Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Традиции казаков кратко: Традиции и обычаи казаков

Содержание

Традиции и обычаи казаков

Традиции и обычаи казаков собрал председатель Совета стариков
Кубанского казачьего войска Павел Захарович Фролов


Помни, брат, что у казаков: Дружба — обычай;
Товарищество — традиция; Гостеприимство — закон.

Казак не может считать себя казаком, если не знает и не соблюдает традиции и обычаи казаков. За годы лихолетья и уничтожения казачества изрядно выветрились и исказились под чуждым влиянием эти понятия. Даже наши старики, родившиеся уже в советское время, не всегда правильно трактуют неписанные казачьи законы.

Беспощадные к врагам, казаки в своей среде были всегда благодушны, щедры и гостеприимны. В основе характера казака была какаято двойственность: то он весел, шутлив, забавен, то необычайно грустен, молчалив, недоступен. С одной стороны, это объясняется тем, что казаки, глядя постоянно в глаза смерти, старались не пропускать выпавшую на их долю радость. С другой стороны они — философы и поэты в душе — часто размышляли о суете сущего и о неизбежном исходе из этой жизни. Поэтому основу в формировании морально-нравственных устоев казачьих обществ составили 10 Христовых заповедей. Приучая детей к соблюдению заповедей Господних, родители по народному их восприятию поучали: не убивай, не кради, не блуди, трудись по совести, не завидуй другому и прощай обидчиков, заботься о детях своих и родителях, дорожи девичьим целомудрием и женской честью, помогай бедным, не обижай сирот и вдовиц, защищай от врагов Отечество. Но прежде всего крепи веру Православную, ходи в Церковь, соблюдай посты, очищай душу свою — через покаяние от грехов, молись единому Богу Иисусу Христу и добавляли: если кому-то что-то можно, то нам нельзя — МЫ КАЗАКИ.

Чрезвычайно строго в казачьей среде, наряду с заповедями Господними, соблюдались традиции, обычаи, поверья, которые являлись жизненно-бытовой необходимостью каждой казачьей семьи. Несоблюдение или нарушение их осуждалось всеми жителями хутора или станицы, поселка. Обычаев, традиций много: одни появляются, другие исчезают. Остаются те, что наиболее отражают бытовые и культурные особенности казаков, что сохраняются в памяти народа от далекой старины.

Если коротко сформулировать их, то получатся своеобразные неписанные казачьи домашние законы:
1. Уважительное отношение к старшим.
2. Безмерное почитание гостя.
3. Уважение к женщине (матери, сестре, жене).

Казаки и родители


Почитание родителей, крестного и крестной было не просто обычаем, а внутренней потребностью, заботой о них сына и дочери. Сыновний и дочерний долг перед родителями считался исполненным после того, когда будут справлены поминки сорокового дня после ухода их в мир иной.

Крестная мать помогала родителям готовить к будущей замужней жизни девочку-казачку, приучала ее к домашнему хозяйству, рукоделию, бережливости, труду.

На крестного отца возлагалось главной обязанностью подготовка казачонка к службе, причем за военную подготовку казака спрос с крестного отца был большим, чем с родного отца.

Авторитет отца с матерью был не просто непререкаем, а настолько почитаем, что без благословления родителей не начинали никакую работу, не принимали решений по наиболее важным делам. Характерно, что этот обычай сохранен в казачьих патриархальных семьях до сегодняшнего дня. Артист-певец с мировым именем Шахматов рассказывает, что у его 90-летнего отца 8 сынов, которые начинают свой рабочий день с получения родительского благословения.

Непочитание отца с матерью считалось за большой грех. Без согласия родителей и родни, как правило, не решались вопросы создания семьи; родители принимали самое непосредственное участие в ее создании. Развод у казаков в прошлом являлся редчайшим явлением.

В обращении с родителями и вообще со старшими соблюдались сдержанность, вежливость и уважительность. На Кубани обращались к отцу, матери только на «Вы» — «Вы, ма¬ма», «Вы, тату».

Старшинство являлось жизненным укладом казачьей семьи и естественной необходимостью повседневного быта, что скрепляло семейные и родственные узы и помогало в формировании характера, которого требовали условия казачьей жизни.


Отношение к старшим


Уважение старшего — один из главных обычаев казаков. Отдавая дань уважения к прожитым годам, перенесенным невзгодам казачьей доли, наступающей немочи и неспособности постоять за себя, казаки всегда помнили слова священного Писания: «Перед лицом седого вставай, почитай лицо старца и бойся Бога своего — Я Господь Бог ваш».

Обычай уважения и почитания старшего по возрасту обязывал младшего, прежде всего, проявлять заботу, сдержанность и готовность к оказанию помощи и требовал соблюдения некоторого этикета (при появлении старика все должны были встать — казаки при форме приложить руку к головному убору, а без формы — снять шапку и поклониться).

В присутствии старшего не разрешалось сидеть, курить, разговаривать (вступать в разговор без его разрешения) и тем более — непристойно выражаться.

Считалось непристойным обгонять старика (старшего по возрасту), требовалось испросить разрешения пройти. При входе куда-либо первым пропускался старший.

Неприличным считалось младшему вступать в разговоры в присутствии старшего.

Старику (старшему) младший обязан уступить дорогу.

Младший должен проявлять терпение и выдержку при любых случаях не прекословить.

Слова старшего являлись для младшего обязательными.

При общих (совместных) мероприятиях и принятии решений обязательно испрашивалось мнение старшего.

При конфликтных ситуациях, спорах, раздорах, драках слово старика (старшего) являлось решающим и требовалось немедленное его исполнение.

Вообще у казаков и особенно кубанцев уважение к старшему являлось внутренней потребностью, на Кубани даже в обращении редко можно услышать «дед», «стары» и прочее, а ласково произносится: «батько», «батьки».

Уважение к старшему прививалось в семье с ранних лет. Дети знали, кто из них в отношении кого старше. Особенно почиталась старшая сестра, которую до седых волос братья и сестры величали няней, нянькой, так как она заменяла им занятую домашней работой мать.


Казаки и гости


Безмерное уважение к гостю обуславливалось тем, что гость считался посланцем Божьим. Самым дорогим и желанным гостем считался незнакомый из дальних мест, нуждающийся в приюте, отдыхе и опеке. В шутливой казачьей застольной песне-частушке «Ала-верды» наиболее точно выражено почитание гостя: «Нам каждый гость дается Богом, какой бы не был он среды, хотя бы в рубище убогом — ала-вер¬ды, ала-верды». Заслуженно подвергался презрению тот, кто не оказывал уважения гостю. Независимо от возраста гостя, ему отводилось лучшее место за трапезой и на отдыхе. Считалось неприличным в течение 3 суток спрашивать гостя, откуда он и какова цель его прибытия. Даже старик уступал место, хотя гость был моложе его. У казаков считалось за правило: куда бы он не ехал по делам, в гости, никогда не брал еды ни для себя, ни для коня. В любом хуторе, станице, по¬селке у него обязательно был дальний или близкий родственник, кум, сват, деверь или просто сослуживец, а то и просто житель, который встретит его как гостя, накормит и его, и коня. На постоялых дворах казаки останавливались в редких случаях при посещении ярмарок в городах.

К чести казаков, этот обычай и в наше время не претерпел особых изменений. В сентябре 1991 года, когда руководство Казахстана во главе с Назарбаевым отказало в приеме казаков в гостиницах, прибывших в город Уральск по случаю празднования 400-летия службы Яицких казаков государству Российскому, несколько сот казаков были разобраны по казачьим семьям и приняты с присущим казачьим гостеприимством.

В сентябре 1991 года при поездке в Азов на празднование юбилея Азовского сидения группа казаков из 18 человек остановилась на привал у родственников сотника Г.Г. Пелипенко в станице Октябрьской (в прошлом Ново-Михаиловка). Казаки не были отпущены до тех пор, пока не были накормлены наваристым кубанским борщом, домашней снедью под чарку горилки и были предупреждены, чтобы на обратном пути не вздумали не заехать и не рассказать о празднике.

Казачье гостеприимство давно было известно не только историкам, но и простому люду. Одно из воспоминаний современников, хранящееся ныне в архиве, говорит:

«Я служил 2 года в Богуславе (ныне Херсонская область), а оттуда недалеко казачьи рыбные заводы. Бывало, приедешь на завод, а тебя даже не спросят, что ты за человек, а тотчас: дайтека поесть казаку и чаркой водки попотчуют, может быть, он пришел издалека и устал, а когда поешь, еще и предложат отдохнуть, а потом только спросят: «Кто таков? Не ищешь ли работу?»

-Ну, — скажешь, — ищу.
-Так у нас есть работа, приставай к нам».

Наравне с гостеприимством казаки отличались необыкновенной честностью. Как свидетельствует католический священник Китович, в Сечи можно было оставить на улице деньги, не опасаясь, что они могут быть похищены.

Накормить и угостить своим вином прохожего считалось священным долгом каждого казака.

Отношение к женщине


Уважительное отношение к женщине — матери, жене, сестре — обуславливало понятие чести казачки, чести дочери, сестры, жены. По чести и поведению женщины мерилось достоинство мужчины.

В семейном быту взаимоотношения между мужем и же¬ной определялись согласно христианского учения (священного писания).

«Не муж для жены, а жена для мужа», «Да убоится жена мужа», при этом придерживались вековых устоев — мужчина не должен вмешиваться в женские дела, женщина — в мужские. Обязанности были строго регламентированы самой жизнью. Кто и что в семье должен делать — четко разделено. Считалось за позор, если мужчина занимался женскими делами. Строго придерживались правила: никто не имеет права вмешиваться в семейные дела.

Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать ее — ибо в женщине будущее твоего народа.

Характерный пример защиты женщины описан в повести казачьего писателя Гария Немченко.

В 1914 году, утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк уже двигался в походной колонне к месту сбора. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие — старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк фамилии Эрдели подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью.

Из колонны выехал казак и срубил его.

Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи.

Обычай не допускал, чтобы женщина присутствовала на сборе (круге) даже для разрешения вопросов ее личного характера. За нее с ходатайством выступал или представлял прошение или жалобу отец, старший брат, крестный или атаман.

В казачьем обществе женщина пользовалась таким почитанием и уважением, что в наделении ее правами мужчины не было необходимости. Практически в прошлом ведение домашнего хозяйства лежало на матери-казачке. Казак большую часть жизни проводил на службе, в боях, походах, на кордоне и пребывание его в семье, станице было кратков¬ременным. Однако главенствующая роль, как в семье, так и в казачьем обществе принадлежала мужчине, на котором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержания в семье строгого порядка казачьего быта.

Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех ее членов и примером в этом являлась жена казака — мать его детей.

Заботу о воспитании подрастающего поколения проявляли не только родители, но все взрослое население хутора, станицы. За непристойное поведение подростка взрослый не только мог сделать замечание, но и запросто «надрать уши», а то и «угостить» легкой оплеухой, сообщить о случив¬шемся родителям, которые незамедлительно «добавят».

Родители удерживались от выяснения своих отношений в присутствии детей. Обращение жены к мужу, в знак почитания его родителей, было только по имени и отчеству, так как отец и мать мужа (свекровь и свекор) для жены, а мать и отец жены (тесть и теща) для мужа являлись Богоданными родителями.

Женщина-казачка к незнакомому казаку обращалась словом «мужчина». Слово «мужик» у казаков считалось оскобительным.

Женщина-казачка считала для себя за великий грех и позор появиться на людях (обществе) с непокрытой головой, носить мужской тип одежды и стричь волосы. На людях, как ни странно сегодня покажется, между мужем и женой соблюдалась сдержанность с элементами отчужденности.

Казак к незнакомой женщине-казачке обращался, как правило, к старшей по возрасту «мамаша», к равной — «сестра», к младшей — «дочка» («внучка). К жене — индивидуально каждый усвоенному с молодых лет: «Надя, Дуся, Оксана» и т.д., к пожилым годам — нередко «мать» а то и по имени-отчеству. В качестве приветствия друг друга казаки слегка приподнимали головной убор и с рукопожатием справлялись о состоянии здоровья семьи, о положении дел. Казачки кланялись мужчине на его приветствие, а между собой обнимались с поцелуем и беседой.

При подходе к группе стоящих и сидящх, казак снимал шапку, кланялся и справлялся о здоровье: «Здорово, казаки!», «Здорово бывали, казаки!» или «Здоровенько буллы, казаки!» Казаки отвечали: «Слава Богу!» В строю, на смотрах, парадах, полковых и сотенных построениях на приветствия казаки отвечали согласно воинского устава: «Здравия желаю, господин…!»

При исполнении гимна России, области войска согласно уставу снимали головные уборы.

При встрече, после долговременной разлуки, а также при прощании, казаки обнимались и прикладывались щеками.

Целованием приветствовали друг друга в Великий праздник Воскресения Христова, на Пасху, причем целование допускалось только среди мужчин и отдельно — среди женщин.

Среди казачьей детворы, да и среди взрослых, было принято здороваться (приветствовать) даже с незнакомым человеком, появившемся в хуторе или станице.

Дети и младшие по возрасту, казаки как к родным, знакомым и незнакомым обращались, называя «дядя», «тетя», «тетка», «Дядька» и, если знали, называли имя. К пожилому казаку (казачке) обращались: «батя», «батько», «диду», «баба», «бабуня», «бабушка», добавляя, если знали, имя.

При входе в хату (курень) крестились на образа, мужчины предварительно снимали шапку, то же делали и при выходе.

Извинения за допущенную оплошность произносили со словами: «Простите меня, пожалуйста», «Прости, ради Бога», «Прости Христа ради». Благодарили за что-либо: «Спасибо!», «Храни тебя Господь», «Спаси Христос». На благодарение отвечали: «На здоровье», «Не за что», «Пожалуйста».

Без молитвы не начинали и не заканчивали ни одно дело и прием пищи — даже в полевых условиях.

Характерной особенностью казачьей души была потребность проявить доброту и услугу вообще, а постороннему особенно (подать оброненное, помочь поднять, поднести что-либо в пути, помочь при подъеме или выходе, уступить место для сидения, подать при общем застолье что-либо соседу или рядом сидящему). Прежде чем самому что-либо съесть или утолить жажду, казак должен был предложить рядом стоящему (сидящему).

За грех считали отказать в просьбе просящему и в подаянии — нищему (считалось — лучше всю жизнь давать, чем просить). К жадному человеку остерегались обращаться с просьбой, а при проявлении жадности в момент исполнения просьбы отказывались от услуги, памятуя, что это не послужит добру.

Предпочитали казаки за правило обходиться тем, что есть, а не тем, чем бы хотелось, но не быть в долгу. Долг, говорили, ху¬же неволи, и старались немедля освободиться от него. За долг считали и проявленную к себе доброту, бескорыстную помощь, уважение. За это казак должен был расплачиваться тем же.

Пьяниц, как и в любом народе, не переносили и презирали. Умершего от перепоя (алкоголя) хоронили на отдельном кладбище вместе с самоубийцами и вместо креста в могилу забивали осиновый кол.

Самым отвратительным пороком в человеке считали обман не только делом, но и словом. Казак, не выполнивший данного им слова или забывший о нем, лишал себя доверия. Бытовала поговорка: «Изверился человек в рубле, не поверят и в игле».

Детям, до совершеннолетия, не разрешалось быть за столом во время гуляния, приема гостей и вообще в присутствии посторонних. И не просто запрещалось сидеть за столом, но и находиться в комнате, где идет застолье или разговор старших.

В старообрядческих казачьих семьях был запрет на курение и на выпивку, кроме вина.

Долго существовал обычай умыкания невесты, в случае несогласия родителей невесты на выдачу за неугодного им жениха. Умыкание, как правило, было по предварительному сговору молодых.

За опороченье девицы, если урегулирование конфликта не заканчивалось созданием семьи (свадьбой), виновника ожидала месть родных, двоюродных и троюродных братьев опороченной (нередко приводящая к кровопролитию).


Казак в быту


Еще одна характерная деталь казачьего быта: одежду казак воспринимал, как вторую кожу тела, содержал ее в чистоте и опрятности и никогда не позволял себе носить чужую одежду.

Любили казаки застолье, общение, любили и выпить, но не напиться, а попеть песни, повеселиться, поплясать. За столом у казаков горилку не разливали, а подносили на разносе (подносе) и, если кто уже перехватил «лишку», то его просто обносили, а то и отправляли проспаться.

Не принято было неволить: хочешь — пей. Не хочешь — не пей, но рюмку обязан поднять и пригубить. Поговорка говорила: «Подавать можно, неволить нельзя». Застольная песня напоминала: «Пей, но ум не пропивай!»

В обиходе казачьей жизни было много и других особенностей быта, которые были порождены условиями их жизни. Нередко, особенно от людей, интересующихся прошлым (чаще от женщин) можно услышать: «Вот вы, казаки, как дикари, никогда под ручку с женой не появлялись на улице — она идет сзади или сбоку, вы даже ребенка на руках на улице не носили», и прочее.

Да, было когда-то и это, но обуславливалось заботой о женщине, чтоб не нанести ей лишний раз душевной травмы. Проводя жизнь в боях, казаки, естественно, несли потери и нередко значительные. И представьте казака, идущего в обнимку со своей любезной, а навстречу — другая молодая мать-казачка, потерявшая мужа, с одним ребенком на руках, а другой держится за подол. Что творится в душе этой казачки, когда малыш спрашивает: «Мама, мама, а где мой батя?».

По той же причине и с ребенком на руках казак не появлялся на людях.

Длительный период у казаков были в обычае мужские беседы (гуляние отдельно от женщин), так и женские без мужчин. А когда собирались вместе (свадьбы, крестины, именины), то женщины садились по одну сторону стола, а мужчины — по другую. Это вызывалось тем, что под воздействием хмельного казак по отношению к чужой жене мог допустить какие-то вольности, а казаки скорые на расправу, пускали в ход оружие.

Характерно: в прошлом у казаков в свадебных торжествах могли участвовать только женатые и замужние. Для неженатой молодежи отдельно проводились вечеринки и в доме жениха, и в доме невесты до свадьбы — это было заботой о нравственных устоях молодежи, ибо на свадьбе в торжествах и пожеланиях допускались определенные вольности.

Очень был востребован культ подарков и гостинцев. Никогда казак не возвращался после долгой отлучки из дома без подарков, а при посещении гостей и в гости не ходили без гостинца.

У терских и отчасти у кубанских казаков был принят обычай: перед засылкой сватов жених кидал свою папаху во двор невесты.

У яицких казаков отец невесты не справлял приданое, а по договоренности уплачивал деньги за приданое, так называемую «кладку», отец жениха.


Конь у казака


Не принято было у яицких казаков иметь боевого (строевого) коня — кобылицу.

У терских казаков при выезде казака из дома коня седлала и подводила к казаку жена, сестра, а иногда и мать. Они и встречали, коня расседлывали, при необходимости следили, чтобы конь полностью остыл, прежде чем его поставят в конюшню к пойлу или корму.

У кубанцев перед выездом из дома на войну коня казаку подводила жена, держа повод в подоле платья. По старому обычаю она передавала повод, приговаривая: «На этом коне уезжаешь, казак, на этом коне и домой возвращайся с победой».

Приняв повод, казак обнимал и целовал жену, детей, а нередко и внучат, садился в седло, снимал папаху, осенял себя крестным знаменем, привставал на стремена, взглянув на чистую и уютную белую хату, на палисадник перед окнами, на вишневый сад. Потом нахлобучивал папаху на голову, огревал нагайкой коня и карьером уходил к месту сбора.

Вообще у казаков культ коня преобладал во многом над другими традициями и поверьями.

Перед отъездом казака на войну, когда конь уже под походным вьюком, жена вначале кланялась в ноги коню, чтобы уберег всадника, а затем родителям, чтобы непрестанно читали молитвы о спасении воина. Тоже повторялось после возвращения казака с войны (боя) на свое подворье.

При проводах казака в последний путь за гробом шел его боевой конь под черным чепраком и притороченным к седлу оружием, а уже за конем шли близкие.


Кинжал у казака


У линейных (кавказских) казаков и кубанцев считалось за позор, в прошлом, конечно, покупать кинжал. Кинжал, по обычаю, или передавался по наследству, или в качестве подарка, или, как ни странно, крался или добывался в бою. Была поговорка, что кинжалы покупают только армяне.


Казак и казаки


Казаки в общежитии своем были привязаны друг к другу как братья, гнушались воровства между собой, но грабеж на стороне и, конечно, у неприятеля, у них был вещью обыкновенной. Трусов не терпели и вообще считали первейшими добродетелями целомудрие и храбрость. Не признавали краснобайства, памятуя: «Кто развязал язык, тот вложил саблю в ножны», «От лишних слов слабеют руки», — и больше всего почитали волю. Тос¬куя по родине казак-поэт первой эмиграции Туроверов писал:
Муза — только свобода и воля.
Песня — только к восстанию зов.
Вера — только в дикое поле.
Кровь — одной лишь стране казаков.


Рождение казака


Казаки ценили семейную жизнь и к женатым относились с большим уважением, и только постоянные военные походы заставляли их быть холостыми. Развратников холостые казаки в своей среде не терпели, наказывались развратники смертью. Рожденного младенца холостые казаки (принявшие обет безбрачия) нянчили все, и, когда у него появлялся первый зубок, все непременно приходили смотреть его, и восторгам этих закаленных в боях воинов не было конца.

Казак рождался воином, и с появлением на свет младенца начиналась его военная школа. Новорожденному все родные и друзья отца приносили в дар на зубок ружье, патроны, порох, пули, лук и стрелы. Эти подарки развешивались на стене, где лежала родительница с младенцем. По истечению сорока дней после того, как мать, взяв очистительную молитву возвращалась домой, отец надевал на ребенка портупею от шашки, придерживая шашку в своей руке, сажал на коня и потом возвращал сына матери, поздравлял ее с казаком. Когда же у новорожденного прорезывались зубы, отец и мать сажали его вновь на лошадь и везли в церковь служить молебен Иоанну — воину. Первыми словами малютки были «но» и «пу» — понукать лошадь и стрелять. Военные игры за городом и стрельба в цель были любимыми занятиями молодежи в свободное время. Эти упражнения развивали меткость в стрельбе, многие из казаков могли на значительном расстоянии выбить пулей монету, зажатую между пальцев.

Трехлетние дети уже свободно ездили на лошади по двору, а в 5 лет скакали по степи.


Женщина-казачка


Девушки-казачки пользовались полной свободой и рос¬ли вместе со своими будущими мужьями. Чистота нравов, за которой следила вся казачья община, была достойна лучших времен Рима, где для этого избирались из самых благонадежных граждан особые цензоры. До певой половины 16 века еще сохранялось веяние востока — власть мужа над женой была неограниченной. В конце 17 века хозяйки, особенно пожилые, стали уже приобретать большое влияние в домашнем быту и частенько одушевляли беседы старых рыцарей своим присутствием, а когда те увлекутся в беседе — и своим влиянием.

Казачки в большинстве своем — тип красавиц, веками сложившийся, как естественный отбор из плененных черкешенок, турчанок и персиянок, поражал и поражает своей миловидностью и привлекательностью. В своей повести «Казаки» уже в первой половине 19 века Л.Н. Толстой писал:

«Красота гребенской женщины-казачки особенно поразительна соединением самого чистого типа черкесского лица с могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую — татарскую рубаху, бешмет, чувяки, но платки завязывают по-русски. Щегольство, чистота и изящество в одежде и убранстве хат составляют привычку и необходимость жизни».

К чести женщины-казачки-хозяйки следует отнести их заботливость о чистоте своих жилищ и опрятность их одежды. Эта отличительная черта сохраняется и до сего времени. Таковы были матери и воспитательницы грозных казаков старого времени.


Душа казака


Таковы были казаки старого времени: страшные, жестокие и беспощадные в боях с врагами их веры и гонителями христианства, простые и чуткие, как дети, в обыденной жизни. Они мстили туркам и крымцам за бесчеловечное обращение и угнетение христиан, за страдания пленных братьев, за вероломство, за несоблюдение мирных договоров. «Казак поклянется душою христианской и стоит на своем, татарин и турок поклянется ду¬шой магометанской и солжет» — говорили казаки, стоя твердо друг за друга. «Все за одного и один за всех», за свое древнее казачье братство. Казаки были неподкупны, предательств среди них, среди природных казаков, не было. Попав в плен, тайн своего братства не выдавали и умирали под пытками смертью мучеников. История сохранила беспримерный подвиг атамана Запорожской Сечи Дмитрия Вишневецкого, который во время крымских походов попал в плен и турецкий султан приказал повесить своего злейшего врага на крюке. И повис над пропастью закрюченный под ребро русский богатырь. Несмотря на страшные муки, он славил Христа, проклинал Магомета. Рассказывают, что когда он испустил дух, турки вырезали его сердце и съели, в надежде усвоить бесстрашие Вишневецкого.


Казак и богатство


Некоторые историки, не понимая духа казаков — идейных борцов за веру и свободу личности — упрекают их в корысти, жадности и склонности к наживе. Это по незнанию.

Однажды турецкий султан, доведенный до крайности страшными набегами казаков, задумал купить их дружбу выдачей ежегодного жалованья, вернее, ежегодной дани. Султанский посол в 1627—37 годах принимал к тому все усилия, но казаки остались непреклонными и только смеялись над этой затеей, даже сочли эти предложения за оскорбление казачьей чести и ответили новыми набегами на турецкие владения. После того, дабы склонить казаков к миролюбию, султан прислал с тем же послом в подарок войску четыре золотых кафтана, но казаки с негодованием отвергли этот дар, говоря, что султанские подарки им не нужны.


Морские походы


Морские походы или поиски казаков поражают своей смелостью и умением пользоваться всякими обстоятельствами.

Буря и грозы, мрак и морские туманы являлись для них обычными явлениями и не останавливали их от достижения задуманной цели. В легких стругах, вмещающих 30 — 80 человек, с обшитыми камышом бортами, без компаса, они пускались в Азовское, Черное, Каспийское моря, громили приморские города вплоть до Фарабада и Стамбула, освобождая своих пленных братьев-казаков, смело и дерзко вступали в бой с хорошо вооруженными турецкими кораблями, сцеплялись с ними на абордаж и почти всегда выходили победителями. Разметанные бурей по волнам открытого моря, они никогда не теряли своего пути и при наступлении затишья соединялись в грозные летучие флотилии и неслись к берегам Колхиды или Румелии, приводя в трепет грозных и непобедимых, по тому времени, турецких султанов в их собственной столице Стамбуле.


Честь казачья


Добрая слава о казаках распространялась по всему миру, их стремились пригласить на службу и французские короли, и германские курфюрсты, но особенно соседние православные народы. В 1574 году молдавский господарь Иван прислал к гетману Смирговскому, преемнику Ружинского, просить помощь против турок. В таком деле единоверным братьям, конечно, отказу быть не могло. Смирговский выступил в Молдавию с небольшим отрядом в полторы тысячи казаков. Сам господарь с боярами выехал навстречу гетману, в знак радости молдаване палили из пушек. После знатного угощения казачьим старшинам поднесли серебряные блюда, полные червонцев, причем было сказано: «После дальнего пути вам нужны деньги на баню». Но казаки не захотели принимать гостинцы: «Мы пришли к вам, волохи, не за деньгами, не для жалованья, а единственно затем, чтобы доказать вам нашу доблесть и сразиться с неверными, коли к тому будет случай», — ответили они озадаченным молдаванам. Со слезами на глазах Иван благодарил казаков за их намерение.


Недостатки казака


Были в характере казаков и недостатки, большей частью унаследованные от предков. К примеру, не могли удержаться, чтобы не побалагурить, послушать рассказы других, да и самим рассказать о подвигах товарищей. Бывало, что в рассказах этих они и прихвастнут, и прибавят что-то от себя. Любили казаки, вернувшись из заморского похода, шикануть своим нарядом и убранством. Отличались они беспечностью и беззаботностью, не отказывали себе в питие. Француз Боплан писал о казаках:

«В пьянстве и бражничестве они старались превзойти друг друга, и едва ли найдутся во всей христианской Европе такие беззаботные головы, как казацкие, и нет на свете народа, который мог сравниться в пьянстве с казаками».

Однако во время похода объявлялся «сухой закон», отважившегося напиться немедленно казнили. Но и в мирное время быть с водкой запанибрата могли только рядовые казаки, для «начальных людей», кто по существу руководил казачеством, пьянство считалось серьезным недостатком. Среди атаманов всех уровней пьяниц не было, да и быть не могло, ибо им тут же было бы отказано в доверии. Были, конечно, в среде казачества, как и в каждом народе, люди с темным прошлым — разные убийцы, преступники, проходимцы, но никакого влияния они оказывать не могли, им приходилось либо в корне изменяться, либо принимать лютую казнь. Всему миру было известно, что законы у казаков, особенно у запорожцев, чрезвычайно строги и расправа быстра.


Слово казака


Казаки от природы были народом религиозным без ханжества и лицемерия, клятвы соблюдали свято и данному слову верили, чтили праздники Господние и строго соблюдали посты. Народ прямолинейный и рыцарски гордый, лишних слов не любили и дела на кругу (Раде) решали скоро и справедливо.

По отношению к своим провинившимся братьям — казакам оценка их была строга и верна, наказания за преступления — измену, трусость, убийство и воровство — были жестоки: «В куль, да в воду». Убийство врага и воровство у врага за преступление не считалось.

Особенно жестокие и суровые наказания были в Запорожской сечи. Из преступлений самым великим считалось убийство товарища, братоубийцу закапывали в землю живого в одном гробу с убитым. Смертью каралось в Сечи воровство и укрывательство краденной вещи, связь с женщиной и содомский грех. Казак, вступивший в сечевое братство, принимал обет безбрачия. Казнь полагалась и просто за привод женщины в Сечь, будь даже это мать или сестра казака. Одинаково с этим каралась и обида женщины, если казак посмеет опорочить ее, ибо, как справедливо полагали «лыцари», подобное деяние к обесславлению всего войска Запорожского простирается. Смертью наказывались также те, кто творил насилие в христианских селениях, самовольная отлучка и пьянство во время похода и дерзость против начальства.

Войсковой судья обычно исполнял роль следователя, исполнителями же приговоров всегда были осужденные, обязанные поочередно казнить друг друга. За воровство обычно приковывали к позорному столбу, где преступника забивали киями (палками) свои же товарищи. За оскорбление начальства и неотдание долга товарищу приковывали к пушке цепями, и только в последнее время в Сечи за это полагалась высылка в Сибирь. За великое воровство, или как бы сегодня сказали хищение в особо крупных размерах, виновных ждала шибеница — виселица. От шибеницы можно было избавиться только в том случае, если какая-нибудь женщина или девушка изъявит желание выйти замуж за осужденного.

Кроме шибеницы, запорожцы в редких случаях применяли заимствованный у ляхов гак (крюк), на котором осужденный подвешивался за ребро и оставался в таком положении до тех пор, пока кости его не рассыпятся. Пользовались они иногда острой палей или колом. Таковы были нравы и обычаи старого казачества.


О таинстве крещения


Прежде совершения таинства крещения должно было быть наречение имени, которое дается человеку в честь кого-либо из святых Православной церкви. При этом священник троекратно осеняет его крестным знамением и молит Господа быть милостивым к этому человеку и, по присоединению через крещение к святой церкви.

Во время крещения, священник молит Господа изгнать из этого человека всякого лукавого и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его и сделать его членом церкви и наследником вечного блаженства, крещеный же отрекается от дьявола, дает обещание служить не ему, а Христу и чтением Символа Веры подтверждает свою веру во Христа как Царя и Бога.

Когда же крестят младенца, то отречение от дьявола и всех дел его, а равно и Символ Веры произносят от его лица восприемники, т.е. крестный отец и крестная мать, которые являют на себя обязанность научить его вере, когда он придет в возраст, и заботу о том, чтобы он жил по христиански. Затем священник молит Господа освятить воду в купели и отогнать от нас дьявола, сделать ее для крещаемого источником новой и святой жизни и при этом трижды делает в воде знамения: крест, сначала своей рукой, а потом, освященный елеем, которым он помазывает и крещаемого в знак милости Божьей к нему. После этого священник троекратно погружает его в воду, произнося «крещается раб Божий» (при этом упоминает его имя) «Во имя Отца, аминь; и Сына, аминь; и Святого Духа, аминь». На крещеного возлагается белая одежда и крест. Белая одежда служит знаком чистоты после крещения, а крест служит видимым знаком его веры в Иисуса Христа. Сразу же после этого совершается таинство миропомазания. Священник помазывает крещеного святым миром, делая им знак креста на разных частях тела с произнесением слов печать (т.е. знак) дара Духа Святого. В это время незримо подаются крещеному дары Святого Духа, при помощи которых он возрастает и укрепляется в жизни духовной.

Чело или лоб помазывается миром для освящения ума; глаза, ноздри, уста, уши для освящения чувств; грудь — для освящения сердца; руки и ноги — для освящения дел и всякого поведения. Троекратное затем хождение священника с новокрещенным и его восприемниками (крестным отцом и крестной матерью) кругом купели есть знак торжества и радости духовной. Возженные свечи в их руках служат знаком духовного просвещения, а крестовидное пострижение волос на голове крещеного делается в знак его посвящения Господу.

День крещения для родителей младенца, его родных и близких является величайшей радостью, отмечается застольем, радостными пожеланиями и подарками.

Примечание: крестным отцом и матерью не могут быть некрещеные, с порочными недостатками в жизни, поведением, поступками, и легкими взглядами на жизнь.

В указанный для крещения день родственники с крестным и крестной являются в Храм к началу богослужения, и после окончания молитв — в отведенное место для крещения.


Проводы казака на действительную (срочную) службу


При достижении призывного (приписного) возраста малолеток (призывник) проходит при станице в течение года военную подготовку под руководством казачьего управления станицы и приводится к присяге.

Для приема присяги казаки являются в церковь на Богослужение. После его окончания выстраиваются на площади напротив алтаря Господнего со знаменем.

Священник после исполнения молитвы, посвященной воину, уходящему на службу, дает разрешение на приведение казаков к присяге.

Назначенный атаманом казак с управления перед строем членораздельно построчно зачитывает текст присяги, а казаки повторяют зачитанное вслух.

Окончив прием присяги, каждый казак подходит к аналою или столу, где лежат Евангелие и Крест. Поцеловав Евангелие и Крест, преклоняют колена перед знаменем, и целует его край, ставит свою роспись в книге приема присяги и становится в строй. Священник окропляет священной водой и дает напутствие.

Присутствующие при этом старики, родные, знакомые высказывают свои поздравления, пожелания, наставления.

В день приведения казаков к присяге организуется праздничное застолье.

Казаки, где их селения расположены недалеко от реки Кубань, выводятся на ее берег, делают общее строем коленопреклонение и осеняют себя крестным знамением. Старики поздравляют их с получением имени Кубанского казака.


Примечание:

На прием присяги казаки являются в парадной одежде.

При получении извещения (повестки) для явки на сборный пункт, в семье уходящего на службу организуется застолье близких, родных, друзей. В ходе застолья высказываются добрые пожелания, советы, надежды.
В день и час уходящего на сборный пункт, мать вручает сыну переписанный ею псалом 90 — ЖИВЫЕ ПОМОЩИ, по давнему казачьему поверью защищающий воина от всех бед, несчастий, насильственной смерти (пуль, снарядов, бомб).
В момент ухода из родительского дома на сборный пункт казак осеняет себя крестным знамением перед святыми образами с коленопреклонением, затем кланялся (в прошлом) отцу и матери в ноги, прося у них благословения на службу Отечеству и молитв на сохранение жизни и здоровья.
Родители благословляли казака и вручали ему иконку благословления.


Встреча казака по окончании службы


День возвращения казаков со службы всегда считался праздником. В семьях возвратившихся со службы казаков готовилась встреча: наводился порядок в доме, готовилось праздничное кушанье. Казаки по возвращению со службы шли в церковь, и после окончания молебна возвращались в дом отца.

Казак, возвратившийся в дом отца, освящал себя крестным знамением, с коленным преклонением. После чего просил благословления у отца повидаться с иконами и родными Отец с радостью возвещал — разрешаю. После встречи с родными и близкими устраивалось застолье.

В последующем казак в течение недели посещал дома родных и знакомых, а после приступал к обычной работе.


О погребении умершего


По смерти казака тело его обмывается и одевается на него чистая, по возможности новая одежда. Казачий обряд включает в себя: кальсоны, нижнюю рубашку из полотна «бязь», при отсутствии — трикотажную, бешмет, черкеску, на ногах — чулки — матерчатые типа ноговиц или легкие тапочки, по желанию родных не запрещались и туфли. На лоб умершего возлагался венчик с изображением Христа, Богоматери и Иоанна Предтечи и с надписью «Святый Боже…» в знак того, что умерший, как христианин, вел на земле борьбу за правду Божию и умер в надежде на милосердие Божие и ходатайство Божией Матери и Иоанна Предтечи получить венец на небесах. На руки его полагается крест или какая-либо икона, в знак веры умершего в Христа, Божию Матерь и святых угодников Божиих.

Тело умершего полагалось в гроб, который становился посреди комнаты перед домашними иконами (в переднем углу) и наполовину покрывался священным покровом в знак того, что умерший находился под покровом Православной церкви.

Лицо умершего в гробу должно было быть обращено к выходу.

Вокруг гроба зажигались свечи в знак того, что умерший перешел в область света — в лучшую загробную жизнь. Затем при гробе начиналось чтение псалтыря с прибавлением молитв об успокоении умерших и служились панихиды (краткие службы, состоящие из молитв о прощении грехов и успокоении в Царстве Небесном умершего). При служении панихиды собравшиеся родственники и знакомые умершего стоят с зажженными свечами в знак того, что они верят в светлую будущую жизнь, в конце панихиды (при чтении молитвы Господней) свечи эти тушились в знак того, что земная жизнь наша, горящая как свеча, должна потухнуть, чаще всего не догоревши до предполагаемого нами конца.

До погребения тело для отпевания переносилось (перевозилось) в Храм; перед выносом (перевозом) в Храм совершалась краткая заупокойная служба («Лития»), а во время перенесения (перевозки) поют Святый Боже…

В Храме гроб с телом умершего ставили посреди церкви лицом к алтарю и по четырем сторонам гроба возжигали светильники.

В конце службы отпевания священник читал разрешительную молитву. Этой молитвой разрешались бывшие на умершем запрещения и грехи, в которых он покаялся и которые при покаянии он не смог вспомнить и умерший с миром отпускался в загробную жизнь, текст этой молитвы возлагался в руки умершего. Затем родные и знакомые давали умершему последнее целование, прощались с ним, после этого тело умершего обертывалось саваном и священник посыпал его крестообразно землей, гроб закрывался крышкой и умершему пели «Вечная память».

После отпевания гроб с телом умершего переносился (перевозился) на кладбище и опускался в могилу, лицом к востоку; при этом совершалась краткая заупокойная лития. Участники похорон с молитвой бросали в могилу трижды горсть земли и следовали по приглашению к поминальному застолью.

При переносе (перевозке) тела покойного «траурная процессия» двигалась в следующем порядке:
1. Чаша с «кутьей».
2. Ордена на отдельных малых подушечках с траурной каймой, медали, по нескольку медалей на одной подушечке.
3. Венки в одну колонну или колонну в два ряда.
4. Крест.
5. Крышка гроба.
6. Гроб с умершим.
7. (При похоронах казака, павшего в бою или на службе, за гробом шел конь под черным чепраком и притороченным к седлу его холодным оружием), родные, близкие, друзья, знакомые.

При подходе процессии к катафалку, входу в церковь идущие с венками образовывали коридор, через который проносился гроб с умершим.

Переносящим гроб с умершим на левую руку повязывали полотенце. На могиле христианина ставился святой крест, как символ победы Христовой над смертью и адом.

Имея истинную веру в бессмертие человеческой души, всеобщее будущее воскресение умерших, страшный суд Христов и последнее воздаяние каждому по делам его, святая Православная церковь не оставляет своих умерших без молитвы, в особенности в первые дни после их смерти и во дни общего поминовения усопших. Она молится за них в третий, девятый и сороковой день после их смерти.

В третий день святая Церковь, вспоминая трехдневное воскресение Христа, молит его воскресить умершего для блаженной жизни.

В девятый день святая Церковь молит Господа, чтобы он сопричислил умершего к лику угодников Божьих, разделенных, как и ангелы, на девять чинов.

В сороковой день совершается молитва, чтобы Иисус Христос, вознесшийся на небо, вознес в небесные обители и умершего.

Иногда поминовение умершего, по усердию и вере его родных, совершается ежедневно, в течение всех сорока дней, эти поминовения называются сорокоустом.

Наконец, в годовщину смерти умершего молятся на него близкие ему родные и верные друзья, выражая этим веру, что день смерти человека есть не день уничтожения, а нового рождения для вечной жизни, день перехода бессмертной души человеческой к другим условиям жизни, где уже нет места земным болезням и воздыханиям.

Примечание:
1. В поминальных обедах, застольях в дни поста, а также в среду и пятницу, следует воздерживаться от мясных и скоромных закусок (сливочное масло, молоко, яйца, сыр). В эти дни основу блюд и закусок должны составлять рыба, овощи, фрукты, блины, компот, мед.
2. В дни поминовения раздают милостыни нуждающимся и на поминальный стол Храма.
3. Спиртным умершего не поминают, а по желанию принимают для аппетита при поминальной трапезе.

Тот, кто не уважает обычаи своего народа,
не хранит их в своем сердце, тот позорит
не только свой народ, но, прежде всего
не уважает самого себя, свой род,
своих древних предков

Обычаи, традиции, нравы казаков | Юга.ру

ОБЫЧАИ, ТРАДИЦИИ, НРАВЫ КАЗАКОВ

Помни, брат, что у казаков:

Дружба – обычай;

Товарищество – традиции;

Гостеприимство – закон

Традиции и обычаи казаков

Казак не может считать себя казаком, если не знает и не соблюдает традиции и обычаи казаков. За годы лихолетья и уничтожения казачества изрядно выветривались и исказились под чуждым влиянием эти понятия. Даже наши старики, родившиеся уже в советское время, не всегда правильно трактуют неписаные казачьи законы.

Беспощадные к врагам, казаки в своей среде были всегда благодушны, щедры и гостеприимны. В основе характера казака была какая-то двойственность: то он весел, шутлив, забавен, то необычайно грустен, молчалив, недоступен. С одной стороны, это объясняется тем, что казаки, глядя постоянно в глаза смерти, старались не пропускать выпавшую на их долю радость. С другой стороны – они философы и поэты в душе – часто размышляли о вечном, о суете сущего и о неизбежном исходе этой жизни. Поэтому основу в формировании морально-нравственных устоев казачьих обществ составили 10 Христовых заповедей. Приучая детей к соблюдению заповедей Господних, родители по народному их восприятию поучали: не убивай, не кради, не блуди, трудись по совести, не завидуй другому и прощай обидчиков, заботься о детях своих и родителях, дорожи девичьим целомудрием и женской честью, помогай бедным, не обижай сирот и и вдовиц, защищай от врагов Отечество. Но прежде всего крепи веру православную: ходи в Церковь, соблюдай посты, очищай душу свою – через покаяние от грехов, молись единому Богу Иисусу Христу и добавляли: если кому-то что-то можно, то нам нельзя – МЫ КАЗАКИ.

Чрезвычайно строго в казачьей среде, наряду с заповедями Господними, соблюдались традиции, обычаи, поверья, которые являлись жизненно-бытовой необходимостью каждой казачьей семьи, несоблюдение или нарушение их осуждалось всеми жителями хутора или станицы, поселка. Обычаев, традиций много: одни появляются, другие исчезают. Остаются те, что наиболее отражают бытовые и культурные особенности казаков, что сохраняются в памяти народа от далекой старины. Если коротко сформулировать их, то получатся своеобразные неписанные казачьи домашние законы:

1. Уважительное отношение к старшим.

2. Безмерное почитание гостя.

3. Уважение к женщине (матери, сестре, жене).

Казак и родители

Почитание родителей, крестного и крестной было не просто обычаем, а внутренней потребностью заботой о них сына и дочери. Сыновний и дочерний долг перед родителями считался исполненным после того, когда будут справлены поминки сорокового дня, после ухода их в мир иной.

Крестная мать помогала родителям готовить к будущей замужней жизни девочку-казачку, приучала ее к домашнему хозяйству, рукоделию, бережливости, труду.

На крестного отца возлагалась главной обязанностью подготовка казачонка к службе, причем за военную подготовку казака спрос с крестного отца был большим, чем с родного отца.

Авторитет отца с матерью был не просто непререкаем, а настолько почитаем, что без благословения родителей не начинали никакую работу, не принимали решения по наиболее важным делам. Характерно, что этот обычай сохранен в казачьих патриархальных семьях до сегодняшнего дня. Артист-певец с мировым именем Шахматов рассказывает, что у его 90-летнего отца 8 сынов, которые начинают свой рабочий день с получения родительского благословения.

Непочитание отца с матерью считались за большой грех. Без согласия родителей и родни, как правило, не решались вопросы создания семьи: родители принимали самое непосредственное участие в ее создании. Развод у казаков в прошлом являлся редчайшим явлением.

В обращении с родителями и вообще со старшими соблюдались сдержанность, вежливость и уважительность. На Кубани обращались к отцу, матери только на «Вы» — «Вы, мама», «Вы, тату».

Старшинство являлось жизненным укладом казачьей семьи и естественной необходимостью повседневного быта, что скрепляло семейные и родственные узы и помогало в формировании характера, которого требовали условия казачьей жизни.

Отношение к старшим

Уважение старшего – одно из главных обычаев казаков. Отдавая дань уважения к прожитым годам, перенесенным невзгодам, казачьей доли, наступающей немочи и неспособности постоять за себя – казаки при этом всегда помнили слова священного Писания: «Перед лицом седого вставай, почитай лицо старца и бойся Бога своего – Я Господь Бог ваш».

Обычай уважения и почитания старшего по возрасту обязует младшего, прежде всего, проявлять заботу, сдержанность и готовность к оказанию помощи и требовать соблюдения некоторого этикета (при появлении старика все должны были встать – казаки при форме приложить руку к головному убору, а без формы — снять шапку и поклониться).

В присутствии старшего не разрешалось сидеть, курить, разговаривать (вступать без его разрешения) и тем более – непристойно выражаться.

Считалось непристойным обгонять старика (старшего по возрасту), требовалось испросить разрешение пройти. При входе куда-либо первым пропускается старший.

Неприличным считалось младшему вступать в разговоры в присутствии старшего.

Старику (старшему) младший обязан уступить дорогу.

Младший должен проявлять терпение и выдержку, при любых случаях не прекословить.

Слова старшего являлись для младшего обязательными.

При общих (совместных) мероприятиях и принятии решений обязательно испрашивалось мнение старшего.

При конфликтных ситуациях, спорах, раздорах, драках слово старика (старшего) являлось решающим и требовалось немедленное его исполнение.

Вообще у казаков и особенно у кубанцев уважение к старшему являлось внутренней потребностью на Кубани даже в обращении редко можно услышать – «дед», «старый» и прочее, а ласково произносится «батько», «батьки».

Уважение к старшему прививалось в семье с ранних лет. Дети знали, кто из них в отношении кого старше. Особенно почиталась старшая сестра, которую до седых волос младшие братья и сестры величали няней, нянькой, так как она заменяла им занятую домашней работой мать.

Казаки и гости

Безмерное уважение к гостю обуславливались тем, что гость считался посланцем Божьим. Самым дорогим и деланным гостем считался незнакомый из дальних мест, нуждающийся в приюте, отдыхе и опеке. В шутливой казачьей застольной песне – частушке «Ала-верды» наиболее точно выражено почитание гостя: «Нам каждый гость дается Богом, какой бы не был он среды, хотя бы в рубашке убогом – ала-верды, ала-верды». Заслуженно подвергался презрению тот, кто не оказывал уважения гостю. Независимо от возраста гостя, ему отводилась лучшее место за трапезой и на отдыхе. Считалось неприличным в течение 3-х суток спрашивать гостя, откуда он и какова цель его прибытия. Даже старик уступал место, хотя гость был моложе его. У казаков считалось за правило: куда бы он ни ехал по делам, в гости, никогда не брал еды ни для себя, ни для коня. В любом хуторе, станице, поселке у него обязательно был дальний или близкий родственник, кум, сват, деверь или просто сослуживец, а то и просто житель, который встретит его, как гостя, накормит и его, и коня, на постоялых дворах казаки останавливались в редких случаях при посещении ярмарок в городах. К чести казаков, этот обычай и в наше время не претерпел особых изменений. В сентябре 1991 г. когда руководство Казахстана во главе с Назарбаевым отказало в приеме казаков в гостиницах, прибывших в город Уральск по случаю празднования 400-летия службы Яицких казаков государству Российскому, несколько сот казаков были разобраны по казачьим семьям и приняты с присущим казачьим гостеприимством.

В сентябре 1991 года при поездке в г. Азов на празднование юбилея Азовского сидения группа казаков из 18 человек остановилась на привал у родственников сотника Г.Г. Пелипенко в станице Октябрьской (в прошлом Ново-Михайловка) и не были отпущены до тех пор пока не были накормлены наваристым кубанским борщем, домашней снедью под чарку горилки и были предупреждены, что на обратном пути не вздумали не заехать и не рассказать о празднике.

Казачье гостеприимство давно было известно не только историкам, но и простому люду. Одно из воспоминаний современников, хранившихся ныне в архиве, говорит:

«Я служил 2 года в Богуславе (ныне Херсонская область), а оттуда недалеко казачьи рыбные заводы. Бывало, придешь на завод, а тебя даже не спросят, что ты за человек, а тотчас: дайте-ка поесть казаку и чаркой водки попотчует, может быть, он пришел издалека и устал, а когда поешь, еще и предложат отдохнуть, а потом только спросят: «Кто таков? Не ищешь ли работу?

— Ну, скажешь, ищу

— Так у нас есть работа, приставай к нам.

Наравне с гостеприимством казаки отличались необыкновенной честностью. Как свидетельствует католический священник Китович, в Сечи можно было оставить на улице деньги, не опасаясь, что они могут быть похищены.

Накормить и угостить своим вином прохожего считалось священным долгом каждого казака.

Отношение к женщине

Уважительное отношение к женщине – матери, жене, сестре обуславливало понятие чести казачки, честь дочери, сестры, жены – по чести и поведению женщины мерилось достоинство мужчины.

В семейном быту взаимоотношения между мужем и женой определялось согласно христианского учения (священного писания). «Не муж для жены, а жена для мужа». «Да убоится жена мужа». При этом придерживались вековых устоев – мужчина не должен вмешиваться в женские дела, женщина – в мужские. Обязанности были строго регламентированы самой жизнью. Кто и что в семье должен делать – четко разделено. Считалось за позор, если мужчина занимался женскими делами. Строго придерживались правила: никто не имеет права вмешиваться в семейные дела.

Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать ее – ибо женщина – будущее твоего народа. Характерный пример защиты женщины описан в повести казачьего писателя Гария Немченко.

В 1914 году, утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк уже двигался в походной колонне к месту сбора. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие – старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженную в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк по фамилии Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и срубил его.

Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи.

Обычай не допускал, чтобы женщина присутствовала на сборе (круге) даже для разрешения вопросов ее личного характера. За нее с ходатайством выступал или представлял прошение или жалобу отец, старший брат, крестный или атаман.

В казачьем обществе женщины пользовались таким почитанием и уважением, что в наделении ее правами мужчины не было необходимости. Практически в прошлом ведение домашнего хозяйства лежало на матери-казачке. Казак большую часть жизни проводил на службе, в боях, походах, на кордоне и пребывание его в семье, станице было кратковременным. Однако, главенствующая роль как в семье, так и в казачьем обществе принадлежало мужчине, на котором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержания в семье строгого порядка казачьего быта.

Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех его членов и примером в этом являлась жена казака – мать его детей.

Заботу о воспитании подрастающего поколения проявляли не только родители, но все взрослое население хутора, станицы. За непристойное поведение подростка взрослый не только мог сделать замечание, но и запросто «надрать уши», а то и «угостить» легкой оплеухой, сообщить о случившемся родителям, которые незамедлительно «добавят».

Родители удерживались от выяснения своих отношений в присутствии детей. Обращение жены к мужу, в знак почитания его родителей, было только по имени и отчеству, как отец и мать мужа (свекровь и свекор) для жены, так и мать и отец жены (тесть и теща) для мужа являлись Богоданными родителями.

Женщина-казачка к незнакомому казаку обращалась словом «мужчина». Слово «мужик» у казаков считалось оскорбительным.

Женщина-казачка считала для себя за великий грех и позор появиться на людях (обществе) с непокрытой головой, носить мужской тип одежды и стричь волосы. На людях, как ни странно, сегодня покажется, между мужем и женой соблюдалась сдержанность с элементами отчужденности.

Казак к незнакомой женщине-казачке обращался, как правило, к старшей по возрасту «мамаша», а равной — «сестра», к младшей — «дочка» (внучка). К жене – индивидуально каждый усвоенному с молодых лет: «Надя, Дуся, Оксана» и т.д. к пожилым годам – нередко «мать», а то и по имени- отчеству. В качестве приветствия друг друга казаки слегка приподнимали головной убор и с рукопожатием справлялись о состоянии здоровья семьи, о положении дел. Казачки кланялись мужчине на его приветствие, а между собой обнимались с поцелуем и беседой.

При подходе к группе стоящих и сидящих, казак снимал шапку, кланялся и справлялся о здоровье – «Здорово, казаки!», «Здорово бывали, казаки!» или «Здоровенько булы казаки!». Казаки отвечали – «Слава Богу». В строю, на смотрах, парадах полковых и сотенных построениях на приветствия казаки отвечали согласно воинского устава: «Здравия желаю, господин…!».

При исполнении Гимна России, области войска согласно Уставу снимали головные уборы.

При встрече, после долговременной разлуки, а также при прощании, казаки обнимались и прикладывались щеками. Целованием приветствовали друг друга в Великий праздник Воскресения Христова, на Пасху, причем целование допускалось только среди мужчин и отдельно – среди женщин.

Среди казачьей детворы, да и среди взрослых, было принято здороваться (приветствовать) даже незнакомого человека, появившегося в хуторе или станице.

Дети и младшие по возрасту казаки как к родным, знакомым и незнакомым обращались, называя «дядя», «тетя», «тетка», «дядька» и, если знали, называли имя. К пожилому казаку(казачке) обращались: «батя», «батько», «диду», «баба», «бабуня», «бабушка», добавляя, если знали, имя.

При входе в хату (курень) крестились на образа, мужчины предварительно снимали шапку, тоже делали и при выходе.

Извинения за допущенную оплошность произносили со словами: «Простите меня, пожалуйста», «Прости, ради Бога», «Прости Христа ради». Благодарили за что-либо: «Спасибо!», «Храни тебя Господь», «Спаси Христос». На благодарение отвечали: «На здоровье», «Не за что», «Пожалуйста».

Без молитвы не начинали и не заканчивали ни одно дело и прием пищи – даже в полевых условиях.

Характерной особенностью казачьей души была потребность проявить доброту и услугу вообще, а постороннему особенно (подать оброненное, помочь поднять, поднести что-либо по пути, помочь при подъеме или выходе, уступить место для сидения, подать при общем застолье что-либо соседу или рядом сидящему. Прежде чем самому что-либо съесть или утолить жажду, должен был предложить рядом стоящему (сидящему).

За грех считали отказать в просьбе просящего и в подаянии – нищему (считалось – лучше всю жизнь давать, чем просить). К жадному человеку остерегались обращаться с просьбой, а при проявлении жадности в момент исполнения просьбы отказывались от услуги, памятуя, что это не послужит добру.

Предпочитали казаки за правило обходиться тем, что есть, а не тем, чем бы хотелось, но не быть в долгу. Долг, говорили, хуже неволи, и старались немедля освободиться от него. За долг считали и проявленную к тебе доброту, бескорыстную помощь, уважение. За это казак должен был рассчитаться тем же.

Пьяниц, как и в любом народе, не переносили и презирали. Умершего от перепоя (алкоголя) хоронили на отдельном кладбище вместе с самоубийцами и вместо креста на могилу забивали осиновый кол.

Самым отвратительным пороком в человеке считали обман не только делом, но и словом. Казак, не выполнивший данного им слова или забывший о нем, лишал себя доверия Бытовала поговорка: «Изверился человек в рубле, не поверят и в игле».

Детям до совершеннолетия, не разрешалось быть за столом во время гуляния, приема гостей и вообще в присутствии посторонних. И не просто запрещалось сидеть за столом, но и находиться в комнате, где идет застолье или разговор старших.

В старообрядческих казачьих семьях был запрет на курение и на выпивку, кроме вина.

Долго существовал обычай умыкания невесты, в случае несогласия родителей невесты на выдачу за неугодного им жениха. Умыкание, как правило, было по предварительному сговору молодых.

За опороченье девицы, если урегулирование конфликта не заканчивалось созданием семьи (свадьбы), виновника ожидала месть родных, двоюродных и троюродных братьев опороченной (нередко приводящая к кровопролитию).

Казак в быту

Еще одна характерная деталь казачьего быта: одежду казак воспринимал, как вторую кожу тела, содержал ее в чистоте и опрятности и никогда не позволял себе носить чужую одежду.

Любили казаки застолье, общение, любили и выпить, но не напиться, а попеть песни, повеселиться, поплясать. За столом у казаков горилку не разливали, а подносили на разносе (подносе) и, если кто уже перехватил «лишку», то его просто обносили, а то и отправляли проспаться.

Не принято было неволить: хочешь –пей. Не хочешь – не пей, но рюмку обязан поднять и пригубить, поговорка говорила «подавать можно, неволить нельзя». Застольная песнь напоминала: «Пей, но ум не пропивай».

В обиходе казачьей жизни было много и других особенностей быта, которые были порождены условиями их жизни. Нередко, особенно от людей, интересующихся прошлым (чаще от женщин) можно было услышать: «Вот вы, казаки, как дикари, никогда под ручку с женой не появлялись на улице – она идет сзади или сбоку, вы даже ребенка на руках на улице не носили» и прочее.

Да, было когда-то и это, но обуславливалось заботой о женщине, чтоб не нанести ей лишний раз душевной травмы. Проводя жизнь в боях, казаки, естественно, несли потери и нередко значительные. И представьте казака, идущего в обнимку со своей любезной, а навстречу – другая молодая мать-казачка, потерявшая мужа – с одним ребенком на руках, а другой держится за подол. Что творится в душе этой казачки, когда малыш спрашивает: «Мама, а где мой батя?».

По той же причине и с ребенком на руках казак не появлялся на людях.

Длительный период у казаков были в обычае мужские беседы (гуляние отдельно от женщин), так и женские без мужчин. А когда собирались вместе (свадьбы, крестины, именины), то женщины садились по одну сторону стола, а мужчины – по другую. Это вызывалось тем, что под воздействием хмельного казак по отношению к чужой жене мог допустить какие-то вольности, а казаки скорые на расправу, пускали в ход оружие.

Характерно: в прошлом у казаков в свадебных торжествах могли участвовать только женатые и замужние. Для неженатой молодежи отдельно проводились вечеринки и в доме жениха, и в доме невесты до основной свадьбы – это было заботой о нравственности устоев молодежи – ибо на свадьбе в торжествах и пожеланиях допускались определенные вольности.

Очень был востребован культ подарков и гостинцев. Никогда казак не возвращался после долгой отлучки из дома без подарков, а при посещении гостей и в гости не ходили без гостинца.

У Терских и отчасти у кубанских казаков был принят обычай: перед засылкой сватов жених кидал свою палку во двор невесты.

У Яицких казаков отец невесты не справлял приданое, по договоренности уплачивал деньги – за приданое – так называемую «кладку» — отец жениха.

Похороны в казачьей семье

Умершую в девичьи года девушку-казачку несли на кладбище только девушки, а не женщины и тем более не мужчины. Так отдавалась дань уважения целомудрию и непорочности. Покойника несли на кладбище на носилках, гроб покрывали темным покрывалом, а девицы – белым. Могилы копались глубокие. Сбоку от могилы выкапывалась (оборудовалась) ниша. Туда и устанавливали гроб два, а то и три казака.

Конь у казака

Не принято было у яицких казаков иметь боевого (строевого) коня-кобылицу.

У терских казаков при выезде казака из дома коня седлала и подводила к казаку жена, сестра, а иногда и мать. Они и встречали, коня расседлывали, при необходимости и следили, чтоб конь полностью остыл, прежде чем его поставят в конюшню к пойлу и корму.

У кубанцев перед выездом из дома на войну коня казаку подводила жена, держа повод в подоле платья. По старому обычаю, она передавала повод, приговаривая: «На этом коне уезжаешь, казак, на этом коне и домой возвращайся с победой». Приняв повод, только после этого казак обнимал и целовал жену, детей, а нередко и внучат, садился в седло, снимал папаху, осенял себя крестным знамением, привставал на стремена, взглянув на чистую и уютную белую хату, на палисадник перед окнами, на вишневый сад. Потом нахлобучивал папаху на голову, огревал нагайкой коня и карьером уходил к месту сбора.

Вообще у казаков культ коня преобладал во многом над другими традициями и поверьями.

Перед отъездом казака на войну, когда конь уже под походным вьюком, жена вначале кланялась в ноги коню, чтобы уберег всадника, а затем родителям, чтобы непрестанно читали молитвы о спасении воина. Тоже повторялось после возвращения казака с войны (боя) на свое подворье.

При проводах казака в последний путь за гробом шел его боевой конь под черным чепраком и притороченным к седлу его оружием, а уже за конем шли близкие.

Кинжал у казака

У линейных (кавказских) казаков и кубанцев считалось за позор, в прошлом, конечно, покупать кинжал. Кинжал, по обычаю, или передается по наследству, или в качестве подарка, или, как ни странно, крадется или добывается в бою. Была поговорка, что кинжалы покупают только армяне (которые скупали их для перепродажи).

Казак и казаки

Казаки в общежитии своем были привязаны друг к другу как братья, гнушались воровства между собой, но грабеж на стороне и, особенно у неприятеля, у них был вещью обыкновенной. Трусов не терпели и вообще считали первейшими добродетелями целомудрие и храбрость. Не признавали краснобайства, памятуя: «Кто развязал язык, тот вложил саблю в ножны». «От лишних слов слабеют руки» — и больше всего почитали волю. Тоскуя по родине, казак-поэт первой эмиграции Туроверов писал:

Муза – только свобода и воля,

Песня – только к восстанию зов.

Вера – только в дикое поле.

Кровь – одной лишь стране казаков.

Рождение казака

Казаки ценили семейную жизнь и к женатым относились с большим уважением, и только постоянные военные походы заставляли их быть холостыми. Развратников холостые казаки в своей среде не терпели, наказывались развратники смертью. Рожденного младенца холостые казаки (принявшие обет безбрачия) нянчили все, и, когда у него появлялся первый зубок, все непременно приходили смотреть его и восторгам этих закаленных в боях воинов не было конца.

Казак рождался воином, и с появлением на свет младенца начиналась его военная школа. Новорожденному все родные и друзья отца приносили в дар на зубок ружье, патроны, порох, пули, лук и стрелы. Эти подарки развешивались на стене, где лежала родительница с младенцем. По истечению сорока дней после того, как мать, взяв очистительную молитву, возвращалась домой отец надевал на ребенка портупею от шашки, придерживая шашку в своей руке, сажал на коня и потом возвращал сына матери, поздравлял ее с казаком. Когда же у новорожденного прорезывались зубы, отец и мать сажали его вновь на лошадь и везли в церковь служить молебен Ивану- воину. Первыми словами малютки были «но» и «пу» — понукать лошадь и стрелять. Военные игры за городом и стрельба в цель были любимыми занятиями молодежи в свободное время. Эти упражнения развивали меткость в стрельбе, многие из казаков могли на значительном расстоянии выбить пулей монету, зажатую между пальцев.

Трехлетние дети уже свободно ездили на лошади по двору, а в 5 лет скакали по степи.

Женщина-казачка

Девушки-казачки пользовались полной свободой и росли вместе со своими будущими мужьями. Чистота нравов, за которой следила вся казачья община, была достойна лучших времен Рима, где для этого избирались из самых благонадежных граждан особые цензоры. До первой половины 16 века еще сохранялось веяние востока – власть мужа над женой была неограниченной. В конце 17 века хозяйки, особенно пожилые, стали уже приобретать большое влияние в домашнем быту и частенько одушевляли беседы старых рыцарей своим присутствием, а когда те увлекутся в беседе – и своим влиянием.

Казачки в большинстве своем – тип красавиц, веками сложившийся как естественный отбор из плененных черкешенок, турчанок и персиянок, поражал и поражает своей миловидностью и привлекательностью. В своей повести «Казаки» уже в первой половине 19 века Л.Н. Толстой писал:

Красота гребенской женщины-казачки особенно поразительна соединением самого чистого типа черкесского лица с могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую – татарскую рубаху, бешмет, чувяки, но платки завязывают по-русски. Щегольство, чистота и изящество в одежде и убранстве хат составляют привычку и необходимость жизни.

К чести женщины-казачки-хозяйки следует отнести их заботливость о чистоте своих жилищ и опрятность их одежды. Эта отличительная черта сохраняется и до сего времени. Таковы были матери, и воспитательницы грозных казаков старого времени.

Душа казака

Таковы были казаки старого времени: страшные, жестокие и беспощадные в боях с врагами их веры и гонителями христианства, простые и чуткие, как дети, в обыденной жизни. Они мстили туркам и крымцам за бесчеловечное обращение и угнетение христиан, за страдания плененных братьев. За вероломство, за несоблюдение мирных договоров. «Казак поклянется душою христианской и стоит на своем, татарин и турок поклянется душой магометанской и солжет» — говорили казаки, стоя твердо друг за друга. «Все за одного и один за всех», за свое древнее казачье братство. Казаки были неподкупны, предательство среди них, среди природных казаков не было. Попав в плен, тайн своего братства не выдавали и умирали под пытками смертью мучеников. История сохранила беспримерный подвиг атамана Запорожской Сечи Дмитрия Вишневецкого, который во время крымских походов попал в плен и турецкий султан приказал повесить своего злейшего врага на крюке. И повис над пропастью закрюченный под ребро русский богатырь. Несмотря на страшные муки, он славил Христа, проклинал Магомета. Рассказывают, что когда он испустил дух, турки вырезали его сердце и съели, в надежде усвоить бесстрашие Вишневецкого.

Казак и богатство

Некоторые историки, не понимая духа казачества – идейных борцов за веру и свободу личности, упрекают их в корысти, жадности и склонности к наживе – это по незнанию.

Однажды турецкий султан, доведенный до крайности страшными набегами казаков, задумал купить их дружбу выдачей ежегодного жалованья, вернее ежегодной дани. Султанский посол 1627-37 годах принимал к тому все усилия, но казаки остались непреклонными и только смеялись над этой затеей, даже сочли эти предложения за оскорбление казачьей чести и ответили новыми набегами на турецкие владения. После того, дабы склонить казаков к миролюбию, султан прислал с тем же послом в подарок войску четыре золотых кафтана, но казаки с негодованием отвергли этот дар, говоря, что султанские подарки им не нужны.

Морские походы

Морские походы или поиски казаков поражают своей смелостью и умением пользоваться всякими обстоятельствами. Буря и грозы, мрак и морские туманы являлись для них обычными явлениями и не останавливали их от достижения задуманной цели. В легких стругах, вмещающих 30-80 человек, с обшитыми камышом бортами, без компаса спускались в Азовское, Черное, Каспийское моря, громили приморские города вплоть до Фарабада и Стамбула, освобождая своих плененных братьев-казаков, смело и дерзко вступали в бой с хорошо вооруженными турецкими кораблями, сцеплялись с ними на абордаж и почти всегда выходили победителями. Разметанные бурей по волнам открытого моря, они никогда не теряли своего пути и при наступлении затишья соединялись в грозные летучие флотилии и неслись к берегам Колхиды, или Румынии, приводя в трепет грозных и непобедимых, по тому времени, турецких султанов в их собственной столице Стамбуле.

Честь казачья

Добрая слава о казаках распространялась по всему миру, их стремились пригласить на службу и французские короли, и германские курфюсты, но особенно соседние православные народы. В 1574г. молдавский господарь Иван пригласил к гетману Смирговскому, преемнику Ружинского, просить помощь против турок. В таком деле единоверным братьям, конечно, отказу быть не могло. Смирговский выступил в Молдавию с небольшим отрядом в полторы тысячи казаков. Сам господарь с боярами выехал навстречу гетману. В знак радости молдаване палили из пушек. После знатного угощенья казачьим старшинам поднесли серебряные блюда, полные червонцев, причем было сказано: «После дальнего пути вам нужны деньги на баню». Но казаки не захотели принимать гостинцы: «Мы пришли к вам, волохи, не за деньгами, не для жалованья, а единственно затем, чтобы доказать вам нашу доблесть и сразиться с неверными, коли к тому будет случай» — ответили они озадаченным молдаванам. Со слезами на глазах Иван благодарил казаков за их намерение.

Недостатки казака

Были в характере казаков и недостатки, большей частью унаследованные от предков. К примеру, не могли удержаться, чтобы не побалагурить, послушать рассказы других, да и самим рассказать о подвигах товарищей. Бывало, что в рассказах этих они и прихвастнут, и прибавят что-то от себя. Любили казаки, вернувшись из заморского похода, шикануть свои нравом и убранством. Отличались они беспечностью и беззаботностью, не отказывали себе в питие. Француз Боплан писал о казаках: «В пьянстве и бражничестве они старались превзойти друг другу, и едва ли найдутся во всей христианской Европе такие беззаботные головы, как казацкие, и нет на свете народа, который мог сравниться в пьянстве с казаками. Однако во время похода объявлялся «сухой закон», отважившегося напиться немедленно казнили. Но и в мирное время быть с водкой запанибрата могли только рядовые казаки, для «начальных людей», кто по существу руководит казачеством, пьянство считалось серьезным недостатком. Среди атаманов всех уровней пьяниц не было, да и быть не могло, ибо им тут же было бы отказано в доверии. Были, конечно, в среде казачества, как и в каждом народе, люди с темным прошлом – разные убийцы, преступники, проходимцы, но никакого влияния они оказывать не могли, им приходилось либо в корне меняться, либо принимать лютую казнь. Всему миру было известно, что законы у казаков, особенно у запорожцев, чрезвычайно строги и расправа быстра.

Слово казака

Казаки от природы были народом религиозным без ханжества и лицемерия, клятвы соблюдали свято и данному слову верили, чтили праздники Господние и строго соблюдали посты. Народ прямолинейный и рыцарски гордый, лишних слов не любили и дела на кругу (Раде) решали скоро и справедливо.

По отношению к своим провинившимся братьям-казакам оценка их была строга и верна, наказания за преступления – измену, трусость, убийство и воровство были жестоки: «В куль, да в воду». Убийство врага и воровство у врага за преступление не считалось. Особенно жестокие и суровые наказания были в Запорожской Сечи. Из преступлений самым великими считалось убийство товарища, братоубийцу закапывали в землю живого в одном гробу с убитым. Смертью каралось в Сечи воровство и укрывательство краденой вещи, связь с женщиной и содомской грех. Казак, вступивший в сечевое братство, принимал обет безбрачия. Казнь полагалась и просто за привод женщины в Сечь, будь даже это мать или сестра казака. Одинаково с этим каралась и обида женщины, если казак посмеет опорочить ее, ибо, как справедливо полагали «лыцари», подобное деяние к обесславлению всего войска Запорожского простирается. Смертью наказывались также те, кто творил насилие в христианских селениях, самовольная отлучка и пьянство во время похода и дерзость против начальства.

Войсковой судья обычно исполнял роль следователя, исполнителями же приговоров всегда были осужденные, обязанные поочередно казнить друг друга. За воровство обычно приковывали к позорному столбу, где преступника забивали киями (палками) свои же товарищи. За оскорбление начальства и неотдание долга товарищу приковывали к пушке цепями и только в последнее время в Сечи за это полагалась ссылка в Сибирь. За великое воровство или как бы сегодня сказали хищение в особо крупных размерах, виновных ждала шибеница- виселица. От шибеницы можно было избавиться только в том случае, если какая-нибудь женщина или девушка изъявит желание выйти замуж за осужденного.

Кроме шибеницы, запорожцы в редких случаях применяли заимствованный у ляхов гак (крюк), на котором осужденный подвешивался за ребро и оставался в таком положении до тех пор, пока кости его не рассыпятся. Пользовались они иногда острой палкой или колом. Таковы были нравы и обычаи старого казачества.

Тот, кто не уважает обычаи своего народа

не хранит их в своем сердце, тот позорит

не только свой народ, но прежде всего

не уважает самого себя, свой род,

своих древних предков.

Традиции и обычаи казаков собрал

председатель Совета стариков Кубанского казачьего войска,

казачий полковник

Павел Захарович Фролов

Быт и традиции казаков на Тамани

Тамань давно заняла место главного этно-туристического комплекса на территории Краснодарского края. Ежегодно в Тамань приезжают десятки тысяч туристов. Они получают здесь уникальную возможность воочию увидеть, как жили первые казаки, какие существовали традиции, и как обустраивались их поселения.

Со времен Азовской Руси (Тмутаракани) казаки окончательно стали «русьскими» (русскими, православными), то есть казаки вошли составной частью в русскую нацию.

В Тмутаракани появился символ – «казак как вооруженный страж передовой линии», былинные богатыри-казаки, зорко охраняющие границы древней Руси. Недаром Святого преподобного Илью Муромца в песнях и сказаниях называют «старым матерым черкасским казаком», воплощающий народный идеал героя-воина и народного заступника. Он причислен к лику святых и канонизирован как «преподобный Илия Муромец».

Казачьи традиции

Человек не может называть себя казаком, если не знает казачьих обычаев. Однако за прошедшие столетия под влиянием различных факторов, они сильно исказились. Сегодня, далеко не все старики, могут точно трактовать те или иные обычаи и традиции. Поэтому разберем наиболее известные, дошедшие до наших дней.

Казаки всегда отличались беспощадностью к врагам и благодушием, щедростью в отношении друзей и просто гостей. В характере потомственного казака заметна некоторая двойственность. Он может быть позитивен, весел и шутлив, но временами на него находит грусть, молчаливость и скрытность.

Это обусловлено тем, что на долю казачества часто выпадали испытания. Очень часто казакам приходилось смотреть смерти в глаза, поэтому они не упускали возможности радоваться жизни.

Примечательно, что такая черта характера проглядывается и у современных мужчин Тамани.

Стержнем казачьих устоев и традиций являются Библейские заповеди. Родители с детства приучают своих детей жить, придерживаясь главных христианских законов.

Однако трактовка заповедей у казаков немного отличается от первоисточника. Она выглядит так:
• не отнимай жизнь у других людей;
• не прелюбодействуй;
• не занимайся воровством;
• трудись и зарабатывай честно;
• не завидуй;
• прощай;
• проявляй заботу о родителях;
• защищай честь женщин;
• оказывай помощь нуждающимся;
• не угнетай сирот и вдов;
• защищай свою землю.

Представители казачьего общества испокон веков почитали христианскую веру. Однако, кроме библейских заповедей, казаки соблюдали бытовые традиции. Нарушив их, казак становился изгоем.

Посвящение в казаки

У каждого новорожденного казака или казачки, помимо кровных отца да матери, были крёстный отец и крёстная мать. О выборе крёстных кровные родители заботились заранее. Это не должны были быть родственники (как принято сейчас). Крёстного подбирал отец – это должен быть человек надёжный (кунак, односум, побратим и т.п.), у которого было чему поучиться. Это он в первую очередь формировал дух казака. И немаловажный фактор и крёстный отец, и крёстная мать должны быть способны участвовать в воспитании ребёнка – жить недалеко от крестника (крестницы). Крёстную подыскивала кровная мать из числа своих подруг (желательно хотя бы немного старше её возраста).

Если в семье родился казак, то основная нагрузка ложилась на крёстного – он делал из казака воина. Главная же задача крёстной матери в этом случае состояла в том, чтобы сформировать в казаке отношение к девушке-казачке, как к жене, матери и хозяйке.

Если же родилась казачка, то основную роль выполняла крёстная. Она формировала из девочки женщину-казачку, как умеющую ждать жену, терпеливую мать и добрую хозяйку. Крёстный в данном случае формировал в казачке отношение к казаку, как к воину-защитнику, как к мужу, отцу и главе семьи.

После рождения ребёнка особо не торопились распеленовывать. Побыстрее научить его двигать ручками и ножками – была не самоцель. Ребёнок должен сначала увидеть и осознать неизвестный ему предмет, а уж потом потрогать, «взять на зубок». В дальнейшем процесс «увидел-осознал-сделал» ускорялся. Именно так поступает казак в критической ситуации. И нет паники и ненужных движений, потому что сначала оценил, а потом сделал.

После крестин казачонку клали шашку (кинжал) либо пулю (раньше стрелу), что называется «на зубок». И наблюдали за его реакцией: если начнёт с ней играть – добрый будет казак, если же расплачется – есть над чем задуматься.

Далее, мальца всегда старались окружать именно теми вещами, которые являлись непременными атрибутами жизни казаков.

Когда казачонку исполнялся год, его вели к первому причастию. В год у казачонка многое было впервые. Впервые его одного сажали на коня, надевали на него отцовскую шашку, отец брал коня по уздцы и проводил его по двору.

И ещё один обряд совершался в год от рождения. Собирались все мужчины рода и вели мальца на священное место своей станицы (или хутора). У донцов оно называлось «урочищем», у черноморцев «кругликом». Там совершались действия, позволяющие передать на духовном уровне силу и знания рода новому поколению.

Первые шаги в обучении и воспитании делались в семье. Вся система, если её можно так назвать, строилась именно на родовых и товарищеских принципах существования.

До 7-8 лет казачонок жил на женской половине куреня.

В этот момент воспитание шло и от женской части семьи и от мужской. В основном в его основе лежала наглядность. И главное здесь – личный пример старших и погружение мальца в соответствующую среду.

А что в себя включала именно казачья среда обитания для казачонка?

На стене в курене шашка отцовская (или дедовская). Нагайки у двери и в руках казаков. Лампасы, папахи, фуражки на близких мальцу людях. Кресты и медали на груди деда, отца, дядьки или крёстного. Кони.

Кони везде, у себя на базу, на улице, у соседей, в степи за станицей.

В этот период мужчины следили за тем, как формируется казачонок. Женщинам всё меньше позволяли сюсюкаться с ним: «Не портьте, бабы, казака!» Если где-то ушибся и заплакал, то поучали: «Не плач, ты же казак, а казак не плачет!»

И тогда в казачонке постепенно складывалось убеждение, что то, о чём поют и что говорят старшие, то они и делают, такие же поступки и совершают. И это всё настоящее. И так же будет поступать он сам.

Ну и, ко всему прочему, игру на улице со сверстниками. Игры были устоявшиеся веками, и естественно направленные на развитие казачат. Практически все они проходили под присмотром станичных (хуторских) стариков, которые строго следили за поведением каждого из казачат. И в том случае, если кто-то вёл себя недостойно, старики вдохновенно наставляли и поправляли нерадивого.

Существовало множество игр-упражнений для развития казачат. Упражнения естественно не в том виде, в каком мы их понимаем. Это скорее упражнения-тесты. Они выявляли наличие того или иного качества либо навыка у казачат. И казачата делали эти тесты-игры, соревнуясь между собой (играя). И в эти игры казаки играли чуть ли не всю свою жизнь.

С 12 лет казачонка начинали водить на круг (сход) и другие общественно значимые мероприятия. Его основная задача – смотреть и запоминать.

И в 16 лет по готовности казака его ждало более серьёзное испытание – в основном это была охота на хищника (волка, кабана и пр.).

Кроме того казачата проходили обучение под руководством опытных казаков. На специально отведённом месте собирались они на своём коне и с оружием. Здесь они совершенствовали боевые приёмы, стреляли в цель на полном скаку, рубили лозу шашкой, верхом преодолевали полосы препятствий, поднимали на скаку предметы с земли, скакали стоя на коне, учились на ходу спрыгивать с коня и снова взлетать в седло, рубить пламя свечи на подставке. Учились они вплавь преодолевать с конём реки, ползать по-пластунски, скрадывать часовых. С пиками наперевес казачата на конях ходили лавой в атаки, поражая пиками камышовые чучела противника, пикой же на ходу учились поразить врага с ходу, метнув пику как копьё. И когда наступал день сдачи экзаменов, то их принимал сам атаман и есаулы в присутствии стариков. Самым отличившимся атаман вручал богатое оружие, разукрашенные сёдла, нарядные уздечки. И эти свои первые награды казаки очень ценили и хранили всю жизнь.

И вот после такого воспитания и обучения получался «матёрый казачина». Правда есть одно уточнение: «матёрый» казак появлялся в третьем поколении. Естественно, если первое и второе поколения были тщательно подготовлены и выжили в битвах и сражениях.

 

Казачество на Тамани

Праздники и торжества казачества

Празднование Пасхи

Светлое Христово Воскресение – один из главных праздников у православных христиан. Как и во всей России на Кубани особо чтят религиозные праздники. А Кубань невозможно представить без казаков и казачества в общем. Стоит отметить, что именно кубанские казаки отличались и отличаются по сей день особой приверженностью христианству и его традициям.
Сейчас идет последняя неделя Великого поста – Страстная, особенно строгая.

В эти дни нельзя использовать для приготовления пищи даже растительное масло. В старину одним из главных блюд в эти дни была вареная картошка, к ней хозяйки подавали соленые помидоры, огурцы, капусту. Каши варили на воде. А борщи или супы не заправляли никакими заправками, Несмотря на старинную пословицу «У казаков в походе поста не бывает», такие строгие ограничения в питание соблюдали и те казаки, которые находились как в дали от дома, так и на лечении в госпиталях. Особо серьезно казаки относились к праздникам, гуляниям и хождениям по гостям в эти дни. Родители детей не пускали даже на улицу играть.

Когда еще только наступал Великий пост, казачки снимали нарядные занавесы с окон и дверей, скатерти со столов. Все это перестирывалось и убиралось в комоды до Страстной недели. Взамен использовали темных тонов занавесы и скатерти.

Казацкие песни 

Составляющей особого этнического чувства является крепкая приверженность «своей» музыке. Казаки свои песни не поют, они их играют. Казаки так и говорят:

«Я тебе сыграю песню, и ты сразу всё поймешь, что к чему». 

Именно в песнях проявляются настоящие казаки! Казачья песня – мужская, тогда как славянская песня чаще всего женская. Редко где найдешь такую музыкальную красоту многоголосого мужского хорового пения как у казаков. Чистые голоса улетают из вольной степи прямо в поднебесье, к Богу. Казачья песня способна сплачивать, объединять, песня направляет людей в одно русло.

 

 

ЕЩЕ ИНТЕРЕСНОЕ В КУЧУГУРАХ

  • Вино на Тамани от Мильстрим – обзор эногастрономии Винзавод отечественной компании Мильстрим находится в поселке Виноградный Темрюкского района в Краснодарском крае. Ассортимент предприятия представлен широким спектром тихих и игристых вин […]
  • Представляем новые винные компании и программы отдыха на Азовском море Мы знакомим гостей нашего отеля с интересными для отдыха винными компаниями в регионе Азовского моря. Одна из таких малоизвестных компаний – Южная Винная Компания. Это сегодня одно из […]
  • Из истории гастрономии Кучугур на Азовском море Волга, Урал, Кама, Шексна, Дон, Обь, Белоозеро, Ладога, Онега и четыре моря – Белое, Балтийское, Чёрное (Азовское) и Каспийское – слали в Москву лучшую рыбу – живую, вяленую, […]
  • Ароматный лекарь с полей Прованса: все о лаванде Лаванда не нуждается в представлении для постоянных гостей отеля Лаванда Азов: это ароматная трава с изумительным сине-сиреневым оттенком прекрасно растет уже более 10 лет на берегу […]

1.2.1. История традиций. Казаки [Традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака)]

1.2.1. История традиций

Если казак погибал на войне, его шапку везли домой и клали перед образами в знак того, что теперь защита этой семьи поручается Богу. Если женщина вторично выходила замуж, то ее новый супруг брал шапку прежнего хозяина, нес к реке и опускал в воду, обещая позаботиться о семье.

Сбитая или сорванная с головы шапка означала для казака оскорбление.

У кубанцев, терцев и донцов был такой обычай. На глазах у любимой девушки казак бросал шапку ей во двор или в окно. Если девушка тут же не выбрасывала ее на улицу, вечером казак приходил свататься – искать шапку. Родители невесты, не желавшие такого зятя, показывали, где лежит потерянное – забирай.

Но сват, пришедший с женихом, мог возразить, что шапка чужая, и они станут свою искать. Это означало, что между девушкой и парнем есть сговор, и, несмотря на то, что родители против, жених попытается ее украсть. В таком случае отец невесты велел принести шапку и передавал ее дочери. Если та клала шапку донышком вниз, это означало, что она согласна идти за парня, и родители рискуют опозориться, когда невесту украдут. Если же шапка ложилась на стол донышком вверх, сговора между девушкой и парнем не было. Тогда сват просил жениха забрать потерянное, а отец девушки радостно советовал больше ничего не терять, а то «таки ныне казаки рассеянны – у нас этих папах чуть ли не полдвора натеряли!»

В этническом отношении казачество никогда не было цельным, идентичными. Сходство определялось общностью происхождения, социального положения и бытового уклада; локальное своеобразие – конкретными историческими, географическими и этническими факторами. В составе большинства казачьих войск доминировали русские, украинцы были в Донском, Кубанском, Оренбургском и Сибирском войсках. Среди казаков были представители народов Кавказа, Средней Азии, Казахстана, Сибири и Дальнего Востока (калмыки, ногаи, татары, кумыки, чеченцы, армяне, башкиры, мордва, туркмены, буряты и др.). В ряде войск они образовывали отдельные группы, сохранявшие этническую самобытность, язык, верования, традиционную культуру и быт. Участие нерусских народов в этнокультурных процессах периода формирования казачества наложило отпечаток на многие стороны материального быта и систему жизнеобеспечения в целом.

Средние размеры казачьих станиц намного превосходили размеры крестьянских сел. Первоначально казачьи поселения имели круговую застройку, облегчавшую оборону при неожиданном нападении. В XVIII–IXX веках планировка казачьих станиц и форпостов регламентировалась местным войсковым начальством: вводились улично-квартальная планировка и деление на кварталы, внутри которых казаки выделяли участки для усадьбы, строго соблюдалась фасадная линия.

В центре казачьей станицы, как правило, находились церковь, станичное или поселковое правление, школы, торговые лавки и др. Большинство казачьих поселений располагалось вдоль рек, иногда растягиваясь на 15…20 километров.

Окраины станиц имели свои названия, их жители иногда различались по этническому или социальному признаку.

Под влиянием интерьера жилища горских народов Кавказа у терских Казаков в избах лавки накрывались коврами, постель убиралась в стопу на видном месте.

Интересно, что жители низовьев Дона называют казаков верховых станиц «чигою». Название это произошло от народа «чигов», упоминаемого римскими и греческими историками с І по ХІІІ в. и жившего по восточным берегам Азовского моря, от устьев Дона до Таманского полуострова. [16]. В XІІІ и XIV вв. народ этот в числе других казацких общин, под напором татар двинулся вверх по Дону и занял земли, входившие в составь Рязанской области, поселившись там своими городками.

Еще в IXX веке в комплекс традиционной одежды входили рубаха и штаны (шаровары). Шаровары занимали особое место в жизни казачка. Как только мальчик надевал шаровары, его сажали на коня, признавая тем самым мужчиной. Характерным для казаков был обычай заправлять рубаху в штаны.

Специальная прическа – оселедец дополняла это представление. Традиция оставлять одну прядь волос на выбритой голове восходит к древнейшим временам. Оселедцы носили еще дружинники Святослава Киевского. Впоследствии казачий чуб у запорожцев стал символом воина (эта традиция перешла и в наше время). В этой связи существует и легенда, согласно которой казаки носили оселедец на левую сторону, потому что «слева у человека черт сидит, на худое толкает» (казаки его оселедцем и смахивали). Но чуб означал связь с Богом: считалось, что за него Бог вытащит казака в рай. Зная об этом, турки срезали у пленных казаков оселедцы, чтобы снизить боевой дух врага.

Казаки региона среднего Дона, Терека, Яика волосы подстригали в кружок – одинаково и спереди, и сзади. Эта прическа также стала традиционной и получила название «под горшок».

Сохранились и сведения о мерах длины, которыми пользовались казаки (см. рис. 1.3) и их костюмы (см. рис. 1.4).

Рис. 1.3. Меры длины

Рис. 1.4. Костюм казака образца 1812 года

Историк Соловьев полагает, что сношение казаков с греками относится к позднейшим векам, но на самом деле это не совсем так (в научном сообществе по этому поводу имеются различные мнения), влияние греков на приазовские народы началось с VI в. до Р.X.

В древности по берегам Азовского и Черного морей и понизовье Дона было множество торговых греческих колоний, из которых наиболее известны: Пантикапея, близь нынешней Керчи, основанная выходцами из Милета около 511 г. до Р.X., Фанагория, Киммирион, и др. – на Таманском полуострове, Севастополь в Абхазии, Акра, Нимфеон, и др. – на крымском берегу Керченскаго пролива; Ольвия – при устьях Буга; первая и вторая Танаиды и Алопекия, при устьях Дона, и Гелон на 15 дней пути вверх по Дону.

По сказанию Геродота, Страбона, Плиния и других древне-греческих и римских историков, греки колонизаторы вели открытый образ жизни, входили в близкие сношения с местными жителями, ассимилировались, смешивались с ними, активно передавали свои нравы и обычаи, ментальность и культуру. Это подтверждается и археологическими раскопками, произведенными по Дону, берегам Азовского и Черного морей, по Кубани, а в особенности на Таманском полуострове.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Традиции и обычаи Кубанского казачества

Помни, брат, что у казаков: Дружба — обычай;
Товарищество — традиция; Гостеприимство — закон.

 

Казак не может считать себя казаком, если не знает и не соблюдает традиции и обычаи казаков. Основой характера казака была какая-то двойственность: то он весел, шутлив, забавен, то необычайно грустен, молчалив, недоступен. С одной стороны, это объясняется тем, что казаки, глядя постоянно в глаза смерти, старались не пропускать выпавшую на их долю радость. С другой стороны они — философы и поэты в душе — часто размышляли о суете сущего и о неизбежном исходе из этой жизни. Поэтому основу в формировании морально-нравственных устоев казачьих обществ составили 10 Христовых заповедей. Приучая детей к соблюдению заповедей Господних, родители по народному их восприятию поучали: не убивай, не кради, не блуди, трудись по совести, не завидуй другому и прощай обидчиков, заботься о детях своих и родителях, дорожи девичьим целомудрием и женской честью, помогай бедным, не обижай сирот и вдовиц, защищай от врагов Отечество. Но прежде всего крепи веру Православную, ходи в Церковь, соблюдай посты, очищай душу свою — через покаяние от грехов, молись единому Богу Иисусу Христу и добавляли: если кому-то что-то можно, то нам нельзя — МЫ КАЗАКИ.

Чрезвычайно строго в казачьей среде, наряду с заповедями Господними, соблюдались традиции, обычаи, поверья, которые являлись жизненно-бытовой необходимостью каждой казачьей семьи. Несоблюдение или нарушение их осуждалось всеми жителями хутора или станицы, поселка. Обычаев, традиций много: одни появляются, другие исчезают. Остаются те, что наиболее отражают бытовые и культурные особенности казаков, что сохраняются в памяти народа от далекой старины. Если коротко сформулировать их, то получатся своеобразные неписанные казачьи домашние законы:

  1. Уважительное отношение к старшим.
  2. Безмерное почитание гостя.
  3. Уважение к женщине (матери, сестре, жене)

 

Казаки и родители

Почитание родителей, крестного и крестной было не просто обычаем, а внутренней потребностью, заботой о них сына и дочери. Сыновний и дочерний долг перед родителями считался исполненным после того, когда будут справлены поминки сорокового дня после ухода их в мир иной. Крестная мать помогала родителям готовить к будущей замужней жизни девочку-казачку, приучала ее к домашнему хозяйству, рукоделию, бережливости, труду. На крестного отца возлагалось главной обязанностью подготовка казачонка к службе, причем за военную подготовку казака спрос с крестного отца был большим, чем с родного отца. Авторитет отца с матерью был не просто непререкаем, а настолько почитаем, что без благословления родителей не начинали никакую работу, не принимали решений по наиболее важным делам. 

Отношение к старшим

Уважение старшего — один из главных обычаев казаков. Отдавая дань уважения к прожитым годам, перенесенным невзгодам казачьей доли, наступающей немочи и неспособности постоять за себя, казаки всегда помнили слова священного Писания: «Перед лицом седого вставай, почитай лицо старца и бойся Бога своего — Я Господь Бог ваш». Обычай уважения и почитания старшего по возрасту обязывал младшего, прежде всего, проявлять заботу, сдержанность и готовность к оказанию помощи и требовал соблюдения некоторого этикета (при появлении старика все должны были встать — казаки при форме приложить руку к головному убору, а без формы — снять шапку и поклониться). В присутствии старшего не разрешалось сидеть, курить, разговаривать (вступать в разговор без его разрешения) и тем более — непристойно выражаться. Вообще у казаков и особенно кубанцев уважение к старшему являлось внутренней потребностью, на Кубани даже в обращении редко можно услышать «дед», «стары» и прочее, а ласково произносится: «батько», «батьки».

Казаки и гости

Безмерное уважение к гостю обуславливалось тем, что гость считался посланцем Божьим. Самым дорогим и желанным гостем считался незнакомый из дальних мест, нуждающийся в приюте, отдыхе и опеке. В шутливой казачьей застольной песне-частушке «Ала-верды» наиболее точно выражено почитание гостя: «Нам каждый гость дается Богом, какой бы не был он среды, хотя бы в рубище убогом — ала-верды, ала-верды». Заслуженно подвергался презрению тот, кто не оказывал уважения гостю. Независимо от возраста гостя, ему отводилось лучшее место за трапезой и на отдыхе. Считалось неприличным в течение 3 суток спрашивать гостя, откуда он и какова цель его прибытия. Даже старик уступал место, хотя гость был моложе его. У казаков считалось за правило: куда бы он не ехал по делам, в гости, никогда не брал еды ни для себя, ни для коня. В любом хуторе, станице, поселке у него обязательно был дальний или близкий родственник, кум, сват, деверь или просто сослуживец, а то и просто житель, который встретит его как гостя, накормит и его, и коня. На постоялых дворах казаки останавливались в редких случаях при посещении ярмарок в городах. 

Отношение к женщине

Уважительное отношение к женщине — матери, жене, сестре — обуславливало понятие чести казачки, чести дочери, сестры, жены. По чести и поведению женщины мерилось достоинство мужчины. В семейном быту взаимоотношения между мужем и же¬ной определялись согласно христианского учения (священного писания). «Не муж для жены, а жена для мужа», «Да убоится жена мужа», при этом придерживались вековых устоев — мужчина не должен вмешиваться в женские дела, женщина — в мужские. Обязанности были строго регламентированы самой жизнью. Кто и что в семье должен делать — четко разделено. Считалось за позор, если мужчина занимался женскими делами. Строго придерживались правила: никто не имеет права вмешиваться в семейные дела. Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать ее — ибо в женщине будущее твоего народа. Характерный пример защиты женщины описан в повести казачьего писателя Гария Немченко. В 1914 году, утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк уже двигался в походной колонне к месту сбора. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие — старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк фамилии Эрдели подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и срубил его. В казачьем обществе женщина пользовалась таким почитанием и уважением, что в наделении ее правами мужчины не было необходимости. Практически в прошлом ведение домашнего хозяйства лежало на матери-казачке. Казак большую часть жизни проводил на службе, в боях, походах, на кордоне и пребывание его в семье, станице было кратков¬ременным. Однако главенствующая роль, как в семье, так и в казачьем обществе принадлежала мужчине, на котором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержания в семье строгого порядка казачьего быта. Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех ее членов и примером в этом являлась жена казака — мать его детей.

Конь у казака

У кубанцев перед выездом из дома на войну коня казаку подводила жена, держа повод в подоле платья. По старому обычаю она передавала повод, приговаривая: «На этом коне уезжаешь, казак, на этом коне и домой возвращайся с победой». Приняв повод, казак обнимал и целовал жену, детей, а нередко и внучат, садился в седло, снимал папаху, осенял себя крестным знаменем, привставал на стремена, взглянув на чистую и уютную белую хату, на палисадник перед окнами, на вишневый сад. Потом нахлобучивал папаху на голову, огревал нагайкой коня и карьером уходил к месту сбора. Вообще у казаков культ коня преобладал во многом над другими традициями и поверьями. Перед отъездом казака на войну, когда конь уже под походным вьюком, жена вначале кланялась в ноги коню, чтобы уберег всадника, а затем родителям, чтобы непрестанно читали молитвы о спасении воина. Тоже повторялось после возвращения казака с войны (боя) на свое подворье. При проводах казака в последний путь за гробом шел его боевой конь под черным чепраком и притороченным к седлу оружием, а уже за конем шли близкие.

Казак и казаки

Казаки в общежитии своем были привязаны друг к другу как братья, гнушались воровства между собой, но грабеж на стороне и, конечно, у неприятеля, у них был вещью обыкновенной. Трусов не терпели и вообще считали первейшими добродетелями целомудрие и храбрость. Не признавали краснобайства, памятуя: «Кто развязал язык, тот вложил саблю в ножны», «От лишних слов слабеют руки», — и больше всего почитали волю. 

Душа казака 

Таковы были казаки старого времени: страшные, жестокие и беспощадные в боях с врагами их веры и гонителями христианства, простые и чуткие, как дети, в обыденной жизни. Они мстили туркам и крымцам за бесчеловечное обращение и угнетение христиан, за страдания пленных братьев, за вероломство, за несоблюдение мирных договоров. «Казак поклянется душою христианской и стоит на своем, татарин и турок поклянется душой магометанской и солжет» — говорили казаки, стоя твердо друг за друга. «Все за одного и один за всех», за свое древнее казачье братство. Казаки были неподкупны, предательств среди них, среди природных казаков, не было. Попав в плен, тайн своего братства не выдавали и умирали под пытками смертью мучеников. История сохранила беспримерный подвиг атамана Запорожской Сечи Дмитрия Вишневецкого, который во время крымских походов попал в плен и турецкий султан приказал повесить своего злейшего врага на крюке. И повис над пропастью закрюченный под ребро русский богатырь. Несмотря на страшные муки, он славил Христа, проклинал Магомета. Рассказывают, что когда он испустил дух, турки вырезали его сердце и съели, в надежде усвоить бесстрашие Вишневецкого.

Казак и богатство

Некоторые историки, не понимая духа казаков — идейных борцов за веру и свободу личности — упрекают их в корысти, жадности и склонности к наживе. Это по незнанию. Однажды турецкий султан, доведенный до крайности страшными набегами казаков, задумал купить их дружбу выдачей ежегодного жалованья, вернее, ежегодной дани. Султанский посол в 1627—37 годах принимал к тому все усилия, но казаки остались непреклонными и только смеялись над этой затеей, даже сочли эти предложения за оскорбление казачьей чести и ответили новыми набегами на турецкие владения. После того, дабы склонить казаков к миролюбию, султан прислал с тем же послом в подарок войску четыре золотых кафтана, но казаки с негодованием отвергли этот дар, говоря, что султанские подарки им не нужны.

Недостатки казака

Были в характере казаков и недостатки, большей частью унаследованные от предков. К примеру, не могли удержаться, чтобы не побалагурить, послушать рассказы других, да и самим рассказать о подвигах товарищей. Бывало, что в рассказах этих они и прихвастнут, и прибавят что-то от себя. Любили казаки, вернувшись из заморского похода, шикануть своим нарядом и убранством. Отличались они беспечностью и беззаботностью, не отказывали себе в питие. Француз Боплан писал о казаках: «В пьянстве и бражничестве они старались превзойти друг друга, и едва ли найдутся во всей христианской Европе такие беззаботные головы, как казацкие, и нет на свете народа, который мог сравниться в пьянстве с казаками». Однако во время похода объявлялся «сухой закон», отважившегося напиться немедленно казнили. 

Проводы казака на действительную (срочную) службу

При достижении призывного (приписного) возраста малолеток (призывник) проходил при станице в течение года военную подготовку под руководством казачьего управления станицы и приводился к присяге. Для приема присяги казаки являлись в церковь на Богослужение. После его окончания выстраивались на площади напротив алтаря Господнего со знаменем. Священник после исполнения молитвы, посвященной воину, уходящему на службу, давал разрешение на приведение казаков к присяге. Назначенный атаманом казак с управления перед строем членораздельно построчно зачитывал текст присяги, а казаки повторяли зачитанное вслух. Окончив прием присяги, каждый казак подходил к аналою или столу, где лежал Евангелие и Крест. Поцеловав Евангелие и Крест, преклонял колена перед знаменем, и целовал его край, ставил свою роспись в книге приема присяги и становился в строй.

Реферат «Традиции казачества» к уроку литературы по творчеству М.А.Шолохова.

МОУ Лизиновская СОШ

Реферат на тему

«Традиции казачества»

Выполнили:

ученик 10 класса

Шабанов Александр,

ученица 10 класса

Крочак Светлана.

Руководитель: Виткалова Т.М.

Лизиновка. 2009 год

План реферата.

  1. Введение.

    1. Словарная статья.

2.1 Традиции казачества.

2.2 Заповеди казачества.

2.3 Казачья одежда.

Мужской костюм.

Женский костюм.

Головные уборы, причёски, украшения.

2.4 Казачьи заговоры и обереги от ружья.

2.5 Донские святыни.

2.6 Казачья кухня.

2.7 Народная медицина.

2.8 Почитание стариков.

2.9 Казачьи заповеди и поговорки.

3. Заключение.

1.1Введение.

Точное происхождение казаков неизвестно; существует много теорий. К концу XIV века образовались две крупные группы проживавших в низовьях Дона и Днепра. К ним присоединилось заметное количество восточнославянских переселенцев из соседних к северу Московского и Литовского княжеств. Таким образом началу XVI века обе группы выросли в крупные вольные войска. Донские казаки в союзе с Русским царством начали систематическую колонизацию окраин России, заселили низовья Волги, Яика и Терека, а также обширные территории в Сибири, и стали основой новых войск.

Днепровские казаки образовали Запорожскую Сечь, стали вассалом Речи Посполитой. Но политическое и религиозное давление со стороны Польши привело к провозглашению Гетманщины и массовому восстанию Богдана Хмельницкого, которое в корне изменило геополитический баланс Восточной Европы. Впоследствии казаки повернулись к России, и Переяславская Рада объединила Украину с ней.

В ходе XVIII века растущая Российская империя требовала от казаков преданности и службы, но это часто шло против их вольного образа жизни и привело к множеству восстаний, самые крупные из которых — Разина, Булавина и Пугачёва. Это вызвало крупные карательные меры со стороны российских властей и в крайних случаях целые войска могли быть расформированы, как случилось с Запорожским в 1775 году. К началу XIX века казаки образовались в отдельное сословие, сторожили государственные и внутренние этнические границы (пример — Кавказская война), постоянно посылали людей во множество войн и даже служили как личный конвой царя. В ответ они имели значительную социальную автономию, широкие плодородные земли, освобождались от налогов и т. д. В результате к началу XX века казаки стали стереотипом России за границей и её власти внутри.

Существует несколько теорий возникновения казачества. По мнению В.Шамбарова , Л.Гумилёва и др. историков казачество возникло путём слияния касогов и бродников после Монголо-Татарского нашествия. Касоги (касахи, касаки) — древний черкесский народ, заселявший территорию нижний Кубани в X—XIV веках. Бродники — народ тюрско-славянского происхождения, сформировавшийся в низовьях Дона в XII-м веке (тогда приграничный район Киевской Руси).

После покорения монголами, касоги бежали на север, и смешались с подонскими бродниками, которое унаследовали их имя — казак. При этом известно, что сами бродники приняли сторону Монголов, сражались против Руси в Битве на Калке. Так и образовалась первая ячейка казачества, изначально на службе Орды. Монголы лояльно относились к сохранению поданными своих религий, в том числе и людьми, входившими в их войсковые подразделения. Существовало также Сарайско-Подонское епископство, которое позволило казакам сохранить свою идентификацию. После раскола Золотой орды оставшиеся и на её территории казаки сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи — Ногайская орда и Крымское ханство; и от появившегося на Руси Московского государства. Известно то, что в 1380-м году казаки преподнесли Дмитрию Донскому икону Донской Богоматери и участвовали против Мамая в Куликовской битве.

Однако в 1395 году состоялось нашествие Тамерлана на Русь. Хотя до Москвы Тамерлан не дошёл, его рати прошли по Дону и взяли огромный полон. Впоследствии Дон опустел, а казаки ушли на север и рассеялись, многие осели на Верхнем Дону, а также сформировались общины в бассейнах других рек, и именно это совпадает с первыми упоминаниями казаков на Волге, Днепре, Тереке и Яике.

Историк В. Н. Татищев в «Истории Российской с самых древнейших времён» говорит так: Первые козаки, зброд из черкес горских, в княжении Курском в 14 ст. явились; где они слободу Черкасы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли; потом перешли на Днепр и город Черкасы на Днепре построили.

1.1Словарная статья

Казаки́ (коза́ки) — субэтническая группа преимущественно восточных славян, проживающая в южных степях Восточной Европы, в частности, России и Казахстана, а ранее — и Украины.

Слово имеет тюркское происхождение и в переводе с древнетюркского слово «казак» переводится как «свободные», «вольные», «отделившиеся люди», «храбрые, свободолюбивые люди», «удалые воины», «разбойник». Массовое распространение термин получил в XV веке, (хотя использовался и задолго до этого в отдельных случаях) когда часть племён, входивших в Ханство Абулхайра, под предводительством султанов Жанибека и Керея в конце 50-х годов XV века, восстав против хана, перекочевали с берегов Сырдарьи в западное Семиречье (Жетысу), в бассейн реки Чу. Эти племена стали именовать себя «Қазақ» взяв самоназвание «казак», в руcском языке этот народ сейчас известен под названием «казахи». Этноним «Қазақ» закрепился в отношении этого кочевого народа в XV веке с образованием в 1465 году единого ханства от Иртыша до Итиля (Волги). Этноним «казак» встречается в арабских, персидских, русских, греческих и других летописях. Даный термин «казак» использовался ранее разными тюркскими племенами для обозначения своего статуса и состояния. Что касается казачества, то согласно мнению Гумилева, одно из племен при слиянии называло себя именно так и даный термин был взят как самоназвание этой субэтнической группы. Таким образом термин «казак» в настоящее время используется одним довольно крупным этносом — казахами (самоназвание «казак») и субэтнической группой также называющих себя «казак», известным в русском языке как «казаки».

2.1 Традиции казачества.

Исторически казачество было одной из наиболее передовых частей русского народа. Казачество внесло огромный вклад в укрепление развитие России, как сильной и могущественной державы. Так Л.Н.Толстой, что «казаками построена Россия», и с этим трудно не согласиться. Заслуги казачества в деле создания России и защите её интересов признаны всеми. За время своей многовековой истории казачество выработало свой особый жизненный уклад, своё мировоззрение и культурную самобытность Казачеству, возможно, как никакой другой части русского народа довелось испытать на себе губительные последствия разного рода социальных экспериментов, включая и «рассказачивание», бывшее по сути геноцидом. Но, несмотря на все эти беды, казачество как особое этнокультурное образование продолжает существовать и поныне. Поэтому мы и решили исследовать традиции казачества.

2.2 Заповеди казачества.

Мы припомним наши главные заповеди, заветы предков и воскликнем с гордостью: «Слава Тебе, Господи, что мы — казаки!».

Казак, говоря о себе, издревле подчеркивал и выделял триаду: «Казаком нужно родиться! Казаком нужно стать! Казаком нужно быть! Тогда обретешь Царствие Небесное и Славу в потомках!»

Этот главный принцип казачьего мировоззрения сегодня нуждается в расшифровке. «Казаком нужно родиться!» — первая часть триединства подчеркивает наше право на самобытность, на национальное самосознание и культуру, наше право на собственную историю и ее трактовку.

Однако предлагаемое триединство существует только в целом. Каждого из этих постулатов, взятого отдельно, недостаточно для того, чтобы считаться казаком.

Так, одного казачьего происхождения, родства с казачеством по крови недостаточно, ибо сказано: казак — это состояние духа! Это образ мышления и норма жизни.

«Казаком нужно стать!» — принцип, подчеркивающий, что существует некий нравственный идеал, к которому должно стремиться каждому, ведущему свой род от казаков. Этот постулат повлек за собою и юридические нормы, существовавшие в казачьем обществе. Так, не казак по рождению мог казаком стать! То есть жизнью, достойной идеала, заслужить право войти в казачество. Службой и Страданиями заслужить право быть принятым в казачество на Кругу. При этом никогда не требовалось, чтобы он отрекся от своего народа!

Казачество — это состояние духа! Воспитать в себе казачий дух мог каждый, кто выше служения собственному эгоизму, собственному благосостоянию поставил служение Христианству и Добру, самое тяжелое служение — служение воинское!

Недаром наши предки много столетий назад узаконили написание самого имени нашего «к а з а к» таким, чтобы оно одинаково читалось как справа налево христианами, так и слева направо мусульманами, чтобы все, независимо от знаний и веры, правильно понимали, что такое казачество.

Третий постулат «Казаком нужно быть!» подчеркивает самое главное в нашем понимании жизни. Свое пребывание на земле мы понимаем как постоянное служение. Только безупречным служением мы можем выслужить у Господа Царствие Небесное.

Казачество немыслимо без Православия. Только оно воспитывает нас в небрежении к земным благам, в поиске подлинных духовных ценностей, в жертвенном служении народу христианскому.

Каждый казак обязан ежедневно помнить о той миссии, которая возложена на него Господом! В труде ли, в буднях ли, в праздниках, в войне ли, мы служим Господу, через служение народу своему, России и всем людям и только так понимаем смысл своего пребывания в этой жизни.

Итак, каждый вступающий в любое казачье объединение или сознающий себя казаком должен помнить и следовать главным принципам казачьей нравственности, которое в основе своей имеет нормы христианской морали и состоит в следующем:

Господь сотворил человека по образу и подобию Своему! Все люди равны, и нет народов больших и малых! Потому никогда не гордись казачеством! Никогда не считай сына другого народа ниже или глупее себя, но будь равно добр и открыт всем — как аукнется, так и откликнется! Помни, по тебе судят о народе твоем! По поступкам твоим о племени твоем! Будь прост, но не подобострастен. Доброжелателен, но не льстив. Храни достоинство, но не гордись! Помни, что каждое твое слово — слово народа твоего, да не будет оно в осуждение его!

Сказано: «Несть ни князя, ни раба, но все рабы Божии!» Да не будет тебе, казаку, кумира ложного. Всем служи честно! Будь законопослушен, но помни — душа твоя принадлежит только Богу и да не проникнет в нее зло человеческое!

Пуще всех благ и самой жизни ставь казачью волю! Но помни: воля твоя в воле Божьей, а потому, свободно выбрав путь свой, служи верно! Помни: воля не своеволие! Лихость не разбой, а доблесть не жестокость! Помни: храбрые — всегда добрые — потому как они сильны!

Не мсти! Оставляй врага своего на суд Божий, и станет он скор и справедлив! Сказано Господом: «Мне отмщение, и Аз воздам!».

Будь свободен душою, но страсти держи в оковах, да не владеют они сердцем твоим, да не ввергнут в пучину беззакония!

Никогда не воюй со слабейшим, но только с тем, кто сильнее тебя! Сразив врага — будь милостив! Победив его рукою крепкою, победи его милостивым и милосердным сердцем, иначе, чем остановим мы ненависть человеческую!

Прощай врагам своим, не трать своей души на ненависть и зависть, и Господь продлит дни твои в мире и радости!

Вступая в любое казачье общество не поспешай, но присмотрись, поразмысли, а вступивши, служи всем сердцем, всем помышлением. Любая служба твоя да будет службой народу и Богу, ради чего ты явился в мир.

Соблюдай правила и обычаи народа твоего. Никогда никого не поучай свысока, но объясняй и советуй и только тогда, когда у тебя совета спросят. Тогда станица — любое казачье объединение — станет домом тебе, отцом и матерью твоими.

2.3 Казачья одежда 

Особенности жизни донских казаков отразились на их одежде. Своеобразный вид донской казачьей одежды складывался веками. Приходили беглые на Дон в своей русской одежде, а здесь носили то, что давало войско. Облик одежды воссоздают старинные казачьи песни.

 На стружках, сидят гребцы — удалые молодцы,

Удалые молодцы — вседонские казаки.

На них шапочки собольи, верхи бархатные,

Пестрорядные рубашки с золотым галуном.

Астраханские кушаки полушалковые,

С зачесами чулочки,

Да все гарусные.

Зелень-сафьян сапожки, кривые каблуки.

 Казаки свободно относились к самобытности в одежде и рассматривали ее как один из существенных признаков своей самостоятельности. В 1705 году атаман Зимовейской станицы бывшего посольства Савва Кочет доносил благодарность Петру I от имени всего войска: «Мы взысканы твоей милостью паче всех подданных, нас не коснулся твой указ о платье и бородах. Мы носим платье по древнему своему обычаю, которое кому понравится. Один надевается черкесом, другой — калмыком, иной в русское платье старинного покроя и мы никакого нарекания и насмешек друг другу не делаем. Немецкого платья никто у нас не носит, охоты к нему вовсе не имеем.» На Дону любили одежду ярких живописных расцветок, которую казаки привозили из походов. В. Сухоруков писал о возвратившихся из похода казаках: «Один являлся в лазоревом атласном кафтане с чисто серебряными нашивками и жемчужным ожерельем, другой — в камчатном или бархатном полукафтане без рукавов и в темно-гвоздичном зипуне, опушенном голубою каймой, шелковой гвоздичного цвета нашивкой; третий — в камчатном или бархатном кафтане с золотыми турецкими пуговками и серебряными застежками… У всех шелковые турецкие кушаки и на нем булатные ножи с черенками рыбьего зуба в черных ножнах, оправленных серебром, красные или желтые сафьяновые сапоги и кунья шапка с бархатным верхом. Многие одевались в богатые турецкие, черкесские, калмыцкие платья, украшали оружием, оправленным с азиатской роскошью серебром и золотом под чернь».

В конце XVII — к началу XVIII века сложился традиционный тип мужской казачьей одежды, обязательным элементом которой был зипун, представлявший собой распашную верхнюю одежду без ворота. Зипун был настолько обязательным элементом, что походы за добычей назывались «походами за зипунами».

Всю одежду можно разделить на служебную, военную и домашнюю. Служебная состояла из мундира или чекменя синего сукна, с красными выпушками, застегивающегося на крючки, и шаровар, также синего сукна с красными лампасами, фуражки и папахи с красным верхом и военной синей шинели. Домашняя одежда напоминала военную, но она однобортная и отличалась по материалу. Чекмени черкесиновые или нанковые. Шаровары без лампас, белые холстовые рубахи, а также портки. Фуражка в быту носилась военная. Из обуви первоначально в общем употреблении были поршни, которые делались из цельного куска кожи овальной формы, с одной стороны которого (где должен проходить носок) вырезывался тупой угол. Кругом всего куска по краю пробивались дыры, в которые продевался ремешок, выходивший концами со стороны пятки. Края тупого угла сшивались, образуя нос поршня, а края кожи стягивались вокруг ноги ремешком. Праздничной обувью считались чирики — туфли с гладкой подошвой и вырезом сверху, которые носились на шерстяных чулках как казачками, так и казаками. (Среди казаков было распространено поверье, что чулки из овечьей шерсти предохраняют от укуса тарантулов, которые боятся запаха овец, т. к. овцы едят тарантулов. Поэтому казаки и летом охотно ходили в шерстяных чулках).

Грубые белые шерстяные чулки молодые казачки любили носить без подвязок. Особым щегольством считалось, если чулки собирались толстыми складками на узкой части ноги над щиколоткой. Состоятельные казачки носили парадные, щегольские «кислиной* наверстанные чирики», т. е. туфли, обшитые по краям ремешком из белой кожи. Позже казачки стали шить уже праздничный «окаймёной», т. е. обшитый цветной тесемкой башмак.

У простых казачек обиходная одежда состояла из юбки, кофты и фартуха. Лишь старинная донская шуба, несмотря на то, что в XIX веке широкое распространение получили пальто и различные шубки, была очень популярна, особенно у пожилых женщин. Шубы казачки носили белые, овчинные, ровные, «как халат». По краям рукавов и по низу на два пальца «оторочены курбяем», т. е. шкуркой молодого ягненка.

Верхнедонская женская одежда, варьируясь даже в пределах близлежащих станиц, имела свои особенные отличия от нижнедонской.

Головной убор замужней женщины — шлычка — колпачок, особым образом кроеный, надевался на волосы так, чтобы спереди они были немного видны. Волосы собирались под шлычку узлом и поддерживали ее в приподнятом положении. Для этой же цели служила вата, подложенная под верхний шов шлычки. Затягивалась шлычка на голове спереди продетой в нее тесемкой. Шлычка была не видна и служила только остовом для повязывания сверху платков.

Колотовочка, иликазимирка — платок с мелким рисунком, небольшой, красный, четырехугольный. Один из углов колотовочки загибался и накладывался на лоб, два боковых конца затягивались сзади узлом, под который пропускался третий угол. Т. е. колотовочка закрывала до половины лоб, виски и уши. На колотовочку повязывались верхний платок или шаль, причем с боков они слегка закладывались внутрь, а надо лбом собирались «уголком», что считалось модой.

Описанный головной убор носился летом. В холодное время года поверх накинутой на голову шали под подбородок, прикрывая уши, повязывался платочек, концы его связывались на макушке, т. н. знуздалка. Знуздалка была обычно красно-белого цвета. «Не ох я разнуздавши пошлат, ни взнуздалась», — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. «Ушам тяпло», — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

Рубаха холстовая — домотканая, белая, с прямым воротом, невысоким стоячим воротником. Ворот застегивался на медных пуговицах или завязывался тесемками. Рукава, узкие от плеча, расширялись к концу и по краю обшивались в два ряда цветными лентами. Рукава, воротник и подол рубахи были «перетканы рядами, цвятками, как кому нравится». Перетканый холст часто заменялся цветным ситцем, обычно красным. Из ситца шились рукава и от плеча иногда украшались шитьем. Воротник обычно красный, выстроченный цветными нитками, назывался ажарёлок. Подпоясывались рубахи красным шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах. Девки носили такие холстовые рубахи в качестве верхней одежды «до венца». Замужние надевали поверх нее сарафан — сукман, или кубелек. Название это произошло от татарского кумж — рубаха.

Сукман — верхняя одежда замужних казачек. Шился из домотканой крашеной синей (иногда и некрашеной) шерстяной материи. Сукман отличался очень короткими узкими рукавами. Спереди от ворота шел короткий прямой разрез на медных пуговицах, называемых базка, и обшитый широкой шелковой лентой по краям. Петли образовывали цветной шнур, идущий по одному из краев пазухи и в соответственных местах не пришитый к нему. Вдоль подола сукман обшивался широкой шелковой лентой красной или синей, а по самому краю гарусском (род тесьмы, плетенной особым образом на пальцах). Во многих станицах сукман звался кубелек. Постепенно кубелек к 80-м годам XIX века сменился сарафаном, который шился из цветного ситца, с высоким цельным нагрудником, узкими проймами, которые, сходясь сзади, пришивались к сарафану на высоте талии. Сарафан шился без спинки, с короткой прорехой на пуговицах с левой стороны у основания нагрудника. Сзади сарафан представлял собой доходящую до талии юбку с проймами и заложенную по верхнему краю многочисленными частыми сборами. Чтобы судить о количестве и величине сборов, достаточно сказать, что материи шло втрое больше, чем на переднюю сторону сарафана (швы у сарафана идут по бокам). Ведь сарафан шился в 5 точей или в 4 точи. Точи — отдельный выкроенный цельный кусок материи. Украшался сарафан цветными лентами вдоль верхнего края нагрудника, сзади по сборам, внизу — вдоль нижнего края. Повязывался сарафан широким плисовым поясом, пониже талии, чтобы сзади «сборы были видны и ленты».

Ситцевый сарафан, получив широкое распространение, вытеснил почти повсеместно домотканый кубелек и явился переходной ступенью к «французской моде».

Запон — короткий фартук из холста с пришитой небольшой «грудинкой». Под шов закладывались маленькие сборы, завязывался запон тесемками вокруг талии узлом наперед и вокруг шеи концами узкой цветной обшивки. С левой стороны пришивался карман.

Запоны различались праздничные и «расхожие». Праздничные, в отличие от повседневных, украшались ткаными узорами. Носились запоны исключительно на сарафанах и не надевались на сукман (кубелек).

В комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы: повойник или рогатую кичку.

С кички свисали над ушами до самых плеч чикилики — длинные нити, унизанные жемчугом, а на лоб — металлические украшения.

По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами.

Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером. К 60-м годам в зажиточных кругах кички вытесняются модными шляпками, чепчиками. Исчезновение кички объясняется ее дороговизной. В 70-х годах прошлого столетия уже М. И. Волосатова наводила справки, не сохранилось ли у кого кички? После долгих поисков она обнаружила кичку у жены атамана станицы Слащевской. По ее описанию кичка представляла небольшую круглую шапочку с невысоким околышем и плоским верхом. Надета была кичка прямо, волосы тщательно зачесывались под нее, но виднелись спереди и сзади. Кичка, по-видимому, не покрывала всей головы. Сделана была из зеленого бархата и вышита золотом.

Казачки очень любили украшения, и самые характерные из них — чикилики. Это широкая лента из алого атласа, украшенная жемчугом, к которой прикреплялась густая сетка из крупного жемчуга. Лента обвязывалась вокруг головы, а жемчужная сетка свисала из-под головного убора, частично прикрывая щеки.

Жемчужное украшение, прикрепленное на плечах и спускавшееся до груди, называлось перла, коробчак. Руки украшали браслеты.

Кислина — белая, не вымоченная в дегте кожа, из которой делают, например, сбрую.

Мужской костюм

О том, что носили казаки в 1705 году, говорил в Посольском приказе атаман донской зимовой станицы Савва Кочет: «…платья де они носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравитца: иные любят платье и обувь по черкасски и по калмыцки, а иные обыкли ходить в русских стародревнего обычая в платье, и что де кому лутче похочется, тот тако и творит. И в том де между ними распри и никакого посмехания друг над другом нет». А дальше, как бы предупреждая Петра о том, что среди казаков петровские нововведения не приживутся, говорил: «А немецкого платья де никто из них казаков у них на Дону не носит, и мастеров, то есть портных, которые б немецкое платье могли делать, в городах их казацких не живут».

Петр I и не стал коверкать традиционную казачью одежду. Может быть, просто руки не дошли, а может, понял, что казачья одежда и вообще внешний вид — нечто большее, чем мода, и бритье бород и введение «немецкого платья» у казаков бескровными не будут. Но скорее всего, царь-реформатор в совместных с казаками походах убедился, как приспособлена одежда казаков к боевой жизни в степи.

Казачья старинная одежда очень древняя. Костюм казаков складывался веками, задолго до того, как степняки стали именоваться казаками. В первую очередь это относится к изобретению скифов — штанам, без которых невозможна жизнь кочевника-конника. За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII, и в XIX веках. Рубахи были двух видов — русская и бешмет. Русскую заправляли в шаровары, бешмет носили навыпуск. Шили их из холста или из шелка. Степняки вообще предпочитали шелк другим тканям — на шелке вошь не живет. Сверху — сукно, а на теле — шелк! Зимой носили нагольные полушубки, которые надевались шерстью на голое тело — так народы Севера носят кухлянку.

От трения шерсти о тело возникает электрическое поле — так теплее, а если человек вспотеет — шерсть пот оботрет, он не впитается в одежду и не превратится в лед.

Из верхней одежды казаки издавна предпочитали   архалук (тюрк, арка — спина, тюрк. Лык — греть) — «спиногрей» — нечто среднее между стеганым татарским халатом и кафтаном. Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался, как кожаные вещи. На Кавказе балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

Сапог было великое множество — без сапог верховая езда невозможна, да и по сухой степи не пройдешь босиком. Особой любовью пользовались мягкие сапоги без каблуков — ичиги и «чирики» — туфли-галоши, которые надевали либо поверх ичиг, либо поверх толстых чесаных носков, в которые заправлялись шаровары. Носили и «башмаки» — кожаную обувь с ремнями, названную так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок).

Но казак более всего ценил одежду не за ее стоимость и даже не за удобство, которым славилась казачья «справа», а за тот внутренний духовный смысл, которым были наполнены каждый стежок, каждая деталь казачьего костюма. По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых. Надеть «чуждые покровы» означало войти в «волю» дарителя и потерять свою. Поэтому казак ни за что не надел бы «шубу с царского плеча». А Пугачев принял на плечи «заячий тулупчик» недоросля Гринева — либо потому, что А.С. Пушкин казачьих обычаев не знал, а скорее всего, потому, что «Емелька» был выродком, то есть отбившимся от своего рода и национальной культуры. Награждая казаков, атаманы дарили им материал «на справу», но никогда не дарили   атаманский кафтан.   Наиболее ценилась  одежда, шитая матерью или женой.   Первую крестильную      рубашку шила и дарила крестная, она надевалась  один раз, всю жизнь сохранялась нестираной вместе с прядями первых волос,   погребалась с   умершим или, если   казак умирал вдалеке  от дома, сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

Особое значение имели казачьи лампасы. Считалось, что введены они впервые Платовым, но лампасы обнаруживаются и на старинной казачьей одежде, и даже на одежде половцев, и еще раньше — скифов. Так что при Платове ношение лампасов было только узаконено, а существовали они и прежде, знаменуя принадлежность их хозяина к вольному воинству. Не случайно так гордились и гордятся ими казаки. Не случайно с ними огнем и мечом боролись большевики. За погон, за кокарду, за лампас полагался расстрел на месте.

Костюм и в наши дни говорит о месте человека в обществе. Как говорится, «по одежке встречают…» Но в отличие, пожалуй, от всех народов и сословий мира казаки, жившие в строгих рамках военного сословия, обязанные носить стандартную униформу, видели в одежде и другое… Мельчайшие детали: пуговицы на мундире, серьга в ухе, особым образом повязанный башлык или надетая папаха — для казака были раскрытой книгой, паспортом, по которому он узнавал о незнакомом собрате все.

Особо следует сказать о стариках. И тут говорить больше следует не о костюме (старики, как правило, донашивали мундиры или даже шили новые сообразно с теми, в которых служили), а о той роли, которую играли старики в станичном обществе. Как у всех народов средневековья, старики составляли особую часть общества, были хранителями казачьей нравственности и обычаев. Формально власти они не имели — скорее, это была власть авторитета и мудрости. В 61 год казак считался «вышедшим вчистую», то есть не имевшим никаких обязанностей ни перед властью, ни перед станичниками. Но тем горячее принимался он за новое свое служение. Как правило, старики жили в семьях старших сыновей на положении постояльцев, не входя в домашние дела и держа постоянный монашеский пост. Сознательно питаясь скудно, они не сидели за общим столом и только по субботам отдавали снохам в стирку белье. Такого старика можно было сразу опознать не только по долгополой опрятной одежде, но и по посоху, который делал его особо уважаемым среди людей незнакомых. Не имея никаких обязанностей перед казаками, старики были в постоянных хлопотах: посещали больных, вдов, сирот, постоянно подсказывали атаману, как наладить жизнь станицы. Они знали все и помогали всем. Разумеется, не всякий старик годился для такой роли.

Может быть, из сотни выживших на войнах быть совестью и памятью станицы способен был один… Потому он и пользовался громадным уважением и почитанием. Потому и снимали перед ним шапки и генералы, и увешанные орденами герои. Если на кругу старик вставал — умолкали все. Если старик выходил на майдан и поднимал на посохе папаху — сбегалась вся станица, как по призыву сполошного колокола.

Такой знак говорил о чрезвычайной важности происшедшего. Не случайно старики, атаманы, мировые судьи и учителя пали первыми жертвами репрессий при расказачивании.

(Приложение №1)

Женский костюм

Женский костюм — это целый мир. Не только каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд, который отличался от иных если не совершенно, то деталями. Замужняя женщина или девушка, вдова или невеста, какого она рода и даже сколько у женщины детей…

Чем дальше в глубь веков,  тем отчетливее видно назначение одежды: не только оберегать человека от жары и холода, от непогоды, но и от злых сил; быть паспортом и визитной карточкой одновременно. Даже в фабричного пошива городских костюмах наших бабушек это можно прочитать. В средневековье костюм был открытой книгой…

Казачий  женский  костюм прошлого резко отличался от других женских костюмов России, потому что в основе   своей был тюркским. Казачки носили шаровары: на Нижнем До ну и на Кавказе — широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике — узкие, похожие на брюки-дудочки. Носили также юбку-плахту, мужского покроя сорочку и кафтан — казакин  или  чапан. Голову покрывали несколькими платками или замысловатыми головными уборами: рогатыми киками, тюрбанами, «корабликами»… Поверх платков надевалась казачья соболья шапка. Близость к восточным традициям просматривается даже сегодня в деталях, которые сохранились в быту станичниц. Например, «знуздалка», или «замуздка», — платок, которым прикрывали часть лица. Этому обычаю никогда не следовали иногородние женщины, а казачек дразнили «татарками».

Со временем костюм верхнедонских казачек стал сильно отличаться от костюма нижнедонских. Вероятно, причиной тому был приход большого числа новопоселенцев, в частности, украинских крестьян — крепостных донского дворянства. На Верхнем Дону появляется белая домотканая одежда с большим количеством вышивки. Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелек (тюрк, мотылек), действительно напоминает силуэтом распахнутые крылья бабочки. Характерно и обилие кружев. Кружева же, как и вышивка, штука магическая. В древности это были знаки, которые защищали грудь, руки и голову. Магические знаки — оберег от злых духов. Поэтому, когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую…

У   казаков   и   сейчас кружева   «заплетают   на судьбу»,  по кружевам гадают. Конечно, древний смысл кружев большей частью утрачен. Но если сегодня и не верят в их охранительную силу, носить тем не менее продолжают с удовольствием.

На смену старинному костюму пришла одежда, схожая с той, которую носили соседи казаков — русские, украинцы, жители Кавказа. Так, в костюме гребенской казачки неотъемлемой частью является башлык. Он приспособлен для повседневной жизни… Казачки в нем даже детей носили за спиной.

Во времена кровавых петровских реформ и еще раньше, во время церковной реформы Никона, на Дон и на Яик хлынул поток беженцев-старообрядцев. Они принесли старинный женский костюм из глубины  России. Сохраняя его по религиозным мотивам, до самого недавнего времени казачки-старообрядки  в   повседневной жизни носили сарафаны и кафтаны покроя времен Ивана Грозного…

После превращения казачества в сословие, а еще точнее, после наполеоновских войн, казаки принесли на Дон, Кубань и Яик европейский женский костюм, который буквально завоевал казачьи края. Исчезли шаровары, потеряла смысл «запаска» — юбка из двух полотнищ ткани, которые «запахивались» (отсюда и название, а не от «запаса»)…

Может быть, потому, что мужчины-казаки были обязаны носить мундир и ничего, кроме него, строевым казакам носить не дозволялось, женщины следовали последним веяниям моды и, как правило, старались одеваться по-городскому.  

 Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. В России замужние женщины носили «повойник» — показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Казачки носили кружевные платки, а в XIX веке — «колпаки», «файшонки» (от немецкого слова «файн» — прекрасный), «наколки и токи». Носились они в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки или наколки. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Все носили кружевные платочки. Без него появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи.

Колец мужчины-казаки, как правило, не носили. Обычай этот военный. Считалось, что казаки повенчаны со службой. Так что кольца — это в основном женская символика. Серебряное колечко на левой руке — девушка на выданье, «хваленка». Серебряное колечко на правой руке — просватана. Серебряный перстенек с бирюзой (камнем тоски и памяти) на правой руке — значит, суженый на службе.

Золотое кольцо на правой руке — замужем, на левой — разведенная (развод — «талах» у казаков существовал всегда). Два золотых кольца на одном пальце левой руки — вдова. Второе кольцо — умершего или погибшего мужа. С золотом в гроб не клали. И казак, получивший кольцо при венчании, на руке его не носил — носил в ладанке. Кольцо привозили домой вместе с фуражкой или папахой, когда казак погибал в чужих краях.

Были и другие символы, которые особенно не демонстрировались в женском костюме, но присутствовали. Таким символом, например, были ключи. Та, которая владела ключами от погребов, была полновластной хозяйкой в доме. Именно ее звали САМА. Как правило, «Сама» была свекровь — мать сына. Как положено вдове (если она была вдовой), носила черный платок, но казачки могли при черном платке носить и цветные шали. «Сама» держала в кулаке и сыновей, и дочерей, и зятьев, и снох. Причем у казаков возраст был старше чина. Авторитет же матери, «Самой», был выше царского.

Ключи же, а может быть, только один, поскольку на хуторах казаки не знали замков, «Сама» на смертном одре передавала той, кого считала способной возглавить дом. И это могла быть не обязательно старшая дочь или сноха, могла быть и та из снох, с которой «Сама» не ладила. Получив ключи, иногда совсем молодая женщина привязывала их к поясу и становилась «Самой». И с этой минуты ей подчинялись все, в том числе и мужчины, если речь шла о домашних делах.   (Приложение №2)

Головные уборы. Прически. Украшения

Казачий чуб — такая же традиция, как лампасы и папаха. По одной легенде, сбитая на ухо шапка как раз и прикрывала его отсутствие, а чуб — часть выбритой наполовину головы, как брили каторжных. Но эта версия оттуда, из легенды о «беглом» происхождении казачества. На самом деле часть савиров (севрюков) носили чубы даже во времена гуннов. Так они запечатлены на старинных фресках.

Такой же древностью овеян и запорожский оселедец, вероятно заимствованный тюрками и славянами у готов, для которых он означал посвящение богу Одину. Хохол (хох-оол) у алтайцев и сейчас переводится как «сын неба». Интересно, что у персов (иранцев) слово «казак» и переводится как «хохолок». Так что прическа, особенно в прошлом, — явление мистическое, сакральное. Донские казаки так объясняют чуб с левой стороны фуражки: справа ангел стоит — там порядок, а слева черт крутит — вот казак и выходит!

По  традиции, в России  усы были неотъемлемой частью военной формы. Кстати, в Отечественную войну усы носили гвардейцы. Восходит это к арийцам, у которых усы носили «кшатрии» — воины, и они символизировали крылья.

Казаки-старообрядцы бороды не брили, и особой «привилегией», дарованной Петром I, было разрешение казакам носить бороду. Фасон бороды определялся способом бритья — концом шашки, подвешенной за темляк, выбривались три плоскости: щеки и шея. Казаки не носили обручальных колец, и борода говорила о том, что казак женат.

Казаки-старообрядцы не носили чубов, стриглись «в скобку» — так, чтобы лицо было обрамлено прической, как скобой, или «под горшок», «под арбузну корку», когда волосы подстригаются в кружок — ровно спереди и сзади.  

 

Шапка — продолжение головы. У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках. Собственно, ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою надевал. Снимал шапку и выступающий. Если есаулец нахлобучивал ее обратно — значит, говоривший лишался слова.

Шапку кидали во двор «хваленке», предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата.

При возвращении с войны или службы казаки приносили шапки в дар родовым рекам, бросая их в волны. Казак, женившийся на вдове, приносил к Дону или Кубани фуражку погибшего казака и пускал ее по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой».

В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. Обычай нашивать на фуражки и папахи награды — бляшки с надписью, за что награжден полк, еще больше увеличил духовную ценность головного убора.

За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надежнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.  

Серьги (у мужчин) означали роль и место казака в роду. Так, единственный сын у матери носил одну серьгу в левом ухе. Последний в роду, где нет, кроме него, наследников по мужской линии, носил серьгу в правом ухе. Две серьги — единственный ребенок у родителей. Кроме символического, сакрального значения языческого древнего оберега серьги играли и утилитарную роль. Командир при равнении налево и направо видел, кого следует в бою поберечь.

Казаки традиционно следили за собственной внешностью. Исходило это прежде всего из уставных требований об опрятности. Так, строевого казака старший по званию мог прямо на улице заставить разуться и показать чистоту ног или нижнего белья — от этого в боевой обстановке, в походе, где любая болезнь разносится мгновенно, как пожар, часто зависела жизнь целого подразделения. Однако были и другие причины. Казак постоянно был на людях. В отличие от солдат, которые месяцами не выходили из расположения части, казакам часто приходилось куда-то скакать с поручениями, почтой, переезжать с место на место. Даже на службу они отправлялись особым образом. Собранный в станице полк получал приказ к определенному сроку быть, скажем, в Москве или в Петербурге, рассыпался на звенья по три-пять человек и добирался до назначенного места самостоятельно. При этом шли разными дорогами, чтобы не отягощать постоем крестьян, у которых останавливались ночевать и за чей счет кормились. Вот эта особенность службы заставляла казаков уметь быть желанными гостями. Казак просто обязан был быть обаятельным, веселым, приветливым и остроумным. И так было на самом деле — казаков ждали, потому что с ними в крестьянских избах поселялось веселье. Бывалые, остроумные, веселые люди всегда были разговорчивы, добродушны, могли попеть и поплясать. Не случайно за казаками бежали ребятишки, провожая их далеко за околицу.

Но и этому следовало учиться. Такой школой была традиционная казачья «беседа». Молодые казаки покупали в складчину вино. Для беседы выбирался гулебный атаман, кошевой… Все происходило, как на кругу, только это был шутливый, веселый круг, где казаки и пели, и плясали, и обменивались шутками.

Происходило это обязательно далеко от дома, в степи, чтобы никто не видел подгулявших казаков. В соответствии с казачьей моралью казак мог пить сколько угодно, но не имел права напиваться допьяна. Особой приметой беседы была серебряная чарка — пили из нее по кругу, а вино черпали из ведра. Чарка сохранялась от беседы к беседе у кошевого, для которого большим преступлением было чарку потерять. Особенностью казачьих бесед было то, что «гулеванили по годам». Старик никогда бы не пошел на беседу с младшими по возрасту. Старики собирали беседы где-нибудь в саду, там откапывался бочонок вишневки, там, сидя на коврах, старики пели и разговаривали до утра. Избранным молодым разрешалось бывать на стариковских беседах, что считалось большой честью. Собирались на беседы и женщины, как правило, вдовы старших возрастов. Но такие беседы проходили обычно за закрытыми ставнями. Появление на них замужней женщины не поощрялось, а если вдруг в веселом кругу оказывалась девушка, то крутая отцовская разборка ждала всех домашних, перепадало и теткам, и крестной… В казачьих винодельческих краях культура застолий была очень высока. Это   выражалось, в частности, в том, что пьяниц не было,  всякий захмелевший казак был презираем, потому отсыпался в степи и потом задами,  стараясь никого   не   встретить,   добирался домой, чтобы никто не видел его «неисправным».  

2.4 Казачьи заговоры и обереги от оружия

Ниже приводится отрывок из «Тихого Дона» М.А.Шолохова. Там использованы бытовавшие в казачьей среде заговоры от оружия.

Казаки-второочередники с хутора Татарского и окрестных хуторов на второй день после выступления из дому ночевали на хуторе Ея. Казаки с нижнего конца хутора держались от верховцев особняком. Поэтому Петро Мелехов, Аникушка, Христоня, Степан Астахов, Томилин Иван и остальные стали на одной квартире. Хозяин — высокий дряхлый дед, участник турецкой войны — завел с ними разговор. Казаки уже легли спать, расстелив в кухне и горнице полсти, курили остатний перед сном раз.

— На войну, стал быть, служивые?

— На войну, дедушка.

— Должно, не похожая на турецкую выйдет война? Теперь ить вон какая оружия пошла.

— Одинаково. Один черт! Как в турецкую народ переводили, так и в эту придется, — озлобляясь неизвестно на кого, буркнул Томилин.

— Ты, милок, сепетишь-то без толку. Другая война будет.

— Оно конечно, — лениво, с зевотцей, подтвердил Христоня, о ноготь гася цигарку.

— Повоюем, — зевнул Петро Мелехов и, перекрестив рот, накрылся шинелью.

— Я вас, сынки, вот об чем прошу. Дюже прошу, и вы слово мое попомните, — заговорил дед.

Петро отвернул полу шинели, прислушался.

— Помните одно: хочешь живым быть, из смертного боя целым выйтить — надо человечью правду блюсть.

— Какую? — спросил Степан Астахов, лежавший с краю. Он улыбнулся недоверчиво. Он стал улыбаться с той поры, когда услышал про войну. Она его манила, и общее смятение, чужая боль утишали его собственную.

— А вот какую: чужого на войне не бери — раз. Женщин упаси бог трогать, и ишо молитву такую надо знать.

Казаки заворочались, заговорили все сразу:

— Тут хучь бы свое не уронить, а то чужое.

— А баб как нельзя трогать? Дуриком — это я понимаю — невозможно, а по доброму слову?

— Рази ж утерпишь?

— То-то и оно!

— А молитва, какая она?

Дед сурово насталил глаза, ответил всем сразу:

— Женщин никак нельзя трогать. Вовсе никак! Не утерпишь — голову потеряешь али рану получишь, посля спопашишься, да поздно. Молитву скажу. Всю турецкую войну пробыл, смерть за плечми, как переметная сума, висела, и жив остался через эту молитву.

Он пошел в горницу, порылся под божницей и принес клеклый, побуревший от старости лист бумаги.

— Вот. Вставайте, поспешите. Завтра, небось, до кочетов ить тронетесь?

Дед ладонью разгладил на столе хрустящий лист и отошел. Первым поднялся Аникушка. На голом, бабьем лице его трепетали неровные тени от огня, колеблемого ветром, проникавшим в оконную щель. Сидели и списывали все, кроме Степана. Аникушка, списавший ранее остальных, скомкал вырванный из тетради листок, привязал его на гайтан, повыше креста. Степан, качая ногой, трунил над ним:

— Вшам приют устроил. В гайтане им неспособно водиться, так ты им бумажный курень приспособил. Во!

— Ты, молодец, не веруешь, так молчи! — строго перебил его дед. — Ты людям не препятствуй и над верой не насмехайся. Совестно так-то и грех!

Степан замолчал, улыбаясь; сглаживая неловкость, Аникушка спросил у деда:

— Там, в молитве, про рогатину есть и про стрелу. Это к чему?

— Молитва при набеге — это ишо не в наши времена сложенная. Деду моему, покойнику, от его деда досталась. А там, может, ишо раньше была она. В старину-то с рогатинами воевать шли да с сагайдаками.

Списывали молитвы на выбор, кому какая приглянется.

  МОЛИТВА ОТ РУЖЬЯ

Господи, благослови. Лежит камень бел на горе, что конь. В камень нейдет вода, так бы и в меня, раба божия, и в товарищей моих, и в коня моего не шла стрела и пулька. Как молот отпрядывает от ковалда, так и от меня пулька отпрядывала бы; как жернова вертятся, так не приходила бы ко мне стрела, вертелась бы. Солнце и месяц светлы бывают, так и я, раб божий, ими укреплен. За горой замок, замкнут тот замок, ключи в море брошу под бел-горюч камень Алтор, не видный ни колдуну, ни колдунице, ни чернецу, ни чернице. Из океан-моря вода не бежит, и желтый песок не пересчитать, так и меня, раба божия, ничем не взять. Во имя отца, и сына, и святого духа. Аминь.

  МОЛИТВА ОТ БОЯ

Есть море-океан, на том море-океане есть бедный камень Алтор, на том камне Алторе есть муж каменный тридевять колен. Раба божьего и товарищей моих каменной одеждой одень от востока до запада, от земли до небес; от вострой сабли и меча, от копья булатна и рогатины, от дротика каленого и некаленого, от ножа, топора и пушечного боя; от свинцовых пулек и от метких оружий; от всех стрел, перенных пером орловым, и лебединым, и гусиным, и журавлиным, и деркуновым, и вороновым; от турецких боев, от крымских и австрийских, нагонского супостата, татарского и литовского, немецкого, и шилинского, и калмыцкого. Святые отцы и небесные силы, соблюдите меня, раба божьего. Аминь.

  МОЛИТВА ПРИ НАБЕГЕ

Пречистая владычица святая богородица и господь наш Иисус Христос. Благослови, господи, набеги идучи раба божьего и товарищей моих, кои со мною есть, облаком обволоки, небесным, святым, каменным твоим градом огради. Святой Дмитрий Солунский, ущити меня, раба божьего, и товарищей моих на все четыре стороны: лихим людям не стрелять, ни рогаткою колоть и ни бердышем сечи, ни колоти, ни обухом прибита, ни топором рубити, ни саблями сечи, ни колоти, ни ножом не колоти и не резати ни старому и ни малому, и ни смуглому, и ни черному; ни еретику, ни колдуну и ни всякому чародею. Все теперь предо мною, рабом божьим, посироченным и судимым. На море на океане на острове Буяне стоит столб железный. На том столбе муж железный, подпершися посохом железным, и заколевает он железу, булату и синему олову, свинцу и всякому стрельцу: «Пойди ты, железо, во свою матерь-землю от раба божья и товарищей моих и коня моего мимо. Стрела древоколкова в лес, а перо во свою матерь-птицу, а клей в рыбу». Защити меня, раба божья, золотым щитом от сечи и от пули, от пушечного боя, ядра, и рогатины, и ножа. Будет тело мое крепче панциря. Аминь.

 Увезли казаки под нательными рубахами списанные молитвы. Крепили их к гайтанам, к материнским благословениям, к узелкам со щепотью родимой земли, но смерть пятнила и тех, кто возил с собою молитвы.

Трупами истлевали на полях Галиции и Восточной Пруссии, в Карпатах и Румынии — всюду, где полыхали зарева войны и ложился копытный след казачьих коней.

  2.5 Донские святыни

1 сентября Русская Православная Церковь празднует день Донской иконы Божьей Матери. Праздник установлен в память избавления Москвы от татар в 1591 году. Тогда, на месте, где стоял походный храм московского войска с Донской иконой был воздвигнут монастырь в честь Донской иконы Божьей Матери и установлен день празднования иконы.

Образ Донской Божьей Матери был написан великим художником Феофаном Греком для донских казаков. Согласно официальному изданию «Донская икона Божьей Матери» в честь 400-летия Донского монастыря (1991), по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, «в день Куликовской битвы среди русских войск находилась икона Божьей Матери, которая после победы была передана донскими казаками в дар великому князю Дмитрию, в дар и помощь против врагов. Икону, укрепленную на древке, как хоругвь, носили среди воинов для ободрения и помощи против врагов. Перед ней ночью морился великий князь и воины».

После октябрьского переворота именно Донской монастырь стал духовным центром Русской Православной Церкви. Из него святейший патриарх Тихон управлял церковью в самый жестокий и трудный период ее истории. До 1930 года икона находилась в Благовещенском соборе Московского Кремля, затем, до раскола СССР, она хранилась в Третьяковской галерее. Ныне Донская Богоматерь – в Донском монастыре, она – образ любви, отдающей себя до смерти «за други своя».

Но существует еще одна древнеказачья реликвия – Гребневская икона Божьей Матери, чье празднество установлено в 1380 году, в год победы на Куликовом поле. Праздник Гребневской иконы Божьей Матери официально отмечается Русской Православной Церковью 10 августа (28 июля по старому стилю). «Гребневская летопись или повествование об образе чудотворном Пресвятой Владычицы и Приснодевы Марии» составлена в Москве в 1471 году. Это самый древний, из сохранившихся, документ об участии Донских казаков в Куликовской битве. Текст летописи сюжета публиковался в нашей газете в №№ 92-98 от 3-12 мая 1905 года, и по свидетельству донского историка и краеведа Василия Вареника, в научных кругах эта публикация прошла незамеченной.

Гребенская летопись сообщает: «И когда благоверный Великий князь Дмитрий с победой в радости с Дону-реки, и тогда тамо, народ христианский, воинского чину живущий, зовомый казаций, в радости встретил его со святой иконой и с крестами, поздравил его с избавлением от супостатов агарянского языка и принес ему дары духовных сокровищ, уже имеющиеся у себя чудотворные иконы, во церквах своих. Вначале образ Пресвятой Богородицы Одигитрии, крепкой заступницы из Сиротина городка и из церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.

И тогда князь Дмитрий Иоаннович принял сей бесценный дар… и по Дону реки достигает еще казача городка, Гребни, на устье реки Чир, и живущие там воины также встретили Великого князя с крестами и святой иконой и в дар ему также образ Пресвятой Владычицы нашей Богородицы чудесно там у них сияющую вручили. И во все лета установил им, казакам, свое жалование «за почесть их сильную храбрость противу супостат агарянска языка».

Древнейшая из сохранившихся казачьих икон, икона Гребневской Божьей матери до 5 июня 1935 года находилась в Москве, в храме Гребневской Богородицы на углу Лубянки (бывшей площади Дзержинского). Этот храм, постройки XV века (архитектор — Алевиз) был снесен 5.06.1933 г. по приказу Л. Кагановича, в ту пору первого секретаря московского горкома ВКП(б).

По указу Президента Российской Федерации в 1996 году были установлены Дни воинской славы России. Среди них — праздник победы русских войск в Куликовской битве, который официально отмечается 8 сентября.

В битве на Куликовом поле донские казаки находились в засадном полку князя Дмитрия Боброка-Волынского, днепровского казака. И именно засадный полк нанес решающий разящий удар по уже торжествовавшему победу врагу, смял и рассеял его.

2.6 Казачья кухня.

КАША ПШЕННАЯ С СУЗЬМОЙ ИЛИ КАЙМАКОМ И ИЗЮМОМ «АТАМАНСКАЯ»

Приготовление пшенной каши

Подготовленное пшено залить водой из расчета на каждые 100 г крупы 180 г воды для рассыпчатой или 320 г воды для вязкой каши. Варить кашу лучше в чугунке или в толстостенной кастрюле около часа при равномерном слабом кипении (томлении). За 5-7 минут до окончания варки всыпать по вкусу тщательно промытый и обсохший изюм без косточек.

Горячую кашу переложить в порционные тарелки и отдельно подать к ней разведенную кипяченой водой до нужной густоты сузьму (как густая или жидкая сметана). По желанию разведенную сузьму перемешивают с кашей или заедают кашу сузьмой.

По вкусу кашу слегка подслащивают нардеком — медом, приготовленным из арбузов или сочных фруктов.

Но самая вкусная каша получится, если готовую кашу обильно приправить каймаком и слегка запечь в сильно горячей духовке.

«НАРДЕК» — АРБУЗНЫЙ МЕД ПО-КАЗАЧЬИ

Арбузный мед (нардек) — это сгущенный в процессе варки в результате выпаривания сок спелых арбузов.

Подготовка арбузной мякоти и сока

Спелые сладкие арбузы промыть под проточной холодной водой и дать обсохнуть. Каждый арбуз разрезать пополам или на четыре части, выскрести ложкой мякоть и измельчить ее в эмалированном тазу деревянной скалкой. Затем протереть мякоть сквозь сито и процедить сквозь марлю, сложенную в 2-3 слоя, в глубокую эмалированную кастрюлю. В некоторых донских станицах мякоть спелых арбузов отжимают от сока и пропускают через пресс.

Уваривание и сохранение арбузного меда

Посуду с арбузным соком поставить вначале на сильный огонь, снять образовавшуюся при закипании (но не кипении!) пену еще раз процедить в толстостенную луженую или медную посуду, в которой будет вариться мед. Уваривать арбузный сок, непрерывно его помешивая, на среднем огне. После того, как количество сока уменьшиться в 6-7 раз (а иногда и до 1/8-1/10 от первоначального объема) и капля его, налитая на холодную фарфоровую тарелку, не будет растекаться и сохранит форму, мед готов. Он должен получиться красно-бурого цвета с очень приятным ароматом. Хранить готовый мед в прохладном месте лучше в стеклянных банках, закатанных жестяными крышками, и использовать как обычный пчелиный мед. Кроме арбузного по такой технологии можно приготовить мед из дынь, винограда, шелковицы (туты), а так же и из сочных фруктов.

«ЯХНЫ» — БАРАНИНА С БАКЛАЖАНАМИ ПО-СТАРОКАЗАЧЬИ

Бараньи ребрышки нарубить мелкими кусочками и обжарить в сливочном масле. Так же хорошо обжарить (отдельно каждый) картофель, лук, морковь и белый корень пастернака и петрушки. Баклажаны запечь в духовке целыми. Овощи режутся произвольно и пропорции их по вкусу.

Смешать обжаренные до полуготовности овощи с бараниной или свининой, сложить в кастрюлю или керамический горшок и прибавить протертые сквозь дуршлаг печеные баклажаны. Все осторожно перемешать, приправив солью и молотым черным перцем. Закрыть кастрюлю с овощами крышкой и томить до готовности в духовке.

  КАРТОФЕЛЬ С МЯСНЫМ ФАРШЕМ ПО-ДОНСКОМУ

Клубни сырого картофеля очистить, тщательно промыть под холодной водой, нарезать кружочками и по вкусу посолить. Обжарить с обеих сторон в растительном масле до подрумянивая, так чтобы картофель был уложен на сковороду только в один слой. Приготовить фарш из свинины и говядины, взятых в нужном количестве. Лук мелко нарезать и обжарить в оставшемся на сковороде масле, по вкусу посолив и поперчив в процессе обжаривания. Противень смазать маслом и уложить на него слой обжаренного картофеля, затем слой фарша, поверх которого уложить второй слой картофеля. Посыпать запеканку молотыми сухарями, смешав их по вкусу с тертым сыром и рубленой зеленью. Взбрызнуть маслом и запечь в горячей духовке до подрумянивания. Горячую запеканку порционно полить сметаной или майонезом.

Можно использовать различные продукты в сочетании с картофелем — мясо, овощи, яйца, сыр и пр. Для заливки запеканок используется сметана, сливки, майонез, молоко с мукой, яичные и другие смеси. Поверхность картофельных запеканок засыпают тертым сыром, обжаренными молотыми сухарями или кукурузными хлопьями.

2.7 Народная медицина

Древнейшими знаниями, которыми обладали и обладают казаки, были знания по народной медицине. Несмотря на то что, как все древние искусства, врачевание было окружено всевозможными тайнами и суевериями, очень многое было широко известно и дожило до наших дней.

Находясь постоянно в седле, постоянно на воинской службе и на войне, казаки обладали уникальными знаниями по мануальной терапии, то есть по умению вправлять суставы и позвонки.

Не только простые вывихи, но и всевозможные «срывы», «осклизы», «опступы», «сбои» и десятки других увечий, которые неизменно сопутствовали военной жизни кавалериста, чаще всего лечились прямо в сотне. Всегда находился казак старшего возраста, который владел многими приемами народного «костоправства». Приемами же массажа владели практически все.

Так, казаков гвардейских полков, отправлявшихся в дворцовый караул, полковые портные буквально зашивали в мундиры (может быть, отсюда слово «зашиваюсь», то есть очень тороплюсь), и через несколько часов неподвижного стояния в дворцовых залах их «валили в сани и везли в казачьи бани вытаптывать затекшее тело на горячем полке».

Казаки умели врачевать и открытые переломы, удалять раздробленные кости. Владели они и основами антисептики, то есть умели оперировать так, чтобы не попадали в рану микробы и бактерии; справлялись и с гнойными ранами, «выкатывали» пули и осколки, проводили ампутации…

Сохранились описания хирургических операций, сделанных казачьими лекарями. Свидетелем одной из таких операций однажды был знаменитый русский врач Н. Пирогов.

Все делалось только после захода солнца. Во-первых, в это время почти нет мух — главных разносчиков инфекции, а во-вторых, сам человеческий организм, в частности мозг, вступает в фазу торможения… Раненого укладывали на соломенные снопы или на только что выструганные доски. Поили его допьяна (это был один из немногих случаев, когда казаки пили водку, а не вино). Раненое место, в описываемом случае — ногу, обкладывали льдом или лили холодную воду. Перетянутая жгутами нога теряла чувствительность.

Тогда приступал к делу врачеватель. Он долго мыл руки и протирал их водкой. Все инструменты, которыми он пользовался, тщательнейшим образом и долго кипятились в соляном растворе. Кроме того, помощник вылавливал их из кипящей воды только специальными щипцами и подавал лекарю, обязательно пронося их через огонь. Нож, которым расширялась рана, накалялся докрасна и прижигал кровоточащие края разреза.

Раскрыв специальными крючками рану, лекарь металлическими крюками выхватил из раны пулю и вынул раздробленные кости, зашил края раны, предварительно вложив в нее какое-то снадобье и длинный конский волос… Пирогову объяснили, что если рана загноится, то вся грязь будет выходить по этому волосу, а если все хорошо заживет, то волос либо сам выпадет, либо вынуть его не составит труда.

Прооперированную ногу уложили в специально выструганные самшитовые лубки и забинтовали.

Великого хирурга удивило, как слаженно и умело работали каза ки. И те, кто оперировал, и те, кто держал раненого, и те, кто непрерывно читал молитвы. Еще больше его поразило, что казаки до утра не давали раненому спать и, как только он начинал задремывать, били в бубен и плясали. Операция прошла успешно, через несколько дней казак, прихрамывая, ходил.

Ампутации делали еще быстрее, и культю обязательно макали в кипящую смолу, чтобы спасти человека от гангрены. Следует поражаться силе духа и терпению не только казаков, но и лекарей — ведь все делалось без наркоза. Правда, есть сведения, что какие-то дурманящие сознание и обезболивающие травяные настои лекари применяли. В частности, отвар из мака.

Некоторые ведуны хорошо владели лечебным гипнозом, «отчитывали болезнь во сне».

Но это умели делать лишь немногие врачеватели, как правило передававшие свои знания из поколения в поколение и славившиеся по всему войску. Когда во времена Николая I в полках было запрещено обращаться к народным целителям, казаки нашли способ их сохранения: народные целители охотно заканчивали курсы военных лекарей и продолжали, обогатившись знаниями научной медицины, помогать людям.

Наряду с костоправами в казачьих станицах и хуторах всегда было много травознаев. И сегодня почти в каждой казачьей семье используют для лечения всевозможных простуд и других болезней травы, но были и ныне здравствуют десятки удивительных знатоков.

Интересно, что в наши дни появляются врачи (как правило, из рода знаменитых целителей), которые имеют высшее медицинское образование, но сохраняют и древние знания о лечении травами и успешно их применяют.

Но есть несколько трав, которые знает каждый казак. Главная такая трава — «емшан», степная полынь, горькая, словно казачья судьба. Каждому казаку известны ее целебные свойства, но превыше всего почитает он полынь за то, что она является символом казачества, символом древним и благородным. Горький, ни с чем не сравнимый запах полыни символизирует тоску по родине.

В древней легенде рассказывается, как покинувший в детстве степи и отвыкший от них хан Кончак ни за что не хотел возвращаться в родные кочевья на Дону из роскошных долин Кавказа. И тогда дали ему полынь. Почувствовав ее запах, заплакал хан, затосковал о покинутых бедных юртах своего народа и, бросив все, вернулся на Дон. В каждой казачьей семье за иконой хранится веточка полыни. Ее вместе с погребальной свечою вкладывают в руки умершим. И как бы давно в дальних краях ни сложил голову казак, он считается не погребенным, пока на его могилу не положена ветка полыни и не посыпана земля «с родного пепелища».

Как у всякого народа, у казаков существовало и существует большое число ведунов, знахарей, «бабушек», которые лечат не только травами и другими средствами, но также заговорами и прочими «магическими» приемами… До последнего времени считалось, что все эти знания и их носители — «лекарки», «шептухи» — исчезли и все позабыто. Но когда ученые-фольклористы стали собирать и записывать старинные обычаи, заговоры, приметы, то, к величайшему своему удивлению, обнаружили, что почти во всех казачьих семьях помнят семейные молитвы-обереги, особенно в среде казаков-старообрядцев, а кроме того, живут и здравствуют доныне знатоки и умельцы заговаривать грыжу, припадки и другие болезни. Причем, как отмечают особо исследователи, это, как правило, очень честные, глубоко верующие люди, которые как бы объединяются вокруг православных церквей. В большинстве своем они очень приветливы, трудолюбивы и высоконравственны. Характерной их чертой служит общая уверенность, что добро нужно делать бескорыстно. Когда им платят за лечение, они не отказываются, но никогда не назначают цену, не торгуются, а по большей части лечат бесплатно. Чаще всего полученные за лечение деньги тут же раздаются неимущим, поскольку большинство целителей считает, что «ежели ведун корыстен, то Бог у него силу отберет!»

2.8 Почитание стариков.

ПОЧИТАНИЕ СТАРИКОВ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВ ЖИЗНЕННОГО УКЛАДА КУБАНСКИХ КАЗАКОВ

 Старики выступали хранителями казачьих обычаев и традиций, и почитание стариков в казачестве было безграничным. Проявление непочтительности к старику расценивалось как предательство казачьих идеалов и сурово наказывалось обществом.

Преклонение перед старшими закреплялось не только обычаями, но и официальными, «писанными», казачьими законами. Так, в Положении «Об общественном управлении станиц казачьих войск, статья 556 гласила: «В суждении и решении дел общественных станичный Сбор имеет главным основанием, чтобы меры взыскания служили к неослабному сохранению и утверждению древних обычаев, доброй нравственности и уважения к старшим». Ст. 568 того же закона, касающаяся обязанностей станичного атамана, предусматривала: «Станичный атаман обязан наблюдать за тем, чтобы казаки оказывали должное уважение к старикам».

Старики не занимали официальных должностей в структуре казачьего самоуправления, но они всегда играли большую роль в общественном мнении и оказывали значительное влияние на решения станичных сборов.

Младшие по возрасту никогда не обращались к ним без предварительного разрешения. Ни в коем случае нельзя было вмешиваться в разговор старших В обычае говорилось: «Объясняй и советуй только тогда, когда у тебя совета спросят». Без разрешения стариков не садился даже атаман. Молодежь вообще не имела права садиться в присутствии стариков. При стариках казаки строевых возрастов, при погонах, стояли по стойке «смирно», не строевых возрастов и без формы – сняв шапки.

Кубанские старожилы вспоминают: «Видят тебя или нет сидящие или идущие старики – надо снять шапку или поклониться, поприветствовать». Распоряжения старших выполнялись беспрекословно. Ко всем старикам, включая и родителей, обращались только «на Вы». По обычаю нельзя было окликать впереди идущего старшего, если требовалось что-то сказать, а следовательно догнать старшего и, поравнявшись, обращаться к нему. Младший, даже после женитьбы, не имел права закурить перед старшим.

В казачьих семьях, за столом, право первым зачерпнуть из общей миски было за самым старшим в семье.  Хлеб нарезал только хозяин дома. Бывало, что пожилой старик мог беспрепятственно наказать взрослых сыновей, у которых могли быть уже внуки. А если взрослый сын возвышал голос на отца, последний мог подать жалобу станичному сходу. Сход утверждал решение учить непокорных сыновей и тут же «всыпали горячих» по числу прожитых годов виновника. «Ученый» вставал и вместе с отцом благодарил мир за науку.

Не следует полагать, что почитание старших в казачестве насаждалось только силовыми методами. Сам образ жизни казаков, множество традиций и обычаев способствовало тому, что у молодого поколения вырабатывалось чувство поклонения и уважения к старшим, тем, которые знали все тонкости джигитовки, рукопашного боя, артистически владели всеми видами оружия. Невозможно было обойтись без знаний в поле, в быту, в праздники и трауры.

Почитание старших в казачьем обществе шло наравне с почитанием детей – продолжателей казачьего рода. Дети, вырастая, создав семью, также бережно относились к своему потомству и учили его уважительному отношению к старшим, окружали пожилых вниманием и заботой. Воспитание по пословице: «Казни сына от юности, да утешит тя в старости» давало казакам уверенность за свое будущее и сохранение устоев.

 2.9 Казачьи заповеди и поговорки.

КАЗАЧИЙ ЗАКОН

Оскорбление одного казака есть оскорбление всех. В случае обиды или нужды казак обязан приходит на помощь немедленно, всеми силами и средствами, без просьбы со стороны нуждающегося.

КАЗАЧЬИ ЗАПОВЕДИ

Где честь нуждалась в поддержке — там были казаки.

Отцы для сыновей строили дом.

Казаки договор скрепляли пожатием руки, хлопая при этом ладонями. Им неведома была бумажная волокита.

Ссорящихся мирил атаман. Иногда умолял их помириться на коленях: «Простите друг друга за ради Христа», — и часто добивался успеха. По этому поводу распивали мировую.

Донец в занятиях, в отдыхе, в забавах всегда является воином.

 ПОГОВОРКИ

Казак скорей умрет, чем с родной земли уйдет.

И один в поле воин, если он по-казачьи скроен.

Казан проверяют по звону, а казака по слову.

Казак молодой, а сноровка старая.

Казаком быть — не разиня рот ходить.

Казачья смелость порушит любую крепость.

Веселы привалы, где казаки запевалы.

Где тревога, туда казаку и дорога.

Лучше иметь длинные уши, чем длинный язык.

Чтобы больше иметь, надо больше уметь.

Чем слабее твоя воля, тем труднее доля.

Не хвались казак травою, хвались сеном.

Пироги на кустах терна не растут.

Хочешь быть на высоте — выбирай путь в гору.

Иные казаки за углом кричат до хрипоты, а как до дела — прячутся в кусты.

Смекалка во всяком деле казака выручает.

От безделья не бывает у казака веселья.

Без работы, как без заботы и умный казак в дураках ходит.

 

  1. Заключение.

Явление духовной жизни, быта, уклада, унаследованное, воспринятое от пережитых поколений, от предшественников” — так определил “наследие”. С.И. Ожегов.

Дон это, прежде всего казачество. Донские казаки сыграли большую роль в истории России, оставив в наследство самобытную, яркую культуру. В казачьих обрядах, народных песнях, сказках костюме отразились особенности жизни казаков.

Вдумчивое отношение к прошлому, знание старины делают нас наиболее справедливыми к оценке настоящего. Изучение культурного наследия Родины, края, города, станицы раскрывает перед нами богатства сегодняшней жизни, делает сознательными приемниками эстафеты трудовой и боевой славы отцов и дедов. Богатую биографию имеет наш донской край. Яркой страницей входит она в историю Родины.

Список литературы:

  1. В.Н.Татищев, История Российская, М.-Л. 1963,т.2, стр. 240

  2. Б.Алмазов, В.Новиков, А.Мажола «Казаки».

  3. М.А.Шолохов «Тихий Дон».

  4. В.Орлов «Нашёптывания и наговоры так называемых знахарей».

  5. Л.Майков «Заговоры донских казаков».

  6. Казачество России: история и современность. Тезисы Международной научной конференции» г. Геленджик, (8-11 октября 2002 г.)

  7. «Казачья Вольница», Выпуск № 41, 11 октября 2001 г.

Приложение №1

Бешмет — разрезная рубаха навыпуск, с застежкой на крючки встык

Рубахи: украинская и русская косоворотки с вышивкой. Надевалась под мундир. Считались нижним бельем, «спидницей», в котором «показаться на людях неприлично»

Обязательная часть одежды — шаровары. Сохранились почти неизменными со скифских и половецких времен. Подвязывались тонким ремешком — гашником, за которым «в припарку», ближе к телу, пришивался кошелек. Отсюда «спрятать в загашник»

Старик в архалуке

 

Кубанский офицер в парадной черкеске с одиннадцатью парами газырей

Донской урядник в форменном чекмене. На рукаве нашивки за выслугу лет

Один из способов ношения башлыка: «казак гуляет»

 

Донской казак в зимней дорожной одежде: овчинный тулуп, войлочный или суконный «пыльник-балахон» с башлыком. Так повязанный башлык означал, что казак «завязал», то есть отслужил, срочную службу и отпущен на льготу вчистую. Казачка в донской шубе: мехом внутрь, «крыта» шитой парчой. Шапка и опушка шубы бобровые. Конец XIX века

Донской казак в форменной шинели с портупеей и патронташем. На папахе над кокардой полковая награда «За войну 1877-1878 годов»

Приложение №2

Костюм конца XIX — начала XX веков. Слева направо: девушка в кубельке с завеской; донская казачка в «парочке» — юбке и кофте; замужняя кубанская казачка в шали с «файшонкой» на голове; уральская казачка-старообрядка в сарафане, в шитом золотом поясе

 

 

Верхнедонская казачка в XVII веке

 

Жена старшины в праздничном наряде. XVII — XVIII века

 

Казачка-вдова и девушка, на ее груди — казачье украшение «жерьёлок». XVII-XVIII века

Повседневная сорочка и юбка кубанской казачки-черноморки. XX век

Праздничные женские туфли — черевички  

Нижнедонская казачка в повседневном костюме с фартуком-«завеской». XVII век

Фрагмент традиционной вышивки «крестом»

 

Фратмент вышивки «гладью»

 

Женские пояса. Верхний — терский, нижний — донской. Изготавливались из кожи, украшались серебряными застежками, вышивкой, бисером, жемчугом, обшивались галуном

Книга: Казаки: традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака) — Андрей Петрович Кашкаров — КнигаГо

Кашкаров Андрей Петрович Казаки: традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака)

Вступление О чем эта книга и кто такие казаки

Казаки считают себя народом. Когда-то давно вошедшим в состав многонационального русского народа, привнеся в него особую казачью культуру, ставшую часть национальной.

Поэтому все, что вы прочтете в этой книге, именно записано, да не выдумано. Я автор-составитель этой книги, взявшийся за очень непростую задачу в то время, когда вокруг казачества не утихают страсти столь полярные, что невольно думаешь: «зачем?». Зачем спорить, доказывать или обвинять. Сегодня существует довольно много источников и способов получения информации, а потому и мнений, никогда не согласующихся между собой. Жаль только, что людей, не удовлетворяющихся информацией в «открытом доступе», но исследующих первоисточники по оригинальным документам в архивах и фундаментальных библиотеках как раньше, так и сейчас, немного. И что бы не написал я здесь и сейчас о казачестве, как былом, так и нынешнем, это будет лишь один авторский взгляд.

Поэтому книга не о спорах и версиях, и тем более не об оценках явлений («оценка зависит от установки»), а более всего о практических рекомендациях, основанных на старых уставах службы, дошедших до нас с позапрошлого века, и рекомендациях пешим и верховым по обращению с казачьим оружием, приемам рубки, проведения казачьих собраний – Кругов и о многом другом.

Кто же такие казаки? Без знания истории зарождения казаков, как этноса, истории развития и традиций, нельзя вполне составить представление об этом исконно русском явлении.

Казаки глубоко преданы православной вере. Если казачья станица переезжала в полном составе на другое место, то разбирали церковь и перевозили с собой. На новом месте они сначала собирали храм, а потом строили хаты. Возвращаясь из своих походов, казаки отдавали часть военной добычи в церковь. Стены казачьих изб являлись и являются предметом для исследования русской культуры; зажиточные хозяева их украшали образами, оружием и конской сбруей, изображением военных сюжетов, семейными портретами, портретами казачьих атаманов и членов царской семьи.

Понимание веры православной дает ключ ко многим «неизвестным».

Казаки разных войск всегда находились под влиянием местных природных условий и иноэтничных заимствований; так в веках формировались локальные черты, по которым можно идентифицировать казаков на Дону и на Кубани, на Волге, в Забайкалье, Астрахани, Зауралье и в Сибири, на Енисее и Тереке, Уссурийцев, Оренбуржцев и Иркутских казаков из одноименных войсковых казачьих обществ сегодня. Они отличаются друг от друга, но имеют и общие черты.

Казаки традиционно чтут этносимволизирующие функции одежды, что до сих пор проявляется в особом отношении к военной форме, ее компонентам (фуражке, папахе, бешмету, шароварам и др. элементам казачьей формы), имеют особую систему иерархии и чинопроизводство. Справа (форменная одежда), фуражка, как ее элемент, оружие являются семейными реликвиями (потомки казаков помещают на видном месте в жилой комнате казачью фуражку). Значит, считают себя казаками. Это довольно большой пласт граждан в социальной страте общества.

Но главные определяющие (идентифицирующие) особенности – вера, традиции, образ мысли, образ жизни. Представители казачьего сословия известны в истории как воины-земледелецы. Сегодня таких почти не осталось. Есть мнения, что современное возрождаемое казачество не больше, чем имитация приобщенности к исторической традиции, невосстановимо, ибо как сословие почти полностью уничтожено в ХХ веке. Таким мнением могут поделиться даже известные деятели. Однако, если отбросить эмоции, надобно обратить внимание и на то, что в условиях процветающего, ориентированного на удовольствия и потребления (гедонистического) общества, что сложилось в России в последние десятилетия, где по остаточному принципу (за небольшими исключениями) финансируются учреждения культуры, искусства и проекты связанные с исследованиями исторических традиций, самоидентификации народов и народностей, традиционно проживающих на территории России, попытки возродить казачество, признать его большую роль в истории государства, право самоопределения и обратить «государственное» внимание на казаков как этнос,

казак | Определение, история и факты

Казак , русский Kazak , (от тюркского ka zak, «авантюрист» или «свободный человек»), представитель народа, живущего в северных глубинах Черного и Каспийское море. У них была традиция независимости и, наконец, они получили привилегии от российского правительства в обмен на военные услуги. Первоначально (в 15 веке) термин относился к полунезависимым татарским группам, сформировавшимся в Приднепровье.Этот термин также применялся (к концу 15 века) к крестьянам, бежавшим из крепостного права в Польше, Литве и Московии в районы Днепра и Дона, где они основали свободные самоуправляющиеся военные общины. В XVI веке было шесть основных казачьих войск: Донское, Гребеньское (на Кавказе), Яикское (на среднем Урале), Волга, Днепр и Запорожье (в основном к западу от Днепра).

Запорожские казаки

Запорожские казаки , картина Ильи Репина, масло, 1891 г .; в Государственном Русском музее, г.Петербург.

Агентство печати «Новости»

Подробнее по этой теме

Украина: Казачество Украины

В 15 веке новое военное общество — казак s (от тюркского kazak, что означает «авантюрист» или «свободный человек») — было …

Польские короли в начале 16 века начали организовывать запорожских казаков в военные колонии для защиты границ Польши.На протяжении XVI века и первой половины XVII века эти казаки сохраняли свою политическую автономию, на короткое время образовав полунезависимое государство при Богдане Хмельницком ( ок. 1649). Под угрозой польского господства запорожские казаки подписали в 1654 году договор с Россией, согласно которому их автономия должна была уважаться. Русские также использовали казаков сначала как защитников российской границы, а затем как авангард для территориального расширения Российской империи.Внутри казаки вернули себе большую степень заветной свободы при русских, чем при поляках. Русский престол оставлял за собой право одобрять переговоры казаков с поляками и турками, народами, с которыми российские отношения были наиболее чувствительными. В остальном главный правитель или гетман (атаман) казачьего войска имел полную свободу действий во внешней политике. Таким образом, в обмен на некоторые военные обязательства казаки восстановили часть своей автономии — в краткосрочной перспективе.Однако с годами в России все больше и больше преобладало казачество.

Богдан Хмельницкий

Богдан Хмельницкий, памятник в Киеве, Украина.

© Сергей Камшилин / Shutterstock.com

Под эгидой России казаки расширились на восток от своего донского дома и были первыми колонизаторами Сибири. Действительно, казацкий вождь Ермак Тимофеевич стал русским народным героем за свою роль в завоевании этого края. К концу XIX века количество казачьих отрядов увеличилось до 11, включая донских, кубанских, терских, оренбургских и уссурийских казаков.

Когда их привилегии оказались под угрозой, казаки восстали, и их самыми известными лидерами повстанцев 17 и 18 веков были Стенька Разин, Кондратий Булавин и Емельян Пугачев. Гетман Иван Мазепа пожертвовал 5000 казаков на благо короля Швеции Карла XII во время Второй Северной войны. В результате они постепенно утратили автономный статус. К концу 18 века все казаки мужского пола были обязаны служить в русской армии в течение 20 лет, и, хотя каждая казачья станица ( станица ) продолжала избирать свое собрание, гетман назначался центральным правительством.Социальная структура казачества, которая традиционно основывалась на равенстве и общинном владении землей, ухудшилась, особенно после 1869 года, когда казачьим офицерам и государственным служащим было разрешено владеть землей в частном порядке и сдавать ее в аренду посторонним.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В XIX и XX веках русские широко использовали казаков в военных действиях и для подавления революционной деятельности. Во время Гражданской войны в России (1918–20) казаки разделились.Те, кто находился на юге России, составили там ядро ​​белых армий, и около 30 000 человек бежали из России с белыми армиями. При советской власти казачьи общины перестали функционировать как административные единицы. В XXI веке под Российской Прес. Владимир Путин, казаки возобновили исторические отношения с Москвой. Вспомогательные казачьи отряды укрепили местные полицейские силы в России, особенно на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году, но их жесткая тактика и соблюдение консервативного морального кодекса вызвали обеспокоенность у правозащитных организаций, казачьи военизированные формирования сражались вместе с российскими войсками во время вторжения в 2008 году. Грузии, и они участвовали в вооруженной аннексии Россией украинской автономной республики Крым в 2014 году, а также в последующем поддержанном Россией повстанческом движении на востоке Украины.По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, около 68 000 человек идентифицировали себя как этнические казаки.

Казак

Иллюстрация, изображающая набег казаков на корейскую деревню во время русско-японской войны 1904 года.

Photos.com/Getty Images

Украина | История, география, люди и язык

Украина , страна, расположенная в Восточной Европе, вторая по величине на континенте после России. Столица — Киев (Киев), расположенный на реке Днепр в северо-центральной Украине.

Британская викторина

Страны Мира

Какая страна называет «Вальсирующую Матильду» своим неофициальным гимном? В какой стране самое большое мусульманское население? Сортируйте случайные интересные факты о странах мира.

Полностью независимая Украина возникла только в конце 20 века, после длительных периодов последовательного господства Польши и Литвы, России и Союза Советских Социалистических Республик (У.С.С.Р.). Украина пережила непродолжительный период независимости в 1918–2020 годах, но в период между двумя мировыми войнами часть Западной Украины находилась под властью Польши, Румынии и Чехословакии, после чего Украина стала частью Советского Союза как украинская советская социалистическая республика. Республика (ССР). Когда в 1990–91 годах Советский Союз начал распадаться, законодательная власть Украинской ССР. провозгласил суверенитет (16 июля 1990 г.), а затем полную независимость (24 августа 1991 г.), шаг, который был подтвержден народным одобрением на плебисците (1 декабря 1991 г.).С распадом СССР в декабре 1991 года Украина получила полную независимость. Страна сменила официальное название на Украина, и это помогло основать Содружество Независимых Государств (СНГ), объединение стран, которые ранее были республиками Советского Союза.

Украина Encyclopædia Britannica, Inc.

Земля

Украина граничит с Беларусью на севере, Россией на востоке, Азовским и Черным морями на юге, Молдовой и Румынией на юго-западе и Венгрией, Словакией и Польшей на западе.На крайнем юго-востоке Украина отделена от России Керченским проливом, который соединяет Азовское и Черное море.

Британская энциклопедия, Inc.

Рельеф

Украина занимает юго-западную часть Русской равнины (Восточно-Европейская равнина). Страна почти полностью состоит из равнин на средней высоте 574 футов (175 метров) над уровнем моря. Горные районы, такие как Украинские Карпаты и Крымские горы, расположены только на границах страны и составляют едва ли 5 ​​процентов ее площади.Тем не менее, украинский ландшафт отличается некоторым разнообразием: его равнины изрезаны высокогорьями — непрерывным поясом с северо-запада на юго-восток — а также низменностями.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Холмистая равнина Приднепровской возвышенности, которая находится между средним течением рек Днепр (Днепр) и Южный Буг (Южный Буг) на западе центральной Украины, является самой большой горной территорией; он рассечен множеством речных долин, оврагов и ущелий, глубина некоторых из которых превышает 1000 футов (300 метров).На западе Днепровская возвышенность граничит с изрезанной Волыно-Подольской возвышенностью, которая поднимается на высоту 1545 футов (471 метр) в самой высокой точке — горе Камула. К западу от Волыно-Подольской возвышенности, на крайнем западе Украины, параллельные хребты Карпатских гор — одного из самых живописных районов страны — простираются более чем на 150 миль (240 км). Горы имеют высоту от примерно 2000 футов (600 метров) до примерно 6500 футов (2000 метров), поднимаясь до 6762 футов (2061 метр) на горе Говерла, самой высокой точке страны.Северо-восточная и юго-восточная части Украины заняты низкими возвышенностями, редко достигающими высоты 1000 футов (300 метров).

Среди низменностей страны — Припятские болота (Полесье), которые лежат в северной части Украины и пересекаются многочисленными речными долинами. На востоке центральной Украины находится Днепровская низменность, которая на западе плоская, а на востоке пологая. Южнее другая низменность тянется вдоль берегов Черного и Азовского морей; его ровная поверхность, изрезанная лишь невысокими возвышенностями и неглубокими впадинами, плавно спускается к Черному морю.Для берегов Черного и Азовского морей характерны узкие песчаные косы, которые выступают в воду; одна из них, Арабатская коса, имеет длину около 70 миль (113 км), но в среднем составляет менее 5 миль (8 км) в ширину.

Южная низменность продолжается на Крымском полуострове как Северо-Крымская низменность. Полуостров — большой выступ в Черное море — соединен с материком Перекопским перешейком. Крымские горы образуют южное побережье полуострова.Гора Роман-Кош высотой 5069 футов (1545 метров) является самой высокой точкой горы.

Дренаж

Почти все крупные реки Украины текут с северо-запада на юго-восток через равнины и впадают в Черное и Азовское моря. Река Днепр с ее плотинами гидроэлектростанций, огромными водохранилищами и множеством притоков доминирует над всей центральной частью Украины. Из общего русла Днепра 609 миль (980 км) находятся на территории Украины, что делает его самой длинной рекой в ​​стране, из которой она впадает более чем в половину.Как и Днепр, Южный Буг с его крупным притоком Ингулом впадает в Черное море. На западе и юго-западе, частично осушая территорию Украины, Днестр (Днестр) также впадает в Черное море; Среди его многочисленных притоков крупнейшими в Украине являются Стрый и Збруч. Среднее течение реки Донец, притока Дона, протекает через юго-восток Украины и является важным источником воды для Донецкого бассейна (Донбасса). Река Дунай протекает вдоль юго-западной границы Украины.Болота, покрывающие почти 3% территории Украины, встречаются в основном в долинах северных рек и в низовьях Днепра, Дуная и других рек.

Днепр

Днепр в Киеве, Украина.

Фотобиблиотека Дж. Аллана Кэш

Реки имеют важнейшее значение для водоснабжения, и для этого был построен ряд каналов, таких как Донецко-Донецкий бассейн, Днепр-Кривой Рог и Северный Крым. Судоходными являются несколько крупных рек, в том числе Днепр, Дунай, Днестр, Припять (Припять), Донец и Южный Буг (в нижнем течении).Плотины и гидроэлектростанции расположены на всех крупных реках.

В Украине есть несколько естественных озер, все они небольшие и большинство из них разбросаны по пойме рек. Одно из крупнейших — озеро Свитязь, площадью 11 квадратных миль (28 квадратных километров), на северо-западе. Небольшие соленые озера встречаются в Черноморской низменности и в Крыму. Вдоль побережья встречаются более крупные соленые озера. Эти водоемы, известные как лиманы, образуются в устьях рек или эфемерных ручьев и перекрыты отмелями от моря.Образовалось несколько искусственных озер, крупнейшими из которых являются водохранилища на плотинах гидроэлектростанций — например, водохранилище на Днепре выше по течению от Кременчуга. Каховское, Днепровское, Днепродзержинское, Каневское и Киевское водохранилища составляют остальную часть Днепровского каскада. Меньшие водоемы расположены на реках Днестр и Южный Буг, а также на притоках реки Донец. Небольшие резервуары для водоснабжения также есть недалеко от Кривого Рога, Харькова и других промышленных городов. Три крупных артезианских бассейна — Волынско-Подольский, Днепровский и Черноморский — исключительно важны для коммунальных нужд и сельского хозяйства.

казаков | Encyclopedia.com

ЭТНОНИМ: Казаки


Ориентация

Идентификация. Изначально казаки были вольными наемниками, проживавшими в нейтральной зоне. В конце концов они стали частью российских нерегулярных вооруженных сил с основной целью защиты окраин России. Таким образом, они были идентифицированы по месту жительства. Донские казаки, самые ранние из известных в России, появились в пятнадцатом веке, а войска были основаны в начале шестнадцатого века.Примерно в то же время в Приднепровье сформировалось запорожское казачество. В конце XVI века возникли два ответвления донских казаков: Терское казачье войско в нижнем течении реки Терек на Северном Кавказе и Яикское (Яикское) войско в нижнем течении реки Яик (ныне известной как река Урал). С расширением Российского государства и при поддержке правительства казачьи войска увеличивались, образуя оборонительный пояс вдоль границ империи. К концу XIX века, помимо прежних владений, были Амур, Байкал, Кубань, Оренбург, Семиреченск, Сибирь, Волга, Уссурийск, а на Днепре — Запорожские казачьи войска. .Однако донские казаки оставались самым многочисленным и значительным войском. В дореволюционной России донское казачество пользовалось административно-территориальной автономией.

С образованием СССР их земли вошли в состав нынешних Ростовской, Волгоградской, Воронежской и Ворошиловоградской областей, а также Калмыцкой Автономной Советской Социалистической Республики.

Расположение. Донские казаки проживали на 800 км реки Дон и его притоков между 46 ° 07 ′ и 51 ° 18 ′ северной широты и 37 ° и 45 ° восточной долготы.«Отец Дон», как называют реку донские казаки, рассекает холмистую местность пополам. Река обычно замерзает до весны, так как зимы здесь суровые. Снег выпадает уже в ноябре. Однако в середине зимы случаются оттепели, которые могут сопровождаться неделями дождя. Весной поля иногда затапливаются. Лето очень жаркое, над пшеничными полями нависает желтый туман пыли. Восточная часть региона, составляющая левый берег Дона и его приток Медведица, представляет собой степь, почва бесплодна, есть всего несколько мелких ручьев.А вот весной степь ярко-зеленая. На западе, на правом берегу Дона и на прилегающей территории на севере, степи сменяются холмами. Самая плодородная земля находится к северу от реки Медведица. Деревья включают дуб, ясень, пихту, тополь, а у воды — ивы и вербы. Тростник растет по берегу реки, местами песчаной. Среди птиц можно найти гусей, уток (включая чирков), поганок, лебедей, дроф, орлов, ворон, перепелов, воробьев и сорок.Среди местных более мелких растений — чертополох, колючки, полынь и копьевидная трава. Рыба включает сига, стерляди и карпа.

Демография. В 1897 г. на территории Донского казачества проживало около 30 000 калмыков. К 1917 году население Дона составляло 3,5 миллиона человек, из которых почти половина составляли казаки, четверть — «коренные» крестьяне, а остальные — «пришельцы». Сегодня этнические границы между казаками и неказаками относительно размыты.

Этническая и языковая принадлежность. В то время как большинство донских казаков русского или, в гораздо меньшей степени, украинского происхождения, другие являются тюрками или потомками калмыков, которые поселились на Дону в семнадцатом веке. Язык является отличным вариантом южного великорусского диалекта и демонстрирует сильное влияние украинского, турецкого и татарского языков. Имя «казак», кстати, происходит от тюркского слова hazak, , означающего «халявщик, бродяга» (которое не следует путать с казахским этническим названием, которое встречается в Казахстане).


История и культурные связи

Первые казачьи поселения появились в конце ХV века в районе нижнего Дона. Большинство этих людей были беглецами, которые предпочли поселиться на Дону, вне досягаемости российских властей. С увеличением населения Дона во второй половине XVI века донское казачество превратилось в важную военную и политическую силу в этом регионе. Зависимые от Москвы в экономическом и военном отношении, они, тем не менее, оставались независимыми в политическом и административном отношении, проживая на окраинах России и Османской империи.В конце семнадцатого века российское правительство пыталось ограничить их свободу и привилегии. Требование о возвращении беглецов казаки считали величайшим нарушением их традиционных свобод. К концу XVIII века граница отошла еще дальше на юг, и военное значение донских казаков уменьшилось. После 1738 года обер-главнокомандующий донских казаков, который ранее был избран, стал назначенцем российского правительства, а после 1754 года местные командиры также назначались военным министерством в Санкт-Петербурге.Петербург. Благодаря этому и другим действиям казаки были полностью поглощены российской армией и прошли военную службу на всей территории Российской империи; например, во время правления царя Павла им было приказано «завоевать Индию», и они фактически отправились в путь, когда после его убийства безумная директива была отменена. Казачья шляхта была создана по указу 1799 г .; Казаки сравнялись по званию с остальной русской армией. В 1802 году земли были разделены на семь округов, управляемых военным министерством; в 1887 г. количество уездов было увеличено до девяти.К 1802 году донские казаки могли укомплектовать восемьдесят кавалерийских полков. Каждый рядовой казак должен был прослужить тридцать лет. В 1875 году военную службу сократили до двадцати лет. Они были особенно известны своей ролью в подавлении революционных движений в России и резне евреев во время погромов. Во время Первой мировой войны донские казаки сформировали 57 кавалерийских полков (т. Е. Почти 100 000 всадников). После Февральской революции 1917 г. их главный командующий А. М. Каледин объявил о формировании «правительства донских казаков».«После разгрома Каледина и его контрреволюционного правительства в марте 1918 года была провозглашена« Донская советская республика ». Однако новая советская политика национализации и присвоения излишков привела к восстанию на Дону и ликвидации Советского правительства. В январе 1920 года советские войска вернулись, чтобы восстановить советский контроль над территорией и отменить любую административную автономию в регионе.Последним напоминанием о былой славе были несколько донских казачьих полков, сформированных в 1936 году в составе Советской Армии.Во время Великой Отечественной войны эти полки оказались безнадежно устаревшим пушечным мясом и в итоге были расформированы.

Исторически донские казаки граничили с калмыками на востоке, ногайцами и крымскими татарами на юге, русскими на севере и украинцами на западе. Сегодня в регионе представлены эти и другие этносы СССР.


Поселения

До XVIII века, с началом крестьянской колонизации местности, донские казачьи поселения объединялись в станицы, созвездия из двух-трех деревень.В начале XIX века насчитывалось .114 станиц с новым административным центром в Новочеркасске. Население станицы составляло от 700 до 10 тысяч человек. Типы жилья варьировались от тщательно продуманных поместий аристократии — большие дома, окруженные кирпичными стенами, хозяйственные постройки, помещения для прислуги, бани, конюшни и фруктовые сады — до солидных усадеб и более примитивных хижин бедных крестьян. В то время как загородный дом богача казался практически взаимозаменяемым с его аналогом в Западной Европе, крестьянские усадьбы и избы были более характерны для Донского региона.Эти жилища строили плотники, но оштукатуривали женщины глиной, замешанной с навозом; «к Пасхе» здания побелили. Крыши были покрыты соломой, иногда тростниковой. Полы земляные. Воду из реки выносили женщины, подвешивая ведра к ярмам. Многие крестьянские избы были обнесены плетнем. В некоторых деревенских домах могут быть железные крыши, , шесть, или около того обшитых панелями комнат, балюстрады и подъезды. В таких домах может быть дощатый забор, а двор вымощен плиткой.Дома, освещенные масляными лампами, обычно имели серебряную икону в одном углу, столы, зеркала и самовар, либо на печи, либо топленный углем. Печь часто была высокой и покрыта зеленой плиткой. Дом, имевший карнизы и оконные рамы, украшали занавески, иногда из хлопка синего цвета. Предметы домашнего обихода включали окованные железом сундуки, фотографии и колыбели для младенцев. Если одни спали на кроватях с перинами, то крестьяне часто спали на нарах. За домом был земляной погреб для хранения еды.Самым маленьким поселением был хутор , деревня без церкви. В деревне есть церковь и, возможно, элеваторы, паровая мельница или ветряная мельница. Сегодня большая часть населения проживает в крупных промышленных городах: Ростове-на-Дону, Таганроге, Донецке, Ворошиловограде, Новочеркасске.

Экономика

Прожиточное и коммерческое хозяйство . До XVIII века донские казаки не занимались земледелием — их военачальники специально запрещали такую ​​деятельность.Вместо этого они существовали за счет поставок зерна из Москвы, которое доставляли им в обмен на военную службу. Ежегодные поставки пороха, пуль, спиртных напитков и наличных денег также предоставлялись государством. Иногда донские казаки закупали эти и другие необходимые товары в соседних русских городах, но московские власти пытались воспрепятствовать такой торговле. Кроме того, донским казакам платили наличными по завершении военной кампании. Государственная монополия на соль и спиртные напитки не распространялась на казаков, и право производить и то, и другое было важной привилегией.Другим важным источником богатства была добыча ( зипун ), захваченная во время набегов на Османские провинции и соседние народы. Среди наиболее ценных вещей были взяты стада животных, лошади, предметы домашнего обихода и особенно пленные, которых позже выкупили или обменяли. Рыболовство, охота и пчеловодство были основными аспектами экономики; Казаки особенно яростно сопротивлялись любому ущемлению их исключительных прав на ловлю рыбы на Дону. Животноводство — разведение лошадей, коров, коз, свиней — оставалось важной частью местной экономики.Однако с увеличением числа колонистов в восемнадцатом веке и появлением товарных культур в девятнадцатом веке сельское хозяйство стало доминировать в экономике региона. Пшеница была важнейшим сельскохозяйственным продуктом, и для ее выращивания использовалось значительное механическое оборудование. Землю ломали боронами и плугами; Урожай собирали машинами, а затем перевозили на рамах под вагонами. Волы были наиболее распространенными упряжными животными для полевых работ. Пшеницу хранили в зернохранилищах, индивидуальных и коммунальных, а перемалывали на коммунальных мельницах.Другие полевые культуры включали ячмень, рожь и коноплю. У богатого фермера могло быть больше дюжины быков, лошадей, коров и отар овец. Также выращивали свиней, кур, индюков и уток. Скот держали на общих пастбищах, за ним присматривал сельский пастух, который вечером прогонял животных из степей. Сады и фермы сделали каждое домашнее хозяйство практически независимым в отношении пищевых потребностей. Деревню без садов и огородов называли «несчастной». Помимо обычных яблонь и картофельных грядок, крестьяне выращивали еще и подсолнухи для получения семян.Сено делали из степной травы, а клевер рубили и использовали как сено. В 1890-х годах регион переживал экономическую депрессию, которая продолжалась до тех пор, пока советская политика индустриализации не изменила экономический ландшафт региона. Сегодня, помимо сельского хозяйства и животноводства, в этом районе сосредоточены различные отрасли промышленности: сталелитейная, машиностроительная, угледобывающая и текстильная.

Продукты питания. Самым распространенным завтраком была каша. Основное блюдо может состоять из горячего хлеба с маслом, соленого арбуза, тыквы, маринованных огурцов и маринованной капусты, капустного супа, домашней вермишели, баранины, курицы, холодных бараньих рысаков, запеченного в куртке картофеля, пшеничной кашицы с маслом, вермишели с сушеной вишня, блины и взбитые сливки.Рабочие на полях наслаждались жирным мясом и кислым молоком, тогда как солдаты в поле часто питались щами, гречневой кашей и пшеном, приготовленными в котле.

Торговля. В прошлом большая часть торговли, особенно работорговли, велась в Черкасске, административном центре. Транспортировка осуществлялась конными повозками или телегами, зимой — запряженными волами санями. В девятнадцатом веке донские казаки торговали зерном и скотом на нескольких ежегодных ярмарках в регионе.Сегодня основными продуктами питания являются зерно, уголь и сталь, которые перевозятся по железной дороге или по воде в другие части бывшего СССР. С 1952 года Волго-Донской канал соединил две главные артерии европейской части России.

Разделение труда. В досоветские времена труд был разделен между мужчинами и женщинами, как в большинстве традиционных крестьянских обществ. О женщинах судили по их трудоспособности, и они почти постоянно были заняты в поле или дома. В их обязанности входило доение коров и приготовление пищи, часто под критическим присмотром свекрови.Для стирки женщины били одежду плоскими камнями в реке. Также готовили пряжу на прялках и вязали в свободное время. Казаки презирали труд и большую часть времени проводили на военной службе, на охоте или на рыбалке. При советской власти роль пола в разделении труда перестала быть важной. В частности, во время и после Второй мировой войны больше женщин было занято на должностях, которые традиционно предназначались для мужчин.

Землевладение. Исторически донские казаки не имели недвижимой собственности, и земля оставалась в общем владении.С наплывом поселенцев и включением казаков в состав российской армии в начале девятнадцатого века в регионе были введены землевладение и крепостное право. Вода, леса и пастбища остались в узуфрукте, хотя каждый член станицы имел право на земельный участок как акционер или плательщик ренты. В 30-е годы прошлого века казачьи земли были насильственно коллективизированы. Те, кто сопротивлялся, были заключены в тюрьмы или сосланы в Сибирь; другие невольно вступили в советские колхозы.


Родство

В ранний период, когда казачье общество состояло из одиноких мужчин, важнейшими родственными отношениями было кровное братство. По мере того, как количество семей стало увеличиваться, социальные связи, основанные на экзогамном происхождении и крестном отце, стали доминирующими. Спуск строго по агнатике.

Брак. До конца семнадцатого века подавляющее большинство донских казаков были холостыми мужчинами. Влюбиться, выйти замуж и остепениться считалось несоответствующим свободному образу жизни казачества, и те немногие, кто следовали такому пути, часто сталкивались с насмешками со стороны сверстников.Однако с притоком поселенцев в Донской регион семья превратилась в основную домашнюю ячейку. Раньше большинство жен казаков были пленницами. Мало кто женился в церквях. Чтобы считаться женатыми, мужчина и женщина появлялись перед общественным собранием, читали молитву и объявляли друг друга мужем и женой. Так же легко было развестись с женой, заявив, что она больше не любима. После этого заявления разведенную женщину можно было продать любому другому казаку за деньги или товары.Позор развода был устранен после того, как новый муж частично прикрыл купленную женщину своим пальто, а затем объявил ее своей женой.

На протяжении восемнадцатого и девятнадцатого веков свадебные обряды становились все более похожими на русские, и большинство браков заключались в церквях. Муж имел неограниченную власть над своей женой и мог бить, продавать или даже убивать ее, не опасаясь наказания. Мужское господство часто проявлялось в горьких, очень грубых проклятиях, а иногда и в тайных садистских избиениях.Ввиду такого отношения и практики молодые женщины часто ненавидели институт брака. Брак по традиции устраивал отец будущего жениха, который вступал в переговоры с отцом девушки через пожилую родственницу молодого человека, которая служила свахой. Между сватом, представлявшим семью жениха, и отцом невесты произошел большой торг. У девушки мог быть значительный выбор, поскольку ее желание иногда принималось во внимание ее отцом, решая, принимать ли предложенный брак.Если решение было положительным, обе семьи сразу же стали обращаться друг к другу как к родственникам, принесли хлеб и бутылку водки и начали спорить о сумме приданого. Небольшое шествие под руководством жениха, одетого в черный сюртук, шло за невестой в нескольких ярко раскрашенных повозках. Пока новоприбывшие гости пили квас и водку, сестры невесты притворно защищали невесту от жениха. Сидя рядом с ней с кочергой и скалкой в ​​качестве оружия, они отказались «продать» свою сестру за предложенную цену — монету на дне бокала жениха.Однако в конце концов они отказались от нее; Затем жених объяснил, что выкуп за невесту заплачен полностью. Послеродовое жилище традиционно было патрилокальным. Покидая дом родителей невесты, молодожены осыпали хмелем и пшеницей. Получив благословение отца жениха, они пошли в церковь на официальную свадьбу. Во время этой церемонии жених, по крайней мере, держал свечу, и двое обменивались кольцами. Церемония завершилась поцелуем. В период после 1917 года гражданские браки стали преобладающими.Сегодня из-за острой нехватки жилья послеродовое проживание в основном обусловлено наличием места, а не силой традиций. Возраст вступления в брак и рождения ребенка — от двадцати до двадцати лет как для мужчин, так и для женщин. Уровень разводов высок. Легальный аборт — основное средство контроля над рождаемостью.

Внутренний блок. Семейное хозяйство, курень, было основной домашней единицей казачества. Похоже, что большая семья была менее распространена среди донских казаков, чем среди русских и украинцев.Мальчики воспитывались в строгой военной манере и уже в 3 года могли ездить верхом.

Наследование. Наследование по мужской линии.

Социализация. Мужские связи и дружба были для мужчин важнейшими традиционными средствами социализации. Любой казак чувствовал несомненное превосходство над любым неказаком. Бедный донский казак считал богатого неказачьего купца «крестьянином». Вплоть до восемнадцатого века казачьи женщины жили в уединении.Позже они стали более заметными, общаясь в основном друг с другом. Уважение к родителям и пожилым людям остается важным. В пожилом человеке казаки уважают ясность ума, неподкупную честность и гостеприимство. Сегодняшний казак, которым все восхищаются, — это тот, кто овладел военными навыками, любит сельское хозяйство и трудолюбие. Донские казаки также были известны своим благочестием и преданностью монарху. Пожилой казак считал свою жизнь полноценной, когда он «прожил свои дни, прислуживал царю и выпил достаточно водки.«Выпивка была похожа на ритуал, и уклонение от нее расценивалось почти как отступничество.


Социально-политическая организация

Общественная организация. Традиционное донское казачье общество было военной демократией. Местные военные командиры ( атаман ), а также Главнокомандующий ( войсковой атаман, ) избирался народным собранием ( круг, ), . Но даже в этот ранний период казачье общество было четко разделено на более обеспеченных, более устоявшихся донских казаков ( домовитые ), которые проживали преимущественно по нижнему Дону и бедным пришельцам ( голутвенные, ), поселившимся дальше по Дону.Социальная дифференциация продолжала расти с дальнейшим включением казачества в российскую военную, политическую и правовую системы. Атаманы, теперь назначенные российским правительством, и увеличивающаяся бюрократия сформировали отчетливую социальную элиту ( старшина ) . Однако большинство составляли рядовые кавалеристы или земледельцы. В советском обществе различия между социальными группами Дона приобрели прежде всего профессиональный характер.

Социальный контроль. Казаки традиционно были связаны обычным правом. Преступника привели к кругу, и атаман объявил наказание, согласованное со всеми присутствующими. Воровство у товарища-казака было одним из самых тяжких проступков. Показаний двух заслуживающих доверия свидетелей было достаточно, чтобы приговорить тяжкого преступника к смертной казни в виде утопления ( в воде посадить ) . Телесные наказания были обычным явлением. В споре между двумя сторонами посредником выступил атаман станицы.Если ему не удавалось решить вопрос, он отправлял конкурсантов в Черкасск, где решение принимали войсковой атаман и группа старейшин. С конца восемнадцатого века до 1917 года правовая система состояла из хуторского суда в качестве основной единицы, станицкого суда с четырьмя-двенадцатью выборными судьями, суда чести для каждой из двух станиц и правительства принимающей страны в качестве высшего суда. Старейшины имели право проводить военно-полевые суды, и человека могли лишить титула донского казака.Молодежь была приведена к военной службе на групповой церемонии, в которой приняли участие до 1500 молодых людей. Приняв клятву священника, новоиспеченные поцеловали распятие. Дисциплина была суровой, старшинам разрешалось безнаказанно бить новобранцев плетьми по лицу даже на глазах у офицеров. Наказание военного трибунала иногда приводило к расстрелу или публичному похищению, последнее совершалось перед толпой на городской площади, когда преступник без штанов склонялся над скамейкой.После 1917 года на Дону были введены советские суды и советская правовая система. Сегодня милиция используется для принуждения к власти.

Конфликт. По сути, милитаристское общество, история Донского казачьего войска — это история военного, политического, социального и религиозного конфликта. До конца XVIII века донские казаки находились в постоянном конфликте со своими соседями: калмыками, ногайцами, татарами, русскими и украинцами. Попытки правительства контролировать военные действия донских казаков и включить их в состав российской армии привели к одним из крупнейших восстаний в истории России: одно возглавил Степан Разин в 1670-1671 годах, другой — Кондратий Булавин в 1708 году, а третий — Емельяна Пугачева (1773–1774).Хотя эти восстания были подавлены, казаки продолжали играть важную роль в большинстве социальных восстаний на протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков. После большевистской революции большинство донских казаков оставалось решительным антисоветчиком и принимало активное участие в гражданской войне 1918-1920 годов на стороне контрреволюционных сил. В 1961 году массовая демонстрация рабочих и студентов в знак протеста против нехватки продовольствия закончилась кровавой бойней в городе Новочеркасске.


Религия и экспрессивная культура

Религиозные верования и обычаи. После раскола внутри Русского Православия в середине XVII века старообрядцы нашли долгожданное убежище среди донских казаков, и значительная часть населения осталась старообрядцами. Другие христианские секты также поселились на Дону, хотя донское казачество в целом было привержено русскому православию. К 1820-м годам в этом районе было 330 церквей. Церковь, находившаяся в центре села, имела купол в форме луковицы, иногда зеленого цвета, с прилегающим садом, окруженным кирпичной стеной.Рядом стояли дома священников, превосходные по уровню жизни местных жителей. Колокол деревенской церкви звонил на вечерню и утреню по воскресеньям, а время отсчитывалось по церковному календарю. Исповедь практиковалась, и члены церкви часто крестились перед важными действиями и решениями. Молитвы часто записывались и носили в виде амулетов. В отличие от других регионов Российской империи, священники избирались до середины прошлого века. В 1891 году на Дону насчитывалось 6966 священников русской православной церкви, и религиозный состав округа был разнообразным: русские православные — 1 864 000 человек; Старообрядцы — 117 000 человек; другие христиане — 43 000 человек; Тибетские буддисты (калмыки) — 29 551 человек; Евреи — 15 000 человек; и мусульмане — 2 478 человек.Советское правительство прилагало постоянные усилия по искоренению религии. Сегодня, хотя значительное число считает себя христианами, большинство из них не практикующие христиане.

Православие смешалось с другими элементами. Молитвы обращались не только к Верховному Правителю и Богородице, но и к народным героям. Суеверия и фольклор тщательно перемешались с традициями. В песнях донские казаки называли Дон своим «отцом», а окрестности — «Родиной Донландом».«Вернувшись из военных походов, они преподнесли« отцу Дону »подарки: шляпы, накидки и т. Д. Среди суеверий был страх кошек и числа тринадцать. Визг совы с колокольни мог предвещать беду. болезнь ребенка как наказание матери. Колдовство могло привести к высыханию коров, а также стать причиной гибели домашнего скота. «Дурной глаз» мог сделать девушку угрюмой или вызвать у нее непривычное сексуальное влечение. Лекарства от колдовства были в компетенции старух, которые могли бы посоветовать «смыть» тоску в реке рассветом или окропить плечо водой.Некоторые лекарства имели суеверный оттенок. Для кровотечения жевали землю, смешанную с паутиной, и прикладывали болюс к ране. Суеверия и традиции смешались в таких практиках, как посадка годовалого мальчика на лошадь в надежде, что это сделает его хорошим казаком.

Искусство. Устная эпическая поэзия, прославляющая военные подвиги и храбрость, была особенно известна. Большой популярностью пользовались казачьи танцы и пение. Донские казаки пели о своих хороших конях и доблестных боях, но редко о любви.

Медицина. Сегодня населению доступны больницы и врачи. Однако плохое состояние советской и постсоветской медицины, а также традиционные верования по-прежнему заставляют многих обращаться за помощью к народным практикующим.

Смерть и загробная жизнь. Смерть и боль не имели особого значения, если только не был замешан родственник, и в этом случае возникало чувство тяжелой утраты. Захоронение могло быть «христианским», с головой на восток и небольшой святыней, помещенной над ней, или, как в случае крестьянского младенца, просто в маленьком гробу под деревом без сопутствующей службы.Заупокойные мессы отмечались по случаю смерти взрослого, а девять дней спустя проводился семейный пир для священника и друзей.


Библиография

Броневский, Владимир (1834). История Донского Войска (История войск Дона). Vol. 3. Санкт-Петербург.

Лонгворт, Филипп (1969). Казаки. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Пронштейн А.П. (1973). История Дона (История Дона).Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета.

Шолохов Михаил (1941). Тихий Дон. Перевод Стивена Гарри. Нью-Йорк: А. А. Кнопф.

МИХАИЛ ХОДАРКОВСКИЙ И ДЖОН СТЮАРТ

Казаки. Краткая история казачества — Посетите Санкт-Петербург

Казаки. Краткая история казачества

В историческом развитии любого народа были моменты, когда определенный этнос отделялся и таким образом создавался отдельный культурный пласт.В некоторых случаях такие культурные элементы мирно сосуществовали со своей нацией; в других они боролись за равное место. Примером такого воинственного этноса можно считать казачество. Представители этой культурной группы всегда отличались особым мировосприятием и очень острой религиозностью. История казачества восходит к далекому XV веку, когда государства Европы погрязли в междоусобных войнах и династических переворотах.
В истории России казачество — явление уникальное.Это общество, которое стало одной из причин, позволивших Российской Империи вырасти до таких огромных размеров, а главное — закрепить за собой новые земли, превратив их в полноценные составные части одной великой страны.

Этимология слова «казак»

У многих современных людей есть общее представление, что казак — это воин или тип воина, который жил в определенный исторический период и боролся за свою свободу. «Казак» — в переводе с тюркского означает «свободный человек».Существует также множество других теорий, каждая из которых объясняет это слово по-своему, но наиболее распространенная теория состоит в том, что казак был свободным, но вооруженным человеком, готовым атаковать и сражаться.

Историческое происхождение

казачество впервые упоминается в летописях в XIV веке. Сообщается, что в Сугдее, нынешнем Судаке (Крым), погиб один алмалу, зарезанный казаками. В то время Судак был центром работорговли Северного Причерноморья, и если бы не запорожские казаки, русских рабов было бы намного больше.
Также в летописи 1444 г. «Сказание о Мустафе-царевиче» упоминаются рязанские казаки, воевавшие вместе с Рязанским царством и москвичами против этого татарского князя. В данном случае они описаны как гвардейцы города Рязани, пришедшие на помощь дружине князя.
То есть первые источники показывают двойственность казачества. Этот термин использовался, во-первых, для «свободных людей» , поселившихся на окраинах (обычно на юге) русских земель, а во-вторых, для «служащих» , как городских стражей, так и пограничников.

Реестровое казачество отрядов Богдана Хмельницкого, XVI век

Кто в то время осваивал южные окраины России? Это охотники и беглые фермеры, люди, которые искали лучшей жизни и спасались от голода, а также те, кто был в ссоре с законом. К ним присоединились все иноземцы, которые тоже не могли усидеть на одном месте, и, возможно, остатки народов, населявших эту территорию — хазары, скифы, гунны. Составляя отряды и выбирая атаманов (главу труппы), они боролись то за, то против тех, с кем были соседями.

Привлечение к государственной службе российских войск

По-видимому, почти одновременно со вольными казаками в России и в польско-литовском государстве казаки появились как род войск. Часто они были такими же вольными казаками, поначалу просто сражавшимися как наемники, охраняя границы и посольства за определенную плату. Постепенно они стали отдельным классом в российском обществе, выполняющим те же функции.

«Покорение Сибири Ермаком».Художник: Василий Суриков

Казачьи войска помогли русскому царю расширить границы Российской империи.

История русского казачества богата событиями и крайне запутана, но сначала Россия, затем Российская Империя почти на протяжении всей своей истории расширяла свои границы. Иногда ради земли и охотничьих угодий, иногда для самообороны, как в случае с Крымом и Кавказом, но всегда среди отобранных войск были казаки и они также селились на завоеванных землях.Сначала они селились на свободных землях, а потом царь привел их к повиновению. Они строили деревни и города, обрабатывали землю и защищали территории от соседей, которые не хотели жить мирно или были недовольны аннексией аборигенов.

Они мирно жили с мирным населением, частично перенимая их обычаи, традиции, одежду, язык, кухню и музыку. Это привело к тому, что одежда казаков разных регионов России серьезно различается, как и разные говоры, обычаи и песни.
Самый яркий тому пример — кубанские и терские казаки, быстро перенявшие у народов Кавказа такие элементы горной одежды, как папаха, черкес, бурка. В их музыке и песнях также присутствуют кавказские мотивы, например, казацкая лезгинка, очень похожая на горные песни. Так появился уникальный культурный феномен, с которым каждый может познакомиться, побывав на концерте Кубанского казачьего хора.

«Казак, горы, река», Художник: Лях Андрей


Казак Лесгинка, народный народный танец: видео >>


Кубанский казачий хор (видео >>)

Казачьи войска в России

К концу XVII века казачество в России постепенно стало трансформироваться в те объединения, которые заставили весь мир считать их элитой русской армии .Процесс завершился в XIX веке, а конец всей системе положила Великая Октябрьская революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война. За этот период были выделены:

Донской казак

Донское казачество — древнейшая казацкая культура, возникшая в середине XV века. Люди, которые по разным причинам бежали на окраины страны, собирались группами, выбирали атаманов и жили как могли — охотились, грабили, совершали набеги и служили своим соседям, когда была новая война.Донские казаки располагались на территории Ростовской, Волгоградской, Луганской и Донецкой областей. Название исторически связано с рекой Дон. Основное отличие донских казаков от других казачьих формирований состоит в том, что они развивались не просто как воинская часть, а как этнос со своими культурными особенностями.
За добровольное и героическое участие войска донских казаков под командованием атамана Сусара Федорова в штурме Казани (1552 г.) Иван Грозный подарил казакам реку «Дон со всеми ее притоками» в вечное пользование.Самостоятельный статус донского казачества подтверждался благодарственной грамотой, текст которой почти 150 лет зачитывался казакам каждый Покровский день.
И так было до 1708 года: Петр Великий приказал разрушить эту независимость из-за участия значительной части донских казаков в восстании Кондратия Булавина.
Государственная служба донских казаков началась в 1671 году после присяги царю Алексею Михайловичу Романову. Участие казаков в народных восстаниях заставило русских царей навести порядок на своих территориях.Но только Петр Великий полностью их изменил, запретил выборы атаманов и ввел свою иерархию. Петр Великий включил этот край в состав Российской империи, его жители были обязаны служить в царской армии, а на Дону приказал построить ряд крепостей.

Донские казаки. Культура донского казачества сохранилась и в наше время.

В результате Российская Империя получила храбрую и опытную армию, которая в основном использовалась для защиты южных и восточных границ страны.
Отсюда следует, что донский казак — это человек, принадлежащий к особой социальной формации по национальному признаку. Культура донского казачества сохранилась и в наше время.

Запорожский казак

Историческая родина запорожского казачества — территория так называемого Дикого поля (современная Украина). Следует отметить, что в XV веке территория была нейтральной и не принадлежала ни Русскому королевству, ни Польше. В основном территория «Дикого поля» подвергалась постоянным набегам крымских татар.Постепенное заселение этих земель людьми как из Польши, так и из Русского королевства повлияло на развитие нового сословия — казаков.

«Запорожский казак пишет письмо Турскому султану», Художник: Илья Репин

Фактически история запорожского казачества начинается с того момента, когда простые люди, земледельцы, начинают заселять землю Дикого поля, создавая при этом собственные самоуправляющиеся воинские формирования для отражения набегов татар и татар. другие национальности.Постепенно образовалась Запорожская Сечь . Вся его история — участие во всех войнах региона, непрекращающиеся восстания, заключение договоров с соседями и их нарушение. К началу XVI века казачьи полки превратились в мощную военную силу, создававшую большие трудности для соседних государств.
Согласно историческим данным, известным сегодня, первая попытка самоорганизации казаков была предпринята в 1552 году князем Вишневецким, более известным как Байда.На свои средства он создал военную базу Запорожская Сечь, которая располагалась на острове Хортица. На нем прошла вся жизнь казаков. Расположение было стратегически удобным, так как Сечь блокировала проход татар из Крыма, а также находилась в непосредственной близости от границы с Польшей.

Запорожские казаки, ныне

В 1569 году было образовано новое литовско-польское государство — Речь Посполитая. Естественно, этот долгожданный союз был очень важен как для Польши, так и для Литвы, и вольные казаки на границах нового государства действовали вопреки интересам Речи Посполитой.Конечно, такие укрепления служили отличным щитом от нападений татар, но они были совершенно неконтролируемыми и не уважали авторитет короны. Так, в 1572 году король Речи Посполитой Сигизмунд II Август издал универсальный закон, регулирующий наем 300 казаков на службу короне. Они были занесены в список, в реестр, в котором их именовали реестровыми казаками. Такие части всегда были в полной боевой готовности для максимально быстрого отражения набегов татар на границах Речи Посполитой, а также для подавления периодически возникающих крестьянских восстаний.
С 1583 по 1657 год некоторые казачьи вожди подняли восстания, чтобы освободиться от влияния Речи Посполитой и других государств, которые пытались подчинить себе земли еще не сформированной Украины. Наиболее сильное стремление к независимости стало проявляться среди казачьего сословия после 1620 года, когда гетман Сагайдачный вместе со всем запорожским войском присоединился к Киевскому братству.

Акция ознаменовала единство казачьих традиций с православной верой. С этого момента битвы казаков носили не только освободительный, но и религиозный характер.

После неудачной национально-освободительной войны XVII века, а также начала смут военная мощь казаков была значительно подорвана. Кроме того, казаки потеряли поддержку Российской империи после перехода на сторону Швеции в Полтавской битве, в которой войско казаков возглавлял Иван Мазепа.
В результате этой череды исторических событий XVIII века начинается динамичный процесс повествования, который достиг своего пика во времена императрицы Екатерины II.В 1775 г. была ликвидирована Запорожская Сечь. Однако казакам был предоставлен выбор: идти своим путем (жить обычной крестьянской жизнью) или вступить в гусарский и драгунский полки, чем многие воспользовались. Тем не менее осталась значительная часть казачьего войска (около 12000 человек), которое не приняло предложение Российской империи.

Для обеспечения былого сохранения границ, а также каким-либо образом узаконить «казачьи остатки» по инициативе Александра Суворова в 1790 году было создано Черноморское казачье войско .А уже в XIX веке было сформировано Азовское казачье войско, которое в основном охраняло Кавказское побережье, и сумело проявить себя в Крымской войне, где пластунские разведчики своих войск проявили удивительную ловкость и отвагу.

Кубанский казак

Кубанские казаки, ныне

Кубанских казаков, появилось в 1860 году. Сформировано из нескольких существовавших в то время воинских казачьих формирований. После русско-турецкой войны возникла необходимость заселять новые земли и одновременно найти применение Запорожью — жестоким и плохо управляемым подданным Российской империи.Им была пожалована Тамань с окрестностями, а сами они получили название — Черноморское казачье войско. Затем после долгих переговоров им была отдана Кубань. Это было впечатляющее переселение казаков — около 25 тысяч человек переселились на новую родину, начали строить оборону и управлять новыми землями.
Основу кубанского казачества, помимо Черноморского казачьего войска, составляло Кавказское казачье войско, упраздненное в связи с окончанием Кавказской войны.Это военное формирование создавалось как пограничная сила для контроля над ситуацией на Кавказе. Война на этой территории закончилась, но стабильность постоянно находилась под угрозой. Казаки стали отличным буфером между Кавказом и Российской империей.
Реорганизация по единым стандартам, смена униформы на одежду горцев, а также добавление казачьих полков из других регионов страны, просто крестьян и отставных солдат привели к созданию совершенно новой общины.

Через некоторое время эти воинские формирования стали профессиональной частью вооруженных сил Российской Империи. Кубанские казаки базировались в районе Северного Кавказа (территория современного Краснодарского края).

Памятник казаку в г. Краснодаре (Кубань)

Кроме того, представители этой армии были задействованы в годы Великой Отечественной войны. Сегодня жизнь кубанского казачества, его традиции и культура сохранились благодаря сформированному Кубанскому военному казачьему обществу.

Роль казачества в истории России

Из вышеупомянутых исторически сложившихся общин к началу ХХ века были сформированы следующие казачьи войска:
Амурское, Астраханское, Донское, Забайкальское, Кубанское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Терское, Уральское, Уссурийское. К тому времени их было почти 3 миллиона (со своими семьями), что составляет чуть более 2% населения страны. Они участвовали во всех важнейших событиях страны — в охране границ и важных персон, в военных походах и сопровождающих научных экспедициях, в подавлении народных волнений.Они показали себя настоящими героями во время Первой мировой войны. После революции часть из них примкнула к белогвардейскому движению, а часть с энтузиазмом приняла власть большевиков.
К сожалению, несчастья этого сословия на этом не закончились — новое правительство СССР начало последовательно проводить политику расказачивания (уничтожение казаков), отнимая у них привилегии и подавляя их. Объединение в колхозы тоже было непростым.

Казаки в годы Первой мировой войны (1914-1917)

В Великой Отечественной войне казачьи кавалерийские и пластунские дивизии, которым вернули традиционную форму, показали хорошую выучку, военную смекалку, отвагу и настоящий героизм.7 кавалерийских корпусов и 17 кавалерийская дивизия были удостоены звания гвардейских. Многие люди из сословия казаков служили в других частях, в том числе добровольцами. Всего за четыре года войны 262 кавалеристам присвоено званий Героя Советского Союза .
Казаки — Герои ВОВ, об этом знают всю страну генерал Д. Карбышев, адмирал А. Головко, генерал М. Попов, танковый ас Д. Лавриненко, конструктор оружия Ф. Токарев и др.

В годы Великой Отечественной войны казаки проявили исключительную храбрость (1941-1945 гг.)

Несомненно, казаки — это не просто воинские формирования, а отдельный этнос, который на протяжении нескольких веков создавал свою особую культуру.На территории современной Российской Федерации проживает около 140 тысяч человек, которые записывают свою национальность как «казаки».

Вы можете познакомиться с обычаями и традициями, посетить нынешнюю деревню казачьей общины в Санкт-Петербурге и даже стать одним из них. Присоединяйтесь к одной из программ, которые вы можете найти на этой странице: Подробнее >>

Источник

Возрождение пограничного сообщества или защита этнических границ? Кавказ в казачьей идентичности на JSTOR

Abstract

Эссе посвящено представлению о Кавказе как точке отсчета в конструировании казацкой идентичности на юге России.С конца советского периода на территориях, которые составляли приграничные зоны царской России, возникло казачье возрожденческое / нативистское движение. Можно утверждать, что исторические казачьи войска были созданы как своего рода пограничная община, сыгравшая важную роль в расширении Российской империи. В этом эссе исследуется, как постсоветские казаки переосмысливают значение Кавказа как пространственного и культурного царства, в котором или по отношению к которому они создают свою идентичность как отдельную этническую и культурную общность.

Информация журнала

Решение редакции изменить название давно установившегося советского журнала. Исследования, впервые опубликованные в 1949 году, последовали за распадом Советского Союза. Союз в конце 1991 года. Он отражал убеждение, что в результате страны бывшего Советского Союза и Восточной Европы постепенно станет более тесным связаны как с Европой, так и с Азией, продолжая при этом представлять отличительные темы для исследований в результате их конкретного опыта. Советские исследования были главным академическим журналом в мире. посвящены политическим, экономическим и социальным вопросам того, что когда-то было Страны советского блока, в том числе их история в советский период.Европейско-азиатские исследования продолжают сосредотачиваться на этом объеме исследований темы. В то же время новое название призвано отразить то, как трансформация политической и экономической систем этих стран влияет на их отношения с остальной Европой и растущие связи между тем, что была Советская Средняя Азия и другие страны как в Европе, так и в Азии.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные издания Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

Рассказов о самых страшных всадниках по эту сторону Апокалипсиса.

КАЗАКИ

Иллюстрированная история

Джон Юр

Обзор. 288 с. $ 45

Возможно, 30 лет назад была мода на популярные «иллюстрированные» истории и биографии. Некоторые из них были оригинальными, другие — графически усиленными версиями ранее опубликованных текстов, но все они были слегка завышенными объемами, примерно размером с папку с тремя кольцами. За эти годы я купил немало этих элегантных, манящих книг: «Дарвин и Бигль» Алана Мурхеда, К.«Троллоп» П. Сноу, «Обезьяна лорда Рочестера» Грэма Грина, «Шекспир» Энтони Берджесса, «Линней» Уилфреда Бланта (последняя недавно переиздана в великолепном новом издании Принстона). Живые писатели, привлекательные сюжеты, множество картинок и карт — конечно, я подумал, что вся научная литература должна быть представлена ​​таким привлекательным образом. Вы чувствовали себя цивилизованными, просто переворачивая гладкие, блестящие страницы.

«Казаки» Джона Юра — это книга в этой богатой традиции, которая одновременно приятна как для просмотра, так и для чтения. Здесь есть множество картин с изображением казачьих воинов, несколько карт (я бы приветствовал даже больше) и непринужденный текст, который напоминает послеобеденный разговор о порту и Стилтоне.Это неудивительно, поскольку сэр Джон провел свою карьеру в качестве британского дипломата (в России, на Кубе, Бразилии и Швеции), хотя и нашел время, используя этот культурный английский способ, чтобы опубликовать восемь книг и раздать Thomas Cook / Daily Telegraph приз за лучшее сочинение о путешествиях года. Другими словами, Юре предстает здесь как страстный, информированный любитель, а не как профессиональный историк.

И все же, разумеется, требуется много страсти, чтобы нарисовать такой яркий и неоднозначный народ, как казаки.В конце концов, это были «дикие всадники, которые мучили и преследовали Наполеоновскую Grande Arme {sharp} e по снегу русских степей от Москвы до Варшавы, а затем через Центральную Европу к воротам самого Парижа. почти не нуждались в пайках, грабя то, что требовалось как от друзей, так и от врагов. Французы считали, что они жарили барбекю и ели детей ».

На протяжении веков предупреждающий клич «Казаки идут!» внушает ужас. И это правильно.Наполеон называл этих варварских всадников «позором для человеческого рода», а его войска называли их «стервятниками поля битвы» из-за «их репутации не брать пленных и грабить мертвых и умирающих». Казак, по словам Уре, «научился стрелять из седла, как только научился ездить верхом, и ехать, как только научился ходить». Отец моего отца был казаком: в молодости мне торжественно сообщили, что, хотя у других народов может быть армия, казаки — это армия.

Происходившие от монгольских или татарских кочевников, эти усатые воины как полуавтономные кланы жили вдоль реки Дон, между Черным и Каспийским морями.Православные христиане, презирая физический труд, кроме рыбной ловли и охоты, несдержанные, конные, самодостаточные и чрезвычайно независимые (хотя и управляемые избранным гетманом или атаманом), они считали себя военной кастой, как гурхи, янычары или некоторые из них. Равнинные индейцы. Они любили танцевать, пьянствовать и много пить — кроме тех случаев, когда они шли в бой: в набеге или походе «атаман чувствовал себя вправе стрелять в пьяного казака, который подвергал опасности своих товарищей шумным поведением или беспорядочной стрельбой.«Они носили высокие лохматые шляпы, длинные тулупы и, в конце концов, туники, перекрещенные с пришитыми прорезями для их винтовочных патронов.

Юре организует историю казачества, сосредоточивая внимание на легендарных личностях и подчеркивая их запутанные отношения с царем. В 16 веке Ермак ведет казачье войско в Сибирь, сражаясь с коренными племенами вплоть до озера Байкал и за его пределами. В «Смутное время» 17 века Богдан превращается в кровожадного партизана, преследующего поляков, чтобы отомстить за его смерть. сын и любовница.Чуть позже Стенька Разин — возможно, архетипический казак — проводит свою жизнь как «солдат, бандит, борец за свободу, защитник бедных и бич султана», а также пират на Волге и угроза для всех. российский императорский престол. Молодой Мазепа, обнаруженный в постели с женой дворянина, раздевается догола и привязан к дикой лошади (испытание, позднее описанное в знаменитом стихотворении Байрона «Мазепа»). Он выжил, чтобы стать лидером казаков, фаворитом Петра Великого и, в конечном итоге, перебежчиком, который встал на сторону вторгшегося Карла XII из Швеции.В XVIII веке неграмотный Пугачев притворяется истинным наследником престола Екатерины Великой, ведет армию к воротам Москвы и играет ключевую роль в великом новелле Пушкина «Капитанская дочка».

В 19 веке казаки составляли большую часть русской кавалерии и служили разведчиками, проводниками и силами специальных операций. Например, они воевали на Кавказе против чеченских полевых командиров — и потерпели поражение от имама Шамыла.В книге, наполненной красочными, грандиозными фигурами, этот мусульманский духовный и военный лидер может быть самым грандиозным:

«Когда в 1832 году русский полководец на Кавказе … завершил карательную кампанию через Чечню и Дагестан с помощью Шамил был одним из двух человек, которым удалось спастись 10-тысячным нападением на 500-тысячный гарнизон Гинари: он сделал это, заставив лошадь прыгнуть через головы шеренги русских солдат, которые собирались открыть по нему огонь. Он зарубил троих из них своей саблей, а затем четвертый проткнул его штыком; Шамиль вырвал штык из собственной груди, с его помощью схватил четвертого русского и поскакал в лес.

Это только начало невероятной карьеры Шамиля, кратко описанной здесь Уре и более полно отраженной в великолепно романтичном романе Лесли Бланч «Райские сабли». Главный лейтенант Шамиля даже является героем последнего шедевра Толстого, Гаджи-Мурада.

Естественно. Уре задерживается на роли казаков во время стычек между Россией и Великобританией за контроль над Средней Азией («Большая игра»). Во время битвы 1865 года за обнесенный стеной Ташкент отряд из 40 казаков «на полном скаку въехал в массированная фаланга пяти тысяч приближающихся ханских кавалеристов.Они стреляли залпами из седла, а затем, используя свои сабли с близкого расстояния, обратили конников в бегство. Из тех, кто не был убит при первой встрече, многие утонули, пытаясь перейти реку Сайдарья. Гордость хокандской армии была уничтожена отрядом казаков ».

Когда разразилась русская революция, казаки двинулись в уклон, многие поначалу поддерживали царя, но некоторые — большевики, а третьи — белые русские в их возможной гражданской войне. против красных.В течение 1930-х годов их правительство периодически морило голодом и истребляло их, а после Второй мировой войны их предал Запад: военнопленные казаки, которые по тем или иным причинам воевали против Сталина, были переданы Советам и были переданы Советскому Союзу. немедленно расстрелян или сослан в трудовые лагеря. Однако сегодня казацкая культура и традиции возродились в России 21-го века, и Уре завершает свою историю этим вневременным, хотя и несколько мелодраматическим изображением:

«Это изображение всадника, который гонит своего пони по заснеженным пустошам России, вызывая шепот страха побежит впереди него, как сибирский ветер, дующий через высокую степную траву и заросли серебристых берез.Его лицо жесткое, с чертами мужества с оттенком жестокости и веселья с оттенком страдания. Его пункт назначения неизвестен. Но одно можно сказать наверняка: он твердо сидит в седле и, вероятно, так и останется ».

В целом, Юрэ представляет собой заманчивый бодрый обзор истории казачества, и он пишет приятно, иногда с риторическими вставками, как в вышеупомянутом. Но даже если он кратко обсуждает «Казаки» Толстого — Тургенев считал этот рассказ лучшим рассказом на русском языке — почему он не упоминает самый захватывающий роман казачьей жизни, гоголевский «Тарас Бульба»? *

Электронная почта Михаила Дирды. почтовый адрес: dirdam @ washpost.com. Его онлайн-обсуждение книг проходит по четвергам в 14:00.

Казаки грабят деревню во время русско-японской войны (1904-05)

Кыргызстан: статус казаков, русских и русских православных

Запрос:

Каков текущий статус казаков, этнических русских и православных в Кыргызстане? В частности, с каким уровнем дискриминации или преследований сталкиваются вышеуказанные группы со стороны правительства Кыргызстана и / или мусульманских экстремистов?

Ответ:

Историческая справка: Казачество

казаков живут в степях России и Украины с пятнадцатого века.«Они были не этнической группой, а скоплением разбойников и наемных солдат; возможное значение слова« казак »-« свободный воин ». Из нескольких отрядов всадников и пиратов они выросли в касту воинов, которая к началу 15 века насчитывала почти пять миллионов ». ( National Geographic 1998) Казаки гордятся своими военными традициями. В царские времена «казаки» были в авангарде легионов, колонизировавших Сибирь, отбросивших турецких захватчиков, захвативших Кавказ и Среднюю Азию.В войне России с Наполеоном в 1812-1814 годах казаки не только помогли изгнать французскую армию с русской земли, но и триумфально доехали до Парижа ». ( National Geographic 1998) Казаки традиционно служат горячими защитниками всего русского, особенно русского. царь и русская православная церковь.

Хотя они были жестоко подавлены коммунистами, они пережили возрождение после распада Советского Союза. Казаки служили наемниками в Абхазии, Чечне и бывшей Югославии.В Краснодарском и Ставропольском краях на юге России донским казакам даже разрешено носить огнестрельное оружие и сопровождать местную полицию при проверке паспортов. Хьюман Райтс Вотч Хельсинки сообщала, что казаки в этих районах были причастны к преследованиям, избиениям и выселениям темнокожих меньшинств, особенно чеченцев и турок-месхетинцев (HRW 1996 и 1997; Nationalities Papers 1996).

В Средней Азии, однако, казаки, как правило, были жертвами нарушений прав человека.Литература была сосредоточена исключительно на казаках в Казахстане, поскольку северный Казахстан был родиной нескольких казачьих войск, в том числе Семиреченского, которые заселили Сибирь. В 1995 и 1996 годах казачьи лидеры в Казахстане подвергались преследованиям и запугиванию со стороны казахстанских властей. Николай Гункин был арестован 28 октября 1995 года по обвинению в проведении незаконных митингов. Нина Сидорова была арестована 20 августа 1996 г. по обвинению в неуважении к суду и сопротивлении полиции. Оба ареста были произведены через несколько месяцев после предполагаемых правонарушений и совпали с попытками реализовать политические права — Гункин пытался зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах в декабре 1995 года, а Сидорова пыталась зарегистрировать Русский Центр (правозащитную группу казаков) в качестве официального -признанная организация.Кроме того, и Гункин, и Сидорова заявили, что подвергались жестокому обращению во время содержания под стражей, а адвокаты обоих подверглись физическому нападению со стороны неизвестных. (HRW 1997; AI 1996). Казахстанские власти, в свою очередь, характеризуют казачьи группы как «военизированные» и подозревают их в том, что они придерживаются сепаратистских тенденций (DIRB 1997). Потеря северных территорий (либо для России, либо для нового независимого государства) будет иметь разрушительные последствия для Казахстана (Hunter 1996).

Как отмечалось выше, ни в одной из исследованных литературных источников не упоминалось о существовании казаков или групп, связанных с казаками за пределами Казахстана.

Историческая справка: Кыргызстан

На протяжении большей части своей истории Кыргызстан был населен племенами, говорящими на тюркском языке. Горный север имеет особенно сильные кочевые традиции, которые менее выражены на юге. Поскольку этот район служил перекрестком между Европой и Азией, он был подвержен множеству религиозных и культурных влияний. В середине восьмого века ислам стал преобладающим влиянием. Однако отсутствие кыргызской письменной традиции привело к гибридизации ислама, поскольку местные святые обычно сочетали его с традиционными верованиями в силы природы ( Transitions 1995).Киргизия была завоевана Россией без особого сопротивления во второй половине XIX века и вошла в состав Советского Союза в 1926 году как Киргизия. «Когда в конце 1980-х годов советская дисциплина начала ослабевать, Кыргызстан стал ареной наихудшего этнического насилия в Центральной Азии до обретения независимости: в середине 1990-х годов в ходе кыргызско-узбекских столкновений было убито не менее 300 человек». ( Политический справочник мира: 1998 1998) Республика Кыргызстан провозгласила независимость в августе 1991 года, и с тех пор у власти находится президент Аскар Акаев.

Права человека в Кыргызстане: общий обзор /

Показатели соблюдения прав человека в Кыргызстане считались лучшими в Центральной Азии до начала 1990-х годов (INS RIC, сентябрь 1993 г.). Однако в последнее время Кыргызстан подвергся серьезной критике из-за своей устаревшей судебной системы и обращения с журналистами и лидерами оппозиции ( Country Reports, 1997). Журналисты из Res Publica, Свободные горы, и Kriminal были привлечены к ответственности за клевету, а лидер оппозиционной партии «Свободный Кыргызстан» Топчубек Турганалиев был признан виновным в экономических преступлениях, несмотря на отсутствие доказательств (Кыргызский комитет по правам человека 1998; Country Reports 1997).На другом конце спектра, местные суды старейшин ( аксакал ) были обвинены Amnesty International в незаконном задержании людей и даже наказаниях, таких как порка и побивание камнями. Единственный упомянутый случай — это дело Туралы Керимкулова, которого в 1995 году односельчане якобы забили камнями до смерти после того, как местный суд аксакала признал его виновным в вымогательстве. (AI 1996). Сообщается, что власти Кыргызстана принимают меры по пресечению эксцессов в этих местных судах, хотя о конкретных результатах сообщалось мало ( Country Reports 1996).

Кыргызский комитет по правам человека был создан 20 июня 1996 года и участвовал в вышеупомянутых судебных процессах в качестве общественного защитника. Комитет работает над 22 программами, включая поддержку СМИ, защиту от политического преследования, права детей и программу против коррупции. Она поддерживает контакты с многочисленными международными правозащитными группами, включая Human Rights Watch, которая сообщила, что в 1997 году не было сообщений о нарушениях права на наблюдение за соблюдением прав человека (HRW 1998).

Текущая ситуация: русское меньшинство

В исследуемой литературе положение русских в Кыргызстане рассматривалось как языковая проблема, а не этническая. Например, USIA заказало исследование в фокус-группах, чтобы узнать, какие проблемы больше всего беспокоят граждан Кыргызстана. Второй раздел отчета об этом исследовании был озаглавлен «Напряженность в этнических отношениях», но лишь вкратце упомянул этническую напряженность между узбеками и киргизами, прежде чем перейти к обсуждению языковых вопросов ( Central Asia Monitor 1995).

На протяжении ХХ века русские составляли значительное меньшинство в Кыргызстане. Они выросли с 11,7% населения в 1926 году до пика в 30,2% в 1959 году, а затем снизились до 21,5% в 1989 году. При Советской власти славяне были завезены в этот регион в огромных количествах после Второй мировой войны, чтобы действовать как промышленная элита. . Русский язык стал языком возможностей в городских районах (как для русских, так и для этнических кыргызов), в то время как кыргызский остался основным языком в сельской местности ( Current History 1994).Русификация Кыргызстана продолжалась до середины 1980-х годов, когда новая кыргызская интеллигенция начала настаивать на возвращении к кыргызскому языку и культуре. В 1990 году был принят «Закон о государственном языке», в котором кыргызский язык был провозглашен государственным языком, а русский язык — «языком межнационального общения». Многие россияне были возмущены статьей 8, которая требует, чтобы все руководители и специалисты «выучили кыргызский язык в достаточной степени, чтобы общаться со своими сотрудниками и клиентами на государственном языке». ( Nationalities Papers 1995) Русскоязычные люди опасались, что их неспособность говорить по-кыргызски приведет к снижению образовательных и экономических возможностей, в то время как этнические кыргызы (которые были вынуждены изучать русский язык, чтобы получить эти возможности) выказывали мало сочувствия их тяжелому положению ( Central Asia Monitor 1995).Эти факторы во многом способствовали оттоку русских, доля которых в населении упала примерно до 17% к 1994 г. ( World Directory of Minorities 1997).

Отток россиян вызывает особую озабоченность правительства Кыргызстана по двум основным причинам. Во-первых, русские составляют значительную часть урбанизированной образованной элиты. Во-вторых, их отъезд увеличивает долю узбеков, которые составляют примерно 13% населения и являются источником гораздо большей этнической напряженности, чем русские (Hunter, 1996).Как отмечалось выше, насильственные этнические столкновения между кыргызскими и узбекскими гражданами произошли в недавнем прошлом, тогда как самый последний инцидент с применением насилия между киргизами и русскими, упомянутый в использованной литературе, произошел в 1916 году (INS RIC, сентябрь 1993 г.). Кроме того, большой размер, население и база природных ресурсов Узбекистана заставляют небольшие страны Центральной Азии, такие как Кыргызстан, опасаться, что Узбекистан попытается утвердить свое региональное доминирование; наличие значительного узбекского меньшинства в этих странах делает это еще большей угрозой (Hunter 1996).

Таким образом, правительство Кыргызстана приняло меры по пресечению оттока россиян. В частности, в 1994 году президент Акаев издал указ о размывании закона о языках 1990 года, заявив, что «русский язык должен считаться официальным языком на территориях и на рабочих местах, где преобладают русскоязычные». Кроме того, правительства Кыргызстана и России в 1993 году стали соучредителями Славянского университета, чтобы обеспечить русскоязычным возможность получения образования ( World Directory of Minorities 1997).Президента Акаева критиковали за его примирительное отношение к русскоязычным, но он отстаивал свои решения, основанные на экономических принципах ( Литературная газета, 1998). Кроме того, на видных должностях в правительстве и промышленном секторе Кыргызстана все еще есть россияне, которые оказывают «значительное давление» на правительство. ( Текущая история 1994).

Ни в одной из исследованных литературы не упоминалось о каких-либо конкретных случаях преследований или насилия, направленных против какого-либо русского человека или группы лиц из-за национальности или языка.У Кыргызского комитета по правам человека есть программа для национальных меньшинств, но единственными упомянутыми примерами дискриминации были кореец, которого преследовали за поддержку оппозиционного кандидата, азербайджанец, которому было запрещено издавать оппозиционную газету, и узбек, который не был разрешен на местном рынке (Кыргызский комитет по правам человека 1998).

Текущая ситуация: Русское Православие

Свобода вероисповедания официально защищена Конституцией Кыргызстана.С 1996 года все религиозные организации были обязаны регистрироваться в Государственной комиссии по делам религий, но, похоже, государство не использует это требование для лишения какой-либо религиозной группы права на существование ( Country Reports 1997). Хотя появляется все больше сообщений об официальных репрессиях в отношении религиозных групп, целями являются не русские православные организации, а, скорее, исламские экстремисты. «Ваххабитские миссионеры», которые выступают за возврат к «чистой» исламской вере и джихад против мусульман, не соблюдающих эти принципы, рассматриваются как угроза стабильности в Центральной Азии и осуждаются лидерами России, Узбекистана, Таджикистана. , и Кыргызстан (ИТАР-ТАСС, 1998).По словам пресс-секретаря президента Кыргызской Республики Каныбека Иманалиева, «Мы должны защищать ислам и пресекать речи, дискредитирующие основные заповеди ислама — терпимость и снисходительность. И любое движение, которое под видом исламского догмы, преследует другие интересы и цели должны быть раскрыты вовремя, и против нее должны быть приняты строгие меры «. ( Наша газета 1998) Южный Кыргызстан с его традициями более оседлых культур считается более вероятным рассадником исламского фундаментализма, чем исторически кочевой север ( Transitions 1995).

По общему мнению экспертов, исламский фундаментализм не станет сильным политическим фактором в Центральной Азии в обозримом будущем (Nichol 1996). Лоуэлл Безанис (1995) перечисляет дюжину причин, по которым исламский фундаментализм вряд ли охватит Центральную Азию, включая традиционное подчинение веры временному правлению в этом регионе, слабость и дезорганизацию местных исламистов и экономическую мощь немусульманского населения. Брюс Панье (1995) предполагает, что существуют дополнительные факторы, которые могут сдерживать распространение исламского фундаментализма в Кыргызстане, такие как гибридизация ислама и повсеместное употребление алкоголя (особенно ферментированного кобыльего молока и водки), запрещенного Кораном.

Ни в одной из исследованных литературных источников не упоминалось о каких-либо случаях преследования какой-либо группы или отдельного лица русской православной церкви со стороны мусульман в Кыргызстане. Фактически, российские православные и мусульманские лидеры сотрудничали в усилиях по наложению ограничений на протестантские евангелические группы ( News Network International Special Report 1995). У Кыргызского комитета по правам человека нет программы для религиозных меньшинств.

Артикул:

Международная Амнистия (МА).Май 1996 года. «Кыргызстан: запятнанная репутация в области прав человека». Лондон: Международная Амнистия.

Central Asia Monitor [Fair Haven, VT]. 1995. № 1. Добсон, Ричард Б. «Кыргызстан в эпоху перемен».

Страновые отчеты о соблюдении прав человека за 1996 год. 1997 год. Государственный департамент США. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Страновые отчеты о соблюдении прав человека за 1997 год.1998. Государственный департамент США. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Текущая история [Филадельфия]. Апрель 1994. Vol. 93, № 582. Чукин, Алмас. «Свободный Кыргызстан: проблемы и решения».

Отдел документации, информации и исследований (DIRB), Совет по иммиграции и беженцам, Оттава. Февраль 1997 г. . Казахстан: политические события и положение меньшинств .

Human Rights Watch (HRW) / Хельсинки.Май 1996 года. «Россия: беженцы и внутренне перемещенные лица в Армении, Азербайджане, Грузии, Российской Федерации и Таджикистане». Хьюман Райтс Вотч / Хельсинки, на сайте УВКБ ООН Refworld.

Хьюман Райтс Вотч (HRW). 1997. Всемирный доклад Хьюман Райтс Вотч, 1997. Нью-Йорк: Хьюман Райтс Вотч.

Хантер, Ширин Т. 1996. Центральная Азия с момента обретения независимости. Вашингтон, округ Колумбия: Центр стратегических и международных исследований.

Центр информации о ресурсах службы иммиграции и натурализации (INS RIC).Сентябрь 1993 г. Кыргызстан: политические условия в постсоветскую эпоху . Вашингтон, округ Колумбия: Информационный центр ресурсов INS США.

ИТАР-ТАСС. 14 мая 1998 г. «Президент Кыргызстана наблюдает за битвой с« экстремистами »». Об этом сообщается в «Кыргыз майские новости от RFERL и Интерфакса», Интернет: http://www.soros.org/kygerycep/maynews.html.

«Кыргызский комитет по правам человека». Апрель 1998 г. Интернет: http://solar.cini.utk.edu/partners/ccsi/nisorgs/kyhibited/hyrhr.htm.

Литературная газета [Москва]. 21 октября 1998 г. Графова Лидия. «Мы выходим из кризиса только потому, что целью нашей политики всегда были человеческие существа». (FBIS FTS19981110001500, 10 ноября 1998 г.).

Наша газета [Бишкек]. 16 мая 1998 г. «Кыргызстан: Заявление о религиозном экстремизме в стране». (FBIS FTS199805222, 29 мая 1998 г.).

Нэшнл Географик [Вашингтон, Округ Колумбия] . ноябрь 1998 г.Vol. 194, № 5 .. Эдвардс, Майк. «Возвращение казаков».

Национальные документы [Нью-Йорк] . Сентябрь 1995 г. Vol. 23, № 3. Хаски, Юджин. «Политика языка в Кыргызстане».

Национальные документы [Нью-Йорк]. Декабрь 1996. Vol. 24, № 4. Ланкина, Томила. «Казачество: гарант мира или мина в российском федерализме?»

Специальный отчет News Network International [Санта-Ана, Калифорния].

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *