Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Крепость осовец на карте – Осовец-Крепость на карте Польши, где находится, расположение на карте, точное время

Содержание

Осовец-Крепость на карте Польши, где находится, расположение на карте, точное время

Австралия

Австрия

Азербайджан

Аландские острова

Албания

Алжир

Ангилья

Ангола

Андорра

Антигуа и Барбуда

Аргентина

Армения

Аруба

Афганистан

Багамы

Бангладеш

Барбадос

Бахрейн

Беларусь

Белиз

Бельгия

Бенин

Бермуды

Болгария

Боливия

Бонэйр

Босния и Герцеговина

Ботсвана

Бразилия

Британская территория в Индийском океане

Британские Виргинские острова

Бруней-Даруссалам

Буркина-Фасо

Бурунди

Бутан

Вануату

Великобритания

Венгрия

Венесуэла

Виргинские острова США

Восточное (Американское) Самоа

Восточный Тимор

Вьетнам

Габон

Гаити

Гайана

Гамбия

Гана

Гваделупа

Гватемала

Гвинея

Гвинея-Бисау

Германия

Гернси

Гибралтар

Гондурас

Гонконг

Гренада

Гренландия

Греция

Грузия

Гуам

Дания

Демократическая Республика Конго

Джерси

Джибути

Доминика

Доминиканская Республика

Египет

Замбия

Западная Сахара

Зимбабве

Израиль

Индия

Индонезия

Иордания

Ирак

Иран

Ирландия

Исландия

Испания

Италия

Йемен

Кабо-Верде

Казахстан

Камбоджа

Камерун

Канада

Катар

Кения

Кипр

Киргизия

Кирибати

Китай

Кокосовые острова

Колумбия

Коморы

Конго

Корейская Народно-Демократическая Республика

Коста-Рика

Кот-д’Ивуар

Куба

Кувейт

Кюрасао

Лаос

Латвия

Лесото

Либерия

Ливан

Ливия

Литва

Лихтенштейн

Люксембург

Мавритания

Мадагаскар

Майотта

Макао

Македония (БЮРМ)

Малави

Малайзия

Мали

Мальдивы

Мальта

Марокко

Мартиника

Маршалловы о-ва

Мексика

Мозамбик

Молдова

Монако

Монголия

Монтсеррат

Мьянма (Бирма)

Намибия

Науру

Непал

Нигер

Нигерия

Нидерланды

Никарагуа

Ниуэ

Новая Зеландия

Новая Каледония

Норвегия

Норфолк

о-в Мэн

о-ва Питкэрн

о-ва Уоллис и Футуна

о. Маврикий

о. Св. Елены

Объединенные Арабские Эмираты

Оман

Остров Буве

Остров Рождества

Остров Херд и остров Макдональд

Острова Кайман

Острова Кука

Острова Теркс и Кайкос

Пакистан

Палау

Палестина

Панама

Папский Престол (Государство-город Ватикан)

Папуа-Новая Гвинея

Парагвай

Перу

Польша

Португалия

Пуэрто-Рико

Реюньон

Россия

Руанда

Румыния

Сальвадор

Самоа

Сан-Марино

Сан-Томе и Принсипи

Саудовская Аравия

Свазиленд

Северные Марианские о-ва

Сейшелы

Сен-Бартелеми

Сен-Мартен

Сен-Пьер и Микелон

Сенегал

Сент-Винсент и Гренадины

Сент-Китс и Невис

Сент-Люсия

Сербия

Сингапур

Синт-Мартен

Сирия

Словакия

Словения

Соединенные Штаты Америки

Соломоновы о-ва

Сомали

Судан

Суринам

Сьерра-Леоне

Таджикистан

Таиланд

Тайвань

Танзания

Того

Токелау

Тонга

Тринидад и Тобаго

Тувалу

Тунис

Туркменистан

Турция

Уганда

Узбекистан

Украина

Уругвай

Фарерские о-ва

Федеративные Штаты Микронезии

Фиджи

Филиппины

Финляндия

Фолклендские острова (Мальвинские острова)

Франция

Французская Гвиана

Французская Полинезия

Французские Южные и Антарктические Территории

Хорватия

Центральноафриканская Республика

Чад

Черногория

Чехия

Чили

Швейцария

Швеция

Шпицберген

Шри-Ланка

Эквадор

Экваториальная Гвинея

Эритрея

Эстония

Эфиопия

Южная Африка

Южная Джорджия и Южные Сандвичевы о-ва

Южная Корея

Южный Судан

Ямайка

Япония

ru.maptons.com

Крепость Осовец

 исторически значимое место, Первая мировая война, оборонительное сооружение

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии».

Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914 года: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. А осада Осовца началась в январе 1915 года и продолжалась 190 дней.

Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.

Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

6 августа 1915 года стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 м в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления». «Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера, а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

www.sovsekretno.ru/magazines/article/2269
www.statehistory.ru/1259/Zashchita-kreposti-Osovets—At…

wikimapia.org

Крепость Осовец в городе Ossowetz

Крепость была построена с целью обороны коридора между реками Неман и Висла-Нарев-Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург-Берлин и Петербург-Вена. Место строительства оборонительных сооружений было выбрано так, что бы перекрыть основное магистральное направление на восток. Обойти крепость в этой местности было не возможно — на север и юг располагалась непроходимая болотистая местность.

Оборона крепости Осовец является ярким примером мужества, стойкости и доблести русских солдат. История Первой мировой войны знает лишь два примера, когда крепости и их гарнизоны до конца выполнили поставленные перед ними задачи — французская крепость Верден и небольшая русская крепость Осовец. Гарнизон крепости героически выдержал осаду многократно превосходивших войск противника в течение полугода и отошел лишь по приказу командования после того, как стратегическая целесообразность дальнейшей обороны отпала.

Подвиг русских солдат при обороне Осовца в советские времена умышленно замалчивался по идеологическим мотивам в виду того, что подавляющее большинство офицеров гарнизона в последующем, в ходе Гражданской войны, воевало в рядах Белой армии.

История строительства

В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50-ти км от г. Белосток. В 1918 г. Польша получила независимость. До этого с 1795 г. эта территория входила в состав Российской империи. Город разделен на две части рекой Бобры (Biebrza).

После третьего раздела Польши в 1795 г. у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии и Австрии в западные районы Российской империи.

По планам русского генерального штаба от 1873 г. крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через р. Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый русский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 г. в связи с подготовкой к войне с Турцией все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882 г. под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он еще назывался, Форта № 1.

В 1891 г. на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 км от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укрепсооружения составляла около 1 кв.км.

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 м и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 м. Форт был окружен рвом, защищенным капонирами или угловыми огневыми позициями на валах и заполненным водой с трех сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укрепленный редут. С северо-восточной стороны форт был защищен выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах.

Кроме Центрального форта под руководством все того же генерала Крассовского были построены еще два форта.

На северном берегу реки Бобры для защиты ж/д моста форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечной лунеты размером 400 х 500 м, окруженный водяным рвом, защищенным тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укрепленные казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищен невысоким земляным валом без боковой защиты.

В 1886 г. примерно 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 еще назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведенного здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединен с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 м и рвом шириной 20-30 м.

В результате в середине местечка Осовец возник укрепленный район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.

После 1885 г. европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 м на песчаной подушке глубиной более 1 м. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.

В 1891 г. было начато строительство еще одного крепостного объекта в 3 км к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведен железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружен плоским и сильно расчлененным земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов. По причине недостаточного финансирования к 1914 г. строительство объекта было не закончено. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта.

Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.

После 1900 г. к северу от ж/д, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 г. форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.

Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 г. и экспериментов, проведенных в 1908 г., дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.

Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укрепленной группы в 4 км восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укрепленных позиций для двух батарей гаубиц кал. 152 мм. Из за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлен.

В 1912—1914 г. на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме была построена современная укрепленная позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными ж/б укрытиями, рассчитанными на пехотную роту, оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы Gallopin производства фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.

Гарнизон и вооружение

К началу Первой мировой войны гарнизон крепости возглавлял генерал-лейтенант А. А. Шульман. В январе 1915 г. его заменил генерал-майор Н. А. Бжозовский, который командовал крепостью до конца активных действий гарнизона в августе 1915 г.

Гарнизон крепости состоял из 1 пехотного полка, двух артиллерийских батальонов, саперного подразделения и подразделений обеспечения.

На вооружении гарнизона состояли 200 орудий калибра от 57 до 203 мм. Пехота была вооружена винтовками, легкими станковыми пулеметами системы Madsen образца 1902 и 1903 годов, тяжелыми пулеметами системы Maxim образца 1902 и 1910 годов, а также турельными пулеметами системы Gatling.

Оборона крепости в ходе Первой мировой войны

Первый штурм — сентябрь 1914 года

В сентябре 1914 г. к крепости подошли части 8-ой германской армии — 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 г., имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.

В это же время из Кенигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 мм. Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 г. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнем русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

Первая немецкая атака показала, что укрепленные полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 км от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Что бы отодвинуть укрепленную линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 км от крепости. С возобновлением боевых действий в 1915 г. их так и не удалось оборудовать. Успели оборудовать только мелкие окопы, в некоторых местах углубленные на высоту полного роста. Недоставало полевых заграждений.

Второй штурм — февраль — март 1915 года

3 февраля 1915 года немецкие войска предприняли вторую попытку штурма крепости. Завязался тяжелый, продолжительный бой за первую линию выдвинутых полевых русских позиций. Русские части в этих трудных условиях сдерживали противника в мелких окопах 5 дней. Под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена ко второй линии полевых укреплений, которые были более подготовлены.

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону. Однако отвод русских подразделений из неподготовленного укрепрайона позволил германской артиллерии, уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжелых осадных орудий калибра 100—420 мм.

Специально для обстрела крепости немцами были переброшены под Осовец 4 осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм, более известные как «Большая Берта». 800-килограммовые снаряды этих орудий оставляли огромные воронки пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре, сметали деревянные укрытия, крошили кирпичные укрепления и раскалывали железобетонные. Огонь велся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты — залп. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжелых снарядов. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Европейская пресса в те дни писала: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который, то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»

Командование генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов. Крепость выстояла еще полгода.

Несмотря на большие потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14-16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 г. и привел к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, огнем русских батарей было уничтожено ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия вне пределов досягаемости защиты крепости.

Вторая линия выдвинутых позиций также устояла. Эта неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.

Третий штурм — июль-август 1915 года

В начале июля 1915 г. под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм все еще непокоренной крепости Осовец.

Немцы начали устраивать газовые батареи в конце июля. Было установлено 30 газовых батарей в количестве нескольких тысяч баллонов. Более 10 дней ждали немцы попутного ветра.

Для штурма крепости были подготовлены следующие силы пехоты:

  • 76-й ландверный полк атакует Сосня и Центральный редут и наступает по тылам Сосненской позиции к дому лесника, что у начала железнодорожной гати;
  • 18-й ландверный полк и 147-й резервный батальон наступают по обе стороны железной дороги, прорываются к дому лесника и атакуют совместно с 76-м полком Заречную позицию;
  • 5-й ландверный полк и 41-й резервный батальон атакуют Бялогронды и, прорвав позицию, штурмуют Заречный форт.

В резерве находились 75-й ландверный полк и два резервных батальонов, которые должны были наступать вдоль железной дороги и усилить 18-й ландверный полк при атаке Заречной позиции.

Всего для атаки Сосненской и Заречной позиций были собраны следующие силы:

  • 13 — 14 батальонов пехоты,
  • 1 батальон сапер,
  • 24 — 30 тяжелых осадных орудий,
  • 30 батарей отравляющего газа.

Передовая позиция крепости Бялогронды — Сосня была занята следующими силами русских:

  • Правый фланг (позиции у Бялогронды):
    • 1-я рота Земляческого полка,
    • две роты ополченцев.
  • Центр (позиции от Рудского канала до центрального редута):
    • 9-я рота Земляческого полка,
    • 10-я рота Земляческого полка,
    • 12-я рота Земляческого полка,
    • рота ополченцев.
  • Левый фланг (позиция у Сосня) — 11-я рота Земляченского полка,

Общий резерв (у дома лесника) — одна рота ополченцев.

Таким образом, Сосненскую позицию занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Высылаемый каждую ночь на передовые позиции батальон пехоты ушел в 3 часа на Заречный форт для отдыха.

В 4 часа 6 августа немцы открыли сильнейший артиллерийский огонь по железнодорожной гати, Заречной позиции, сообщениям Заречного форта с крепостью и по батареям плацдарма, после чего по сигналу ракетами пехота противника начала наступление.

Газовая атака

Не добившись успеха огнем артиллерии и многочисленными атаками, 6 августа 1915 г. в 4 часа утра, дождавшись нужного направления ветра, германские части применили против защитников крепости отравляющие газы, состоявшие из соединений хлора и брома. Противогазов на тот момент русские части не имели. По свидетельству очевидцев, под действием газов трава желтела, листья на деревьях сворачивались и опадали. Газы нанесли огромные потери защитникам Сосненской позиции — 9, 10 и 11-я роты Земляческого полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах. В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 местных жителей.

Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мертв, немецкие части перешли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к передовым укреплениям крепости, им на встречу в контратаку поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Земляченского полка, чуть больше 60 человек. Контратакующие имели ужасающий вид — с изувеченными химическими ожогами лицами, замотанными в тряпки, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Неожиданная атака и вид атакующих повергли немецкие подразделения в ужас и обратили в паническое бегство. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство части 18-го полка ландвера. Атаку горстки русской пехоты поддержала крепостная артиллерия. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку как «атака мертвецов».

Данный эпизод нашел свое отражение в работе профессора А. С. Хмелькова:

Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Земляческого полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии.

— [1]

Окончание обороны крепости

В конце апреля немцы нанесли очередной мощный удар в Восточной Пруссии и в начале мая 1915 года прорвали русский фронт в районе Мемеля-Либавы. В мае германо-австрийским войскам, сосредоточившим превосходящие силы в районе Горлице, удалось прорвать русский фронт (см.: Горлицкий прорыв) в Галиции. После этого, чтоб избежать окружения, началось общее стратегическое отступление русской армии из Галиции и Польши. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. 18 августа 1915 г.. началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Все, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. 25 августа немецкие войска вошли в пустую, разрушенную крепость.

Стратегическое значение обороны крепости

Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять в сравнительно устаревших оборонительных сооружениях практически в тех же условиях, в которых в 1914 г. довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций и более эффективный контрогонь крепостной артиллерии, мужество и героизм русских воинов. Оборона Осовца сорвала планы германского командования на Белостокском направлении по прорыву в стык двух русских армий. Гарнизон крепости на пол года сковал значительные силы немцев.

Забытый часовой

В 1924 году газеты писали об одном русском солдате (имя его, к сожалению, не известно), обнаруженном польскими властями в крепости Осовец. Как оказалось, при отступлении саперы направленными взрывами засыпали подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Когда польские офицеры спустились в подвалы, из темноты по-русски раздалось: «Стой! Кто идет?» Незнакомец оказался русским. Часовой сдался лишь после того, как ему объяснили, что той страны, которой он служил, уже давно нет. 9 лет солдат питался тушенкой и сгущенкой. После того, как его вывели, он потерял зрение от солнечного света и был помещен в больницу, после чего передан советским властям. На этом его след в истории теряется.

Ссылки

ru.advisor.travel

Легенда крепости Осовец

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа. Тем не менее, описывая случаи применения боевого газа, немецкие генералы отмечали, что он, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринимался германскими солдатами и офицерами.
В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поэтому германская пехота, поднимаясь в атаку на Осовец 6 августа 1915 года, была морально не готова к сопротивлению противника.
Немцы от затянувшейся борьбы за Осовец устали не меньше русских. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Мысль о том, что проклятая крепость падёт без боя, откровенно их расхолодила. Частично боевой потенциал наступающих был уничтожен ими самими. На ряде участков пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат.
В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат. Половина 13-й роты, половина 8-й роты, часть бойцов 12-й роты и, наконец, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава. Противостояли штыковой контратаке не 7000 бойцов, а только 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера.
Как отмечает Сергей Хмельков, немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.
Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, пришла в себя русская артиллерия, которая заработала и начала выкашивать ряды наступающих.
Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

fishki.net

«Русские не сдаются ! «. Оборона крепости Осовец

Вы все наверное знаете эту героическую историю русского оружия. Я тоже слышал много раз в общих чертах. Сейчас хочу узнать про это подробнее, давайте со мной … 

Там, где миру конец,
Стоит крепость Осовец,
Там страшнейшие болота,
Немцам лезть в них неохота.

Из песни защитников крепости

С самого начала Великой Европейской войны целый ряд крепостей был взят немцами в самый короткий срок. Это создало впечатление невозможности длительного сопротивления крепостей при наличии могущественной осадной артиллерии, коей располагали немцы.

В дальнейшем добровольный отказ от стороны некоторых крепостей и быстрое падение других, нередко вслед за короткой бомбардировкой, даже без предварительного обложения их, утвердило многих во мнении о бесполезности крепостей. В конечном итоге, в течение войны только две крепости по длительности обороны выполнили свое назначение: Верден на западе и Осовец на востоке. Первая удержалась до конца войны, вторая была полностью эвакуирована и уничтожена спустя 6½ месяцев после начала боев под крепостью по соображениям оперативного характера, причем тогда, когда сила сопротивляемости ее значительно возросла вследствие работ, произведенных в крепости. Но Верден, по той массе войск, которые принимали участие в борьбе сверх состава гарнизона, по характеру борьбы, вылившейся в ряде встречных столковений на фронте, на котором крепость составляла лишь небольшой участок и вследствие применения обороняющимся мощной тяжелой артиллерии не являет собой примера для составления заключения об обороноспособности собственно самой крепости и ее роли и значении в общем ходе операций на направлении Верден — Париж.

Между тем Осовец, представлявший собой крепость 3-го клacca, незаконченной постройки, боролся самостоятельно, протягивая фронт обороны в обе стороны верст на 20 — 25.

Правда, состав гарнизона его менялся, но численность его всегда уступала противнику, равно как и снабжение, техническими средствами борьбы, причем самым крупным калибром артиллерии были 6-дюймовые пушки; в то время как противник располагал артиллерией до 16½ дюймового калибра включительно и теми же техническими средствами борьбы, кои применялись им и при осаде других первоклассных крепостей на нашем и на западном фронте.



Крепость Осовец.Форт №1

Город Осовец (Osowiec, Ossowitz) в настоящее время расположен на северо-востоке Польской республики на расстоянии около 50 км к северо-западу от Белостока. Он разделен на две части рекой Бобры (Biebrza). В состав Польши входит с 1918 года, после восстановления ее независимости. До этого с 1795, после третьего раздела Польши, эта территория входила в состав царской России. Именно последняя начала строительство крепостных укреплений у местечка Осовице, которым была уготована роль обороны коридора между реками Неман и Висла-Нарев-Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург-Берлин и Петербург-Вена. Помимо Осовца к тому же периоду относится и строительство или модернизация крепостей в Ковно, Гродно, Ровно, Луцке, Иван-городе, Бест-Литовске, Варшаве и Ново-Георгиевске.

Согласно нового стратегического плана русского генерального штаба от 1873 г. крепость Осовец должна была защищать переправу через реку Бобры и, следовательно, транспортный узел в Белостоке от возможного германского удара с севера (Вост. Пруссия), а также являться восточным опорным пунктом укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. Для выполнения данной задачи в 1874 г. были начаты проектные работы с целью строительства опорной крепости в Осовице под руководством известного российского фортификатора генерала Э.И.Тотлебена. Однако, в 1877 г., еще до начала строительства, началась война с Турцией, и все работы были прекращены. Работы возобновились только в 1882 г. под управлением генерала Р.В.Крассовского, когда приступили к строительству опорного форта, известного также под названием «Центральный форт», или Форт №1. Строительные работы продолжались до 1891 г. В результате на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 км от железнодородного моста, возник укрепленный объект в плане неправильного шестиугольника площадью около 1 кв.км. Главное боевые позиции форта располагались на двух валах: внутренним, высотой 14-16 м (открытые артиллерийские позиции), и внешнем (пехотные стрелковые позиции). Толщина обоих валов у основания составляла более 50 м. Весь форт был окружен рвом, защищенным капонирами или угловыми огневыми позициями на валах и заполненным водой с трех сторон, за исключением северной. Северная часть форта несколько возвышалась над остальными и была отделена от них сравнительно невысоким валом, образуя укрепленный редут. Кроме того, с северо-восточной стороны форт был защищен выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагался ряд объектов инфраструктуры, прежде всего, казармы, склады боеприпасов, защищенные мощным земляным накатом, и гарнизонная церковь. Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, обслуживающего около 60 орудий на валах.

Еще до окончания строительства Центрального форта было решено укрепить стратегическое значение Осовца дополнительными крепостными объектами. Поэтому под руководством все того же генерала Крассовского были построены еще два форта. На северном берегу реки Бобры для защиты ж/д моста был сооружен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечной лунеты размером 400 х 500 м, окруженный водяным рвом, защищенным тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укрепленные казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищен только невысоким земляным валом без боковой защиты. Кроме форта № 2 в 1886 г. примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, конструктивно отличающегося от предыдущих. Он представлял собой укрепленный объект с одним валом со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Сухой ров, окружающий форт, защищался внутренними капонирами. Форт № 3 получил название «Шведского», поскольку располагался вблизи перехода через реку, наведенного здесь Карлом XII в 1708 г., и защиты которого была его основной функцией. Немного позже форт № 3 был соединен с фортом № 1 двумя земляными валами высотой около 3 м и рвом шириной 20-30 м. В результате работ в середине местечка Осовец возник укрепленный район, внутри которого располагались главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище и т.п.


Крепость Осовец.Форт №1

После 1885 г. европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, начиненные мелинитом, которые практически обесценило существовавшие к тому времени крепостные объекты. То же самое относилось и к крепости Осовец. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Существующие кирпичные стены были укреплены дополнительными бетонными толщиной до 2 м на песчаной подушке глубиной более 1 м. Строительство всех новых объектов велось исключительно из бетона.

В связи с реализацией данных мероприятий в 1891 г. было начато строительство еще одного крепостного объекта примерно в 3 км к западу от форнта № 3. По проекту инж. Н.А.Буйницкого здесь был построен с использованием рельефа местности ж/б объект, позднее обозначенный как форт № 4, или «Новый форт». Форт был окружен довольно плоским и сильно расчлененным земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. Только с запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов. К 1914 г. строительство объекта было еще не закончено, главным образом, по причине недостаточного финансирования. В результате этого в ходе Первой Мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта. Коммуникации между фортами №№ 3 и 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, т.н. редутом Ломжа.


После 1900 г. строительство крепости Осовец продолжалось. К северу от ж/д, а также у шоссейного моста были построены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. В этот же период на его валах и внутри них была сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Интересной особенностью является то, что эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для флаговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были сооружены новые капониры, а существующие были перестроены. Как новинка, все капониры были оборудованы электростанциями с динамо-машинами, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 г. форт № 2 и укрепление у ж/д моста были соединены водным рвом и валом с мощными бетонными казематами.


Дальнейшее строительство крепости Осовец велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время (после 1910 г.) стали применяться в российском крепостном строительстве как результат опыта русско-японской войны 1904-05 гг. и экспериментов, проведенных в 1908 г. в крепости Кронштадт. Помимо модернизации существующих укрепленных объектов при помощи железобетона и заполнении пространства между ними укрытиями и артиллерийскими позициями ген.-лейтенант Н.А.Буйницкий предложил строительство современной укрепленной группы в 4 км восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укрепленных позиций для двух батарей гаубиц кал. 152 мм. По причине военной угрозы и недостатка средств этот проект так и не был осуществлен. Тем не менее, в 1912-14 гг. на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме было построено достаточно современная укрепленная позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными ж/б укрытиями, рассчитанными на пехотную роту и оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части позиций располагалась батарея полевой артиллерии, а в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней сист. Gallopin производства фирмы Schneider-Creusot (Франция) под орудие кал. 152 мм, которое широко применялось в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор на границе Лотарингии. Недалеко от ДОТа был сооружен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.


Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота.

«В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии».

Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914-го: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней.

К Осовцу подошло 40 германских батальонов – почти столько же, сколько к громадному Новогеоргиевску.

Имея многократный численный перевес, враги пошли в атаку. Им удалось оттеснить русские роты настолько, что немецкая артиллерия смогла начать обстрел Осовца – из Кёнигсберга были доставлены 60 тяжёлых орудий калибра до 203 мм. Большинству читателей это мало о чём говорит, так что поясним на таком примере. Когда в Грозном при штурме президентского дворца Дудаева наша армия сделала выстрел из пушки этого калибра, в эфир понеслись панические крики, мол, русские применили ядерное оружие.

После двух дней интенсивного обстрела германцы решили: противник достаточно шокирован, чтобы стать лёгкой добычей. Они снова пошли на штурм, но шквальный огонь нашей артиллерии заставил их залечь. На следующий день последовал ещё более неприятный сюрприз. Русская пехота, предположительно деморализованная громадным превосходством немцев и жестокой бомбардировкой, вдруг ринулась во фланговые контратаки. Германцы спешно отступили, отводя артиллерию. Стало ясно, что нахрапом здесь ничего не добиться.

В эти дни, невзирая на то что крепость находилась в поле обстрела неприятельской артиллерии, Осовец посетил наш Царь Николай Александрович. Гарнизон был в восторге, а комендант – генерал Шульман – совершенно растерялся. Он боялся за жизнь монарха, внезапно появившегося на передовой. Царь посетил один из фортов и Покровскую церковь, пострадавшую при бомбардировке. Перекрестился перед образом святителя Николая Чудотворца, который подарил этому храму в мирном 1897 году. При разговоре со священником спросил, было ли страшно при бомбардировке. Тот ответил:

– Нет, Ваше Императорское Величество. Только мне скучно стало, когда снаряды стали ложиться близ церкви, и я пошёл в храм.

Государь улыбнулся и уехал из крепости очень довольный. У него было необъяснимое свойство посещать ключевые места русской обороны накануне каких-то жесточайших для них испытаний. Так было с посещением Саракамыша, где горсть наших воинов выдержала вскоре удар турецкой армии. Где Петербург, а где Саракамыш? О нём и большинство генералов слыхом не слыхивало. Вдруг там появляется на виду врага Царь, воодушевляет, окрыляет бойцов, а вскоре весь мир повторяет имя этого заштатного, ставшего легендарным городишка. Так было и с Осовцом.

После сентябрьской неудачи немцы несколько месяцев размышляли над случившимся. Ждали, когда замёрзнут река и болота. Готовились. Слишком нужен был им Осовец, за которым лежали Белосток, Гродно, Минск…

В середине февраля 1915 года немцы всё ещё были полны оптимизма. Главная надежда возлагалась на батарею сверхтяжёлых орудий, которые германцы называли «Большие Берты». Это были осадные пушки 420-мм калибра, не имеющие равных в мире. Мы уже сказали о 203-мм калибре, – так вот на фоне новых монстров те, прежние, выглядели пигалицами. 800-килограммовый снаряд «Большой Берты» оставлял воронку в 4-5 метров глубиной и 12-15 метров в диаметре – настоящий котлован!

Были и другие пушки циклопических размеров, например осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм. Огонь вёлся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. В это время сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Предполагалось, что при интенсивной бомбардировке русские сдадутся через сутки, максимум через двое. Генеральный штаб, полагая, что требует невозможного, просил защитников продержаться хотя бы 48 часов. Мысль, что крепость выстоит ещё полгода, а в общей сложности 190 дней с начала осады, никому не приходила в голову.

«Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довёл его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчётам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжёлых снарядов. Если брать их взрывчатую силу, то Русская армия тратила столько на всех фронтах примерно за пару месяцев. А тут – небольшая крепость с немногочисленным гарнизоном.

«Кирпичные постройки разваливались, – читаем в воспоминаниях Сергея Александровича, – деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как-то: козырьки, пулемётные гнёзда, лёгкие блиндажи – стирались с лица земли».

Местами попадания были так густы, что большие площади были взрыты слившимися воронками. Центральный форт, Скобелева гора, Заречный форт исчезли в громадных облаках пыли. Там не должно было остаться ничего живого. Вдруг из облаков заговорили, среди прочих, две 150-мм пушки Канэ, доставленные из Кронштадта. Немецкая разведка элементарно их проморгала, что обошлось германцам очень дорого. Взрыв – и замолчала одна «Большая Берта», которая находилась на недосягаемом, как казалось врагам, расстоянии для русских пушек. Взрыв – и второе чудовище велело долго жить. Следом взлетел на воздух склад боеприпасов.

Это ошеломило противника. Немцы словно сошли с ума. Вместо того чтобы отодвинуть оставшиеся «Берты» на безопасное расстояние и продолжать огонь, они утащили их в тыл. Надо сказать, что в крепости не было укреплений, способных выдержать удар снаряда весом немногим менее тонны. Солидный кирпичный склад, принадлежавший артиллеристам, одна из таких бомб превратила в руину. Несколько десятков удачных попаданий могли подорвать нашу оборону. Но германцы испытывали к символам своей мощи какой-то религиозный трепет и более их против Осовца не использовали.

Со второй линии обороны, которая находилась за пределами крепости, немцы русскую пехоту сбить так и не смогли. К взрывам она привыкла настолько, что солдаты рассуждали: «Пущай постреляет, по крайней мере выспимся». Они смертельно устали от боёв начала февраля и работ по укреплению крепости. После этого артобстрел действительно казался им чем-то эфемерным.

На территории Осовца после февральского штурма было найдено 30 тысяч воронок. Сотни тысяч снарядов поглотили река Бобр и болота. Впрочем, и более или менее точных попаданий приходилось по нескольку на каждого защитника. До того момента считалось, что человек такого выдержать в принципе не способен. Кого не убьёт прямое попадание, того выведет из строя контузия; кого не контузит, тот испытает такой шок, что будет трястись до конца дней. Математики и физиологи считали, измеряли, писали докладные на этот счёт. «По крайней мере выспимся», – сказал на всё это русский пехотинец.

Для немцев сложилась идеальная ситуация: река Бобр скована льдом, русские воины измучены, а своих свежих частей – в избытке. Нужно было бросать их в бой, но германское командование свято верило в мощь своей артиллерии. Лёд превращался в крошево. Русские отоспались и повеселели. Штурм провалился.

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А

Весной 1915 г. враг начал широкомасштабное наступление. Русский фронт был прорван сначала в Прибалтике, а затем в Галиции. Это была крупнейшая катастрофа нашей армии. А Осовец держался. Победы воодушевили его защитников, они поверили в себя. Росла и злость на немцев, которые постоянно перебрасывали письма, где говорилось, что русские германцам сопротивляться не могут и скоро окажутся под властью кайзера.

6 августа (24 июля по старому стилю) начался третий штурм. Собственно, именно он вписал имя крепости в историю не только России, но и человечества.

Для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно (10 дней), терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Всё живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал Сергей Александрович Хмельков, сам ставший жертвой отравления. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зелёным слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки, – мясо, масло, сало, овощи – оказались отравленными и непригодными для употребления».


Полный Георгиевский кавалер возле неразорвавшегося германского снаряда

«Утро было холодное, туманное; дул средней силы северный ветер… – писал военный историк В. Буняковский. – Действие газов, несмотря на принятые меры, на Сосненской позиции и в тылу её было ужасно – около половины бойцов были отравлены насмерть. Полуотравленные брели назад и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут, на низких местах, газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти. В общем, ко времени подхода немцев к позиции число защитников её определялось в каких-нибудь 160-200 человек, способных действовать оружием.

Выдвинутые из Заречного форта для контратаки три роты землянцев также по пути потеряли до 30 процентов одними отравившимися газами. Спустя некоторое время по выпуске газов немцы пустили одновременно по всему фронту красные ракеты и открыли ураганный огонь…»

9, 10 и 11-я роты Землянского полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемёте; от трёх рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулемётах. Германское командование было настолько уверено в успехе, что велело запрячь обозы. Обратим внимание на цифру – 160-200 человек; остатки ещё трёх рот были немногочисленны, пострадало от газов и подкрепление. Им-то и предстояло сразиться с 8-й немецкой армией.

Вот собственные слова германского генерала Людендорфа: «8-я армия вдвинулась в узкое пространство между Наревом и Белостоком для взятия с юга Oсовца». 14 батальонов ландвера, не менее 7 тысяч человек, двинулись вслед за волной газов. Они шли не в атаку. На зачистку. Будучи уверенными в том, что живых не встретят. То, что произошло дальше, прекрасно описал публицист Владимир Воронов:

«Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зелёного хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдёт в историю как “атака мертвецов”».

Кто дал этой атаке такое имя, сейчас уже трудно установить, но оно облетело мировую прессу. А немцы впервые ясно осознали, что взять крепость не смогут. Голыми руками можно взять гарнизон, который растерян, не слажен.

Исключительно трудно – когда он сложился в единый организм, привык побеждать. Невозможно – если бойцы, сверх того, обнаруживают, что враги их – нелюди, изверги рода человеческого. Самое тяжёлое впечатление произвело на защитников Осовца отравление крестьян из ближайших к крепости деревень и надругательство над трупами погибших от газов товарищей. «Медведь, страшный зверь, и тот не трогает мертвецов, – говорили стрелки, – а эти хуже зверей; погоди, дай дорваться».

Германцы затихли.

Осовец русские войска все же оставили, но позже и по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – тоже пример героизма.

В начале августа наши армии, отступавшие с Бобра, Нарева и Вислы, продолжали отход к линии Белосток — Брест-Литовск и в ближайшие дни должны были, во исполнение общего дальнейшего отступления на восток, миновать ее.

При таких условиях дальнейшее удержание в наших руках Осовца утрачивало свое значение, между тем как его гарнизон и главным образом, тяжелая артиллерия и боевые запасы имели огромную ценность для армии и Верховным Главнокомандующим было приказано подготовиться к эвакуации и к возможному разрушению укреплений.

С 4 по 8 августа производилась вывозка имущества и огнестрельных припасов, были исполнены все подготовительные работы к основательному взрыву укреплений и разработан план эвакуации крепости в кратчайший срок.

В ночь с 8 на 9 августа была произведена полная очистка крепости от вооружения, были оставлены только 4 орудия которые своим огнем должны были вводить противника в заблуждение.

9 августа с наступлением темноты гарнизон стал покидать крепость и когда хвост колонны войск миновал южные крепостные ворота, были подорваны пироксилином, оставшиеся 4 орудия и взорваны все кирпичные, каменные и бетонные сооружения и подожжены деревянные постройки. Спохватившийся противник открыл запоздалый сильный огонь причинивший гарнизону ничтожные потери.

На следующий день гарнизон уже занял участок армейской позиции и комендант крепости ген. Бржозовский, принявший корпус, послал рапорт Верховному Главнокомандующему о ходе обороны, на коем была наложена Государем Императором следующая резолюция: «Выражаю самую горячую благодарность всему составу доблестного гарнизона Осовца».

Комендант крепости в своем приказе отметил, между прочим, совершившееся событие в следующих выражениях: «В развалинах взрывов и пепле пожаров гордо упокоилась сказочная твердыня, и мертвая она стала еще страшнее врагу, всечасно говоря ему о доблести защиты. Спи же мирно, не знавшая поражения, и внуши всему русскому народу жажду мести врагу до полного его уничтожения. Славное, высокое и чистое имя твое перейдет в попечение будущим поколениям. Пройдет недолгое время, залечит Мать Родина свои раны и в небывалом величии явит Mиpy свою славянскую силу; поминая героев Великой Освободительной войны, не на последнем месте поставит она и нас защитников Осовца».

Осовец поколебал незаслуженную славу сокрушительности немецкой техники и доказал возможность успешной, длительной защиты даже такой небольшой и в значительной своей части, далеко не современной крепости, какой она была.

В 1924 году европейские газеты писали о некоем русском солдате (имя его, к сожалению, не известно), обнаруженном польскими властями в крепости Осовец. Как оказалось, при отступлении саперы направленными взрывами засыпали подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Когда польские офицеры спустились в подвалы, из темноты по-русски раздалось: «Стой! Кто идет?» Незнакомец оказался русским. Часовой сдался лишь после того, как ему объяснили, что той страны, которой он служил, уже давно нет. 9 лет солдат питался тушенкой и сгущенкой, потеряв счёт времени и приспособившись к существованию в темноте. После того, как его вывели, он потерял зрение от солнечного света и был помещен в больницу, после чего передан советским властям. На этом его след в истории теряется. Подробнее про эту легенду МОЖНО ПОЧИТАТЬ ТУТ.


Эта Оборона дорого далась Русской армии. Но еще более высокую цену заплатили немцы. Было сорвано серьезное наступление немецкой армии и сорваны планы немецкого командования на долгий срок.

Никто не забыт….Ничто не забыто…


Русские пулеметчики ведут огонь по вражеским аэропланам

источники
http://vandeya.ru/blog/archives/260  —  В. БУНЯКОВСКИЙ. Военный историк.
http://www.szst.ru/list/osowiec/index.html  — Магистр истории В.Купка
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2269 —  Владимир Воронов
http://www.rusvera.mrezha.ru/641/5.htm —  Владимир ГРИГОРЯН
Подготовлено на основе книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»,
работы В. Буняковского «Краткий очерк обороны крепости Осовца в 1915 г.» и других материалов.


А еще про героическую страницу русского оружия мы читали вот тут — Это не Спарта — это Россия !

masterok.livejournal.com

Легенда крепости Осовец. Подлинная история «атаки мертвецов

Первая мировая война не занимает в истории Беларуси такого места, как Великая Отечественная. Ведь большинству населения Российской империи были не понятны цели и задачи конфликта, начавшегося в 1914 году. Но эта война оставила в истории немало примеров мужества и стойкости солдат. Одним из таких примеров стала «атака мертвецов» при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года, пишут «Аргументы и факты».

Крепость Осовец. Фото: Википедия

Кость в германском горле

Крепость Осовец, расположенная в 50 километрах от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после разделов Речи Посполитой. Крепость строилась с целью обороны коридора между реками Неман и Висла — Нарев — Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург — Берлин и Петербург — Вена.

Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг нее велось более ста лет. Первые же боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии.

Немцы имели многократный численный перевес, смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако штурм был отбит.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Осовец невозможно было обойти — на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота, и единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять её.

Крепость разрушали «Большими Бертами»

Руины 2-го форта крепости Осовец. Фото: Википедия

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боев германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжелую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также «Большие Берты» калибром 420 мм.

Всего за одну неделю обстрела по крепости было выпущено около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжелых потерях среди личного состава, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские подразделения смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Крепость Осовец. Форт № 1. Фото: Википедия

Не полагаясь более на мощь крепостных орудий, германское командование решило использовать боевые отравляющие вещества, первое применение которых состоялось на Западном фронте на реке Ипр в апреле 1915 года.

На германских позициях под Осовцом было развернуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских частей не было. В результате 226-й Землянский полк, державший оборону на направлении главного удара, понес тяжёлые потери. 9-я, 10-я и 11-я роты были выведены из строя полностью, в остальных держать оборону могли по несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую волну, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.

Вслед за газовой атакой начался обстрел со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

Подвиг подпоручика Котлинского

Осовец. Крепостная церковь. Парад по случаю вручения Георгиевских крестов. Фото: Википедия

Немцы с легкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше.

Нависла угроза захвата противником Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение Осовца.

Комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника в штыки «всем, чем можно».

Контратаку возглавил командир 13-й роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский. Вместе с остатками своей роты он повел за собой живых бойцов 8-й, 12-й рот, а также 14-й роты, наименее пострадавшей от газа.

Это было ужасающее зрелище: в штыковую атаку шли люди с химическими ожогами на лицах земляного цвета, обмотанные тряпками (единственное русское средство защиты от газа), харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы.

Несколько десятков умирающих русских солдат обратили в бегство германскую пехоту. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений был смертельно ранен подпоручик Котлинский. Несмотря на это, к восьми часам немецкий прорыв был ликвидирован полностью. К 11 часам стало ясно, что штурм отбит.

Все дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введен в оборот в 1939 году военным инженером-фортификатором Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Хмельков, к моменту написания этой работы являвшийся одним из руководителей Военно-инженерной академии РККА, в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки.

«13-я и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком „ура“ бросилась в штыки. Эта атака „мертвецов“, как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих скепсис и недоверие.

А как же было на самом деле?

Психологический эффект плюс артиллерийский удар

«Разрушенные казематы Осовца». Немецкое фото, август-сентябрь 1915 года. Фото: Википедия

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа. Тем не менее, описывая случаи применения боевого газа, немецкие генералы отмечали, что он, нанося тяжелый ущерб противнику, неправильно воспринимался германскими солдатами и офицерами.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поэтому германская пехота, поднимаясь в атаку на Осовец 6 августа 1915 года, была морально не готова к сопротивлению противника.

Немцы от затянувшейся борьбы за Осовец устали не меньше русских. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Мысль о том, что проклятая крепость падет без боя, откровенно их расхолодила.

Частично боевой потенциал наступающих был уничтожен ими самими. На ряде участков пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат. Половина 13-й роты, половина 8-й роты, часть бойцов 12-й роты и, наконец, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава. Противостояли штыковой контратаке не 7000 бойцов, а только 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера.

Как отмечает Сергей Хмельков, немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, пришла в себя русская артиллерия, которая заработала и начала выкашивать ряды наступающих.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Пленный германский офицер в крепости Осовец. Фото: Википедия

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, он был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, потратить последние силы на борьбу с врагом. И русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов», в сентябре 1916 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона.

Эвакуация была завершена 22 августа. Уцелевшие укрепления и все имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими саперами.

25 августа руины крепости были заняты германскими войсками.

news.tut.by

Осовец – место, о котором должен знать каждый, считающий себя русским

Только что в России отпраздновали День народного единения. Этот явно до сих пор не привычный многим праздник особенно бурно отмечают русские националисты. Для знающих историю польский городок Осовец мог бы быть одним из символов героизма и единения русских людей. Но абсолютному большинству это название почти ничего не говорит. А ведь именно русские солдаты ровно сто лет назад в этом месте совершили настоящее чудо, на протяжении целово года малыми силами сдерживая наступления многотысячной германской армии. Нечто похожее случилось и в Бресте во время Второй Мировой войны. Мы здесь побывали проездом ровно год назад. Наш путь прошёл через польский город Белосток уже под самый конец большого автомобильного путешествия, во время которого нам удалась за 11 дней посетить аж 13 европейских стран. Здесь мы специально сделали небольшой 50-километровый крюк в сторону Осовца, но успели видеть совсем немного. А ведь история нынче совсем крохотного поселения у речки Бобры достойна внимания.

К началу Первой Мировой войны Осовец имел огромное стратегическое значение. Расположенный среди болот и бурных речек он закрывал путь к важнейшим направлениям из Санкт-Петербурга на Берлин и Вену. Русские инженеры и военные начали строительство фортификационных укреплений здесь ещё в 1795 году и к началу Первой Мировой войны успели создать мощнейший укрепрайон, обойти который вражеским силам было просто не возможно. Четыре защитных форта, несколько линий обороны, большие крепостные валы, рвы, капониры и огневые точки были устроенны таким образом, что для защиты требовался минимум солдат при грамотной поддержки артиллерии и бесперебойного обеспечения с тыла. Лучше обустроенной крепости на тот момент в России просто не существовало.

Германские войска атаковали Осовец в сотни раз превосходящими силами уже в сентябре 1914 года.С ходу крепость взять не удалось. Дождавшись февральских морозов, сковавших льдом близлежащие болота, немцы повторили штурм. На этот раз был задействован максиму сил. По Осовцу было выпущено более 200 тысяч тяжёлых снарядов, в сражении применили дирижабли и аэропланы, а на штурм были брошены лучшие подразделения кайзеровской армии. Русские войска вновь каким-то чудом удержали крепость. Осовец мигом стал известен на всю Российскую империю. Все тогдашние газеты восхваляли мужество и героизм защитников Осовца. Третий штурм в июле 1915 года стал особенно памятным. На этот раз немцы применили химическое оружие, причём очень неудачно. Газовая атака из смеси хлора с бромом в результате внезапно сменившегося ветра обернулась против самих немцев, породив одну из самых нынче тиражируемых легенд той войны. Военный успех горстки отравленных смертельным газом русских солдат против многотысячного штурмового отряда немцев журналисты мигом окрестили “атакой мертвецов“. В газетах красочно описывали, как около 60 полуживых русских солдат внезапно поднялись в атаку против семи тысяч отборных германских военных, одним своим ужасающим видом приведя тех в ужас и паническое бегство. Их бесславное отступление завершили удачные залпы картечи из русских орудий, поставившие крест на том немецком наступлении. Понятно, что эта история правдивой является лишь частично. Но и в те годы, как и сейчас, россияне крайне нуждались в героических, почти фантастических историях. К тому же даже слегка приукрашенная правда только подчеркнула реальное мужество и героизм защитников Осовца.

К сожалению, спустя месяц осовецкую крепость пришлось оставить. Русским войскам здесь начал угрожать котёл из-за удачного наступления немцев в Галиции и Прибалтике. Перед уходом военные взорвали большинство самых мощных укреплений. Через несколько лет после революции и гражданской войны об Осовце и её защитниках забыли почти на столетие.

На этом фоне показательна и судьба коменданта крепости генерал-майора Николая Бржозовского.Это под его командованием почти год русские войска сдерживали немецкое наступление. После революции он занял сторону Белой армии, стал начальником обороны Архангельска, пережил войну и, в конце концов, был забыт. Его след навсегда теряется после последнего упоминания о генерале в военном лагере Норвегии в 1920 году. Настоящий русский патриот, участник многих войн и орденоносец почти никак не упоминается в современных учебниках истории России. Этому человеку приписывают историю, как он предложил немецкому парламентёру, предлагающему сдать без боя осовецкую крепость, остаться на время штурма в компании генерала, добавив: “Если крепость падёт я прошу Вас не медля повесить меня, но если мы выдержим штурм, то я прикажу повесить Вас!“.

Теперь Осовец представляет собой небольшую деревню, вытянутую вдоль железной дороги. В самом конце этого посёлка располагается наиболее сохранившийся центральный форт осовецкой крепости. После Второй мировой войны его заняла под свои нужды польская армия. Территория форта до сих пор подчиняется военным, но сюда впускают за небольшую плату туристов. Правда, время посещений строго ограничено.

Мы приехали сюда к пяти часам вечера и внутрь попасть уже не смогли. Разочарованию нашему не было придела, но мне тут же пришла идея осмотреть ближайшие окрестности. Наверняка остатков того мощного укрепрайона должно быть здесь не мало. Помешать увидеть большинство из них могут местные болота, но кое-что легко доступно каждому. Всего в километре от Осовца мы увидели несколько раскуроченных бетонных укреплений.

Здесь не сложно было припарковать машину и перейти речку. Взорванная огневая позиция поразила нас толщиной железобетона и узкими бойницами. Теперь уже сложно представить, как этот дот выглядел во время штурмов столетней давности. Меня поразила застрявшая в толще бетона гильза от снаряда. При виде этого куска железа мигом ощутилась близость легендарного сражения.

Осовец и спустя сто лет остаётся немым и одновременно очень красноречивым свидетелем славного прошлого русской армии. Здесь нет монументов и памятных досок, но со временем интерес к этому месту будет только расти. Сам же для себя я дал зарок сюда обязательно вернуться. Здесь есть на что посмотреть и о чём написать. К тому же до Осовца от моего дома всего то 300 километров. Так что, свой Осовец мне ещё предстоит узнать. А то что я увидел сейчас, это была лишь разведка боем…

lavagra.livejournal.com

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *