде. Очень искусный дипломат, Нессельроде продемонстрировал почти токвилевские способности к прогнозированию. Он предсказал, что Россия «столкнется со всем миром одна, без союзников». Это стало, конечно, отличительной чертой Крымской войны в целом.

Подводя итоги, можно сказать, что решение Николая было не на одном уровне с его дипломатами. Однако Николас мог ошибиться в своих суждениях; в конце концов, он считал, что Британия поддержит его, если дела пойдут плохо. Однако еще одна ошибка со стороны Николая привела бы к полному отчуждению от Британии. Когда Франция и Порта оказались более несговорчивыми, чем когда-либо, Николай заменил своих дипломатов в Тегеране дипломатами, свободно говорящими на бенгальском языке. Это была дипломатическая катастрофа. Неудивительно, что это подпитывало британский страх перед тем, что Россия бросит вызов британскому сюзеренитету в Индии. Опасения Британии усугублялись расшифровками бесед Сеймура с царем. В то время британская внешняя политика была ориентирована на поддержку Османской империи. Николай I, напротив, был не прочь ускорить его кончину. Сеймур с тревогой сообщил, что Николай I тепло говорил о надвигающемся крахе Османской империи. Это привело к тому, что Николас еще больше расходился с британской политикой. Однако этого было недостаточно, чтобы зажечь крымскую пороховую бочку. Этого, как известно, добился Меншиков.

Нессельроде посоветовал Николаю I не выбирать Меншикова своим посланником для миссии в Порту. Николай I не внял его совету. Николаю нужен был «военный человек», способный показать, что Россия, выражаясь современным языком, «имеет серьезные намерения». Меншиков быстро претворил это в жизнь. Прибыв в Порту, он тут же отменил пышные банкеты и приемы, устроенные в его пользу. Видимо, прием должен быть организован на «его условиях». Полковник Хью Роуз, демонстрируя британское преуменьшение перед лицом серьезной катастрофы, назвал инцидент «неблагоприятным».

Здесь Николай I и Нессельроде перешли в дипломатическое наступление. На встречах с Сеймуром (которые с каждым днем ​​становились все более частыми) Николай утверждал, что у России нет желания расширяться, говоря, что его империя уже «такая обширная, такая счастливая во всех отношениях».

Русско-британская напряженность нарастала очень быстро, сея все большие разногласия. Оглядываясь назад, мы можем возложить большую часть вины на политических карьеристов. В то время немало британских политиков воспользовались паникерством по отношению к России, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Среди них был лорд Дадли Стюарт. Великий мыслитель-либертарианец Ричард Кобден, у которого было мало терпения по отношению к поджигателям войны, не стеснялся в выражениях:

«Мы приписываем известному пылу настроений лорда Стюарта по отношению к России и Польше то обстоятельство, что в течение двух недель, которые он, должно быть, потратил на сбор дат нескольких договоров, по которым прежняя империя вырвала свои владения из соседних штатов, ему ни разу не пришла в голову мысль — мысль, которая пришла бы в голову почти любому другому здравомыслящему человеку, хладнокровно принявшемуся за обсуждение этого предмета, — что за последние сто лет Англия квадратных лиг территории, присоединенной к России силой, насилием или обманом, присвоила себе три. Таково было бы размышление, мелькнувшее в уме государственного деятеля, сидевшего, беспристрастно , чтобы исследовать тему российской политики». Признание Британией предполагаемого договора Меншикова с каждым днем ​​казалось все менее вероятным. Несмотря на свою общую некомпетентность, Меншиков выступил посредником в таком договоре (компромиссе), отменяющем суверенитет Франции над Святыми местами. Однако любой договор, который расширял бы прерогативы России на любом театре мира, все чаще воспринимался как неприемлемый.

Итак, все было готово. Что, наконец, зажгло пороховую бочку, так это повторное назначение Абердином Стратфорда Каннинга послом Османской империи. Каннинг был антироссийским оплотом, решившим заблокировать любой договор между Россией и Османской империей. По прибытии он убедил Порту отвергнуть последний договор Меншикова, по которому суверенитет над святыми местами уступался царю. В результате суверенитет над Святой Землей останется в руках Франции.

Неудивительно, что Николай I был в ярости. Он направил войска в Молдавию и Дунайские княжества, сделав войну свершившимся фактом.

Однако это не положило конец промахам, которые привели его сюда. Как мы уже видели, возможно, самой большой ошибкой Николая I было неправильное понимание Британии. Это оставило Николая одного в мире, исполнив пророчество Нессельроде. Но Николай нашел утешение. По крайней мере, размышлял он, Австрия придет на помощь России. Все остальное было бы предательством. К сожалению, Николай также неверно истолковал намерения Австрии. Австрия не только не предлагала помощи — она неоднократно шантажировала Россию угрозами присоединения к союзникам.

На протяжении всей истории России ее численное преимущество порождало высокомерие. Крымская война не стала исключением. В результате Николай упустил из виду, что Россия находилась в явно невыгодном положении. Россия не имела целостной системы транспорта и связи. Железные дороги либо были плохими, либо их не было вовсе. Связь прервалась, и батальоны остались без инструкций. Из одного миллиона человек генералы разместили 50 000 солдат на переднем крае военных действий. Остальные были отправлены в Польшу для борьбы с восстаниями и предполагаемыми вторжениями из Австрии, а также для защиты обширной границы России. В противном случае их перебрасывали в Санкт-Петербург для обеспечения политической стабильности. Большим войскам было поручено подавить крестьянские восстания внутри страны.

Когда военные расходы резко возросли, новые напечатанные рубли вызвали рост валюты, вызвав крестьянские восстания. Чтобы предотвратить их, солдат пришлось перенаправить с передовой во внутренние районы. Солдатам выдали устаревшие мушкеты, склонные к осечкам. Когда они не давали осечек, они не могли конкурировать с тройной дальностью британского вооружения. Солдаты страдали от инфекционных заболеваний, таких как холера, иногда за одну ночь погибало до четверти батальона. Проливной ливень растворил крымские степи в кашу предательской грязи. Когда дороги исчезли, линии снабжения с визгом остановились. Те, что остались в эксплуатации, доставляли припасы со скоростью 1,5 мили в час. Высшее командование сообщило генералам, что скоро из США прибудет современное вооружение. Американские винтовки не поступали до окончания войны.

Австрийское «предательство» сыграло ключевую роль в поражении России. В сочетании с потерей Британии это сделало Россию беспомощной перед лицом врагов. Австрия неоднократно шантажировала Россию угрозами присоединения к союзникам. Именно эти эпизоды шантажа вынудили Россию согласиться на (предварительные) условия мира 1 февраля 1856 г., осознав свое поражение.

Поражение России в Крымской войне вызвало национальную переоценку. Все внимание было обращено на причины логистических катастроф, понесенных в ходе войны: неразвитая железнодорожная система (существовала только одна железнодорожная линия между Санкт-Петербургом и Москвой), громоздкая цепочка командования и коррупция в обществе, и это лишь некоторые из них. И граждане, и бюрократы согласились, что это недопустимо. По этой причине послевоенная Россия оказалась очень благодатной почвой для реформ. Война дискредитировала существующую политическую систему. Его осуждали за некомпетентность и ненужное затягивание войны. Это вновь обретенное стремление к реформам олицетворял Александр II. Дебютировав в качестве царя в 1855 году весьма неудачно, вскоре его провозгласили Великим Освободителем. До Парижского договора 1856 г. Александра II обычно считали нерешительным и застенчивым человеком, лишенным амбиций. Ситуация изменилась с поражением России. Теперь Александр II решил реформировать свою бюрократию. У руля раздираемой войной нации он пытался вдохнуть жизнь в коррумпированную бюрократию и самым честолюбивым образом занимался освобождением крепостных и земской реформой.

Русская бюрократия славилась своей запутанностью. На него сильно повлияла неустойчивая по своей сути система Королевского совета Людовика XIV и Людовика XVI. Как утверждает Токвиль в своей основополагающей работе «Старый режим и революция», эта система была непрактична до такой степени, что могла вызвать вооруженную революцию. Подобно дореволюционной Франции, Россию до 1861 г. окружали ее пороки. Хотя французская и российская системы, безусловно, не были идентичными, они были достаточно похожи, чтобы их можно было сравнить. По самой своей сути это была система децентрализованный сбор информации и централизованная обработка информации . В случае с Россией государственным геодезистам было приказано отправляться в «миссии по установлению фактов» и сообщать о своих выводах вышестоящему офицеру. Это, что совершенно неудивительно, привело к тому, что в кабинетах высших чиновников скопились горы бесполезной информации. По словам бюрократов, стремящихся снять с себя ответственность, они передают ее по служебной цепочке и надеются на лучшее. Следующий бюрократ в очереди хотел сделать то же самое, и так далее и тому подобное. Эта система означала, что правительственные чиновники часто действовали на основе устаревшей информации, к большому огорчению провинций, затронутых такими действиями.

Чтобы исправить это, Александр II учредил земство. Земство было небольшим самоуправляемым государством, призванным дополнить мир и волость . Земство локализовало сбор информации и политические решения вместо того, чтобы заваливать центральные узлы власти бесполезной информацией. Это означало принятие более обоснованных политических решений на местном уровне без потенциально пагубной задержки со стороны центрального правительства.

Этот знаменательный сдвиг в управлении частично можно объяснить поражением России в Крымской войне. Поражение подорвало сцементированные иерархии на время, достаточное для того, чтобы полностью их искоренить. Другим примером искоренения является, конечно, Эдикт об освобождении 1861 года. Эмансипация в значительной степени вывела Россию из интернационального холода. Русский институт крепостничества традиционно отчуждал Россию от остальной Европы как непоправимо отсталую нацию. После освобождения Россия стала пользоваться большим уважением в международном сообществе. Это тоже было во многом следствием поражения России в Крымской войне.

Причин поражения русских было много. Принципиальной ошибкой было неустанное стремление Николая I оттолкнуть от себя всех потенциальных союзников. Во-первых, он оттолкнул Британию. Он фатально неверно истолковал свою позицию в конфликте. В результате он считал, что может играть с Портой «жестко». Пытаясь сделать это, он послал Меньшикова — бродячая дипломатическая катастрофа. Иными словами, самые большие ошибки были совершены до начала военных действий.

Но, как мы видели, у поражения была и положительная сторона. Оно оставило надпись на стене; нынешняя политическая система была неустойчивой. Это вызвало реформу местного самоуправления, вооруженных сил и, что наиболее известно, Эдикт об освобождении.

Библиография

Кобден, Р.

Политические сочинения Ричарда Кобдена , 1, (Индианаполис: Интернет-библиотека свободы)

Ройл, Т.

8

Крымская война 5 Великая Крымская война 8–8 90
(Macmillan, 2006)

Крымская война: факты, которые необходимо знать

Доктор Дэвид Мерфи, преподаватель Национального университета Ирландии в Мейнуте, поделится с вами некоторыми важными фактами о том, почему, когда и где случилась Крымская война. ..

В: Что такое Крымская война и когда она велась?

A: Союз Британии, Франции, Турции и Сардинии воевал против России. Он разразился в октябре 1853 г., хотя Великобритания и Франция были вовлечены только в 1854 г., и закончился в феврале 1856 г.

В: Почему он разразился?

A: Короче говоря, Россия расширялась в Дунайский регион – Румыния сегодня. Это было под контролем Турции. Поэтому Турция и Россия вступили в войну в 1853 году, а в следующем году в нее вмешались Великобритания и Франция, опасавшиеся российской экспансии.

Британии и Франции не понравилось, что Россия продвинулась в Дунайский регион. Они опасались, что Россия продолжит наступление и в конце концов войдет в Британскую Индию через Афганистан.

Религиозные противоречия также сыграли свою роль. Россия поставила вопрос о том, что самые святые места в христианстве – Иерусалим, Вифлеем и т. д. – находились под контролем Турции.

  • Что такое Тонкая красная линия и какое отношение она имеет к Британской империи?

В: Где велась война?

A: Велась на Крымском полуострове, а также на Черном море. Предполагалось, что она разыграется в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии), но успешные турецкие военные действия и политическое давление со стороны Великобритании, Франции и Австрии вынудили Россию уйти.

Новой целью для Франции и Великобритании стала российская военно-морская база в Севастополе — они хотели уничтожить российскую военно-морскую мощь в Черном море.

Было три основных сражения: сражение на Альме 20 сентября 1854 г., сражение под Балаклавой 24 октября и крупная атака русских у Инкермана в ноябре.

Иллюстрация атаки легкой бригады под Балаклавой во время Крымской войны. (Фото предоставлено Time Life Pictures/Mansell/The LIFE Picture Collection/Getty Images)

После битвы на реке Альма город был осажден британскими, французскими, а затем и сардинскими войсками. Русские вышли в октябре и ноябре и попытались оттеснить союзников. Но они не были решающими, и осада затянулась до сентября 1855 г.

Это была окопная война, когда британские и французские войска пытались прорваться на определенные позиции русских. Были тяжелые потери. Было убито более 200 000 человек. То есть для всех армий, включая русские.

  • Атака легкой бригады: кто оплошал в Долине Смерти

В: Как закончилась война?

A: В сентябре 1855 года русские покинули Севастополь после штурма французскими войсками жизненно важного Малаховского бастиона. Словом, Россия уступила, и началось движение к мирным переговорам. Парижский мирный договор был подписан 30 марта 1856 г.

В: Каковы итоги войны?

A: Согласно договору, российская военно-морская база должна была быть уничтожена, чтобы уменьшить российскую мощь в Черном море, но этого не произошло. Великобритания и Франция вскоре уже не были достаточно сильны, чтобы это произошло, и между ними возникло растущее напряжение.

Но не все проблемы ушли. Турция и Россия снова вступили в войну в 1877 году, но на этот раз Великобритания и Франция остались в стороне.

В: Были предположения, что Крымская война была одной из первых «современных» войн.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *