Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Рассказы сибирских охотников: Охотничьи рассказы / Сибирский охотник

Содержание

Охотничьи рассказы / Сибирский охотник

Информация

Произведения из мировой сети или написанные классиками литературы. Для авторских рассказов существует раздел «Авторские рассказы».

Разделы

Авторские рассказы

2164

Разное

735

Про охоту

497

Охотничьи рассказы

296

Охота и закон

218

Своими руками

174

Оружие

173

Снаряжение и техника

156

Кулинарный поединок

154

Собаки и охота

129

Зверье мое

80

Выживание и медицина

64

Новогодние истории

16

Самое популярное

Сумах на лосе Рецепты блюд из лося

Вяленная косулька! Рецепты блюд из косули

Изготовление натуральных чучел для охоты на гуся Своими руками

Заяц по простецки! Рецепты блюд из зайца

Изготовление катера по мотивам Севера Своими руками

Несбыточная мечта Авторские рассказы

Щучий. ..выстрел. Авторские рассказы

Рулет из филе глухаря с брусничным соусом Рецепты блюд из глухаря

Полчаса Авторские рассказы

Первый выстрел «из-за угла» Авторские рассказы

Последние комментарии

  • 61natubo, спасибо! Мелкашка: влияние сортировки патронов на кучность

    tochno.kuchno 11 сентября 2022

  • За рассказ из того времени 5+! Рассказы старого охотника

    61natubo 13 сентября 2022

  • Всегда жаль терять «друга-охотника» тем более так глупо! Испытал на себе. ….. Собачку жалко?

    61natubo 13 сентября 2022

  • Нет слов. Просто огонь))) В краю непуганых топтыгиных.

    dragunov1981 8 сентября 2022

  • k_oleg, Красиво сказал! Опыт через все эти «трудности » и приобретается.

    ..)) Шулюм из рябчиков!!!

    Щукарь005 3 сентября 2022

На утином пути (А. Толстиков)

Охотничьи рассказы 14 апреля 2022

Против Копалино река Чусовая разделяется на два рукава. Между ними – остров Долгий. Длина его километров пять. Заостровки сливаются против деревни Вереино, что стоит на высоком левом берегу. Соединившись, река круто поворачивает влево и делает большую петлю. От мельницы, что стоит на берегу Чусовой в устье небольшой речушки Шушпанки, до слияния заостровок по прямой километра два, а по берегу –.

..

Плач березы (А. Толстиков)

Охотничьи рассказы 31 марта 2022

Казалось, косач бормочет и чуфыкает совсем рядом. Но я прошёл уже с километр, а он все ещё где-то впереди. В безветренное раннее утро звуки разносятся далеко. Иду не торопясь, не даю воли ногам. Если им позволить – они так потащат, что оглянуться не успеешь, как мимо косача проскочишь. Вот он, за той грядкой березняка. Там, где большая береза стоит. Там поляна. Я её знаю. На той поляне и…

Из записной книжки. (А. Толстиков)

Охотничьи рассказы 27 марта 2022

Совет старого охотника. Свой первый охотничий сезон по уткам мне посчастливилось открывать с опытным охотником – дядей Егором. Книжек об охоте он не читал, а знал много. Сорок лет бродил он с ружьём по лесу, по лугам, смотрел, запоминал, вот и накопилось у него знаний о звере, о птице. Задолго до восхода солнца вышли мы к Шундерским озёрам, цепочкой растянувшимся по лугам. На берегах их –…

Киборг

Охотничьи рассказы 8 января 2022

Огромный секач темно-бурой масти появился в Крехаевских болотах, заросших непроходимым чапыжником. Помимо внушительных габаритов, длинных саблевидных, как бритва клыков, кабан удивлял своим умом и егерей, и охотников. Из хорошо организованных загонов выходил он целым и невредимым, словно пролезал в игольное ушко, оставляя позади себя загонщиков. Как ему это удавалось? – никто не мог взять в. ..

Мои ружья. КО.

Охотничьи рассказы 11 ноября 2021

Я владел и владею нарезным оружием уже около сорока лет КО, СКС, ТОЗ-78. Приходилось стрелять из СВТ и СВД, Но больше всего мне близок и памятен мой первый нарезной ствол КО. Отдельная история, каким трудом я получал разрешение на приобретение оружия, зная это наперёд, я бы теперь на эти труды плюнул. Ну тогда, очень хотелось нарезной! С начала продажи нарезного оружия, в первую очередь…

Гибрид,лайка и дворняга.

Охотничьи рассказы 30 марта 2021

Добрый день, уважаемый читатель)). Сегодня я хотел бы написать о эксперименте с гибридом. Осень 2020г. Лицензия на соболя куплена-пора в тайгу. Мне удалось за лето «наковырять» себе отпуск аж на месяц, а то и более. Кто читал предыдущие рассказы,тот знает,что у меня были лайка и гибрид(ЗСЛ/Волк). Но весной 2020 г мною был взят щенок(сука) у моего товарища. О его суке я писал ранее….

По следам Федосеева.

Охотничьи рассказы 28 ноября 2020

Даже не представляю как можно описать или охарактеризовать такого великого человека как Григорий Анисимович Федосеев. Сколько было собрано всего в одном человеке. Геодезист, биолог, писатель. Человека, — ввиду своей профессиональной деятельности, истоптавшего не один десяток кирзовых сапог, пройдя сотни, тысячи километров от Восточного Саяна до Охотского побережья. Но пожалуй с самого начала….

По медведя

Охотничьи рассказы 28 октября 2020

У Михаила Пришвина, дневники которого в отличие от его же художественной прозы некогда потрясли мое воображение, есть рассказ «Медведи», основанный на реалиях. В конце февраля 1929 года писателя пригласили на охоту на берлогах под Вологдой, и он поехал. Выстрелы самого Пришвина оказались не слишком удачными, но медведей взяли. По этому поводу Михаил Михайлович написал 2 марта того же года,…

Стих «Охота на зайца»

Охотничьи рассказы 9 октября 2020

«У меня взопрели я@ца, Но, с усталостью борясь, Я гоню по полю зайца, Нецензурно матерясь. По лбу вьются струйки пота, Бьет по почкам патронташ; Я похож на идиота – Пятьдесят никак не дашь. Мне просторами природы, Где блаженство и уют, Вислоухие уроды Наслаждаться не дают. По стерне, петляя хитро, Я «завис» на русаке; Мерно булькает пол-литра За спиною в рюкзаке. Страсть погони жалит нервы,…

Афанасий Фет » Псовая охота «

Охотничьи рассказы 23 августа 2020

Последний сноп свезен с нагих полей, По стоптанным гуляет жнивьям стадо, И тянется станица журавлей Над липником замолкнувшего сада. Вчера зарей впервые у крыльца Вечерний дождь звездами начал стынуть. Пора седлать проворного донца И звонкий рог за плечи перекинуть!В поля! В поля! Там с зелени бугров Охотников внимательные взоры Натешатся на острова лесов И пестрые лесные косогоры.Уже давно,…

Кроссовки и красивый выстрел.

Охотничьи рассказы 22 июня 2020

Дело было в конце октября 2017 года. Теплый вечер, колышащаяся паутина на раскрашенных осенними красками кустах и траве. Полностью вечёрку постоять вырваться не удалось, были дела по хозяйству. Но завершив их, всеже забросил костюм в багажник, чехол с ружьём и патронташ в машину решил выехать до ближайшего болотца, вернее бывшего поливного котлована окружённого ещё тремя болотцами- «лужами»….

Как Заяц Сапоги Съел. Михаил Михайлович Пришвин.

Охотничьи рассказы 7 мая 2020

Нынешний председатель колхоза в Меринове Иван Яковлевич – великий мастер подвывать волков. Суеверные люди думают даже, что если нет в округе волков, на его вой приходят и отзываются. В этом охотничьем деле он был учеником известного по всей нашей области мага и волшебника охоты Филата Антоновича Кумачева. Проезжая на днях возле Меринова, мы завернули к председателю чайку попить и кстати…

Оправдание охоты

Охотничьи рассказы 5 апреля 2020

  — Вот и хижина наша, — сказал Евдокимыч, когда лодка ткнулась в отлогий болотистый берег. Шалаш, в котором нам с Владимиром Мамайкиным, корреспондентом телевидения, предстояло прожить двое суток, был просторен и уютен, с плотными камышовыми стенками, крепкой крышей и входом, занавешенном куском брезента. Видимо, служил людям, и прежде всего, хозяину, надежно несколько лет. Стоял он на берегу…

Санькино ружье

Охотничьи рассказы 12 марта 2020

Яркий свет золотил стекло рамы, подоконник, изогнутым квадратом ложился на край стола, стену. Санька особенно любил эти минуты, когда рождался новый день, и все выше поднималось солнце за березовой рощей, просвечивая черно-белые стволы. Состояние дремоты тотчас проходило. Он смотрел на поля, с лета запаханные под пар, топырившийся по кривой до самого угора желтый камыш, озеро, тронутое ярким…

Как я видел медведя

Охотничьи рассказы 5 марта 2020

Предыстория, чтобы понятно было, такая. В 2009 году, в конце октября, пошел на охоту, рябчиков пострелять. Вооружен был мелкашкой. За речкой Усковкой, в кедраче, встретил медведицу, она на меня рявкнула два раза, чуть в штаны не наложил. Долго был под впечатлением. …………………………………………………………………… Через пару недель, уже дома, в городе, шел из гаража, по узкой тропинке, напрямую через небольшой лесок…

Как я видел НЛО.

Охотничьи рассказы 5 марта 2020

Несколько лет назад, весной, собрался поохотиться на тетеревов, на току. От деревни до тока идти 40 минут, тетерева в конце апреля прилетают на ток примерно в три часа, вышел из дома без пятнадцати два. Луны не было, тучи, дождик моросил. Темнотища — глаз выколи. В деревне у нас собак на ночь отвязывают и они возле своих домов по улице свободно бегают. Все соседские кобели, штук восемь,. ..

Егерь Волосок

Охотничьи рассказы 29 февраля 2020

Егерь Волосок опаздывал. Солнце уже поднялось, от первых его лучей зарделась металлочерепица на крыше Дома охотника. Народ занервничал. Игорь Петрович то и дело расстегивал рукав куртки, посматривая на «Ролекс», подаренный женой. Парамонов, хорошо знающий Волоска, недовольно пробубнил: – С негриской наверное забавляется, придурок чертов. Смысл произнесенной Парамоновым фразы знали не все, а…

В Буче Горбиевской…

Охотничьи рассказы 7 февраля 2020

Авдеев давно собирался на охоту, но каждый раз находились причины и сборы откладывались. Пришли холода с дождем, мокрым снегом, минула третья неделя, как открыли сезон по пушному зверю. Авдеев плюнул на текучку, другие неотложные дела и решил ехать. Хороший знакомый нахваливал Бучу Горбиевскую, говорил, что это недалеко от поймы Днепра, простор там разлетный, есть, где походить, а главное –…

Немного о грустном

Охотничьи рассказы 13 января 2020

1885 год. В Северо Американских прериях был убит последний бизон. В то время охотник Билл Буффало, один убил несколько тысяч животных. Брал шкуры, на них был спрос, туши сгнивали, зловоние стояло по всей прерии. Падальщики: шакалы, койоты, вороны, грифы не успевали за охотником. Охотник один, был на много кровожаднее всех этих хищников. Многочисленные индейские племена, веками живущие рядом с…

Как Саша на козла охотился в Беларуси))

Охотничьи рассказы 11 января 2020

Занимаемся пошивом изделий из натурального меха в Минске и частенько слышим байки про охоту. Из последнего — Подарили Саше карабин с треногой, поехал Саша на охоту, да и решил карабин обновить. Долго Саша не мог выследить одного козла, ведь у того рога особенные, а у него нет еще такого в коллекции. Продирался через заросли в болотистой местности Беларуси и, наконец-то!!! Удача улыбнулась…

123…15

Авторские рассказы об охоте / Сибирский охотник

Информация

Это литературный раздел для реализации ваших писательских талантов. Здесь размещаются только авторские рассказы наших посетителей! Если вы не являетесь автором рассказа, разметите его в разделе «Охотничьи рассказы», если вы хотите рассказать о своей недавней охоте, пишите в Отчеты, а для разговоров обо всем на свете есть другие разделы блогов.

Разделы

Авторские рассказы

2164

Разное

735

Про охоту

497

Охотничьи рассказы

296

Охота и закон

218

Своими руками

174

Оружие

173

Снаряжение и техника

156

Кулинарный поединок

154

Собаки и охота

129

Зверье мое

80

Выживание и медицина

64

Новогодние истории

16

Самое популярное

Сумах на лосе Рецепты блюд из лося

Вяленная косулька! Рецепты блюд из косули

Изготовление натуральных чучел для охоты на гуся Своими руками

Заяц по простецки! Рецепты блюд из зайца

Изготовление катера по мотивам Севера Своими руками

Несбыточная мечта Авторские рассказы

Щучий. ..выстрел. Авторские рассказы

Рулет из филе глухаря с брусничным соусом Рецепты блюд из глухаря

Полчаса Авторские рассказы

Первый выстрел «из-за угла» Авторские рассказы

Последние комментарии

  • 61natubo, спасибо! Мелкашка: влияние сортировки патронов на кучность

    tochno.kuchno 11 сентября 2022

  • За рассказ из того времени 5+! Рассказы старого охотника

    61natubo 13 сентября 2022

  • Всегда жаль терять «друга-охотника» тем более так глупо! Испытал на себе. ….. Собачку жалко?

    61natubo 13 сентября 2022

  • Нет слов. Просто огонь))) В краю непуганых топтыгиных.

    dragunov1981 8 сентября 2022

  • k_oleg, Красиво сказал! Опыт через все эти «трудности » и приобретается. ..)) Шулюм из рябчиков!!!

    Щукарь005 3 сентября 2022

Рассказы старого охотника

Авторские рассказы 13 сентября 2022

Я уже много раз писал, что Чувашская республика густонаселённая территория. Но и на такой густонаселённой территории есть совершенно глухие лесные посёлки, до которых только сравнительно недавно протянули дороги. А что говорить про довоенное время. В эту глухомань можно было попасть только пешком или распространённым тогда гужевым транспортом, да и то только летом посуху, или осенью по. ..

Собачку жалко?

Авторские рассказы 13 сентября 2022

Собачку жалко? Врезка: 1. Взгляд бросаю на неширокий, всего-то не более чем в полторы машины проезд, пересекающийся с таким же проулком и понимаю, что шансов выжить ни у собаки, ни у пожилого человека, ни у ребёнка не будет, когда за рулём средства повышенной опасности уличный гонщик-отморозок.   2. Кто-то скажет: На цепи надо держать, в вольере! На цепь надо сажать и намордники одевать на…

В краю непуганых топтыгиных.

Авторские рассказы 8 сентября 2022

Алдан. Река Алдан. Часть 4. …… Выше метрах в 200 на краю поляны стоял, чёрный как сажа кобель Дальневосточной лайки. Время от времени он отрывисто гавкал, не покидая границ «своей» территории глядя в нашу сторону. Там дальше, на пороге одной из изб, откуда поднимался столбиком печной дым, стоял мужчина с бородой. Взгляд его был также устремлен в нашу сторону. Одет он был в ватники,…

Шулюм из рябчиков!!!

Авторские рассказы 3 сентября 2022

Север затягивает! Север притягивает! Север манит длинным рублём!… Кто — то оседал там навсегда… Кто то сваливал заработав на машину…Многие так и мотались до дембеля! Бригада вахтовиков отработала месяц и собиралась домой. По старой традиции решили это дело отметить на природе. Обычно – основным блюдом был Шулюм! Станиславович добывал несколько рябчиков – остальная закусь, как обычно! Так и в. ..

В краю непуганых топтыгиных

Авторские рассказы 27 августа 2022

Алдан, река Алдан. Часть 3. Долина ключа Глухой позади, а значит позади один из опасных участков. Двигаясь вдоль ключа всегда могла возникнуть опасность провалится в воду. Слава богу все обошлось без приключений. Множество следов птицы и зверя попадалось нам на пути. Вот уже несколько раз попадались следы куропатки и мне даже удалось трёх из них подстрелить…… Двигаться по целику было не…

Друг

Авторские рассказы 24 августа 2022

…Посвящается Керри… Сидя на стуле и слыша тот визг, Я не увижу его, никогда. Этот жалкий, тоненький писк, Перерастет во душевную боль, И не прибьешь ты ее, как моль Ведь теперь это чудо — соль Не увижу я больше Керри Как и дочку его, Мэри Не увижу я больше чудо И кричать на него не буду

Из дневника

Авторские рассказы 21 августа 2022

Быстрая Рона Пёс тихонько лежал около сбитых вяхирей и усиленно делал вид, что эти довольно крупные птицы его совершенно не интересуют. Он сантиметр за сантиметром подползал к ним и вполглаза следил за моей реакцией. Я тоже следил за ним. Наконец он почти вплотную подобрался к ним и положил голову на землю, так что кончик его чудесного коричневого носа едва не касался крайней птицы. В этот…

Охота на водоплавающую или аргентинский излом.

Авторские рассказы 21 августа 2022

Сезон охоты на водоплавающую уже открыт. И это нормально для такой большой страны как Россия. Северные районы открываются раньше, более южные — позже. Но есть страны, где утиная охота открывается в летний период. Доступна она и для российского охотника, есть фирмы организующие туры и самое главное для российских туристов виза в эту страну не нужна. И это страна — Аргентина. Италия! Это одно…

Пять дней на Лебяжьем!!!

Авторские рассказы 20 августа 2022

Сколько зарекался, завязать с этим гусем. Но как увижу косяки в небе – все внутри перевернется. Защемит душу, распотронташит и сразу забываются, недельные ожидания, пустые поездки, пролеты — сколько их было за все время. Конец сентября – северной утки так и не было, а пора бы, ведь скоро заморозки. Коля – одноклассник рассказал, что пролетал над «лебяжьим» вчера, утки тысячи и гуси были. Нам…

Один день жизни города на побережье.

Авторские рассказы 13 августа 2022

Колеса шуршат тихо по асфальту. Солнце жарит, столбик термометра показывает более 30. Знаю в горах всё будет по другому, там прохладнее, есть чем дышать! А к вечеру обещают дождь. В горах и заночуем, хотя ехать туда ещё почти 6 часов. Дорога настолько знакомая, что и навигатор не нужен. Всё наши знакомые ездят в объезд по автобану, мы же лучше по горам. Горы, они такие одинаковые и такие…

Лайка

Авторские рассказы 13 августа 2022

Есть на Земле особая порода… Ловка в охоте, вышла статью. Её владельцев не волнует мода- Для них важна собака с крепкой пастью. Порода сей собаки-лайка- Потомок древнего напарника в охоте. Ей по душе даже скупая «пайка», Но только дай по зверю «поработать». Я с ней готов хоть на медведя, хоть на вепря- Не ведает порода эта страха! А чуткий нюх в глубоких дебрях Ей помогает обнаружить даже…

…, наедине с собой

Авторские рассказы 12 августа 2022

Я вновь бреду желанным перелеском, С ружьишком за плечом, не торопясь. И лишь в висках стучится молоточком Вся радость жизни, в сердце отзовясь. … Поля, тайга, озёра да болота- А сколько уже пройдено дорог! И нескончаема, пьянящая свобода- Мой праздник, что так манит за порог. … А мысли к горизонту уплывают, Туда, где солнце алое встаёт, И грёзы детства душу наполняют, И сердце и мечтает,. ..

Две короткие байки

Авторские рассказы 2 августа 2022

Наш предводитель общества всячески привлекал нужных людей для решения необходимых обществу задач. Для этого он использовал безотказный приём – приглашал нужного человека на охоту по копытным. Адреналин в крови, последующий шулюм с выпивкой, и хороший пай после охоты делали нужного человека другом и пособником общества. Часто эти «нужные» люди были не охотники, но желание пощекотать себе нервы…

Жизни свой путь не ищу..

Авторские рассказы 30 июля 2022

Время мечтать остаётся всё меньше. Скрипнет шарниром дверь за спиной. Размеренней шаг, всё заметнее тише, А мысли уж там, на просторах полей. … Камыш над озёрною рябью склонился, Но видит себя в отраженье -увядшим. Он с облаком времени хочет расстаться И в илистом дне вновь весны дожидаться. … Вот, и с собой, я не стану сражаться. Жизни свой путь не ищу- продолжаю. Жду осени поздней, чтобы…

В краю непуганых топтыгиных.

Авторские рассказы 23 июля 2022

Алдан, река Алдан. Часть 2. В эту пору светало поздно, между 7 и 8 часами утра, а темнело рано — около 5 часов вечера. Таким образом добрались мы с Бойкой до устья Инаглии в 14 часов, значит осталось время нам до темноты порядка 3 часов. Изба была в довольно приличном состоянии, даже сухие дрова были с обратной стороны сруба, старые свечи, соль, спички, чайник, котелок, топор, все было.

Слово Офицера!!!

Авторские рассказы 21 июля 2022

Уже несколько лет слушаем рассказы Тихоныча о своем брате, о его заимке на секретной речке. Крутейшие мужики были в то время. Закидывались на две – три недели, добывали глухарей, готовили в автоклаве из них тушенку и консервы из карася, его там валом. Напротив заимки высокая гора – «Политбюро» — называли они ее. Спрашиваем почему? Да утром глухари рассядутся на обрыве как на партсобрании….

Очередные байки пенсионера про охоту

Авторские рассказы 19 июля 2022

Во времена, когда были живы родители, я с удовольствием посещал родные места, используя все праздничные дни. Особенно мне нравилось приезжать на ноябрьские праздники. Помимо встречи с родителями, привлекала меня возможность побродить с ружьишком по знакомым с детства местам. В один из приездов я вышел на лесную речушку по названию Чёрная. Речушка была шириной 2-3 метра, местами её можно было…

Серебрит вода у среза камыша..

Авторские рассказы 18 июля 2022

Время осени вновь поджидает. Не сбежать и мне от той поры! На душе светло, а страсть напоминает- Не забыть и не предать тебе судьбы. … Что-то в ней земное проступает, В тишине ночи уводит от мирских забот, Но опять, как прежде часто намекает На восьмом десятке — промелькнувший год. … В бездне небосвода: сиротливо, молча, Катится загадочно холодная луна. Я слежу за ней давно, но боязливо — Не…

В краю непуганых топтыгиных.

Авторские рассказы 17 июля 2022

Алдан! Река Алдан. Зимняя тайга просыпалась, снег похрустывал под валенками. Собака крутилась поскуливая возле ног. Последние приготовления, последние глотки лесного душистого чая с брусничником который всегда в достатке можно найти под деревьями и вывернутыми корягами хотя снегу в середине, конце ноября бывало уже до метра глубиной. Это был третий и последний этап от зимовья на ключе…

Секретный курятник 2

Авторские рассказы 13 июля 2022

Глухари, прежде чем опуститься на галечник всегда садятся на высокие деревья и осматриваются. Есть…. ли, опасность и где сотоварищи затариваются галькой? Узрев их, могут уже без разведки спланировать к ним – как к подсадным. Три высоченные сушины по краю – наблюдательные пункты скорее не один даже десяток лет. Преподав Напарнику, небольшой ликбез на глухариную тему, вписываемся в трёхдневный…

123…109

Архивы Байки и рассказы — www.oir.su

Главная » Статьи » Охота

Байки и рассказы

Охотничьи рассказы и байки. Часть первая

019

Давно это было. В первый год нашей совместной охоты. Тогда народа в тайге лишнего не было, люди дарами природы еще не кормились, жили шахтами да заводами.

Байки и рассказы

Осечка на охоте

028

Минула первая половина сентября. День, на который выпала заранее запланированная охота, выдался необыкновенное теплым: сохранилось еще драгоценное дыхание

Байки и рассказы

Шутливые рекомендации по использованию новой мази для таежников

058

Мазь, как написано на тюбике, предназначена для отпугивания кровососущих насекомых. Пользоваться мазью надо умеючи. Мазь выдавливается из тюбика на ладонь

Байки и рассказы

Новый способ «промысла»: добыча соболя на колуны

068

«Все бы ржали, жеребцы, а ходить и мочи нет, не пойму, чего расхохотались? Уж и самую малость приукрасить не дадут. На кой черт тогда у костра собрались

Байки и рассказы

Исповедь «браконьера»

0156

«Мне бы так, — пес вздохнул и продолжил просмотр очередной серии зарубежного чемпионата легавых (BDC). — Привозят на шикарной машине, кругом зрители, пресса

Байки и рассказы

Первые охоты. Часть первая

0120

Родился я в 1955 году в Тверской области в поселке ТОС (торфяная опытная станция), переименованном потом в поселок. Он находился на Ленинградском шоссе

Байки и рассказы

Ох, и здоровый был медведь!

0105

Дело было примерно в 1986 году в Хакасии. Как-то летом жена допекла меня: «Поедем да поедем — за малиной!». В Лапин лог за малиной Надо сказать, что я

Байки и рассказы

Весенняя встреча в лесу

0136

Еще только начинало светать, а он уже шагал не первый километр по лесу. Сверкающий краешек солнца огненной бровью выполз из-за горизонта и начал медленно

Байки и рассказы

Нападение хозяина тайги

0146

В один из дней 1996 года мы вчетвером: три брата — Иван, Александр и я, Сергей, а также наш товарищ Борис решили отдохнуть от работы и съездить поохотиться и порыбачить.

Байки и рассказы

Михайло Потапыч

0145

Потапыч злился на весь мир. Мало того что разбудили до времени, так и стол не накрыли. Он с опаской пошарил у деревенских изгородей, но вскорости затею

Байки и рассказы

Крякуха

0142

Как-то на обласке возвращался я с вечерней зорьки. Вдруг вижу на озере старого деда Гидревича, тоже в обласке, он пытался что-то поймать мульгой в воде.

Байки и рассказы

Рябчик в рюкзаке

0123

«Ну, еще по кружке чайку — и на боковую, а напоследок я расскажу вам одну историю, которая приключилась со мной давно на охоте на рябчиков», — поднялся

Байки и рассказы

Была весна, была любовь…

0112

Может, и не знал тогда Леха, как все произойдет, когда сломя голову мчался с работы в аэропорт Нижневартовска на самолет до Томска, дабы успеть захватить

Байки и рассказы

Бешеный волк

0146

Зима была на исходе. И хотя ночью хорошо подмораживало, природа начала свое движение к весне. Днем, когда лучи солнца достигали поверхность земли, снег

Байки и рассказы

Водопой в пустыне

0116

В геологоразведке, проезжая через пустыню по петляющей между барханами дороге, можно было увидеть необычную для этих мест картину. Из земли торчит наполовину

Байки и рассказы

Охота на медведя с карандашом

0133

Твердость карандаша не имеет никакого значения, любой подойдет. Единственная сложность в таком виде охоты — встретить медведя. Конечно же, я не открою

Байки и рассказы

Секач-аквалангист

0115

В охотничьем домике за столом собрались бывалые охотники. Как водится, каждый хотел поделиться интересными случаями из своей охотничьей практики.

Байки и рассказы

Волчий вой в ночи

0118

Мы с дядей Васей как-то направились к озеру с ласковым названием Сладенькое, что недалеко от деревни. Пернатые только-только начали свой вечерний перелет.

Байки и рассказы

Лисицы-огневки

0105

Техник-геофизик Саша Орел, выпускник техникума, проживал в алма-атинском общежитии геологов в одной комнате со мной. Внешность парня не совсем соответствовала

Байки и рассказы

Мед, чурбак и медведь

097

Мы продолжаем знакомство с необычными способами охоты на животных. В прошлый раз речь шла об оригинальном методе добычи зайцев. Наш сегодняшний объект — медведь.

Рассказ охотника. Рассказы

Рассказ охотника

Охота, как и охотники, бывает разная. Основная масса людей приезжают на охоту, чтобы отдохнуть, развеяться от повседневных дел, побывать на природе и ощутить прелести окружающего мира, послушать пение птиц, нежный шепот камыша, плеск рыбы, свист утиных крыл, увидеть их мягкую посадку на воду, мелодичную песнь камышевки и далекий однообразный крик кукушки. Все это, вместе взятое, создает определенную гамму звуков, которые влекут к себе истинных любителей природы. Каждый, кто приезжает на охоту, делается вдруг иным и неузнаваемым. В нем пропадает озабоченность, пробуждается душа, он перерождается, ощутив волю, ему легче дышится, он как бы очищается, становится иным и неузнаваемым для самого себя и для окружающих. Как правило, многие охотники любят похвастаться удачей, которая сопутствовала ему некогда, при этом неминуемо приврать, приукрасить, наговорить с серьезным видом всяких небылиц. Однажды мне пришлось быть свидетелем и слушать рассказ одного очень знаменитого и уважаемого человека. Было это осенью, в первый день открытия сезона на водоплавающую дичь. В тот день на охотстанцию съехалось очень много охотников, в основном молодых, значительно меньше бывалых. И вот, когда закончились все треволнения, когда многие приготовились ко сну, приятный баритон из дальнего угла комнаты отдыха заставил обратить на себя внимание.

«А вот у меня на охоте был такой случай, — начал свой рассказ невидимый рассказчик. — Было это очень давно, еще в дни моей молодости. Мне тогда было лет шестнадцать, не более. Жила у нас в станице девушка Зоя, стройная, красивая и, что редко бывает, умная. Многие станичные ребята пытались за нею ухаживать, но она была для них недосягаемой. Гордая такая и цену себе знала. Мне она тоже нравилась. При встрече с ней я как-то терялся и вечно говорил невпопад. Ходили мы с ней в одну школу, только она в девятый, а я в восьмой класс. Она была отличница, одевалась модно и со вкусом. Ее стройная фигурка заметно выделялась на фоне других девчонок школы. Я же учился средне, особыми успехами не отличался, но и в отстающих не числился. К тому времени я уже вымахал в метр восемьдесят. Фигура моя еще только формировалась, движения тела были какими-то нескладными, замедленными, вечная рассеянность, несобранность. Мои руки казались очень длинными, легкая сутуловатость, покачивающаяся, не очень уверенная походка. Пошел было я в секцию баскетбола, да вскоре почувствовал, что это не для меня. Задатков никаких, и поэтому тренер меня просто не замечал, давая тем самым понять, чтобы я как можно быстрее перестал ходить на тренировки. Жила Зоя на нашей улице, а наши родители иногда встречались по-домашнему в узком кругу. Отец Зои был прославленным механизатором. О нем часто писали в местной газете, иногда в краевой. Он был орденоносец, по тем временам — заслуженный и уважаемый человек. За доблестный труд награжден был орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Зоя была единственная дочь, и поэтому ей уделяли много внимания, да и было за что. Однажды, это было осенью, на день рождения моего отца были приглашены и родители Зои Чеботаревой. Пришли они вовремя, принесли отцу подарки, познакомились с другими гостями. Торжества затянулись до вечера. От нечего делать я слонялся по комнатам, мешая компании рассказывать смачные анекдоты. И вот, как бы нечаянно, подошел ко мне отец Зои и говорит: „Шел бы ты, парень, к нам, да сходили бы вы с Зоей в кино или на танцы“. Я только этого и ждал. Ходьбы-то не более десяти минут. Вначале я летел на крыльях, но постепенно темп бега заметно снизился. Мною овладела какая-то робость, в голову лезли всякие мысли. „Будет ли удобно, если я неожиданно приду, — думал я. — Что она может подумать и как примет, не помешаю ли я своим приходом?“ И когда до дома осталось несколько метров, от моей решимости не осталось и следа. Вначале родилась мысль одному пойти в кино или на танцы. Так, в нерешительности, и простоял несколько минут, и вдруг слышу за своей спиной нежный голос Зои: „Коля, это ты?“ Я резко повернулся. Зоя стояла, слегка наклонив голову, и улыбалась, в ее руках была косынка: „А я только от вас, папа мне сказал, что они тебя отправили ко мне“. „Здравствуй, Зоя,“ — наконец нашелся я. „Ну здравствуй, здравствуй! Да ты что? Стоишь и сдвинуться не можешь, идем же к нам“, — и она взяла меня за руку. Ноги мои налились какой-то тяжестью, я с трудом передвигал их. Тяжело ступая и сопя, двинулся рядом с ней. Мы вошли на веранду, здесь было чисто и прохладно. „Присаживайся. Чем тебя угощать?“ — „Ничего не надо, я сыт“. — „Нет, так не годится, гостя всегда встречают с хлебом и солью, поэтому сейчас мы с тобой будем пить чай с вареньем и пирогами. Пироги мы сегодня напекли с мамой, и я хочу, чтобы ты оценил наш труд“. Ее нежный и ласковый голос, манера вести себя, слегка повелительный тон сразу изменили мои представления об этой девушке. Постепенно скованность пропала, я стал оттаивать и приобретать нормальный дар речи. Вскоре Зоя накрыла стол, поставила варенье, мед, пироги, налила в красивые чашки чай и пододвинула ближе ко мне сахар. Затем она села напротив меня и сказала: „Ну угощайся, гостек дорогой“. От этих слов я весь съежился, мне показалось, что она нарочно произнесла слово „дорогой“. Зоины пироги были отменными, они были такими вкусными, что я и не заметил, как тарелка стала пустой. Поблагодарив Зою за угощение, я с нескрываемой радостью отметил, что пироги были очень вкусными. Затем Зоя быстро все убрала и пригласила меня в зал, включила музыку. У нее был набор прекрасных пластинок: вальсы, фокстроты, танго. Самое печальное и обидное для меня было то, что я не умел танцевать. А Зоя, с ее проницательностью, очень корректно спросила меня: „Коля, ты, наверное, не танцуешь?“ И чтобы как-то смягчить создавшуюся неловкость, я взял и брякнул: „Танцую, только одиночные танцы“. А она, чтобы как-то угодить мне, нашла пластинку с русскими танцами и поставила ее. Тут я окончательно был сражен наповал. Вдруг я мысленно представил себя, танцующего „барыню“, выстукивающего каблуками и на присядках выбрасывающего свои длинные, костлявые ноги. Краска ударила мне в лицо, лоб покрылся испариной. Видя мое мучительное замешательство, она сняла пластинку и поставила новую. Зал сразу наполнился мощными, содрогающими стены аккордами, напоминающими бурю, несущую огромную лавину морской волны, поглощающую и подминающую все на своем пути, воцаряя силу величия. Затем полилась нежная, неослабевающая мелодия торжества, влекущая за собою и подчиняющая своей власти все вокруг. „Нравится?“ — спросила Зоя. — „Очень сильная и одухотворенная музыка“, — ответил я. — „Это пятая симфония Людвига ван Бетховена. Слышал о таком композиторе?“ Не дождавшись ответа, она стала объяснять: „Бетховен — немецкий композитор прошлого века. Его музыку даже не сравнить ни с чьей“. Для меня ее сообщения были как снег на голову среди лета, так как я не очень разбирался в операх, а о симфонии уже и речь не шла. Затем Зоя поставила танго „Брызги шампанского“. Подошла ко мне и попросила встать. „Идем, Коля, я поучу тебя танцевать“. Она показала мне первые несложные движения, рассказала, как надо брать руками девушку и как ее приглашать на танец, куда руку левую, куда правую, а затем в такт музыке делать соответствующие движения: вперед, назад, вправо, влево, с поворотами и разворотами. Так она таскала мою нескладную фигуру до конца танца. Передохнув, она снова ставила пластинку, и начинались мои новые мучения. Танец, конечно, не клеился, но она не отступала. Танец не получался еще и от того, что Зоя была слишком рядом и ее прикосновения еще сильнее сковывали меня. Все мои органы деревенели, я совершенно не слышал музыки и поэтому плохо ей подчинялся, все получалось невпопад. А она включала пластинку снова и снова, пытаясь так или иначе меня научить. Наконец произошло неожиданное. На одном из поворотов я за что-то зацепился ногой и, чтобы не упасть, прижал Зою к себе. Она как-то неожиданно обмякла, тело ее потеряло былую упругость, она легонько оттолкнула меня от себя, и мы оба, словно по команде, сели на рядом стоявший диван. Наступила неловкая тишина, и только скрежет иглы о пластинку издавал нудный, монотонный звук. Чтобы как-то разрядить обстановку, я предложил Зое поехать в плавни на охоту. Думал, что это не женское занятие и она откажется, но она, вопреки моему ожиданию, воспряла духом и радостно согласилась. Бывают же в жизни такие каверзные обстоятельства, вспоминал я спустя несколько лет. Однако делать было нечего, назвался груздем — полезай в кузов. Вскоре пришли родители, и я заспешил домой. Зоя вышла меня проводить, и, когда мы пожали друг другу руки, она сказала: „Ты, Коля, заходи ко мне, не стесняйся, я всегда буду тебе рада. А на охоту мы непременно с тобою поедем. Ведь это очень здорово, правда?“»

* * *

«Сами понимаете, неожиданно и негаданно задала мне Зоя очень сложную задачу. Во-первых, у меня не было своего ружья, да и с зарядами в то время было очень сложно. Единственная надежда — это мамин брат, дядя Ваня. Заядлый рыбак и охотник, он всегда имел в своем арсенале все. У дяди Вани была собака, охотничья, по кличке Пилька, очень умная и преданная, ирландский сеттер. Купил он ее в городе у одного барыги-пьяницы еще щенком, и очень удачно. Теперь надо было выбрать момент, чтобы подойти к дяде, убедить его и выпросить ружье для охоты. Тем более, дядя знал, что я не отличался особым рвением к охоте. Но делать было нечего, и я стал строить планы. Узнав у матери, нет ли каких поручений для дяди Вани или его жены тети Ксени, я решил действовать наверняка. Подобрав с десяток рыбацких крючков десятого номера, сазаньих (в то время это был большой дефицит), катушку лески 0,5 мм, я отправился к своему родственнику. Жил дядя на другом конце станицы, рядом с плавнями. У калитки меня встретила Пилька. Слегка повизгивая, она крутила хвостом, вертелась радостно вокруг меня, подпрыгивая, стараясь лизнуть в лицо. Я обнял Пильку, погладил ее и отдал кусочек колбаски, который приготовил заранее. У входа в дом меня встретила тетя Ксеня. „Коля! Давненько не был, а Ваня вчера тебя вспоминал: что-то Колька не приходит, хотя бы рассказал, сколько за лето заработал в колхозе, как учится, куда думает поступать учиться дальше. Как там родители, не болеют?“ — „Все в порядке, кланяются вам. Отец вчера уехал на целину убирать урожай“. — „Да мы читали в местной газете про твоего отца и Чеботаря“. Про какую газету говорила тетя Ксеня, я не знал, а о статье тем более, но старался ей поддакивать. „А где же дядя?“ — „Сейчас придет, пошел в магазин за хлебом“. Вскоре появился дядя Ваня. „О! Легок на помине. Ну, сколько деньжонок заработали с отцом на комбайне?“ — „Не знаю, я еще и в бухгалтерии не был“. — „Мать не болеет?“ — „Скрипит потихоньку“. Незаметно пришел вечер, тетя накрыла стол. „Вымахал-то, и в кого ты такой длинный“. — „В кого же, как не в вашу долговязую породу“, — вставила тетя Ксеня. Сели за стол, дядя налил себе вина, мне не предложил. Выпил и стал есть борщ. За едой медленно вели разговор. „Как осенняя охота?“ — спросил я у дяди. „Утка есть, но я, Коля, теперь больше рыбалкой промышляю. Вчера мы с Игнатом неплохо поймали сазана, сейчас тетя нас угостит“. Вскоре тетя поставила сковородку с жареной рыбой. „Видал, какие „кабаны“ развелись в наших плавнях“, — указывая на рыбу, хвастался дядя. После ужина я вручил дяде Ване леску и крючки. „Ну, племяш, угодил, спасибо, особенно за крючки“. Мы пошли с ним в сарай, и он показал мне свои снасти. И тут, подобрав момент, я, вроде бы невзначай, спросил у дяди разрешения съездить на охоту. Дядя Ваня вначале будто не расслышал моей просьбы, а потом, немного погодя, спросил: „Один, что ли, хочешь поехать?“ Я замялся. „Да ты не стесняйся, говори, не маленький же“. — „Понимаешь, дядя, я опрометчиво пообещал взять с собой на охоту Зою Чеботареву“. — „Все это хорошо, племяш, да вот только женщина на охоте никогда не приносила удачи, это уж ты мне поверь. Зоя — девушка хорошая, умная, да и красивая, что греха таить. Но раз пообещал, надо выполнять, обманывать девушку нельзя. Лодка у меня и большая, и надежная, патроны заряжены, ружье исправно, можешь ехать. Только смотри, Коля, будь предельно осторожен, помни, что ружье и незаряженное иногда стреляет“. — „Ну что вы, дядя, не впервые еду на охоту“. Поговорив с дядей еще несколько минут, не в меру радостный, я отправился домой. Теперь надо было решить, когда ехать и как предупредить Зою. Придя домой, я незамедлительно лег спать. Ночью приснился сон, как будто мы с дядей Ваней были на охоте, и мне все время не везло, а он все подшучивал и насмехался. Проснулся рано и стал думать, как мне встретить Зою и договориться о дне выезда на охоту. Но Зоя нашла меня сама. „Ну что? Когда едем?“ — „В субботу, после уроков, — буркнул я. — Только ты заранее все приготовь и не набирай лишнего, да оденься поскромнее. Я потом за тобою зайду, и мы вместе пойдем к моему дяде Ване“. — „Романтика меня манит, — с неподдельным чувством произнесла Зоя. — И я готова жертвовать хоть чем. Значит, в субботу, прекрасно!“

И вот наступил долгожданный день. Утром перед уходом в школу мать угостила меня малиной, а когда я пришел, она накормила вяленой рыбой и фасолевым супом. Быстро собрав необходимое для охоты, я сел на велосипед и поехал к дяде Ване приготовить лодку, патроны, ружье, взять Пильку. После быстрой езды пот катил градом, а после съеденной рыбы ужасно хотелось пить. Я попросил у тети Ксении воды, а она вместо воды предложила выпить пресного молока из подвала. С большим наслаждением я утолил жажду молоком. Сделав необходимые приготовления, вернулся домой, бросил велосипед и пошел к Зое. В модном спортивном костюме она уже ждала меня у калитки. Забрав ее нехитрую поклажу, мы вместе зашагали к дяде Ване. Зоя весело рассказывала мне о случае, происшедшем с их соседом, который, напившись пьяным, выгнал из дому всю семью. Я же, помня уговор с дядей Ваней, стал учить Зою правилам безопасной охоты, не забыв напомнить, что ружье один раз в году стреляет незаряженное. Рассказал, как правильно сидеть в лодке, чтобы не перевернуться, и особенно правила поведения при стрельбе. „Помни, — говорил я, — самое главное, когда я буду целиться в летящую утку, ты должна сесть или лучше лечь на дно лодки и ни в коем случае не вставать без моей команды“. Когда мы подошли к дому дяди Вани, нас с визгом встретила Пилька, она крутила хвостом и носилась вокруг нас, все время повизгивая. Собака Зое очень понравилась, она гладила ее, приговаривая: „Какая ты умница, красавица, сколько энергии заложено в твоем теле“. Забросив рюкзак за спину, прихватив ружье, шест и ключи, мы отправились в плавни. Без труда я отыскал лодку, открыл замок, уложил вещи, усадил Зою и Пильку. Оттолкнувшись, мы двинулись вдоль зарослей камыша, выбираясь на протоку. Протока — это бывшее русло реки, когда-то протекающей по здешним местам. Ныне она заилилась, и вокруг образовались плавни. Гнал я туда лодку потому, что там было глубже, и мне значительно легче было добраться по ней до места охоты. Зоя любовалась окружающей нас растительностью и слушала пение птиц. Периодически она опускала руку в воду и мочила свое лицо. Солнце стояло еще высоко и невыносимо пекло. Пот ручейками сбегал по лицу, спине и животу, попадал в глаза, и их очень щипало. Наряду с усталостью, которую я вдруг ощутил, когда мы прибыли на место охоты, в моем животе творилось невообразимое. Он постоянно урчал и все сильнее и сильнее вспухал. Только сейчас, именно здесь, я понял, что съеденные мною фасолевый суп, рыба, свежая малина и пресное молоко начали свое пагубное дело. Реакция, которая шла внутри моего организма с указанными продуктами и соляной кислотой и щелочью, выделенной для переработки этих продуктов, образовывала много газов, которые надо было немедленно выпускать, но при сложившихся обстоятельствах этого сделать было практически невозможно. Газы все больше и больше концентрировались в кишечнике и пучили живот. Но ведь это понял я только сейчас, а тогда мне просто некогда было думать. Вначале я сразу и не сообразил, отчего пучило живот. В домашней обстановке это решалось очень просто, но здесь, когда рядом с тобой в лодке сидела девушка, в которой я души не чаял, подобную задачу решать было непросто. Однако, так или иначе, ее надо было решать, иначе газы могли привести к очень тяжелым последствиям. Как же все это сделать, как объяснить Зое, с какой стороны подойти и как начать разговор? А она удобно уселась и, поглаживая Пильку, что-то ей говорила, совершенно не подозревая о моей беде, приближающейся с каждой минутой. Мелкий, но уже холодный пот по-прежнему заливал мое лицо, скорее от избытка внутреннего давления, концентрирующегося в моем теле. Неожиданно над головой пронеслась стая уток, и я, на минутку забыв о боли в животе, схватил ружье, заложил в стволы патроны. Зоя, увидев мои приготовления, села на дно лодки и приготовилась к предстоящим выстрелам. „Коля, — вдруг спросила она, — а ружье очень громко стреляет? Уши надо затыкать?“ — „Ну это смотря в каком направлении я буду стрелять, если от тебя, то не очень громко, а если в твою сторону, то громко. Только ты, Зоенька, — назвал я ее ласково, — пожалуйста, не вставай, а то, не ровен час, можешь угодить под выстрел. Я буду тебя предупреждать, как только появятся утки“. Во время нашего разговора и моего приготовления вроде бы наступило какое-то облегчение, стало немного легче, но не прошло и пяти минут, как новая волна подступила под грудь и стала давить, сжимая сердце. Боль интенсивно продолжалась некоторое время, а затем снова наступило облегчение. Волна приступа боли вначале давила на сердце, потом уходила в низ живота, но так как выхода газов не было, она с новой силой, постепенно усиливаясь, двигалась вверх, сжимая сердце. Такие волны чередовались все чаще и чаще. Мучительно перенося приступ за приступом, я уже перестал ощущать окружающее, только одна, постоянная мысль владела мною: как найти выход, что делать? Плыть назад, сославшись на какое-либо обстоятельство, не было смысла. А Зоя, обретя определенную позу, спокойно сидела на дне лодки и ждала, когда же я наконец произведу выстрел. Для нее это было новым, еще непознанным ощущением, она была поглощена окружающей обстановкой, тишиной, царившей в плавнях. Над камышом лениво летел болотный лунь, иногда раздавался его гортанный крик, разносившийся по всей округе. Его крику вторили крики лысок, возившихся в камышах со своими выводками. Боль в животе сжимала сердце, и оно ныло, словно открытая рана, кровь с силою стучала в висках, наступило головокружение, темнело в глазах, тряслись и немели руки.

Вдруг в один из критических моментов меня осенила мысль: „Звук, более сильный звук, может успешно гасить более слабый“. В выстреле — мое спасение, он, и только он спасет меня от страшных мучений, и вот, когда волна стала опускаться вниз и наступила огромная потребность освободиться от скопившихся газов, я не своим голосом закричал: „Летят“, — и, приподняв вверх стволы, нажал на спусковой крючок на ружье. Прогремел дуплет, но ружейный выстрел погасил „выстрел“, произведенный моим организмом, и сразу наступило незначительное облегчение. Зоя с закрытыми глазами сидела на дне лодки, закрыв пальцами еще и уши. Она медленно подняла голову и спросила: „Ну как, что убил, Коля?“ — „Нет, Зоенька, промазал, уж больно неожиданно они появились“. Пилька, это умнейшее создание природы, при выстреле вскочила, прислушалась, а затем, будто понимая, что выстрел произведен просто в воздух, снова улеглась на свое место. Мне даже как-то неловко стало перед ней. Охотничьи собаки, они не только видят, чуют носом, но и внутренне интуитивно ощущают, где, когда и что надо делать. Они видят, как и куда падает убитая дичь, слышат удар о воду или камыш при падении, безошибочно определяют точное направление поиска и находят. На сей раз Пилька ничего не определила и поэтому спокойно улеглась на свое место. Я дозарядил ружье. Итак, найден выход, казалось мне, я обрел уверенность и решил продемонстрировать свое изобретение еще раз. Вначале созрело решение подстрелить болотного луня. Сказав об этом Зое, я стал ждать, когда лунь подлетит на расстояние выстрела. Лунь же, как нарочно, парил где-то вдали и не подлетал. Для того, чтобы отвлечь Зою от принятого мною решения, я стал рассказывать ей, какой вред фауне приносит болотный лунь. Однако заряженный генератор продолжал выделять газы, новая волна снова стала давить на живот и подступать под сердце. И когда боль стала невыносимой, я снова произвел дуплет. Пилька вскочила, постояла у края лодки, прислушалась и улеглась на свое место. В оправдание я стал говорить Зое, что лунь был далеко и поэтому дробь не достала его. Так, придумывая все, что только можно придумать, я бездарно уничтожал боеприпасы дяди Вани. Пилька значительно раньше Зои разгадала бессмысленность моей стрельбы, перестала реагировать на выстрелы. Она улеглась и, прикрыв глаза, мирно дремала в ожидании настоящей охоты. Неплохо усвоив указанный способ разгрузки брюшины от избытков скопившихся газов, я тешил себя надеждой, что выделение газов должно скоро прекратиться. Но организм все больше и больше продолжал выделять, и поэтому я невольно прибегал к указанному способу. Но и здесь меня подстерегала новая неудача. При одной из таких разрядок ружье дало осечку, и тогда прозвучал только один „выстрел“, который не был заглушен ударом курка о боек. Я обмер. Наступила мучительная тишина, перешедшая в неловкое безмолвие. Горло сдавило, я почти не дышал, звенело в ушах, четко прослушивались писк комара и удары моего сердца. И тут только я вспомнил слова дяди Вани: „Женщина никогда не приносила удачу на охоте“. Я готов был провалиться сквозь лодку, воду и землю, дабы избавиться от такого кошмарно-нелепого положения. Зоя, моя прекрасная Зоя, ощутив такую нелепую обстановку и желая как-то мне помочь, тихонько спросила: „Коля, а почему же ружье не стрельнуло?“ „Какой черт не стрельнуло, — хотелось мне сказать, — ведь ты же прекрасно все слышала“. Но я молчал и не находил слов хоть что-то ей ответить. Прошло еще несколько минут, и я снова услышал тихий, вкрадчивый голос Зои. Она, как бы извиняясь, тихонько сказала: „Коля, может быть, на сегодня хватит охотиться?“ Я молчал. Она подождала немного и говорит: Я смотрю, нас все время преследует какая-то неудача“. „Вот именно, неудача, все из-за тебя“, — молча думал я. Она легонько положила мне руку на плечо и тихо прошептала: „Не расстраивайся, все будет хорошо“. Но хорошего я уже ничего не ждал. Организм упорно боролся с теми неблагоприятными условиями, которые ему навязали. Он требовал немедленного удаления из себя того, что мешало ему нормально функционировать. Удивительно тонкое, сложное и слаженное устройство, созданное природой. Оно имеет столько сложных, невидимых датчиков и устройств самозащиты, всякого рода блокировочных приспособлений, и поэтому при появлении неблагоприятных факторов мгновенно изменяет режим своей работы. Нашему организму не надо никаких дополнительных стимуляторов извне, ему только надо немножко помочь, и он прекрасно справится сам. Многие люди очень небрежно и расточительно относятся к своему организму, отравляют его всякими ядами и химикатами. Но, несмотря ни на что, он приспосабливается почти ко всем режимам, и только, когда доза выходит за пределы физиологических возможностей и воздействие продолжается длительно, он погибает. Так вот и сейчас, организм не принял и не приспособился к тем внутренним явлениям, происходящим в моем желудке, он усиленно требовал немедленного выброса-очищения. И тут я вдруг ощутил резкую боль в низу живота и нестерпимое желание опростаться. Но как? При данных-то обстоятельствах? С великим трудом вымолвив Зое, что мне надо на берег, я схватил шест и быстро погнал лодку. Боль в животе усиливалась с каждым толчком шеста. Превозмогая ее, я старался изо всех сил удерживать требования организма, где только брались сила, терпение и воля. Самым кратчайшим путем я гнал лодку к берегу. И вот, когда оставалось совсем немного, почувствовал невыносимую резь и боль в животе. Я остановил лодку, присел, скорчился, поджав ноги под живот, и приготовился к самому худшему. Мне показалось, что на какое-то мгновение окружающий мир потерял всякую реальность. Но вот боль сразу как-то стихла. Я схватил шест, несколькими толчками пригнал лодку к берегу, спрыгнул и побежал в камыш. На бегу расстегнул пояс и пуговицы брюк, но трусы было снимать уже бесполезно. Разрядка, которую так требовал мой организм, наступила досрочно. Вместе с этим и наступило облегчение. Организм, словно заведенная пружина, выбрасывал все, освобождаясь от несовместимости. Сняв с себя все, что можно снять, вытерся, по силе возможности. Трусы аккуратно засунул под камыш. Непомерная слабость разлилась по всему телу. Одев брюки и рубашку, я лег на траву, закрыл глаза и так пролежал несколько минут. Кружилась голова, дрожали руки. „Неужели пришел конец моим мучениям?“ — думал я. Тихонько приподнялся, меня качнуло в сторону, к горлу подступила тошнота. Однако надо было идти. Слегка покачиваясь, медленно побрел к лодке. Зоя сидела в прежней позе и, словно ничего не произошло, спросила: „Коля, ну что, домой плывем?“ — „Пожалуй“. Я оттолкнул лодку от берега, сделал несколько толчков, и тут Зоя спросила: „А где же Пилька? Она же побежала за тобой“. — „Я ее не видел и поэтому не знаю, где она“. Зоя позвала ее, и тут мы увидели Пильку, в ее зубах что-то было. „Господи, — тихо проговорил я, — будет ли конец сегодняшним испытаниям?“ Умнейшее создание природы, как настоящая хозяйка, задрав высоко морду, в зубах несла мои загаженные трусы. Прикладывая максимум усилий, я толкал лодку вперед и вдруг услышал: „Коля, смотри, — а она что-то несет, давай ее заберем“. В лодку, с ее хозяйской находкой, посадить Пильку? Какой позор! Я готов был растерзать самого себя от злости и неудачи, которая преследовала меня почти весь день. И чтобы как-то утешить Зою, сказал: „Ничего, она нас догонит“. Пилька действительно не собиралась оставаться на берегу, она вбежала в воду и поплыла, по-прежнему держа в зубах мои трусы. Я прикладывал максимум усилий, чтобы как можно дальше уплыть от нее. И когда спустя несколько минут я оглянулся, Пилька кружила на одном месте и даже пыталась нырять, затем быстро стала нагонять нас. Вскоре я помог ей забраться в лодку. Она отряхнулась, обрызгав меня и Зою, и улеглась. Вот так и закончилась моя охота с Зоей. Когда мы добрались домой, я сказал ей: „Прости меня, Зоя“. — „Ну что ты, Коля, я очень рада, что мы вместе побывали на природе“. Идя к своему дому, я думал, о какой радости говорила Зоя? Два месяца я избегал с нею встреч, но затем постепенно все забылось, и мы вновь стали встречаться. А когда Зоя окончила педагогический институт, а я техникум и отслужил армию, мы поженились, сейчас растим с ней троих детей. На охоту я больше никогда не брал женщин, они точно приносят несчастье». Так закончил свой рассказ Николай Петрович. В комнате было тихо, казалось, что его никто не слушал, но постепенно из разных углов стали раздаваться голоса.

ЖИД. Рассказ

ЖИД. Рассказ … «Кругом него шумел все тот же огромный и равнодушный город. По мосту с оглушительным треском и звоном летели трамваи и такси, прохожие шли сплошною стеною, усталые, озабоченные и хмурые. На правом берегу Сены, в небе ярко и назойливо горели рекламы

Рассказ охотника

Рассказ охотника Охота, как и охотники, бывает разная. Основная масса людей приезжают на охоту, чтобы отдохнуть, развеяться от повседневных дел, побывать на природе и ощутить прелести окружающего мира, послушать пение птиц, нежный шепот камыша, плеск рыбы, свист утиных

Александр Черкасов Из записок сибирского охотника

Александр Черкасов Из записок сибирского

Лидия Сейфуллина ИЗ ДНЕВНИКА ОХОТНИКА

Лидия Сейфуллина ИЗ ДНЕВНИКА ОХОТНИКА

Рассказ «Весты»

Рассказ «Весты» Наступил довольно прохладный октябрьский вечер. Маленькая уже спала. Старшая играла в куклы. Приняв очередную шифровку из Центра, мы после ужина собирались ее расшифровать. Пленку вместе с приемником положили на дно шкафа. Я накрывала на стол. «Вест»

Рассказ «Весты»

Рассказ «Весты» Мы распрощались с мужем на перекрестке дорог. «Кто знает, не навсегда ли?»— мелькнула мысль. Мы двинулись по лесной дороге в направлении видневшихся домов. Лабрадоры плелись за нами, словно чувствуя, что мы расстаемся навсегда. Они решили провожать нас до

Рассказ «Весты»

Рассказ «Весты» Я вошла в зал. Меня усадили на стул. Несколько знакомых лиц. Но немного. Встретились глазами с В., куратором по 1970 году. Он слабо улыбнулся. В правом дальнем углу у окна сидело начальство. В центре зала за маленьким столиком стенографистка. Гул голосов затих.

Монолог охотника за привидениями

Монолог охотника за привидениями Добрый день. Мне не хочется «светить» своё настоящее имя. Прочтёт ещё кто-нибудь из знакомых, будет считать меня психом. А я не псих. У меня с головой всё в порядке. Поэтому пусть будет Джон. Это проще всего: Джон. Джонов в Америке — тьма

Глава 8. Луна охотника

Глава 8. Луна охотника [Луна охотника — первое полнолуние после осеннего равноденствия. ]3 ноября 1940 года «U-99» патрулировала Блади-Форленд. Это была волшебная ночь. На лазурно-синем небе сверкала и переливалась россыпь звезд. Они временами прятались за низко плывущими

Россия живая и мертвая в «Записках охотника»

Россия живая и мертвая в «Записках охотника» В январе 1847 года в культурной жизни России и в творческой судьбе Тургенева произошло знаменательное событие. В обновленном журнале «Современник», который не без помощи Тургенева перешел в руки Некрасова, Панаева и Белинского,

ГЛАВА XIII ПОЛИНА ВИАРДО.

НАЧАЛО «СОВРЕМЕННИКА», ПЕРВЫЕ РАССКАЗЫ ИЗ «ЗАПИСОК ОХОТНИКА»

ГЛАВА XIII ПОЛИНА ВИАРДО. НАЧАЛО «СОВРЕМЕННИКА», ПЕРВЫЕ РАССКАЗЫ ИЗ «ЗАПИСОК ОХОТНИКА» Год 1843-й остался навсегда памятным Тургеневу не только потому, что был первой заметной вехой на его литературном пути; он оставил неизгладимый след и в его личной жизни.Осенью в

ГЛАВА XVIII ССЫЛКА. «ЗАПИСКИ ОХОТНИКА»

ГЛАВА XVIII ССЫЛКА. «ЗАПИСКИ ОХОТНИКА» В феврале 1852 года, находясь в Петербурге, он услышал о смерти великого писателя. Событие это потрясло его до глубины души — словно молния разбила внезапно на его глазах могучий дуб…«Скажу вам без преувеличения, — писал он Ивану

Тропами охотника Потыла

Тропами охотника Потыла Одним из первых охотников Кемы, с которым я познакомился, был Николай Александрович Глебов. Жил он в деревне Путилово. Как свои пять пальцев знал все леса в округе, промышлял птицу и зверя. А еще был хороший рассказчик, склонный к юмору, бодрый и

3 августа. Первая публикация «Записок охотника» И.С. Тургенева (1847) Охотник пуще невольника

3 августа. Первая публикация «Записок охотника» И.С. Тургенева (1847) Охотник пуще невольника Иван Сергеевич Тургенев был по натуре человек робкий. Миф о том, что при первой опасности он, в чем был, уезжал в Баден-Баден, — вовсе не лишен основания. Его ранние сатирические

Рассказы и отчеты об охоте

Весенний козлик

Я замер, превратившись в каменное изваяние. Охотничьи инстинкты обострились. В такие моменты даже головой не ведешь по направлению возможного выхода зверя, а лишь глазами «бегаешь». Ни голоса птиц, ни шум вдалеке пролегающей трассы, ни даже начавшийся мелкий дождь не отвлекают тебя от намеченной цели. До зверя еще далеко, а лай означает, что самец вышел на «вверенный ему участок».

Алексей Медведев // 1 сентября 2022

В Африке на леопарда

Заколбасило так, что будь здоров, но опытный Якоб уже тянул мне стакан, наполненный виски, я выпил залпом, что-то хлюпнуло внутри, и меня сразу же отпустило, появилась усталость, ощущение завершённого дела, и это чувство было очень приятным, пугающая меня пустота не пришла, а пришло умиротворение, душевное равновесие и радость

Владимир Львовский // 4 августа 2022

Памятные охоты

Выскочив на небольшую лесную поляну, я увидел троих охотников. Три парня в одинаковых охотничьих камуфляжах громко спорили между собой. Один из них, широкоплечий, в модных кроссовках, держал за уши добытого зайца и раз за разом повторял, что косой убит именно им, а значит, и трофей принадлежит ему. Приятели, однако, не соглашались с его доводами, а утверждали обратное.

Николай Красильников // 2 августа 2022

Утиная охота мне в радость

Уже совсем темно, я с грустью покидаю такой гостеприимный, подаривший мне сказочные, наполненные азартом минуты охоты плес дивной мелиоративной канавы. Охота состоялась, и закончена достойно. Вокруг все затихало, опускаясь в ночной мрак. Покурив, я сел в машину и поехал домой. На душе было одновременно и грустно и радостно.

Владимир Горяшин // 5 июля 2022

О тяге вальдшнепов на Среднем Урале

Уже в глубоких сумерках подброшенным вверх беретом подманил еще одного. Пришел к выводу, что подбрасываемыми вверх предметами — головными уборами, рукавицами, небольшими лесными кочками, можно привлечь внимание лишь не очень дальних птиц. До этого случая безуспешно пытался подманивать вальдшнепов, тянувших на расстоянии 80–100 и более метров.

Юрий Тундыков // 18 июня 2022

Охота на Cреднем Урале

Ночь я провел вдали от костра, даже немного поспал, хотя ночи и в августе там, на параллелях Ленинграда, еще короткие, а в июне-июле вообще почти не бывает темноты. В ту пору, как здесь говорят, заря с зарею сходится. Может быть потому, что я был один, в эту охоту я добыл за два дня двадцать одного рябчика.

Иван Попов // 1 июня 2022

Два вечера на тяге

В следующее мгновение он оказался уже в трех метрах надо мной, и тут развернулась картина прямо как в мультфильме: вальдшнеп как-то остановил полет и, трепеща крыльями, на мгновение застыл в воздухе, глянул вниз, что-то возмущенно «каркнул». Не хоркнул и не цвикнул, а именно каркнул, повернул и полетел вдоль опушки.

Ревнут Головко // 31 мая 2022

Клыки старого пумбы

В период гона кабаны яростно дерутся за самок, иногда даже до смерти, но свои территории они не защищают. В дикой природе бородавочники живут до 18 лет. Если вы подстрелите действительно старого кабана, то при разделке туши обнаружите патологические изменения, такие как отек, гной или камни в уретре.

Том Верц // 28 мая 2022

Итоги зимних сезонов

Манил я лису с небольшими паузами. Имитировал крик то зайца, то кролика. Но на горизонте не было ни души, даже мыши не высовывались. Бывало, сидишь, манишь лису манком, имитирующим писк мыши, а вокруг тебя совы кружат, мышей на поле ловят. Красота! Но сегодня погодные условия оказались совершенно другими.

// 23 мая 2022

Непростой весенний гусь

Я осмотрел поле в бинокль и заметил конкурентов, пытающихся обосноваться рядом. Ничего не оставалось делать, как идти на поле и, согнав оставшихся гусей, рыть ямы, пока нас не опередили. Углубившись на штык, мы поняли, что окоп нам не вырыть, так как яма сразу начинала наполняться водой.

Дмитрий Васильев // 18 мая 2022

Необычные трофеи Пакистана

Говоря об охоте в Пакистане, первое, что приходит на ум, — это уриалы, козероги и мархуры. Но Пакистан может предложить и другие виды охот, менее известные трофейным охотникам Европы и Америки. Кроме очень приличной охоты на птицу, здесь есть целый ряд видов крупной дичи, мало востребованный среди охотников.

Эрих Мюллер // 1 мая 2022

Четвертый

Среди моих клиентов мало тех, кто готов участвовать в таких безумных соревнованиях тщеславия, зато немало тех, кто доверяет моему опыту и для кого мне удается приобретать разрешения не на столь престижных и пафосных аукционах, о которых я сказал выше, а на тех, что устраиваются в индейских резервациях.

Эрих Мюллер // 30 апреля 2022

Толстороги Кавказа

Подождав, когда те зайдут за поворот, мы начали подъем. До туров было около двух с половиной километров. Тяжелее всего дались последние сто метров до вершины, склон практически вертикально уходил вниз и состоял из мелких камней, которые, осыпаясь при каждом шаге, усложняли без того нелегкий подъем.

Роман Полисецкий // 20 апреля 2022

Памятный тетеревиный ток

Собравшись с силами, левый косач сам пошел в атаку. Он изловчился, схватил клювом соперника за перья на голове, опрокинул и несколько раз ударил крыльями. Правый вывернулся, вскочил и побежал прочь. Победитель погнался за ним, но тот поднялся на крыло и улетел на другой край токовища.

Аркадий Шитов // 18 апреля 2022

Когда это было?

— Дай-ка мне посмотреть твое ружьецо, — протянул руку мужик. Я доверчиво снял ижевку с плеча и протянул незнакомцу. — Да-а, хорошее ружье, — коварно отметил он, — а документики-то у тебя есть? Моя душа моментально приблизилась к пяткам. Какие документы? Мой мальчишеский вид ясно давал понять, что их быть не может.

Владислав Шатилов // 18 апреля 2022

Короткий загон

Попытался было уточнить кое-что, уж очень ему не хотелось опростоволоситься в этой компании «профи», но не успел открыть рот, как дверка машины больно ударила ему по руке. Он вскрикнул, матернулся, отвернулся от удаляющегося автомобиля — от боли навернулись слезы.

Сергей Ликсонов // 12 апреля 2022

Читать охотничьи рассказы весьма интересно и увлекательно. Во всяком случае, если они написаны талантливо и основаны на реальном опыте. Примеры подобных работ во множестве представлены в этом разделе сайта Охотники.ру. Здесь мы собрали достойные произведения наших лучших авторов, являющихся, к тому же, искусными охотниками.

Нельзя не отметить и тот факт, что чтение наших отчетов об охоте – это не просто приятное времяпровождения, это еще возможность получить доступ к полезной информации, к советам и рекомендациям, заслуживающим внимания даже опытных охотников.

Конечно, охотничьи байки – это особый жанр, давно уже ставший притчей во языцех. Считается, будто романтики ружья и шомпола склонны несколько преувеличивать свои достижения, немного кривя душой. Не будем оспаривать данное мнение, которое, как и любое другое имеет право на существование. Скажем только, что уделяем особенное внимание проверке публикуемой информации. Вот почему на страницах нашего сайта вы найдете только правдивые рассказы, в центре которых реальные люди и события.

Чего только не случается на охоте! Но лишь занимательные происшествия заслуживают публикации на нашем сайте, ведь мы предлагаем нашим читателям только самые интересные охотничьи истории.

Читать книгу «Охота как образ жизни. Сборник рассказов» онлайн полностью📖 — Андрея Андреевича Томилова — MyBook.

Охота как образ жизни

Охота. Охота, – это не просто развлечение, как думают многие молодые, причислившие себя к когорте охотников.

Нет. Охота, – это, скорее, образ жизни. Да, это образ жизни. На каком-то отдельно взятом промежутке времени, когда человек, отрешается от всего суетного, земного, он попадает туда, в тот мир, параллельный мир, где все законы, вся физика действуют совсем иначе.

И вот, чтобы вернуться из того, параллельного мира, вернуться к нормальной, мирской суете, необходимо много знать.

Нужно изучить правила и способы охоты, нужно узнать, изучить места, где собираешься охотиться: леса, поля, горы, болота. Знать экипировку охотника, изучить оружие.

Завести напарника. Да, напарник, если хотите, друг, – на охоте, просто необходим. Даже если за всю вашу охотничью жизнь вы ни разу не попадёте в критическую ситуацию, хотя бы будет перед кем похвастать удачным выстрелом, трофеем. Особенно в молодости, – это не маловажно.

А если вы случайно провалились, хоть в болото, хоть на тонком льду, при переходе речки, тут уж точно, напарник совершенно необходим.

Конечно, речь не идёт о профессиональных охотниках. Там по технике безопасности вас не выпустят в тайгу одного. Хотя прекрасно понимают, что по тайге охотники парами не ходят. Но, на то они и профи, что могут твёрдо контролировать ситуацию. Могут помочь себе сами, когда случится беда. А самые опытные, не допустят никаких просчётов, не допустят беды.

Много лет мне пришлось жить и работать в разных регионах Сибири и Дальнего Востока. Работать именно со штатными, профессиональными охотниками. Очень серьёзные люди встречались, знающие своё дело до тонкостей, до мелочей.

Например, – бригада тигроловов: братья Кругловы, из Хабаровского края. Вспоминаю их только с теплом в душе. Это величайшие профессионалы, мастера своего дела, настоящие охотники.

Это, какими надо быть мастерами, чтобы где-то в тайге, в глухомани, гнаться день и ночь за семьёй тигров, преследовать их беспрестанно, потом, всё же отринуть, отогнать тигрицу от своих детёнышей, чтобы она не помешала поймать котят.

Какие уж там котята, когда каждый весом более сотни килограммов. Да при одном только неверном движении такой котёнок может расправиться с охотниками легко. Это им, охотникам, нельзя убивать, а ему-то можно.

Однажды, один из братьев, – Владимир, тащил на своей спине отловленного, связанного и притороченного к паняге кота. Тяжесть, как я уже упомянул, приличная. Да и сам Володя, – хоть поставь, хоть положи, – силушки не занимать. Они вытаскивали этого кота к дороге, где их поджидала машина.

Проходя по руслу замёрзшей реки, под таким грузом, Владимир провалился. Он улетел под лёд вместе с панягой, на которой рычал драгоценный груз.

Напарники, конечно, тут же выдернули его из воды, но спасать стали кота, прочищая и продувая ему ноздри, протирая намокшую шерсть. Только потом развели костёр и стали сушить охотника.

Очень дорого достаётся и ценится каждый отловленный тигр.

Или Степан Зырянов,– штатный охотник Восточной Сибири, соболятник. Для него не было даже малейшего секрета в своей профессии, который бы остался им не раскрыт. Он знал о жизни в тайге всё. И всё умел.

Много, очень много истинных лесовиков, правдашных охотников бродит по тайгам. И большое им спасибо, что науку ту, науку охоты, промысла, они не прячут. Сколько знал добрых охотников, – все таскали с собой молодого напарника, учили уму-разуму, таёжному ремеслу.

Да и в школах сельских, особенно таёжных, на внеклассных занятиях преподавался предмет, который так и назывался: охотничье дело.

Теперь этого нет. А стать охотником, хлебнуть этой романтики, хотят многие. Мало-мало охотминимум выучат, получат билет, и всё, беги, охоться.

А столько опасностей поджидает молодого романтика на тропе охоты, столько, что и не решишь сразу, с какой начать рассказ.

Вот, к примеру, спички. Очень важная часть экипировки охотника. Сейчас можно купить, без особых трудностей, самые навороченные зажигалки, непромокаемые спички, и прочее. Но, главное, чтобы они были у вас, в нужном месте и в нужное время. И не подвели.

Я всегда имел при себе коробок спичек, запаянный в целлофан. За много лет скитаний по тайге, горам, тундре, я ни разу не воспользовался этим коробком, но он был всегда в боевой готовности. Это не значит, что за сорок лет экстрима я не тонул, не проваливался, не попадал в другие сложные ситуации, где срочно нужен был костёр. Конечно, попадал, и тонул, и проваливался. Но получалось, что костёр разжигал другим коробком, который тоже был в укромном месте, тоже надёжно спрятан. И это правильно. Настоятельно рекомендую иметь при себе несколько источников огня. Это может избавить вас от многих неприятностей, а тяжести от лишнего коробка спичек, – чуть.

Расскажу один случай. Участок, где мы с напарником охотились, изобиловал мелкими, не замерзающими по всей зиме речушками. Они по всему руслу имеют донные родники, и даже в самые сильные морозы не перехватываются. Так, чуть закрайки распустят, и те слабые, – вес охотника не выдерживают.

Незамерзающие реки, протоки, очень неудобны при ходовой охоте. Когда ещё капканишь, по стационарному путику ходишь, – ещё терпеть можно. В этом случае заранее переправы готовишь, даже летом. И то, приходится останавливаться, снимать лыжи, переправляться, снова надевать лыжи. Это напрягает.

Ещё более напрягает, когда ты в свободном полёте, – охотишься с собаками. Соболя гонят, а он не смотрит, вода, не вода, – переплыл, причем, очень шустро и уверенно, и дальше. Собаки за ним. Следом охотник, – не кинешься в воду, не поплывешь. Переправу ищешь, хоть какую, хоть самую тоненькую жердушку, чтобы по ней перескочить, перелететь. А собаки там уже расстилаются, не велят мешкать, душу в клочья рвут.

Торопливо, с припрыжкой летит охотник по берегу, в поисках хоть жиденькой, хоть разовой переправы.

Так вот, однажды, проверяя капканы, в январе месяце, перебираясь по хорошо утоптанной переправе, излишне опёрся на слегу и она треснула.

Слега, – это жердушка такая, как посох, только побольше и длиннее. С ней, слегой, переходишь речку по бревну. Упираешься этой слегой в дно реки и, не очень легко, но перебираешься. Другой рукой придерживаешь лыжи, рюкзак-панягу, ружьё и посох.

Слега должна быть надёжная. Она должна служить только один сезон. А эта, – бес попутал, работала уже вторую зиму. Жердушка была крепкая, упругая, как показалось, – надёжная. Всю осень ходил с ней, да и половину зимы, – не подводила, – видимо ждала более подходящего момента. И дождалась.

Температура далеко ниже тридцати, поздний вечер, до зимовья около трёх километров, – лёгкий хруст и я лечу в ледяную воду вперёд спиной.

Ухнул, конечно, с головой. Правда, ни лыжи, ни ружьё не выпустил. Глубина, – по грудь. Пока выбрался, – конечно, промок.

Как же я был благодарен напарнику, за ту кучу валёжника и сучьев, которую он наворотил ещё три года назад, когда мы только делали эту переправу. Он расчищал место, и всё складывал в кучу на берегу. А ещё и внутрь запихал здоровенную берестину, скрученную как папирус.

Приседая у этой кучи, чтобы поджечь ту самую берёсту, я услышал, как хрустит на мне одежда, – моментально замёрзла. Спички, спрятанные в самый дальний, внутренний карман, – не промокли, заработали сразу.

Отогревшись у хорошего, большого костра, высушив штаны и куртку, выскоблил ножом лыжи и благополучно пришлёпал в тёплое зимовьё.

Напарник уже был обеспокоен.

История и неказистая, но внимания заслуживает. Можно сделать немало выводов.

* * *

Таёжная охота, – это совсем другое, не схожее с общепринятым понятием. Это даже и не охота, а, скорее, промысел. Да, ведь на промысле мало задумываешься о красоте процесса, и даже эстетическая составляющая, несколько притупляется.

Какие уж размышления о правильной охоте, о любовании природными прелестями, когда в кармане лежит наряд – задание, где чётко расписано, что ты должен добыть столько-то соболей, столько-то белок, норок, рябчиков и прочих. И хорошо бы побольше, а ещё лучше, – ещё побольше.

Это теперь, «государю-батюшке», не очень нужны огромные кучи золота, в виде дикой пушнины. А во времена «развитого социализма» каждая, самая малая шкурка была составляющей государственного плана.

Охотники промысловики были в чести и почёте. Пользовались серьёзными льготами.

Молодых охотников серьёзно обучали ремеслу. Потом отправляли на сезон, а то и на два, в паре с опытным охотником. Наставнику предприятие платило деньги за обучение. И только потом, через несколько лет, молодой охотник получал свой участок тайги, обустраивал его и охотился там всю жизнь. Так было.

Обустройство участка, – это отдельная история. Предприятие, где охотник работает, отправляет его в тайгу, на свой участок в летний период, для строительства зимовий, прокладку троп, устройство путиков. Подготовка к зимнему сезону. За всю выполненную работу предприятие ещё и деньги платит.

А вот где строить зимовья, как прокладывать капканные маршруты, в каких местах соорудить переправы, – это решает сам охотник, – для себя же делает.

Расскажу один случай, связанный со строительством зимовья. Вернее сказать, с умением правильно выбрать место под строительство.

Два молодых охотника получили в пользование участок. В то время участки таёжные закрепляли сроком на пять лет. Потом акт закрепления продляли, если не было грубых нарушений в пользовании.

Летом напарники, определив по карте примерное место строительства зимовья, отправились в тайгу.

Прибыли, осмотрелись, выбрали место, где густовато рос добрый ельник. С каждой лесины можно выкроить три, а то и четыре бревна. И река рядом, – хоть на лодке подъезжай, хоть зимой по воду иди. Всё хорошо. А ещё мох завидный устилал все окрестности. Сорвёшь его охапку, уткнёшься лицом, и отрываться не хочется, прямо обволакивает.

Клади этого мха между брёвнами поболе, – ох тепло будет зимой.

Правда, место, будто бы низковато, – берег-то наволочный. Противоположный берег реки высокий, даже чуть скалистый, а этот пологий. Зато стройматериал весь рядом, – удобно очень.

Построили.

Осенью, как положено, заехали на лодке, привезли всё необходимое для зимовки, обжились в новом зимовье. Охотились да радовались, что ладная жилуха получилась, тёплая. Правда, место темноватое, – урёмное, солнышко из-за ельника лишь к вечеру выбирается.

А беда прикатила лишь тогда, когда морозы крепкие начались.

Река начала вставать, захлёбываться своей же шугой, забивать, запечатывать этой шугой русло.

И вот, однажды ночью, русло реки совсем переморозило. Такое бывает в горных реках. Сперва дно покрывается рыхлым матовым льдом, потом закрайки срастаются с донным льдом. Напор воды тогда усиливается, шум стоит на всю округу. Кто знает, тот обеспокоится, – заранее уберётся от взбесившейся реки.

И соболь в это время уходит из поймы, и белка, а уж копытные, – те в первую очередь идут на возвышенности.

Река шумела, напирала, бушевала там, подо льдом, но мороз оказался сильнее. Он каждый год оказывался сильнее. И вода, преодолев ледовые барьеры, отыскав трещины и разломы, вымахнула наружу, расплылась по своему же льду, широко разлилась, потекла вспять, торопливо заливая пологий, наволочный берег.

Охотники проснулись оттого, что со свистом зашипела печка, моментально наполняя зимовьё густым, влажным паром. Вода прибывала быстро. Стало очень холодно. Печка скрылась и перестала шипеть, вода подступала к уровню нар.

Кое-как одевшись, охотники выбрались и обнаружили, что идти некуда, – кругом вода.

Забрались на зимовьё, вытащили трубу. Разрубили её вдоль и устроили на одном углу зимовья подобие кострища. Разбирали крышу, потолок, и очень экономно жгли костерок, у которого грелись остаток ночи и весь следующий день.

Только к вечеру того дня уровень воды начал резко снижаться, – видимо где-то промыло. Остатки воды быстро превращались в лёд.

Из зимовья, через порог, вода не ушла. Так и замёрзла вровень с печкой.

Охотники, нагрузив рюкзаки, утащились в другое зимовьё. Выходить из поймы тоже было не просто. Вода, хоть и ушла, но лёд, в основном, держался панцирем между деревьями, кустами. Вес человека этот панцирь не выдерживал, так как имел толщину до пяти сантиметров. Продвигаться было очень не просто. Каждым шагом приходилось обрушивать нависший лёд.

Кроме всего прочего, парни получили серьёзную психологическую травму. Ведь это даже представить сложно, как они сидели на крыше зимовья, ночью, в полной темноте, а кругом с неимоверным шумом лились потоки зимней воды. И никто не знал, до какой отметки поднимется уровень.

Так что, в пойменном лесу зимовьё лучше не ставить, особенно, если река горная.

***

Охота, – сколько манящих, мучительных желаний вызывает это слово, как оно тревожит, как сладко дурманит.

Помню, ещё ребёнком был, – хотя, по тем временам уж и не сильно ребёнком, – десять лет исполнилось, – отец на охоту брал. Боже мой, какое это было счастье! Выдавал мне одностволку, 32го калибра, с надтреснутым прикладом, перемотанным медной проволокой, и два патрона.

Ах, как было жалко, что уходили мы из деревни по темноте, – друзья не видели, вот жалость!

А на болоте, – да разве может хоть что-то сравниться в эстетическом воспитании подростка, как время, проведённое на природе, рядом с Отцом, рядом с Наставником. Кто это испытал, тот наверняка понимает, какая это ценность, какой это заряд на всю жизнь. Как бережно и заботливо относятся потом эти люди к старшему поколению. Да и не только к старшему, любовь к природе рождает всеобщее человеколюбие. Рождает трепетное отношение к себе подобным.

Отец по профессии был педагогом, – воспитателем в школе-интернате. Почти на все выходные он выводил своих воспитанников в лес, на озёра. Они там жгли костры, беседовали на самые различные темы. Иногда делали вылазки на охоту.

Сколько же писем получал отец от выпускников! Какие теплые слова они ему высказывали в тех письмах. Какими хорошими, настоящими людьми они стали.

Я, получив полновесную отцовскую прививку, сделал охоту своей профессией. Уже более сорока лет занимаюсь охотоведением и ни разу не пожалел о своём выборе.

Учился на охотоведа в Иркутске. Прекрасные преподаватели, руководители, истинные знатоки своего дела. Посчастливилось захватить то время, когда лекции по охране природы нам читал сам профессор Скалон Василий Николаевич. Именно он, с соратниками, стоял у истоков охотоведения, как науки. А мне вдвойне свезло: он был моим руководителем дипломного проекта. Легенда!

А как мы, студенты, горели этими практиками, как мы стремились попасть в самые экзотические места нашей огромной, просто необъятной, и такой разнообразной, Великой Страны. Ехали и в южные республики, и в Якутию. Очень популярны были Саяны, особенно Тофалария. Прекрасные горы, восхитительные реки, удивительное разнообразие животного мира. Хорошие, доброжелательные люди, – тофалары.

Добраться в Тофаларию, в то время, тридцать семь лет назад, можно было только с помощью малой авиации. Правда, самолёт, АН-2, ходил регулярно. Помешать могло лишь отсутствие лётной погоды.

Как же они, бедные, сейчас там живут?

Побывав в этих горах однажды, непременно захочешь окунуться туда ещё. Очень красивые, насыщенные удивительной жизненной энергетикой, места. Незабываемая рыбалка, ягоды, кедровые орехи, а какая великолепная охота.

А по ночам во всех распадках ревут изюбри, – начинается гон. И, хоть как устанешь за день, ночные трубные звуки отгоняют сон, будоражат сознание.

Были интересные экспедиции на Сахалин, где пришлось почти всей группой работать на рыбокомбинате. Хотя ехали туда с надеждой, что будем зачислены в штат рыболовецкого сейнера.

Только нескольким счастливчикам удалось попасть на остров Медный, и участвовать там, в промысле морского котика.

Очень интересной была экспедиция студентов на полуостров Таймыр. В то время там, недалеко от города Норильска, открывалось государственное промыслово-охотничье хозяйство, – госпромхоз. И вот, мы, получив статус студенческого строительного отряда, прибыли в посёлок Валёк, прибыли полные энтузиазма и неуёмной энергии. Как было здорово осознавать, что и частичка нас, вложена в устройство жизни на самом краю, на самой окраине нашей Великой и необъятной Родины.

И, пожалуйста, не думайте, что это всё нам доставалось так легко и просто, как тут повествуется. В любой отряд или группу, попасть было очень проблематично. Почти всегда на такую практику приходилось уезжать гораздо раньше, чем начиналась сессия. А это значит, что все экзамены, зачёты, и прочее, нужно было сдавать досрочно. А это ведь было время развитого социализма, – за деньги экзамен не сдашь, не то, что теперь.

Приняли нас там, в новом госпромхозе, хорошо, как своих. Да мы и были своими, помогали, как могли. Вскоре получили лодки, моторы, продовольствие, загрузили всё это на баржу, документы получили, и отбыли почти в самое устье реки Пясина, на промысел северного оленя.

Там, в тундре, строили из привезённых материалов склады для мяса, себе строили землянки, вгрызаясь в мерзлоту, ставили палатки для столовой и просто первой необходимости. Начинали охоту.

Охота там, на Таймыре, на оленя, вообще-то больше напоминает просто заготовку мяса. Да, почему напоминает, так оно и есть на самом деле. Суть самой охоты заключается в том, что группа оленей переплывает реку, в это время их закруживают на лодке и стреляют тех, которые подходят по возрастной сетке.

Отстрелянных оленей связывают десятками и отпускают по течению, где их вылавливают и обрабатывают.

Романтики мало, но работа нужная и тяжёлая. Почти за месяц работы мы добыли и разделали более трёхсот голов дикого северного оленя.

В свободное от основной работы время, некоторые студенты занимались рыбалкой. По реке, к тому времени, пошла шуга, и хариус забивался в заливы, под тонкий лёд. Мы выползали на животе на этот лёд, продалбливали его ножом, и ловили отменных хариусов.

Когда закончились продукты, а из-за плохой погоды вертолёт не мог работать, некоторое время жили только на мясе, да рыбе. С голода, конечно, не пропадали, но о горбушечке хлеба вспоминали часто. И совсем стало невмочь, когда закончилась отрава, – папиросы.

Но, закончилось всё хорошо, все живые и здоровые вернулись в родной Иркутск, за парты, продолжили обучение. И уже намечали новые маршруты, новые горизонты, новые, трудные, но интересные места.

Одна из следующих экспедиций состоялась в Ханты-Мансийский национальный округ. В то время там, в самом разгаре шло освоение газовых и нефтяных месторождений. И мы ездили туда с целью хоть как-то отразить для общества проблему охраны природы в округе, и собрать необходимый материал для дипломных работ.

Очень понравились хантыйские лыжи. Они особой конструкции. Дело в том, что место, где стоит нога, особым образом возвышено, приподнято над остальной площадью лыжи. Это позволяет снегу, попавшему на верхнюю поверхность лыжи, просто скатываться при ходьбе, не попадая под подошву охотника и не образуя натоптышей. Нужная и удобная деталь. И ещё, – кольцо для обуви делается жёсткое, что придаёт заметное удобство при ходьбе, особенно при резких поворотах. Очень удобные лыжи, проверенные веками.

На ногах специальная обувь для ходьбы на лыжах, – «нярки». Всё продумано, просто и очень удобно. И нет в этом ничего необычного, всё это просто образ жизни.

Да и не может быть иначе: если ты собрался в страну с названием «ОХОТА», постарайся изучить эту страну, понять её, принять. Только тогда ты, человек, сможешь стать следопытом, сможешь понять саму цель и суть охоты. Ты сможешь стать не убийцей, а добытчиком, станешь Охотником, и будешь гордиться этим званием всю жизнь. Будешь с трепетом передавать свои знания и умения детям и внукам.

Правдивая история «Мести» тигра-людоеда: NPR

Тигр: Правдивая история мести и выживания
Джон Вайлант

Пролог

НА ДЕРЕВЬЯХ ВИСИТ, КАК БЫ ТАМ, СЕРП ЛУНЫ.

Его тусклый свет рассеивает тени на снегу внизу, только еще больше затеняя лес, который этот человек преодолевает теперь не только на ощупь, но и на вид. Он идет пешком и сам по себе, за исключением единственной собаки, которая бежит вперед, желая, наконец, отправиться домой. Повсюду черные стволы дубов, сосен и тополей парят в темноте над кустарником и валежником, а их ветви образуют над головой рваный навес. Стройные березы, белее снега, как бы излучают свой собственный свет, но он подобен шерсти зверя зимой: холоден на ощупь и только для себя. Все спокойно в этом дремлющем, застывшем мире. Здесь так холодно, что слюна замерзнет, ​​не успев приземлиться; такой холодный, что дерево, хрупкое, как солома, и неспособное сдержать расширяющийся сок, может самопроизвольно взорваться. По мере своего продвижения и человек, и собака оставляют после себя следы тепла, а инверсионные следы их дыхания висят бледными облаками над их следами. Их запах остается близким в безветренной тьме, но их шаги разносятся, и поэтому с каждым шагом они возвещают о себе ночи.

Несмотря на сильный мороз, мужчина носит резиновые сапоги, которые лучше подходят для дождя; его одежда тоже на удивление легкая, учитывая, что он весь день провел в поисках. Пистолет стал тяжелым на его плече, как и его рюкзак и патронташ. Но он знает этот маршрут, как свои пять пальцев, и находится почти в пределах видимости своей каюты. Теперь, наконец, он может позволить себе облегчение. Возможно, он воображает, что зажжет фонарь и разожжет огонь; может быть, он воображает, какое бремя он вскоре сложит. Вода в чайнике, конечно, замерзла, но печка тонкостенная, и скоро она будет яростно светиться на фоне холода и темноты, как сейчас это делает его собственное тело. Достаточно скоро будет горячий чай и сигарета, а затем рис, мясо и снова сигареты. Может быть, глоток или два водки, если она осталась. Он смакует этот ритуал и знает его наизусть. Затем, когда на поляне вырисовываются знакомые углы, собака сталкивается с запахом, как со стеной, и резко останавливается, рыча. Они партнеры по охоте, и мужчина понимает: у хижины кто-то есть. Шерсть на спине собаки и на его собственной шее поднимаются вместе.

Вместе они слышат в темноте грохот, который, кажется, доносится сразу отовсюду.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МАРКОВ

1

Многие люди не верят, что это произошло на самом деле. Они думают, что это какой-то фантазм моего воображения. Но это было реально. Есть факты. — Труш Юрий Анатольевич

Вскоре после наступления темноты днем ​​5 декабря 1997 года срочное сообщение было передано человеку по имени Юрий Труш в его дом в Лучегорске, шахтерском городке среднего размера в Приморском крае на Дальнем Востоке России. Восток, недалеко от границы с Китаем. Приморье (Приморье) — это, кроме всего прочего, последний оплот амурского тигра, и у чиновника на линии были тревожные новости: возле Соболонья, небольшого лесозаготовительного поселка, расположенного в глухом лесу, на человека было совершено нападение. , в шестидесяти милях к северо-востоку от Лучегорска. Юрий Труш был командиром отряда инспекции «Тигр», одного из шести на территории, задачей которого было расследование лесных преступлений, в частности связанных с тиграми. Поскольку часто в этом участвовали браконьеры, в том числе и нападения тигров. В результате эта ситуация, к чему бы она ни привела, стала теперь проблемой Труша, и он тут же стал готовиться к поездке в Соболонье.

——

Рано утром следующего дня — в субботу — Юрий Труш вместе со своими товарищами по отряду Александром Горборуковым и Сашей Лазуренко загрузились в лишний армейский грузовик и с грохотом помчались на север. Одетые в утепленную форму и камуфляж, вооруженные ножами, пистолетами и полуавтоматическими винтовками, «тигры», как иногда называют этих инспекторов, выглядели не столько как егеря, сколько как какой-то отряд спецназа в дикой местности. Их двадцатилетний грузовик получил прозвище «Кунг», и это был четырехтонный российский армейский аналог «Унимога» и «Хамви». Бензиновый, с лебедкой, полным приводом и широкими по пояс шинами, это популярный автомобиль в глубинке Приморья. Наряду со стойкой для оружия и кронштейнами для дополнительных канистр с горючим, этот был модифицирован для размещения импровизированных коек, и в нем было достаточно еды, чтобы прокормить четырех человек в неделю. Он также был оборудован дровяной печью, чтобы даже в условиях полной механической неисправности экипаж мог выжить, где бы в дикой местности они ни находились.

Проехав милицейский контрольно-пропускной пункт на окраине города, «Тигры» продолжили свой путь до поворота на грунтовую дорогу, ведущую на восток вдоль реки Бикин (осторожно), большого и извилистого водного пути, протекающего через некоторые из наиболее изолированных страна на севере Приморья. Температура была значительно ниже нуля, а снег был глубоким, что замедлило движение тяжелого грузовика. Это также позволило этим людям, все из которых были опытными охотниками и бывшими солдатами, много часов размышлять и обсуждать то, что их могло ожидать. Можно с уверенностью сказать, что ничто из их опыта не могло подготовить их к тому, что они там нашли.

Приморье, также известное как Приморский край, по площади примерно равно штату Вашингтон. Спрятанный в юго-восточном уголке России у Японского моря, этот густо засаженный деревьями и гористый регион сочетает в себе клаустрофобию глуши Аппалачей с пограничной суровостью Юкона. Промышленность здесь самая грубая: лесозаготовки, добыча полезных ископаемых, рыболовство и охота, и все это осложняется низкой заработной платой, коррумпированными чиновниками, процветающими черными рынками и одними из самых больших в мире кошек.

——

Одним из многих негативных последствий перестройки и открытия границы между Россией и Китаем стал всплеск браконьерства на тигров. По мере распада экономики и распространения безработицы в 1990-е годы профессиональные браконьеры, бизнесмены и простые граждане начали использовать богатство леса во всех его формах. Тигры из-за своей редкости и ценности пострадали особенно сильно: их органы, кровь и кости очень востребованы для использования в традиционной китайской медицине. Некоторые верят, что тигриные усы сделают их пуленепробиваемыми, а истолченные в порошок кости облегчат их боль и боль. Другие считают, что его пенис сделает их мужественными, и многие — от Токио до Москвы — готовы заплатить тысячи долларов за тигриную шкуру.

В период с 1992 по 1994 год было убито около ста тигров — примерно четверть дикой популяции страны. Большинство из них оказались в Китае. При финансовой помощи (и под давлением) международных природоохранных агентств правительство края создало инспекцию «Тигр» в надежде восстановить некое подобие закона и порядка в лесах Приморья. Этим командам, вооруженным оружием, камерами и широкими полицейскими полномочиями, было поручено перехватывать браконьеров и разрешать постоянно растущее число конфликтов между тиграми и людьми.

Во многом полномочия Инспекции Тигра напоминают полномочия детективов отдела по борьбе с наркотиками, как и риск: деньги большие, а игроки часто отчаянные и опасные личности. Тигры похожи на наркотики в том, что они продаются по граммам и килограммам, а их стоимость возрастает в зависимости от изысканности как продукта, так и продавца. Но есть несколько ключевых отличий: тигры могут весить шестьсот фунтов; они охотятся на крупную добычу, включая людей, уже два миллиона лет; и у них есть память. По этим причинам тигры могут быть столь же опасны для людей, пытающихся их защитить, как и для тех, кто наживается на них.

Территория, которую в середине 1990-х годов охватывала инспекционная группа «Тигр» Юрия Труша, была сосредоточена вокруг реки Бикин (бе-кин). Зимой по Бикину можно ездить на грузовике, а летом ощущается вялость болота. Для многих безработных жителей долины законы, навязанные рекой и лесом, имеют большее значение, чем законы местного правительства. В то время как большинство местных жителей занимаются браконьерством просто для того, чтобы выжить, среди них есть и те, кто занимается этим из-за денег.

——

В 1997 году Inspection Tiger существовал всего три года; Учитывая состояние российской экономики в 1990-е годы, ее членам повезло с работой, особенно потому, что зарубежные природоохранные группы платили им долларами. Четыреста долларов в месяц были завидной зарплатой по тем временам, но взамен требовалось много. Независимо от того, выполняли ли они плановую проверку документов охотников в лесу, обыскивали подозрительные автомобили на пути к китайской границе или устраивали спецоперации, большинство людей, с которыми работала инспекция Tiger, были вооружены. Чаще всего эти встречи происходили в отдаленных районах, где резервная копия была просто недоступна, и они никогда не знали, что найдут.

После перестройки практически все в России поступило в продажу, а с местных складов исчезло огромное количество военной техники. В ходе своих рейдов на множество безымянных охотничьих домиков, разбросанных здесь по лесу, Труш и его люди конфисковали пластическую взрывчатку, тротил и 12-мм (0,50 калибра) пулеметы, украденные из бронетехники. Труш не мог себе представить, что можно делать с ружьями такого размера в лесу, но взрывчатку объяснить было проще: ее использовали в ручьях, чтобы массово убивать рыбу или выгонять медведей из их берлог. Азиатский рынок менее заинтересован в неповрежденных шкурах или тушах медведей, чем в их лапах и желчных пузырях; лапы идут в суп, а желчные пузыри используются в лечебных целях. В Приморье в середине 19В 90-е годы жизнь как человека, так и животного была дешевой, а коррупция была широко распространена на всех уровнях власти. В эти годы Труш устраивал облавы на высокопоставленных полицейских и депутатов парламента, а это были опасные враги для человека. Труш, однако, хорошо подходил для этой работы, потому что он тоже грозный противник.

Труш ростом около шести футов двух дюймов, с длинными руками и ногами и широкой грудью. Его глаза цветные, кстати, как у полудрагоценного камня тигровый глаз, с черными кольцами вокруг радужной оболочки. Они выглядывают из откровенного и домашнего лица, обрамленного большими нависшими бровями. Хотя в детстве Труш был хилым и болезненным, он вырос в талантливого спортсмена с властной внешностью, глубоким звучным голосом и способностью сохранять спокойствие в очень стрессовых обстоятельствах. Он также невероятно силен. Будучи молодым солдатом в Казахстане, в 19В 70-х годах Труш выиграл дюжину региональных чемпионатов по гребле на байдарках, за что получил советское звание мастера спорта, что означало, что он имел право участвовать в соревнованиях на национальном уровне. Это было серьезное мероприятие: он не просто гонялся против болгар и восточных немцев. «Я, — сказал он, — защищал честь Вооруженных Сил СССР». В свои сорок с небольшим, когда он присоединился к Inspection Tiger, Труш три года подряд выигрывал общетерриториальные соревнования по тяжелой атлетике. Это была не та тяжелая атлетика, которую можно увидеть на Олимпийских играх; то, чем занимался Труш, больше похоже на состязание, придуманное скучающими артиллеристами во времена наполеоновских войн. Он заключается в том, чтобы поднять гирю — по сути, большое пушечное ядро ​​с ручкой — над головой столько раз, сколько сможете, сначала одной рукой, а затем другой. Гири — русское изобретение; они существуют уже много столетий, и их использование явно благоприятствует невысоким и коренастым. Так что удивительно видеть, как кто-то настолько ослабленный, как Труш, у которого Закон Рычага так сильно тяготит его, поднимает вокруг себя эти семидесятифунтовые сферы с такой кажущейся легкостью.

Труш научился стрелять сначала у отца, а потом в армии. Он также изучал карате, айкидо и обращение с ножом; в них его стройное телосложение работает в его пользу, потому что его большая досягаемость делает почти невозможным добраться до него. Он настолько талантлив в рукопашном бою, что его наняли обучать этим навыкам военную полицию. Физические качества Труша интенсивны и часто едва подавляются. Он хватает, обнимается и хулиганит, но руки, инициирующие и контролирующие эти игры, являются тонко замаскированным оружием. Его кулаки — это молотки с костяшками, и он может разбивать ими кирпичи. Когда он выполняет движения обездвиживающего захвата или выстраивает воображаемый удар, возникает ощущение, что его тело жаждет возможности сделать это всерьез. Ссылаясь на бывшего коллегу, который разорился и которого он годами пытался поймать с поличным, Труш сказал: «Он очень хорошо знает, что я способен обезглавить его голыми руками». Это напряжение — между добрым и игривым соседом, другом и мужем и альфа-самцом-полицейским из дикой природы, готовым бросить в любой момент — заряжает энергией почти каждое взаимодействие. Именно при последних обстоятельствах Труш кажется наиболее живым.

——

Чем глубже Труш и его люди уходили в лес, тем тяжелее становилась дорога. Миновав Верхний Перевал, их путь пролегал через заснеженное село Ясеновое, сестринское лесозаготовительное поселение того же размера и возраста, что и Соболонье. Здесь они подобрали молодого помощника шерифа по имени Буш, но его присутствие в этой миссии было скорее формальным, чем практическим. Буш был копом, и нападения тигра были вне его компетенции; однако, если было тело, он должен был засвидетельствовать это. С Бушем на борту они двинулись вверх по реке.

Был уже полдень, когда они добрались до Соболоных, захудалой деревни с некрашеными бревенчатыми домами, которая на первый взгляд казалась малонаселенной. Горборуков был за рулем, и тут он увел грузовик с большой дороги, какой бы она ни была, и нырнул в лес по колеи, достаточной для одной единственной машины. В начале недели выпало несколько дюймов свежего снега, и пока они ехали, Труш осматривал обочину в поисках свежих следов. Они были примерно в пятидесяти милях от ближайшей асфальтированной дороги и в паре с трудом завоеванных миль к востоку от Соболонья, когда пересекли широкую и невероятно расположенную гравийную дорогу. Эта дорога была задумана в советское время как альтернатива единственной существующей в Приморье транспортной магистрали с севера на юг, которая идет вдоль реки Уссури на север до Хабаровска (тот же маршрут, по которому проходит Транссибирская магистраль). Несмотря на пропуск всех видов транспорта, в том числе трансконтинентальных грузовых автомобилей, Уссурийская дорога находится в плохом состоянии и имеет ширину всего лишь жилую улицу; он также считался уязвимым для нападения Китая. Эта новая дорога, хотя и более безопасная, широкая и прямолинейная, так и не была достроена, так что по сути это дорога в никуда — посреди нигде. Единственные люди, которые сейчас получают от этого выгоду, — это лесозаготовители, браконьеры и контрабандисты — практически единственные люди, которые могут позволить себе автомобиль. Но иногда этим шоссе пользуются и тигры.

В зимнем лесу есть непреднамеренная любезность, которая проявляется вокруг любых тропинок. Требуется много энергии, чтобы проложить тропу по снегу, особенно когда он твердый или глубокий, поэтому тот, кто идет первым, будь то животное, человек или машина, оказывает ценную услугу тем, кто следует за ним. Поскольку энергия, т. е. пища, зимой в большом почете, от подобных трудосберегающих подарков редко отказываются. Пока тропинка, лесовозная дорога, замерзшая река — или шоссе — идут более или менее в желаемом направлении, другие лесные существа тоже будут использовать их, независимо от того, кто их проложил. Таким образом, тропы создают эффект воронки, напоминающий реку, на притоков окружающих их существ, и они могут привести к некоторым странным встречам.

Последние три мили пути прошли по такой извилистой и запутанной лесовозной тропе, что даже опытный русский гонщик не прочь выкрикнуть потоком фрикативных и раскатистых звуков: «Париж-Дакар! Верблюжий трофей!» Она изгибалась на восток через холмистый лес, пересекая ручьи по мостам из бревен, сложенных под прямым углом к ​​дороге. В двух милях от частного поселка лесозаготовителей Горборуков свернул без опознавательных знаков и направился на север. Через несколько минут он подъехал к поляне, на дальнем конце которой стояла хижина.

Хижина принадлежала Владимиру Маркову, жителю Соболонья, известному пчеловоду. Грубое сооружение стояло отдельно на высокой стороне пологого южного склона, окруженное густым лесом из березы, сосны и ольхи. Это было уединенное, но прекрасное место, и при других обстоятельствах Труш мог бы увидеть его привлекательным. Теперь не было времени; было три часа дня, и солнце уже было на юго-западе, на уровне верхушек деревьев. Любое тепло, порожденное в течение этого короткого яркого дня, быстро рассеивалось.

Первым признаком беды были вороны. Черные вороны будут следовать за тигром так же, как чайки следуют за рыбацкой лодкой: придерживаясь проверенного победителя, они экономят энергию и сдвигают шансы быть накормленными с «если» на «когда». Когда Труш и его люди спустились с Кунга, они услышали хриплое кваканье ворон, сосредоточенное к западу от въездной дороги. Труш заметил, как их темные тела кружились и мелькали над деревьями, и, даже если бы его не предупредили заранее, это сказало бы ему все, что ему нужно было знать: что-то большое мертво или умирает, и это происходит. охраняемый.

Перед хижиной Маркова был припаркован тяжелый грузовик, принадлежавший хорошему другу и партнеру Маркова по пчеловодству Даниле Зайцеву, замкнутому и трудолюбивому мужчине чуть за сорок. Зайцев был опытным механиком, и его грузовик, еще один обломок военных, был одним из немногих автомобилей, которые еще работали в Соболонье. С Зайцевым были Саша Дворник и Андрей Онофречук, оба семейные люди лет тридцати, которые часто охотились и рыбачили с Марковым. По их изможденному виду было видно, что накануне они почти не спали.

Судя по плотности следов, в хижине явно было много движения. Было представлено несколько разных видов, и их следы накладывались друг на друга, так что поначалу было трудно их рассортировать. К этому клубку информации Труш подходил как сыщик: где-то здесь было начало и конец, а где-то и мотив — может быть, несколько. Внизу от хижины, ближе к подъездной дороге, его внимание особенно привлекли два следа. Один комплект двинулся на север по подъездной дороге со скоростью пешехода; другой отправился на юг от хижины. Они приблизились друг к другу прямо, как будто встреча была преднамеренной — как некая встреча. Следы, идущие на юг, заслуживали внимания не только потому, что они были оставлены тигром, но и потому, что между каждым набором отпечатков были большие промежутки — десять футов и более. В том месте, где они встретились, следы, идущие на север, исчезли, как будто человек, который их проложил, просто перестал существовать. Здесь большие отпечатки лап поворачивали на запад, пересекая подъездную дорогу под прямым углом. Их регулярное расстояние указывало на темп ходьбы; они вели в лес, прямо к воронам.

У Труша была с собой видеокамера, и ее немигающий глаз запечатлел сцену в мельчайших подробностях. Только оглядываясь назад, понимаешь, насколько тверды рука и голос Труша, когда он снимает место, рассказывая на ходу: грубая хижина и заросшая поляна, на которой она стоит; путь нападения и место удара, а затем длинный шлейф ужасающих доказательств. Камера, не колеблясь, движется по розовому утоптанному снегу, снимая заднюю лапу собаки, единственную перчатку, затем окровавленный манжет куртки, прежде чем остановиться на участке голой земли примерно в сотне ярдов от леса. . В этот момент звук улавливает внезапный рвотный вздох. Как будто он вошел в логово Гренделя.

Температура — тридцать градусов ниже нуля, а здесь снег полностью растаял. В середине этого темного круга, представленного как некое жертвоприношение, рука без руки и голова без лица. Рядом длинная кость, вероятно, бедренная, обглоданная до бескровного белого цвета. Далее тропа уходит вглубь леса. Труш следует за ним, щурясь в камеру, а его отряд и друзья Маркова следуют за ним. Единственные звуки — ледяной скрип

Сапоги Труша и далекий лай его собаки. Семь человек были ошеломлены до молчания. Не рыдание; не проклятие. Охотничья собака Труша, маленькая Лайка, идет дальше по тропе, становясь все более пронзительной и взволнованной. Ее нос покалывает от запаха крови и тигрового мускуса, и только она одна не стесняется выражать свой глубочайший страх: тигр там, где-то впереди. У людей Труша винтовки с плеч, и они прикрывают его, пока он снимает. Они достигают другого расплавленного места; на этот раз большой овал. Здесь, среди хвороста и опавших листьев, все, что осталось от Владимира Ильича Маркова. Сначала это выглядит как куча белья, пока не видишь сапоги, светящиеся обрубки сломанных костей, торчащие из голенища, изодранную рубашку с рукой, все еще пристегнутой к одному из рукавов.

Труш никогда не видел, чтобы человек был так тщательно и ужасно уничтожен, и даже когда он снимал, его мысли убегали к краям сцены, укрываясь в периферийных деталях. Его поразила бедность этого человека, что в такую ​​ненастную погоду он будет ходить в тонких резиновых сапогах. Он задумался о патронташе — заряженном всего на три патрона — и задумался, куда делся пистолет. Тем временем собака Труша, Гитта, носится взад и вперед, взъерошивая шерсть и тревожно лая. Тигр где-то рядом — невидимый для человека, но для собаки он ощутимо, почти невыносимо присутствует. Мужчины тоже могут ощущать вокруг себя силу — нечто большее, чем их собственный страх, и они оглядываются, не зная, куда смотреть. Они настолько ошеломлены обломками перед ними, что трудно отличить надвигающуюся опасность от настоящего ужаса.

За исключением движений собаки и людей, лес стал абсолютно неподвижным; даже вороны отступили, ожидая, пока пройдет это последнее волнение. Так, кажется, и тигр. Затем раздается звук: короткий, стремительный выдох — такой, которым гасят свечу. Но есть что-то другое в объеме перемещаемого воздуха и в силе, стоящей за ним — что-то большее и глубокое: это не человеческий звук. В тот же момент, ярдах в десяти впереди, кончик низкой еловой ветки самопроизвольно сбрасывает свой груз снега. Хлопья порошка доходят до лесной подстилки; мужчины замирают на полуслове, и снова все стихло.

Задолго до того, как шум двигателя Кунга впервые проник в лес, в этой одинокой лощине завязался своего рода разговор. Он не на таком языке, как русский или китайский, но тем не менее это язык, и он старше леса. Вороны говорят это; собака говорит это; на нем говорит тигр, и люди тоже — одни беглее, другие беглее. Этот единственный вздох содержал смертельное в своем красноречии послание. Но что делать с такой информацией так далеко от родины? Гитта натягивает психический поводок, соединяющий ее с хозяином. Друзья Маркова, уже потрясенные до глубины души, тоже подтягиваются ближе. Последнее сообщение тигра служит не только тому, чтобы еще больше сломить этих людей, но и углубить невидимую пропасть между ними — браконьерами для человека — и вооруженными чиновниками, от которых теперь зависят их свобода и безопасность. Друзья Маркова известны Трушу, потому что

он их уже арестовывал — за незаконное хранение огнестрельного оружия и охоту без лицензии. Из трех только ружье Зайцева легально, но оно слишком легкое, чтобы остановить тигра. Что касается остальных, их оружие теперь спрятано в лесу, что делает их более беспомощными, чем собака Труша.

Труш тоже безоружен. На подъездной дороге было несколько споров о том, кто пойдет по этой ужасной тропе, и были сделаны комментарии, подразумевающие, что у Труша и его людей нет того, что нужно. Страх в тайге не порок, а трусость, и Труш ответил на вызов резким приглашением: «Пошли» — «Пошли». Один из друзей Маркова — Саша Дворник, как вспоминал Труш, — тогда предположил, что команда Труша может справиться с этим самостоятельно. Кроме того, по его словам, у них не было оружия. Труш назвал его блефом, убедив его достать из укрытия незарегистрированное ружье. «Сейчас не время конфисковывать оружие», — сказал он. «Сейчас важно защитить себя». Тем не менее, Дворник колебался, и тут Труш предложил ему свою винтовку. Это был смелый жест на нескольких уровнях: он не только подразумевал ожидание доверия и сотрудничества, но и полуавтомат Труша был гораздо лучшим оружием, чем потрепанный гладкоствольный пистолет Дворника. Это также привело к короткому замыканию аргумента: теперь не было никакого оправдания, и у Дворника не было возможности с честью отказаться, когда шесть человек наблюдали за ним. Та же самая смесь стыда, страха и преданности заставляла Зайцева и Онофречука идти вместе с ним. Кроме того, в численности была безопасность.

Но Дворник давно не служил в армии, и оружие Труша в его руках было странно тяжелым; Труш тем временем ощущал отсутствие успокаивающего веса, и это тоже было странно. Пистолет у него все еще был, но он был в кобуре и в любом случае против тигра был бы практически бесполезен. Его вера основывалась на товарищах по отряду, потому что он поставил себя в чрезвычайно уязвимое положение: хотя он и шел впереди, он делал это с электронного расстояния — в этой драме, но не в ней, исследуя эту ужасающую сюрреалистичность сквозь призму камеры. узкая циклопическая линза. Поскольку на Зайцева и Дворника нельзя было рассчитывать, а у заместителя Буша был только пистолет, единственными надежными доверенными лицами Труша были Тигры. У тех, у кого были ружья, они были наготове, но лес был густым и видимость была плохой. Если тигр нападет, они могут перестрелять друг друга. Поэтому они не стреляли, переводя взгляды туда-сюда на эту единственную голую ветку, гадая, откуда появится следующий знак.

За камерой Труш оставался на удивление спокойным. «Мы ясно видим, как следы тигра уходят от останков», — продолжил он своим сдержанным официальным голосом, в то время как Гитта непрестанно лаяла, напрягая ноги и глядя. «…собака ясно указывает, что тигр пошел этим путем».

Впереди на снегу отчетливо виднелись следы тигра, резко выделявшиеся из-за теней, теперь сгущавшихся внутри них. Животное маневрировало на север, на возвышенность, место, которое предпочитает каждая кошка. «Похоже, тигр не так уж и далеко, — сказал Труш будущим зрителям, — примерно в сорока ярдах». Снег был неглубоким, и в таких условиях тигр мог пройти сорок ярдов примерно за четыре секунды. Возможно, именно поэтому Труш выбрал именно этот момент, чтобы выключить камеру, забрать пистолет и вернуться в реальное время. Но оказавшись там, ему предстояло принять трудное решение.

В качестве старшего инспектора Инспекционного Тигра Труш действовал как посредник между Законом Джунглей и Законом Государства; одно инстинктивно и часто спонтанно, а другое надумано и всегда обременительно. Эти двое по самой своей природе несовместимы. Когда он был в поле, у Труша обычно не было возможности связаться со своим начальством или с кем-либо еще в этом отношении; его рации имели ограниченный радиус действия (когда они вообще работали), поэтому он и его товарищи по отряду были совершенно одни. Из-за этого работа Труша требовала множества судебных решений, и он собирался сделать это сейчас: тигр — вид, занесенный в «Красную книгу» и охраняемый в России, поэтому разрешение на убийство должно было исходить из Москвы. Этого разрешения у Труша еще не было, но была суббота, Москва могла быть и луной, и у них была возможность покончить с этим сейчас.

Труш решил отследить его. Это не входило в план; его послали расследовать нападение, а не охотиться на тигра. Кроме того, в его команде не хватало человека, сгущались сумерки, а друзья Маркова были обузой; они все еще были в шоке, как, впрочем, и Труш. Но в этот момент он был на равном расстоянии между тигром и душераздирающими свидетельствами того, что он сделал. Эти двое никогда больше не будут так близки. Дав Лазуренко сигнал следовать за ним, Труш двинулся по следу, зная, что каждый шаг будет вести его все глубже в зону комфорта тигра.

Выдержки из книги The Tiger Джона Вайланта Copyright 2010 John Vaillant. Выдержка с разрешения Knopf, подразделения Random House Inc.

Альваро Лаиз рассказывает историю охоты на сибирского тигра

Фотографы, которые ищут истории об исторических событиях, сталкиваются с трудной задачей. Без действий по фотографированию они должны искать доказательства того, что что-то произошло, находить следы прошлого здесь и сейчас и составлять воедино повествование с помощью изображений, более символических, чем буквальных.

Создавая свою новую книгу « Охота », испанский фотограф Альваро Лаис взял на себя задачу вспомнить ряд примечательных событий, произошедших два десятилетия назад в одном из регионов Сибири, на Дальнем Востоке России. Через свои изображения, рассказы местных охотников и небольшое количество архивных фотографий Лайз рассказывает историю о браконьере по имени Марков, который ранил крупного амурского тигра, но не смог его убить. В течение следующих трех дней животное выследило Маркова, убило и съело его, затем убило еще одного человека, прежде чем группе охотников во главе с защитником природы удалось выследить и уничтожить тигра.

Однако, как явствует из книги Лайза, смерть Маркова — всего лишь глава в истории, которая уходит далеко в прошлое. Кажется, это подтверждает легенду об удэгейцах, коренных народах этой части Азии, которые традиционно добывали средства к существованию охотой. Вместо того, чтобы охотиться на амурского тигра, удэгейцы сосуществовали с ним. Они верят, что охотник, напавший на тигра, пробуждает мстительный дух Амба. Это Амба убил Маркова.

Лаиз жил и работал в Венесуэле в 2012 году, когда впервые прочитал Тигр , автор бестселлера Джона Вайланта об инциденте. Лаиз был очарован этой историей и начал думать о том, как он мог бы рассказать ее с помощью фотографий. Но он чувствовал, что это «сумасшедшая идея», на реализацию которой у него не будет ресурсов, поэтому отказался от нее. Затем в 2014 году он получил финансирование от Fundación Cerezales. Он предложил проект тигра, и учреждение согласилось поддержать работу. Он также выиграл премию IdeasTap и Magnum Photographic Award в 2014 году, что обеспечило второй раунд поддержки проекта.

След тигра на снегу. Удэгейские охотники показали Лайзу, как искать информацию по следам тигра и другим мелким деталям. © Álvaro Laiz

Одна из причин, по которой ему удалось обеспечить финансирование, Лаиз считает, что история, которой уже несколько десятилетий, остается очень актуальной. «Человек против природы — очень актуальная тема», — отмечает он. Экономическая борьба толкнула Маркова на браконьерство, а черный рынок тигров сулил высокую награду за риск, на который он пошел. Незаконные рубки в регионе сократили среду обитания тигров и подвергли их браконьерству, что поставило под угрозу вид. «Это своего рода идеальный шторм для них обоих», — говорит Лаиз. «Я думаю, что это очень особенная история, но также это история, которая может звучать [у многих людей], и ее можно рассказывать раз за разом, и она все еще [значительна]».

Свою первую поездку в регион он совершил в 2014 году, фотографируя в национальных парках, созданных как заповедники дикой природы. Однако он чувствовал, что ему нужно нечто большее, чем изображения тайги, северных лесов, населенных тиграми. Он вернулся зимой 2015 года и полтора месяца жил у местных охотников и их семей. На сделанных им портретах изображены удэгейцы и русские охотники в тайге и в их домах. На них изображены защитники тигров и выжившие после нападения. Мы видим вдову Маркова и читаем ее рассказ об известии о смерти мужа. Несколько изображений намекают на анимистические верования удэгейцев. На двух фотографиях изображены охотники, стоящие с оленьими черепами перед лицом, как масками, что делает их похожими на людей-оленей.

В фотографиях Лаиз есть совместный аспект. Его подданные пускали его в свои дома или на охоту с собой. Они позировали перед его камерой и указывали на мелкие, важные детали, например, как следы на снегу могут определить размер и вес тигра и как быстро он движется. «Когда вы снимаете эти небольшие сообщества, доверие — это все», — говорит Лаиз. Он смог завоевать доверие людей, неоднократно посещая их. «Это ненормально — какой-то парень из-за границы приходит и задает вопросы, а он никогда не возвращается», — объясняет он. «Когда ты возвращаешься, у тебя другой тип отношений» с кем-то. «Они уважают вас, потому что видят, что вы делаете все возможное, чтобы рассказать историю».

Лайз использовал диктофон, опрашивая своих подопытных. Некоторые рассказывали истории о том, как пережили нападение тигра или потеряли близких, но большинство из них были связаны с удэгейскими легендами и притчами. Эти истории составляют текст книги. «Нам нужно было каким-то образом сбалансировать историю, — говорит Лаиз, — между фактами и фантазиями, между фактами и вымыслом, между тем, что вы видите, и тем, чего не видите».

Он работал с дизайнером Рамоном Пезом над созданием книги, в которой используются различные бумажные материалы и развороты, чтобы создать впечатление, побуждающее зрителя внимательно всматриваться в детали (см. видео-превью книги здесь). «Этот проект называется «Охотник», но книга называется The Hunt , потому что и дизайнер, и я хотели сделать это своего рода игрой для зрителя».

Внимание Лайз к подробностям раскрывает кое-что важное о жизни людей в этом регионе. «По моему опыту, от деталей зависит, выживете вы или нет, доживете до следующего дня [или нет]», — объясняет Лаиз. Он чувствовал, что у удэгейцев другое мировоззрение, чем то, с которым он когда-либо сталкивался. «Они не хищники, а тигры, поэтому им приходится с этим жить». Он наблюдал, как их уязвимость и их отношение к окружающей среде повлияли на их легенды и знания. «Когда вы узнаете, что вы не главный хищник в этом районе, вы начинаете думать по-другому. Вы можете охотиться, но на вас также могут охотиться».

Хотите больше PDN ? Нажмите здесь, чтобы подписаться на нашу рассылку по электронной почте и получать главные новости недели прямо к вам.

Связанные:
PDN’s 30 2018

Новая книга Карла Джонсона исследует Бристольский залив на Аляске

«Терра Система» Кристины Сили рассматривает экологические системы Земли

О мамонтах и ​​людях

Этот нетронутый мамонтовый бивень, пролежавший тысячи лет в замороженном состоянии в русле сибирской реки, является финансовым благом для охотника, который его нашел.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Эта статья опубликована в апрельском выпуске журнала National Geographic за 2013 год.

Последний шанс. Это все, что нужно сибирскому охотнику. В течение пяти месяцев Карл Горохов выслеживал свою древнюю добычу по пустынному острову в Восточно-Сибирском море, пробираясь по 18 часов в сутки по ледяной тундре. Он замерз и истощен, а голод настолько первобытный, что ему приходится есть чаек. Даже два белых медведя, напавшие на его лагерь, были голодны; их желудки, вскрытые после того, как их застрелили, были пусты. Горохов, 46-летний мужчина с обветренными щеками и всклокоченной рыжеватой бородой, каждый день проходит мимо девяти могил возле своего лагеря — мест последнего упокоения, как он полагает, несчастных душ, прибывших на остров, чтобы спастись. советский гулаг.

У Горохова мало времени. На острове Котельный, в 600 милях к северу от Полярного круга, бушуют поздние летние метели, и надвигаются глубокие морозы очередной северной зимы. Пальцы и ладони начинают чесаться. Это «счастливый знак», — сказал позднее Горохов. Зуд обычно настигает, когда он вот-вот найдет то, что ищет: бивни мамонта из слоновой кости.

Мохнатые гиганты, бродившие по северу Сибири в эпоху позднего плейстоцена, вымерли около 10 000 лет назад, хотя отдельные популяции сохранились на островах к северу и востоку, последняя из которых вымерла около 3 700 лет назад. Бивни мамонтов, спираль которых может достигать более 13 футов, снова появляются из вечной мерзлоты и подпитывают торговлю, приносящую пользу людям арктической Сибири, в том числе коренным якутам, азиатской этнической группе, говорящей на языке тюркского происхождения. Почти десятилетие Горохов был пионером охоты на бивней, исследуя одно из самых негостеприимных просторов в мире. Теперь, доверившись своим зудящим пальцам, он рыщет по тундре, пока чуть не спотыкается о кончик бивня. «Иногда бивень просто появляется перед вами, — говорит он, — как будто он вел вас все время».

Горохову потребовалось почти 24 часа непрерывных раскопок, чтобы извлечь бивень из галечного льда внизу. Образец, который появляется, имеет толщину ствола дерева — 150 фунтов — и находится в почти первозданном состоянии. Прежде чем убрать бивень, Горохов бросает в выкопанную им яму серебряную серьгу в качестве подношения местным духам. Если он благополучно доставит древнюю реликвию домой, за нее можно будет получить более 60 000 долларов.

Торговля бивнем мамонта едва существовала, когда Горохов родился на севере Сибири в 1966, в тот же день, 5 мая, что и его тезка Карл Маркс. Он помнит, как в детстве видел гниющие бивни на берегу реки Яны, недалеко от своего рыбацкого поселка Усть-Янск. Свободное предпринимательство в Советском Союзе было запрещено, и многие местные жители считали плохой приметой тревожить бивни, которые, по мнению некоторых, принадлежали гигантским кротоподобным существам, обитавшим глубоко под вечной мерзлотой.

Путешествие из вечной мерзлоты на рынок — почти 90 процентов сибирских бивней попадают в Китай — начинается на маленькой лодке.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Тем не менее древние бивни сковывали Горохова. Выросший в Якутии, богатом природными ресурсами регионе размером почти с Индию, в котором сегодня проживает менее миллиона человек и который официально называется Республикой Саха, ему сказали, что создатель Земли так замерз, летая над этим регионом, что упал множество сокровищ: золото, серебро, бриллианты, нефть. Но именно рассказы школьных учителей из реальной жизни о первопроходцах XVII века, торговавших бивнями мамонта, пленили Горохова. Спустя годы он найдет в библиотеке книги с фотографиями исследователей начала ХХ века: бородатые мужчины, стоящие на острове Котельный, затмеваемые бивнями мамонта, их лодки стонали от штабелей слоновой кости. «Мне всегда было интересно, есть ли там еще бивни, — говорит Горохов.

Никто, даже Горохов, не предполагал, что бивни мамонта станут экономическим спасательным кругом для региона, который в значительной степени был заброшен после закрытия шахт и заводов советской эпохи. (Население Усть-Янского района Якутии, занимающего территорию тундры, в три раза превышающую площадь Швейцарии, за последние пять десятилетий сократилось с 80 000 до всего 8 000 человек.) Теперь сотни, если не тысячи якутских мужчин стали бивнями охотники, следующие маршрутами своих предков, живущие в тех же жестоких условиях и преследующие тех же палеолитических зверей.

Ценные бивни мамонта, зарисованные охотником за бивнями Львом Николаевичем, служат спасательным кругом северной Якутии.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Каким бы примитивным это ни казалось, но стремление к бивням обусловлено не древними призывами, а мощными современными силами: распадом Советского Союза и последовавшим за ним безумием пограничного капитализма, международным запретом на торговлю слоновой костью и поиском альтернатив , даже появление глобального потепления. Повышение температуры помогло решить судьбу мамонтов ближе к концу последнего ледникового периода, уменьшив и затопив их среду обитания на пастбищах, оставив стада на изолированных островах, где сейчас охотится Горохов. Сегодня таяние и эрозия кладбища мамонтов в вечной мерзлоте, а также наплыв охотников за бивнями помогают вернуть их обратно. Спустя долгое время после того, как первые почти неповрежденные образцы были извлечены из сибирской тундры в 1800-х годах, барабанный бой открытий участился. В сентябре 2012 года 11-летний мальчик на полуострове Таймыр в России наткнулся на хорошо сохранившегося мамонта-подростка, одна из его древних конечностей торчала из полузамерзших отложений.

Ничто, однако, не подпитывало торговлю бивнями мамонта больше, чем подъем Китая, который имеет тысячелетнюю традицию резьбы по слоновой кости. Почти 90 процентов всех бивней мамонтов, вывозимых из Сибири, — по оценкам, более 60 тонн в год, хотя фактическая цифра может быть выше, — попадают в Китай, где легионы недавно разбогатевших людей очарованы слоновой костью. Всплеск спроса обеспокоил некоторых ученых, которые жалуются на потерю ценных данных; как ствол дерева, бивень содержит подсказки о диете, климате и окружающей среде. Даже якутянам интересно, как быстро этот невозобновляемый ресурс будет исчерпан. Миллионы бивней мамонта, а может и больше, все еще заперты в вечной мерзлоте Сибири, но их уже становится все труднее найти.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Резчик по слоновой кости в областном центре Якутске превращает бивень в парад миниатюрных мамонтов. Эти декоративные предметы будут продаваться в России, но спрос в Китае намного выше и продолжает расти. Цены там могут превышать 800 долларов за фунт.

Справа : В Китае традиция резьбы по слоновой кости насчитывает тысячи лет. Резчики в этом магазине в провинции Гуандун могут потратить пять лет на одно изделие, которое может быть продано за миллион долларов. Опрокинув надежды, доступность легальной мамонтовой кости не снизила спрос на нелегальную слоновую кость.

Была надежда, что бивень мамонта ослабит давление на гораздо более исчезающий ресурс: слонов. Бивень мамонта является законным, даже если торговля плохо регулируется. Более того, два вида слоновой кости можно отличить по рисунку бивня, известному как линия Шрегера. Их цены также примерно эквивалентны. Тем не менее, пока нет никаких признаков того, что спрос на слоновую кость в Азии снижается. Наоборот, резня африканских слонов усилилась, и в 2012 году гонконгские таможенники изъяли рекордные шесть тонн слоновой кости. Еще больше усложняет проблему то, что незаконная слоновая кость и легальная кость мамонта часто попадают в одни и те же резные мастерские в Китае.

Никто из охотников за бивнями, которых я встретил во время экспедиции в северную Якутию, никогда не выезжал за пределы сибирской тундры. Тем не менее, все они хорошо осведомлены о спросе со стороны Китая, который удвоил цену на высококачественные бивни мамонта примерно до 400 долларов за фунт в Якутске, столице региона, за последние два года. Цена может снова удвоиться за границей с Китаем, а бивень во всю длину с тонкой резьбой может стоить королевского выкупа. В антикварном магазине в Гонконге я увидел бивень мамонта длиной в десять футов, на котором была вырезана замысловатая сцена вакханалии, проданный за 1,1 миллиона долларов. Когда охотники за бивнями узнают, что я живу в Пекине, они задают один и тот же вопрос: «Не могли бы вы связать меня с некоторыми китайскими покупателями?»

По всей Якутии идет поиск. В поселке Казачье, торговом центре на реке Яна, охотники за бивнями готовятся к пересечению тундры на снегоходах, лодках на подводных крыльях и даже советских вездеходах с танковыми гусеницами. На удаленном ледниковом озере я исследую древнюю грязь и лед вдоль разрушающейся береговой линии с командой охотников за бивнями, когда из холодной воды появляется дрожащий молодой человек в акваланге и маске — еще один охотник, ищущий преимущество. Дальше по Яне пара мужчин пускает воду из шлангов на скалу, покрытую почерневшим льдом, пробивая туннели в замороженном хранилище мамонтовых бивней, костей и туш.

Я прибыл в это место, Муус Хайя, с боссом по охоте на бивни, который управляет своей лодкой, сидя на куче бивней мамонта весом в 900 фунтов. Он везет слоновую кость вверх по реке на продажу, но сначала хочет посетить ледяные пещеры, где группа российских и южнокорейских ученых извлекает мягкую ткань мамонта в надежде найти жизнеспособные клетки для клонирования. (См. «Вернуть их к жизни».) Несколько лет назад местный босс нашел здесь несколько десятков бивней в единственной ледяной пещере. Но сегодня его команда подавлена. За все лето мужчины нашли только два бивня — недостаточно, чтобы прокормить семью зимой. «Это место вырублено», — говорит один из охотников за бивнями. «Вот почему все направляются на острова».

Вдохновленный исследователями со старых фотографий из библиотечных книг, Горохов был одним из первых охотников за бивнями, почти десять лет назад проведших целый сезон на необитаемых Новосибирских островах у арктического побережья. Просто добраться до островов означает пересечь весной 35-мильный ледяной мост через море, а затем остаться на острове, пока океан снова не замерзнет через шесть месяцев, или вернуться домой раньше на небольших лодках, которые могут быть захвачены 15-футовыми волнами. .

Если на материке опасно — Горохов говорит, что однажды он провел восемь месяцев в тундре, — то на островах все гораздо хуже. Помимо голода и истощения, нападения белого медведя и гибели четырех коллег прошлым летом, Горохов столкнулся с опасностью со стороны российских пограничников. Налетая на патрули вертолетов, они выгнали с островов десятки охотников за бивнями за отсутствие надлежащих разрешений, часто уничтожая их снаряжение и конфискуя бивни. «В тундре очень хорошо получается прятать бивни и лежать неподвижно», — говорит Горохов.

Охотник за бивнями прочесывает побережье острова Большой Ляховский. Соблазненные растущими ценами на бивень мамонта, сотни мужчин каждую весну пересекают замерзшие арктические моря в поисках его вдоль разрушающихся береговых линий.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Бивни оправдывают риск. После пары экспедиций на остров Большой Ляховский, где Горохов нашел впечатляющие экземпляры в приморских обрывах, он перебрался на более отдаленный остров Котельный. Даже сейчас, когда к нему присоединились сотни других, Горохов держится на шаг впереди. «Я занимаюсь этим так долго, что думаю почти как палеонтолог», — говорит он. На Котельном он заметил, что по мере того, как каждое лето вечная мерзлота оттаивает и оседает, из тундры начинают выглядывать бивни мамонта, покоящиеся на слое льда внизу. «Каждый год появляется новый урожай», — говорит он.

Почти полночь в доме Горохова вдоль реки Яна, примерно в 50 милях к югу от места ее впадения в море Лаптевых. Угли сентябрьского заката окрашивают горизонт оранжевыми полосами — на этой широте они останутся на всю ночь — и призрачные зеленые огни северного сияния начинают танцевать по небу. Горохов, только что вернувшийся в Усть-Янск после пятимесячной островной экспедиции, ведет меня к деревянному сараю за домом. Внутри находится почти два десятка бивней мамонта, некоторые из которых завернуты в белую ткань, другие — в том числе 150-фунтовый, который он нашел в тот день на Котельном, — погружены в воду в большой алюминиевой ванне. «Если бивни подвергаются воздействию воздуха, они начинают трескаться, — объясняет Горохов. «Я должен поддерживать их в хорошем состоянии. Они мое будущее».

Бивни в кадке — летний улов Горохова — весят в общей сложности 1100 фунтов. Большинство экипажей из трех человек привозят едва ли половину этого количества, а некоторые бродят по тундре по пять месяцев и вообще ничего не находят. Горохову также повезло, что теперь у него достаточно ресурсов — лодка, снегоход, спутниковый телефон, GPS — для самостоятельной работы. Многие охотники за бивнями работают за зарплату или небольшой процент от прибыли. С такими высокими ценами это, безусловно, будет самая прибыльная добыча Горохова — от 150 000 до 300 000 долларов. Но он не спешит продавать на месте. Если он дождется зимнего сезона подледной рыбалки, то сможет перевезти их вверх по замерзшей реке, а затем по дороге в Якутск, где цены на 40 процентов выше.

Жена Горохова Сардаана и пятилетняя дочь ждут его в Якутске. Он не видел их полгода. «Когда я вернусь, моя жена одну ночь будет гладить мою бороду, а затем потребует, чтобы я ее сбрил», — говорит он. Возможно, это последний раз, когда он охотится за бивнями. «Я не видел настоящего лета уже десять лет, — говорит он. «Мечтаю поехать в какую-нибудь экзотическую страну, например Индию или Вьетнам». Горохов никогда не покидал Якутию. Даже умеренная температура заставляет его обильно потеть. Есть еще один фактор, который может заставить его отложить планы на отпуск. «Моя жена всегда говорит мне остановиться, — говорит он. «Но когда она увидит, как много я нашла этим летом, она будет подталкивать меня к тому, чтобы я снова вернулся».

Читать дальше

Волшебные ледяные пещеры Альп рискуют исчезнуть

  • Журнал

Волшебные ледяные пещеры Альп рискуют исчезнуть

На протяжении столетий этот впечатляющий подземный мир хранил местный климат и восхищал посетителей. Теперь его сказочные черты отступают, капля за каплей.

Внутри скандального плана по реинтродукции гепардов в Индии

  • Животные

Внутри спорного плана по реинтродукции гепардов в Индии

Импортированные африканские гепарды станут первыми бродягами по Индии за последние десятилетия, но критики проекта говорят, что у больших кошек мало шансов на выживание без постоянного вмешательства человека.

Как Содружество возникло из рушащейся Британской империи

  • История и культура

Как Содружество возникло из рушащейся Британской империи

Новый король Великобритании Карл III возьмет бразды правления этой организацией, состоящей из бывших колоний. Но лидерство королевской семьи в Содружестве больше не является чем-то само собой разумеющимся — вот почему.

Эксклюзивный контент для подписчиков

Почему люди так одержимы Марсом?

Как вирусы формируют наш мир

Эпоха собачьих бегов в США подходит к концу будет исследовать красную планету

Почему люди так одержимы Марсом?

Как вирусы формируют наш мир

Эпоха собачьих бегов в США подходит к концу

Узнайте, как люди представляли жизнь на Марсе на протяжении истории

Новый марсоход NASA

2 9 будет исследовать красную планету

Почему люди так одержимы Марсом?

Как вирусы формируют наш мир

Эпоха собачьих бегов в США подходит к концу

См. Как люди представляют жизнь на Марсе через историю

См. Как НАСА НАСА НОВЫЙ Марс Ровер рассмотрит Красную Планету

См. Больше

позади 100 000 долларов США, Sable Sable Coal, Abledian

92 AblediS

. Продолжить чтение основной истории

Автор Патрик Э. Тайлер

См. статью в исходном контексте от
27 декабря 2000 г., раздел A, стр. 8Купить репринты

Посмотреть на Timesmachine

TimesMachine — это эксклюзивное преимущество для абонентов с доставкой на дом и цифровых абонентов.

В разочаровавшей его шапке из шкур охотничьих собак Валерий Т. Карнилов, рослый бывший скотовод, этой зимой всего две недели бродил по предгорьям Саян, когда его лайки посадили на деревья первый трофей сезон, рычащий баргузинский соболь с кремово-золотым мехом и черным хвостом.

Под кронами кедров и елей посреди сибирской тайги господин Карнилов тщательно прицелился из своего малокалиберного карабина. Когда собаки лаяли, чтобы держать соболя застывшим в страхе, оскалив кинжальные зубы против хищника-человека, охотник сразил животное одним выстрелом в голову. Лучшие стрелки целятся в глаза, чтобы не повредить мех.

«Я понял, что он мой, как только увидел его», — сказал г-н Карнилов, демонстрируя свой приз посетителям, которые достигли этого лагеря с одной хижиной в середине ноября на берегу реки Оки около 230 г. миль к западу от озера Байкал. К тому времени он уже поймал второго соболя.

Здесь все начинается для самой дорогой накидки на планете. Когда женщина купается в соболиной шубе за 100 000 долларов из салона в Милане, Париже или Нью-Йорке, она не носит мех «ранчо» из соболей, выращенных в клетках, потому что самые изысканные экземпляры соболя до сих пор встречаются только в русской дикой природе.

После десятилетия хаоса и коллапса в российской меховой промышленности, бумов и спадов на розничном рынке и яростного сопротивления со стороны международных организаций по защите прав животных единственной важной константой в торговле мехом была монополия России на самые востребованные шкуры. в свете такие, какие держал за затылок г-н Карнилов: из Баргузинского края Сибири.

«Этот соболь имеет такую ​​особую энергию и таинственность, помимо того, что он такой легкий, теплый и сексуальный, что неудивительно, что век назад существовал закон, согласно которому только царь и его семья могли носить этот соболь», — сказала Хелен Ярмак, бывшая учительница математики, ставшая одним из ведущих российских дизайнеров меховых изделий.

Соболь, напоминающий помесь кошки и ласки, является двоюродным братом ласки и норки, но его мех превосходит все остальные шелковистой густотой и светящимися оттенками бежевого, коричневого, золотого, серебряного и черного. В основном хищник северных краев, соболь питается кедровыми орешками, мышами и даже белками и предпочитает охотиться ночью.

В бедственной постсоветской экономике российские охотники стали основой мирового производства соболя, изменив баланс с советских времен, когда соболиное хозяйство производило большую часть шкурок. Теперь охотники, каждую осень отправляющиеся в тайгу, производят больше, чем разваливающиеся зверофермы России, более чем в четыре раза, говорят российские эксперты по меховой промышленности.

«После распада Советского Союза в России осталось около 200 норковых ферм примерно до 50 действующих сегодня, и не все из них хорошего качества, и осталось всего пять соболиных ферм», — сказал Виктор Чипурной, заместитель директора. Союзпушнина, меховое объединение, которое в советское время монополизировало все аспекты отрасли, а теперь покупает и продает меха, конкурируя с частными торговцами.

Сотни тысяч содержащихся в клетках норок, соболей и лисиц погибли, так как более 100 звероферм, отрезанных от государственных кредитов плановой экономики, потеряли средства для выплаты зарплаты или покупки тонн мяса и рыбы, необходимых каждый день для кормления животных, многие из которых умерли от болезней, вызванных плохим питанием.

«В советский период у нас было самое большое меховое производство в мире, — сказал г-н Чипурной, — но сейчас крупнейшим производителем является Дания, за ней следуют США, Голландия и Финляндия». потеряла большую часть своей меховой промышленности в пользу Китая и Европы, а дизайнерские дома Италии, Франции и США взяли на себя большую часть аспектов производства меха с высокой добавленной стоимостью.

Сегодня Россия экспортирует свои шкуры, как и другие природные ресурсы, такие как древесина, нефть, газ и металлы, потому что экономика постоянно не может привлечь инвестиции, необходимые для увеличения стоимости ее продукции. Тем не менее, по официальным данным, российский меховой сектор составляет 1 миллиард долларов, а если принять во внимание контрабанду, браконьерство и неофициальную торговлю, не зависящую от регулирования и сбора налогов, оценка достигает 2,5 миллиарда долларов, сказал г-н Чипурной.

К северу от Москвы крупнейшее и наиболее успешное звероводческое хозяйство России, совхоз «Пушкинский», только что завершил забой 15 000 соболей с помощью смертельной инъекции, что составляет примерно половину из 30 000 выращенных на ферме соболей, забитых в России в этом году и проданных на международных аукционах модных домов США, Европы и Японии.

«Это животное до сих пор считается национальным достоянием и национальной монополией», — сказал генеральный директор «Пушкинского» Евгений Николаевич Казаков. Но он и другие российские официальные лица утверждают, что европейские меховые компании сговорились сломить российскую блокировку этого вида, тайно купив до 100 животных у обанкротившихся бывших советских звероферм в странах Балтии. Сюжет напоминает советский роман Мартина Круза Смита «Парк Горького».

«Неприлично то, что они пытались сделать, — сказал г-н Казаков, имея в виду европейских рейдеров, — но, насколько я знаю, это не сработало, потому что 100 или около того животных». ‘ недостаточно для создания популяции соболя с генетическим разнообразием.

Монополия на соболя помогла сохранить обширную культуру охоты в России. Сегодня насчитывается не менее 10 000 лицензированных профессиональных охотников, которые в советское время работали в таких же обобществленных коллективах, как колхозники и фабричные рабочие. Целых 200 000 любителей — и немало браконьеров — пополнили ряды. В сезон, с октября по середину февраля, они отстреливают или отлавливают до 250 000 соболей, а также миллионы белок, норок и множество других пушных зверей.

И хотя российские охотники страдают от экономических неурядиц, постигших почти каждое постсоветское учреждение, десятки тысяч все еще откликаются на зов дикой природы.

«20 лет я работал водителем автобуса, но, сидя каждый день за рулем этого автобуса, все, что я мог, это мечтать о том, чтобы приехать сюда, в тайгу», — сказал Анатолий Михайлович Куркин, 42 года. , который проводит свой второй сезон на охоте с 37-летним г-ном Карниловым в бореальных горах и долинах недалеко от излучины реки, называемой Арзома Ключ, или родник.

Охотничьи кооперативы выведены из государственного финансирования, и теперь охотники продают свои шкуры государственным и частным торговым компаниям, которые ежегодно собирают национальный пушной промысел и перевозят его в Санкт-Петербург на аукцион. Профессиональный охотник сегодня почти ничего не получает от государства, кроме исключительного права охотиться на огромных участках нетронутой дикой природы.

«Мы приехали сюда за душой», — сказал Александр И. Шевченко, главный охотник, курирующий г-на Карнилова, г-на Куркина и еще четырех человек, которые арендуют права на охоту на полумиллионе акров тайги. . «Раньше я жил в городе, и у меня была возможность остаться в Иркутске, столице провинции, и стать менеджером, — сказал он, — но я просто отказался от этой жизни, потому что меня зовет душа». обратно в тайгу».

Здесь, на берегу реки Оки, кажется, что звезды висят ниже в ротонде ночного неба, которая стоит по окружности из темно-синих линий хребта. И река течет сквозь все это, полоса нефритовой зелени, струящаяся между воротниками льда, которая скоро закроет поток до мая.

В розовом утреннем свете охотники скованно двигались против холода при 20 градусах ниже нуля. Слой инея лежал на собаках, которые свернулись спиной к животу, чтобы согреться. Г-н Карнилов быстро развел костер, чтобы разогреть собачий завтрак из беличьего мяса и лапши, пока стаккато дятла эхом разносилось по лесу.

Когда снег становится слишком глубоким для собак, охотники расставляют ловушки. Ночью охотники собираются в бревенчатом домике 12 на 12, и пока собаки спят на улице, чтобы не избаловать себя холодным рассветом, лесники заваривают чай с приправой из хвои и кедрового мха, готовят ячменную похлёбку на дровяную печь и рассказывать истории о соболиных следах, которые они видели, о медведях, которых они победили или от которых убежали, о волчьей стае за следующим поворотом — и о том, как трудно найти хорошую собаку в этом мире.

В конце каждого сезона охотники проводят перепись соболя, норки и других животных, чтобы помочь урегулировать квоту, которую Министерство сельского хозяйства установит для лицензий на охоту в следующем году.

«Популяция соболя оценивается в 1,1 миллиона голов, и если мы берем 25 процентов в год из природы, то 75 процентов остаются в качестве племенного поголовья в дикой природе», — сказал г-н Чипурной из пушной ассоциации. Но охотники сообщают, что усиление давления со стороны любителей и браконьеров приводит к сокращению популяции соболя в этих районах.

При уровне безработицы во многих сибирских деревнях, достигающем 50 процентов, охота может показаться привлекательной профессией. И всегда есть случайный хорошо оплачиваемый иностранец, которого ведут в тайгу на охоту на медведя или северного оленя.

44-летний Шевченко привел норвежцев и немцев в российскую глушь, где он представляет собой необычную фигуру в танковом шлеме, подбитом собачьим мехом, поверх гимнастерки и в валенках до колен. Он водит самодельный вездеход, который может добраться до отдаленных охотничьих лагерей, которыми он руководит. По его словам, за 20 лет хождений по тайге с ружьем он повидал почти все, и хотя он зарабатывает на жизнь убийством животных, он также проявляет почтение к природе.

«В 1980-х собирались строить плотину и ГЭС прямо отсюда вверх по течению, но, слава богу, пришла перестройка, и от этих планов отказались», — сказал он. «Затем они нашли алмазы чуть ниже по течению отсюда и восемь лет назад везли вверх по реке буровую установку, но баржа затонула, и они тоже отказались от этих планов», — продолжил он, а затем добавил: «Я думаю, что Бог защищает это». река.»

С этими словами он перекрестился и отхлебнул чай.

Конференция «Встреча границ» (Европейский читальный зал, Библиотека Конгресса)

ГЛАВНАЯ — Программа и презентации — Конференция Участники — О встрече границ

Учимся друг у друга: к истории русского Контакты в разведке и картографировании Аляски и Алеутские острова (конец восемнадцатого – начало девятнадцатого века)

Постников Алексей Васильевич


Российская академия наук,
Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова

русских путника осваивают новые земли по всей Сибири и северной части Тихого океана суждено было осуществить встречу Старого и Нового Света с Запада. С точки зрения контакт и будущее сосуществование русских с коренными американцам, однако, мы находим существенное расхождение с первые контакты западноевропейцев с карибскими индейцами.

Участники колумбийских экспедиций высаживаются на побережье Эспаньола, Куба и другие карибские острова оказались в абсолютно чужой этнокультурной среде. Они встречались индейцы, которые по господствующим канонам христианства Церкви вообще не было места на земле. Идея была принята сначала как верное доказательство того, что индейцы не люди, но какое-то животное, которое казалось достаточным оправдание их полного уничтожения. Во время завоевания Сибири и продвигаясь на восток, русские также пролил много родной крови. Но характер это продвижение и их отношения с аборигенами были очень разными от жителей Карибского моря во времена Колумба. Сибирь, Камчатка, Алеутские острова и побережье Аляски были колонизированы Россией в течение относительно длительного периода времени. Из-за медленности этого продвижения между шестнадцатом и восемнадцатом веках русские адаптировали в новую природную и этническую среду как родные обычаи, инструменты и ремесла стали в какой-то мере их собственными.

Знание туземцами своей земли было самым важным для освоения и освоения русскими новых территорий. С первых шагов своего продвижения в Сибирь русские научились пользоваться географической информацией, полученной из сибирские племена, наиболее важные из которых для ориентации в той незнакомой среде были сведения о родных топонимах. Таким образом, исконная топонимия была присвоена и сохранена, пусть и в испорченном виде, русскими на их картографических рисунки и карты семнадцатого и восемнадцатого веков. В связи с этой тенденцией можно найти старые родные географические названия на современных картах Сибири и Аляски.

Плавания русских промышленников в восемнадцатом веке сильно отличались от прежних сибирских охотничьих и разведочных походы по реке и вдоль арктического побережья (что привело их к Тихому океану в семнадцатом веке), но их опыт, особенно на пути получения и применения местных географических информация, эффективно использовалась в этих новых условиях океанской навигации. Таким образом, они собирали, использовали и сохраняли на их картах много исконно алеутских топонимов, а также использованы родные кожаные суда (байдарки), а также местная ориентация и методы навигации.

Тайная правительственная экспедиция под руководством Креницына и Левашова (1768-1769) на борту St. Paul и St. Katherine был предоставить обширные географические данные, полученные российским экспедиции с правильными координатами и сверить их с карты путешествий Беринга. Инструкция для экспедиции повысило важность использования информации туземцев. Возможно впервые в исследовании северной части Тихого океана, в этом руководстве предлагался метод полевых исследований, основанный на по нативным данным. На основании инструкции исследователи приходилось расспрашивать народы тех земель о расстояниях и направлениях от новых островов до лесных угодий, таких как густо населенный Алакшан, где находилась лодка русского торговца Бечевина. перезимовали, а также к Кадьяку и Тыгачтане или Шугачтана. Инструкция Адмиралтейства содержала четкие методы использования нативной информации при составлении новых диаграмм и карты, постановив, что когда такие люди или их соседи на других островах показывали направления, в которых другие невидимые надо было найти острова, то русским надо было записывать эти направления с компасом и азимутом и запишите их в свои бортовые журналы. Что касается расстояний, если бы не можно было их измерить, то надо было запросить [туземцы], сколько времени потребовалось, чтобы добраться до этих островов.

Совместный допрос Креницына и Левашова в 1768 г. и 1769 северного побережья полуострова Аляска является первое известное путешествие образованных европейцев в эту часть Берингово море. Шестнадцать самых опытных промышленников принимали участие в экспедиции в качестве официальных членов. Обозревать побережья полуострова Аляска, Унимак и Уналаска Были использованы острова, каяки, а также местные гиды и информация.

Первая русская карта, на которой ее источником послужила карта казачьего офицера Ивана Кобелева. (1779 г.). Кобелева отправили на Чукотку для расследования слухи об иностранных судах (экспедиция капитана Кука) вблизи его побережья. Находясь на островах Диомида, Кобелев собрал много данных о географии и родных деревнях в северная часть Аляски. Этот казак вобрал в себя все такие информацию в свою черновую карту, которую он составил на на основе рассказа местного вождя острова Игеллик. В конце 1779 г.Второй майор Михаил Татаринов использовал проект и отчет Кобелева по составлению карты Чукотки и Аляска.

Следующий пример инструкции по использованию родного информация и опыт для изучения земель и вод руководил русско-американскими колониями Григорий I. Шелихов передал К.А. Самойлову 4 мая 1786 г. Настоящая инструкция фактически представляла собой подробную программу разведки, приобретения, и картографирование этих территорий как новых владений России. Шелихов приказал широко использовать туземную информацию для выявления местообитаний пушных зверей, а также участков полезных ископаемых и руд, а именно места, где изингласс, хрусталь, разные краски, медная руда, шлифовка можно найти песчаник, известняк и хорошую глину. Шелихов требовал также обратить внимание на изучение коренного населения по количеству мужчин и женщин по кланы, а также сбор примеров различного племенного материала культура и искусство, такие как маски, шляпы, венки, тимпаны, молотки и так далее. Он также проинструктировал молодого Кеная и Чугач мальчики и девочки оцениваются для выезда в Россию и обучены русскому языку для работы переводчиками.

штурмана экспедиции (таких как Д.И. Бочаров) было приказал продолжить точную съемку новых русских земель с особым вниманием к сезонным естественным местам обитания, а также как собственные аборигенные имена, чтобы можно было в дальнейшем находить такие места по их родным названиям. В данном случае мы видим, что Г. И. Шелихов подтвердил в его официальной инструкции традиционная практика географического удостоверение личности, которое использовалось промышленниками для много времени.

В этот же период правительство Екатерины II снаряжалось новая экспедиция под руководством английского офицера Джозефа Биллингса, который плыл с капитаном Куком и русским офицером Гавриил Сарычев. Это предприятие действовало с 1785 по 1795 год. Хотя считается провалом, потому что расходы перевешивают результаты, он, тем не менее, имел значительный послужной список достижение. Были составлены точные карты Чукотского полуострова. Восточной Сибири, западного побережья Аляски и Алеутских острова. Участники экспедиции высадились на острове Кадьяк. и произвел осмотр островов и материков Принца Уильям Саунд.

В инструкции Адмиралтейства для экспедиции был сделан акцент необходимость изучения и описания американских и сибирских местные обычаи, модели поведения и языки. Особенно, Адмиралтейство настаивало на сборе информации о сила, число, качества, заботы и обычаи местных аборигенов, а также общее очертание тех новые регионы; составление родных словарей также было важно, с тщательной записью произношения с использованием кириллица. Инструкция также требовала описания местной утвари, оружия, одежды и ремесел, а также местные обряды поклонения и то, к чему они относятся любят, уделяя особое внимание соблюдению неприкосновенности из этих традиций.

В качестве основной цели экспедиции Адмиралтейству требуется составление самой точной карты этих островов. Таким образом, главным приоритетом был поиск лучших местных гавани. Впервые в научной инструкции Адмиралтейства была рекомендация использовать туземные географические информацию обширно. Участникам экспедиции было приказано узнать маршруты и места родных путешествий, как ну и их местные названия, и в каких пеленгах и расстояниях расположены эти земли или острова. Использование рук для указать направления также должны были быть измерены в скрытном и точный путь с помощью компаса и записанный в журнал; что касается расстояний, было высказано предположение, что туземцы спросить, сколько дней ушло на то, чтобы проплыть разными путями, поэтому что в случае необходимости может быть установлен курс на достижение этих места.

Несмотря на то, что Инструкция требовала экипаж экспедиции для сбора и использования местных географических данных, следует отметить, что в отношении исконных топонимов, промышленники еще больше стремились записать оригинал географических названий, чем Адмиралтейство, что отражало (как мы упомянутое выше) в инструкции Г. И. Шелихова. в отличие Григорий Шелихов в своих наставлениях высшее руководство Императорский флот России дал экспедицию Джозефа Биллингса право называть все вновь приобретенные земли и острова, которые отсутствовал какой-либо стандартный термин.

Гавриил Сарычев и его главный геодезист сержант О. Худяков провел большую часть экспедиционных съемок. Они удалось объединить точные научные методы съемка и составление карт с очень всесторонним использованием родных Информация. Во-первых, они получили много доказательств того, что достоверность и полнота такой информации. секретарь экспедиции Мартин Зауэр обнаружил, что туземцы даже создали собственную систему навигационных знаков и ориентиры в основном в виде каменных насыпей вдоль берег моря для использования в качестве маяков, причем каждый туземец обязан каждый раз, когда он оказывался на место.

Сарычев и его команда использовали родные знания об окружающей среде а также их практика путешествий наиболее широко во время их съемки островов Уналаска, Умнак, Акутан и Унимак в 1791-92 гг. Главный геодезист Сарычева сержант О. Худяков, получил помощь от трех унимаков, Галока Экияснисанова, Чуннюк, Туккуйок. Эти туземные вожди с готовностью согласились сопровождать русских к месту их обследования вместе с один крестился толмач [переводчик], Иван Галкин.

Сарычев составил для Худякова О. подробную инструкцию за обзор и описание островов и Аляски морской берег. Эта инструкция представляла собой современное руководство по геодезическим измерениям для определения истинного меридиана и наклон магнита, а также рекомендации по береговому съемок, проводимых с суши и с моря. Из-за тот факт, что съемка будет производиться без каких-либо геодезических контроль на побережьях, и должен был зависеть только от нескольких астрономических наблюдения за широтой и долготой, Сарычев в своей инструкция уделяла много внимания множественным измерениям углов между местными референтными точками и пересечениями для создание геометрического эталона для своих карт. Сарычев приказал Худякова обследовать острова и материковое побережье с каяков следующим образом:

Подготовив все необходимые дела, исходите из исходной точки на Иллюлюке деревня, где надо сориентироваться, а потом плавать вблизи берегов, измеряя пеленги на некоторые видные места впереди и часто записывая расстояния на побережье; что касается побережья, укажите его высота и характер рельефа, скалистый ли он или гористый, с рядами холмов, или просто низменный; на конце этих подшипников измерьте направления на все видные места, особенно на мысы, устья рек, морские скалы и особенно высокие горы; предусмотреть не менее двух-трех подшипников для каждого места, уделяя особое внимание распространению ориентироваться на большие расстояния, чтобы углы будут не очень острыми.

В инструкции Сарычева также требовались подробные данные о местных природы и населения, которые Худяков должен был получить от местные жители. Геодезист должен был выяснить численность мужского населения с их распределением и средства к существованию в разных деревнях. Он должен был спросить о «сожжении горы» [вулканы] и большие реки и озера, в том числе приблизительные пеленги и расстояния до них и их местонахождение. Кроме того, Худякову предстояло выяснить закономерности расселения животных. а также леса, где можно было бы рубить лес для кораблестроения и дров. Он должен был собрать эту информацию не причинив ни малейшей обиды островитянам, с готовые знаки дружбы и признательности. я учусь подлинные путевые журналы сержанта Худякова на русском Государственного военно-морского архива, из которых видно, что он выполнил поручение Сарычева. обучение с точностью и творческой эффективностью.

Этот геодезист действительно работал без отдыха: если родной Тойоны сказали ему, что море бурное и ветер сильный, Худяков производил съемку земли, обильно используя данные коренного населения. Худяков указал в своем журналы путешествий регистрируют все случаи использования такой исходной информации, с соответствующим упоминанием об относительной точности его обследования в разных районах области. Однажды Худяков был вынужден относительно долго остановиться в Чингангалюкском деревня на острове Унимак, потому что тойон Галлон Экиягиксанок вместе с другими алеутами рассказали русским, что в Ноябрь было бы опасно плыть на борту байдара [унимак] вдоль южной и северной сторон островов из-за сильных штормов и отсутствия удобных мест убежища для байдары, а в декабре будет нормальный спокойный период. Худяков использовал вынужденное прерывание для детального исследования острова Унимак с помощью алеутского гида.

Туземцы очень помогли в организации экспедиции. экипаж с другими сезонными гидрологическими и метеорологическими данные о районах исследовательской деятельности. Когда экспедиция Проплыл проливом Исанок, его главный помощник, тойон Панков, рассказал русским, что северные ветры в сезон толкают льда в проливе. Этот факт подтвердили алеуты из деревня тюленей, которые подчеркнули, что лед в Исанок движимые приливными течениями в разных направлениях, что сделало нельзя использовать унимак для транспортировки. Эта информация вынудил Худякова отправить свой экипаж в Уналашку, чтобы не подвергать свою жизнь опасности, а сам покинул деревню Погромное на борту байдарки, чтобы добраться до назначенного места инструкция экспедиции.

Унимак тойоны служили главными товарищами Худякова, проводников и снабженцев во время его путешествия по южным побережье Унимака, которое он начал 4 февраля. не могли пройти вблизи северного побережья, так как алеуты сообщил ему о непроходимом льду вблизи этих пляжей. 1 марта его помощники сказали ему, что, хотя ветер не было бы так сильно, волны не позволили бы вечеринке продолжаться долго. Лучше было перейти на северной части острова, где можно было бы быстрее найти хорошую погоду для переправы через Исанок Пролив. Худяков принял этот совет и решил каяках к северной стороне острова, в то время как он исследовал земля.

К марту Худяков успешно выполнил свой план и закончил свое обследование побережья Унимака и Исанок Пролив. Затем он присоединился к алеутам, которые ждали его на северное побережье Унимака и 6 апреля пересекли пролив с ними, чтобы достичь материковой части Америки (полуостров Аляска). Исследования Худякова очень значительно улучшили карту острова Унимак и пролива Исанок, места, которые были впервые исследован экспедицией Креницына-Левашова в 1768-1769 гг.. Данные по гидрографии и метеорологии р. прибрежные воды Унимака, добытые геодезистом от туземцев, имело большое значение.

В целом Худяков многого добился в картографии и описывая новые русские приобретения в Америке. Он исполнил гидрографическая съемка Капитанской гавани на острове Уналашка, исследовал острова Амакнак, Унимак и Олений, а также часть полуострова Аляска. На основании этих опросов были составлены как минимум две карты: плоская карта, ориентированная помощь правильного компаса, показывающего район от Исанок пролива до части острова Унимак и плоская карта Алеутский остров Науналаска [Уналаска] и пролив между тот остров и Спиркин, Унауга, Якутак и другие острова, 1792.

Миссионеры Русской Православной Церкви тоже основательно изучал местные географические представления. иеромонах Гедеон, который в 1804 году был послан для проверки деятельности духовенства в Камчатке и Русской Америке удалось собрать подробные данные о космографических представлениях, истории и прежних миграциях жителей Кадьяка на основе их устной традиции. На Кадьяке происхождения, в частности, он обнаружил следующее: народ Кадьяк, как рассказывают народные предания, пришел на Кадьяк с Аляски. Их предки жили раньше на северной стороне Аляски недалеко от большой реки Kwignat. Человек по имени Атлювату был их анаюгаком (хозяином). У него была единственная дочь, которая бесследно исчез. Чтобы найти ее, он собрал свою партию вместе с другим анаюгаком по имени Якунак; Oни долго путешествовал по разным местам, достигнув южной стороне Аляски, где они увидели землю и назвали это Кигихтак, что на их языке означает остров. Кадьяк был, таким образом, известен до прихода русских этим имя. Тогда Атлювату и Якунак заинтересовались остров и, найдя там некоторую прибыль, убедил других переехать в Кигихтак со всеми семьями. Близость между аляскинскими и кадиакскими языками справедливо подтверждает правдивость рассказа. Это описание показывает довольно широкие географические перспективы для уроженцев Кадьяка. мне бы хотелось выдвинуть даже предположение, что описание может включают одно из самых ранних упоминаний о великом американском река Юкон, которая упоминалась как большая река Квигнат. Это географическое название было очень близко к этому названию (Квикпак и Квихпак), который в последующем будет использоваться для Юкона. Русские источники.

Гидеон также записал, что кадьяканцы увековечили следующие представление о сотворении мира: Жил-был Кишшяхилюк (мудрец или хитрец), и при этом времени не было ни дня, ни ночи. Он начал дуть в соломинкой, что привело к незаметному, но постепенному увеличение суши от воды. Пока он продолжал подуло, небо разверзлось, засияло солнце, и тут, когда наступила ночь, появились звезды и луна подошел; наконец они увидели животных и людей. Кажется меня что такое красочное описание сотворения мира был тесно связан с образом жизни кадьякских эскимосов, которые были моряками и охотниками на морских животных, для которых изображение земли, поднимающейся из моря и расширяющейся на горизонте был практически повседневным видом. Отец Гедеон заметил, что опыт морских путешествий привел кадьяканцев к выводу что земля круглая. Он указал на это дело следующим образом: в отношении округлости земли они заключили из следующий повод. Их предки прислали две байдарки с молодежью, которые вернулись стариками, но не смогли найти конец земли. Поэтому они подчеркивали, что Земля нет конца, и поэтому из-за этого он должен быть круглым. Кроме эти общие туземные представления об окружающей их среде, Гедеон указал, что эскимосы Кадьяк передавались из поколения в поколение формирование уникальных знаний о местных условиях плавание в прибрежных водах Аляски. Искусство прогноз погоды был одним из важнейших элементов этого знания. По последнему вопросу русский монах заметил, что прилежный охотник часто выбирается в ночь, чтобы посмотреть на облака, чтобы узнать погоду, и в зависимости от по своим наблюдениям он будет планировать свою охоту.

Великий русский религиозный авторитет и просветитель Аляска, отец Иоанн Вениаминов (Иван Евсеевич Попов), который стал митрополитом Московским и святителем Иннокентием. (1797-1879), также большое внимание уделял географическому представления и навыки русских американских индейцев. При обсуждении возможность открытия новых островов, процитировал Вениаминов Алеутские сказки о каком-то острове по имени Аклюн, о котором ходили слухи располагаться к югу от острова Самалга. Хотя позже исследования докажут, что такого острова не должно быть найденные в этом месте факты Вениаминова о методах ориентация, используемая алеутами для достижения этого (или любого другого) остров представляет большой интерес для выявления техники туземного плавание и плавание в открытом море без видимых берегов. Русский священнослужитель описал эти вопросы следующим образом. образом: Сначала они рулили, руководствуясь позициями острова Самалга и Четырехсопочный, таким образом что первый остров должен оставаться за их кормой, а второй остров должен оставаться за их правым плечом. В этом направлении плыли до Четырехсопочного Острова исчезнут; то алеуты оставят позади какие-нибудь метки или маяки, используя для этих целей обычные продувочные запечатайте мочевой пузырь камнями в качестве якорей. С первой отметки, учитывая направление морских волн, они будут плыть, пока эта отметка не исчезнет, ​​в какой момент они оставят второй след; после третьего отметить Остров Аклюн будет виден.

Из этого отрывка мы видим, что в качестве основы для ориентации во время своих морских походов алеуты использовали свои знания взаимное расположение островов между собой, а также как условия развития морского волнения у берега из этих островов. Это включало направление волн, как а также их преломление и интерференция при пересечении с пляжем. Такие методы (или вариации) были известны использоваться многими другими народами, проживающими вдоль морских побережий и зарабатывают на жизнь охотой на морских животных и рыбной ловлей. В качестве примера могу привести морские карты, составленные аборигенами. Маршалловых островов из пальмовых ветвей, которые стали очень хорошо известны в истории мировой картографии. это жаль, но родные карты периода первых алеутских контактов с русскими пока не обнаружено. Этот факт тем не менее, можно быть уверенным, что алеуты прекрасно знали географические особенности родных мест, держал в уме некоторые ментальные карты этих регионов. Вениаминов часто подчеркивал в своих работах, что алеуты были основательно осведомлены о природных особенностях своих вод, с которыми они были неразрывно связаны всю свою жизнь. Например, он писал, что на море всегда узнают высоту и скорость волны, и они всегда будут противопоставляться простым волны с бурунами в открытом море и волны на мелководье или на скале. Кроме того, отец Вениаминов был впечатлен выдающаяся мужественность алеутов в их морских путешествиях, где они могли грести по 14-20 часов в сутки без отдыха, а также с необыкновенной остротой своего зрения, которая Сами алеуты объяснили это результатом своей практики вообще не употреблять соль.

Как и все его предшественники, Иоанн Вениаминов указал исключительную способность алеутов к изучению научных методы навигации, и он рассказал, что те алеуты, которые имели возможность изучать навигацию, на них смотрели как знание своего дела (и здесь я не говорю о креолы). Например, некий Устюгов, урожденный алеут, хорошо знал морское дело, и его карта Река Нушагак (которая была первой в своем роде) продолжается считать очень точным. Помимо ориентирования по береговые очертания и направления волн, алеуты получили их положение относительно сторон света на земном шаре из наблюдений за движением солнца и луны. Отец Вениаминов заметил, что в отношении солнца они понял, что во время солнцестояния он остается на месте два с половиной дня, при этом до и после этого он движется медленно. Что касается луны, они сказали, что ее можно увидеть на третий день после его рождения, и их астрономы могли показывать точку на горизонте или на небе для каждого новолуния где он стоял в течение всего года. Алеуты тоже знали о связи между фазами луны и приливами в океане, знания, отраженные в их представлениях о временах года год: помимо деления его на четыре основных сезона, они практиковалось более дискретное деление по месяцам, начиная с Маршировать. Новолуния и полнолуния в марте и других месяцах были установлены путем наблюдения за приливами и изменениями в скорости морских течений. Весь их календарь, который включал двенадцать месяцев, было обусловлено природными явлениями: каждый месяц получил свое название от охоты разных видов животных и их наличие в регионе или из некоторых другие местные обстоятельства, так что названия месяцев не везде одинаково. Особо подчеркивал отец Вениаминов. Знание алеутов местных гидрологических и метеорологических условий, а также их умение прогнозировать погоду. Он рассуждал об этих вопросах следующим образом: алеуты могли прогноз погоды и особенно ветра. Наиболее острые признаки которые они использовали для предсказания погоды на следующий день, были в первую очередь закат и следующий за ним восход, которые были достаточно для знатока, чтобы безошибочно сказать, что наступающий день будет как. Они так внимательно следили изменения цвета первого света, которые они назвали этот процесс как «говорение» с Солнцем и Зарей.

Офицеры ВМФ Н. А. Хвостов и Г. И. Давыдов, побывавших в Русской Америке в 1802-1803 гг., были очень интересовался космографическими представлениями и астрономическими и географические знания русских колониальных аборигенов. Морское искусство особенно впечатляло Давыдова. из этих туземцев. Он описал кадьяканцев следующим образом. путь:

Они обостряют свои чувства до такого совершенства этого никогда не могли понять европейцы. Они плывут мимо море с такой же уверенностью, будто гуляешь по сухому земельные участки. Много раз я плыл с ними, пересекая относительно широкие проливы в штормовые, туманные или снежные сезоны, и все же мы нашли деревни нашего назначения сразу без ошибок. Многие из них могут прогнозировать как хорошие и штормовая погода с точностью. Те, кто планирует охотиться далеко в море, поднимаясь перед рассветом, садились бы на свои лачуге, или на холме, и смотреть на восход солнца, чтобы решить, стоило плыть или нет. Этот обычай стал настолько их привычка, фактически их образ жизни, что это было редкое доброе утро, когда туземцы не встречали восходящее солнце с полное внимание к ней, как бы оттачивая свое искусство в погоде прогнозирование. Кто-то может подумать, что некоторые религиозные убеждения были причины такого поведения, но я абсолютно уверен, что причины носят более практический характер.

Давыдов особо выделил уникальное мастерство туземцев в ориентировании и плавании в сложных метеорологических и навигационные условия в прибрежных водах Аляски, говоря, что если вы окажетесь в опасном месте ночью, или в тумане, не стоит переживать, если у вас был «американец» на нос вашей лодки; потому что он увидит камни далеко впереди и удивительно мог заметить их даже в ненастную погоду, когда море такое же волнистое и белое, как и в местах с подводным горные породы. Поразил и русский профессиональный штурман. как быстро аборигены могли зафиксировать в своих условиях памяти плавания в новых для них регионах, так что в залив, где когда-то плыл Коньяга, он узнает все камни и на него можно было положиться как на самого опытного пилота.

Участники первой российской кругосветки (1803-1806), под руководством И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянский также использовал обширные географические знания и навигационные навыков русского американского коренного населения. Члены экспедиции провел зиму на острове Кадьяк. Нева -х экипаж использовал этот период для научных и этнологических наблюдений, результаты которого будут отражены в экспедиции доклады и в книге, написанной капитан-лейтенантом Лисянским. 9Капитан 0004 Нева активно использовал местную информацию за его описание русско-американских колоний.

Относительно короткий период пребывания в колониях тем не менее, Лисянский смог найти много доказательств глубокое знание туземцами природных особенностей своего окружающей среды и их компетенции в области прогнозирования погоды. Так, в апреле 1805 г., во время своего байдарочного похода на остров Угак, Лисянский не обратил внимания на совет местного провести ночь на острове. Тойон пытался убедить ему, что через короткое время северо-восточный ветер начинать. Лисянский не поверил этим сведениям, и, как в результате он промок до нитки на обратном пути в Сент-Пол. Гавань. В полном согласии с прогнозом Тойона, подул сильный ветер с востока, который произвел такие высокие волны, что байдарки были основательно затоплены. Говорящий о туземном мореходном опыте Лисянский отмечал, например, что аборигены Кадьяка могли плавать без какой-либо опасности более чем сто верст на своих кожаных байдарках.

Экспедиция Л. А. Загоскина 1842-1844 гг. также показала особенно впечатляющее и чрезвычайное значение аборигенных знаний русским исследователям. Родная информация сохранена весьма заметное, а иногда даже ведущее место в содержание полевого дневника Загоскина, во многом потому, что Загоскин нашел его достаточно достоверным и точным. Даже в ранние этапы экспедиции в отношении Михайловского редута, Загоскин отмечал, что в период, когда редут была основана, посоветовала одна туземка из близлежащего селения. русским не селиться в этом месте, сказав им что она помнила два случая, когда пятно было затопленный. Ее слова были восприняты как фантазия, но мы смогла подтвердить свою историю, найдя огромные полусгнившие деревья который плыл к относительно высоким местам острова, расположенного на расстоянии более мили от пляжа.

Опыт Загоскина доказал, что туземные географические информация была, как правило, очень достоверной. его научная использование требовало тщательного анализа и хорошего понимания представлений этих народов о местности; кроме того, у одного есть понять даже их специфический стиль повествования о их путешествия. Он подчеркнул, что туземец, рассказывающий о его путешествия ничего бы не упустили (места, где он курил трубку, пил воду, видел какое-то животное и т. д.), а для каждый из этих эпизодов он крутил пальцем, считая таким образом ряд его отдыха или остановок; даже те, кто понял этот способ повествования должен был быть очень осторожным с его использование, но Загоскин недоумевал, как это возможно с любой власти и совести, чтобы пересчитать эти пальцы и определить что для десяти скрюченных пальцев потребуется десять дней пути? Но выводы такого рода можно найти во многих опубликованных описания путешествий, и не только на русском языке. Загоскин также установлено, что Колмаковский редут не был защищен никакими стены или башни, что он объяснял тем, что Л. Лукин и все его родственники были полностью погружены в в окружающей их природной и этнической среде. следующая выписка из путевого журнала экспедиции рассказала о эту настройку следующим образом:

Приснился сам Лукин, будучи женат на туземке из поселка Угавик, или вся его партия, будучи сами или через их жен, связанных с уроженцами пяти поселения, нужно бояться быть убитым своими родные?

Фотосъемка охоты на бивень мамонта в Сибири

Амос Чаппл снимал перевозку грузовиков по ледяным дорогам в Сибири, когда услышал еще одну историю. Один из шоферов рассказал ему, чем он занимается летом, когда лед на дороге тает: охотится за бивнями мамонта.

«Я спросил его, могу ли я пойти с ним. И он сказал «да», и я оказался в глуши Сибири в поисках бивней мамонта», — рассказывает Чаппл PetaPixel.

У шерстистого мамонта были бивни длиной от 7 до 8 футов, но он вымер около 10 000 лет назад. Обычно бивни и кости, которые могут начать разрушаться в теплой почве всего за десять лет, могут сохраняться в замороженном виде в сибирской вечной мерзлоте от десятков до сотен тысяч лет.

Чаппл, снимавший истории более чем в 70 странах за последние 15 лет, провел три недели в регионе Якутия (Саха) на северо-востоке России, который составляет одну треть территории США. Он снимал сюжет для Радио Свободная Европа/Радио Свобода и путешествовал с бригадой из 6 человек в поисках этой новой «этической слоновой кости».

«Я сам видел, как [удаляли] три бивня, и один из них был большим красивым бивнем весом 65 кг [143 фунта], — вспоминает Чаппл.

Схематическая диаграмма, показывающая, как гидравлическое давление, возникающее при перекачивании речной воды, используется для вымывания мерзлого грунта, чтобы добраться до бивней мамонта. Иллюстрация Wojtek Grojec и Carlos Coelho/RFE/RL

Члены бригады знали, что Чаппл был журналистом, но они не возражали против него, так как он оплачивал его транспорт, питание и проживание, пока они были с ними. Другие мужчины, работавшие в долине, не сразу приняли бы к себе журналиста, так как у них не было разрешения, а их деятельность была незаконной. Поэтому Чаппл, который сам находит все свои задания, выдавал себя за палеонтолога, изучающего кости вымерших видов.

«Мне потребовалось много времени, прежде чем я смог фотографировать людей, потому что то, что они делали, было незаконным», — говорит Чаппл. «Я все спрашивал: «Вы видели бивни, есть ли бивни, когда мы найдем бивни?», и в конце концов я им наскучил, и я мог заняться своей работой».

Старатель счищает грязь со свежедобытого бивня. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL. Этот 140-фунтовый бивень мамонта с типичной коричневой кожей был продан за 34 000 долларов. Двое мужчин в команде нашли еще три бивня за неделю. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL Пчеловодческие сетки на лице помогают защититься от комаров. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

«Комары превратили жизнь в ад, — вспоминает Чаппл. «Вы можете остановить катер в любом месте Сибири, и уже через 30 секунд вы услышите первого комара вокруг вашего уха, а через две минуты вокруг вашего лица будет облако из более чем 200 особей».

Вот что происходит, когда вы пытаетесь хотя бы ненадолго проветрить ноги, сняв носки. Хижины постоянно наполняются парами противомоскитных спиралей, чтобы защититься от комаров, когда вы находитесь внутри. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLКоманда счастливчиков. Многие старатели брали банковские кредиты, и если они ничего не найдут, то рискуют многое потерять. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLРабота тяжелая, но поскольку средняя зарплата в городе составляет всего 500 долларов в месяц, они приезжают сюда летом в надежде разбогатеть. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLA Выброшенный череп доисторического бизона, который когда-то бродил по Сибири. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

После трех недель съемок Чаппл вылетел обратно в Якутск, столицу Якутии.

«Я подошел к задней части самолета и увидел большой брезент, на котором что-то держалось, поэтому я откинул его и увидел большую коллекцию бивней, некоторые из которых были 7 футов в длину», — говорит Чаппл. «Я схватил камеру и начал снимать. Это было очень слабое освещение, и выдержка была, вероятно, от четверти до восьми секунд. Стюардесса накричала на меня и выбежала из самолета. Я сделал около трех кадров, прежде чем она опустила камеру и сказала: «Что, черт возьми, ты делаешь?» Так что я думаю, что то, что они делали, было определенно незаконным».

Эти завернутые в пластик бивни были спрятаны под брезентом в самолете, направлявшемся в Якутск, столицу Якутии, а оттуда в Китай. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLIvory Старатели расчищают землю, направляя шланг на кость мамонта. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLEОгромные пещеры выдолблены в мерзлой земле. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLA. Выносят череп носорога. Человек, который его нашел, говорит: «Когда вы найдете череп, рог будет не более чем в 50 футах». Фото Амоса Чаппла/RFE/RL Весь склон холма был вырезан. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLP Палеонтологи считают, что в районе Якутии были болота или трясины, которые задержали мамонтов и держали их замороженными под землей все эти годы. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

«Этот запас бивня мамонта весил бы около 300 кг [660 фунтов] при местной уличной цене 520 долларов за кг. Рейс выполнялся три раза в неделю, и я думаю, что только на этом рейсе было около 150 000 долларов бивней».

Бивни поступают в основном в Китай и используются в основном в украшениях или просто полируются и продаются в магазинах. The Guardian сообщила в 2010 году, что «…каждый год 60 тонн [ископаемой слоновой кости из России] экспортируются в Китай, где расположен крупнейший в мире рынок слоновой кости».

Приземлившись, Чаппл заметил, что бивни загружают в фургон, но не мог проследить за этим, так как у него были фотографии, и он не хотел попасть в беду и потерять их. Он пошел прямо в отель и начал копировать трехнедельные фотографии, которые у него были.

«Когда статья была опубликована, я не указал, где находится это место, но добавил одну фотографию города», — говорит Чаппл. «Российские блоггеры смогли определить город, когда сделали репост истории». После этого с человеком, с которым он находился, связалась ФСБ РФ.

«Ущерб ландшафту наиболее заметен визуально, но, честно говоря, меня это никак не беспокоило», — объясняет Чаппл. «Когда летишь в самолете над этим районом Сибири, видишь, как много здесь зелени. Просто бесконечное пустое пространство. Так что даже если холм будет разрушен, он снова возродится».

«Но повреждения водных путей, что для меня, было довольно шокирующим. Это реки, которые должны быть одними из самых чистых водных путей в мире, и они настолько заполнены грязью и илом из-за метода гидравлической добычи, который используют люди, что в этих реках нет рыбы».

Очень мощные водяные струи, похожие на те, что применяются при тушении пожаров, плавят мерзлую землю и выкапывают кавернозные туннели глубиной до 200 футов.

Эти бивни вернулись из города наполовину пьяными, и их путешествие стало еще хуже после того, как была сделана эта фотография. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLTВ этом месте утонули двое старателей, разбившихся на быстроходной лодке. Спасательная миссия обнаружила, что они потеряли сознание в своей лодке в 3 часа ночи. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLTuskers проводят лето в импровизированных хижинах, играя в карты, просматривая видео или порно, чтобы отдохнуть от изнурительной работы. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLВыхлопной дым от мощных водяных насосов распространяется по всей долине. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLRРог хино хлюпает, как влажная коряга, и сильно пахнет, как грязная собака. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL. Этот рог носорога весом 5,3 фунта был продан агенту за 14 000 долларов. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

Помимо бивней мамонта, извлекались и рога шерстистого носорога. Что касается веса, рог носорога намного ценнее, но бивень может достигать 70–80 кг, тогда как рог носорога намного меньше. Один из рогов носорога был продан за 16 000 долларов, что составляет менее 4 кг. Когда рога носорога попадают во Вьетнам, цена может экспоненциально возрасти, превысив цену золота, поскольку считается, что они лечат рак.

Чаппл использовал двухлетнюю беззеркальную камеру Panasonic Lumix DMC-GX8 Micro Four Thirds с четырьмя объективами: 12–35 мм f/2,8 (большинство фотографий), 35–100 мм f/2,8, 25 мм f/1,4 и 45 мм f/2,8. У него также был корпус Panasonic Lumix DMC-GM1 в качестве резервной копии.

Panasonic GX8 немного потрепался, но продолжал тикать! Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

«Micro Four Thirds — лучшая система для журналистики», — утверждает Чаппл. «Если бы у меня была большая камера, я бы никогда не снял эту историю. С этой камерой я выгляжу как турист, а это так важно, когда ты не хочешь, чтобы тебя воспринимали всерьез как фотографа или журналиста. Система быстрая и дискретная. Полнокадровые беззеркалки смешны, так как вы получаете маленькие корпуса, но гигантские объективы полностью сводят на нет цель».

Чаппл носил с собой три карты памяти емкостью 32 ГБ и одновременно снимал 11 000 кадров в полноразмерном формате JPG+RAW. Ночью он загружал дневные съемки на два жестких диска (не SSD) отдельно, давая ему одну резервную копию.

«В конце каждого дня или двух я выбирал, может быть, 10 или 20 самых лучших фотографий и помещал их в папку на моем 13-дюймовом MacBook Air», чтобы сделать себе третью резервную копию. Используя этот рабочий процесс, он никогда не терял ни одного изображения в полевых условиях.

Оленина со вкусом бекона – редкий деликатес из дневного рациона из консервированной говядины и лапши. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL70-80% бивней найдут только бесполезные кости и потеряют свои инвестиции в экспедицию. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL Этот туннель прорыт на глубину почти 200 футов. Поскольку скелеты, находящиеся близко к поверхности, подбираются, теперь им приходится копать глубже. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL. Успешные бивни показывают денежный знак. За неделю они заработали около 100 000 долларов. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLБольшинство бивненосов ничего не найдут и вернутся домой с пустыми руками к своим семьям в конце лета. Фотография Амоса Чаппла/RFE/RLA Мемориал двум бивням, которые заработали более 100 000 долларов, но в итоге погибли, разбив свою лодку после пьяной вечеринки. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLA Таскер читает письмо от своей жены, которое принесли другие, вернувшиеся на сайт. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL У многих бивняков мало ресурсов, как у этого молодого человека, который переоборудовал двигатель советского снегохода «Буран» в водяной насос. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLЕще один двигатель «Бурана», выполняющий двойную функцию водяного насоса. С приближением зимы он вернется к работе на снегоходе дома. Фото Амоса Чаппла/RFE/RLЧереп шерстистого носорога, на котором стоит чайник. Фото Амоса Чаппла/RFE/RL

Вы можете следить за Амосом Чапплом и видеть больше его работ на его веб-сайте , Facebook и Instagram .


Об авторе : Фил Мистри — фотограф и преподаватель из Атланты, Джорджия.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.