Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Рассказы о охоте в тайге читать: Охотничьи рассказы / Сибирский охотник

Содержание

Читать онлайн «Совершенно правдивые истории об охоте и рыбалке в Колымской тайге и Охотском море» — автор Анатолий Шестаев

Сборник рассказов об охоте и рыбалке в девяностыe годы двадцатого века, посвященных друзьям и природе Колымского края.

Север. Воля. Надежда. Страна без границ

В. Высоцкий «Белое безмолвие»

Друзей моих прекрасные черты Появятся и растворятся снова…

Б. Ахмадулина

НА РЫБАЛКУ

В конце рабочего дня в кабинет неожиданно зашел Дима Дубревич и предложил съездить на рыбалку. Синегоров совершенно не ожидал такого предложения и никуда даже не помышлял ехать, работы было очень много. В Колымский РОВД он перевелся с «материка» недавно и все свое время посвящал работе, чтобы освоиться и закрепиться. Какая там рыбалка? Друзей еще не приобрел. Но с Димой установились уже хорошие товарищеские отношения и поехать с ним было заманчиво. Подумав, Синегоров, согласился, спросив какие снасти брать и на сколько времени едут. Дима ответил, что на пару дней, а снасти есть, брать ничего не надо, только продукты.

Рано утром, взяв рюкзак с припасами, Синегоров подошел к соседнему подъезду, где проживал Дубревич, там уже стоял ГАЗ-66 и рядом курили Дима, Багулин и Адамыч. Багулин тоже с недавнего времени после учебы работал опером вместе с Синегоровым, а Адамыч занимал очень интересную должность в РОВД. Он был инспектором по охране лесов и ему многие завидовали, хотя должность то всего капитанская. Адамыча с весны до зимы никто в отделе не видел, все где-то в тайге. Но иногда вылавливали и засаживали дежурным по РОВД чуть ли не бессменным. Поздоровавшись, Синегоров узнал, что Адамыч будет проводником, а еще поедет тесть Димы, который приехал в гости с «материка». Все забрались в будку 66-го, а Адамыч уселся в кабине рядом с водителем Виталиком. Для Синегорова все было впервые и он с интересом приглядывался к обстановке. В будке были скамейки, окна, печка, какие-то мешки. Как заметил Синегоров, ни дров, ни воды в будке не было. В тот же день он узнал, что чего-чего, а дров и воды на Колыме хватает с избытком, чай не Казахстан.

Дорога была поначалу неплохая и ехать было вполне удобно. Дубревич рассказывал как он попал недавно в авиакатастрофу и выпрыгивал из горящего самолета. Через час остановились и вышли покурить. Дима о чем-то поговорил с Адамычем и поехали дальше. В окно было видно, что подъехали к большой реке. Синегоров с изумлением увидел, что машина почти не останавливаясь заезжает прямо в воду и едет дальше. У Диминого тестя глаза буквально на лоб полезли и он что-то проворчал, похоже, матерное. Но Дима всех успокоил, объяснив, что ничего страшного, сейчас переедем вброд через Олу и поедем дальше. Синегоров с Багулиным с сомнением смотрели в окно, река уж больно быстро неслась с шумом и виднелись большие буруны, а до противоположного берега было далековато. Вода была уже выше колес и доходила до кабины. Ребята стали тревожно переглядываться. Синегоров воды всегда побаивался, помнилось еще наводнение в детские годы, когда их дом буквально смыло и еле сами спаслись. В памяти навсегда остался тот страшный ревущий поток бешеной воды.
И вдруг машина как-то присела и встала, а потом заглохла. Вода подступала уже к самым окнам, которые находились довольно высоко. Ребята с тревогой смотрели как Адамыч и Виталик через окна кабины выбрались на ее крышу, а оттуда полезли на крышу будки. Вокруг неслась с огромным шумом вода, а будка закрыта и дверь уже не откроешь. Все молчали и слышно было как на крыше топтались Адамыч и Виталик. И вдруг машина резко качнулась. Кто-то вскрикнул:

— Смывает!

Вода перла во все многочисленные щели и дошла до колен. Синегоров подскочил к окошку и крикнул:

— Бей стекла, вылезать надо на крышу.

Но Дубревич спокойно сказал:

— Не надо бить, потом же вставлять придется, давайте аккуратно их вытащим.

Стараясь не паниковать, быстро с помощью отвертки и ножей вытащили из двух окошек стекла и Дубревич с Синегоровым вылезли на крышу. Тесть, поджав ноги, в полупрострации сидел на скамейке, а Багулин собирал в воде рюкзаки и складывал их на скамейку. Глянув с крыши, ребята обомлели. Вокруг с оглушающим ревом неслась вода. Какой там другой берег, хорошо, что недалеко отъехали и сели в яму. Чуть дальше и конец, плыли бы уже к Охотскому морю. А Адамыч с Виталиком уже были на берегу. Они просто коротко разбежались по крыше, перепрыгнули ревущий поток и попав на тихую воду дошли до берега и покуривали там, махали руками и что-то кричали. Слышно же ничего не было, так ревела река. Перегнувшись с крыши к окошку Дубревич крикнул Багулину, чтобы тот подавал наверх рюкзаки. Багулин быстро передал все вещи наверх и помог тестю выбраться на крышу. Картина была незабываемая. Выбравшись на крышу тесть вовсе оцепенел и закрыл глаза. Хорошенько размахнувшись перебросили все рюкзаки. Адамыч с Виталиком быстро доставали их из воды и вытаскивали на берег. Самый большой рюкзак, матерясь, еле перекинули вдвоем. Он упал далеко от берега и пока Адамыч вытащил его весь промок.

«Что же с тестем делать? Не допрыгнет же, свалится прямо в поток и капут» — каждый думал, поглядывая на него. «Может перекинуть, как рюкзак? Да куда там, чай не худенький!». Но тут Дима, перемахнул на берег и уже тащил из лесу здоровенный ствол лиственницы. Они втроем, подойдя по спокойной воде к ревущему потоку с большим трудом перекинули лесину. Концом она упала на край крыши машины, где Багулин с Синегоровым подхватили ее и укрепили. Теперь оставалось уговорить тестя перейти по стволу. Но тот никак не соглашался, сказав, что лучше умрет на крыше чем в воде. Тогда Багулин, подавая пример, осторожно, балансируя руками, прошелся по наклонному бревну и спрыгнул в тихую воду. Тогда уж тесть встал на край бревна, потом опустился на колени и пополз потихоньку, но вдруг соскользнул, перевернулся, но к вящему всех удивлению и радости, крепко вцепившись кверху ногами пополз вниз по бревну и благополучно преодолел поток, а там уже Дима подхватил его и провел до берега. Синегоров благополучно спрыгнул с крыши и так все собрались на берегу. Адамыч помалкивал, но никто его не винил, что толку. Потом выяснилось, что Адамыч понадеялся на Виталика, а тот надеялся, что Адамыч хорошо знает брод и так они спокойно въехали в реку.

Опомнились оба, когда уже въехали в яму. Синегоров же думал, а чего вообще поперлись в такую воду?.

Но местных реалий еще не знал, потому и промолчал. Разобрали рюкзаки, переодели у кого были носки (с тех пор Синегоров всегда клал в рюкзак две пары носков и спортивные штаны). Самый большой рюкзак оказался у Адамыча. Он приговаривал, что если едешь на два дня, бери провизию на неделю и остолбенел. Рюкзак был насквозь мокрый и все внутри превратилось в кашу. А внутри в основном были папиросы «Беломорканал», пачек, наверное 50. Еле сдерживались, чтобы громко не хохотать, так уморительно выглядел Адамыч, лишившись любимых папирос. Хуже было, что водку как-то незаметно по дороге выпили. А было то ее всего две бутылки (в те времена безумной борьбы с пьянством дефицит немыслимый). Но у Синегорова осталась бутылка вина. Согрелись немного, все-таки конец августа, не жарко, вода холодная (с тех пор Синегоров никогда не разрешал пить водку в дороге). Разожгли костер, подвесили котелок с водой для чая.

Что делать дальше пока не знали. Но выход один, кому-то идти за помощью 50 километров не меньше. А кто у нас лучше всех тайгу знает? А кто у нас проводник? Адамыч помалкивал. И вдруг раздался какой-то посторонний звук. Прислушались, точно, машина!

— «Урал», — определил Дубревич.

И точно — через несколько минут среди деревьев показался «Урал». Минут через десять машина подъехала к берегу. Никогда рыбаки так не радовались рыбинспекторам.

Подхватив трос, Виталий дважды нырял в холодную воду, но зацепил все-таки его за свою машину. И Урал спокойно вытащил ГАЗ-66 на берег. К удивлению машина тут же завелась. Виталий что-то там еще поколдовал, прогрел, вставили на место стекла, вытерли скамейки. Попили с рыбинспекторами чаю и решив не испытывать больше судьбу поехали домой.

Из этой первой поездки на рыбалку на Колыме Синегоров сделал несколько выводов, которые потом соблюдал всю свою жизнь на Колыме:

— никогда не пить в дороге,

— иметь в запасе непромокаемую упаковку спичек,

— иметь карту или четко знать дорогу,

— иметь в запасе носки, белье,5. всегда брать котелок, кружку, ложку, 6. не зная брода, не лезть в воду.

ПРОВЕРКА

Владимиру Пономаренко посвящается…

— Послушай, Михалыч, проверка то проверкой, а как бы на Талую выехать, давно ведь там не был? — попробовал закинуть удочку Синегоров.

— Да когда там ехать? Тут столько работы — все просмо-треть, изучить, акт проверки написать. Сам ведь знаешь, — отнекивался Пономарев, мрачно поглядывая на шесть стопок папок и стопку журналов.

Проверка была плановой, давно ожидаемой, но все равно, приятного мало. У Синегорова все документы давно были приведены в полный, если не идеальный порядок, показатели хорошие и проверки он нисколько не боялся. Тем более что проверяющим был его старый товарищ и друг Пономарев. Но кроме того Синегоров отлично знал, что чаще всего результат проверки был заранее запрограммирован в УВД, а проверяющий документально оформлял заданный результат и тут уж никакие показатели не помогут. А знал потому что ранее сам неоднократно проводил такие проверки, будучи старшим инспектором штаба УВД в Казахстане.

Вздохнув, Синегоров взял графин и сходил за свежей водой. Включил старый алюминиевый электрочайник и достал из тумбочки фарфоровые чашки, сухари и карамель.

— Давай чаю попьем, а потом уже за дело, — предложил он Пономареву.

Михалыч достал сигареты и закурил, встав возле приоткрытой форточки. Покуривая, он задумчиво осматривал свой бывший кабинет, в котором проработал столько лет, будучи начальником отделения БХСС.

— Ничего не изменилось, только декабрист пышнее стал, цветет вовсю, — хмуро проговорил он.

— А чего тут менять? В свое время ты его хорошо отремонтировал, — ответил Синегоров. — Ну, что, едем?

— Да погоди ты, видишь, думаю.

Вдруг открылась дверь, и в кабинет зашел незнакомый подполковник милиции. Пономарев тут же познакомил его с Синегоровым.

— Старший опер ОРБ Коршуков Олег Степанович. Проверяет работу уголовного розыска и тебя тоже проверять будет.

— Какого черта! Мне одного подполковника хватает. С какого он боку? — недоуменно спросил Синегоров.

— Извините, Дмитрий Матвеевич, но у меня предписание проверить работу РОВД по борьбе с организованной преступностью, то есть в том числе и ваше отделение БЭП, — примирительно сказал Корсуков.

— Олег Степанович, а ты давно на Талой был? — сменил тему Синегоров, наливая чай в три чашки и подвигая их своим гостям.

— Я только мечтал туда попасть, а фактически за всю жизнь в Охотоморске дальше Карамкена не был. И то один раз за жимолостью куда-то сюда ездили года три назад, — улыбаясь, ответил Корсуков.

— И что ты внукам потом на материке будешь рассказывать? Как в кабинете сидел, да по городским тротуарам на Колыме гулял — смеялся Синегоров. — В общем, я предлагаю: поехали на Талую, отдохнем, поохотимся.

— Нам же акты писать, — напомнил Пономарев.

— Да напишу я вам акты, не впервой, — продолжал уговаривать Синегоров.

— Михалыч, правда, давай съездим, с актом я сам разберусь, загорелся Коршуков, допивая чай.

Пономарев еще слабо отбивался. Но Синегоров добил его, сказав, что поедут на его бывшем УАЗике и он сам как ранее сядет за руль. Тут уж Михалыч сдался. Договорились выехать завтра с утра, а пока каждый займется своим делом.

Синегоров тут же стал готовиться к поездке. Все-таки зима, морозы за минус 40, ехать 300 километров в один конец.

Выехать удалось на следующий день только после обеда. Еле вырвались, то одно цеплялось, то другое. Через полчаса выехали за Карамкен и Коршуков, не отрываясь, смотрел в окошко на разворачивающуюся панораму колымской тайги. Впереди замаячили высокие сопки, вершины некоторых из них украшали скалы, похожие на величественные замки, а вокруг лежали глубокие белые-белые снега. Осторожно проехали Яблоневый перевал. В стороне от трассы промелькнули немногочисленные дома поселка Яблоневый. Так назывались перевал и поселок не потому, что там росли яблони, а потому что здесь заканчивался один из отрогов хребта Яблоновый. Но об этом мало кто знал. Изучая как-то на досуге топонимику Колымы, Синегоров только удивлялся богатой фантазии и интеллекту первопроходцев, в основном геологов и дорожников. И после тщательных поисков на карте нашел таки ручей под названием Матвеич. А «Михалычей», кстати, было даже два ручья.

Зимний день короток и солнце уже начало садиться. Подъехали к поселку Атка, которая виднелась огромными нефтебаками. Атка была известна по всей Колымской трассе своей отличной столовой, в которой любили поесть все трассовские водители, особенно хороши здесь были котлеты и хлеб. Про Атку есть анекдот. Встретились в гостинице Охотоморска два командированных, знакомятся. Один говорит:

— Я из Билибино.

— А-а, это где атомная станция. А я из Атки.

— А-а, это где задом наперед ходят.

Коршуков анекдот сразу не понял. Объяснили, что там постоянно дует очень сильный ветер, продувающий насквозь. Особенно зимой, а зима девять месяцев. Вдобавок поселок расположен на высоте 999 метров от уровня моря и одного метра на хватает, чтобы к северным надбавкам платили еще и высокогорные. Коршуков мгновенно отреагировал: «Так насыпали бы пару метров». Синегоров с Пономаревым долго смеялись. Так насыпали уже сколько раз. Сдувает!

Через пятьдесят километров после Атки подъехали к Поворотному, дальше по трассе поднимался перевал Дедушкина лысина, названный в честь первого начальника Дальстроя Берзина. Но здесь надо было поворачивать направо, в сторону от трассы.

В дороге Коршуков увлеченно рассказывал о системе закаливания Порфирия Иванова, адептом которой он давно являлся.

— Самое главное, — говорил он, — это непрерывность. Если взялся обливаться, то обливаться надо каждый день, невзирая на погоду.

Сам Коршуков обливался каждое утро на улице и зимой, и летом.

— А если мороз за 40 градусов? — недоверчиво спросил Синегоров.

— Ничего страшного, обольюсь и при минус 40, — снисходительно улыбался Коршуков.

Проехали Тальский перевал и вот огни Талой. Подъехали прямо к санаторию, но оказалось, что главврач срочно выехал в Охотоморск на совещание и никого не успел предупредить, что будут гости. Синегоров не стал разбираться, выяснять, а сразу предложил ехать дальше, на Арарат, как втайне и планировал. Коршуков сразу согласился. Что Талая? Здесь многие бывали, а про Арарат не все и слышали. Поехали дальше.

Уже стемнело, ярко светила луна, сверкали звезды, подморозило хорошо. Ехать до Арарата минут 30—40, расстояние всего 30 километров, дорога расчищенная, накатанная. Синегоров планировал заехать к своему другу Сане Маслову, который и устроит ночлег, теплый гараж и охоту. Но как с утра не заладилось так и заканчивалось. Маслова с обеда отправили на дальний участок на три дня. Выручил его друг, прапорщик Казимир, которому Маслов поручил встретить Синегорова. Казимир отвел их в дом на окраине поселке. По правде сказать, окраины тут были со всех сторон, а вокруг тайга. В доме их ждал местный участковый Серега Кашманов. Дом был просторный, четыре комнаты, большая кухня. Синегоров с Казимиром отогнали УАЗ в теплый гараж, расположенный в зоне, за воротами. Арарат — это колония-поселение со своим режимом и своими порядками.

В доме все собрались на кухне и пытались организовать ужин, мешая друг другу. Синегоров выставил всех из помещения и принялся сам за дело, только Кашманову поручив чистить картошку. Коршуков с Пономаревым с интересом осваивались, выходили на крыльцо подышать морозным воздухом и полюбоваться на ночное небо. Мороз крепчал, звезды светили все ярче, а все вокруг завалено чистейшим снегом. Скоро стол был накрыт и не успели расположиться, как в дверь постучали, — заявился Казимир с сумкой в руках. В тот день Синегоров впервые встретился с Казимиром, будущим его постоянным спутником во всех почти поездках по Колымской тайге.

Несколько смущаясь, все-таки два подполковника из областного УВД и майор из РОВД, Казимир достал из сумки литровую бутылку и поставил на стол.

— Это что? — заинтересовался Михалыч.

— Это напиток моего приготовления, — скромно ответил Ка-зимир.

— Нет уж, давайте водку, — твердо сказал Синегоров, с пред-убеждением относившийся к самогону, и убрал бутылку со стола. Разлив водку по стаканам, на два пальца и не более, посмотрел на Михалыча. Пономарев встал, приосанился и произнес тост:

— Вот мы проехали 300 километров, ехали без приглашения и толком даже не зная, куда, а нас встретили, обогрели, устроили. Предлагаю выпить за всех нас, за друзей и коллег.

Тост дружно поддержали и принялись за еду. Отварная картошка хорошо подошла к разогретым котлетам, приготовленным женой Синегорова и квашеной капустой, того же изготовления. И как обычно, жареная кета, красная икра, соленая горбуша, копченый палтус, сало, колбаса. Под такую закуску грех было не выпить. И Михалыч после третьего тоста предложил попробовать все-таки изделие Казимира. Попробовали и пришли в изумление. Первая проба как то всех взбодрила, просветлила и настроила на очень жизнерадостный лад.

— Эликсир! — произнес торжественно Синегоров.

— Ну так на прополисе же, — гордо объяснял Казимир. Вкус был изумительным, а воздействие на организм целительным и благотворным. И тут Синегоров рассказал историю про самогон. Московские геологи стояли возле поселка Хасын. На водку, как известно, талоны, а они командированные, кто им талоны даст. Но на окраине поселка жил охотник по кличке Соболь. Так этот Соболь потихоньку гнал самогон. Вот геологи и брали у него по надобности живительную жидкость. Конец сезона, геологи улетели в Москву, а Соболь в это время был на охоте. И вот зимой, перед самым Новым годом, стучится к Соболю геолог и напоминает, что он остался должен геологам 3 литра самогона. Соболь отдал, конечно, без спора. Но долго потом вспоминал, надо же, из Москвы за самогоном!

Казимир достал из сумки вторую бутылку, но Синегоров тут же забрал ее, спрятал подальше и занялся чаем. За чаем с карамельками Коршуков принялся с увлечением рассказывать Казимиру о методе Порфирия Иванова, а тот недоверчиво слушал об обливании при минус 40 градусах. Но Олег пообещал утром продемонстрировать сей метод и попросил Серегу приготовить воду, чтобы она была холодная. Серега с готовностью набрал полное ведро и поставил его на веранду. После чая все вышли на крыльцо, кто покурить, а кто просто подышать свежим морозным воздухом.

Тишина стояла первобытная, такая тишина существует только в глухой тайге и космосе. Звезды спустились прямо на тайгу и ярко сияли от края до края. И было их столько! Таинственно отсвечивал снег. Коршуков был просто ошеломлен и очарован такой красотой. Мороз крепчал и на термометре было минус 48 градусов. Синегоров плюнул на землю и в очередной раз убедился, что Джек Лондон в своих северных рассказах несколько преувеличивал, описывая, как его герои определяли крепость мороза, плюнув на снег, и слушая как звенит мгновенно замерзшая слюна, рассыпаясь на снегу льдинками.

Замерзнув, все вернулись в теплый дом. Серега предложил для комфорта затопить печь, несмотря на то, что в доме от батарей центрального отопления и так было тепло. Получив одобрение, занялся растопкой, а остальные сели пить чай. После чая Коршуков предложил сделать массаж Казимиру, который жаловался на боли в спине. Перед этим, во время чаепития, Олег рассказывал о различных методиках оздоровления, йоге, массаже. И вот он продемонстрировал свои способности на деле. Массаж Казимиру очень понравился. Пришлось Олегу делать массаж всем, кроме Кашманова, тот наотрез отказался, и так, мол, здоровый. После массажа Казимир рассказал, что в юности он занимался тяжелой атлетикой и достиг в этом деле определенных успехов. Синегоров же доказывал, что лучший и наиболее гармоничный вид спорта, это — карате. В доказательство продемонстрировал пару упражнений. Сначала встал на колени, потом сел на пятки и наклонился назад пока не лег затылком и лопатками на пол, потом выпрямился и так три раза. Это поза из йоги, пояснил он, называется «супта вирасана», а по-русски — «поза героя». Повторить ни у кого не получилось. Потом Синегоров отжался три раза на больших пальцах рук. Потом еще посидели у горящей печки, было очень уютно и покойно. Первым спать ушел Михалыч, затем и Синегоров прилег на диван. Часа через полтора он проснулся от какого-то шума, прислушался. Из кухни доносился оживленный разговор. Заглянув туда, увидел сидящего возле печки Коршукова и Казимира. Последний, широко раздвигая руки, что-то горячо рассказывал. «Про щуку, наверное», — подумал Синегоров и вернулся на диван.

Утром все встали бодрыми и хорошо отдохнувшими. Голова ни у кого не болела. Вспомнили добрым словом эликсир Казимира. А он уже тут как тут, примчался смотреть на обливание. Олег немного размялся и в одних плавках вышел на крыльцо. Вода в ведре стояла всю ночь и покрылась льдинкой. Олег прихватил ведро и спустившись с крыльца спокойно вылил на себя всю воду. Зрители вокруг только ахнули. Морозто минус 46 градусов. Олег чуть постоял, от него шел пар, и спокойно зашел в дом. Больше всех изумлялся Казимир. Синегоров спросил его,

— А откуда здесь зрители появились?

Казимир клялся, что никому не рассказывал про обливание, ну кроме жены, разумеется.

После завтрака и чая хотели отправиться на охоту. Но Казимир не советовал, какая охота в такой мороз, все куропатки и глухари глубоко под сугробами сидят, мороз же уменьшается, а наоборот крепчает, вон какой туман стоит. Честно говоря, особо никому и не хотелось идти из теплого дома куда-то в тайгу, да по такому снегу.

И как-то незаметно в разговорах пролетело время до обеда. Пообедали и, простившись с Казимиром и Серегой, выехали домой.

Скоро стемнело, машина мчалась по трассе, снаружи трещал мороз, а в кабине было тепло и уютно, тем более что все были в теплых форменных цигейковых полушубках и торбасах. И невероятно огромная желтая луна сопровождала их в пути, как бы прокатываясь над сопками. И огромное количество звезд усыпало небо, и низко-низко сверкала Большая Медведица. Вокруг лежал глубокий белый снег. И Синегорову казалось, что он едет уже бесконечное количество времени и не видать конца дороги и дорога эта не кончится уже никогда.

ЗИМНЯЯ ИСТОРИЯ

Алексею Миронову посвящается…

— Далеко еще? — спросил Андрей.

Синегоров вздрогнул — это были первые слова Андрея за два часа, что они ехали по зимней дороге. На что он сам был молчалив, но Андрей мог за всю дорогу от города до Поворотного сказать не более трех-четырех слов.

— Вот доедем минут через двадцать до старого поселка — Буюнда называется и от него еще километров тридцать шесть, если дорога есть.

— Боюсь, что бензина не хватит на обратную дорогу, — буркнул Андрей минут через пятнадцать.

— Не переживай, найдем, — успокоил Синегоров. Андрей только хмыкнул. Где, мол, в тайге глухой зимой найдешь бензин, до самой Атки заправок нет, а это двести километров.

В поселке в этот раз никого не было, но сразу от дома оленеводов шла большая колея.

— Трактором сани тащили, — сразу определил Матвеич и Андрею: «Видишь, дорога есть, за час доберемся, там час и назад уже к восемнадцати часам дома будем».

Про себя подумал: «Должны быть».

Андрей молча закурил и свернул на колею. Уже в лесу попались два таких крутых спуска, что Матвеич только головой покачал.

Меньше чем через час подъехали к стоянке. На ней находились трактор с санями, на которых был укреплен небольшой вагончик и три брезентовые палатки, две из которых были почти полностью зарыты в снегу. Из одной из них на лай собак уже выбрались два человека и спешили к машине. Первого Синегоров узнал сразу — это был бригадир оленеводов Гриня, второй был незнаком.

Поздоровавшись, Гриня пригласил приезжих в палатку.

Из другой палатки в это время выскочили дети и с любопытством глядели на гостей.

Синегоров вынул из кармана пригоршню конфет и, подозвав их поближе, раздал каждому. Потом, согнувшись вдвое, полез в палатку, за ним кое-как чуть ли не на коленях, здоровенный Андрей.

Внутри было жарко, в углу вовсю топилась железная печурка, на ней стояла кастрюля, в которой что-то булькало и огромный чайник.

Прямо на полу, на шкурах сидели старый Егор и жена Грини Евдокия, пили чай.

Поздоровавшись и поздравив с наступающим Новым годом, Синегоров с Андреем сели тут же и скинули шапки и меховые куртки.

Евдокия подала им по чашке чая, подвинула сахар, печенье. Егор вдруг засмеялся.

— Вы что, Новый год с нами встречать будете? А водку привезли?

Все замерли и уставились на Синегорова. Матвеич заулыбался:

— Да нет, мы сейчас же назад. Вот только Гриню допросим, как у него карабин украли и домой, как раз успеваем к Новому году.

Андрей отставил кружку с чаем, достал свою папку, ручку и начал заполнять протокол.

Егор заскучал.

— Придется чаем Новый год встречать.

Едвокия сердито застучала посудой. Гриня, насупясь, начал отвечать на вопросы Андрея.

Матвеич продолжал улыбаться.

— А что вы, на Новый год ничего не оставили?

Евдокия, сердито глядя на Гриню, проворчала:

— Как же, оставишь тут!

И тут же спросила:

— Мясо будете? Сварилось уже.

Матвеич посмотрел на Андрея:

— Ну что, свежей оленины поедим?

Тот, продолжая писать, кивнул головой.

Синегоров молча надел шапку и вылез из палатки. Подышав свежим воздухом, было не холодно, всего градусов тридцать, залез в машину и, пошарив, достал из рюкзака литровую бутылку водки.

Вернувшись в палатку, подал бутылку Егору и пожелал хорошо встретить Новый год.

Повеселевшая Евдокия достала мясо из кастрюли, выложила его в большую чашку и выставила на середину. Андрей уже закончил допрос и дал Грине протокол для подписи.

До сих пор молчавший оленевод, которого звали Василий, тихо произнес.

— А что ждать двенадцати часов? Можно ведь и раньше вместе с вами отметить.

Евдокия из своего угла отозвалась, что пока мясо горячее, да все вместе…

В итоге короткого обсуждения Егор открыл бутылку и налил всем по 50 граммов, потом еще по столько.

После второй заговорили более оживленно. И в разговоре Синегоров упомянул, что он родом из Казахстана. И вот тут-то

Василий и спросил,

— Матвеич, а ты Мишу Ященко знаешь?

Синегоров чуть не подавился куском мяса и недоуменно посмотрел на оленевода.

— Вообще-то знаю, а ты откуда его знаешь? И с чего ты взял, что я его знаю?

— Брат он мой, однако, двоюродный

Синегоров ошеломленно помотал головой.

— А с чего ты подумал все-таки, что я его знаю?

— Ну, как же, ты же с Казахстана!

— А ты представляешь, какой Казахстан огромный, сколько там населения?

Василий пожал плесами и предложил выпить за встречу. Так и допили всю бутылку.

Синегоров уже за чаем рассказал, что Мишу Ященко он знает уже лет восемь, шесть лет тренировался у него в секции каратэ, но никогда не думал, что его тренер родом с Севера, а тот ни разу не обмолвился о своей родине. Про себя же Синегоров думал: «Поистине неисповедимы пути Господни! Это же надо — в глухой колымской тайге, за сто с лишним верст от поселений перед самым Новым годом встретить двоюродного брата Ященко, у которого тренировался в Казахстане!».

Напившись чаю, вылезли все из палатки, отсалютовали из всех стволов на радость детворе и весело распрощались, пожелав друг другу счастливого Нового года. И уже в машине Синегоров достал из рюкзака еще одну литровую бутылку водки, открыл дверь и отдал ее Василию.

— Дождитесь двенадцати часов! Поехали!

Андрей тут же рванул.

Первый подъем одолели минут за сорок. Но второй оказался неодолимым и объехать его никак было нельзя, кругом лес, а он начинался сразу с крутого поворота и не разгонишься.

С первой попытки УАЗик преодолел только с треть подъема и безнадежно забуксовал. Синегоров с Андреем вылезли из машины, осмотрелись.

Уже начало темнеть, время третий час, а на Колыме зимний день короток, почти и нет его. Подъем был так себе, невелик, но крутой.

Наломали сухих веток, набросали под колеса и попытались еще раз. Синегоров изо всех сил толкал машину сзади. Андрей газовал, но машина безнадежно буксовала, чуть продвинувшись вперед.

В ход пошли старые шинели, что валялись за сиденьем, еще сучья. Потом уже Синегоров сел за руль, а Андрей упирался что было его огромной силы сзади.

Таким образом преодолели половину подъема. Пролетел час.

Читать онлайн «Таежные рассказы» — Николай Станиславович Устинович — Страница 1

Николай Устинович

ТАЕЖНЫЕ РАССКАЗЫ

Николай Станиславович Устинович

Писатель Николай Станиславович Устинович свою творческую жизнь посвятил изображению природы Сибири и советского человека, живущего в этом крае.

Н. С. Устинович родился в 1912 году в деревне Горелый Борок, Нижне-Ингашского района, Красноярского края, в многодетной семье и с детства узнал все виды крестьянского труда. С десяти лет мальчик начал работать вместе со взрослыми: косил, пахал, боронил, пилил и колол дрова.

Закончив сельскую школу, он продолжал учиться в девятилетке и после окончания ее уехал работать на одну из спец-строек Дальнего Востока. Там Николай Устинович начал писать заметки в многотиражную газету. Он был активным и грамотным рабкором, и его перевели на работу в редакцию.

С тех пор Устинович постоянно сотрудничал в краевых газетах: куда бы он ни переезжал, он посылал в газеты свои рассказы и корреспонденции. Когда редакция газеты «Восточно-сибирский комсомолец» предложила ему работу заведующего литературным отделом, Николай Станиславович переехал в Иркутск.

Первый рассказ Н. С. Устиновича был напечатан в московской «Охотничьей газете» в 1930 году, когда он еще учился в школе. Первая его книга вышла в 1943 году, и с этого времени книги Устиновича выходят в различных издательствах.

Сейчас Николай Станиславович живет в Красноярске. Современную жизнь родного края писатель знает прекрасно: он несколько лет работал корреспондентом газеты «Красноярский рабочий» и печатал на ее страницах очерки о колхозах, о машинно-тракторных станциях и о людях новой колхозной деревни. На этом взятом из действительности материале и написаны лучшие его рассказы.

Длительной работой в газетах, вероятно, определилась и склонность Устиновича к небольшому, на нескольких страницах, рассказу, очерку, к четкому изображению характера человека. Его произведения пробуждают любовь к красивой в Своей суровости сибирской природе, к сибиряку — хозяину безграничной тайги, смелому, богатому опытом, товарищу в трудном деле.

В своих рассказах писатель показывает сегодняшнюю жизнь далекого от центра нашей Родины края, который, по словам А. М. Горького, был прежде «краем кандалов и смертей». Теперь в самые далекие его таежные дебри вторгается новая жизнь. Но эта жизнь не наступает сама. Ее создает человек, который должен положить много силы, душевной и физической, много ума и твердости, чтобы превратить дикие пространства в культурные земли, в хозяйства, дающие материальную основу для развития всего края.

Н. С. Устинович показывает обыкновенных сибирских людей, которые беспокоятся обо всем, чувствуют ответственность за каждое порученное им дело, потому что они патриоты, без громких слов выполняющие свою работу, понимающие ее значение.

Без таких людей невозможно преобразование жизни: они строители ее, и одновременно они и украшают жизнь, потому что в процессе любимого труда сами приобретают новые черты.

На нетерпимом отношении людей к собственническим проявлениям строятся сюжеты некоторых рассказов Устиновича. Герои их сурово относятся к людям, которые личные интересы ставят выше общественных, уважают и любят тех, кто отодвигает собственное благополучие на задний план и кто обладает глубоким чувством собственного достоинства.

Рассказ «Черная смородина» переносит читателя на бурную сибирскую реку. У рыбака Дениса Коробова в самую ответственную минуту, когда лодка только что миновала порог, ломается весло. Коробов вместе с незнакомым человеком, едущим с ним в лодке, едва выбираются на берег.

В рассказе хорошо передано отношение Дениса Коробова к случайно встреченному человеку: хотя ему кажется, что Климов оказался в трудном положении из-за своих личных дел, он все же по-человечески заботится о нем и спасает его.

Но как меняется отношение Коробова к человеку, когда Денис узнает, что Климов ходил по тайге и даже жизнью рисковал не из-за золота, а ради большого дела — поисков особого вида черной смородины. Даже деньги за потраченные «три поденщины» и разбитую лодку Коробов не хочет взять.

Н. С. Устинович умеет показать, как героически ведет себя ничем особенно не примечательный человек в трудных обстоятельствах. Вот рассказ «Первопечатник». Его герой Ефим Осипович Егоров остается стеречь затонувший в реке печатный станок. Но увидев, что река вот-вот станет, он — немолодой человек— несколько раз ныряет в ледяную воду, пока ему не удается привязать к станку веревку. И читатель верит, что этот человек и газету будет выпускать так же самоотверженно, как спасал станок.

Из повестей, написанных Н. С. Устиновичем в послевоенные годы, более удачна «В краю далеком» (1947 год). Главная ее мысль заключается в том, что советские люди чувствуют ответственность за судьбу друг друга, вмешиваются в жизнь человека и помогают, если ему трудно, тяжело. А это и называется чувством коллектива. Ребенок, ставший сиротой, всегда найдет себе опору в окружающих его людях.

Таким настоящим советским человеком — отзывчивым, с большим сердцем — показан в повести зверовод Иван Данилович. Он любит свою работу, заботливо относится к людям, и они тянутся к нему. Зная, что воспитать ребенка — дело трудное, Иван Данилович все же берет в свою семью мальчика, попавшего в беду. Он воспитывает в нем стойкий характер и любовь к делу, которым сам занимается в совхозе.

Вот один из лучших рассказов в книге — «Медвежий бор» — про лесника, страстного охотника, радушного человека.

С большим мастерством Н. С. Устинович описывает необыкновенную весеннюю ночь в лесу, когда пахнет землей, прошлогодними травами, тающим снегом и где-то впереди токует косач с такой молодой силой, «что даже Егор Савельич расправил плечи, словно сбрасывая с них незримую тяжесть». Писатель раскрывает душевное богатство человека, показывает, чем он живет, что украшает его жизнь. Ночью, подкидывая в костер сухие ветки, Егор Савельич рассказывает своему спутнику историю за историей из своей длинной охотничьей жизни. И чувствуется, что эти украшенные поэтическим вымыслом рассказы не раз спасали старика от тяжелого засилья мелочного, безрадостного быта.

И в тех рассказах Н. С. Устиновича, где он с таким знанием повадок птиц и зверей описывает лебединую дружбу («Лебединая дружба») или жизнь песца («Белянка и ее соседи»), мы видим, как случившиеся в мире животных события находят отзвук в душе человека, наблюдающего за ними, и учат его более глубокому проникновению в жизнь природы.

Человек, так говорит в своих рассказах писатель, всегда учится, наблюдая за окружающим его. И это интересно: иногда большое, важное открывается по маленькой, едва заметной детали. И в лесу и на реке самое интересное, когда ты, человек, открываешь смысл происходящего. О таких открытиях, основанных на внимании человека ко всему живущему вокруг него, рассказывается в разделе под общим названием «Азбука следопыта».

Вот писатель с лесником Максимычем заблудились: рысь завела их в незнакомый лес — неизвестно, в какую сторону идти! Тронулись наугад, но… «Бесконечно тянулся мрачный лес, нигде не было видно ни малейшего просвета». Решили располагаться на ночевку. И ночевали бы охотники в лесу в мороз и пургу, если бы пролетевшая стайка косачей не указала дорогу леснику Максимычу, который знал, почему и куда они летят к ночи («Приметы»). «Настоящий охотник — он всякий пустяк примечает, понимает что к чему», — говорит Максимыч. И сколько же таких примет знает старый лесник!

Н. С. Устинович во время своих походов по тайге не раз встречался со многими такими охотниками, как Максимыч, и сумел соединить в одном написанном им характере их тонкую наблюдательность, их знание жизни лесных обитателей, их выносливость и охотничью смекалку, создав этим живой человеческий образ.

В творчестве Николая Станиславовича ценно и интересно то, что он сумел в небольших произведениях — очерках, рассказах — показать огромный сибирский край с кипящей в нем широкой и разносторонней жизнью. Рассказы, собранные в этой книге, показывают, что Н. С. Устинович в лучших своих вещах оправдал высокие требования, которые всегда должен ставить себе писатель: в своих произведениях он достигает верного изображения человеческих характеров и края, в котором родился, живет и работает, отдавая все свое время любимому писательскому труду.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


Page not found — Первая Роса.

Литературный клуб

Unfortunately the page you’re looking doesn’t exist (anymore) or there was an error in the link you followed or typed. This way to the home page.

  • ГЛАВНАЯ
  • АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ
  • АВТОРЫ
  • ПРОЗА
    • АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ. ФАТАЛИЗМ. Сборник
    • ДРАМА
    • РОМАНЫ
    • ПОВЕСТИ
    • РАССКАЗЫ
      • Александр Ралот. Плен во славу отечества. Смерть на водах. Альпинистка поневоле
      • Александр Ти.Мирный договор. Традиция. Выбор. Солдатское
      • Александр Ти. Актриса. Тормоза. Точка G. Другой Я
      • Александр Ти. Ворона. Депресука или Чужие-Близкие
      • Альмечитов Игорь. Зимы…Вокзалы. Без определённого места жительства. Москва — Благовещенск
      • Альмечитов Игорь. Двадцать пятая весна. Against a Blank Wall. Анна. A Fall Time
      • Альмечитов Игорь. Лабиринт. Весь этот блюз. Грани. Таракан. Страсти по Маяковскому
      • Альмечитов Игорь. Зима Девяносто Пятого
      • Бацунов Александр. Счетовод.Рыжик. Коваль. Ерофеич. Калмык. Бес. Яблоки. Ашкеназ
      • Бацунов Александр. Печка. Око за око. Порушенная вера. Брат на брата. Диверсанты. Нейтралка
      • Бацунов Александр. Банька. Обелиск. Предатели. Баглай. Костюм
      • Богдан Баега. Художника всякий может обидеть. Гвоздь программы. Под гром аплодисментов
      • Борисов Владимир. Парафраз об одиночестве, прохудившейся крыше, приближающейся осени и изумрудах. Белые цветы на темной, кирпичной стене. Шалава Люси
      • Васильев Денис. Ночной разговор писателя со своей Смертью. Письмо. Страх. Улитка. Дама с собачкой. Огонь любви
      • Воробъёв Анатолий. Весенние мгновения. Настойчивый Эрос. Ходоки от Невского. Дурачок из «компа»
      • Воронин Александр. Весенним днём. Пасмурной осенью. До новоселья. Брат. Неподаренная подвеска. Не столь отдалённые гастроли
      • Гаврилов Святослав. Добро пожаловать в забытие. Спичечный коробок
      • Гладков Константин. Джон Ренолл. Человек-время. Выбор. Надежды. Молчаливый. Угасающее солнце. Темные люди
      • Граждан Валерий. Завести швартовый. Прощание Славянки. Чудильник. Чудо света, но какое! Судьба Макара, или ангел в ночи
      • Граждан Валерий. Предтеча выхода в люди. Так получаются подводники. Приключения на природе
      • Гурьянов Сергей. Хранитель парковки. Кол. Тигры
      • Дворецкая Камилла. Последний привет Любимым
      • Добринский Владислав. Пока собирается дождь. Зло
      • Еланцев Константин. А я отсюда родом. Сокол. Берегиня. Продотряд. Баба Нюша. Сосед. По имени «жизнь»
      • Ефремова Дарья. Хороший сон. Оля. Мечта. Должник
      • Жданов Алексей. Рассказы
      • Замлелова Светлана. Катя Варенцова. Метаморфозы
      • Ибукова Елена. Правда
      • Исаев Владимир. Время и место
      • Келеш Ирина. Санаторий «Маяк». Урюк персикового дерева. Фантазии мальчика из деревни «Безлюдово». Жена Аболтуза Идиотова. Скамейка. Женская до(у)ля. Точка сборки
      • Киахиди Мария. Домой!
      • Костина Ирина. Август. Новость. Тыщщи
      • Котухов Леонид. Комсомолка. Анфиска
      • Красина Марина. Выпускной.
      • Краснов Игорь. Реквием. Избранный. Верой жив человек
      • Кудряшов Борис.. Пивная пробка. Не плюй в колодец. Реквием по детству
      • Кудряшов Борис. Эх, всё не так. Журавль в небе. Лыжная лихорадка. Летучий троллейбус
      • Кузенкова Юлия. Герой вне времени
      • Лоншаков Константин. Кошачий дождь. Убийца лис. Скальпель — в душу
      • Мамонова Ирина. Душа наизнанку
      • Мансурова Яна. Моя автобиография
      • Манцуров Дмитрий.Веское слово. Ситуации. Пьяный трамвай. Неприятное знакомство. ЧП. Утро
      • Мартишин Юрий. Киноман
      • Метла Антон. Третья суббота. Диоген. Мимо Портленда
      • Мещерякова Вера. Зелёный вагон
      • Мирончева Анна. Цветок дождя
      • Мухлынин Александр. Мы полетим
      • Невский Владимир.Пять. Все радости – завтра .Завтра будет никогда. Лада. Сеть.Половинки
      • Невский Владимир. Автобиография. Проходя, пройдёшь. Вечер счастья. Прохожий. Свеча на ветру. Finita. Каждому своё. Надежда. Осенняя усталость. Ночь под дождём
      • Невский Владимир. След дождя. Четыре часа в пути. Два брака. Чужая женщина
      • Невский Владимир. Горьковатый привкус счастья. Оживший огонёк. Бокал с вином. Сторожка барского сада. Душа леса. Скажи надежде «ДА».Трудные дни
      • Невский Владимир. Бархатный сезон. Проще простого. Жизнь прекрасна! Каникулы
      • Невский Владимир. Оправдание.Перекрёсток. Счастье длиной в неторопливую затяжку. Тополиный пух. Через тернии к звёздам
      • Невский Владимир. Мужики. Нулевой вариант. Морской узел. Розовая жемчужина
      • Невский Владимир. Трубка мира. Музыка под снегом. Посредине жизни. Ева. Дебют долгожданного счастья. Пробуждение. Девочка моя
      • Невский Владимир. Из блокнотов В. Чиркова
      • Невский Владимир. На даче. La femme fatale. Тонкая грань. Притяжение любви
      • Невский Владимир. Горький мёд. Соседи. Утро после юбилея. Срок давности. Лаврушка. Эфиоп из «Берёзовки». Ох уж этот Лермонтов
      • Невский Владимир. Ночь незашторенных гардин. Рандеву с прошлым. Однажды в октябре. Стерва. Замкнутый круг. Она не гордой красотою
      • Невский Владимир. Карамболь Заварзина. Чистильщик. Фикция. Калейдоскоп памяти. Амалия. Десять лет спустя
      • Невский Владимир. Кузьма Ильич. Запоздалое «прости». Попутчик. Замок из песка. Если бы… Женитьба мачо
      • Невский Владимир. Вася, Василёк, Василиса. Ульга. Пряник и Сергеич. Кабысдох
      • Невский Владимир. Зигзаг. Та самая. Чистые озёра. Корпоратив. Рука возмездия. Барсетка
      • Невский Владимир. Истории большого спорта: «Закулисная игра». «Цена подката», «Боец», «Поклонник», «Офсайд»
      • Невский Владимир. Хозяйка земли таёжной. Приворотное зелье. За тридевять земель.Мулатка
      • Невский Владимир. Русалкин гребешок. Недописанный сонет.Егерь. Покоритель
      • Нечаева Алина. Зюля
      • Никифоряк Александр. Рассказы
      • Никишин Евгений. Чёрный стяг. Хозяин глуши. Мечтатели
      • Николаев Сергей. Лошади белые. Атауальпа. Упавшие звёзды. АнтиКультура. Рисунок слоника. Разговор с ангелом
      • Никонов Александр. Белошапочка
      • Осокина Алина. Закрытый город. Волхова. Совы нежные. Перед Пасхой
      • Патрикеева Полина. Рассказы
      • Петров Александр. Ограбление по…Кем я был в прошлой жизни
      • Петров Сергей. Курортная история. Верность
      • Полотнянко Николай. Шесть лет мне. Штаны. Книга блаженств. Миллион
      • Полотнянко Николай. Стеклянный графинчик. Минус единица слова, или один литератор попал в изолятор. Нос
      • Полотнянко Николай. Голубчик. Комиссар от митинга. Тёмная сила
      • Pol Pot. Случайно подслушанный разговор ни о чём. Миллениум
      • Пронин Дмитрий. Человек, умеющий говорить с голубями
      • Прохорова Валерия. Рассказы
      • Резников Владислав. Порыв ветра. Вспышка
      • Рыбкин Иван. Вожатая
      • Самсонова Дарья. Грег
      • Сафронов Евгений. Визуальная антропология. Коммунальный юродивый. Неприкаянный
      • Серебров Валерий. Ночная прогулка. Лампочка
      • Симонова Наталья. Снеговик. Яблоки. Красавица. Хмельной чай. Музыка жизни. Виртуоз
      • Синицкий Геннадий. Да воздастся каждому по делам его. Набат. Донор
      • Смирнов Михаил. О время, погоди. Внутри рассвета. Сердце матери. В тёмном небе фейерверк. Дачный сезон
      • Сотников Юрий. Как мы клад искали. После войны
      • Сущевский Александр. Рассказы
      • Сущевский Александр. Клякса на голубом. Чернобыльский клад. Грязь. Бабушка Алёна из деревни Чеблоково
      • Темерева Евгения. Счастьепад
      • Тимаков Александр. Карамолька. Чеченские рассказы
      • Тишин Василий. Как начиналось лето. Ворону
      • Троицкая Татьяна. Ртуть. Эбола. Саксофон
      • Улитин Игорь. Чечен Аю. Вор. Миша Мент
      • Унянина Жамиля. Непутевый. Слушайте, детки. Долгое возвращение к себе
      • Шевчук Ирина. Рассказы
      • Шестаков Илья. Деревня
      • Шпоркина Диана. Здравствуй, Красная Поляна!
      • Щапова Галина. Воспоминания о походе. На бархатных путях. Рассказы бывалого охотника. Западня
      • Элла Жежелла. Умер человек, говорят, хороший. Оленики бегут.Напоследок или я больше не хочу тебя ненавидеть. Вымой полы и твори. Первая любовь и швабра в кепке
      • Элла Жежелла. Осмеянная. Я — на ракете. Выше предрассудков
      • Элла Жежелла. Вязаный капор, страсть и ненависть. Первый мужчина всегда умирает
      • Элла Жежелла. Пошел ты…через мост. Акафист. По имени «Одеяло»
      • Ясюлис Дмитрий. Крыша. Обещание.Так почему же всё-таки любовь? Сны
      • Ясюлис Дмитрий. История, рассказанная неправильно. Школа
    • МИНИАТЮРЫ
    • ВЕРСЭ
    • НОВЕЛЛЫ
    • ДЕТЕКТИВЫ
    • ЮМОР
    • ДРАМАТУРГИЯ
    • СЦЕНАРИИ
    • ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ
    • ФАНТАСТИКА, ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    • НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА
    • ЭКШН
    • ФЭНТЕЗИ
    • МИСТИКА
    • УЖАСЫ
    • СКАЗЫ, БЫЛИНЫ, ЛЕГЕНДЫ
    • ПРИТЧИ, ФИЛОСОФСКАЯ ПРОЗА
    • ЭПИСТОЛЯРНЫЙ ЖАНР
    • Андрей Безденежных. СИМБИРСКИЙ КОНТЕКСТ
    • ПУБЛИЦИСТИКА
    • ЭССЕ
    • ЭТО ИНТЕРЕСНО
  • ПОЭЗИЯ
  • ДЕТЯМ
  • КОНКУРС
  • ГАЛЕРЕЯ
  • О НАС

СЛУЧАЙ В ТАЙГЕ

Много таинственного существует в природе-матушке, что не каждый ученый, уже не говоря о простом человеке, может объяснить его происхождение, тем более выходящего за пределы возможного. И все-таки это было.

Трое заядлых охотников из одной деревни, как обычно, засобирались на промысел в тайгу еще до наступления холодов. Напросился к ним в напарники молодой семнадцатилетний парнишка Захар. Горячий по молодости, шустрый и зоркий он мог, конечно, белку в глаз подстрелить, но, вот беда, маловато было опыта и той самой охотничьей интуиции, которые приобретаются годами, но потом становятся единым целым между человеком и природой.

Старший из них — Михаил, по тайге намотал немало километров, повидал всякое, страха особого не испытывал, на медведя с рогатиной ходил, фартовым его между собой называли жители деревни. Чуть выше среднего роста, коренастый, он на спор мог и подкову подогнуть, и коня осадить. На охоту брал только проверенных людей — в тайге без этого нельзя. Верный его товарищ Кузьма, с пятнадцатилетним охотничьим стажем, делил с ним все трудности и радости лесной жизни. Почти всегда перевыполняли план, сдавая пушнину государству.

Только в этот раз тайга принимала их настороженно, следила за каждым движением охотников. Михаил уверенно скользил по снегу в самодельных лыжах, обшитых камусом сохатого. Рядом с ним, по левую сторону, бежали две собаки, хорошо знавшие свою работу и выполняющие приказы хозяина с особым рвением. Он чутко прислушивался к лесной тишине, и вместе с тем мечтал, как придя в зимовье, растопят печь, поставят варево, накормят собак, а потом можно будет отдохнуть после долгого перехода и подготовиться к охоте. Иногда тишину нарушал звонкий голос Захара. Михаил завидовал его энергии — когда-то и он вот также с легкостью заходил в лес. Несмотря на то, что у парня за плечами был тяжелый рюкзак с провиантом, охотничье снаряжение, он много шутил, рассказывал смешные истории, что вызывало у охотников неподдельный смех.

Уже стемнело, когда они добрались до зимовья, еще много лет назад построенного отцом Михаила. Небольшая, но добротная избушка, вмешала в себя до трех человек, благодаря двухъярусным нарам и двум широким лавкам, используемым в ночное время под лежанку. Кузьма достал консервную банку с самодельным фитилем, смазанным медвежьим жиром, зажег его, и вот уже колышутся тени в ярком пламени сальной свечи. Затопленная печь постепенно наполняет теплом помещение. Теперь можно просушить вещи и приготовить ужин. Утомленные собаки улеглись под настилом крыши. За всеми нехитрыми приготовлениями быстро пролетели остатки дня. Ощущая сытость в желудке, приятную усталость в теле Кузьма мелодично захрапел. Михаил еще пытался откликаться на вопросы неугомонного Захара, но не заметил, как задремал…

Проснулся от стука. Сначала подумал, что что-то упало. Прислушался. Тихо. И вдруг странно, с каким-то жутким подвыванием, заскулили собаки. Теперь он уже услышал явственный стук в дверь. На лежанке зашевелился Захар и сонно спросил:

— Дядь Миш, стучит вроде кто-то?

Отгоревший фитиль погас и в окно заглядывал только лунный свет. Михаил поднялся с нар, выглянул в окошко и тут же отпрянул с воплем:

— Ах ты, зараза! Мужики, зажигайте огонь!

Любопытный Захар, прежде чем зажечь фитиль, подбежал взглянуть за окно и чуть не свалился на пол. Перед дверью стояла большая белая полупрозрачная женщина, как бы окутанная туманом, и, молча, смотрела на Захара немигающим взглядом. А Михаил трясущимися руками уже зажигал фитиль. Разбуженный Кузьма тут же скатился с нар и попытался выяснить, что произошло. Огонь ярко осветил зимовье, отразился в окне, и при новой попытке выглянуть, они уже ничего не увидели. И только собаки продолжали какое-то время еще скулить, а потом замолчали.

— Что это было, дядь Миш? — спросил ошарашенный Захар.

— Я такого ни разу не видел, а только слышал один раз от своего отца, что это приходит лесной дух, но он неспроста появляется. Нужно, чтобы всю ночь было освещение — ответил Михаил. А Кузьма добавил:

— Мой дед рассказывал, что может о чем-то предупреждать!

Снова улеглись спать, оставив фитиль горящим, долго ворочались, переговаривались и все-таки сон взял свое…

Вот уже почти месяц они находились в лесу, да только почему-то неудачной оказалось охота. Вся добыча на троих составляла до пяти белок, четырех соболей и одной куницы, не считая трех тетеревов и двух глухарей, которых они использовали в пищу. Продукты уже подходили к концу, а фарта все не было. Михаил уже начал задумываться о том, что не препятствует ли им в их деле лесной дух, и тут же отбрасывал эти мысли, не хотелось в такое верить. Но удачу, что ни говори, как языком, слизнуло. А следующий день опять готовил неожиданности.

Ранним утром, еще затемно, они вышли, чтобы выследить зверя, но собак уже не было на месте. Снег был еще не глубокий и Михаил, подумал, что где-то его подопечные уже успели посадить соболя. Они двинулись по собачьим следам вперед, попеременно окликая их поименно. Так они очень долго шли, по отчетливо читающимся лапам собак и преследуемого соболя, пока не пошел сильный густой снег и не завалил все следы. Усталые охотники остановились. Они прошли почти весь день, преследуя зверя, и не заметили, как сгустились сумерки. Озираясь вокруг, Михаил понял, что их следы тоже уже давно присыпаны снегом, и возвращаться обратно не имело смысла, можно было заблудиться. Решили сделать на ночь нодью. Уже разобрали снаряжение, достали топоры, но вдруг Кузьма, до боли вглядываясь, в полумрак леса сказал:

— Там что-то чернеется, а может быть, мне это кажется.

Захар тут же вызвался сходить посмотреть, что там может быть. Через несколько минут охотники услышали крик:

— Подтягивайтесь сюда, здесь есть жилье.

Собрав рюкзаки, Михаил и Кузьма прошли на голос Захара. Их взору представилось невероятное зрелище. На их памяти еще не бывало таких странных зимовий. Высотой не менее трех, а то и четырех метров, сразу и не разберешь в темноте, сам брус в обхвате не менее пятидесяти сантиметров, а площадью — и вовсе хоромы. Поохали, поахали, но в избу заходить пришлось. Хозяев никого нет, холодно. Давай опять зажигать фитиль. При освещении уже смогли разглядеть огромные нары, не по росту человека, большой стол и лавки, доходящие почти каждому до пояса. Но делать-то нечего, где-то надо переночевать. Пришлось рубить дрова и растапливать большую печку. Снег по-прежнему не унимался, а тут к тому же еще поднялся такой сильный ветер, что Захар подбежал прикрыть поплотнее дверь и только хотел взяться за ручку, как дверь распахнулась настежь, и за порог ввалилось странное существо. При свете фитиля охотники разглядели человека большого роста, Михаил прикинул про себя — примерно два метра тридцать сантиметров, а то и более будет. Одежда была неизвестно из чего сшита, то ли просто замаскирована еловым лапником. Большую голову покрывала шапка непонятного меха. Но самое страшное было глядеть на лицо. Огонь отражался в черных, маленьких, с красными полукружьями глазах. Из-за густого волосяного покрова невозможно было разглядеть очертания губ и носа. При виде всего этого охотники, как бы утратили волю двигаться, а пришелец, обводя каждого гвоздящим взглядом, заговорил гортанным звуком:

— Как попали в мой дом? Сюда людям нельзя ходить!

Первым опомнился Михаил. Пришлось объяснить ситуацию, при каких обстоятельствах они попали сюда, и, что охота крайне неудачна, а тут сбились с пути, и попросился на ночлег.

Пришелец шумно, с каким-то присвистом дышал, от него исходил запах гнилых листьев с примесью моха. Выслушав, он вновь прогортанил:

— Я разрешаю на сегодня у меня остаться, но на завтра чтобы вас здесь не было! Пойдете на охоту, будет вам удача! Только за десять километров выше от моего дома будет большая сопка. Туда вам ходить не советую, если не хотите привлечь на себя беду. Запомните!

С этими словами незнакомец вышел из дома, сильно хлопнув дверью. Ветер тут же стих. Михаил выглянул в окно, а Кузьма выскочил на крыльцо, проследить за таинственным гостем, но никаких следов возле дома обнаружено не было.

И снова почти бессонная ночь. Михаил думал о том, что многое повидал на своем веку, но такого еще не приходилось видеть, а главное, ведь бывал же в этих местах, но ничего подобного не встречал, и зимовья этого никогда здесь не было. Он понять не мог, куда они попали, и где реальность. Параллельная мысль не давала покоя, почему не пришли собаки и завтра нужно идти на их поиски. Захар и Кузьма дремали вполглаза, каждый по-своему был напуган необычным визитом пришельца.

Наступившее утро не принесло радости. Надо было найти пропавших собак. И едва попив горячего чаю с сухарями, они снова продолжили поиски своих питомцев. Кричали по очереди, пытались найти хотя бы какие-то следы. Но ночной снегопад сделал свое дело. Кроме того, от большого зимовья они прошли вверх почти пять километров, но все было безуспешно. И тут на дереве, справа от Захара, промелькнула белка, он со всей своей молодой удалью попытался ее подстрелить, но промахнулся. А она, как бы смеялась над ним, и прыгала с одного дерева на другое, уводя его все дальше и дальше в лес. Сначала Захар слышал еще голоса старших друзей, а потом охотничий азарт захватил его полностью. Опомнился он уже тогда, когда стоял у подножия появившейся сопки. Тут он вспомнил слова ночного гостя, но при дневном свете, все казалось не таким уж запретным. А тут еще он вдруг обнаружил следы соболя, идущие вверх, ну тут уж грех было останавливаться, и по следам зверька стал взбираться выше. И когда, оказалось что соболь почти рядом, Захар обнаружил, что стоит на самой верхушке сопки, а внутри большая впадина, где любого зверья видимо-невидимо, только успевай стрелять. Не поверил своим глазам Захар, он такого никогда не видел, тайга — не зоопарк, а заповедников у них здесь нет. Парень снял ружье и взял на прицел большую куницу и только взвел курок, как вдруг услышал:

— Не оборачивайся! Ружье убери на место! Зачем вторгся в мои владения? Я предупреждал тебя, почему ослушался?!

Снова гортанный голос требовал ответа. Захара сковывал страх, и он не посмел оглянуться, только робко произнес:

— Не думал, что окажусь здесь, преследовал зверя, а попал сюда.

— Теперь ты знаешь это место. Об этом нельзя никому сказывать. Если хоть словом обмолвишься, себя потеряешь. Вот возьми с собой дары от меня и не смей ничего говорить людям. Будешь уходить — не оглядывайся!

Повернулся Захар, а сзади никого нет, только лежат у старого замшелого пня три соболя и две куницы. Взял их незадачливый охотник, и, не оборачиваясь, пошел вниз.

На редкость быстро он вышел на дорогу к своему зимовью, как будто кто-то указывал путь, а там уж и Михаил с Кузьмой его встречают, а радость еще и от того, что собаки вернулись. Пожурили его охотники, очень переживали, что заблудился. Стреляли несколько раз в воздух двойным выстрелом, а отклика так и не услышали. А когда увидели его добычу и вовсе растерялись, когда успел, да еще таких красавцев принес. Сами-то они тоже в этот день неплохо поохотились, но в основном белки, а еще собаки соболя придержали. Только сколько ни спрашивали его, он на все отшучивался, так ничего и не сказал. Долго охотники недоумевали, да так и отступились. А еще твердо решили между собой — о том, что видели, никому не рассказывать.

На этом можно было бы и закончить историю. Но она имела продолжение. С тех пор Захар был очень удачлив в охоте, ему, казалось, что руку ему кто-то всегда направляет, и не бывало у него ни единого промаха. Вот только в деревне стали поговаривать, что неладно с парнем что-то. Вроде бы и женился уже, и детишек завел, а все в лес смотрит. А однажды, хлебнув лишнего в гостях у друга, проговорился ненароком о таинственном месте у сопки. И хотя друг не поверил, как уж тут можно поверить на слово, но с того дня Захар стал, как сам не свой, а потом и вовсе исчез из деревни. Никто его так больше и не видел. Так исполнил свое обещание хозяин тайги.

 Ирина ТЯГЛОВА, Иркутская обл., г.Киренск

(Из письма в редакцию)

30 лет в тайге: история настоящего охотника

Этот случай сильно повлиял на меня. Тогда я зарекся, во-первых, что никогда не буду охотиться на глухарей, а во-вторых, всерьез задумался о том, в чем же смысл охоты.

Страсть добывать заложена в нас на генетическом уровне. Мы пытаемся задвинуть ее поглубже, но она все равно вылезает. И пока я в силах добыть дичь, я буду это делать. Но очень важно не убивать механически, на автопилоте. Жалость к животным и страсть к добыванию периодически спорят в моей душе. Я же нормальный человек, не лишен чувства сострадания. Но рука никогда не поднимется убить олененка, косуленка, кабаненка, потому что это неправильно, не по фэншую.

Личный тотем

А еще я никогда не буду стрелять в медведя, потому что это мое тотемное животное. Медведь спас меня от смерти. Лет десять назад я работал в Магадане и шел однажды по очень тяжелому маршруту. И уже под вечер со мной случился, по-видимому, гипертонический криз. Я понимал, что умираю. У меня был с собой спутниковый телефон, и я подумал: кому позвонить перед смертью? Позвоню-ка своему другу шаману.

Звоню, объясняю проблему. Он говорит: «Я вижу. Не бойся, все будет хорошо. Я к тебе сейчас пошлю гонца, медведя. Когда он придет, ты сразу почувствуешь. Не сопротивляйся ему, просто скажи «заходи», и все. А когда вернешься на базу, налей ему водки и отпусти». И он послал ко мне дух медведя.

Когда он в меня вселился, это было как в фильмах: меня начало сильно трясти. Я задрожал и вдруг увидел мир как будто другими глазами. Описать это невозможно. И я пошел, хотя до этого идти не мог совсем. Я прошел 25 километров ночью по горной тундре, ни один человек не смог бы этого сделать, только медведь. Я пришел на базу, вылил на себя ведро холодной воды, выпил стакан водки, плеснул в костер, и он начал из меня выходить. И опять это было какое-то особое ощущение. Он ушел, но с тех пор я понимаю, что где-то внутри я медведь.

Взгляд со стороны

Жить подолгу одному мне комфортно. По большому счету я всегда был волком-одиночкой, еще с детского сада. Помню, все дети чем-то заняты, а я залезу на дерево, сижу и смотрю на всех сверху. Так и вырос человеком вне социума. И к публичным выступлениям отношусь с ненавистью, несмотря на то, что считаюсь популярным человеком в Фонде дикой природы.

Раньше по полгода проводил в тайге, сейчас меньше, но все равно времени достаточно, чтобы подумать обо всем на свете, перебрать массу эпизодов жизни, проанализировать их в спокойной обстановке. И в этом для меня терапевтический эффект одиночества.

Читать «Зимняя охота в сибирской тайге (СИ)» — Серёгин Сергей Викторович

Зимняя охота в сибирской тайге

Мне было лет десять, когда отец впервые попросил маму взять меня с собой на охоту. Батя мой был заядлый охотник и рыболов. И я ему безмерно благодарен за его разудалый нрав, настоящий мужской характер и смелость. Маме тоже хотел бы сказать большое спасибо за то, что не боялась отпускать малолетнего сына в суровую сибирскую зимнюю тайгу. К сожалению, они от меня этих слов уже не могут услышать.

А почему суровые мужики разрешили отцу взять меня, малолетнего пацана, на охоту? Это было обусловлено одним интересным событием, случившимся за полгода до первой моей охоты. Компания охотников как-то собралась на пикник (хотя тогда и слова такого никто не знал), а потом все решили пострелять немного по мишеням для тренировки, посоревноваться друг с другом. А батя мой вместо себя меня выставил. Вот я и показал тогда, что стрелять могу и попадать тоже! И совсем даже не проиграл суровым сибирским мужикам. Правда, потом плечо болело – просто ужас! Очень сильная всё-таки отдача у этих ружей. Вот таким нехитрым способом я и завоевал доверие охотников.

Это было давно, в начале 70-х годов прошлого столетия. Тогда и зверя, и рыбы, и ягоды в природе было немерено! Первая в моей жизни охота предполагалась прежде всего на козу (или козла – кто уж попадётся). Все лицензии были, разумеется, куплены. Я уже в то время понял, что браконьерство – это не удел честных охотников и просто порядочных людей.

Итак, первый мой выезд на зимнюю охоту в тайгу. До места самой охоты, точнее, зимовья, где мы остановились на короткий ночлег, надо было ехать в кузове грузовика ГАЗ-66, крытом тентом, из Иркутска около семи часов! Холод просто жуткий. Я завернулся в одеяло и сунул ноги в спальный мешок. Дюжина охотников сидела плотным полукругом, стараясь максимально задерживать тепло. Они дружно травили анекдоты, громко ржали, курили и для сугреву регулярно заливали внутрь себя водку.

Ох, сколько я уже тогда узнал новых анекдотов и различных баек! За мной потом толпой ходили пацаны и в школе, и во дворе, требуя новых рассказов. Надо ли говорить о том, что именно привлекало парней в этих историях? Я думаю, и так понятно.

Вот, наконец, приехали мы на место. Мужики быстро растопили печь, вскипятили воду, заварили чай. Затем мигом накрыли стол, извлекая из объемных рюкзаков всевозможные яства и огромное количество бутылок водки. Я быстро поужинал и перед сном вышел во двор. Такой величественной красоты я еще не видел! Крепкий морозный таёжный воздух приятно обжигал ноздри, а наверху было прозрачное бездонное небо с мириадами ярких звёзд. Мне показалось, что их в сто раз больше, чем бывает в городском небе. Я застыл в изумлении…

…Скрипнула дверь зимовья – вышел дядя Коля. Он громко вдохнул тяжелый лесной воздух, поднял голову вверх и тихо, но очень чувственно и восхищенно произнёс: «Какая ночь пи…тая!» Затем, увидев меня, скороговоркой пояснил: «Ну, в смысле, хорошая ночь!» Я, немного смутившись, парировал: «Да понял я!» и ретировался в избу, где сразу же лёг ближе к печке отогреваться и спать. А охотники ещё долго продолжали бурную трапезу…

Меня поразило, сколько мужики могут выпить водки! Это же ужас просто! А через пару часов все встали огурцами, собрались и пошли на охоту! А что такое охота на козу в зимней тайге? Это номера и загонщики. Номера стоят неподвижно с ружьями на изготовке за деревьями минут 40, наверное, как минимум, а загонщики на них гонят потенциального зверя. Последним намного проще – можно шуметь, прыгать и даже стрелять по случайной добыче, например, по взлетевшему рябчику или выскочившему из куста зайцу. При этом температура воздуха в районе 40 градусов по Цельсию. Минус, разумеется. И таких повторов (загонов) много – пока не стемнеет!

В первый же день охоты, в субботу, двигаясь в ГАЗ-66 к месту очередного загона, мужики обнаружили двух браконьеров, преследовали их, догнали, повязали и, погрузив злоумышленников в машину, отвезли и сдали куда следует. Так просто, обыденно, будто это их повседневная работа. Не поленились, времени своего не пожалели и, главное – не испугались, несмотря на то, что у браконьеров было нарезное оружие (карабины), а у наших охотников только гладкоствольные «ижевки». А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Тогда меня это просто позабавило, но прошли годы, и я понял, что к чему, и оценил тот мужественный поступок компании друзей моего отца. Ведь оружие браконьеры могли и применить. Сейчас даже вспоминать об этом не хочется.

Как Вы думаете, что на зимней охоте делал десятилетний пацан? Правильно — ходил в загоне, чтобы не замерзнуть. Там от меня хоть какой-то толк был! Мужики, проводя инструктаж, так и сказали: можешь прыгать, орать, даже матом, и стрелять, но только либо выше головы, либо не в сторону людей! Матом я тогда не очень хорошо владел, а стрелял с удовольствием, пока пальцы совсем не окоченели, правда так и не убил никого, о чём ни капельки не жалею.

Но один раз я напросился-таки в номера. С неохотой мне разрешили. Только мою лёгкую одностволку заменили на отличное двуствольное ружьё 16-го калибра! Иначе, сказали, от тебя вообще толку не будет при любом раскладе. Его от меня и не было, к сожалению…

А теперь представьте: в минус 40 стоять неподвижно минут 40! Представили? А они это делали легко и всегда! Я, если честно, не выдержал, замёрз, заныл, и батя меня тихонько отправил в ближайший лог и попросил оттуда не высовываться. Я там прыгал, махал руками – и согрелся. А стоя на номере, так делать нельзя категорически! Ведь козёл реагирует строго на движение, имея довольно плохое зрение по своей природе.

В общем, эти два дня (суббота и воскресенье) охоты завершились убийством двух козлов, сердца, почки и печень которых мы тут же съели, слегка обжарив на костре. До сих пор помню этот охотничий вкус! И тот изумительный крепкий цейлонский чай из котелка! Такого я больше никогда не пил. И вряд ли когда-либо уже выпью, но с тех пор всегда любому чаю предпочитаю именно крепкий цейлонский. Он мне напоминает о многом, в том числе и о зимней охоте на козла в сибирской тайге. Не только этой, первой, но и ещё двух последующих, уже в другие зимы, в более старшем возрасте, а также и о зимней рыбалке на Байкале, хотя это уже совсем другая история. Но именно эта первая поездка на охоту отложилась в моей памяти крепко-накрепко!

Вот такое у меня было детство. Суровое? Конечно! Но такое классное! Кто из нынешних школьников может таким похвастаться? Давай, молодёжь, рассказывай – крути деда!

Январь 2016 г.

С. Лобов — Тайга – это моя жизнь. Приключения на охоте и рыбалке читать онлайн бесплатно

Тайга – это моя жизнь

Приключения на охоте и рыбалке

С. А. Лобов

© С. А. Лобов, 2017

ISBN 978-5-4483-9131-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

С годами я всё чаще стал вспоминать прошедшие годы и те случаи, которые произошли со мной в далёком прошлом. Что удивительно, передо мной возникали картины, как будто это было вчера, а не много лет назад.

Порой задумавшись, я вспоминал одноклассников и их характеры. А те разговоры, которые происходили возле костра и шутки друг над другом помню дословно до сих пор.

Поэтому я решился написать эти рассказы, чтобы сохранить память о тех временах и своих друзьях.

Когда мне исполнилось пять лет, папа стал брать меня с собой на сенокос. В зависимости от погоды нам приходилось долго жить в тайге, так как наш сенокос находился далеко от села. Тогда не было машин, поэтому мы добирались до своего участка на мотоцикле с люлькой по очень грязной и заболоченной дороге. Косили и собирали сено вручную так, что порой целый месяц нам приходилось жить в тайге, чтобы заготовить корм скоту.

В двенадцать лет папа отдал мне своё ружьё 16 калибра и я увлёкся охотой. С той поры я не представляю свою жизнь без охоты и рыбалки. Я восхищаюсь красотой нашего края, природа основательно потрудилась, чтобы создать это великолепие и незабываемые виды наших мест.

Дорогой читатель, я почему что уверен, что мои рассказы понравятся вам. Кое кто из вас вспомнит свои молодые годы и на душе станет тепло от этих воспоминаний. А молодым ребятам я пожелаю, как можно чаще бывать на природе, ведь там ты получаешь заряд бодрости и успокоение.

«Белку добыть – это серьёзно»

В один из осенних дней я зашёл к моему другу Павлу. Мы не виделись с ним около месяца, потому что были заняты на работе или занимались чем нибудь по дому. Мне захотелось встретиться с ним, поэтому я решил сходить к нему в гости.

С Павлом мы знакомы с детства, так как раньше жили по соседству и вместе проводили много времени. Он тогда держал лучших голубей в селе и был заядлым голубятником, а мы были у него помощниками. Своей компанией ходили по улицам и высматривали тех жителей, у кого были голуби. А вечером, сидя на нашей скамейке, придумывали план, как же будем добывать их.

Чаще мы применяли старый способ и заманивали чужих голубей. Когда они сидели на крыше какого нибудь дома, то проходя мимо, мы пугали их и бросали в небо своих голубей, которых держали за пазухой. Сначала они вместе долго летали в небе, а затем некоторые из чужих птиц отбивались от своей стаи и следовали за нашими голубями. Посидев на улице, они залазили в Пашкину голубятню, он ловил их там и закрывал в клетке, чтобы пожили взаперти и привыкли к его дому. Но иногда, что тут скрывать, мы залазили в чужие дворы, чтобы приобрести новых голубей. Если нас ловил хозяин, а это иногда случалось, дома получали трёпку от родителей. В то время многие из нас были увлечены разведением голубей, это сейчас редко встретишь человека, который держит их.

Ещё я помню, что тогда почти у каждого из ребят в заднем кармане шаровар находилась рогатка. Это было наше оружие, с которым мы не расставались и охотились на воробьёв. Между прочим кое кто из парней был настоящим снайпером и почти без промаха бил из рогатки по цели. С улыбкой я до сих пор вспоминаю, как ругали нас соседи, когда вставляли стёкла в окна своих домов, ведь после нашей стрельбы бывало и такое.

В то время мы с ребятами всё лето проводили на озере и купались до посинения, а вечером дрожа от холода бежали домой. У нас был свой распорядок проведение времени и целый день наши родители не видели своих чад. Проснёшься утром, а папа с мамой уже ушли на работу и ты чувствуешь себя вольной птицей, потому что никто не командует тобой. Быстро позавтракаешь и прихватив с собой удочку, бежишь на озеро. Если там захотел поесть, то не идёшь домой, а поймаешь несколько окуней и поджарив их на рожне утоляешь голод.

А в конце лета, когда созревали овощи, мы делали набеги на чужие огороды. Почему то репка или морковка с чужого участка всегда была желанней и вкусней, чем у тебя дома. В общем мы тогда доставляли неприятности своим родителям, но что поделаешь, ведь это было детство. По истечению прожитых лет порой я вспоминаю детские годы и начинаю мечтать, как бы вернуть назад время, чтобы снова почувствовать себя пацаном.

Я постучался в дверь и зашёл к Павлу в дом, он был не один, у него находился гость. Они сидели за столом на кухне с Василием, нашим общим знакомым и вели беседу. Пожав им руки, я взял табуретку, которая стояла возле печки и присел рядом. Расспросив у меня про мои дела, они снова вернулись к своему разговору. Видимо обсуждали что то важное и не задавая лишних вопросов, я стал слушать их.

Немного послушав мужиков я понял, что они собираются поехать на охоту, чтобы добывать белку. Охотничий сезон на добычу пушнины открывался у нас в конце октября, поэтому охотники заранее готовились к нему, так как весь отпуск им предстояло жить в тайге. А сейчас было как раз то время, когда должны разрешить охоту и можно было заезжать в лес.

Василий был старше нас и хорошо знал тайгу, потому что охотился уже много лет. У него уже был свой вариант, куда в этом году они будут заезжать на охоту. Он предложил его Пашке и начал объяснять, почему поедут именно в ту местность:

– Значит такое дело, мы завезём свои вещи в вершину Уды, потому что я хорошо знаю те места, так как там охотился не один год. В этом году на лиственнице было много шишек и я это видел сам, когда летом ездил по лесу. А шишка является основным кормом для белки, поэтому нынче она будет держаться в лиственничном лесу. В тех местах, куда мы собираемся заезжать, в основном находятся лиственничные леса, поэтому мы не должны прогадать и там должна быть белка.

Выслушав его, Пашка кивнул головой, что согласен с ним и поинтересовался:

– Вася, на какой технике будем завозить вещи в тайгу?

– Я возьму машину на работе и вечером завезём вещи в тайгу. Сейчас земля уже замёрзла и нет грязи, поэтому не затратим много времени на поездку. – ответил он и немного подумав, произнёс – До открытия охотничьего сезона осталась всего лишь неделя, поэтому у нас мало времени для сборов, так что нужно торопиться. Первым делом надо подковать своих коней, чтобы без проблем ездить по тайге. Во вторых нам надо как можно больше достать овса, чтобы подкармливать в лесу своих скакунов, ведь там не будет сена. У меня свой конь, так что есть на чём ехать, а ты где хочешь взять?


«

год в тайге» дает возможность заглянуть в мир выживания — The Daily Utah Chronicle

Мы живем в стране, где нам часто передают вещи без какой-либо тяжелой работы. Охота, сбор и жизнь за счет ресурсов в окружающей среде — это то, что напоминает нам о наших предках. Но эти несколько древние традиции все еще живы во всем мире, в таких местах, как Бахтия, Сербия. «Счастливые люди: Год в тайге» — это отмеченный наградами документальный фильм, запечатлел жизнь охотников и звероловов в Бахтии, деревне в самом сердце сибирской тайги.Этот поразительно красивый фильм напоминает нам о борьбе, с которой люди сталкиваются, пытаясь выжить в пустыне.

Режиссеры фильма следили за некоторыми сибирскими охотниками в течение года, чтобы задокументировать их способы выживания. Один охотник вспоминает, как побывал в Тайге в 1970 году и сразу же получил работу. Они сказали ему, чтобы он собрался, и дали ему пистолет, несколько ловушек и немного денег. Ему и его партнеру было всего 20 лет, когда их отправили в Тайгу. У них ничего не было; Ни радио, ни еды, ни телефона, ни водопровода.Мужчина вспоминает свое прошлое, говоря: «Это долгая история, но я выжил, что довольно интересно».

Охотники впервые показаны ближе к концу зимы, когда они должны выполнить некоторые задания до прихода весны. В эти задачи входит рубка леса, рыбалка и охота. Из-за диких животных в этом районе, в том числе медведей, охотников сопровождают только собаки. Один мужчина говорит: «Без собаки ты не охотник». Перед приездом в Тайгу охотники выбирают себе щенка для выращивания.Когда собаки вырастают, они вместе со своими хозяевами отправляются в путешествие в Тайгу, помогая им собирать еду и охотиться. Чтобы добраться до этого места, охотники должны путешествовать на лодке или вертолете, что еще больше усиливает удаленность тайги.

Весной охотники изготавливают снаряжение вручную. Они создают каноэ с нуля, охотятся на уток и рыбу. Когда заканчивается весна, охотники летом строят дома из древесины, которую они собирали зимой. От охоты на животных до строительства домов с нуля — единственное, что раздражает охотников, — это комары.

Когда весна заканчивается, охотники должны быстро строить дома и собирать фрукты и еду до наступления осени. Когда наступает зима, они повторяют процесс и снова отправляются в Тайгу на охоту. Один охотник находит мир и независимость в том, что он охотник, говоря: «Охота — лучшее, потому что я сам себе человек, и никто не говорит мне, что делать».

«Счастливые люди: Год в тайге» — замечательный документальный фильм, повествующий о повседневном выживании. Во вторник, 5 апреля, в 19:00 в Музее естественной истории штата Юта состоится Ночь научных фильмов.м. в Городской библиотеке, где фильм будет показан бесплатно.

[адрес электронной почты защищен]

Зов диких и востребованных охотников на соболей в сибирской тайге

АРЗОМА КЛЮЧ, Россия — В шляпе, сделанной из шкуры охотничьих собак, разочаровавших его, Валерий Карнилов, крепкий бывший скотовод, всего две недели этой зимой бродил по предгорьям Саян, когда его лайки первыми посадили на деревья. Трофей сезона — рычащий баргузинский соболь с кремово-золотистой шерстью и черным хвостом.

После десятилетия хаоса и коллапса российской меховой промышленности, подъемов и спадов на розничном рынке и ожесточенной оппозиции со стороны международных организаций по защите прав животных, единственной постоянной константой в торговле мехом была монополия России на самые популярные шкуры в мире: из Баргузинского района Сибири.

В пагубной постсоветской экономике российские охотники стали опорой мирового производства соболя, нарушив баланс по сравнению с советскими временами, когда соболиное хозяйство производило большую часть шкурок.Эксперты по меховой промышленности заявили, что теперь охотники, которые каждую осень отправляются в тайгу, в 4 раза больше, чем крошащиеся пушные фермы в России.

«После распада Советского Союза в России было около 200 норковых ферм до примерно 50, которые все еще работают, и не все из них хорошего качества, и осталось только пять соболевых ферм», — сказал Виктор Чипурной, заместитель директора Союзпушнина, меховая ассоциация, которая в советские времена монополизировала все аспекты отрасли, но теперь покупает и продает мех, конкурируя с частниками.

Сегодня Россия экспортирует шкуры, потому что экономика постоянно не может привлечь инвестиции, необходимые для обрабатывающих производств. Тем не менее, по официальным данным, российская меховая промышленность оценивается в 1 миллиард долларов, а с учетом контрабанды, браконьерства и незарегистрированной торговли эта цифра достигает 2,5 миллиарда долларов, сказал Чипурной.

Монополия на соболя помогла сохранить в России обширную охотничью культуру. Сегодня насчитывается не менее 10 000 лицензированных профессиональных охотников, которые в советское время работали в тех же социальных коллективах, что и фермеры и фабричные рабочие.Ряды пополнились до 200 000 любителей — и немало браконьеров. В сезон с октября по середину февраля они отстреливают или ловят до 250 000 соболей.

И хотя российские охотники страдают от экономических потрясений, которые обрушились почти на все постсоветские учреждения, десятки тысяч по-прежнему откликаются на зов дикой природы.

«Мы приходим сюда ради души», — сказал Александр Шевченко.

При уровне безработицы в 50 процентов во многих сибирских деревнях охота может показаться привлекательной профессией.И всегда есть случайный хорошо оплачиваемый иностранец, которого можно направить на охоту на медведя или северного оленя.

Гипнотизирующая охота сбивает россиян с толку

Но всю осень поступают сообщения из региональных спасательных служб: в западной части Калуги был проведен 21 поиск грибников, семь из которых были доставлены в безопасное место, пять были найдены мертвыми, а девять пропали без вести. .

Пермь сообщила 11; К концу августа Иркутск выполнил 35.

Александр Змановский, возглавляющий спасательную команду недалеко от Братска, сказал, что почти каждый год кто-то уходит в дикую природу и никогда не обнаруживается — часто из-за медведей, которые так тщательно хоронят останки тела, что «мы никогда ничего не найдем.«

Старшее поколение умело ориентироваться по углу света», — сказал он.

«Если человек просто надевает кроссовки и уходит в тайгу, или его туда водят, и он не знает, где он находится, то, конечно, он теряется», — сказал г-н Змановский. «Я называю этих людей детьми асфальта, теми, кто вырос в городе. Люди, выросшие в деревнях, не теряются ».

Один из таких случаев привлек внимание к Нижней Салде, городу на Урале с населением 17 000 человек.

В конце сентября 37-летняя женщина по имени Ирина Федино вернулась домой через 24 дня после того, как ушла собирать грибы, и более чем через две недели после прекращения поисково-спасательных работ.

Волноватая история выживания г-жи Федино распространилась до московского таблоида «Комсомольская правда», который процитировал ее описание леса, где «с одной стороны стреляли, с другой — выли».

Местный журналист скептически отнесся к этому мнению, написав в The City Herald, что г-жаФедино «после 24 дней в лесу выглядела совершенно свежей, не истощенной». Ксения Ващенко, журналист City Herald, заявила, что «в наших правоохранительных органах есть основания полагать, что она провела время, как бы сказать, со своим другом».

В интервью г-жа Федино возмущалась слухами о том, что она «впала в запой». Не меньшее возмущение вызвал и ее муж Алексей Ситников, заявивший, что его жена вернулась домой с таким запахом, что после перенесенных испытаний ей было стыдно лечь в больницу.Он сказал, что она разорвала блузку, чтобы обернуть раненую ногу, добавив. «Это тоже была красивая блузка», и что, когда она, возвращаясь к нему, бросилась к нему в объятия, она была настолько легкой, что он мог бы подбросить ее к потолку.

Он сказал, что очень обрадовался, что она дома.

«Я думал, что больше никогда не увижу Иринку», — сказал он. «Двадцать дней. Никто не может прожить в лесу так долго. Но она выжила. Я верил и ждал, и, наконец, она вернулась домой ».

В бегах в Сибири — University of Minnesota Press

Если бы я позволил управлять собой одному разуму, я бы наверняка лежал где-нибудь мертвым на сибирском морозе.

Сибирская тайга: массивный лесной массив площадью примерно 4,5 миллиона квадратных миль, простирающийся от Уральских гор до Берингова моря, потрясающе красивый и самый холодный населенный регион в мире. Зимние температуры резко упали до 97 градусов ниже нуля, а под вечной мерзлотой лежат окаменелые останки мамонтов, шерстистых носорогов и других гигантов ледникового периода. Для юкагиров, коренного народа тайги, охота на соболя является одновременно экономической необходимостью и духовным опытом, где верить мечтам и предзнаменованиям так же необходимо, как и следовать по следам животных. После падения коммунизма коррумпированная региональная корпорация монополизировала торговлю пушниной, вынуждая юкагирских охотников в нищенскую рабство.

Войдите в Рэйн Виллерслев, молодой датский антрополог, который отправляется в эту замороженную землю с идеалистической миссией — организовать с охотниками меховой кооператив справедливой торговли. С самого начала дела идут ужасно неправильно. Региональная меховая компания, связанная с коррумпированными государственными чиновниками, доказывает, что не остановится ни перед чем, чтобы сохранить свою монополию: один из юкагирских деловых партнеров Виллерслева арестован по надуманным обвинениям в браконьерстве и незаконной торговле; другой загадочно тонет.Когда полицию отправляют арестовать его, Виллерслев опасается за свою жизнь, и он вместе с местным охотником сбегает в отдаленный охотничий домик, еще глубже в ледяной пустыне. Их положение сразу становится еще более безвыходным: они успевают убить лося, но отдают мясо хищникам и начинают голодать, обморожаться и изолироваться в замерзшей тайге.

Так начинается необычный, леденящий кровь рассказ Виллерслева об одном году жизни в изгнании среди юкагирских охотников в суровой сибирской тайге. Поворачиваясь шокирующе и тихо, В бегах по Сибири — это потрясающая история об идеализме, политической коррупции, голоде и выживании (при своевременной помощи Владимира Путина), а также поразительный портрет шаманских юкагиров. традиции и их угрожающий образ жизни, драма, ежедневно разворачивающаяся в одном из самых холодных и захватывающих пейзажей.

Счастливые люди: Год в тайге (2010) — Счастливые люди: Год в тайге (2010) — Отзывы пользователей

«Счастливые люди: Год в тайге» Вернер Херцог (вместе с Дмитрием Васюковым и командой) снова отправляется в экзотическую далекую страну; повествует о традиционном (временами доисторическом) образе жизни 300 с лишним человек в глухой деревне Бахта в сибирской тайге.

Фильм в первую очередь посвящен основным кормильцам деревни: «звероловам», которые добывают добычу в разгар зимы ниже -50 градусов в пустыне, простирающейся на тысячи квадратных километров, через реку Енисей, протекающую рядом с деревней. Деревня почти не тронута современностью и очень независима — снегоходы и бензопила — немногие исключения. В недоступную большую часть года деревню можно добраться только на самолете или на лодке в кратковременный весенне-летний сезон.

Герцог / Васюков эстетически демонстрирует подлинное «счастье», которым человек наслаждается даже при отсутствии технологий и материальных достижений. Все, что вам нужно, — это чувство свободы и достижений, которые люди в Тайге в основном испытывают, постоянно занимаясь конструктивным делом.Вместо того, чтобы вредить / изменять природу, они научились жить в гармонии с ней, усваивая свой образ жизни в четыре разных сезона: весна, лето, осень, зима.

В соответствующем сообщении в блоге есть несколько восхитительных снимков экрана из фильма, охватывающего 4-сезонный цикл и определенные домашние дела, связанные с ними. Хотел бы я как-нибудь разместить их здесь! Во всяком случае, публикация без картинок.

Пружина:

-Преодоление общепринятых взглядов (изготовление лыж) -Установка базовой конструкции карьерных ловушек -Копчение лыж для придания формы и прочности -Каноэ для рыбной ловли, сделанное из местной древесины -Расширение каноэ с помощью огня — Испытания новых каноэ и зеленых хаски в первых водах

Лето: -Строительство хижин для глубокой зимы в пустыне -Таяние реки, Енисей -Врожденные тенденции Ориона!

Осень:

— Белка, собирающая орехи, означает: «Зима приближается» — Ночной рыбак: рыба привлекается к свету костра — Хранение припасов рядом с зимней хижиной, вдали от досягаемости медведя — Медведь впадает в спячку, но крысы все еще представляют угрозу — Прогулка вверх по течению: транспортировка предметов первой необходимости в хижину

Зима:

-Проверка ловушек на добычу Заработок на содержание, запах добычи! -После тяжелого рабочего дня возвращаемся обратно на крышу, которая может обваливаться под снегом. -Тем временем в деревне: Рыболовные ямы. Возвращение домой на Новый год / Рождество.

Звероловы навещают семью во время празднеств, замечают, как хаски бежит за снегоходом- -Он пробегает все 150 замерзших километров реки! После непродолжительного пребывания с семьей (до 6 января, Рождества) зверолов возвращается в свою пустыню еще на пару месяцев — в свою хижину (которая, естественно, является изоляцией из земли и сухого мха) со своим лучшим другом.

Благодаря Херцогу, этот документальный фильм дает шанс жить той жизнью, о которой мечтают многие из нас.

3 из 4 считают эту информацию полезной. Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.
Постоянная ссылка

Тайна горных львов (Погоня за привидениями) — High Country News — Know the West

Прошлой зимой я шел серым днем ​​между штормами. Талая вода стекала по снегу вокруг пондероза. Туман вился сквозь нависающие сучья. Моя собака, Тайга, натянулась на поводке. Мы свернули в ущелье и взобрались на обнажение над нашим домом, откуда мы могли наблюдать за облаками реки в узкой долине Митоу, на восточном склоне северных каскадов Вашингтона.

Я повернул голову и замер. Сквозь деревья приблизилась коричневая фигура. Не койот. Не рысь. Закругленные уши; длинный бантик хвоста. Увидев себя увиденным, пума присела в нескольких шагах от меня.Он все еще был пушистым, как котенок, но достаточно большим, чтобы у меня по спине пробежал холодок. Его золотые глаза смотрели на меня.

Время приостановлено на мгновение; Я наблюдал со стороны сам.

Я вырос в среде обитания пумы на переднем хребте Колорадо. В летнем лагере были инструкции, что делать, если вы его видели. В 1991 году, когда мне исполнилось 10 лет, впервые в истории штата пума убила молодого человека. Когда я был подростком, в результате нападения погибли два маленьких мальчика. Позже, путешествуя по горам и прокладывая тропы в высоких Скалистых горах штата, мы с друзьями рассказывали мрачные истории о пумах, делая их призраками, которые преследовали наши приключения. Но я никогда не встречал ни одного.

Я тупо пробежал по старому совету лагеря: не беги; шуметь. Я закричал и перекинул Тайгу через плечо. Пума обвела нас кругом, снова устроилась. Когда я начал уходить, он пошел за мной. Я повысил голос до крика. Он остановился, неуверенно, затем растворился в деревьях.

Вскоре я услышал от других жителей нашего района, что они встретили кошку на тропе, выглядывающую через стеклянную дверь.Однажды ночью муж и жена проснулись от шума, похожего на ветер в туннеле. В лунном свете за окном они увидели, как взрослая пума поет песню молодому человеку, и этот звук, как сказал мужчина, «не похож ни на что, что я слышал ни до, ни после».

Пара позвонила Лорен Саттерфилд, исследовательнице кугуаров, которая работает в долине. Она установила камеры с датчиком движения, которые показали двух молодых особей и двух взрослых пумы, бродящих по нашим разбросанным по лесу домам. Саттерфилд и ее команда поймали одного из них — не половинчатого кота, которого я встретил, а взрослую самку.Они надели ей ошейник с GPS, а затем отпустили, чтобы передать секреты своей жизни.

Знакомый лес перевернулся. Теперь я шел по ним с чувством головокружения, дезориентированный этими мимолетными прикосновениями к существу иностранного компаса, которое перемещалось по зубчатым горам и кувыркающимся притокам реки Митоу, маленьким городкам Уинтроп и Мазама и их лыжным трассам для северных стран. испытать и правила полностью самостоятельно. Чтобы прийти в себя, я позвонил Саттерфилд и спросил, могу ли я проследить за ее преследующими кошками.

Сара Гилман / High Country News

САТТЕРФИЛД ПРЯМО и откровенно высказывался, и категорически не говорил о моих шансах увидеть что-нибудь еще. Сотрудничает с Государственным департаментом рыб и дикой природы над докторской степенью. в Вашингтонском университете она изучает, как возвращение волков в штат влияет на пумы. «Я могла бы присоединиться к экскурсии по ошейникам, — сказала она, — но кошки настолько неуловимы, что даже с гончими и их следящими собаками команда может коллективно проехать на снегоходе 400 миль в день в течение выходных и все равно ничего не поймать».

Эта невидимость помогла пумам выжить, утверждает Джим Уильямс, региональный руководитель отдела рыб, дикой природы и парков штата Монтана, в своей книге « Путь Пумы ». Европейские колонисты уничтожили кошек на большей части Востока и Среднего Запада. Но в отличие от волков и гризли, пумы хорошо прятались на суровом Западе, и их предпочтение охоте вместо добычи мусора защищало их от яда и ловушек. После того, как в 60-х и 70-х годах закончились программы убийств за головами, выжившие воспользовались преимуществами восстановления численности оленей и лосей, а также растущей симпатии общественности к хищникам.Правила охоты на пум стали более защитными. В 1990-х избиратели полностью прекратили охоту на пум в Калифорнии и запретили использование гончих для охоты на них в Вашингтоне и Орегоне. Более 90% жителей Вашингтона, опрошенных в 2008 году, считали пумы неотъемлемой частью экосистем с неотъемлемым правом на существование. Сегодня около 30 000 странствуют по Западу, почти повсюду пересекаясь с людьми, в основном невидимыми и, следовательно, незамеченными.

«Поскольку загадка — мать преувеличения, животное постепенно приобрело репутацию доблести и скрытой опасности, намного превосходящей то, что оно действительно заслуживает.”

Но у невидимости пумы есть и обратная сторона. «Поскольку загадка — мать преувеличения, животное постепенно приобрело репутацию доблести и скрытой опасности, намного превосходящей то, что оно действительно заслуживает», — писал натуралист Клод Т. Барнс в 1960 году. Позже население Запада резко увеличилось, посылая больше домов и отдыхающих. в среду обитания пумы, и нападения на людей выросли от практически несуществующего до исчезающе редкого. С 1890 года в Северной Америке погибло около 20 человек, а число нападений на домашний скот и домашних животных тоже возросло — достаточно, чтобы сохранить старые ужасы. В 1997 году Уильям Перри Пендли, тогда президент Юридического фонда горных штатов, ныне исполняющий обязанности директора Бюро землепользования, обвинил защитников пумы в попустительстве «человеческих жертвоприношений».

Это мифологизирование имеет обе стороны. Без прямого контакта почитать пум как безобидных аватаров природы так же легко, как и извергать их как монстров. По словам Саттерфилда, люди, чьи семьи жили в лесу в течение нескольких поколений, обычно довольно много знают о пумах. Но другие просто «знают, что они там, и это все, что они знают», добавила она, если только они не попытались узнать больше.

В эту дыру в форме пумы проникают всевозможные видения, скрывающие животное от ясного взгляда так же, как и его склонность к укрытию и тьме. Но с помощью фотоловушек, GPS-слежения и других методов наука частично привлекла пумы в фокус — и вырвалась из тени истории.

Сара Гилман / High Country News

Я встретил Саттерфилда и полевую бригаду во главе с Нейтом Райсом на холодном мартовском рассвете. Морозный ореол окутывал донную растительность.Ветер терзал нам лица, когда мы катались на снегоходе по лыжной трассе, просматривая следы оленей и домашних собак на утрамбованном снегу в поисках следов размером с горки — четыре пальца без следов от втянутых когтей, выстроенные на большой подушке. Саттерфилд сказал мне, что туда, где ходят собаки, намеренно идет пума, откуда-то куда-то. Но единственные кошачьи следы, которые мы нашли, появились внезапно, четыре неглубоких ледяных шкуры, а затем исчезли.

Потерпев поражение, мы доставили на грузовиках снегоходы к холмам над долиной, абстрактным серо-белым полосам.Руки Саттерфилда на руле были потрескавшимися от холода, испещренными шрамами и корками. На заснеженной дороге нас ждали гончие, помогавшие с исследованием.

«Я скажу вам одну вещь», — сказал один из них после того, как Саттерфилд передал ему антенну телеметрии, чтобы проверить находившуюся поблизости кошку в ошейнике. «Вы обязательно увидите, как бегают собаки. Не знаю, что там, — он взглянул на темный лес за дорогой, — кошки учатся летать или что-то в этом роде. Гончие тянули поводки, лаяли и стремились загнать кошку на дерево, где ее было бы легче усыпить и надеть ошейник.Освободившись, они помчались в направлении, противоположном тому, которого мы ожидали.

Каким бы хаотичным это ни выглядело из-за четырех отступающих собачьих окурков, исследования, подобные исследованию Саттерфилда, выявили закономерности в жизни пумы. «Меня интересует, насколько они динамичны, — заметила она. «Они спускаются по дну реки и доходят до этих склонов. Они смогли найти способ жить повсюду, от Патагонии до болот Флориды, в пустынях, лесах и западном Вашингтоне.«Они щебечут своим котятам, как птицы. И они личности. «Как только кто-то говорит, что никогда не делает« Х », — сказала она, — какое-то животное там сделает именно это».

Засада хищников, пумы, несомненно, являются привидением, иногда назойливыми молча в течение часа или более, прежде чем вскакивая на их карьеру и доставки сокрушительного укусить в шею или горло. Пумы также строят миры: удерживая оленей, их главную добычу, в движении и контролируя популяции, они помогают растительности процветать, укрывая множество других видов.В экосистеме Большого Йеллоустоуна было показано, что убитые пумой туши служат источником обитания для 39 видов млекопитающих и птиц и 215 видов жуков.

«Чтобы животное могло проявлять взаимность, оно должно быть достаточно умным и иметь достаточно развитый мозг, чтобы взаимодействовать на основе памяти».

У кошек свой общественный строй. Самцы старшего возраста удерживают большие территории, соединенные вместе, как кусочки пазла, в доступной среде обитания, а самки гнездятся внутри меньшего размера.Чтобы создать территорию, молодые самцы должны сражаться или уйти; многие умирают. Возможно, именно поэтому популяции пумы выравниваются при постоянной плотности, а не взрываются, как предупреждают некоторые критики. Самец и самки на его территории также могут образовывать своего рода «пуму», где люди иногда делятся убийствами, возможно, исходя из предположения, что услуга будет возвращена. «Чтобы животное могло проявлять взаимность, оно должно быть достаточно умным и иметь достаточно развитый мозг, чтобы взаимодействовать на основе памяти», — сказал исследователь Марк Элброх, автор готовящейся к выходу книги The Cougar Conundrum и директор Panthera’s Puma Program.

Результатом этих сложных взаимодействий является то, что охотники могут вызвать социальный беспорядок, если они убьют слишком много кошек, открывая некогда стабильные территории для притока молодых пумы. Это может повысить активность пумы в жилых районах, а также увеличить количество жалоб.

Но есть также свидетельства того, как мало пумы хотят иметь дело с людьми — и насколько они избегают нас, даже с близкого расстояния. Рядом с развитыми районами и интенсивным движением людей пумы ограничивают свою деятельность периодом от заката до рассвета, когда люди прячутся внутри.Даже вблизи домов они предпочитают дикую добычу домашним животным, которых легче поймать. Исследования показали, что они спасаются от с трудом добытых убийств при простом звуке человеческого голоса. «Мы, вероятно, были бы ошеломлены, если бы знали, как мало столкновений вообще признаются таковыми», — сказала Джастин Смит, эколог из Калифорнийского университета в Дэвисе.

Саттерфилд надеется исследовать аналогичную динамику здесь, в Митоу, где пумы спускаются с гор зимой, возможно, вслед за оленями-мулами, ищущими корм в долинах — средах обитания, которые люди также предпочитают.Технология Fitbit на некоторых ошейниках помогает ей понять, как дома, подобные моему, влияют на охоту на пумы, хорошее или плохое. Они предупреждают ее команду о скачках скорости в зависимости от местоположения, чтобы они могли оценить следы в этом месте, переводя дистанционно воспринимаемые движения животных на читаемый язык.

К полудню, однако, команда Саттерфилда преследовала только собак по холмам, удваиваясь назад и снова, пока не была собрана последняя, ​​продолжая выть в поисках. Самую драматичную погоню мы обнаружили в снегу.Связанные отметки вели из тени большого пондероза в широкую впадину, где одно мускулистое тело сталкивалось с другим. Расплывающееся розовое пятно. Знак перетаскивания. И, наконец, растопыренные останки оленя с впалой грудной клеткой и копытами к небу. Вокруг следы крови и тени — сорока, ворон, орел — узоры кончиков крыльев, скользящие по сугробам, клубок жизни, вливающийся после убийства кошки, ясно виден на холсте зимы.

Сара Гилман / High Country News

НАУКА НИКОГДА НЕ МОЖЕТ полностью развеять загадку пумы, но она может предложить нам более эффективные способы освободить место для их жизни.После нескольких лет обучения в сотрудничестве с университетами, например, в 2013 году Вашингтон стал первым штатом, который реструктурировал свою спортивную охоту, чтобы сохранить социальную структуру кугуаров. Тем не менее, многие исследования до сих пор игнорируются или не принимаются во внимание, сказал специалист по пумам и медведям Департамента рыбной и дикой природы Рич Босолей. «Мы достигли невероятных успехов в некоторых аспектах борьбы с пумами, но восприятие по-прежнему перевешивает науку во многих отношениях».

И хотя общественное признание пумы сильно возросло, оно неравномерно распределяется между городскими и сельскими районами, где люди с большей вероятностью будут бороться с животными.Огромный страх остается. Например, в Альберте, Канада, в 2008 году исследователи обнаружили, что более половины респондентов полагали, что их риск нападения пумы по крайней мере так же велик, как и риск автомобильной аварии. Это может быть связано с «когнитивной иллюзией», когда люди переоценивают вероятность редких событий, потому что они запоминаются. И неудивительно: многие получают информацию о дикой природе из СМИ, которые обычно охватывают только необычное поведение пумы, такое как нападения на людей.

В Калифорнии количество жалоб, приводящих к выдаче разрешений на уничтожение пумы, неуклонно росло с ростом населения с 70-х по 90-е годы.Затем, после того как пумы убили двух человек в 1994 году, они раздулись — исследователи связывают это не столько с ростом активности пумы, сколько с повышенной бдительностью, вызванной страхом.

«Мы добились невероятных успехов в некоторых аспектах управления пумыми, но восприятие по-прежнему перевешивает науку во многих отношениях».

Нечто подобное может происходить в Вашингтоне. Штат зарегистрировал почти в два раза больше сообщений о пумах в 2019 году, чем в 2018 году, в основном из-за скачка количества неподтвержденных наблюдений.Пумы могут менять свои движения из-за изменений в добыче, и государство активизировало усилия по поощрению сообщений. Но также примечательно, что пума убила человека в Вашингтоне в 2018 году — второй случай в истории штата. И, как Калифорния в 1990-х годах, штат резко увеличил количество пумы, убитых им в 2018 и 2019 годах за нападение на домашний скот и домашних животных.

Эти депортации сосредоточены в консервативном северо-восточном углу штата, где возвращение волков истощило местные нервы и заставило некоторых почувствовать себя бессильными.На заседании комиссии по дикой природе в марте 2019 года жители района в течение двух часов свидетельствовали о том, что «серьезный избыток хищников» уничтожает оленей, убивает домашних животных и угрожает людям. Комиссия инициировала досрочный пересмотр охоты на пумы, вызывая опасения, что штат увеличит охоту в местах, где она уже регулярно превышает руководящие принципы, установленные для сохранения социальной структуры пумы.

«Сейчас мы находимся у пропасти с большими хищниками», — сказал Анис Ауд, менеджер игрового подразделения штата Вашингтон.Когда многие виды выздоровеют, следующее поколение биологов столкнется с трудными вопросами: «Как они живут в ландшафте, где преобладают люди? Это вообще возможно в некоторых местах? » Пумы нуждаются в большой дикой земле, но они лучше других живут рядом с людьми. Мы везде, все больше. Может ли большее количество из нас принять интуитивную, реальную близость — и что это влечет за собой?

Теоретически я бы сказал да. Моя встреча с пумой оказалась удачной и красивой. Но, ступая ночью в лес со своей собакой, я вспомнил ее непроницаемый взгляд.Я научился уменьшать вероятность неприятностей: собак на поводке; не кормите оленей; оградить красивое сухое пространство под верандой; держите домашних животных в помещении, а кур, коз и овец в закрытых вольерах на ночь. «Это все равно что пристегнуть ремень безопасности», — сказал Саттерфилд. Однако я начал понимать, что собирать факты о пумах — это не то же самое, что приходить к их пониманию. Сложное сочетание трепета и страха, которое я чувствовал, не имело ничего общего с тем, что, вероятно, делает пума, а все — с тем, на что она способна.К этому было добавлено виноватое осознание того, что, если что-то случится, это вполне может быть моя вина — и кошка будет тем, кто заплатит.

В НАШЕМ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ДНЕ ВМЕСТЕ, Саттерфилд отследил возможные приемы пищи пумы, на что указали несколько точек GPS, отправленных из одного и того же места с течением времени. Мы шли по следу кошки, на которую она наложила ошейник в моем районе. Саттерфилд подъехал на грузовике к деревенскому дому на холмах в нескольких милях от меня. Пара, которая жила там, преданные наблюдатели за дикой природой, рассказала нам, что прошлой осенью заметили идеальные следы на своей заснеженной дороге.

«Большинство людей не удивляются, но обычно им интересно узнать, что там делает кошка», — сказал Саттерфилд. По ее словам, именно это делает работу плотоядных животных сложной и увлекательной. «Людей волнует, нравятся они им или ненавидят, или они где-то посередине».

Мы ходили взад и вперед по неухоженному склону холма возле сигнала двухнедельной давности, пока не почувствовали кислый запах растительности, пролитой из желудка оленя. Потом за кустами — кучка растрепанных волос и осколки костей.Саттерфилд сделал набросок на листе данных, и мы ходили расширяющимися кругами в поисках черепа, таза, любого осколка истории. Не было ничего, кроме стаи юнко и какого-то мусора — лев и земля держали свой собственный совет, невидимое присутствие одного делало видимым целостность другого.

Будьте в курсе событий на Западе с нашим бесплатным информационным бюллетенем

Спасибо за подписку на нашу рассылку новостей.

Позже стал замечать следы на снегу.Я нашел их по дороге к моему дому, на моем собственном на берегу реки. Я знал, что кошачья тропа не имеет ко мне никакого отношения: река — это коридор с хорошим укрытием и множеством оленей. Тем не менее, каждый раз, когда я шел один, я оглядывался назад. Это осознание было одновременно и неудобным, и подарком. Легче узнать место как разумное, если вы чувствуете, что оно наблюдает за вами в ответ. Кроме того, легче понять, что вы играете роль в его судьбе.

В ноябре я догнал Саттерфилд в ее последнем полевом сезоне.Она рассказала мне, что пума из моего района все еще бродит по долине, показывая мне фотографию с фотоловушки на своем телефоне. В нем пума стояла боком, яркие ночные монеты ее глаз освещались вспышкой. Это был мой первый взгляд на нее. Возможно, подумал я, она почувствовала, что за ней наблюдают, и, никого не видя, поспешила в ночь с ознобом по спине. С другой стороны, она, казалось, смотрела прямо на меня. Я не мог избавиться от ощущения, что она видела меня раньше.

Сара Гилман — независимый писатель, иллюстратор и редактор из Вашингтона.Впервые она написала о своем опыте общения с Саттерфилдом и пумами в журналах «», «Метоу-Вэлли-Ньюс», «» и «Последнее слово ни о чем» . Электронная почта High Country News на [адрес электронной почты защищен] или отправьте письмо редактору. Следуйте @Sarah_Gilman

Это покрытие поддержано спонсорами Исследовательского фонда High Country News.

Подробнее

Больше от Wildlife

SN&R • Тайга тигр

Если вы хотите получить хороший летний боевик, пропустите голливудские блокбастеры и прочтите Тигр: правдивая история мести и выживания. Если только вам не в высшей степени повезло, это самое близкое к тому, чтобы вас преследовал тигр. Книга Джона Вайланта посвящена хрупкому миру между тиграми и их человеческими соседями в Сибири, который длился до тех пор, пока некоторые заблудшие охотники не решили поохотиться на животных. Большая ошибка. Вы же не хотите рассердить 500-фунтового амурского тигра (просто прочтите описание мощных лап и челюстей этого животного у Валлианта). Эти животные достаточно хитрые, чтобы выучить распорядок дня человека, а затем ждать его, скажем, на уличном матрасе в снегу.Попутно читатели также узнают немало о России, рынке запчастей тигра в некоторых странах, о том, что такое дыхание тигра, и познакомятся с удивительным животным, которое быстро исчезает, и в мире осталось менее 500 сибирских тигров. дикий.

Еще искусство и культура »Рецензии на книги

Чрезвычайная выносливость

Ад на двух колесах — это подвиг не только для гонщиков Race Across America, но и для автора.

Опубликовано 30.06.11


Тонкий и реальный

В новом сборнике рассказов Джулиана Барнса рассматриваются долгосрочные отношения.

Опубликовано 30.06.11


Угасание

Мягкий апокалипсис напоминает нам, что мир кончается хныканьем, а не взрывом.

Опубликовано 23.06.11


Роман Фуг

Блогеры Хизер Кокс и Джессика Морган, отправляйтесь в путь, воплощают свой острый голливудский юмор в художественную литературу.

Опубликовано 23.06.11


.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.