Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Культура русского и коренного народов: ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА НАРОДОВ РОССИИ • Большая российская энциклопедия

Жизнь и быт коренных народов России : Новости : ВСЕ МЫ

07.08.2020

9 августа весь мир отмечает День коренных народов мира. В России насчитывается несколько десятков коренных народов. Большинство из них проживает в Сибири, на Севере и на Дальнем Востоке. Несмотря на то, что быт многих народов уже почти не отличается от привычного нам, они по сей день сохранили свой традиционный уклад, их обычаи передаются из поколения в поколение.
Один из самых малочисленных народов в России живет на Северном Кавказе. Чамалалы, или чамалинцы проживают в Дагестане и Чечне. В начале XX века их насчитывалось 3438 человек. Со временем осталось всего 24 чамалала, согласно переписи населения 2010 года. Чамалинцы исповедуют ислам, на протяжении долгого времени в народе почитали духов гор, верили в магию и шаманизм. Культура этого народа отмечается богатейшим песенным фольклором. Основные музыкальные инструменты чамалинцев – дудка зурна, название которой переводится как «праздничная флейта», бубен и пандур, струны которого изготавливают из кишок животных.


Шапсуги – народ, который на Кавказе имел репутацию «непобедимого», сейчас проживает в Адыгее и на побережье Чёрного моря в Краснодарском крае. Их численность – 4 тысячи человек. Своё название они получили по имени трёх древнейших родов, живших в долине реки Шапсухо. Число членов семьи у шапсугов могло достигать ста человек. Шапсуги активно противостояли русским войскам во время Кавказской войны (1817-1864). Знаменитый «лев черкесов» Шеретлук Казбич, этнический шапсуг, послужил Михаилу Лермонтову прообразом Казбича в повести «Бэла». После окончательной победы русских войск в Кавказской войне, шапсуги спешно стали покидать родину и отправились в Турцию. По разным данным, мигрировали от 150 до 300 тыс. человек. И шапсугов в России осталось лишь не более 4 тысяч.
Телеуты – коренной народ Кемеровской области. На сегодняшний день их насчитывается около 2 тысяч человек. Древняя традиция телеутов, когда гости встречают друг друга песней, забыта. Тем не менее, сохранилась чайная церемония.
Телеуты особо почитают чай на таёжных травах, готовят свои национальные блюда. Они славятся также своими деревянными куклами-оберегами. Их лица тщательно вырезают, причём этим ритуалом занимается специальный человек. Раньше с куклами проводились целые обряды. Есть у этого народа своё «место силы» — гора Шаанту, или Звенящая гора в деревне Шанда. По легендам, здесь живут духи их предков. Телеуты верят, что на горе сосредоточена сильнейшая энергия. Сейчас их быт практически не отличается от нашего.
В Ленинградской области проживает три коренных народа. В первую очередь, связано это с историческими особенностями и географическим положением региона. Представители коренных меньшинств обитали здесь ещё задолго до появления Петербурга на карте мира. Все они относятся к финно-угорской группе, включающую в себя такие народы, как ижорцы (169 человек), вепсы (1380), водь (33). Последние упоминаются в древнерусских летописях с 1069 года. Вепсов, которые до установления советской власти именовались чудью, в 1937 году коснулся сталинский террор.
Под запретом оказалась любая деятельность, связанная с их культурой, закрылись школы, прекратилось издание книг и учебников. На вепсов обрушились репрессии. В 2006 году их внесли в Перечень коренных малочисленных народов.
А спустя три года и язык вепсов ЮНЕСКО отнесла к исчезающим. Язык ижорцев постигла та же участь. Кроме того, существует и другая проблема – в районах, где проживают последние представители ижорского народа, активно строят порты и промышленные зоны.
В Республике Хакасия и на территории Красноярского края проживают хакасы, численность которых по последней переписи насчитывает приблизительно 74 тыс. человек. Издревле они разводили крупный рогатый скот, лошадей и овец и прозвали себя «трёхстадным народом». Традиционный уклад жизни хакасов был утрачен в 1930-е годы во время коллективизации.
ЮНЕСКО отнесла хакасский язык к разряду исчезающих — фактически коренной народ почти не общается на родном языке, его вытеснил русский. Другая проблема – растущий процент убыли населения. Зачастую хакасы предпочитают уезжать из Сибири в Центральную Россию или за границу.
Представители народа манси, которые живут в Пермском крае, в Свердловской области и в Ханты-Мансийском автономном округе, прославились на всю страну. Например, Руслан Проводников – чемпион мира по боксу. Поэт Юван Шесталов при Брежневе выпустил свою «Языческую поэму», эпос народов манси. Произведение было удостоено Государственной премии РСФСР. Художник и один из основоположников абстракционизма Василий Кандинский также имеет корни манси. Его прабабушка была тунгусской княжной Гантимуровой, а отец был представителем древнего забайкальского рода Кандинских, выводящих себя из фамилии князей мансийского Кондинского княжества. Однако при всем при этом все меньше представителей этого народа знают родной, мансийский язык. На 2010 год говорящих на нём людей осталось менее тысячи, все чаще манси переходят на русский.
Сейчас численность манси — более 12 тысяч человек. Этнос сформировался из-за слияния угорских и местных племён Урала. Это породило своеобразное соединение культур таёжных охотников и рыболовов и степных кочевников-скотоводов. Подобное культурное слияние сохраняется вплоть до сегодняшнего дня.
  До 1931 года эвенков, населяющих Забайкалье, именовали тунгусами. Эвенки относятся к малым коренным народам Сибири и Дальнего Востока. Численность населения эвенков по последним данным составляет более 38 тысяч человек. Старшее поколение традиционно занимается охотой и оленеводством.
Вплоть до XIX века охотники использовали лук и стрелы. Однако молодёжь уже теряет интерес к промыслам предков. Но эвенкам удалось сохранить свою самобытную культуру. Представители этого народа убеждены, что честность — их отличительная черта. Например, у эвенков-кочевников есть традиция: если нашли какую-то чужую вещь на таёжной тропе, обязательно найдут хозяина и отдадут ему. Интересно то, что известные географические названия – Енисей, Чита, Лена, Сахалин – русские первопроходцы заимствовали у эвенков.
Нанайцы, которых сейчас насчитывается 12 тысяч человек, живут преимущественно в Хабаровском крае на Амуре. Небольшие группы имеются на Сахалине и в Приморском крае. Старое название нанайцев — гольды. Гольдами до сих пор называет себя часть нанайцев старшего поколения, особенно в некоторых районах Приморья.
Огромную роль в жизни нанайцев играло рыболовство. Настолько большую, что целых пять месяцев в хозяйственном календаре нанайцев именуются названиями рыб. До прихода русских землепроходцев в середине XVII века нанайцы занимались традиционными промыслами, изготавливали обувь и одежду из рыбьей кожи, конопли и крапивы. Отличительной особенностью нанайцев был халат, скроенный по типу китайского кимоно. На сегодняшний день традиционные промыслы продолжают развиваться, но уже в рыболовецких артелях.
Как и рыболовы-нанайцы, к северным народам относятся эскимосы и чукчи. Эскимосов в России насчитывается, по данным последней переписи, 1738 человек.
Живут они в близком соседстве с чукчами на восточном побережье Чукотки и на острове Врангеля. Эскимосы называют себя «юк», что в переводе означает «человек». Занимаются они морской охотой и оленеводством. В каждой деревне есть свой шаман, который для эскимосов является посредником между миром духов и миром людей.
На весь мир известен так называемый «эскимосский поцелуй». Для них это выражение привязанности и нежности. Западная культура заимствовала у эскимосов этот жест. Очень самобытна кухня эскимосов, которая ярко указывает на промыслы этого народа. В блюдах эскимосов часто встречается мясо моржей, белух, нерп, оленей и даже белых медведей.
Другой северный этнос оказался более многочисленным. Чукчей насчитывается в России почти 16 тысяч человек. Проживают они в основном в Якутии, на Чукотке и в Камчатском крае. Уже в первом тысячелетии н.э. чукчи стали контактировать с эскимосами, но уже в XV веке вытеснили их в другие районы. Чукчи употребляют самоназвание лыоравэтлян, что означает «настоящие люди».
Помимо того, что чукчи – превосходные охотники и оленеводы, они искусно научились обрабатывать кость и моржовый клык. В XIX веке даже возникли косторезные объединения.
Шорцы, население которых, по данным последней переписи, составляет около 13 тыс. человек, в основном проживают на юге Кемеровской области (более 10 тысяч человек), остальная часть этого народа расселена на территории Алтая, Хакасии, Красноярского края. Впервые степные шорцы упоминаются в XVII веке. В это время русские активно начинают осваивать верховья реки Томь.
В жизни этого народа большое место занимало кузнечное дело, добыча руды. Поэтому русские стали называть шорцев кузнецами. Отсюда и появилось название «Кузбасс» — Кузнецкая земля. На сегодняшний день большинство шорцев работают на шахтах, а традиционные промыслы ушли на второй план. Тем не менее в Шерегеше, к примеру, и по сей день сохраняется традиционный образ жизни.
Идет работа по господдержке коренных малочисленных народов. Некоторые регионы разрабатывают стратегии поддержки, выделяют средства на помощь аборигенам, активно способствуют возрождению из культуры. К примеру, губернатор Ленинградской области в феврале этого года предложил создать масштабный культурно-этнографический проект «Деревня коренных народов». Цель проекта – рассказать о народах Ленобласти, подключить к нему молодёжь. В настоящее время проектом занимается комитет по местному самоуправлению, межнациональным и межконфессиональным отношениям.
В Красноярском крае вопрос о поддержке северных народов вышел на государственный уровень. Чиновники и общественные организации рассмотрели стратегию государственной политики по обеспечению гарантий прав северных народов до 2025 года. Выделяются средства на поддержку коренного населения. Приняты законы о поддержке оленеводства и возмещении ущерба, который наносится при промышленном освоении территорий, на которых исконно проживают аборигены.
Представители коренных народов сами поддерживают свои традиции – передают легенды, секреты ремесла, язык из поколения в поколение. У многих народов имеется свой музей, где собраны предметы быта, одежда, амулеты, священные предметы и всё то, что определяло культуру народа.
Несмотря на то, что многие языки исчезают, вопреки всему интерес к родной речи возрождается. В Кемеровской области дети в летних лагерях изучают телеутский язык, вышел самоучитель водского языка. Недавно учёные составили первый мансийско-русский и русско-мансийский словарь. Во многих регионах издаются учебники, самоучители и исторические книги.
Фестивали коренных народов становятся традиционными. Например, в Хакасии приобрёл широкий размах «ренессанс шаманизма». Этому активно способствуют местные шаманы, которые пытаются возродить сакральное отношение к природе. Современные телеуты осваивают валяние из шерсти и пошив национальных кукол. Для этого в местных домах культуры организованы детские кружки по рукоделию, изобразительному искусству.
Ежегодно отмечаются национальные праздники, которые помогают хранить культурные традиции. Обычно на подобных торжествах звучат песни, смысл которых понятен не всем. Шорцы возобновили свои праздники с 1985 года. Торжество всегда сопровождается исполнением песен, эпоса, а также спортивными состязаниями.

http://www.nexplorer.ru/news__12992.htm



Теги: дружба народов, День коренных народов мира


Культура и быт коренных народов Ленинградской области

Чтобы понять истинное богатство родного края, нужно помнить – каждый народ, издавна живущий на нашей земле, внес неоценимый вклад в нашу историю, в становление нашего полиэтничного и мультиконфессионального государства. Их самобытность, обычаи, национальный характер стали истоками традиций и своеобразия культурной жизни Ленинградской области.

С древнейших времен на территории современной Ленингрдской области проживают народы прибалтийско-финской языковой группы финно-угорской семьи — вепсы, водь, ижора, ингерманландские финны, тихвинские карелы.

Вепсов в Ленинградской области сегодня около 2 000 человек. В основном они компактно живут на востоке региона — в Лодейнопольском, Подпорожском, Тихвинском и Боситогорском районах.

Водь – самый малочисленный народ в европейской части России. Численность вожан в Ленинградской области — всего 33 человека, проживающих, в основном, в деревнях Лужицы, Краколье и Пиллово Кингисеппского района.

Ижор в Ленинградском регионе всего 169 человек, в основном они расселены в деревнях Сойкинского полуострова Кингисеппского района.

Родиной ингерманладских финнов был Карельский перешеек. Они пришли на земли между реками Нарова и Лава после русско-шведских войн и Столбовского мира 1617 года. В наши дни численность ингерманландских финнов в Ленинградской области — 4366 человек.

В восточных районах Ленинградской области издавна проживали и тихвинские карелы. Сегодня в Ленинградской области карел 1345 человек.

«В гости к Вепсам»

Вепсы — один из древнейших народов севера Европы. Издавна они жили в согласии с природой, занимались собирательством, земледелием, ремеслами. Простая одежда и пища отличают этих тружеников. Важными для вепсов были и остаются гостеприимство и взаимопомощь. В России вепсы проживают не только на востоке Ленинградской области, но также в Республике Карелия и в Вологодской области. Вепсские деревни находятся в большой удалённости от русскоязычных поселений, здесь всегда жили замкнуто, хорошо сохранилась традиционная кухня и народные промыслы.

  • Маршрут «Сказки Вепсского леса»
  • Маршрут «Рушники православных храмов»
  • Маршрут «Вепсская вышивка»
  • Маршрут «На краю вепсской земли»

«В гости к Ингерманландским финнам»

Ингерманландские финны традиционно проживают в центральных, северных и западных районах Ленинградской области. Эта этническая общность, говорящая на особых ингерманландских диалектах финского языка, сформировалась после Столбовского мира 1617 года, когда древняя Ижорская земля Великого Новгорода отошла к владениям шведских королей и стала называться Ингерманландией, и в нее были переселены финские крестьяне. После возвращения Петром Великим «праотечественных земель» финны не ушли с берегов Невы и связали свое будущее с Россией. Финны – трудолюбивые хозяева, они с XVIII до начала XX века в буквальном смысле «кормили» столицу империи Санкт-Петербург. В наши дни культура  и народные традиции ингерманландских финнов переживают период возрождения.

  • Маршрут «Финские хутора»
  • Маршрут «Финские места Карельского перешейка»
  • Маршрут» Забытая страна Ингерманландия»

«В гости к Води и Ижоре»

Племя водь известно по русским летописям с 1069 года. Светловолосые и голубоглазые вожане были хитры, смекалисты и храбры. Ныне водь – самый малочисленный народ в европейской части России. Ижоры – древнейшее население нынешней территории Ленинградской области. Их предки – первые люди, пришедшие на берега Финского залива после отступления ледника. Издавна занимались морским рыболовством, этот трудный и опасный промысел сформировал характер ижор – несгибаемый, твердый, упорный. Перед Невской битвой князя Александра со шведами в 1240 году ижорский старейшина Пелгусий (Пелконен) помог князю, предупредив новгородцев о подходе шведских кораблей.

  • Маршрут «Древние предания Водской пятины»

«В гости к тихвинским Карелам»

Тихвинская Корела находится не в Карелии, и не на Карельском перешейке, и даже не в Тихвинском районе, хотя, конечно, ближе всего к нему. Эта местность расположена на самом юге Бокситогорского района. Этническая группа тихвинских карел образовалась в первой половине XVII века, когда в результате опустошительных русско-шведских войн и после Столбовского мира от Московского государства отошли значительные территории Карелии. Часть карел бежала «за русский рубеж» – в Тверь (тверские карелы) и Нагорное Обонежье (тихвинские карелы)Их появление на землях близ Тихвинского монастыря связано с «уходом» большой части населения из коренной Карелии во время шведских войн XVII века. В отдаленных лесных деревнях карелы сохранили свой язык, обычаи, веру.  

  • Маршрут «Путешествие к тихвинским Карелам»

Идентичность коренных русских через призму коренных американцев

Shandiin Largo ’23 провела лето, погрузившись в исследования, которые одновременно связывают ее с ее собственной идентичностью как женщины навахо/дине и исследуют параллели между культурами коренных народов в США и России.

Шандиин Ларго ’23

«Я из клана Солт, рождённый для клана Башенного Дома. Мой дед по материнской линии из клана Биттеруотер, а мой дед по отцовской линии из клана Полынных холмов. В этом смысле я женщина-дине», — говорит Ларго из Восточного агентства народа навахо в Касамеро-Лейк, штат Нью-Мексико.

Связь со своей индейской идентичностью, по ее словам, укрепляет «взгляд на мир с ног на голову», с которым сталкиваются коренные народы Северной Америки. Ее культура и язык, по словам Ларго, более «американские», чем у большинства людей, называющих себя американцами, но она остается аутсайдером, «другим». Такой взгляд на мир, по ее словам, является продуктом колониализма и геноцида.

Желание Ларго укрепить свою идентичность в Боудойне совпало с академическим интересом к русской литературе и культуре, особенно к опыту коренных народов в русскоязычном мире. Осенью 2019 г.семестр она поступила в RUS 2315 ( Любовь, секс и желание в русской культуре ). «Этот курс познакомил меня с авторами, литературой и культурой, которые были для меня совершенно новыми и увлекательными», — говорит она.

Флаг народа навахо/дине

Это привело к тому, что весной 2020 года она взяла RUS 2240 ( 1000 лет русской культуры ) под руководством доцента русского языка Алиссы Гиллеспи. «В ходе многих бесед с профессором Гиллеспи я начал думать о параллелях между моим собственным опытом индейца в Соединенных Штатах и ​​опытом и голосами коренных народов в России, таких как коренные якуты, эвенки, ненцы. , и чукчей в Сибири, например». Ларго столкнулся с богатой литературой среди авторов, писавших как на русском, так и на родном языке. «Как и мое использование Дине, я рассматриваю это как акт деколонизации и регуманизации, а также утверждение их собственной личной свободы».

Интерес Ларго к этой области привел к тому, что этим летом Ларго приняла участие в двух связанных проектах, оба под руководством Гиллеспи. Во-первых, создать аннотированную программу нового курса с предварительным названием «Межэтнические встречи в российском культурном пространстве». Ларго работает с профессором Гиллеспи над поиском работ, отражающих этническое разнообразие России. «В свете движения Black Lives Matter я считаю, что этот курс важен для понимания динамики между расой, властью и угнетением через призму русских произведений», — объясняет она.

Тем временем Гиллеспи говорит, что надеется, что курс, подобный этому, привлечет новых студентов, подчеркнув богатство русской культуры.

«Я надеюсь, что этот курс значительно расширит представление студентов об этническом и культурном разнообразии России и русской литературы, что российский контекст может послужить стимулом для размышлений в противовес американскому опыту расового и этнического разнообразия», — комментирует она. «Россия — это не моноэтническая культура. Это чрезвычайно разнообразный культурный, этнический и языковой плавильный котел, во многом похожий на США».

Шандиин Ларго представляет себя на своем родном языке навахо, известной как Дине Бизаад:

Yá’át’ééh , ‘ádóone’é nishłnnígí’ éí ‘ áshįįhi Nishłíg’í’ éí ‘ áshįįhi , .irhinianianianianaianaianaianaianaianaianaianaianianianianianianianianianianianianainainaianianiania’s’ . Тодичний дашичей, доу Цах йск’идний дашинали. Ákót’éego diné asdzáán nishłį. Цета’ то’алк’оли ди нааша.

Второй проект, в котором участвует Ларго, — это ее собственная летняя исследовательская работа, основанная на материалах, которые она изучала в прошлом семестре на уроках русской культуры: Изучение русской колониальной идентичности через призму коренных американцев исследует связи между литературой коренных американцев в США и литературой коренных народов Сибири в России.

Исследование Ларго, по словам Гиллеспи, открывает новые горизонты: «Шандийн имеет уникальную возможность исследовать параллели и различия между опытом коренных народов в России и США. Ее взгляды на то, как коренные писатели в обоих контекстах выражали травмы утраты родины предков, утраты языка и культуры, являются сильными и важными. Освещение ею этих общих тем имеет отношение к текущим проблемам, с которыми коренные народы в обеих странах сталкиваются даже сегодня, и показывает, что литература действительно имеет значение в реальном мире».

Ларго надеется, что ее летняя работа заложит основу для будущих исследований. В осеннем семестре 2020 года она планирует записаться на начальные курсы русского языка, а летом 2021 года она намерена использовать средства, выделенные ей в качестве стипендиата Джеффри Канады, для прохождения интенсивного языкового курса либо в США, либо в Россия. Заглядывая еще дальше, Ларго говорит, что это должно позволить ей достичь беглости языков, которая понадобится ей в выпускном классе, когда она собирается заниматься проектом с отличием по русской литературе и культуре.

Оба летних проекта Ларго финансируются за счет гранта Управления студенческих стипендий и исследований.

«Где наша земля?»: Проблемы коренных народов в российской Арктике

Этот материал является частью серии «Одиннадцать часовых поясов» Института Кеннана.

АРБАХАН МАГОМЕДОВ

В новом развитии затянувшегося конфликта между московскими властями и представителями коренных малочисленных народов Русского Севера одна из организаций, оказывающих поддержку широко раскинувшимся кочевым группам, была закрыта приказом Московский суд.

На прошлой неделе Мосгорсуд вынес решение о ликвидации Центра поддержки коренных малочисленных народов Севера (ЦПМСН) — общественной организации, оказывающей образовательную и юридическую поддержку оставшимся коренным народам Севера и Дальнего Востока России.

Суд сослался на технические причины решения, в том числе на несоответствие устава организации последним законодательным изменениям и указание недействительного адреса. На самом деле, у ЦСИН и его директора Родиона Суляндзиги были конфликты с властями, из-за которых НПО была внесена в государственный реестр «иностранных агентов» и подвергалась различным обыскам и допросам. CSPIN, позже исключенный из списка иностранных агентов, подает апелляцию на последнее решение».

События в Сибири и на Крайнем Севере мало освещаются. В последнее время большое внимание привлекла история Александра Габышева, объявившего себя «воином-шаманом» с целью выгнать президента Владимира Путина из Кремля. Но эта история не уникальна. Мало кто знает о других аспектах протестов коренных народов, хотя они начались задолго до неудавшейся поездки Габышева в Москву и носят более масштабный характер. Я имею в виду развитие одного из самых богатых полярных регионов России — Ямала.

Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО) занимает особое место среди арктических территорий России. За последнее десятилетие Ямал оказался в центре масштабных газотранспортных проектов и фактически стал новой нефтегазовой провинцией. Параллельно с этим процессом возникло сельское протестное сообщество «Голос тундры» ( Голос тундры ), которое опирается на новые средства массовой информации для организации и распространения своего сообщения. Мало того, что он использует российскую сеть «ВКонтакте» для социальной мобилизации и публичного общения, но и возглавляет его молодой оленевод из тундры, а не городской активист из круга юристов, журналистов и ученых, как это часто бывает дело. Я уже писал об Эйко Серотетто и его протестном движении.

Понять мотивы протестов коренных народов Севера непросто. Жители Ямала не так безнадежны, как могли бы быть люди, живущие в некоторых депрессивных регионах России. По сути, Ямал — единственный регион Крайнего Севера России, где коренное население, в первую очередь ненцы, сохранили традиционный кочевой образ жизни. Молодые мужчины и женщины из числа коренных народов, даже закончив обучение в другом месте, часто возвращаются в тундру. За период с 2003 по 2019 год численность кочевников увеличилась с 13,3 до 16,3 тыс. человек, а количество частных оленеводческих хозяйств в регионе увеличилось почти вдвое — с 2,669 тыс.до 4749. В результате YNAA является одним из мировых лидеров по разведению оленей.

Все это вызывает вопрос: если ненцы переживают демографический подъем, если увеличивается поголовье оленей и оленеводов, если возрождаются этническая культура и семейные традиции, то зачем протестовать? Чем недовольны кочевники Ямала и чего хочет Голос Тундры?

Кто может лучше решить эту головоломку, чем сами коренные жители? Имея это в виду, я предпринял две увлекательные поездки в YNAA в октябре-ноябре 2018 г. и мае 2019 г.чтобы услышать, что они должны были сказать, и записать их мысли. Моими основными респондентами и информантами были представители коренной интеллектуальной элиты и рядовые ненцы-оленеводы из тундры.

Я выделил два ключевых фактора, объясняющих появление ямальского протеста «Голос тундры». Перед ненецким обществом стоят две взаимосвязанные и насущные проблемы: нехватка земли для растущего стада северных оленей и упадок лидерства коренных народов.

Промышленное освоение ямальской тундры привело к возникновению новой проблемы в регионе: дефицит земли и острая конкуренция за этот ценный ресурс. Большие территории перепрофилируются из традиционного оленеводства в промышленное использование, несмотря на то, что коренные народы Севера на протяжении столетий считали их племенными землями. Например, гигантский проект «Ямал СПГ» сейчас занимает 6 процентов бывших оленьих пастбищ.

Журналист местной ненецкой газеты так описывает ситуацию: «Проблема земли стоит для Ямала крайне остро. Если вы посмотрите на карту Ямальского района ЯНАО, то увидите, что многие участки переданы предприятиям топливно-энергетического комплекса. Сейчас оленеводы не могут туда ходить, хотя раньше это были их родовые угодья. Нам неизвестна внутренняя схема того, как топливно-энергетический комплекс приобретает эти племенные земли, через тендер или аукцион. Нельзя винить оленеводов в растущем поголовье. Земли не хватает, но где земля? Вот в чем вопрос.»

Хуже того, власти автономного округа неоднократно заявляли, что планируют сократить поголовье северных оленей, хотя от них зависит пропитание ненцев. Естественно, это известие вызвало дополнительное беспокойство в кругах коренных народов, но лидера, способного встать на защиту интересов тундровых кочевников, не нашлось.

Многие из простых оленеводов, с которыми я разговаривал, говорили мне, что одной из ключевых проблем их сообщества является отсутствие лидеров коренных народов и кризис организаций коренных народов. Они считают, что существующие официальные организации и лидеры коренных народов мало что делают для защиты их прав и интересов. Один из сотрудников местного этнографического музея в Салехарде выразился так: «Народ остался без элиты».

Постсоветские организации коренных народов, созданные на фоне перестройки. Гражданское сопротивление нефтяным компаниям объединило людей вокруг экологической повестки, а разрозненные движения коренных народов объединились в такие влиятельные общественные организации, как «Ямал — потомкам!» в ЯНАО и «Спасение Югры» в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО). Сегодня их лидеры оказались в окружении государственного покровительства, административных удобств и патернализма и изолированы от коренного населения и его проблем.

Галина Харючи, заведующая отделом этнологии Научного центра арктических исследований в Салехарде, подчеркнула важность лидеров: «Хочу рассказать историю о священном озере Нумто на границе с Ханты-Мансийским автономным округом. В этом озере есть лицензионные нефтяные участки, которые достались Сургутнефтегазу. Юрий Велла, ненецкий писатель и защитник озера, жил рядом с этим священным местом и боролся с нефтяниками. Смелый активист, Велла мог в одиночку пойти с топором против бульдозера. Не стал символом местного сопротивления, но Велла умер в 2013 г.

«В 2017 году мы начали сбор подписей под петицией о сохранении священного места и озера. Я попросил одного влиятельного человека: «Давайте отправим это письмо с петицией». А он сказал: «Нет, лучше не надо. Это опасно, нас могут заклеймить «иностранными агентами». Вы можете в это поверить!? В результате наши сородичи, лесные ненцы ХМАО, остались без нашей помощи. Лидер играет огромную роль».

Эти случаи иллюстрируют очевидный факт: люди оказались без настоящих лидеров, способных защитить их интересы перед лицом многочисленных угроз и вызовов. В результате коренная община произвела из своих рядов лидера на низовом уровне — Эйко Серотетто, молодого оленевода, живущего в деревне.

Социальные сети, такие как «ВКонтакте», оказались для коренных народов эффективным способом заявить о себе и открыто заявить о своих недовольствах. Проект «Голос тундры» освещает основные проблемы развития коренных народов: нехватка земли для выращивания оленеводческих стад, неопределенность жизненных перспектив кочевников в условиях интенсивного промышленного освоения региона, а также кризис руководства коренных народов и официальных организаций коренных народов.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *