Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Оборона крыма 1941: Страница не найдена

Оборона Крыма 1941 — 1942 годы. Кратко описание событий и истории обороны Крыма

Главная

Статьи

Путешествия

Россия

Крым

Оборона Крыма 1941 — 1942 годы

крым, история, достопримечательности, путешествия, отдых

Для обороны Крыма и главной морской базы в Севастополе 15 августа в составе Южного фронта была создана 51-я армия в составе 9-го стрелкового корпуса и 48-й кавалерийской дивизии под командованием генерал-полковника Ф.И. Кузнецова. Эта армия имела задачу не допустить вторжение противника в Крым как с севера, через Перекопский и Чонгарский перешейки, так и со стороны морских подступов.

Против Южного фронта, командующим войсками которого был генерал-лейтенант Д.И. Рябышев, членом Военного совета фронта — армейский комиссар 1-го ранга А.И. Запорожец, а начальником штаба — генерал-майор А.И. Антонов, противник перешел в наступление 9 сентября. Ему удалось прорвать фронт 9-й армии и к вечеру 12 сентября выйти к Перекопскому перешейку, а 16 сентября — к Чонгарскому мосту и Арабатской Стрелке. Таким образом, противник подошел вплотную к Крымскому полуострову, но его попытка с ходу прорваться через Перекопский перешеек была отражена войсками 51-й Отдельной армии.

Войска Южного фронта, которыми с 5 октября командовал генерал-полковник Я.Т. Черевиченко, в конце сентября по собственной инициативе пытались организовать наступление в Северной Таврии с целью выхода к крымским перешейкам и установления непосредственного сообщения с Крымом. Но Ставка ВГК указала командованию фронта, что их усилия являются несвоевременными и что в сложившейся обстановке целесообразно проводить улучшение своих оборонительных позиций. При этом войскам 51-й Отдельной армии было приказано всеми силами удерживать крымские перешейки и не допустить прорыва противника в Крым.



В то же время немецкое Главное командование, считавшее, что силы Красной Армии на южном участке фронта разгромлены, поставило перед группой армий «Юг» задачу захватить Крым и лишить Черноморский флот его главной базы, а советскую авиацию, бомбившую румынскую нефтяную промышленность, аэродромов в Крыму.

К моменту выхода противника к крымским перешейкам (середина сентября) для их обороны были развернуты три стрелковые дивизии 51-й Отдельной армии, войсками которой командовал генерал-полковник Ф.И. Кузнецов.

На южном крыле советско-германского фронта действовала 11-я немецкая армия, которой командовал генерал-полковник фон Шоберт. Но командующий в середине сентября во время одного из своих ежедневных вылетов на фронт на самолете типа «Шторх» сел на заминированном русскими поле и погиб вместе со своим пилотом, а 16 сентября был похоронен в Николаеве. Новым командующим был назначен генерал Манштейн, который 17 сентября прибыл к месту расположения штаба 11-й армии в город и порт Николаев, находящийся у устья Буга, и принял командование. Начальником штаба был полковник Велер.

Перед 11-й армией стояла задача занять Крым. Причем эта задача немецкому командованию представлялась особенно срочной. С одной стороны, ожидали, что занятие Крыма и его военно-морской базы Севастополя возымеет благоприятное воздействие на позицию Турции. С другой стороны, и это особенно важно, крупные военно-воздушные базы противника в Крыму представляли собой угрозу жизненно важному для Германии румынскому нефтяному району. И наконец, после взятия Крыма входящий в состав 11-й армии горный корпус должен был продолжать движение через Керченский пролив в направлении на Кавказ, поддерживая наступление, которое должно было развернуться со стороны Ростова.

Для непосредственного наступления на Крым были выделены соединения 54-го армейского корпуса под командованием генерала Ганзена в составе 46-й и 73-й пехотных дивизий. Кроме того, туда планировалось направить часть сил из прибывшей из Греции 50-й пехотной дивизии, которая в то время в составе 4-й румынской армии все еще находилась под Одессой, очищая побережье Черного моря от остатков советских войск.

Манштейн считал, что с учетом местности «даже упорной обороны трех дивизий было достаточно, чтобы не допустить вторжения в Крым 54-го армейского корпуса или, по крайней мере, значительно измотать его силы в боях за перешеек». Объяснял это он с позиции сложного характера местности и мощности обороны советских войск. В частности, он писал:

«Крым отделяет от материка так называемое «Гнилое море», Сиваш. Это своего рода ватты или соленое болото, по большей части непроходимое для пехоты, и, кроме того, из-за малой глубины оно представляет собой абсолютное препятствие для десантных судов. К Крыму есть только два подхода: на западе — Перекопский перешеек, на востоке — Генический перешеек. Но этот последний настолько узок, что на нем помещается только полотно автомобильной и железной дороги, да и то прерываемое длинными мостами. Для ведения наступления этот перешеек непригоден.

Перекопский перешеек, единственно пригодный для наступления, имеет в ширину также всего 7 км. Наступление по нему могло вестись только фронтально, никаких скрытых путей подхода местность не предоставляла. Фланговый маневр был исключен, так как с обеих сторон было море. Перешеек был хорошо оборудован для обороны сооружениями полевого типа. Кроме того, на всю ширину его пересекал древний «Татарский ров», имеющий глубину до 15 м.

После прорыва через Перекопский перешеек наступающий оказывался далее на юг еще на одном перешейке — Ишуньском, где полоса наступления немецких войск, ввиду сужения между солеными озерами, уменьшалась до 3—4 км.

Учитывая эти особенности местности и принимая во внимание, что противник имел превосходство в воздухе, можно было предположить, что бой за перешейки будет тяжелым и изматывающим. Даже если бы удалось осуществить прорыв у Перекопа, оставалось сомнительным, хватит ли у корпуса сил, чтобы провести второй бой у Ишуня. Но, во всяком случае, 2—3 дивизий было явно не достаточно, чтобы занять весь Крым, включая мощную крепость Севастополь».

Несмотря на столь сомнительные перспективы, 24 сентября 54-й армейский корпус противника начал наступление на Перекопский перешеек. Несмотря на сопротивление советских войск, корпусу удалось, отбивая сильные контратаки, 26 сентября взять Перекоп и преодолеть «Татарский ров».

В период этих боев советское командование бросило против врага все имевшиеся у них танки, в том числе и Т-34. Немецкий саперный офицер так описывает первую встречу с этими танками (в тексте — «тяжелые танки»») в боях за перекопские позиции:

«…Едва мы переправились через ров, как нас со стороны Армянска атаковали тяжелые танки. Один из моих роттенфюреров, к всеобщему веселью, открыл совершенно бесполезный огонь из противотанкового ружья — «пехотного дверного молоточка». Нас спасла румынская батарея тяжелых гаубиц, снаряды которой вырывали огромные воронки, и сталинским танкам пришлось ретироваться». Это были новейшие для того времени 149-мм гаубицы фирмы «Шкода» образца 1934 и 1937 годов.

В три последующих дня труднейшего наступления корпус прорвал оборону советских войск на всю ее глубину, взял сильно укрепленный населенный пункт Армянск и вышел на оперативный простор. Остатки дивизий 51-й армии отошли к Ишуньскому перешейку с большими потерями, по данным Манштейна, немецкими войсками было захвачено 10 000 пленных, 112 танков и 135 орудий.

Но в дальнейшем, в результате контрударов, нанесенных в это время войсками 9-й и 18-й армий Южного фронта, немецкие войска вынуждены были прекратить наступление на Крым. В то же время прорыв врагом первой линии перекопских укреплений советских войск говорил о недостаточной прочности обороны Крыма. Не имея свободных частей для усиления 51-й Отдельной армии, Ставка Верховного главнокомандования 30 сентября решила эвакуировать Одесский оборонительный район и за счет его войск усилить оборону Крымского полуострова. До прибытия войск из Одессы, на что требовалось около трех недель, командующему 51-й Отдельной армией было приказано сосредоточить все силы для удержания Арабатской стрелки, Чонгарского перешейка, южного берега Сиваша и Ишуньских позиций.

Пока осуществлялась эвакуация Одессы и переброска войск в Крым, противник, продолжая продвижение в общем наступлении на Ростов, оттеснил войска Южного фронта к Таганрогу и получил возможность возобновить наступление на Крым. На этот раз для вторжения в Крым немецкое командование выделило 11-ю армию с румынским горным корпусом, всего семь немецких пехотных дивизий и две румынские бригады.

Главный удар Манштейн решил нанести немецкими дивизиями через Перекопский перешеек; вспомогательный — румынским горным корпусом через Чонгарский мост. Для этого к 18 октября на Перекопском перешейке были сосредоточены четыре пехотные дивизии 54-го армейского корпуса. Еще две дивизии 30-го армейского корпуса, направлявшиеся к Перекопу, находились на полпути между Геническом и Перекопом. Еще одна дивизия, 132-я немецкая, в это время подходила к реке Южный Буг. Румынский горный корпус сосредоточивался к Геническу.

Советские войска в Крыму вместе с прибывшими четырьмя стрелковыми и одной кавалерийской дивизиями Приморской армии на 18 октября насчитывали в своем составе 12 стрелковых и четыре кавалерийские дивизии. Этих сил было вполне достаточно для организации прочной обороны крымских перешейков. А так как на Черном море господствовал наш флот, то возможность высадки морского десанта противника исключалась. Также маловероятна была и высадка воздушных десантов противника в Крыму.

Однако командующий 51-й армией не сумел правильно оценить обстановку и разбросал свои силы по всему полуострову. Три стрелковые и две кавалерийские дивизии он держал на охране побережья, две стрелковые и одну кавалерийскую дивизию — в резерве. Для обороны перешейков были развернуты: на ишуньских позициях в одном эшелоне четыре стрелковые дивизии и на Чонгарском полуострове одна стрелковая дивизия. Две дивизии Приморской армии находились на марше из Севастополя к перешейкам и могли туда прибыть не ранее 23 октября.

Противник, перейдя 18 октября в наступление на ишуньские позиции, главный удар наносил двумя дивизиями на узком участке между железной дорогой и берегом Черного моря. 20 октября ему удалось прорвать ишуньские укрепления. Вместо организации контратак во фланг прорвавшемуся противнику командующий 51-й армией стремился закрыть образовавшийся прорыв и только 23 октября предпринял контратаку в лоб силами подошедших 25-й и 95-й стрелковых дивизий Приморской армии. Этой контратакой удалось задержать наступление немецко-фашистских войск до 25 октября.

Но с потерей удобных для обороны ишуньских позиций наши войска оказались в невыгодном положении на позициях, почти не подготовленных к обороне.

Это мнение советских историков. Поэтому немалый интерес представляет мнение другой стороны, которое выражает генерал Манштейн. В частности, в книге «Утерянные победы» он пишет:

«Ближайшей нашей задачей было возобновление боев на подступах к Крыму, за Ишуньские перешейки. Могут сказать, что это самое обыкновенное наступление. Но эти десятидневные бои выделяются из ряда обычных наступлений как ярчайший пример наступательного духа и беззаветной самоотверженности немецкого солдата. В этом бою мы не располагали почти ни одной из предпосылок, которые обычно считаются необходимыми для наступления на укрепленную оборону.

Численное превосходство было на стороне оборонявшихся русских, а не на стороне наступавших немцев. Шести дивизиям 11-й армии уже очень скоро противостояли 8 советских стрелковых и четыре кавалерийские дивизии, так как 16 октября русские эвакуировали безуспешно осаждавшуюся 4-й румынской армией крепость Одессу и перебросили защищавшую ее армию по морю в Крым. И хотя наша авиация сообщила, что потоплены советские суда общим тоннажем 32 000 тонн, все же большинство транспортов из Одессы добралось до Севастополя и портов на западном берегу Крыма. Первые из дивизий этой армии вскоре после начала нашего наступления и появились на фронте.

Немецкая артиллерия имела превосходство перед артиллерией противника и эффективно поддерживала пехоту. Но со стороны противника на северо-западном побережье Крыма и на южном берегу Сиваша действовали бронированные батареи береговой артиллерии, неуязвимые пока что для немецкой артиллерии. В то время как Советы для контратак располагали многочисленными танками, 11-я армия не имела ни одного.

Господство же в воздухе принадлежало советской авиации. Советские бомбардировщики и истребители непрерывно атаковали любую обнаруженную цель. Не только пехота на переднем крае и батареи должны были окапываться, нужно было рыть окопы и для каждой повозки и лошади в тыловой зоне, чтобы укрыть их от авиации противника. Дело доходило до того, что зенитные батареи не решались уже открывать огонь, чтобы не быть сразу же подавленными воздушным налетом. Только когда армии был подчинен Мельдерс с его истребительной эскадрой, ему удавалось очистить небо, по крайней мере, в дневное время. Ночью и он не мог воспрепятствовать воздушным налетам противника.

25 октября казалось, что наступательный порыв войск совершенно иссяк. Командир одной из лучших дивизий уже дважды докладывал, что силы его полков на исходе… Тем не менее 27 октября решительный успех был достигнут. 28 октября, после десяти дней ожесточенных боев, советская оборона рухнула, и 11-я армия могла начать преследование противника».

Для объединения действий войск 51-й и Приморской Отдельной армии и Черноморского флота по обороне Крыма по указанию Ставки Верховного главнокомандования было создано командование войсками Крыма. Командующим был назначен вице-адмирал Г.И. Левченко, заместителем по сухопутным войскам — генерал-лейтенант П.И. Батов.

После поражения на ишуньских позициях дивизии Приморской армии начали отходить на юг, а четыре стрелковые дивизии 51-й армии, против которых наступали пять немецких дивизий, медленно отходили в направлении на Джанкой.

Манштейн приказал войскам 30-го армейского корпуса в составе 72-й и 22-й пехотных дивизий продвигаться на Симферополь. 54-й армейский корпус в составе 50-й армии, вновь прибывшая 132-я пехотная дивизия и наскоро сформированная моторизованная бригада получили приказ преследовать противника в направлении Бахчисарай—Севастополь.

Командующий войсками Крыма 29 октября решил отвести войска Приморской и 51-й армий на слабо подготовленный тыловой оборонительный рубеж, проходивший по линии Советский, Ново-Царицыно, Саки, и закрепиться на нем. Но на практике это решение осуществить не удалось, так как 31 октября подвижный отряд противника вышел к станции Альма, а вслед за ним выдвинулись и дивизии 54-го армейского корпуса.

Чтобы не допустить прорыва вражеских войск к Севастополю, гарнизон которого в это время был очень слаб, было решено войска Приморской армии отвести к Севастополю и организовать там ими оборону этого города-порта, а 51-й армией прикрыть керченское направление. В результате такого решения силы советских войск в Крыму делились на две части, и противник получал возможность громить их по частям.

Отход на Севастополь проходил в трудных условиях. Советские войска вели непрерывные бои с наседавшим на них 30-м армейским корпусом противника, который от Джанкоя был повернут на юг. 6 ноября передовые части Приморской армии вышли к Севастополю как раз в тот момент, когда гарнизон города, состоявший главным образом из морской пехоты, отражал на передовом рубеже атаки 54-го армейского корпуса, стремившегося прорваться к городу с востока по кратчайшему направлению. С подходом войск Приморской армии силы защитников Севастополя увеличились, что дало им возможность отразить наступление врага.

В то время, когда войска Приморской армии отходили к Севастополю, 51-я армия, в командование войсками которой с 30 октября вступил генерал-лейтенант П.И. Батов, отводилась для обороны Керченского полуострова. 4 ноября приказом командующего войсками Крыма на базе 51-й армии был создан Керченский оборонительный район, в состав которого вошли все соединения и части 51-й армии и Керченская военно-морская база.

Несмотря на удобную для обороны местность и достаточные силы (семь стрелковых дивизий), командование оборонительного района не сумело организовать оборону Керченского полуострова и приостановить наступление противника. 16 ноября последние части 51-й армии были эвакуированы на Таманский полуостров.

Таким образом, к середине ноября 1941 года противник овладел почти всем Крымом и блокировал с суши Севастополь. Главная база Черноморского флота оказалась под огнем немецкой полевой артиллерии и под ударами перебазировавшейся на крымские аэродромы немецкой авиации. В силу этого Черноморский флот, кроме нескольких старых кораблей, оставленных для огневой поддержки севастопольского гарнизона, пришлось перебазировать в малоудобные порты Кавказского побережья. Выдвижение противника к Керченскому проливу затруднило сообщение нашего флота между Азовским и Черным морями.

Из мемуаров Э. Манштейна: «16 ноября преследование было завершено, и весь Крым, за исключением Севастопольского крепостного района, был в наших руках.

Стремительными действиями 42-го армейского корпуса сорвал попытку противника оказать нам сопротивление на Парпачском перешейке. Корпус взял важный порт Феодосию, прежде чем противник сумел эвакуировать через него сколько-нибудь существенные силы. 15 ноября корпус взял Керчь. Только незначительным силам противника удалось перебраться через пролив на Таманский полуостров.

30-му армейскому корпусу удалось расколоть главные силы противника на две части, осуществив смелый прорыв по горной дороге к расположенной на южном берегу Алуште, после того как Симферополь был взят еще 1 ноября передовым отрядом 72-й пехотной дивизии. Противник тем самым не только был лишен возможности создать оборону на северных отрогах гор, но и все его силы, оттесненные в горы восточнее дороги Симферополь — Алушта, были обречены на уничтожение.

Хотя преследование, таким образом, не удалось завершить захватом крепости Севастополь, оно все же привело к почти полному уничтожению противника вне ее. Шесть дивизий 11-й армии уничтожили большую часть двух армий противника, насчитывавших 12 стрелковых и четыре кавалерийские дивизии. Спаслись через Керченский пролив и отошли в Севастополь лишь остатки войск, потерявшие все тяжелое вооружение. Если их удалось вскоре превратить в Севастополе в полноценные боеспособные войска, то это благодаря тому, что противник, имея господство на море, сумел обеспечить своевременный подвоз пополнений и техники.

26 декабря противник, переправив две дивизии через Керченский залив, высадил десанты по обе стороны от города Керчи. Затем последовала высадка более мелких десантов на северном побережье полуострова.

Высадка советских войск на Керченском полуострове, предпринятая как раз в тот момент, когда решался исход боя на северном участке Севастопольского фронта, как вскоре оказалось, не была просто маневром противника, рассчитанным на отвлечение наших сил. Советские радиостанции сообщали, что речь идет о наступлении с решительной целью, с целью возвращения Крыма, проводимом по приказу и по планам Сталина. Как было объявлено по радио, борьба будет закончена только уничтожением 11-й армии в Крыму, и то, что эти слова не были пустой угрозой, вскоре было подтверждено большой массой войск, брошенных в это наступление. В этом обстоятельстве, как и в том, что противник расходовал силы, ни с чем не считаясь, чувствовалась жестокая воля Сталина.

28 декабря 1941 года 54-й армейский корпус перешел в последнее наступление под Севастополем… 46-я пехотная дивизия форсированным маршем вышла на Парпачский перешеек. Но при этом ей пришлось оставить на обледенелых дорогах большинство своих орудий. К тому же ее личный состав был совершенно изнурен тяготами этого отступления. Вслед за 46-й пд противник сразу же смог начать преследование с оставшихся за ним небольших плацдармов. Керченский пролив замерз, что позволило противнику быстро подтянуть новые силы.

Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пд от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка Восточного фронта 11-й армии. Решалась бы судьба всей 11-й армии.

Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать. Из захваченных нами оперативных карт было видно, что высадившаяся у Феодосии 44-я армия имела только одну цель — выйти к 4 января в район западнее и северо-западнее города Старый Крым имевшимися к этому времени в ее распоряжении шестью дивизиями, чтобы затем занять оборону на достигнутом рубеже. По-видимому, даже имея тройное превосходство в силах, противник не решался на смелую глубокую операцию, которая могла бы привести к разгрому 11-й армии. Очевидно, он хотел накопить сперва еще больше сил. Но противник не достиг в действительности даже упомянутого выше рубежа западнее города Старый Крым.

Наступавшая через Керчь 51-я армия преследовала 46-ю пехотную дивизию очень нерешительно. Высадившаяся же у Феодосии 44-я армия сначала предпринимала в решающих западном и северо-западном направлениях только осторожные вылазки. К нашему удивлению, она направила свои главные силы не в этом направлении, а на восток, навстречу 51-й армии. Противник явно видел перед собой только свою тактическую цель — уничтожение наших сил на Керченском полуострове — и совершенно упустил из виду оперативную цель: пересечение основной жизненной артерии 11-й армии.

Таким образом, к концу 1941 года войскам противника, высадившимся у Феодосии и подходившим со стороны Керчи, фактически был открыт путь к жизненной артерии 11-й армии: железной дороге Джанкой—Симферополь. Слабый фронт охранения, который нам удалось создать, не мог бы устоять под натиском крупных сил. 4 января стало известно, что у противника в районе Феодосии уже было 6 дивизий. До тех пор, пока не прибудут дивизии, подтягиваемые из-под Севастополя, судьба 11-й армии действительно висела на волоске. Однако противник пытался помешать снятию войск с Севастопольского фронта, перейдя теперь со своей стороны в наступление на наши новые и недостаточно укрепленные позиции.

Доказательством того, что мы хорошо обращались с пленными, было их собственное поведение во время высадки советского десанта под Феодосией. Там находился лагерь с 8000 пленных, охрана которого бежала. Однако эти 8000 человек отнюдь не бросились в объятия своим «освободителям», а, наоборот, отправились маршем без охраны в направлении на Симферополь, то есть к нам».

Таким образом, захват практически всего Крыма немецкими войсками в 1941 году следует расценивать, как значительную победу немецкого оружия на южном крыле советско-германского фронта и как крупную неудачу советского командования на важнейшем стратегическом направлении. С падением Одессы и захватом Крыма Черноморский флот лишился возможности свободного маневрирования в значительной части Черного моря и практически оказался прижатым к Черноморскому побережью Кавказа, где не было удобных для него портов базирования. Со стороны Крыма немцы получили возможность воздействовать на территорию Краснодарского края и Северного Кавказа.

Правда, в 1941 году еще держались Керчь и Севастополь. Позже советские историки писали о том, что в 1941 году советские войска сковали в Крыму 11-ю немецкую армию, не позволив немецко-фашистскому командованию использовать ее ни для удара на Кавказ через Керченский пролив, ни для оказания помощи 1-й танковой армии, на которую во второй половине ноября обрушился удар наших войск под Ростовом.

В. Рунов, Л. Зайцев

Назад в раздел

москва история полезные советы интересное здоровье туризм путешествия активный отдых походы кавказ московская область что посмотреть туры отдых достопримечательности крым природа интересные факты владимир и область горы

«Сила сломила силу»: 75 лет назад «провалилась» Крымская оборона

16 ноября 2016, 08:00,

обновлено 16 ноября 2016, 07:00

Вторая мировая война

Ровно 75 лет назад, 16 ноября 1941 года, завершилась Крымская оборонительная операция, когда под натиском превосходящих сил гитлеровцев и их союзников части Красной армии отступили с полуострова, а последним оплотом остался Севастополь.

По мнению известного крымского военного историка, эксперта по событиям Великой Отечественной войны Сергея Ченныка, Крым только кажется местом, где можно упорно обороняться. Опыт предыдущей военной истории показывает, что при умелом военном командовании, толковом планировании и подготовленных, мотивированных войсках прорвать оборону вполне возможно. Оборона полуострова возлагалась на 51-ю армию под командованием генерала Кузнецова, располагавшую на первый взгляд довольно внушительными силами: семь стрелковых дивизий и три кавалерийские.

К моменту выхода противника в середине сентября 1941 года к крымским перешейкам для их обороны был развернут 9-й стрелковый корпус 51-й армии (командир генерал Дашичев, потом — генерал Батов), в составе 276, 106 и 156-й стрелковых дивизий. Первые две дивизии были развернуты на широком фронте — от Арабатской стрелки до Перекопского перешейка, а 156-я занимала оборону на Перекопском перешейке — самом главном и опасном направлении. Но если 156-я дивизия генерал-майора Черняева и отчасти 106-я генерала Первушина относились к частям «довоенного формирования», то остальные были уже военного формирования, часто с некомплектом, в первую очередь артиллерии и инженерных подразделений.

Еще хуже дело обстояло с формированиями, появившимися даже не в начале, а в ходе войны: 172, 184, 320 и 321-й дивизиями, сформированными большей частью из местных ополченцев. Кавалерийские дивизии были разными по качеству, но, имея в основном легкое вооружение, не могли оказать серьезное сопротивление неприятелю.

— Отдельно стоит вопрос об инженерном оборудовании позиций, — поясняет Сергей Ченнык. — Оно было сильным и добавило «головной боли» немцам, вынуждая с тяжелыми потерями преодолевать их, штурмуя железобетонные сооружения, доты, дзоты, противотанковые заграждения, минные поля, окопы полного профиля, ходы сообщений…

Из текста вражеских донесений видно, что немцы столкнулись с равным и достойным противником. Красноармейцы и командиры сражались упорно и ожесточенно, до последнего патрона, не прекращая сопротивления, даже оказавшись отрезанными в немецком тылу, часто выбирая вместо плена солдатскую смерть на поле боя с оружием в руках

Хватало ли сил и техники?

— Техника у Красной армии была. Но ее было недостаточно, чтобы надежно прикрыть перешейки. В первую очередь речь идет о танках. Это самая острая дискуссионная тема, касающаяся событий лета–осени 1941 года в Крыму. Немцы оценивали количество танков РККА в Крыму в 100 единиц.

На самом деле это было далеко не так. Осенью 1941 года в Крыму формировалась 3-я Крымская моторизованная дивизия, позже ставшая 172-й стрелковой дивизией, в составе которой был 5-й танковый полк майора Баранова, в котором насчитывалось 66 танков. Но это на самом деле не столь грозная сила, как может показаться. Было всего 10 Т-34, а остальные 56 танков были плавающими, легкими: Т-37 или Т-38, их доставили в Крым с днепровских ремонтных баз из ремонтного танкового фонда.

Что касается господства в воздухе, то в первый период борьбы за Крым Красной армии удавалось сохранять определенный паритет. Но с постепенной потерей аэродромов ситуация ухудшалась.

Правда ли, что немцы въехали в Крым, не встречая особого сопротивления? Некоторые историки говорят, что у армии Манштейна не было даже танков…

— Немцы действительно не имели в составе танковых подразделений, исключая упомянутые выше батальоны (дивизионы) штурмовых орудий. Но это ни в коей мере не преуменьшает их как противника серьезного, опытного, умелого и опасного. Бои на Перекопе носили крайне ожесточенный характер с полным напряжением сил.

Сами наши противники высоко оценивали упорство и силу сопротивления РККА. Из текста вражеских донесений также видно, что немцы столкнулись с равным и достойным противником. Красноармейцы и командиры 51-й армии в основной массе сражались упорно и ожесточенно, до последнего патрона, не прекращая сопротивления, даже оказавшись отрезанными в немецком тылу от своих, часто выбирая вместо плена солдатскую смерть на поле боя с оружием в руках.

Отдали немцы в своих донесениях должное и инженерному оборудованию советских позиций.

Читайте также

«Нас не слышит земля»: 250 дней и ночей обороны Севастополя

Можно ли было отстоять Крым?

— Можно, но для этого требовались качественные, боеспособные, сколоченные части Красной армии, а не народное ополчение, которое ускоренными темпами формировалось в Крыму. В условиях случившихся в это время трагедий под Киевом и Харьковом их в распоряжении Верховного главнокомандования просто не было.

В то же время у немцев после этих событий освободились соединения, например, механизированная бригада «Адольф Гитлер», которая своими самоходными орудиями обеспечивала прорыв в Крым через Ишунь. Чтобы противодействовать ей, требовалась артиллерия с достаточным боекомплектом, а этого тоже просто не было.

Возможно, могла изменить положение закаленная в боях армия Петрова Приморская. Можно сказать, победно эвакуированная из Одессы, с высоким духом, с настроением умеющих бить врага, как немцев, так и румын. Но когда она, высадившись в Крыму, двинулась к Ишуни, пытаясь нанести контрудар в степной части Крыма, время было потеряно. Немцы к тому времени уже были на рубеже Чатырлыка, и выбить их оттуда уже было трудно.

В чем причина провала обороны?

— Уже говорилось выше — недостаточное количество подготовленного резерва и, конечно, вообще недостаточная численность войск на перешейках. Но только не недостаточное упорство и тем более не малодушие солдат Красной армии.

Никаких массовых сдач в плен в 1941 году не было. И валить неудачу на это не имеет смысла. Немцы имели опыт, в том числе Первой мировой войны, по прорыву глубокоэшелонированных позиций. У Красной армии опыта обороны в таких условиях на момент 1941 года не было.

156-я дивизия генерала Черняева отлично проявила себя в боях, но, задавленная силами артиллерии, не могла держаться вечно. Хуже было с формированиями, появившимися в начале войны: 172-й и особенно 184, 320 и 321-й дивизиями. Кавалерийские дивизии были разными по качеству, но, имея в основном легкое вооружение, не могли ответить серьезным сопротивлением неприятелю. На стороне немцев — опыт нескольких лет войны. Особенно в вопросах подготовки немецкого наступления. Ведение разведки, инженерное обеспечение, взаимодействие и управление артиллерией — все делалось серьезно и основательно, без упрощений.

Немецкое командование очень гибко реагировало на текущую обстановку и создавало сводные подразделения, наиболее подходящие для действий «здесь и сейчас», чем штатные. В отличие от немцев, советские войска не могли рассчитывать на пополнение и создание необходимых резервов. Это война

Немецкое командование очень гибко реагировало на текущую обстановку и создавало сводные подразделения, наиболее подходящие для действий «здесь и сейчас», чем штатные. К сожалению, командный состав РККА тогда и в тех условиях делал то, что он мог делать, и делал это достойно. Во многом, на мой взгляд, даже лучше, чем их коллеги на других участках фронта. Но, в отличие от немцев, советские войска не могли рассчитывать на пополнение и создание необходимых резервов. Это война. В нашем случае сила сломила силу.

Каковы потери, которые понесли немецко-румынские войска и Красная армия?

— Если говорить о потерях, то обе стороны часто их завышали, при этом уменьшая потери своих войск. Это вообще любой войне свойственно.

Хочется заострить внимание на одном моменте. Периодически командованию Красной армии предъявляются обвинения в том, что оно стремилось выполнить поставленную задачу любой ценой, не считаясь с потерями. Из приведенных донесений ясно следует, что и немецких командиров не останавливали большие потери, когда речь шла о том, чтобы переломить ход боя в свою пользу и достигнуть решительного успеха.

Трудно называть точную цифру дальнейших потерь, но точно известно, что к концу декабря 1941 года, когда штурм Севастополя потерпел неудачу, только за две недели боев 54-й корпус потерял 7669 солдат и офицеров, из них 1318 убитыми и 255 пропавшими без вести. Значительные потери понесли и защитники Севастополя. Как отмечается в обзоре боевой деятельности Приморской армии, они составили 16 493 бойца и командира убитыми, ранеными и пропавшими без вести. По утверждению начальника штаба армии генерала Крылова, из общего числа потерь 7600 составили раненые. Большинство из них (5700 человек) удалось вывезти на Кавказ.

Читайте также

Ирина Агишева: защитники Севастополя спасали и Ленинград, и Москву, и Сталинград

Как осуществлялась эвакуация частей Красной армии из Крыма?

— В сложившихся условиях первая эвакуация из Крыма была проведена быстро, но не вполне организованно. 14 ноября на Таманский полуостров переправили около 400 орудий и 15 000 личного состава армии. Еще 9000 эвакуировать «забыли». Часть подразделений, прикрывавших отход армии, так и не смогла переправиться через пролив.

Какой можно сделать вывод из опыта Крымской оборонительной операции, был ли он сделан в ходе трагедии Крымского фронта в 1942 году?

— К сожалению, не полностью. Например, когда военный инженер генерал Галицкий осматривал Ак-Монайские позиции, он сказал, что удержать их без создания продуманной инженерной обороны будет невозможно. Но меры по их укреплению так и не были приняты.

Роль Севастополя и Крыма в том, что оттянули на себя те силы немцев, которые остро были необходимы на других участках Восточного фронта. Оборона Севастополя стала знаковым идеологическим событием, которое почти год с первых страниц центральных газет показывало народу стойкость советского солдата и матроса в борьбе с захватчиками.

Беседовал Сергей Павлив 

Теги:

Великая Отечественная войнаВторая мировая война

Совместное коммюнике Крымской конференции

Нет учебных вопросов

Заявление Премьер-министра Великобритании, Президента Соединенных Штатов Америки и Председателя Совета Народных Комиссаров Союза Советских Социалистических Республик по итогам Крымской конференции:

Поражение Германии
Мы рассмотрели и определили военные планы трех союзных держав для окончательного разгрома общего врага. Военные штабы трех союзных государств встречались на ежедневных встречах на протяжении всей конференции. Эти встречи были наиболее удовлетворительными со всех точек зрения и привели к более тесной координации военных усилий трех союзников, чем когда-либо прежде. Произведен обмен самой полной информацией. Полностью согласованы и детально спланированы сроки, масштабы и координация новых и еще более мощных ударов наших армий и авиации в сердце Германии с востока, запада, севера и юга. О наших совместных военных планах станет известно только по мере их выполнения, но мы верим, что очень тесное рабочее партнерство между тремя штабами, достигнутое на этой конференции, приведет к сокращению войны. Встречи трех штабов будут продолжаться и в будущем, когда в этом возникнет необходимость. Нацистская Германия обречена. Немецкий народ только утяжелит для себя цену своего поражения, пытаясь продолжать безнадежное сопротивление.

Оккупация и контроль над Германией
Мы договорились об общей политике и планах обеспечения соблюдения условий безоговорочной капитуляции, которые мы вместе наложим на нацистскую Германию после того, как немецкое вооруженное сопротивление будет окончательно подавлено. Эти условия не будут обнародованы до тех пор, пока не будет достигнуто окончательное поражение Германии. Согласно согласованному плану, силы трех держав займут каждую отдельную зону Германии. Координированное управление и контроль предусматривались планом через центральную контрольную комиссию, состоящую из верховных главнокомандующих трех держав со штаб-квартирой в Берлине. Было решено, что Франция должна быть приглашена тремя державами, если она того пожелает, чтобы захватить зону оккупации и участвовать в качестве четвертого члена контрольной комиссии. Границы французской зоны будут согласованы четырьмя заинтересованными правительствами через их представителей в Европейской консультативной комиссии.
Наша непреклонная цель — уничтожить немецкий милитаризм и нацизм и гарантировать, что Германия никогда больше не сможет нарушить мир во всем мире. Мы полны решимости разоружить и распустить все немецкие вооруженные силы; навсегда распустить немецкий генеральный штаб, который неоднократно устраивал возрождение германского милитаризма, вывести или уничтожить всю немецкую военную технику; уничтожить или взять под контроль всю немецкую промышленность, которая могла быть использована для военного производства; предать всех военных преступников справедливому и быстрому наказанию и точному возмещению натурой за разрушения, причиненные немцами; уничтожить нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения, устранить все нацистские и милитаристские влияния из государственной службы и из культурной и экономической жизни немецкого народа; и совместно принять такие другие меры в Германии, которые могут быть необходимы для будущего мира и безопасности во всем мире. У нас нет цели уничтожить народ Германии, но только когда будут искоренены нацизм и милитаризм, у немцев появится надежда на достойную жизнь и место в сообществе наций.

Репарации Германии
Мы рассмотрели вопрос об ущербе, причиненном Германией союзным нациям в этой войне, и признали справедливым, что Германия обязана возместить этот ущерб натурой в максимально возможной степени. Будет создана комиссия по возмещению ущерба. Комиссии будет поручено рассмотреть вопрос о размерах и способах возмещения ущерба, причиненного Германией союзным странам. Комиссия будет работать в Москве.

Конференция Организации Объединенных Наций
Мы полны решимости как можно скорее создать с нашими союзниками всеобщую международную организацию для поддержания мира и безопасности. Мы считаем, что это необходимо как для предотвращения агрессии, так и для устранения политических, экономических и социальных причин войны путем тесного и постоянного сотрудничества всех миролюбивых народов. Фундамент был заложен в Думбартон-Оукс. Однако по важному вопросу о порядке голосования согласия достигнуто не было. Настоящая конференция смогла разрешить эту трудность. Мы договорились, что конференция Организации Объединенных Наций должна быть созвана в Сан-Франциско, США, 25 апреля 19 года.45, подготовить устав такой организации в соответствии с предложениями, предложенными в неофициальных беседах в Думбартон-Оукс. С правительством Китая и Временным правительством Франции будут немедленно проведены консультации, и им будет предложено выступить соавторами приглашений на конференцию совместно с правительствами Соединенных Штатов, Великобритании и Союза Советских Социалистических Республик. Как только консультации с Китаем и Францией будут завершены, текст предложений по процедуре голосования будет обнародован.

Декларация об освобожденной Европе
Премьер Союза Советских Социалистических Республик, Премьер-министр Соединенного Королевства и Президент Соединенных Штатов Америки консультировались друг с другом в общих интересах народов их страны и страны освобожденной Европы. Они совместно заявляют о своем взаимном согласии согласовать во время временного периода нестабильности в освобожденной Европе политику своих трех правительств по оказанию помощи народам, освобожденным от господства нацистской Германии, и народам бывших государств-сателлитов Оси в Европе решить демократическим путем. их насущные политические и экономические проблемы. Установление порядка в Европе и перестройка национальной экономической жизни должны быть достигнуты посредством процессов, которые позволят освобожденным народам уничтожить последние остатки нацизма и фашизма и создать демократические институты по своему выбору. Это принцип Атлантической хартии — право всех народов выбирать форму правления, при которой они будут жить, — восстановление суверенных прав и самоуправления тем народам, которые были насильственно лишены их государствами-агрессорами. Чтобы создать условия, в которых освобожденные народы могут осуществлять эти права, три правительства будут совместно помогать людям в любом европейском освобожденном государстве или бывшем государстве-сателлите Оси в Европе, где, по их мнению, условия требуют (A) установления условий внутреннего мира; (B) осуществлять чрезвычайные меры по оказанию помощи бедствующим людям; (C) сформировать временные правительственные органы, широко представляющие все демократические элементы населения и обязующиеся как можно скорее создать посредством свободных выборов правительства, отвечающие волеизъявлению народа; и (D) способствовать, при необходимости, проведению таких выборов. Три правительства будут консультироваться с другими органами Организации Объединенных Наций и временными властями или другими правительствами в Европе, когда будут рассматриваться вопросы, представляющие для них прямой интерес. Когда, по мнению трех правительств, условия в любом европейском освобожденном государстве или в любом бывшем государстве-сателлите Оси в Европе делают такие действия необходимыми, они немедленно проводят совместные консультации о мерах, необходимых для выполнения совместных обязательств, изложенных в этой декларации. Этой декларацией мы подтверждаем нашу веру в принципы Атлантической хартии, наше обязательство в декларации Организации Объединенных Наций и нашу решимость построить в сотрудничестве с другими миролюбивыми нациями мировой порядок в соответствии с законом, посвященным миру, безопасности , свобода и общее благополучие всего человечества. Выпуская эту декларацию, три державы выражают надежду, что Временное правительство Французской Республики может быть связано с ними в предложенной процедуре.

Польша
В Польше создалась новая ситуация в результате ее полного освобождения Красной Армией. Это требует создания польского временного правительства, которое может иметь более широкую основу, чем это было возможно до недавнего освобождения Западной Польши. Поэтому временное правительство, действующее в настоящее время в Польше, должно быть реорганизовано на более широкой демократической основе с включением демократических лидеров из самой Польши и поляков из-за границы. Тогда это новое правительство должно называться Временным правительством национального единства Польши. М. Молотов, г-н Гарриман и сэр А. Кларк Керр уполномочены в качестве комиссии провести консультации в первую очередь в Москве с членами нынешнего временного правительства и с другими польскими демократическими лидерами внутри Польши и из-за границы с целью реорганизация нынешнего правительства в соответствии с вышеуказанными принципами. Это Польское Временное Правительство Национального Единства обязуется провести свободные и беспрепятственные выборы как можно скорее на основе всеобщего избирательного права и тайного голосования. В этих выборах все демократические и антифашистские партии имеют право принимать участие и выдвигать кандидатов. Когда Временное правительство национального единства Польши будет надлежащим образом сформировано в соответствии с вышеизложенным, правительство СССР, которое теперь поддерживает дипломатические отношения с нынешним временным правительством Польши, а также правительство Соединенного Королевства и правительство США. установит дипломатические отношения с новым польским Временным правительством национального единства и обменяется послами, отчеты которых будут информировать соответствующие правительства о положении в Польше. Три главы правительства считают, что восточная граница Польши должна проходить по линии Керзона с отступлениями от нее в некоторых районах на пять-восемь километров в пользу Польши. Они признают, что Польша должна получить существенные присоединения территории на севере и западе. Они считают, что в надлежащее время следует запросить мнение нового Временного польского правительства национального единства о масштабах этих присоединений и что окончательное определение западной границы Польши после этого должно отложиться до мирной конференции.

Югославия
Мы согласились рекомендовать маршалу Тито и доктору Субашичу немедленно ввести в действие соглашение между ними и сформировать новое правительство на основе этого соглашения. Мы также рекомендуем, чтобы новое правительство, как только оно будет сформировано, заявило, что: сами, сотрудничая с врагом, таким образом сформировав орган, известный как временный парламент; и (2) Законодательные акты, принятые антифашистской Ассамблеей национального освобождения, подлежат последующей ратификации учредительным собранием. Был также общий обзор других балканских вопросов.

Встречи министров иностранных дел
На протяжении всей конференции, помимо ежедневных встреч глав правительств и министров иностранных дел, также ежедневно проводились отдельные встречи трех министров иностранных дел и их советников. Эти встречи оказались чрезвычайно полезными, и Конференция согласилась с тем, что следует создать постоянный механизм для регулярных консультаций между тремя министрами иностранных дел. Поэтому они будут встречаться так часто, как это будет необходимо, вероятно, примерно каждые три или четыре месяца. Эти встречи будут проводиться поочередно в трех столицах, причем первая встреча состоится в Лондоне после Конференции Организации Объединенных Наций по Всемирной организации.

Единство для мира, как и для войны
Наша встреча здесь, в Крыму, подтвердила нашу общую решимость поддерживать и укреплять в грядущем мире то единство цели и действий, которое сделало возможной и верной победу Организации Объединенных Наций в эта война. Мы считаем, что это священный долг наших правительств перед нашими народами и перед всеми народами мира.
Только при продолжающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми нациями может быть реализовано высшее стремление человечества — безопасный и прочный мир, который, по словам Атлантической хартии, « дать гарантию, что все люди во всех странах могут прожить свою жизнь в свободе от страха и нужды». Победа в этой войне и создание предполагаемой международной организации дадут величайшую возможность во всей истории создать в предстоящие годы необходимые условия для такого мира.

( Подпись )
УИНСТОН С. ЧЕРЧИЛЛЬ
ФРАНКЛИН Д. РУЗВЕЛЬТ
И. СТАЛИН
11 февраля 1945 года. защита, содержание и репатриация военнопленных и гражданских лиц Британского Содружества, Советского Союза и Соединенных Штатов, освобожденных союзными войсками, вторгшимися в Германию. В соответствии с этими договоренностями каждый союзник будет обеспечивать продовольствием, одеждой, медицинским обслуживанием и другими потребностями граждан других стран до тех пор, пока не будет доступен транспорт для их репатриации. В заботе о британских подданных и американских гражданах Советскому правительству будут помогать английские и американские офицеры. Советские офицеры будут помогать британским и американским властям в их задаче заботы о советских гражданах, освобожденных британскими и американскими войсками в то время, когда они находятся на континенте Европы или в Соединенном Королевстве, ожидая транспорта, чтобы отвезти их домой. Мы обязуемся оказать любую помощь в соответствии с оперативными потребностями, чтобы обеспечить скорейшую репатриацию всех этих военнопленных и гражданских лиц.

Книги пером и шпагой: Оборона Севастополя 1941-1942 гг.

Kindle

Предварительный просмотр Google Книг недоступен, поскольку вы решили отключить сторонние файлы cookie для расширенного содержания. Посетите нашу страницу файлов cookie, чтобы просмотреть настройки файлов cookie.

Оборона Севастополя 1941-1942 гг.

(Киндл)

Советская перспектива

Вторая мировая война Россия и Восточный фронт Военный

По Клейтон Доннелл

Выходные данные: Pen & Sword Military

Размер файла: 17,2 МБ (.mobi)


Страниц: 248

Иллюстрации: 50

ISBN: 9781473879256

Выпуск электронной книги: 2 февраля 2016 г.

в наличии

4,99 фунта стерлингов

Цена печати £25,00
Вы сэкономите 20,01 фунтов стерлингов (80%)

Нажмите здесь, чтобы узнать, как загрузить наши электронные книги

Вы станете 4,99 фунтов стерлингов ближе к следующему 10,00 фунтов стерлингов кредит при покупке Обороны Севастополя 1941- 1942 г. Что это?

Нужен конвертер валют? Проверьте XE.com для текущих ставок


  • Описание
  • Отзывы (4)
  • Об авторе

В декабре 1941 года, пока Америка оправлялась от нападения на Перл-Харбор, а наступление немецких групп армий «Север» и «Центр» застопорилось в грязи и холоде русской зимы, 11-я немецкая армия окружила огромную крепость Севастополь. в Крыму, нанося массированные комбинированные авиационные, артиллерийские и наземные удары по хорошо укрепленным позициям. Началась одна из самых замечательных кампаний в истории современных войн, и она является предметом нового яркого и легко читаемого исследования Клейтона Доннелла. Опираясь на свое экспертное знание истории современных укреплений, он описывает проектирование и развитие мощной базы Красной Армии в Севастополе. Но он концентрируется на последовательности атак вермахта на опорные пункты, защищающие город. Форты и доты приходилось брать один за другим после сокрушительных артиллерийских и воздушных атак, потери с обеих сторон были тяжелыми, и эта жестокая борьба продолжалась более полугода. Используя документальные записи и ряд личных рассказов, Клейтон Доннелл реконструирует события и опыт кампании в ярких деталях.

Это хорошо проработанный отчет об осаде с акцентом на советскую сторону линий, но не исключительно, поэтому мы получаем достаточно информации о немецкой стороне, чтобы сохранить баланс текста. Повествование хорошо подкреплено свидетельствами очевидцев, полезными картами и фотографиями, что позволяет легко следить за событиями осады. Четко объясняются причины первых советских успехов и возможной победы Германии, а также разъясняется место осады в общей войне. Это хороший отчет о ключевой, но часто недооцененной битве Второй мировой войны.

Прочитайте полный обзор здесь

История войны
Обзор

представлен здесь.

HistoryNet

Как показано в

VaeVictis, ноябрь – декабрь 2016 г.

… В книге одна глава посвящена прорыву немцев в Крым и еще одна глава — подробному описанию «крепости Севастополь». После этого Доннелл полностью погрузился в осаду. Последовательные главы охватывают первое нападение в октябре и 19 ноября.41, второй штурм в конце года и события до конца мая 1942 года. Четыре главы посвящены третьему и последнему штурму в июне и июле. Все эти главы наполнены неопровержимыми фактами, включая OB, диспозицию, количество орудий, потери и т. д. В частности, автор использовал аэрофотоснимки и современные картографические технологии для иллюстрации позиций и операций.

В конечном итоге автор объявляет Севастополь не пером на шапке Манштейна, а стратегической победой Советов, победой, которая на месяцы связала всю немецкую армию, сделала ее дивизии почти беззубыми и лишила 6-ю армию Паулюса столь необходимой подкрепление под Сталинградом.

Книга неожиданно высокого качества

Камень и камень — Билл Стоун

О Клейтоне Доннелле

Клейтон Доннелл — ветеран ВВС США. Он имеет степень по истории и более тридцати лет увлеченно изучает военную историю и строительство крепостей. Клейтон много лет жил в Европе и изучал архитектуру и археологию самых известных крепостных систем Бельгии, Франции и Германии. Он создал первый в мире интернет-сайт на английском языке о линии Мажино и еще один о крепости и битве при Льеже в Бельгии.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *