Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Соловецкие острова история – Соловки — История Соловецкого монастыря. Соловки история. Соловецкое восстание, соловецкое сидение. Освоение Русского Севера.

Соловки — История Соловецкого монастыря. Соловки история. Соловецкое восстание, соловецкое сидение. Освоение Русского Севера.

Освоение Соловецких островов началось в глубокой древности – здесь стали появляться древние обитатели Поморья – протосаамы; летом они промышляли морского зверя (тюленей и белух) и ловили рыбу. Во II–I тысячелетии до н.э. протосаамы хоронили на Соловках умерших соплеменников, складывая над останками валунные насыпи – курганы. В средние века архипелаг превратился в место совершения языческих обрядов, здесь были культовые сооружения лопарей (саамов) – курганы, лабиринты и разнообразные символические выкладки из небольших валунов.

Возможно, лопари еще совершали на островах свои языческие обряды, когда в начале XV столетия на Соловках появились первые иноки. Труды соловецких монахов превратили языческий край в средоточие Православия на Русском севере.

Основанный в 1436 году на далеких «краесветных» островах Белого моря, Соловецкий монастырь со временем стал одним из самых известных и почитаемых в России. В монастырских святцах более 50 имен подвижников благочестия, совершавших свой духовный подвиг на Соловках. Глубоко почитаемы имена основателей монастыря преподобных Зосимы, Савватия и Германа, Анзерских чудотворцев Елеазара и Иова, а также святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси, который, почти 30 лет прожив в Соловецком монастыре – 18 из них в качестве настоятеля, много сделал для его укрепления и процветания. Став митрополитом, святитель Филипп смело выступил против злодеяний опричнины и принял мученическую кончину. Из соловецких пострижеников вышли два патриарха – Иоасаф I (1634–1641) и Никон (1652–1658), шесть митрополитов, несколько архиепископов и епископов, множество подвижников, прославившихся святостью и чудотворениями, а также видные исторические деятели Авраамий (Палицын), Александр (Булатников) и др.

Монастырь много сделал для просвещения язычников на далеких окраинах России. Одним из самых первых выдающихся подвижников Крайнего Севера был блаженный Феодорит Кольский. Соловецкий постриженик архимандрит Феодорит за свою долгую 90-летнюю жизнь просветил евангельским словом и привел к христианству тысячи лопарей (саамов). Большой заслугой Соловецкого монастыря было распространение в Поморье грамотности и ремесленных знаний.

Одним из самых трагических периодов монастырской истории по праву считается время Соловецкого сидения (1668–1676). Бунт братии, несогласной с церковными реформами патриарха Никона, вылился в противостояние царскому войску. Соловецкое восстание, подавленное воеводой И. А. Мещериновым, который вел осаду по всем правилам войны, привело к значительным человеческим жертвам с обеих сторон, а также ослабило духовные традиции и экономическое положение островного монастыря.

С Соловецким монастырем связано основание, возобновление и существование семи северных монастырей, в его ведении находились до 30 приходских церквей. Тысячи богомольцев ежегодно приезжали в монастырь и получали здесь духовную помощь. В 1765 году монастырь стал ставропигиальным, то есть перешел в непосредственное подчинение Святейшего Синода.

Монастырь был не только духовным, но и крупнейшим культурным центром. Он обладал одной из лучших в те времена библиотек, где хранились, переписывались и создавались новые произведения. Здесь трудились такие выдающиеся писатели-книжники, постриженики Соловецкого монастыря, как игумен Досифей, инициатор составления в начале XVI века жития преподобных Зосимы и Савватия, священноинок Сергий (Шелонин), живший в монастыре в 1619-1664 годах (исследованием его трудов ученые занимаются уже более 100 лет), инок Епифаний и др. Книжный знак соловецкой библиотеки считается первым экслибрисом в России. Монастырская ризница была хранилищем богатейшего собрания древних икон, облачений, богослужебных сосудов, предметов древнерусского искусства. Многие из них свидетельствуют о теснейших связях монастыря с царским домом и российскими патриархами, виднейшими деятелями русской истории. Тысячи ценнейших икон находились в храмах монастыря.

Бесценны для науки документы монастырского архива. В оружейной палате монастыря хранилось интереснейшее собрание древнего оружия. Постройки монастыря вошли в сокровищницу мировой архитектуры и представляют собой чудеса строительного дела.

Соловецкий монастырь совмещал свой монашеский подвиг с гражданским долгом: начиная с конца ХVI века, он становится защитником северных рубежей России.

Многие его настоятели не только исполняли свое непосредственное послушание, но и проявили себя как искусные политики и государственные деятели. При настоятеле игумене Иакове (1581–1597), ученике святителя Филиппа, была построена каменная крепость, укреплен Сумской острог. Игумен Антоний (1605–1614) в Смутное время показал себя истинным патриотом и стойким борцом за интересы России, «его благоразумием была спасена обитель Соловецкая, а с ней и все Поморье, от шведов». Известна переписка игумена Антония со шведским королем Карлом IХ, в которой он последовательно отстаивал интересы государства. Много сделал для защиты Беломорья от врагов игумен Иринарх (1614–1626). Близкое соседство и частые военные столкновения, в которых соловецкие стрельцы и поморские крестьяне одерживали победы, внушали шведам уважение к монастырю.

В 1854 году во время Крымской войны, когда английские суда в течение девяти часов обстреливали монастырь, братия и все жившие в монастыре под руководством настоятеля, архимандрита Александра (Павловича), проявив величайшее мужество и героизм, отстояли обитель.

Соловецкий монастырь был и важным экономическим центром, его вотчины в XVI-ХVIII веках, не ограничиваясь Поморьем, простирались до Онежского озера. В вотчинах монастырь вываривал соль, являясь ее крупнейшим поставщиком соли на внутреннем рынке, а также добывал слюду, жемчуг, железную руду, ловил морского зверя и рыбу. По словам историка В. О. Ключевского, вместе с монастырем «возник центр и двигатель разнообразной деятельности в окружающем его Беломорском крае».

После секуляризации монастырских земель в 1764 году монастырь начал более интенсивно развивать монастырское хозяйство на островах, где находилось до 40 различных производств. В результате разумного хозяйствования и природопользования острова Соловецкого архипелага достигли весьма высокой степени благоустройства. К началу ХХ века у монастыря было 10 скитов и пустыней, 17 храмов (31 престол), около 30 часовен. До самого своего закрытия в 1920 году Соловецкий монастырь был одним из самых почитаемых в России.

solovki-monastyr.ru

где находится, фото, история, отзывы

Соловецкий монастырь с высоты выглядит как маленький город, окруженный водой. И действительно — внутри есть все для жизни. Рассказывают, даже подземные ходы сохранились, что не удивительно, если учитывать, как монахи многократно подвергались нападениям.

Святые ворота

Прототипом для строительства Святых ворот послужили Золотые ворота Иерусалиме.
Фото: globallookpress.com

Через них вы попадете на территорию монастыря. Святые ворота венчает крест. Белые колонны подпирают купол: раньше при входе в обитель строили надвратную церковь. Вы поразитесь толщине ворот, сделанных из огромных камней. Над аркой, через которую будете проходить, висит образ Спаса Нерукотворного. Паломники останавливаются перед ним и крестятся. Женщины уже на входе надевают платки — несмотря на то, что место туристическое, действующий храм обязывает соблюдать православные каноны.

Двор монастыря

Проходите в ворота — и попадаете во двор, сразу перед вами будет Спасо-Преображенский собор. Дорожки выложены камнем. Летом зеленые ухоженные газоны и много цветов, стоит аромат роз в воздухе. Отсюда начинается экскурсия по монастырю. Но зайти и посмотреть все разрешается также самостоятельно. Вход на территорию и в здания монастыря свободный.

Спасо-Преображенский собор

Пройдя через Святые ворота вы увидите большой Спасо-Преображенский собор.
Фото: Ольга МЕДВЕДЕВА

Главный храм монастыря — Спасо-Преображенский собор. Он начал возводиться при том самом игумене Филиппе, в 1558-1566 годах. Много раз переделывался и надстраивался, так что, если сравнивать с его образом прошлых веков, вы найдете массу отличий. Для нас необычным является вход на якобы второй этаж, то есть, заходя в церковь, вы попадаете не в помещение с иконостасом и алтарем, а на нижний ярус, с которого в основной зал нужно подняться по лестнице. Здесь проводятся богослужения, работает церковная лавка, где можно купить свечи и заказать молебны. На том же этаже в отдельном зале устраиваются выставки. В 2017 году, например, экспозицию посвятили 100-летию расстрела царской семьи Романовых, члены которой впоследствии были канонизированы.

Успенский трапезный комплекс

Первые каменные строения в Соловецком мужском монастыре как раз были возведены в этом комплексе. Он строился в 1552-1557 годах. Успенская церковь изначально была деревянной — такой ее строили несколько раз, но она не пережила случившихся пожаров. Тогда и стали возводить комплекс из валуна, камня и кирпича — недалеко отсюда специально построили кирпичный завод. Сейчас в трапезной этого комплекса обедают все паломники и туристы, которые приезжают на Соловки. Здесь готовят постные блюда: рыбу, грибы, овощные супы и салаты, компоты из местных ягод, сладкую выпечку.

Никольский храм

Никольский храм (справа от колокольни) появился одним из первых на территории монастыря.
Фото: globallookpress.com

Он появился одним из первых в монастыре. Известно, что Николай Чудотворец — покровитель путешественников и мореплавателей. На Соловках его особо почитают, ведь жизнь островов неразрывно связана с водой — озерами, каналами и Белым морем. Никольский храм стоит между колокольней и Троицким собором.

Колокольня

Традиционно самое высокое здание в любом монастыре — колокольня, на Соловках ее высота 50 метров. Ту, что мы наблюдаем сейчас, относят к 1777 году. В начале 20 века тут было 35 колоколов, сейчас их меньше, но ведутся реставрационные работы, привозят новые колокола. И как же красиво разливается звон по всему монастырю и его окрестностям, когда в них бьют звонари.

Монастырская тюрьма

Сюда вы попадете с экскурсией. Гид проведет внутрь, где вы увидите крошечные помещения, в которых содержались заключенные монахи, а также расскажет о судьбе графа Петра Толстого.

Дело в том, что в определенный период Толстой и его некогда друг Петр Меншиков разошлись во взглядах — кто должен стать преемником Екатерины I. Мнение Меншикова взяло верх, а Толстого по “политическим соображениям” приговорили к смертной казни. Ему было 82 года. Казнь через некоторое время заменили пожизненным заключением, осужденного отправили в соловецкую тюрьму. Толстого лишили графского титула, а следом за ним на Соловки отправили и его сына Ивана.

Петр Толстой продержался в заключении полтора года и умер, когда ему было 84. Его сына не стало за восемь месяцев до этого.

www.kp.ru

46 фактов о Соловках | Русская семерка

История и Монастырь

1. Первые следы человека на Соловках датируются III тысячелетием до н.э.

2. Первые монахи поселились на Соловках в 1429 году. Это были преподобные Герман и Савватий, они воздвигли крест и келью примерно за 13 км от будущего монастыря. Постепенно, после смерти Савватия, на остров начали прибывать другие монахи

3. Соловецкий монастырь был основан в 1436 году. Это был один из самых богатых и сильных монастырей, к XVII веку в монастыре было порядка 350 монахов, 600—700 послушников и крестьян.

4. Стены монастыря сложены из огромных валунов, некоторые из них – больше двух метров в поперечнике. Толщина монастырских стен при этом может достигать 6 метров.

5. До сих пор не ясно, кто на самом деле построил Соловецкий кремль. Вес некоторых камней, из которых сложены стены, достигает 8 тонн, а покрывающий валуны лишайник датируется 2-3 тысячами лет. Существует версия, высказанная В.А. Лекомцевым , что крепость существовала на острове задолго до прихода монахов, которые лишь достроили и усилили вековые постройки.

6. В XVI веке монахи вырыли множество каналов, связав Соловецкие озера в единую систему. Большой и малый круги озерно-канальной системы сохранились до наших дней и используются для лодочных прогулок. Чтобы совершить путешествие по большому кругу необходимо минимум 10 часов.

7. Под Соловецким монастырем есть система подземных ходов протяженностью 1,5 километра. Она использовалась для обеспечения монастыря водой, но при желании ее можно было использовать как черный ход за стены крепости.

8. Соловецкий монастырь осаждали несколько раз. Самая долгая осада началась в 1669 году и длилась целых  8 лет. Она была вызвана отказом монахов проводить богослужения по новому образцу, введенному патриархом Никоном. В историю эта осада вошла как Соловецкое сидение.

9. Соловецкое сидение могло продлиться и дольше – монастырь был хорошо защищен и обладал большими запасами продовольствия. Но в 1676 году один из перебежчиков помог стрелецкому войску проникнуть на территорию монастыря и открыть ворота. Из 500 защитников в живых осталось лишь 14.

10. На Большом Соловецком острове есть сухой док, построенный еще в 1801году. Он был одним из первых в России.

11. На территории Соловецких островов есть ботанический сад. Он был основан в 1822 году. Для обеспечения растений водой под землей были проложены трубы из обожжённой глины.

12. В XIX – начале XX века в Соловецком ботаническом саду росли дыни, арбузы и персики. Эти южные растения выращивали в парниках, тепло с которых поступало по трубам с воскобительного завода.

13. В 1854 году, в рамках Крымской войны, английский флот вышел в Белое море и направился к Соловкам. Получив от монахов отказ сдать крепость, фрегаты «Бриск» и «Миранда» обстреляли монастырь из пушек. 120 новых английских пушек 9 часов обстреливали монастырь. Шквальный огонь пробил одну из икон, убил чайку и распугал местных жителей. Сам монастырь остался цел.

14. У Соловецкого монастыря была собственная гидроэлектростанция. Она была установлена на канале между Святым озером и Сухим доком в 1911 году и долгое время обеспечивала остров электрическом, пока не была разрушена во времена Брежневского правления.

15. До революции Соловецкий монастырь приобрел несколько теплоходов для доставки паломников на остров. Корабли звались «Вера» (начал выходить в рейс с 1862 года) и «Надежда» (спущен на воду в 1863 году) и могли перевозить до 500 пассажиров за рейс.  Позже монастырь приобрел еще два судна: пароход «Соловецкий» и «Михаил Архангел».

16. Дороги на Соловках мостили еще монахи в XVI веке. С тех пор кладку обновляли всего пару раз, последний – во времена ГУЛАГа. Для сравнения, асфальтированная дорога в поселке рядом с монастырем продержалась 2 года.

17. Большой Соловецкий остров и остров Большая Муксалма соединяет дамба. Она была заложена в 1827 году, протяженность дамбы составляет 1200 метров. Вторая дамба была всего 300 метров длиной и соединяла острова Большая и Малая Муксалма. К сожалению, со временем строение разрушилось и ушло под воду.

russian7.ru

Соловки

Юрий Бродский. «Соловецкие парадоксы.»

   На шестьдесят пятом градусе северной широты, между тридцать пятым и тридцать шестым меридианами из студеного моря поднимаются острова, называемые в России Соловками. Расположенный в ста шестидесяти километрах от Полярного круга, этот архипелаг из-за своих географических и климатических особенностей квалифицируется тарифными справочниками как «район Крайнего Севера», то есть один из самых суровых для жизни регионов.

  Мощный ледовый панцирь на протяжении миллионов лет несколько раз сковывал северную Европу. Ледяные поля толщиной в два километра ползли на юг, перетирая горные хребты и прогибая кору Земли, но десять тысяч лет назад ледяной плен закончился. Огромное послеледниковое озеро соединилось с Мировым океаном, превратившись в море, называемое теперь Белым. Над водами поднялся мощный утес, выстоявший под натиском льдов. Вершины этого утеса, укрытые обломками-моренами и рыхлыми породами, принесенными ледником, образовали большие и малые острова Соловецкого архипелага.

  Соловки притягивали жителей материка с незапамятных времен. Древние святилища Соловецкого архипелага значительно старше, чем афинский Акрополь: каменные выкладки из валунов — лабиринты — созданы около четырех тысяч лет назад. Один из этих лабиринтов считается крупнейшим в мире.

  По мнению современных ученых, на Соловках долгое время не было постоянных поселений. В сознании древних людей острова, поднявшиеся из Хаоса при сотворении Земли, находились на границе с потусторонним миром и могли посещаться лишь для совершения обрядов да для захоронения вождей и героев.

  Во второй четверти XV в. на архипелаге обосновался монастырь, задуманный как остров спасения в мирском море. Основатели маленькой деревянной обители, Зосима и Савватий, прославившиеся многочисленными чудесами, канонизированы в 1547 г. и с тех пор почитаются всем православным миром.

  Канонизация отцов-основателей точно совпадает по времени с началом нового этапа развития созданного ими монастыря, когда обитель возглавил энергичный и мужественный сорокалетний церковный деятель, вошедший в историю как святитель Филипп. Он организовал на Соловках грандиозное каменное строительство. Возведенные при нем крупнейшая на Руси монастырская Трапезная палата и уникальный для своего времени двустолпный Спасо-Преображенский собор отличаются исключительным благородством пропорций и высочайшим профессионализмом исполнения. Пять веков спустя после завершения строительства эти сооружения будут включены в «Список всемирного наследия ЮНЕСКО» как шедевры архитектуры.

  Особо следует отметить природоохранительную деятельность игумена Филиппа. Спасая медленно растущий приполярный лес, вопреки сиюминутной экономической целесообразности, он значительно ограничил порубку деревьев на островах для строительных нужд и для солеварения — основного средства пополнения монастырской казны в XVI в.

  Стараниями предприимчивого настоятеля на Соловках создаются капитальные инженерные сооружения: водяные мельницы, садки для хранения ценных пород рыб, каменная гавань с доками, использующими приливно-отливные течения Белого моря. Через леса и болота к отдаленным скитам прокладываются надежные дороги, а десятки озер соединяются каналами. Заботясь о братии, игумен Филипп внедряет целый ряд прогрессивных технических новшеств: прокладывает водопровод и квасопровод, улучшает рацион питания монахов и их одеяния, буквально на грани нарушения Устава.

  В короткое время из тихой обители, затерянной среди студеного моря, Соловки превратились в оплот духовной и экономической жизни севера Русского государства, центр технического прогресса, место паломничества для всей страны.

  Уже после вынужденного отъезда игумена Филиппа в столицу забота о сохранении достигнутого на острове благосостояния вынуждает братию организовать защиту своих ценностей. Вокруг монастыря возводится гигантский пятиугольник оборонительных стен из огромных эрратических (ледниковых) валунов. Периметр крепости превышает 1 километр, высота — до 11 метров, а толщина у основания — около 6 метров. Над стенами поднимаются восемь башен, достигающих у вершин шатров 30 метров. Башни, согласно передовому военному опыту своего времени, далеко выступают за линию стен, обеспечивая возможность мощного флангирующего обстрела. Особенно надежно защищены въездные ворота. Их система безопасности включает в себя крутые повороты внутри проездных башен, решетки-гирсы и валунные козырьки-захабы. Соловецкая крепость — ровесница гамлетовской крепости Эльсинор — стала чудом фортификационного искусства. В XVII в. патриарх Никон назвал Соловки одной из трех главных «государевых крепостей».

  «Мрачная, обомшелая стена Кремля, исполинским утюгом придавившая землю... Темные камни лежат прочно, нерушимо... И не понять, не узнать: какой камень был положен со смиренной молитвой и какой со стоном отчаяния? Какой полит горючей слезой и какой согрет горячей молитвой? И где прошла та трещинка, что расступилась в наше время пропастью, превратившей этот остров в место беспрерывных мук? Почему не оградили монахи своих потомков от нового бедствия? Почему их труд, их вера, их мука не принесли нам мира, а породили еще более жестокую борьбу, еще более жестокую муку? Когда и кем — ими, нами было что-то утрачено, без чего невозможен мир?» — напишет позднее соловецкий заключенный Геннадий Андреев.

  Для защиты своих владений на материке разросшийся монастырь был вынужден содержать войско, организовывать различные производства и промыслы, творить законы и вершить суд, подменяя органы светской власти.

  Уже в далекие годы формирования коллективного характера обители, когда деревянный маленький монастырь только готовился превратиться в каменный кремль, когда лишь намечался поворот к богатству и процветанию, одной из сугубо мирских функций, принятых на себя монахами, явилось содержание на острове тюрьмы и ссылки, не прерывавшееся почти четыре столетия.

  Тюрьма на Соловках, история которой восходит к первой трети XVI в., была самым строгим и самым вместительным среди православных монастырских мест заключения вплоть до конца XVIII в., когда в Суздальском Спасо-Ефимиевском монастыре открылось специальное «арестантское отделение».

  Соловецкий острог объединял в себе функции главной тюрьмы духовного ведомства и секретной государственной темницы. Режим содержания узников зависел от персональных инструкций, поступавших в тюрьму вместе с арестантами с материка, а также от человеческих качеств настоятелей, возглавлявших монастырь. Количество заключенных, сидевших в казематах острова при предшественниках Петра I, не превышало двух–трех десятков одновременно. Некоторых из них предписывалось содержать взаперти «под крепким караулом до смерти», заковав в ручные и ножные кандалы; других достаточно было держать на привязи цепью к стене камеры; иных надлежало «использовать вечно в тягчайших трудах» под строгим надзором братии.

  В остроге на острове, отрезанном от материка две трети года плавающими ледяными полями, сложились весьма суровые тюремные традиции. Камеры заключенных первые триста лет располагались по всей территории монастыря: в двух зарешеченных артиллерийских амбразурах у Никольских ворот; так называемая Головленковская тюрьма размещалась вблизи Архангельской башни за новобратским корпусом; в центральной части обители вечно темные камеры находились в подклетах Успенской церкви. Сроки заключения были огромные, практически пожизненные. Некоторые арестанты маялись по 20–40 лет, известны случаи, превышавшие 60 лет, но большинство погибало в первые годы заключения.

  Без малого четыре столетия монахи Соловецкого монастыря так или иначе являлись охранниками, кормильцами и экзекуторами «своих» узников. Делали иноки это так же старательно, как молились Богу, как сажали репу или били морского зверя на промыслах, по необходимости, послушно исполняя возложенные на них властями обязанности.

  Вынужденное общение с образованными, зачастую знатными, а иногда просто яркими личностями из числа заключенных, разрушительно действовало на устои обители. Понимая это, новгородский митрополит Никон (будущий патриарх Московский), знавший Соловки не понаслышке, в 1651 г. предупреждал старцев об опасности — «... ибо от тех ссыльных бесчинсчиков бывают многие смуты».

  Предсказание Патриарха оказалось пророческим. Давно готовившаяся воевать обитель оказалось легко втянутой в жестокое противостояние, получившее название «раскол», а некоторые из узников соловецкого острога стали подстрекателями и идеологами начала смуты. Князь Михаил Львов — царский стольник, бывший начальник московского Печатного Двора; Феофан — архимандрит одного из афонских монастырей; Осип Пирютин — сын боярский, ротмистр рейтарского строя; Сильвестр — участник разбойных походов и грабежей на Волге известны историкам как одни из зачинщиков антиправительственного мятежа.

  Поводом для восстания монашеской обители оказалась разумная по сути, но резкая по форме введения реформа патриарха Никона, ставящая своей целью унификацию церковных обрядов по всей стране.

  Соловецкий монастырь оказался крупнейшим центром раскола. С 1667 по 1676 гг. он противостоял правительственным войскам, отменив моление за здравие царя. Сложилась парадоксальная ситуация, когда «воины Царя Небесного сражались с воинами царя земного». Лишь после предательства одного из монахов, показавшего тайный проход в крепость, оборона «воинов Царя Небесного» была сломлена, мятежники перебиты с невероятной жестокостью, а монастырь разграблен стрельцами царя Алексея Михайловича под командованием воеводы Ивана Мещеринова.

  Свято место пусто не бывает. В обитель прислали новых иноков, но чуждые для монашествующих роли тюремщиков братия была вынуждена играть как и прежде. Парадоксально, но царский воевода, возглавивший разгром взбунтовавшегося монастыря, волею судеб оказался среди первых узников нового поколения соловецких заключенных.

  Наследник царя Алексея Михайловича — император Петр I — значительно увеличил число своих подданных, отправляемых в Соловки под конвоем. Сначала сюда привозили противников его нововведений, а после в застенках монастырской тюрьмы оказались многие знаменитые сподвижники царя-реформатора. «Имя Соловков сделалось грозным и страшным по свидетельству истории российской», — писал соловецкий архимандрит Иларий, взявший на себя заботы по реконструкции тюрьмы.

  В конце 20-х гг. XIX в. здание Иконописной палаты в северной части монастыря было превращено в специальный тюремный корпус, где на двух этажах размещалось 28 «арестантских чуланов» с двойными решетками на окнах, а в 1842 г. по ходатайству вышеупомянутого Илария архитектором Щедриным надстраивается третий этаж с девятью камерами, хотя и тогда количество заключенных на архипелаге не превышало 50 человек.

  В середине XX в., уже после ухода с Соловков и монастырских узников, и советских концлагерей, именно над этим острогом будет поднят государственный флаг СССР, так как здание старой тюрьмы на многие годы станет резиденцией местных органов коммунистической власти.

  Среди первых известных заключенных соловецкого острога оказался современник святителя Филиппа — несправедливо обвиненный в ереси игумен Троице-Сергиевой лавры Артемий, а вскоре вслед за ним из Московского Кремля в Соловецкий Кремль прибыл под конвоем в ссылку один из судей безвинно осужденного игумена — духовник Ивана Грозного, автор «Домостроя», благовещенский поп Сильвестр. Такое причудливое сплетение жизненных путей соловецких узников и их судей будет повторяться еще не раз. В истории весьма засекреченной монастырской тюрьмы можно обнаружить несколько удивительных ситуаций, в которых всесильные столичные вершители судеб вдруг (а может, и не вдруг) низвергались в те же соловецкие казематы, что и их недавние жертвы.

  По сведениям историка Г.Г. Фруменкова, мартиролог Соловецкой монастырской тюрьмы со времен Ивана Грозного включает в себя не менее 400 имен. Основную массу составляли религиозные вольнодумцы и другие «отступники» веры, хотя в списке узников можно встретить много имен людей, попавших на остров не по своей воле, безотносительно их религиозных взглядов.

  Среди знаменитых заключенных находились видный деятель Смутного времени Авраамий Палицын, бывший «царь всея Руси» Симеон Бекбулатович; любимец Петра Великого, бессменный глава Тайной канцелярии П.А. Толстой вместе с сыном; а также соперник П.А. Толстого, наставник Петра II сенатор В.Л. Долгорукий, тоже с сыном; президент коммерц-коллегии граф П.Н. Мусин-Пушкин, выступивший против бироновщины; последний атаман Запорожской Сечи Петр Кальнишевский, без суда и следствия тайно спрятанный в соловецком подземелье; борец за освобождение Польши Иоанн Елонский; знаменитый справщик книг при патриархе Никоне грек Арсений; видный французский сановник, Август Турналь, соучастник побега императора Наполеона из заключения с острова Эльба.

  Известность и популярность Соловецкого монастыря как великого богомолья, соединялась с глухой дурной славой монастырской тюрьмы вплоть до начала XX в. Парадоксальным остается и тот факт, что место религиозного добровольного уединения с благой целью спасения души оказалось центром принудительной изоляции, главным образом по религиозным мотивам.

  Разорение соловецкой крепости стрельцами царя Алексея Михайловича, а также всевозможные поборы Петра Великого и секуляризация владений на материке при Екатерине II подорвали экономическое могущество монастыря. Соловки уже не играли роль столицы «государства в государстве» на Севере России, перестав быть и крупнейшим культурным центром. Упало военно-стратегическое значение крепости. Медленно-медленно обитель, освобожденная от вериг многих светских обязательств, нащупывала свой путь развития.

  Постепенно сложился облик братии как единого коллектива, собранного единым замкнутым местом деятельности. Соловки не прославились в этот период подвигами благочестия, не создали новых архитектурных или литературных шедевров, не выдвинули из своей среды выдающихся деятелей всероссийского масштаба. Современники называли обитель тех лет «Крестьянским царством» — идеалом коллективного хозяйства. Ставка делалась на развитие ремесел и небольших производств с внедрением новейших достижений науки и техники. К середине XIX в. выкристаллизовался девиз обновленного монастыря: «В труде спасаемся!»

  Безусловно, близость к Северному полюсу, мореходная практика в высоких широтах и жизнь в окружении выдающихся шедевров архитектуры влияли на образ мышления братии. Писатель и путешественник В.И. Немирович-Данченко, побывавший на островах, отметил, что для понимания характера обители необходимо увидеть ее представителей в характерной для них обстановке. Соловчанина, например, нужно наблюдать во время шторма на палубе монастырского судна или во время выволочного весеннего промысла морского зверя на крутящихся среди волн льдинах; соловецкие монахи, предоставленные сами себе, даже головной убор носят не по-консисторски установленному образцу, а заломив набекрень!

  В 1903 г. тюрьма в обители была, наконец, упразднена, и в XX в. Соловецкий монастырь вошел уверенной походкой предприимчивого хозяина, достигнув на этом поприще значительных экономических успехов. Монахи под руководством талантливого организатора — архимандрита Иоанникия — приспособились к новому укладу жизни. Они имели свой флот и первый на Севере России сухой док, радиостанцию, гидроэлектро-станцию — одну из первых в стране, развитую сеть морских промыслов, ремесленных и сельскохозяйственных производств. Множество достижений технического прогресса без промедления внедрялось в хозяйственную жизнь обители. Благодаря эффективной рекламе десять-пятнадцать тысяч паломников ежегодно посещали далекие острова, принося значительный «кружечный доход». Монастырь содержал на свои средства госпиталь в столице, давал деньги в долг правительству, торговал с заграницей, участвовал во всемирных выставках, подумывал о покупке самолета, но в недрах здорового организма уже появилась раковая опухоль... в виде красивой идеи о всеобщем равенстве во имя всеобщего счастья.

  Соловки как частичка России, естественно, имели с ней общую историю, однако, оглядываясь назад, можно видеть, что первые камешки лавин, обрушивавшихся на страну, отчетливо прослеживаются на островах раньше, чем на материке. Лагерная присказка «Сегодня в Соловках — завтра в России» имела место и во времена опричнины, и в Смутное время, и в годы раскола... Так происходило и в начале двадцатого столетия, когда в монастырскую братию влилась команда флотской братвы, пережившей во время Русско-Японской войны разгром и сдачу в плен под Порт-Артуром. Активные морячки (принявшие постриг по обету целым отрядом, на льготных условиях, почти сразу в иеромонахи — по особому указанию Синода) неожиданно, прикрываясь словами о борьбе с неравенством, начали борьбу за власть в процветающей обители. Путем противоправных действий, называвшихся в прессе тех лет «соловецкой сварой», им удалось в 1917 г. свергнуть настоятеля монастыря Иоанникия, воспроизведя на островах микромодель падения самодержавия в России.

  Новый, избранный голосованием «коллектива верующих» настоятель Вениамин показался флотским «монахам» недостаточно прогрессивным, и бывшая братва продолжила борьбу. В прибытии на острова чекистов и введении на архипелаге Особого Управления эти монахи пытались усмотреть «провидение свыше», рассчитывая согласно сохранившимся документам на помощь «соловецкой советской власти» в «справедливой» организации монастырского общежития, как, по их мнению, учил безвременно погибший еще в XVI в. святитель Филипп, «борец за угнетенных».

  Реально же захват большевиками власти в стране означал для Соловков замораживание привычных форм жизни. Монастырь переименовали в Кремль, Белое озеро — в Красное. «Суровая климатическая обстановка, трудовой режим и борьба с природой будут хорошей школой для всяких порочных элементов!» — постановили победители и создали в 1920 г. на территории «бывшего рассадника религиозного дурмана» концентрационный лагерь для военнопленных Гражданской войны. В 1923 году этот лагерь перерос в СЛОН — Соловецкие лагеря особого назначения. Парадоксально, но первыми узниками СЛОНа оказались активисты тех политических партий, которые прежде были союзниками большевиков в борьбе за власть.

  Особое назначение Соловецких лагерей состояло в том, что там для «исправления», а не за провинность, первоначально изолировались люди, представляющие угрозу для советской идеи лишь только фактом своего существования. Активных противников власти, посмевших взять в руки оружие или пытавшихся публично высказывать свое мнение, большевики уничтожали сразу. В концлагеря же заключались те, чье воспитание не согласовывалось с коммунистической практикой, те, кто в силу своего образования, происхождения или профессиональных знаний оказались «социально-чуждыми». Большая часть этих людей была брошена в Соловки не по приговорам суда, а по решениям различных коллегий, комиссий, совещаний...

  У Полярного круга возник полигон — там, вдали от посторонних глаз, постепенно стали отрабатываться организация охраны и практика расстрелов, обсуждалась вероятность применения отравляющих газов и технология захоронения трупов; определялись нормы питания и изучались возможности массового использования принудительного труда. Соловецкие охранники, прошедшие школу на Островах, возглавляли потом лагерные Управления по всему СССР. На Соловках внедрялась индустрия создания граждан с принципиально новым — советским сознанием. Руководители системы считали, что ими создана «Фабрика Людей». Заключенный Михаил Никонов назвал это предприятие «АДСТРОЕМ».

  На островах Соловецкого архипелага была создана модель государства, разделенного на группы по классовому признаку, где имелись: своя столица, свой Кремль, своя армия, свой флот, свой суд, своя тюрьма и хорошая материальная база, доставшаяся в наследство от монастыря. Печатались свои деньги, издавались свои газеты и журналы. Свыше шестидесяти соловецких монахов, принявших декларацию митрополита Сергия и ставших «обновленцами», работали в лагере вольнонаемными инструкторами. Имелось даже несколько театров и научное общество, изучавшее природу и памятники истории на территории лагеря.

  Труд в Особом лагере сначала имел только «воспитательное» значение. Под присмотром «самоохраны», то есть бывших чекистов и бывших коммунистов, осужденных за уголовные преступления не в тюрьму, а на администрирование каторгой, узники, как правило, высококвалифицированные специалисты, носили воду из проруби в прорубь, перекладывали бревна с места на место, до потери сознания хором кричали здравницы начальству. И, конечно, лучшие погибали первыми... Этот период формирования лагерной системы закончился в 1929–1930 гг. массовой гибелью заключенных, главным образом, от «тяжелых условий жизни», как писали в актах о смерти, а затем и уничтожением охранников, рьяно выполнявших карательные функции.

  Следующий шаг в развитии концлагерной системы на Соловках связан с попытками получения максимальной прибыли от принудительного труда заключенных и созданием все новых и новых подразделений СЛОНа на материке от Ленинградской области до Мурманска и Урала. Те лагеря, находившиеся вне территории островов Соловецкого архипелага, еще в начале тридцатых годов продолжали называться Соловецкими. Контингент заключенных значительно расширился, возросло количество технических специалистов, квалифицированных работников, а также крестьян, не понимавших счастья труда в колхозах, и другой «рабсилы», необходимой для расширения социалистических преобразований в СССР.

  Главный новый лагерный закон гласил: «Хлеб по выработке!». СЛОН перевели на хозрасчет. Больные, физически слабые, пожилые заключенные были теперь изначально обречены на истощение и смерть, но те, кто выполнял нормы выработки, получали не урезанный продовольственный паек, награждались грамотами и премиальными пирожками, их портреты вывешивали на лагерной «доске почета». Сталин даже предложил награждать заключенных орденами, но не выпуская их из лагеря, «чтобы на свободе они опять не испортились»...

  Соловки же — родина концлагерной системы — после уничтожения древних лесов архипелага перекачали большую часть своих узников с островов на «ударное» срочное строительство Беломорско-Балтийского канала и превратились из «Парижа Северных лагерей» (по образному выражению репрессированного профессора Ивана Озерова) в одно из многочисленных советских мест заключения. Режим охраны заключенных на островах все больше ужесточался, узников лагерей с середины 30-х гг. стали переводить на тюремное содержание. Осенью 1937 г. около двух тысяч соловецких заключенных, отобранных по решению тюремной администрации, были расстреляны. Но палачи-исполнители и палачи из Москвы, отдавшие указания о массовых убийствах соловецких заключённых, ходили по земле не намного дольше, чем их жертвы, — большинство этих гэбэшников образца 1937 г. вскоре тоже были расстреляны.

  Исторические этапы деятельности «исправительных лагерей» на Соловках закончились массовой гибелью «исправляемых», однако и большинство деятелей, приложивших руку к созданию концлагерей на островах, тоже стали жертвами построенной ими системы. Чекист, поднявший над Соловецким монастырем красный флаг, через три года вернулся в Соловки — уже как заключенный. Архангельский чиновник, первым предложивший превратить беломорский архипелаг в большой концлагерь, расстрелян. Заместитель председателя ВЧК, подготовивший Постановление ВЦИК СССР об Особых лагерях на Соловках, расстрелян. Глава правительства СССР и его управляющий делами, подписавшие документ о создании Соловецких лагерей особого назначения, расстреляны. Жизненные пути многих и многих руководителей Соловецкого концлагеря были тоже принудительно оборваны. Оказалось, что все в проигрыше. Нет победителей. Система никому не принесла счастья.

  Соловецкий архипелаг после массовых расстрелов заключенных в 1937 г. был выведен из состава ГУЛАГа и превращен из лагеря в образцовую тюрьму Главного управления государственной безопасности, имевшую пять отделений на разных островах. Только штат обслуживающего персонала составлял свыше тысячи человек, одних парикмахеров — восемь. Тюрьма на Соловках отличалась очень суровым режимом, явившись вершиной пенитенциарной системы СССР, но одновременно и ее тупиком. Количество заключенных продолжало увеличиваться. Маятник репрессий продолжал раскачиваться, уничтожая и уродуя как узников, так и их охранников.

  Для содержания заключенных на Соловках использовались буквально все монастырские помещения и построенные на скорую руку бараки. В 1939 г. завершилось возведение специального Большого Тюремного корпуса. Его первооткрывателями вполне могли стать заказчики строительства — коллеги «железного» наркома НКВД Николая Ежова, расстрелянного в Москве, однако Соловецкая тюрьма по приказу нового наркома внутренних дел Лаврентия Берии вдруг срочно расформировывается. Начиналась вторая мировая война, и территория архипелага потребовалась для организации на ней военно-морской базы Северного флота. Сложилась парадоксальная ситуация: единственным местом на островах, где не сидели заключённые, оказалось единственное специально построенное для этого капитальное здание.

  Поздней штормовой осенью 1939 г. узников этапировали в другие изоляторы и лагеря на материк, где их еще долго узнавали по особой соловецкой тюремной одежде.

  Лагеря покинули Соловки окончательно, выплеснувшись на материк, но еще долгие десятилетия земля архипелага была окружена табличками «Запретная зона». Даже советская власть в виде избираемых населением местных советов впервые пришла на архипелаг только в 1944 г. КГБ десятилетиями преследовал любые попытки проникновения в историю лагерей, материальные следы ГУЛАГа на островах целенаправленно уничтожались. Не осталось в alma mater советских лагерей и живых очевидцев «средневековья» XX в. Лозунг «Железной рукой загоним человечество к счастью!», как оказалось, привел лишь к гибели большинства, попавших под эту «железную руку». Согласно опубликованным материалам Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, ;за годы советской власти по политическим мотивам в СССР было расстреляно, а также погибло в тюрьмах и лагерях около 25000000 человек.

  Свою жизнь или часть жизни оставили в Соловках и связанных с ними лагерях Карелии около миллиона заключенных. Это не самая большая цифра в шестидесятимиллионном перечне жертв коммунистического режима. Однако уже для многих людей именно слово «СОЛОВКИ» стало символом репрессий. Недаром памятник всем жертвам ГУЛАГа, установленный в Москве на Лубянской площади против главного здания КГБ СССР, это — Соловецкий Камень — глыба гранита, привезенная из бывшей лагерной столицы. Соловецкий Камень стал алтарем, где теперь принято зажигать свечи в память о погибших в советских застенках.

  И все-таки СОЛОВКИ, в первую очередь, не только символ «лобного места» одной шестой части земной суши. История Соловецких лагерей особого назначения, где в концентрированном виде проявилась античеловечная сущность коммунистической власти, в конечном итоге, — фрагмент всемирной картины борьбы зла с добром. Эта история знает многочисленные примеры духовного сопротивления безвинно арестованных узников, которые вопреки физическим и моральным страданиям, не утратив человеческого достоинства, завершили здесь свой жизненный путь.
Благодаря подвигам этих людей Соловки из символа репрессий становятся в нашем сознании символом единения и святости, ведь и крест — символ спасения, как ни парадоксально, когда-то был лишь орудием мучительной казни. В Соловках ушли из жизни по единым спискам тысячи людей многих национальностей и различных мировоззрений, а земля, где пролита кровь безвинных мучеников, почитается всеми религиями как святая.

Бродский Юрий Аркадьевич

  Родился в 1946 г. Исследователь истории Соловков и профессиональный фотограф, автор публикаций в журналах и сборниках России, Германии, Голландии, Италии, Финляндии, Польши, США, Японии, а также автор первой в СССР (Соловецкий музей) экспозиции, посвященной памяти жертв политических репрессий «Железной рукой загоним человечество к счастью!» и нескольких персональных выставок по этой теме: «Соловецкий концлагерь в монастыре» (Римини-Милан, 1998) «Соловецкие парадоксы» (Варшава, 1998), «Новый человек» (Дрезден, 1999).

  Фототека Юрия Бродского по соловецкой тематике включает в себя более 5000 негативов и слайдов, многие из них являются уникальными, так как запечатлели свидетельства лагерной истории Соловецкого архипелага, уничтоженные по указаниям КГБ и в процессе реставрации памятников архитектуры.

solovky.com

История Соловецких островов, как места великого православного Соловецкого монастыря

Приблизительно в 12 веке Соловки стали известны среди охотников и рыбаков как временное прибежище в морских походах.

Археологи утверждают, что люди здесь были и раньше. Истории важны реальные свидетельства.

К 15 веку Соловецкие острова уже были частью промысловых угодий одного древнего карельского рода.

Мы бы об этом не узнали, если бы сюда не пришли первые монахи-отшельники. По преданию, это были преподобные Савватий и Герман.

Молодой инок Герман, когда скончался преподобный Савватий, привел на острова преподобного Зосиму, считающегося основателем Соловецкого монастыря.

Первые деревянные церкви - Успенская, Никольская и Преображенская, были построены уже к 1460-му году. Тогда же возвели и трапезную.

Из Великого Новгорода пришла жалованная грамота Ивана Третьего, и Соловки стали центром православия Поморья.

Главной целью было насаждение христианства среди местного языческого населения.

К началу 16 века имелось уже несколько грамот, дарующих монахам множество привилегий.

Но дело продвигалось туго, и на Белое море был послан святой Филипп.

Он вошел в историю, как человек, способствовавший экономическому процветанию, и сделавший очень многое для укрепления ее авторитета.

Во времена Филиппа братия начала заниматься традиционными для монахов ремеслами – иконописью, книгоизданием. Были построены дороги, а между озерами – прорыты каналы.

При Филиппе появились первые каменные постройки и гавань для прибывающих судов.

Филипп за заслуги был назначен митрополитом Московским. Но это стало для него роковым. Осудивший Ивана Грозного, он провел остаток жизни в суровой опале.

Впервые, Соловецкий монастырь был использован как место ссылки в 1554 году. Бывший настоятель Троице-Сергиева монастыря, игумен Артемий вошел в истрию, как первый соловецкий узник.

Спустя четверть века, на островах построили и первый острог.

16-17 века стали временем бесконечных набегов шведских войск. Тогда на территории монастыря были выстроены военные укрепления

В 1637 году царь Михаил Федорович решил, что братия поднаторела в военном искусстве, воеводу отозвали, а его функции передали настоятелю монастыря.

В 1653 году патриарх Никон провел церковную реформу, но Соловки оказались в числе несогласных. С того момента началось двадцатилетнее противостояние.

В 1668 году Белое море прибыли стрельцы, в чьи обязанности входило изгнать ослушников. Получившие хорошую боевую закалку «братья» легко выпроводили стрельцов с территории монастыря.

Однако Москва умела настаивать на своем. Решили взять крепость штурмом.

Первая попытка провалилась, но в январе 1676 года стены не выдержал осаду.

Руководители мятежа, вошедшего в историю как «соловецкое восстание», были казнены.

История Соловецких островов и монастыря

В 18 веке частым гостем на Соловках был Петр Первый. Именно здесь подготовили знаменитую переброску кораблей по суше в Ладожское озеро.

Это стало частью успешной войны со Швецией, а на Неве появился город Санкт-Петербург.

Петр считал, что заслуга в последнюю очередь принадлежала братии и может даже более. Ведь в «благодарность» монастырь был лишен земель находящихся на материке.

Окончательное разоружение Соловецких островов произошло в 1814 году. Тогда обитель сложила свои военные полномочия.

И все же он еще раз подвергся нападению. Произошло это в 1854 году. К его стенам подошла английская эскадра. Дальше выстрелов дело не пошло. Увидев внушительные стены, «джентльмены» сбежали.

В 1918 году сюда прибыли красноармейцы, первым делом конфисковавшие часть продовольственного запаса.

Два года спустя появилась комиссия во главе с Кедровым, который ликвидировал обитель.

Последнего настоятеля, Архимандрита Вениамина и иеромонаха Никифора заживо сожгли в 1928 году, на пасху, в лесной избе около реки Лодьма (сколько в этих словах правды, а сколько лжи демократического угара, уже не скажет никто).

С 1922 по 1939 год, Соловки использовались исключительно как место ссылки. За это время, в лагерях отбыли срок несколько тысяч заключенных.

В 1939 году лагерь перевели, теперь здесь разместился учебный отряд Северного флота. Во время войны здесь работала школа юнг.

В 90-е годы памятники начали восстанавливать. Тогда же на острове открыли музей. Вернулась православная церковь.

Сейчас Соловки имеют статус особо ценного объекта культурного наследия народов РФ.

arina-tour.ru

СОЛОВКИ: vasily_sergeev — LiveJournal

Цитата сообщения -Juliana-

У большинства людей представление о Соловках укладывается в два слова: монастырь и лагеря. Эти образы, как шоры, заслоняют остальные достопримечательности, на их поддержку работают экскурсионные агентства. На месте путешественника ждет неожиданное открытие: Соловецкие острова больше и разнообразнее, чем Соловецкий монастырь.

«А чем здесь платят за постой, за небосвода цвет густой,
За этот свет, за этот воздух и за ночное небо в звездах?
Всё даром, говорят в ответ, здесь даром всё: и тьма, и свет.
А впрочем, говорят устало, что ни отдай, все будет мало...»

Лариса Миллер

Соловецкий архипелаг состоит из шести больших (Большой Соловецкий, Анзер, Большая и Малая Муксалма, Большой и Малый Заяцкие) и сотни маленьких островов. Главный, конечно, Большой Соловецкий остров. Туристы, подплывающие к нему на пароходе, загодя выбираются на палубу, чтобы не пропустить незабываемое зрелище: издалека постепенно проступают силуэты каменных стен и башен Соловецкой крепости. Изящные златоглавые монастыри остались на континенте, Соловки встречают гостей мощью средневековой цитадели.

Большой Соловецкий остров — самый крупный из островов архипелага, его площадь 225 квадратных километров. На востоке расположены Анзер (48,5 кв. км), Большая и Малая Муксалма (19,9 и 0,6 кв. км), на западе – Большой и Малый Заяцкие острова, площадь которых составляет чуть больше 1 кв. км каждый. На картах не всегда отображены все островки архипелага, которых насчитывается более сотни. Расстояние до побережья Карелии около 60 км, а до столицы области города Архангельска примерно 300 км.

Большой Соловецкий остров

Солове́цкий — посёлок сельского типа, административный центр Соловецкого сельского поселения Приморского района Архангельской области, расположенный на западном побережье Большого Соловецкого острова в Белом море. Население посёлка, около тысячи человек. Посёлок длительное время носил название Кремль, хотя и занимал территорию, значительно превосходящую территорию монастыря. 19 января 1987 года жители посёлка на сельском сходе проголосовали за присвоение ему названия Соловки, а уже в апреле того же года он получил современное название — Соловецкий.


Больница

Те, кто пришел на остров и остался, настолько привыкли жить рядом с памятником XV века, что для них он стал чем-то обыденным, как Красная площадь для москвичей или Эрмитаж для питерцев. Соловчане каждый день ходят мимо монастырских стен, используют часовни как ориентиры для встреч, дети играют на льду монастырского дока. Из тысячи жителей поселка Соловецкий многие не знают по именам башни соловецкого кремля, не бывали в столь любимых туристами скитах и пустынях. Лучший индикатор своего, родного.

Царская пристань

Петровская часовня возведена в 1855 году при архимандрите Александре в память о двукратном посещении Соловецкого монастыря Петром I. Она расположена на Большом Соловецком острове, на берегу гавани Благополучия, между Царской пристанью и Сухим доком, к западу от Прядильной башни Соловецкой крепости.

Спасо-Преображенский мужской монастырь

Соловецкий монастырь возник на островах в 1420 — 1430-ые годы, был отстроен в камне Св. Филиппом (Колычевым), который считался одним из крупнейших землевладельцев допетровского времени. В 1669—1676 гг. осаждён царскими войсками как один из очагов сопротивления никонианским преобразованиям.

Кроме статуса духовного покровителя всего Поморья, монастырь был умелым хозяйственником, который создал на протяжении нескольких веков уникальные архитектурные и гидротехнические памятники. Соловецкий архипелаг был мощной военной крепостью России на Севере, а также суровой государственной тюрьмой, куда ссылались непокорные воле государя православные иерархи, еретики, сектанты и политически неблагонадёжные граждане.

Во время советского периода на территории монастыря был создан первый лагерь особого назначения (СЛОН). На островах расположился первый лагерь для "врагов народа", затем военная база. Постройки были варварски переделаны под нужды лагеря, леса сведены, дороги разбиты, даже гидроэлектростанция развалилась. Энтузиазмом сотрудников музея и реставраторов удалось восстановить некоторые объекты Кремля. Природа островов потихоньку восстанавливается сама, благодаря режиму заповедника. Теперь приезжающие сюда могут увидеть следы былого благополучия несколько более явственно.


Святые ворота


Вход на территорию монастыря

В 1990 году Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь возобновил монашескую жизнь. На Соловецком архипелаге расположены более тысячи археологических комплексов, история некоторых из них уходит во II-I тысячелетия до н.э (комплекс культовых и погребальных сооружений).

Архиепископом Новгородским Ионой, обители была дана грамота на вечное владение Соловецкими островами. Впоследствии право владения всегда подтверждалось московскими государями. На картах Московии 16 века посреди Белого моря всегда изображался Соловецкий монастырь – форпост Православия и государственности в Северной Руси. При этом многие, гораздо более крупные города на картах отсутствовали!

Соловецкий архипелаг, а также пятикилометровая акватория Белого моря, включены в состав особо охраняемой территории — Федерального государственного учреждения «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник». На Большом Соловецком острове находится зона строгой заповедности. Посещение этой зоны запрещено.


За крепостной стеной


Галерея ведущая в трапезный комплекс


трапезная

В 1992 году комплекс памятников Соловецкого музея-заповедника был внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в 1995 — в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

Соловецкие бастионы

При строительстве этих стен, необработанные камни укладывали друг на друга с помощью системы рычагов и блоков, плотно подгоняя их один к другому. Самые большие валуны помещали в нижней, более широкой части крепостной стены. Пустоты между валунами заполняли мелким битым камнем и кирпичом и заливали раствором извести. Кирпич в строительстве применяли только при необходимости – из кирпича выложены верхние бойницы и своды нижних бойниц, столбы и внутренний парапет галереи. Крепостные башни Соловецкого монастыря завершены деревянными шатровыми кровлями.

Общая протяжённость стен Соловецкой крепости составляет 1084 метра, толщина стен у основания 5-7 метров, а на уровне боевого хода 3-4 метра. Высота стен, ориентированных на север, достигает 11 метров, высота восточных стен крепости – около 8 метров, высота крепостных башен – до 17 метров. Бойницы в крепостных стенах расположены в два яруса. Верхний ярус бойниц был предназначен для ведения ружейного огня, а в бойницах нижнего уровня и башнях устанавливали пушки.


Пушка в бойнице Прядильной башни


Пушки найденный на территории соловецкого кремля


Архангельская башня


Корожная башня
Свое название Корожная башня получила за близость к ней небольших каменистых островков - корг, хорошо видимых с крепостной стены.


Никольская башня


Вид на северную сторону монастыря.


Памятник воспитанникам соловецкого учебного отряда СФ и школы юнгов, погибших в годы Великой Отечественной войны.


Колокол "Благовестник"

На этом колоколе было запечатлено целое историческое событие - Крымская война - в прозе и картинах. Монастырь в 1854 г. подвергся жесточайшему обстрелу английского флота, за 9 часов по монастырю было выпущено 1800 снарядов и бомб. Монастырь выстоял осаду. Все эти события были запечатлены на колоколе. В нескольких медальонах располагались изображения: панорама Соловецкого монастыря, посрамленный английский флот, картины боя.


фрагмент колокола

Большой Заяцкий остров

Большой Заяцкий остров, на самом деле, заповедник. Кроме наезжающих периодическими небольшими экспедициями археологов, никто там не живет. И ходить рекомендуется только по специальным деревянным настилам, дабы не нарушать природно-археологическую композицию. На Большом Заяцком острове туристов встречает часовня Андрея Первозванного, построенная Петром I в 1702 году.

vasily-sergeev.livejournal.com

Соловки — Карта Соловков – Географическое расположение Соловецкого архипелага. Северная Фиваида, Северный Афон. Остров Соловки, Анзер, Муксалма, Заяцкие острова.

Географическое расположение и природа островов Соловецкого архипелага

Соловецкий архипелаг, Северная Фиваида, или Северный Афон, как еще принято называть эти заповедные места  – группа островов у входа в Онежский залив, в юго-западной части Белого моря, единственного внутреннего моря Северного Ледовитого океана. Белое море, которое в старину называли еще морем Студеным, Гандвиком, пучиной Соловецкой, – одно из самых интересных по своему происхождению, фауне и флоре. Почти полгода его покрывают дрейфующие льды, зато, когда оно освобождается от них, здесь можно ежедневно любоваться приливами и отливами, наблюдать тюленей и белух, а порой и подивиться миражам, превращающим реальность в таинственную сказочную страну.

Представленная ниже карта Соловецкого архипелага, почти на треть заполнена самым крупным из входящих в него островов. Это Большой Соловецкий остров, площадь которого составляет 225 кв. км. К востоку от него расположены Анзер (48,5 кв. км), Большая и Малая Муксалма (19,9 и 0,6 кв. км соответственно), к западу – Большой и Малый Заяцкие острова, площадью чуть больше 1 кв. км каждый.

Кроме них в архипелаг входит около сотни небольших островков, луд и корг, которые зачастую не указаны соловецких картах. Между островами и побережьем Карелии примерно 60 км. Расстояние до Архангельска около 300 км.

Среднегодовая температура на Соловках +  1,1 °С, средняя температура самого холодного месяца, февраля, - 11 °С, самого теплого, июля, + 12,9 °С. Пасмурных дней здесь значительно больше, чем солнечных. Однако, несмотря на такие довольно суровые характеристики и сюпризы соловецкой погоды, острова архипелага прекрасны в любое время года.

Недолгое северное лето очаровывает белыми ночами и прекрасными закатами, гладью многочисленных озер и зеленью лесов, которые осень расцвечивает пестрыми красками; зима покрывает острова белоснежным ковром, а деревья – пушистым искрящимся инеем, ясными морозными ночами расцвечивая небо всполохами северного сияния.

solovki-monastyr.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *